Book: Выключатель



Выключатель

Ирина и Алексей ГОСТЕВЫ


Выключатель

В тексте использованы стихи Сергея Данилова, Александры Павловой.


Пролог

Апрель 2011 г.


...Как тесен мир плацкартного купе...

Выйдя в тамбур, Роман вскинул руки и с удовольствием потянулся, - среди нависающих над головой полок даже такие скромные гимнастические упражнения были сопряжены с риском заехать по ногам соседей или шарахнуться о перегородку. Из приоткрытого окна хлестал холодный ветер. Роман хотел встать коленями на ящик для мусора и подставить лицо свежему встречному потоку, но из-под крышки доверху набитого контейнера торчали разноцветные горлышки пустых пластиковых бутылок и не давали опустить ее полностью, а взгромождаться на покатую поверхность было совершенно неудобно. Проводница еще не выносила мусор, перегон длинный - прошлую станцию проезжали ночью, следующая будет через пару часов. Оставалось только упереться руками в раму и придвинуться поближе к отрытому окну.

Справа грохнула дверь, отделяющая тамбур от вагона - с полотенцем на шее и зубной щеткой в руке вышла заспанная и взлохмаченная соседка с нижней полки, крашенная в жгучую брюнетку девица лет не старше восемнадцати. Весь вчерашний вечер она строила глазки то Роману, то Бену, придурковато хихикала и игривым голоском просила помочь в открывании банки консервов. Вот и сейчас - сделала вид, что от тряски потеряла равновесие и, качнувшись вперед, повисла на локте у Романа. Заплесневелые женские ужимки и уловки... Если в черепушке мозг блондинки, то снаружи ее хоть в какой цвет ни крась... Роман молча вернул соседку в вертикальное положение, отцепил от своей руки и отвернулся к форточке.

"В окнах - лес, стык-ки рельс, звон-рек-мост, стук-к-к-колес..." В голове назойливо вертелась распевка туристской песни, одной из тех кустарно-гитарных поделок, которые обожает Бен и то и дело мурлычет мотивчики себе под нос. Как ни возьми у него плеер - вечно там что-то подобное звучит.

Зато на "легенду" работает. Безбашенный студент-авантюрист. Потому что в такое место, куда Бен едет якобы на практику, ни один серьезный парень, если у него "башня" на месте, по доброй воле ни за что не поедет, и даже от принуждения постарается отмазаться любым способом. Да и родители не отпустят, в конце концов.

По легенде и документам он, Роман Фадеев - младший научный сотрудник, едет собирать материал для будущей кандидатской, а Вадим Беневицкий - студент-практикант. Биолог, мать твою... "Дуб от березы еще отличит, а вот сороку от вороны - уже не факт, - с сарказмом усмехнулся Роман. - Ничего, лишь бы поменьше рот открывал, когда пограничники на заставе или местные менты на станции назначения начнут задавать вопросы."

Тему своей "научной работы" сам Роман давно заучил наизусть, равно как и некоторый объем сведений по теме, которого должно хватить для разговора с малокомпетентным, но слишком любопытным собеседником из числа военных или местных властей. Шепелев снабдил посланников необходимыми документами и несколькими контактами с нужными людьми, но все это - неофициально. Изо всех скользких ситуаций, если таковые случатся, придется выкручиваться самим. Эх, черт побери...

"Ве-чер-тень, день-ночь-день, кри-ки-стай, вдаль-вдаль-вдаль..." Провонявший пивом и носками, давящий на головы двумя ярусами полок плацкартный вагон мчит их туда, куда не отказались бы отправиться многие сорвиголовы, особенно если бы им обеспечили беспрепятственный "коридор" и пообещали на месте выдать все необходимое снаряжение. Но Роман к числу этих "многих" не относился. Горожанин до мозга костей и дитя цивилизации, он недолюбливал даже воскресные вылазки в лес с палатками и шашлыками. Вот придурка Бена его страсть к загородным походам уже втянула в неприятную историю. Хотя, пожалуй, нет, это неверно, в историю Бена втянул не лес, а собственная дурная голова, не дающая ногам покоя. И винить, пожалуй, надо куда больше супермаркет, чем ухабистую дорогу через редколесье, на которой как раз и был шанс разойтись...


1.


Август 2010 г.


...- Серый! Серый, да ты чё?! Ты объясни толком, что случилось-то?!

– Да ничё! - названный "Серым" резко огрызнулся и взвалил на спину свой рюкзак. - Сидите тут, кормите комаров!

– Да каких, разэтак, комаров?! Тут комаров-то почти нет...

Комаров и в самом деле было мало, несмотря на сырую погоду.

– Серый, ну чего ты взбеленился?

– Ничего, просто хочу на электричку успеть! - крикнул Серый, не оборачиваясь, и припустил по ухабистой грунтовке быстрым шагом.

– Вообще-то я тоже не хочу тут оставаться, - задумчиво произнес Димка, по жизни медлительный и всегда куда более спокойный, чем взбалмошный Серега. - Неприятно здесь как-то.

Бен растерянно топтался на месте, не зная, как разруливать ситуацию - то ли догонять Серого, то ли убеждать двоих оставшихся... А Виталий просто сидел на обочине и молча ждал, чем закончится дело, переводя взгляд поочередно на обоих своих спутников.

– Неприятно, - повторил Димка. - Вот не понятно, что не так, а... Ну, как будто что-то давит. На голову давит. У меня башка то и дело начинает болеть, то начнет - то перестанет, я сначала грешил на ЛЭП, под которой мы перекусывали, электромагнитное поле на меня всегда сильно действует. Но та вышка уже далеко, а башка опять потрескивает. Вот пока мы шли, было еще ничего, а когда здесь остановились - все сильнее и сильнее.

– Ну... Ну давайте, что ли, хотя бы развалины обойдем, раз уж дошли сюда, - предложил Бен. - Зря перлись, что ли?! А на ночлег встанем подальше отсюда, отойдем примерно на километр и там встанем. В лесополосе, около развилки.

– А что развалины? - вмешался Виталий. - Как будто мы никогда развалин не видели... Это ж не замок старинный, а так, коробка кирпичная... Небось какой-нибудь НИИ-сельхоз-навоз тут при "совке" сидел.

– Ну, допустим, побродим мы по развалинам, - подхватил Димка, - а дальше что? Чтоб посмотреть то, что мы хотели, надо ночью в лес идти. А вот я лично не хочу тут на ночлег оставаться. Ну, встанем мы за километр от поселка. И что? Потом опять сюда попремся? По темноте грязь месить?! Вон как дорогу-то развезло! Чушь собачья...

Бен от досады чуть не плакал.

– Ребята, ну ради чего мы столько тащились сюда... Сами же захотели проверить, правду болтают про свечение на вырубке или брешут... А теперь взять и просто так назад повернуть с полдороги, даже не попытавшись?!

– Лично я давно уже решил, что хочу вернуться, - вдруг выдал Виталий. - Но сначала решил послушать мнение остальных. Да и сыро здесь...

– Вы ж видели, что сыро, когда согласились ехать! - вспылил Бен. - Фиг ли тогда было соглашаться, если промокнуть боитесь?!

Август в этом году выдался мокрый, через день натягивало нудный моросящий дождь. Бен уже совсем было отчаялся подговорить приятелей на загородную поездку, но вдруг природа одарила тремя ясными днями. Он думал, что этих дней хватило для того, чтоб за городом подсохло, но то ли земля уже основательно пропиталась влагой, то ли ясно было только над городом, а здесь по-прежнему моросило, но факт - лес встретил промозглой сыростью, а в рытвинах на дороге стояла жидкая грязь. Вроде бы пустяк для бывалых туристов, Виталий вон хвастался рассказами о ночевках на нерастаявшем апрельском снегу и разведении костров под проливным дождем, а тут вдруг...

– Димыч, ты за то, чтоб возвращаться? Как раз к предпоследней электричке до станции добредем... Тогда ты, Бен, в меньшинстве. Считай, вопрос решен голосованием.

– Эх, вы... Трусы! Топайте на свою электричку и валите домой! Блин, с кем связался... Идите, идите, я и без вас обойдусь! - Бен подхватил рюкзак, рывком продел руки в лямки, и зашагал по направлению к поселку.

– Вадим, не валяй дурака, - окликнул сзади рассудительный Виталий. - Еще не хватало тебе тут заблудиться.

– Где тут заблуждаться?! - Бен остановился. - В этих трех пеньках?! Ничего со мной не случится. Валяйте, а я один тут все посмотрю.

– Не дури!

– Никто меня не съест, - отмахнулся Бен. - Волков здесь нет, злобных маньяков - тем более. В городе и то опасней. Ничего, ничего, давайте, двигайте.

Димка смотрел, как красный рюкзак Бена, быстро удаляясь, мелькает среди сосен.

– Может, догоним его? - нерешительно спросил он Виталия.

– Да ну его, не маленький, - отмахнулся тот. - Пусть побегает... Переночует один в лесу - глядишь, голова поостынет. Ничего здесь с ним не случится, на крайняк, у него мобильник есть. Позвонит, если заблудится.


Лесополоса из корявых сосенок осталась позади; Бен шагал по грунтовке, когда-то бывшей главной улицей поселка в три десятка домов. Между колеями бурно разрослись травы - видимо, по дороге ездили весьма редко. Да и немудрено, поселок работников леспромхоза обезлюдел еще лет пятнадцать назад. В те же времена расформировали и колонию, чьи обитатели и составляли основную рабочую силу леспромхоза. Вместе со страной разваливалось все, даже тюремные стены, потому зеков из вконец обветшавшего лагеря рассовали по другим, более-менее действующим, а леспромхоз приказал долго жить. "Или нет, кажется, сначала леспромхоз загнулся, и колония осталась без доходов", - вспоминал Бен сведения, которые вычитал из старых газет, готовясь к поездке обстоятельно и всерьез. Люди отсюда разъехались, а некоторое время спустя поползли слухи о странных для здешних мест сполохах в лесу над бывшей вырубкой. Может быть, никаких свечений тут никогда и не бывало, а все это насочиняли журналисты, которым тоже хочется кушать. Во всяком случае, интересно было проверить слухи самому, и Бен подбил троих из институтского туристического клуба на поездку. Серега, Димыч и Виталий из прочих любителей "на себя взвалить побольше и подальше унести" выделялись интересом ко всяким необычным и загадочным явлениям, не пропускали ни одной телепередачи о Зоне и с увлечением почитывали местную прессу об аномальщине. А потом - бывали уже случаи - нагружали рюкзаки и ехали в район описываемых событий в надежде хоть что-нибудь "этакое" увидеть своими глазами. Конечно, в настоящую Зону отчуждения никто из них не собрался бы, здравого смысла у парней хватало; но наверняка каждый из них потихоньку, в глубине души, во время поездок по "интересным местам" родной области представлял себя сталкером.

Свечения в лесу на заброшенной вырубке? Почему бы не съездить и не посмотреть? Даже если ничего и не увидим, то хотя бы своими глазами убедимся, что ничего такого в том районе отродясь не бывало. Идею насчет старого леспромхоза и заброшенного поселка им подкинул Бен; парни с энтузиазмом ухватились за нее, а что вышло в итоге?

Пока шли с электрички через лес - веселились, шутили, трепались о последнем выпуске "Территории непознанного", перетирали очередную версию ведущего программы о возникновении Зоны. Почти дошли до цели, присели отдохнуть на самой окраине поселка, и тут началось... Бена покусывала досада. Ну почему, почему все пошло наперекосяк?! Сначала Серега вспылил из-за какой-то ерунды и разругался со всеми. Потом Димыч смутил своими предчувствиями. Потом Виталий, самый старший и рассудительный, к которому молодняк обычно прислушивался, своим авторитетом поставил точку в споре. И только у него, у Бена, почему-то ни голова не заболела, ни комары не закусали, ни домой не потянуло...

"Да ну их на хрен! - злился Бен, быстрым шагом приближаясь к двухэтажному зданию, которое Виталий обозвал "НИИ-сельхоз-навоз". - И без них обойдусь! А вдруг повезет, вдруг и правда здесь окажется что-нибудь необычное?! Нащелкаю фоток, а эти трусы пусть потом от зависти позеленеют!"

Кирпичная коробка зияла темными провалами окон с болтающимися кое-где рамами без намека на стекла. Да конечно, никакой это не НИИ. Наверняка бывший офис... То есть нет, конечно, не офис, тогда таких слов не знали, а контора - здание управления леспромхоза. Хотя двухэтажная контора великовата для такого мелкого предприятия; в ней, пожалуй, могли бы усесться за рабочими столами все без исключения жители поселка. Люди со стороны вряд ли приезжали сюда на работу - ближайшая станция электрички в пяти километрах; автотрасса, по которой ходят междугородние автобусы - в восьми, и от нее к леспромхозу сворачивает ухабистая грунтовая дорога. У многих ли двадцать-тридцать лет назад имелись личные автомобили? Да плюс к тому же весной и осенью по грунтовке наверняка можно было проехать только на тракторе.

За этими размышлениями Бен обошел вокруг здания; дверь была распахнута настежь; что и от кого тут запирать?! Внутри ничего, кроме мусора и слежавшихся пластов прошлогодних осенних листьев, спрессованных вперемежку с грязью. Бен поднялся по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж, осторожно проверяя ногой ступеньки на прочность. Ничего... И здесь те же мусор, грязь и запустение. Он постоял у окна - где-то в той стороне, судя по карте, находится заброшенная вырубка, но сейчас ее не видно за густыми кронами сосен. Сходить туда сейчас, что ли... Пятый час, день катится к вечеру, но до темноты еще есть время. Да, пожалуй, надо пойти поискать вырубку заранее. Бен поправил рюкзак, спустился по лестнице и пошел к лесу.


...Не доезжая около полукилометра до заброшенного поселка, Роман остановил машину, достал из кармана мобильник и набрал номер.

– Юрий Михайлович? Здравствуйте... Я подъезжаю.

– Да-да, Рома, - отозвался из динамика пожилой мужской голос. - Давай. Ждем. Толик тебя встретит... Да пожалуй, я и сам поднимусь.


Поплутав по лесу с полчаса, Бен вышел на довольно большую поляну, заросшую кустарником. Оглядел несколько стволов, давным-давно поваленных, да так и брошенных, и торчащие повсюду пеньки - да, похоже, это и есть та самая вырубка. Тихо и сыро... Ветер шелестит в сосновых кронах да комары зудят. И на первый взгляд нету совершенно ничего аномального...

Бен с облегчением скинул рюкзак, присел на поваленный ствол, вытащил пакет с бутербродами и, жуя, задумался. На открытом месте еще светло, но в чаще леса уже начали сгущаться тени. Через пару часов здесь станет совсем темно... Бен вдруг отчетливо, в красках, представил себе кромешную тьму вокруг, маленький пятачок света возле потрескивающего костра и шорохи за спиной, в каждом из которых будет мерещиться чье-то дыхание или шаги... И невольно вздрогнул. Н-да, выходит, он слишком погорячился, когда решился на ночлег в лесу в одиночку. Да и палатки-то нет, Виталий взял свою, одну на четверых - немного тесновато, зато не тащить лишнего, и палатка осталась в рюкзаке хозяина. Вот засада-то! Друзья, называется... Как подвели! Как назло, и Светка не захотела поехать. Сослалась на плохое самочувствие. А поехала бы подруга - Бен взял бы свою палатку, и спокойненько переночевали бы здесь вдвоем. Уж Светка наверняка не заныла бы и не запросилась домой... Тем более, глупо не воспользоваться возможностью уединиться в лесу, если больше уединяться негде!

Но комары-ы-ы... Вот здесь они зверствуют! Не то что в поселке - там, считай, их и вовсе нет. А здесь за несколько минут облепили, стоило присесть. Бен в очередной раз отмахнулся от настырных насекомых, лезущих прямо в глаза, и от резкого взмаха ломтики полукопченой колбасы посыпались с недоеденного бутерброда в траву. Черт побери! Бен выругался и с досады запустил остатками булки в кусты. Черт, черт, черт! Придется уходить и возвращаться в город несолоно хлебавши. Иначе обеспечена беспокойная и наверняка совершенно бесплодная в плане наблюдений ночь, потому что вся она будет потрачена на борьбу с комарами и накатывающим страхом. Бен уже не раз ночевал в лесу и ничуть не боялся отходить в сторону от лагеря в одиночку; но одно дело - мерцающий между деревьев костер, возле которого сидят друзья, доносящиеся обрывки разговора и бренчание гитары, и совсем другое - осознание того, что на много километров вокруг совершенно никого нет. Он даже не подозревал до сего дня, насколько боится остаться один в темноте.

Ругаясь сквозь зубы, злющий на весь белый свет, Бен взвалил на спину рюкзак и пошел по направлению к дороге. К поселку возвращаться необязательно, грунтовка здесь делает небольшую петлю, если идти напрямик через лес, можно немного срезать.


Окажись Бен в это время в поселке, он застал бы совершенно неожиданную для себя картину: возле здания бывшей конторы стоит светло-серый "Жигуленок"-"семерка" с раскрытым багажником, и двое парней выгружают из него набитые клетчатые сумки. Потом один из них, перегнувшись от тяжести набок, перетаскивает по одной сумке внутрь здания, а второго окликает вышедший следом за "грузчиком" пожилой мужчина.

– Рома, вот флэшка для Шепелева... Здесь подробный отчет и все данные.

– Да, хорошо, я все передам, - Роман коротко кивнул и спрятал пластмассовый пенальчик во внутренний карман куртки.

– Что же ты не спросишь, как у нас продвигаются дела? - В тоне пожилого прозвучало некоторое разочарование. - Неужели тебя даже не интересует, сколько еще тебе к нам кататься?

– Сколько нужно - столько и буду, Юрий Михайлович...

– Ездить-то ты будешь, а толку-то это делать! - проворчал пожилой. Ему, по большому счету, было безразлично - интересует ли Романа тема разговора или нет, просто хотелось побурчать и посетовать на обстоятельства. - Мотаешься-мотаешься к нам, устал, вон какие синяки под глазами... И в выходные тебе покоя не дают... А дела хреновато продвигаются, вот что! Радиус действия маленький, рассеивание большое, мощность установки явно недостаточная, а как ее увеличить - не могу понять, сколько уже копаемся, а все без толку...



– Извините, Юрий Михайлович, я ничего не понимаю в этих делах, - решительно перебил собеседника Роман.

– Да все ты понимаешь, Ромка, ты же неглупый парень, просто намекаешь мне, старому, что болтун - находка для шпиона... - Юрий Михайлович с преувеличенным интересом стал рыться в последней оставшейся возле машины сумке, делая вид, что ищет в ней что-то очень нужное.

Тем временем из здания выбежал взмокший Толик.

– Юрий Михалыч, давайте-ка я ее вниз отнесу, там разберем, и найдете все, что нужно, - он подхватил ручки сумки и потащил ее в упомянутый "низ".

– Ладно, Рома, всего хорошего, Шепелеву от нас привет передавай вместе с флэшкой!

– До свидания, - сухо попрощался Роман, усаживаясь за руль.


2.


Бен топал через лес. То ли показалось, то ли где-то недалеко раздавался рокот автомобильного мотора... Неужели кого-то занесло в эту глушь на колесах?! А ведь было бы неплохо, если бы удалось его тормознуть! Слабый звук мотора заглушило налетевшим порывом ветра, а когда стих ветер - то и мотор замолк; наверно, уехали... Бен вышел из зарослей молодого сосняка на дорогу. Впереди, метрах в трехстах, в наполненной грязной жижей рытвине застряла светло-серая "семерка", а водитель бродил рядом, явно прикидывая, как теперь вызволять своего железного коня из западни.


Вот уж сел так сел! По самое брюхо... Мотор надрывался, "Жигуленок" буксовал в грязи, не продвигаясь ни на метр ни назад, ни вперед. Роман выругался и заглушил двигатель. Вылез из машины. И что же теперь делать? Искать подходящую лесину - подсунуть под колеса? Срубить нечем. Похоже, придется звонить и просить Толика бежать на подмогу. Эх, черт побери, пока он соберется, да пока добежит - Роман успел отъехать от поселка примерно на километр. А что делать, одному ему тачку из рытвины не вытолкнуть... Роман полез было за телефоном, как вдруг краем глаза заметил какое-то движущееся пятно неподалеку, где только что ничего, кроме молодых сосен, не было. Он вскинул голову - да, так и есть, человек. Джинсы, штормовка, красный рюкзак. Турист... Эх, однако, и вовремя же! Ну ладно. Значит, обойдемся без Толика.

– Э-эй! - радостно завопил турист, размахивая руками. И припустил к незнакомцу трусцой.

Роман смотрел на подбежавшего путешественника. Совсем еще юнец, на вид - не старше двадцати. Невысокий, темноволосый, круглолицый, весь какой-то мяклый... Не то чтоб толстый, сейчас-то еще ничего, а вот годам к тридцати имеет все шансы отрастить пузо. Наивный лопоухий щенок, ишь ты, как рванул к незнакомцу на пустой дороге... "Тюкнуть его по башке и запихать тело в багажник - без проблем, если бы мне это было надо", - усмехнулся про себя Роман. Интересно, как пацана одного занесло в такую глушь? Или следом там целая орава плетется, просто этот вперед убежал?


– Привет! - Бен подбежал к машине. - Что, влип?

Бродящий рядом с ней водитель был мрачен. И похоже, не только от внезапно свалившейся на голову проблемы. В его внешности и выражении лица угадывалось нечто такое же угрюмо-жесткое, как у вадимова сокурсника Сашки Овчинникова, отслужившего три года по контракту на охране периметра Зоны. Вот у того реально сдвинулась крыша - Бен сам убедился, насколько необходимость стрелять по людям уродует человеческую психику. Овчинников мог буквально из ничего раздуть скандал и ни за что дать по морде или врезать под дых; Бен опасался общаться с ним даже по необходимости. А незнакомый водитель был жесткий, но не опасный - такие вещи Бен чуял нутром. Может, служил в каких-то силовых структурах, а теперь уволился? По возрасту вполне тянет - выглядит где-то на тридцать или чуть больше. По внешности - не качок, худощавый и жилистый, но это ни о чем не говорит; это только в голливудских боевиках все крутые "солджеры" - накачанные атлеты. На полголовы повыше Бена, темно-рыжие волосы очень коротко острижены. Одет вроде бы как горожанин, выехавший на дачу. Но на заднем сиденье не громоздятся сумки с яблоками и помидорами, а из багажника не торчат черенки лопат и граблей...

– Влип, как видишь, - нелюбезно процедил сквозь зубы водитель. - Сел по самое не балуйся.

– Помочь?! - с готовностью предложил Бен, и тут же с хитреньким прищуром уточнил: - Баш на баш! Выталкиваем твою тачку - а ты подвозишь меня. Ты вообще докуда едешь-то? До города подбросишь?

"А паренек-то шустрый! Сразу быка за рога... Ладно еще один! Но любопытно, что он один здесь делает... Далековато для загородных прогулок... Проходит маршрут ради какого-то разряда по туризму?" В спортивно-туристических делах Роман совсем не разбирался, вернее - что-то слышал краем уха, но подробностями не интересовался. "Неужели мимо поселка проходит какой-то маршрут? Или этого одиночку другим ветром занесло? Наверняка он мотался еще и по поселку... А вдруг в здание лазил?! Надо будет его аккуратно расспросить, не увидел ли он там кого-то. Или чего-то. Вот еще одна причина для того, чтоб подвезти "туриста". И можно не только до шоссе, а и до города, хотя бы до окраины. До шоссе - слишком близко, а разговор может получиться долгим."

– Я в Юбилейный, - с мрачным видом пояснил Роман.

Его раздражение и недовольство были вызваны вполне понятной причиной. Вот только еще незваного попутчика не хватало для полного счастья! Да еще расспрашивать его! Называется, собрался спокойно поехать в одиночестве и подумать о своем... Но до Юбилейного вполне можно успеть поговорить об всем интересующем, и терпеть пассажира до самого города не будет никакой необходимости.

Поселок городского типа с праздничным названием, выстроенный возле карьера и гипсового комбината, находился на полпути до города, на перекрестке железнодорожной ветки и оживленной автотрассы.

– Замечательно! Устроит!

– Давай, согласился Роман. - Я за руль, а ты сзади подтолкнешь. Да рюкзак-то пока положи где посуше...

– Ага, конечно! Заводи!

"Да высажу его около Юбилейного, - думал Роман, заводя мотор. - Вообще-то можно бы и до города довезти, но не хочу. Оттуда и сам спокойно доберется."

В зеркале было видно, как турист изо всех сил упирается в капот. Не силач, конечно, да ладно уж, грех жаловаться на судьбу, что послала хоть такого помощника! "Жигуленок" раскачивался взад и вперед, но вот вперед удалось сдвинуться чуть-чуть больше, чем назад, еще раз, еще толчок, и машина наконец-то выкатилась из рытвины.

– Уррра! - завопил обляпанный грязью турист. - Йееес!

И побежал за оставленным на обочине рюкзаком.

– Кидай его на заднее сиденье, а сам вперед садись, - предложил Роман.

– А тряпки никакой нет? Хоть немного грязь обтереть, а то все чехлы тебе перемажу...

– Да ладно, садись давай, - отмахнулся Роман. - У меня там не настолько чисто, чтоб из-за нескольких брызг шугаться.

"Жигуленок" подскакивал на ухабах и продвигался по направлению к шоссе с фантастической скоростью - около тридцати километров в час. Пассажир ухал и ойкал, пару раз приложился плечом о дверцу.

– Зато выезжаешь, можно сказать, с комфортом! - Роман счел ситуацию подходящей для начала разговора. - Сюда на своих двоих тащился, а отсюда - на колесах, хоть и вскачь. Как забрел в эту глушь-то? Неужели один?!

– Нет, мы вчетвером приехали...

– А остальные где? Они остались, а ты решил домой валить?

– Не, наоборот! Они уже давно ушли на электричку, а я хотел остаться. А потом... Ой! Тоже решил, что надо сваливать.

– А смысл ночевать одному в лесу? - Роман неподдельно удивился.

– Да хотел кое-что увидеть, - немного смутившись, отмахнулся пассажир.

– Где?!

– Ну, на вырубке возле брошенного поселка.

– А-а... Понял. Да, слышал я кое-то забавное про те места, - Роман забросил пробную наживку и теперь с любопытством приглядывался к пассажиру.

Парень сначала смутился еще больше. Умолк, покусывая нижнюю губу, и с сосредоточенным видом ерошил пятерней короткие курчавящиеся волосы. По его лицу было видно, как борется здравый смысл с желанием поделиться "страшным секретом". Когда его прическа стала напоминать последствия взрыва на складе колючей проволоки, пассажир наконец-то решился:

– Про вспышки и свечения в районе вырубки ты слышал? Ну, что там видели что-то похожее на северное сияние?!

"Ого, интересные же слухи ходят про наш леспромхоз!", - подумал Роман. А вслух подтвердил:

– Да, про них... Ну и как? Ты-то что-нибудь необычное увидел?

– Неа, - грустно вздохнул парень. И вкратце пересказал Роману историю сегодняшних злоключений.

"Надо же, сам! И за язык тянуть не пришлось!" Редкий случай, когда болтливость попутчика оказалась на руку и обрадовала Романа.

Да и ничего страшного не произошло... Ничего пацан не заметил и не нашел. Замечательно. Можно оставить его в покое и... И даже не докладывать шефу. Самому Роману же легче будет! Поговорил. Проверил. Выяснил. И можно с чистой совестью "сдать дело в архив" и не морочиться.

Он устал. За прошедшую неделю Роман банально устал. Вроде бы ничего особенного не происходило, но в привычной, повседневной деятельности закручивалась какая-то непонятная суета и все больше и больше набирала обороты. Что-то затевается... И скоро что-то изменится. Романа пока не посвящали ни в какие планы и намерения начальства, но сложно не заметить нарастающую скорость бега по стенам в родной конторе; и можно предположить, что скоро начнут бегать уже по потолку, да еще и самого Романа туда загонят.


Ну и на кой черт, спрашивается, при таком раскладе взваливать на свой загривок лишнюю работу?! Да еще и портить жизнь этому мальчишке?! Наивный веселый щенок, наверняка студент, наверняка из благополучной семьи, живет в свое удовольствие - были бы в жизни серьезные проблемы, было бы не до рюкзаков и палаток; а так - развлекается в меру сил. Все эта его беготня за аномальщиной - чистой воды ребячество. Через годик, максимум два - повзрослеет, интересы поменяются, и походы "по следам летающих тарелок" он оставит сам. И даже не вспомнит, в какой желтой газете и когда вычитал про очередного снежного человека, обитающего на заброшенной макаронной фабрике. Пусть себе живет спокойно... Роман испытывал даже подобие белой зависти к тому, чего не было у него, но было у этого парня. Пусть уж живет спокойно...

"А мне работы меньше. Не надо будет ничего о нем выяснять, не надо будет досье собирать... Камерами слежения подходы к лаборатории не оборудовали - наши извечные экономия да чисто русский авось. Значит, его физиономия нигде не зафиксирована. И хрен докажешь, что он там был почти одновременно со мной, и мы могли столкнуться..."

Да, и кстати, надо парню хоть мысль подкинуть, чтоб не рисковал и не совался обратно к леспромхозу.

– А знаешь, я ведь тоже наслушался про эти свечения... - с задумчивым видом сказал Роман. - Тоже интересовался... Короче, ездил я туда. И не один раз, в разное время. Торчал там в лесу с видеокамерой наготове, комаров кормил... Без толку! Ничего там нет. Хоть бы раз, хоть бы что, хоть бы маленько в небе вспыхнуло...

– Жалко, - вздохнул попутчик. - Значит, там ловить нечего... Эх, а в газете понаписали!

– Что удивительного? - жестко усмехнулся Роман. - Газетчики тоже есть хотят. И не просто хлебушек, а с маслом и желательно с икрой.

– Да... Слушай, а чего ж мы до сих пор не познакомимся, а? Бен! - попутчик протянул ладонь. - То есть Вадим. Но лучше - Бен.

– Роман, - водитель, не поворачивая головы, оторвал правую руку от руля.

"Бен... Кличка, значит... Или интернетовский ник. Да неважно... Надо будет -найду без проблем. Можно предложить довезти его до самого дома. Придумать какую-то причину, по которой мне надо заехать в Юбилейный ненадолго, а потом ехать в город. Вместе с ним. Но я не хочу... Тупо не хочу. А хочу я по дороге заехать за продуктами, дома вывалить на сковородку пакет овощной смеси с грибами, а потом устроится перед телевизором, сунуть в двд-плеер диск с фильмом и спокойно поесть, поглядывая на экран."


Разговор иссяк. А до Юбилейного оставалось еще с полчаса езды.

Бен от нечего делать украдкой поглядывал в лобовое зеркало на водителя, а потом мысленно с горьким вздохом сравнивал его внешность со своей. И сравнение было явно не в пользу Бена.

"Да, честно говоря, знакомить его со Светкой я бы не рискнул. А то в момент на нем повиснет ... Хотя она у меня и не такая, как все, но кто ее знает?! Бабы головы теряют, стоит им увидеть красивого мужика. А такие, как этот Роман, девчонкам нравятся... Таким девчонки вешаются на шею гроздьями за одни только красивые глаза..."

Может, кроме красивых глаз там ничего больше и нету, но зато девчонки-то вешаются ради него самого. А им, Беном, интересуются только из-за жилплощади. Из-за квартиры, добытой многоходовым родственным обменом и приготовленной предками на времена "когда мальчик женится". Девчонки, пока про квартиру еще не узнали, всего лишь сдержанно терпят Бена рядом, за компанию с другими парнями. Но зато как узнают про "улучшенку" в хорошем районе - так сразу начинаются зависания на шее и неуклюжая лесть. Сразу у них Бен становится и красивый, и умный, и привлекательный! Как будто бы он сам не понимает, как будто ни разу в зеркало не смотрелся! Да и квартира та, считай, пока не его. Сдают внаем, денежка в бюджет семьи Беневицких капает, а от Бена пока никаких доходов ("расходы одне" - как говаривал кот из известного мультика), и потому он должен жить под бдительным контролем мамочки-домохозяйки и прилежно учиться. Единственное, что Бен выгрыз ради крох независимости, - это возможность подрабатывать промоутером, ну тут уж отец неожиданно поддержал. Папаша сам в юности начал зарабатывать на жизнь еще на первом курсе, поддельные видеокассеты в пленку закатывал. Но заработков Бена хватает только на карманные расходы да на недалекие путешествия по области...


Знай Роман в тот августовский день, чем занимаются ученые умники в подвале под конторой бывшего леспромхоза, неизвестно, как бы повернулась судьба Бена. Во всяком случае, проверенная временем позиция "меньше знаешь - крепче спишь" обеспечила мальчишке еще несколько месяцев спокойной жизни, а Романа избавила от душевных терзаний по поводу недовыполненного служебного долга. Но он никогда не совал нос дальше четко обозначенной границы. Он знал, что Юрий Михайлович и Толик пытаются разобраться с остатками чужих разработок. Что они никак не могут заставить работать как надо какой-то прибор, но никогда не интересовался, какой именно, раз начальник не счел нужным сообщить подробности. Роман всегда четко выполнял инструкции, а выданная Шепелевым инструкция гласила: "Всякий раз останавливаться примерно за полкилометра до поселка, звонить и сообщать о своем приезде". А если бы Роман знал больше, то сопоставил бы кое-что из рассказа Бена с кое-чем, известным ему самому, и тогда он обязательно довез бы юного туриста до дома, а потом доложил обо всем Шепелеву.

Но Роман не знал. И потому высадил Бена на автотрассе возле Юбилейного, сам въехал в поселок, пристроил машину за ближайшим домом, и вернулся к месту, откуда хорошо просматривалось шоссе. Дождался, пока Бену удалось тормознуть попутку, и убедился, что турист благополучно уехал. После этого вернулся к машине, еще с полчаса подождал и подремал, откинувшись на спинку кресла, и в сгустившихся фиолетовых сумерках поехал в город.


3.


В том, что он был-таки прав, не взвалив на свою шею лишней работы, Роман убедился на следующей неделе. Предчувствия не обманули - закрутилось...

Началось все с вызова в кабинет к Шепелеву. Уже с порога Роман увидел чью-то спину шириной со шкаф.

– Роман, знакомься, это Сергей Мальцев, сотрудник охраны. В ближайшее время вам предстоит работать вместе.

"Небось, десантура", - отметил про себя Роман, пожимая могучую клешню новоиспеченного напарника.

– С завтрашнего дня ты, Роман, и ты, Сергей, отправляетесь на подстепновскую базу. Скоро туда же прибудут и другие ваши коллеги, всего трое. Андрея Силантьева знаешь? Ну, а с двумя другими познакомишься. Пройдете двухнедельный курс тренировок перед командировкой, поедете вместе. Ну, скрывать место назначения, думаю, нет смысла, все равно с самого начала занятий у вас будет теоретический спецкурс... Зона. - Последнее слово Шепелев произнес как-то слишком просто и обыденно. Как будто "город Первомайск", например.

"И ведь Мальцев ничуть не удивился, - подумал Роман. - У таких, как он, обычно все эмоции на морде написаны, а этот сидит с непробиваемым выражением, как будто давно уже все узнал и успел наудивляться вдоволь".

– А конечный пункт командировки и собственно ее цель узнаете позже, перед отъездом. Время в запасе есть, поживете в окрестностях Зоны с недельку, пройдете еще стажировку "в поле", поблизости от периметра. Там есть лагерь подготовки военных сталкеров, в нем и будете тренироваться. Вопросы есть? Если нет, то ты, Сергей, можешь быть свободен. А мы с Ромой еще поговорим...

Шепелев с теми, кто был заметно младше его по возрасту, обожал выстраивать панибратские отношения. Едва попав под его руководство, Роман сразу стал у Шепелева "Ромой", а уж обращения на "вы" и вовсе никогда не удостаивался. Хотя при том, что Шепелев с некоторой натяжкой годился Роману в отцы, возражать и требовать иного было бы глупо.



– Вижу по лицу, что у тебя вопросы есть, - не без удовольствия заметил Шепелев.

– Да. Не спрашиваю - "почему я?", это и так понятно. Это моя работа... Не спрашиваю, почему Силантьев... Если не ошибаюсь, он ведь уже не раз бывал в Зоне... Но, Игорь Владимирович, почему Мальцев?

– Потому, что именно от него и будет зависеть успешное достижение цели вашей командировки, - ответил Шепелев, многозначительно глядя на подчиненного.

До Романа дошло, что задавать вопросы на эту тему пока что бесполезно... Во всяком случае, до Зоны.


А постороннего в Леспромхозе действительно никто не заметил. Первые несколько дней после встречи Романа щекотала тревога - ждал, не всплывет ли вдруг, случайно, в разговоре между Шепелевым и Юрием Михайловичем или кем-то из ассистентов, что тут болтался какой-то мальчишка-турист и как раз в то время, когда приезжал Ромка... И тогда уже на голову Романа посыплется немало шишек... Но нет, ничего подобного не всплыло. "Нам обоим повезло", - радовался Роман, вспоминая эту благополучно похороненную историю. А грузиться размышлениями "если" и "а вдруг?" теперь было просто некогда. С полосы препятствий Роман приползал на полусогнутых; инструктор гонял их - дай боже. Проще всех приходилось, разумеется, Мальцеву. Он и в самом деле отслужил в десантных войсках, а после срочной остался еще и на контракт.

Потом была военная база в окрестностях Зоны, где "добровольно сотрудничающие" из первой волны сталкеров учили своим премудростям служивых силовиков самых разных ведомств - у многих были свои интересы в Зоне, которые они старались тщательно засекретить друг от друга. Старшим группы в тот раз был назначен Силантьев, имевший за плечами уже три похода в Зону. А информация касательно задания, которою сообщили Роману прямо перед отъездом, немногое прояснила. Цель - некий НИИ, когда-то имевший номер такой-то... После того, как путь в здание будет расчищен, Роман должен проследить, чтобы в указанных кабинетах (план помещения прилагается) были извлечены из компьютеров жесткие диски (техника там старая, никаких ноутбуков в помине нет), помещены в переносные контейнеры, и доставлены в целости и сохранности к периметру. Груз очень ценный. Обеспечить его сохранность любыми способами. Вот, собственно, и все, что ему сочли нужным сообщить... Все остальное было в ведении Силантьева. Расчистка прохода - на нем. А на Романе, кроме ответственности за груз - еще и обязанности снайпера, благо есть соответствующие умение и опыт.

Прикомандированный к ним проводник - шустрый, черноволосый, еще довольно молодой мужик по кличке Воронок, - сразу развернул перед Романом и Андреем карту и показал точку назначения. "Я вообще-то те места хорошо знаю, но как выброс пройдет - еще разок схожу. Во-первых, аномалии как пить дать с прежних мест сдвинутся. Пощупаю, где они будут, где их лучше обойти... Во-вторых, посмотрю, не случилось ли там каких-нибудь более крупных перемен." Насчет "крупных перемен" Роман, честно говоря, сначала не понял. И подумал, что речь идет то ли о вылезших после выброса полчищах монстров, то ли о толпах рисковых добытчиков, которые рванут на "свежачок" - пока никто не успел до них артефакты подобрать. Но оказалось, проводник имел в виду совсем другое.

– Да тут с апреля Зона несколько раз вверх тормашками перевернулась! После выброса не то что все аномалии на других местах - а вышки, дома, деревья с места на место кочуют! Вот не поверите - я один раз водокачку не нашел! Раньше торчала на краю села, откуда ни подойди - ее видно, а теперь - нету! Потому и схожу заранее... А то вдруг хорошее место для ночлега куда-нибудь подевалось...

– А без ночевки в Зоне никак не обойдемся? - удивился Силантьев.

– Идти нам вот сюда, - начав пояснения, проводник ткнул в некую точку на чистом зеленом пространстве карты. - Если выходить с этой базы часов в шесть утра, то туда дотопаем минимум к двум-трем часам дня. Потому, что идти не по прямой, вот тут и тут придется делать большие крюки. Здесь - пятно радиоактивное, его лучше обойти...

– Да-да, точно! - согласился Силантьев. Даже как-то слишком поспешно и немного испуганно. - В радиацию не полезем. По крайней мере, без крайней необходимости.

– ...А вот тут раньше ферма была, и теперь там свиньи-уродцы стадами бродят. Да еще стаи собак вокруг них - ну как же, пища! Ни к чему нам с ними сталкиваться и зря рисковать... - продолжил Воронок. - Вот и выходит: пока все обойдем - полдня долой. И кто знает, сколько вы там с вашими делами проваландаетесь?

– Да, несколько часов нам точно понадобиться, - подтвердил Роман.

– Вот, и я говорю - как бы не пришлось возвращаться затемно. А затемно по Зоне... - Воронок помотал головой из стороны в сторону.

– Потому предлагаю: идти вот сюда, - его палец указал другое место, немного в сторону от пункта назначения. - Там в заброшенном поселке, есть несколько хороших мест для ночлега - и окна заделаны, и двери закрываются. Там и заночуем. А оттуда выйдем рано утром, до НИИ добредем часов в девять, и весь день впереди! До темноты можно успеть даже на базу вернуться.

– То есть, получается, ночевки в том поселке нам по-любому не избежать, когда бы мы ни вышли? - задумался Роман. - Ну ладно. Вам виднее.

– К тому же, вокруг НИИ снорков полно, - Воронок вытращил глаза, наверное, для пущей убедительности. - А еще шатунов. Лезут всякие рисковые товарищи к институту за артефактами, каждый думает - я сейчас быстренько пробегу, успею выскочить... И теряют рассудок. Потом шатаются по округе с выпученными глазами да тупо палят во все стороны, пока патроны не кончатся. Представьте, каково вам будет после дневного перехода под рюкзаками отбиваться от всех этих тварей?! Волочь-то вам на себе - ого-го! А если подойдем туда от поселка, с утречка, то вы будете еще вполне бодрые и свежие.

– Логично, - согласился Силантьев. - А собаки там есть?

– Они там постоянно не живут, - Воронок отрицательно помотал головой. - Если только забредут откуда-то... Не нравится, видать, им там... Снорки - еда невкусная! И слишком когтистая! Собаки - они все больше вокруг мест, где плоти водятся. А вот чего там точно ни разу не видели - так это кровососов. Конечно, в нашей непредсказуемой Зоне ничего гарантировать нельзя, но факт - ни разу их там не было...

– Ладно, спасибо, - Силантьев дал понять, что на сегодня разговор окончен.

Проводник уже свернул карту, и собрался было встать из-за стола, как Роман тормознул его очередным вопросом:

– Я тут на базе уже понаслушался, вроде бы местность рядом с НИИ очень урожайная на артефакты? И потому чуть поодаль, там, где снорков уже меньше, постоянно пасутся банды, сталкеров-одиночек чистят... Мы с ними не столкнемся?

– Я про это уже говорил вашему начальству, - нахмурился Воронок. - Они мне посоветовали не забивать голову, дескать, не моя забота, и они сами разберутся. Так что не ко мне вопрос.


Пока их группа осваивалась в новых условиях и под руководством опытного сталкера совершала недолгие вылазки внутрь периметра, взвод контрактников с базы ушел вглубь Зоны. Вернулись двое суток спустя, и не все... С чего бы вдруг этот рейд? Роман успел задать несколько вопросов участникам - как оказалось, ходили зачищать участок местности неподалеку от НИИ от разгулявшихся бандитов. Еще более странно... С каких пор военных стали беспокоить грабежи одних сталкеров другими? Их дело - хватать всех, замеченных поблизости от периметра; и какая, спрашивается, им разница - ползал ли задержанный самолично среди аномалий, или отбирал артефакты у кого-то, приставив тому ствол к виску? Похоже на то, что расчищали дорогу для их группы... Однако, банда - это вам не водокачка, которые здесь тоже временами с места на место кочуют. Одних джентльменов удачи шуганули - другие придут. Разве что... До Романа дошло, что у здешнего начальства среди бандитов тоже могли быть свои контакты. А почему бы и нет? Сбывать артефакты те ведь тоже куда-то пойдут, не на сувениры же их собирают... И потому военные шуганули только самых несговорчивых братков, а прочим пригрозили - в такое-то время в такой-то район не соваться, если и дальше гулять хотите.

В путь они отправились сразу после возвращения военных из рейда. До поселка прошли спокойно. Да, собаки мелькали кое-где, бойцы отстреляли их издали. Хотя, скорее уж распугали. Небольшие стайки по пять-семь псов после нескольких выстрелов по ним с визгом разбежались по окрестностям. Сам Роман пару снорков уложил из "Винтореза" - вовремя заметил.

– Да это что, это еще семечки, - отмахивался Воронок. - Дальше круче будет!

В поселке городского типа, больше состоящем из "хрущевок", чем из деревенских домиков, когда-то жили сотрудники НИИ. На ночлег группа расположилась в доме с уцелевшими окнами и ставнями. Ночь выдалась беспокойной - какая-то тварь наткнулась на одну из выставленных растяжек, грохот взрыва разбудил свободных от караула спящих бойцов. А Роман, потом сидя на посту в свою смену, то и дело слышал скулеж, визги, и однажды даже хриплый рев снорка.

В путь вышли рано - невыспавшиеся и хмурые.

По пути их группа наткнулась в рощице километра за четыре от НИИ на несколько человеческих тел с огнестрельными ранениями.

– Ишь ты, команду Косаря кто-то вырезал, - хмыкнул Воронок, видимо, опознав кого-то из убитых.

– Они что, тут проходу не давали, если ты так радуешься? - догадался Силантьев.

– Ага, чистили сталкеров, кто отсюда с хабаром шел, место-то там урожайное. Косарь тот еще беспредельщик был...

"Вот, значит, куда и зачем вояки ходили в рейд... - думал Роман, глядя на останки некогда грозной банды. - Действительно, для нас дорогу расчищали..."

– Здесь самый удобный подход к НИИ, - продолжал комментировать Воронок, хотя его не спрашивали. - Вон там - большое радиоактивное пятно, туда никто не суется, а вон там - аномалий полно, еще хрен ты их пройдешь. Вот на тропе обычно и поджидали...

"Ну и средств же вбухали в эту акцию...Черт побери, это что же за ценности там остались? Секретность на уровне... Даже не всем непосредственным участникам похода сочли нужным сказать, за чем они идут..." - размышлял на ходу Роман, впрочем, не забывая бдительно следить за своим сектором обзора. А беззаботный Воронок то и дело отвлекался на попадающийся по пути замысловатого вида мусор. Пытался найти среди причудливо искореженного Зоной промышленного хлама что-нибудь, известное своей ценностью. Так продолжалось некоторое время, пока на Воронка не цыкнул Силантьев, крайне недовольный безалаберным поведением проводника. "Они что, никого посерьезнее не нашли?!" - ругнулся он сквозь зубы, когда группа остановилась на короткий привал. Роман, которому адресовалась эта реплика, пожал плечами - мол, откуда мне знать...


Дошли... Вперед убегало неширокое шоссе - сначала петляло между неровностями местности, потом шло параллельно забору, еще дальше под прямым углом сворачивало к воротам. Растрескавшиеся края асфальта были изгрызены кустиками сорной травы и прутьями древесной поросли. Старые, в два обхвата, могучие деревья уцелели метрах в двухстах от ограды - ближе к ней все было вырублено. Но за прошедшие четыре года территорию никто не расчищал, и ростки осокорей и кленов начали захватывать свободное пространство. Роман осматривал окрестности в бинокль. Правее территории НИИ, довольно далеко, виднелся корпус разбившегося вертолета. "Вертушки сюда не летают", - заметив направление его взгляда, пояснил Воронок. - "Сначала пытались, когда Зону разведывали, а потом прекратили. С той стороны еще один лежит, тоже навернулся... Не, вертушки сюда гонять - это только почем зря людей и технику гробить."

Над забором виднелось два корпуса - обычных, типовых блочных коробки. Один поближе к воротам; другой подальше. В ближнем вместо окон зияли черные, обгоревшие провалы; в другом - часть высоких проемов была выложена прочными, двухслойными стеклянными плитками.

Опустевшая железобетонная коробка глядела темными глазницами выбитых окон на враждебную местность. Казалось, в воздухе мерцают кристаллики. Словно редкие сухие снежинки, мелкие и невесомые, медленно-медленно даже не летят - а оседают из снеговой тучи. Группа подошла к ограде вокруг территории института примерно метров на сто пятьдесят, когда Ромку вдруг накрыло.

На голову надавило, словно в набирающем высоту самолете. Толчки крови отдавались в ушах гулом, а потом гул постепенно стал превращаться в невнятный шепот. Ромке казалось, что он даже различает отдельные слова... Если подойти немного поближе, то он сможет расслышать лучше...

– Ромыч, ты куда?! - отчаянно завопил сзади бесцеремонный Воронок. - Нельзя ближе, свихнешься!

Роман с трудом осознал его слова сквозь гул, заливающий голову изнутри, и потому не успел затормозить сразу, и продвинулся еще на несколько метров вперед. Гул превратился в боль. В тяжелую, вязкую, изматывающую боль. Ромка согнулся, зажимая руками виски, голова закружилась, и он еле удержался на ногах, когда подбежавший Мальцев схватил его за лямку рюкзака и чуть ли не волоком потащил обратно.

И после этого до Ромки дошло. Детали сложились в четкую картину.

Точно такая же сильная, отвратительная, тошнотворная боль сжала его голову однажды во время визита в Леспромхоз, с нагруженными всем необходимым сумками для Юрия Михалыча и Толика. Да, он в тот раз отзвонился при въезде, как требовалось по инструкции, совершенно не понимая, для чего он это делает. Сказали - надо, он так и делал, не задавая вопросов. Он отзвонился и поехал ближе; и вдруг ни с того, ни с сего навалилась головная боль. Да такая сильная, что Ромку вытошнило - еле успел остановить машину, распахнуть дверцу, и высунуться наружу. И тут вдруг раздался звонок Толика. "Ром, ты сейчас где?!" Или Роману показалось, или у Толика на самом деле был очень испуганный голос. "Уже к зданию подъезжаю", - с трудом сумел выговорить Роман. Было слышно, как Толик ойкнул и выругался перед тем, как бросить трубку. А несколько минут спустя боль откатила так же внезапно, как и накатила. Толик выбежал к нему из подвала, но, увидев уже вполне пришедшего в себя Романа, перевел дух и проглотил так и не сорвавшуюся с языка фразу.

Вот что за дрянь, оказывается, была там, в подвальной лаборатории поселка Леспромхоз. Такая же, как здесь, только послабее. Здесь-то вон на сколько дальше излучает... А тогда, в Леспромхозе Толик, вероятнее всего, просто лажанулся и не выключил установку вовремя. И еще несколько раз вместо Ромки в Леспромхоз ездил Мальцев. То ли этот тугодум позабыл позвонить при въезде и случайно попал в поле действия работающей установки, то ли они нарочно начали проверять всех сотрудников на предмет устойчивости. Но факт - нужного человека нашли. Мальцев был свеж и бодр на таком расстоянии от НИИ, на котором у Романа голова уже раскалывалась. Вот почему все они - пятеро бойцов и проводник - должны были всего лишь помочь Мальцеву добраться до места, а внутрь мог зайти только он...

Мальцев водрузил на голову тяжелый, громоздкий шлем, который до того всю дорогу тащил в рюкзаке. Ну, еще бы - такой вес на голове долго не выдержала бы даже его могучая шея. В шлем была встроена какая-то защита от излучения - наконец-то счел нужным объяснить Силантьев. "Отходим вон туда и ждем. Сергей закрепит на воротах индикатор, если значок на нем станет зеленым - значит, излучение пропало." "А если не станет?" - Роман спросил об этом, когда мощная кряжистая фигура Мальцева мелькнула между створками ворот. "А если не позеленеет за два часа - разворачиваемся и уходим, - жестко ответил Силантьев. - Мы все равно ничем не сможем ему помочь. Ты же сам ощутил - насколько обычный человек способен приблизиться к этому чертовому НИИ."

Самым удобным местом для ожидания Силантьев счел облезлую металлическую тушу "Камаза" с фургоном.

Когда-то потерявший управление автомобиль не вписался в поворот, и его вынесло с шоссе на обочину. Сквозь грязное лобовое стекло в кабине виднелись очертания одетого в защитный костюм тела, упавшего головой на руль - водитель, похоже, погиб мгновенно.

– Наверное, его накрыло, когда Зона впервые проснулась, - тихо предположил Воронок.

Хотя это было совсем неважно...

Туша грузовика кое-как, но прикрывала им спины. Роман присел под спущенным колесом, с "Винторезом" наготове - вдруг издали выбредет шатун с огнестрелом. Перед уходом Мальцева он, взобравшись на крышу кабины, из "Винтореза" расчистил от шатунов и прыгучих тварей институтскую территорию - насколько позволял угол обзора. Он помог соратнику, чем мог. Теперь оставалось только ждать.

Вокруг расставили растяжки на тот случай, если попрут незваные гости - хоть двуногие, хоть четвероногие; и заняли круговую оборону. Кроме Романа, у всех автоматы, и ПКМ в группе есть - в случае необходимости шквальный огонь будет обеспечен... Но пока все тихо. И квадрат на экранчике прибора - оранжевый. А голова у Ромки раскалывалась уже там, где индикатор был светло-желтым...

И вдруг его толкнула мысль, вроде бы лежащая на поверхности и очевидная, но до сих пор почему-то она не могла оформиться четко. Тот мальчишка-турист... Он ведь разгуливал возле конторы Леспромхоза, когда установка под ней излучала на полную мощность... Или нет?! Или он подошел позже - когда после звонка подъехавшего Романа ее временно выключили?! Роман начал прокручивать в голове все детали и подробности, какие мог вспомнить. Рассказ юного туриста. Приблизительное время... Нет. Выходило, что установка работала.

– Слышь, Андрей, - он окликнул Силантьева, - я тут только что подумал... А как же те, кто в надземных помещениях НИИ работали, переносили излучение? Если тут сейчас такой ад творится...

– А им нечего было переносить, - отозвался Силантьев. - Лабораторию окружали мощные экраны. И операторские пульты тоже. Но когда электропитание отрубилось, то и экраны отключились, соответственно. И все дерьмо наружу полилось...

– Электропитание отрубилось?! А за счет чего же тогда установка продолжает работать?

– Кто ж ее знает, - фыркнул Силантьев. - Это, приятель, Зона! Тут и не такое бывает. Зайдем внутрь - увидим... Если зайдем, - тут же оговорился он.

"В Леспромхозе, наверное, тоже так было, - подумал Роман, но свои соображения озвучивать не стал. - Но сейчас ради экономии или из-за износа проводки отключили питание внешней защиты, и экранами защищен только операторский пульт. И получилось, что все излучение постоянно идет наружу. Да чего и кого им жалеть? Поселок пуст. Редкие гости о своем визите сообщают на подступах. Кто ж знал, что в эту глушь занесет туристов?.. Собственно, все, кроме Вадима, среагировали естественно - заболела голова, появилось желание уйти оттуда как можно дальше. А Вадим... Коли так - уж не устойчивее ли Мальцева этот парень?"

По открытой части его лица мазнул мягкой лапой ветерок. "И не только по лицу", - вдруг с немалым удивлением почувствовал Роман. Такое впечатление, что дуновение прокатилось по лбу, по макушке, по затылку, но ведь они закрыты шлемом! И вместе с этим движением воздуха в ушах опять послышался невнятный шепот - как тогда, при приближении к воротам... "Что за странность?" - призадумался было Роман.

После необъяснимого прикосновения прошло минут сорок. Условного сигнала от Мальцева - сдвоенного выстрела - все еще нет... Вдруг раздался отчаянный вопль Воронка:

– Тва-ари!

Проводник указывал рукой в сторону, противоположную входу в НИИ - оттуда катилась бурая волна уродливых псов. Их встретили выстрелами из подствольных гранатометов, но, как ни странно, взрывы, разметавшие в клочья нескольких собак, не рассеяли по равнине всю стаю. Волна опять сомкнулась, псы упорно ломились вперед.

Стая налетела на растяжки - одну, другую, третью; взрывы гранат проделали плеши в сплошном ковре мохнатых спин, но ненадолго.

– Черт побери, откуда их столько?! - ужаснулся Воронок, глядя на наступающую стаю. - Их же сроду тут не бывало в таких количествах!

– Заграждение прорвали... На машину! - скомандовал Силантьев.

Они еле успели взобраться.

– Боеприпасы экономить!

От собак отбивались долго - гранатами, пулеметными очередями, расчетливыми одиночными выстрелами. К тварям откуда-то то и дело подтягивалось "пополнение". Они давным-давно смели все растяжки; очередной взрыв разносил в клочки штук пять псов, но следом катилось два-три десятка. Они лезли под выстрелы с упорством камикадзе. Воронок, неплохо знакомый с повадками собак, высматривал в бинокль вожака стаи, но не находил. "Грохнуть бы его, твари вмиг бы разбежались", - бурчал себе под нос, - "Но нету его, черт побери! Не вижу! Может, прячется где? Да где тут прятаться, место открытое!"

"Да, место открытое", - мелькнула у Романа мысль. - "И мы сидим как на пьедестале..."

Сам он держал под прицелом сторону НИИ, пока остальные бойцы были заняты отбиванием атак с другой стороны. Сбоку из-за створки ворот показалась переваливающаяся с боку на бок фигура... Шатун!

"Черт побери... Значит, где-то на территории прятался. Ничего, сейчас я его..."

Роман прицелился. Что такое? Голова вдруг "поплыла", изображение в глазах раздвоилось, как раз в тот момент, когда он уже нажимал на спусковой крючок. Естественно, пуля ушла мимо... От ворот тоже грохнул выстрел. Пуля с визгом прошила стенку фургона.

– Ром, в чем дело?! - рявкнул Силантьев.

– Не могу прицелиться, в глазах двоится! - крикнул в ответ Роман. - Неужели контролер?

– Контролер?! - вдруг резко взвизгнул Воронок. - Туда стреляйте, где шатуны!

– Р-раскомандовался... - одернул его Силантьев. - Всем лечь! Гаврилов, причеши-ка ту сторону.

По шатунам застучал ПКМ. "А ведь нас зажали", - думал Роман, вжимаясь в крышу фургона. Перед глазами все плясало, а в уши словно воды налили.

"Мы не можем отсюда слезть и перебраться на другое место - внизу разорвут собаки. А прицелится и снять шатунов не дает контролер... Черт побери, хоть бы Гаврилов их выкосил!"

Когда фокус в глазах немного сошелся, Роман с ужасом увидел, что пулеметчик поливает огнем стену ограды, а из-за ворот бредут еще трое шатунов - двое с калашами, а третий с ручным гранатометом.

"Ни хрена себе! Откуда взял-то? Кто стал бы таскаться по Зоне с этакой дурындой? Это слишком уж неудобно... Хотя... Уж не после недавнего рейда военных ли он ее подобрал?"

– Гаврилов, правее бери! - Роман палил по воротам, пытаясь поймать в прицел двоящиеся фигуры. - Срежь крайнего правого! У него РПГ!

Наверное, у пулеметчика в глазах двоилось не меньше. Двух шатунов очередь перерубила, а вот самого опасного третьего только зацепила краем. Раненый шатун хоть и перекосился, но удержался на ногах и выстрелил.

Характерный свист... Взметнувшийся из-под кабины взрыв тряхнул машину так, что Роман чуть не полетел вниз. Судорожно зашарил руками по металлу крыши, пытаясь уцепиться хоть за что-нибудь. Ладно еще, лежал на самом дальнем конце фургона, практически над задней дверцей! Уф, удержался, и ствол не выронил. Силантьев и проводник тоже чудом не свалились. А то вот была бы радость прыгающим внизу уродцам... Но боец, лежавший правее пулеметчика, коротко охнул и ткнулся носом в крышу. И больше не шевелился.

"Сразу. Наповал. Осколком." - машинально отметил Роман, быстро оглянувшись в ту сторону.

Но это оказались еще не все потери... Пулеметчик корчился среди развороченного металла. И, наверное, кричал - об этом можно было догадаться, глядя на его перекошенное лицо и открытый рот, но сквозь гул в ушах Роман почти ничего не слышал.

Крышу кабины разворотило взрывом снизу - прилетевшая граната скатилась под днище "Камаза" и рванула там. Большую часть осколков остановил корпус кабины, большую - но не все. То ли один из осколков достал до лежащего на крыше пулеметчика, то ли рваный лист металла пропорол его снизу - но когда Гаврилов медленно перевалился на бок, то из-под прижатых к животу ладоней пониже разгрузки во все стороны расплывалось темное, почти черное пятно. Сочилось сквозь пальцы багрово-маслянистым. А ПКМ валялся внизу, на земле.

"Ситуация - обалдеть", - мысли фоном крутились в голове Романа. - "Минимум один тяжелый "трехсотый", пулемет теперь попробуй достань, вокруг полно собак... Зашибись!"

Он отчаянно обкладывал выстрелами последнего оставшегося шатуна. Хотя теперь это было уже не очень-то и важно... Ведь из гранатомета один раз пальнул - и привет, а перезарядить у них мозгов не хватает. Но вдруг у шатуна еще что-то припасено за пазухой? Или вдруг направляющая его извне чужая враждебная воля подскажет, как перезарядить оружие?

Наконец-то пуля нашла цель. Колени шатуна подломились; он сложился, будто у куклы на шарнирах отрезали управляющие нити, и рухнул на землю.

И словно по команде, поджали хвосты собаки. Завизжали, заскулили и бросились врассыпную. Их добивали одиночными выстрелами вслед.

"Что за чертовщина? Неужели один из шатунов и был контролером?"

Роман боялся сдвинуться с места и отвести ствол от ворот НИИ, ожидая следующей пошатывающейся фигуры.

Гул в ушах постепенно проходил, и теперь он слышал негромко переговаривавшихся сзади Силантьева и Воронка: "Да не надо снимать, ремни разрежь...". Кажется, это они суетились вокруг Гаврилова. Странно... То ли на них гораздо меньше подействовал контролер, то ли их отпустило быстрее...

Зона затихала. Из ворот больше никто не появлялся. Мальцев в том числе.

Наконец-то вспомнили о времени. С того момента, как он ушел в здание, двух часов как ни бывало... А индикатор по-прежнему светился оранжевым огоньком.

– Время вышло. Пора уходить, - жесткий голос Силантьева споткнулся о молчание бойцов и тихие, на каждом выдохе, стоны Гаврилова.

Мальцева нет, а Гаврилов все еще жив - и каждый час промедления снижает его шансы остаться живым.

Воронок разглядывал в бинокль кучу тел возле ворот.

– Конечно, видно плохо, но на контролера ни один из них не похож, - сказал он. - Да контролер сроду бы не вылез сам под пули. И вообще, он просто захватил бы одного из нас и заставил бы перестрелять других. Они же тупые! Тупые, но сильные, заразы... А никто из этих не смог ни одного из нас захватить...

"И вообще, как будто у этого неведомого контролера хватало сил только на то, чтоб немного нам помешать", - подумал Роман. - "Псы отвлекали с одной стороны, а более опасные противники атаковали с другой. И как согласованно! Тварей словно кто-то направлял. Как будто Зона задалась целью непременно нас укокошить..."

– Все, надо идти. Иначе темнота застанет нас в чистом поле...

Роман в последний раз оглянулся на железобетонную коробку с закопченным фасадом. Ясно, что бравый десантник уже не выйдет... Он наверняка уже превратился в безмозглую куклу с перекошенным лицом.

"Черт тебя побери, турист недоделанный... Хотя я ведь тоже не знал! И черт бы побрал начальников вместе с их секретностью! Мог бы Шепелев объяснить мне раньше, ради чего все эти предварительные звонки, и чем занимаются в Леспромхозе?! Тогда я не отпустил бы туриста просто так..."


Обратный путь выдался намного тяжелее пути в Зону. Разумеется, оставлять за спиной товарища, чья судьба неизвестна, и помочь которому нет никакой возможности - уже камень на сердце. Плюс еще один на самодельных носилках, наскоро сооруженных из подручных материалов, и у него шансы "доехать" живым весьма зыбкие. А тут еще проводник упорно не желал придерживаться прежнего маршрута, начал истерить на тему "в Зоне нельзя возвращаться по своим следам" и тем самым изрядно накрутил Силантьеву и без того вздрюченные нервы. Носилки с Гавриловым оттягивали руки, силы таяли, ни малейшего желания препираться с проводником не было, лишь бы скорее добраться до периметра. Силантьев в конце концов поддался на вопли Воронка, и махнул рукой - мол, выбирай маршрут на свое усмотрение. Но едва успели пройти по новому маршруту с километр, как уперлись невесть во что. Словно в стекло. Невидимая преграда не позволяла продвинуться ни на шаг. Взмокший и побледневший Воронок мелкими шажками двинулся вдоль "непускающей стены" - почему-то эта не причиняющая никакого вреда аномалия напугала его гораздо больше опасной "воронки" или "электры". Хотя причина его испуга выяснилась довольно скоро - проводник бормотал себе под нос: "Ведь не было тут ее, не было, а до выброса еще два дня!"

"Ну не должна была она сместиться!" - Воронок сверкал на Силантьева шальными глазами. "Крышу у него повело, что ли, - с раздражением подумал тогда Роман. - Еще не хватало проблем со сбрендившим проводником!" Истерика, как известно, никого до добра не доводит; вот и Воронка не довела. Едва отыскав обход вокруг "непускающей стены", парень слишком обрадовался, расслабился и потерял бдительность. Не "прокинул" как следует тропу перед собой, запустил гайкой метров на пять вперед, и уверенно ломанулся по казавшейся безопасной, хорошо утоптанной земле. И ушел по колено в землю. Сразу, как будто в сугроб шагнул. Еще секунда - и он погрузился в совершенно гладкую, нигде не осыпающуюся внутрь землю уже по бедра.

Носилки еле успели более-менее аккуратно опустить на землю; Силантьев упал на брюхо и пополз к тонущему проводнику, словно по хрупкой льдине, пытаясь дотянуться до Воронка рукой: "Ром, держи меня за ноги!" Его опорная рука уже начала вязнуть, а до проводника было еще больше метра. "Ляг! Расслабься, не дергайся! Ляг и ползи вперед!" - орал Силантьев, но обезумевший от ужаса Воронок, похоже, не понимал его слов, бился в "топи" и погружался все глубже и глубже. Когда его голова торчала над землей всего наполовину, Роман рывком отволок Силантьева назад, на твердое место, выпустил ноги напарника и схватился за "Винторез". Выстрел разнес уже почти совсем погрузившуюся в "топь" голову Воронка. Силантьев отполз от края аномалии, и перевернувшись, увидел перекошенное и белое ромкино лицо. "Да я подумал... Вдруг он там не умрет... Вдруг так и останется - живой, там... И не вытащить... Это ж не нормальное болото, это ж черт знает что такое!" - тяжело дышал Роман, яростно выплевывая фразы. "Рома! Рома, спокойно! - рявкнул Силантьев. - Выбираться надо, а не орать! И мы будем выбираться! Спокойно, внимательно, и без спешки." Он ткнул Романа кулаком в бок, указывая на Гаврилова - мол, хоть при раненом-то не паникуй, он напуган куда больше тебя.

Медленно и осторожно, чуть ли не нащупывая каждый шаг, начали выбираться. Благо, карта была... И предыдущий маршрут еще не забыли... Сверившись с картой, решили чуть срезать угол и вернуться на прежний маршрут - к чертям сталкерские суеверия, они уже довели Воронка до беды! Но выйти на прежнюю тропу не смогли - то ли просто не нашли ее самостоятельно, то ли Воронок был прав, и Зона неожиданно и стремительно изменилась... Роман тащил носилки сзади. Серое, обескровленное лицо, скорчившееся тело... На каждый невольный толчок и резковатое движение носилок Гаврилов отзывался хриплым стоном. И при всем при том он оставался в сознании. "Уж лучше бы отключился", - думал Роман. - "И сам бы ничего не чувствовал, и мне бы проще..." Он пытался говорить что-то ободряющее о том, что они непременно выберутся, но получалось фальшиво - Роман и сам в это не слишком-то верил... Он счел за лучшее умолкнуть. И с него, и с Силантьева градом лил пот, а ноша гнула к земле.

Потом перед ними оказалась негустая рощица, которую точно не проходили по пути в Зону. Значит, все-таки они намного отклонились от маршрута... Когда углубились в рощу, буквально на головы им свалились какие-то невиданные прежде твари, похожие на уродливых кошек, разве что раза в полтора крупнее. С такой же, как у собак, облезлой шкурой в язвах и клочьях шерсти; но безволосые морды больше напоминали кошачьи.

Уродцы подкрались бесшумно и градом посыпались с веток, заскребли по комбезам длинными тонкими лапами. Но двое стоящих на ногах людей их, похоже, интересовали мало - но вот бессильная и легкодоступная добыча на носилках... Да плюс к тому же тварей наверняка приманивал запах крови... Сверху обрушилось десятка два.

Несколько уродцев промахнулись мимо Ромки и брякнулись на землю; а вот Силантьеву не повезло - двое кошаков повисли на нем, вцепившись когтями в маску. Еле оторвал... Вместе с клочками прорезиненной ткани... "Дррраные коты!" - прорычал он, выпуская очередь сначала вслед им, а потом вверх, по веткам. Но, конечно же, бесполезно - верткие твари уже бросились врассыпную. Ладно еще, трусливые оказались... От звука выстрелов сразу пустились наутек... Существенного вреда они вроде бы не причинили, разве что расцарапали Гаврилову лицо - а глаза он смог вовремя прикрыть руками, ладно еще, хоть на это сил хватило.

Роман заклеил скотчем порванную маску напарника. Озабоченно нахмурился: если радиоактивную пыль ветром пригонит - еще ничего, внутрь не попадет, а вот если зарядит дождь - то это уже хуже... Влага попадет - скотч отвалится... Силантьев и сам это понимал. Но также понимал и то, что паниковать - бесполезно; единственное, что зависело сейчас от них - это как можно быстрее продвигаться к периметру.

Они вышли. Правда, путь занял намного больше времени, чем рассчитывали; кое-где идти пришлось буквально на ощупь - пробирались сквозь облако молочно-белого тумана, который сгустился над дорогой так внезапно, что оказавшись в нем, поворачивать назад или искать пути обхода было уже поздно. Но ничего, выбрались, умудрились даже в тумане ни в какую аномалию не влететь... Силантьев сразу, прямо с военной базы коротко отзвонился и доложил о провале операции; естественно, оба посланца ходили мрачнее тучи. Теперь им оставалось отбыть положенный карантин после выхода из Зоны, прежде чем возвращаться домой.

Гаврилов был очень плох; даром что донесли живым, было сомнительно, что он вытянет. И почему-то ему особенно заметно поплохело вскоре после выхода из области тумана... В госпитале он протянул еще от силы часов двенадцать. Андрей и Роман чувствовали себя вполне сносно и недовольно бурчали, сидя по больничным палатам; честно говоря, им не терпелось поскорее убраться подальше от этого места. Но на второй день карантина Силантьев слег. Поражение центральной нервной системы наступило очень быстро - у него начались судороги, а вскоре парализовало всю правую половину тела. Перепуганные медики и Романа тоже заперли в изолятор - но с ним все было нормально. "Порванная маска и тот туман... Наверняка какой-то газ..." - твердил им Ромка.

Домой он возвращался один. Силантьев выжил, но эта жизнь вряд ли была лучше быстрой смерти. Пока он оставался в госпитале, и перевезти его домой можно будет еще не скоро...

А Роман всю обратную дорогу думал о двух вещах: действительно ли сама Зона мобилизовала свои возможности, чтоб не выпустить тех, кто рискнул подойти к НИИ, а еще - если так, то почему же она его одного все-таки выпустила? Как же повезло тому юному туристу... На него не прыгали зубастые и когтистые твари, в него не стреляли шатуны, он не тонул в "топи" и не рисковал превратиться в спрессованный комок органики. Потому что каждого из этих пунктов было достаточно для того, чтоб турист из Зоны не вышел. Сейчас он, наверное, ходит в свой институт, лазает по Интернету, тискает девчонок, и понятия не имеет, какой участи избежал...


4.


Октябрь 2010 г.


...Зона отпустила его не сразу. По возвращении нужно было предоставить подробный отчет об операции. Роман корпел над ним долго - и естественно, приходилось снова и снова прокручивать в голове детали, вспоминать подробности, и волей-неволей переживать события заново.

Постепенно жизнь вернулась в прежнюю колею, работа пошла своим чередом. Роман, честно говоря, так и не понял, собираются ли Шепелев и более высокое начальство предпринять еще одну попытку добраться до НИИ. Если какие-то работы над защитным оборудованием и продолжались, то уже не в далеком загородном поселке. И возить туда все необходимое Романа больше не посылали. Его загрузили другими поручениями, и он довольно быстро оказался не в курсе тех дел...

Лето давно закончилось, а отопительный сезон и не думал начинаться. В отсыревшей и промерзшей квартире Романа имелось всего два источника тепла - газовая плита и электрический чайник. Древний, доставшийся в пользование вместе с этой служебной квартирой, он искрил болтающимся в гнезде проводом, и то и дело пытался сдохнуть, однако до сих пор как-то держался. Но в конце концов не выдержал, замкнул проводку и умер окончательно. Как-то так получилось, что обычного эмалированного чайника, который полагается ставить на горелку, у Романа не было; несколько дней он перебивался, кипятил воду в кастрюле, а потом, замучившись проливать кипяток через край мимо кружки, плюнул на важные дела и поехал за новым электрочайником.

Вокруг гудел супермаркет, Роман шел по этажу бытовой техники, покачивая пакетом с объемистой коробкой, и раздумывал - а не купить ли заодно еще и обогреватель? Правда, электроэнергии он сожрет до черта; а с другой стороны, все равно остаются деньги... Платили неплохо, а Роман мало тратил на себя, не так уж много ему было нужно... Отопление включат недели через две, да и зимой в квартире всегда холодно - есть ли смысл мерзнуть? Раньше как-то не приходили в голову мысли о таких простых житейских проблемах.

За раздумьями Роман не сразу осмыслил цифры на ценниках. Однако спохватился в разгар сезона! Недорогих обогревателей-то уже не осталось. Брать вон тот, дорогущий, стилизованный под камин, или обойтись до включения отопления две-три недели?

– Рома-а-а-ан! Ро-ооом!

Он не сразу сообразил, что зовут его. Потом завертел головой, ища знакомое лицо - кто? Кто здесь может его позвать?!

Возле длинного стола для проверки аппаратуры ему махал рукой тот самый парень, которого он подвозил в конце августа от Леспромхоза.

Оп-па... Ошибиться Роман не мог - память на лица у него была профессиональная, тренированная.

Бен, наряженный в мешковатый балахон желтого цвета с ярко-синими полосами, точь-в-точь милицейский "газик", радостно подпрыгивал, как веселый щенок:

– Роман! Приве-ет! Вот это да! Надо же, как встретились!

– Ты что это здесь делаешь? - опешил Роман. И было от чего опешить...

"Опять?! Какого черта?! Что за нелепая, непонятная случайность опять сталкивает меня с этим мальчишкой?!"

– Я работаю! - Бен помахал перед собой пачкой глянцевых буклетов в таких же желто-синих тонах. - Промоутером! Вот, раздаю... Сейчас акция рекламная! Надо же, как удачно я попал, когда нас распределяли по точкам!

– А, так значит, акция не только здесь?

– Ну да! Наши в нескольких магазинах стоят, а меня вот сюда определили. Я ж и говорю - как удачно, что я сюда попал!

– Чего ж такого удачного?!

– Да с тобой встретились! Прикинь, я как раз вчера про тебя в разговоре вспомнил...

"Удача?! Щенок, да ты не понимаешь, о чем говоришь... Твоя удача была в том, что в августе я не доложил о тебе!"

– ...Я про тебя как раз вспоминал, - продолжал болтать Бен. - Сидели мы вчера, Серега рассказал кое-что интересное про Круглое озеро. Вроде там где-то на берегу пещера есть... И у нас тут одна идейка появилась...

Он уже знакомым Роману жестом взъерошил пятерней короткие жесткие волосы.

– Хотели на денек туда рвануть, посмотреть, пока еще зима не началась, а оказалось - туда рейсовые автобусы не ходят! От ближайшей автобусной трассы туда пилить километров десять! Мне папаша свою машину не дает, а ни у кого из наших тачки нет. Ну, и я вдруг вспомнил про тебя... Эх, думаю, жалко, что в тот раз телефон у тебя не спросил! А сегодня вдруг - ба, гляжу, ты идешь! Во, здорово, а?! Может, ты захотел бы съездить на Круглое озеро? Ты же вроде интересовался всяким таким? - Бен с надеждой заглянул снизу вверх в глаза Роману.

"На озеро тебе?! А в "топь" не хочешь?! Псам на зуб, сноркам под когти не хочешь?! А, агент Малдер недоделанный?!" - Роман начинал злиться.

– Поездка только на день, даже без ночевки! Утром уехать, вечером вернуться...

– Нет, не получится, - решительно оборвал его Роман. - Не смогу. Работы много. Я иногда и по выходным мотаюсь...

– Но в принципе ты не против? - Бен продолжал гнуть свою линию.

"Эх, а ведь придется поддерживать игру, - с тоской подумал Роман. - Особенно после того, что я сам наплел ему при первой встрече..."

– Мне очень жаль, но не получится.

– А скажи телефон! Как-нибудь созвонимся! Вдруг у тебя свободный выходной выпадет?! Тогда я наших быстро мобилизую, да вряд ли больше двоих, кроме меня, захотят поехать. Дай-ка свой номер? - Бен с готовностью вытащил мобильник и приготовился записывать.

Роман улыбнулся и продиктовал номер - такой, по которому Бен никому никогда не дозвонится. И сам в ответ записал номер Бена. Он охотно бы нарочно перепутал цифры, чтобы не было возможности и соблазна связаться - но простодушный пацан смотрел на экранчик и проверял, правильно ли Роман записывает. Потом, к счастью, Бена окликнул парень постарше - видимо, менеджер, и напомнил, что вообще-то работать надо, а не болтать.

– Ну ладно, пока-пока, созвонимся! - протрещал Бен уже в спину уходящему Роману. Тот обернулся через плечо, старательно выдавливая из себя приветливую улыбку.

"Гм... Ладно. Никто ничего не узнает. Сейчас уже поздняк метаться. Живи, пацан. Наслаждайся жизнью. Тем более что твое благополучие оплачено такой высокой ценой... Так и быть, не буду я его ломать. Хотя бы ради того, чтоб уже внесенную плату не обесценивать..."


* * *

– Светка! Привет! Слышь, как мне повезло! Помнишь, я тебе рассказывал про того парня, который меня в августе подвез до шоссе? Так вот, я его недавно в магазине встретил!

Бен обрушил новость на голову своей подружке, едва Света переступила через порог. Пока девушка стаскивала сапожки и причесывалась перед зеркалом в прихожей, Бен продолжал радостно трещать:

– Я пока ему не звонил, решил сразу человека не дергать, тем более Ромка сам еще не знал, будет ли свободен в выходные. Но сегодня, думаю, можно звякнуть! Ты как, ехать не передумала? Славку и Серого я уже спрашивал, они тоже хотят! Вот, может быть, если Роман завтра свободен, мы бы этак душевно прокатились...

– Ой, Бен, да погоди ты! Позвоним... Можно сначала чаю, а? А то я сейчас помру прямо здесь, на пороге!

Светка шмыгнула в комнату Бена, а он занялся перетаскиванием с кухни в комнату всего необходимого для чаепития. Чайник, кружки, кулек пряников и пачку масла - Светка обожала намазывать пряники маслом, а вот заседать на кухне, под прицелом бдительного оценивающего взгляда вадимовой мамочки терпеть не могла. Хорошо, что у Бена хотя бы есть своя комната, где можно закрыть за собой дверь...

Пока подруга с удовольствием отхлебывала чай из большой кружки, Бена словно шилом кололо нетерпение - он схватился за телефон и набрал ромкин номер.

– Что такое? Говорит - набранного номера не существует...

– А ты ничего не перепутал? - усомнилась девушка.

– Неа! Да он мне сам номер записал!

– Погоди, счас доем... - прошамкала Светка с куском пряника во рту. - И посмотрим по базе... У тебя есть телефонная база?

– Не помню, сейчас поищу.

– Да фиг с ним, не надо, у меня с собой... В сумке...


Очень озадаченный Бен включил компьютер, уселся рядом бочком на кресло, и смотрел, как подруга запускает программу.

– Как его фамилия?

– Не знаю... Да я и не спрашивал...

– Адреса тоже не знаешь, естественно? - вздохнула Светка. - А номер машины?

– Да как будто я запомнил! - возмущенно воскликнул Бен. - "Жигуль", семерка, светло-серый... В номере вроде двойка была...

– Лет сколько этому Роме?

– Ну, на вид около тридцати...

– Ох... Ну ладно, сейчас попробуем выжать хоть что-то из того, что есть...

– Да ладно, Свет, ты пока чай попей, а я сам пошарю...

Некоторое время спустя Бен, глядя на внушительных размеров список, с мрачной кривой ухмылкой почесывал затылок:

– Н-да... Чтоб всех обзвонить, тут не один час уйдет...

– Ну и как, будешь? - скептическим тоном поинтересовалась Света.

Бен раздраженно махнул рукой:

– Да без толку... Вернее, если была бы ну вот прямо острая необходимость, то, наверно, можно было бы... А так - ради чего?! И ежу понятно, что этот тип нарочно записал мне неправильный номер. Отмазаться он от меня хотел. Типа я его затрахал, как назойливая муха. Но почему нельзя было просто сказать, что ему это все неинтересно и некогда заниматься ерундой?! Ну на фига надо было врать?! Я тут, как дурак, сижу, по базе шарю...

– Бен, ну, успокойся... Не стоит так нервничать! - Светка, подойдя сзади, обхватила его за плечи. - Ну подумаешь, наколол какой-то урод... Не хочет - не надо! Обойдемся без его машины. Сами съездим... Бен, ну ты, в конце концов, пустишь меня в интернет?! Мне реферат найти надо.

– Да не в поездке этой дело! - не на шутку завелся Бен. - Обидно, понимаешь ли, когда за лоха держат... Все, пошел он на фиг! - дотянувшись до мышки, он захлопнул окно базы.


5.


Ноябрь 2010 г.


Однажды в начале ноября Бен нарочно проторчал в институте допоздна - посидел с методичкой в читальном зале, порешал задачи к следующему семинару, пообедал в кафешке, и вечером отправился на сходку туристического клуба. С наступлением холодов он как-то сам собой превратился из клуба путешественников в клуб любителей песен под гитару, но Бена и это вполне устраивало. Здесь было намного приятнее и уютнее, чем дома.

Народ постепенно сползался; аккуратно расставленные вдоль стен стулья растаскивали по комнате; на партах уже громоздились сумки и рюкзачки. На плечи Бена вдруг легли мягкие ладошки.

– Светка! Привет! Пришла все-таки...

– Ага. Разгреблась с делами быстрее, чем рассчитывала. Сначала лень было опять в институт ехать, но весь вечер при тетке сидеть до того тоскливо...

– О, у тебя новый свитер! Вроде я его раньше не видел? А ну-ка, покажись! Классно выглядишь...

– Да, ладно, брось! Терпеть не могу розовый цвет. Но пришлось надеть. Тетку пробило на щедрость, вот, подарила... А может, он ей самой на халяву достался. Она его сегодня с работы принесла и напялила на меня чуть ли не силой...

В тот день, когда начали сгущаться сумерки, с неба посыпались мелкие блестящие кристаллики, постепенно они становились крупнее, их становилось больше, и с наступлением чернильной темноты город уже заваливало охапками первого снега. Под это дело Вовку пробило взяться за гитару; песню про снегопад он обожал, выучил аккорды и из кожи вон лез, чтоб петь ее не хуже автора, старательно выводил слова своим бесцветным невыразительным голосом, но получалось все равно хуже.

Бен покачивался на жестком, и без того расшатанном стуле, глядя за окно, и старался под аккорды вообразить вместо вовкиных потуг голос автора песни - приглушенный глубокий баритон пожилого человека, словно придавленный прожитыми годами. На сдвинутых партах мерцали оранжевыми язычками свечи (купленные в ларьке хозтоваров на ближайшем рынке); светкино дыхание щекотало Бену ухо, за окном неслась снежная карусель, и все было просто замечательно.

Круговерть хлопьев затягивала и кружила голову; несла неведомо куда; и в какой-то момент Бен почти отключился от реальности. Не хотелось думать о том, что через каких-то пару часов щелкнут выключателем, по глазам резанет свет "дневных" ламп, все начнут толкаться и собираться; и придется тоже натягивать куртку и ехать домой. Сначала он, разумеется, проводит Светку, а потом побредет пешком до Центрального шоссе, потому что из ее микрорайона в это время уже не уедешь. Опять расставаться... У нее - тетка, у него - родители... У нее - тахта за шкафом в однокомнатной квартире, у него - мать-домохозяйка, почти не выползающая из своего царства диванов и ковров, так что прогуливать институт бесполезно. Если только созвониться с Димкой и поклянчить у него ключи... Но ведь просто так не даст, куркуль. Ладно, если опять реферат за них потребует, а то ведь в прошлый раз напряг чертежи ему распечатать, а это такие деньжищи!

Бен с грустной ухмылкой поймал себя на том, что мысли все-таки увело далеко в сторону от романтического настроения. А ведь про снегопад - это их со Светкой любимая песня... Бен, чуть наморщив недовольно нос, попытался усилием воли отключиться от нудных житейских забот.

Вдруг в голову полезла еще одна совершенно левая и неуместная в данный момент мысль. О том, что Роману сейчас плохо. Вот именно сейчас. И не просто плохо, а очень плохо.

"Это еще откуда?", - лениво удивился Бен. - "Я-то здесь при чем?"

Мысль не уходила. Она настырно щекотала в голове.

Мало того, в сознании всплыла картинка - Роман лежит на подмокшей земле, и его заваливает снегом. В густо-синей темноте каплей масла маячит фонарь, невесть как уцелевший до сих пор в этом районе; бело-фиолетовая карусель кружит, нет ни верха, ни низа, есть только твердый пятачок между ржавыми боками гаражей, подсвеченный краем желтого дряблого света. Холодно, мокро, у него нет сил пошевелиться, и никого вокруг. А ему нужна помощь...

"Ну, а мне-то до этого какое дело?", - досадливо поморщился Бен.

Честно говоря, он давно уже и думать забыл об этом типе. Ну, столкнулись дважды; ну, обманул - ладно еще, на деньги не кинул... Чего о нем вспоминать-то? Бена встревожило другое. Такие "видюшки" с призывами на помощь у него уже бывали.

Первый раз в девятом классе, когда у соседа по подъезду убежал и пропал полугодовалый щенок. Золотистый ретривер, милое, ласковое создание... Бен по этому псу просто слюни пускал. Очень хотел себе такого же, но мать не разрешала держать в доме собаку из-за своей аллергии. Хозяин неосторожно упустил поводок, щенок обрадовался неожиданной свободе, помчался и пропал. А Бен даже и не знал про это, он сидел себе за уроками, и вдруг возникла в голове картинка, как Тимка в каком-то узком колодце барахтается по брюхо в грязной жиже, встает передними лапами на каменную стенку и жалобно воет, задрав морду вверх. Мысль настырно зудела в голове, сколько Бен ни гнал ее от себя. Что за нелепые фантазии? Наконец он решил выйти на улицу, проветриться. И столкнулся возле подъезда с встревоженным и усталым соседом - тот, как оказалось, уже битых два часа носился по окрестным дворам в поисках Тимки. Соседу Бен о своих видениях ничего не сказал, потому что и сам не был уверен, что это не вымысел и не глюк. Но на всякий случай решил проверить, и пошел в том направлении, что подсказывала его интуиция. И в конце концов услышал вой, доносящийся откуда-то снизу.

Пес провалился в канализационный колодец, на котором была сдвинута крышка. Однако же далеко он успел убежать! Примерно остановки за три от дома. Бен присел на корточки возле колодца: "Тимка! Тимка!" В ответ раздалось радостное гавканье. "Ух ты, я не ошибся!" Бен помчался обратно - за соседом и за веревкой, потому что подняться обратно по металлическим скобам, держа в охапке довольно крупного щенка, не представлялось возможным.

...Естественно, хозяину собаки он сказал, что забрел в тот район случайно, а когда услышал вой и лай, то догадался заглянуть в колодец...

Потом "видюшка" повторилась еще раз, уже на первом курсе. Во время выезда клуба в лес ушел и пропал Гоша. Причем хватились его далеко не сразу... Как оказалось впоследствии, парень решил прогуляться в одиночестве и заблудился. Вышел к поселку, на следующую по направлению от города платформу электрички. В принципе, ничего опасного в этой ситуации не было бы, если бы в нее попал кто угодно другой, а не этот совершенно неприспособленный к жизни раздолбай с вечно отрешенным взглядом. На окраине поселка гуляла подвыпившая местная молодежь... Если из Бена странность наружу не лезла, то Гоша, в отличие от него, своим странноватым видом всегда буквально вызывал желание дать ему по морде. Особенно часто такое желание возникало у пьяных гопников. Так что Бен, найдя Гошу вовремя, можно сказать, избавил его от очень крупных неприятностей...

Но ведь причина беспокоиться о благополучии Гоши у Бена была. Весьма важная, но очень прозаическая. Гоша должен был ему деньги. По студенческим меркам - довольно крупную сумму. Когда Бен еще не знал, что представляет из себя этот раздолбай, он дал ему в долг. И потом который месяц не мог вытрясти всю сумму до конца... В то время Бен еще не подрабатывал, эти деньги он получил в подарок от родителей, и когда они потребовались ему самому - просить еще раз у предков и признаваться в том, как он облажался, было стыдно. Так что Бен как раз был очень заинтересован в том, чтоб Гоша оставался жив-здоров по крайней мере до того, как вернет ему всю сумму.

А сейчас какого, спрашивается, хрена?! Роман ему безразличен. Роман не должен ему денег. Почему он со своими призывами о помощи именно к Бену лезет в голову?

Вовка старательно тянул и не удерживал ноты, голос срывался, превращаясь в натужный стон; вовкино неуклюжее пение накладывалось на какой-то другой стон, слышимый (или кажущийся?) непонятно где и откуда, и тот, другой стон щелкал Бена по нервам, словно накопившийся в синтетическом свитере крошечный электроразряд.

Бен поерзал на стуле и поудобнее перехватил светкину руку. Вот уж фигушки, никуда он не помчится и никого искать не станет. "Тоже мне, нашли в моем лице спасателя для всех встречных-поперечных", - подумал он невесть о ком. Так, ни о ком конкретном... И даже почему он подумал именно "нашли" - в множественном числе, - а не "нашел", Бен не смог бы объяснить. Просто так ему показалось правильным.


И это действительно было правильным. Если бы Бен на тот момент мог чувствовать тоньше и острее, то он уловил бы в эфире подобие разочарованного вздоха. Ничего, отступать они не собирались. Провалится эта попытка - будет следующая.


Посиделки закончились; настала пора расползаться по домам. Зябкий сырой воздух немного освежил голову; мокрые хлопья посыпались на уши и за шиворот, и Бен порадовался тому, что сегодня все-таки захватил шапку. Натянул ее пониже на лоб, закинул за спину рюкзачок. Они вместе со Светкой побрели сквозь метель к остановке.

Но зов о помощи не давал покоя. Интересно, а что вообще с Романом могло случиться? Напали, избили, ограбили? "Или напился до такой степени, что ноги не держат", - Бен изо всех сил старался быть циничным, хотя бы перед самим собой. Очень уж не хотелось тащиться куда-то под мокрым снегом, искать какого-то левого типа...

Остановка терялась в снежной круговерти. Она где-то здесь, в сотне метров впереди, или ее уже нет? И когда Бен пройдет сотню метров вперед, то вокруг исчезнет все - деревья, парапет, разломанная скамейка, и он понесется неведомо куда вместе со снежными хлопьями.. Туда, откуда его зовут... Тьфу! Бен затряс головой так, что с шапки в разные стороны посыпался облепивший ее снег.

– Бен, что с тобой? - встревожилась Светка. - Странный ты какой-то сегодня. Весь вечер сидел, как на иголках...

Сказать? Или лучше не надо? Или все-таки стоит посоветоваться, как поступить? Света знала о его "видюшках". Она была единственная, кто об этом знал. И кстати, именно она вместе с ним позапрошлым летом отправилась искать придурка Гошку. Потому что никто больше не поверил в грозящую ему нешуточную опасность, все отмахивались - мол, нагуляется и сам вернется. А она поверила. И пошла вместе с Беном. Кто ее знает, может, ей просто захотелось поиграть в "агента Скалли", но неожиданно то, что она считала игрой, оказалось правдой. Помнится, после удачного нахождения Гошки Света посмотрела на Бена очень странно, но вместе с тем восхищенно. А игра в "Малдера и Скалли" положила начало их отношениям, со временем переросшим в очень близкие. Похоже, Светке очень льстило иметь парня, "не такого, как все", и быть посвященной в его секреты. Она всегда относилась всерьез к рассказам Бена о видениях и предчувствиях, и даже порой помогала сориентироваться и выбрать более верное решение. Пожалуй, все-таки стоит посоветоваться.

Тут как раз подкатил нужный автобус. Уже полупустой; Бен потянул Светку на заднее сиденье, благо, немногие остальные пассажиры расселись в середине салона. А здесь можно было поговорить по дороге, не привлекая ничьего внимания.

– Понимаешь, Светлячок, я опять... Короче, глюк был. Что на помощь зовут.

– И кто звал?

– Да тот самый Роман. Ну, помнишь, который обманул с телефоном.

Светка призадумалась:

– Расскажи-ка, как это все было. Ну, что и как ты увидел...

Пока он рассказывал, девушка молчала, сосредоточенно покусывая губу.

– Вот, - подвел черту Бен. - В общем-то, и все. Но эта фигня уже два часа зудит в башке...

– Слушай, Бен, а может, все-таки стоит откликнуться, раз уж он так настойчиво зовет?

– А как? Куда? Я же понятия не имею, где он находится! А в глюках нет ни одного намека, где его искать! Ну, гаражи. Что, в городе мало гаражей?! Даже не намекнули, на какой улице... А брести пешком в надежде, что интуиция выведет - извините меня, это сколько часов бродить-то надо? Да и опять же, я в оба прошлых раза хотя бы примерно чувствовал направление, а сейчас не чувствую.

– Нет, Бен... - девушка нахмурилась, - Раз так, то сейчас ты никуда не ходи! А то только понапрасну рисковать, бродить в темноте по всяким глухим углам... Ты подожди. Если тебя действительно некто или нечто хочет отправить на поиски этого Романа, то должны как-то подсказать, где он. Понимаешь?

– Свет, я другой фишки не понимаю... - задумчиво протянул Бен. - Сейчас попробую объяснить. Помнишь про щенка? От него зов мог до меня дойти потому, что щенок меня знал. И Гошка мог обо мне вспомнить, мы же были приятелями. Но этот Роман... Почему он обращается ко мне?! Он меня два раза в жизни видел! Ему что, о помощи просить больше некого?! У него нету ни родни, ни знакомых никаких, что ли?!

Девушка на некоторое время задумалась, а потом сказала важно и преувеличенно серьезно:

– Вся его родня и знакомые наверняка не могут воспринимать информацию прямо через энергоинформационное поле. А ты можешь. А он, как ты сам говорил, сейчас вообще без сознания лежит. И потому его сознание... ну-у-у... Оно как бы от него отлетело, и напрямую, через поле, к тебе...

– Светик! - рассмеялся Бен, - я порой думаю, что мы с тобой все-таки наоборот... Из нас двоих Малдер - это ты! А скептик Скалли - это я! Даром что видения у меня, а не у тебя бывают... Но ты о них думаешь намного серьезней, чем я сам!

Но Света шутки не оценила:

– Если человеку реально нужна помощь, тут не грех и глюку поверить! Но ведь ни одной зацепки, где этого Романа искать! Если бы была хоть одна - я сама бы сейчас тебе предложила вместе пойти. Но раз зацепок нет, то... Обещай, что прямо сейчас никуда не пойдешь! Тем более один! А сразу домой! - потребовала Светка нарочито капризным тоном и легонько встряхнула его за воротник куртки.

– Ла-а-адно... - Бен потянулся к ее лицу губами. - Обещаю, что домой пойду. Ты у меня умница...

Светка уставилась в запотевшее окно, на котором разноцветными кляксами расплывались неоновые огни. Помолчав несколько минут, она снова повернулась к спутнику:

– Бен, а тебе не кажется, что все это очень странно, а? Уже третий раз, начиная с августа, ты сталкиваешься с этим человеком... А теперь еще и видение...

– Кажется, Светик, кажется, - задумчиво протянул парень. - И я сам хотел бы в этом разобраться...

За разговором время прошло незаметно; автобус дополз до микрорайона, где жила Светка. Бен проводил девушку до дверей квартиры, а сам поспешил обратно на остановку.


Опять разочарованный вздох, которого не мог услышать Бен.

Мальчишка пошел-таки домой... Он не бросился на поиски Романа прямо сейчас... Плохо то, что прямо приказать ему, навязать свою волю - невозможно. Просто физически невозможно, все равно как внести изменения в закрытый для записи файл. С файлом-то и то проще - можно подобрать пароль, а к сознанию мальчишки пароля не подберешь. Уж таким его создала природа. Выход один - подталкивать его в нужном направлении, исподволь подкидывать информацию, которая должна привести его к верному решению. Как все-таки сложно это оказалось... И парень еще слабоват, несмотря на потенциал; он не смог воспринять и правильно истолковать все детали... А ведь дело плохо. Роман еще нужен, он еще не выполнил свою задачу, он не должен умереть в этот вечер, иначе все намного больше осложнится. Надо помочь ему другим способом...

И случайный человек за рулем собственной машины вдруг сделал то, чего он бы никогда не сделал по своей воле, в здравом уме и трезвой памяти. И при том он совершенно не удивился этим пришедшим в голову нелепым мыслям - ну, сделал, ну и что? С чего вдруг он решил так поступить? А почему бы и нет, в конце концов? Сначала он, повинуясь естественной потребности, остановил свою потрепанную "лошадку" как раз возле нужного гаражного массива. Потом зашел вглубь - справить нужду. Потом заметил лежащего на снегу человека. Потом, вопреки всякому здравому смыслу, не стал звонить в "скорую", а перетащил найденного в свою машину и повез в ближайшую больницу сам...


Бен всю ночь крутился в постели, как курица на гриле. Ему снилась больница - приемный покой, гулкий кафельный пол, каталки вдоль стен, и гнетущий, почти физически давящий на плечи страх. Во сне Бен шел по коридору, вглядывался в незнакомые лица, и понимал, что он никак не может найти кого надо... В начале седьмого, в самое зябкое и беспробудное время, зудящая тревога все-таки подняла его с постели. Бен сел и завернулся в одеяло.

"Так, елы-палы... Больница. Ну что же уж номер-то не показали?" - обратился он невесть к кому, глядя на потолок. "Ла-а-адно... Остается один весьма приблизительный способ."

Этим способом Бену уже несколько раз удавалось определить нужное направление поисков. Он включил настольную лампу и откопал на стеллаже среди книг карту города. Расстелил ее на столе и прикрыл глаза. Теперь главное - отключить всю "размышлялку", чтоб не сбила с истинного пути палец, готовый ткнуть в первое показавшееся верным место на карте. Всё на волю случая... Куда палец попадет...

Бен открыл глаза. Палец упирался в неровный четырехугольник, ограниченный улицами Средне-Садовой, Партизанской, Матросова и Промышленной. Так, смотрим на обороте карты, там есть список обозначенных на ней разных учреждений, и больниц в том числе. А вот фиг вам! Из больниц на карте обозначены только самые крупные - областная, городская, клиническая... И в нужном квадрате ни одной из них нет. Придется в справку звонить.

Стоп! Бена вдруг озарила очень простая мысль. Чрезвычайно простая, даже странно, что она не пришла ему в голову раньше - ведь таким способом любой человек начал бы искать знакомого, предположительно попавшего в больницу.

Бен набрал номер "скорой".

– Здравствуйте! Нет, у меня не вызов. Подскажите, пожалуйста, в какую больницу "Скорая" доставляла пострадавших вчера ночью? Родственник пропал, ищем! В Первую городскую? Ага, спасибо!

Итак, прошлой ночью на "Скорой" дежурила Первая городская больница. Но она находится на Владимирской, это совсем в другой части города! Почему тогда интуиция подсказала направление на Средне-Садовую?! Бен призадумался. Ладно, попробуем узнать, есть ли в принципе какая-нибудь больница в том районе. Он дозвонился до справочной (конечно, с двадцать пятого раза), и пока висел на телефоне, в голове заскреблась неприятная мысль, что вообще-то при больницах обычно есть морги... Н-да, как бы не оказалось слишком поздно... Усилием воли он эту мысль от себя отпихнул. Итак, выяснил, что на Средне-Садовой находится некая "3-я медсанчасть". Название знакомое... Где-то что-то связанное с ним он уже слышал... А-а! Вспомнил! Бабушка! Его ныне покойную бабушку лет семь назад прямо на улице свалил приступ, и "Скорая" забрала ее именно в эту самую 3-ю медсанчасть! Об этой больнице в городе ходили самые дурные слухи, она считалась самой дрянной и захудалой (и небезосновательно, надо сказать). Старушка тогда, еле-еле оклемавшись от приступа, ринулась звонить сыну, то есть отцу Бена, и с рыданиями на весь коридор требовала, чтоб ее немедленно забрали отсюда и устроили в нормальную больницу, а иначе грозилась сбежать домой самостоятельно и прямо в чем есть! Ну, если Ромка попал именно в "тройку", то он конкретно попал... Но ведь дежурила ППервая городская! Почему "тройка"?!

"Позвонить бы в дежурную и спросить - это проще всего, но я же не знаю ромкиной фамилии!"

А пытаться "на пальцах" что-то объяснять в трубку, которую в любой момент могут бросить - гнилое занятие. Надо ехать...

И куда же сначала? Пусть опять решение принимает случай. И Бен полез в кошелек за монеткой. "Если "орел" - то еду в Городскую, если "решка" - в "тройку." Подброшенная монета закрутилась в воздухе и бесшумно упала на ковер. Решка. Опять "тройка"... Ладно. Судьба решила.

"Транспорт уже ходит, - думал Бен, торопливо глотая горячий чай. - Наверно, к восьми уже доберусь."


Вчерашний снег колеса уже перемешали с грязью в бурую кашу, маршрутка медленно плыла по лужам. И беспокойство, притихшее было под напором активной деятельности, от вынужденного бездействия снова зашевелилось и стало опутывать липкой паутиной. Вот не пошел прямо вчера человека искать, а может, теперь-то уже поздно... И будет это на его, Бена, совести... Он пытался сочинить более-менее внятную легенду, которую придется излагать медперсоналу, почему он ищет человека, о котором ему известно только имя, но ничего путного и правдоподобного не приходило в голову. Ладно, авось обойдемся без лишних подробностей...


6.


– Как фамилия? - заранее, с утра усталая тетка в белом халате открыла растрепанную общую тетрадь.

– Не знаю!

– А что же вы без фамилии хотите, молодой человек?!

– Вы просто посмотрите, кто поступал вчера вечером или ночью! Молодой мужчина, на вид лет около тридцати или немного старше, худощавый, ростом вот на столько повыше меня, коротко остриженный...

– Ночью дежурила не я, а в журнале регистрации мы приметы не записываем! Да с чего вы вообще взяли, что ваш друг у нас?!

– Ну... Ну-у-у... - убедительно лжи Бен за всю дорогу так и не придумал. - Ну посмотрите, пожалуйста, кто поступал вчера ночью, хотя бы по возрасту примерно подходящий! Вдруг он был без сознания и не мог вообще назвать фамилию, и документов при нем могло не быть...

Бен вытащил из кармана дорогую шоколадку, положил ее на краешек стола и придвинул к "журналу регистрации". Тетка в белом халате вздохнула, но в ее вздохе слышалась уже не только досада "надо же, ходют и ходют, все чего-то им надо!", а молчаливое согласие оказать услугу.

– Вот, есть запись...Около 21 часа, мужчина, возраст примерно тридцать, в бессознательном состоянии, документов нет, проникающее ножевое в грудную полость... Доставлен частным лицом. Сейчас находится в реанимации.

Частным лицом?! Вот она, разгадка! Ромку привезла не "скорая". Нашедший его человек не стал дожидаться "скорой" - или ему сказали, что все машины в разъездах, или еще по какой-то причине...

– Ой! Наверно, это Роман! Можно мне на него взглянуть?! Тогда я точно скажу, он или нет! Ну... Ну вам же все равно надо будет личность установить, правда?!

– Толку-то от вашего "установления", если даже фамилию не знаете, - пробурчала тетка. - Как это вообще возможно - общаться и ничего о человеке не узнать?! Вы же даже его родным сообщить не сможете!

– Да чтоб в поход вместе ходить, фамилию спрашивать необязательно, - вздохнул Бен. И добавил трагическим тоном: - А родных у него нет. Никого. И кроме друзей, о Ромке позаботиться некому!

Судя по тому, как смягчилось лицо тетки, Бен понял, что попал в точку.

– А как мне в реанимацию пройти?!

– Во-первых, сдайте куртку в гардероб. Во-вторых, купите там бахилы. А я пока позвоню на сестринский пост, попрошу пропустить...


Бен заглянул через наполовину стеклянную стенку, отделяющую реанимационную палату от коридора. Ромкино бескровное серое лицо на фоне желто-серой наволочки.

– Да, это он, Роман, - повернувшись, Бен утвердительно кивнул медсестре.

Как бы оправдываясь - мол, не зря вы нарушили заведенный порядок и впустили постороннего. Медсестра в ответ снисходительно кивнула, глядя на него ленивым, полным собственного превосходства взглядом матерой сторожевой псины.

– А скажите, пожалуйста, кто лечащий врач?

– Ночью принимал дежурный, но теперь заниматься им будет, скорее всего, Васильев.

– Я могу его сейчас увидеть? - Бен раздумывал, доставать ли из кармана следующую дорогую шоколадку, или пока еще не за что.

– Зайдите в ординаторскую, возможно, он уже пришел. Вон в том конце коридора, - медсестра вроде бы со скучающим видом перелистывала желтые страницы толстой разграфленной канцелярской книги, исчерканной каракулями чисто медицинского почерка, но ее настороженность Бен ощущал буквально кожей. Если бы он сейчас вдруг, делая вид, что пошел в ординаторскую, сделал шаг по направлению к двери палаты, овчарка мгновенно сорвалась бы с места и вцепилась ему в штанину...

– Максим Петрович! Эй, молодой человек! - Когда сзади раздался неожиданно резкий в притихшем коридоре голос медсестры, Бен невольно втянул голову в плечи.

– Что?! Это вы мне?!

– Врача зовут Максим Петрович, - повторила медсестра. Специально для тупых.

– Спасибо! - Бен чуть было не поклонился в ответ подобно вежливому японцу. Но вовремя сообразил, что это вполне может быть расценено как утонченное издевательство. И тогда, чтобы в следующий раз пропустили, одной шоколадкой уже не отделаешься.


Максим Петрович Васильев оказался довольно молодым дядькой, бодрым и добродушно настроенным. И, придя сегодня на работу, он уже успел ознакомиться с историями болезни новоприбывших прошлой ночью - с ходу сообщил Бену, что состояние его друга тяжелое. Пожалуй, даже очень. А то, что Бен - друг, а не родственник, даже хорошо, потому что родственникам всегда сложнее сообщать неприятные новости, а прогноз крайне неблагоприятный...

Кто его знает, действительно ли прогноз был очень неблагоприятным, но сообразительный мальчик Бен тонкий намек понял.

"Ну, раз уж начал делать благородное дело - надо доделать его до конца..." - мысленно вздохнул Бен. Да, хорошо еще, что подготовился к расходам! Любое доброе дело расходов требует.

Еще дома он догадался вытащить из конверта в папином письменном столе две купюры с внушительными цифрами. Чистых конвертов там же не нашлось, и Бен предусмотрительно спрятал каждую из купюр внутрь сложенных газет с какой-то красочной рекламной дребеденью.

Один из "бутербродов" Бен сейчас осторожно достал из сумки, и, на всякий случай оглядевшись по сторонам - в ординаторскую к тому времени подтянулись еще двое врачей, - незаметно придвинул газету к руке Васильева.

– Пожалуйста, позаботьтесь о Романе получше, - попросил он, и тихонько добавил: - Если вы сможете ему помочь, я еще отблагодарю...

Выражение лица Васильева стало вопросительно-удивленным, и Бен поспешил добавить:

– У него в городе никого нет, Роман приезжий, родственники где-то в области живут. И работа у него разъездная, сотрудники когда еще спохватятся, что его нет! Понимаете, о нем сейчас больше некому позаботиться.

– Вы работаете или учитесь вместе, что ли? - Васильев прикрыл газету с купюрой ладонью.

– Нет, мы в туристическом клубе познакомились... В походы вместе ходили.

– А-а, понятно... - Васильев отыскал в папке историю болезни. - Давайте-ка пока запишу все его данные.

– А я не знаю! - огорошил его Бен.

– Как так? Ты же сказал, что вы знакомы?!

– Ну да... Но я фамилию не спрашивал! И адрес тоже. Мы встречались в клубе. Роман что-то упоминал про родственников, но я не знаю ни их адреса, ни телефона...

– Веселенькое дельце... - криво усмехнулся Васильев. - Твой дружок-турист ведь в сознание так и не приходил с момента поступления... Как же мы родственников-то известим?

– А можно как-нибудь его в сознание привести?! - Бен ничуть не кривил душой, заглядывая в глаза врача умоляющим взглядом.

– Ну-у, не все в наших силах! То есть, конечно, я сделаю все, что могу, но ничего не обещаю! Я ж не чудотворец...

– Вы скажите, если какие-то лекарства нужны, я куплю! - с готовностью предложил Бен. Игра в благородного спасителя увлекала его все больше и больше. - А он мне потом отдаст. Ромка ведь не босяк какой-нибудь, он работает, у него даже машина есть...

– Ладно, посиди здесь, - Васильев отмахнулся от назойливого юнца и жестом указал ему на диванчик. - Сейчас разберемся насчет лекарств.

Врач вышел из ординаторской; Бен выглянул ему вслед сквозь приоткрытую дверь. Васильев поговорил о чем-то с медсестрой, потом зашел в палату к Ромке. Бен вернулся на клеенчатый диванчик и стал разглядывать выпуклую пластиковую картинку с сердцем и ветками сосудов на стене напротив.

Некоторое время спустя вернулся Васильев, оторвал от кубарика листок и нацарапал на нем названия лекарств.

– Вот этого купишь одну упаковку, а вот этого - две, - он вручил листок Бену.

– Ага, понял. А когда я принесу лекарства, меня сюда опять пропустят?

– Сейчас я тебе пропуск выпишу, - Васильев выудил из ящика крохотный бланк, черкнул на нем несколько строчек и шлепнул личную печать.

– Как там Роман?

– Состояние тяжелое, но стабильное, пока без изменений, - пожал плечами Васильев и углубился в чтение чьей-то пухлой истории болезни, давая тем самым понять, что разговор закончен.

– Спасибо, - Бен спрятал листок в сумку. - Я постараюсь побыстрее...


"Побыстрее" не получилось. Нужных препаратов не оказалось в ближайшей крохотной аптеке, занимающей бывшую квартиру жилого дома; толстая тетка за стойкой посоветовала поискать их в другой аптечной сети; "а у нас, молодой человек, такого и не бывает". Бен с глухим раздражением оглядел витрины, забитые микстурами от кашля и мазями от болей в спине, и побрел искать.

Потом нужных лекарств не оказалось в одной аптечной сети; а в другой, пошарив по базе, Бену выдали два адреса: каждый из препаратов оказался в аптеках в разных районах города. Хорошо еще, согласились отложить. Потом нескончаемая лента машин с трудом волоклась по коричневой каше, в которую успел превратиться вчерашний снег; маршрутка еле ползла вместе с потоком и вплавь преодолевала лужи. Гаже ноябрьской слякоти только мартовская; потому что в ноябре еще стоит перед глазами истекающий золотом лес, а после пятимесячной зимы кажется, что в мире не бывает вообще ничего, кроме снега цвета кофейной гущи...

Мысли о прошедшем лете увели Бена к концу августа; к застрявшему в грязи "жигуленку" на проселочной дороге. А потом к случайной встрече в магазине. Теперь он уже сомневался - действительно ли она была случайной? Может, некая неведомая сила подстраивает, подтасовывает эти случайности, пытаясь подтолкнуть события в нужную ей сторону? Светка права; такое количество совпадений на единицу времени и пространства - это уже слишком! Определенно, с Романом связана какая-то загадка. Кто и зачем трижды столкнул их лбами за каких-то три месяца? И мысли об этом очень щекотали Бену нервы. Вот было бы интересно во всем разобраться...


Он вернулся с покупками обратно в больницу, когда уже начали сгущаться сумерки. Короткий ноябрьский серый день незаметно перетек в темно-серый вечер. Бен ткнулся в ординаторскую - но оказалось, что Васильев уже ушел домой. А кто же теперь будет заниматься Ромкой, должен же он был кому-то это дело перепоручить?! Кому, в конце концов, отдать лекарства?! Растерянный Бен торопливо пошел к столику дежурной медсестры, может, хоть она что-то знает?

– А, да подойдите к палате, вон там доктор сидит, - почему-то в ее тоне Бену послышались то ли презрительные нотки, то ли осуждение.

Бен остановился возле застекленной стенки. То же бледнющее лицо и растопыренная стойка капельницы... Но в этот момент веки Романа слегка дрогнули; и он приоткрыл глаза. Да, он смотрел сквозь стекло осмысленным взглядом. О, очнулся, значит! Ну, слава богу, все нормально, дело сделано! К тому же, будет чем перед Светкой похвалиться! Он улыбнулся и приветливо помахал Роману ладонью. Но ромкино лицо вдруг исказилось гримасой разочарования и сожаления. Он смотрел так, словно непрошеный спаситель только что вытворил какую-то несусветную глупость или что-то непоправимо испортил. Ошарашенный Бен замер с отвисшей челюстью.

"Не понял... Чего это он?!"

Сидевший в палате возле подоконника коренастый мужчина средних лет, в салатовом докторском костюме, поднялся со стула. Какой-то незнакомый врач... Это ему, что ли, Васильев препоручил пациента?

Незнакомый вышел в коридор, решительно оттесняя Бена, направившегося было в палату, от двери.

– Привет! Ты кто, приятель? - поинтересовался он с известной истинно хирургической бесцеремонностью.

– Я лекарства принес. Вот, у меня и пропуск есть, - сухо объяснил Бен.

У него давно бурчал пустой желудок и гудела голова, отяжелевшая от сонного слякотного дня, шума моторов и выхлопной гари, а в душе зашевелилась обида. Один злится непонятно на что, другой подозревает невесть в чем...

– А-а, ты и есть тот самый "друг"?! Мне про тебя Васильев сказал, - вдруг сменил гнев на милость незнакомец и протянул ладонь: - Сергей Иваныч! Будем знакомы!

– Вадим... - Бен растерянно тиснул его руку.

– Это ты, значит, попросил Васильева проявить особую заботу о нашем друге? Видать, настойчиво просил, раз он постарался... Ночной дежурный, халтурщик хренов, то ли спросонья, то ли поддатый был - когда Ромку при поступлении штопал, не заметил один порванный сосуд. А Васильев, после твоей настойчивой просьбы, полез проверять, и только тогда обнаружил, представляешь?

– Значит, теперь опасность уже миновала?

– Да, - кивнул Сергей Иванович. - Роман еще днем очнулся, когда внутреннее кровотечение прекратилось. Телефончик сразу сказал, куда о нем сообщить, меня и прислали.

"А, так вот почему медсестра презрительно кривилась! Чужака прислали в их монастырь, да еще с полномочиями!" - догадался Бен.

– Но мне даже не пришлось за Васильевым что-то переделывать, он хорошо справился. Сейчас просто приглядываю за состоянием Романа... Ну ты молодец! Догадлив... Кто его знает, стал бы Васильев без взятки причину кровотечения искать, или бы рукой махнул? Я вот лично не уверен, что стал бы. Так что можешь считать, человека спас... Какой суммой пришлось подкрепить просьбу, а?

Бен промолчал.

– Кстати, ну-ка покажи, чего ты там купил.

Сергей Иванович взглянул на упаковки и коротко рассмеялся.

– Что-то не так?

– Да, приятель, развел он тебя, как кролика! Вот это, - он показал одну коробку, - Ромке совершенно не нужно! А вот это... Ну, в принципе, может пригодиться, но надеюсь, что обойдемся, тьфу-тьфу!

Вот теперь уже обида не просто шевельнулась, а вонзилась толстой иглой. Бен скривился:

– Зачем же тогда Васильев просил?.. Какой смысл ему был именно лекарства просить?! Я же весь день проездил, а оказывается - зря... Лучше бы сказал, сколько денег нужно, я бы сразу отдал!

– Наверное, он хотел с доставкой на дом, - усмехнулся Сергей Иванович. - Ты вон сколько бегал, а ему было лень ноги стаптывать.

– Ну и куда же теперь это девать?! Обратно в аптеку не возьмут...

– А зачем в аптеку? - Сергей Иванович пожал плечами. - Отдай Васильеву, раз уж ему так надо! Оставь мне, я утром ему передам. А деньги тебе вернут. Напиши мне какой-нибудь свой контакт, телефон там, или мэйл, или аську... Шеф Романа с тобой свяжется и деньги отдаст.

Бен хотел было возразить, но вовремя прикусил язык - отец рано или поздно обнаружит пропажу и устроит скандал. Ну, еще бы - сын украл деньги! Конечно, можно было бы перезанять сумму у друзей и подсунуть на место, а друзьям потом постепенно возвращать; но зарабатывать ее пришлось бы месяца два. Если у Ромки начальник щедрый, то почему бы и нет? И Бен записал врачу номер своего мобильника.

– А... А можно, я сейчас к Ромке зайду?

– Зайди, только ненадолго. Да и поговорить с ним ты сейчас не сможешь, он еще очень слабый.


Бен тихонько, стараясь не топать, проскользнул в палату. Наклонился поближе:

– Ром, ты не волнуйся... Теперь все нормально будет...

Роман смотрел из-под полуприкрытых век все с тем же сожалением, и даже где-то в чем-то с осуждением.

– Эх, ты... Зачем... Что ты наделал... - шепотом выдохнул он.

Огорошенный Бен выпрямился. Он откровенно ничего не понимал.

– Ром, ну... Ну ладно, ты отдыхай, а я пойду... Как-нибудь потом поговорим.

"Что бы это значило? Он прямо как будто упрекает меня... Только непонятно, за что?! Но сейчас у него все равно ничего не выспросишь... Ладно. Потом разберемся."


Когда за посетителем закрылась дверь, Сергей Иванович шевельнулся возле подоконника и слишком громко прошелестел перевертываемой страницей журнала.

– Свинья ты неблагодарная, Ромыч! - процедил он сквозь зубы.

Роману очень хотелось сейчас перевернуться и спрятать лицо в подушку, но все что он мог - это только закрыть глаза.

"Как я ни старался, а юнец все-таки попал в поле зрения наших... Вопрос - как быстро это дойдет до Шепелева и сколько тому потребуется времени, чтоб расколоть и меня, и мальчишку..."


7.


Бен плелся к остановке, подволакивая ноги - тяжкие раздумья гнули к земле не меньше, чем усталость и голод. В желудке отчаянно бурчало, а в голове ворочались вопросы, на которые он пока не мог найти ответа. Что означали ромкины слова "что ты наделал"?!

"А действительно, что я такого сделал-то?! Ну, пришел к нему... Такое впечатление, что он меня упрекнул именно за это... Почему я не должен был приходить? По логике вещей, если люди избегают встреч - то из тех соображений, что общение с ними может повредить. Кому может повредить наше общение? Ему или мне? Насчет Романа я совсем ничего не знаю; чем он занимается - совершенно без понятия. А если мне - то с какой стати? Он может невольно меня подставить, что ли?! Допустим, за ним кто-то гоняется... Бандиты, например. Или наоборот - менты. И потому они начнут преследовать каждого, кто будет с ним общаться... Получается, Роман не хотел меня подставлять. Но тогда какого черта он не сказал об этом сразу и прямо еще при встрече в магазине?! Что за глупую игру он устроил?"

Тем временем к остановке подплыла маршрутка. Бен влез в тесное нутро; устало откинулся головой на спинку сиденья и прикрыл глаза. "Плыть" до дому еще минут сорок...

В кармане запиликал телефон. Бен торопливо вытащил его - Светка...

– Привет! Что? Плохо слышно... В маршрутке, домой еду. Да, прогулял сегодня. Что? А-а... Забыл совсем. Весь день мотался... Но квест выполнил! - последнюю фразу Бен сообщил очень радостно. - Все нормально... Завтра расскажу. Понимаешь, Свет, у меня еще кое-какие соображения есть, но разговор совершенно нетелефонный, а встретиться сегодня - никак... Я с голоду помираю и сплю на ходу. Говорю же, весь день бегал. За лекарствами послали... Что? А, да. Очнулся, все нормально, опасность позади. Ага, есть чем гордиться! Завтра расскажу... Да, пока! Целую!

Он опять пристроил голову на спинке сиденья и попытался отключиться от натужно воющего мотора и радио, бормочущего жизнерадостную ерунду. Все в порядке; многотрудный день почти завершен, и даже есть повод для радости; но Бен ощущал смутное беспокойство. Какая-то невнятная мысль мелькала в голове, но при попытках уцепить ее за хвост ускользала от внимания. А думать не хотелось - Бен просто очень устал. Хотелось набить желудок и завалиться на диван перед телевизором. Ну, на крайняк, прогуляться по форумам... Хотя Бен сомневался, что не уснет прямо перед монитором. А завтра, вообще-то, семинар по матанализу... А, плевать! Сегодня уже не до учебы.

Мысль благополучно ускользнула и притаилась. До завтра. Тем лучше оказалось для Бена - ибо если бы он таки додумался до того, что беспокоило его тихими толчками под бок, то еще одна бессонная ночь была бы ему гарантирована.


К счастью, сегодня отец пропажи денег не обнаружил, и вечер прошел без нервотрепки. Бен после ванны и ужина спокойно уселся перед экраном, начал было смотреть фильм, но уже минут через двадцать глаза стали слипаться. Он в полусне уполз к себе и повалился в постель, едва раздевшись.


Тем же вечером, как только Бен распрощался и побрел домой, Сергей Иванович вышел в коридор и набрал номер:

– Игорь Владимирович? Доброго вам вечера... Нет, с Ромкой все в порядке, состояние стабилизировалось. Тут вот какое дело... Мальчишка какой-то к нему приходил. Ну как мальчишка - парень, на вид лет восемнадцать, ну не больше двадцати. Я понятия не имею, кто это, и на всякий случай решил сообщить... Дело-то забавное - это тот самый юнец, который нашел Ромку в задрипанной больнице! Что значит "нашел"? А-а, сейчас расскажу! Мне его лечащий поведал...

...- Теперь видите, как оно все забавно вышло?! Представляете, взятку местному врачу за Ромку сунул! Ну и... Да-да... Номер свой он оставил. Сейчас я вам смс-кой перешлю.


Игорь Владимирович Шепелев сложил телефон и задумался. Некто неизвестный, увивающийся вокруг его сотрудника? Слишком юн, конечно, но кто его знает - может, из молодых да ранних? Короче, надо проверить, что за личность. Он переслал номер телефона Бена старшему оперативнику и отдал распоряжения, потом опять набрал врача:

– Сергей, проследи там, чтоб между этим парнем и Ромкой никаких контактов, пока я не разрешу. С Ромкой я сам-то завтра смогу поговорить? Слишком слаб еще? Ничего, я недолго, это очень важно. Завтра днем подъеду.


* * *

Распечатки с анкетными данными Беневицкого Вадима Семеновича Шепелев получил на следующий день. Биография кристально чистого, никогда, нигде и ни в чем не замешанного обывателя, к тому же из весьма приличной семьи: отец - известный в городе адвокат по уголовным делам. Крепкий профессионал; Шепелев был о нем наслышан. За свои услуги берет очень дорого, но способен выиграть почти любое, на первый взгляд безнадежное дело. Может быть, Вадима к Роману подталкивает Беневицкий-старший? Какие-то ниточки тянутся из ромкиного прошлого? Или наоборот, Роман недавно попал под подозрение? Нет, о таких вещах он сообщил бы сам... В любом случае, начинать раскопки надо с момента знакомства молодых людей. Конечно, заниматься этим будут оперативники, но прежде надо кое о чем расспросить Ромку лично.


– Стыд и позор! - Шепелев, уперев руки в бока, прошелся по палате и остановился перед койкой. - Просто позорище! Нарвался, как пьяный пэтэушник на кнопарь! Рома, я начинаю сомневаться в твоей квалификации...

–Они сбоку выскочили... Неожиданно... И вообще мелкие какие-то были, как подростки, - вяло оправдывался Роман, еле шевеля губами и после двух-трех слов останавливаясь на передышку. - Потому я и не среагировал... Не успел, пока с большим махался. А один из тех потом нож в бок...

– А мясо в реку! - огрызнулся Шепелев. - Да хоть подростки, хоть младенцы! Ты должен на любого человека реагировать как на источник опасности!

Роман в ответ только чуть-чуть наморщил нос и повернул голову вбок, словно говоря всем видом: "Ну да, облажался, сам виноват..."

– Ладно, и на старуху бывает проруха, - примирительно сказал Шепелев; за годы работы с молчуном Романом он научился понимать подчиненного по одной мимике, почти без слов. - Итак, он тебя пырнул, а что дальше было?

– Потом... сбили меня с ног... И убежали... А один мелкий вытащил телефон и бумажник...

– И потому ты не смог сразу вызвать помощь, пока был в сознании, - закончил Шепелев. - А того, кто тебя в больницу привез, ты не видел?

– Нет, я тогда уже отключился... А разве в приемном покое не записали?

– В том-то и дело, что спаситель свалил под шумок! Мутная вышла история, и мне она очень не нравится. То ли покушение на убийство, замаскированное под банальную уличную драку, то ли действительно отморозки позарились на мобильник и кошелек, без всяких других целей...

– Не знаю, - хрипло выдохнул Роман.

– Да еще спаситель этот загадочный... Какова в наше время вероятность встретить человека, который во-первых, в принципе подойдет к лежащему на земле незнакомцу, во-вторых - повезет его в больницу на своей машине?! Я сильно сомневаюсь, что это был случайный прохожий... А что это за парень, который вчера к тебе приходил? - Шепелев резко сменил тему.

– Так, случайный знакомый...

– Опять "случайный"... Как его зовут?

– Вадим.

– Хорошо, а фамилия?

– Не знаю... Он не называл.

– Хм... И как же произошло ваше знакомство?

– Я его подвез.

– Давно?

– Еще летом...

– А конкретней?

– В конце августа...

– Что ты ему сказал о себе?

– Ничего, только имя... И он тоже.

– Свой номер телефона ты ему не давал?

Роман снова состроил гримасу, означавшую: "Я что, дурак?"

– А его номер ты знаешь?

Был очень большой соблазн соврать. С одной стороны - рискованно, но ведь ромкин телефон утащила нападавшие; как Шепелев проверит, чьи номера там записаны? В голове мутилось, мысли путались, от слабости Роман почти проваливался в забытье; но все-таки сообразил, что Шепелев вскоре обязательно найдет Бена - он, да не найдет?! Не смешите мои тапочки! - и встретится с ним, и задаст ему тот же вопрос. Врать бесполезно...

– Пришлось записать, потому что он смотрел... Но я ни разу ему не звонил.

– То есть, ты хочешь сказать, что, даже зная номер, не пытался пробить данные на этого непрошеного знакомца?

– Нет... Зачем? Случайный попутчик... Мы вообще никак не общались.

Говорить было трудно; и Роман не усмотрел ничего предосудительного в том, что умолчал о встрече с Беном в магазине, и объединил детали их знакомства в один рассказ.

– Понятно... Но как же тогда он тебя здесь нашел?!

– Не знаю, - голос Романа стих до еле различимого шепота. Он тяжело, со свистом дышал. - Извините, мне очень трудно говорить... Я устал...

Он прикрыл глаза; тем не менее понимая, что это не поможет, если Шепелев настроен учинить серьезный допрос. Придурок Бен сам сунул голову в капкан; и как теперь ни юли - его уже не выгородишь. Шепелев не отцепится, пока не выжмет все подробности, и рано или поздно придется рассказать о встрече возле Леспромхоза. В палату к Роману Бена в ближайшее время не пустят - значит, нет возможности сговориться и отвечать на вопросы одинаково. И Шепелев, естественно, побеседует с Вадимом - а тот, ничтоже сумняшеся, выложит все как есть!

– Ладно... - Шепелев смотрел на почти отключившегося Романа и с огорчением подумал, что на сегодня разговор придется сворачивать. - Ладушки... Ром, ты отдыхай, я через пару дней еще заеду, тогда и договорим.


В машине водитель вопросительно обернулся к Игорю Владимировичу, но тот отмахнулся: "Подожди!", и достал телефон.

– Слава, тебе новая задача - проверь, нет, не просто проверь, а прошерсти абсолютно все контакты Романа, начиная со второй половины августа. Ищи его пересечения с Беневицким. Телефон, интернет - короче, любые.

Сложив трубку, Шепелев несколько минут сидел молча, погрузившись в размышления. Конечно, велик был соблазн сразу взять студента за шкирку, но пока нет данных, общался ли он с Романом за прошедшие два с половиной месяца - прижать его к стенке нечем. Лучше подождать, пока Вячеслав не предоставит результаты поисков.

– Ну, а теперь поехали, - эта просьба адресовалась уже водителю. - В офис.


Светка разыскала Бена на большой перемене.

– Ну, давай, рассказывай! - потребовала она, едва торопливо ответив на его поцелуй.

– Давай хотя бы место потише найдем, - поморщился Бен. Гвалт в коридоре стоял как на птичьем базаре.

Они разыскали пустую аудиторию; пока Бен рассказывал о вчерашних приключениях, Света хрустела чипсами, не забывая время от времени протягивать пакетик и ему.

– Вот, собственно, и все, - подвел итог Бен. - Но до чего меня удивила его последняя фраза...

– Да, странный тип этот Рома... - заметила Светка. - И чем дальше, тем все страньше и страньше...

Она уселась на парту и, покачивая ногой, постукивала каблуком о фанерную стенку.

– Я вчера пока домой ехал, чего только не передумал, - сказал Бен.

Когда он пересказал подруге свои вчерашние размышления и догадки, на лице Светки вдруг отразилась тревога:

– Слушай, - сказала девушка, - А... А если дело совсем не в подставе? Ну, то есть, если Романа никто и не преследует, и быть подставленным тебе и не угрожало?

– А в чем же тогда?

– А если все дело в твоей необычности? - выдала Светка, чуть прищурившись.

Невольный страх окатил Бена изнутри. Уж слишком много он начитался и насмотрелся фантастических историй о том, как преследуют паранормалов...

– Не-ет, ты что! Откуда Роман мог об этом знать?! - выпалил Бен, даже слишком горячо и поспешно. - Я ничего ему про себя не рассказывал! Вообще! Откуда, с какого потолка он мог бы это взять?! Даже мои предки и то не знают... Только ты... Я же не дурак, я всегда это скрывал!

– А что, если ему и не надо было узнавать, а? - Светка откинулась назад, опираясь ладонями о парту, и закинула ногу на ногу. - Что, если Роман и сам такой же, как ты? "Особенный"?! Да еще и более сильный? Что, если он при встрече с тобой он сам ощутил в тебе эту особенность, и ему совсем не надо было ничего ни у кого узнавать?! Может, он вообще телепат?!

Она смотрела на Бена, чуть наклонив голову, и явно наслаждалась произведенным эффектом.

– Ты че, Свет, - наконец выдавил ошарашенный Бен. - Телепаты - это фантастика...

– А люди, у которых бывают предчувствия и видения - это не фантастика?!

– Тоже мне, сравнила... Я ж этим управлять совсем не могу. И вообще, у меня это очень слабо выражено...

– И тем не менее, Роман наверняка не хотел, чтоб о твоих способностях еще кто-то узнал. Потому и старался оборвать ваши контакты. Но, к сожалению, не сумел... Слушай, Бен, это обязательно надо выяснить!

– А как?

– Да просто пойти к нему в больницу и спросить! - Светка спрыгнула с парты. - И чем раньше, тем лучше. Если дело обстоит так, как я только что сказала, то вам с ним надо сговориться и придумать одинаковую убедительную ложь. На тот случай, если кто-то поинтересуется, как ты его нашел.

– Хм... Да он вообще-то еще в реанимации... Вряд ли туда пустят, и вряд ли он говорить сможет... Он вчера еле-еле языком ворочал.

– Ну, то вчера было! - Светке, похоже, шлея под хвост попала. - Пойдем прямо сейчас, а?

– Не-е - замотал головой Бен. - У меня семинар...

– Ты хочешь сказать, что вчера готовился к нему?!

– Мне вчера не до этого было.

– Ну, а тогда в чем же дело? Тебе не все равно, отрабатывать пару или прогул? Пошли! - Светка решительно потянула своего друга за руку.


Час спустя Бен и Светка, шурша полиэтиленовыми мешками поверх ботинок, топали по лестнице на четвертый этаж к отделению реанимации.

– Молодые люди, вы куда? - вскочила из-за столика медсестра.

– У нас есть пропуск! Вот, смотрите!

Медсестра вчиталась в фамилию и решительно преградила дорогу:

– Во-первых, пропуск для одного выписан. Во-вторых, к Фадееву нельзя! Врач запретил.

– Да он же сам мне пропуск выписал...

– Ребята, если вас что-то не устраивает - подойдите к Васильеву и обсудите вопрос с ним. А я выполняю его распоряжение - никаких посещений!

– Роману хуже стало, что ли? - вмешалась Светка.

– Сейчас состояние стабилизировалось, но вчера ночью было ухудшение. Ни к чему его сейчас беспокоить. Да еще целой толпой собрались... Вот переведут вашего друга в обычную палату, навидаетесь и наговоритесь выше крыши!

Светка потянула Бена за руку. Они остановились на пролет ниже, огорченные и разочарованные. Бен, по своему обыкновению, машинально взъерошил волосы пятерней.

– Да, обломались... - протянула Светка. Бен вздохнул:

– Только зря семинар прогулял...

– Ну ладно, не переживай, - девушка пригладила его растрепанные волосы. - Авось, никто другой Романа тоже не будет донимать расспросами, если ему сейчас поплохело... Пошли.


Вечером на стол Шепелеву легли распечатки данных телефонной компании и интернет-провайдера.

– Ни единого контакта Фадеева и Беневицкого, - прокомментировал оперативник. - Мы проверили все - звонки обоих с мобильных телефонов, со стационарных, переписку по электронной почте...

– А форумы? - перебил его Шепелев. Он любил иной раз блеснуть своими познаниями о современных способах общения молодежи и их любимых сетевых развлечениях, как бы подчеркивая - вот, мол, моя юность пришлась на те времена, когда слова такого - "интернет" - не знали, однако же я сумел догнать стремительно развивающийся технический прогресс, сумел вникнуть - в отличие от некоторых, кто только сидит да бухтит.

– И форумы тоже, - кивнул Вячеслав. - Игорь Владимирович, наш специалист всё проверил. Ни одного контакта между ними не было. Они ни разу не созванивались. Не писали друг другу по мэйлу. Не заходили на один и тот же форум. Если только адрес для сетевых встреч был передан одним из них другому каким-то иным способом...

"При первой встрече... - вдруг кольнула Шепелева догадка, и на нее учащенными толчками отозвалось сердце. - Юнец - чей-то "засланец", а Роман мне врет... Нет, нет! Не пори горячку, старый... Проверить надо. Уф... Даже давление поднялось, кажется."

–...Но сейчас установить это мы уже не сможем. Мы же не вели постоянное наружное наблюдение за Романом. Если Беневицкий действительно кем-то подослан, а Роман играет у вас за спиной, то они могли общаться старыми испытанными шпионскими способами - обычными, а не электронными, которые оставляют практически неуничтожимые следы. Например, зашел на вокзал и оставил письмо в заранее оговоренной ячейке камеры хранения - обычное бумажное письмо в обычном металлическом ящике. Или как бы случайно пересеклись в магазине... Это можно было бы отследить, если бы за Романом постоянно ходили "топтуны"! А так...

– Да понял я, Слава, не надо мне разжевывать! Понял... Но в этом случае, если предположить, что Беневицкий действовал так, как ты говоришь - он более-менее подготовленный профи, отдает себе отчет, в какие игры играет, и он наверняка не приперся бы в открытую, с наглой невинной физиономией, к Ромке в больницу! Это полный идиотизм... К тому же, какой был бы ему смысл разыгрывать спектакль перед медперсоналом - дескать, ни фамилии, ни адреса не знаю?! Опять-таки, очень легко этот Вадим дал свой настоящий номер телефона Сергею Иванычу - а ведь мог бы записать вымышленную комбинацию цифр, как проверишь-то? Получается, что где-то в чем-то он - прожженный агент ноль-ноль-семь, а где-то - ходячая наивность?! Нет, Слава, одно с другим не вяжется. Ладно, за работу спасибо, а с мальчишкой я сам поговорю.

Когда оперативник ушел, Шепелев некоторое время беспокойно бродил по кабинету, то брался перебирать на столе бумаги, то откладывал их и останавливался у окна, глядя в набухающие фиолетовым сумерки... В голове крутилась, но постоянно ускользала какая-то очень важная догадка. Если Вадим сам по себе, если он никак не замешан в нападении на Романа, то как он нашел его в проклятущей "тройке"? Догадку наконец-то удалось ухватить за хвост. Шепелев снова взялся за телефон:

– Слава? Проверь, пожалуйста, еще вот что: обзванивал ли Вадим Беневицкий последовательно разные больницы накануне своего вчерашнего визита в "тройку", или нет? Это срочно. До встречи с парнем мне надо это точно знать.


8.


На следующий день телефонный звонок выдернул его со второго часа семинара. Вежливый собеседник дождался короткой перемены, представился Игорем Владимировичем и предложил выйти в вестибюль. "А, наверняка ромкин босс", - догадался Бен, ведь сам же оставил свой номер врачу, но внутри почему-то неприятно торкнуло. Ну босс и босс, наверное, деньги принес, успокаивал себя Бен, сбегая по лестнице, а нехорошее предчувствие гудело и разрасталось.

По вестибюлю неторопливо прохаживался мужчина лет под пятьдесят, для своего возраста очень неплохо выглядящий и подтянутый, холеный и ухоженный, в дорогом костюме и шикарном пальто - точно, тот самый, решил Бен. Уж слишком явно выделялся визитер на фоне пестрой студенческой толпы. В нескольких шагах позади гостя сканировал помещение недоверчивым взглядом шкафообразный субъект помоложе. "Наверно, охранник", - догадался Бен. Однако же и птица этот Игорь Владимирович, ишь ты, с телохранителем ходит! Интересно, кто же он такой, и кто при нем Роман?

Визитер, увидав Вадима, безошибочно направился к нему навстречу.

"Стоп! Откуда он меня в лицо-то знает?" - Бена снова торкнуло. Еще один повод удивляться...

– Здравствуй, Вадим, - представился гость; при этом держался он так, словно чувствовал себя здесь хозяином; да похоже - не только здесь, а и везде он привык себя так чувствовать. - Мы с тобой заочно знакомы, дальнейшие церемонии ни к чему; здесь найдется какое-нибудь тихое место, где мы могли бы побеседовать?

– Да, сейчас найдем какую-нибудь пустую аудиторию, - пролепетал Бен. - Пойдемте.

Пустая аудитория отыскалась через несколько минут блуждания по замысловатому лабиринту переходов между секциями здания. Охранник остался снаружи, за дверью; Игорь Владимирович не стал садиться на преподавательское место, как поначалу подумал Бен, а демократично устроился на расшатанном стуле за одной из парт.

Бен сначала хотел было остаться стоять, но потом подумал и тоже сел. На соседний ряд, напротив важного гостя.

– Во-первых, я чрезвычайно признателен тебе за спасение моего сотрудника, - начал Игорь Владимирович проникновенным тоном.

"Как будто благодарственную речь с трибуны толкает", - мелькнуло в голове Бена.

– Роман - очень ценный для меня работник... И поэтому вот, - Шепелев достал из внутреннего кармана чистый конверт и протянул Бену, - прими в качестве возмещения своих расходов, ну и небольшое вознаграждение сверх того.

Бен заглянул в конверт, вытянул за уголок несколько купюр... Сумма, даже на первый взгляд, была заметно больше той, которую он взял из отцовского стола. "Брать все? Или только сумму, которую я взял у папаши? А, ладно! Возьму все. Светку тортиком порадую. А может, еще и к Ромке соберемся, и ему чего-нибудь прикупим. Фрукты там, соки, и что еще обычно больным носят..."

– Спасибо, - он сдержанно поблагодарил, убрал конверт в сумку, и только приподнялся было, чтоб встать, как его осадил обратно пристальный и тяжелый взгляд.

Собеседник не собирался подниматься. Он явно не считал разговор завершенным.

– А теперь объясни, пожалуйста, Вадим, как ты нашел Романа в третьей медсанчасти? Мне очень хотелось бы это знать. В тот день дежурной больницей была Первая городская, и "скорая" возила всех экстренных туда.

Вопрос загнал Бена в тупик. За два дня он так и не придумал убедительной версии событий - сначала ничего не приходило в голову, потом тупо закрутился и забыл, да никто и не интересовался деталями, в конце концов. И врачам, и отцу вполне хватило маленьких огрызков лжи. Бен и не стал напрягать мозги, выдумывая большую складную ложь.

– Только, пожалуйста, не надо сочинять, что тебе позвонили из больницы, потому что нашли твой номер в записной книжке Романа, - вдруг сказал Шепелев и усмехнулся, наслаждаясь произведенным эффектом.

А Бен застыл на полу-вздохе с приоткрытым ртом. Заготовленная им фраза, которую словно прочитал в его мыслях и только что произнес вслух собеседник, колючкой застряла в горле.

– Ромкин телефон забрали нападавшие, - откомментировал Шепелев. - Потому, собственно, Роман и оказался в таком бедственном положении. Он не смог вызвать помощь, пока еще был в сознании.

– А также не надо сочинять, будто ты обзвонил последовательно несколько городских больниц, пока в "Тройке" тебе не ответили - мол, да, такой к нам поступал. - Шепелев говорил, словно загоняя очередной гвоздь в крышку гроба правдоподобной лжи, - Ты не делал этого. Отодвинем пока в сторону тот факт, что ты не знал фамилии, а по одному имени и описанию внешности тебе вряд ли кто-то ответил бы что-то внятное. Ты позвонил только по ноль-три в скорую, узнал, какая больница была дежурной, а потом сразу помчался в "Тройку". Объясни, пожалуйста, как тебе в голову пришла эта идея?

Повисла тягучая тишина.

– А... Я обязательно должен это объяснять? Это важно? - хрипло проскрипел Бен.

– Очень. Видишь ли, сама история с нападением на Романа очень мутная. Я еще не разобрался, кто и ради чего это сделал, а также кто был загадочный спаситель, доставивший его в "Тройку" самостоятельно, не вызывая "скорой"... Но раз ты, не совершая никаких действий по поискам Романа, тем не менее совершенно четко, с первого попадания его, так сказать, "нашел" - то у меня есть все основания подозревать, что ты как-то связан либо с нападавшими, либо со "спасителем". Теперь понятно?

– Да, - Бен тупо разглядывал изрисованную каракулями и исписанную непристойностями крышку стола.

Взгляд Шепелева давил не хуже железобетонной плиты:

– Надеюсь, ты понимаешь, что произошло уголовное преступление, а на тебя падает подозрение в соучастии?

"Вот и попался..." - вертелось в голове у Бена. - "Попался... Скрывал-скрывал, сколько мог, но теперь деваться некуда..."

– Я могу объяснить, - с трудом выдавил он. - Только... Во-первых, вы все равно не поверите. А во-вторых, решите, что я свихнулся.

– Ты расскажи, как было. А там я уж сам определюсь, верить ли мне, и что о тебе подумать, - жестко подстегнул Шепелев.

– Ладно... Значит, накануне вечером я сидел в нашем туристическом клубе. Песни под гитару пели. И вот Вовка начал петь про снегопад...


...Второй час семинара давным-давно закончился. Бен перевел дух:

– Ну, а потом, когда я Романа увидел в палате и узнал, то пошел в ординаторскую поговорить с врачом... А дальше вы, наверно, уже знаете.

Бен посмотрел на собеседника - Шепелев молчал. И что-то обдумывал настолько напряженно, что Бену мерещилось поскрипывание шестеренок.

– Я понимаю, что история невероятная, и со стороны кажется полным бредом, но...

– Не надо оправдываться, - отмахнулся Шепелев. - Я хотел услышать правду, и вот - услышал.

– Я не сочинил все это, честное слово...

– Я знаю, - Шепелев очень весомым тоном перебил готовый извергнуться поток оправданий. - Я в состоянии отличить, когда человек врет, а когда - нет; если бы я этого не умел - то занимал бы сейчас какое-нибудь другое место в жизни, а не это... Хотя, признаться, в такое поверить сразу, хм... Требуется некоторое время, чтоб напомнить самому себе - "Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам"...

– У меня иногда такое бывает, - решил все-таки добавить подробностей Бен, как будто лишние подробности могли придать его рассказу больше достоверности. - Предчувствия подтверждаются. Я давно уже понял, что к своей интуиции надо прислушиваться и не переть против, а то все равно ничего хорошего не получится. И местонахождение кое-кого из знакомых я и раньше вот так же определял по карте методом тыка. Особенно пригодилось, когда один из наших в лесу заблудился...

– А вещи таким образом разыскивать ты не пробовал? Или людей пропавших?

– Нет, у меня так получается только с уже знакомыми людьми, с кем я раньше лично встречался, - отрицательно помотал головой Бен. - И еще личные отношения очень много значат. Если я хочу общаться с человеком, то я и буду с ним сталкиваться, судьба будет как бы случайные встречи подбрасывать. Или если он мне для чего-нибудь нужен... Ну, если он может мне помочь в чем-то, какую-то услугу оказать... Вот как с Ромкой в магазине, например.

– В магазине?!

Пока Бен в красках расписывал обстоятельства встречи в отделе бытовой техники, Шепелев мысленно поставил галочку напротив еще одной утаенной Романом информации...

– Я как раз за день до встречи вспоминал про Романа и его машину, хотел уговорить его свозить нас на природу...

– Погоди-ка, - опять перебил Шепелев, - или ты невнятно сказал про один момент, или у меня в голове не отложилось... Повтори-ка еще разок, где вы с Романом впервые встретились?

– Да недалеко от леспромхоза! На дороге! У него машина в грязи увязла, а я как раз шел!

– На какой дороге? - в голосе собеседника шевельнулся интерес.

– Которая от леспромхоза идет через лес, к автотрассе. Грунтовка...

– Это какой леспромхоз?! - Бен явно ощутил, как его собеседник насторожился чуть ли не до испуга.

– Ну, поселок "Леспромхоз", заброшенный! Он даже на карте так называется. Если вылезти на платформе "132-й километр" и от нее идти по грунтовке, то примерно через пять километров будет поселок...


Слово за слово - и разговорчивый мальчишка выложил все. Даже и за язык тянуть особенно не пришлось, разве что в некоторых местах направлять в нужное русло наводящими вопросами. Шепелев устало потер лоб. Ох ты, словно бревна на субботнике ворочал... Еще бы, ведь на него неожиданно вывалился громадный ком чрезвычайно важной информации. Что называется, приехали. Идя на эту встречу, он рассчитывал максимум выяснить, как могут быть связаны между собой его подчиненный и некий неизвестный юнец, а оказалось...

Судя по словам Вадима, он с друзьями-туристами болтался на окраине поселка как раз в то время, когда установка работала на полную мощность. ("Кстати, это надо будет еще уточнить у Михалыча и Толика", - мысленно поставил еще одну галочку Шепелев.) На друзей-туристов излучаемая частота подействовала - возникло неосознанное раздражение и желание уйти отсюда подальше, а Вадиму хоть бы хны, полез дальше в лес... Конечно, этот факт еще требует проверки. И даже если первый результат окажется удачным - надо будет провести еще ряд тестов с разными параметрами; вдруг к одной частоте Беневицкий невосприимчив, а другая подействует на него так же, как и на любого человека... "Да - все, абсолютно все еще надо выяснять и проверять", - одернул свои слишком разогнавшиеся радужные мечты Шепелев.

Но радость от неожиданной, и, как подсказывала его неслабая интуиция, чрезвычайно важной находки застучала в висках, забилась в учащенном пульсе.

Вот это подарок судьбы...

Брать быка за рога. Сразу. Проверить как можно скорее.


Шепелев вытащил из внутреннего кармана пальто некрупную купюру, протянул Бену:

– Вадим, у вас тут есть что-нибудь вроде буфета? Или магазинчик поблизости? Не сочти за труд, сбегай, купи нам минералки, горло пересохло. Да, и пару стаканчиков не забудь. Володя! - это явно относилось к охраннику за дверью, - Вадим сейчас за водичкой сбегает, ты пропусти его.

Когда за Беном закрылась дверь, Шепелев вытащил телефон:

– Марина Николаевна, здравствуйте... Возникло очень важное дело. Вы могли бы прямо сегодня протестировать одного молодого человека? Нет, ехать никуда не надо, я возвращаюсь в офис и захвачу его с собой. Вы пока подумайте, какие вопросы ему лучше задать. Но меня больше интересуют не его ответы, а ваше впечатление. Мы примерно минут через сорок подъедем...


Бена грызло беспокойство. Оно начало покусывать, пока он бегал за минералкой, и еще сильнее вцепилось зубами, пока они с Игорем Владимировичем ехали в шикарной иномарке в центр города, к офису. Что-то непонятное происходит... Откуда и зачем столько интереса к его скромной персоне у такого серьезного и влиятельного - сразу видно - человека? Наверняка крупный чиновник... Вряд ли бизнесмен - глядя на круг общения отца, Бен уже научился безошибочно отличать людей, чей образ мышления построен на "купи-продай", от представителей других сфер деятельности.

Но, увидев табличку справа от парадного входа в офисное здание, Бен почувствовал, как неприятно ёкнуло сердце.

"Областное управление ФСБ" - значилось золотистыми буквами на вишневом пластике.

Шепелев, с плохо скрываемым насмешливым взглядом слегка подтолкнул его под локоть. "Так вот кто такой Ромка и где он работает... Ой-ей... Ну, я попал..."

В большом кабинете - хотя, скорее всего это была комната для совещаний, а не чей-то личный кабинет, - их поджидала грузная тетушка лет сорока пяти, увешанная броской бижутерией. Строгий жакет торчал жесткими углами на ее оплывшем теле, как коробка, надетая на мешок; тетушка встретила вошедшего Бена пристальным "рентгеновским" взглядом а-ля "я насквозь вас вижу". Потом уселась напротив него и начала задавать вопросы.

К концу разговора, который куда уместнее было бы назвать допросом, Бен вымотался не меньше, чем после десятикилометрового перехода с рюкзаком. К тому же, ему несколько раз чудом удалось увернуться от конкретных ответов на слишком щекотливые вопросы; он еле-еле успел остановить вторжение чужого любопытства за границы своей личной территории, куда он не сразу рискнул бы допустить даже очень близкого человека, а не то что эту стервозную мымру. Наконец его отпустили; Шепелев вручил ему свою визитку и пообещал в ближайшие дни позвонить Бену - да, ему собираются сделать предложение о сотрудничестве, но прежде надо кое-что прояснить.

Когда взмокший Бен уже плелся, подволакивая ноги, к выходу из здания, Шепелев вопросительно посмотрел на сотрудницу:

– Что скажете, Марина Николаевна?

– Потенциал у мальчика большой, - уверенно ответила тетушка. - Поле чуть больше среднего радиуса, но очень сильное, плотное, и очень отличается по своей структуре от, условно говоря, нормального.

– В лучшую или худшую сторону отличается?

– Оно просто другое. Рыба хуже мяса? Мясо хуже рыбы? И то, и другое - разные виды белка, только и всего.

– А тип вы можете определить?

– Мальчик однозначно "защитник". Какие-то атакующие воздействия, направленные вовне, ему не будут удаваться, сколько ни тренируй. Он скроен для защиты "своих". А "своими" он считает не партнеров по общему делу, а только тех, кто лично ему приятен. Выраженных целительских способностей я не заметила, однако эффект "защитника" вполне может сработать и для физического восстановления объекта защиты. Грубо говоря, если вы хотите, чтоб кто-либо побыстрее выздоровел, то пусть Вадим проводит рядом с ним больше времени.

– Ага... - услышав этот комментарий, Шепелев призадумался. Похоже, у него появились кое-какие планы на этот счет. - А по сравнению с Мальцевым как бы вы оценили Вадима?

– Сильнее, заметно сильнее! - оживилась Марина Николаевна.

– А их биополя по, так сказать, структуре похожи?

– К чему вы клоните, Игорь Владимирович? Вас интересует, способен ли новый мальчик сопротивляться излучению - как Мальцев, или даже лучше? Ну, так бы прямо и сказали!

– Мари-и-ина Николаевна!

– Я выдала секрет Полишинеля?! Да господь с вами, это давно уже не тайна! По крайней мере, для меня. Могли бы сразу прямо спросить...

Она снисходительно улыбнулась, ощущая явный испуг Шепелева.

– Да не переживайте вы так, я не болтала об этом направо и налево. Но для себя вывод сделала. А насчет Вадима... Да проверьте вы его, и вся недолга. Отвезите в лабораторию да посадите под излучатель.

Шепелев задумчиво постукивал по столу пальцем:

– Да... Да, вы правы, это самый простой способ... Правда, есть одна загвоздка... В случае с Мальцевым ее не было...

– Загвоздка в том, что Мальцев уже состоял у вас на службе, а с мальчиком еще неизвестно как получится - подойдет он или нет, а секрет раскрыть придется?

– Ну, тут уж придется рискнуть... Да и многим ли вы рискуете? Обставьте эту поездку так, чтоб он увидел по минимуму.


На вольный воздух Бен вывалился с таким чувством, словно чудом вырвался из тюремной камеры. Все время, проведенное им в кабинете управления, его невольно потряхивал страх. Наследственный, подсознательный страх. В их семье об "органах" старались лишний раз не упоминать, а если уж говорили - то намеками и полушепотом. Наверное, с таким же суеверным страхом могли бы говорить о колдовстве честные обыватели во времена средневековья... Слишком уж много натерпелись предки Бена от "органов". Его прадед угодил в лагеря еще в сороковые; деда с материнской стороны так и не выпустили за границу; бабку с отцовской - склоняли к стукачеству...

Как ни старался сообразительный парень Бен скрывать свой особый дар, а все равно погорел... Пришлось раскрыться, чтоб не пришили уголовку.

"Н-да, от родителей дела с Комитетом теперь придется скрывать; не дай бог проболтаться... Сожрут же, заживо сожрут... Как всегда, обвинят в том, что сделал и не сделал, и будут жрать под соусом "заботы"... Разве что Светке рассказать можно. Вот она - поймет и не осудит."


Светка, услышав последнюю новость, только тихо охнула. И замолчала. Вот так, молча, они брели по мокрой аллее, и с голых веток на них падали холодные капли. А что тут говорить... Даже сакраментальный вопрос: "Ну, и что же теперь делать?" не имел смысла, потому что сделать ничего невозможно...

– Чего они от тебя хотят? - наконец мрачно спросила Светка.

– Не знаю... Пока не сказали. Намекнули, что могут предложить мне работу.

– Какую?

Бен в ответ тихо фыркнул. Какой бессмысленный вопрос...

– Вот и помогай после этого людям, - сказала Светка в пространство. Конечно же, имея в виду Романа.

– Да ладно, он не виноват... Он-то как раз меня не заложил, хотя мог еще в конце лета... Это... Так уж получилось.

Бен обнял подружку за плечи:

– Ладно, хватит киснуть! Ромкин босс мне премию отвалил. Пошли в кафешку, шиканем!

Светка поморщилась:

– Не хочу. Народ, музыка эта дурацкая... А ради чего? Поесть и дома можно.

– Ну, тогда пошли ко мне! Мать свалила к какой-то подружке, смс-ку мне прислала, что нескоро вернется. Но ведь нам того и надо, верно?! Сейчас купим чего-нибудь... Какого пива хочешь?

– Лучше уж красного вина, если деньги есть.

– Окей, сейчас купим красненького!


Беневицкий-старший сегодня вернулся домой несколько раньше, чем рассчитывал. Из комнаты сына доносились шум и смешки. "Ага, голубки тут... Сидят, воркуют... Ну и замечательно! Сейчас одним выстрелом обоих зайцев..."

У него уже давно было что сказать сыну. А особенно после того, как он сегодня утром пересчитал купюры в ящике своего стола. И подружке сына тоже было что сказать, да все подходящего момента не подворачивалось. А сейчас накипь забурлила и начала переливаться через край...

Беневицкий-старший торопливо повесил пальто на "плечики", скинул ботинки, и решительно постучал в дверь комнаты сына:

– Вадим! Выйди сюда. Поговорить надо.

– Началось, - с тоской пробормотал Бен, и с обреченным видом поплелся к двери. Светка притихла.

– Вадим, ты брал из моего стола деньги?! - отцовский палец-сосиска постукивал по дверному косяку.

– Брал, - честно признался Бен. - Вчера. Мне срочно понадобилось.

– Преподу за зачет? Или за эту... как ее... лабораторку? - ехидно фыркнул отец.

– Нет, оплачивал медицинские услуги.

– Какие?.. Ты что, заболел? Что с тобой? Что могло случиться с тобой такого, раз ты счел возможным скрывать это от нас с матерью?! Или... А-а! - отец посмотрел на Свету и, как ему показалось, догадался. А Бен догадался, глядя на выражение его лица, какая догадка посетила отца первой.

"На ящик пива могу поспорить - он думает, или что Светка залетела, или что я триппер подцепил. Другие варианты ему просто в голову не приходят."

– Нет, папа, это не то, о чем ты подумал. Друга ножом пырнули. Пришлось срочно дать на лапу хирургу, чтоб заштопал нормально.

– Во-первых, не смей мне хамить! Ты пока еще на мои деньги живешь! Во-вторых, разве ты не мог попросить?!

– Некогда было. Мне позвонили из больницы рано утром. Ты еще спал, я не хотел тебя будить, ну и вообще...

– А почему они позвонили именно тебе? У него что, родственников нет?

Бен поморщился. Как говорится в бородатом анекдоте - "ну все, началось"...

– На сей момент ему больше никто не мог помочь, ну, такая ситуация сложилась, - он все-таки еще пытался разрешить конфликт мирно.

– С каких это пор ты - душеприказчик какого-то там приятеля? Ты что, должен решать чужие проблемы?! - не слушая, продолжал отец.

– Вот именно поэтому я и не стал просить, - коротко буркнул Бен. - Не было времени на обсуждения, чего я должен, а чего не должен.

Конечно, он несколько кривил душой. Будь ситуация предельно ясной и такой, как он пересказал ее отцу - еще был бы шанс, что Беневицкий-старший одолжил бы денег. Но Вадим прекрасно знал, что отец потребует все анкетные данные друга, а так же адреса и телефоны его родных. И обязательно сам позвонит им и проверит - а не собирается ли сыночек его обмануть и под соусом благотворительности выманить деньги на какие-то предосудительные цели? А некоему "товарищу по клубу", о котором сын не знает даже фамилии, папаша не дал бы ни копейки.

– Ты пока что "должен" только одно - слушать родителей и учиться! Вот когда начнешь свои деньги зарабатывать, получишь право тратить их куда угодно, хоть на бродячих кошек, хоть на лечение всяких нищих босяков...

– А Ромка не мог ждать, пока я начну их зарабатывать! - рявкнул Бен. Терпение лопнуло. - Да уймись ты, я уже положил обратно все, что взял. Пойди и пересчитай, если не веришь.

Отец недоверчиво нахмурился:

– Откуда ты успел достать деньги?!

– Ромкин босс вернул, - Бен нагло подбоченился, - узнал, что за его сотрудника кто-то заплатил, и вернул мне всё. Сразу.

Отец открыл рот. Потом опять закрыл. Наверняка пытался проглотить невысказанные слова. А их накопилось много; они булькали перекипевшей мутной жижей и рвались наружу... Исчерпанный - вроде бы - конфликт вокруг денег ничуть не обрадовал Беневицкого-старшего. Даже наоборот. Он оглядел комнату... Бутылка вина на столе, огрызки яблок, на пластиковом поддоне покосился набок недоеденный кусок торта... И подозвал Светку:

– Эй, девушка, подойдите-ка сюда!

– Пап, ты чего? - неуверенно дернулся Бен.

Отец жестом отодвинул его в сторону.

– Итак, девушка, я вижу - вы зря времени не теряете. И догадываюсь, на что направлены ваши далеко идущие планы. Да, такая дальновидность и настойчивость заслуживает всяческих похвал; но в данном конкретном случае я вас разочарую. Ничего вы не добьетесь! - отец потряс пальцем в воздухе.

– А чего, по-вашему, я добиваюсь? - удивилась Светка.

– Ни единого метра жилплощади вам при разводе не достанется! Имейте это в виду! Да, поставить штамп в паспорте я не смогу вам помешать, естественно! Но никакой прописки вы не получите, уж это-то в моих силах! И вообще, Вадим вам разве не объяснил, что обещанная ему на свадьбу квартира пока что принадлежит мне, и он не может никак ей распоряжаться? Я не отступлю от своих слов - он получит дарственную в день свадьбы, но одновременно с брачным контрактом, составлением которого займусь я сам, лично! И согласно этому контракту любая охотница за жилплощадью уйдет с тем же, с чем и пришла!

Голос отца все набирал и набирал громкость, а Светка, наоборот, стояла с прикушенным языком.

– Пап, прекрати! Че ты несешь?! - отчаянно завопил Бен, но передавить железный прессинг матерого адвоката ему было не по силам.

Светка протиснулась мимо Беневицкого-старшего в прихожую.

– Не волнуйтесь, ваша квартира останется при вас, - слова она ему в лицо буквально выплюнула. И принялась натягивать сапоги.

Отец с видом победителя прошествовал в свой кабинет.

– Мразь! Какая же ты мразь! - крикнул ему вслед Бен. - Такая же мразь, как и те, кого ты защищаешь и от тюряги отмазываешь!

– А ты молчи, захребетник, ты пока еще на мои деньги живешь, - небрежно бросил отец через плечо.

Светка, не попадая в рукава, напяливала куртку, уже еле сдерживая слезы. Схватила сумку и шарф, распахнула дверь и выскочила в коридор.

– Све-ет! Света, подожди! - ломанулся следом Бен. - Подожди, я провожу, только оденусь! - он третий раз подряд промахивался мимо ботинка, а девушка уже бежала вниз по лестнице, не дожидаясь лифта.

– Света! - он выскочил следом за ней на улицу, догнал, схватил за рукав.

– Не надо меня провожать, - обернулась девушка. - Бен, ты не обижайся... Против тебя я ничего не имею, но житья в этом доме мне не будет. Я только что это поняла. Благодарить надо твоего папашу - за то, что розовые очки с меня сбил. Поэтому ты как хочешь, а я здесь ни минуты больше не останусь и никогда больше не приду. Все, пусти!

Она сердито вырвалась и быстро пошла, почти побежала к остановке.

Бен стоял в распахнутой куртке и без шарфа; он только сейчас заметил, что зачерпнул незашнурованным ботинком грязной ледяной жижи; а на лицо и голову оседает противная морось. Его трясло - не столько от холода, сколько от бессильной злобы.


Поднявшись в квартиру, он захлопнул за собой дверь ванной, запер задвижку и на полную мощь вывернул оба крана. Потом он сидел в ванне, подставив спину под струю горячей воды, и никак не мог согреться. Его скручивала и встряхивала нервная дрожь. Свалить бы куда-нибудь из этого опостылевшего дома; но на какие шиши снимать жилье? Кто возьмет на хорошую денежную работу недоучку-третьекурсника? А если оставить все так, как есть, то он потеряет Светку - единственного человека, рядом с которым легко дышать...

Запасы терпенья опять иссякают. Пора что-то менять. Но, черт побери, с какого конца хвататься? И в ванной не просидишь до тех пор, пока придет в голову решение...

Тем временем вернулась из гостей мать; включила телевизор, защелкала каналами.

– ...Самое загадочное из всех ныне существующих мест на планете...

Что там трещал ведущий - было совершенно неважно, потому что камера охватила панораму вроде бы обычной промышленной свалки, наездом приблизилась к земле, к чуть светящемуся пятну. Откуда-то из-за кадра вылетел брошенный чьей-то рукой камешек, и навстречу ему из земли взметнулся электрический разряд.

– Подожди! - он выхватил у матери пульт и уставился в экран.

– Вадик, переключи на второй канал, там сейчас фильм начнется! - запросила мать. - Да все это уже сто раз показывали...

Может, и сто раз. Но только сейчас вылетевшая из земли молния на экране словно щелкнула его по нервам, и вместе с ней в мозгу вспыхнула четкая мысль: все скоро изменится.

Глядя на бьющую электричеством землю, Бен ощущал кончиками перекрученных нервов, как привычный ход его жизни трещит и лопается, словно уставший металл.


9.


На следующий день Бену позвонили аж в середине первой пары, и вежливый женский голос настойчиво попросил приехать в офис к Игорю Владимировичу - Вадиму хотят сделать выгодное предложение насчет работы. Прямо сейчас, потому что позже Игорь Владимирович будет занят. Такая поспешность немного озадачила Бена. Придется опять уйти с занятий, и так уже напропускал - отрабатывать замучаешься. Но, во-первых, теперь от него все равно не отцепятся. А во-вторых, может, даже и хорошо, что работу предлагают? Смотря сколько платить будут... А вдруг появится возможность снять жилье и наконец-то свалить от родителей и забрать с собой Светку?! Бен колебался недолго. Натянул куртку и поехал.

Но возле офиса его окликнул уже знакомый охранник Володя, стоящий рядом с приоткрытой задней дверцей автофургона с тонированными стеклами. У Бена заскреблось внутри нехорошее предчувствие; но в ту же секунду позади вырос еще один "несгораемый шкаф", преграждая путь к отступлению, и к тому же для подстраховки ухватил Бена под мышки.

– Вадим, садись, пожалуйста, в машину, - невозмутимым тоном попросил Володя.

Как будто у Бена был выбор...

Внутри стекла оказались не просто тонированными, а абсолютно непрозрачными! И окно в перегородке между грузовым отсеком и кабиной водителя было заклеено пленкой со стороны кабины! Бена охватил страх.

Шедший сзади охранник крепко придерживал его за плечо, внутри он толкнул невольно вздрогнувшего парня на сиденье, а Володя влез следом и захлопнул дверцу.

– В чем дело? - пискнул сорвавшимся голосом Бен.

Ему жестом приказали заткнуться. Второй охранник решительно обшарил его карманы и отобрал мобильник, а Володя достал свой телефон и набрал номер:

– Игорь Владимирович? Вадим приехал, мы уже сидим в машине. Да, передаю.

Он протянул трубку Бену.

– Вадим, - прошелестел из динамика знакомый хорошо поставленный голос, - прошу извинить некоторую бесцеремонность с нашей стороны, но это продиктовано необходимостью. Я действительно хочу предложить тебе работу, но прежде нужно выяснить - а подходишь ли ты для нее. Тебе нужно будет пройти один тест. Сейчас мои сотрудники отвезут тебя в исследовательский центр, где ты этот тест пройдешь... Не волнуйся, никакого вреда тебе никто не причинит, просто местонахождение этого центра держится в секрете; отсюда все предосторожности... Да, и перед входом в здание тебе завяжут глаза, сразу предупреждаю, не пугайся. Сам понимаешь, тебя могли бы доставить туда силой, ничего не объясняя, но я надеюсь, что результаты теста окажутся положительными, и рассчитываю на дальнейшее сотрудничество с тобой.

Бен слушал, шумно дыша в трубку. Страх и злость под напором тихого властного голоса гасли и затихали, уступая место надежде, что все-таки ему действительно не причинят вреда; ведь перед заложниками или приговоренными никто не извиняется и не оправдывается.

– Да, к тому же, если ты очень опасаешься за свое... хм... благополучие, ты можешь сейчас позвонить отцу и сказать, кто предложил тебе работу и с какой целью ты уезжаешь от его офиса...

Бен поморщился - ход был рассчитан очень точно. Вадим попросил бы о помощи отца только в том случае, если бы его начали живьем резать на куски.

– Нет, спасибо... Я так понимаю, что выбора у меня нет?

– Ты умный парень, - усмехнулся голос в трубке. - Я рад, что не ошибся в своем - возможно - будущем сотруднике.

Шепелев на том конце отсоединился; охранник отобрал у Бена трубку; машина тронулась. Сначала Бен пытался по поворотам определить, в какую часть города они едут, но очень скоро запутался, забил на это бесполезное занятие, откинулся головой на спинку сиденья и закрыл глаза.

Ехали долго. Точное время Бен засечь не мог - наручных часов он не носил, а мобильник отобрали; но по ощущениям, тряслись по дорогам не меньше двух часов. Скорее всего, даже ближе к трем... Сначала машина шла медленно, то и дело застревая на городских светофорах, а потом помчалась - похоже, вырвалась на простор. Выехали за город? Дорога и поначалу-то не радовала ровным полотном, а под конец поездки машина так и вовсе запрыгала по ухабам; Бен несколько раз чуть не слетел с сиденья. "Какой-то пригородный поселок, что ли..." Воображение нарисовало разбитые, утонувшие в грязи улочки среди деревянных развалюх и редких кирпичных теремков-новостроек... Наконец остановились; Володя плотно завязал ему глаза черным платком, и под руку вывел наружу.

Ох ты, какой воздух! Бен ощутил его необыкновенную свежесть, стоило на несколько шагов отойти от машины и выпущенного ей облака выхлопных газов. Это точно где-то за городом... А как пахнет хвоей! Аромат влажного соснового леса ни с чем не перепутаешь.

Его повели дальше, поддерживая под обе руки.

– Осторожно, ступеньки, - предупредил Володя.

Свернули в коридор... Под ботинками отозвались гулом старые доски. Запах отсыревшего дома... Они идут по помещению, но в нем холодно и сыро, как на улице... Значит, это дом с выбитыми окнами, очень старый...

В памяти всплыл один заброшенный дом, где не так давно побывал Бен. Немногим больше двух месяцев назад. Там тоже были скрипучие деревянные полы, а вокруг пахло сосновым лесом... Контора леспромхоза.

Неужели его привезли сюда? Сердце дрогнуло и гулко заколотилось в ребра.

Охранники остановились и притормозили Бена. Тихий звук сервомотора... Похоже на разъезжающиеся в стороны створки лифта. Узкий проем и опять ступеньки. Лестница вниз. Один этаж... Позади заскрипела и грохнула защелкой дверь. Охранник снял с его лица повязку.

По глазам ударил яркий желтый свет электрических ламп. Бен огляделся - он стоял в комнате без окон, с гладкими стенами, выкрашенными светло-зеленой масляной краской. Два древних конторских стола, несколько таких же древних шкафов, из-под створки одного из них свешивается мятый лист насквозь прожелтевшей бумаги... Стулья с обтрепанной обивкой и торчащими наружу клочьями ваты. Дверь позади - металлическая, и даже на вид очень тяжелая. В другой стене - еще одна дверь, простая, деревянная. К ней подошел Володя, распахнул, заглянул внутрь и жестом пригласил Бена следовать за ним. За дверью оказался узкий коридорчик, в который выходили еще три двери - Бена отвели к последней. Маленькая комнатка, размером с ванную в "хрущевке", куда влезал только письменный стол да пара стульев. На столе - несколько чистых листов бумаги, ручка, да допотопный телефонный аппарат с крутящимся диском.

– Садись, - сказал незнакомый охранник, а сам встал у двери.

Володя куда-то ушел. Через несколько минут вернулся с большой дымящейся кружкой в руках, сбоку с нее свешивалась ниточка чайного пакетика. Бен, несмотря на давящую тревогу, обрадовался - чай оказался как нельзя кстати, от волнения язык давно уже прилипал ко рту. Володя поставил на стол коробочку с кусками рафинада:

– Пей давай, а потом начнем... - и закрыл за собой дверь.

В гулкой тишине было слышно, как их шаги удаляются по коридору, как потом хлопнула деревянная дверь... Его оставили одного и не заперли? Но ничего не сказали, можно ли выходить... Бен осторожно отхлебнул чая - эх, еще слишком горячий, поставил кружку на стол и осторожно выглянул в пустой коридор... Трель телефонного звонка резанула по нервам. Аппарат на столе ожил.

Бен схватил трубку:

– Да?!

– Здравствуй, Вадим, - из динамика раздался пожилой, скрипучий мужской голос. - Для начала давай знакомиться, меня зовут Юрий Михайлович.

– Здравствуйте...

– Чай допил?

– Нет еще... Он пока горячий...

– Хорошо, допивай и начнем.

– А что я должен делать?

– На столе есть ручка и бумага. Нарисуй дом, дерево и человека.

– А-а, я слышал про такой тест! Только... Я не умею рисовать.

– От тебя никто не требует создать шедевр. Нарисуй, как сможешь.

– И всё?!

– Пока да. Приступай. А, и еще... Если тебе что-нибудь понадобиться - номер для внутренней связи "две единицы". Выходить из комнаты можно, хотя в процессе теста лучше не прерываться и не отвлекаться. Туалет в конце коридора, если надо.

– Да, спасибо... Тогда подождите немного, я сейчас выйду, а потом начнем тест.

– Хорошо. - И трубку на том конце провода положили.

Ну разумеется, какой смысл запирать его в этой каморке, когда выход из всего блока преграждает надежная металлическая дверь? Все равно Бен никуда отсюда не денется...

Он вернулся и уселся за стол. Позвонить и сообщить о готовности? Вдруг пришла в голову мысль, что здесь наверняка есть камеры видеонаблюдения. Бен вздохнул и взялся за ручку.

Сначала дело шло со скрипом - последний раз он рисовал, кажется, классе в шестом... Но постепенно увлекся процессом. Он начал с дерева; с человеком провозился дольше; получилось очень коряво, честно говоря. Если бы дали цветные карандаши, то можно было бы раскрасить его, что ли... Но у Бена была всего лишь фиолетовая авторучка.

А видеокамера в комнатушке точно была! Как только Бен закончил рисовать дом, и от нечего делать начал заштриховывать крышу, снова зазвонил телефон. Юрий Михайлович попросил отнести рисунок в самую первую комнату - ту, что с железной дверью. И заодно как бы между делом осведомился, как Вадим себя чувствует.

– Да нормально все... - Бена этот неожиданный вопрос, честно говоря, удивил.

– Голова не болит? Двоения в глазах, звона в ушах не ощущаешь?

– Нет... Вы... Вы мне в чай чего-то подсыпали?! - выпалил он.

– Не беспокойся, - усмехнулся в трубке Юрий Михайлович, как показалось Бену, слегка напряженно. - Никто тебя не травил. Никому это не надо... Просто мы ведь находимся под землей, я и подумал - нет ли у тебя клаустрофобии, ведь загодя не спросил... К тому же при умственном напряжении ее признаки могут проявиться сильнее.

"Что он несет? - мысли заметались, как вспугнутые мыши. - Головная боль при клаустрофобии? Звон в ушах?! Я, конечно, не врач, точных признаков не знаю... Могу судить только по фильмам... Но по крайней мере там, если у человека была клаустрофобия, у него никогда не болела голова. Паника охватывала - это да. Дышать трудно становилось... Но голова?!"

– А теперь, Вадим, возьми другой лист и просто порисуй, что придет в голову, - попросил Юрий Михайлович.

– Да...

"А если... Ой... А если они меня чем-то облучают?!"

От догадки сердце ухнуло в пропасть... "Вот это я попал..." Бен еле-еле сумел сдержать охватившую его панику. "Стоп! Стоп, спокойно! Они этого не сделают. Во-первых, на фига?! Какой смысл именно меня заманивать обманом и тащить в такую даль, ради того, чтоб всего лишь сделать подопытным кроликом?! Во-вторых, они наверняка уже знают, какие связи у моего папаши, и побоялись бы причинить мне какой-то вред. Не-ет.. Они не станут делать со мной такого, от чего я точно заболею. А вдруг... Вдруг они думают, что вреда не будет - а воздействие окажется слишком сильным?!" Бен ерзал на стуле, не зная, то ли хвататься за телефон и требовать выпустить его отсюда, то ли броситься бежать в другую комнату. Но какой смысл? На отчаянные вопли в трубку они просто не обратят внимания, а в другой комнате его может настигнуть то же самое излучение, если оно здесь есть.

Разумеется, ни о каком рисунке не могло быть и речи. Бен хватал ручку, судорожно тискал ее в руке и снова бросал. Что же делать?!


А за толстыми стенами и надежными экранами двое наблюдателей уставились в монитор, на который выводилось изображение с видеокамеры.

– Вот это да... Невероятно... Толик, ты точно выставил на максимальную мощность?

– Да точно, точно...

– Другие при таком уровне излучения уже падали без сознания! Или теряли рассудок! Мальцев выдерживал в три раза меньше, чем этот парень... Надо же, только на максимуме начал проявлять признаки беспокойства, и даже вполне может контролировать свои действия... Ну и мальчишку нашли! Толик, хватит, выключай. В его способностях убедились - и пока хватит.

– Надо бы биометрию снять...

– В другой раз. Доложимся, отчитаемся, а там уж пусть Шепелев решает, работать ли дальше с пацаном. Нацеплять на него датчики прямо сейчас - указаний не было, а инициатива, сам знаешь, каким боком чревата. Попроси Володю, пусть принесет ему еще чаю, ну, и пожевать чего-нибудь, если осталось, а я пока отзвонюсь.


Услышав удивленно-восторженный отзыв ученого - правда, пока без подробностей, Шепелев сложил телефон и какое-то время сидел молча, потирая виски. Неожиданно свалившаяся удача казалась невероятной. Совпадение из ряда почти невозможных... Всего четырьмя месяцами раньше похожую особенность случайно выявили у Мальцева, сотрудника охраны. Правда, куда более слабо выраженную - но понадеялись, что его уровня устойчивости вполне хватит, снабдили защитным шлемом и отправили на задание... И с концами. Вошел в здание, а обратно не вышел. А две недели назад до Шепелева дошли сведения о пропавшем без вести. Разумеется, отнюдь не радостные...

Солдат, дежуривший на вышке, застрелил направлявшегося к контрольно-следовой полосе "шатуна". В полном соответствии с инструкцией, к тому же обезумевший бродяга был вооружен и по ходу вяло постреливал одиночными во все стороны. Труп все-таки решили обыскать, на предмет каких-либо ценностей или удостоверения личности. На шее убитого висела цепочка со спецназовскими медальонами, на которых значилось имя Сергея Мальцева. Вскоре известие о случившемся докатилось и до шепелевского ставленника, а от него - к Игорю Владимировичу.

Разумеется, он сильно расстроился. Плохо, очень плохо... Времени остается все меньше и меньше... Сверху давят все больше и больше... В НИИ посреди аномальной Зоны, на территории Украины, остались ценнейшие разработки; строго говоря, их принадлежность России сомнительна - над ними работали ученые обоих государств. Ситуация совсем как в старой сказке - кто первый слово скажет, тот и проиграл. Чтобы пробраться в НИИ, уже около двух лет и та, и другая страна мудрили над защитным оборудованием. А воз и ныне там... Российским ученым повезло немного больше - нашлась экспериментальная установка-прототип, вроде той, что фонит на полную мощность в НИИ. Да-да, та самая, в Леспромхозе, собранная тридцать лет назад, ее еще на зеках испытывали. А потом побоялись разбирать и перевозить из Леспромхоза в более удобное место. Вдруг после сборки потребуется "обработать напильником", чтоб опять заработало? А уже некому - многих из прежних разработчиков уже нет в живых, а исполнители, бывшие там "на подхвате", уехали за океан, и заманить их обратно не представлялось возможным. Юрий Михайлович - человек со стороны; он не занимался прежним проектом, просто разрабатывал близкую по профилю тему. Изготовление защитного шлема ему не удалось, как убедились на печальном примере. Что скрывать - Шепелев пребывал в растерянности, и уже подумывал, что от затеи придется отказаться, хотя это сулит большим втыком от руководства, да как бы еще не понижением в должности... И вдруг судьба подсунула ему неожиданный подарок - мальчишку, практически невосприимчивого к излучению. Но "все сразу и без хлеба", как говорится, не бывает - если Мальцева можно было с ходу бросать в бой, то как быть с изнеженным маменькиным сынком, ни разу не державшем в руках автомата? Удастся ли выковать из него... Даже не что-то путное, об этом и речи не идет, а хотя бы условно-годное - чтоб смог дойти живым до выключателя? И подготовить парня надо в сжатые сроки... Что называется, синица в руках. А журавль - он не то что далеко в небе, а даже и на горизонте-то не мелькал...

– Алло, Юрий Михайлович? Вам еще какие-нибудь исследования надо провести? Измерения там с Вадима снять - для дальнейшей работы? Да, да... А сейчас сможете это сделать? Ну, чтоб вам еще раз не кататься в эту даль... Хорошо, снимайте. Будем с ним работать. Во всяком случае, попробуем.


10.


Роман осторожно перевернулся на бок. На правый - левый еще не скоро будет доступен для использования. Хорошо хоть, койку поставили так, что лежа на правом боку, он не упирается носом в стену. От ее отвратительного блекло-желтого цвета тоска наваливалась пуще обычного.

Вообще-то это - не палата, а крошечный кабинет. Шепелев расстарался - обеспечил своему подчиненному максимальный комфорт. Одно- или хотя бы двухместных палат в больнице, построенной полвека назад, не существовало в принципе. Самая маленькая - на восемь коек. Когда врач сообщил, что Романа уже можно переводить из реанимации в обычную палату, тот с горестным вздохом подумал, как теперь придется недели три терпеть вокруг себя перебранки из-за открытой форточки, охи-вздохи-стоны-скрипы, назойливую болтовню днем и рулады храпа по ночам. И был приятно удивлен, когда его перевезли в отдельную комнатушку. Видимо, это был редко используемый кабинет - стол убрали, освободив место для койки, а книжный шкаф, набитый раздутыми папками и запыленными брошюрами, остался. Потом Володя привез переносной телевизор с экранчиком размером с книжку - как будто Ромку что-то могло заинтересовать в этом ящике... У себя дома он переключался с двд-плеера на какой-нибудь канал только для того, чтоб проверить время и температуру воздуха на улице. Но и на том спасибо... Сколько времени ему еще коротать здесь, в обществе этого подслеповатого экранчика?

Удружила тетка, ничего не скажешь... Ну до того перепуганной и беззащитной выглядела! Сам дурак - встрял в чужую разборку. Больше винить некого.

В кои-то веки немного выпил у сослуживца на посиделках, и потому машину оставил в гараже, а добирался туда-обратно на общественном транспорте и на своих двоих. По гостям Роман ходил нечасто - сам не напрашивался, а приглашали немногие, со своим невеселым нравом и вечно угрюмым лицом он плохо вписывался в компании. Но тут нашелся повод - поминали Серегу Мальцева. Как раз недавно известие о его гибели дошло. Вовка прежде дружил с ним... Ну, посидели, как полагается... Нет, он не был сильно пьян; верно говорят - на поминках не пьянеют; да и выпил Роман по любому немного. Но все-таки хмель кружил голову, и когда на обратном пути он решил срезать путь к остановке через гаражи, то остановился-таки на визжащий женский окрик, чего никогда в здравом уме и твердой памяти не делал:

– Помогииииите! Пусти-и-и-и! Эй, кто-нибудь! Мужчина! Эй, мужчина!

На обозреваемом вокруг пространстве это обращение могло быть адресовано только ему; ну не тому же типу, который держал за запястья визжащую бабенку и пытался прижать ее к гаражу, а та отчаянно извивалась и брыкалась. Жертва, надо сказать, никакого сочувствия и доверия у Романа не вызывала: с таким потрепанным лицом и в затрапезной одежде она вполне тянула на роль подруги того самого шпанястого вида мужика, который держал ее за руки. Небось полтинник на выпивку не дала, или чего другого не дала, или приревновал он ее, да не на пустом месте... Во всяком случае, случайно забредшей в этот район и вляпавшейся в историю девушкой из приличной семьи она не выглядела, это точно. А влезать в чужие полюбовные разборки было не в правилах Романа. Там сроду не поймешь, кто прав, кто виноват... Но в этот раз он уже сделал ошибку - среагировал на крик и остановился. А что делать дальше - и сам не решил. Пойти своей дорогой или врезать тому типу?

"Тот тип" тоже обратил внимание на прохожего:

– Эй, ты, чего уставился?

– Да вот думаю, кому из вас помогать, - выдал Роман.

– Топай отсюда, и не лезь, куда не просят! - не оценил шутки мужик.

Может, Роман последовал бы доброму совету и "потопал" своей дорогой, но тут из-за гаражей вылетел совсем еще мелкий, лет семи-восьми пацан в распахнутом пальтишке и с воплями "ты, гад, пусти маму!" замолотил кулачками по боку мужику. "Так и есть, семейная разборка", - мелькнуло у Романа в голове. - "Эта небось пошла со своим хахалем побазарить, сыну наказала не выходить, а он сидел-сидел, да и выскочил..." Мужик отшвырнул мальчишку пинком. Тот отлетел в грязь, но тут же вскочил и приготовился снова броситься на помощь матери. Ну, тут уже не вмешаться было грех... Черт с ней, с бабой-то, но ведь этот тип ребенка может покалечить. Роман ударом в подбородок сбил мужика с ног; тот свою жертву, естественно, выпустил.

– Беги, дура! - рявкнул Роман. - Бери пацана и беги!

Мужик оказался упорным и легко сдаваться не собирался. Вскочил и бросился в драку. Ромке застил мозги хмель; наделял тело обманчивой легкостью, а реакция-то была не та. Роман пропустил несколько чувствительных ударов, и все больше и больше злился из-за того, что не удалось легко вырубить противника. И прозевал момент, когда откуда-то сбоку на помощь мужику с воплями: "Дядь Мишу бьют!" выскочили еще два невысоких, мелких парня. Ромка сначала их за подростков принял; но нет, скорее всего, лет им было под двадцать, просто ростом не вышли. Один из представителей юной шпаны гаркнул ломающимся хриплым голосом: "Санек, вали козла!" и обрушился на Романа справа, отвлекая внимание на себя. Удачно отвлек... Блеснувшую слева "выкидуху" Ромка не заметил. Ощутил только резкий толчок в левый бок, и почему-то вдруг подкосились ноги... Уже почти теряя сознание, он чувствовал, как обшаривают его карманы, вытаскивают бумажник и телефон; поодаль раздался приглушенный окрик: "Санек, тикаем отсюда, быстро!", и следом - удаляющийся топот... И провалился. А потом уже увидел над собой больничный потолок и стойку капельницы.

Черт его понес через эти гаражи... Нарвался, как последний идиот! Раз уж поперся там, надо было поскорее пройти мимо и не задерживаться; глядишь, не выскочил бы малёк и не получил пинка на романовых глазах, не было бы соблазна встревать. Да только все мы сильны задним умом... Теперь только и остается, что от досады грызть больничную подушку.


Около девяти вечера примчался Шепелев - естественно, ему никакие правила не писаны. Ну, еще бы, кто посмеет возразить... Володя следом за ним нес большой пакет фруктов. Поставил его на подоконник, вытащил несколько штук и тихо выскользнул из палаты - вроде бы яблоки помыть; а на самом деле не стал мешать серьезному разговору. А Шепелев придвинул стул и, закинув ногу на ногу, уселся напротив койки.

– Ну, Роман, конечно, за твое должностное нарушение тебя надо бы взгреть как следует, но... Но ты уже сам себя наказал. Да-да, так и получается... Кто его знает, как бы все сложилось, если бы сообщил о Вадиме еще в августе...

"Знает", - Роман грустно усмехнулся про себя. - "Уже знает. Да долго ли, умеючи-то?!"

– Ладно, и о совести тебе напоминать не буду - сам понимаешь, что жизнь Мальцева и так уже на ней висит...

"Да, это у нас называется - "не буду напоминать".

– ...Но, тем не менее, как ни крути, а Вадима мы нашли благодаря тебе.

Роман чуть шевельнулся. Садиться на постели он не собирался; и даже был немного рад, что имеет право вовсю пользоваться своим положением и лежать в присутствии старшего по званию.

– Игорь Владимирович, вы собираетесь с ним... работать? - медленно спросил он, глядя в потолок. На лицо Шепелева смотреть не хотелось.

– Да, Рома. Не вижу смысла скрывать - ты и сам наверняка уже сложил два и два... Вадим устойчив к пси-излучению. Он заменит Мальцева. Он должен будет дойти до выключателя установки и открыть доступ в НИИ. И в предполагаемой работе с ним очень большая часть зависит от тебя, - с многозначительной интонацией сказал Шепелев.

Роман молча ждал продолжения.

– На ближайшее время твоя задача состоит в следующем - ты будешь с Вадимом дружить. Завяжешь с ним теплые, приятельские отношения. Чтоб он считал тебя старшим товарищем, доверял, уважал... Надеюсь, ты уже понял, что после соответствующей подготовки Беневицкого в Зону вы пойдете вместе? К тому времени вы должны стать крепкой, слаженной командой.

– И как же, по-вашему, я буду это делать, пока нахожусь здесь? - Роман немного повернул голову в сторону собеседника. - Нет, ну на полигоне - там понятно; нам по любому придется тренироваться вместе, там уж никуда не денешься... Но это будет еще не скоро. Минимум через месяц. А то и через полтора. А пока я в больнице - как мне с Беневицким дружбу-то завязывать?

– Очень просто - он будет к тебе приходить.

– Вы думаете, он захочет?!

– Обязательно! - радостно воскликнул Шепелев. - Понимаешь, какой расклад получился... Назовем вещи своими именами - мальчишка тебя спас. У Вадима теперь есть повод гордиться собой. И этот повод - ты. Он впервые сделал в жизни нечто очень важное, стоящее... Согласись, мало кто может похвастаться спасением человека, даже если для этого не пришлось лезть в прорубь или в горящий дом, а надо было всего лишь дать на лапу врачу. И поэтому Вадим потянется к тебе. Ты - живой пример его благородного поступка. Если предположить обратную ситуацию, что ты бы спас Вадима, а не наоборот - тогда с вероятностью в девяносто девять процентов он бы начал избегать тебя. Испытывал бы неловкость и стыд из-за своей слабости. Это только в книжках и в кино к спасителю испытывают благодарность, в жизни все наоборот... Была одна такая старая оперетка... На удивление правдивая жизненная история, что очень необычно для этого карамельного жанра... Два кандидата в женихи к дочке одного очень богатого господина отправились вместе с ним в горы. Один из них спас папашу невесты, когда тот действительно чуть не свалился в пропасть; а второй сделал вид, будто еле держится на обрыве, и позволил этому господину "спасти" себя. Угадай с трех раз, кто из них стал мужем богатой невесты?

Роман опять легонько улыбнулся. Ну чего тут говорить, и так все ясно.

– Точно та же ситуация и с Вадимом. Вот увидишь, ему захочется лишний раз погордиться собой. А ты постарайся, чтоб ему захотелось с тобой общаться и дальше... Поболтай с ним по-дружески. Про Зону ему расскажи! Этот юный любитель аномальщины просто обалдеет от счастья, что общается с настоящим сталкером! Ну, пусть не со сталкером, а с человеком, самолично побывавшем в Зоне...

– И... И что можно рассказать?! - усомнился Роман.

– Ну, без деталей акции, само собой! Как через аномалии шли, расскажи. Про монстров чего-нибудь. Про этого... Про кровососа! - Шепелев пошевелил в воздухе пальцами, как щупальцами. - Видел там кровососа?!

– Нет. Мне собак хватило, - мрачно буркнул Роман.

– Ладно, короче, выдумай чего-нибудь. От лица руководства разрешаю приврать! Только не пугай его. Мне он нужен полный бодрости, оптимизма, решительно настроенный, готовый надрать задницы всем монстрам и дойти до сердца Зоны.

Роман разочарованно вздохнул:

– Игорь Владимирович, вы, похоже, не представляете... Его там сожрут за пять минут... Там и не таких сжирали, а пацан ведь абсолютно никакой боец... Ноль без палочки! Ну, допустим, до НИИ его доведут сопровождающие, а в здание-то сможет войти только он один...

– Ничего, у нас еще есть время на подготовку. Минимум пять месяцев, а то и полгода. Нормальный срок для курса молодого бойца. Как в учебке.

– Отправите его на подстепновскую базу? - скучным тоном спросил Роман.

– Разумеется! - подтвердил Шепелев, весьма довольный тем, как его понимают с полуслова.

– Не слишком сильно его там прессуйте, пока я валяюсь, - усмехнулся Роман. - Помню я тамошних инструкторов... А то сразу сбежит, а я еще нескоро смогу с ним заниматься... Да, кстати, как мне сейчас с ним себя вести? Сделать вид, что я не в курсе, для чего он нам нужен?

– Да, лучше так, - согласился Шепелев. - Заодно посмотришь на его реакцию.

Володя, тем временем перемывший яблоки и груши, распахнул перед боссом дверь.

Уже на пороге Шепелев обернулся:

– Выздоравливай, Р-рома! - и панибратски подмигнул: - Скоро ты мне понадобишься.

– Игорь Владимирович! - вдруг спохватился Роман, вспомнив о чем-то важном. - Я ведь чуть не забыл спросить - а как этот парень меня здесь нашел?

– Вот сам ему и задай этот вопрос, - загадочно усмехнулся Шепелев. - Узнаешь мно-о-ого интересного и любопытного...


Послезавтра, когда после тихого часа настало время посещений, и коридор наполнился хлопаньем дверей, топаньем и шарканьем, в дверь просунулась физиономия Бена, радостная и немного смущенная:

– Привет! Я тебя тут еле нашел! Ты прям как большая шишка... Надо же, отдельную палату выделили!

– Привет, - тихо выдохнул Роман. - Ну, проходи.

– Можно? - из-за плеча Бена высунулась девичья мордашка.

"Ого, так он не один! Подружку привел... Небось, еще и перед ней решил погордиться, продемонстрировать благодарного спасенного?!"

Глядя на подружку Бена, Роман невольно усмехнулся про себя - блондинка... В розовом свитере... Светлые пряди немного пониже плеч, и подобраны над ушами неброскими заколками. А мордочка-то вроде неглупая... По крайней мере на первый взгляд, эпитетом "блондинка" для обозначения умственных способностей этой девицы Роман не стал бы пользоваться. Но первый взгляд бывает обманчив; что ж, посмотрим дальше... А на второй взгляд Роман заметил самодельные бисерные браслеты, выбившиеся из-под рукавов. Н-да. А на третий взгляд он мысленно приставил к лицу этой блондинки острые ушки, как у эльфов в кино изображают, и подумал, что они ей вполне подошли бы. Острые ушки, торчащие из-под светлых локонов, и платье "под средневековье" вместо этого дурацкого розового свитера. Интересно бы получилось... Фактурная такая девица, прямо хоть в фильме жанра "фэнтези" ее снимай.

– Ром, знакомься, это Света! - улыбнулся Бен.

Он брякнул на стул еще один тяжелый пакет, из которого выпирали круглые бока яблок и апельсинов. Роман посмотрел на него с тоской. Опять...

– Выглядишь лучше, - улыбнулся Бен. - Как ты?

– Ничего, нормально... Бока отмял. Вставать пока не разрешают. Вы сейчас прямо из института?

– Ага.

– Есть хотите? Берите фрукты, вон целая тарелка стоит, все мытое.

Бен тихо хохотнул:

– Вообще-то это мы должны тебя кормить! - Но спорить не стал и впился зубами в грушу.

– Мне столько все равно не съесть. Испортятся же...

Света присела на свободный стул. Роман смотрел, как мальчишка чавкает сочной мякотью. А потом спросил то, что больше всего занимало его мысли в последние два дня:

– Слушай, а ты случайно не хочешь ли рассказать, как ты меня здесь нашел?

– Третий раз уже, - Бен с присвистом втянул грушевый сок.

– Что - третий раз?

– Рассказывать просят уже третий раз. Сначала твоему боссу, потом тетке какой-то у него в офисе...

– Какой тетке? - насторожился Роман.

– Толстая такая... - Бен изобразил руками нечто округлое. - Не помню, как зовут...

– На ней висели такие здоровенные блестящие побрякушки?

– Висели, - кивнул Бен. - Прямо как на елке новогодней!

– Значит, Марина, - догадался Роман. И добавил себе под нос: - Интересно, почему ей... Ну, мне-то расскажи в конце концов!

Пока Бен рассказывал, ромкино лицо становилось все более недоверчивым и разочарованным.

– Бред какой-то... По-твоему, я должен в это верить?!

– Твой босс тоже сразу не поверил, - успокоил его Бен. - Он ведь подозревал, что я как-то связан то ли с нападавшими на тебя, то ли со "спасителем". А вот та тетка... Ну, Марина... Она ни минуты не сомневалась. Ну, и раз он больше до меня не докапывался с доказательствами, значит, она его убедила.

– Хм... То есть Марина сразу поверила, что ты не сочиняешь?


Вообще-то Роман и сам иной раз замечал за Мариной - бывает, что она сначала говорит с тобой о чем-нибудь левом, а потом вдруг ка-ак выложит тебе вслух про все твои чувства - где ты испугался, где обрадовался, где смутился... Вот и понимай как хочешь - откуда узнала. То ли она просто хороший физиогномист и оттенки эмоций по лицу читает, то ли в самом деле эмпат. Эта немолодая тетка появилась в окружении Шепелева около двух лет назад. Роман редко с ней пересекался; она работала в офисе, а он как раз появлялся там нечасто; только однажды, прошлой весной, Шепелев затеял какое-то поголовное тестирование всех сотрудников своего аппарата, тогда-то Роману и довелось пообщаться с Мариной. Честно говоря, впечатление осталось очень неприятное. За время разговора Романа не покидало чувство, будто его просвечивают насквозь, как рентгеном. Тогда подумал - показалось; слишком уж придирчиво эта тетка его расспрашивала, оттого и показалось; ни в каких телепатов Роман не верил и считал их темой для фантастики, не более того. А тут вдруг Бен со своей невероятной историей, к которой тем не менее Марина сразу отнеслась без тени сомнения. С чего бы вдруг? Какие у нее основания верить в россказни о видениях-привидениях? А если вдруг Бен не сочиняет? И он действительно - особенный? (Назвать его словом "экстрасенс", донельзя опошленным желтой прессой, у Ромки даже в мыслях не поворачивался язык.) Вот будет - хоть стой, хоть падай... А потом, чего доброго, выясниться, что снежные люди существуют, сосед по лестничной площадке на самом деле прилетел с Альфа Центавры на заработки и скрывается от людей в черном, а в разрушенном энергоблоке мертвой атомной станции стоит Монолит и воплощает в жизнь любые желания...


Светка, до того момента сидевшая молча, поерзала на стуле и, наконец решилась спросить:

– Роман, а ты же в самую первую вашу встречу уже понял, что Вадим - особенный? Разве не так? Почему же ты теперь удивляешься?

Роман опешил:

– Я? Понял? С чего вы взяли?!

– С того, что ты, во-первых, не выдал меня еще в августе, а во-вторых, когда я зашел к тебе в реанимации, ты сожалел о том, что я засветился перед вашими, - продолжил Бен. - Твоя же фраза была: "Зачем? Че ты наделал?" Или что ты тогда имел в виду?!

– Мы так поняли - ты сожалел о том, что о Вадиме теперь узнали твои коллеги, - подхватила Светка. - Сенсы же легко распознают своих... И ты распознал Вадима, но не захотел его выдавать...

Роман поднял ладони жестом "Сдаюсь!":

– Ребята, ребята, потише! А то я не перенесу этого допроса третьей степени... - он тянул время, лихорадочно соображая, какое бы объяснение придумать.

"Ох, ну и фантазия у молодежи... Это надо же было до такого додуматься?! А я теперь - выкручивайся, как хочешь..."

– Да, Света, ты права... Я действительно сожалел именно об этом... Работа у нас - ну, сами понимаете, за вход рубль, за выход - десять... Свяжешься - не развяжешься. Я не хотел Вадима втягивать. Но насчет меня ты ошибаешься. Я - совершенно обыкновенный человек.

– А как же тогда?.. - растерянно протянула девушка.

"И правду сказать нельзя, и врать бессмысленно. Что я знаю о сенсах? Ничего, кроме болтовни в глупых телешоу. Никакой реальной информации, по работе не доводилось сталкиваться, не моя это сфера. Вдруг сенсы и вправду чувствуют таких же, как они сами? Сейчас совру, скажу - дескать, да, я и сам необычный, - а вдруг Бен запросто меня разоблачит? И восстанавливай доверительные отношения после этого... Нет уж, надо выкручиваться как-нибудь по-другому."

– Не знаю, - Роман пожал было плечами, но от неосторожного движения охнул и (якобы непроизвольно) схватился за бок. Так, на девчонку должно подействовать. Заметит, пожалеет, и прекратит мучить раненого расспросами. По логике вещей, должна прекратить.

– Скорее уж интуиция подсказала, - продолжил он фразу, внимательно глядя на светкино лицо. Ага, похоже, заметила и устыдилась... - Когда часто бываешь в разных опасных ситуациях, она развивается и становится шестым чувством. Надо только уметь к ней прислушиваться.

Светка была явно разочарована - наверняка ожидала услышать другое. Небось уже нафантазировала себе целое сообщество паранормалов и магические войны? А вот обломайся, подруга!

Но девушка не надула обиженно губки, а задумалась. Бен весело трепался о какой-то ерунде, а она сидела молча, и Роман с любопытством наблюдал за ее лицом. Что, шуршат и поскрипывают шестеренки? Соображалка на полном ходу пашет? Ну-ну, давай-давай...

Немного поболтав чисто из вежливости о разных пустяках, гости собрались откланиваться.

– Слышь, Бен, если не трудно - в следующий раз принеси какой-нибудь развлекухи? Журналы лучше... - Роман забросил наживку сразу в двух направлениях. Одно - "приходи еще", а другое...

"Сейчас объясню, какие журналы и про что мне надо."

– А тебе какие? - заглотил наживку парень.

– "Космополитен", - усмехнулся Роман.

– Ты че, серьезно, что ли?!

– Разумеется! Да ладно, пошутил я. Принеси "Репортер". Особенно если там будет очередной очерк про Зону.

– О, да ты "Репортер" читаешь?! Рассказы Димы Шухова?!

– Ага! - усмехнулся Роман. - Классно пишет, зараза! Но самомнение у этого журналюги - о-го-го! До небес... Раз таким псевдонимом подписался...

– Почему?!

– А ты не знаешь?! Дима Шухов - это ж дух Зоны! Ну, легенда... Для сравнения, чтоб тебе понятно было - вот если бы человек писал про море, а подписался "Летучий Голландец". Дошло?

– Я так понял, что он сам по Зоне сталкером бродит? - поддакнул Бен. - Со стороны, по чужим рассказам так не напишешь...

– Да кто ж его знает, - уклончиво ответил Роман. В присутствии Светы развивать тему Зоны он не хотел. Мало ли что случайно с языка сорвется... Да еще кто знает, насколько хорошо у девчонки соображалка работает, и до чего Света способна додуматься?

– Угу! Я принесу журналы! Ром, а давай-ка я твой номер запишу. Звякну сначала, как все порядочные люди. Только на этот раз настоящий, без кидалова, идет?!

Гости распрощались и ушли. Напоследок пообещали зайти еще. Да пусть заходят... "Будем выполнять распоряжение начальства", - мысленно усмехнулся Роман вслед гостям. - "Начало уже положено." Главное, чтоб Бен заходил, да в принципе, пусть бы и девчонка пришла. Забавно посмотреть на эту "эльфийскую принцессу", наверняка воображающую себя крутой следовательницей.


Всю обратную дорогу Светка была задумчивой и на реплики Бена отвечала односложно и зачастую невпопад. Уже на своей остановке она дернула парня за рукав и неожиданно сказала:

– Бен, а ведь все гораздо проще... Блин, какая я же я была дура, такую чушь ляпнула!

– Ты о чем?

– Да как Роман тебя просек... Наверняка ты просто забрел туда, куда не всякий смог бы попасть. А он тебя там увидел и понял.

– Да лан тебе, - небрежно бросил Бен, хотя смутная догадка неприятно захолодела внутри. - Не было там ни огороженной территории, ни колючки, ничего такого... Лес и лес!


...Ночью поднялся ветер. Ломился в дребезжащую раму, свистел в щели, выдувал из комнатушки тепло. Роман кое-как привстал, дотянулся до висевшего на спинке кровати байкового халата и накинул его поверх одеяла. Дергать лишний раз медсестер из-за такой ерунды не хотелось; к тому же, чувствовал он себя заметно лучше. Даже не ожидал такого скорого улучшения... С чего бы вдруг?


11.


Юная парочка не вызывала у Романа раздражения, как большинство людей вокруг - и это удивляло. С ними было легко... К тому же парень не докучал излишним вниманием - наведывался через день, как раз когда Роман начинал скучать. Дважды Вадим пришел в одиночку, а один раз привел с собой Свету. Очень охотно поддерживал разговоры о Зоне - прав оказался Шепелев, как всегда... И подружка Вадима, как успел убедиться Роман, оказалась исключением из правил о "блондинках" - не докучала пустопорожней болтовней. При ней о Зоне Роман не стал рассказывать, как ни раскручивал его Бен - ни к чему афишировать эту тему, и без того она достаточно скользкая. Миссию Бена решено держать в секрете ото всех, даже от его родителей. И ни к чему лишний раз болтать о Зоне при подружке - вдруг с языка невольно сорвется лишнее. Вместо этого Роман сам потихоньку расспрашивал Бена про жизнь, про учебу, про родителей... И за три встречи он узнал о Вадиме уже достаточно.


Как-то они заспорили о том, действительно ли автор очерков видел своими глазами все то, о чем писал. Бен горячо начал уверять - мол, да.

– Ну почему же, - усомнился Роман, - Вон про Чейза все читатели думали, что он в криминальных кругах вращался и потом на личном опыте детективы писал, а он все изучал по полицейским материалам, сам никогда никаких отношений с криминалом не имел - ни в полиции не служил, ни в мафии не состоял. Вот и этот борзописец вполне себе может сидеть в поселке неподалеку от периметра, подпаивать сталкеров да выспрашивать у них все...

Но тут Роман немного кривил душой. Исключительно по служебной необходимости. Он знал, что отчаянный журналист, публикующийся в "Репортере" под псевдонимом "Дима Шухов", регулярно бывает в Зоне сам. Если не вовсе живет там, почти не выползая за периметр. Это для "Репортера" "Шухов" поставляет вполне себе обтекаемые и политкорректные во всех смыслах материалы - да, поджаренные, щекочущие нервишки обывателям; но ведь для этого пресса и существует, разве нет?! Вон как у "Репортера" тиражи и доходы поднялись благодаря стараниям "Димы"! Зато в интернете на разных левых сайтах уже несколько раз появлялись куда более жареные сенсации о событиях в Зоне. И не просто о событиях, а о тех, которые напрямую были связаны с деятельностью родимой ромкиной Конторы. Стоило Конторе приложить руку к чему-нибудь, в Зоне происходящему - как тут же на горизонте возникал любопытный нос шустрого журналюги, и начинал вынюхивать - а что это тут Контора делает? А почему это ей интересно? И кому это выгодно? И вываливал свои соображения в интернет, прикрываясь псевдонимом. Даже несколькими - Псевдозомби, Веселый Снорк, Кот Баюн - но без сомнения, писал статьи один и тот же человек. И с большой долей вероятности этим человеком был тот, кто в официальном издании именовал себя "Дима Шухов".

Кто такой "Шухов" по жизни - предположительно вычислили. Один из внештатников "Репортера", Геннадий Валохин. Ромке даже фотку его показывали. И вообще рассказали об этой истории накануне похода к НИИ - на всякий случай, чтобы был в курсе; вдруг подвернется возможность заодно и борзописца поймать, тогда может потребоваться помощь и их группы. Валохин не заключал договора с изданием, просто раньше он временами сотрудничал с журналом; и однажды на редакционную почту от него пришел материал про Зону с предложением о публикации и номером счета, куда предлагалось перевести гонорар. Редактор "Репортера" прочитал, подумал и согласился. Материал уже тогда был подписан именем Димы Шухова, но редактор и некоторые сотрудники по стилю опознали Валохина с большой долей вероятности.

Да пусть бы себе журналюга развлекал обывателей и удовлетворял свою потребность в адреналине, бегая по аномалиям от монстров! Никто бы его и не трогал. Но кто его просил совать любопытный нос в дела Конторы?! Без этого адреналину маловато было, что ли... А теперь никак не удавалось прищемить этот нос... Поди найди его в Зоне! А если и запеленговал - то попробуй догони... В интернет писака выходил нечасто, и делал это через спутниковый канал. Как-то раз сигнал перехватили. Быстренько связались с наемниками - были там одни прирученные, прикормленные, - пустили их по следу журналиста, но группа уперлась в полосу сплошных аномалий. Как он там прошел - черт его знает... Но лезть следом за отчаянным сорвиголовой побоялись. А тем временем наступила зима, и Валохин затих... В "Репортере" через номер появлялись его рассказы о Зоне, но, видимо, он заготовил немало материалов заранее, чтоб изданию хватило до следующего полевого сезона. А в интернете сенсации прекратились. Последний из сайтов, где висели статьи, прикрыли, а новых не появлялось.

Интересно, а сетевые расследования Валохина Бен не почитывал?

– Да в интернете много чего любопытного про Зону пишут, - Роман забросил пробную наживку, - покруче этого "Димы".

– А-а, я как-то особенно не увлекаюсь ползанием по сети, - отмахнулся Бен. - Учеба, волейбол... Да и вообще - когда время есть, стараюсь лучше в лес выбраться. Вот зимой больше лазаю, это да...

"Все понятно, - подумал Ромка, - Не пересекались их круги. Когда Бен активно живет в сети - там отсутствует "Дима Шухов". Тогда есть резон подкинуть юнцу кое-что интересное. Тоже в качестве наживки, чтоб поглубже заглотил... Наверняка схавает "шуховские" сенсации, ну не может не схавать! Черт, жалко, флэшка с архивом дома... Я бы ему прямо сейчас дал почитать..."


В очередной визит Бена Роман терпеливо дожидался, пока гость выгрузит из сумки чтиво, яблоки и конфеты, и сам начнет разговор. Сегодня звонил Шепелев... Он сообщил, что необходимые формальности улажены, и в понедельник Вадим едет на тренировочную базу. Беседу с ним уже провели. Он согласился. Еще бы, а куда ему деваться?

"Теперь остается только дождаться, когда Бен мне об этом сообщит", - думал Роман. - "И постараться сделать вид, якобы я не в курсе".


– Ром, ты знаешь, я теперь долго не приду, - наконец-то собрался с духом Бен. - Неделю точно... Сейчас воскресенье. Так вот, теперь раньше следующего я не выберусь. Уезжаю. Неохота, но никак не отвертеться...

– А куда? - нарочито удивленно спросил Роман.

– В Подстепновку. В тренировочный лагерь, - вздохнул Бен.

– Ну и ну! Зачем? С какой радости?

"Хм, вроде, не переиграл. Вроде бы убедительно изобразил удивление."

– Для дела нужно, - смешался Бен. - Шепелев просил пока не говорить, для какого...


Серьезный разговор между ним и Игорем Владимировичем состоялся вчера.

Его вызвали в офис. За громадным пустым столом напротив Бена расположились двое - Шепелев и какой-то незнакомый мужчина средних лет с невыразительным бесцветным лицом. Секретарша принесла чай и вазочку с конфетами; Бен с радостью уткнулся носом в чашку, только ради того, чтобы чем-нибудь отгородиться от пристального сверлящего взгляда незнакомца. А тот молчал; смотрел и молчал, предоставив инициативу Шепелеву.

Игорь Владимирович завел длинную обстоятельную речь о важном и ответственном поручении; но большая ее часть пролетала для Бена мимо; в голове застревали только отдельные скомканные обрывки. Когда речь зашла о секретности миссии, он согласно покивал в ответ - да, да, мол, все понимаю... Сам же до сих пор не понимал совершенно ничего.

– ...Про катастрофу в районе Чернобыльской АЭС ты, конечно же, слышал?

Наконец-то прозвучало хоть что-то конкретное. Фраза вытащила Бена из ступора, в который он успел впасть, слушая шепелевские "растекания мыслью по древу".

– Которая в восемьдесят шестом году была? - тупо переспросил Бен.

– Нет, про вторую...

– Ну, читал маленько в интернете... А что?

– На территории зоны отчуждения находится крупный исследовательский центр. Конечно, все работники погибли; а результаты исследований так там и остались...

Бесцветный незнакомец, до того сидевший с равнодушным видом, поднялся и обошел вокруг стола, встал за плечом у Бена, придвинул к нему ноутбук с развернутой на экране картой.

– Примерно вот здесь, - бесцветный скользнул по карте курсором.

Бен вчитывался в названия. Реальность происходящего доходила до него не сразу.

Чушь какая-то... Нет, наверное, глупый розыгрыш. Сейчас напугают по самое "не могу", насладятся зрелищем его растерянной физиономии, а признаются с циничными улыбочками...

Зона отчуждения. Та самая Зона, давно уже именуемая в печатных материалах с заглавной буквы. Имя собственное. Жуткое место, обросшее легендами и слухами. Мекка и земля обетованная для чокнутых любителей аномальщины. Самого Бена тоже краешком коснулось это помешательство - прошлой зимой он вместе с Коляном - полузнакомым парнем из клуба - потащился в гости к бывшему однокласснику Коляна, у которого, по слухам, был знакомый, который недавно вернулся из Зоны, и даже привез оттуда какую-то необычную красивую штуковинку. Одноклассника не застали - у того вдруг обнаружились срочные дела, зря протаскались по морозу на другой конец города; и встреча со сталкером, соответственно, тоже не состоялась. Бен тогда простудился и всерьез разобиделся на необязательного колькиного друга. Встречу пытались переназначить на другой раз, но через пару недель опять что-то помешало, потом опять, и в конце концов сталкер уехал из города, а Бен так и не увидел желанного артефакта... На том его попытки прикоснуться к Зоне и закончились.

Да, он иной раз слышал среди клубного народа разговоры на тему "поехать бы туда". Но услышав, крутил пальцем у виска, и перебирался к другой компании. Безалаберные фантазеры не вызывали у него ничего, кроме ехидной усмешки. Особенно Лавруша, который на первомайской вылазке пошел за дровами и умудрился заблудиться буквально в трех соснах - выбрел потом на соседнюю станцию электрички, километрах в четырех от лагеря. Зато потрепать языком на тему "как бы побывать в Зоне" - так он первый! У самого Бена даже и мысли подобной никогда в голову не закрадывалось. Потому, что если хотя бы сотая часть россказней про Зону правдива - такому домашнему таракану, как он, нечего даже приближаться к периметру.

И вот - нате вам! Его хотят туда отправить. Не-ет, это наверняка розыгрыш. Тест психологический какой-нибудь. Смотрят на его реакцию во время сильного испуга...

Бен слегка встряхнулся. Да в общем-то, ненадолго он отвлекся. Все эти размышления и воспоминания промелькнули у него в голове за несколько секунд.

А Шепелев тем временем продолжал:

– ...Материалы ценнейших разработок в области биотехнологий. И не только они, а масса других в смежных областях науки... Это стоит громадных, просто колоссальных денег, если суметь правильно распорядиться всеми этими материалами. К тому же, использование их на практике сулит пользу, не измеряемую деньгами - вполне вероятно, многие тяжелые заболевания можно будет излечивать...

Бен растерянным взглядом смотрел в густо-фиолетовое небо в промежутке между белыми жалюзи и думал, что лет пять-шесть назад он бы еще, пожалуй, поверил, что добрый дядя из могущественной Конторы хочет принести благо человечеству. А сейчас - извините, мальчик вырос! И в сказки больше не верит.

Что, розыгрыш до сих пор продолжается? А может, это не совсем розыгрыш, а что-то вроде деловой игры? Тактическая задача, для которой Бен должен найти правильное решение; гипотетическая ситуация, в которой надо выбрать верную линию поведения и способ действия?

"Подыграть им, что ли..."

– Игорь Владимирович, а почему вы думаете, что за эти годы никто не утащил оттуда материалы? - спросил Бен.

Шепелев подался вперед, опершись на руки, и пристально уставился на него:

– Желающие были... Но туда никто не смог и близко подойти. Потому что внутри здания работает на полную мощность источник пси-излучения.

Интересно-интересно... Сначала была сказочка про лекарства от тяжелых болезней, а теперь началась научная фантастика. Какой разговор о каких лекарствах вообще может идти, если в центре велись разработки пси-оружия? Иначе на кой шут и откуда там взялась бы эта установка?!

– Откуда там пси-излучение?! Вы же говорили, что центр занимался биотехнологиями...

– Вадим, я не знаю всех подробностей, я не биолог все-таки... Видимо, как-то использовали в процессе... Как, кто, почему включил установку - неизвестно. Можно предположить, что это сделал кто-то из работников центра, повредившийся рассудком после так называемого "выброса". Слышал об этом?

– Да, читал. Только я думал, что эти страсти-мордасти журналисты навыдумывали.

– К сожалению, это не выдумки. Люди действительно как минимум сходят с ума, если в момент выброса оказываются вне укрытия. А чаще всего вообще погибают...

– Ну хорошо, был выброс, все свихнулись... Кто-то излучатель включил. А я-то здесь при чем?!

Шепелев устало посмотрел на тупого мальчишку:

– Да при том, что ты сможешь туда пройти. Только ты. Сможешь. Пройти. Через. Излучение. Вадим, я тебя уже битый час подвожу к этой мысли... Надо добраться до пульта установки и выключить ее. Тогда внутрь смогут пройти и другие...

– А почему?! Почему вы думаете, что я пройду через излучение и не свихнусь? - упрямо гнул свое Бен, пока пропустив мимо ушей замечание насчет "других".

– Потому что ты это уже делал, - без обиняков припечатал Шепелев.

У Бена поплыло в голове. Слова Шепелева доносились словно сквозь пелену; он слушал, как собеседник напротив пересказывает ему детали того, о чем Вадим и сам уже догадывался... Да, его возили в закрытой машине в лабораторию на испытания. Да, он прошел их блестяще, хотя это не зависело ничуть от его стараний, а целиком - от природных особенностей.

– Лаборатория в Леспромхозе находится? - брякнул Бен. Играть в "незнайку" больше не было смысла.

– Хм, догадался... - покачал головой Шепелев.

Бен хотел было задать тривиальнейший вопрос "а как вы вообще меня нашли?", но еще до того, как он открыл рот, два и два сложились, и ответ вдруг пришел на ум сам. "Ромка, дружище... Он ведь пытался меня скрыть... Оградить от всего этого... А я, кретин, не понял, да еще и обиделся на его слова - тогда, в реанимации... И правда - дурак."

Они не шутят. Это не розыгрыш и не гипотетическая ситуация, это всё всерьез. Они на самом деле хотят отправить его в Зону...

– Вы что... Я же не смогу, - голос Бена вдруг охрип, а в глазах заметалось отчаяние. - Вы не понимаете?! Вот засунете меня туда, а пользы все равно никакой не будет, потому что меня там сразу... Или в аномалию влечу, или тварь какая-нибудь сожрет. Там же на самом деле твари водятся? Или журналюги про это тоже врут?

– Не врут, - снова вступил в разговор бесцветный. - Немного приукрашивают, но в целом информация правдивая. Да, кстати, вот взгляни - кто на самом деле водится в Зоне.

Он достал из папки стопку цветных распечаток. Бен перевернул один лист, другой... Фотографии монстров. И живых, заснятых в естественной среде; и мертвых, с приложенными рядом линейками - чтоб смотрящий на фото мог составить представление о размерах этих уродливых созданий.

– Уже страшно, - честно признался Бен.

– Конечно, ты не один пройдешь всю дорогу... - "успокоил" его Шепелев. - От периметра и до приблизительной границы распространения излучения с тобой пойдут опытный проводник и несколько бойцов. За эту часть пути можешь не опасаться. Но дальше определенного расстояния, с которого твои спутники почувствуют влияние излучения, ты должен будешь пойти один.

– Должен... - с горечью протянул Бен. - Почему это я "должен"?!

– Разумеется, ты никому и ничего не должен, - встрял бесцветный. - Ты волен отказаться... Ты не в армии, и мы не имеем права тебе приказать. Хотя...

Он раскрыл кожаную папку и достал из нее лист желтоватой бумаги со штемпелями и печатью.

– Вообще-то повестка для тебя есть. Вот, - он показал Бену бумажку через стол.

Бен округлившимися глазами прочитал свои имя и фамилию.

– Могу прямо сейчас тебе отдать, - ровным голосом сказал бесцветный. - А могу обратно в папочку положить. Про свой "белый билет" хочешь мне напомнить? Ничего, еще раз пройдешь обследование в нашей ведомственной клинике, и я уверен, ни один диагноз не подтвердится. Так ведь?

До Бена постепенно стало доходило... А когда дошло - то его тряхнула дрожь.

– Вадим, нашей науке очень нужны те материалы, - продолжил Шепелев. - Мы будем пытаться добыть их снова и снова. Уже испробовано несколько способов защитить посланника от излучения. Делали разные модификации шлемов... К сожалению, они оказались малоэффективными - у наших ученых было слишком мало данных. И совсем не было образца, с которого можно было бы снимать параметры невосприимчивости.

– Намекаете на то, что если я не соглашусь идти в Зону, то сделаете из меня подопытного кролика?

А ведь могут... Похитят, и с концами. И никто не найдет. И отец, сколько бы шуму не поднимал, против них ничего не сделает. Или вообще... Инсценируют гибель, и все. Например, якобы машина сбила. Все будут считать Бена покойником...

Шепелев молчал, а в его взгляде явно читалось: "Ну, ты же умный парень; вот видишь - сам все прекрасно понял".

– Вадим, как показывает мой немалый опыт - добровольное и взаимовыгодное сотрудничество намного эффективней принуждения. Поэтому я рассчитываю, что мы с тобой сможем договориться по-хорошему. Тем более что твоя работа будет хорошо оплачена. Согласись, лучше добровольно поработать и получить достойное вознаграждение, чем бесплатно выполнять приказ?

– Чтобы выполнить работу, надо уметь ее делать! А я не умею! - с отчаянием выпалил Бен.

– Так научишься! - обрадованно отозвался Шепелев. Видимо, воспринял реплику Бена как согласие. - У нас в запасе несколько месяцев. Зимой тебя никто в поход не отправит, незачем еще более повышать и без того высокий риск.

"Ага, только вы не о том печетесь, чтоб я задницу не отморозил", - подумал Бен. - "Просто бережете ценный экземпляр. А то один загнется в сугробе - другой такой же нескоро найдете".

– Можем прямо сейчас обсудить размеры вознаграждения, - Шепелев решил сделать широкий жест.

Бен под столом сжал кулаки, вцепившись ногтями в ладони. Страшно, черт побери... Не в Зону идти страшно; до Зоны еще - как до Китая ползком; а пока еще страшно даже выговорить, что он хочет больше всего за выполнение этой миссии. Сейчас как осадят его да ткнут повесткой в нос... Эх, была - не была, наглость - второе счастье!

Бен собрался с духом и выпалил:

– Квартиру! И чтоб совсем моя была, на меня записанная!

Наниматели переглянулись. На лице у Шепелева отразилось немалое удивление. А Бен решил немного понизить уровень своей наглости, пока еще его не щелкнули по носу, и добавил:

– Пусть не новую, пусть панельку или хрущевку, только чтоб моя была! Мне и однокомнатной за глаза хватит; ну, хотя бы комнату в изолированной... Чтоб я мог там жить, как мне нравится!

Шепелев помолчал. Обернувшись к собеседнику, вопросительно поднял брови. Тот в ответ ехидно усмехался, покачивая головой. Повисла тягучая пауза.

– Ну, а почему бы и нет? - наконец сказал Шепелев.

– Только чтоб все документы оформить до моего отъезда в Зону! - опять пошел в наступление Бен, сам удивляясь собственной наглости.

А то еще кинут, чего доброго... Пообещать-то что угодно можно! Но Шепелев, как ни странно, не выказал ни малейших признаков недовольства. Наоборот, согласно кивнул:

– Разумеется! Времени у нас достаточно, и вариант подходящий подберем, и документы оформим... До наступления тепла еще минимум пять месяцев. И мы их потратим с пользой... Ты поедешь на тренировочную базу оперотряда.

– А как же институт?

– Оформишь академический отпуск. Прямо завтра пойдешь и отнесешь заявление, я обо всем договорюсь, вопрос решим быстро.

– А что я скажу родителям?! Отец же меня сожрет, когда узнает, что я учебу бросил!

– Жить будешь на базе. В принципе, это не суровая необходимость, она находится не слишком далеко, на окраине города и туда ходит городской транспорт, но... Во-первых, никуда не таскаться - это ведь удобней? А во-вторых, неужели ты предпочтешь во время тренировок жить с родителями?! На базе есть общежитие, столовая... А родителям можешь сказать, например, что нашел работу и снял жилье... Причем во время тренировок будешь получать некую... хм... скажем так, стипендию. Или денежное довольствие, назови как нравится. Хотя деньги-то тебе особо и не понадобятся; быт на базе организован неплохо.

– И, конечно же, я не должен никому ничего говорить?

– Это - основной пункт нашего с тобой договора.

– И даже Светке?! Уж она-то в момент просечет, что никакого жилья я не снимал!

– А ей можешь сказать часть правды, - разрешил Шепелев. - Наверняка ведь она уже в курсе, кто тебя ангажировал на работу? Вот и скажи в самых общих чертах, что едешь на тренировочную базу. А зачем - ни-ни! Иначе не видать тебе квартиры, как своих ушей!

Бен вздохнул; да, поддели его на самый цепкий и надежный крючок... И теперь постоянно будут за леску подергивать, чтоб не забывал...

Когда он вышел от Шепелева, с неба посыпал густой-густой и уже по-зимнему сухой снег. Бен не сразу натянул шапку; какое-то время он стоял, подставляя хлопьям разгоряченное лицо. Черт побери, из него будут делать бойца... Вот чтобы вы чувствовали, если бы вам поднесли на блюдечке вашу заветную детскую мечту, но тут же толкнули на стул, скрутили за спиной руки и начали силой запихивать мечту внутрь?! "За маму, за папу!.." Она когда-то казалась очень вкусной... Да может, она и на самом деле вкусная, но если ее впихивают, как мерзопакостную кашу, то она такой и станет. А деваться некуда...


И такой же снег за много километров отсюда укрывал Зону. Крупные хлопья валились на прихваченную морозцем землю, укрывали от глаз аномалии и минные поля у периметра, логова тварей и неподобранные артефакты. Отправиться за ними по снегу вряд ли кто-нибудь решился бы... Заезжие искатели приключений и местные жители, кормящиеся с Зоны, тяжело вздыхали, глядя на очередной сюрприз природы. Морозная зима с постоянно лежащим снегом в этих местах тоже была той еще аномалией; сталкеры втайне надеялись, что через пару дней над Зоной опять установится влажный теплый микроклимат, сугробы растают, можно будет немного переждать распутицу - и опять отправляться на поиски добычи... И куда более тяжко вздыхали те, кто не успел до снегопада выбраться за периметр. Но они-то горевали о хорошо заметных следах на снегу, и о том, что теперь военным патрулям гораздо проще будет выслеживать нарушителей. А о том, какой трудной и голодной выдастся зимовка для оставшихся в Зоне, и сколькие сумеют ее пережить, сталкеры пока еще не задумывались. Многие потом не выдержат и пойдут к блокпостам - сдаваться, из одной Зоны - прямиком в другую. Остальные же, кто решил лучше потерпеть три-четыре месяца, чем несколько лет валить лес на Колыме, - скучкуются поблизости от базового научного лагеря, и возле немногих пригодных для жилья мест - Ростка, военных складов... Оттуда же и поползут по Сети слухи - кто и почему помогает обитателям этих "островков" выживать в зимней Зоне. И отчего случилась такая аномальная погода впервые за все четыре зимы существования Зоны.

Но все это еще в будущем... А пока над чернобыльским лесом валил снег, и морозец замораживал жизнь в Зоне на долгих четыре месяца.


– ...Готовить меня будут для одного дела. Шепелев просил пока не говорить, для какого, - повторил Бен, пересчитывая взглядом кафельные плитки на больничном полу. Коричневая - желтая - две коричневых - опять желтая...

Разумеется, он не пересказывал Роману весь разговор. Он соблюдал условия навязанной ему игры. Бен пока еще не знал, насколько опасно их нарушать, и на всякий случай решил придерживаться правил.

– Значит, подписали тебя в Зону сходить, - вдруг без обиняков выдал Роман.

– А-а... Как ты догадался?! Или...

– Да знал я, - фыркнул Роман.

– А-а, понял... Это была проверка на болтливость, - Бен обиженно скривился.

– Ладно, не кисни! - вдруг отмахнулся Роман, сам себе удивляясь. Ведь никто за язык не тянул... - Какой смысл тайны разводить, если пойдем вместе?

– Вместе?!

У Бена округлились глаза. Эх, и простодушный же он, все эмоции на лице написаны, со вздохом подумал Роман.

– Ну да, я ведь там уже был. В группе сопровождения. Вполне логично, что пошлют человека, уже имеющего опыт...

Бен уставился на него восхищенными и округлившимися глазами:

– А куда именно вы там ходили?

– Куда нас посылали, туда мы и ходили, - жестко отбрил Роман.

"Рассказал бы я тебе, куда, зачем и как, и что мы там видели... Как утонул в земле Воронок, и как перекосило парализованного Андрюху, но я должен твой боевой дух поднимать, черт побери, как приказал Гордимыч..."

Бен виновато засопел - дошло, что полез с расспросами слишком далеко.

Несколько минут они сидели молча; пока Роман не спохватился, взглянув на часы:

– Смотри, уже без пятнадцати семь, сейчас гардероб закроют! Дуй давай, а то здесь ночевать придется! А про Зону потом поговорим; будет еще время... Ты мне напомни, я тебе кое-что интересное покажу! Оно у меня дома, в ноуте.

Бен торопливо распрощался, схватил сумку и припустил вниз по лестнице. Тем более что впереди еще маячил разговор с родителями - он оставил самое неприятное на самый последний момент.


А назавтра Вадим уже трясся в пригородном автобусе с набитой дорожной сумкой под ногами...


12.


Папаша Бена обожал один древний афоризм, известный в народе в разных вариантах, и часто повторял его сыну, то назидательно покачивая пальцем, то развалясь в кресле и сложивши ручки на круглом пузе: "Вадик, ты должен хорошенько усвоить, что мужчины делятся на две категории. Одни способны порвать медведю пасть голыми руками, а другие способны оплатить услуги мужчин из первой категории. Надеюсь, что ты все-таки умный мальчик, и сам сделаешь верный вывод - к какой категории лучше всего принадлежать".

Да, Вадим был где-то в чем-то неглупый мальчик. Хотя бы в том, что ему хватило ума не сообщать отцу о своем выводе, который был прямо противоположен отцовскому мнению.

Бен всегда, всю жизнь, сколько себя осознавал, мечтал принадлежать к первой половине мужчин из любимого папиного афоризма. Были ли тому виною супермены, герои звездных войн и всякие уничтожители нечисти, виденные в раннем детстве; или же причина его странных устремлений была в том, что в семье, как говориться, не без урода, и именно Бена угораздило родиться моральным уродом в своей семье... Во всяком случае, набраться такого из своего круга общения и получаемого воспитания Бен никак не мог. И брать пример для подражания ему было совершенно не с кого из окружающих.

В детстве он отчаянно гнался за своим идеалом. Если задирали сверстники - не бежал жаловаться родителям, а давал сдачи, дрался, насколько хватало сил, компенсируя средние физические способности яростным напором. Терпел родительские упреки в неумении договариваться и "решать конфликт другими способами" - в переводе с маминого языка это означало "наябедничать взрослым", а на эту подлость Вадим ни за что не желал соглашаться, потому что настоящие (в его семилетнем понимании) мужчины так не поступают. Когда он немного подрос, то попытался заниматься в секции рукопашного боя, но продержался всего месяц - ровно до момента внесения оплаты за тренировки. Родители банально отказались давать сыну деньги на "эту глупую и опасную блажь". Для нормального физического развития мальчику вполне подойдут лыжи, или плавание, или волейбол. А бьют друг другу морды пусть грубые тупые сынки мужичья, которым одна дорога - в ПТУ и в армию. Потом Бен нашел другую секцию - похуже, но зато бесплатную, и еще какое-то время успешно делал вид, что кидает мячик через сетку, но родительский контроль после прецедента стал строже и тщательнее, и обман очень скоро раскрылся. Бойкот родителям и демонстративная голодовка не помогли; одиннадцатилетнему пацану было не по зубам переупрямить отца или взять измором мать; Бен поплакал в подушку, повздыхал и отправился-таки кидать мячик. Потому что это давало хоть какую-то возможность не превратиться в папочкино подобие - колобок на ножках. Но сам себе он дал слово, что когда вырастет и начнет зарабатывать деньги, то уж тогда...

Прошло время, Бен вырос, и с годами постепенно осознал несколько неприятных вещей. И что по-настоящему крутым бойцом ему никогда не стать - потому, что начинать уже поздно... И что склад личности у него для бойца неподходящий... И вообще - что верховодят в жизни отнюдь не те, кто умеет заехать противнику пяткой в нос в прямом смысле слова... Скрипя зубами, он вынужден был внутренне - а это гораздо хуже, чем внешне, напоказ - признать, что отец прав. Надо быть мужчиной из второй категории его любимого афоризма. Не хочется, а надо. Но все-таки полностью наступить себе на горло и подчиниться Бен не захотел, и вместо проторенной и устланной соломкой дорожки на юридический пошел в институт связи, навешав отцу кучу лапши о перспективном бизнесе в области мобильников и интернета.

И насчет армии иллюзии у Бена растаяли после того, как он послушал рассказы старших братьев своих друзей - о том, как там стоят на тумбочке, стирают "дедам" носки и разгружают вагоны. Теперь он был даже рад, что квочка-мамочка заранее обеспечила ему белый билет, таская сына по знакомым врачам и выискивая у него несуществующие болезни. К третьему курсу он уже почти успокоился во всех смыслах - как вдруг жизнь взяла его за шкирку и с маху ткнула носом в его детскую мечту.

Детская мечта сдохла в жутких корчах; и мало того - Бену теперь было ужасно стыдно признаваться даже самому себе (какое счастье, что он никогда никому вслух не говорил об этом!), что когда-то он хотел стал крутым бойцом.

Потому что даже несмотря на волейбольную секцию и прогулки с тридцатикилограммовым рюкзаком, на полосе препятствий он был "тюфяк" и "беременный таракан", а в тире - "криворукий мазила, косой на оба глаза".

Особенно усердствовал инструктор по стрельбе Иван Ильич, пожилой дядька со сморщенным, как сушеное яблоко, лицом и почти не потерявшей формы атлетической фигурой. Но главной его особенностью была луженая глотка. Он наверняка мог бы без "матюгальника" докричаться до самого дальнего конца полигона; а уж по гулкой коробке тира его баритон раскатывался громче выстрелов.

– ...Ну куда ты стволом ведешь?! Ты хоть вообще смотришь, куда его наводишь?! Силуэт еле-еле по краешку задел. Руки-крюки?! Или глаза в разные стороны смотрят?! Теорию читал?

– Читал, - цедил сквозь зубы Бен.

– Ну-ка зацитируй, как надо целиться.

– Для прицеливания в горизонтальной плоскости надо совместить мушку с серединой прорези прицельной планки, и...

– Ну так совмещай! Совместил? Огонь!

"Калаш" выплюнул короткую очередь.

– Тьфу ты, опять в белый свет, как в копеечку, - Иван Ильич с раздражением оторвался от телескопической трубы.

В голове у Бена от грохота выстрелов трещало не хуже автомата. Зябкий сквознячок холодил взмокшую спину; а цевье и рукоятка скользили в потных ладонях, и казалось, что от отдачи "калаш" вот-вот вырвется из рук. Как Бен ни старался держать ствол направленным прямо в середину мишени, тот все время предательски отклонялся от верной линии. Больше всего ему хотелось бросить эту чертову непослушную железяку и выйти из провонявшего пороховой гарью тира на свежий воздух. Ну, или хотя бы заткнуть фонтан язвительности и недовольства над правым ухом.

– Перезарядил? Давай еще... Огонь!

От резко грянувшей очереди ствол подпрыгнул вверх. А сам Бен инстинктивно дернулся назад.

– Чего прыгаешь, как карась на сковородке?! Плавно спускай крючок, плавно! Ты не должен ждать выстрела. И не задерживай дыхание, не зажимайся.

– Да знаю я...

– А чего ж тогда не делаешь, если знаешь? Вон на ту мишень посмотри - стрелок кладет ровненько, кучно, не то что некоторые... Толку-то от твоего знания, если знаешь, а не делаешь!

– Иван Ильич, - не выдержал Бен, - давайте я вечером еще приду и один потренируюсь?

– Ишь ты, хитрый! Хочешь в спокойной обстановке пострелять? А ведь в бою у тебя ее не будет. Там тебе никто спокойно прицелиться не даст! Учись работать точно и правильно независимо от того, что творится вокруг.

– Иван Ильич, а скажите, правда ли, что обучение строится по принципу "от простого к сложному"? Так ведь? - Бен положил автомат и, обернувшись, невинным взором уставился на инструктора. - Я пока еще не научился самому простому - стрелять в спокойной обстановке, когда ничего не мешает. Давайте, я сначала этому поучусь, а? А потом уже добавим усложняющий фактор в виде шумовых эффектов.

Инструктор побагровел; потом набрал в грудь побольше воздуха и выдал:

– Ах ты, гаденыш, считай, повезло тебе, что ты не в погонах! Иначе сейчас пошел бы сортир драить...

– Зубной щеткой? - с еще более невинным взором уточнил Бен.

– Ты поговори еще, языкастый! Я те быстро язык укорочу! А ну принять положение "лежа"! Целься! - последнюю фразу инструктор рявкнул с такой громкостью, что у Бена заложило уши.

Он аккуратно положил автомат на служившие опорой мешки с песком и встал.

– Команды встать не было! Эй, ты куда?!

– В туалет, - бросил Бен через плечо. - Мне надо. Или прикажете прямо здесь лужу устроить?

– Чтоб одна нога здесь, другая там!

На самом деле Бен еле сдерживался, чтоб не швырнуть чем-нибудь в орущую рожу, прекрасно понимая, что после нескольких секунд торжества огребет большие неприятности. Да как бы еще морду ему не набил этот солдафон; кто его знает, какие распоряжения отдал Шепелев насчет обращения с "левым" стажером. Вообще-то с ним и так обращаются иначе, чем с другими, на построение не гоняют, например... Но все равно в настоящий момент Бена душила злоба. Ну почему, почему его не могут учить нормально? Почему они не дают ничего спокойно сделать, почему не могут подождать, пока у него что-то получится?! А от окриков и подстегиваний только хуже. Наоборот, все валится из рук. Он же не отказывается учиться, в самом деле... Даже наоборот, упражняться в стрельбе было интересно, Бен еще не перерос мальчишеской тяги к оружию, но сейчас он от души желал только одного: чтоб инструктор не орал над ухом и не дергал.


Светка примчалась в больницу, как только ей позвонил Бен и извиняющимся голосом сообщил о своем отъезде. Очень туманно обрисовал причину своего отсутствия и вовсе умолчал о месте, где он теперь обитает. Хотя и пообещал приехать в воскресенье - значит, это где-то не очень далеко... Но почему вдруг? Наконец до девушки дошло.

– Бен, пожалуйста, ответь только на один вопрос: твой отъезд туда как-то связан с Романом?

Если ответ будет утвердительный - значит, больших подробностей она от Бена не добьется, да еще и по телефону.

– Да, - коротко выдохнул в трубку Бен.

– Ладно, я поняла. Тогда... До воскресенья... Пока... - погрустневшая Светка сложила телефон.

И, еле-еле дождавшись времени посещений, помчалась в больницу.

– Куда и зачем вы забрали Вадима?! - выпалила она, едва влетев в палату.

Глаза девчонки горели яростью и метали молнии.

– Я понимаю - бесполезно требовать, чтоб вы от него отвязались, но хотя бы скажите - куда и зачем?!

– Неужели мы опять перешли на "вы"? - нарочито удивился Роман.

– Не увиливай! Ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю! И я понимаю, что ты ничего не решаешь, твое дело - донести, а решают другие... Но неужели ты совсем ничего не знаешь?! Скажи мне - где он?

Роман шутливым жестом поднял ладони вверх:

– Спокойно, спокойно! Умерь свою яростную атаку... Никуда мы его не заперли, в лагерь не сослали, в лабораторную банку не засунули. Приедет к тебе в ближайшее воскресенье.

– Но зачем все это?! - девушка, до того готовая вцепиться в майку Романа и трясти его, как грушу, пока не вытрясет ответ, отступила на шаг назад.

– Мы предложили ему работу...

– От которой нельзя отказаться?! - не утерпев, выпалила Света.

– ...Не перебивай! Да, отказываться от нее невыгодно. Тогда как выполнить - намного выгодней. Но для этой работы Вадиму нужно многому научиться... И теперь он учится. Вот этим он теперь занят и ради этого уехал. Но недалеко, еще раз повторяю; в воскресенье он свободен как муха в полете, и может съездить в город. А звонить тебе может хоть каждый день... Только не жди звонков раньше часов девяти вечера, да и сама раньше не звони - ему просто будет некогда, он или не услышит звонка, или не сможет ответить.

Светка сникла и устало присела на стул:

– Значит, это где-то недалеко, раз он может приехать в выходной...

– Да, это в пригороде. Жить Вадим будет там же - общага, столовка... Но очень не советую тебе самой туда мотаться - только зря время потеряешь, там закрытая территория, и тебя просто не впустят. Кстати, и его не вызовут.

– Это какой-то учебный центр?

– Ну-у-у... Можно и так сказать. Там есть общага для иногородних, домики для заезжего начальства и высоких гостей... Всякие соревнования и показухи там часто проводят. Так что не бойся, это не тюрьма ни разу!

Теперь девушка смотрела на него уже виновато - ну конечно, ворвалась, как фурия, набросилась на раненого, устроила истерику...

– Наберись терпенья, - с покровительственными нотками посоветовал ей Роман. - Скоро увидитесь. Только при встрече не задавай Бену вопросов "куда" и "зачем". Не заставляй его напрягаться и выдумывать ложь. Потому что говорить об этом правду - нельзя. Да и чревато боком. Понимаешь?

Девушка кивнула.

– Ну и замечательно! Успокойся и жди. Чем спокойней ты будешь при встрече - тем спокойнее будет и ему. Ага?

Когда гостья ушла, Роман грустно смотрел на закрывшуюся за ней дверь. Вот ведь везет дуракам! Какую подругу себе отхватил! Да любая из его, романовых, знакомых - вздумай он сейчас ей позвонить - сначала сверится со списком обязательных и важных дел, а уж потом назначит день визита в больницу. И сломя голову не помчится... Да не факт, что вообще согласится прийти!


На следующий день, явившись в назначенное время в тир, Вадим с удивлением обнаружил там нескольких оперативников, тренировавшихся со своим инструктором; естественно, Бена никто и близко не подпустил, не желая брать на себя ответственность. "А Иван Ильич заболел", - объяснили ему. - "Так что гуляй, парень."

Вот новости! Озадаченный Бен не знал, чем занять вдруг свалившееся на него свободное время, да и по какому распорядку пойдут занятия завтра. На полосе препятствий он сегодня уже отбегал; честно говоря, здорово устал, и до вечернего кросса бегать совершенно не хотелось. Единственное, в чем он до сих пор не был последним - это кросс. Выносливость, наработанная за годы занятий в спортивной секции, не подводила; хоть какая-то польза оказалась от волейбола. Но вообще-то и на полосе препятствий Бен понемногу стал осваиваться... Правда, и с Равилем - инструктором, гонявшим народ по полосе, - позавчера тоже случилась неприятность. Свалился с острой болью в животе; "скорая" забрала его в больницу. По базе гуляли слухи про приступ аппендицита; но вчера другие инструктора перетирали между собой, что коллега слег с острым гастритом. Честно говоря, Бена это несколько удивило. Может, он вообще не обратил бы на этот случай никакого внимания, но именно в тот день у него было нехорошо на желудке - обед, обычно неплохой, в тот раз оказался неудобоваримым; после полосы препятствий Бена согнула резь; а инструктор гнал его на второй круг, да еще и покрикивал. Считал, что лентяй Бен притворяется... А теперь сам получил тем же концом по тому же месту?! Забавно, очень забавно... Погонять народ через заборы и под колючкой назавтра нашлось кому; Бена просто присоединили к другой группе, а вот с инструктором по стрельбе вопрос пока подвис.

Ну, так сейчас пойти в комнату и завалиться на койку, или вернуться в тир и заняться разборкой-сборкой учебного автомата? Учебный-то дадут без вопросов. Разбирать-собирать на скорость у Бена пока что плоховато получается, все равно не мешало бы потренироваться...

Занятый своими мыслями, он потихоньку брел мимо спортзала. И тут, в недобрый час, навстречу ему с крыльца сбежал незнакомый здоровяк средних лет, вроде не слишком громоздкий и не похожий на шкаф, но весь целиком состоящий из упруго перекатывающихся мускулов.

– Эй, ты чего тут болтаешься? - без всяких предисловий окликнул он Бена. Спрашивать "кто такой?" не стал; видимо, уже узнал некоего юнца-"вольнослушателя", которого с неясной целью определил на тренировки какой-то родственник-начальник.

– У меня индивидуальные занятия по стрельбе отменили. А кстати, вы не знаете, что случилось с Иваном Ильичем?

– Горло заболело, и температура высокая. Ангина, наверное.... В город, в больницу поехал.

– Значит, завтра его тоже не будет, - пробормотал себе под нос Бен.

– Ну, и что ты теперь делать собираешься? Так и будешь по базе мотаться, как вещество в проруби? Что у тебя там дальше по графику?

– Да ничего до вечернего кросса, - пожал плечами Бен. - Я сейчас как раз хотел позвонить, спросить, прикрепят ли меня к другому инструктору на время...

– Кому звонить? - в голосе здоровяка послышались подозрительные нотки.

– Вот, - Бен вытащил из кармана куртки помятую визитку, - мою подготовку курирует Вячеслав Андреевич, и по всем вопросам он велел обращаться лично к нему.

Вячеславом Андреевичем назвался тот самый "бесцветный" немногословный человек, присутствовавший вместе с Шепелевым при разговоре.

– Ну-ка, - здоровяк отобрал у Бена картонный прямоугольник и достал телефон. - Здравствуйте! Вячеслав Андреевич? Это говорит Парфенов Олег, да-да, инструктор с базы, по поводу вашего подопечного. Я хотел бы уточнить насчет его программы... Рукопашный бой предусмотрен? Ага... Да его "стрелок" заболел, болтается парень - не пришей кобыле хвост; может, мне пока его взять? Да, понял... Спасибо, до свидания.

– Пошли, - Парфенов кивнул в сторону спортзала. - Твой шеф сказал - "раз свободное время есть, то пусть занимается, ему не повредит".

"Да, в очередной раз попал..." - Бен подавленно втянул голову в плечи. А деваться некуда...

Его еще ни разу не гоняли на рукопашный бой - даже с индивидуальным инструктором, учитывая полную неподготовленность парня в этой сфере. То ли решили в первую очередь сделать упор на стрельбу; то ли решили, что Бену вообще не придется ни с кем сходиться врукопашную - а стало быть, незачем тратить силы и время. Как бы то ни было, а в зал он плелся ошарашенным и испуганным. За несколько дней тренировок обжигался уже столько раз, что теперь боязно было даже вообразить, каким беспомощным он окажется на ковре. Или на татами - что у них там в зале на полу?..

И насчет "не повредит" куратор ошибся. Очень намного ошибся... Парфенов, похоже, из своей природной вредности для демонстрации приемов выбрал его, абсолютно неумелого новичка. Со стороны это смотрелось, наверное, даже нелепо - щенок Бен в принципе не мог не то что причинить какой-то вред, а хотя бы задеть Парфенова кулаком или ногой. А тот легко, как куклу, швырял Бена на маты. К чему тут приемы? Он мог бы просто поднять пацана на вытянутой руке и встряхнуть за шиворот, чтоб надолго отбить охоту лезть с кулаками - если на минуточку представить, что вдруг Бену в реале пришла в голову блажь напасть на Парфенова... Бен молчал и терпел. Летел раз за разом на пыльные маты, шмякался об них то спиной, то носом. Вставал и снова по приказу бросался на инструктора, снова летел... Молча. Только, вися на заломленной за спину руке, не удержался и коротко вскрикнул, когда плечо пронзила острая боль. Тут уж и Парфенов почуял неладное. Выпустил. Наклонился: "Эй, с тобой все в порядке?" Бен валялся на матах и не сразу смог подняться. Наконец встал... "Быстро в медпункт!" - скомандовал инструктор. - "Может, тебя проводить?" Бен отрицательно помотал головой и побрел в раздевалку за курткой. Его душила бессильная злоба.

Оказалось - растяжение связок; "ничего страшного" - лениво и равнодушно успокоил врач. Бен с затянутым эластичным бинтом плечом вернулся в комнату. Сел на койку, прислонился спиной к стене... Хотелось рвать и крушить все вокруг, но он сидел неподвижно. Потому что все бесполезно. И дальше будет только хуже... Допустим, на неделю или даже две он избавлен от спортзала, тира и полосы, он может на это время даже уехать домой, заглушать обиду фильмами, играми и заливать пивом; а потом его опять припрут к стенке, и все продолжится... И домой ехать тоже бессмысленно. Ведь никакую свою комнату он не снимал, а появиться у родителей - лучше убейте сразу! Сожрут живьем, не дадут ни минуты покоя... К Светке? Честно говоря, появляться перед ней сейчас было стыдно. Конечно, можно не говорить всей правды, да только она все равно поймет своим женским чутьем, что Бен в растрепанных чувствах, и домыслит остальное... И домыслит даже хуже, чем есть на самом деле! "Нет, к Светке не поеду!" А Ромка, наверно, еще в больнице. Хоть к нему съездить, что ли... В прошлое воскресенье так и не смог. Сил не хватило. За неделю вымотался до того, что проспал полдня, как суслик. А потом уже поздно было ехать, потому что далеко...

Пустой желудок напомнил о себе бурчанием. Вот ведь кому хоть бы что; война - войной, а обеда требует по расписанию! Наверно, надо все-таки пойти в столовую. Вдруг неожиданно запиликал мобильник. Бен стиснул зубы: сейчас ка-ак с удовольствием хлобызнул бы его об стенку! Но на экранчике мигал номер с подписью "Роман". Ба! Ромка... Какими судьбами? Бен нажал кнопку ответа.

– Привет! - раздался из трубки вполне бодрый голос. - Ни от чего не отвлекаю?

– Неа...

– Ага, я ж помню, что на базе в это время обед, так и подумал, что от тренировки не оторву. Как успехи?

– Да ниче... - Бен не захотел вдаваться в подробности.

– А я уже дома.

– Здорово! А я ведь не смог приехать в прошлый выходной... Ты извини, так уж получилось.

– А, забей, - отмахнулся Ромка.

– Слушай, а можно, я сейчас к тебе приеду? - вдруг озарила его идея.

– Я не против, но... Ты хочешь сбежать с занятий? Тебе же влетит...

– А мне пока и не надо на тренировки, я травму получил, - голос Бена все-таки сорвался на сарказм.

– Травму?!

– Связки в плече растянул.

– А-а, понятно... Ну, ты доложись, прежде чем уходить. А так - давай, жду! Записывай адрес.

– Подожди, Ром, - Бен закрутил головой в поисках чего-нибудь пишущего. - А, ладно! Говори, я так запомню. На крайняк, еще раз перезвоню, когда к городу подъеду.

В столовую он все-таки решил заглянуть, даром что желание набивать желудок пропало совершенно. Но стоило прихватить в буфете хотя бы коржик и стакан чая, до города вообще и ромкиного дома в частности пилить еще долго. Бен в который раз пожалел, что питательные таблетки - всего лишь выдумка писателей-фантастов... На пол-пути до ворот его внимание привлекла суета возле спортзала.

У входа стояла служебная грузовая "Газель" с раскрытой задней дверцей, а здешний врач помогал взобраться туда Парфенову. Правая рука Парфенова была примотана к проволочной шине; он вперемежку охал и матюгался.

В первую минуту Бен удивился; во вторую поймал себя на злорадной мыслишке "так тебе и надо!". Но все-таки, что случилось-то? Он подошел к одному из топтавшихся на крыльце любопытных парней:

– А что тут произошло?

– Да Парфеныч с крыльца навернулся, - вполголоса пояснил тот. - Тут лестница-то - четыре ступеньки, он на нижней стоял и поскользнулся, что ли... Ка-ак шарахнется - и об верхнюю плечом! Док говорит, что перелом. И похоже, серьезный.

– В больницу едут?

– Ага...

Ну и ну! Второе совпадение за неделю... Или нет, третье! Болезнь Равиля тоже считаем. Но почему? Откуда столько явно неслучайных совпадений на единицу времени и пространства?! В голове у Бена скреблась смутная догадка, но... Да нет, ерунда. Голимая мистика. Так не бывает.

Парфенов смотрел на него из открытой дверцы. Как-то очень нехорошо смотрел... И Бен, намеревавшийся было обнаглеть и попросить шофера захватить и его до города, предпочел проскользнуть мимо. И вообще дождаться, когда "Газель" выедет за ворота, и только после этого топать к трассе - ловить попутку.


13.


Часа полтора спустя Бен жал на кнопку звонка. Послышались шаги, грубый стальной щит на петлях, в народе именуемый "металлической дверью", тяжело отошел от косяка.

– Привет! Ты прям скоростной, - Ромка в спортивном костюме и шлепанцах посторонился, пропуская Бена в прихожую.

– Повезло с попуткой, - Бен протянул хозяину полторашку пива и помахал зажатыми в левой руке пакетиками чипсов.

– О! - обрадовался Роман. - Вот это дело! Давай, раздевайся и проходи.

Бен стаскивал у порога ботинки, прислушиваясь к звукам, доносящимся из глубины квартиры. Кажется, там еще кто-то есть... Разговаривали два голоса - мужской и женский. С кухни тянуло аппетитными запахами. Наверно, ромкина подруга хозяйничает... Бен тапочек в прихожке не нашел, и прошлепал шерстяными носками в кухню. По правде сказать, он не любил обходиться без тапочек, но раз уж не предложили... В кухне топталась тощая девица с острым личиком и стянутыми в куцый хвостик светлыми волосами. Неужто это и есть ромкина пассия? Ну и ну! Какая-то невзрачная и блеклая. Честно говоря, Бен был куда лучшего мнения о вкусах Ромки.

Девица сняла фартук и повесила его на крючок:

– Ну все, картошку сам запустишь, минут через пятнадцать. Вон, в миске. Пойду я. У меня еще дел по горло.

– Эй, Спичка, погоди, - Роман отставил пивную "торпеду", которой до того скручивал голову, и пошел за девицей в коридор.

"Значит, та самая Спичка", - вспомнил Бен разговор в больнице. В прихожей раздавалась какая-то тихая возня.

– Бен! - вдруг окликнул Ромка. - Иди-ка сюда!

Бен положил на стол пакеты с чипсами и высунулся в коридор.

Девица нагнувшись, застегивала сапоги, Роман держал ее за бока и пытался помешать процессу, а девица вяло отмахивалась. "И правда, ножки как спички", - подумал Бен, глядя на тощие ноги в шерстяных лосинах, торчащие из-под мини-юбки.

– Чего?

– Бен, а ты случайно ее не хочешь ли?

– Че-е-е-е?! - глаза у Бена стали по блюдцу.

– Спичка, да не дергайся ты! Подожди, убежать всегда успеешь. Надо сначала вопрос выяснить. Бен, ты женщину хочешь?

– В смысле, трахнуть?!

– Ну не съесть же!

– Э-э...

– Да ты не тушуйся, Спичка у нас девушка для разного рода услуг. А ты теперь наш сотрудник, так что тебе она теперь тоже обязана давать. Да, Спичка? Я правильно говорю?

– Да катись ты! - огрызнулась девица. - Не было такого уговора. Да и некогда мне, у меня еще работы вагон! И вообще... Заранее предупреждать надо! Чтоб я свои дела соответственно планировала.

Бен растерянно топтался на месте, не зная, как же поступить. Ромкино предложение его огорошило. Но девчонка, судя по ее реакции, перспективу заняться сексом рассматривает сугубо как работу, значит - не против... Но он сам-то совсем не собирался... Даже не думал об этом! И вообще...

– Вообще-то я устал, и плечо болит, - наконец нашелся Бен. - Так что спасибо за предложение, но в другой раз. Да вон и у Спички свои дела...

Девица смерила его неожиданно насмешливым взглядом.

– Ла-адно... Пока, раненые! Наслаждайтесь тут обществом друг друга!

– Спичка! Я ведь и передумать могу! - сказал ей вслед Роман.

– Суп не перевари, - девица даже не обернулась и аккуратно притворила за собой тяжелую дверь.

На кухне Роман скрутил крышку с пивной бутылки, выставил на стол два бокала.

– Есть хочешь?

– Ага, - согласно кивнул Бен. Отсутствие нормального обеда чувствовалось.

– Скоро суп доварится, - Роман выкладывал в кастрюлю нарезанный картофель. - Давай пока хлебнем, то ли.

Он сел напротив, с удовольствием отхлебнул из вспенившейся белой шапкой кружки:

– Эх, и соскучился же я по нему! Бен, ты настоящий друг... А теперь давай рассказывай, что у тебя там на базе случилось.


Пиво было выпито, чипсы съедены, большая миска наваристого мясного супа опустошена. По телу разлилось приятное тепло, голову кружил хмель, и все неприятности теперь казались Бену не такими уж и страшными. Ромка на историю Бена отреагировал как-то непонятно; вроде бы на его лице отразились удивление и озадаченность, но тут же сменились равнодушной маской.

– Хм... Ну, ты знаешь, Парфеныч - он вообще мужик вредный... Если у него есть возможность над кем-то поглумиться - он ее не упустит. Я от него в свое время тоже немало получал...

Он уставился в окно, за которым уже сгустился чернильный ноябрьский вечер. Бен, проследив направление его взгляда, вдруг спохватился:

– Ой! Времени-то уже... Я ж сегодня на базу уже не уеду! Автобус до восьми ходит! Ром... Можно от тебя позвонить по городскому? У меня мобильник разрядился. Я сейчас поищу, у кого из наших можно на ночь зависнуть... Я бы к Светке лучше, но она в одной комнате с теткой обитает, к ним никак...

"Ага, пойдет к друзьям, языком своим направо-налево растреплет, где он сейчас обитает и чем занимается... Нетушки! Пусть уж лучше здесь, под присмотром!"

– Да оставайся, - равнодушно предложил Роман. - Не выгонять же тебя в ночь... Чего людей зря дергать, да еще куда-то кататься... Не стеснишь. Вон, диван есть, на нем ляжешь.

Бен разулыбался - проблема разрешилась сама собой. Честно говоря, ему ужасно не хотелось возвращаться на базу даже утром, и он обдумывал, к кому из приятелей можно было бы напроситься пожить на несколько дней. Нескольких он обзвонил еще по пути, к ним вписаться не удалось, а больше ни одного подходящего варианта не придумал. Конечно, здесь ему предлагают зависнуть только на одну сегодняшнюю ночь. Но ведь к завтрашнему вечеру можно будет придумать какое-нибудь убедительное вранье, нахально воспользоваться чужим гостеприимством, и еще на одну ночь зависнуть!

– Ой, спасибо! Ром, я... Давай я посуду помою, что ли? А завтра утром за хлебом сбегаю!

– Посуда - это хорошо, посуду помой... - согласился Роман. - А вообще, если хочешь, вон на ноуте можешь поиграть, только не по Сети, и на моих сэйвах не сохраняйся.

– Ром, да на фиг игру! - вдруг радостно встрепенулся Бен, вспомнив что-то важное. - Ты лучше покажи те материалы, про которые в больнице говорил!

Губы Романа растянулись в хитренькой улыбке:

– А-а, да! Сейчас... - он отыскал в ящике стола флэшку, выдернул из ноута сетевой кабель и только после этого воткнул ее в порт. - На всякий случай. Чтоб никакой хитромудрый хакер не утянул. Когда-то это было в сети, но теперь удалено и не должно опять там появиться! Ну, читай и смотри...

Вечером он не раз пожалел о том, что предоставил Бену свой ноут. Парень прилип к экрану, и на сегодня игра накрылась... Ромке осталось только развалиться на тахте и перещелкивать каналы телеящика. Изредка он поглядывал на уткнувшегося в экран и напряженно посапывающего Бена. Информация там собрана несколько шокирующая, но пусть... Не все ж Зону перед ним радужными красками рисовать, несмотря на указание начальства...

Бен читал статьи. Да-а, по телеку такого не покажут... Даже в "Территории непознанного"...

Подписи под статьями были разные. Но как уже пояснил ему Роман, в большинстве своем это разные псевдонимы одного человека - отчаянного внештатника из "Репортера", в Зоне более известного под кличкой Свирепый Ёжик. Попадались материалы и других авторов - кстати, они заметно отличались по стилю, - но Ёж старался больше всех. Острые вопросы задавали многие, но тут же начинали строить домыслы "почему" и "откуда"; а Ёж выкладывал факты - такие, что ответы напрашивались сами собой. Карта Зоны с обозначенными на ней номерными объектами и "почтовыми ящиками" - выложить ее в открытый доступ уже само по себе было опасной выходкой; а плюс еще на карте - ореолы распространения человекообразных монстров, поразительно совпадающие с местонахождением номерных объектов... Фото лабораторного оборудования, клеток и резервуаров недвусмысленного назначения, и в них - останки тел тех самых уродливых тварей, что теперь стадами бегают по округе. Ежик не усердствовал в ловле кадров, где какой-нибудь монстр пожирал бы другого уродливого собрата или бедолагу-сталкера; во всяком случае, в ромкином архиве такого не попадалось. И вообще внештатник не циклился только на сотворенных людскими руками чудо-юдах. В Зоне, кроме них, происходило еще немало интересного, чего не покажут по телеку. Например, о том, какие внешние структуры поддерживают сталкерские группировки внутри Зоны. Для Бена вообще стало немалым удивлением само существование группировок. Официальные СМИ об этом молчали; слухам же он не доверял на сто процентов. Ну да, болтали кое-кто и кое-где, что сталкеры объединяются - команда выживет там, где погибнет одиночка. Но чтоб эти команды кто-то финансировал?! Не просто раз от раза сбывал им украденные с военных складов патроны, стволы и снаряжение, а целенаправленно поставлял партиями?! Опять-таки у Ежа были факты - кто, сколько и когда. Особенно Бена умилила партия экспериментальных бронекостюмов с гидравлическими приводами, невесть как попавших в распоряжение одной из группировок. Проследить путь этого снаряжения до источника Ежу не удалось; сделать это, не выходя из-за периметра, не представлялось возможным. Но отрывочные факты давали намеки на многое...

– Ром, так выходит, что "Свободу" типа натовцы поддерживают? - Бен, наконец отвел от монитора уставшие глаза и оглянулся на Романа. - Тьфу ты... Эх, блин...

Роман спал. Поверх одеяла, при работающем телевизоре. Бен со вздохом слез с кресла, выключил телевизор и верхний свет. Вопросы придется отложить до утра... Он хотел было еще почитать, но в глазах было такое ощущение, словно туда песку насыпали. И отяжелевшая голова уже чуть не падала на клавиатуру. "Да, надо ложиться" - зевнул Бен и выключил ноут. Постелью для гостя заранее не озаботились ни хозяин, ни сам гость; Бен стащил с кресла пыльное затертое покрывало и завернулся в него на диване.


Гром грянул назавтра утром.

Когда на сковородке шкворчала яичница с колбасой, вдруг заверещал домашний телефон.

– Вадим у тебя?! - выпалил в трубку Шепелев, едва поздоровавшись.

– Да...

– Давно?!

– Вчера вечером приехал. А что, Игорь Владимирович, что-нибудь случилось?

Признаться, столь бурная реакция Шепелева Ромку немало озадачила.

– Он тебе что сказал?!

– Ну, что у него освобождение от тренировок из-за травмы... Сказал, что ему разрешили уехать с базы.. Или он соврал? Он натворил там что-то?!

– Нет, но не в этом дело... Чем он сейчас занимается?

– В ванной зубы чистит.

– Значит, так. Сейчас пришлю за вами машину. Собирайтесь и быстро ко мне. Оба!

– А разве...

Трубка отозвалась короткими гудками. Роман озадаченно положил ее на место и бросился на кухню, откуда уже запахло горелым. И похоже, не только с кухни и не только в прямом смысле слова. Н-да, ну и дела...

Из ванной вышел Бен, с мокрыми растрепанными волосами и все еще ошалелым лицом. С таким же выражением лица он проснулся; и похоже, до сих пор проснулся еще не окончательно.

– Эх, и начитался я вчера! - завел Бен, усевшись на табуретку и придвинув к себе кружку кофе, - Такая жуть снилась! Как будто я в Зоне... То есть я во сне сижу в каком-то доме, вроде как деревенском, а за окном Зона видна. Монстры там бегают, а я на них через окошко смотрю. И пошевелиться не могу. Вроде не привязан, но ни рукой, ни ногой не могу двинуть. А потом подходит ко мне какой-то пожилой дядька, приносит какой-то прибор. Пластырем приклеивает мне к вискам проводки, на приборе ручки крутит и говорит: "Ну вот, дорогой, теперь тебя будут звать Бенито..." А я не понимаю ни хрена, что это значит и чего он хочет сделать, но стра-а-а-ашно!

Роман перебил беседу:

– Давай ешь скорее, и одевайся. Начальство желает нас видеть. Настолько желает, что сейчас лимузин за нами пришлют.


Ромке велено было ждать в приемной, а Бена вызвали "на ковер" первым. В кабинете его дожидались самолично Шепелев, Вячеслав Андреевич и толстая тетка, имя которой Бен никак не мог вспомнить.

– Ну-ка, голубчик, как ты объяснишь нам массовые заболевания, внезапно скосившие всех твоих инструкторов?! - ехидным тоном спросил Шепелев, даже не ответив на вадимово "здрасьте".

– Не знаю...- растерялся Бен. - Ну, заболели... Люди иногда болеют...

– А также иногда с крыльца падают...

– Вы что, намекаете, будто это я Парфенова толкнул?! Да меня там даже рядом не было, когда это произошло! Вы свидетелей спросите!

– Свидетелей?! - рявкнул Вячеслав и хлопнул ладонью по столу так, что подпрыгнули телефоны и подставка для ручек. - Свидетелей тебе?! Может, еще папу-адвоката позовем?!

– Не трогал я Парфенова! - резко огрызнулся в тон ему Бен. - Меня там не было! Да даже если бы и был... Я в своем уме! После того, когда он меня по ковру швырял, как котенка, приближаться к нему и пытаться столкнуть?! Мне бы и в голову не пришло! Да если бы и пришло, он бы меня самого - башкой о ступеньки! Легко! И вообще... Спросите парней, которые как раз с тренировки выходили. Они скажут, как было; с чего им меня выгораживать?

– Ну, а другие инструктора?

– А что - другие? Вы думаете, что я Равиля отравил? Прокисших щей ему подсунул? Или этого... Ивана Ильича нарочно холодным пивом напоил?!

– Ты не хами! - опять рявкнул Вячеслав. - Вместо того, чтоб на тренировке лучше стараться, ты отлыниваешь и дурака валяешь! Любой предлог найдет для того, чтоб делом не заниматься...

– По-вашему, я и связки сам себе растянул?! - не удержавшись, съехидничал Бен. - А Парфенов тут вовсе и не при чем, да?!

– Ты, похоже, не понимаешь, когда с тобой по-хорошему! - гаркнул Вячеслав с такой громкостью, что ложка в чайной чашке вздрогнула и задребезжала о край. - Если хочешь по-плохому - изволь, я устрою! Мне только повестку твою из папки достать... И пойдешь, как миленький, по команде ать-два! И тогда... Посмотрю я на тебя, как ты там будешь рыпаться...

Бен невольно втянул голову в плечи, а сердце, давно уже учащавшее толчки, понеслось галопом.

– Да не трогал я инструкторов! - выкрикнул он, безуспешно пытаясь перекрыть Вячеслава. - Ничего я им не делал! Ну... Ну как, по-вашему, я мог бы устроить, чтоб они заболели?! Волшебной палочкой наколдовал, что ли?!

– Отвечай на вопрос! - Вячеслав в подкрепление своего окрика шлепнул по столу ладонью.

– Какой вопрос?! - опешил Бен, а в голове у него отчаянно крутилось: "Он же не слушает... Он не хочет ничего слушать... Не хочет и не будет... Бесполезно пытаться что-то объяснить, он просто глоткой берет..."

– Тебе повестку прямо сейчас в руки отдать?! - Вячеслав приподнялся на стуле, чуть наклонившись вперед, и с угрожающим видом уставился Бену в лицо.

Бен шумно вздохнул. "Сво-о-о-о-лочь... Какая сволочь...У меня один выход - я должен сказать "нет". Даже не так... Я должен взмолиться "Нет, пожалуйста, только не это!"

– ...Чтоб ты понял, что мы тут не в игрушки играем?! - напирал Вячеслав.

Бен прекрасно понимал, что еще немного - и единственный шанс выбраться из этой ситуации без потерь - если не считать потерю чувства собственного достоинства - будет безнадежно упущен, но язык не ворочался в пересохшем рту.

"Да чтоб ты сдох, скотина... Заткнись!.. Да заткнись же ты, наконец!!! Заткни свою поганую глотку!!!"

Он сдерживался изо всех сил, чтобы на лице не отразилась ярость, и смотрел в пол. И услышал, как Вячеслав вдруг запнулся на середине слова - вторая половина потонула в неразборчивом сиплом стоне. Бен поднял глаза... Вячеслав судорожно рвал ворот рубашки, и хватал воздух широко открытым ртом. Вернее, пытался захватить, протолкнуть хоть немного воздуха сквозь стиснутые спазмом бронхи, а потом выпихнуть углекислоту обратно - но она, сволочь, не выходит... Воздух не проходит... Бену уже доводилось видеть, как хрипят и задыхаются астматики во время приступа; в компании отцовских друзей был один такой, никогда не расстающийся с ингалятором.

Вячеслав в очередной раз кое-как со свистом вдохнул тоненькую струйку воздуха, его лицо побелело, оторванная от ворота пуговица запрыгала по полу.

– Что такое, Слава?! - взволнованно приподнялся Шепелев.

– Дышать... нечем... - кое-как просипел тот. - По... Помо-ги... ите...

– Скажете, что и в этом тоже я виноват?! - отчаянно выпалил Бен.

– Вадим, подожди в приемной, - резко отмахнулся Шепелев.

Когда Бен прикрыл за собой дверь, Игорь Владимирович решительно распорядился:

– Так, Марина, срочно звони в медпункт. А может, лучше сразу "скорую"?

– Не надо ни того, ни другого, - Марина, как ни странно, отреагировала слишком спокойно. Она сняла телефонную трубку: - Сейчас я Кондакову из отдела кадров позову, она астматичка, постоянно ингалятор с собой носит. Это будет намного быстрее и эффективней...


Роман сидел в приемной с совершенно безразличным видом, небрежно закинув ногу на ногу. Увидев выходящего встрепанного и растерянного Бена, он вопросительно кивнул ему головой:

– Ну, и что там?

– Не знаю... Просили здесь подождать...

– Из-за чего Слава на тебя наехал? Такой ор стоял, что через дверь было слышно.

– Я и сам не понял, - поморщился Бен, плюхнулся на стул и устало прислонился затылком к стене.

Мимо них в кабинет торопливо пробежала какая-то тетка с сумочкой-косметичкой в руках.

– Он начал меня обвинять, что вроде бы из-за меня инструктора заболели. Как будто я их сглазил, что ли... Я понять не могу - он всерьез так думает, или просто чушь порол, на скандал провоцировал? - тупо глядя на противоположную стену, проговорил Бен.

– А что там потом случилось-то?

– Да ему резко поплохело. Задыхаться начал. Ром, ты не в курсе - он у вас не астматик?

– Не-ет... - протянул удивленный Роман. - Здоров, как бык, да еще и постоянно хихикает над теми, кто на погоду жалуется... Значит, говоришь, Вячеслав на тебя наорал, и вдруг начал задыхаться?!

– Ага... Ну, я подумал, что это он разволновался, и от волнения... Я слышал, что так бывает...

– Сроду за ним ничего подобного не водилось, - уверенно ответил Роман.

Озадаченный Бен нахмурился. А что, если на самом деле произошло то, в чем обвинял его Вячеслав? Конечно, Бен ничего такого не умел... Да и не верил во всякие сглазы, честно говоря. Но был лет пять назад один случай... Бен никому об этом не рассказывал - слишком стыдно было о нем вспоминать; а последовавшие события предпочел считать совпадением. Потому что в небесные кары Бен тоже не верил. По его глубокому убеждению, если и сидит над нами всемогущий дедушка на облаке, то дедушке нет никакого дела до копошащихся внизу букашек. Да и Бен своим поведением не заслужил никаких благодеяний и вознаграждений. (Так, во всяком случае, с детства талдычила ему мать.) Ну и чем еще, кроме совпадения, можно было объяснить то, что его обидчики получили "тем же концом по тому же месту"?

Дверь приоткрылась - Бен невольно втянул голову в плечи, но из кабинета вышла всего лишь тетушка с косметичкой. Похоже, расправа немного откладывается...


Марина Николаевна, отведя Шепелева в угол кабинета, кивнула подбородком в сторону Вячеслава:

– Сомнений нет, это Вадим на него подействовал, - тихо сказала она.

Вячеслав, с трудом проталкивая туда-сюда воздух, медленно приходил в себя. Спазм понемногу отпускал; но язык все еще плохо слушался.

– Вы уверены?!

– Абсолютно. Жаль, вы не можете почувствовать сами... Вадим "зеркалит" негативное воздействие. Причем делает это неосознанно; сам не понимает, что происходит, и совершенно не умеет этим управлять. Это отражение идет против его воли, на физическом уровне. Своего рода рефлекс... Ну, для примера - когда врач ударяет молоточком по коленке, нога непроизвольно вскидывается вверх. Такое-то вы наверняка видели...

– Рефлекс... - недовольно повторил Шепелев. - Рефлекс - рефлексом, но что же нам теперь делать?!

Честно говоря, он не рассчитывал на подобное, затевая игру в "злых" и "добрых" инструкторов. И, наткнувшись на совершенно непредсказуемый результат, был весьма озадачен. Но Марина, похоже, расценила замешательство шефа иначе:

– Если верить его словам, то Вадим ни к кому не лез первым и не нарывался. Он всего лишь хотел, чтоб с ним не обращались чересчур грубо...

– Марина Николаевна, уважаемая, вы, кажется, не совсем представляете себе ситуацию. Он должен научиться воевать. И я должен Вадима подготовить. Других способов нет... Работа по созданию защитного шлема топчется на месте. Никаких шансов, что проблема будет решена к маю... В любом случае, даже если рассчитывать на это, нужно параллельно готовить бойца...

Шепелев тихо подошел к двери, приоткрыл ее и выглянул в щель. Парни послушно дожидались там. Бен, перепуганный и взвинченный, сидел на самом краешке стула, готовый в любой миг вскочить; а Ромка небрежно откинулся, вытянув ноги, и даже прикрыл глаза. Его острый нос торчал кверху, а на лице замерла расслабленная полуулыбка.

– Роман! Зайди ко мне, пожалуйста, - окликнул подчиненного Игорь Владимирович и вернулся к безопаснику: - Слава, ты как? Говорить в состоянии? Тогда объясни Роме, с чего весь сыр-бор разгорелся.

Вячеслав в очередной раз оттянул и без того уже распущенный до второй пуговицы узел галстука.

– Да Олег Парфенов, инструктор по рукопашке, бучу поднял... Он то ли запомнил мой номер, то ли визитку у Вадима отобрал. Вчера вызвонил меня, попросил приехать к нему в больницу. И начал чушь нести... Я и раньше знал, что у него имеются заскоки по поводу биоэнергетики, на почве увлечения восточными техниками. У них же там вся эта мутотень... - Вячеслав изобразил несколько невнятных пассов руками. - Но пока его увлечения делу не мешали, к нему и не цеплялись. А вчера Парфенов мне заявляет: мол, у юнца энергетика нехорошая, "черная", он своих инструкторов сглазил. И его самого, то есть Олега, он тоже вроде как сглазил, оттого Олег с крыльца навернулся и плечо сломал.

– Кстати, как его состояние? - спросил Шепелев.

– Плохо, - махнул рукой Вячеслав. - Серьезный перелом, со смещением. Операцию делать будут. Минимум два месяца в гипсе, потом еще невесть сколько на реабилитацию уйдет... Ну так вот, послушал я вчера его бред... Всерьез, конечно, не воспринял, но вспомнил, что еще за день до того от него услышал о заболевшем "стрелке"... И подумал: дай-ка проверю - как у Вадима обучение движется? Звоню ему - телефон выключен. Звоню на базу... Оказывается, отметился у дежурного, куда-то свалил и два дня не появлялся. А инструкторы, к кому его прикрепили, и в самом деле все болеют! Один с острым гастритом в больнице, другой - охрипший дома сидит, говорить совсем не может.

– Это Кравец, который по стрельбе?

– Да, Иван Ильич... И ему я тоже позвонил, дочь за него ответила. У него, оказывается, даже не ангина, а воспаление голосовых связок! То есть говорить, просто обычным тихим голосом, он сможет минимум через две недели!

– А какой толк от безголосого инструктора, - ввернул Шепелев.

– То есть, с Вадимом уже несколько дней никто не занимается! - продолжил Вячеслав. - Особенно со "стрелком" проблема. Никто на себя ответственность брать не стал, раз распоряжений не поступало.

Роман слушал гневные речи с равнодушно-скучающим видом. Нельзя сказать, что его совсем не заинтересовала история о живой ходячей аномалии, к тому же обитающей у него в квартире, но он за годы службы уже привык отгораживаться бесстрастной маской. А Марина, к счастью, вспомнила о своих важных делах и вежливо откланялась, как только Вячеславу немного полегчало. Тем лучше... Роману всегда становилось не по себе в ее присутствии. Пусть даже проблемы с тренировками Бена ему до лампочки...

– А раньше за Беневицким подобное наблюдалось? - вдруг спросил Шепелев.

– Не знаю, - развел руками Вячеслав, - мы не проверяли. И распоряжений не было, да и времени мало...

– Проверьте на всякий случай. Конечно, поздно после драки кулаками-то махать, но все-таки... Мне вдруг в голову пришло - а не мы ли сами разбудили его способность "зеркалить"? Испытаниями под установкой...

– А даже если и так, то что теперь? - не понял Вячеслав.

Шепелев встал и прошелся по кабинету, подошел к окну, с задумчивым видом потеребил пальцем жалюзи.

– Чтоб была возможность выбирать меньшее из двух зол, если возникнет необходимость выбора, - туманно пояснил он.

Вячеслав в ответ пожал плечами. Мало ли какие причуды у начальства... Наше дело - выполнять.

– Рома, а ты как себя чувствуешь? - спросил Шепелев.

– Честно говоря, еще не очень, - признался Роман. - Устаю быстро. И ребра еще не зажили.

Шепелева, судя по выражению его лица, ответ не обрадовал. Он хмурился и молчал.

– Когда ты сможешь вернуться к работе? - наконец спросил он.

– Намекаете на то, что я должен буду прямо сейчас заняться Вадимом? - скучным тоном поинтересовался Роман.

– Да, прямо сейчас. Дальше тянуть уже некуда. Бегать с ним по полосе препятствий тебя никто не заставляет, но погонять его в тире-то ты в состоянии? Ты хороший боец... Будешь учить его тому, что умеешь сам. Да и теперь, как сам видишь, именно тебе заниматься с ним целесообразнее. Тебя он с лестницы ронять не станет... В крайнем случае, риск, что это он все-таки это сделает, минимальный, - усмехнулся Шепелев. - Он тебя уже считает другом-приятелем. Вон, к тебе же рванул от злых инструкторов, не к кому-нибудь... Значит, и опасаться нечего. План занятий Слава тебе отдаст.

На лице Вячеслава отразилось нечто похожее на облегчение. Строптивый мальчишка успел надоесть ему хуже горькой редьки.

Роман пожал плечами и встал:

– Ладно. С вашего позволения, пойду собираться.


Бен в приемной вскочил на звук открывшейся двери. Проводил настороженным взглядом хмуро зыркнувшего на него безопасника, и шагнул к Роману.

– Ну, что?

– Да ничего, - с равнодушным видом пожал плечами тот. - Завтра едем на базу. Теперь я займусь твоим воспитанием.

По его тону, как всегда, невозможно было понять, шутит он или говорит серьезно.

– Чё, правда? - переспросил Бен с недоумевающим видом. - Чего это они вдруг тебя-то запрягли?!

– Правда, правда. Поехали. Сегодня еще дел полно. Сначала двигаем в гараж - мою тачку реанимировать. Небось, там аккумулятор сел...

На Марину, тихонько сидевшую в углу за дверью, напротив секретарского стола, он внимания не обратил. Ну, или сделал вид, что не обратил.


Когда парни ушли, Марина Николаевна, грузно переваливаясь с ноги на ногу, вошла в кабинет. Шепелев встретил ее вопросительным взглядом.

– Мальчишка был напуган, только и всего, - прокомментировала она. - Мне мало что удалось ощутить, в основном все забивал своим раздражением Вячеслав...

– Его мнение особой роли не играет. А какова реакция Романа?

Марина помедлила с ответом; сосредоточенно хмурила лоб, словно подбирая наиболее точные слова.

– С одной стороны, он был недоволен тем, что на него взвалили ученика. И это логично, зная его пониженную контактность. Но испуга или хотя бы опасения о том, что он как инструктор тоже может вызвать у Вадима раздражение, и получить так же, как получили другие инструктора - этого не было! И вот это уже нелогично. Спокойная уверенность в том, что он справится с работой, хотя делать ее не хочет, - вот так можно описать чувства Романа.

– Вы уверены?!

Марина кивнула. А Шепелев призадумался...


14.


На базе Роман первым делом повел подопечного в тир. Выдал автомат и патроны, а сам надел наушники и уселся за тренерский стол.

– Стреляй по мишени. Без команды, в своем ритме, просто стреляй, как сможешь.

Бен выдохнул и нажал на спусковой крючок. Роман приник глазом к подзорной трубе: "Н-дааа... И это называется - минимум неделю его уже учили... Десятиклассник на уроке НВП клал бы выстрелы кучнее..."

– Придется все начинать с начала, - пробормотал он себе под нос.

– Ром, ты что-то сказал? - встрепенулся Бен, поворачиваясь в его сторону. - Ой... То есть... Как я теперь должен к тебе обращаться? "Товарищ инструктор", или что-то в этом роде?

– Не морочься, - отмахнулся Роман, - Не в погонах... Ну-ка встань. Убирай отсюда эти мешки и волоки вон ту тумбу, будешь пока из позиции "с колена" стрелять. А то мне ползать рядом с тобой лежа пока что затруднительно... Ребра, знаешь ли...

И пояснил в ответ на непонимающий взгляд Бена:

– Грудную клетку же вскрывали, чтоб внутри сосуды заштопать. У меня три, что ли, ребра надпилены... В этом-то есть и самая большая неприятность. Когда еще срастутся... Потому и ковыляю, как старый дед, не в каждую сторону еще согнешься-разогнешься... Ну, чего смотришь, тумбу тащи!

Когда необходимые приготовления были завершены, Роман сам сделал несколько выстрелов.

– Ниче, со скидкой на длительное отсутствие практики - вполне нормально, - подвел он итог.

– Да ладно тебе! Круто! - Бен разглядывал его мишень в подзорную трубу.

– Ты еще не видел, что значит - "круто"... Иди сюда и вставай за тумбу. Автомат бери. Так... Ну-ка покажи, как ты целишься. Нет, неправильно. Вот так наводи... Пли!

Грохот выстрелов.

– Опять наводку сбил, - укоризненно вздохнул Роман. - Эх, о чем ты только думаешь?..

Бен старался. Он совершенно честно старался, хотя получалось пока неважно. Монотонность быстро утомляла парня; Бен был, что называется, "живчиком", горячим и порывистым; энергия перла из него фонтаном. А там, где требовались сосредоточенность и терпение, Бен очень скоро начинал зевать, крутиться, пытался как-то разнообразить выполняемые действия - и в результате получал на выходе кучу ошибок.

– Стоп! - в какой-то момент Ромка взмахом руки остановил грохот выстрелов. - Устроим-ка разминку...

Он прошел в кабинку сбоку зала и пощелкал там переключателями. Загудели сервомоторы, тир наполнился визгом шарниров: несколько мишеней поехали от одной стены к другой, пересекаясь по пути. Доехали до стены - потом обратно...

– Стреляй по движущимся мишеням, - скомандовал Роман.

– Я и по неподвижной-то еще не попадаю! - Бен растерялся.

– Ничего, стреляй, как получится!

Видя, что парень так и стоит с опущенным стволом, Ромка подошел и взял у него автомат.

– Положение для стрельбы стоя тебе показывали? Вот... - и дал короткую очередь. Из проезжавшей мишени брызнули клочья картона. - Держи "калаш". Ремень на плечо, приклад упри вот так... Поехали!

И на всякий случай отошел Бену за спину.

Бен от души засадил очередь, словно пытался догнать ей убегающую мишень.

– Не увлекайся, не увлекайся! Короткими!

Парень вошел в азарт. И вскоре сам сообразил, что необязательно стоять на месте, а можно делать несколько шагов влево-вправо, примеряясь по скорости к мишени. И даже сумел несколько раз задеть угловатые картонные силуэты... Когда Роман остановил "аттракцион", Бен с раскрасневшимися щеками и блестящими глазами не против был потренироваться еще.

– Хватит на сегодня, - осадил его инструктор, глядя на часы. - Марш чистить оружие. Скоро уже группа идет на полосу препятствий, ты с ними. Сам понимаешь, я тебе там пока компанию не составлю.


Вечером Роман еще раз перечитал план занятий подчиненного и задумался. Он понял, чего в нем явно не хватает, но ради необходимых изменений придется договариваться с одним и переубеждать другого...

На следующий день он с пузырем пива подкатил к инструктору, занимавшемуся тактической подготовкой. Благо, тот с Ромкой давно был знаком, и разговор получился свойский.

– Сергеич, возьми моего подопечного, пусть с одной из твоих команд побегает.

– Ром, да ты что? Мы ж тут не играем. У них уже сработанные команды, а этот будет только под ногами путаться!

– Вадима все равно скоро и по тактике гонять начнут... Во-первых, пусть привыкает. Чем раньше, тем лучше. Во-вторых, пусть в азарт войдет. Только не наезжай на него, ладно?! Даже если поначалу будет что-то не так делать. Ну... Ну просто не замечай его. Покажи ему, где свои и кто противник, и пусть порезвиться.

– Роман, так не делают! У нас не детская площадка, чтоб с ним в войнушку играть! Я ребят натаскиваю для реального боя, а не для...

Роман перевел дух и терпеливо объяснил:

– С ним не играть надо, а применять особый подход. Он сам должен хотеть заниматься. Пусть он во вкус войдет, чтоб ему понравилось...

–Ишь ты, - процедил инструктор сквозь зубы, - Другие без особых подходов учатся. И ничего...

– Ох, Сергеич, чего ж ты такой злой сегодня? День с утра не задался, что ли? От тебя сейчас требуется всего-ничего: выдай ему пейнтбольный ствол, очки, и объясни, за какую команду бегать. Или, на крайняк, сделай его одиночкой, против всех сразу.

– Да он и минуты не продержится один-то!

– Вот потому и прошу пристегнуть его к команде. И не шпынять его, пока хоть что-то более-менее не начнет получаться.

– Ну и зануда ты, Ромка, ох, зануда! Мертвого достанешь... Ладно, подгоняй сюда твоего студента. Что мне, ствола жалко, что ли...


Две недели спустя Роман, вызванный для отчета, сидел за длинным столом в кабинете Шепелева.

...- Успехи налицо, - твердо заявил он в ответ на вопрос "Ну и как там твой подопечный?". - Да вот, сами взгляните, - он достал мобильник.

Когда фотографии были перекачаны на ноутбук, Роман развернул одно из изображений:

– Вот, я заснял мишень в тире после стрельбы, в первый день начала работы с Вадимом. Дырки - сами видите... Тут, здесь, там... Дай бог вообще мишень задевал! А вот - вчерашний снимок. После последней тренировки.

– Небо и земля... - протянул Шепелев.

– Хорошего снайпера из Вадима не получится - слишком нетерпелив, - продолжал Роман. - А вот штурмовик из него - в самый раз... Зря Кравец его столько времени мариновал однообразными занятиями. Надо было сразу сочетать статичные мишени с движущимися, чтоб парень не прокисал. Он как подвигается - так в азарт входит, и получается у него лучше, и опять же - практики больше. В Зоне его мишени неподвижно стоят не будут...

– А про твою самодеятельность я уже наслышан, - Шепелев прошелся по кабинету, заложив руки за спину. - На тренировки по тактике самовольно его отправил, хотя по плану Беневицкий сначала должен был научиться выполнять нормативы по стрельбе...

– На тактику его нужно было отправить с самого начала, - возразил Роман. - И не на такую тактику, где инструктор постепенно и методично учит его огибать углы и правильно открывать двери. Потому что это ужасно скучно... Как вы думаете, откуда у Вадима столь быстрые успехи? Ему интересно стало. Он же пацан еще, щенок лопоухий! Он же в войнушку в детстве не наигрался! Вы бы видели, какой у него азарт просыпается после беготни по полигону с пейнтбольным стволом в руках! Тем более что пока на него никто не орет, не шпыняет за ошибки... У него уже кое-что получается. Мышление тактическое у Вадима, кстати, неплохо работает, и реакция хорошая. Вообще-то нам очень крупно повезло, что достался парень без проблем со здоровьем, и с достаточной спортивной подготовкой. Он и на полосе препятствий отнюдь не последний, зря Равиль на него наезжал. Просто Вадим теряется в непривычной обстановке и оттого начинает делать ошибки. Надо дать ему спокойно освоится, и уж тогда поднимать планку требований.

Шепелев усмехнулся:

– Подумать только, какой Макаренко в тебе скрывался! А то все - мол, не буду учить, не умею...

– Выйду на пенсию - буду молодняк гонять, - в тон ему ответил Роман. - Ну, если доживу до нее, конечно. Игорь Владимирович... Есть еще два предложения по существу.

– Ну, слушаю...

– Первое - убрать из плана занятий Беневицкого рукопашный бой. Вообще. До сих пор я, так сказать, договаривался, выкручивался, менял что-то местами ради дополнительных занятий стрельбой, но Вячеслав то и дело звонит, напоминает, проверяет... Нового рукопашника дергает; а тот, соответственно, меня...

– Погоди-ка... Это что, твоя очередная самодеятельность?!

– Рукопашный бой Вадиму совсем не нужен, - Роман старался говорить твердо и убедительно. - В данном конкретном случае это бесполезная трата времени и сил. С кем он там врукопашную сойдется?! Любого из монстров надо гасить с расстояния, против их зубов и когтей ни один натасканный рукопашник не устоит, один-два удара лапой - и вырубится от болевого шока. А "шатуны" опасны только до тех пор, пока не расстреляли все патроны. Потом подходи к этим тормозам и вырубай прикладом по башке, безо всякого кун-фу.

Вадим только-только начал делать успехи в стрельбе, и в этом деле у него шансы есть, - продолжал Роман, видя, что Шепелев "держит паузу". Лучше уж ей воспользоваться, чтоб убедительнее изложить свои агрументы. - А вот настоящего волкодава, способного порвать противника голыми руками, из этого щенка никогда не вырастить. Образно говоря, порода не та. Если Вадима сейчас опять кинуть на татами, он получит очередную травму, значит - график стрелковой и тактической подготовки будет сорван; пока залечит травму - откатится назад, опять начинай с ним все по-новому... Ладно, в прошлый раз он отделался небольшим растяжением; а не дай бог в другой раз шею свернут?!

Шепелев слушал внимательно, не перебивая, но Роману показалось, что его речь что-то не очень убеждает начальство. Послушает и прикажет опять "придерживаться разработанного плана".

И Роман выложил сомневающемуся шефу, как козырь, последний довод:

– Беневицкий - одноразовый материал, а не элитный спецназовец. Его задача - дойти до выключателя. А потом ему уже никакое кун-фу не нужно будет. И какой смысл в лишних расходах на его подготовку?

Хм... Кажется, убедил.

– А второе предложение какое? - спросил Шепелев.

– С Вадимом пора начинать тренировки по зачистке здания.

– Ну и начинай, какие проблемы?!

– Во-первых, надо согласовать наши часы занятий с общим графиком. Потому что там все забито, а мы должны тренироваться отдельно, и главное - в темное время суток. Во-вторых, мне нужны помощники, которые будут изображать противников Вадима, но изображать несколько специфически...

Шепелев усмехнулся:

– На четвереньках бегать, что ли?!

Но Роман был совершенно серьезен:

– Кстати, хорошо бы... Нет, я имел в виду, что часть противников должна имитировать атаку монстра. Они же действуют не как разумные бойцы! Тварь не понимает, что в нее стреляют, она просто несется навстречу сломя башку, и бьет когтями. Я вот не уверен, что Вадим правильно отреагирует на такую психическую атаку, что он будет целенаправленно и хладнокровно стрелять, а не запаникует. А с помощниками надо предварительно договориться, объяснить им, что от них требуется. Я же не могу попросить об этом кого угодно из бойцов или инструкторов; надо, чтоб указание к ним поступило сверху.

– Дельная идея, - с одобрением кивнул Шепелев. - В прошлый раз об этом как-то не задумались, Мальцев-то где угодно прошел бы как нож сквозь масло, а с этим зеленым пацаном - да, ты прав... С помощниками для вас я договорюсь. Сам-то как себя чувствуешь?

– Лучше, заметно лучше. Уже начинаю бегать помаленьку.

– Давай, - Шепелев отвернулся и уставился в окно, всем видом показывая, что разговор закончен. - Восстанавливайся. Чтоб к лету был в форме. Ладно, свободен...

Роман прошел через приемную, машинально поздоровавшись с тихонько сидевшей под дверью Мариной Николаевной. Так же машинально отметил - почему-то она опять здесь; как он ни приедет для отчета - так старая квашня тут как тут, под дверью... Но сейчас его мысли были куда более заняты другим.

Пойдут в Зону они, разумеется, не вдвоем - скорее всего, как в прошлый раз, их будет пятеро, включая проводника. Ладно, посмотрим. Интересно, кого на этот раз дадут в соратники...


15.


С момента приезда Вадима на подстепновскую базу прошло уже пять недель. Честно говоря, временами его покусывала тревога - а что там сейчас твориться дома? Родители не знали, где он. Бен звонил им несколько раз, отделывался скупыми фразами о том, что у него все нормально, он здоров, и вообще самостоятельное житье идет прекрасно. А в ответ на истеричные вопли "Может быть, ты скажешь наконец, где живешь?!" он просто выключал телефон. А потом вынимал аккумулятор. Чтоб не нашли по сигналу от мобильника. Папаша сможет, если захочет, кого надо - подключит... Но и эта предосторожность не помогла. Видимо, отец всерьез задался целью - разыскать блудного сына, и в один отнюдь не прекрасный день разъяренный колобок, угрожая немыслимыми карами по служебной линии, смёл в сторону охранника на проходной и понесся по территории. Разумеется, скрутить Беневицкого-старшего с легкостью мог бы любой из здешних обитателей. Если бы в принципе решился это сделать. Но побоялись: а вдруг это большой начальник, или какой-то важный человек, о приезде которого дежурному просто позабыли сообщить? Привычный яростный напор выручил Беневицкого и на этот раз: остановить его не рискнули. Семен Аркадьевич уверенно мчался к административному корпусу, лишь временами ненадолго притормаживая и оглядываясь по сторонам. Видимо, подготовился основательно, даже расположение зданий на территории базы откуда-то разузнал. И быть бы мега-скандалу с метанием громов и молний в кабинете начальства, если бы как раз в это время не шли из тира в столовую Вадим и Ромка. Беневицкий-старший от неожиданности на мгновение замер с приоткрытым ртом, потом открыл его пошире, набирая воздуха... Бен замер, ожидая услышать знакомый визгливый вопль... Но отец перевел дух и потребовал коротко и жестко:

– Вадим, подойди сюда.

Бен попятился.

– Подойди сюда, я сказал! Все, хватит, набегался. Где твои вещи? Быстро в машину! Мать места себе не находит, а этот...

На них уже обращали внимание пробегавшие мимо бойцы - Бен с некоторыми успел перезнакомиться, и многие уже считали его здесь своим - за месяц лицо примелькалось.

Что же делать-то?! Раз уж отца не смог остановить дежурный на проходной, как же его теперь остановишь?! Конечно, никуда он Бена не увезет, Шепелев просто не допустит этого, но пока еще ему доложат, пока он вмешается, отец успеет устроить грандиозный скандал... Бен мелкими шажками попятился назад и в сторону, словно опасаясь, что сейчас отец схватит его за шиворот и силой поволочет к машине. А Ромка, до того молча взиравший на эту сцену, выдвинулся вперед. И вклинился между Беном и папашей.

– Здесь - закрытый объект. Покиньте территорию, пожалуйста, - он пёр на вадимова папашу, как бульдозер.

Худощавый такой и совсем не внушительный "бульдозер". Но почему-то Беневицкий-старший даже не попытался обойти эту преграду сбоку. Он тоже попятился назад.

– Я имею право забрать отсюда сына! Вадим, подойди ко мне!

Бен не шевельнулся. А Роман продолжал надвигаться на непрошеного гостя и теснить его к главной аллее:

– Для встреч с гостями существует специально отведенная комната возле проходной. А на территории базы нахождение посторонних лиц запрещено! Пожалуйста, пройдите к выходу, - голос Романа становился все более похож на глухие удары лома в пласт слежавшегося льда.

– Да вы кто вообще такой, молодой человек?! - о вежливости папаша не забывал, надо же было чем-то слегка прикрыть сверху язвительный тон.

– Я инструктор по стрелковой и тактической подготовке, - Роман уже почти вдавил Семена Аркадьевича в сугроб. - Капитан Фадеев, ФСБ.

И развернул перед носом Беневицкого-старшего красные корочки.

Три сакраментальных слова, подкрепленные гербовой печатью на документе, произвели прямо-таки магический эффект: папаша сник и даже чуточку съежился. А Роман шагнул ближе и чуть наклонился к уху незваного гостя:

– Слушайте, Семен Аркадьевич, - язвительности и сарказма в свой тон он добавил по максимуму, - Я вам сейчас кое-что скажу, а вы на ус наматывайте... Не знаете ли случайно такого майора Постникова? Мой коллега, только из другого отдела - по контролю... Короче, по наркоте. Так вот, я этого майора недавно уломал не трогать вас и оставить в покое. И только потому, что вы вон его, - Роман указал на Бена, топтавшегося в нескольких шагах позади, - вон его папа. А то, знаете ли, Постников был ужасно огорчен, когда вашими стараниями некий Хаматов - помните такого? - не поехал в места отдаленные, а вышел на свободу и опять начал поднимать сеть наркодилеров в нашем городе... Постникову до того обидно было, столько времени и сил он положил на то, чтоб Хаматова прижать... Так вот, Семен Аркадьевич, я к чему веду - если вы еще хоть раз здесь появитесь или Вадима будете как-либо дергать, то я таки перестану мешать служебному рвению Постникова. Забью на то, что вы - отец парня, который меня фактически спас.

У Беневицкого-старшего на лице отразилась целая гамма чувств и череда догадок. Небось, дошло, для кого сын стащил деньги... И в чьих руках теперь его спокойствие и адвокатская практика - посадить, конечно, не посадят, не тридцать седьмой год, а вот деловую репутацию попортят и нервы потреплют...

Папаша забуксовал в снегу, то и дело проваливаясь и оступаясь, начал выбираться на расчищенную аллею. И пошел по ней к воротам, то пятясь спиной вперед, то оглядываясь, и на ходу выплевывал угрозы:

– Не думайте, что я это дело вот так оставлю! Я обязательно буду говорить с вашим начальством! Я обязательно доведу до его сведения! Вы не имеете права удерживать здесь моего сына!

Наконец его круглая фигурка выкатилась за ворота.

– А папаша-то реально струхнул! - натянуто хохотнул Бен, чтоб как-то сгладить возникшую неловкость. - Видать, узнал, что здесь менты, он с ними давно на короткой ноге, потому наглел и не боялся; и вдруг на него фсб-шник наезжает! Да еще целый капитан... А ты что, и вправду капитан?

– Как будто ты не знал, - небрежно бросил Ромка.

– Не-е-е... То есть я знал, где ты работаешь, но насчет звания как-то не задумывался...

– Ну, не бегать же мне до пенсии летёхой! Хотя не такую уж большую карьеру я успел сделать. Некоторые к тридцати уже до майора дослуживаются... Эх, надо было перед тобой корочками помахать еще тогда, на проселочной дороге, - не то съязвил, не то грустно пошутил Ромка. - Ты бы рванул с места в карьер и добежал до шоссе быстрее моего "жигуленка"...

Он сунул руки в карманы и пошел к столовой.


Материалы из Ромкиного архива чрезвычайно заинтересовали Бена; увиденное и прочитанное о Зоне порой просто не укладывалось в голове. Ему очень хотелось обсудить это с Романом, но поговорить было некогда, хотя немалую часть времени они проводили вместе. Да и где, когда? В тире?! Ха, попробуйте сами! Бен как-то пробовал подкатывать к Ромке с накопившимися вопросами в оружейной комнате, в процессе чистки-смазки автоматов; но Роман как-то неопределенно помахал перед лицом ладонью, и этот жест можно было трактовать то ли как "не здесь и не сейчас", то ли как "давай закроем эту тему". И перевел разговор в куда более полезное русло - как правильно ухаживать за оружием в полевых условиях.

А Бен вынужденно пропадал то на тактическом полигоне, то на полосе препятствий, то в качалке спортзала. Спустя пару недель после приезда на базу Роман тоже стал в спортзал наведываться. Правда, старался делать это в одиночестве. Бен как-то застал его во время пробежки: десяток метров бегом, десяток - шагом, майка в темных пятнах пота, лоб в испарине.

– А ты не рановато ли начинаешь? - осторожно спросил Бен.

– Да не, ничего, пора уже, - был ответ.

– Хм...

– Не бери в голову, я знаю, что делаю. Да и не в первый раз, опыт есть...

Бен призадумался и отстал. Он честно пытался представить себя на месте человека, недавно перенесшего серьезное ранение - не получалось. Его невеликая спортивная карьера обошлась без травм и болезней, после которых пришлось бы долго восстанавливаться, а всякие мелкие простуды - не в счет. И помочь Ромке в этой ситуации он ничем не мог... Разве что не лезть к нему с разговорами в раздевалке, когда тот вваливался туда на трясущихся ногах, и стаскивал с себя прилипшую от пота майку.

А перед отбоем, после вечернего кросса как апогея всех дневных нагрузок, Бену было уже вообще ни до чего. Он в душевую и обратно-то еле-еле доползал. Сил хватало только на звонок Светке и короткий разговор о том, что все нормально...


Практически военный распорядок дня плюс непривычно большие нагрузки сделали свое дело - от накопившейся усталости на Бена навалился депрессняк.

Ранние декабрьские сумерки уже сгустились до синевы, когда Бен брел мимо полосы препятствий. Честно говоря, он халтурил, рискуя получить очередной нагоняй. Отпросился с тренировки по тактике под предлогом "кишки крутит". Но вместо того, чтоб в подтверждение своего вранья засесть в сортире, он пошел бродить по территории. В сортире хрен отсидишься в одиночестве... Тут же начнут за ручку дергать и в дверь стучать... А в комнату, того и гляди, ввалится сосед. А видеть никого не хотелось.

Однако на полосе препятствий его поджидал сюрприз. В тусклом желтом свете фонарей болтался на горизонтальной лестнице-"рукоходе" Роман. Тьфу ты, черт побери! Бен запоздало шарахнулся в темноту. Поздно... Ромка его заметил. Отцепился, тяжело брякнулся на утоптанный снег; встал, шумно сопя и отдыхиваясь.

– Эй, Бен! По... Постой... Ты чего здесь?

– С тренировки свалил, - с мрачной обреченностью признался тот.

– Устал? - с неожиданным сочувствием спросил Роман. - А я вот тут, пока никого нет... Чтоб у ребят под ногами не путаться. Ох, черт... Тяжело. Сейчас отдышусь маленько и попробую еще раз пройти.

– Тебе-то чего жилы рвать, - вдруг брякнул Бен. - Это из меня их выматывают, чтоб в ускоренные сроки превратить в супер-коммандос...

– Мне к маю надо обязательно восстановить форму и даже продвинуться чуть дальше. Мы ж с тобой в Зону вместе пойдем.

– Присматривать, значит, за мной, - Бен отвел глаза в сторону.

"Оп-па! Неужели до парня дошло, зачем меня к нему приставили?! Ну что ж... Будем выкручиваться. Не врать, но акцентировать внимание на части правды", - подумал Роман, а вслух сказал:

– Во-первых, защищать тебя. От монстров. И от людей - там кое-кто похуже монстров водится. Разумеется, я не один буду, с нами пойдут еще проводник и один или два бойца. Ты же наша самая большая ценность. Тебя надо целым и невредимым до места довести.

– Чтоб не сбежал по дороге...

– Да куда ты там побежишь, растудыть твою налево! - не выдержал Роман. - Даже не понимаешь, о чем говоришь... Там надо выбирать, куда ногу поставить! Чтоб просто шагнуть! Там опытные проводники по некоторым местам черепашьим шагом продвигаются, а особенно после выброса, когда все аномалии перетасовывает, как карточную колоду!

Чувствуя, что разговор затягивается, а мороз пробирает, Роман подхватил куртку и завернулся в нее.

– Намекаешь, что никуда я не денусь?

– Дурень ты... Как будто это для тебя одного так?! Да для всех остальных, для всей группы - тоже! Мы рискуем точно так же! Детекторы аномалий - фигня полная, чушь собачья! Одни аномалии показывают, другие - нет, а поблизости от третьих просто вырубаются. Вообще вся тонкая электроника там дохнет... Даже часы надо брать старомодные, механические, со стрелками! И те в некоторых местах дурить начинают...

– Как же проводники умудряются там ходить?!

– Да вот так, - пробурчал Роман. - Нащупывают дорогу своим чутьем и чужими ошибками.

– И что же это за ценность такая, за которой мы идем? - недовольно проскрипел Бен. Было похоже на то, что слова Ромки чем-то его задели.

– Я знаю не больше твоего, - пожал плечами тот. - Подразделение Шепелева в принципе занимается поисками и возвращением научных разработок, утерянных - как та, что осталась в Зоне, - или украденных... Но я - обычный опер, и мне много знать не полагается.

– Чтобы ученые не изобретали, у них всегда получается оружие... - выдал Бен чью-то глубокомысленную цитату, не иначе как из прессы почерпнутую. Или из интернета. - Мне вон Гордимыч тоже втирал - мол, лекарства там от тяжелых болезней, выращивание органов, конечностей... Только непонятно - какую болезнь они собирались лечить пси-излучением?!

– Даже если там оружие - это оружие для нас, - резко окоротил его Роман. - Чтоб к нам всякие добрые заокеанские дяди свои лапки не тянули. А они, кстати, к той лаборатории их тянут... Пронюхали и тянут. Уже есть кое-какие сведения... Кое-кто снимал с подстреленных "шатунов" некие странные шлемы... Значит, пытаются сварганить защиту и пройти внутрь. Ладно, сейчас поутихли - зима, сейчас даже мы там рискуем задницы отморозить, а уж нежные буржуины - тем более. А как снег сойдет и земля подсохнет - опять зашевелятся. Потому начальство нас и торопит...

Роман развернулся в пол-оборота к Бену, словно собираясь уходить, и небрежно бросил через плечо:

– Не буду я наверх стучать, что ты занятия прогуливаешь... Так что не мандражь. И вообще, зря ты думаешь, что у госбеза одна забота - лезть в чужую жизнь. Но имей в виду - только на этот раз не буду!

Бен вздохнул. С заметным облегчением. Вздохнул и улыбнулся.

– Ром... А здорово ты папашу отшил! Правда... Он так откатился, что теперь не скоро опять наедет. Спасибо... Не, правда, спасибо! Хотел еще в тот раз поблагодарить, да испугался, как дурак... Даром что ты меня защищал... А, кстати, я все думал - сказать отцу или не сказать, чем я тут занимаюсь и для чего меня готовят?

– Гордимыч уже имел с ним беседу. Просил тебе передать, что вопрос улажен. Папаша сюда больше не явится и на мозги тебе капать не будет.

– Ясно... А что все-таки Гордимыч отцу сказал?

– Да он не объяснял мне подробностей. Как он мне сказал - вот так же и я тебе...

Бен коротко усмехнулся:

– Небось, папаша притух! Он Конторы боится, даром что весь из себя крутой адвокат, и с ментами на короткой ноге! Страх перед вашей Конторой - это у нас, кажется, наследственное. Сколько себя помню, у нас в семье госбез ненавидели и боялись. Было из-за чего. Моим предкам, - деду, бабке, прадеду - они много крови попортили...

"Спасибо, я знаю", - подумал Роман, посмеиваясь про себя. - "Ну что, кажется, полоса непонимания осталась позади и взаимовыгодное сотрудничество возобновилось? Правда, получилось не так, как я планировал, но главное - получилось!"

– Ну-ка, еще раз пройду, - Роман скинул куртку. - Последний, и хватит на сегодня.

Он подпрыгнул и уцепился руками за перекладину.

Бен - следом. Покрепче ухватился левой рукой и выбросил вперед правую, цепляясь за следующую металлическую трубу и перенося тело вперед. И без того натруженные за день мышцы отозвались ноющей болью. "Эх-ма!" - крякнул Бен и рывками "пошел" вперед, нагоняя Ромку. До конца лестницы Роман добрался уже с трудом и с грохотом спрыгнул на снег. Следом брякнулся Бен - прямо под ноги.

А Ромка снова влез в куртку, застегнул "молнию".

– Пошли - небрежно бросил он. - Хватит на сегодня.

И зашагал к жилому корпусу.


– Первый пошел, третий прикрывает. Вперед! Не собирайтесь в кучу, вас видно! Первый, это тебе сказано! Второй пошел, четвертый - приготовься! Шестой, не торопись, не дергайся... - голос инструктора сквозь "матюгальник" раскатывался над тактическим полигоном - площадкой, заваленной бетонными скобами и штабелями плит, бревнами и стволами деревьев, кучами автомобильных покрышек и утыканной "стенами" полуразрушенных домов.

Бен был "шестым". Ромка - "четвертым". Сегодня он неожиданно, под удивленно-радостными взглядами Бена заменил одного из бойцов в группе "четных" на тактическом полигоне.

– Первый, не надо долго целиться, прикрывай группу! Второй прошел нормально, прикрывай четвертого. Так, четвертый - пошел!

По команде инструктора Роман осторожно выглянул из-за укрытия, нашел глазами следующую точку и, низко пригибаясь к земле, метнулся вперед. По краю бетонной плиты защелкали красящие шарики.

– Четвертый прошел нормально, шестой - пошел! Третий - попадание, выходи из боя.

Это Ромка "снял" противника из нечетной команды. Сразу, на ходу. И нырнул между двумя бетонными скобами. Выставил наружу ствол пневматического автомата и прижал огнем "первого". Тот высовывался из-за поваленного дерева и поливал огнем убежище Ромки, но ни сдвинуться с места, ни достать "четвертого" не мог. "А Ромка удобную позицию для себя отхватил", - отметил Бен, крутя головой по сторонам. - "С нее и "первого" можно достать, и "пятого", а вот с моей "пятого" даже не видно." Сам он приткнулся за кучей автомобильных покрышек и теперь лихорадочно соображал - куда ему-то теперь бежать?

– Шестой прошел нормально, прикрывай второго.

"Второй" засел в разрушенной кирпичной будке. Выныривал из-за обломков стены, выпускал очередь и тут же нырял обратно. И попробуй-ка его оттуда выковыряй. Тут уж вопрос, у кого раньше кончатся терпение или заряды... Однако "первый" улучил момент, пока Ромка менял контейнер с шариками и сменил позицию - перебежал за штабель из бревен. Теперь "второй" был у него как на ладони.

– Пятый, продолжай огонь, твоему партнеру не дают пошевелиться, - зарокотал голос инструктора.

По ромкиному убежищу прощелкала еще одна очередь шариков, на этот раз сбоку.

– Шестой, где прикрытие? Не вижу огня! - подстегнул инструктор.

Бен выглянул из-за кучи покрышек, рискуя, что сейчас кто-нибудь влепит с десяток шариков прямо ему в лицо. Но ему повезло - он сразу заметил "пятого", который, маскируясь за штабелем бревен, поливал из автомата убежище Ромки. Ёлы-палы, "снимет" его, чего доброго... Бен вскинул автомат и всадил в "пятого" полконтейнера. Не попал ни разу - "пятый" мгновенно оценил степень опасности и, ловко извернувшись, свалился за нижнее толстое бревно.

– Шестой, куда лезешь?! Беня, мать твою, куда прешь? - рявкнул в мегафон инструктор.

Увлекшийся Бен полез выковыривать "пятого" из убежища. И естественно, получил очередь прямо в упор. И краем глаза заметил, что Ромка не упустил возможности поменять позицию - шустро шмыгнул к глубокой воронке с обрывистыми краями.

– Шестой убит, - объявил инструктор с явным раздражением. - Выходи с полигона.

Пристыженный Бен поплелся к границе тренировочной площадки. Бросил пейнтбольный ствол на скамейку, а сам присел на корточки рядом - сидеть на промерзшем дереве не тянуло. Там уже топтался "убитый" Ромкой третий, вскоре к ним присоединился и второй. Потом первый. А боевые действия на полигоне все еще продолжались. У Бена уже начала подмерзать взмокшая спина, когда наконец пятый срезал очередью последнего противника. Ромка продул ему, но, в общем-то, продержался практически дольше всех.

– Все свободны! - объявил инструктор. - Фадеев, подойди ко мне. Беневицкий - подожди, я позову.

– Видал, что твой пацан творит?! - возмущенно бросил Роману инструктор, едва тот поднялся в будку. - Ты заметил, что он делает? Тебя прикрывает, а на других наплевать! На второго положил с прибором, был бы еще кто в команде - и на него бы тоже...

– Сергеич, ты не кипятись, - примирительным тоном попросил Роман. - Честно говоря, я сам вам немного спутал карты. Команды уже сработались, а я влез...

– Рома, вот не надо, пожалуйста! Ты - профи, ты вон до конца продержался, и - я уверен - проиграл Володьке только потому, что еще в форму не вошел. И чего ты выгораживаешь своего олуха?!

– Сергеич, ну, ты успокойся... Это же хорошо, что он хотя бы меня прикрывает! Хуже было бы, если бы вообще только о своей шкуре заботился... А разбор полетов ты ему не устраивай. Я сам устрою. Я сам разберусь, почему он не счел нужным прикрывать "второго"...

"Не хватало, чтоб еще и с Сергеичем какая-нибудь напасть приключилась. Нет, пусть уж лучше он Бена не задевает... И так в какой-то мере рискует, когда орет на него на тренировках!" Роман, не тратя времени на очередные препирательства, начал спускаться по лестнице вниз, туда, где ожидал разноса пристыженный Бен.

– Ну, и как ты это объяснишь? - Роман не стал пояснять, что именно. И так понятно. Бен потупился еще больше:

– Да че-то я лажанулся, Ром... Увлекся...

– Чем увлекся?! - с удивлением переспросил тот.

Бен отвернулся и пнул ногой смерзшийся ком снега, скатившийся с бруствера на расчищенную тропинку.

– Да понимаешь, я попытался представить, что мы на самом деле уже в Зоне, - неохотно выдавил парень. - Ну, чтоб бой казался реальней, и чтоб действовать как в реальном... И увлекся. Переклинило меня. Я же "второго" совсем не знаю, ну, и довоображался, что он не в нашей команде, а совсем чужой. Так, сбоку припека... Ну, и забыл, что его тоже надо прикрывать...

Роман, не выдержав, прыснул.

– Всыпать бы тебе нарядов десять за такой подход, да тут нарядов не предусмотрено...


16.


Январь 2011 г.


Незаметно подкатился к концу декабрь; народ радостно разбежался под домашние елки, за исключением невезучих дежурных; но и те, судя по всему, скучать не собирались. Бен несколько дней бродил в тяжких раздумьях: Светка звала его в не слишком приятную ему компанию, но других вариантов не было - ей больше никуда не удалось напроситься; а тащить Бена к своей тетке она не стала хотя бы из чувства сострадания к парню. Родителям Бен уже отзвонился и пообещал обязательно прийти первого числа, но сидеть с ними в новогоднюю ночь - нет уж, увольте! Да, похоже, придется торчать со Светкой в той дурацкой компании, и только ради того, чтоб не остаться на базе - ему совершенно не улыбалось жрать водку с малознакомыми людьми.

И вдруг Роман предложил встречать новый год у себя дома. "Только одно условие: с твоей подружки - подружка для меня. А то ты будешь со Светкой, а я - третий-лишний, что ли? Найдется у нее среди знакомых свободная девчонка? К тому же, пусть приедут пораньше и стряпней вместе займутся..." Бен обрадовался и кинулся звонить Светке.

"А он, похоже, так и не просек, что я его приглашаю только ради того, чтоб побольше держать под присмотром", - думал Роман. - "Хотя... Может быть, нашествие молодежи - это не так уж и плохо? Все-таки разнообразие..." Среди семейных сослуживцев он всегда чувствовал себя лишним; спутницы для похода в гости, пусть даже на одну ночь, в этот раз не намечалось - еще с прошлой осени растерял все контакты... "Так что пусть будет молодежь", - думал он, выстаивая в супермаркете фантастическую очередь в кассу. - "Будем надеяться на светкин вкус, и на то, что ее подружка не окажется совсем уж уродиной."

Светкина подружка оказалась вполне себе ничего - миниатюрной, даже меньше Светки, с крашенными в диковатый вишневый цвет короткими волосами; она упорно называла себя Кристой (хотя Роман, чуть позже украдкой заглянув в ее сумочку, прочел на студенческом билете ее имя - "Мария Залесская"). Еще его очень забавляло, что Криста ("Черт с ней, будем называть ее так, раз уж ей хочется", - решил Роман) с самого момента знакомства уставилась на него каким-то странно-удивленным взглядом. И за последующий вечер он не раз ловил ее за придирчивым разглядыванием своей персоны. "Как будто мысленно сравнивает с кем-то... Интересно, я ей кого-то напоминаю?" Но спрашивать Роман не стал. Не так уж это и важно, захочет - сама скажет...

Они с Беном заранее договорились, подхихикивая, поить девчонок до состояния полного пофигизма - "чтоб не спорить, кто займет тахту, а кто пойдет на пол в кухню! Спокойненько завалим их в комнате, разве что тахту с диванчиком делить придется, на диванчике все-таки не слишком удобно, коротковат он!"

И поили... Новогодняя ночь получилась та еще... Оказывается, Ромка умел раскрутить компанию на бурное веселье, если хотел.

...Бен не помнил, когда и как он вырубился, а проснулся от сушняка, когда небо за окном еще не начало светлеть. Светка дрыхла на тахте; а Ромки с подружкой, вопреки его намерениям "не жаться на кухне аки бедные родственники", на диване не было. Из-за кухонной двери доносился негромкий голос. Бен, сначала намеревавшийся войти туда и полезть в холодильник за минералкой, затормозил и прислушался.

– ...Вообще он был из ментов, дослужился до майора и ушел сначала в частную охрану, а потом и свой бизнес сделал. Но сделал он его... хм... Надеюсь, ты и сама понимаешь, что большой и даже не очень большой бизнес у нас честным образом не делается? Это всегда как-то замешано с криминалом... Тем более у папы там были прочные завязки... Мне он ничего конкретного не говорил, естественно, но я же не на облаке рос! Догадывался, что у отца были материалы для шантажа. Чем-то он прижимал местных власть имущих, раз именно ему шли очень выгодные контракты на охрану очень богатых фирм... Ну, и в один отнюдь не прекрасный момент батя доигрался. Кто-то решил избавиться от шантажиста радикальным образом, и папина машина взлетела на воздух... А вместе с ним в тот раз в машине случайно оказалась и мама...

"Да уж", - подумал за дверью Бен. - "Интересно, это с ним на самом деле было, или он девчонке лапшу вешает, на жалость давит? Я-то про его жизнь совсем ничего не знаю", - вдруг спохватился он.

А и правда... Они без малого два месяца бок о бок трутся на базе, и Роман ни разу, ни словом не обмолвился о своем прошлом... И кроме того, что он живет один и в служебной квартире, Бен ничего о нем не знал.

– ...Что мать тоже погибла - это чисто случайность, она в тот день должна была ехать в офис намного позже, и уж никак не вместе с отцом. Но факт... Я тогда в последнем классе учился. Ну, естественно, стресс, срыв, и так далее, кое-как сдал выпускные экзамены, в институт не поступил... Потому что на платное отделение - платить было нечем, на бесплатное - взятку давать тоже нечем, а без всего этого поступить - из области фантастики. Фирму после отца кто-то быстро к рукам прибрал, я даже не помню, кто... Денег немного осталось, мне даже пришлось свой мотоцикл продать, чтоб на жизнь хватило. Ладно еще, успел в права наследства вступить и квартиру на себя переоформить. Хоть не остался совсем на улице и без копейки... А тут как раз военкомат про меня вспомнил. И загремел я в армию. Отмазываться от нее тоже было нечем. Менять нашу "трешку" на однокомнатную и брать доплату - это же времени требует, а я тупо не успел. Да может, оно и к лучшему, что не успел... Бен, хватит сопеть под дверью, заходи! - вдруг огорошил Роман из кухни, резко повысив голос.

Парень невольно вздрогнул - до того неожиданно раздался оклик. Ну ладно, дальше прятаться бессмысленно, спалили... Он зашел на кухню.

Ромка и Криста, устроившись на принесенных из комнаты диванных подушках, уговаривали последнюю бутылку полусухого. Причем Ромка выглядел ну самую малость поддатым, а Криста, хоть и набралась изрядно, но оставалась куда более вменяемой, чем Светка - старательно фокусировала взгляд на собеседнике и делала серьезное выражение лица.

"Даже непонятно, было у них что-нибудь, или так всю ночь и протрепались", - подумал Бен, спросонья щуря глаза от света, даром что кухню освещала всего лишь настольная лампа, создавая интимный полумрак.

– Присаживайся, наливай, - насмешливо предложил Роман.

– Да мне водички...

– Ну, дело хозяйское, - сказал Роман и отхлебнул еще вина.

– Ну так вот, - продолжил он свой рассказ с того же места, на котором остановился, - после того, как бати с маманей не стало, я совершенно не представлял, чем мне дальше по жизни заниматься. Раньше-то твердо знал, что получу экономическое или юридическое образование, и продолжу семейный бизнес. Тут вопросов не было... Отец этого хотел, и я был не против. А когда нету ни семьи, ни бизнеса, и образование не светит... Короче, даже хорошо, что я в армию попал. Там просто... Тебе говорят, что делать - ты выполняешь. И все...

– Ты в спецназе служил? - ввернул словечко Бен.

– Куда там! - рассмеялся Ромка. - В пограничных!

– И какую границу ты охранял от врагов родины?!

– Восточную, в Забайкалье... Романтика, прямо как в кино. Глушь, тайга, мошка... Климат там - для европейцев сущий кошмар! Комар типнул, ты укус расчесал - язва образовалась, и никак, зараза, не заживает. А мошка - это вообще что-то жуткое! Прикинь, этакое гудящее облако висит над болотом... Если оно тебя окутало - и рот, и нос, и глаза забьет на фиг, не отмахаешься. Единственный выход - головой в воду. Китайцы там толпами ходили, как у себя дома, их там больше, чем русских... А какой пес у нас там был! По кличке Капрал, умнейшая тварь среди четвероногих. Наши за глаза его величали "зам. начальника заставы". Шуточка все ходила: "Заму доложился?" Хохма хохмой, а он действительно людей чуял, кто чего стоит. Кого сразу облает - от того, значит, жди неприятностей. Но зря не брехал; вообще, с чувством собственного достоинства был пес... Эх, жалко, я ноут в офисе оставил, там все фотки, а то сейчас показал бы вам эту скотинку. Я свои старые армейские фотки по возвращении на диск слил...

Бен не знал, решил ли Ромка признаваться новой подружке, где он на самом деле служит, и потому на всякий случай попридержал язык. Присел рядом с ними; сначала отхлебнул холодной минералки, а потом все-таки плеснул и себе полусухого - так, на донышко, чисто ради компании... Но больше пить уже не было нужды - голову и так сильно кружило, смысл разговора ускользал, и Бен сам не заметил, как начал дремать. Потом он смутно помнил тычки ромкиного кулака в бок, свои заплетающиеся ноги, пружинистый бок дивана и его жесткую, голую фанерную стенку - подушки-то утащили на кухню...


Утром он очнулся на диване; даже накрытый покрывалом - надо же, кто-то позаботился... Во рту была пустыня Сахара, а голова отзывалась сдержанным гулом. "Ой-ей, ну и нажрался же я вчера", - ужасался Бен, разглядывая в зеркало свою помятую физиономию.

Остальные трое спали на широкой тахте - причем Роман и Криста под одним пледом, а Светка - завернувшись в одеяло. На столе остались только немытые стаканы с рубиновыми кружочками на донышках, маленькие липкие лужицы пролитого вина и тарелки с подсохшими кружочками колбасы. Бен еще раз отхлебнул холодной минералки, выковырял из хрустящего фольгой поддончика две последние конфеты. Н-да... Ну и погудели... А ведь сегодня придется еще и к родителям двигать...


Новогодние каникулы для служивых надолго не затягивались. Да и Роман сам понимал, что безделье для его подопечного - губительная отрава, и уже назавтра под конец дня, когда начали сгущаться сумерки, привел Бена в дальнюю часть полигона, где возвышалось четырехэтажное здание разной степени достроенности. С одной стороны - только ребра опор и перекрытий, кое-где перегороженные стенами, стальные прутья и полосы, ограждающие открытые края этажных плит. С другой - вполне себе завершенная постройка, только рамы без стекол. Еще одна площадка для тактических занятий... Привел и вручил Бену прибор ночного видения.

– Вот здесь, - Ромка указал на здание, - теперь будет твое основное место тренировок. Конечно, тир все равно остается, и командная тактика, но это - главное. Пошли наверх.

– Так не видно же ничего!

– Надевай прибор. Вот так он включается...

– Блин, да в нем тоже ничего не видно! - возмущенный Бен хотел было сорвать со своей головы неудобную штуковину, но Роман решительно остановил его руку.

– Привыкай... Тебе надо учиться смотреть и ориентироваться в нем. Там, куда ты пойдешь, с вероятностью девяносто девять процентов будет темно. Потому что три этажа - подземные. Аварийное освещение вряд ли работает, все-таки пять лет прошло...

– Ой, что, правда?! - ужаснулся Бен. Мысль о темном подземелье заставила его передернуться.

– А фонарик на лбу сделает тебя потрясающей мишенью. Так что привыкай. Это еще очень хороший ноктовизор, в других видно намного хуже...

Они поднимались по лестнице в достроенной части здания. Бен опасливо придерживался за перила, чтоб в случае чего не скатиться кубарем вниз - смотреть сквозь ПНВ было неудобно. Роман шел сзади, и умудрялся светить себе под ноги фонариком так, что Бену не доставалось ни пятнышка света. Когда они поднялись на четвертый этаж, Бен с удивлением увидел коридор со стенами, обшитыми толстым тёсом.

– А это еще для чего? - Бен покрутил головой по сторонам.

– Чтоб пули не рикошетили от стен, а застревали в дереве, - Роман указал на дыры в досках. - Конечно, общая схема расположения не соответствует лаборатории, но когда ты научишься общим принципам зачистки здания, то незнакомая планировка преградой не станет... Поскольку в НИИ тебе предстоит спускаться в подземелье, то твои тренировки в основном будут построены на движении по этажам сверху вниз. Там, где мы стоим - типа первый этаж. Надземный. Пошли, покажу, где начинается спуск на первый подземный.

Они двинулись по коридору. Бен, расслабившись, шагал позади - во-первых, он уже немного приспособился к необычному освещению вокруг, во-вторых, Ромку и так было видно хорошо, даже через ноктовизор. Вдруг из одного дверного проема вывернулась откуда-то сбоку и стремительно шагнула Бену навстречу темная фигура. От неожиданности Бен матюгнулся и отскочил вбок, чуть не ударившись о фанерную стену. Ромка остановился, и с беззвучным смехом посветил фонариком на вышедшего человека.

– Михаил?! Ты, что ли?! - Бен узнал дежурного по базе и перевел дух. - Выскочил, как черт из табакерки... Ф-фух...

– Это тебе небольшой наглядный пример, - усмехнулся Ромка. - Предварительная подготовка, так сказать. На тренировке изо всех проходов и из-за углов на тебя будут выскакивать наши ребята. Чтоб ты не шарахался с матюгами в сторону, а сразу стрелял каждому такому прямо в лобешник!

– Ну все, я больше не нужен? - спросил сыгравший свою роль Михаил.

– Да-да, спасибо... А мы тут еще полазаем, - ответил Роман и повел Бена дальше.

– Конечно, разница с реальным зданием лаборатории есть... - он продолжил наставления. - Внутренние интерьеры боковых комнат тоже смоделированы по-другому, но похожие препятствия - углы, шкафы, громоздкое оборудование, - здесь тоже есть. Все, за чем могут прятаться противники. В твоем случае -монстры. Для тебя сейчас самое главное - довести приемы прохождения здания до автоматизма. А ребята будут создавать для тебя максимум живых преград. Конечно, далеко не всё можно смоделировать... "Шатуна" изобразить - без проблем, кстати, сталкеры почему-то предпочитают называть их "зомби". Хотя "шатуны" - это не вставшие мертвецы, а живые обезумевшие люди...

– А они... это... едят, спят?

– Насчет сна - не знаю, никто их спящими не видел. А едят - да... Но лучше не задумывайся о том, чем они питаются, если сам недавно поел...

Бен передернулся. Наверно, догадался.

– А вот прыгучую тварь отыграть - уже намного сложнее, - продолжал Роман.

– Это которые с когтями и на четвереньках скачут?

– Ага... "Снорки" на сталкерском жаргоне. Они прыгают на два метра в высоту и примерно на четыре в длину, причем с места, без разбега! Человек так не может, сам понимаешь. Так что наши ребята, изображающие снорков, будут просто подбегать к тебе и пытаться ударить тебя рукой. - Ромка растопырил пальцы и изобразил "когтистую лапу" - У снорка самое опасное - скорость и когти. Если противник два-три раза задел тебя "лапой" по лицу - считай, что ты уже валяешься в болевом шоке. И фактически - труп. По шее заденут - тем более, сразу и наповал. Хотя у тебя и будет броник с высоким воротником, но ты все равно не должен допускать ударов по шее. Внутреннюю поверхность бедра тоже очень рискованно повреждать, там близко к поверхности подходит бедренная артерия. Истечешь кровью за несколько минут... И не факт, что снорки дадут тебе время затянуть жгут, - съязвил Роман.

– А другие монстры, кроме снорков и шатунов, там могут быть?

– Не знаю... Теоретически - да. Практически... Сам понимаешь, туда никто не лазил и статистику не собирал... Но в том районе на поверхности практически не попадаются кровососы, а собаки и кабаны в принципе не любят подземелий, они живут только на открытой местности. Так что, будем надеяться, хотя бы с этими тварями тебе не придется столкнуться. Собаки опасны своей многочисленностью, стая разорвет за считанные минуты... А кровосос - это... Тебе его на фотках показывали?

– Ну да!

– Хотя по фотке весь ужас сполна не осознаешь... Ребята рассказывали, кто своими глазами видел... Чтоб эту тварь убить, надо всадить в него минимум два рожка патронов. А если он успел до тебя добежать, пока ты перезаряжаешь автомат, и ударил лапой - можешь считать, что ты уже труп. Когти у него длиннее и острее, чем у снорка. И силы больше. И бьет он сверху, ему для этого даже прыгать не надо - он ходит на задних лапах. Попал удар по лицу - гарантирован болевой шок. Сумеешь ты в таком состоянии перезарядить оружие и добить тварь?! И кстати, интеллект... Я не слышал, чтоб снорки вырывали из рук сталкера автомат. А кровососы - вырывали. Они соображают, что эта штуковина для них опасна. Вывод - грохнуть его можно только с большого расстояния, и то если ты успеешь заметить его раньше, чем он заметит тебя. Бегают они с невероятной скоростью... Так, что кажутся размазанной в воздухе полосой.

– Ром, ты меня уже запугал по самое не могу!

– А я не запугиваю, я тебе факты излагаю. Жаль, смоделировать кровососа на тренировке - вообще никак; но ты сначала научись справляться хотя бы со снорками и "шатунами". Вот завтра посмотрим, как у тебя это получится.


А назавтра Бен сполна осознал, как правы оптимисты. Те самые, которые на утверждение "Хуже быть уже не может!" отвечают: "Может, может!"

В тире Роман вручил ему пистолет. И пояснил, что теперь плюс к автомату Бен должен будет учиться стрелять и из него. Потому что всякие ситуации бывают - калаш и заклинить может. И придется отстреливаться из того, что хорошо помещается в небольшом боковом кармане на разгрузке. То есть из пистолета. Бен приуныл: ну только-только научился попадать из автомата по движущимся мишеням, как его отпихивают назад, опять на нижнюю ступеньку, и опять ему придется с трудом карабкаться вверх с нуля.

Но хуже всего стало вечером в "лаборатории", как стал называть Бен тренировки в модели здания. Бойцы, изображающие снорков, набрасывались на Бена как оголтелые. Они не прятались опасливо в проемах и за углами, высовываясь для выстрела и прячась обратно; справляться с такими противниками Бен уже худо-бедно научился на тактическом полигоне. А "снорки" неслись прямо на него во весь опор, не обращая внимания на выстрелы. Чтобы убить снорка, надо не менее пяти раз попасть в торс или голову - так сказал Роман, знакомый с живучестью этих тварей не понаслышке. А шарики с краской из пейнтбольного ствола Бена летели куда угодно, и дай бог пара попадала в противника. И подбежавший "снорк" с маху лупил Бена растопыренной пятерней - не больно, но ужасно обидно. А тут еще к ним "на помощь" вывалились из-за угла шатуны...

Бен не прошел даже "надземный" этаж. Его, перемазанного краской, в конце коридора поджидал у лестницы Роман. Очень недовольный, с плотно сжатыми губами.

– Плохо. Очень плохо, - коротко бросил Роман. - Ты посмотри, где следы краски. Вот, вот и вот - хотя бы эти три попадания уже смертельны. Ты - труп минимум трижды! И ведь это - только попадания "шатунов". А сколько раз до этого тебя рванули когтями?

Бойцы, изображавшие снорков, не мазали перчатки краской - слишком неудобно; договорились, что отслеживание полученных Беном ударов - чисто на честность. Они не преувеличивают, он не преуменьшает.

– Я не стал тормозить тебя после первой атаки "снорка", хотя фактически ты стал трупом уже после нее! Макс врезал тебе прямо по лицу два раза.

– Ром, да он совсем чуть-чуть задел... Можно считать - поцарапал...

– Не надо ля-ля! Пойми, нет смысла врать! Ты сейчас пытаешься отмазаться, чтоб я тебя не ругал, а тебе надо не ругачки избежать, а в живых остаться! Иди оттирай краску, и пройдешь еще раз. И не торопись, пока что тебя никто "на время" не гоняет. Сейчас для тебя главное - чисто, а не быстро.

На этот раз последнее "смертельное ранение" Бен заработал на выходе с "надземного" этажа, перед лестницей.

Ромке даже не пришлось озвучивать свое мнение - и так по лицу было понятно. Сказал в переговорник "Ребята, перерыв! Не расходиться!" и жестом позвал Бена следовать за ним.

Роман шел впереди, не оглядываясь на подопечного. И так было слышно, как виновато сопит парень.

Они спустились на пролет вниз; прошли через весь "третий подземный"; потом еще на пролет вниз; наконец Ромка свернул в одну из комнат, остановился и уперся ладонью в стену.

– Вот примерно досюда ты должен дойти живым. Не потому что кому-то там, - он кивнул подбородком куда-то вверх, - в начальственном кабинете, так надо. А ради того, чтобы выжить. Ты понимаешь?! Возможно, ты воспринимаешь все эти тренировки, как игру. Получилось, не получилось - не страшно. Но, похоже, ты уже забыл, что в итоге все это будет всерьез. Ты пойдешь туда, где реальная опасность. Ты что, решил там тупо погибнуть?! Ты жить совсем уже не хочешь?

Парень молчал.

– Бен, да что с тобой сегодня?! Ты же на тактике куда лучше справлялся! А шатуны - они ж медленные, и ребята нарочно еле ворочаются, но ты даже в них почти не попадаешь...

Бен тяжко вздохнул:

– Ром, я же стараюсь... Но я и правда чего-то растерялся. Когда на тебя вот так несутся...

"Ага, как я и думал", - понял Ромка. - "Незнакомая, непривычная ситуация, и парень к ней еще не адаптировался."

– Ром, да я научусь! Стрелять ведь тоже не сразу получилось...

"Так. Похоже, пора командиру воздействовать собственным примером."

И Роман решительно шагнул к выходу:

– Пошли. Сейчас попрошу у кого-нибудь ствол и очки, и пройдем вместе. Пора показать тебе, как это делается... Только краску сначала ототри.


Пейнтбольные автоматы бойко плевались шариками; Роман задавал тон, а Бен просто повторял все за опытным ведущим. В данном случае они действовали не как команда - Ромка валил всех встречных противников, не рассчитывая на напарника; он ведь и задался целью показать Бену, как бы он действовал в одиночку, если бы мог пойти в лабораторию сам. Бен просто шел за ним хвостом, повторял все его действия и старался их запомнить. Ему даже "добивать" никого не приходилось.

Ромка лупил "монстров" короткими точными атаками; "снорки" в боковых помещениях не успевали добежать до них и выходили из боя с заляпанными краской лицами и нагрудниками. "Шатуны" сигналили в микрофон "убит", едва успев выпустить несколько зарядов. Роман, на котором красовалось всего два новых пятна краски ("Ерунда, броник это выдержит") ломился вперед, как танк. От разгоряченного дыхания валил пар; и наконец они оба ввалились в комнату на первом этаже.

– Значит, мы прошли успешно? Можно считать, задачу выполнили?

– Ага, - Роман выдохнул облачко пара. - Ну, а теперь вали один. Повтори, пока не забыл. А я здесь подожду.

Он присел на край старого письменного стола, нарочно поставленного в этой комнате - здесь имитировали кое-какую обстановку. Сверху доносился топот и шум; время шло; понемногу взмокшего Романа начал пробирать холод, а тут еще и очень "кстати" заныл едва заживший шрам.

"Ну, скоро, что ли, он там?! Небось осторожничает, из-за каждого угла аккуратно высовывается... Раз ему сказали - пока не на время, вот он и не торопится..."

Несколько минут спустя взмыленный Бен влетел в комнату.

– Так, ну-ка посмотрим, - Роман придирчиво оглядел следы краски, - да, немного "подкрашенный", но в целом ничего, от этого не умирают.

– Значит, я прошел?!

– На первый раз сойдет, - махнул рукой Роман. - Хватит на сегодня. Ребята, отбой, все свободны! Пошли и мы...

"Эх, наверное, сразу надо было вместе", - размышлял он по пути к общаге. - "А я-то все исходил из тех соображений, что в лабораторию Бен пойдет один, и значит, должен учиться действовать самостоятельно. Ну ничего, главное - дело пошло на лад. Надеюсь, и дальше пойдет так же..."


Дело пошло на лад. С каждым разом Бен проходил здание все чище. "Скоро надо будет усложнять ему задачу - вводить лимит времени, и постепенно урезать его. Кто знает, сколько парень продержится под излучением..."

Сначала Роман несколько опасался за партнеров-противников - вдруг Бен, раздосадованный неудачами на тренировке, "отзеркалит" их атаки? Но "ходячая аномалия" вела себя вполне пристойно, никаких "зеркальных" проявлений не последовало, несмотря на то, что противники Бену спуску не давали. Видимо, добродушный парень все-таки хорошо понимал, когда ему не желают зла. Но неожиданно подопечный выдал наставнику еще один сюрприз. Неделю спустя, в столовой Бен незаметно подошел и нагнулся к самому уху Ромки.

– Ты чего?!

– Ром, тихо... - Бен старался говорить так, чтоб не было слышно соседям. - Ты котлеты еще не ел?

– Не успел пока, а что?

– И не ешь. Нехорошие они...

Роман недоверчиво обнюхал котлету:

– Да вроде ничем подозрительным не пахнет...

– Не пахнет, но у меня такое странное чувство... Как посмотрю на эти котлеты, так понимаю - не надо их есть, а то плохо будет. Может, мясо несвежее?

– Тогда пахло бы...

– Ром, да ладно тебе! Небось, луку и перцу побольше вбухали, чтоб запах отбить! Короче, не ешь котлеты. Я не стал.

– Хм, а суп? - усомнился Ромка.

– Суп нормальный, - успокоил Бен. - Он вообще из тушенки.

– Так, ты совершенно точно уверен, что котлеты несъедобные?

– Ага! Предчувствия у меня и раньше бывали, но никогда еще настолько четко. Это прямо ощущение опасности! Слушай, а если остальных предупредить - они поверят? Я не стал пока волну гнать, а то вдруг ни фига не поверят и не послушаются...

– Ладно, я сам.

Ромка поднялся, постучал ложкой по столу, обращая на себя внимание, и громко скомандовал на всю столовую: "Стоп! Всем положить ложки! Котлеты никому не есть!" Разумеется, со всех сторон раздался непонимающий и возмущенный ропот: "Эй, а что случилось-то?". "Котлеты не есть! Это не шутка, я серьезно! Сейчас во всем разберемся." И побежал за дежурным офицером.

Немного позже выяснилось - предчувствие Бена не обмануло. Все, кто успел съесть злополучные котлеты, потом маялись поносом и рвотой, а двое даже слегли с сальмонеллезом. Фарш был подтухший... Бен оказался прав - запах старательно перебивали луком и перцем. Об этом ему рассказал Ромка, в свою очередь расспросивший начальство о результатах разбирательства.

– Ну, ты прям детектор опасности! Как представлю, что сейчас тоже обнимался бы с унитазом - бр-р-р! Вовремя ты меня предупредил, жалко, всех не успел. И вообще... У тебя такое ощущение часто бывает?

– Неа, - помотал головой Бен. - Редко... И раньше всегда было нечетко, пятьдесят на пятьдесят - то ли будет, то ли нет. Интересно, однако... Сейчас-то отчего? Что изменилось? Что такое со мной происходит?!

– Многое изменилось, - задумчиво заметил Роман.

Он не счел нужным скрывать от начальства, кто и как определил несвежесть мяса. Даже наоборот. Ромка рассудил - пусть лучше узнают, что у Бена вдруг проявилось необычное полезное свойство. Это будет хоть какая-то, но гарантия его безопасности. Это хотя бы немного его защитит. Его способность - зеркалить негативное воздействие - могут счесть слишком опасной, чтоб оставлять парня в живых. Вон, Шепелев теперь Бена просто боится... Старается не встречаться с ним лично после того, как парень на глазах Гордимыча в порыве гнева чуть не задушил Славку!

Какая дальнейшая судьба ждет Бена, если задание будет выполнено - Роман даже не мог предположить. Маловероятно, что парня решат взять на службу - в этом случае перед ним вынужденно придется ходить на задних лапках, а какое начальство это потерпит?! Тем более начальство столь жесткой организации, как Контора. Втихаря ликвидируют, потому что слишком много знает? Или отпустят под подписку о неразглашении, в качестве благодарности? Чаши весов колебались "или-или". И решающим аргументом, под которым одна из чаш перевесит, мог стать чисто субъективный страх кого-нибудь из верхних эшелонов руководства. Но вот если Бен сможет распознавать опасные объекты - тогда глядишь, и сохранят ему жизнь, будет жить в окрестностях Зоны и работать там проводником для военных и научных экспедиций. Роман даже подумывал, не настрочить ли рапорт наверх - повыше, через голову Гордимыча, чтоб подстраховать мальчишку, - но понимал, что пока у Бена нет реальных результатов распознавания аномалий в полевых условиях, никто этот рапорт всерьез рассматривать не будет. И значит - хошь-не хошь, а только после Зоны.

"А кстати", - Роман поймал себя на мысли, - "А Бен сам-то догадывается о своей способности "зеркалить"?! Или до сих пор считает это случайностью? Надо будет как-нибудь осторожненько раскрутить его на эту тему..."

После случая с котлетами Бену устроили серию тестов. Да, результаты испытаний подтвердили - у парня прорезалась чувствительность к опасности. Но действие ее было весьма избирательное.

Он не мог просто выбрать из одинаковых пронумерованных флакончиков с небольшим количеством порошка внутри те флаконы, в которых находились ядовитые вещества. Бен смог определить яд только в том случае, когда его поставили перед необходимостью высыпать содержимое каждого из флаконов в кружку с чаем и отпить из нее. Только тогда он отсеял цианистый калий, стиральный порошок, техническую соду, сильнодействующее лекарство от повышенного давления, и оставил сахарную пудру и пищевую соль. Чем несколько озадачил экзаменатора - ведь стиральный порошок не яд, он не причинит вреда, если его раствор не пить... С тем же успехом Бен на следующем этапе отобрал безопасные для употребления внутрь вещества для экзаменатора, потом для приглашенного постороннего участника. Содержимое флаконов менялось, неизменным оставался результат. Получалось, что Вадим ощущает опасность от предмета только в том случае, когда этот предмет готов подействовать на человека... Из нескольких оголенных проводов под током Бен безошибочно угадывал те, в которых напряжение было достаточно сильным для неприятного "щелчка". Когда ему указали на несколько стоящих на площадке автомобилей и предложили выбрать любой из них для поездки, он сразу со словами "Только не этот!" ткнул пальцем в автомобиль с перерезанным тормозным шлангом. "И вот на этом лучше не надо", - добавил Бен, указывая на другой, с дефектом механизма, который вполне мог развалиться на ходу. А мог и не развалиться - шансы были равные.

Результаты испытаний Романа очень порадовали. Да, он не ошибся. Конечно, самое главное испытание впереди - сможет ли Бен находить аномалии и определять границы их действия? Если да, то его с большой вероятностью оставят при Зоне... Какая-никакая, а жизнь. И даже свобода. Конечно, в ограниченных пределах, но пределы эти заметно шире лабораторной клетки. Ромка, к немалому своему удивлению, все чаще ловил себя на мысли - как хочется, чтоб для Бена все закончилось благополучно... Чтоб мальчишка вернулся с миссии живым и здоровым.


17.


Апрель 2011г.


"А через каких-то полгода над миром настанет апрель; холодные реки, проснувшись, покинут свои берега, и новый вожак будет чуточку грустно глядеть в колыбель..." - раздавался из плеера девичий голос под резкий гитарный бой.

Апрель истекал дождями и хлюпал грязью; полигон, и так не успевший просохнуть после снеготаяния, совсем превратился в болото. Правда, Большой Начальственный Смотр достижений Бена из-за этого все-таки не отложили. Шепелев сотоварищи поднимутся в будку инструктора, и оттуда будут наблюдать за действом на тактическом полигоне. Со стрельбой в тире еще проще; но отследить прохождение главной "полосы препятствий" им в полном объеме не удастся. Только на мониторе спешно установленных камер слежения, а они дают фрагментарную картинку. Ну да ладно - проверку этой части подготовки отдали на откуп инструктору, полагаясь на его компетентность. А вот беготню на полигоне хотят-с видеть самолично.

Надо сказать, до сих пор Бена не мурыжили ползанием по грязи. Когда началась слякоть, основные тренировки сосредоточили в здании - какая-никакая, а крыша над головой. Да, беспокоились о том, чтоб он не простудился - но вовсе не из гуманных соображений. Его берегли, как дорогостоящее оборудование. А вдруг, промокнув, Бен вместо банального насморка заполучит ангину или бронхит? Да с осложнениями?! Это сколько же придется его лечить и потом восстанавливать?! Проще уж не гонять под дождем... Но сегодня все-таки предстоит капитально изваляться.

Бен натянул непромокаемый - конечно, относительно непромокаемый - костюм, застегнул "молнию", подтянул хлястики. Нагнулся за ботинками.

Его здесь не заставляли носить форму - сначала он ходил на тренировки в привычной одежде, но вскоре попросил форменный комплект сам - джинсы, свитер и старая зимняя куртка очень быстро начали превращаться в лохмотья. Но притертые по ноге туристические ботинки Бен все-таки оставил свои; однако ничто не вечно под луной. К весне и они измочалились. Теперь надо ехать покупать новые, да начинать их разнашивать - до похода остается три-четыре недели, как раз за это время ботинки разомнутся по ноге. Надо только у Ромки спросить, что лучше покупать: навороченные туристические, или обычные армейские берцы? Он наверняка лучше знает, какая обувь окажется в Зоне наиболее практичной.

Ну, вроде готов...Бен бросил быстрый взгляд в зеркало, оценивая - насколько бравый получается вид. Вспомнил, как совсем недавно, во время бритья, стоя в умывальной в одних трико и без майки, заметил - насколько рельефно прорисовались под кожей мускулы. Вспомнил, как в последнее время Светка начинала жалобно пищать, стоило ему стиснуть ее в объятиях. Значительные нагрузки давали результат; просто изменения накапливались очень медленно и постепенно, и оттого были незаметны глазу. Тогда тенью пронеслась мысль - неужели он все-таки стал тем, кем мечтал в детстве; ну, или хотя бы немножечко приблизился к этому? И Бен улыбнулся этой мысли. Наверное, да, раз она посетила его впервые за пять месяцев, минувшие с середины прошлого ноября.

"Плюя на запреты, волчата уходят тропою волков..."

Конечно, Ромка все равно круче. Да чего сравнивать - он уже десять лет этим занимается. Даже двенадцать, если считать вместе с армией. Бен рядом с ним - щенок лопоухий. Однако ж клыки уже немного окрепли...

"...Ведь волчьи тропы по-волчьи же мастерски путают след, один раз наступишь - и в жилах заплещется хищная кровь..."

– Ну и пусть, - шепотом сказал Бен и нажал на кнопку "Стоп". Плеер умолк.

Пора идти. Сегодня главное - не ударить в грязь лицом. Причем в прямом смысле слова.


Вместе с Шепелевым прибыли Вячеслав Андреевич и еще какой-то незнакомый Роману тип, жилистый дядька средних лет с сильной проседью в темных волосах. "Это г-н Завьялов, ваш технический консультант", - представил седого Гордимыч. - "В ближайшее время он начнет с вами занятия по использованию приборов, видам аномалий, и все такое."

В тире Роман принес им две подзорные трубы, третью взял себе. Впрочем, Завьялову не очень-то важны были стрелковые достижения Бена; он всем видом показывал, что считает эту часть подготовки третьестепенной. Наверняка по его мнению, если посланцев обвешать приборами, а предварительно заставить вызубрить несколько томов описания разнообразных видов аномалий, то они пройдут по Зоне, как по пешеходной части Старого города. "Да-а, - подумал Роман, - один из тех фанатиков своей науки, которые считают, что ничего важнее на свете нет. И чего он только сюда приперся?"

Бен старался. Стрельба из автомата и пистолета, по статичной мишени и по движущейся... Роману было видно только его напряженную спину да угловатые силуэты мишеней, из которых летели вырванные пулями клочки картона. Он то приникал глазом к окуляру, машинально подсчитывая в уме выбитые очки, то отрывался от трубы и переводил взгляд на спину Бена. Только бы не налажал от волнения... На тренировках у него уже хорошо получалось...

Сквозь грохот выстрелов он не услышал одышливое сопение позади и далеко не сразу заметил, что подошел кто-то еще. Роман обернулся и с немалым удивлением увидел Марину Николаевну.

– Здравствуй, Рома, - приветливо улыбнулась она, хотя слова потонули в грохоте.

Роман кивнул в ответ, с некоторым усилием удерживая на лице равнодушное выражение, хотя в душе заметалось беспокойство.

Он всегда терпеть не мог, когда подкрадывались сзади. А если это делала Марина Николаевна - то тем более. Но теперь это стало раздражать вдвойне. Потому что раньше его душа была пуста и распахнута напоказ - смотрите, у меня нет ничего, кроме служебных интересов - ни друзей, ни любимых женщин, короче - ни одной привязанности, за которую можно было бы зацепить. А теперь появился уголок, который Роман предпочел бы запереть на ключ от цепких взглядов коллег.

Ровное расположение духа, в которое он вернул себя усилием воли, обмануть Марину не могло. Кроме того, она уже некоторое время провела незамеченной позади Романа, и, несмотря на мешающий жуткий шум, успела уловить его эмоции. Его естественные эмоции, не загнанные в рамки. А несколькими секундами позже его беспокойство дало Марине немало новой интересной информации к размышлению. Она постояла рядом еще минут пять, с любопытством прислушиваясь к колебаниям эмоционального фона Ромки и посмеиваясь про себя. А потом неторопливо отплыла к Шепелеву и компании.

Бен тем временем закончил стрельбу. Положил автомат и с покорным видом ждал оценки высочайшей комиссии.

– Не супер-пупер, но неплохо, - снисходительно изрек Вячеслав. - На твердую четверку. - и тут же вылил ушат холодной воды: - Но до пятерки тебе, как до Китая ползком...

– Ну что, идемте на полигон? - поторопил всех Шепелев. - Там все готово?

– Да, бойцы ждут, - ответил Роман.


В будке инструктора места было мало - только-только двоим поместиться. Однако туда, помимо него, втиснулись, как сельди в бочку, Гордимыч с Вячеславом. Шеф службы безопасности мог оценить происходящее с профессиональной точки зрения, а Шепелев просто считал необходимым увидеть все самолично с наилучшего места для обзора. Марине Николаевне там втискиваться было уже некуда, да и не стала бы она карабкаться в этот скворечник, честно говоря. Какой смысл наблюдать за беготней мальчишек среди завалов хлама? Их эмоций так далеко все равно не ощутишь. Ромка бегает там же вместе с Беном, демонстрируют слаженную команду.

Марина Николаевна с недовольным видом оглядела перемазанные грязью сапожки. Вообще-то уже можно было бы отчитаться Гордимычу, но лучше не торопиться. Впереди - беготня по недостроенному дому, Бен пойдет туда один (о программе показательных выступлений Марине сообщили заранее), тогда-то еще разок прозондируем Рому и уже после этого пойдем удивлять начальство.


Она пристроилась к Шепелеву сбоку, когда комиссия, утомленная и проголодавшаяся, направлялась к столовой.

– Игорь Владимирович, давайте-ка немножко помедленней пойдем, нам ведь торопиться некуда?

– Хотите рассказать что-то интересное? - понял Шепелев.

– Да, - Марина не скрывала усмешки. - Ромка привязался к этому парню. Считает его единственным человеком, от которого можно не ожидать подлости, и к которому не страшно повернуться спиной. Ну еще бы, Вадим - он ведь как щенок, снизу вверх в глаза заглядывает и хвостом вертит; эта его искренность рано или поздно кого угодно подкупит.

– Ну, далеко не кого угодно...

– Насчет Ромки я и сама удивилась! Я же помню, какой он был - вобла замороженная. Никогда, ни с кем - никакой дружбы; девку трахнет раз-другой, и - гуляй, красавица! Карелину, - ну, Спичку нашу! - вообще за резиновую куклу считал. А тут у него девчонка появилась, с которой он четвертый месяц общается, и до сих пор еще не послал ее лесом...

– Да, я знаю, - перебил Шепелев. - Оттаял, значит...

– Оттаял, - согласно кивнула Марина. - Я об этом и говорю. И гасить источник тепла он не станет. Теперь уже не станет. - Марина с нажимом подчеркнула последнюю фразу.

– Вы уверены?

– Абсолютно! Игорь Владимирович, если бы могли почувствовать то же, что и я, вы бы не сомневались.

– Если бы я это мог, сами понимаете - ваши услуги не потребовались бы...

– И тем не менее вам придется принять к сведению этот факт.

– Да-да, Марина Николаевна, я учту. Спасибо вам большое...


Сложившаяся ситуация Шепелева весьма озадачила. "Как говорит нынешняя молодежь, "загрузила", - грустно усмехнулся он, доставая из сейфа в своем кабинете несколько личных дел оперативных сотрудников.

Необходимость подобрать подходящего спутника для Фадеева и Беневицкого - а то и двух, помимо проводника - назревала уже давно. Ключевую фигуру операции нужно довести до места в целости и сохранности; для этого и трех сопровождающих бойцов может оказаться маловато. Но привлекать внимание слишком большой командой - тоже не стоит. Рациональнее всего, кроме проводника, подобрать еще одного бойца. Шепелев долго тянул с этим делом. Потому что критерии выбора главным образом зависели от того, кому он решит поручить завершающий этап задания. Но если раньше интуиция всего лишь подсказывала Игорю Владимировичу, что доверять Роману этот этап почему-то не стоит, то теперь выводы Марины внесли ясность. Теперь Шепелев совершенно четко представлял, каким параметрам должен отвечать третий боец.


...Результатами испытаний начальство осталось вполне довольно. Даже похвалило. Правда, с оговорками - мол, почивать на лаврах еще рано, и за оставшееся время надо поднапрячься. Дескать, сама природа дает отсрочку - окрестности Зоны тоже тонут в грязи; все сталкеры выползли за периметр и сидят по окрестным поселкам; ни один проводник сейчас ни за какие деньги в Зону не сунется, да и правильно. И вам, ребята, незачем понапрасну рисковать.

("А то утонет в болоте самый ценный ваш инструмент", - ехидно добавил про себя Бен.)

На время дождливой погоды ежедневные пробежка с зарядкой переместились в спортзал, а полигонные занятия заменили на теорию. За Бена и Рому взялся "технический консультант" Завьялов. Устройство приборов и обращение с ними, виды аномалий и способы их определения... Натаскивали в основном Бена, хотя Ромка тоже далеко не со всеми выкрутасами природы успел ознакомиться во время прошлогоднего краткого похода в Зону. Да еще много чего нового появилось там со времени прошлой осени. Бен словно вернулся в старые добрые времена, за парту - приходилось не только слушать, но и зубрить, а на следующем занятии - в подробностях отвечать. Завьялов гонял студентов очень придирчиво.

Несмотря на спокойный ромкин нрав, необходимость забивать голову малопригодной информацией его очень раздражала. Зубрежка отнимала много времени, которого и так не хватало на тренировки, а толку-то от нее?! Роман готов был поспорить, что господин преподаватель не ступал в Зону дальше периметра, или, на крайний случай, дальше хорошо охраняемого научного лагеря. Иначе он не полагался бы с такой непреклонной уверенностью на электронику. Роман сам, на собственном опыте убедился, чего стоят сложные приборы - дрожащий воздух вокруг аномалии видно буквально глазами; брошенный предмет отскакивает от невидимой преграды, а детектор не показывает ни-че-го! Причем он исправен. А следующую точно такую же ловушку он почему-то отображает, как положено. Сначала Роман пытался дополнять лекции комментариями, почерпнутыми из своего опыта, но Завьялов настолько непреклонно пресекал эти его попытки, что Ромка вскоре махнул рукой на бесполезную трату нервов. "Ничего, пусть себе языком молотит - ему за это деньги платят", - решил Роман. - "А Бену я уже на месте и на наглядных примерах объясню, что и как. И даже еще по дороге расскажу." Честно говоря, Ромке не терпелось увидеть на деле - справиться ли Бен с распознаванием аномалий. Только это стало бы веским основанием для начальства для благоприятного решения...

Единственное, что полезного было для Бена в лекциях Завьялова - это изучение поэтажных планов НИИ, расположения помещений и лабораторного оборудования. В том числе той самой пресловутой установки. Роман-то слышал все это еще перед прошлым походом; Завьялов повторял специально для новичка.

– ...Все источники питания там вырубились давным-давно. Здание НИИ было обесточено сразу после пробуждения Зоны; соответственно, отключились защитные экраны, не позволявшие излучению распространяться далее стен лаборатории. Мощности резервного генератора, расположенного на третьем подземном этаже, для поддержки экранов не хватило. Да он и не был на это рассчитан, он предназначался только для систем жизнеобеспечения - вентиляция, свет, лифт, управление дверями...

Бен задумался, в пол-уха слушая преподавателя. Какая-то мысль скреблась в голове, как мышь в углу...

– А за счет чего же тогда продолжает работать излучатель?! Если мощности резервного генератора в принципе не могло на это хватить?! - спросил он, внезапно встрепенувшись.

Завьялов, которого вопрос Бена прервал на полуслове, скорчил недовольную мину.

– А вот этого, молодой человек, никто не знает, и никто до сих пор не смог объяснить. Загадка Зоны! - он даже развел руками. - Не должно работать, но работает. Непонятно откуда черпает энергию - но работает! Кстати, мы понятия не имеем, в каком состоянии сейчас двери в лабораторные помещения, заблокированы они или открыты! По логике вещей, должны быть открыты, потому что они удерживались в положении "закрыто" электромагнитами, а раз нет тока, то, соответственно, не на чем работать магнитным замкам... Хотя, мы даже не знаем, а поступает ли откуда-то в здание НИИ электрический ток... Если механизм излучателя продолжает фонить на всю округу не пойми за счет какой энергии, то почему не может точно таким же аномальным способом продолжать крутиться и генератор?

Завьялова потянуло на рассуждения. А у Бена была своя версия, которой он предпочел не делиться с зацикленным на точных расчетах и непреклонных формулах техническим специалистом. Чтобы не вызывать лишних насмешек.

После занятия, когда Завьялов собрал свои распечатки и вышел из кабинета, Ромка слегка пихнул Бена кулаком в бок.

– Ну, а ты что скажешь?!

– В смысле?!

– У тебя лицо такое было, как будто ты очень хочешь что-то сказать, но не решаешься и усиленно запихиваешь слова обратно в глотку.

– Да понимаешь, Ром... Он бы все равно не понял, только хихикать начал...

– Не жмись, выкладывай давай.

Бен помедлил, тщательно подбирая слова:

– Вся эта ситуация, которая вокруг НИИ сложилась - и излучатель этот, от которого все свихиваются, и двери... Если они там открытые - значит, внутри монстров полно... Ну, все прямо одно к одному! Как будто Зона создает всевозможные трудности, чтоб туда люди не проникли, в лаборатории эти... Ром, вот ты веришь в слова Шепелева, чем там занимались?! Якобы способы восстановления органов, лекарства...

– Вообще-то не наше дело - об этом задумываться. Наше дело - проникнуть и достать.

– Ром, да я не об этом! Ты, наверное, подумал, что я сейчас мораль читать начну, и еще чего доброго, предложу от задания отказаться, чтоб мир спасти... Ни фига! Я просто подумал - наверняка там было что-то очень нехорошее, или там нос сунули туда, куда людям не следует... А Зона... Она сильнее нас. Как бы мы ни рыпались, но если она не захочет отдавать то, что осталось в этом НИИ - то и не отдаст.

Ромка со свистом втянул воздух. Кого другого он, пожалуй, так отбрил бы за пораженческие настроения! Но ведь это был не кто-то, а Бен. И потому он сказал:

– А может, тебя-то Зона как раз и пропустит! Спокойненько так... Ты же у нас особенный, "дитя индиго"! Может, ты вообще договоришься с этой капризной особой, и пройдешь, как по маслу! - добавил он с добродушной улыбкой.

– Ага, по маслу, как Берлиоз перед трамваем!


Шепелев свое обещание сдержал. Вскоре после смотра он вызвал Бена в офис, а уже там вместе с ним уселся в машину и куда-то повез. Бен настороженно крутил головой - они въехали в спальный район панельных многоэтажек, на торце крайней у дороги красовалась выложенная цветной плиткой дата застройки - двадцать лет назад... Дома были ему ровесниками. Бен уже начал догадываться, ради чего его сюда привезли, и сердце радостно вздрогнуло. А когда Шепелев отпер и распахнул дверь, оно уже сладко защемило... Бен вошел в гулкую пустую квартиру. Облупившиеся рамы, исцарапанный линолеум, перекошенная фанерная дверца кладовки в коридоре, кран в потеках ржавчины, следы тараканов на кухонных стенах... И все равно это были райские хоромы - целых восемнадцать квадратов и окно на запад...

– Ну как, устроит? - с улыбкой спросил Шепелев.

– Еще бы... Конечно! - выдохнул Бен. - Спасибо...

– Спасибо скажешь, когда вернешься и на новоселье позовешь, - снова улыбнулся благодетель. - Значит, оформляем документы. Я тебе позвоню, когда все будет готово. Чтобы ты не терял времени... Для тебя сейчас самое главное - тренировки.

Бен в глубине души понимал, что куратор проекта расчетливо, в самый нужный момент - ни раньше, ни позже, - помахал перед его носом желанной приманкой. Ведь не стал же показывать квартиру пару месяцев назад, например... А теперь, когда им вот-вот дадут сигнал к отправке - решил, что дополнительный стимул будет в самый раз. Вовремя.

Документы оформили быстро - Бен, сидя в кабинете нотариуса, а после - в Регистрационной палате и расписываясь в бумагах, даже не успел осознать ответственности и значимости момента. Его буквально вытащили с тактического полигона; спасибо, хоть переодеться время дали. Он ловил себя на мысли, что вместо радости ощущает невнятную тревогу - нехорошее предчувствие ныло, как больной зуб. Он пытался вчитаться в строчки на документах и понимал, что ничего не понимает; с трудом сконцентрировал внимание и сверил, правильно ли вбиты его паспортные данные. А, да ладно, в конце концов, не подсунут же они ему подписывать себе приговор или отказ от имущества в пользу соседки бабы Дуси! Расписываясь на бумагах, Бен уже решил, что он обязательно кое-что сделает. Но не сейчас. Чуть позже, через несколько дней. Для этого ему еще придется напрячь память и пошарить в интернете...


Закончил уроки технарь - за посланцев взялся медик. Ну, тут уж вовсе одному Бену разжевывали основы первой помощи; Ромку наставник расспросил по некоторым вопросам и удовлетворенно остановил его подробный, с деталями, ответ. А Бену за годы туризма очень везло - ничего серьезней мелких порезов в походах с его участием не случалось, даже котелок никто себе на ноги не опрокидывал, и оттого никакой практики в оказании первой помощи у Бена за плечами не было. Тренироваться приходилось на Ромке - тот с непробиваемой физиономией изображал пострадавшего, а у Бена все выходило наперекосяк - то ронял бинт, то брал из аптечки не тот шприц-тюбик, то по описанию симптомов никак не мог взять в толк, а какую же именно травму получил партнер по команде. Хуже всего ему давалась теория; медицинских знаний и так давали по минимуму, но Бен все равно плавал в них безбожно. "Это еще что, - снисходительно ворчал Ромка, - это фигня... Вот когда я учился, нас вообще в анатомичку водили. На трупах учили накладывать скобки на раны, шины на открытые переломы..." Бен передергивался в равной степени и от рассказов про уроки в анатомичке, и от перспективы применения этих знаний на практике. Втыкать шприц-тюбик в резиновый муляж он научился неплохо, но был совершенно не уверен, что при необходимости сумеет воткнуть его в себя или в товарища - из души Бена еще не выветрился детский страх перед шприцами. "Сумеешь, все сумеешь, когда прижмет", - добродушное ворчание Ромки раздавалось и по этому поводу.


В последние недели апреля тревожное ожидание натянулось вибрирующей струной. Скоро, скоро, уже совсем чуть-чуть... Роман понимал, что начальство ждет только перемены погоды, хотя Бену на "доводку" требовался еще как минимум месяц. Тогда получилось бы, как в армии - полгода учебки, после которой новоиспеченный солдат хоть на что-то годен. Но не дадут этого месяца, не дадут - гудело предчувствие, даром что за собой Роман талантов провидца никогда не замечал. Так и получилось...

Накануне майских праздников позвонил Шепелев.

– Рома, здравствуй... Включи ноутбук, посмотри электронную почту. Я тебе одну любопытную ссылку сбросил - зайди по ней, почитай... А как прочитаешь - перезвони мне.

Роман, которого звонок застал в тире, объявил Бену перерыв и побежал в жилой корпус.

Присланная ссылка вывела его на самопальный сайт на одном из бесплатных хостингов. Какой-то очередной кружок любителей аномальщины и жареных сенсаций... И там - очередная сплетня про Зону... "Снова началось подозрительное шевеление вокруг заброшенного НИИ - гиблого места, в котором уже сгинули десятки сталкеров..." Роман пробежал глазами текст и запнулся за подпись: Свирепый Ёжик. Ба! Не иначе как Валохин проснулся от зимней спячки, очень уж похоже на его стиль. Он достал телефон и набрал номер Шепелева.

– Ну как, прочитал? - без предисловий откликнулся Игорь Владимирович. - Смысл понял?! Полезли туда! Не наши полезли. Потому что из наших никто, кроме вас, туда не собирался. Рома, ты понимаешь, что это значит?

– Понимаю...

Вибрирующая струна лопнула. Вот и все...

– Бери Вадима, берите ваши паспорта и срочно на железнодорожный вокзал - выкупать билеты. Их для вас забронировали. С вокзала заедете в офис за дальнейшими инструкциями. Все понятно?

– Да, Игорь Владимирович... До встречи.

Роман сложил телефон. Вот и все...

Бен топтался возле тира. Делал вид, что наслаждается весенним воздухом, а сам наверняка уже ощутил звенящее напряжение. Сенс - не мог не ощутить... Он встретил торопливо идущего навстречу Ромку словами:

– Ну что - скомандовали старт?

– Ага...

– Понятно... И когда едем?

– Пока что прямо сейчас - на вокзал за билетами. А потом в офис к Гордимычу, там узнаем все остальное.


– Этому Свирепому Ёжику надо премию выписать за то, что нас предупредил, хотя и сам того не ведал, - усмехнулся Шепелев. - Над Зоной сплошные дожди никак не закончатся, там все еще по норам сидят, погода-то дрянная. А Ёжик выполз и наткнулся своим любопытным носом... Ничего, я попрошу разблокировать его счет, с гонорарами от редакции, который по нашей просьбе прикрыли. Хотели мы его наказать за выходки - а теперь получается наоборот, поощрить надо!

Гордимыч беспокойно расхаживал по офису; А Роман и Вадим напротив, напряженно замерли за столом, и даже не притронулись к чашкам с остывающим чаем.

– Не будь любопытного Ежа, не факт, что мы бы узнали, как вокруг интересующего нас НИИ бродила какая-то непонятная группа... Причем притащили с собой громоздкое оборудование!

– С той группой монстры разделались, - ввернул Роман. Скорее уж для Бена, которому не успел показать статью на сайте.

– Прямо хоть и им премию выписывай, - натянуто пошутил Шепелев. - Однако факт налицо - конкуренты активизировались. Что это была за группа, чья - наш друг Валохин не выяснил, иначе не преминул бы похвастаться в интернете осведомленностью, а заодно побрызгать ядом в наш адрес. Значит, так... Выезжаете вы завтра, поезд - наверно, сами уже прочитали на билетах - в одиннадцать двадцать. Сегодняшний вечер - вам на сборы. Дальше тянуть некуда... Даже лишний день на сборы дать не могу, иначе упретесь в самый выброс...

– А может, тогда нас доставили бы самолетом? - неуверенно предложил Роман.

– Вы ни в коем случае не должны привлекать к себе внимания. Потому едете поездом и с заготовленными легендами. Конечно, можно было бы добросить вас самолетом до одной из станций, да особого смысла нет, лишняя суета. А до границы Зоны - тем более не стоит, из соображений вашей же безопасности. Новую группу наши конкуренты быстро не соберут, а вот агентура их наверняка болтается в окрестностях. Заметят - и у вас, и у нас будут лишние проблемы. Ради каких-то обыкновенных ученого-биолога и студента-практиканта никто специальный самолет гонять не станет! А так - доберетесь тихонько поездом, оттуда на машине до военной базы. Там встретитесь с проводником из сталкеров и третьим участником вашей группы.

"Третьим... Всего лишь третьим? Неужели мы идем в таком нереально малом составе? В прошлом году пятерых разделали под орех..."

– "Коридор" для вас я обеспечу, блокпост пройдете без вопросов, - продолжал Шепелев. Он протянул Роману большой конверт:

– Здесь все документы, соответствующие легенде, а также необходимые сведения. Дома почитаешь.

"Намекает, что мне этого знать необязательно", - недовольно подумал Бен. - "Даже своего человека на периметре не хочет передо мной засвечивать... Гм... Получается, без Ромки я там и шагу не ступлю... Интересно, а Ромка мне скажет, если я спрошу?"

– Вадим, - Шепелев словно отозвался на его мысли, - персонально для тебя в конверте - электронные ключи от всех внутренних дверей НИИ. Завьялов, наверное, уже говорил вам, что мы понятия не имеем, в каком состоянии там двери...

– Да, говорил, - ввернул словечко Бен.

– Но на всякий случай даю тебе все карты доступа. Кроме того, в конверте план расположения лабораторий и кабинетов. Там отмечены кабинеты, в которых размещались исследовательские группы, и соответственно в их компьютерах и хранились рабочие материалы и результаты исследований. Маловероятно, что вы найдете там что-то на бумаге, в виде распечаток... Но на всякий случай посмотрите. Компьютеры не включать, даже если технически это окажется возможным. Там все запаролено, ни посмотреть данные, ни слить их на носители вы не сможете. Ваша задача - извлечь жесткие диски из компьютеров в помеченных кабинетах, аккуратно упаковать в контейнеры и доставить сюда. А уж взломом займутся специалисты...

Продукты и все необходимое походное снаряжение получите сейчас, на подстепновской базе. А оружие, боеприпасы и защитные костюмы, само собой, через границу не потащите, все будет ждать вас на периметре. И в том числе - контейнеры для жестких дисков. Ну все, ребята... - последнее, скорее всего, относилось к Бену. - Удачи вам.

Из кабинета и из здания он вышел молча, растерянный и задумчивый. Когда уселись в машину, и Ромка включил двигатель, Бен поймал его взгляд в зеркале.

– В чем дело?! - вопросительно кивнул Роман. Слишком уж непривычно тихим и озадаченным был его шустрый подопечный.

– От Шепелева такой опасностью тянуло, - неохотно выдавил Бен.

– Да он, наверное, за успех операции беспокоился. Дело-то опасное, сам понимаешь.

– Нет, Ром, это не то... Это для нас опасность.

– Ну так я и говорю!

– Нет, - упрямо повторил Бен. - Это опасность исходит от Шепелева и направлена на нас. Ты же знаешь, я ее ощущаю, только если какой-нибудь опасный объект вот-вот подействует на меня.

– Так Гордимыч прекрасно понимает, что отправляет нас не на прогулку по набережной! А в жуткое место, где нас могут десять раз подряд сожрать и пристрелить, - жестко заявил Роман. - Он осознаёт, что посылает нас на риск. Отсюда и опасность, которую ты почувствовал.

Бен сердито замолчал. Позже, когда машина уже вырулила на трассу, он разлепил губы и нехотя бросил, глядя в сторону:

– Ну, как знаешь, не хочешь - не верь. Доказательств у меня нет... Но что-то тут нечисто.


Сборы проходили в такой жуткой спешке и суете, что Бен даже не рискнул заикнуться о том, что хотел бы до отъезда еще разок съездить к Светке и попрощаться по-человечески, глаза в глаза. Кто его знает - вдруг этот разок окажется последним? Но, глядя на сосредоточенного исключительно на сборах Ромку, он оставил свои соображения при себе. Во-первых, Ромка впарит ему за пораженческие настроения. Во-вторых, было действительно некогда. Оставшийся вечер они проползали между разложенных и раскиданных по комнате свертков с походным снаряжением и личными вещами, выбирая из них необходимое, и укладывая рюкзаки. И к ночи повалились на койки, совершенно измотанные. А назавтра их уже нес на юго-запад плацкартный вагон.

"Звон-рек-мост, стук-к-к-колес..."

...Бен, цепляясь за поручни и опоры полок, вышел в тамбур перед туалетом. Ромка бочком сидел на ящике для мусора, глядя в сизое небо над черной кромкой несущегося мимо леса.

– Ром...

– Чего тебе?

– Да так... Поговорить хотел... А там, - он кивнул в сторону вагона, - народу полно...

– Ну, говори... Только поглядывай на наш отсек, чтоб вещи никто не слямзил!

– Да никто наши сидоры с полок не стащит! Успокойся ты...

– Ну, говори, чего хотел, - в тусклом желтоватом свете ромкино лицо казалось мрачнее обычного.

Бен оглянулся на проходящего мимо них в тамбур курильщика, и понизил голос:

– Говорю же, неспокойно на душе. Предчувствие нехорошее...

– Немудрено, - спокойно отозвался Ромка. - Не на шашлыки едем. Есть шанс, что и не вернемся. Ты об этом знаешь, вот и все твое "предчувствие". Никакой мистики.

– Но какой опасностью от Гордимыча пёрло...

– Да он, небось, тебя боялся! - вдруг сорвалось у Ромки с языка. - Он еще с зимы трясется... Боится, что ты его придушишь, как Славку, или инфаркт ему устроишь.

– Я бы не смог нарочно, - очень серьезно ответил Бен. - Не потому, что мне его жалко, наоборот... Просто я не умею так, чтоб нарочно. Оно всегда случайно получается. Если бы я умел делать это по собственному желанию - ого, я бы давно надавал по рогам всем, кому давно мечтал! Но ведь не могу...

– А они не верят, - выдохнул Ромка.

– Значит, они могут хотеть от меня избавиться...

– Кто "они"? Гордимыч? Он один. Это не есть "они". Вячеслав - мелкая сошка, он ничего не решает. А доложил ли Шепелев наверх, чтоб решение о тебе принимал кто-то еще - не знаю. Честно говоря, не уверен. Бен, да не грузись ты раньше времени! Проблемы будем решать по мере их возникновения.

Бен со вздохом отвернулся и уставился в окно, на темнеющее небо и летящие по нему нити проводов...


18.


Зона встретила их низко нависшими тучами и сырым туманом в низинах. Бена пробирала дрожь, несмотря на свитер, поддетый под защитный комбинезон.

Амуницию, оружие и боеприпасы они получили у шепелевского человека на периметре - неприметный пожилой майор проводил их один из кабинетов военной части, там посланников уже ждало все необходимое. Комбинезоны по размеру, защитные пластиковые щитки на локти, колени и голени, а для Бена - еще и полностью закрывающие предплечья. "Эти сейчас не надевай, в походе мешать будут", - посоветовал Ромка. - "На месте наденешь. А вот щитки на голени пристегни сейчас, обязательно! Тут много всякой твари, которая норовит за ногу ухватить."

Если пристегнуть маску, то комбез становился полностью герметичным. Майор показал, как это делается, с добродушным бурчанием: "Ну, в космосе в них, разумеется, вы долго не продержитесь, но вот в очаге химического поражения в этом комбезе несколько дней жить можно! Плюс ткань повышенной плотности, монстры ее не с первого удара зубами-когтями рвут, так что шансы выжить у вас повышаются."

– Ой, а это что такое? - взяв в руки свой шлем, искренне изумился Бен, чем вызвал неодобрительное хмыканье майора.

Слева в верхнюю часть пластикового забрала был вмонтирован монокулярный прибор ночного видения, что превращало шлем в громоздкое и очень нелепо выглядящее со стороны устройство.

– А это, - пояснил Роман, - спецприспособление персонально для тебя. Потому что обычно приходится выбирать одно из двух - либо защита лица и фонарик, либо открытое и уязвимое лицо и ПНВ. Но в твоем случае, как видишь, совместили оба плюса этих вариантов. Чтоб риск свести к минимуму...

Бен надел шлем на голову. Конструкция оказалось довольно тяжелой, а с понятым наверх забралом невозможно было шевельнуть головой, оно все время норовило опуститься. А смотреть при свете через ПНВ, да еще одним глазом, было совершенно невозможно.

– Как же я в нем днем-то ходить буду?! - ужаснулся парень.

– А днем и не надо! Забрало съемное! - успокоил Роман. - Сейчас отсоединишь его. Вон, к нему сумка специальная прилагается, в сумке и понесешь. А на месте - опять присобачишь. Все просто! Вот смотри, где крепления забрала...

– Ладно, складывай это устройство, и давай заканчивать с вещами, - добавил Роман. - Сейчас уложим рюкзаки, а потом - на стрельбище, оружие пристреливать. Слава богу, время на это дали...

– Да, - майор отпер шкаф и выложил на стол калаш с подствольным фонариком, "Винторез", и два пистолета.

– Калаш - это тебе, - остановил Ромка руку Бена, уже потянувшуюся было к красивой штуковине с облегченным "ажурным" прикладом. - А "Винторез" - мне. Кстати... Не тот ли это самый, прошлогодний... - Роман взял винтовку в руки.

– Да хоть бы и тот, - вмешался майор, - все равно из него уже другие стреляли, и пристреливать его тебе придется по-новой. Идемте на склад, там получите патроны и для тренировки, и для похода. А оттуда провожу вас на стрельбище. Потом можете поесть в столовке, пока будете проводника дожидаться. Или, если хотите, можете сначала поесть, небось голодные с дороги-то ... Выйдете сегодня вечером. Проводник где-то часам к шести подтянется.

– А... А разве не с утра?! - опять встрял Бен. Он сам прекрасно понимал, что лезет своим языком не к месту и не ко времени, но его распирала изнутри тревога.

– К проводнику все вопросы, - отмахнулся майор.

– Пошли на стрельбище, - Ромка потянул Бена за рукав. - Сначала постреляем, потом поедим. А потом, если времени хватит, еще постреляем. Кстати, обратил внимание - на твоем калаше лазерный целеуказатель, работающий в инфракрасном спектре?

– Да понял. Это чтоб можно было в темноте целиться, когда на морде полно всего висит...


Проводник оказался степенным, обстоятельным дядечкой лет под сорок пять. И сразу видно - местный. Небось занялся опасным бизнесом после того, как в обезлюдевшей округе пропала всяческая другая работа, или родной поселок поглотила расширившаяся после очередного выброса Зона. Он подсел к парням в столовой, куда проводил его неприметный майор.

– Дядя Гера, - представился он Бену и Ромке.

Потом смахнул со столешницы крошки и развернул свою карту:

– Идти нам вот сюда, - он подобрал на столешнице ложку и ткнул ее черенком в некую точку на чистом зеленом пространстве карты. - Если выходить с этой базы часов в шесть утра, то туда дотопаем минимум к двум-трем часам дня...

"Дежа вю..." - крутилось в голове у Романа. - "Боже мой, сплошное дежа вю! Этот проводник даже говорит почти те же самые фразы, которые говорил в прошлом году Воронок..."

Но все-таки разница была. Прошлой осенью Воронок вел их к той же точке совсем другим маршрутом. Едва отойдя от базы, резко забирали влево - обходили полосу аномалий; потом прямо, потом так же резко - вправо. Да, сильно тут все изменилось... А ведь еще говорят, что аномалии перекочевывают с места на место каждую неделю...

– Дядь Гера, а ночевать где будем? - перебил Роман проводника, скучающим взглядом глядя тому в глаза. - В бывшем поселке сотрудников бывшего НИИ?

Дядя Гера покосился на него немного удивленно. Потом пододвинул к себе карту:

– Ну да, а больше нам по пути и негде...

– А через одноколейку мы разве не пойдем?

– Какую еще одноколейку?! - переспросил проводник.

– Ну, рельсовая ветка. Она же вот здесь проходит, - Роман очертил пальцем полукруг.

– Да не помню я тут никакой одноколейки... - дядя Гера встряхнул карту, как будто от этого на ней могла появиться куда-то затерявшаяся железная дорога, еще раз стряхнул со стола крошки, и расправил мятый лист перед собой.

– А мы в прошлом году ее проходили, - осторожно ввернул Роман.

Проводник аж крякнул:

– Эк и припомнил! "В прошлом году"! Да тут с прошлого ноября Зона несколько раз вверх тормашками перевернулась! И вообще... Прошлая зима какая-то совсем аномальная тут выдалась. Мороз грянул, снегу навалило... Сроду такого не было! Всегда сыро, снег пару дней полежит - и все, а тут вдруг...

Роман задумчиво нахмурился. Аномальная зима... Как будто прямо нарочно - чтоб никто не добрался до цели, пока Бен не будет готов до нее добраться... Вот мистика-то!

– Да, вам виднее, - согласился Роман. Бену только и оставалось, что кивать и поддакивать. Проводник сложил карту, но вставать из-за стола не торопился. То ли отдохнуть решил, то ли намекал на обед или как минимум на чай... Нет уж, угощать его Роман не собирался. На всех халявщиков бабла не напасешься. Вместо этого Роман озадачил сталкера очередным вопросом:

– По пути на собак не нарвемся?

Дядя Гера помедлил, покусывая губу:

– Не должны бы... Тут недавно ребята с Ростка такую зачистку закатили, что Зона ходуном ходила! Оно, конечно, мартышкин труд - после выброса опять зверья будет видимо-невидимо, но пока что перебили, пока что никто не рычит, не гавкает... На большой территории монстров вырезали, не только вдоль вашего маршрута, а намного дальше вокруг; по самым их гнездовищам прошлись...

"Значит, задействовали фанатиков из "Долга", - усмехнулся про себя Роман. - "Учимся на своих ошибках... В прошлом году то ли не догадались их подключить, то ли наши агенты влияния подкачали..."

– А как там с бандюками дело обстоит? Не попадем браткам под горячую руку?

– Не-не! - дядя Гера отрицательно замахал перед собой ладонью. - Насчет этого не беспокойтесь. Этих точно не будет!

–Точно? - недоверчиво переспросил Роман.

– Мне мой наниматель сказал - мол, идите смело, бандюки вас не потревожат, - неохотно пояснил дядя Гера. - Может, наемники им фитиля вставили... А может, с ними просто договорились... Они же, хоть и отморозки - все-таки не снорки и не шатуны безмозглые, с ними договориться можно.

Роман чуть приподнял брови; для собеседников этот жест должен был означать согласие, хоть и с некоторым сомнением; но на самом деле он был очень озадачен. Почему не провели военный рейд, как прошлой осенью? Поэкономили средства? Глупо экономить, ставя под угрозу срыва столь долго подготавливаемую акцию. Или у Конторы есть свой достаточно влиятельный человек среди бандитов, которому под силу убедить волчью стаю, чтоб не трогали посланцев? Ну, как бы то ни было, гадать бесполезно. У их маленькой группы сейчас есть куда более насущные задачи.

– А где мы встретимся с нашим третьим? Нам сказали, что с нами идет еще один боец, и он должен ждать нас здесь.

– А он уже на блокпосту сидит, - усмехнулся дядя Гера. - Раньше вас приехал.

Бен тронул Ромку за рукав, всем видом давая понять, что хочет сказать что-то важное. Ромка отмахнулся - мол, погоди, не сейчас. Чем меньше ушей вокруг - тем лучше. И встал:

– Хорошо, мы пошли за вещами, встретимся на воротах.

Выйдя из столовой, Бен тревожно посмотрел на спутника:

– Неспроста это. Этот третий как будто нарочно оттягивает встречу с нами до последнего... Вернее, со мной. Наверняка Шепелев ему объяснил, что я могу непроизвольно отзеркалить... А из этого следует, что "третьему" есть чего бояться...

– Ох, Бен, сочиняешь ты! Развел панику на пустом месте, как баба истеричная, честное слово!

– Ром, но ты же вот не боишься находиться со мной рядом?! Хотя и знаешь... Потому что тебе нечего боятся, ты не собираешься ничем мне навредить! А этот... Раз боится - значит, есть чего!

Ромка молча повернулся и пошел к домику, где они оставили вещи.


Взвалив на себя рюкзак со всем необходимым, Бен тихо охнул. Да-а-а... А ведь там нету ничего лишнего. Продуктов - по минимуму. Воды - тоже. Ладно еще, контейнеры для компьютерных потрохов легкие, разве что громоздкие. И все это придется тащить на себе много километров... И в который раз порадовался, что вместо бесполезного рукопашного боя Ромка гонял его в "качалку", и по полосе препятствий заставлял бегать сначала в бронежилете, а потом и с полной выкладкой. А то полгода назад Бен этакий баул еле-еле дотащил бы разве что до дверей.

За воротами военной базы их поджидал дядя Гера, по-приятельски переговариваясь с постовыми.

– Видите вон там, в бочке, керамзит? Набейте им подсумки и повесьте их спереди, чтоб доставать удобней было.

– Керамзит?

– Ну да, - проводник хлопнул ладонью по висящему на поясе пыльному подсумку. - Он же намного легче, чем болты или гайки. А то хребет каждое лишнее полкило знаешь как чувствует!

– А-а, да! - догадался Бен. - Вперед себя на дорогу бросать!

Послушавшись опытного сталкера, набили подсумки шершавыми красно-коричневыми комочками.

– Ну что, готовы? Идти строго за мной, след в след, никуда не сворачивать, скомандую остановиться - сразу останавливаться; скомандую лечь - без вопросов носом в грязь, понятно?

– Не первый год замужем, - усмехнулся Роман. - Не волнуйтесь, дядь Гер, мы приказы выполнять привычные.

– Ты-то, может, и да, а вот малец твой... - проводник кивнул на Бена. - Сразу видно, что в погонах не ходил, хотя ствол уже в руки дали!

– За него не беспокойтесь, - пообещал Роман. - Бен, вперед, я замыкающим.

– Пока, дядь Гер! Удачи вам! - нестройным хором крикнули сзади постовые. - Чтоб дорога бархатом!


Вдоль потрескавшегося дорожного полотна тянулся серый мокрый лес. Совершенно обыкновенный лес, вялый, тоскливый и неприветливый, каким он всегда бывает после затяжных дождей. Так и норовит стряхнуть тебе за шиворот поток холодной воды с каждого куста...

– Здесь пока можно немного расслабиться, - снисходительно пояснил на ходу дядя Гера, - сюда Зона только-только переползает. Вообще вояки думают, что ее границу точно обозначили и периметром обнесли, а ни хрена! Вон там гравиконцентрат есть, - проводник указал на заросли кустарника, - а вон там две "электры". Поэтому, еще раз вам говорю, если приспичит по нужде - сначала керамзитину в кусты, а потом уже заходить туда!

Бен крутил головой и вытягивал шею - ему очень хотелось увидеть, как земля постреливает электрическими разрядами, но отсюда никаких сполохов видно не было. А дядя Гера продолжал рассуждать:

– ...Но самая большая трудность в Зоне - это, конечно, вода. Сами понимаете, от водопроводов тут давно ничего не осталось. Есть всего несколько мест, где можно набрать питьевую воду. Там, куда мы идем - ни одного источника поблизости нет. Потому и тащим, как ишаки. Ближайший кран - на Ростке, от вашего НИИ туда полдня ходу в одну сторону...

– А Росток - это что? - спросил Бен.

– Это разрушенный завод, - пояснил сзади Ромка, специально для него. Ну, может еще и ради того, чтоб показать проводнику - мол, не первый раз я тут, так что не особо выпендривайся, дядя Гера! - Там территорию малость расчистили, приспособили для жизни, вот сталкеры туда и сползаются на отдых. И для затоваривания всем необходимым.

– Да, вода там хорошая, там очистители стоят, - кивнул дядя Гера. - Вот ведь нашлись у кого-то силы и средства, чтоб их туда завезти и смонтировать...

– Ну, у кого, - тихонько усмехнулся себе под нос Ромка. - Кому надо, у того и нашлись. Кому хабар нужен, а ходить за ним самим - боязно, те и сподобились более-менее обеспечить условия труда для тех, кто за хабаром потащится.

– Намекаешь на то, что скоро нам в трудовых книжках будут записи делать: "сталкер пятого разряда"?! - хохотнул дядя Гера. - И зарплату "белую" в ведомостях рисовать, и больничный оплачивать?!

– Вот мы смеемся, а не исключено, что так и будет, если Зона расползаться начнет, - совершенно серьезно заметил Роман.

– Да я бы не против, особенно если бы еще прописали в законе пенсию семье в случае потери кормильца... Это я про работу... А то у меня две девки-погодки, немного помладше вон его, - дядя Гера через плечо указал на Бена, - Одна школу заканчивает, другая в прошлом году закончила, а дальше учить их не на что... Мать-то без специальности, на улице тапочками торгует, и походу - девчонкам туда же дорога! Ради них в Зону и таскаюсь... Есть придурки, которые за периметр лезут приключений на свои задницы поискать, а я не из таких...

Бен молча, размеренно переставлял ноги под тихое бурчание скучающего проводника. Несмотря на холод, он уже успел взмокнуть - влажность-то была стопроцентная. Специальная "терморегулирующая" майка пока еще не липла к телу, но Бен был совершенно не уверен, что ее при том же темпе потения хватит и на завтра.

Давил на плечи рюкзак, давило на душу тревожное предчувствие и груз того, что осталось дома...

Их последняя - до отъезда - встреча со Светкой получилась нервной и скомканной.

Посреди недели Бен наконец-то урвал момент, чтоб выполнить задуманное. Ради этого ему пришлось пропустить почти целый тренировочный день, и соответственно - отпрашиваться у Ромки и объяснять, куда и зачем Бен собрался. Роман, выслушав его, странно притих. Помолчал. А потом даже предложил по-быстрому подкинуть Бена до места на своей машине.

Пожилая дама-нотариус, сухощавая, с неприятным резким голосом, была Вадиму незнакома - ни в лицо, ни по фамилии, хотя отец общался почти со всеми представителями юридических кругов в городе. Бен нарочно выбрал именно ее, чтоб от этой дамы наверняка ничего не дошло до отца. Незачем ему знать вообще ничего... Уехал сын - ну, и уехал. А Светке пришлось хотя бы частично, но объяснить. Потому, что иначе не удалось бы ввести ее в курс дела. Объяснить, а потом стремительно и резко давить в зародыше ее истерику - "Как это? Почему? Куда это ты едешь, раз можешь там погибнуть?" Еле удалось утихомирить девушку, а потом заставить ее дочитать текст завещания до конца. А потом заставить слушать и запоминать - что она должна делать, если в течение полугода о нем не будет никаких известий. И на всякий случай - кто еще может быть в курсе вадимовой судьбы. И визитка Шепелева. Честно говоря, насчет последнего Бен колебался - но ведь про Светку Шепелев все равно знает... Лучше уж пусть и она не остается в неведении.

От нотариуса они вышли молча, оба хмурые и угрюмые. Светка была на грани истерики, казалось - она вот-вот рванет с места в карьер, бежать неведомо куда и размазывать по лицу слезы. Но Бен крепко держал ее за руку - наверняка потом останутся синяки, но сейчас не до подобных мелочей. Потом поддел под локоть и повел, а скорее уж - потащил пешком, отмахнувшись от Ромки, ожидающего их на улице возле машины. Хотя тот и так понял... Нагнал их три остановки спустя, когда немного успокоившаяся Светка уже перестала вырываться и всхлипывать. "Да не грузись ты раньше времени, - грубовато бросил он. - Что у вас, баб, за манера - загодя хоронить?!" Ну не умел он успокаивать женщин...

Тогда они отвезли Светку домой, Бен поднялся с ней в квартиру, но разговора не получилось. Не получилось его и в следующее воскресенье; их традиционное свидание, уже ставшее за зиму "дежурным", в тот раз как никогда было тягостным для них обоих. Светка устала спрашивать, Бен устал отмалчиваться. Тогда, словно в качестве извинения за все ее прежние оставшиеся без ответов вопросы, он сказал только одно - "Мы с Ромкой едем в Зону". Девушка угрюмо скуксилась и обронила только "Ну вот..." Они скомкано распрощались, а через несколько дней Бен уехал.

А может быть, так лучше? До сих пор о походе знали только те, кого Бен не считал своими сторонниками. Не лучше ли узнать хотя бы кому-то, стоящему на его стороне? Так, на всякий случай... Наверно, секретность не сильно от этого пострадает...


...Тем временем ходоки миновали покосившийся павильончик автобусной остановки с разросшимся посередине кустом; слева остались железобетонные коробки какого-то разрушенного "промобъекта". Порывы сырого ветра то и дело доносили то невнятные подвывания, то глухие хлопки.

– Да собаки, - равнодушно и лениво пояснил проводник. - Опять какая-то тварь в "плешку" влетела.

Бен крутил головой по сторонам - все было внове, все любопытно, но ни справа, ни слева в пределах видимости ничего интересного не происходило, а впереди обзор загораживала широкая спина дяди Геры.

Вдруг очередной порыв ветра донес обрывки человеческой речи.

– Слышали?! - встрепенулся Бен.

– Блокпост впереди, - проводник обернулся к ведомым. - Вот и дотопали.

Навстречу вышел упакованный в защитный комбез сержант.

– Привет, дядь Гер!

– Виделись уже сегодня...

– А это что за туристы с тобой? - сержант недоверчиво смерил взглядом спутников сталкера.

– Туристы? - усмехнулся дядя Гера. - Ты фотки распечатанные достань и увидишь, что это за туристы. Уговор насчет "коридора" был. Ты вроде должен знать.

– Сергачев! - донеслось из-за преграждающей путь ржавой трубы полутораметрового диаметра. - Что там такое?

К сержанту подтянулся старлей - видимо, начальник поста. Увидев Ромку и Бена, он придирчиво вгляделся в их лица, потом сверился с мятой распечаткой, которую вытащил из кармана.

– Проходите, товарищ капитан. Вас ожидают, - козырнул старлей и кивнул в сторону вышедшей из-под маскировочного тента невысокой коренастой фигуры.

Ромка прошел вперед. Бен, которому по-прежнему было немного странновато величать друга офицерским званием, слегка фыркнув, гордо протопал мимо военных. И остановился в паре шагов перед незнакомцем, протянувшем Ромке ладонь для рукопожатия:

– Приветствую! Капитан Грищук.

Грищук выглядел постарше Ромки лет на пять-семь. Крепкий, костистый и широкоплечий. Но, отметил про себя Бен, вид капитан Грищук имел несколько карикатурный, словно гипертрофированный вояка из комикса. Его торс в громоздкой разгрузке казался прямо-таки квадратным, а стянутые берцами лодыжки - слишком тонкими по контрасту с массивным верхом.

– Ну, раз мы оба капитаны, то можно просто Василий, - он тряхнул ромкину ладонь.

– Здравствуйте... Я - Роман Фадеев. Командиром группы назначен я. Хотя, похоже, заочно мы уже знакомы? - Ромка посторонился и пропустил вперед Бена, давая тому возможность соблюсти привычный ритуал вежливости.

От Бена не ускользнула незамеченной странная, оценивающая - даже не ухмылка, а тень ухмылки на лице Грищука. Да и руку его Василий тиснул слишком крепко, заметно крепче, чем стоило бы согласно ритуалу знакомства. Словно задался целью с ходу измерить силу нового товарища по команде. Но пережать Грищука Бен даже не пытался - не потому, что это могло оказаться заведомо проигрышным делом. Просто мысль об этом мелькнула и тут же была отодвинута далеко на задний план накатившим, словно взрывная волна, чувством опасности.

Подобного по силе ощущения Бен не испытывал еще ни разу... Ни держа в руках флакон с ядом, ни стоя возле машины с перерезанным тормозным шлангом во время тестирования. Может, потому, что все те вещи были опасны для него потенциально, но не явно? Ведь никто же не мог заставить Бена всерьез сесть в поврежденную машину и завести мотор. Или выпить чай с отравой. Бен прекрасно понимал, что все это просто испытания - он слишком ценен для того, чтобы ему причинили настоящий вред. А от Грищука никуда не деться. С ним придется идти вместе, он направлен "сверху" третьим членом группы. И невозможно отправиться врозь, двумя группами, или вовсе отказаться идти. Он обязательно будет в одной команде с Беном; и не из-за этого ли от него разит такой невероятной опасностью?!

Не только для Бена. Для них обоих. А вот для проводника, как ни странно - нет. Вернее, для него - что-то неопределенное, зависящее от обстоятельств.

Кажется, даже от скептически настроенного Ромки не укрылось, как ладонь Бена чуть не отдернулась от руки Грищука. А тот смотрел на юнца безразличным, непробиваемым взглядом - Роман сам мог изобразить такой взгляд, когда требовалось скрыть свои чувства или намерения.

Что скрывать Грищуку?! Видимо, есть что...

Разжав ладонь, Бен чуть было не вытер ее машинально о штанину. Но вовремя остановился и сделал вид, что нашаривает что-то нужное в боковом кармане. Грищук - Роман мог бы поклясться - рассмеялся про себя. Естественно, его равнодушная физиономия внешне при этом не дрогнула.

Отстегнутая маска висела спереди на ремешках; Грищук провел левой рукой по верхней губе, словно приглаживая несуществующие усы. "Наверно, были, да перед походом сбрил", - отметил Бен. - "Чтоб под маской не мешали и не кололись".

– Ну что, двигаем?! - Грищук положил конец затянувшейся паузе и выволок из-под навеса свой рюкзак. Взгромоздил его на плечи, затянул фиксирующий набедренный пояс и взял со скамейки автомат.

– Проводник первым, Роман - вторым, Вадим - в середине, я замыкаю. Ну, бывай, старлей! - Грищук помахал рукой начальнику блокпоста.

– И вам удачи!


Впереди было пустое шоссе с растрескавшимся по краям, но еще вполне целым асфальтовым покрытием. Но дядя Гера скомандовал:

– Сворачиваем и идем вдоль дороги вон там, за деревьями.

"За деревьями" подразумевало - справа от пирамидальных тополей, ровненько торчащих серо-коричневыми пиками через каждый десяток метров. Естественно, никто не спорил. Но и вопросов не задавал. Им не было это интересно... А Бен прекрасно чувствовал сам, что на шоссе есть что-то опасное, но почти детское любопытство толкало под локоток узнать - а что именно? И он рискнул. Тем более что отвлекать проводника здесь неопасно, впереди никаких ловушек нет - по крайней мере, на добрую сотню метров.

Бен это ясно осознавал. Но сам не смог бы вспомнить - когда вдруг проснулась эта четкая уверенность? Он теперь так же ясно чувствовал невидимую опасность, как мог бы увидеть открытый канализационный люк у себя под ногами, например. И уж естественно, обойти его - а не шагнуть прямо туда.

– Дядь Гер, а что за аномалия слева от нас на дороге?

Проводник покосился на него через плечо.

– А ты керамзитину брось - и увидишь.

Бен бросил. Коричневый комок ударился о невидимую преграду и отскочил в сторону, при этом над дорогой раздалось гулкое "гоу!"

– Карусель, - откомментировал дядя Гера. - Если близко подойдешь - сначала внутрь затянет, а потом раскрутит и отшвырнет. И на кусочки.

– А почему на к-кусочки? - Бен невольно содрогнулся. - Камень же целиком отлетел...

– Почему - не знаю, я не ученый. Как они это объясняют - я без понятия. Только сам видел... На моих глазах не одного бедолагу в куски порвало... Неподалеку от "каруселей" еще разные штучки найти можно. Артефакты, ёлы-палы... Говорят, они оттого получается, когда какой-нибудь предмет внутрь затянет, и он в "карусели" как-то там преобразуется... Мне вообще-то без разницы, отчего они получаются, главное - что за них денежку дают. Эй, да не лезь к этой! Ничего там нет, давно уже все подобрали, если что-то и было. Здесь же, считай, окраина... Тут относительно безопасно, сюда многие шастают. Сразу после выброса вычесывают, как частым гребнем... Вглубь Зоны попробуй-ка пройди! Одной воды и патронов надо переть столько, что разве что вьючная лошадь сможет на себе унести...

"Да, лошадь - это было бы неплохо", - думал Бен, на ходу оттягивая ворот свитера, чтоб впустить под него хоть немного прохладного воздуха. - "Или ишак, например. Да только хотел бы я посмотреть, как догадливый сталкер будет ишака через "колючку" и минные поля за периметр тащить. Да еще, небось, не пойдет сюда животное. Упрется всеми четырьмя ногами и не пойдет. Это только мы, люди, лезем куда угодно, невзирая на опасности... Кстати, о животных. Вроде тявканье громче стало... И чаще. Или мне кажется?! Ой... Не кажется..."

Бен шагнул чуть вправо, чтоб видеть происходящее впереди. Прямо по курсу там и сям мелькали грязно-серые и бурые собачьи бока, а правее подтягивалась плотной кучкой целая стая примерно в полтора десятка.

– Стоп! - сипло скомандовал дядя Гера. И взял до того висевший спереди автомат наизготовку. - Ну и орава... Да их тут штук сорок будет... Если не больше... Откуда только набежали-то? Ведь не должно их тут быть, "долговцы" клялись, что всех повырезали на десять километров вокруг!

– Может, стрельнуть, да и разбегутся? - предложил сзади Грищук.

– Не надейся, - резко оборвал его Роман. - Если бы порознь шли, и штук пять, ну меньше десятка, тогда да... А такая стая - не разбежится. Когда их много - они смелые. Наоборот, только быстрее их внимание привлечем, если палить начнем.

– Твою разэтак, - опять ужаснулся дядя Гера. - Да их тут вдвое больше, чем надо, чтоб нас в мелкие клочки порвать... Ребята, стрелять только по моей команде, когда ближе подойдут. Отсюда - бесполезно. Они, твари, верткие! Только патроны зря высадим...

– Да, как бы не накрылась наша миссия, не успев начаться, - пробормотал себе под нос Роман. - Бен, в середину! Бен?! Ты куда?! А ну назад!

Бен сорвал с головы шлем и вышел вперед. Сунул тяжелое чудо военной техники в руки дяде Гере и взъерошил влажные от пота волосы.

– Встаньте плотнее друг к другу! - резко скомандовал Бен.

Как обращаться к своим спутникам, он так и не придумал. "Ребята"?! Какие ж они ребята, дядя Гера ему в отцы годится! "Мужики"?! Слишком грубо, да и сам он еще не дорос до того, чтоб других мужиками называть.

– Э, малец, ты чего?!

– Дядь Гер, подержите пока шлем. Все встаньте плотнее друг к другу и ни о чем не думайте! Поняли?! Мозги отключить! Чтоб голова пустая была! Приборы включенные у кого есть? Выключить!

Бурая орава с тявканьем и повизгиванием приближалась.

– Ты че делаешь?!

– Так надо! Потом объясню! Мысли отключить, я сказал! Грищук - особенно!

– Делайте, как парень говорит, - неожиданно поддержал Бена проводник. Торопливо выключил радиометр и опять засунул его в нагрудный карман.

Вот проводника - послушались. Отряд плотно сдвинулся - спинами внутрь, лицом наружу, горбы рюкзаков уперлись друг в друга. Бен встал лицом к надвигающейся стае.

– Дядь Гер, подумайте о щенке, - вдруг попросил он. Почему о щенке? Он не смог бы внятно объяснить. Просто пришло в голову. Бен понимал одно - интуиция разогналась на полную катушку, и сейчас самое разумное - слушаться ее. Объяснения можно поискать потом.

– О каком еще щенке?!

– Представьте себе щенка. Маленького, пушистого... И все, кстати, тоже... Тихо...

Бен по необъяснимому наитию развел руки в стороны, задрав ладони под прямым углом к предплечьям. И очертил руками над головой полусферу. Снизу - вверх. Потом сверху - вниз, и чуть сместить в сторону... Он словно выполнял фигуру из замысловатой хореографии китайской гимнастики.

– Щенки... Щенки... Маленькие щенки... - еле слышно бормотал он.

Стая текла мимо. Серые и бурые бока в клочках свалявшейся шерсти и гноящихся язвах были всего в паре метров. Бен стоял, не шевелясь, разведя руки в стороны, и старался дышать как можно тише. Какой-то пес заскулил совсем рядом... Другой выскочил из общей кучи и рысцой припустил вперед; еще один погнался за ним... Гавканье постепенно удалялось. Бен косил глазами назад, боясь лишний раз шевельнуться; наконец рискнул повернуть голову, чтоб оценить - далеко ли ушла стая.

– Стоять! - выдохнул он зашевелившимся было спутникам. - Еще рано.

Спины тварей уже рассеялись среди зарослей кустарника...

– Всё, - Бен уронил отяжелевшие руки. Потом устало согнулся и уперся ими в колени. - Всё...

– Э, ты как? - наклонился к нему Ромка.

– Ниче... Нормально. Устал немного...

– На, глотни, - Ромка протянул жестяную фляжку.

– Что там? - Бен недоверчиво принюхался.

– Да не боись, не спиртное! Я ж не сбрендил, чтоб посреди пути тебе спиртное предлагать, когда голова нужна ясная! Крепкий чай там, с сахаром. Холодный, правда...

– Тем лучше, - Бен присосался к горлышку. - Привал бы сделать...

– Пройдем вперед с полкилометра, тогда отдохнем! - распорядился проводник. - Шустрей, ребята, пока псов назад не понесло! А то кто знает их собачью душу...

Бен размазывал по побелевшему лицу испарину.

– Малой, держи свой шлем! Надевай и шустрей вперед! Нельзя здесь отдыхать!

– Ага, ладно, - Бен, пошатываясь, кое-как втянулся в общий ритм. Но шлем надевать не стал. И так уже пожалел, что в начале пути тащил эту тяжесть на шее, а не на хребте, в специальном подсумке. Пусть даже забрало от шлема сейчас было отвинчено, но все равно шея ощутимо ныла. Теперь Бен всего лишь натянул на голову капюшон и решил ограничиться этим.

Устал, как будто мешки с картошкой ворочал... Всего каких-то несколько минут "держал оборону"...

– Ну и крут ты, малец! - одобрительно сказал на ходу проводник. - И давно ты так можешь?!

– Не знаю... Вообще-то сегодня в первый раз, - честно признался Бен.

– Интересно, как это у тебя получается...

– Не знаю! Случайно как-то в голову пришло. Просто понял, что вот так надо, и все...

– Ну, ты прям колдун!

– У нас инструктор по айкидо был, - вмешался в разговор Грищук, - так он вот такие же фокусы мог откалывать. Никакие собаки его не трогали, даже самые злобные. На глазах у нас бультерьера усмирил. Как инструктор сам говорил, мол, есть техника очистки сознания, что ли... Незамутненность духа, и все такое... Так что есть люди, которые это умеют и безо всякой мистики.

Бен хотел было буркнуть, что никаким айкидо он не занимался, и с восточными техниками не знаком, да передумал. И языком шевелить лишний раз было лень, да и вообще - на кой черт он должен оправдываться перед каким-то Грищуком и что-то ему объяснять?!

– Подумаешь, один бультерьер! - пробурчал дядя Гера. - Вот посмотрел бы я на вашего тренера, если бы он перед целой стаей нос к носу оказался! Так что, Василий, ты волну не гони!

На коротком привале Бен с наслаждением скинул с ноющих плеч рюкзачные лямки и отстегнул от рюкзака "подзадник" - кусок пенополиуретана с продетой через него резинкой с застежками. А то сыро, знаете ли. Ходи потом по Зоне с мокрой задницей... И плюхнулся на "сиденье".

Ромка придвинулся к нему и опять протянул флягу с чаем.

– Спасибо, - Бен поймал его взгляд и попытался указать глазами на Грищука. Интересно, Ромка поймет? Хотя вряд ли...

У Бена просто чесался язык поделиться своими соображениями. Но нельзя... Нельзя при этом типе. А он сидит слишком близко. Черт побери, когда же удастся улучить момент, чтоб поговорить с Ромкой? Надо его предупредить. Вряд ли он поверит, но надо. Хотя...

"Время у нас еще есть. Пока я не отключил излучатель - я в безопасности", - подумал Бен. - "До тех пор Грищук меня не тронет... Но так ведь это меня! А если он решит начать с Ромки?!"


К исходу третьего часа пути они уже заметно углубились в Зону. Здесь уже отчетливо чувствовалось - все не так. Много искореженных деревьев, много высохших, и с их раскоряченных безлистых ветвей свисали целые полотна коричневой паутины.

– Смотрите-ка, "ржавый волос", - указал на них рукой дядя Гера. - Эх и разрослось его тут...

– Маски надеть! - скомандовал Роман резко и даже немного испуганно. - Все застегнуть наглухо! Видал я уже эту дрянь... И что от нее бывает...

Аномалии попадались все чаще, но места проводнику были хорошо знакомы, и дядя Гера уверенно шагал вперед. Разбрасываемые катышки керамзита помогали находить безопасную тропу, а группа следовала за ним след в след.

– Сто-о-о-ой! Сто-о-ойте! - вдруг истошно заорал Бен и остановился так резко, что Грищук по инерции налетел на него и ткнулся носом в рюкзак. Чуть с ног не сбил. А Роман, в свою очередь, врезался в спину дяди Геры - опытный проводник, привыкший к неожиданным выкрутасам Зоны, без колебаний замер на месте, едва заслышав окрик Бена. Сработало много раз проверенное правило: если кто-то из спутников, неважно кто - матерый сталкерюга или зеленый новичок на первой своей ходке - заметил что-то опасное или просто могущее оказаться опасным, его лучше послушаться. Сначала остеречься, а потом разбираться. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Дядя Гера растопырил руки в стороны, словно пытался тем самым преградить дорогу спутникам.

– Ни шагу вперед, - повторил Бен охрипшим голосом. - Всем сдать назад, шагов на пять! А лучше на десять.

– Что там такое, малой? - обернулся проводник.

– Впереди опасность! Очень опасно!

– Радиации нет - прибор молчит... Аномалия?! - Дядя Гера запустил вперед комочком керамзита: - Ничего! Ни молний, ни вспышек... Не "электра" и не "карусель"... И не гравипакет... Что ж там такое?

Роман защелкал переключателем детектора аномалий:

– Да ничего не показывает...

– И не будет! И камнем там ничего не обнаружишь! Это надо... Как его... Органику! - Бен наконец вспомнил нужное слово. - Короче, кусок мяса надо.

– Для приманки, что ли?! - усмехнулся сзади Грищук. - Аномалию подманивать?!

– В качестве индикатора, - серьезно ответил Бен. - Раз оно никак не определяется неорганическими предметами, то вполне может быть, что влияет только на органику. Но не руку же туда совать?!

– Ну что, тушенку откроем? - предложил Роман.

– А как и на чем закрепить кусок?

– Погодь, хлопцы, - дядя Гера торопливо копался в кармане скинутого с плеч рюкзака. - У меня колбаса есть, еще не початая. Подойдет?

– Наверно, да. И еще палку надо, примерно с метр длиной. Я сейчас срежу... - Бен направился к тополю на обочине.

С колбасы до половины сорвали оболочку и примотали скотчем к длинному пруту толщиной с два пальца. Бен осторожно, мелкими шажками продвигался вперед, вытягивая "индикатор" перед собой. Ощущение опасности усиливалось; но оно могло подсказать только приблизительную границу аномалии. Бен останавливался, внимательно наблюдая, не появилось ли каких-нибудь видимых изменений на "индикаторе", прут гнулся и клонился вниз; несчастные полкило колбасы становились все тяжелее и оттягивали руки, как камень.

– Во, смотрите! - наконец воскликнул парень.

От розовой мякоти потянулся пар, выступил и закапал жир, колбаса зашкворчала, и поверхность ее стала выпячиваться. Бен отдернул "индикатор" назад и показал спутникам поджаренный бок.

– Ёлы-палы! - ужаснулся дядя Гера. - "Микроволновка"! Слышал я про них, но до сих пор самому сталкиваться не приходилось, слава богу! Жуткая штука. Ее ж ни болтом, ни гайкой... И детектор молчал! Вот сейчас бы влетели...

Все остальные участники отряда ошарашенно молчали. Даже до непрошибаемого Грищука дошло, что они пять минут назад избежали перспективы быть сваренными заживо.

– Как далеко аномалия тянется? - наконец спросил Ромка.

– Далеко... Насколько я чувствую... Вернее, я ощущаю как будто стенку впереди. Но вообще-то она до земли не достает примерно на метр. Может, под ней подлезем? - предложил Бен.

– Нет! - решительно осадил его Ромка. - А вдруг впереди она вплотную к земле спускается? Нет, будем обходить. Выбирай, справа или слева?

Бен на несколько секунд замолк и прислушался. Издалека донесся глухой хлопок и вой...

– Попробуем справа, - решил он.

– Погодь, малой, надо заметочку оставить для тех, кто после нас пойдет, - и дядя Гера полез в карман.

Извлек оттуда моток бинта, привязал один конец к тополю, стоящему в нескольких метрах поодаль от опасной ловушки.

– Ничего, пусть уж лучше близко не подойдут, - бурчал он себе под нос. - Малой! Двигай вперед, показывай, где "микроволновку" обогнуть можно.

Бен кивнул. И тихими шажками двинулся вправо. Осторожно ставя ноги, ведь ощущение опасности от "микроволновки" было настолько сильным, что запросто могло перебить ощущение опасности послабее, подобно тому, как перец совершенно перебивает вкус пищи. Следом за ним дядя Гера разматывал бинт.

Моток кончился, а края аномалии все еще не было.

– Ну как, малой?

– Доставайте следующий моток, - покачал головой Бен.

Грищук и Ромка следовали вплотную за проводником.

– Наконец-то, - вдруг сипло сказал Бен. - Вот здесь она закругляется. Вон туда, вперед, путь уже свободен. Но дальше вправо тоже что-то есть...

– Электры, малой! Глянь, воздух над ними дрожит, - и дядя Гера с размаху запустил керамзитиной.

Над кочками, покрытыми спутанной мокрой травой, с треском взвилась молния.

– Эти электры здесь еще с прошлого выброса, я уж ходил мимо, запомнил. А вот "микроволновки" над дорогой раньше не было! Иначе вы бы меня на военной базе не дождались... Погодь, сейчас найду, к чему бинт привязать. И тогда двинем вперед. Кто после нас пойдет - надеюсь, сообразят... Если только аномалия в сторону не передвинется! Ведь не было ее здесь, не было! Откуда-то приплыла...

Бен оглянулся. На ветру, словно нить паутины, колыхалась белая полоска.

Дядя Гера вернулся и построил отряд:

– Так, малой - первым!

– Да я ж не знаю, куда идти! - Бен попытался было протестовать.

Дядя Гера решительно взял его за плечо и поставил вперед:

– Ничего, где надо будет сворачивать, я тебя вот так вот возьму и разверну! Веди! Кому вести, как не тебе?! Вон, "микроволновку" засек! Мне до твоих талантов, как до Китая ползком... Я все камушками да детектором, а ты Зону чуешь...

Бен оглянулся. Лица спутников... Вот решительно настроенный пожилой дядька... Встревоженный взгляд Ромки. Скептически нахмурившийся Грищук... Теперь они зависят от него.

– Двигай, малой, - подтолкнул его сзади дядя Гера. - Надо до темноты успеть.


19.


Когда у тебя за плечами - три чужих жизни, то, пожалуй, предпочтешь лучше взвалить на себя еще с десяток килограммов груза вместо этой ответственности. Взмокший Бен машинально перебирал ногами, стараясь сосредотачивать внимание только на том, что вокруг - а нижние конечности пусть себе работают в автоматическом режиме. Главное - вовремя учуять опасность, а уж остановиться он успеет. И потому он заметил всего лишь краем глаза, как из кустика пожухлой, видимо, еще прошлогодней травы, выскочило нечто, похожее на очень маленького кенгуру, только размером с крысу. Эта тощая ушастая крыса резво поскакала к его ноге на задних лапках, клацнула челюстями, заскользила и зацарапала коготками по наголеннику. Бен коротко ойкнул - скорее уж от неожиданности, чем от испуга, и брыкнул ногой. Но тварь уже успела зацепиться зубами за край крепежного ремешка и теперь болталась на его ноге из стороны в сторону. Почему-то было ужасно омерзительно прикасаться к ней рукой, даже в перчатке; и чтоб сбить крысу прикладом, Бен пытался сдернуть автомат, висящий на перекинутом через шею ремне, но ремень за что-то зацепился.

– Стой смирно! - гаркнул Ромка, подлетев к выплясывающему замысловатый танец другу. - Ногу поставь!

И точным скользящим ударом ноги сбил уродца с вадимовой штанины.

– Фу-ух, - перевел дух Бен. - Что за шмакозябрик?! Не мышонка, не лягушка, а неведома зверушка...

– Бен, а если пойдет волна этих крыс - ты сможешь поставить нам защитное поле? - вдруг совершенно серьезно спросил Ромка.


Он смотрел на неожиданно прорезавшиеся таланты Бена, и его распирали радость и гордость. Хотя, конечно, никакой ромкиной заслуги в паранормальных способностях ученика не было; не Роман же его на это натаскивал; но все-таки... Ромка уже прокручивал в голове свой монолог перед высоким начальством и мысленно призывал в свидетели Грищука и дядю Геру. Такой необычный дар надо сохранить во что бы то ни стало; Бен нужен, он очень полезен - он будет водить по Зоне военных и исследователей! Пусть парень останется жить здесь, на ближайшей базе возле периметра... "Стоп! Зарвался..." - одернул сам себя Ромка. - "Не гони коней! Сначала с этой миссии вернуться надо, а уж потом планы строить. А то человек предполагает, а Зона располагает."

И словно накаркал - метрах в пятнадцати слева, в зарослях невысокого кустарника, что-то захрустело и заворочалось. В промежутках между листвой показались очертания человеческой фигуры, мелькнула нога в камуфляжной штатине и грубом ботинке.

– Стоп! - ромкин окрик притормозил отряд. - Эй, там, в кустах?! Отзовись, или я стреляю!

Нечто - или некто - ломился сквозь кусты навстречу отряду; двигался неровно, рыская то вправо, то влево.

– Вроде человек... - Бен всматривался в кусты. Он чувствовал себя немного уязвленным. Надо же, не заметил, проворонил! Настолько увлекся "прощупыванием" дороги, что по сторонам не смотрел... А кто его знает, что там такое?! На четвереньках ползет... Может, раненый... Тогда почему молчит?

Из кустов донесся странный всхрапывающий звук, скорее похожий на звериное рычание, чем на хрип раненого.

Роман, уже ничего больше не спрашивая, первым выпустил короткую очередь по кустам.

– Стреляй, ребята! - рявкнул дядя Гера.

Бен, честно говоря, стормозил. Фигура в кустах явно была человеческой - и сознание отчаянно сопротивлялось необходимости стрелять в человека. На тренировках-то все понарошку, и ты это знаешь - убитый противник встанет и пойдет отчищать краску. А здесь он даже не видел - в кого летят их пули?

Зато трое вадимовых спутников подобными рассуждениями не заморачивались. Они теперь палили по кустам одиночными - берегли патроны; все равно цели пока не видно, надо спровоцировать ее подойти ближе, вылезти на открытое пространство, а если повезет - то подранить перед этим хотя бы немного.

Они своего добились. Нечто в кустах взревело - теперь в этом звуке не могло послышаться ничего человеческого, это был просто рев хищника перед нападением, - и вскочило на задние... Лапы? Ноги? И скачками рвануло вперед, разбегаясь для прыжка. Ромка и Грищук теперь лупили по бегущему существу очередями. Сейчас не до экономии! Очереди из двух стволов встретили тварь в упор, чуть сбоку добавил свинца дядя Гера, а Бен - стыд сказать! - замешкался, не зная, куда девать "органический индикатор" - палку с батоном колбасы. Все это время Бен нес ее перед собой наперевес. Нес и посмеивался, представляя, как со стороны это выглядит. А то мало ли что?! Вдруг еще одна "микроволновка" попадется? Нет бы при появлении монстра сразу швырнуть колбасу на землю, а Бен пожалел - очень уж хотелось схавать ее, поджаренную. Прямо слюнки текли. Жалко бросать-то... Зато, когда Бен переместил палку с колбасой подмышку, он только и успел, что дать по монстру несколько одиночных выстрелов. Да и те все ушли мимо цели. Боец, называется... На миссию собрался...

– Эй, малой, иди-ка сюда, - окликнул его проводник. - Глянь. Вот это называется "снорк".

Снорка Бен уже видел на цветных фотках, потому внешний вид твари его не особо впечатлил. Разве что оказался еще более омерзительным в сочетании с не менее мерзким запахом.

– Он еще и шустрый, как понос, - натянуто пошутил Бен. Вернее, попытался пошутить.

– У нас говорят наоборот: шустрый, как снорк, - пояснил дядя Гера.

Раздосадованный Бен покусывал губу. Надо же было так облажаться! А он-то, побегавши по полигону, уже считал себя хорошим бойцом...

– Ладно, ничего, - хлопнул его по плечу подошедший Ромка. - В первый раз почти у всех так.

– Надо было сразу стрелять... А я побоялся, не рискнул... Подумал, что там человек... Да еще и раненый...

Ромка вздохнул:

– Теперь смотри по сторонам внимательнее... Мы уже подходим к местам, где эти твари часто попадаются.


...К поселку подошли, когда над Зоной уже сгустились серые сумерки.

Дядя Гера теперь сам повел группу к деревянному домику, с целыми окнами и даже ставнями, первым открыл все еще крепкую дверь на скрипучих петлях, посветил туда фонариком:

– Вроде все нормально, как было, когда в прошлый раз сюда заходил... Ну-ка, малой, подойди-ка, зацени - нет ли там чего опасного?

Бен осторожно заглянул в пахнушее сыростью нутро. Луч фонаря выхватил из полумрака остатки мебели, ошметки грязи на полу, обрывки газет, кресло со вспоротой обивкой...

– Да, здесь поселочек был, - подтвердил дядя Гера. - Ведомственные дома. Кто в НИИ работал, тут и жили. Утром их автобус забирал...

Бен прошел внутрь на три шага.

– Не-а, никаких опасностей там нет, - сказал он, и вопросительно оглянулся на проводника: - А давайте снаружи посидим, а?! Ну, хотя бы пока не совсем стемнело. Жалко, что костер развести нельзя...

– Нет-нет-нет! - дядя Гера аж руками замахал. - Никаких костров! Не хватало еще, чтоб снорки на огонек прискакали! А просто посидеть, пожалуй, можно... Только прямо у входа. Чтоб в случае чего - сразу внутрь! Малой, только давай сначала внутри все осмотрим.

В доме уцелел облезлый кухонный стол, весь в следах от горячей посуды, с намертво прилипшим к нему куском клеенки. Бен поставил рюкзак, тронул колченогий стул - сиденье отвалилось от стальной рамы. Ну и ладно, посидеть на одном сиденье все равно можно.

Роман огляделся по сторонам... Дежа вю крепчало. Все как в прошлом году... Вот только он не мог узнать поселка. Вроде бы очень похож, но то ли воспоминания затерлись, то ли Зона изменила это заброшенное место. Да хотя все эти поселки городского типа, где "хрущевки" перемешаны с деревянными избушками, похожи друг на друга по всей стране. А так - все то же самое. Сейчас надо пойти поставить растяжки на подходах к дому... Однако, удобное место выбрал для ночлега дядя Гера.

Когда Роман и Грищук закончили с мерами безопасности и вернулись в дом, на столе уже была расстелена газета, из недр рюкзаков выкопаны консервы и упаковки хлебцев. Бен поглядел на банки и сглотнул слюну: в животе бурчало так, что слышно было за несколько шагов; будь он в обычном загородном походе - давно бы уже прямо на ходу сжевал булку или шоколадный батончик. Но здесь - не рискнул. Особенно после встречи со снорком. Честно говоря, Бен надеялся реабилитироваться при столкновении со следующей тварью - хорошо было бы завалить монстра первому, не дожидаясь, пока помогут спутники... Но за все время путешествия до места ночлега такой возможности ему не выпало. Да еще дядя Гера посмеивался на ходу, видимо, догадавшись, чем расстроен парень: "Не торопись, сталкер, на Янтарь - все снорки твои будут!"

...Как-то само собой получилось, что в Зоне он выдвинулся в лоцманы маленького отряда. Теперь все его спутники, включая опытного проводника, держались позади и на привалах отсиживались на проверенной Беном безопасной территории, и если возникала необходимость свернуть в сторону от проторенной тропы - он всюду шел сам. Бен не мог однозначно сказать, нравилось ли ему это особое положение. С одной стороны - льстило, с другой - груз ответственности был слишком тяжел. Спутники почти целиком зависят от него; и он, как сапер, не имеет права на ошибку.


С ужином расположились неподалеку от двери, перед входом. Опустошив банку консервов, Бен грыз хрустящую зерновую пластинку и прислушивался к звукам Зоны. Всплески воя, редкие хлопки и треск аномалий...

– Дядь Гер, а вы когда-нибудь зов Монолита слышали?

– Слава богу, не довелось, - отмахнулся проводник. - Про Зов - слыхал, а самого его - нет, и не надо! Потому что, как я считаю, если у тебя в голове разные там голоса забормотали - то тебе не в Зону, а в психушку пора! Встречал я некоторых, кто говорил, что слышит Зов Монолита. А потом их видели возле Мертвого города, с оравой таких же свихнутых психов. На всех бросаются без разбору, что твои собаки! Нет уж, дай бог мне никогда никаких голосов не слышать... Ты-то, малой, когда успел наших здешних сплетен набраться?

– А я про них в журнале читал, - совершенно честно ответил Бен.

– Ишь ты, значит, про нас пишут?

– Ага.

– И, небось, лучше нас знают, что здесь творится? - ехидно усмехнулся проводник. - Небось, и про Монолит уже объяснили?!

– Нет, не объяснили, - нахмурился Бен.

Ему очень хотелось поделиться своими соображениями, и не просто с кем-нибудь, а с человеком, давно обитающим рядом с Зоной и научившимся понимать ее язык; но дядя Гера был явно не тот собеседник... Он точно не поймет. Или сочтет Бена психом...

А у Бена в голове все больше и больше фактиков укладывалось плотно друг к другу, ровно смыкалось краями и выстраивалось в четкую картину. Похоже, что Зов Монолита - не вымысел и не бред свихнувшихся сталкеров. Это скорее уж некая сила, способная влиять на события и изменять их в нужную ей сторону. Иначе чем объяснить, что его особые способности прорезались, когда понадобилась помощь не кому-нибудь, а Ромке - подчиненному Шепелева, который и отправил Бена в Зону?! Разве благополучно избавленный от армии домашний мальчик имел какие-нибудь другие шансы оказаться здесь? Собственную авантюру отбрасываем, у Бена всегда было достаточно здравомыслия, чтоб не собрать рюкзак и не рвануть к периметру. "Хотя... Интересно было бы проверить, - мысленно усмехнулся он, - если Зоне настолько важно заманить меня внутрь, то по логике вещей, я должен был бы миновать периметр с пол-пинка! Каким угодно способом. От "уговорить первого встречного сталкера" до "прорезать дыру в колючке и самостоятельно перейти минное поле". Но теперь это уже не проверишь... Зона заполучила меня. Стоит ли ее за это проклинать? Не знаю..."

Бен встряхнул головой. Сейчас - чуть ли не единственный шанс поговорить с Ромкой наедине. Завтра такой оказии может не быть вовсе. Роман, видимо, почувствовал на себе взгляд, поднял голову и вопросительно кивнул Бену - мол, ты что-то хотел сказать?

– Ром, отойдем-ка вместе со мной за дом.

– Угу, счас, - Ромка облизал ложку и потянулся за своим стволом.

– Куда это вы?! - встрепенулся Грищук.

Учуял что-то, зараза, что ли?!

– По нужде, - с невинным взором пояснил Бен.

– Это верно, - неожиданно поддержал его дядя Гера. - Здесь по нужде лучше в одиночку не ходить. Лучше, чтоб кто-то рядом постоял. А то пока ты там со спущенными штанами, снорк прискачет - и кранты! Ствол схватить не успеешь...

– В таком случае, лучше я Вадима сопровожу! - Грищук даже привстал.

– Сядь обратно, - умерил его пыл Ромка. И в его интонациях явно слышалось что-то очень недоброе. Мол, "попробуй дернись - огребешь".

Бен подхватил автомат и пошел вокруг здания. Роман - за ним.

– Ну, чего тебе? - тихо спросил он, остановившись за углом и наклонясь к самому уху Бена.

– Ром, он нас убьет, - Бен глядел на него полными страха и отчаяния щенячьими глазами. И повторил, словно это могло лучше убедить недоверчивого друга: - Он нас убьет.

– Твое чувство опасности подсказывает? - Роман на этот раз не стал возражать.

– Да.

– И?..

– Тебя тоже. Опасность для нас обоих.

– А проводник?

– М-м... Кажется, нет. Вообще лично я на месте Грищука сделал бы так... Попросил довести нас до окрестностей, откуда уже видно здание института. И оставить проводника там. Приказать ему ждать нас какое-то время... Потому что убивать его там - невыгодно, он ведь еще должен будет вывести Грищука к периметру... А потом Грищук вернется из НИИ один и скажет, что нас порвали монстры... Вот и все!

– Ну хорошо, вот ты сейчас здраво рассуждаешь, что проводника незачем убивать, - Ромка уже убедился ранее на своем опыте, что пытаться опровергнуть ощущения Бена бесполезно, и решил попробовать взять его логикой. - Почему Шепелев может хотеть от тебя избавиться - тоже понятно. Он тебя боится. А прикинь, зачем в таком раскладе убивать меня?

– Не знаю... - сник Бен. - Пока не знаю. Я не думал об этом, честно говоря. Мне сегодня просто некогда было об этом подумать. Но какая-то причина наверняка есть... Может быть, чтобы все скрыть?

– Чушь! - не выдержал Роман. - Полная чушь! Мы идем по официальному заданию. Кроме Шепелева, еще несколько человек знают, что мы ушли в Зону. Да тот же Завьялов, например...

– Они знают, что мы ушли. А если мы не вернемся? Кто и что про нас узнает, а?! Сгинули в Зоне - и все... Понимаешь, если захотят нас убрать - то как раз здесь это сделать удобнее, никаких концов не найдешь! Ром, понимаешь, зачем понадобился этот третий? Шепелев наверняка понял, что ты меня убивать не станешь. И потому включил в группу того, кто это сделает.

– Я все-таки не понимаю, зачем ему это надо, - пробурчал Роман. - Ладно, хватит! Пошли обратно. А то сейчас решат, что нас уже монстры съели, да полезут проверять...


Из единственного уцелевшего в доме дивана выпирали жесткие бугры пружин, а обивка покрылась плесенью, и потому устраиваться спать на нем никто не захотел. На полу расстелили коврики-"пенки". Бен уполз в самый дальний угол и отгородился рюкзаком. "Ты давай ложись", - сказал ему Роман. - "Тебя к ночному дежурству привлекать не будем. Спи, тебе завтра больше всех вкалывать."

Ночью Ромка дежурил первым. Из всех спутников, пожалуй, только привычный дядя Гера спокойно дрых. Шумно сопел и ворочался Бен. Грищук то и дело приподнимался, и то лез в недра рюкзака, то толкал его кулаком в бок - что-то твердое и угловатое внутри мешало удобно устроить на нем голову.

Некоторое время спустя в углу Бена вспыхнул фонарик, и парень зашарил в поисках чего-то в кармане рюкзака. Ромка прислушался. Так... Бен перевернул лист блокнота и зашуршал по нему карандашом. Наверное, он решил украдкой заняться чем-то, чем не решался заниматься на чужих глазах... Но что же он там пишет? Небось, прощальное письмо?! Что еще можно писать в такой ситуации? Не завещание же...

А у Ромки в голове ворочались беспокойные мысли... Он не гадал - он пытался рассуждать. Прикидывал варианты. Выходило, что Бен вполне мог оказаться прав... При одном раскладе.

Если Шепелев решил не возвращать материалы из НИИ родимой стране и родимой Конторе, а собирается продать их самолично. И скорее всего, за бугор. Здесь, в России - бессмысленно. Во-первых, кто купит? Нет у нас настолько крупных частных фирм, чтоб выложить большие деньги за биотехнологии. Во-вторых, оно вскоре всплывет, и будет понятно, откуда уплыло. А за рубеж продать - запросто... И положить Очень Большие Деньги себе в карман.

Или, как вариант, часть материалов вернуть - а часть продать. Кто проверит, сколько компов в лаборатории вообще уцелело, не было разрушено бродящими там монстрами? Кто проверит, не возникла ли в помещении "жарка" и не спекла ли в сплошной ком пластика тонкую электронику с битами ценнейшей информации? Кто узнает, сколько жестких дисков удалось потом донести до периметра, а сколько вместе с бедолагой угодило в "карусель" и разлетелось по округе мелкими осколками?

Если принять вариант "Шепелев решил прикарманить часть материалов", то свидетелям все равно лучше заткнуть рты. Бен быстро расколется, если на него надавить, и скажет - сколько уцелевших винтов вынесли.

Выходит, надо сделать так, чтоб вся группа сгинула в чрезвычайно опасном районе. И концы в воду! Правильно Бен сказал - даже если будут потом искать, то все равно мизерный шанс, что какие-то следы найдут.

Хуже всего то, что у Ромки не было абсолютно никаких фактов ни "за", ни "против". Ну не Грищука же об этом спрашивать! А кстати, интересно, он сам догадывается об уготованной ему роли? Если ромкина версия имеет место быть, то Грищук проживет ровно до того момента, как вручит добычу Шепелеву. А потом и с ним что-нибудь случиться. Например, шальной пьяный водитель на переходе... Или в газовой плите кран испортится... Или водка попадется паленая, из метилового спирта...

Конечно, Шепелеву понадобится еще и хороший хакер - чтоб вскрыть данные; сам ведь предупреждал, что там все запаролено. Ну, хакера-взломщика он наверняка присмотрел заранее - такого, которого есть за что на крючок поддеть и плюс такого, чтоб никто его потом не хватился (или, по крайней мере, долго не хватился). И наверняка сделал это тихонько, самостоятельно, чтоб никого больше в дело не посвящать. И ликвидирует хакера потом сам - а что, Шепелев вполне сможет... Кусок-то очень большой и жирный, судя по тому, какие средства уже вбуханы в его добывание.

Не то чтобы Ромку слишком волновала судьба неизвестного ему хакера, просто он по привычке продумывал структуру операции, и прикидывал, за какую ниточку можно было бы ухватиться, чтоб размотать весь клубок. И не находил - за какую. Даже если он сумеет помешать Грищуку, даже если они с Беном выйдут из НИИ живыми и доберутся до периметра, то куда - потом? К кому обращаться "наверх", через голову Шепелева? А вдруг этот кто-то окажется с ним в доле? Вдруг Шепелев и сам - всего лишь исполнитель? И вообще... Что если попробовать договориться с Грищуком по-хорошему? Мол, забирай все винты, возвращайся и доложи, что задание выполнил. Или забирай их же и вали куда-нибудь вместе с ними, обратно к Шепелеву не суйся. Да только согласиться ли он... Ромка, на своем веку повидавший немало коллег по службе, мог с уверенностью процентов на восемьдесят сказать - Грищук на сотрудничество не пойдет. Он не из тех, кто человеколюбием страдает. Даже если попытаться заинтересовать его выручкой за материалы, которую он мог бы положить себе в карман, то Ромку и Бена это не спасет - он просто убьет их, чтоб потом не пришлось делиться. И опять-таки как ненужных свидетелей. Да-а-а, хорошего исполнителя для завершающей стадии подобрал Шепелев, просто превосходного... Остается один выход - не поворачиваться к нему спиной. Пока не будет выключена установка, Грищук точно не нападет - потому, что это может оказаться совершенно не нужным, если Бен не дойдет до выключателя. Ну и на фиг тогда руки марать, спрашивается?! Нет, до того момента он не нападет. А вот потом... Потом его ни на секунду нельзя упускать из поля зрения. И уж тем более не оставлять наедине с Беном. Без Бена шансы выйти из Зоны резко падают, даже при наличии проводника. Дядя Гера не даст стопроцентной гарантии успеха - вспомнить хотя бы "микроволновку"... Нет, мальчишку обязательно надо уберечь. За себя Ромка волновался куда меньше. "Я все-таки тертый калач, а пацан... Кстати!"

Ромке вдруг пришла в голову здравая мысль - что лучше попытаться сделать завтра. Насущная проблема вытеснила более отдаленную и даже где-то в чем-то призрачную - и с этой мыслью он немного успокоился. Как раз настало время передавать смену - Роман растолкал дядю Геру, сам улегся на нагретую подстилку и наконец-то задремал.


Утром Бен вскочил первым. Хотя "вскочил" - слишком сильно сказано. Поднялся - бурча, поскрипывая и постанывая, и все время пытаясь почесаться сквозь комбинезон. Толком не продравши сонных глаз и натыкаясь на разломанные стулья, Бен побрел к двери - наружу его гнала прозаическая необходимость.

– Эй, ты куда это так резво поскакал, по сторонам не глядя? - вдруг тормознул его голос Грищука.

Грищук сидел у окна. Он показал пальцем куда-то за изгородь:

– Глянь-ка, вон гость пожаловал... Только что объявился.

На улице, с другой стороны полисадника неторопливо, словно наглый таракан по кухонному столу, ползал снорк.

– Ну что, хочешь его стрельнуть? - Грищук кивнул головой на незваного гостя. - Или глаза еще не продрал? Тогда я сам...

– Нет-нет, погодите! Я стрельну! Я сейчас!

– Иди вон к тому окну, там форточка открывается...

– Да не видно его, уполз, что ли, - Бен водил стволом туда-сюда. - Куда делся? Только что тут был...

Снаружи послышался утробный рык.

– А-а, никуда ты не уполз, за конурой сидишь, зараза такая! - Бен поймал монстра в прицел.

Автомат разразился грохотом. Сонные Ромка и дядя Гера подскочили, протирая глаза:

– А?! Что?! Что случилось?

– Йес! Я его завалил! - радостно завопил Бен, как будто вмазал в картонную мишень в тире посреди парка отдыха, и выиграл в качестве приза какую-нибудь яркую безделушку.

– Тьфу ты, мать твою, напугал! - в сердцах сплюнул дядя Гера.

– Один наружу не суйся, - на всякий случай одернул воспитанника Роман, хотя Бен по логике вещей и сам вроде бы должен был сообразить, что этого делать не стоит. Но - логика логикой, а кто знает, что стукнет в голову неопытному пацану. - Вдруг там еще один, или даже не один такой гуляет.

Как чуял... Метрах в десяти, за кучей строительного мусора на мгновение показалась еще одна багровая спина в остатках камуфляжа. Бен заметил его раньше остальных спутников. Опять треск выстрелов раскатился над поселком.

– Йес! И этого сделал! - парень был ужасно горд собой. Еще бы, взял реванш за вчерашнее... И наконец вспомнил, ради чего вскочил так рано. Осторожно заглянул за угол - никого. То ли снорков больше не было, то ли остальные разбежались...

– Э! Стой! Куда один?! - одернул его ромкин окрик. - Говорили же вчера!


Перед выходом на завершающий этап маршрута сели набивать патронами частично опустевшие магазины.

А у Романа в голове ворочались мысли тяжелее железобетонных плит.

Потому что оторваться от Грищука не представлялось возможным. Наверняка будь на месте Романа какой-нибудь отморозок, он предложил бы радикальное решение проблемы, но Роман таковым отморозком не был, и потому вариант "просто пристрелить без разговоров" он даже не рассматривал. К тому же доказательств нет никаких, одни предчувствия Бена. Мало ли в чем может заключаться эта гипотетическая "опасность"? Цена ошибки оказалась бы слишком высока... Это вам не игрушка - не перезагрузишься.

Но, честно говоря, Ромка и сам смутно представлял, что они с Беном стали бы делать дальше, останься они вдвоем. Ударились бы в бега? Поймают в два счета, особенно если выйти за периметр. А по Зоне тоже долго не пробегаешь. Не настолько уж она велика... Как ни крути, а грохать чертов излучатель все равно придется. Будут у них в руках материалы - будет чем на Шепелева надавить.

"Ладно, хватит голову ломать. Сейчас идем прежним маршрутом, а дальше видно будет." - думал Роман, глядя, как собираются спутники. - "Интересно, что же все-таки за письмо Бен ночью писал?!"


20.


– Вон и ваш НИИ... Смотрите... - палец дяди Геры указывал на серую полосу бетонного забора.

– Неужели уже добрались... - задумчиво протянул Бен.


Путь сюда от поселка занял около трех часов, как и говорил вчера дядя Гера. И это с учетом того, что шли они зигзагами, прислушиваясь - не раздастся ли где-нибудь поблизости рычание прыгучих тварей. Но снорки, как ни странно, все куда-то подевались. С одной стороны - хорошо, что не пришлось рисковать без нужды и тратить боеприпасы. С другой - не помешало бы устроить Бену тренировку в реальных условиях... И куда же тварей-то унесло? Попалось всего две штуки - и то один был уже подраненный, еле ползал, волоча ногу. Бен сам легко расправился с ними, без огневой поддержки спутников.

– Ну, и где же ваши толпы монстров?! - язвил Грищук. - Патроны потратить не на кого...

– Не понимаю, куда твари делись... Всегда ж тут кишмя кишели, - недоумевал дядя Гера.

– Они на территорию НИИ ушли, - вдруг ляпнул Бен. Вроде бы даже ни к кому не обращаясь, а просто рассуждая вслух.

– И тебе записку оставили, куда ушли?!

– Нет, - он совершенно не отреагировал на подколку, и был до странности серьезен. - Это и так понятно. Потому, что если бы снорки здесь болтались - то вы помогли бы мне их перебить. А туда вы вместе со мной зайти не можете. Потому они туда и ушли.

– Тебя послушаешь, так можно подумать, что эти твари - гении тактической мысли! А еще у них есть агентура на Большой земле, и они заранее узнали о нашем визите, - теперь уже Роман не удержался от колкости.

– Ром, зря ты так... Ими же Зона управляет. Она мне вон сколько препонов поставила... И офигенную стаю собак, и аномалию, которую хрен обнаружишь... А раз я со всем этим справился - то теперь она похитрее делает, всех окрестных монстров заманила на территорию излучателя. Чтоб мне намного труднее было пройти...

Он говорил, глядя в сторону каким-то отсутствующим взглядом, и у Ромки даже шевельнулось нехорошее подозрение - а не помутился ли парень рассудком от напряжения?

– Ладно, вот подойдем поближе - сами увидите, - вдруг махнул рукой Бен, не вдаваясь в дальнейшие разъяснения. - Небось вокруг здания прыгать будут. Дядь Гер, есть там рядом какая-нибудь высокая точка, с которой видно внутренний двор?

– Не помню. Подойдем - посмотрим, - отозвался проводник.

"Да нет, вроде не свихнулся, сейчас-то рассуждает, как нормальный", - с заметным облегчением подумал Ромка.


Подошли...

Они стояли на небольшом взгорке и в бинокль разглядывали конечную цель пути.

"Как восемь месяцев назад стоял, так и стоит", - думал Роман. - "Нет чтобы провалиться после выброса черт-те куда, исчезнуть, как исчезают тут водокачки и деревни... Те-то куда более безопасные места исчезают, а эта дрянь стоит себе и никуда не девается."

– Ну что, пошли ближе?

– Погодите-ка, вон там что-то лежит, - Грищук опустил бинокль и указывал немного правее направления, в котором только что смотрела вся группа.

– Где?

– Да вон, у тех кустов! Какие-то платы с проводами валяются, как будто комп разломали, и нога из-под куста торчит!

– Бен, подойдем сначала туда, - Роман тронул его за плечо.


И правда, по земле были раскиданы электронные потроха какого-то прибора. А чуть поотдаль - то, что стараниями местных тварей осталось от трупа. Бен невольно отвернулся - его замутило. А Роман и Грищук - наоборот, заинтересованно принялись искать хоть что-нибудь, что помогло бы идентифицировать останки.

– А как бы это не участник той самой группы конкурентов, - предположил Роман. - Помнишь, Гордимыч говорил, что они какие-то спецприборы с собой принесли... Ну-ну... И техника им не помогла...

– Ух ты! - он приподнял ветки. - "Винторез"! А вот и патроны валяются; правда, коробку разодрали, но это неважно... Ладно, "Винторез" ни чему, у нас свой есть, а вот патроны - это дело!

– А вон еще один трупак валяется, - опять заметил Грищук.

– Бен! Веди нас, Сусанин-герой! Давай-ка к тому подойдем. Вдруг и там что-то ценное найдется, - Роман собрал патроны и встал с корточек.

Возле останков другого бедолаги нашли только калаш с двумя оставшимися в магазине патронами да валявшийся рядом полный рожок.

– А ведь их снорки порвали, - определил Роман. - Эти люди просто не успели отстреляться, ведь у них еще оставались патроны... Твари накинулись скопом и порвали. А теперь их тут нет...

"Похоже, Бен все-таки прав", - добавил он про себя.

– Так, Бен, Грищук, кладем здесь рюкзаки и немного пройдемся вокруг - может, еще кого из той группы найдем. Дядя Гера, приглядите за вещами.

В зарослях кустарника нашли еще одно тело. Но оно было вообще в клочья, и медальонов рядом не нашлось.

– Еще будем искать?

– Не стоит, - махнул рукой Роман. - И так сколько времени потеряли... Пора двигать дальше.

Он извлек из недр рюкзака и включил какой-то приборчик.

– А это что? - сунулся Бен.

– Индикатор пси-излучения. Не головой же своей определять - работает установка или ты выключил... Кстати, возьми вот этот маячок. Подойдешь к воротам - прилепишь. Он даст направленный сигнал на индикатор, чтоб нам близко не подходить, но и чтоб ошибки не было. Мы будем ждать на безопасном расстоянии.


К НИИ двинулись через заросший пустырь, прямо напротив ворот. По части аномалий здесь было удивительно спокойно: до сих пор не встретилось ни одной. Шли медленно. Каждый настороженно прислушивался к своим ощущениям: интересно, с какого расстояния даст себя знать пресловутое пси-излучение? На ладони у Романа мигал огоньком индикатор. Квадрат на нем оставался зеленым. Но уже что-то неуловимо стало давить на голову... Квадрат начал желтеть, или показалось?

– Грищук, дядя Гера, как ощущения?

– Виски поламывает, - отозвался Грищук.

– Значит, мы уже в радиусе действия... И дальше нам нельзя.

– Да, ребята, дальше не надо, - подтвердил проводник. - Раз башка заболела - дальше ни-ни! А то не успеете оглянуться, как сами шатунами станете.

– Отходим назад, - распорядился Роман.

Отступили метров на пятьдесят - заметно полегчало. Не почувствовал никаких неприятных ощущений только один Бен, остальные морщились и пытались потереть то виски, то лоб. Прямо через шлемы.

– Плохо... - процедил сквозь зубы Грищук. - Какую-нибудь бы высокую точку поблизости... Территорию осмотреть...

– А можно на вон тот грузовик влезть, - дядя Гера показал влево, на замершую возле шоссе облезлую тушу "Камаза".

Роман огляделся - да-да, вон и тот самый "Камаз" с развороченной взрывом кабиной, на котором восемь месяцев назад их группа отстреливалась от собачьих стай и дожидалась возвращения Мальцева.

Дежа вю... Сплошное дежа вю.

Рюкзаки оставили внизу, сами вскарабкались на крышу кабины.

– На-ка, глянь, - дядя Гера сунул Бену бинокль.

– Дядь Гер, а что это там светится? - удивленно воскликнул Бен. - Искорки такие белые...

– Дай-ка окуляры... А-а, это "светлячки". Или "звезды". Их по-разному зовут... Артефакт такой. Очень полезная штука - с ним устаешь меньше. Если одну такую звездочку ты себе за пазуху засунешь, то твой сидор тебе покажется килограммов на пять полегче. Бежать сможешь дольше... Дорогие это штуки. Потому за ними и лезут! Вон, их отсюда две видно, а за оградой наверняка еще есть. Уж сколько выбросов миновало с той поры, как НИИ мертвым стоит, а никто туда не смог и близко подойти. Сечешь? Там наверняка этих артефактов накопилось! Вот сорвиголовы и пытаются... Откуда, думаешь, там шатуны? - дядя Гера кивнул в сторону забора.

– Подходит какой-нибудь отчаянный сталкерюга, видит "звездочки" и думает: ничего, я быстро, авось успею схватить и выбежать! Подумаешь, голова заболит - можно и потерпеть немного! Бежит туда... И кранты. Ничего сообразить не успеет, как уже рассудок потерял.

"Вот бы прихватить с собой такую "звездочку", - подумал Бен. - "И не только сейчас прихватить, чтоб поклажа полегче казалась, а и обратно, домой прихватить! Вот бы ее Светке привезти! Я бы ей сказал - смотри, Светлячок, я тебе "светлячок" привез - настоящий, живой... Тьфу! Нельзя сейчас об этом думать!" - одернул он сам себя.

Нельзя. Никогда нельзя загадывать.

Роман, присев на одно колено, разглядывал территорию сквозь прицел "Винтореза". Тоже как в прошлый раз... Перед заходом Мальцева он точно так же выцеливал шатунов перед корпусом...

– Ага, есть! Бродят, голубчики... - пробормотал он себе под нос. - Ну-ка, ну-ка, еще шажок левее...

Несколько секунд он сидел молча, потом аккуратно и плавно надавил на спусковой крючок... Бу-бух! - приглушенно хлопнул выстрел.

– Один готов, - удовлетворенно отметил Роман. - Бен! Цени! Тебе территорию расчищаю! Смотри, слева на десять еще один!

Бен снова поднес к глазам бинокль.

Возле корпуса брел, пошатываясь, человек в камуфляжном костюме, с капюшоном на голове, и беспорядочно водил стволом автомата из стороны в сторону. Было похоже на то, что он раздумывает - а куда бы это ему выстрелить?

– Это и есть... шатун? - голос Бена дрогнул.

– Да, - ответил дядя Гера. - Даже странно, что здесь, по пути они нам не попались. Обычно далеко от НИИ разбредаются...

Хлопнул второй выстрел из "Винтореза". Шатун скособочился влево, по инерции прошел вперед еще три шага и, скрючившись, упал. Но при этом все еще перебирал ногами, словно опрокинутая на бок заводная игрушка. Рана оказалась не смертельной; Роман целил в туловище - с большого расстояния в голову попасть сложнее, а тратить зря патрон при их дефиците - нерационально.

– Это же... совсем человек... - пробормотал Бен.

– Он раньше был человеком, - жестко оборвал Роман. - Ученые отлавливали некоторых. Там всё, кранты! Полная потеря рассудка. Тот же овощ, только ходячий. Плюс еще стреляет во все, что движется. А когда кончатся патроны - то стволом, как дубинкой, пытается добить все, что движется. Так что не грузись... Это уже не люди.

– Ты хотя бы добей его, что ли, - тихо попросил Бен.

– Там и без меня управились... Вон, смотри, снорк прискакал. Передача "В мире животных"... Закон джунглей в действии. Оп-па! Еще один шатун на свет вылез! Ну, получи, фашист, гранату!

"Винторез" глухо выплюнул короткую очередь из трех патронов. Похоже, Ромкой овладел боевой азарт. Бен покосился на него с удивлением - таким своего друга он еще не видел.

– Хор-рошая машинка! Гм, кажется, все... Все, что можно было сделать с этой точки обстрела - я сделал... Бен, Грищук! Сейчас слезаем, и идем вон туда, - Роман указал на сухой осокорь метрах в двухстах правее "Камаза". - Самые нижние ветки высоко... Придется вам меня подсадить. Оттуда тоже зачищу, сколько смогу.

"Он ведь старается ради меня..." - отрешенно подумал Бен, глядя, как Роман с плеч Грищука карабкается на нижние ветви осокоря, снимает со спины "Винторез" и пристраивается для стрельбы. - "Но всех-то отсюда Ромка не достанет... Наверняка они еще будут внутри... А я... Когда на меня попрет пусть обезумевший, но - человек...Лишь бы не дрогнуть! Отступать поздно. И некуда."

Хлопки "Винтореза" следовали один за другим еще несколько минут. Бен сначала смотрел снизу вверх на Ромку, потом перевел взгляд. Полумертвая серо-бурая рощица вдалеке... Безлистые раскоряченные ветки и черный бурьян со странными, непривычной формы листьями. Потом опять посмотрел снизу вверх ... Усевшийся на толстой ветке Ромка был похож на большую рысь - если, конечно, бывают рыси цвета хаки. Он, приникнув к окуляру прицела, выцеливал очередного монстра во дворе НИИ. "Он так спокойно это делает... Похоже, они для него и вправду уже не люди", - подумал Бен. - "А я... Я даже до сих пор не понимаю, как отношусь к ним, и ко всему этому... Нет. Конечно, я пойду и буду стрелять, как учили, но... Но до меня до сих пор не доходило, насколько это все серьезно..."

– Все, - раздалось сверху. - Кто на свет вылез, тех больше нету. Бен, лови ствол! И отойди, я слезаю.

Ромка сначала повис, уцепившись за ветку, а потом спрыгнул вниз.

– Идемте обратно к машине. Мы тебя там будем ждать.

Рядом с Ромкой шагал Грищук, и от него исходила все та же волна опасности. Вроде бы она не усилилась; странно, думал Бен; финальный пункт их маршрута уже совсем рядом... Хотя впереди еще - неизвестность. Он даже не заходил за забор, а уж что будет внутри...

Дядя Гера тем временем слез с крыши кабины, и, присев на корточки возле спущенного колеса, поджидал спутников. Ромка, подойдя к своему рюкзаку, полез в боковой карман. Достал аптечку. "Странно, зачем это он?" - Бен с удивлением наблюдал, как Ромка выколупывает из-под крепежного хлястика шприц-тюбик с красной маркировочной полосой на резервуаре. Что в нем? У Бена в аптечке такого не было...

– Бен, - Роман смочил лоскуток марли антисептиком, взял наизготовку шприц-тюбик, и скомандовал сухо и требовательно: - Иди сюда и подставляй плечо.

– У меня под комбезом еще майка и свитер, - пролепетал Бен, испуганно глядя на шприц.

– Ч-черт... - Роман пощупал слой одежды на руке, - Слишком толстый... Иглы-то не хватит... Тогда ногу подставляй. Вернее, бедро. Не полезу же я под броник, чтоб колоть в задницу!

– А что это?

– Современный вариант мухоморной настойки берсерков, - коротко и как-то ненатурально усмехнулся Ромка. - Чтоб ты в бою не мандражил.

"Похоже, он и сам нервничает", - мелькнуло у Бена. Роман присел рядом на корточки и протер штанину смоченной марлей. На всякий случай, чтоб вдруг не занести какую-нибудь заразу с поверхности ткани, раз уж снимать комбез в текущей ситуации не рекомендуется.

– Стой смирно, говорю! Ты что, до сих пор уколов боишься, как маленький?

– Не уколов вообще, а... Ром, а ты уверен, что на эту штуку у меня не будет аллергии? А то получится еще хуже, чем без нее...

– Уверен. Помнишь медосмотр в начале апреля? И пробы на лекарства? Тебе тогда и на вот это пробу сделали. Нету у тебя никакой аллергии.

– Ром...

– Стой смир-но... - голос его шелестел, как сухой песок.

Бен непроизвольно вздрогнул, когда в мышцу вонзилась игла.

– Всё... - Ромка спрятал использованный шприц-тюбик обратно в аптечку, как будто тот еще мог для чего-то пригодиться. - Давай шлем, забрало прикреплю. Теперь надевай защиту.

"Вот и все... Уже..." - сердце Бена ёкнуло. Он продел руки в систему крепления пластиковых щитков, чуть не запутался в лямках, Ромка расправлял на нем снаряжение; застегнув хлястики с "липучками", Бен подумал, что теперь наверняка со стороны выглядит похожим на игрока в американский футбол.

– Икс-мен, блин, - нервно хохотнул парень. - Лапы как клешни!

– Зато снорки руки не порвут, - заметил Роман.

Бен пристегивал к разгрузке подсумки и запихивал туда автоматные рожки; потом набедренную платформу на левую ногу - на правой и так уже была пристегнута кобура с пистолетом. Навесил подсумки на левую - что ж, еще плюс четыре магазина... Должно хватить. Больше все равно класть некуда.

Ромка стоял напротив с непроницаемым взглядом. Грищук поодаль старался выглядеть спокойным и равнодушным, но волна опасности от него уплотнилась и загудела. Путь выходил на финишную прямую.

– Так, перевязочные пакеты у тебя где?

– Вот, - Бен указал на упаковки, примотанные скотчем к лямкам амуниции.

– Еще один клади в этот подсумок, - Роман дернул пальцем за разгрузку. - Отматывай жгут нафиг от приклада и клади сюда же.

– Не, пусть лучше на прикладе, в карман лазить неудобно! - заспорил Бен.

– А если автомат из рук вырвут или выронишь?!

– Если автомат вырвут, то жгут мне уже не понадобится!

– Ладно, хрен с тобой, золотая рыбка! Оставь, где удобно... Пенал со шприц-тюбиком где?

– Вот...

– Так, вроде все нормально... Ремешок шлема расстегни! Если пуля шарахнет и сломает шею, то тебе будет уже безразлично, цела ли голова...

Бен, не возражая, дернул застежку. Проверил, как опускается на лицо прибор ночного видения. Откинул его обратно вверх.

– Ну, что чувствуешь? - поинтересовался Роман, глядя на часы, когда Бен закончил сборы.

Парень прислушался к своим ощущениям... Как ни странно, страх отползал все дальше и дальше, а теперь и вовсе растворился. Плечи Бена словно сами собой развернулись; противная мелкая дрожь, заставлявшая коленки вибрировать (хорошо еще, что под широкими штанинами не видно!), исчезла напрочь; он чувствовал, как в крови разгорается кураж.

– Готов оторвать задницы всем, кто попадется на пути! - шутливо салютнул он.

– Море уже по колено?! - в тон ему уточнил Роман.

– По щиколотку! - звонко, совсем по-мальчишечьи воскликнул Бен.

– Маячок не забудь. Положи возле самых ворот, чтоб нам не приближаться к опасной зоне.

– Есть, товарищ капитан!

Роман проводил его вперед метров на тридцать. Остановился, чувствуя, как медленно и тихо - пока что медленно и тихо! - начинает пульсировать в висках, а в шуме ветра чудится то невнятный шепот, то стоны о помощи.

– Ну все, иди, - легкий хлопок по плечу подтолкнул Бена вперед.

– Ром! Держись позади Грищука! И дядю Геру предупреди!

– Ладно. Ну все, иди. И не оглядывайся! - крикнул Ромка в уже было дрогнувшую спину.

Бен чуть качнул головой, нагруженной заметно потяжелевшим от ПНВ шлемом, и шагнул вперед.


21.


– Теперь его остановит только полный отрыв башки, - прокомментировал Роман, глядя вслед скрывшейся за воротами фигурке.

Грищук ничего не ответил. Только снова пригладил ладонью несуществующие усы.

Было тихо. Очень тихо. Ни вспышек, ни выстрелов, ни воя, ни стонов. Роман уселся рядом с колесом "Камаза", глядя на тускло светящийся экранчик индикатора. На него шел сигнал с прикрепленного на стене возле ворот маячка - светло-оранжевый квадрат. Это означало, что у входа на территорию НИИ невозможно было находиться без защитного шлема - пусть даже такого несовершенного, каким в прошлом году снабдили Мальцева. И надо ждать, когда полоска станет зеленой. Вернее, если она станет зеленой.

Грищук спокойно откусывал от извлеченного из рюкзака шоколадного батончика. Война-войной, а обед по расписанию... Роман, глядя на него, вдруг понял, что у него самого уже бурчит в желудке, но раньше все как-то не до еды было. А теперь, пожалуй, стоит поесть. Потому, что сколько ни смотри на экран индикатора, а раньше времени он не позеленеет.


Топ... Топ... Топ... Подошвы берцев сухо щелкали по растрескавшемуся асфальту. Тишина...

Ему кажется, или воздух на самом деле мерцает мелкими блесками, словно в нем повисли нетающие снежинки?

Бен осторожно толкнул полуоткрытую створку ворот, она чуть-чуть сдвинулась внутрь, по ушам резанул натужный скрип. Немного приоткрылась, самое большее на полметра - на большее расстояние проржавевшие петли двигаться не желали. Бен бочком протиснулся за створку.

Топ... Топ... Топ... Между квадратными плитами буйно разрослись кустики сорной травы. Слева и справа - тонкие бордюрчики бывших газонов. Над газоном слева дрожит воздух - это отчетливо видно, но Бен, даже не видя дрожащего воздуха, чувствовал притаившуюся там аномалию. Лезть и проверять, что именно там такое - не хотелось; да ему это и неважно. Зато впереди и чуть правее, над опрокинутой урной, висит и пульсирует сгусток бело-голубоватого света размером с небольшое яблоко. Та самая "звездочка", на которую показывал в бинокль дядя Гера. Бен осторожно протянул руку - не потому, что опасался артефакта, а наоборот - опасался неловким движением оттолкнуть или потревожить это маленькое сияющее чудо. Бен подвел под "звездочку" ладонь - ни тепла, ни холода, только ощущение чего-то упругого, похожего на теннисный мяч. Светящийся шарик сел к нему на руку сам. Теперь чувствовалось, что это вовсе не сгусток света - у него был вес. Интересно, а как же он тогда в воздухе висел?

"Ладно, потом разберемся", - подумал Бен, осторожно укладывая находку в подсумок на боку. Ага, а дядя Гера правду говорил! Вес давящего на плечи рюкзака с боеприпасами словно уменьшился. Конечно, Бен понимал, что это - чисто субъективное ощущение, это у него прилив сил и оттого кажется, что груз стал меньше весить. Но какая разница? Главное, что легче. Надо и вторую "звездочку" подобрать, тогда еще легче станет.

Вторая "звездочка" висела прямо над самой землей, метрах в пятнадцати-двадцати впереди. Бен осторожно переставил одну ногу, другую...

Шепот. Громкий шепот чуть ли не над ухом. Бен дернулся, разворачиваясь в сторону, откуда шел звук, и вскинул ствол. Никого... Ничего... Показалось? Шепот звучал у него в голове, или некто, издавший шипящий звук, уже успел спрятаться?

Ф-фух... "Ничего, идем дальше", - подбодрил сам себя Бен. Еще три шага...

Громкий хруст ломающихся веток, словно стадо бегемотов сквозь кусты прется. Ну, это уже точно не глюк! Бен развернулся и уверенно вдарил по кустам короткую очередь. Попал? Не попал? Во всяком случае, хруст затих. Черт побери, не заметил, сколько патронов высадил - калаш выплевывает патроны быстро, и пукнуть не успеешь, как останешься с пустым магазином.

Рёв! Подстреленный снорк, оказывается, не издох, а собирался с силами для броска. На лету его очередь и скосила. Бен перевел дух, удивляясь сам себе - ведь как мандражил каких-то полтора часа назад, пробираясь к НИИ через рощицу, судорожно дергался на каждый хруст, и в первого попавшегося снорка высадил всю обойму, хотя за глаза хватило бы и половины. Трое спутников подстраховывали сзади, а его все равно потряхивало. А сейчас - хоть бы хны. Словно всю жизнь только и делал, что монстров отстреливал. Откуда только взялись такие уверенность и храбрость? И при этом безбашенный кураж не туманил голову, мысли были четкими, холодными и отточенными, как лезвия. Неужто и вправду она, "мухоморная настойка"?! Бен даже рискнул - поставил предохранитель на одиночный огонь, чтоб поэкономить патроны. И на следующий треск в кустах обернулся уже почти спокойно, и деловито "проводил" ползущего метрах в десяти снорка частыми одиночными выстрелами. Перемкнул магазин и только потом подошел к "звездочке".

Эта оказалась немного побольше предыдущей, и чтобы уместить ее, из поясного подсумка пришлось выгрести последнюю пригоршню керамзита и вынуть полный магазин. Собираясь, Бен и в подсумок боезапас захомячил, хотя это было не по правилам. И теперь опасался, что выдергивая магазин второпях, в горячке боя, выронит и ценный артефакт. А "звездочки" оказались чрезвычайно полезными штуками - даром, что Бен был нагружен, как ишак, передвигаться с ними стало заметно легче. Куда же теперь полный магазин-то деть? А, выкинем пустой, черт с ним.

На главном входе в здание покачивалась на одной петле полуоткрытая дверная створка. Несерьезная такая, деревянная, обитая реечками. Тоже декорация ради маскировки - смотрите, мол, мы тут ничего не прячем; ну что можно прятать за такими несерьезными дверями? Фасад чернел выбитыми окнами; от одного из них на втором этаже вверх и вниз по стене шла полоса копоти, словно в кабинете за этим окном когда-то что-то горело. Бен огляделся по сторонам. На всякий случай. Опаньки! Метрах в пятнадцати впереди, между главным корпусом и отдельно стоящим небольшим зданием - тем самым, с окнами, выложенными толстостенной стеклянной плиткой - светилась еще одна "звездочка". А ведь это творение Зоны поможет быстрее шевелиться в бою, подумал Бен. Надо и ее подобрать... Парень еще не отдавал себе отчета в том, что им уже овладел сталкерский азарт. Он свернул вправо от входа в главный корпус и пошел к "звездочке". Аномалию, породившую артефакт, Бен спокойно обогнул. Идти пришлось по газону, по слою травы, гасившему стук шагов. Поэтому, когда впереди отчетливо застучали по асфальту подошвы берцев, он отреагировал моментально и четко - остановился и поднял ствол.

Из ворот небольшого здания выходил шатун. Одетый в хороший защитный комбез и разгрузку сверху, с помповым ружьем наперевес. Лица не было видно под респираторной маской, но Бен мог поклясться, что разглядел за ее прозрачным пластиковым щитком выпученные безумные глаза. Шатун, еще тольком не сообразив, куда надо стрелять, спустил курок. Помповуха жахнула - хорошо, что в сторону! Но скоро он сообразит, куда надо повернуть ствол... А Бен не задумывался - руки сделали нужное движение сами. Четко, как на тренировке. Пули ударили в разгрузку, взметывая ткань лохмотьями. Шатун дернулся и чуть качнулся, но продолжал идти. И бестолково пальнул еще раз невесть куда. "Броник на нем", - догадался Бен. - "И хороший... Надо же, автоматную пулю держит... Или это шатун не чувствует боли и потому идет на автопилоте?!" Шатун чуть повернулся, теперь его ствол смотрел точно на Бена. "Эх, мать-перемать..." - только и успел подумать тот.

За весь свой поход по Зоне, и так не изобилующий перестрелками, Бен до сих пор ни разу не стрелял противнику в голову. Он сознательно избегал этого - вслух оправдывал себя тем, что в голову сложнее попасть, а на самом деле просто боялся, что его вытошнит при виде разлетающегося черепа. Бен много раз слышал и читал, что такая реакция бывает у всех необстрелянных и непривычных. Даже если рядом не было никого, кто мог бы презрительно усмехнуться в его адрес, Бену была ужасно противна сама мысль о тошноте. Но теперь выбирать не приходилось... Все это пронеслось у него в мозгу за долю секунды. Бен поднял ствол чуть выше и нацелился в прозрачную часть маски.

И нажал на спусковой крючок два раза подряд, коротко и четко.

...И как ни странно, его не вытошнило.

"Это ведь был человек", - подумал Бен. Совершенно сухо и отстраненно подумал, точно так же, как подумал бы: "Это был шкаф. Хороший шкаф...". И сам удивился своей отстраненности. Только и успел, что удивиться.... А потом Зона влепила ему увесистую плюху. Полной мерой.

Из ворот прошаркали наружу еще двое. А сбоку, "слева на девять", бойко проскакал на четвереньках согнутый силуэт.

Бен судорожно метнулся под прикрытие большого мусорного контейнера - его стенки и могли быть защитой от пуль, но хотя бы скрывали от глаз противника. Чуть не влетел в аномалию. Упал на одно колено, перевел предохранитель на "стрельбу очередями" и открыл огонь, неточно и бестолково. Бен еще не успел толком осмыслить ситуацию и сообразить, что ему делать дальше, как понял, что автомат молчит. Он отчаянно давил на спусковой крючок, а автомат молчал. До него не сразу дошло, что магазин опустел. За несколько мгновений его уже успел окатить липкий страх - вдруг автомат заклинило, а отбиться пистолетными выстрелами от троих противников - мало реально, такое количество удачи вряд ли ему сегодня отмерено. Но, слава богу, страх отхлынул так же стремительно, как и накатил, сознание прояснилось, вернулась способность думать и четко действовать, и Бен выдернул из подсумка полный магазин. Примкнул его и еле успел встретить огнем обогнувшего контейнер монстра. А пули, выпущенные шатунами, уже дырявили ненадежные тонкие стенки. Бен, на корточках обогнул контейнер с другой стороны, высунулся, упал на бок и выпустил очередь по шатунам. Опять навскидку, опять не целясь и бестолково, в надежде, что хоть сколько-нибудь из пуль сами найдут цель. И конечно, ни разу не подумал, что вряд ли успеет вскочить или хотя бы откатиться, если промажет и придется менять позицию - разгрузка тянула к земле, она полна боеприпасов и полегчает еще не скоро. Хотя если и дальше пойдет такими темпами... Патронов-то высадил на этих двоих кадавров - ого-го! Но зато обоих уложил, и сам цел. Бен с усилием поднялся, отшатнулся обратно за контейнер - нет, теперь все затихло... Сердце бешено ломилось сквозь ребра наружу, лоб и спина взмокли, а во рту пересохло. Он еле-еле, с трудом разгибая сведенные судорогой пальцы, опять сменил магазин. Ну ничего, жив, справился... Даже без единой царапины... И все это - под действием боевой химии, она за неимением опыта реального - а не тренировочного - боя направляла его руки с оружием, а каково было бы без нее? Клочки по закоулочкам институтского двора без нее уже валялись бы... По уши хватило бы одного того снорка, который обогнул контейнер и напал сбоку.

Тихо... Он встал. Ради чего сюда полез-то? Ради "звездочки". Она сюда поманила, хотя, конечно, все равно стоило бы сначала зайти сюда - проверить и зачистить это здание перед тем, как идти в главный корпус. Не дело это - оставлять за спиной недобитых врагов. Ну ничего, как бы то ни было, а теперь и сними разобрались... Бен тяжело зашагал к "звездочке". Эта была маленькая, размером чуть побольше теннисного шарика. Ну, и то хорошо. Он торопливо сунул ее в подсумок; а сам не сводил взгляда с приоткрытой створки ворот. Потом бочком, держась спиной к стене, двинулся туда. Входить в помещение, как учили... Быстрый разворот, ствол перед собой... Нет, здесь больше никого.

Внутри Бен забился в угол, чтоб уж точно спина была прикрыта, и торопливо вытащил из бокового подсумка коробку с патронами - решил набить хоть один или два магазина прямо сейчас. А то кто его знает, что там внизу творится... Зайдешь туда, все рожки расстреляешь, а защищенного места, где можно было бы присесть и набить магазины, там не окажется.

Он торопливо запихивал патроны в магазин, когда в немного охладевшую от горячки боя голову пришла мысль - а сколько он может находиться здесь, под действием излучателя, без вреда для себя? Какие пределы имеет его невосприимчивость? А то сообразить ничего не успеешь, как сам пойдешь, подволакивая ноги, с перекошенной физиономией и невнятными воплями.

Бен, обозлившись на свою тупость, выругался вполголоса - громче не рискнул, каждый звук раздавался в этой тишине, как гром. Торопливо запихал последние патроны в магазин, засунул коробку обратно. Потратил-таки несколько секунд на то, чтоб глотнуть из фляги, а потом осторожно выглянул наружу.

Его опять коснулся шепот. Не прозвучал рядом, а именно коснулся, словно кто-то провел по ушам невидимыми ладонями, и от этого движения в мозгу колыхнулись неразборчивые слова. Казалось - кто-то настойчиво хочет сказать ему что-то важное. Казалось - замри, прислушайся, и поймешь...

"Плевать!" - резко одернул себя Бен. - "По сторонам смотри!"

Шевеление в кустах он заметил раньше, чем услышал рык. И расстрелял еще одного снорка - точно и уверенно. На этот раз - даже почти спокойно. Сердце совсем чуть-чуть ёкнуло от неожиданности.

"Да... Похоже, начинаю привыкать", - усмехнулся про себя Бен. - "Однако, тут их заметно больше, чем за оградой..."

Он еще на несколько секунд замер, прислушиваясь, и наконец-то направился к главному входу в центральный корпус.


Небольшой вестибюль был полутемен и пуст. Чуть дальше он по обеим сторонам переходил в коридоры. Там сквозь проемы окон снаружи просачивался тусклый свет; а в обоих концах коридоров, куда свет не доходил, стояла темно-серая, почти полная темнота. Судя по плану, который Бен давно помнил наизусть, ему нужно было направо. Потом вперед - корпус сверху имел вид буквы "П".

"Ну что ж..." - парень шумно выдохнул, словно перед глотком спирта. Повернулся, присматриваясь к полумраку коридора. Вроде бы здесь аномалий нет... Берцы звонко зацокали по каменному полу.

Вестибюль был относительно безопасен - никаких помещений в нем, никаких дверей, и снаружи через окно не пальнет какой-нибудь спрятавшийся от зачистки шатун. Бен не обходил всю территорию, памятуя наказ Ромки: "Не старайся все зачистить, не рискуй зря и не трать патроны. Твое дело - выключатель. Отстреляй монстров только там, где они могут помешать тебе на пути, а с остальными справимся мы."

Но под окнами коридора на улице вроде бы никто не болтается... Бен с некоторой опаской выглянул в выбитый проем, проходя мимо окна. А вот и первая дверь... Кабинет слева... Как он помнил, двери здесь открываются наружу, в коридор. Парень скользнул вдоль стены и осторожно потянул вниз дверную ручку с защелкивающимся язычком. Заперто! Ф-фух... Тем лучше. А вот следующая оказалась открыта. Он стремительно распахнул дверь и прислушался. Тихо... "Взял" одну половину комнаты. Чисто. Переместился вправо и "взял" вторую половину. Чисто.

То есть, "чисто" - в смысле, никого. А в смысле мусора в комнате как раз было грязно. Очень. По полу были раскиданы пыльные кучи бумаг; а те, что лежали ближе к выбитому окну - вымокли и спрессовались в неровные пласты. Там и сям торчали остатки разломанных стульев с выдранными из сидений клочьями поролона. А в углу, невысоко над полом, плясала белая искорка; в полумраке ее свет сиял особенно ярко. "Ух ты!" - обрадовался Бен. Уже четвертое сокровище за каких-то... А кстати, сколько времени прошло с момента его входа на территорию? За каких-то пятнадцать минут! Бен прикрыл дверь и пошел подбирать находку.

И в этот миг дверь содрогнулась от тяжелого удара снаружи. Упс! Парень аж присел. Ой-ей, хорошо, что закрыл... И что теперь?! Ждать, пока нечто вломится? Или пинком распахнуть дверь самому и встретить его огнем? А пока он спиной вперед пятился к "звездочке". Ничего, ничего, что бы там ни ломилось - а когда у него будет четвертая "помощница", то двигаться будет еще легче... Нечто за дверью, видимо, интеллектом не отличалось. Оно упорно прыгало на преграду, за которой явно почуяло еду, и не догадывалось о возможности как-то отодвинуть то, что мешало до еды добраться. "А на хрена, собственно, дверь-то открывать?" - догадался Бен. - "Она ж фанерная..." И пальнул несколько раз одиночными. За дверью взревели. "Похоже, все-таки снорк..." Бен повернул вниз дверную ручку и толкнул дверь ногой, сразу после этого отскакивая назад. Так и есть - в коридоре ползал подстреленный снорк, размазывая за собой полосы темной крови. Вроде бы она даже и не красная, хотя в полумраке все равно толком не разглядишь... Бен несколькими выстрелами добил тварь и осторожно выглянул в коридор. Или ему кажется, или там, в темном тупичке, кто-то шурует... Он аккуратно опустил на лицо щиток с окуляром ноктовизора и включил подствольный инфракрасный фонарик. Когда прибор прогрелся, и глаз адаптировался к непривычному изображению, Бен убедился в своей догадке - шевелящиеся пятна оказались тремя снорками. Он быстро нырнул обратно, под защиту стены. Откинул с лица ПНВ. Сразу трое... Ой-ей... Однако, они глухие, что ли? Не прискакали на звук выстрелов? И даже не поскакали поживиться трупом своего соплеменника? Или просто еще не унюхали... Черт, но что же делать-то с тремя сразу?! Может, гранатой их?

Честно говоря, гранат Бен побаивался. Не успеешь нырнуть в укрытие - посечет осколками; да и далековато до конца коридора. "Вдруг не доброшу? Нет, лучше уж зря не рисковать." Так... Полный магазин - под рукой, в открытом кармане... Бен шагнул в коридор, быстро оглянулся назад - сзади чисто; на всякий случай не отходить далеко от двери... И полил копошащуюся кучу в углу коридора огнем.

Один снорк с хрипом повалился; два других, которым досталось менее всего пуль, ринулись на наглого человека. Бен отчаянно жал на спусковой крючок - остановить хотя бы одного! Хотя бы того, кто ближе! Из двоих уцелевших тварей один уже не бежал, но и не повалился замертво - а значит, все еще был опасен; Бен уже видел, на какие прыжки способны подраненные снорки, стоит им немного собраться с силами. А второй резво несся вперед. И как раз магазин опустел... Бен шарахнулся вбок, в комнату, пытаясь захлопнуть дверь - но с другой стороны в нее вцепилась лапа снорка. Изо всех сил вцепившись в ручку, Бен тянул дверь на себя - бесполезно; силища у монстра оказалась та еще; Бен врезал по лапе берцем - неудачно, нога скользнула вбок, удар вышел слабым. На шее болтался на ремне бесполезный пустой автомат, притянуть к себе дверь было совершенно невозможно, даже отвалившись всем телом назад. А тут еще и непрочное крепление ручки не выдержало - г-образная скобка вылетела из гнезда, дверь распахнулась, снорк по инерции отлетел назад. Бен отшвырнул пустой магазин и выхватил полный, судорожно пытаясь воткнуть его в гнездо, но как назло, не мог попасть - и в этот момент снорк прыгнул. Парень шарахнулся назад и в сторону. Лапа снорка мелькнула совсем рядом, перед забралом, и ушла вниз; когти проскребли по плотной ткани комбеза - слава богу, не смогли прорвать ее сразу. Бен снова врезал ногой, целясь твари под подбородок, но удар опять получился недостаточно сильным, верткая тварь уклонилась; и тут когти второй лапы с размаху влепили ему по бедру. Ногу ожгло болью, Бен взвыл - сам не хуже снорка, и хряснул монстра прикладом в темя. Кажется, на мгновение оглушил - и только тогда вспомнил про пистолет в боковом кармане разгрузки. Перехватил автомат в левую руку - незакрепленный магазин отлетел куда-то в сторону, - и выстрелил из пистолета несколько раз подряд в обтянутую противогазом морду. Голова снорка мотнулась, он еще раз хрипло зарычал и распластался на полу.

Бен на подгибающихся ногах отошел на пару шагов в угол. Сердце выскакивало, а руки и колени трясла мелкая дрожь - пережитой испуг не могла нейтрализовать полностью даже боевая химия. Бедро горело; Бен чувствовал, как ткань трикотажных штанов под комбезом пропитывается кровью. Он с трудом перезарядил автомат; следовало бы перетянуть рану, но после атаки трех тварей сразу Бен боялся хотя бы на секунду опустить ствол. Наконец он рискнул высунуться в коридор. Пока никого... Ладно, надо воспользоваться передышкой. Он перекинул автомат за плечо и стал осматривать ногу.

Вот это рванул снорк... Из плотной ткани комбеза, пониже набедренной платформы с подсумками был выдран здоровый лоскут с рваными краями, в трикотажных штанах тоже зияла прореха, а кожу когти монстра прорезали до мяса. Ладно еще, только достали до мышц, а если бы разорвали их... Бен попробовал шагнуть - ничего; больно, конечно, но нога вес тела держит нормально, не подгибается. Ходить можно... Но больно-о-о, ё! И наверняка будет кровить при малейшей нагрузке... "Царапины. Это просто глубокие царапины", - успокаивал себя Бен, подсовывая под штанину марлевую салфетку. А вот с перевязкой получалось хуже - затянуть бинт, орудуя через прореху, никак не удавалось. "А снимать комбез - извините, я не сбрендил!" - подумал Бен. Наконец, обозлившись на гадов-снорков и вообще на все на свете, он затянул бинт прямо поверх комбеза. Недолго продержится, конечно, да черт с ним! Может, к тому времени кровотечение остановится.

С перевязкой он провозился еще минут пять. И заметил, как давление на голову усиливается, в висках начинает шуметь, а шепот чудится все громче и отчетливее. Не-ет, надолго здесь задерживаться нельзя! И у его устойчивости есть предел. Надо идти дальше...

Бен похромал в коридор. Снова опустил на лицо забрало с ноктовизором и, чуть задержав дыхание, как перед шагом в холодную воду, свернул в левое ответвление.

В нем совсем не было окон, и здесь стоял темно-серый полумрак, в котором Бен с трудом мог разглядеть собственную вытянутую руку. По этому коридору, по короткой ножке буквы "п" следовало пройти вперед метров десять, а уже там, за стальной дверью, начиналась лестница на первый подземный этаж.

Тьфу ты! Чуть не забыл, в горячке боя-то! Договаривались же, что он подаст Ромке условный сигнал, если дойдет до первой двери - две пары сдвоенных выстрелов из пистолета. Да, придется четыре патрона извести, зато гарантия, что его сигнал отличат от обычной стрельбы в ходе боя. Придется вернуться до окна, чтоб он наверняка услышал. Зато... Зато будет знать хоть что-то определенное.

"Примета нехорошая... Хы, примета... А как я домой возвращался перед экзаменом, с полдороги, когда спохватился, что забыл зачетку?! И ничего, на четверку сдал!"

Бен высунул руку с пистолетом в окно и, направив ствол вверх, нажал на спусковой крючок. Бах-бах! Выстрелы оглушительно грохнули над притихшей местностью. Отсчитать про себя пять секунд, и еще раз... Вот... Теперь точно поймут. Теперь можно идти вперед...


22.


...Роман, сидя возле спущенного колеса "Камаза", гипнотизировал взглядом светло-оранжевый квадратик на экране индикатора.

Пятнадцать минут с тех пор, как Бен ушел внутрь... Во дворе НИИ трещал калаш и хлопали одиночные выстрелы. Значит, там еще оставались шатуны... И похоже, у одного из них точно помповуха. Плохо... И из калаша попадание - не сахар, но дробь из помпового ружья способна с близкого расстояния превратить тело в такие клочки, что калашу и не снилось. Следом за помповухой заговорил короткими очередями "Винторез". Потом зазвучал вадимов автомат...

Двадцать пять минут, как Бен внутри... Выстрелы теперь звучали приглушенно, еле слышно. Значит, он в здании. Трещал только один калаш - значит, шатунов там нет, а атакуют его снорки.

Тридцать минут... Выстрелы стихли. Полоска на индикаторе - светло-оранжевая. Сдвоенный из пистолета! И пять секунд спустя - еще! Он дошел до первой двери!

– До первой двери дошел, - удовлетворенно отметил Грищук.

– Это еще ничего не значит, - натянуто возразил Ромка. - Мальцев тоже доходил до первой...

У Бена сейчас начнется самый трудный и непредсказуемый этап пути, откуда невозможно даже подать сигнал. Никакая рация, никакой беспроводной телефон не пробьет эту толщу бетона. И им остается только ждать... Не пришлось бы, как в прошлый раз - отсидеть оговоренное время, по истечении которого, по мнению спецов, у человека уже не останется никаких шансов выйти из радиуса действия излучателя в здравом рассудке; и потом уходить к периметру втроем. Несолоно хлебавши, с пустыми руками, и подсознательным грузом вины: а вдруг он еще живой? Вот мы уходим, а вдруг он сумеет выбраться каких-то несколько часов спустя? Ромка хорошо помнил, как уходила их группа, оставляя Мальцева. Тогда ему поминутно мерещился в привычных звуках Зоны зовущий на помощь голос... Не дай бог пережить такое снова...


Когда-то эту дверь, с кнопочкой звонка и маленьким динамиком переговорника сбоку на косяке, удерживал в положении "закрыто" мощный электромагнит. Но теперь, при отсутствии электропитания, вряд ли она окажется закрытой... Запирающее устройство запитывалось от внешней сети, а не от внутреннего генератора - чтоб в случае, если внутри произойдет что-то экстраординарное, можно было открыть дверь снаружи, просто отрубив в здании электричество.

Она оказалась приоткрытой. Бен осторожно заглянул внутрь, потом потянул за ручку... Стальная дверь отошла с легкостью. За ней находился маленький "предбанник" с постом охранника, проверявшего документы визитеров и выдававшего им карты-пропуска в соответствии с их уровнем доступа. А вот следующую дверь, судя по инструктажу Завьялова, можно было открыть либо с помощью магнитной карты, либо отрубив питание от внутреннего генератора, надежно спрятанного от внешних катаклизмов на третьем подземном этаже.

В "предбаннике" уже стоял абсолютный мрак, пахло затхлой сыростью и гнилью. Изображение в ПНВ неприятно размазывалось; но главное было видно: следующая дверь, ведущая на лестницу, - приоткрыта. Вернее, сдвинута вбок. Не полностью, но достаточно, чтоб протиснулся взрослый человек.

...Это могло говорить о том, что Мальцев, дойдя до этого места, не закрыл за собой дверь. И с таким же успехом о том, что персонал или охрана пытались выскочить наружу, когда произошло "что-то" - и никто не понял, что именно; вон, выскакивать пытались, а тем временем всех накрыла мощным выбросом проснувшаяся Зона. Неважно... Главное - дверь открыта. И через нее во внутренние помещения наверняка проникли снорки и шатуны.

Ч-черт, как неудобно смотреть! Бен включил подствольный фонарик, провел пятном света по стенам и вздрогнул: по ним были размазаны засохшие темные полосы и потеки, а в углу валялось нечто, похожее на часть истлевшей конечности - не то голени, не то плеча... Бен повел рукой, луч фонарика метнулся и выхватил в другом углу полуобглоданные кости, торчащие из ботинка. Тьфу, блин!

– Твари постарались, - вслух сам себе сказал Бен, надеясь, что звуком собственного голоса хоть немного приглушит страх. Но страх и так отодвинулся на задний план - он был, он оставался рядом как выражение совершенно необходимого в данной ситуации инстинкта самосохранения, но не мешал продвигаться дальше. "Если бы не ширнули бы мне боевой химии, я бы наверняка уже удирал отсюда, да так, что пятки бы сверкали", - думал Бен, - "А сейчас - нет... Сейчас я могу идти дальше. Страшно? Да, страшно... Но страх не висит гирей на ногах. Он просто сигналит об опасности. Да, да... Ничего. Так и надо. Я должен идти дальше, иначе на фига было все предыдущее?! Сейчас... Я иду."

Несколько секунд он помедлил, прислушиваясь - что подскажет его чувство опасности. Нет, оно только немного надавливало на нервы. Не было ощущения плотной, тугой волны, как от находящейся совсем рядом аномалии или хищника за углом. Значит, по крайней мере в нескольких метрах впереди все спокойно... Бен перевел дыхание и с усилием толкнул дверь вбок, открывая проход пошире.

Осторожно переступил через порожек внутрь. На первом пролете лестницы - ничего, а вот на втором явно что-то нехорошее есть... В плохом освещении незаметно, дрожит ли воздух... Так, керамзит еще остался... В самом углу над брошенным катышком взметнулась зеленая вспышка... Это что еще за фигня?! Ничего, небольшая по площади. Иначе и быть не могло - окажись она на всю лестницу, тут бы вокруг трупы монстров валялись. А так - ничего, вполне можно обойти... Главное, чтоб свои потом не вляпались. Ч-черт, написать бы на стене предупреждение, да нечем. "Ладно... Еще дойти надо до выключателя, а потом дальше думать", - одернул себя Бен. Вспышка аномалии осветила небольшой пятачок вокруг - изображение перед глазами потеряло всякие очертания. Бен выругался и прикрыл правый глаз, глядя только левым через окуляр ПНВ. Теперь стало видно, что дверь на первый подземный вообще распахнута настежь.

И никакого аварийного освещения. Похоже, резервный генератор давным-давно остановился и даже неведомая сила Зоны, порой заставляющая механизмы работать непонятно каким образом, совершенно без топлива, - так вот, эта сила генератор проигнорировала. И в подземелье стояла совершенно кромешная тьма. Бен передернулся. Детский страх перед темнотой он окончательно не изжил... Да и возможно ли изжить этот древний, с каменного века укоренившийся в человеческом подсознании страх полностью? Не подхлестывай его боевая химия, вряд ли Бен вообще рискнул бы войти в этот коридор. Тем более пройти его до конца, до лестницы, ведущей на второй и третий подземный этажи... "Ничего. Я иду," - сказал он сам себе шепотом, который оглушительно прошелестел в гулкой тишине. А тишина действительно отзывалась странным, неясным гулом... Бен не сразу сообразил, что этот гул постепенно нарастает у него в голове. Он давит, уши начинает закладывать, как в самолете; и кажется, что темнота мерцает снежинками. "Излучатель фигачит... Ну и мощность же здесь... Надо скорее! Кто знает, сколько я выдержу?!"...

Он продвинулся еще на несколько шагов вперед, осторожно, как учили - вдоль стены, остановился у следующей двери, проверил, закрыта ли она. Так, закрыта, дальше... Все точно так же, как в коридоре надземного этажа... И тут темнота вокруг рассеянного луча фонарика вдруг ожила. Мельтешение искорок-"снежинок" ускорилось, и оттого казалось, будто темнота тронулась с места, и завертелась вокруг незваного гостя, словно втягивающаяся в сливное отверстие вода. В дальнем конце коридора - там, куда Бену нужно было добраться, - выплыли откуда-то снизу две белых вспышки головных фонарей. Он поспешно выключил прибор, чтоб не засветить его, навел на первого из шатунов красную точку прицела и нажал на спусковой крючок. Потом - на второго. Опа! Сразу наповал! И главное, вовремя. Из черного провала чуть дальше по коридору, зияющего на месте сорванной с петель двери, раздалось сопение, рык, и зашлепали по полу быстрые прыжки.

"Ну, все..." Внутри него словно щелкнул переключатель. По логике вещей, Бен сейчас должен был дрожать от страха и с воплем нестись куда подальше. Но вопреки логике он явно ощущал, как страх съеживается в маленький комок и прячется вглубь, чтоб не мешать и не путаться под ногами, а вместо него раскручивается стремительной пружиной боевой азарт. Интересно, это что - целиком и полностью влияние боевой химии? Чем сильнее опасность, тем больше "коктейль берсерка" подстегивает организм? Или проснулись его собственные резервные силы, о которых так любят порассуждать всякие ученые мужи, утверждающие, что мы используем возможности своего мозга всего на пять процентов? Те самые ученые мужи, которые натворили всю эту гадость - эту чертову установку и этих прыгучих кадавров с приросшими к мордам противогазами! И подземелье это долбанное, оно тоже ради них построено!

На все про все мысли ушли доли секунды, равные вспышке от трассирующих пуль. Тех самых, которые при снаряжении магазина закладывают самыми первыми; раз прошел трассер - значит, еще максимум два патрона осталось. И надо примкнуть полный магазин. И валить, валить, валить тварей дальше!

"Ну, всё! Ну, держитесь за воздух, сволочи!"

...Если бы Бена позже кто-нибудь попросил рассказать, что творилось на первом подземном этаже - вряд ли он бы смог воспроизвести все по порядку и в деталях. Он бежал, шарахался, уклонялся, давил на спусковой крючок, отшвыривал пустые магазины, и останавливался только затем, чтоб выхватить из подсумка очередной полный. Он краем сознания отмечал, где рванула тело новая вспышка боли, и не останавливался ради такой мелочи - раз он может держаться на ногах, значит, незачем и останавливаться. Затянутый поверх скользкой ткани комбеза бинт давным-давно свалился, но что значит эта мелочь, когда там и сям по телу уже расплывается горячее и липкое? Когти - фигня, бронежилет с воротником - до горла не дотянутся; и пластиковое забрало шлема не пробьют, а значит - первыми надо валить шатунов, их пули куда опасней. Его чувство опасности раскрутилось на полную катушку и быстрее зрения и слуха давало знать, за какой стеной притаилась очередная тварь и из-за какой двери сейчас будет атака.

...Он остановился, только когда это ощущение затихло. Еще не все двери на этаже были открыты и не все помещения проверены, но Бен уже понял - все. Чисто. Он опять включил фонарик и осторожно посветил на ноги... Рассматривать, что там с ними твориться, было жутковато. Но раз он стоит и идет, значит - ничего особо страшного, хотя правая штанина на бедре висит лохмотьями, а под ними сплошь блестит влажно-багровое. И быстро идти уже трудновато, правую ногу приходиться подволакивать; и обе руки буквально режет в нескольких местах - снорки хоть не могли пробить когтями пластиковые щитки, но яростно вцеплялись куда получится. Плюс к тому одна тварь попалась слишком умная, повисла на левой руке и начала сдирать с нее щиток. Догадалась, что "мясо" надо предварительно выколупать из "панциря"? Сорвать-то не сорвала, а когтями по тыльной стороне полоснула.

Бен доковылял до двери на лестницу. На второй подземный заходить не надо, вниз, вниз... Нет, стоп. Так он не дойдет. На площадке он остановился и прислонился затылком к стене. Кажется, отходняк... Нет, рановато еще... "Надо перевязаться, а то не дойду тупо от потери крови..." Подствольный фонарик светил куда угодно, только не туда, куда надо; руки скользили мимо, он никак не мог нащупать застежку кармана, в котором лежал перевязочный пакет. Бен чертыхнулся и содрал перчатку. Обертку бинта отшвырнул вниз, в просвет между перилами. Внизу, на самой нижней площадке лестничной шахты что-то булькало и пузырилось; потом вспыхнуло зеленым светом, поглотив скомканную обертку. Он затягивал бинт плохо гнущимися пальцами; туже, туже, а марля слой за слоем все набухала багровым соком; одного мотка оказалось мало. А, да, жгут... Наверно, надо сначала жгут... Совсем забыл! А кстати, где он? Вроде клал в подсумок слева на боку?

Бен зашарил по поясу. Опаньки! От подсумка одни лоскутки висят... Теперь ни жгута, ни шприц-тюбика... Тьфу ты! - тут же спохватился Бен и обругал себя растяпой. Жгут же на приклад намотан! "Вот это переклинило мозги, раз он перед самым носом, а я смотрю на него и не вижу... Совсем забыл, что я не клал жгут в подсумок! Это Ромка хотел, чтоб я его туда положил, а я спорил... Хы, я прав оказался! Зато остался без промедола. Терпи так, приятель!"

Парень отмотал с приклада упругую резиновую ленту. "Ой, блин! Не люблю я эти жгуты... Ладно, наплевать. Это ненадолго. В любом раскладе ненадолго." Бен присосался пересохшими губами к фляжке, потом кое-как оторвал себя от стены. Он думал, что уже не сможет сдвинуться с места, но в большом подсумке плескали энергией живые "звездочки" - они помогли... Подхватил автомат. Теперь вниз... Последний рывок.

И темнота вокруг тоже как будто сделала рывок. Мерцание замельтешило чаще и ярче, на уши надавило, словно в набирающем высоту самолете. Или ему почудилось, или он услышал...


– Ой... - невольно вырвалось у Романа при взгляде на экран индикатора.

Только что колебавшийся между желтым и светло-оранжевым, квадратик стремительно наливался ярко-апельсиновым, и его цвет полз по спектру дальше... На секунду стал огненным и потом уверенно вспыхнул алым.

– Красный... - раздался над ухом хриплый шепот Грищука. - Это же предельный уровень...

Роман смотрел ошалелыми глазами на красную полосу.

– И это возле ворот... А внутри... Господи, что же там такое сейчас твориться?!

– Ребята! - вдруг заорал дядя Гера, - Отходим отсюда скорее! Дальше, дальше! Глюки начались!

Мерцающие искорки в воздухе усилились, освещение исказилось, словно кто-то сдвинул на панели настройки экрана "яркость" и "контраст" до максимума, а со стороны НИИ на незваных гостей наплывал туман клубящимися молочными облаками. По мере приближения они постепенно уплотнялись и меняли форму, принимая очертания уродливых человекообразных фигур.

– Маски надеть! - рявкнул Роман, наученный печальным опытом прошлого похода.

Спутники не стали возражать, хотя дядя Гера и промычал из-под своей, что это - не вредный газ и даже не настоящий туман, это все глюки от излучателя, и нужно просто отойти подальше - туда, где излучение заметно рассеется и перестанет давить на мозги.

– Ребята, скорее! Вон туда! - дядя Гера указывал на высохшее дерево метрах в ста от "Камаза". - Не оборачивайтесь! Глюки все это, глюки... Чем скорее отойдем - тем скорее они пропадут...

Но повернуться спиной и не пытаться стрелять в надвигающиеся белесые сгустки было выше сил. Присмирел даже непрошибаемый Грищук; Ромка бежал трусцой вслед за проводником, и ему казалось, что вот-вот - как в старом, с детства известном фильме, - его нагонит сгусток тумана, повернется к нему лицом ангела и в тот же миг это лицо превратится в хищный оскал голого черепа...

Но он постоянно помнил о том, что у индикатора пси-излучения радиус приема сигнала ограничен. И на ходу то и дело бросал взгляд на экранчик.

Грищук теперь обогнал его и шустро припустил следом за дядей Герой; а Роман остановился. Сигнал еле ловится, то и дело пропадает...

– Эй, капитан! - окрик напарника отвлек его внимание от индикатора. - Ты чего там? Пошли! Надо отойди еще дальше!

– Сигнал теряется, слишком далеко! - крикнул в ответ Роман.

– Да брось! Брось ты эту фиговину! - махнул рукой дядя Гера. - Если парень дойдет живым до кнопки, мы и так узнаем! Глюки ж пропадут!

Роман растерянно переводил взгляд со спутников на индикатор.

– Ромка, пошли! - отчаянно звал его дядя Гера. - Крышу свою пожалей, съедет же, если будешь долго под излучением болтаться! А малой - если он может сдюжить, то он и так сдюжит! Ты ему все равно ничем не поможешь...

"Да, верно... Незачем зря рисковать. Лучше уж минуть пятнадцать спустя еще раз подойду поближе, проверю, есть ли излучение."

Он сунул прибор в карман и припустил следом за спутниками. Гул в ушах постепенно затихал, давление на голову уменьшалось; воздух уже не искрил перед глазами, а белые облачка тумана сами собой растаяли.

– Снорки, двое, слева на десять! - рявкнул Грищук.

Затрещали автоматы. "Вот и хорошо, вот и дело нашлось" - неожиданно обрадовался Роман.


"Она мощности прибавила, что ли?!" - думая "она", Бен подразумевал Зону. Ее величество Зону, словно это было существо, наделенное разумом и обладающее собственной личностью. А иначе отчего настолько повысился уровень пси-излучения? Случайный шатун возле установки вывернул регулятор на максимум?! "Надо скорее; неизвестно, сколько выдержат мои мозги..."

Бен торопливо спускался вниз по лестнице, хромая и подволакивая ногу. Силы заметно подтаяли, а боевая химия все еще кипела в крови - Ромка не сказал, насколько хватает ее действия, но наверняка заметно больше, чем на час; а Бен воюет тут максимум час. Его движения теперь стали резкими и порывистыми - раненая нога подгибалась, натруженное тело вопило о передышке, но бурлящий адреналин один черт не дал бы спокойно посидеть и расслабиться, даже если бы здесь можно было присесть... Оттого и координация стала подводить; и Бен несколько раз чуть не скатился кубарем со ступенек.

Прошлый бой ничуть не отпустил пружину внутри него, наоборот - взвинтил ее до предела; и Бен теперь только и ожидал, что вот-вот из темноты опять выплывет белая вспышка фонаря на буйной головушке шатуна или выскочит с ревом очередной снорк. Тело было готово "на автопилоте" среагировать быстрее рассудка.

Но на третьем подземном тихо... До странности тихо... Только вода где-то капает, влага сочится с потолка. И чувство опасности молчит. Одна аномалия на самой нижней лестничной площадке, зеленая булькающая хрень, но как раз от нее-то и не будет никакого вреда. Если на ту самую площадку не соваться. Неужели на третьем подземном никого больше нет? Неужели все противники собрались на первом подземном, чтоб остановить его как можно дальше от того места, которое Зона изо всех сил пытается защитить?

Тем временем он доковылял до последней двери, чуть-чуть приоткрытой. Остановился, протянул к ней руку, и замер, прежде чем отодвинуть ее и шагнуть внутрь.

– Слышь, ты... - сказал Бен вслух и сам ужаснулся тому, насколько срывается его голос. - Ты чего от меня хочешь? Чтоб я развернулся и ушел? Так вот, не будет этого. Некуда мне отступать, позади Москва. От меня ведь не отцепятся, меня опять сюда пинками погонят. Так что давай разбираться сейчас, чтоб не тянуть кота за хвост в долгий ящик. Или я грохну твой чертов излучатель, или ты грохнешь меня. Хотя... Хотя у нас еще есть возможность договориться.

Окажись в подземелье посторонний наблюдатель, он наверняка решил бы, что парень тронулся умом - с совершенно серьезным видом стоит и разговаривает вслух неизвестно с кем. Вернее, разговаривает с пустотой, потому что рядом нет никого, кто мог бы Бена услышать. И был бы совершенно прав в этом своем выводе - потому что ни одного живого и мыслящего на сотни метров вокруг действительно не было. А тела в прозрачных, наполненных зеленоватой жидкостью саркофагах находились за десяток километров отсюда.

Но Бен про них тоже не знал, ни малейшего представления не имел. Ничего подобного ему ни разу не привиделось в снах, не сочинилось в бредовых фантазиях. Читая в прессе домыслы и россказни про "Хозяев Зоны", он ни на минуту не верил в них; а если и допускал их существование - то они представлялись Бену некими бесплотными сущностями, практически не связанными с материальным миром.

А сейчас, стоя перед дверью в темном подземелье, парень от отчаяния обращался к Зоне. И был уверен, что она его непременно услышит. Не может не слышать; он же находится в самом ее чреве; не может она не знать, что происходит внутри нее! Вопрос - ответит ли хоть как-нибудь...

– Я понимаю, зачем ты все это делаешь, - продолжал Бен, - ты хочешь похоронить тут то, что люди наворотили своей наукой... Ты делаешь все, чтоб до этого никто не добрался... А не проще было ли тупо взять и уничтожить все это - установку, компы? Тупо взять и разломать? Прикажи своим тварям, и они это сделают! Или они не могут? Тогда пропусти меня, и я все уничтожу. Вдребезги разнесу! Я ничего им не отдам! Ну так как?

Молчание. Только на голову надавило еще сильнее, и еще быстрее замельтешили перед глазами блестки.

– Не хочешь?! Только я ведь все равно дойду. У меня выхода другого нет. Потому что если я сейчас вылезу на поверхность ни с чем, меня ведь опять сюда пришлют. Снова... Так что - или-или! Ну-ка, попробуй, уничтожь меня! Что там у тебя еще есть?! Парочка снорков в рукаве?! - Бен уже распалил себя пламенной речью, его голос отчаянно взвизгнул и гулко раскатился по тишине коридора.

Снорк обрушился на него сверху - вопреки обыкновению, почти беззвучно, и коротко рыкнул уже на лету. А тело Бена среагировало раньше мозга: развернулось, руки вскинули автомат и палец нажал на спусковой крючок. Очередь срубила монстра еще в полете.

"Черт побери, откуда он?! Со второго этажа?! Да вполне может быть, я же там не зачищал..."

– И это все, что ты можешь?! - гаркнул парень в темноту. - Ну, держись!

И толкнул в сторону лязгнувшую дверь.


Внутри, в коридоре, было пусто. Тихо и пусто; а он-то ожидал увидеть целую толпу тварей, собравшихся здесь для жаркой встречи отчаянного приключенца. Никого... Но от стенок коридора явственно дохнуло опасностью. Аномалии? Но какие, и где их границы? В голове мутилось; чувства запросто могли его подвести; и Бен полез в подсумок за керамзитом. По зерну - направо, налево... Раздалось гулкое "гоу", и вдоль стен вспыхнули бело-голубоватые сполохи. "Электра" с "каруселью" в одном флаконе? А, да какая разница! Лишь бы найти проход... Проход нашелся. Правда, очень извилистый, но зато достаточно широкий - очаги аномалии отстояли друг от друга примерно на метр. Ничего, вполне себе можно пройти... Он похромал туда, в конец коридора, где, судя по схеме, и находился вход в помещение с той самой установкой. И чуть не наступил в зазмеившийся под ногами белый зигзаг. Упс! А полоса-то через весь коридор, не обойдешь, надо прыгать. Вот будет номер так номер, если всего несколько шагов до цели ему не позволит пройти аномалия! Он "измерил" керамзитиной ширину преграды. Ф-фух, ничего, метра полтора... Столько он осилит. Бен отстегнул и перекинул туда два полных подсумка - и чтоб легче было прыгать, и чтоб пришлось таки обязательно сделать это; без боеприпасов вылезать обратно наверх - чистое самоубийство. При прыжке толкнулся левой ногой, но приземлился неудачно, на правую - она не выдержала, подогнулась, Бен потерял равновесие и чуть не угодил рукой в искрящий белый сполох. Небольшой щелчок электроразряда все же получил; подобрал сумки и поковылял дальше.

За последней дверью, естественно, все было не так, как на учебном полигоне. Там оказался гудящий машинный зал; просторный, высотой этажа в два, если не все три - луч фонарика не добивал до потолка. Части замысловатого агрегата, связанные между собой толстыми жилами кабелей и проводов, громоздились по всему залу. Кожухи с жужжащими внутри механизмами; керамические гирлянды, как на высоковольтных вышках; несколько пультов на металлических площадках и множество шкафов, утыканных тумблерами и приборными панелями.

Ну и где тут этот чертов выключатель?!

Естественно, Завьялов показывал Бену схему помещения и устройства. Показывал объемную модель на экране монитора. Заставлял учить, где расположены регуляторы мощности, кнопка пуска и рубильник, отключающий подачу электроэнергии. Но одно дело - схема и модель, и совсем другое - воющий от мощности агрегат в полной темноте и давящий на мозги потоком излучения. Бен, весь взмокший, прикусывая губу, мучительно пытался сообразить, на какой из металлических помостов ему надо лезть. Четыре шага вперед, обойти шкаф, подлезть под провисший кабель... Вроде здесь. Вот регуляторы мощности. И вправду, вывернуты до передела... А вот и кнопка. Он перевел дыхание и взялся за пластмассовую ручку регулятора, чтоб перевести его на минимум.

Ни фига! Регулятор не двигался. Механизм заело? Ну, черт с ним, будем выключать некорректно. Бен надавил на кнопку пуска большими пальцами обеих рук.

Ни с места... Он навалился на кнопку всем весом; аж чуть не вывернул большой палец из сустава. Никакого толку... Не срабатывает! Приржавела, что ли?! Он в сердцах плюнул. Отключающий энергию рубильник находился чуть подальше, в металлическом шкафу. Взвизгнули петли открывающейся дверцы; луч фонарика выхватил из темноты нужную рукоять.

"Ну, все... Сейчас будет всё..." Бен взялся на рукоятку и решительно потянул ее вниз...

Рукоять не сдвинулась с места ни на миллиметр.

"Да что же это такое?!" Парень чувствовал, как в душе зашевелилась паника. Неужели здесь все заржавело до такой степени?! Он направил луч фонаря на поворотный механизм рубильника и обомлел: когда-то движущиеся части срослись в сплошной кусок металла.

Этот рубильник невозможно было повернуть вниз...

Он неподвижно стоял несколько секунд. Ладонь словно сама собой подняла ствол висевшего на ремне автомата. А что, другого выхода-то нет... В конце концов, никто не приказывал ему сохранить установку в целости и рабочем состоянии. Да и... Так даже лучше.

Какую часть устройства надо разрушить - Бен точно не знал. В такие детали, естественно, его не посвящали. Но если крушить все - то рано или поздно раздолбаешь ту ее часть, без которой эта чертова машина не сможет работать.

"На тебе, с-сволочь! Ннааааа!"

От перебитых кабельных жил сыпались искры. Грохот калаша раскатывался по гулкому залу, отдавался эхом от потолка, металлический помост гудел от сыплющихся на него стреляных гильз, со звоном лопались керамика и стекло, и все это перекрывал отчаянный вопль Бена. А когда он, оглушенный и охрипший, швырнул в сторону второй опустевший магазин - то понял, что стало тихо-тихо. И легко. Непривычно легко голове, на которую больше ничего не давило. Адская установка молчала.

Еще не веря себе, Бен несколько раз подряд глубоко вздохнул - словно пытался определить на вкус, - каков он, воздух, не наполненный сводящим с ума излучением. Воздух, в котором не мельтешат перед глазами мириады искорок. Хотя это было совершенно глупо - воздух как был сырым и холодным воздухом подземелья, спертым за годы без вентиляции, таким и остался.

Бен шагнул с помоста на ступеньку вниз и тихо охнул. Взвинченные нервы требовали какого-то выхода эмоций; наверно, он должен был одновременно вопить от восторга и рыдать, но ни крика, ни плача не получалось. Вырывались только тихие всхлипы от резкой боли, особенно когда он наступал на правую ногу. "А ведь мне еще аномалию перепрыгивать, оо-у-у-у-у-ыыыы..."

Разумеется, он мог бы дожидаться спутников здесь. Сообразят, где он; догадаются, что Бен, может быть, истекает кровью возле самой установки и не в состоянии выползти хотя бы в коридор... "Но ведь я в состоянии... Я могу двигаться... Я даже вполне могу идти... И не хочу оставаться здесь хоть на минуту дольше!" О том, что на площадке незачищенного второго этажа его могут поджидать неприятные сюрпризы, он, честно говоря, не подумал.


23.


– Капитан! Не болтайся под излучением, отойди!

Роман раздраженно отмахнулся. Подумаешь, пара глюков привидится! Вон, дядь Гера уже не раз попадал на окраину поля действия излучателя, и ничего. Жив-здоров, и не свихнулся. Кстати, в процессе ожидания он сумел улучить момент и шепнуть проводнику: "Как только мы войдем в здание... Ну, если войдем, разумеется... Уматывайте отсюда быстро!" "Да ты чего, Ромка, как же вы к периметру-то потом выберетесь?!" - искренне удивился дядя Гера. Об этом не беспокойтесь. Просто... Можете оказаться в очень глубокой заднице, если останетесь. Не спрашивайте меня ни о чем, лучше просто не рискуйте! У вас же семья..." Дядя Гера согласно кивнул. Кто ему эти, пусть и неплохие, но чужие люди? Да никто. А дома две девчонки, которым скоро поступать куда-нибудь на учебу; и как они, спрашивается, выживут, если отец сгинет в Зоне, ввязавшись в чужие игры?


Ромка уже минут пять как приблизился на расстояние, с которого индикатор мог поймать сигнал с маячка на воротах.

Ему кажется, или квадрат на индикаторе меняет цвет? Красный бледнеет, плавно перетекает сначала в оранжевый, потом в лимонный, а потом...

– Зеленый!!! - заорал Роман так, что, наверно, на другом конце Зоны могли бы услышать. - Индикатор зеленый! Он выключил! Он это сделал!!!

– Ну, слава богу, наконец-то! - выдохнул Грищук. Поправил рюкзак и торопливо зашагал к Роману: - Пошли!

Он оглянулся на проводника, нерешительно направившегося следом:

– Дядя Гера, с нами ходить не надо, дождитесь нас здесь.

– Ага, только я с вами до "Камаза", я вас там подожду...

Дядя Гера поймал ромкин взгляд, но сделал вид, что ничего не заметил. Он стоял возле машины, глядя в спины удаляющимся спутникам...


Бен, пошатываясь, вцепился в перила. Аномалию он кое-как перепрыгнул, но после этого тело вообще и ноги в частности, видимо, решили, что на сегодня с них точно хватит! И предательски подогнулись на третьей ступеньке.

...Когда он уже вползал вверх по лестнице на четвереньках, на выходе из первого подземного загрохотали две пары берцев.

– Ро-о-ом! Ромка! Это вы?!

– Бен?! Как ты там?

– Да ниче! Живой! Я второй этаж не чистил!

– Уже сам вижу! - ромкины слова заглушил грохот выстрелов. - Подожди... Мы сейчас! Уже скоро!

– Осторожней там! - отчаянно крикнул Бен.

– Обязательно! - весело пообещал Ромка. - Не грузись! Оп-па! Получи, фашист, гранату...

Это уже явно адресовалось какой-то твари, выскочившей на бойцов из-за двери.

Бен поднялся было на ступеньку выше, но передумал и прислонился к стене. "Все равно из меня сейчас боец никакой... Только мешать буду и под ногами путаться. Пусть уж лучше они там с последними монстрами разберутся... Пусть..."

Тело от перенапряжения потряхивала мелкая дрожь. Радости так и не было; вместо нее навалились усталость и безразличие.


Несколько минут спустя Ромка уже бежал вниз по лестнице:

– Бен! Бен?! Эй, ты там не уснул?

– Уснешь тут, пожалуй... Да я оглох от грохота!

– Э, да ты весь... - Роман посветил на него фонариком, - Сильно тебя задело? Пули, когти?

– Когти...

– Идти сможешь?

– Ага, - торопливо закивал Бен, хотя больше всего на свете ему хотелось, чтоб его отнесли наверх на руках. Но надо же совесть иметь, в конце концов! - Могу, только не быстро...

Он кое-как встал, опираясь спиной на стену. И вдруг пристально уставился куда-то в темноту, за ромкино плечо.

– Эй, Бен? Ты чего там увидел? - встрепенулся Роман.

Сверху неспешно шагал по лестнице Грищук.

От него толкнуло такой плотной и упругой волной опасности, что Бен невольно вздрогнул. От шатунов и снорков волна была куда слабее... Или это просто он стал острее чувствовать своими накрученными за сегодняшний день нервами?

А Грищук, в свою очередь, уставился на него. Уже не стараясь напялить маску доброжелательности. "Парень, срок твоей эксплуатации заканчивается", - явственно читалось в его взгляде.

"Интересно, он попытается убить нас сейчас, или после того, как мы вместе соберем и упакуем то, ради чего пришли?"

– Бен, - Ромка легонько хлопнул его по спине, - Ну, так мы идем наверх? Или тебя донести?

– Не-не, Ром, пошли! Не надо меня тащить, я сам... - Бен шагнул на ступеньку вверх и вцепился в перила.

– Грищук, иди вперед, - скомандовал Роман.

– Капитан, да вы там сами не справитесь, что ли?! Давайте-ка, я пока лучше по кабинетам пройдусь, посмотрю, что уцелело.

– Как хочешь, - вынужденно согласился Роман. Упорно гнать Грищука наверх действительно было как-то нелепо. Не скажешь же ему в открытую, почему не хочешь оставлять его за спиной...

Грищук отступил за дверь, на несколько шагов вглубь коридора. Тем временем Ромка с Беном поднялись до площадки второго этажа. Бен не сводил с Грищука взгляда. Левой рукой он висел на ромкиной шее, а правой тискал рукоятку пистолета, недвусмысленно выставленную из кобуры. Грищук усмехнулся. Отступил еще на несколько шагов дальше, нарочито медленно повернулся к парням спиной и пошел по коридору.

– Эй, ну ты чего? - Ромка окликнул спутника. - Пойдем...

– Ром, он...

– Пойдем.


Когда они выбрались на свет, Ромка ужаснулся вторично - при фонаре не полностью разглядел и заценил масштабы повреждений. Он втащил Бена в первый же открытый кабинет, брякнул на пол рюкзак, смёл со стола слой пыли и обвалившейся штукатурки, выложил туда аптечку и скомандовал:

– Снимай комбез и все, что под ним.

– Ром, ты заметил, как Грищук смотрел?

– Заметил. Трико тоже снимай. Ох, черт побери... Ну и отделали они тебя ... Больно?

– Да...

– Промедол вколол?

– Неа...

– А почему, чудо в перьях?! У тебя же был!

– Был, да сплыл, - вяло съязвил Бен и попытался присесть на край стола. - Снорки подсумок разорвали, все вывалилось где-то...

– Стой смирно! Стоять можешь? Вот и стой... "Разорвали"... - передразнил он. - Умный нынче снорк пошел... Ладно, сейчас я сам все сделаю.

Бен ойкнул от воткнувшейся в мышцу иглы шприц-тюбика; потом тоненько заскулил, когда Ромка марлевым тампоном начал промывать раны антисептиком, хотя прохладная жидкость не щипала, а даже приятно холодила. Но слишком уж болезненным было прикосновение шершавой марли.

– Терпи... - бурчал под нос Ромка, - Надо получше продезинфицировать; черт его знает, что за гадость может быть у них на когтях, они ж их сроду не мыли...

Бен представил себе снорка, моющего лапы, и нервно хихикнул.

– Смешно ему, видите ли...

Ромка сидел перед ним на корточках и бинтовал ему ногу. Потом поднял голову, посмотрел на него снизу вверх, и, быстро оглянувшись на дверь, тихо сказал:

– Сейчас, как оденешься, сядь на пол и сделай вид, что тебе очень плохо. Что ты вообще с трудом двигаешься и чуть ли не сознание теряешь. На лестнице ты хорошо сыграл, так сейчас не подведи!

"А я и не играл", - подумал Бен, но огорошить этим признанием Ромку не успел.

– Все, - Ромка встал и полез в свой рюкзак. - Эту рвань выкидывай, вот твои запасные штаны, надевай скорее, а потом твоими руками займусь.

В коридоре, постепенно приближаясь, затопали шаги. Грищук, видимо, потерял терпение - не дождавшись, пока Роман спустится в подземные помещения, он возвращался к спутникам сам.

Он застал Бена, сидящего прямо на полу, и бессильно прислонившегося к стене. Роман, устроившийся рядом с ним на корточках, промывал рану на предплечье антисептиком; а Бен с полузакрытыми глазами только морщился и временами ойкал. На звук шагов и открывшейся двери он встрепенулся и приоткрыл глаза, но увидев, что это - участник похода, а не очередной монстр, опять поник.

– Вы чего-то долго, - недовольно проскрипел Грищук. - Я вас там заждался...

– А в чем дело? - так же недовольно бросил Роман. - Подождут компы... Пять лет ждали, и еще минут пятнадцать подождут. Не истекать же парню кровью... Ты обозначенные кабинеты проверил?

– Проверил.

– Компы в каком состоянии?

– Большая часть цела, - Грищук почесал за ухом. - Стоят как стояли, никто их не трогал. Слой пыли на них метровый... В основном там, где двери на обычный замок закрывались, там все цело. А где только на магнитный - там все настежь, твари все разворотили. В двадцать третьем, например, все на полу, все раскурочено. И в двадцать восьмом тоже. Вот и доверяй после этого технике с электричеством, - натянуто хохотнул он.

– Тогда иди пока, выковыривай винты из компов. Сейчас я закончу с перевязкой и присоединюсь. Успеем еще, полдня впереди.

– Как он? - кивнул Грищук на Бена.

– Хреновато, - поджал губы Ромка. - Почти сомлел... Как обратно пойдет - не знаю...

– Да вроде раны-то неопасные, в смысле - ничего важного не задето, - с нарочитой тревогой усомнился Грищук, а Бену послышались в его голосе довольные нотки.

"Ишь ты, радуется, что я ослаб и сопротивляться не смогу..."

– Много крови потерял, - коротко возразил Роман. - И излучение ты со счетов не сбрасывай... Он ведь больше часа под сильнейшим излучением мотался. Кто его знает, как оно скажется...

– Значит, парень нам не помощник... - протянул Грищук, присаживаясь рядом на корточки.

"Ну точно, он доволен, что мы разделяемся, что я вынужденно остаюсь здесь, а Ромка пойдет с ним вниз один", - мелькнуло у Бена. - "Настолько доволен, что даже не скрывает этого."

– Бе-ен! Эй, Бен! - Грищук легонько тряхнул его за плечо.

Бен охнул и скривился. Словно от внезапной боли.

– Ну, ты как, приятель?

– Вы идите, а я пока здесь посижу, - морщась, выдавил Бен. - Отдохну немного. Чего-то я совсем...

– Сейчас пойдем, - согласился Роман. - Сейчас с твоей левой закончу, и мы пойдем... Компы потрошить... А ты сиди, отдыхай, шоколадку пока слопай, что ли. Небось голодный?

– Не знаю, - вяло промямлил Бен. - Голова кружится...

– Да понятное дело - столько крови потерял! Ну, ладно. Пойдем мы, - Роман напоследок хлопнул его по плечу и поднялся с корточек. Выкопал из рюкзака контейнер для жестких дисков и подхватил свой автомат.

"Ром, ты только не забудь, пожалуйста, что нельзя поворачиваться к Грищуку спиной", - отчаянно подумал Бен. Он изо всех сил старался послать эту мысль Ромке импульсом и искренне жалел, что способностей к телепатии у него не прорезалось. Что бы там ни было у Ромки на уме, но жить-то ему тоже хочется, и волей-неволей в текущем раскладе он - союзник. А Бену не выбраться отсюда в одиночку... У Ромки-то еще есть шанс, хотя тоже небольшой, а у Бена - ни единого.

Шаги в коридоре отдалялись и затихали. Бен сел, продел руку в рукав свитера, который пришлось наполовину снять для перевязки. Потом осторожно встал, стараясь поменьше опираться на правую ногу. Да, она заметно пострадала, но ходить можно. На самом деле чувствовал он себя средне между тем, что разыграл для Грищука и что демонстрировал Ромке. А перед Ромкой он немного лишку повыпендривался... Но ничего, помочь ему - сил хватит.

"Сейчас... Надо немного выждать. Они сейчас спускаются вниз... Вряд ли Грищук нападет на лестнице, скорее всего, он сделает это внизу, чтоб я не услышал выстрелов и не насторожился. Потом он рассчитывает вернуться сюда и застать меня врасплох... Ромка прав - Грищук сначала хочет расправиться с наиболее опытным бойцом, а меня оставляет на закуску. Ну, ничего, подавишься ты этой закуской..."

Рваный комбез Бен натягивать не стал - толку от него никакого, только время и силы на это тратить. Но вот бронежилет и шлем - надеваем. И разгрузку тоже. Ради карманов. Там - полные магазины и четыре "звездочки"-помощницы...

От контакта с полем "звездочек" сразу прибавилось сил. Бен присоединил к автомату полный магазин, зарядил в пистолет новую обойму и посмотрел на берцы...

Ноги отчаянно мерзли на бетонном полу. Коридор надземного этажа, "предбанник" и первый лестничный пролет он все-таки прошел обутым, слишком уж холодно было босиком, да и риск - в плюс ко всем прочим ранениям еще и ступни повредить - нельзя было сбрасывать со счета. А перед выходом с первого подземного на лестницу вниз он скинул незашнурованные берцы и теперь нес их под мышкой. Не хватало еще, чтоб Грищук издали услышал шаги! Бен ковылял по коридору в носках с пистолетом наготове. Босиком получалось хоть и не бесшумно, но все-таки намного тише. Ну не ниндзя он, чтоб совсем не шлепать ногами! Только бы не опоздать...

По второму подземному он крался и вовсе на цыпочках и старался дышать как можно тише. Чуть ли не наощупь, глядя через неудобный ПНВ, но включать инфракрасный фонарик теперь однозначно было нельзя - демаскирует моментально. У Грищука на глазах тоже ПНВ. И через него свет инфракрасного фонарика прекрасно видно.

Голоса доносились из распахнутой двери темного кабинета. Бен замер и отошел вплотную к стене. Прислушался. Нет, не опоздал... ФФух... Два голоса. И пока что говорят спокойно - о деле. Как ни в чем ни бывало...


– Ч-черт, не могу корпус вытащить! Тут провода, похоже, уходят куда-то под стол... А он, зараза, успел к полу прирасти, что ли... Капитан, помоги-ка его сдвинуть!

После этой его фразы Бена в буквальном смысле слова тряхнуло. Казалось, волну опасности можно сжать рукой, и она будет пружинить под пальцами, как туго накачанный надувной матрас. Грищук счел момент подходящим и начал действовать. Сейчас Ромка подойдет и нагнется посмотреть, чем там зажаты провода и как вытащить корпус компа, и в это время ствол пистолета жахнет ему в затылок...

Ввалиться в кабинет и выстрелить в Грищука?! Заорать "Берегись"?! А если тот все-таки еще не доставал пистолет? "Спугну - и ничего потом не докажешь... А он найдет другой подходящий момент..."

Но Роман, видимо, просек. И без паранормальной способности смог ощутить опасность. Да говорят, что у опытных вояк чутье работает не хуже, чем у зверья или экстрасенсов... Он не подошел к Грищуку. Наоборот, сделал шаг куда-то в сторону - Бен со своего места не мог видеть, куда именно, но голос Ромки звучал оттуда чуть приглушенно. Значит, между ним и Грищуком есть какое-то препятствие... Может быть, шкаф или стол...


Роман ситуацию просек. Он ждал такого развития событий, все время ждал. Отчасти благодаря предупреждению Бена. Отчасти - следуя своим догадкам. И когда прозвучала просьба "помочь подвинуть стол", он быстро выключил головной фонарь, как можно тише отодвинулся на несколько шагов вглубь комнаты и присел. Так, чтоб между ним и Грищуком оказалась крупная тумба - хоть какая-никакая, а преграда. Включил ПНВ. Но несколько секунд до того, как прогрелся прибор, и глаза адаптировались к непривычному изображению, он сидел совершенно ослепший. И молился всему, во что верил и во что не верил, чтоб в эти секунды Грищук не пошел в атаку.

Но фонарик Грищука тоже погас. Опытный боец, он не мог не понять, что фонарь делает его прекрасной мишенью. Значит, ему тоже понадобиться время, чтоб привыкли глаза... И это время надо попытаться использовать с максимальной выгодой для себя.


– Грищук, слушай... Прежде чем ты выстрелишь, удовлетвори, пожалуйста, мое любопытство... - начал Роман. Хотя, помимо любопытства, его вопрос преследовал сугубо практичную цель - звук голоса подскажет ему, где находится противник. - Шепелев тебя в долю взял? Или ты решил сам свалить со всей добычей?

"А ты будешь дурак, если ответишь..." - подумал про себя Ромка.

– Ишь ты, - крякнул Грищук, - допёр! Сам догадался или пацан твой подсказал? Гордимыч меня предупреждал, что он опасность чует... Только я не верил... Пока сам не увидел...

"Ишь ты, ответил! А ведь вроде не дурак. Или он настолько уверен в себе и своем преимуществе, или тоже нервы на пределе, и слова наружу рвутся..."

– Пацан сейчас наверху, а тебе не мешало бы научиться ствол из кармана потише доставать! Только полный идиот не сообразит, на кой ты за ним полез... Ну, так ты не ответил! Гордимыч тебя в долю взял?!

– Тебе-то что, капитан?! Тоже захотел, что ли? - огрызнулся Грищук.

– Мне-то ничего. А вот ты - полный лох, если купился! Неужели не понимаешь, что жив ты ровно до того момента, когда принесешь ему контейнеры с винтами?

С той стороны, где стоял Грищук, донеслось что-то вроде раздосадованного хриплого вздоха.

– Он меня не в долю... Он меня за яйца взял! Выхода другого у меня не было! Да хотя тебе, капитан, не понять - ты один, как перст. Ни семьи, ни родни, никого...

Бен стоял, чуть ли не дыша. В комнате послышалось шевеление и тихие шаги. Кто-то из них сдвинулся с места и пытается подобраться к противнику.

– А я на таком крючке, что... Эх, да что толку говорить! - нарочито громко сказал Грищук. Словно хотел заглушить что-то своим голосом. Не иначе, как осторожные шаги... Значит, это он идет по комнате.

"А Ромке наверняка и переместиться-то некуда!" - Бена прошил ужас. - Если он в углу за шкафом, то шкафы обычно стоят у стены. И он в ловушке. Вот если под столом - может, еще есть шанс переползти... Тем более, там темно...

Бен осторожно сместился на шаг вбок. Заглянул в комнату. Эх, ни черта не разберешь... Чье плечо и ногу видно в узкий сектор обзора? Грищука или Ромки?!

– Я предложил бы тебе забрать все, свалить отсюда подобру-поздорову и доложить, что ты нас грохнул, - раздался из глубины комнаты голос Романа.

Значит, ближе к двери стоит все-таки Грищук...

– ...Но ты ведь все равно этого не сделаешь, - закончил фразу Роман.

– Верно мыслишь, капитан! - Грищук почему-то упорно избегал называть бывшего напарника по имени. - Вы ведь все равно попадетесь на глаза кому-нибудь из наших, даже если останетесь в Зоне. А мне... Ладно, если бы я за невыполнение приказа пошел другую зону топтать, а то ведь жена пойдет... Мне нельзя приказ не выполнить...

– От кого этот приказ?! От рвача, который решил толкнуть материалы налево и набить себе карман?!

"Что за разговоры Ромка с ним затеял? То ли время тянет, то ли информацию у Грищука выманить хочет..." - думал Бен. - "Мы ведь до сих пор не знаем, и кроме как от него, узнать неоткуда - почему Шепелев решил нас убить?!"

– ...Грищук, опомнись! Разве ж это официальный приказ?!

– А тебе, капитан, это уже без разницы, - резко огрызнулся Грищук.

"Елы-палы, но что же мне-то делать?!" - мысли Бена заметались. - "Выстрелить в него сейчас? Пока он не выстрелил в Ромку? Наверное, да... Сейчас... Сейчас я..."

Он поднял руку с пистолетом. Передвинулся еще на полшага вправо. Прицелился в туловище...

"Нет, не могу. В монстров стрелял не задумываясь, но это же... Человек все-таки..."

– Кто здесь?! - вдруг дернулся Грищук. Заметил краем глаза, значит. Или услышал движение.

Бен шарахнулся обратно, под защиту стены. Но ведь Грищук на месте стоять не будет... Он быстро догадается, что шатун или снорк уже наделали бы много шума, а тихонько прятаться здесь может только один человек кроме него и Ромки - измотанный и израненный неопытный мальчишка. Которого не составит труда пристрелить, если высунуться в коридор. И сейчас Грищук это и сделает...

И Бен сделал шаг к дверному проему. Отчаянно размахнулся берцами и швырнул их в голову Грищука. "Ром, стреляй!" он заорал уже на секунду позже, после того, как тяжелые башмаки шмякнулись в цель. И сам нажал на спусковой крючок.

Хотя толку-то... Рука тряслась и ходила ходуном настолько, что вряд ли он мог попасть... Даже почти вплотную, с нескольких шагов.

А вслед за его выстрелами в комнате грохнули еще три выстрела подряд. Потом с шумом, опрокидывая стулья, упало тело.

– Рооом! - рявкнул Бен.

От страха сердце ушло в пятки. Потому что если это упал Ромка - то Бену пора читать отходную...

– Да жив я! - раздалось из комнаты.

Бен кинулся внутрь, на ходу включая фонарь. Грищук лежал посередине. В его скуле чернела дырка от одной пули, а вторая пуля разнесла подбородок. Третья оставила разлохмаченную прореху в разгрузке, но не факт, что пробила бронежилет - скорее уж, этот выстрел послужил отвлекающим маневром.

Поникший Роман стоял над телом бывшего соратника с пистолетом в руке.

– Ром! - опять дернулся вперед Бен; неловко качнулся, подволакивая ногу.

– Спокойно, спокойно... Да цел я... Блин... Вот ведь дерьмо какое получилось...

Бен перевел дух.

– Перепугался? - спросил Ромка, тихо и хрипловато.

– Ага... Я никак не мог решиться стрелять первым... Это же не монстр все-таки...

– С этим я бы не согласился, - с грустной ехидцей возразил Роман. - И чем же ты в него запулил?

– Башмаками, - всхлипнул Бен.

– Ох ты... - Роман тоже наконец-то включил фонарь и посветил Бену под ноги. - Обувайся давай... Холодно ведь...

– Ага, - выдохнул Бен и зашарил лучом света вокруг, разыскивая упавшие берцы.

Ромка поставил пистолет на предохранитель, сунул его в кобуру, и полез в угол - искать вадимов ботинок.

– Держи один...

Потом замер, подсвечивая фонариком на тело бывшего соратника:

– Вот ведь... Так и не сказал толком, почему Шепелев приказал нас убить.

Бен присел на уцелевший стул, натягивая берцы. Усталым, тяжелым шагом подошел Роман:

– Пойдем-ка наверх...

Он понимал, что в подземелье у них остается еще немало дел. С компами надо что-то решать; не бросать же просто так ценнейшие материалы. Но даже ему сейчас было тягостно находится здесь, чего уж говорить об измученном мальчишке. Бен грязным рукавом размазывал слезы по замурзанной мордочке и изо всех сил старался не всхлипывать слишком громко.

"Ну как же, ему ведь теперь стыдно плакать, он ведь теперь у нас супер-пупер-боец, выше только звезды, круче только яйца! В столовой ОМОНа после пятиминутной варки..."

– Пойдем, Бен... Тебе отдохнуть надо.


...Снаружи время словно застыло. Как с самого утра висела над Зоной серая хмарь, так и будет висеть до самых сумерек. День уже перевалил за середину, а небо ни чуточки не посветлело...

Бен сидел на расстеленном на полу коврике-"пенке" и неохотно ковырял ложкой в консервной банке. Ни малейшего желания есть не было и в помине; но Роман заставил его чуть ли не силой - "нам еще с десяток километров переть; если не поешь - по пути точно без сил свалишься!". Сам Ромка ползал по полу рядом - чинил пострадавший комбинезон с помощью предусмотрительно захваченных с собой лоскутов той же ткани и специального клея. Конечно, не слишком-то это надежно, но все же лучше, чем разгуливать по Зоне в трикотажных портках!

Необходимое дело немного отвлекало от мыслей; а мысли были такие, что хоть вешайся... Но, положим, вешаться капитан Фадеев всерьез не собирался, а вот от отчаяния и злости разнести что-нибудь тяжелым берцем вдребезги очень хотелось. Шесть лет - да восемь, если с армией считать, - вкалывал на родимую Контору, служил честно; а что получил взамен? Предательство. Даже будь это необходимостью в интересах государства, все равно оказаться разменной монетой - обидно и больно, как любому нормальному человеку. А уж если вдруг твоя жизнь и судьба положена кем-то на алтарь только ради собственной наживы - обидно вдвойне. Окунул Шепелев его в дерьмо по самые уши... Убийство офицера ФСБ, и поди докажи, что это было самозащитой в форс-мажорных обстоятельствах. Поди докажи, что Грищука наняли исполнить роль наемного убийцы... И кто знает, нет ли над Шепелевым кого-нибудь повыше, тоже заинтересованного в этой сделке? К кому теперь бросаться искать защиты и требовать разбирательства? Черт побери, до чего же гнусно чувствовать себя бессильной пешкой! А ведь и у него, капитана Фадеева, есть подчиненный. Есть человек, который зависит от него и теперь ждет его решения.

– Ром, а куда мы теперь пойдем-то?

"И раз уж мы не дали Грищуку застрелить нас сразу, то теперь придется как-то выживать... Потому что тупо лечь и помирать - это глупее некуда."

– На Янтарь. Это озеро высохшее... Возьми карту, посмотри. Там сейчас находится международная научная станция.

– А почему туда?

– Прежде всего надо заняться твоими ранами - вычистить, зашить... Наверняка у них есть врач, ну на крайняк - биолог! Не может не быть! Это самый первый пункт в нашем списке.

– А потом?!

– Хм... Сначала первый пункт надо выполнить... Но дальше, в перспективе - нам надо из Зоны выбираться. Естественно, нам нельзя выходить отсюда там же, где мы заходили - Шепелеву в момент донесут, что мы живы! И он пошлет следующего убийцу. И мы даже не будем знать, кого...

– А другие входы-выходы знают сталкеры, - подхватил Бен.

– Правильно мыслишь! И потому вторым пунктом у нас будет - познакомиться, скорефаниться, наладить контакты. И попросить, чтоб нас вывели за периметр.

– Ром, ну, допустим, выйдем мы... А потом?

– Суп с котом! - не выдержав, огрызнулся Роман. - Ну не знаю я, к кому нам дальше идти искать защиты! Я понятия не имею - Шепелев последний в цепочке, или он сам по чужому заказу работал? Может, над ним еще кто-то есть? А то сунемся и угодим в самый капкан... Но попробовать хоть что-то предпринять можно только снаружи! Если будем околачиваться здесь, точно ничего не узнаем... Так и будем всю жизнь прятаться за колючкой и аномалиями, что ли?! Нет, надо выбираться...

– Ром, а может, как раз наоборот? - вдруг призадумался Бен. - А может, здесь мы в большей безопасности? Зона нас защитит...

– О господи, приятель, иногда я начинаю сомневаться, в здравом ли рассудке ты вышел из подземелья...

– Здесь не работают мобильники. Ну, практически не работают. И нас не отследят по сигналу. Здесь невозможно перемещаться слишком быстро - и нас намного труднее будет обогнать, чтоб устроить засаду или ловушку, - продолжал рассуждать Бен, глядя куда-то вдаль, за окно, немного отсутствующим взглядом. - Здесь преимущество в "проходимости" у меня. У наших врагов вряд ли найдется такой же проводник...

"А ведь в чем-то мальчишка прав", - подумал Роман, посильнее прижимая заплатку к рукаву. Один край никак не желал приклеиваться ровно - мешал какой-то твердый комок в нарукавном кармане. Роман, чертыхнувшись, запустил туда пальцы. Сложенный во много раз и сильно помятый листок клетчатой бумаги... Вспомнилась прошлая ночевка в подвале. И Бен, украдкой пишущий что-то при свете фонарика. Уж не это ли?..

"Наверняка пацан писал это на случай своей гибели... Так что теперь письмо потеряло смысл..." Но профессиональное любопытство пересилило. Роман осторожным движением спрятал сложенный листок в ладонь, а потом незаметно переложил в свой карман. И продолжил разговор:

– И что ты предлагаешь? Всю оставшуюся жизнь плутать среди аномалий и зарабатывать на жизнь собиранием сомнительных фиговин?!

– Ну зачем - всю... - смутился Бен.

– Тем более, что она может стать не такой уж и длинной, если мы в Зоне останемся! Нет, приятель, здесь имеет смысл пересидеть какое-то время, но не более!

– Если нас выпустят... - бросил Бен, отвернувшись и глядя куда-то в угол.

– Да примажемся к кому-нибудь из сталкеров и проберемся через периметр...

– Ромка, я не о том, - совершенно серьезно оборвал его Бен. - Зона может нас не выпустить. Слишком уж много сил она приложила для того, чтоб меня заманить... Ну, может, тебя и выпустит, ты-то ей вряд ли нужен, а вот меня - фиг вам...

Ромка оторвался от ремонтных работ и с преувеличенно озадаченным видом потрогал Бену лоб:

– Приятель, с тобой точно все нормально? Ты как себя чувствуешь? Сколько пальцев? - он растопырил пятерню перед носом Бена.

– Да не стукало меня по башке! И в глазах у меня не двоится! - Бен раздраженно оттолкнул его руку. - Хм... Пожалуй, чем больше я буду доказывать, что не чокнулся, тем меньше ты в это поверишь... Сумасшедшие всегда про себя думают, что они нормальные... Но все-таки... Я тебе перескажу по порядку кое-какие факты, а ты тогда сам рассудишь - случайность ли это.

– Ну, давай, - согласился Роман, уселся поудобнее и приготовился слушать.

– Чего ты ерничаешь?!

– С чего ты взял?!

– Да по морде видно... И вообще... То, ради чего мы сюда приперлись... Неужели так и бросим?

Роман призадумался. Дернул щекой...

– Да как-то не до этого было... И что ты предлагаешь? Неужели ты сможешь сейчас лезть в подземелье и расковыривать там компы?

– Нет, Ром, давай лучше так: ты все компы сюда вытащишь, а я буду из них винты аккуратненько выбирать. А потом припрячем все в надежном месте. А то сам посуди - вдруг кто-нибудь на готовое прискачет? Я тут, видите ли, жилы рвал, жизнью рисковал, чтоб кто-то - на готовенькое?! Для чужого дяди?! Нет уж, фигушки... И по ходу дела я тебе свои соображения расскажу.

Роман, улыбаясь, поднялся с пола. Потянулся, хрустнул суставами:

– Ну, можешь считать, убедил! В том, что у тебя крыша не поехала... Когда ты вот так, по деловому - вижу, что ты в норме! Ладно, сейчас начну подтаскивать. А, да, ты комбез пока не трогай, пусть клей подсохнет.


Уже на лестнице он развернул скомканный листок. В свете фонарика - неровные строки, слипшиеся буквы... Эх, и корявый же у Бена почерк!

"Ром, если ты читаешь это письмо - значит, я дошел до выключателя, а вас уже не дождался. Не грузись и не вздумай винить себя в этом. Даже хорошо, что все сложилось так, а не иначе. Моя жизнь со стороны выглядела благополучной, но ее изнанки никто не видел. Родители любили только свои фантазии об идеальном сыне, а я для них был "неблагодарный выродок". Даже хорошо, что ты привел меня в Зону - здесь я сделал хотя бы одно дело, для которого подходил больше всего. И мне плевать, честно говоря, нужное это дело или нет. Главное -что я его выполнил. Потому ты ни в коем случае не должен считать себя виноватым, а как раз наоборот. Только Светку жалко. Если ей одной будет тяжело, то не бросай ее, ладно? Помоги чем сможешь, и как сможешь. Считай, что это моя последняя просьба, и ты должен обязательно ее выполнить. Но главное - постарайся выбраться."

Ромка перевел дух. Да-а-а, он не должен был этого читать... Вот уж никак не должен... Бен не обрадуется, если поймет, что вот он - жив, а письмо читали... Особенно то, что касается Светки...

"Ну уж нет, пусть Бен сам о своей подруге заботиться! А я постараюсь вывести его отсюда живым и по возможности здоровым, к его девчонке..."

Роман вспомнил блондиночку, которой так здорово подошли бы накладные эльфийские ушки, и грустно улыбнулся.

"А ведь мне не светит... Что бы там Бен не завещал, но она прекрасно понимает, что я ей - не по Сеньке шапка, и вряд ли у нас что-то получится. Да и не нужен я ей, она своего щенка-оболтуса любит. Вон, в больнице-то как тайфун налетела! Если надо будет, Светка за него и в начальственные кабинеты, как на амбразуру бросится - правды добиваться. Везет же недотепам, блин!"

Роман аккуратно сложил по сгибам мятый листок. Теперь надо осторожно подсунуть его на прежнее место...

Мутный поток грязи совсем недавно смыл на фиг все его моральные устои и границы; он поволок Романа, как щепку, в водоворот отчаяния. Плюнуть на все, забыть про въевшуюся в кровь осторожность; сорваться с тормозов и покуролесить так, чтоб Зона долго эхом отзывалась! А потом сгинуть от клыков монстра или чьей-нибудь пули; и ждать этого было бы недолго. Еще совсем недавно Роман готов был броситься сломя башку к черту в пекло... А теперь - нет. Теперь вспомнил, что у него есть якорь, который не даст ему утонуть.

И пошел в помеченный на карте кабинет - вытаскивать системные блоки.


Вокруг росла куча снятых панелей и раскуроченных корпусов. Бен, да и Ромка тоже, шустро орудовали крестообразными отвертками. Принести наверх системные блоки оказалось делом намного более быстрым, чем вынуть из них начинку. Комбез лежал на полу точно так же, как Роман его оставил; вернувшись, он незаметно подсунул письмо на прежнее место, и облегченно перевел дух. Все нормально, парень ничего не заметил...

Бен, орудуя отверткой, старался не отставать, но все-таки, то и дело увлекаясь разговором, начинал выкручивать болтики медленнее:

– ...Это видение, где ты на снегу лежишь... Вот скажи, откуда бы ему взяться? У меня раньше похожее было всего два раза. Один раз, еще в девятом классе, я соседского щенка нашел, когда тот убежал и пропал. Ну как - щенок... Ему примерно полгода было. Золотистый ретривер, лапушка, умница... Я по этому псу просто слюни пускал, себе такого же хотел! Ну, нашел... Пес в канализационный люк провалился, крышка была сдвинута. Потом еще раз, уже на первом курсе, когда один парень из клуба в лесу заблудился, мне тоже как будто что-то подсказало, что он вышел на следующую платформу электрички, дальше от города. Но тот тип мне бабло должен был! Давно! И не отдавал! Я затрахался из него вытрясать... Улавливаешь? Оба этих пропавших во-первых, были мне знакомы, а во-вторых - меня с ними что-то связывало. Или симпатия, или деловой интерес... А с тобой что? Совершенно ничего, кроме разве что злости. Злился я на тебя за тот фальшивый телефонный номер! Как будто нельзя было просто сказать, что тебе некогда заниматься всякой ерундой... Ну так вот... Тогда до меня, естественно, не дошло, я уже потом задумался и понял. Это она нарочно так подстроила, потому что как раз ты и должен был меня к ней привести...

– Кто - она?! - подозрительно нахмурился Ромка, на мгновение замерев с поднятой отверткой в руке.

– Да Зона же, Зона!

Ромка вздохнул с выражением: "Ну вот, опять началось!"

– Ром, ну зря ты так... Смотри - ведь все одно к одному! По логике, ты должен был сообщить обо мне своему руководству еще в августе... И соответственно, на подготовку я бы попал раньше... Может, меня даже бы успели еще в том году, до снега в Зону закинуть. Но ты не сообщил... Сорвались ее планы... Потом эта встреча в магазине. Надо же было так случится, чтоб меня распределили именно в ту лавочку, куда ты за чайником пойдешь! Да еще чтоб он у тебя сгорел ни раньше, ни позже. И опять срыв! И тогда Она уже пошла ва-банк... Вот скажи, ты когда-нибудь встревал в чужие семейные разборки на улицах?!

– Сроду не встревал, - согласился Ромка.

– А чего в тот раз встрял?!

– Не знаю... Как будто бес попутал...

– Вот именно! - Бен потряс зажатой в кулаке отверткой. - Нужен был повод - нас с тобой столкнуть так, чтоб я хошь-не хошь, а попал на глаза твоему начальству! Вот не пришлось бы мне врачу на лапу давать - и хрен бы Шепелев про меня узнал!

– Короче, получается, что кругом я виноват, - невесело усмехнулся Роман.

– Да не ты, а Зона! Ты был просто инструментом в ее руках...

– Думаешь, меня это больше утешит?

– Ты хотя бы инструмент, а я - так и вовсе пища, - закусил губу Бен.

– С чего ты взял?

Парень осторожно уложил в контейнер извлеченный жесткий диск, и шумно втянул воздух.

– Ром, ты относись как хочешь, к тому, что я сейчас скажу... Но я скажу! Когда я еще только зашел на третий подземный, к этой долбанутой установке, мне показалось... Короче, показалось, как будто меня рассматривают. Кто-то. Вот я понимаю, что стою перед дверью в подземелье, и кажется, что одновременно я где-то еще... И как будто меня разглядывают какие-то люди, придирчиво так, как будто приемная комиссия, и судачат - подхожу я им или ни фига... Дверь я перед собой вижу, все нормально, и в то же время как будто я где-то еще, и не пойму - где. А потом все пропало. Ты, конечно, скажешь, - мол, глюк... - Бен замер, уставившись прямо перед собой отстраненным взглядом.

– Ну, а пища-то тут при чем? - осторожно поинтересовался Роман, только ради того, чтоб увести опасный разговор на менее скользкие рельсы.

– А при том, что я понял - если они меня поглотят, то станут сильнее.

– Они об этом говорили?

– Нет... Я сам понял. Почувствовал...

– Думаешь, что если бы ты не смог выключить излучатель, то это и произошло бы?

– Не-а, - отрицательно мотнул головой парень. - Это должно было произойти не здесь... И не сегодня. Излучатель - это действительно была защита вот этого, - Бен постучал костяшкой пальца о контейнер с жесткими дисками. - Если бы я не выдержал уровня излучения и свихнулся, то просто стал бы еще одним шатуном, и все. А раз я выдержал... Значит, они убедились, что я им подхожу. Но когда я расстрелял установку, то все пропало. Пси-излучение, наверное, создает особое поле, через которое я и они можем друг друга почувствовать... Было поле - был контакт, пропало поле - и контакт оборвался...

Роман саркастически усмехнулся:

– У тебя то она, то они... Ты бы уж как-то определился, что ли!

Но Бен, вопреки ожиданиям, не вскинулся и не стал метать взглядом молнии.

– Ром, ну откуда мне знать, Зона это, или люди какие-то, или вообще не люди!

– Марсиане, не иначе! Ох, приятель... Выберемся - садись фантастику писать. У тебя получится!

Парень на подколку не отреагировал. Наоборот, устало поник и бросил отвертку.

– Я - как песчинка в жерновах... Меня там крутят... И перемелют...

Роман отодвинул разобранный системник:

– Что за упаднические настроения?! Сейчас ты просто устал, вымотался... Шутка ли - столько всего за один день...Никто тебя не перемелет! Если это люди - найдем и вставим им по первое число! Если Зона - выберемся и уедем. Куда-нибудь подальше... В Америку сбежим - туда она не дотянется.

– Чего уж не сразу на Луну?!

– Ишь ты! Раз шутишь - значит, очухался! Давай-ка вставай, натягивай комбез, и пора идти! Мы и так на Янтарь дойдем уже в сумерках, даже если не придется загибать крюки, и по пути ничего не помешает.

Он вскочил на ноги.

– Все-все, одевайся! А я пойду пока прятать наши сокровища... Надо еще подходящее место для них подыскать. И... И хоть гляну на эту проклятущую установку, из-за которой всю эту кашу заварили!

– Ром, подожди, давай лучше вместе пойдем! На третьем подземном аномалий дофига. Еще не хватало, чтоб ты вляпался! - Бен, морщась, стал натягивать комбез. - Я быстро! Подожди немного... Черт побери, а берцы где?!

Бен завертел головой, разыскивая обувь среди раскуроченных системников, которые теперь стеной окружали его коврик.

– Вот они, - Ромка вытащил ботинки из-под снятого корпуса.


...Начал накрапывать дождь. Притихшее здание НИИ смотрело пустыми глазницами окон вслед двум удаляющимся фигуркам. Две очередные букашки ползли по шкуре Зоны - продолжать свою насекомую жизнь... Много их тут таких ползает...

Еще один неосязаемый взгляд провожал путников. Вернее, одного из них. Когда исчезло создаваемое установкой поле, отыскивать этого человечка на поверхности Зоны стало намного труднее - его аура становилась заметной только рядом с аномалиями; тогда она вспыхивала ярким дымным облачком, которое не сможет увидеть обычный человеческий глаз. Ничего, пусть себе ползет! Никуда не денется...

Прочь от НИИ мерным тяжелым шагом, сгибаясь под рюкзаками, брели двое - один подволакивал ноги и сильно хромал, второй сдерживал шаг, примеряясь к ритму спутника.

Кроме своего груза Ромка взвалил на себя оставшийся боезапас Грищука - не пропадать же добру. Бен поделился с ним своими "звездочками", Ромка взял одну среднюю и самую маленькую, а две крупных, несмотря на протесты, запихал Бену в подсумок. "Не выпендривайся, рюкзак я дотащу, а вот тебя вместе с обоими рюкзаками - нет!"

– Если повезет, то к сумеркам доберемся до Янтаря, - в который раз повторил Ромка.

Бен ответил согласным кивком.

Вспыхнула и разразилась треском "электра", потревоженная отлетевшим из-под ноги камешком. Две фигурки брели по скользкой от мороси земле Зоны.

Конец


home | my bookshelf | | Выключатель |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения