Book: Нокаут (ЛП)



Нокаут (ЛП)

Скайла Мади

Нокаут

Книга : Нокаут | Consumed

Серия : Нокаут | Consumed #1

Автор : Скайла Мади| Skyla Madi

Переводчик : Флида Бурина-Гершина

Редактор: Твайлайт Спаркл

Вычитка : Ксюша Манчик,Анна Рорк

Сэмми, если мне предстоит посвятить тебе книгу,

это должна быть книга, полная мышц, секса и любви;)

Люблю тебя!


Глава 1

От: БЛЕЙДА 19:23

Привет, детка. Пропущу ужин. Решили затусить с друзьями. Не жди меня. Целую.

Потрясающе. Просто чертовски потрясающе.

Я швырнула телефон обратно в сумочку и оглядела помещение, расстроенная сообщением Блейда. К сожалению, он динамит меня не в первый раз. Третий раз за месяц Блейд заставляет ждать его в мексиканском ресторане «Сальса», предпочитая зависать со своими дружками, а не с девушкой, с которой встречается уже шесть лет. Что ещё хуже, официант, подходивший к моему столику за последний час и спросивший, буду ли делать заказ, тот самый чёртов официант, который пытался обслужить меня два последних раза, когда меня динамили. Я посмотрела в сторону стойки и, увидев мальчишеское лицо официанта, встретилась с его голубыми глазами. Он сочувственно посмотрел на меня. Я быстро перевела взгляд на меню, позволив своим шоколадным прядям закрыть меня, как занавесом.

– Вы готовы сделать заказ? – спросил молодой парень, проведя своими пальцами по длинной светлой чёлке.

– Э… – Румянец мгновенно окрасил мои щёки, и я съёжилась от мысли, насколько сильно, должно быть, покраснела. – Нет, извините... мой парень не сможет прийти.

Я встала и поправила своё короткое чёрное платье. Сняв со стула пальто, сочетающееся по цвету с платьем, накинула его на плечи, взяла сумочку со стола и быстро направилась к выходу.

Снаружи было на удивление холодно. Странно. Предполагается, что весной должно быть тепло. От холодного ветра мой нос сразу стал наполняться соплями, и я почувствовала, как румянец сходит с моих щёк. Мои высокие каблуки гулко стучали по асфальту, пока я шла по парковке. Холодная погода всегда успокаивала меня, но сегодняшней погоды недостаточно, чтобы успокоить бушующий во мне гнев.

Моя тёмная тень упала на синий седан, пока я открывала замок и забиралась внутрь. Я швырнула сумочку на пассажирское сиденье. Слёзы жгли меня изнутри, но я не позволю им скатиться. Не собираюсь снова плакать из-за него. Я нагнулась к сумочке и поспешно начала в ней шарить руками в поисках телефона. Я нашла его имя в списке контактов и нажала на кнопку вызова. Послышалось приветствие на голосовой почте: «Йо, это Блейд. Очевидно, что сейчас я не могу ответить. Перезвоните позже».

Не собираюсь оставлять голосовое сообщение, но я определённо позвоню снова. И снова. И снова. Каждый раз, натыкаясь на его голосовую почту, я становилась всё злее и злее, пока он, наконец-то, не ответил.

– Шш… Шш… – шептал он какой-то хихикающей особе. Этот звук заставил мои кишки свернуться в животе. – Привет детка, что случилось?

Решив пока игнорировать женский голос на заднем плане, я сказала ему:

– Что случилось? Я сижу на парковке перед рестораном «Сальса», потому что ты меня снова продинамил!

Мой голос становится громче, но мне всё равно.

– Ты можешь перестать кричать?! Что в этом такого? Мы всё время зависаем вместе.

Что это за ответ такой!

– Подожди. Только то, что мы часто видимся, даёт тебе право динамить меня?

Так и вижу, как он сейчас по-дурацки пожимает плечами в своей фирменной манере.

– Что-то типа того. Я знаю, ты поймёшь.

Он отключился, оставив меня пялиться в ветровое стекло. Злость закипала в моей груди, и я чувствовала, как мои ноздри раздувались в такт учащённому дыханию. Трясущимися руками я нажала кнопку повторного вызова.

– Алло? – раздался хриплый женский голос, застав меня врасплох.

– Ты что, издеваешься надо мной? – спросила я, почувствовав себя нехорошо. – Кто это?

– Джорджина.

– Передай телефон Блейду, – ответила я резко.

Я отчётливо слышала клубную музыку и смех на заднем плане. Я рада, что он хорошо проводит время, пока я сижу на этой чёртовой парковке.

– Чёрт, Оливия, это не то, что ты подумала. Она взяла мой телефон со стойки.

Я достигла точки кипения. С меня хватит!

– Ты думаешь, что я дурочка? – прокричала я в телефон.

Почему я это спрашиваю? Конечно, он так думает.

– Нет, совсем нет, – слышу я, как он невнятно бормочет. В его духе. – Я имею в виду, что иногда ты делаешь такие вещи, что заставляют меня задаваться вопросом...

– Просто заткнись! У меня нет желания видеть тебя или хотя бы разговаривать. Ты найдёшь свои вещи в коробке на подъездной дорожке! – Одному Богу известно, как часто я говорила это.

– Да ладно, Олли. Не будь такой, – умолял он, называя меня прозвищем. – Ты чересчур бурно реагируешь.

Я повесила трубку.

«Что значит, чёрт возьми, бурно реагирую?»

Я положила голову на руль и несколько слезинок упали из моих глаз на бедро. Блейд и я встречались с тех пор, как нам исполнилось семнадцать. Нам сейчас по двадцать три. На самом деле, мы встречались лишь два года. Потом он впервые изменил мне. С тех пор я потеряла счёт всем его предательствам. Я знаю. Я идиотка, что принимала его обратно. Мне следует уважать себя и бла, бла, бла... Но поймите: быть с Блейдом – это всё, что я знаю. Он единственный парень, с которым я когда-либо встречалась. Меня пугает мысль о том, что его не будет в моей жизни. Но я также знаю, что если он останется в моей жизни, он будет продолжать разрушать меня. Это выше моих сил. Если быть с Блейдом означает сидеть и ждать его в ресторане или волноваться, что я могу подцепить от него ЗППП... то я не хочу таких отношений.


***


Я носилась по своей небольшой квартире с зажатой в руках коробкой, собирая вещи Блейда. Он не жил со мной, но за долгое время куча его вещей скопилась в моей квартире. С каждой убранной его вещью, я чувствовала себя хуже от осознания реальности. Убедившись, что в квартире не осталось барахла Блейда, я спустилась и поставила коробку на подъездную дорожку. Раньше я никогда не заходила так далеко, чтобы взять и выставить его вещи, но на это раз я сыта по горло. Я терпела достаточно долго. Я развернулась, чтобы уйти, но обернулась на свет фар на подъездной дорожке. Это было такси.

Великолепно.

Блейд выпрыгнул с заднего сиденья и вытащил наличку из переднего кармана джинс. Он бросил деньги таксисту через окно и трусцой побежал ко мне.

– Детка, – жалобно сказал он, пробегая пальцами по своим тёмно-русым волосам. – Не делай этого. Я люблю тебя.

Я развернулась на своих каблуках, так как прекрасно понимала: стоит ему сверкнуть своими ямочками на щеках – я пропала. Парень схватил меня за локоть, и, подобно удару тока, дрожь прошла сквозь меня, разразившись с неожиданной силой. Под его хваткой мой локоть заболел.

– Ты делаешь мне больно, – тихо прорычала я, чтобы соседи не услышали.

Он не ослабил хватку. Его глаза сердито всматривались в мои, когда он склонялся всё ближе, пока я не почувствовала его горячее, пьяное дыхание на своём лице. Ни тени сочувствия, только злость. Я взглянула в его маленькие, голубые глаза, а потом на его тонкие губы. Моё внимание привлекла розовая помада на его челюсти. Мой взгляд проследил за следами губной помады, которые доходили до его шеи и терялись под воротником зелёной рубашки-поло.

– Ты отвратителен, – выплюнула я.

Он сильнее сжал мою руку, и я непроизвольно вздрогнула от жгучей боли.

– Что ты будешь делать без меня? Где ты будешь без меня?

Я вырвала свою руку из его хватки.

– Я больше не нуждаюсь в тебе. Мне нужен тот, кто будет ценить меня.

Блейд громко засмеялся, запрокинув голову назад. Видимо, я рассказала шутку года.

– Ты не найдёшь никого, кто будет заинтересован в тебе так, как я. Ты обычная, Оливия, и скучная. Тебе нечего предложить. Я лучшее, что когда-либо случалось с тобой.

Ауч, подумать только: эта отвратительная личность является моей второй половинкой. Странное покалывающее ощущение появилось в моём горле, как это обычно бывает перед тем, как слёзы берут своё. Я прижала язык к нёбу, чтобы остановить влагу, грозящую пролиться. И это помогло, в некоторой степени.

– Если я так плоха, почему же ты так расстроен? – спросила я чуть дрогнувшим голосом.

– Я не расстроен. Я счастлив. Порви со мной. Мне плевать. И когда ты приползёшь обратно, я захлопну дверь перед твоим лицом.

Я отвернулась от него. Если я не уйду сейчас, то расплачусь. Нельзя позволить ему увидеть, что сделали со мной его слова. Я заставила себя подняться по маленькой белой лестнице и, только войдя в квартиру, услышала, как он сказал в последний раз:

– Ты мне не нужна! Мэйни общается с лучшими девчонками, и я сегодня закадрил двух из них!

Хлопнув дверью, я сползла по твёрдой поверхности. Как такой милый человек может стать таким отвратительным? Если бы вы спросили меня несколько дней назад, где бы я хотела оказаться, я бы ответила: «Где угодно, лишь бы рядом был Блейд». Если вы зададите мне тот же вопрос сейчас, то я отвечу: «Где угодно, где я не увижу глупое лицо Блейда и не услышу его глупый голос». Моя грудь болезненно сжалась, когда слёзы потекли из глаз. Я позволила себе заплакать навзрыд, так как сдерживала себя с самого возвращения из ресторана, но больше не было сил терпеть. Я на карачках проползла от входной двери через гостиную в свою спальню. Я залезла на кровать, и прохлада шёлкового одеяла нежно коснулась моих горящих щёк. Спустя несколько минут я поняла, что плачу не потому, что порвала с Блейдом, а потому, что это ещё не конец. Он будет продолжать возвращаться. Он будет продолжать эмоционально шантажировать меня и подавлять, пока я не сломаюсь и не приму его обратно, но на этот раз этого не случится. Я не приму его обратно. Сейчас я сильнее, и я долгое время готовилась к нашему неизбежному разрыву. Только то, что я выбираю более консервативную одежду, не делает меня обычной, и то, что я люблю оставаться вечерами дома и читать, не делает меня скучной. Я покажу ему, что независима от него. Мне нужно доказать ему, что он не может меня контролировать. Я буду вести себя так, будто он ничто, ведь именно так он со мной обходился. Я не ничто. Я есть я. И мне нравится быть мной.

Пошёл он к чёрту. 

Глава 2

Следующим утром я проснулась чрезвычайно рано, поэтому у меня было время позаниматься в тренажерном зале подольше. Зал находится всего в нескольких кварталах вниз по улице, но в любом случае я собиралась ехать на машине. Почему вдруг у меня должно быть желание сжечь больше калорий, чем требуется? Было тяжело просыпаться этим утром, так как прошлой ночью выспаться особо не удалось. В конце концов, я отключила телефон после одиннадцати вечера и на следующий день обнаружила миллион пропущенных звонков. Моей радости не было предела. Блейд, должно быть, сходит с ума сейчас. Думаю, это послужит ему хорошим уроком.

Даже после того, как телефон был отключен, выспаться всё равно не удалось. Всю ночь я провалялась в раздумьях, пытаясь поймать точный момент, когда Блейд так изменился. И не смогла. Возможно, он был таким со старшей школы, а я была слишком слепа, чтобы замечать это?

Я припарковалась напротив тренажёрного зала, наклонилась и достала свой рюкзак с пассажирского сиденья. Внутри было полотенце, пара шпилек, симпатичное чёрное деловое платье, немного косметики и расчёска. После занятий мне нужно будет принять душ и переодеться для работы. C тех пор, как в тренажёрном зале появился душ, я могла делать два дела одновременно, это как убить двух зайцев одним ударом. Я завязала волосы в тугой конский хвост, натянула лосины и прикрыла пупок розовым топом. Не то, чтобы это очень помогало. Топ постоянно съезжал вверх, оголяя мой плоский живот.

​Я вошла в тренажёрный зал, и тяжёлый запах ударил в ноздри. Вчера здесь проходил учебный лагерь, поэтому сильно пахло потом и рвотой. Отталкивающий – подходящее слово для описания этого запаха.

​Я оглядела зал, чтобы решить, с чего хочу сегодня начать. Обычно я стартовала с беговой дорожки или эллиптического тренажёра, но сегодня я чувствовала себя немного более... агрессивно. Мне хотелось чего-нибудь, где я могла бы выплеснуть свою злость. Во мне было много ненависти, от которой мне бы хотелось избавиться до работы, а не на ней. Мой взгляд упал на боксёрский ринг, где в спарринге сошлись два крепких парня. Для начала неплохо, хотя, возможно мне не стоит принимать всё слишком близко к сердцу. Я посмотрела выше боксёрских груш и увидела... его.

Вау.

По моей спине мгновенно побежали мурашки, пробуждая что-то тёмное и мрачное глубоко внутри меня. Я уставилась на незнакомца, разинув рот, беспомощно упиваясь его формами. Короткие чёрные локоны прилипли к потному лбу, и, как только я это заметила, он пробежался по ним пальцами, обмотанными бинтом, рассыпая крошечные капельки пота в разных направлениях. Во рту пересохло, во мне затрепетало дикое желание прикоснуться губами к его влажной шее. Внезапно странный жар опалил мою шею, и электрический ток прошёл мне между ног, я никогда раньше не испытывала ничего подобного. Я наблюдала, как его грудь поднимается и опадает в такт с учащённым дыханием. Он взглянул на потолок и закрыл глаза, а его "адамово яблоко"[1] чуть выступило вперёд. Широкие плечи и часть груди были покрыты причудливой татуировкой. Его бедро также пересекала татуировка. Это было какое-то изречение, но я была слишком далеко, чтобы прочитать его. Мой пристальный взгляд опустился к чёрным штанам на завязках, свободно висящим и обнажавшим бедренную кость. Я никогда не видела мужчину такого... такого, как он. Как будто он сошёл с экрана телевизора или страниц какого-то эротического журнала для женщин. Шесть кубиков и всё прочее.

​Он согнул пальцы, слегка попрыгал и сжал руки в кулаки. Его мускулы напряглись, работая и расслабляясь, по мере того, как он обрушивал удары на большую синюю боксёрскую грушу. Всё моё тело натянулось и вибрировало от удовольствия каждый раз, как его кулаки соприкасались с ней. И то, как его брови сходились вместе, когда он размахивал своими большими мускулистыми руками, заставило меня изогнуться всем телом. Посмотрев в его тёмные глаза и серьёзное лицо, я поняла, что груша представлялась ему кем-то, кого он ненавидел. Невольно, мой взгляд вновь переместился к кости бедра, и я задумалась, что же скрывается под тонкой тканью. Одной мысли было достаточно, чтобы почувствовать желание, заставившее сжать бёдра. Спустя несколько секунд я поняла, что завязки на его штанах больше не колышутся. Он не двигался. Медленно, я начала поднимать глаза к его стройным бёдрам и узкой талии, груди, покрытой тонким слоем чистого пота, прекрасно сложённым на спине мышцам и наконец к паре тёмно-карих глаз, которые смотрели прямо на меня.

Чёрт!

Тошнота подступила к горлу с молниеносной скоростью. Первой мыслью было, что мне станет плохо прямо здесь. Казалось, что я стою на воде, а не на твёрдой поверхности, а глаза широко распахнулись от участившегося пульса. Мне хотелось сбежать, но я застыла, будто приросла к одному месту. Я открыла рот, чтобы извиниться, но осознав, что между нами , по крайней мере, 30 футов,[2] закрыла рот. Смущённая и возбуждённая одновременно, я совершенно не могла собраться, только потому, что он смотрел на меня. Его дразнящие полные губы расплылись в дерзкой улыбке, будто он слышал всё, о чём я думала. Мои щеки запылали. Не от желания, а от смущения, и это мне не понравилось. Я опустила взгляд на свои белые кроссовки. Возможно, начну сегодня с беговой дорожки. В итоге мне удалось заставить себя идти в направлении беговых дорожек, стоящих рядком. Включив тренажёр, я побежала. Очень скоро моё тело стало стонать и жаловаться, возможно, потому что я забыла разогреться. Дорожка рядом со мной просигналила о начале занятия.

– Привет, Олли.

Это был мой отец. Я не должна была так удивляться, столкнувшись с ним здесь. В конце концов, это его тренажёрный зал. Я подавила стон. После моего переезда у нас с отцом были некоторые разногласия. Единственный раз, когда он нашёл время поговорить со мной, папа пытался пристыдить меня тем, что я съехала. Мой старший брат Чейз колесил по миру, не заботясь о родителях, так как служил своей стране. Боже упаси, если я делаю что-то для себя.

Я сбросила скорость на тренажёре до быстрого шага, чтобы соответствовать папиному. Ненавижу своё прозвище. Меня называли Олли с тех пор, как я себя помню. Отец и Блейд – единственные, кому это сходило с рук. ​

Я была сильно удивлена, увидев отца этим утром. Его не было какое-то время, и всеми делами заведовал его ассистент Деррик.

– Пап? Я не видела тебя здесь уже несколько дней. Я волновалась.

– Но волновалась недостаточно, чтобы заехать домой и проверить?

Я закатила глаза, когда он снял кепку и почесал свои прямые седые волосы. Он прекрасно понимал, что стоит мне переступить порог дома, как мне не позволят покинуть его.

– Я навещал твою тётушку Кейт, – сказал он мне. – Твоя кузина Трэйси вчера родила мальчика. У него мой нос.



– Бедняжка, – пошутила я и, не сдержавшись, хихикнула.

– Да, да, ты шутница, я понял.

Я улыбнулась ему.

– Что случилось с тобой? – спросил он.

Я застонала и перекинула свой хвост на другое плечо.

– Прошлой ночью я порвала с Блейдом. Он снова продинамил меня, оставив одну в ресторане "Сальса".

Отец покачал головой.

– Я говорил тебе, что он плохой выбор. У этого парня нет уважения. Я понял, что он неблагодарный, как только увидел его. Ты хорошая девушка, и если сын моего приятеля ещё не женат, то замолвлю за тебя словечко.

Я рассмеялась.

– Возьму это на заметку. – Я посмотрела мимо отца на незнакомца, который вернулся к боксёрской груше. Его твёрдые грудные мышцы сокращались каждый раз, как кулак соприкасался с грушей. Я представила, как мой язык медленно скользит вокруг его набухших сосков. Чёрт! Что со мной не так?

– Эй, что это за парень? – спросила я, кивая в направлении незнакомца.

Отец повернулся.

– Парень с мышцами? – Папа посмотрел на меня, и я кивнула. – Ты действительно не знаешь , кто он?

– А должна?

– Это Сет Марк. – Иисус, даже его имя заставляло плавиться мои внутренности. – Он только что переехал в Портлэнд из Сиэтла. Он крутой ММА[3] боец или, по крайней мере, был.

Я выгнула бровь.

– Парень был так близок, чтобы стать профи, когда ему исполнился двадцать один. Он принимал участие в любительских соревнованиях ММА. Но выбыл за несколько секунд до начала встречи. Какая-то семейная драма. О его возвращении гудит весь интернет.

Я вздохнула.

– Честно говоря, я не особо много времени провожу в интернете.

– Да, ладно. Только не отвлекай парня. У него серьёзная встреча на предстоящем турнире, где он обязательно должен победить, чтобы выйти в профи. – Отец остановил свою беговую дорожку. – Надо идти, дочка. Поговорим позже.

Прежде чем совершенно скрыться из виду, он резко обернулся.

– Приходи на ужин в следующее воскресенье. Иначе твоя мать убьёт меня. Она очень хочет видеться с тобой чаще.

Я кивнула.

– Постараюсь.

Отец закатил глаза и оставил меня наблюдать за Сетом. Он буквально источал секс в каждом движении, а его улыбка сжигала меня изнутри. Наблюдая за ним сейчас, со сдвинутыми бровями и губами, сжатыми в одну линию, было сложно представить, что он умеет улыбаться. Выключив дорожку, я подняла свой рюкзак. На сегодня тренировка закончена. Не скажу, что она была эффективной. Сейчас мне кажется, что я разбита даже больше, чем до тренировки, и возникло забавное чувство, что единственный, кто мог бы мне помочь – это Сет. И его язык. Я выдохнула, поправляя топ. Кого я обманываю? Мне никогда не сблизиться с таки парнем как он. Слишком много Альфа тестостерона. Власть и агрессия явно исходили от Сета. Он лев, а я мышка. Он проглотит меня и даже не поперхнётся. Опустив голову, я повернула прямиком к женской душевой, в этот момент в зал вошла задорная брюнетка, привлекая всеобщее внимание. В своём плотно обтягивающем платье и на высоченных шпильках, без сомнения, выше её моральных устоев (боюсь, это неприемлемая форма сравнения, но мне становилось лучше от таких мыслей), она прошла пружинистой походкой прямиком к Сету. Конечно же, он с ней. Почему бы им не встречаться? У неё стройное тело и большая искусственная грудь. Он поразил меня тем, что был любителем такого рода вещей, а она была хороша в этом своём стиле – мне всё легко удаётся.

Брюнетка стояла ко мне спиной, когда она обвила своими длинными худыми руками шею Сета, прижимая к себе так, что его голова оказалась в районе её затылка. Из-под своих бровей, он посмотрел на меня. Чёрт! Я снова пялюсь на него, только на этот раз не могу отвести взгляд. Я попала в ловушку его тёмного, гипнотизирующего, пристального взгляда. Они обнимались некоторое время, и всё это время он рассматривал меня с любопытством. Сет отстранился от неё, когда его взгляд перестал удерживать мой, я развернулась на пятках и практически побежала в душевую.

Душевая комната очень тесная, в ней всего две кабинки. Ещё четыре насадки для душа расположены на открытом пространстве. Моя застенчивость не позволяет мне принимать душ перед другими людьми, в отличие от одной пожилой женщины, которая свободно стояла под душем, пока я проходила мимо, и даже не подумала злиться, что её видели голой. Я же, напротив, зажмурила глаза, прошмыгнув в одну из кабинок.

Вода приятно ласкала кожу. Немного холоднее, чем мне нравилось, но сейчас в самый раз. Если в мои планы входит пережить сегодняшний день, никак не облегчая свою боль, то это меньшее, что я могла сделать. Я никогда не была сексапильной девчонкой, но прямо сейчас мое тело возбуждено больше, чем когда-либо в жизни, и всё из-за того, как тот парень из зала смотрел на меня.

Как это неправильно.

Мне нравится секс, но Блейд был моим единственным сексуальным партнёром. В действительности этот секс был не тем, чем можно было бы похвастаться. Он длился всего несколько минут, а потом всё. Если я хотела получить оргазм, то должна была сделать всё сама.

Я насухо вытерлась полотенцем и натянула нижнее бельё. Прежде чем обуть симпатичную пару кремовых туфелек, надела чёрные чулки и застегнула своё чёрное платье. Собрав вещи в сумку, я прошла обратно к раковинам с запотевшими зеркалами. Даже после прохладного душа мои щёки слегка пылали. Я нанесла на лицо немного тонального крема, что уменьшило красноту лишь на тон. Закончив лёгкий макияж глаз, уложила свои длинные влажные волосы в пучок. Немного неаккуратно, но выглядело приемлемо. У меня совсем не было желания переживать из-за этого. Я достала телефон и перекинула сумочку через плечо. Пожилая женщина всё так же беззастенчиво продолжала мыться, когда я покидала душевую. Проходя по длинному коридору и просматривая пропущенные, обнаружила множество текстовых и голосовых сообщений от Блейда, мамы и моей лучшей подруги Селены.


ОТ: СЕЛЕНЫ 00.00

Почему Блейд ​звонит мне не переставая?

Пожалуйста, скажи мне, что это правда, и ты бросила эту высокомерную задницу?


ОТ: СЕЛЕНЫ 00.15

Ответь мне, чёрт возьми!

Я должна знать открывать мне шампанское или нет.

Незнание убивает меня!!!


ОТ: СЕЛЕНЫ 00:30

Всё-таки я открыла шампанское.

Я хихикнула. Селена всегда найдёт повод выпить. Думаю, она уже отметила три дня рождения в этом году таким способом. Я нажала на кнопку ответить.


КОМУ: СЕЛЕНЕ. 08:15

Да, между нами всё кончено.

Ублюдок в прошлом.


– Уф-ф, – проворчала я, врезавшись в твёрдое тело. Мой телефон выпал из рук и ударился об пол. Слава Богу, экран не пострадал.

– Извините, – простонала я, приседая, чтобы поднять телефон. Подняв его, я застыла. Моя ладонь инстинктивно сжала гаджет в тот момент, когда я узнала человека, стоящего напротив меня, одетого в чёрные штаны с завязками. Медленно мой взгляд заскользил вверх. Нет, нет, нет, нет. Пожалуйста, Господи, пусть это будет кто угодно, только не он. Мой пристальный взгляд коснулся его твёрдой, вспотевшей груди и перепрыгнул к паре тёмно-карих глаз с небольшими вкраплениями золотисто-медовых линий. Я тяжело сглотнула. Он стоял в нескольких дюймах от меня, непоколебимый, словно скала, и пристально смотрел на меня. Я почувствовала, как мои колени задрожали, когда я робко взглянула на него сквозь свои тёмные ресницы. Он протянул мне руку с длинными пальцами, и я сразу ухватилась за неё.

– Я не намочил тебя? – спросил он таким греховно-глубоким голосом, что по моей спине сразу же побежали мурашки. Он помог мне подняться, но не выпустил мою руку. Его кожа была горячей, и моя кровь закипела в ответ. Я прикусила нижнюю губу, чтобы не дать румянцу выступить на щеках. ​

– Что?

– Я не намочил тебя? – повторил он медленнее на этот раз, делая ударение на каждом слове. – Я весь потный.

​– О, да.

Я взглянула на своё платье. Несколько влажных капель, одни чуть темнее других, растеклись по платью, но ничего серьёзного или грязного. Я даже не уверена, можно ли использовать слово «грязный» в одном предложении с этим парнем.

– На меня попало не так много.

– Как тебя зовут? – спросил он, наклоняясь ко мне.

– Оливия.

Губы Сета расплылись в захватывающей дух улыбке, и я безуспешно пыталась отвести от него взгляд, пока он медленно поднимал мою руку к своему рту и запечатлел мягкий поцелуй на костяшках моих пальцев. Я судорожно вздохнула, когда он одним рывком, приблизил меня к себе. Моя свободная рука мягко опустилась на его твёрдую грудь, не давая возможности прижаться к нему плотнее. Чистая, раскалённая до предела страсть разорвалась внутри моего тела и проникла в каждый орган, каждую косточку, прежде чем основаться между бёдер. Наши тела были настолько близко, что я не могла оторваться от его глаз, абсолютно обезоруженная и смущённая. Я сплю? Я чувствую жар его тела, окружающий и проникающий в меня. Взглянув за его спину, я увидела брюнетку, его девушку, смотрящую на нас с негодованием. Я глубоко вздохнула, прежде чем вытащить свою руку из его хватки. Если бы у моей руки был свой разум, она определённо треснула бы меня. Казалось, он развлекается, наблюдая, как я пытаюсь не улыбнуться.

– Извините, – говорю я, разрывая контакт. – Я опаздываю на работу.

Чёрт! Если бы только мне не нужно было на работу, я бы провела в тренажёрном зале весь день. Я отошла от него и, не поднимая головы, прошла мимо его девушки. За спиной я услышала рассерженный голос брюнетки, упрекающий его за то, как он неуважительно к ней относится. И мне показалось, что я услышала, как он усмехнулся. Не оглянувшись, я выбежала из тренажёрного зала. 

Глава 3

Я сидела на работе, принимая звонки, записывая посетителей и настойчиво пытаясь сосредоточиться на деле, но было невозможно не думать о Сете или его теле. Или чёрных как смоль, волосах. Или о том, как он целовал мою руку. Или о тёмных глазах. Я сильнее сжала свои бёдра и внезапно почувствовала непреодолимую тягу к шоколаду с мёдом. Под моей странной и определенно неожиданной тягой к Сету, незнакомцу из тренажёрного зала, поднималось бурлящее чувство вины, как будто я сделала что-то плохое. Прошлой ночью наши отношения с Блейдом сошли на нет, так что технически я свободная женщина... но почему тогда я чувствую себя такой грязной?

Мне нравилось работать администратором, но проведя последние два года, наблюдая за просторной и чистой приёмной, мне просто не удается найти в себе силы уйти отсюда. Во мне до сих пор живет надежда, что однажды я действительно смогу заниматься чем-то другим, например, начну писать книги или снимать фильмы. В какой-то мере, мне всегда хотелось уметь рассказывать истории. Писательство казалось всегда достижимым, и при хорошем стечении обстоятельств я смогла бы стать одной из лучших писательниц любовных романов. Здоровые отношения и счастливый конец – вот, что вдохновляет меня. Конечно же, моя мама не считает писательство настоящей работой, так же думает и Блейд.

"Писательство – это смерть для карьеры. В конце концов, твои нереалистичные истории иссякнут. Став терапевтом или психологом, ты всегда будешь занята. У людей бесконечное количество проблем, которые они готовы обсуждать всё время, " – говорила мама. По крайней мере, у неё есть своя точка зрения, хоть я с ней и не согласна.

Блейд же говорил: "Люди больше не читают" или "Это отстойно". С каких это пор чтение отстой? Кто это сказал? Если бы я управляла миром, люди, которые не читают, были бы первыми на вылет. Бум! Прекратите их мучения!

Установив часть бумаг в измельчитель, мои мысли вновь вернулись к Сету Марку. Я всё ещё чувствовала прикосновения его рук к своей коже и губ к моим костяшкам. Никогда ещё я так не была увлечена противоположным полом. Я немного злилась за то, как он открыто флиртовал со мной на глазах своей девушки. Это нехорошо, и я ненавижу себя, что оказалась настолько слабой. В мои планы никогда не входило быть девушкой, с которой изменяют, так как знаю, что такое быть девушкой, которой изменяют. И это отстойно. Я ведь могла пялиться на него и фантазировать в тренажёрном зале, или нет? Я имею в виду, в этом ведь нет ничего страшного? Его бескомпромиссный взгляд вскружил мне голову , и, вспомнив его, мои бедра сжались. Без сомнения, он из тех парней, от общения с которыми мамы предостерегают своих дочерей. Тот самый тип, что оставляет за собой череду разбитых сердец. Как ни странно, Сет не выглядит парнем, которого нужно избегать. Я представила, насколько неутомимо он добивается того, чего хочет. Кого я обманываю? Можно не сомневаться, что мужчина не хочет меня. У меня слишком яркое воображение... возможно, всё из-за этого. Я стала отбивать нечёткий ритм ручкой по столу. Но он прижал меня к себе...

Женщина напротив меня прочистила горло, привлекая моё внимание, но я продолжала смотрела сквозь неё, представляя все самые нездоровые сексуальные вещи, которые я позволила бы Сету сделать с собой.

– Извините? – произнесла она. Её тон был полон снобизма. Я сосредоточилась на её немолодом, покрытом морщинами лице и посмотрела на её раздражённо сжатые алые губы. Её седые волосы были уложены вверх, как у пуделя. Мда, она напоминала мне эту породу собак. Начав печатать, я подняла на неё взгляд и произнесла:

– Пожалуйста, Ваше имя?

– Мириам Мэтьюс.

Я вбила её имя, пока она произносила его.

Добавив её как посетителя, я предложила присесть. Со вздохом разочарования она отошла от меня. Её вишнёво-красное платье, того же цвета, что и губы, настолько сильно обтягивало её огромные искусственные груди, что они чуть не вываливались из выреза платья. Я представила, что она пришла сюда для того, чтобы обсудить то, что она никак не может отпустить свою молодость. Я улыбнулась своим мыслям. Пытаться читать людей, даже не зная их – моё хобби. Я нахмурилась. А вот Сета мне не удалось полностью разгадать. Он был сложной личностью, и это задевало меня. Что касается пожилой леди, мне казалось, я многое могу сказать о ней. Я взглянула поверх стойки на женщину. Её скрещенные ноги и лежащие поверх них руки с идеальным маникюром на пальчиках, которые постукивали по часам, украшенным бриллиантами, говорили о её нетерпении. Неудивительно, все сегодня заняты. Пара твёрдых, безжизненно-искусственных грудей, выпирающих из платья, снова вернули меня к мысли о том, что ей тяжело отпустить молодость. Я взглянула на её руки. Увидев тонкую линию от кольца на пальце, у меня появилось предположение, что она стала вдовой своего уже пятого мужа. Я посмотрела на монитор своего компьютера и открыла её профайл. Мои догадки оказались недалеки от истины. За последние два года она трижды сменила фамилию. Кликнув по папке «Джон Мэтьюс», я открыла его профайл, который пересекали большие красные буквы «СКОНЧАЛСЯ». Порой я слишком хорошо разбираюсь в людях.

– Разве ты не нарушаешь так называемые права "доктор-пациент"? – Подпрыгнув от неожиданности, я отвернула монитор от Селены, которая уже скользнула за мой стол.

– Иисус, – вздохнула я. – Ты напугала меня до смерти.

Селена рассмеялась и подтолкнула меня, привлекая несколько раздражённых взглядов от пациентов, ожидавших в приёмной. Я прижала палец к губам.

– Ш-ш-ш, я здесь работаю, помнишь. Что ты здесь делаешь?

Она взмахнула своими мягкими светлыми волосами так, что они накрыли её плечи, и наклонилась ближе ко мне. Меня замутило от запаха табака в её дыхании. Я легонько отпихнула её назад.

– От тебя пахнет сигаретами. Это отвратительно.

– Упс. – Подруга достала кусочек жевательной резинки из потайного кармана сумки. – Извини. – Она закинула жвачку в рот, а обертку скомкала и кинула в урну, но промахнулась.

– Что ты здесь делаешь? – спросила я снова, пока Селена красила свои полные губы блеском.

– Я решила зайти и проведать тебя. Ты не ответила ни на одно моё СМС. – Она стянула своё бежевое пальто и подсунула его под попу. – Я волновалась. Начала даже думать, что обнаружу тебя где-нибудь мёртвой.

– О, да. – После того, как я столкнулась с Сетом в тренажёрном зале, из головы совершенно вылетело, что нужно ответить Селене. – Прошлой ночью я отключила свой телефон, а потом столкнулась кое с кем в папином зале.

Она закатила свои глаза.

– Итак, ты действительно порвала с Блейдом?

Я кивнула.

– Да.

– И больше не сойдёшься с ним?

– Нет. Не в этот раз.

Несмотря на то, что мы были в тихой приёмной врача, Селена завизжала, словно подросток, который выиграл билеты на концерт Джастина Бибера и проход за кулисы. Из сумочки у неё выпала коробочка с мини бутылочками вина. Пациенты съёжились от её крика, но некоторые наслаждались её танцем без музыки и тем, как она грациозно запихнула вино обратно в сумочку. Дверь, ближайшая к моей стойке, резко открылась и мой босс, Мэйсон Пэтерсон, вылетел из своего офиса. Серый костюм облегал его фантастично подтянутое тело. Он в прекрасной форме для своего возраста. Ему где-то чуть больше сорока. У него также симпатичное лицо, золотистые волосы цвета румяного хлеба, а глаза поразительно голубые. Он перевёл свой бизнес в Портлэнд, штат Мэн, из Сиэтла четыре года назад после тяжёлого развода. Селена за мной перестала танцевать, а я уставилась на пустой монитор, притворяясь, что печатаю.



– Что здесь происходит, Оливия? – спросил он строго.

Мэйсон на самом деле классный начальник. Он столько спускает мне с рук, что другие начальники давно бы уже уволили, и иногда я злоупотребляю этим.

– Не представляю, что это за девушка, – ответила я. – Должно быть, пациентка.

Я подняла трубку телефона.

– Здравствуйте, Гайерс и Питерсон. Частный кабинет психологии. Это Оливия.

Мэйсон выдохнул, поставив руки в бока. Он сузил свои лазурные глаза, уставившись на меня, а на его лице легко читалось разочарование.

– Оливия, я не идиот. Я знаю, что телефон не звонил. И Селене не позволено пить здесь. Сколько раз я должен повторять это?

Я сжала губы, чтобы не рассмеяться. Это не помогло. Удерживаемый смех вырвался через нос, и я прыснула. Чёрт, Селена. Она точно знает, как вернуть меня обратно, в школьные годы.

– Да ладно, девушки. Сколько ещё вам нужно предупреждений?

– Извините, Мэйсон, – произнесла я, вытирая выступившие от смеха слёзы, чуть размазав тушь. – Не имею понятия, почему Селена пришла сегодня. Она просто появилась и всё.

– Да, ладно. – Он не поверил мне.

– Оливия порвала с Блейдом прошлой ночью.

Вау, похоже, эту новость должен узнать весь мир! Я рассерженно посмотрела на Селену, а она лишь передёрнула плечами. У Селены есть привычка выбалтывать людям то, что я не хочу, чтобы они знали. Мэйсон - отличный босс. Но также и настойчивый. Невозможно сосчитать, сколько раз он уже приглашал меня на ужин.

– Наконец-то, – вздохнул Мэйсон. – Парень был настоящей задницей. Как ты держишься?

Я поёжилась.

– На удивление хорошо. Я вылезла из постели сегодня, так что это начало.

– Хорошо.

Он вытащил мобильник из заднего кармана брюк и набрал номер.

– Салли? Привет, Это Мэйсон. Да. Можешь выйти сегодня? Оливия не очень хорошо себя чувствует. Отлично. Увидимся.

Я уставилась на него, открыв рот.

– Что вы делаете?

– Даю тебе время отдохнуть. Можешь возвращаться через два дня.

Селена воодушевлённо запрыгала, но я скрестила руки на груди. Мне не нравится, когда люди делают мне одолжение, особенно люди, которые ожидают чего-то взамен.

– Это не обязательно.

– Это уже произошло, а теперь идите, пока не распугали оставшихся клиентов.

Я дотянулась до своего стула, схватила сумочку и вышла из-за стойки. Не собираюсь жаловаться, из-за того, что получила выходной. Одному Богу известно, как мне он был нужен. Селена схватила своё пальто, взяла меня под руку и повела к выходу. Я посмотрела на Мэйсона, который уже зашёл за стойку администратора. Он включил монитор, и файл Джона Метьюса открылся именно там, где я его оставила. Мэйсон бросил на меня раздражённый взгляд. Пожав плечами, толкнула дверь, прежде чем он решит изменить своё решение.


***


Селена и я вошли в небольшую закусочную – стейкхаус. Она обожала мексиканскую кухню и хотела затащить меня туда, но я решила, что больше никогда не захочу мексиканской еды. Никогда.

Мы сели напротив окна, которое открывало вид на не особо привлекательную стоянку и переполненную автостраду.

– Я так устала жить в таком месте, – простонала Селена, оглядывая парковку.

– И не говори.

Она вытащила маленькую бутылочку вина из сумки и протянула мне. Чтобы предотвратить неизбежную речь, последующую за отказом, я взяла бутылочку.

– Извините, девушки, – сказала официантка, женщина средних лет, когда подошла к нам. Она вытащила карандаш из-за уха, приготовившись принять заказ, – здесь нельзя приносить свой алкоголь. Вы должны заказать его у нас.

Селена забрала у меня бутылочку и положила её обратно в сумочку, всё это время сладко улыбаясь официантке.

– Отлично, мне позже больше достанется.

Я хихикнула, когда она заказала кружку пива и сырную картошку. Мой же заказ - куриный бургер и жареная картошка к пиву. В животе заурчало, пока мы ждали наш заказ. Я не позавтракала перед выходом из дома – не лучшая идея, учитывая, что планировала пойти на тренировку. Мой рот наполнился слюной, пока я наблюдала, как официанты и официантки разносят еду другим посетителям. Просто, чтобы чем-то наполнить свой желудок, мне пришлось сделать глоточек пива. Из моего горла вырвался странный звук, когда я глотала густую жидкость. Терпеть не могу пиво, и, как результат, почувствовала тошноту.

– Итак, – начала Селена, игнорируя мою реакцию на пиво. – Что заставило тебя решить, что наконец-то с тебя хватит таких отношений?

Честно говоря, я не знала, с чего начать.

– Ну, он снова оставил меня одну в ресторане "Сальса", чтобы потусоваться «со своими приятелями», а когда я позвонила ему, трубку взяла какая-то девушка.

Селена закатила глаза, совсем не удивившись.

– Я поняла, что, возможно, так будет продолжаться до конца моей жизни и это совершенно не то, чего мне хотелось бы и что я заслужила.

– Ты чертовски права. Если бы я была парнем, то обращалась бы с тобой правильно.

Я улыбнулась.

– Спасибо, Сэл.

Секунду спустя официантка принесла наш заказ, и Селена с жадностью принялась за свою сырную картошку. Для такой стройной и подтянутой девушки она ела очень много. Не в коня корм, как говорится. Я же, как ни старалась, не могла избавиться от своих бёдер. К сожалению, не существует никаких упражнений для широких костей. Селена воодушевилась, будто у неё возникла потрясающая идея.

– Хочешь, куда-нибудь сходим сегодня вечером?

– Нет, – ответила я сразу.

Ненавижу клубы. Ненавижу клубы даже больше, чем изменщиков. Клубы заставляют меня нервничать. Находится в толпе случайных неряшливых незнакомцев, вдыхая их прокуренное и пахнущее алкоголем дыхание. Это отвратительно.

– О, да ладно тебе. Ты никогда не ходишь со мной по клубам. Ты больше не с Блейдом, поживи для себя хоть немного.

Я закинула несколько кусочков картофеля фри в рот и заговорила, жуя его:

– Дело не в этом. Я ненавижу клубы, и ты знаешь это.

Она надула губки, и я заметила рассыпавшуюся соль на них.

– Не заставляй меня идти одну.

– Селена, ты уже начала пить, а ещё только день. Даже одиннадцати нет. Мы обе знаем, ты будешь никакая к четырём дня.

– Ладно, давай заключим сделку.

Она сделала паузу, схватила пиво и опрокинула остатки, прежде чем поставить пустой стакан на стол.

– Если я сейчас не буду пить, вечером ты пойдёшь со мной в клуб. Подумай о моей печени. Если скажешь нет, я собираюсь хорошенько напиться, если согласишься, я не притронусь к алкоголю до вечера.

Вздохнув, я положила кусочек салата в рот.

– Ладно, я пойду с тобой, но не собираюсь идти в клуб «Хэвенс». Блейд там всё время тусуется.

«Хэвенс» – самый большой клуб в нашем городе, и я ненавижу его.

Звук дверного колокольчика выдернул меня из моих мыслей, и я взглянула на вошедшую шумную компанию парней. Селена выпрямилась, развернувшись на своем месте так, чтобы оценить их. Селене нравились мальчики, почти так же, как и выпивка, обычно они шли в комплекте.

– М-м-м, посмотри, какие они все высокие.

Я практически услышала, как её рот наполнился слюной. Пока она не видела, я схватила сырную картошку с её тарелки и забросила её в рот.

– Да, – согласилась я, даже не посмотрев в их направлении. Мой бодрый настрой покачнулся. Это ненастоящая сырная картошка... просто толсто порезанный картофель, посыпанный странной сырной солью. Селена повернулась ко мне.

– Ты хотя бы посмотрела на них?

– Нет.

Она наклонилась ближе.

– О, перестань быть лесбиянкой и посмотри на парней, которые только что вошли. Ты начинаешь беспокоить меня.

Я быстро взглянула в их сторону, просто чтобы сделать её счастливее, и вновь вернулась к своей тарелке.

– Это не считается, – проговорила она. – Посмотри снова. И посмотри так, будто ты действительно наслаждаешься тем, что видишь.

Я вздохнула и посмотрела на группу парней, сидящих через несколько столиков от нас. Двое из них сидели спиной ко мне, поэтому мне не удалось рассмотреть их лица. Один из них, широкоплечий, был одет в голубое худи. Второй, немного худее, был одет в облегающую чёрную рубашку и красную кепку. Затем я взглянула на парней, сидящих ко мне лицом. В них не было ничего особенного, а у одного были раздражающего вида усы.

– Разве они не сексуальные? – выдохнула она, ударив меня в голень, чуть сильнее, чем следовало, что заставило меня дёрнуться.

– Точно, – простонала я, сквозь стиснутые зубы. Селена рассмеялась чуть громче, чем следовало , и две пары глаз устремились на меня. Мои щёки сразу же покраснели.

– Они смотрят? – спросила она шёпотом. Чтобы не спровоцировать её, я солгала.

– Нет.

Я перевела взгляд на свой бургер и взяла его в руки, собираясь откусить. Я ощутила всю палитру вкуса курицы и соуса – помидоры, соус айоли, мелко нарезанный огурчик.

От вкуса я чуть не застонала в голос. Это великолепно.

– Я собираюсь подойти к ним.

Селена развернулась на скамейке, мне пришлось положить бургер на тарелку, чтобы схватить её за руку. Я уцепилась за неё, заставляя остановиться. Мигом проглотив еду, произнесла:

– Не будь идиоткой. Их там четверо.

Она подмигнула мне.

– Чем больше, тем веселее.

Селена высвободилась из моей хватки, поправила своё короткое серое платье и взбила свои длинные волосы.

– Как я выгляжу?

Я закатила глаза, уже зная, что я проиграла.

– Иди.

У них не было причин не заинтересоваться Селеной. Она само совершенство. Селена направилась к ним, а я достала из сумочки книгу "Искупление" Иэна МакЮэна и раскрыла её. Когда Селена «болтала» с парнями, это был не просто пятиминутный разговор. Она растягивала его как можно дольше. Слава Богу, что мне хватило ума прийти подготовленной. Услышав хихиканье, я вновь посмотрела на компанию. Они потеснились, оставив ей место, она же взглянула на меня, и я сморщила свой нос. Определённо Селена в своей стихии. Её прекрасные губы, накрашенные розовой помадой, улыбались, и, к моему неудовольствию, она указывала на меня своим грациозным пальчиком. Я помотала головой, и мой желудок сжался. Парень, сидящий спиной ко мне, одетый в худи, перекинул свою руку через спинку стула и посмотрел на меня своими тёмными глазами. Вся краска сошла с моего лица. Я уставилась на самоуверенную улыбку и знакомые шоколадные глаза.

Чёртов Сет Марк. 

Глава 4

Я раскрыла книгу и прикрыла ею своё начинающее краснеть лицо. Румянец начал окрашивать мои щеки. Сет пугал: невероятно сильный с раздражающе прекрасным лицом. Пожалуйста, во имя Господа Бога, пусть он не вспомнит меня.

Сегодня удача не на моей стороне.

Два длинных, мозолистых пальца легли на корешок книги и вытащили её из моих рук.

Первое, что я увидела, это мешковатые джинсы тёмно-синего цвета и голубое худи, под капюшоном которого скрывались тёмные волосы. Расстёгнутое худи свободно облегало его мощный торс и обнажало узкую полоску кожи на животе. Я нервно прочистила горло и с невероятным трудом пыталась удерживать взгляд на его глазах, а не на этом участке тела.

– Здесь не занято?

Я собиралась сказать, что место занято, но осеклась, когда он уселся напротив меня, положив мою книгу на стол. Меж его дразнящих губ торчала зубочистка, и ещё никогда в жизни я не хотела быть таким интимным предметом, как сейчас. Сет отодвинул картошку Селены, и я немного наклонилась, чтобы посмотреть на него. Мой взгляд встретился со взглядом зелёных глаз Селены. Она улыбалась, пальцами показывая мне класс. Пытаясь удержаться от хмурого взгляда, я вернула своё внимание к Сету, который очень внимательно разглядывал меня. В его глазах горел тот же блеск, который обезоружил меня в тренажёрном зале. Он стучал указательным пальцем по столу, и с каждым ударом внутри меня всё пульсировало. Он не говорил ни слова, но я чувствовала его взгляд, проникающий сквозь одежду и ласкающий меня везде. В попытке взять над собой хоть каплю контроля, я громко выдохнула.

– Кстати, я Сет, – сказал он, вытаскивая зубочистку изо рта.

– Мне известно, кто ты, – внутренне съёжившись, ответила я. Мне не хотелось, чтобы мой голос прозвучал так грубо. Он чуть склонил голову, будто внимательно изучал меня, и улыбнулся одним уголком губ.

– Ты здесь работаешь?

– Нет, я, ох, работаю администратором в частном кабинете психологии. – Под столом я теребила свои пальцы. Нервы были на пределе, и у меня совершенно не было идей, как с этим справиться. – Я здесь со своей подругой.

Я кивнула в сторону Селены, сидящей в окружении его друзей, но он не обернулся. Его ноги чуть задели мои, посылая волну электрического тока через всё моё тело, и я отодвинулась. Если бы это был кто-то другой, то не было бы смысла напрягаться, но с Сетом... Мне не удастся собрать волю кулак и уйти. Обещание наслаждения плескалось в его глазах, невольно задумавшись, не показалось ли мне?

Он выглядел таким притягательным, когда я рассматривала его. Проблема в том, что мне пока не ясно, как мне вести себя с ним. Он чертовски сексуален, и, с одной стороны, я больше всего на свете хочу, чтобы он сорвал с меня всю одежду, но с другой стороны, мне меньше всего хотелось быть одной из таких девушек, которые уводят чужих парней. И факт остаётся фактом: у него есть девушка.

– Если бы я не знал тебя лучше, Оливия, то подумал, что ты избегаешь меня.

Мои губы вытянулись в тонкую линию, и я задумалась, прежде чем ответить.

– Я не избегаю тебя. Просто я не такая девушка.

Сет снял капюшон с головы, выставляя напоказ свои сексуальные тёмные волосы, и наклонился ко мне через стол, оперевшись на локти.

У него были короткие волосы, рассыпанные в беспорядке, и мои пальцы дёрнулись в непреодолимом желании пробежаться по ним.

– И что это за тип - «не такая»? – спросил он низким голосом, на который отозвались все самые чувствительные части моего тела.

Я пожала плечами.

– Тот тип девушек, которые не флиртуют с парнями, у которых есть девушка...

Странно, удивление не отразилось на его лице. Наоборот, он улыбнулся той самой широкой улыбкой, которая открывала его совершенные белоснежные зубы, и я нахмурилась. Он откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди, при этом ткань натянулась на его мускулах.

– Кто?

– Симпатичная брюнетка с большой фальшивой грудью...

Сет взглянул на мою грудь, прежде чем посмотреть в глаза, беспардонно ухмыляясь. Я сильнее нахмурилась, потому что, кажется, он не обратил внимания на то, что я заметила, как он пялился на мою грудь.

– Я не встречаюсь с девушками.

Я выдохнула, даже не осознавая, что задерживала дыхание, пока он не ответил, и посмотрела на парковку.

– Я сплю с девушками, и на этом всё.

Я вновь посмотрела на Сета, нахмурив брови.

– Так ты одинок?

Он передёрнул плечами.

– Я предпочитаю термин «свободный».

Свободный. Мне это нравится. C прошлой ночи я тоже свободна , и, Господи, это освежающее чувство. Положив в рот жареную картошку, я смущённо оглядела закусочную. Мне было не по себе, осознавая, что этот большой и сексуальный парень разговаривает со мной.

– Сейчас, когда мы прояснили ситуацию с девушкой… – Его нога коснулась моей, и он положил зубочистку обратно в рот. Сет искусно перевернул её несколько раз в своём влажном рту, при этом его язык был едва виден сквозь мягкие губы. – Что мы будем делать?

Его тон подразумевал так много всего, но до меня не доходило, что он имел в виду на самом деле. Я смотрела на него, сидящего напротив: широкоплечего красавца, из-под худи которого выглядывала часть татуировки. Его глаза замерли на моих губах.

Игривый взгляд исчез, уступив место более насыщенному – горящему, пристально наблюдающему за мной через стол. Я открыла рот, готовая удовлетворить все его желания, но Селена, прочистив горло, вернула меня в чувство. Даже если он «свободен», я не та девушка, которая занимается сексом с едва знакомыми людьми... или, по крайней мере, думаю, что не из таких. Сет разочарованно облизал свои губы, прежде чем обратить внимание на Селену. Я видела, как она чаще задышала под его взглядом. По крайней мере, не быть же мне единственной, на кого он так действует.

– О, – выдохнула она, посмотрев на меня, – нам нужно идти.

Она была взволнованна. Я смогла определить это, увидев, как она потирала пальцы и сжимала губы. Я задумалась, что те парни сказали ей.

– Извини, – сказала я Сету второй раз за день. – Мы должны идти.

Взяв свою книгу, я положила её в сумочку. Посмотрев на тарелку, поняла, что откусила от бургера только кусочек и всё ещё была голодна. Я поднялась, не отрывая взгляд от стола. Когда я повернулась к скамейке спиной, то всё ещё чувствовала взгляд Сета, изучающий меня.

– Увидимся, – ответил он.

Я посмотрела через плечо и слегка улыбнулась ему. От его слов всё внутри меня затрепетало, они звучали как гарантия. Селена крепко держала меня под руку, выводя из стейкхауса. Перед выходом она быстро взглянула на группу парней, и они громко рассмеялись. Когда мы отошли на достаточно далёкое расстояние, я спросила у неё, что случилось.

– Они грубые, – ответила она просто.

Нажав на кнопку разблокировки на ключах, Селена стояла около пассажирской двери и нетерпеливо ждала, когда я открою.

– Что они сделали?

– Они подумали, что я – проститутка, и предложили сделать им минет в уборной.

Увидев, как она нахмурила брови, и между ними пролегла небольшая морщинка, я рассмеялась. Пришлось облокотиться спиной на машину всем весом, так как от хохота уже заболел живот.

– Это не смешно, – простонала Селена.

Слёзы потекли из уголков моих глаз.

– Я смеюсь не над тем, что они сказали, – пыталась я ответить, задыхаясь от смеха. – Я смеюсь, потому что ты выглядишь отвратительно.

– Я отвратительна? – Ветер смахнул её мягкие светлые кудри на лицо, и она откинула их. – Можешь ты открыть эту чёртову дверь, чтобы мы, наконец, уехали отсюда?

Когда я разблокировала дверь, она сразу же залезла внутрь. Я сделала пару вдохов, чтобы успокоиться, перед тем как сесть за руль.

– Вот чёрт! – выругалась Селена, закрыв лицо руками.

– Что? – спросила я, икая.

– Я оставила свою сумочку внутри.

– Ну, я не пойду за ней обратно.

Ни за что!

Селена повернулась на сиденье так, что почти всем телом легла на меня. Она сложила ладони вместе, и в её больших зелёных глазах читалась мольба.

– Пожалуйста! О! Пожалуйста, не заставляй меня возвращаться туда. Я и так смущена достаточно.

– Думаешь, я готова вернуться туда?

– Должна! Твой парень был таким душкой, и всё его внимание было приковано к тебе.

Нет, его внимание было приковано к мысли, что у меня есть вагина, а не ко мне, как к личности. Я сжала руль.

– Он не мой парень. – Это всё, что я смогла сказать.

– Просто сделай это для меня, и мы не пойдём сегодня клуб. Мы…

Прежде чем она смогла закончить своё предложение, меня уже не было в машине. Я сделаю всё что угодно, лишь бы не идти в клуб. Когда я открыла дверь, прозвенел дверной колокольчик. Я сделала глубокий неровный вдох, прежде чем поднять взгляд. Несколько пар глаз посмотрели на меня, но я увидела лишь одну пару карих глаз на красивом лице. Мой рот сразу стал сухим, и я возненавидела себя за это. Он сидел, оперевшись на спинку стула друга, и сумочка Селены находилась прямо под его рукой, ладони же находились в передних карманах джинсов. Я мотнула головой про себя. Мне действительно не доставало мужества. Мне не нравилось ощущать себя маленькой и беззащитной перед ним, перед незнакомцем. Заставив себя подойти к нему, я вытянула руку, чтобы забрать сумочку Селены. Он глянул на мою ладонь с ухмылкой – скорее с чуть приподнятым уголком губ, – но мне сразу захотелось стереть её. Я прочистила горло, прежде чем сказать:

– Пожалуйста, могу я забрать сумочку своей подруги?

Удивительно, но он отдал мне сумочку без разговоров, я забрала её. Я повернулась, как можно быстрее, и направилась было к двери, как один из его друзей окликнул меня.

– Эй, ты!

Я медленно выдохнула и развернулась, заставив себя вежливо улыбнуться. Парень с мерзкими усами улыбнулся мне в ответ, обнажая зубы.

– Да?

– Скажи своей подруге, что мы готовы заплатить сверх, если она вернётся, и я удвою плату, если твои полные розовые губки присоединятся.

Он улыбнулся мне, будто я была в меню и за меня дали отличную цену. Я часто заморгала. Что. За. Придурок.

Парень в красной кепке посмотрел на меня через плечо и покачал головой, сконфуженный поведением своего друга. Я посмотрела на Сета, его удивленное выражение лица стало убийственным, когда он посмотрел на своего друга.

– Может, выразишь чёртово уважение, – потребовал он низким агрессивным тоном, поразив меня.

Усатый сник немного на своём месте, и, когда он посмотрел на меня своими орехового цвета глазами, я вновь взглянула на Сета.

– Спасибо. Я сама могу позаботиться о себе.

Я вылетела из закусочной и не услышала, как дверь позади меня захлопнулась, когда мои ноги коснулись маленькой бетонной ступеньки. Волнение растеклось в моём животе, потому что я поняла, что он прямо за мной.

– Оливия! – позвал Сет, заставив меня замедлить шаг.

Я развернулась лицом к нему.

– Прости за поведение друга. Он немного... тупеет в присутствии красивых женщин.

В животе затрепетали бабочки, и я медленно выдохнула. Мне приходилось только мечтать, что он посчитает меня «красивой женщиной».

– Это не твоя вина. Мы не можем контролировать поведение своих друзей, вне зависимости от того, как сильно хотим этого, – сказала я с улыбкой. – Увидимся.

Отворачиваться от него было тяжело, но я справилась. Я смотрела вниз, пока шла к машине, садилась на водительское сиденье, положив сумочку Селене на колени. Она наблюдала за мной, пока я разворачивалась на парковке и выезжала на автостраду. Я притворялась, что не замечаю, как она пялится на меня, но я замечала, и это выводило меня.

– Эй?

Я быстро глянула на неё.

– Что?

– М-м, красавчик из закусочной преследовал тебя, а ты мне ничего не рассказываешь.

Я передёрнула плечами.

– Нечего рассказывать. У него была твоя сумочка, и я достала её. Он последовал за мной на парковку, чтобы извиниться за поведение своего друга.

Она сцепила руки перед грудью.

– Какой душка. Вы встречаетесь?

Я усмехнулась и, возможно, с немного большим усилием нажала на газ.

– Что? Этим утром мы пересеклись в тренажёрном зале и…

– Да ладно! – завизжала она. – Так это из-за него ты забыла ответить на моё сообщение? Ты, да ты… знаешь кто? Знаешь кто? Сколько тебе лет, двенадцать?

Она захихикала, а я почувствовала, что начинаю краснеть.

– Нет, ничего не было. Я не ты.

Селена не была особо разборчива в сексуальных связях, и она знала это. Он вскинула руки, защищаясь.

– Ладно, ладно, но, если что-то такое произойдёт, лучше тебе рассказать об этом.

Я закатила глаза:

– Да, как скажешь.


***


После закусочной мы с Селеной провели весь остаток дня у меня. Мы не делали ничего особенного. Она помогла мне приготовить ужин, а потом мы сходили вместе в ближайший магазин за закусками для вечера кино. Когда мы вернулись домой, я не могла перестать думать о Блейде. Я нашла его имя в списке контактов телефона и уставилась на него.

– Может, мне стоит позвонить ему... – сказала я Селене, пока она укладывала курицу на портативный гриль.

– Позвонить кому?

– Блейду.

Она отложила своё занятие и посмотрела на меня. Селена дала мне увесистую пощёчину без предупреждения, так что моя голова откинулась назад. Моя кожа загорелась, меня переполняла злость.

– Какого чёрта, Селена?

Она выхватила мой телефон из рук и бросила его в гостиную. Телефон отпрыгнул от пушистой голубой подушки и упал на бирюзовый мохнатый коврик.

– Ты не можешь ему звонить. Он использует любые средства, чтобы пролезть обратно в твою жизнь. Он изменял тебе миллион раз. Ты заслуживаешь кого-то лучше, чем он.

– Это мне известно, но я должна позвонить ему и узнать, в порядке ли он.

Она встряхнула головой.

– Он в порядке. Не убеждай себя в том, что он сидит дома и пялится на телефон в ожидании твоего звонка, потому что он не ждёт. Наверняка, Блейд сейчас где-то цепляет девчонок и напивается до бессознательного состояния. К чёрту все переживания.

Я отвернулась от неё, чтобы полить салат «Цезарь» соусом. Я знаю, что это не моя вина, но есть ли во мне силы отпустить эти шесть лет, будто они ничего не значили? Неужели это так работает? Шесть лет, посвящённые кому-то – достаточно длительный срок. Я должна была всё прояснить между нами, чтобы не так сожалеть о потерянном зря времени.

Селена закончила перемешивать курицу с салатом и оставила его остывать.

– Мне надо пописать, – объявила она, покидая кухню и идя в направлении туалета.

Как только я услышала, что дверь ванной закрылась, то бросилась к телефону и, отойдя на шаг, набрала номер Блейда. Впервые в жизни, он ответил сразу.

– Ты спишь с парнем по имени Сет Марк? – В его голосе совсем не было теплоты, и это поразило меня.

– И тебе привет.

– Отвечай мне.

– Кто тебе сказал это? И откуда вообще ты его знаешь? Он недавно в городе.

– Мой друг видел вас в стейкхаусе, и любой любитель боёв ММА знает его. Так вы встречаетесь?

Требование в его голосе вывело меня из себя. Как он смеет говорить мне, что делать?

– Я могу встречаться с кем захочу. Мы больше не вместе, помнишь? Я порвала с тобой.

Не могу сказать точно, встречаюсь я Сетом или нет. По мнению Блейда, я скучная и простая, так пусть он увидит, что другой парень – сексуальный парень – хочет меня. Я хочу, чтобы он увидел, что потерял.

– Олли, – выдохнул Блейд в телефон. – Этот парень зарабатывает тем, что бьёт людей. Я не хочу, чтобы ты была рядом с таким человеком.

Его тон смягчился, и я почти поверила ему, пока не услышала на заднем плане голос девушки, зовущей его возвращаться в душ. Не буду врать, это очень ранило. С чего вдруг мне понадобилось позвонить ему первым делом? Мне нравилась атмосфера между нами, но она стала грязной, как и он сам.

– Я продолжу встречаться с Сетом, если захочу.

Уверена, он услышал дрожь в моём голосе, но я благодарна за то, что Блейд не видел, как трясутся мои руки.

– Я не принадлежу тебе. Никому не принадлежу!

Я бросила трубку, услышав, как открылась дверь ванной комнаты. Селена недовольно посмотрела на меня и скрестила руки на груди.

– Пожалуйста, скажи мне, что ты не звонила Блейду только что.

Я прошла мимо, чуть задев её.

– Да, и ты будишь рада узнать, что между нами ещё всё кончено.

Я бросила телефон на кушетку и плюхнулась на кухонный стул. Вид салата с кусочками курицы гриль наполнил мой рот слюной. Даже взбешённая девушка должна есть. В животе заурчало, напоминая, что всё ещё была голодна.

Меня немного замутило, но всё пахло так ароматно. Я набрала полную ложку курочки и листьев салата и с благодарностью проглотила.

– Итак, – начала Селена, ковыряясь в своём салате, – собираешься рассказать мне, что у вас произошло с Блейдом?

– Я, типа, сказала ему, что у меня новый парень, – произнесла я, жуя салат.

Её глаза расширились.

– И что он сказал?

– Что он не хочет, чтобы я с ним встречалась.

– С кем?

– Я сказала ему, что встречаюсь с Сетом.

– Кто такой Сет?

Я направила на неё свою вилку.

– Парень из закусочной.

Она закрыла рот своими наманикюренными пальчиками и прыснула со смеху.

– Иисус, О. Зачем ты это сделала?

Я усмехнулась.

– Потому что Блейд думает, что я простая, и никто, кроме него, не захочет встречаться со мной. Моя задача номер один – чтобы он видел, что я желанна для мужчин. Особенно для таких, как Сет, которого, давай посмотрим правде в глаза, создал сам Господь, не иначе. Он может встречаться с любой девушкой, с какой только пожелает.

– Не с любой, – констатировала Селена. Я посмотрела на неё прищурившись, бросая вызов. Даже Селена знает: всё, что нужно сделать красивому парню, это подмигнуть ей, и она пойдёт с ним, пусть он даже будет наполовину красив.

Она прожевала листочек салата и хихикнула.

– На самом деле я солгала. Я бы пошла с ним. Чёрт, если бы он попросил меня сделать ему минет в уборной, я бы сделала и ещё бы сама заплатила.

Не сумев сдержаться, я расхохоталась, расплевав салат по всему столу. Селена тоже рассмеялась, и вскоре наш с Блейдом разговор выветрился из моих мыслей. Всё, что мне хотелось сейчас – это зависать с лучшей подругой. 

Глава 5

Провести вчерашний вечер за поеданием вкусняшек и просмотром “Дряных девчонок”[4] – было как раз то, что доктор прописал. Потом я подкинула Селену к юридической фирме её отца и поехала в тренажёрный зал. Я собиралась сегодня провести больше времени на беговой дорожке, чтобы сжечь весь сахар и транс-жиры, которые наела вчера. Но вечер того стоил.

У самого здания, когда уже ухватилась за дверную ручку, поняла, что задержала дыхание. Я медленно выдохнула и открыла дверь. «Не смотри на него. Не смотри на него». К сожалению, мои глаза предали меня, метнувшись прямо к тому месту, где он стоял вчера. Я расстроилась, когда не увидела его.

Сета там не было.

Вдруг моё желание находиться в тренажёрном зале уменьшилось.

– Оливия! – позвал меня отец из окошка в центре стены, по меньшей мере, на две ступеньки выше. Он махал мне рукой, призывая подняться по лестнице.

Я поплелась в офис к отцу, желая оказаться сейчас в постели. Войдя в офис, я закрыла за собой дверь. Офис отца – это священное место, где мне всегда было некомфортно в окружении реликвий его любимых боевых искусств и бокса, висящих на стене в стеклянных коробочках. Мама бы не позволила ему оборудовать свою «мужскую пещеру» дома, так что он создал её на работе. Иногда я беспокоилась, что это занятие может завести его слишком далеко.

​– Привет, пап, – сказала я, опускаясь в уютное кресло напротив его стола.

Он поднялся со своего кресла и поправил пиджак.

– Олли, мне нужно от тебя одолжение.

Его слова зародили тревожное чувство в районе моего живота, или может, это просто от использования моего прозвища.

– Уф... ладно.

– Мне нужно, чтобы ты присмотрела сегодня за залом. Деррик уехал на выходные, а больше некого попросить. Мне нужно провести несколько обследований по назначению врача. – Он махнул рукой, будто это ничего не значило, и я начала беспокоиться. – Но я должен вернуться через пару часов.

– Всё в порядке?

– Да, всё прекрасно. Просто твоя мама слишком беспокоится о моём здоровье. – Он закатил свои большие щенячьи глаза, и мои губы непроизвольно растянулись в улыбке.

– Конечно, я присмотрю за залом.

– Хороший ребёнок. – Он вытянул руки вперёд для объятия, и я подскочила к нему. Папа обнял меня, и типичный отцовский запах окутал меня. Даже не знаю, как его описать. Несмотря ни на что, это очень приятно. – Никогда бы не скинул эту обузу тебе на плечи, если бы твой брат был здесь.

– Это не обуза, пап. Это всего на день. Думаю, я смогу справиться.

Он дал мне длинный список дел, которые необходимо сделать, вещей, которые должны были делать люди, не сменяющихся им с самого открытия. А открыл он тренажёрный зал, когда я ещё была маленькой девочкой. В список входили, например, протереть снаряжение, собрать полотенца, выкинуть мусор из урн, оценить работу машин и кучи другой дурацкой работы, которую мой отец не должен был делать. Он поправил нашу с братом фотографию, сделанную, когда мы были ещё детьми, и мягко поцеловал меня в щёку.

– Спасибо.

Я проводила отца от офиса до входной двери и, когда пересекала зал, увидела Сета.

Он здесь.

Он расстегнул свою чёрную толстовку и бросил её на свободный стул. Его палец скользнул за ворот белой футболки, и Сет стянул её через голову, открывая вид на аппетитные нескончаемые мышцы. Его губы сжались в тонкую линию, когда он подошёл к боксёрской груше с голыми руками. То, как его кулаки сжались с грубой силой и злостью, заставило меня подумать о том, что с ним что-то не так. Он чуть показывал свои зубы каждый раз, когда ударял по боксёрской груше и хмурил брови, что делало его взрослее. Заставив отбросить его на задворки своего разума, я проводила отца до машины, а потом помахала ему, прежде чем вернуться обратно в зал. Мой телефон завибрировал, и я достала его из заднего кармана.


ОТ: БЛЕЙДА 08:59

Последний раз предупреждаю тебя.

Перестань встречаться с этим парнем.


Вау. Ничто так не портит настроение, как сообщение от твоего бывшего, указывающего тебе, как жить. Я нахмурилась, и это было неприятно. Я ненавидела хмуриться.


КОМУ: БЛЕЙДУ 08:59

Оставь меня в покое.


​Я чувствовала, как мой телефон непрестанно вибрировал в кармане, но продолжала не обращать внимания. Мне нужно было переделать кучу всего. Было только 9 утра, а на тренажёрах уже лежало несколько полотенец. Я быстренько пробежалась, собирая полотенца и вытирая чёртовы тренажёры. Потом я опрыскала их из распылителя, и они стали готовы для новых посетителей.

Вот веселье.

Я целенаправленно обошла комнату с тренажёрами и боксёрскую зону. Если честно, то надеялась, что Сет закончит свои занятия к тому моменту, как очередь дойдет до туда. Я не такая девушка, но он заставлял меня быть именно такой… и я ненавидела это. Это заставляло чувствовать себя дешёвой и… грязной.

Нехотя, я вошла в боксёрскую зону. Быстренько оглядевшись, поняла, что здесь нет полотенец. Я повернулась на пятках, улыбаясь. Думаю, я заслужила хороший отдых в офисе отца.

– Подожди, – окликнул меня Сет глубоким голосом, и я застыла, а волнение растеклось в моём животе.

Я развернулась к нему, и выражение его лица могло бы быть совершенно сексуальным, если бы не глаза, которые невозможно было прочитать. Белое полотенце, которое он держал руках, упало на пол.

– Ты забыла одно.

Я посмотрела на полотенце. А потом на непреклонное лицо Сета. Не понимая, что он делал или что за игру он затеял. Я медленно подошла к нему. Его лицо, как всегда, выглядело непримиримым. Я нахмурилась. В его взгляде не было теплоты, а на губах ухмылки. Должно быть, он был действительно взбешён. К сожалению для него, я не собиралась делать то, что он сказал. Не сегодня. Мое настроение соответствовало его. Возможно, я бы и подняла полотенце, если бы другой парень попросил меня сделать что-то или запретил делать что-то, как в случае с Блейдом. Я стояла перед красавчиком с горой мускулов, чувствуя, что не обрела вдруг иммунитет к авторитету, так и льющемуся из него, но мне не понравилось, как Сет со мной разговаривал. Я ткнула своим указательным пальцем в его твёрдую, влажную грудь, изо всех сил пытаясь не обращать внимания на электрический ток, прошедший сквозь кончик пальца, и изобразила свою самую лучшую «пошёл ты» улыбку.

– Сам подбирай своё чёртово полотенце.

Я не ушла, хотя и планировала сделать это в мыслях. Я не могла это сделать и не имела никакого понятия, почему. Сейчас он в моём личном пространстве, и не думаю, что смогу сбежать на этот раз. Наши глаза встретились, удерживая каждого на месте. Его рука опустилась на моё бедро, от этого жеста у меня перехватило горло, когда он сжал его и притянул меня к себе. Я затаила дыхание от его прикосновения, а Сет никак не отреагировал. Моя грудь будто взорвалась, когда сердце сначала ёкнуло, затем остановилось, а потом беспорядочно забилось вновь. Я уставилась на его губы, точно зная, как они ощущаются на моей коже. Он всё ещё злился, но я уловила намёк на удовольствие, промелькнувший в его тёмных глазах, когда он притянул меня ближе. Мой палец, который упирался в его грудь, распрямился, и уже вся ладонь тесно прижималась к его плоти, и я чувствовала, как бьётся его сердце, так же быстро, как и моё. Тишина между нами наэлектризовалась, покалывание побежало от центра к животу и ниже.

За нами женщина прочистила горло, и я отскочила, обеспокоенная тем, что совершенно забыла, где нахожусь. Было видно, как челюсть Сета сжалась, и он зыркнул на неё. Девушка была очень красивой блондинкой. Точно супермодель. Её голубое платье сидело на ней потрясающе, обрисовывая средних размеров искусственную грудь. Да. Она точно здесь ради него. Она моргнула в его направлении своими длинными чёрными ресницами, но я едва различала её голубые глаза, устремлённые на Сета сквозь ресницы. Я посмотрела на Сета, но он не убрал руку с моего бедра. Мне стало совершенно неудобно. Я отодрала его пальцы от своего бедра, и его рука повисла вдоль тела. Я отвернулась от них и приложила все усилия, чтобы совершенно спокойно покинуть боксёрскую зону. Сет разговаривал с ней тихим голосом, а она отвечала ему таким сладко-медовым, что меня чуть не стошнило. Мои обычные шаги стали быстрее, поскольку я начала передвигаться с максимально возможной скоростью. Не будем называть это бегом. Так я дошла прямо до офиса отца. Как только я оказалась там, то закрыла дверь и облокотилась на неё. Никогда за миллион лет я бы не подумала, что папино жуткое ММА святилище принесёт мне облегчение. Я всё ещё чувствовала напряжение на своём бедре, как будто его рука до сих пор находилась там, и это разливало удовольствие по всему телу. Закрыв глаза, я сделала несколько глубоких вдохов. Восстановив своё душевное спокойствие, я подошла к окну. Сет направлялся в душевую, держа свою одежду в руках, а девушка с растёкшейся по щекам тушью шла к выходу.

Бедняжка.

Мне действительно было жаль её и ещё ту, что приходила вчера. Я никогда не хотела бы быть одной из них. Предупреждает ли он их заранее, что ничего не предлагает им, кроме секса, при условии, что у них был секс? Я встряхнула головой. Конечно же, у него был секс с каждой девушкой, которая заходила так далеко. Сет производит впечатление очень сексуальной личности, и, возможно, у него такой сексуальный аппетит, который я не в силах буду насытить. Я упала в отцовское кресло и положила ноги на его большой дубовый стол. Напрягая все извилины, думала, что буду делать, когда закончу здесь дела. Селена вряд ли захочет снова сидеть на одном месте и смотреть кино. Даже вчера ей было тяжело усидеть. Для меня было нормально проводить вечера в ожидании Блейда или с Блейдом. Мы обычно вместе смотрели кино и готовили. Иногда мы играли в карты или в настольные игры... Я осознала, что застряла в своей зоне комфорта – это рутина. Мысль о возвращении домой в пустоту пугала меня. Это тревожило меня, и я решила сделать что-то совершенно нехарактерное для себя. Я не смогу разорвать мою прошлую «рутину с Блейдом», находясь дома одна. Мне срочно нужно куда-нибудь сходить. Я достала свой телефон из кармана и почистила историю входящих звонков от Блейда. Потом написала Селене сообщение.


КОМУ: СЕЛЕНЕ 09:40

Будь у меня в 22:00.

Идём в клуб!!!


Она ответила сразу же.


ОТ: СЕЛЕНЫ 09:40

Чёрт, да! Рассчитывай на меня!

Люблю тебя, О.

Целую.


В тренажёрном зале я оставалась до тех пор, пока отец не вернулся. Сегодня было не так уж много людей, так что всё было на своих местах. Сет ушёл после того, как принял душ, и я заплатила маленькому парнишке семь долларов, чтобы он протёр автомат антисептиком, пока его мама занималась на беговой дорожке.

– Спасибо тебе, Олли, – поблагодарил отец, когда я открыла дверь, чтобы выйти из его офиса.

– Не за что, папочка. Ты знаешь, что можешь рассчитывать на меня в любое время.

Я собиралась выйти за дверь, но его голос остановил меня.

– Как насчёт ужина в воскресенье?

Чёрт. Неловко, когда тебя кто-то ловит на твоём же слове. Я хотела пойти на ужин к родителям, честно, но не хотела мириться с тем, что они оба будут пытаться уговорить меня переехать обратно в родительский дом, только чтобы заполнить пустующее гнездо.

– Обещаю, что не буду принуждать тебя к переезду, – сказал он, засовывая руки в карманы своих брюк. – Не могу говорить за твою мать. Ты ведь знаешь её.

Я вздохнула.

– Хорошо, я приду на ужин в воскресенье, только скажи маме, чтобы она не вываливала всё на стол, небольшого ужина будет достаточно. И ещё попроси её не доставать фильмы о нашем детстве, иначе я вряд ли появлюсь.

Отец улыбнулся.

– Посмотрю, что можно будет сделать. Люблю тебя.

Он развернулся и стал смотреть окно.

– Я тоже люблю тебя, – ответила я и закрыла за собой дверь.


***


Ненавижу ходить по клубам. Последний раз я была в клубе на день рождения Селены (настоящий день рождения) шесть месяцев назад, и, так как мои походы по клубам сведены к минимуму, у меня не так-то много сексуальных коротких платьев. Я должна выбрать между чёрным платьем с воротником-хомутом и коктейльным платьем с открытыми плечами кораллового цвета. Как по мне, я бы ни одно из них не надела.

Я бросила оба платья на пол и с громким вздохом уселась на кровать. Солнце село ещё час назад, и Селена должна быть у меня часа через три. Я представила, как она рассердится, если я опоздаю. Стук в дверь вывел меня из ступора. Я накинула лёгкий халатик поверх кружевного чёрного белья и пошла к двери. Открыв дверь, я увидела Селену без макияжа, а это для неё на первом месте. Хотя ей не нужен макияж, она обладает той самой естественной красотой. Ну, вы знаете, густые ресницы, высокие скулы, пухлые губы и безупречный цвет лица.

– Ты рано. Очень рано.

Она пожала плечами.

– Я в предвкушении сегодняшнего вечера. Перестань пялиться на меня. Я ужасна.

Я заглушила смех, когда она прошла мимо меня. Она поставила перед собой маленький розовый чемоданчик.

– Неужели твой отец наконец-то выкинул тебя из дома? – спросила я, закрывая дверь.

– Нет, это на сегодня.

Селена повезла чемоданчик на колёсиках за собой в мою спальню, и я последовала прямо за ней. Она взглянула на платья, разбросанные на полу, и улыбнулась мне.

– Спасибо Господу, что ты не оденешь ни одно из них.

Изображая себя оскорблённой, я спросила:

– Что с ними не так?

– Они прошлогодние. Вот что не так.

Она расстегнула свой чемоданчик и достала короткое, без сомнения, обтягивающее красное платье. Я смотрела на него и единственное слово, которое приходило в голову, это: ШЛЮХА.

– Я не надену это.

Она надула губки.

– Почему нет?

– Потому что оно слишком эпатажное... я хочу повеселиться и поболтать с парнями, а не угробить себя к концу вечера.

Она закатила глаза.

– Боже, ты говоришь, как твоя мать.

Я только хотела возразить, как Селена подняла руку.

– Тебе нужно расслабиться. Это составит конкуренцию тому, во что будут одеты другие девушки. Поверь мне.

Селена вынула платье, и при ближайшем рассмотрении оказалось, что я переоценила его. Оно не было настолько вульгарным. Я имею в виду, небольшой вырез между грудей не выглядит таким уж открытым, как мне показалось сначала. И думаю, Селена не предоставляла мне особого выбора. Я взяла платье и сняла свой халатик.

– Только посмотри на себя, ты красотка! – захихикала Селена. – Походы в тренажёрный зал действительно окупаются. Ты такая подтянутая и тебе удаётся поддерживать свои груди такими высоко торчащими! Возможно, мне тоже нужно посещать тренажёрный зал.

Она подошла ко мне, вытянув руки, чтобы потрогать меня, но я отмахнулась от неё, не в силах сдержать смех.

– Не будь такой лесбиянкой, перестань.

Я влезла в платье, и Селена застегнула его на молнию. Надев его, я покружилась, Селена открыла рот от удивления и всплеснула руками.

– Ты выглядишь потрясающе! – завизжала она. – Я знала, что платье отлично подойдёт тебе.

Я подошла к зеркалу и была поражена тем, как хорошо оно смотрелось на мне. Красный – явно мой цвет.

– Теперь садись, – потребовала Селена. Я подошла и села на краешек кровати. Она достала огромную металлическую коробку и открыла её. Я поразилась тому, сколько у неё косметики. Селена сразу начала работать с основами и пудрой, с розовыми и чёрными штучками. Уверена, у каждой из них есть своё название, но я их не знала. Не имела ни малейшего понятия.

Когда Селена закончила создавать свой шедевр, она отошла от меня на несколько шагов, чтобы я целиком увидела себя в зеркало. Я себя не узнала. Моя кремовая кожа была безупречна, а зелёные глаза ярко выделялись на лице, благодаря чёрному цвету, который Селена назвала «мерцающий оникс». Мои губы блестели, а мои длинные, шоколадного цвета волосы каскадом ниспадали на спину.

– Вау. – На этом мой словарный запас закончился.

– Я знаю. Я хороша в этом.

Найдя пару белоснежных шпилек в своём гардеробе и надела их. Я не из тех, кто восторгается собой, но, чёрт, я выглядела сексуально. На самом деле, я так хорошо себя чувствовала, что даже могла развлечься и привести домой незнакомца.

О нет.

Абсолютно точно нет.

Селена потратила почти два часа приводя себя в порядок, и, если я выглядела, как супермодель, когда она закончила со мной, то она выглядела как супер-супермодель. На ней было короткое тёмно-фиолетовое платье без бретелек, с вырезом сердечком. Её длинные, светлые локоны прямо лежали на спине, и она отбросила их на другую сторону от надетых двух клипс-колец.

– Я заказала такси на 21:00.

Я посмотрела на часы.

– Уже девять.

Услышав сигнал такси снаружи, Селена взяла меня под локоть. Она резво потянула меня наружу, не дав мне шанса передумать насчёт сегодняшнего вечера.


***


Мы приехали в лаундж бар «Лакс», и охранник сразу пропустил нас, так как был другом Селены. Конечно, они были друзьями. Кажется, она дружит со всем персоналом этого бара. Раньше я никогда не была в «Лакс», и, как только мы вошли внутрь, я вздохнула с удивлением. Он не был похож на другие клубы, в которых мне удалось побывать раньше. Сказать высококлассный было бы преуменьшением. Люди располагались на кушетках, а пол освещался голубыми люминесцентными лампами, ведущими прямо к бару перед нами, который невозможно было пропустить. Он был огромным, белым и блестящим. Пять барменов стояли за стойкой и принимали заказы у толпы посетителей. И все, как один, бармены улыбались.

Это место сочилось чистой элегантностью, и, возможно, я даже наслаждалась этим. Селена переплела наши пальцы и повела меня за собой к бару. Мы провели там довольно много времени, получая бесплатные напитки от парней, которые хотели потанцевать с нами. Кто-то был красавчиком, кто-то... нет. В любом случае, мы обещали им, что потанцуем с ними позже. Я просто надеюсь, что они уйдут раньше. Когда мое нутро подсказало, что я уже немного перебрала, мы покинули бар и направились к танцполу. Мы двигались напряжённо и быстро, вращая бёдрами, и танцевали только друг с другом. Я заметила, что Селена старается, чтобы я хорошо проводила время. Парни выстроились в очередь, подмигивая ей и желая её внимания. Но Селена хотела показать мне, что сегодняшний вечер только для меня и нашей дружбы. И это именно то, что мне было нужно.

Я хотела заговорить с Селеной, как чьи-то руки оторвали меня от подруги.

– Потанцуй со мной, – пробормотал кто-то мне в ухо.

Я уставилась в широко открытые глаза Селены, когда парень увлек меня за собой. «Помоги мне», -прошептала ей одними губами, но она вскинула брови и пожала плечами, показывая мне обернуться. Неохотно повернувшись, была вынуждена признать, что парень, который практически ощупывал меня, оказался неплох. У него были тёмные, длинноватые волосы, которые завивались у подбородка, а глаза были красивого голубого цвета, в них отражался светящийся пол под нами. Под деловым костюмом виднелось твёрдое подтянутое тело. Моя голова плыла от алкоголя, и моя обычная осторожность была практически на нуле. К чёрту всё. В мои планы входило развлекаться. Я танцевала с ним, позволяя его рукам бродить по моему телу. Это не вызывало волнующего чувства в животе, как взгляд Сета, но он был джентльменом в достаточной мере и не пытался залезть мне в бюстгальтер или в трусики. Незнакомец развернул меня спиной к себе, и моя попа прижалась к его... ну вы знаете. Вдруг я почувствовала себя некомфортно и попыталась немного отстраниться. Это была не я. Предприняв попытку вырваться из сильных рук, но парень только сильнее прижал меня к себе. Мой взгляд стал нервно искать Селену в толпе, но не нашел её. Огни вспыхнули надо мной, привлекая моё внимание. Это зона VIP. Несколько человек, стояли, облокотившись о перила и наблюдая за танцующими внизу. Другие развалились на кушетках под безупречными люстрами. Я изучала их затуманенным взором, но встретив знакомую пару глаз, сразу прекратила поиски.

Сет.

Его появление обрушилось на меня как тонна кирпичей, и я даже протрезвела немного. Вдруг мне стало стыдно, что я тусовалась с незнакомцем. Незнакомец не обращал внимания на то, что его общество изрядно мне надоело, и прижимал меня всё ближе. Его голова наклонилась, и его тёплый язык спускался ниже по шее, пока нетерпеливо не коснулся моей кожи своими губами. Я почувствовала, что должна вырваться. Моя голова кружилась, а ноги дрожали. Всё это время Сет смотрел на меня, когда к нему подошёл его друг, тот, который был в красной кепке в стейкхаусе, чтобы поговорить. Его взгляд устрашал, но я не могла не смотреть на него. Он выглядел замечательно в чёрной рубашке с длинными рукавами, закатанными до локтей, показывая его упругие предплечья. Он поднёс бутылку с пивом к губам и сделал глоток. Хотела бы я быть этой бутылкой. Тёплая рука резко схватила меня, высвободив из объятий незнакомца и прочь от взгляда Сета. Я споткнулась в толпе, позволяя тому, кто тащил меня, вытянуть себя. Когда мы выбрались из толпы танцоров, я невольно поразилась, как не навернулась на своих высоченных шпильках. Человек, вытащивший меня, повернулся ко мне лицом.

– Блейд? – произнесла я, смутившись.

Он никогда не посещал этот бар. Блейд был одет в свою обычную клубную одежду – странная футболка с голыми девушками и пара спущенных джинсов. Его губы двигались очень быстро, но я не могла расслышать ни слова. Музыка заглушала его.

– Что?

Он взял меня за руку и снова потащил уже из клуба через боковую дверь. Меня впихнули в пустой проход, пропахший выпивкой, мочой и блевотиной.

Он, прищурившись, посмотрел на меня, его ноздри раздувались. Вау, подумать только, будто я изменяла ему.

– Какого чёрта ты делаешь, Оливия?

– Я танцевала.

– Это не было танцем. Его губы были везде.

Это некрасиво, чувствовать себя немного счастливой от того, что Блейд так взбешён?

– Так я могу делать то, что хочу, я свободна.

– Нет, не свободна. Ты моя!

Я подошла к нему, тыча пальцем в нос. Он схватил мою руку и прижал её к своей груди. После того, как я держала руку на груди Сета, ощущения от груди Блейда стали совершенно иными. Блейд был как ребёнок под моими костяшками.

– Я не твоя. Я не вещь, которой можно владеть.

Я попыталась отстраниться от него, но он притянул меня свободной рукой, схватившись за бедро.

– Детка, пожалуйста. Мне очень жаль... видеть тебя с тем парнем очень больно для меня. Ты ранишь меня.

Я сжала кулаки так сильно, что кожа на костяшках пальцев побелела. Да как он смеет говорить такие вещи? Сильно пихнув парня, отстранилась.

– Это я тебя раню? А что насчёт меня? – Я кричала, и мне было всё равно. Слезы наполнили мои глаза, но я не могла позволить им пролиться. – Ты ранил меня! Вот почему мы в таком положении. Ты не заботишься обо мне. Тебе просто удобно держаться за рутину.

– Олли, детка...

Я намерена показать ему, что совершенно серьёзно настроена на этот раз. Должна ударить его там, где больнее всего.

– Я не люблю тебя и не любила уже долгое время. Просто слишком много времени ушло на то, чтобы понять это.

Я собралась уходить, как он схватил меня снова и прижал к себе.

– Я не позволю тебе вернуться туда снова.

– Насколько я знаю, это свободная страна, – глубокий голос Сета прозвенел в пустом коридоре.

Блейд отпустил меня, и мягкие женские руки обняли меня за плечи.

– Ты в порядке? – прошептала Селена, прижимая меня к себе, и я кивнула.

Она оттащила меня назад, пока мы не оказались в безопасности рядом с Сетом.

– Я и забыл, что у тебя есть парень, – констатировал Блейд, сплёвывая на пол.

Чёрт.

Сет посмотрел на меня, приподняв одну бровь. Слава Богу, коридор не освещался, хотя все, без сомнения, могли видеть моё пылающее лицо. Послала ему кивок, умоляя. Последнее, что я хотела, это выглядеть дурой перед Блейдом. Я достаточно долго была дурочкой рядом с ним.

– Да, есть.

Большая, мозолистая ладонь Сета обернулась вокруг моего запястья, и он мягко переместил меня за свою спину. Я ахнула от соприкосновения наших рук.

Блейд скрестил руки на груди и совсем не выглядел впечатлённым.

– Где же ты был, когда парень на танцполе чуть не занялся с ней сексом?

Сет передёрнул плечами:

– Поблизости. – Я практически услышала улыбку в его словах. – Я люблю наблюдать.

Холодные голубые глаза Блейда сердито посмотрели сначала на Сета, потом на меня.

– Ты знаешь, как выбирать, Оливия.

Я выдавила улыбку, приблизившись к Сету так близко, что моя грудь касалась его руки.

– Ты доказательство этого, – ответила я, не забывая дышать.

Он подошёл ближе, мое тело в ответ напряглось. Сет, без сомнения, легко превратит Блейда в лепёшку, хоть он и придурок, я не хотела, чтобы он пострадал. Уверенная улыбка расплылась на губах Сета, подначивая Блейда. Надеюсь, Блейд не растерял свой рассудок сегодня, потому что он не должен провоцировать Сета. Напротив, он прорычал:

– Не расслабляйся, потому что мы всё ещё вместе. Просто у нас временные разногласия.

– Нет, – перебила Селена. – С тобой покончено.

Блейд ринулся прочь, а мы провожали его взглядом, пока он не исчез из виду. Сет отпустил моё запястье, и я повернулась к Селене. Она снова обняла меня за плечи, прижимая к себе. Она немного подержала меня в объятиях.

– Не беспокойся на его счёт.

Я отошла от неё и вытерла свои глаза.

– Хочешь домой? – спросила она.

– Да.

Мой вечер разрушен. Обратного пути нет, а ещё больше алкоголя только усугубят всё.

– Я могу подвезти её, – предложил Сет.

Я открыла было рот отказаться, но Селена перебила меня.

– Как много ты выпил?

– Бутылку пива. Я могу везти машину.

Я отошла от Селены и попыталась повернуться к Сету, и "попыталась" – ключевое слово. Моя туфля зацепилась за что-то, и мое тело оказалось в свободном полете. Я зажмурилась и приготовилась упасть, но этого не случилось. Когда сначала пришло осознание, что я не ударилась об пол, последовала мысль, что Сет держит меня одной рукой за талию, а другой крепко за кисть. Он был так близко, а его приятный запах ещё больше вскружил мне голову. Селена же расхохоталась, согнувшись пополам, увидев, что я почти упала. Типично для неё.

– ... спасибо, – промямлила я, когда он помог мне выпрямиться. Я старалась глядеть куда угодно, только не на его лицо. Уверена, он наблюдал за мной с любопытством.

– Можешь отвезти её. Если она поедет со мной, мы обе, скорее всего, свернём себе шеи, добираясь домой.

На губах Селены ещё играла улыбка, а я пыталась намекнуть ей широко открытыми глазами, чтобы она не оставляла меня наедине с Сетом. Мне с трудом удавалось собраться на публике. Если мы останемся наедине в машине, только одному Богу известно, что я могу натворить.

Селена закатила глаза и поцеловала меня в щёку.

– Спасибо, что потусила со мной сегодня. Я позвоню тебе завтра.

– Селена, но я ... мы ... чёрт!

Она вернулась обратно в клуб, а мы остались с Сетом вдвоём.

Через несколько секунд я набралась смелости посмотреть на него. Он засунул руки в карманы джинсов, а сам внимательно наблюдал за каждым моим движением, как будто я собиралась упасть снова.

– Итак, – начал он, – твой бывший – придурок.

– Слишком мягко сказано, – простонала я, проводя руками по лицу. – Мы можем идти? Я действительно не в настроении оставаться здесь.

Он вытащил связку ключей из заднего кармана и жестом показал следовать за ним. По сравнению с клубом, снаружи дул прохладный ветер, освежающий кожу. Мои стопы болели, пока я шла за Сетом по улице к его машине. Кто вообще приезжает в клубы на машине? Сет нажал на кнопку разблокировки, и мы приблизились к белоснежному внедорожнику. Должна сказать, я удивлена. В моем воображении Сет за рулём мотоцикла или спортивной машины, или чего-то другого угрожающего и бесполезного. Напротив, он водил Рейндж Ровер. Он большой, безопасный и совершенная противоположность моим ожиданиям. Сет открыл для меня дверцу.

– Спасибо.

Вдруг уголки его губ поползли вверх, смягчая губы в чуть кривоватой ухмылке, и моя грудь сжалась, пока я безуспешно пыталась оторвать взгляд от них.

– Не благодари меня, – сказал он, когда я с комфортом устроилась на пассажирском сиденье. – Это то, что должен делать твой парень.

Его ухмылка стала шире и превратилась в широкую, дерзкую улыбку, после этого он закрыл дверь. Мои руки автоматически закрыли моё смущённое лицо. Мне не следовало провоцировать Блейда. Теперь я выгляжу как чудачка, которая рассказывает всем подряд, что Сет – мой парень, тогда как на самом деле мы всего лишь пересекались пару раз. Он открыл дверь со стороны водителя и забрался внутрь. Я убрала руки от лица, но не решалась посмотреть на него, пока он отъезжал от клуба.

– Мне действительно очень жаль... – извинилась я через какое-то время. Честность – лучшая политика, правда? – Он спросил меня, встречаемся ли мы, и, чтобы позлить его, я не стала отрицать.

Сет ухмыльнулся.

– Ничего страшного. Я просто рад, что был там, чтобы помочь выйти из этой дурацкой ситуации.

– Да, я тоже.

– Я не виню его за то, что он так разозлился. – Он быстро провёл рукой по своим волосам, кинув на меня взгляд, и снова стал смотреть на дорогу. – Я бы выдернул тебя от того засранца сам, если бы твой бывший не появился раньше.

Я усмехнулась.

– Действительно?

– Да, чёрт возьми. Тот парень вёл себя как чёртов придурок. Ты тоже... Даже не знаю, хорошо ли это, позволять такому парню как он лапать себя везде.

Я разозлилась на его слова. Мне не нравилось, когда люди вели себя так, будто знают меня... но, с другой стороны, я затрепетала, странное чувство тепла стало распространяться в моём животе.

– Хорошо?

Он кивнул.

– Да, я имею в виду твоё платье немного вызывающее, но, думаю, ты хорошая девочка.

Он думает? Я так далеко зашла в его присутствии, пялилась на того парня, трогала его и позволила ему танцевать с собой. Это определённо не говорило о том, что я «хорошая девочка». Скрестив руки на груди, я решила не разговаривать. Во-первых, потому что могла сморозить какую-то глупость. Во-вторых, меня тошнило. А в-третьих, от любого мужчины, который заставляет тебя желать избавиться от одежды в первые несколько минут знакомства, и ты позволишь ему делать всё, что ему заблагорассудится, определённо, нужно держаться подальше. ПЛОХИЕ НОВОСТИ! Мне не становилось легче. Сет – сексуальный как грех, и выражением «Сатана в воскресной шляпе» можно буквально его описать.

Остальная часть поездки прошла в молчании, я лишь время от времени косилась на него. Он же всё время смотрел на дорогу, а рука, лежащая на руле, так сильно сжимала его, что костяшки пальцев побелели. Поездка оказалась недолгой, и я так болезненно опасалась его присутствия, что практически не обращала внимания на пробегающие мимо улицы. Наконец, машина остановилась напротив моего дома.

– Спасибо, – сказала я, не глядя на него. Открыла дверь и, стараясь быть как можно быстрее, выскользнула из машины. Позади я услышала, как дверь с его стороны тоже закрылась, и мой желудок сжался. Какого чёрта мне сейчас делать? Он следовал за мной очень близко, пока я шла к двери и открывала её. Я задержалась на несколько секунд, и когда я наконец повернулась, то встретилась с ним лицом к лицу. Мои чувства запоздало включились, и я ясно увидела все его черты: чёрные волосы, тёмные глаза с золотыми прожилками и сочные губы. И всё это на расстоянии нескольких дюймов от меня. Моё тело это тоже почувствовало. Всё во мне пришло в боевую готовность и ждало только сигнала, чтобы начать действовать. Я чуть придвинулась к нему, побуждая его к действию.

Он посмотрел на меня, его глаза блестели, а его губы искривились в однобокой улыбке. У меня возникло внезапное, дикое желание прикоснуться к его губам.

– Я действительно имел в виду то, что сказал, – ответил он. Его голос был настолько низким, что это заставило меня перевести взгляд с его губ на глаза. – Ты слишком хорошая для таких парней как он... и я.

Я нахмурилась вызывающе:

– Кто сказал, что я хорошая?

Сет придвинулся ко мне, и у меня перехватило дыхание. Он был так близко, его запах прорвался в меня, и желание стало раздуваться в районе моих бёдер. Туалетная вода, которой он пользовался, приятно пахла, мне захотелось закрыть глаза и сделать глубокий вдох, но я не стала, потому что это выглядело бы жутко. Я не могу быть простой, скучной и жуткой. Его глаза сфокусировались на мне, а рука крепко обвила мою талию. Мой пульс забился в ускоренном темпе, а по коже пошли мурашки. Я хотела облизать его грудь и поцеловать его губы. Хотела чувствовать его руки на своём теле. О Боже. Я хотела этого. Это неправильно, так не похоже на меня, но не в моих силах остановить животное желание, пульсирующее во мне.

– Я знаю, ты хорошая, потому что краснеешь каждый раз, как я подхожу к тебе. – Он наклонился ближе, и я почувствовала его горячее дыхание на своём лице. Мой пульс стал неуправляемым. – Твоё дыхание учащается, или ты совершенно перестаёшь дышать. И ... – Его твёрдая рука скользнула между моих ног. Я ахнула и инстинктивно сжала их, перехватывая его. Его глаза продолжали танцевать с дьявольским удовольствием, дразня меня. – Просто позволь мне показать, как ты реагируешь на меня.

Мой голос покинул меня, я застыла на месте, заворожённая ощущением большой, жёсткой руки, находящейся в ловушке моих бёдер. Моё дыхание стало глубоким и быстрым. Я чувствовала, как жар опускается ниже по шее, и вот уже вся моя кожа горит. Его рука ощущалась так хорошо, именно там, где она находилась, что я не хотела её отпускать.

– А если бы я не была хорошей? – спросила я, затаив дыхание. – Что бы случилось сегодня вечером?

– Ничего. Если бы ты не была хорошей, я бы занялся с тобой сексом в душевой два дня назад.

Душевая? Так он вышел в холл специально, чтобы найти меня? Он действительно думал, что я раздвину ноги перед ним в тренажёрном зале моего отца? Он раздражающе уверен в себе. Я неохотно расслабила ноги, и его рука выскользнула, но прежде его палец скользнул по центру моего удовольствия. Полустон-полувздох непроизвольно вырвался из моего горла, но я была так возбуждена, что даже не смутилась. Он несколько раз моргнул, и его челюсть заметно напряглась. Я видела, что он сейчас решает, как поступить, и молилась, чтобы не как с хорошей девочкой. Он рукой схватил подол моего платья и притянул к себе. У меня не было времени, чтобы как-то отреагировать, как он обхватил мои бёдра и прижался своими губами, которые я так отчаянно хотела поцеловать, к моим. Что-то щёлкнуло во мне, и, движимая горячим возбуждением, я запустила свои пальцы в его волосы, ответив на его поцелуй с диким желанием. Его язык прошёлся по моей нижней губе, заставляя меня открыть губы. Я поддалась, и, не теряя времени, он просунул свой язык внутрь. Я не собиралась останавливаться на этом. Ни за что. В моём маленьком мире, где моё поведение перешло все границы. Я хотела его и прямо сейчас. Он был таким восхитительным на вкус, и было удивительно осознавать, что не так давно он пил пиво. Сет прижался своим телом к моему, и его руки скользнули в мои волосы, заставляя меня прижаться к нему сильнее. Моё сердце быстро стучало, а желание между бёдер усиливалось. На задворках сознания всё время маячил Блейд. Меня никак не покидало чувство вины, но я была слишком возбуждена, чтобы остановиться. Я повторяла снова и снова, что не принадлежу Блейду. Он не мой парень. Я принадлежу сама себе.

Я свободна.

Руки Сета выскользнули из моих волос и опустились на бёдра, подняв меня так, будто я ничего не весила. Я обхватила его бёдра своими ногами и возбудилась в миллион раз сильнее от ощущения, что его мускулы зажаты между моих ног. Он заговорил в мои губы:

– Мы не будем этого делать. Девушки, как ты, не знают, что значит быть с такими парнями, как я.

– Ш-ш. – Я сильнее прижалась губами к его, не колеблясь ни секунды, я пососала нижнюю губу и погрузила язык в его рот. Я не хотела сейчас быть хорошей. Хочу быть плохой. Он открыл мою дверь, и я была рада, что оставила свет включённым, прежде чем уехала в клуб, иначе пропустила бы целое шоу. Небольшой стон вырвался из его горла, посылая ударную волну удовольствия по моему телу. Он уложил меня на кушетку, и его тело крепко прижало меня к подушкам. Я могла чувствовать каждый дюйм его тела, и грубая ткань его джинсов посылала мурашки везде, где соприкасалась с моей голой кожей. Его очевидное возбуждение твёрдо прижималось к моему центру, и его рот жадно поедал мой. Я вновь застонала, когда его губы так же, как грубые руки, дошли до выреза платья и ухватились за голое бедро. Его руки задержались там ненадолго, а потом он провёл пальцами по моему животу и ниже, по краю моего нижнего белья. Я затрепетала, прижимая к нему бёдра.

– Тише, – выдохнул он, его голос окутывал, как тающий шоколад, – я просто хочу дотронуться.

Он победно ухмыльнулся, когда я кивнула, и его палец скользнул под ткань. Незнакомая пульсация прошлась по мне, когда он стал ласкать мой клитор. Он низко зарычал, и этот звук подхлестнул меня выгнуться к нему и сильнее прижаться к его руке. Сет покачал головой и опустил её на мою грудь. Он чуть прикусил меня за шею, проведя пальцами по изгибу. Я сжала его плечи, прикусив губу, чтобы не выпустить стон. Его дыхание было тяжёлым и трудным, когда он посмотрел на меня.

– Я хочу сделать с тобой так много всего сейчас, но не могу. – Он вынул руку из моих трусиков и простонал: – Не могу.

Он слегка прикусил мою нижнюю губу зубами, и я застонала, возражая, что он отстраняется от меня. Этого не произойдёт. Слишком сильно возбужденная, слишком далеко зашла, чтобы остановиться. Кроме того, это я та, кто порвала со своим бывшим, разве это не значит, что у меня есть право оторваться и заняться сексом с незнакомцем? Предположительно меня должна остановить аморальность ситуации, не его. Я села на диване и смотрела, как он подходит к двери.

– Сет, куда ты идёшь? – Я не могла скрыть раздражения и разочарования в голосе.

Он открыл дверь и прислонился головой к косяку. Сет открыл рот, чтобы что-то сказать, но зазвонил его телефон, не дав ему ответить мне.

– Да, это я, – выдохнул он, и я увидела, как сжалась его челюсть. – Хорошо. Я буду.

Его тёмные глаза остановились на мне.

– Мне нужно идти.

Он глубоко вздохнул, прежде чем выйти и закрыть дверь.

Что. За. Чёрт.

Проворчав, я откинулась обратно на диван. Со мной только что отказались заниматься сексом? Прекрасно, я не шлюха, но и не ребёнок, чёрт возьми. Может мне нужно было остаться в клубе с парнем с шаловливыми ручками? Он был не так уж и плох, и вряд ли оставил бы меня сексуально неудовлетворённой.

Я заставила себя подняться с дивана и пойти в ванную. Душ сейчас будет как нельзя кстати. Горячая вода стекала по мне, а я просто стояла, позволяя ей ласкать мою кожу. Глаза защипало, когда в них попала косметика. Я ненавидела себя за то, что постоянно забывала использовать влажные салфетки для снятия макияжа перед душем. Косметика Селены жгла, как кислота. Моя кожа ещё покалывала и пульсировала после прикосновений Сета, и я хотела, чтобы он вернулся. Хотела, чтобы он закончил то, что начал. Стоя под горячим душем, я ещё больше разволновалась, думая о том, что произошло в гостиной несколько минут назад, и это сводило меня с ума. Я никогда так сильно не хотела заняться сексом, и знала, что Сет в этом хорош. То, как он заставлял меня чувствовать, используя только руки, было для меня достаточно, чтобы продолжить.

Я выскочила из душа, подавленная и напряжённая, туго обернув розовое полотенце вокруг тела. В комнате было темно, но я не стала заморачиваться и включать свет, а упала на кровать, прикрыв отяжелевшие веки. Мои волосы были всё ещё влажные после душа. Я хотела заснуть и забыть то, что произошло сегодня вечером. И сейчас, собравшись с мыслями, почувствовала стыд. Я должна была показать класс или наоборот, быть более сдержанной, учитывая, что едва знаю парня. Но я не могла. Он слишком притягательный, слишком сексуальный и уверенный, как некстати, но мне это нравится. Прикрыв глаза ресницами, я вновь увидела, как его полные губы улыбались мне, а шоколадного цвета глаза смотрели на меня. Вечность спустя я всё ещё бодрствовала и думала о нём.

– Чёртов Сет, – прорычала я, нажав на кнопку «Play» на своём айподе, лежащем на прикроватном столике.

Выбор музыки помог мне стереть Сета из своих мыслей. Первой песней оказалась "Me & U" певицы Cassie, поэтому я быстро переключила на следующую. Последнее, что мне нужно, так это сексуально заряженная песня, чтобы не спать всю ночь. К счастью, дальше заиграла "Wonderwall" группы Oasis, и я смогла заснуть под прекрасный голос Лиама Галлахера.

Глава 6

Я зевнула и потёрла заспанные глаза. Часы на прикроватной тумбочке показывали девять утра.

09:00.

Чёрт!

Я выпрямилась на кровати, отчего одеяло упало на пол, и прохладный утренний воздух коснулся моей кожи. Я нажала на кнопку «стоп» на айподе, слишком заспанная и дезориентированная после сна, чтобы обратить внимание, какая музыка играла. Я начала двигаться так быстро, что, клянусь, мои ноги даже не касались пола. Мэйсон будет в бешенстве. Он дал мне два дня отдыха, а я так и не собрала себя в кучу. Обнажённая, я искала свой телефон. Нашла его на кухонном столике и проверила уведомления. Куча пропущенных звонков от Блейда, куча от Селены и миллион от Мэйсона. Чёрт. Это плохо. Я быстро набрала его номер.

– Доброе утро! «Гайер и Питерсон. Частный кабинет психологии». Это Мэйсон.

Я накрутила прядь волос на палец:

– Мэйсон, привет.

– Оливия?

– Да, я проспала, прости, пожалуйста, – грызла я ноготь.

– Я дал тебе два дня выходных, Оливия. У тебя было два дня, чтобы прояснить свою голову и вернуться к работе. Я не думаю…

– Я натолкнулась на Блейда вчера вечером и снова расклеилась, – перебила я Мэйсона. Не всё из этого было ложью. Я действительно столкнулась с Блейдом, но это не он так взволновал меня... не так, как это сделал Сет.

– Так вы точно не вместе?

– Совершенно точно нет...

Он вздохнул.

– Сможешь приехать через полчаса?

– Буду через двадцать минут.

Я повесила трубку и побежала надевать нижнее бельё, пару узких джинсов, белую шёлковую блузку и светло-голубой кардиган. Мои волосы напоминали птичье гнездо, так как я умудрилась заснуть с влажными волосами, и расчёска с трудом проходила через колтуны. Периодически из меня вырывались крики, потому что моя кожа горела. Я нанесла основу на лицо и немного подкрасила глаза. В сумочку закинула лосины и топ, так как планировала зайти в зал после работы. Надеюсь, Сет в тренажёрном зале сегодня с утра, и мы сможем избежать неловкой встречи вечером.

Я выбежала из дома и практически занырнула в машину. В спешке забыла, что даже не пристегнулась. Когда прибежала на работу, на моих щеках горел лёгкий румянец, так как мне пришлось припарковаться очень далеко от офиса и остаток пути пробежать.

– Оливия, ты успела, – улыбнулся мне Мэйсон, когда я входила в дверь. Он поднялся из-за стойки администратора и поправил свой тёмно-синий костюм. – Можем мы поговорить в офисе минутку?

Беспокойство охватило моё тело. Чёрт... возможно, меня собираются уволить. Я прошла за ним в кабинет, и он закрыл дверь за мной. Направившись к креслу напротив его стола, я присела и открыла было рот, чтобы начать говорить, но Мэйсон поднял палец, заставляя меня замолчать. Он сел на край стола, прямо напротив меня. Его колени были так близко, что почти касались моих.

– Успокойся, я не собираюсь увольнять тебя. – Я практически выдохнула с облегчением. – Я просто хотел узнать, как ты...

– Я в порядке, – ответила я, широко улыбаясь.

– Точно в порядке?

– Ну, не знаю... В порядке. Счастлива. Свободна.

Он скрестил руки на груди.

– Достаточно в порядке, чтобы сходить со мной на ужин?

Моя улыбка сникла.

– Мэйсон... мы уже обсуждали это раньше.

– Я помню, но у тебя был тогда парень.

– Мы расстались всего два дня назад, – подчеркнула я. Слава Богу, он не знает, что я чуть было не переспала кое с кем прошлой ночью. – Кроме того, я работаю на вас.

Он наклонился ко мне:

– Олли…

– Оливия, – напомнила я ему, возможно, чуть более резко, чем следовало. Не могу больше оставаться Олли.

– Извини, Оливия. Это просто ужин. Я не предлагаю тебе выйти за меня замуж.

– Я знаю. Но я чувствую, что ужин с вами, это как пересечь некую черту. Вы мой босс, а я не хочу смешивать работу и удовольствие.

Я так же хотела добавить, что он слишком стар для меня, но не стала, так как решила поберечь его чувства.

Он нахмурил брови и посмотрел на меня умоляющими глазами:

– Один ужин. Это всё, чего я прошу.

– Мне очень жаль, – сказала я, заканчивая разговор. Отодвинула стул и встала. – Я собираюсь начать работать, если у меня всё ещё есть работа.

Он кивнул, проведя рукой по волосам, и я почти бегом вышла из кабинета. Оказавшись по другую сторону двери, я смогла начать нормально дышать, но на душе было всё также гадостно, так как знала, что это будет продолжаться снова и снова, пока я не сдамся. Мне не нравилось разбивать сердце Мэйсона, но лишь одна мысль о нашем свидании вынуждала меня покинуть зону комфорта, несмотря на то, что он был очень красив.

Работа сегодня была, по меньшей мере, странной. Мэйсон выходил из кабинета каждый час и встречал нового пациента, так ни разу и не взглянув на меня. Если вспомнить мои прошлые отказы, то он вернётся к этой теме уже через два дня. Я вздохнула и постучала большим пальцем по клавиатуре. Работа сегодня шла очень медленно, несмотря на то, что была среда, и, так как занять мне себя было нечем, я всё время думала о Сете. Воспоминания о его поцелуях проносились в моей голове, и, клянусь, я чувствовала их на самом деле. Знакомая пульсация прошлась в районе бёдер, и я сжала их, откинувшись на спинку стула. Эротические чувства к Сету этим утром расстроили меня, потому что я была унижена и разочарована вчера. Мне хотелось треснуть по беговой дорожке или груше. Сделать что-нибудь, что восстановит моё спокойствие.

В кармане завибрировал телефон, вырвав меня из нездоровых и мрачных мыслей. Я достала его и посмотрела, кто звонит. Селена.

– Да? – ответила я.

– Вот ты где! Иисус. Я пыталась тебе дозвониться с тех пор, как вернулась домой прошлой ночью. Я уже начала думать, что ты в какой-нибудь канаве, как ты и предполагала в начале вечера. Итак, говоря о прошлой ночи, как всё прошло?

Её «ты-должна-мне-всё-рассказать» тон невозможно было игнорировать.

– Никак не прошло. Сет высадил меня и на этом всё.

Я решила не рассказывать ей, чем мы с Сетом занимались, и что я позволила ему трогать себя. Мне было неловко рассказывать Селене, что случилось, потому что знала, что с ней ничего подобного точно не происходило.

– Ну ты и врушка! – завизжала она, хихикая как сумасшедшая.

– Нет, я не вру. Клянусь, мы не занимались сексом.

Её смех резко оборвался.

– Ты клянёшься в нашей дружбе?

Что бы это, чёрт возьми, не значило, я ответила:

– Да, клянусь.

– О. – Возбуждение исчезло из её голоса. – Он гей? – Я фыркнула, услышав этот вопрос. – Потому что в том платье, ты выглядела так сексуально...

– Он не гей, Сел. Возможно, тебе будет сложно поверить в это, но некоторые люди не занимаются сексом с едва знакомыми людьми по сигналу.

Она дико рассмеялась, и я живо представила её: голова запрокинута, рот широко открыт, белоснежные зубы на виду.

– Люди многое говорили после того, как вы ушли. Похоже, Сета знают как недавно переехавшего сюда парня, и все единодушны в том, что он занимается сексом, хоть по сигналу, хоть без. Так что я была абсолютно уверена, что и тебе перепало кое-что.

Я нахмурилась. Если ему так нравился секс, почему он не занялся им со мной? Может быть, его извинение было возможностью уклониться... возможно, я простая и скучная и не по нраву большинству представителей противоположного пола. Как только такая мысль зародилась в моей голове, я её сразу же отклонила. В самом начале он был полностью поглощен мной.

– Мда, что ж, мне не перепало.

Селена вздохнула.

– Мне тоже. Эй, ты ведь повеселилась ночью?

– Да...

– Хочешь, пойдём оттянемся и сегодня вечером?

Я подпрыгнула в кресле.

– Не знаю, Селена. Прошлая ночь с Блейдом…

– Блейд идиот. Мы можем пойти в другое место, менее престижное. О, давай. Нам вчера не хватило времени, чтобы повеселиться.

Я задумалась, взвешивая все «за» и «против». Если пойду, кто знает, в какое время я вернусь и проснусь ли, чтобы идти на работу. Если не пойду, то застряну дома с мыслями о Сете и, возможно, мне самой придётся доставить себе удовольствие. Но если всё-таки пойду... у меня будет, чем занять мысли.

– Не могу принять решение прямо сейчас, позвони мне позже.

– Хорошо, но обещай подумать об этом.

– Обещаю, – ответила я, не забыв скрестить пальцы.

– Потрясно! Люблю тебя, подружка!

Селена повесила трубку, и я положила телефон обратно в карман. Я сегодня в таком паршивом настроении, что ни о чём не способна думать.

Сегодняшний день – отстой.


***


Я потянула на себя дверь тренажёрного зала, но она не поддалась. Странно. Папа никогда не закрывал зал рано – никогда. Я воспользовалась запасными ключами, висящими в одной связке с ключами от машины. Папа сказал, что у меня есть право использовать зал, когда захочу, даже если он закрыт. Я решила, что такое время настало. Войдя внутрь, я закрыла за собой дверь. Повернувшись, я встретилась, по меньшей мере с восемью парами глаз. Люди стояли вокруг боксёрского ринга, и отец был среди них. Мои глаза сразу встретились с глазами Сета. Он стоял внутри ринга, потный и тяжело дышащий. Захватывающий вид. Мои колени подогнулись.

Я захотела дать себе подзатыльник.

Под его взглядом мои щёки вновь покраснели. Он отказался спать со мной прошлой ночью. Я с горечью сглотнула.

– Извините, – произнесла я, посмотрев на отца. – Я не знала, что здесь кто-то есть. Я могу уйти...

– Не глупи, Олли, – ответил отец, направляясь ко мне. Прекрасно, теперь Сет знает моё прозвище. – Этот тренажёрный зал такой же твой, как и мой.

Я посмотрела на него с любопытством. Он был в приподнятом настроении, что для него не свойственно, и широкая улыбка светилась на его лице. Он заключил меня в объятия, и отцовский запах сменился запахом пота.

– От тебя пахнет потом, – усмехнулась я.

Он не обратил внимания на мои слова.

– Солнышко, у меня отличные новости.

Я взглянула на Сета, который сейчас опирался на верхний канат, наблюдая за нами. Точнее, за мной. Остальных людей, окружавших ринг, я раньше никогда не видела – двое из них, одетые в боксёрские шлемы и перчатки, очевидно, были спарринг-партнёрами Сета. Ещё один был одет в спортивный костюм, а белая кепка была надвинута на лоб, оттеняя его тёмную кожу. На шее у него висел секундомер, а в руках он держал планшет. Остальные были в костюмах. Я посмотрела на отца и смутилась из-за такой официальной обстановки.

– Ты ведь не продаёшь тренажёрный зал? – спросила я шёпотом.

Отец громко рассмеялся.

– Никогда, даже через миллион лет.

Приобняв меня рукой, он повёл меня к остальным. Я боролось с желанием остановиться. Я не хотела идти туда, где был Сет.

– Сет нанял меня своим советником по вопросам тактики.

– И кто это? – спросила я, взглянув на отца, не позволяя подводить меня ближе. Я никогда раньше не видела его таким счастливым. Его буквально распирало от счастья.

– У твоего отца острый глаз, когда дело касается ММА боёв, – ответил мужчина с секундомером. – Советник по вопросам тактики поможет Сету определить каждое движение противника, будь то борьба в партере или в защите. Также советник по вопросам тактики определяет слабые стороны в нападении и защите, так что Сет сможет использовать их.

У меня возникло ощущение, что мужчина рассказывал наизусть отрывок из учебника. Мда, как скучно.

– Пап, но ты ведь не учился ничему из этого. – Мой голос был полон беспокойства. Я знала, что ему больше не нужны стрессы, а вероятнее всего, что такая работа будет очень нервной... или, может, мне просто было горько оттого, что здесь замешан Сет?

– Как много у меня DVD по смешанным боевым искусствам? Как много боёв я записал и загрузил? Все. Я просмотрел их все много раз и знаю всё, что нужно знать. Этот спорт – моя страсть, и я всегда мечтал работать в команде бойца, и у меня есть все права быть им в своём собственном тренажёрном зале.

Он указал на Сета, и я закатила глаза. Последнее, что было нужно, так это, чтобы эго Сета поднялось до небес.

– Вот, что я собираюсь делать в своей жизни.

– А что мама говорит об этом?

Отец почесал заднюю часть своей шеи:

– Дело в том, что... я ещё ей не сказал.

– Пап…

– Я скажу сегодня вечером. Я поведу её сегодня в модный ресторанчик, который она обожает, ох.

Он пощёлкал пальцами, пытаясь вспомнить название.

– Филипс Гурмэ, – ответила я за него.

– Точно.

Его большие карие глаза смотрели прямо на меня в ожидании ответа.

– Так, – начала я, – если это делает тебя счастливым, тогда и я счастлива.

Я поцеловала его в тёплую щёку и направилась в душевую, чтобы переодеться. Не позволю присутствию Сета помешать мне заниматься.

Переодевшись в лосины и топ, я вышла из маленькой душевой и натолкнулась прямо на Сета во всём его великолепии. Он стоял, облокотившись на стену с зеркалами. Его присутствие вызвало кучу бабочек в моём животе, и меня затошнило. Я остановилась и бросила сумку недалеко от себя. Позволив взглянуть ему в глаза, постаралась не ахнуть от его совершенной внешности. Его волосы лежали в беспорядке, и влажные пряди прилипли ко лбу. Его кожа была покрыта тонким слоем пота, я не говорю уже о мышцах, перекатывающихся под безупречной кожей. Это несправедливо, что кто-то выглядит настолько красивым и желанным, когда всё, чего я хочу, это забыть его. Я несколько раз сглотнула, чтобы избавиться от внезапной сухости во рту, и осторожно посмотрела на него.

– Ничего, что я нанял твоего отца? – Его голос был низким и грубым.

По моей спине побежали мурашки.

– Спрашиваешь меня об этом только сейчас? После того, как уже нанял его?

– Я не имел понятия, что ты его дочь, пока ты не вошла и не назвала его папой.

– Да, точно. Не многовато ли совпадений, тебе не кажется?

Он не ответил, только наблюдал за мной, и я продолжила:

– Бои – его страсть, и он счастлив, так что... спасибо, что нанял его.

Он кивнул.

– Я боялся, ты подумаешь, что я хочу добраться до тебя через него.

Я хохотнула.

– Нет, совершенно ясно, что ты нанял его не для того, чтобы забраться мне в трусики, так как я предоставила их тебе вчера, и ты отказался.

Теперь он улыбался мне, и было что-то жаждущее в его взгляде. Это запутало меня, мне это не понравилось. Я хотела пройти мимо него, но его руки схватили меня и вернули на место. Я ахнула, когда моя спина прижалась к стене, а его лицо было в нескольких дюймах от моего. Его полные губы открылись, будто он собирался поглотить меня, и мне это не понравилось, потому что я тоже его хотела. Его глаза потемнели, а губы сложились в тонкую линию.

– Ты злишься, потому что я не переспал с тобой?

– Нет, я злюсь, потому что ты унизил меня. Я позволила тебе трогать себя... – Я поёжилась. – А потом ты ушёл.

C горящим лицом и неудовлетворённым желанием, я выскользнула из его хватки.

– Я рада, что мы не занимались сексом. Ты можешь продолжать тренироваться с моим отцом столько, сколько потребуется твоим твёрдым грудным мышцам и накачанным рукам... и твоим...

Соберись женщина!

Я прочистила горло, и уголок его губ приподнялся в улыбке.

– Просто оставь меня в покое.

Он снова схватил меня и вжал в стену. Его сильные руки оперлись на стену по сторонам от моей головы, а колено легко скользнуло между моих ног, полностью подчинив меня.

– Позволь мне всё прояснить. Поужинай со мной сегодня.

– Нет.

Он наслаждался тем, что я сказала «нет», и, честно говоря, это вызывало острые ощущения, потому что я наслаждалась, говоря ему нет. Он ухмыльнулся и его взгляд стал ярче.

– Ты перепутала просьбу с требованием.

– С требованием? – усмехнулась я, толкнув его, чтобы уйти, но он даже не сдвинулся.

– Оливия. – Его грубый голос будто окутал моё имя, и в моей голове появился образ, как он стонет его в моё ухо. Мои губы раскрылись, и я медленно выдохнула. – Приходи поужинать со мной.

– Нет. – Я хотела, чтобы мой голос звучал раздражённо, но он дрогнул, и Сет улыбнулся. Он собирался сломить меня. Я собиралась добровольно сдаться, и он знал это. Но мне хотелось подразнить его прежде, чем он выиграет. Я достала из сумочки телефон и набрала Селену. Я приложила телефон к уху под любопытным взглядом Сета.

– Алло? – ответила она.

– Хорошо, – сказала я, пристально смотря на Сета. – Давай сходим куда-нибудь сегодня.

Селена завизжала, и я отстранила телефон от уха, пока она не закончила. Сет сощурился, посмотрев на меня, и мой взгляд уловил то, как его мышцы напряглись и расслабились.

– Буду у тебя в девять. Обожаю тебя!

Она повесила трубку.

Я насмешливо посмотрела на него.

– Извини, я сегодня занята.

Чёрт. Почему я такая упрямая? Мне хочется уйти, но его тело не позволяло мне никуда двинуться.

– Ты играешь в опасную игру, – практически прорычал он. – Я не собираюсь останавливаться, пока…

– Пока что? – прервала я. – Ты не хочешь меня.

Я делала ударение на каждом слове.

– Чёрт, Оливия! Я хочу тебя с тех пор, как застукал тебя, уставившуюся на меня.

Он провёл пальцем по моей челюсти, потом по нижней губе и опустил руку.

– Ты хочешь знать, почему я не позволил себе сделать это? Потому что во время наших редких встреч я понял, что ты относишься к тому типу девушек, которые не отделяют секс от чувств. А секс, это всё, что мне нужно от тебя.

Я нахмурилась, услышав его слова, но, по крайней мере, он был абсолютно честен со мной.

– И по какой-то неведомой мне причине... я не хочу ранить тебя. Ты хорошая, и я не хочу это разрушить.

Я посмотрела на его губы, затем снова в глаза.

– Если ты не планировал заниматься со мной сексом, почему тогда наговорил мне столько всего, трогал меня, целовал?

– Потому что я пытался подтвердить свою точку зрения, но всё немного вышло из-под контроля.

Я посмотрела в его шоколадного цвета глаза. Его взгляд показался мне честным, но никогда не знаешь наверняка всю правду с такими самоуверенными плейбоем. Неожиданно, он прижался своими губами к моим, и я инстинктивно закрыла глаза, позволяя бабочкам увеличиться в геометрической прогрессии. Его чёртовы губы заставили мои коленки дрожать, и мою гордость унесло прочь. Это было так, будто я потеряла контроль над своим телом. Мои руки скользнули по его шее и зарылись в его волосах. Я чувствовала его мягкие влажные волосы на кончиках своих пальцев, а его язык, влажный от моей слюны, облизывал мою нижнюю губу. Стон вырвался из моего горла, когда Сет отстранился и сказал со знойной улыбкой:

– Но теперь, когда я точно знаю, что скрывается между этих прекрасных бёдер, не думаю, что смогу остановиться.

Он выпрямился и умчался прочь, оставив меня тяжело дышащей и пялящейся в пустоту напротив, как идиотка. Мои губы всё ещё ощущали его поцелуй.

К тому моменту, как я нашла в себе смелость выйти из душевой, Сет и его команда перешли в частный тренировочный зал. Слава Богу. Счастливая, я встала на беговую дорожку и долгое время разогревалась. Всё ещё чувствуя возбуждение, я не могла нормально думать. После пробежки я перешла к тренажёру для пресса с гантелями. Не знаю, сколько сделала повторов, потому что мои мысли были заняты словами Сета. Он смущал. Он хотел меня и, в то же время, не хотел, потому что я была «хорошей девочкой». Думаю, и другие женщины заблуждались в нём. Больше никогда в жизни я не хотела чувствовать себя так, как сегодня. У Сета не будет другого шанса унизить меня, даже если это не стояло в его намерениях на первом месте. Дерзкий ублюдок должен знать, что я не так доступна и, надеюсь, Бог даст мне сил придерживаться этого.


***


Я приехала домой поздно, так как решила заехать в магазин за соком и зеленью. Поставив покупки в холодильник, пошла готовиться к сегодняшнему вечеру. Подняв оба платья с пола, решила надеть открытое коктейльное кораллового цвета. Оно безопасное, а если я сама сделаю причёску и макияж, то не буду снова выглядеть как первоклассная соблазнительница. Цеплять кого бы то ни было не входило сегодня в мои планы. Единственная причина, почему я согласилась пойти вечером с Селеной, это чтобы Сет отстал от меня. Я хотела пойти с ним на ужин, но не знала, было ли это просто предложение или часть какого-то большого плана. Не знаю. Возможно, мне хотелось увидеть то, чего не было.

Селена появилась в 20:30, модно одетая, как и в прошлый раз. На ней было прямое платье жёлто-оранжевого цвета и белые туфли на шпильки. Взглянув на моё платье, она передёрнула плечами:

– Честно? Коралловое платье?

Я кивнула и вытащила пробку из бутылки шампанского.

– Да, оно безопасное.

Её шпильки были настолько высокими, что я удивлялась, как ещё она не свернула себе шею.

– О! Мы же идём в клуб, а не ведём ребёнка на дошкольное собеседование.

Я закатила глаза и разлила шампанское по двум винным фужерам. Не понимаю, в чём проблема. Коралловое платье красивое. Оно не вызывающее или облегающее, оно... скучное. К сожалению, этот факт подействовал на меня сильнее, чем я думала.

Холодные руки Селены дотронулись до моих плеч, и поняла, что я в полной прострации.

– Оно не такое плохое. Я не хотела обидеть тебя.

Я усмехнулась и потом захихикала.

– Я просто задумалась.

– Итак, – сказала она, меняя тему. – Один мой друг сказал, что Блейд сегодня снова в «Хэвенс», так что мы можем пойти в «Лакс», если ты не против.

– Совершенно не против, но я не хочу оставаться допоздна. Мне утром на работу, и я не могу себе позволить снова проспать.

Она подняла бокал со столика и осушила одним залпом. Розовая помада отпечаталась на бокале, и я представила, как сложно её будет отмыть утром. Помады Селены были как несмывающиеся маркеры.

– Бьюсь об заклад, Мэйсон был вне себя от злости из-за твоего опоздания.

Я сделала глоток прозрачной искрящейся жидкости и поставила бокал обратно на столик.

– Не особо сильно он злился, но, думаю, только потому, что хотел услышать согласие на своё предложение поужинать.

– Он снова пригласил тебя на ужин?

– Да. И я в триллионный раз отказала.

– Почему ты продолжаешь отказываться? Чёрт, я бы пошла, если бы он пригласил. Он такой душка в свои годы. Плюс ко всему он еще и богат. О, и его глаза проникают прямо в мою...

– Перестань, – закричала я, заставляя её остановиться. Моё лицо перекосилось от её слов. Боюсь, меня затошнит, если я услышу «Мэйсон» и «киска» в одном предложении.

– Сэл, ему сорок с хвостиком, и он мой босс.

– И что?

– Так, если хочешь его, иди и возьми. Я не собираюсь тебя останавливать, и, надеюсь, он отстанет от меня.

Она улыбнулась:

– Возможно, я так и сделаю.

Такси появилось ровно в девять, и Селена схватила меня, выводя из дома, чтобы я не успела передумать.


***


В лаундж баре «Лакс» была та же атмосфера, что и вчера. Я задумалась о том, как много людей завтра пойдут на работу, и как часто они сюда приходят. Сейчас только 21:30, а у меня такое ощущение, что уже глубокая ночь. Селена проводила меня к бару, и два парня сразу же купили нам выпить. Селена нацепила свою самую лучшую «О, Боже Мой, я не ожидала этого» улыбку, а я спряталась за её спиной, пока она флиртовала. У меня совершенно не было настроения тусоваться с парнями. Сегодняшний спор с Сетом высосал всю мою энергию, и парни находились на самых крайних задворках моего сознания.

Кажется, они заполняют мысли Селены сегодня вечером, однако, я не возражаю, если она найдёт себе хорошего богатого парня.

– У меня своя юридическая фирма, – сказала она парню, и тот чуть не пустился вскачь от восторга, как щенок.

У него были тёмные волосы, завивающиеся на лбу, и меня раздражало то, как часто он оглядывался. Сначала, я подумала, что у него нет денег, но потом, я могла поспорить, что он пользуется папочкиным счётом.

– О, честно? Я работаю в фармацевтической сфере.

Ложь. Твой отец работает в фармацевтической сфере. И мысленно улыбнулась. Я делала это снова – судила людей. Ничего не могла с собой поделать.

– Лекарства, мне это нравится, – захихикала Селена и слегка толкнула меня локтём. Я совершенно не имела понятия, что это означало или должно было означать. Должна ли я сказать что-то, что возвысит её в его глазах или наоборот, она хочет уйти? Её зелёные глаза покосились на меня, и пожала плечами. Я не вызывалась быть помощником в таких делах.

– Оливия – администратор в моём офисе, – намекнула она.

О. Точно. Я вклинилась в их разговор.

– Селена много работает, но к концу рабочего дня она не прочь расслабиться.

Я чувствовала себя убого, говоря это.

– Я тоже люблю расслабиться, – подмигнул парень мне, «неосознанно» бросив взгляд на свои часы Ролекс, и я прикусила губу, борясь с желанием нахмуриться и увести Селену от него. – Это немного выходит за рамки, но если вы обе заинтересованы в…

Я развернулась так быстро, как смогла, и ушла к чёрту оттуда. Секс втроем ОПРЕДЕЛЁННО не входит в мои планы сегодня вечером, и я прекрасно понимала, что последовало бы потом. Он старался бы не разочаровать нас обеих этой ночью. Единственный раз, когда я порвала с Блейдом, а Селена привела меня тусоваться, она встретила сексуального парня, который оказался «именинником». Он предлагал секс втроем, к которому Селена точно была готова. «Мы ведь друзья, и знаем друг друга целую вечность. Это не должно быть неловким. Я видела тебя голой так много раз», – сказала она мне. Мой ответ был тот же: ЧЁРТ, НЕТ!

Не знаю почему. Селена была великолепна и красива, и всё прочее, но это просто всё не... не для меня. От этой мысли мне стало нехорошо. Я вернулась в бар и поставила пустой бокал на стойку. Мои глаза уже слипались, и я хотела пойти домой. Я посмотрела через плечо на Селену и… что за чёрт? Они занимались... чёрт знает, чем занимались.

– Что я могу предложить вам? – спросила барменша, переводя моё внимание на себя.

Её тёмные волосы были завязаны в высокий хвост и были достаточно длинными, чтобы не спадать на плечи. Её рубашка едва прикрывала живот и на верхней губе виднелась чёрная точка. Я некоторое время не могла понять, что это – пирсинг или мошка. Я уставилась на эту точку и чуть наклонилась вперёд. Барменша явно чувствовала себя некомфортно, но продолжала улыбаться. Я моргнула несколько раз, а она переминалась с ноги на ногу.

– Ох, ничего... – ответила я, сидя на барном стуле. – Кажется, я выпила достаточно.

Забавно. Я не думала, что выпила настолько много. Мои глаза долго блуждали по залу, и вскоре я перестала понимать, что происходит.

– Оливия, мы уходим? Оливия!

Селена схватила меня, и я облокотилась на неё. Её грудь была такой нежной и мягкой.

– Я не очень хорошо себя чувствую, – пробормотала я.

– Чёрт... всё в порядке. Сейчас отвезём тебя домой.

Я слышала, как она спорила с барменом, прежде чем взвалить на себя большую часть моего веса. Она попрощалась с парнем, с которым разговаривала, и вскоре ночной воздух ударил мне в лицо. Моя голова немного прояснилась, но несколько минут спустя холодная кожа сиденья такси обхватила меня, словно нежные руки. Я не понимала, какого чёрта происходит, и мне стало страшно. Казалось, я не могу дышать.

– Всё хорошо, – повторяла Селена снова и снова, пока вытаскивала меня из машины. Всё было как в тумане, но я узнала огни на домофоне. Я дома.

Я отключилась, пока прохладная вода не коснулась моей спины. Мои глаза распахнулись, но я по-прежнему ничего не видела.

– Давай же. О. Проснись.

Я сгорбившись сидела на пластиковом стуле под душем, а Селена вызывала кого-то к телефону.

– Позовите менеджера к чёртовому телефону! – крикнула она.

Я помогла ей вытащить себя из душа и облокотилась на стену, пока она высушивала моё тело полотенцем. Селена была за главную. А она ненавидела быть за главную. Селена наполовину тащила меня, наполовину несла из ванной и бросила меня на кровать. Обнажённую, она завернула меня в одеяла.

– Джерри, чтоб тебя! – рычала она на кого-то в трубку. – Тебе надо поднять стандарты безопасности в своём заведении.

Я провалилась в обморок, потом снова пришла в себя.

– Мою подругу опоили сегодня вечером. Я не знаю, как. Как-то. Да, я уверена! Она в совершенно неадекватном состоянии, чёрт подери!

Селена всё ещё кричала, но я больше не слышала её. Медленно мои глаза закрылись, и я почувствовала, что лежу в гамаке, который кто-то раскачивает. Так же медленно я заснула и была счастлива, что сегодняшний день закончился. В конце концов, вся эта неделя закончилась, и я была рада, потому что всё, что я получала, это пинки, от которых я падала... снова и снова, возможно, даже сама напрашивалась. У меня привычка совершать дурацкие поступки, когда не следовало. Эту неделю можно было назвать периодом скорби, не так ли? Я должна была полностью порвать со своим парнем, с которым встречалась шесть лет, а оказалось, что я отчаянно пытаюсь заполнить пустоту Сетом вместо Блейда.

Со мной что-то действительно не так... и мне всё равно. Когда я сказала Блейду, что уже не люблю его долгое время, то действительно это имела в виду. Если быть честной, я больше сожалею о потраченном времени, а не о самом разрыве. Это делает меня плохим человеком? Неужели так ужасно чувствовать себя свободной? Потому что именно это я и чувствую...

Я свободна. 

Глава 7

Утром, когда я проснулась, мои глаза резало так, словно в них насыпали осколки стекла. Голова безжалостно кружилась, а во рту было сухо, словно в пустыне.

Алкоголь.

Клуб.

Подмешанный наркотик.

Я застонала, мысленно дала себе слово больше не пить и практически услышала, как мой мозг хмыкнул. Я делала это так много раз, что уже мое собственное тело не верило мне.

Я скатилась с кровати и выпрямилась. Чувствовала себя паршиво. Нет, более чем паршиво... а что может быть хуже? Даже мозги болели, так что я не стала утруждать себя ответом на этот вопрос.

Я сняла свой домашний халатик с двери и надела его. Сонная, направилась на кухню. Когда вошла в гостиную, то увидела Селену, спавшую на моей кушетке. Он была одета в чёрную футболку и подходящие по цвету штаны – моя одежда. Какой сюрприз.

Открыв буфет, я достала оттуда кастрюлю и металлический половник и медленно подкралась к Селене. Я ударила половником о дно кастрюли, и комната наполнилась громким, вызывающим головную боль, звуком. Селена чуть не выпрыгнула вон из кожи от неожиданности.

Я возвышалась над ней, и подруге пришлось несколько раз моргнуть, чтобы сориентироваться.

– Что. За. Чёрт. Оливия! – закричала она, прикрывая лицо подушкой.

– О, нет, ты не заснёшь, – проскрипела я. Я схватила подушку и откинула её. – Если я уже не сплю, то никто …

Я взглянула на часы на микроволновке.

16:00.

Чёрт.

Чёрт.

– Чёрт, – простонала я.

– Что такое? – засопела она, требуя свою подушку обратно и отворачиваясь от меня.

– Я проспала! Мейсон убьёт меня. Он точно уволит меня на этот раз.

Не обращая внимание на головокружение и сухость во рту, я бросилась в свою комнату и вытащила чистое нижнее бельё. Я никак не могла найти подходящий бюстгальтер, поэтому надела спортивный. Сверху накинула красный топ и пару лосин для йоги. Я не стирала одежду уже несколько дней, так что у меня просто не было подходящей. Я должна пойти на работу и всё объяснить.

– Оливия!

Позвала меня Селена из гостиной, но я не обратила внимания.

Я собрала волосы в хвост и решила сегодня не краситься. Надела носки и побежала в прихожую в поисках кроссовок. Я так облажалась. На этот раз я даже собиралась согласиться на его предложение поужинать.

– Расслабься, Спорти Спайс.[5]

Но я не остановилась, надела кроссовки и начала завязывать шнурки.

– Я позвонила Мейсону вчера и рассказала ему, что случилось. Он знает, что ты сегодня не придёшь.

Я остановилась и посмотрела на Селену. Она лениво улыбалась мне.

– А почему ты раньше мне не сказала?

– Я пыталась.

Я сделала глубокий вдох.

– Он знает, что меня накачали наркотиками?

Селена кивнула.

– Ну, я должна была сказать ему правду, иначе он бы подумал, что ты выпила лишнего, и у тебя нет чувства ответственности и всё такое.

– Да, представляю.

Я направилась к кухне.

– Спасибо, что сделала это для меня.

– Всегда пожалуйста.

Она вернула подушку под голову, пока я прикладывала к затылку бутылку холодной воды из холодильника.

– О, ты не будешь спать, – сказала я, вернув бутылку на дверцу холодильника. – Мы пойдём в тренажёрный зал.

– Повеселись.

Селена никогда не ходила в тренажёрный зал. Я вообще не думаю, что её может заинтересовать что-то, что не связано с мальчиками и алкоголем. Я забрала у неё подушку и кинула её в угол комнаты. Она даже не шелохнулась, тогда я снова ударила половником о дно кастрюли. Только спустя добрых полторы минуты она встала и выбила кастрюлю из моих рук.

– Ладно. Хорошо! Дай мне хотя бы пописать.

Пока Селена была в туалете, я достала из буфета два батончика для завтрака и бросила их в спортивную сумку. Также я положила ещё одно полотенце, на случай, если она захочет принять душ.

Когда Селена вернулась, на ней были огромные солнечные очки на пол-лица и та же одежда, в которой она спала.

– Это должно подойти, потому что я не собираюсь переодеваться.

– Пойдёт.

Я бросила ей резинку, и она собрала свои светлые волосы в растрепанный хвост на макушке, несколько прядей выбились, обрамляя её лицо. Мы вышли из дома и сели в машину. По дороге я поблагодарила её за то, что она помогла мне прошлой ночью.

– Это то, что делают друзья – помогают друг другу, – пожала она плечами.

– Точно. Извини, что помешала этим твоему знакомству с богатеньким мальчиком.

Она махнула рукой.

– Ай, не думай об этом. Я прогуглила его, когда приехала домой. На самом деле, он пользуется папочкиными деньгами. Маленький засранец использует репутацию своего отца.

Ха! Кто бы говорил!

– Сказала маленькая мисс-у-меня-своя-юридическая-фирма, – ответила я ей.

Улыбка Селены стала шире, и она громко рассмеялась.

– Заткнись!


***


Тренажёрный зал был переполнен фанатами фитнеса, и Селена решила расположиться в боксёрской зоне, чтобы быть ближе к любителям боёв, тренирующимся друг с другом. К счастью, Сета там не было, так что я не возражала. Она расположилась на сиденье за свободной боксёрской грушей, наслаждаясь видом через солнечные очки.

– Эй, извращенка, – рассмеялась я, – ты здесь, чтобы заниматься, а не строить глазки.

Она подобрала ноги к груди и откинулась на спинку стула. Сидеть в такой позе, должно быть, крайне неудобно. Моя спина сразу заболела от одного вида на нее.

– Неправильно. Ты здесь, чтобы заниматься. Я здесь только для поддержки.

Длинная стеклянная стена за нами открывала отличный вид на эту часть зала. Там были залы для тренировок в смешанных боевых искусствах или йоги, или для ещё какого-то вида спорта. Люди в форме выстроились в линию вдоль зала, рядом с которым стояли мы. Вглядываясь с любопытством, я встала на цыпочки. Обычно, когда зал кто-то снимал, стёкла закрывали, чтобы никто не мог заглянуть внутрь. Сегодня люди, арендовавшие зал, видимо не заботились о том, что кто-то мог заглянуть внутрь.

Я достала боксёрские бинты-перчатки из своей сумки. У меня они с шестнадцати лет. Я занималась боксом в юности. Селена тоже занималась, но до тех пор, пока ей не показалось, что её бицепсы становятся больше. Я подумывала сменить свои перчатки на новые, но мне нравилось, как выглядели эти, чуть потёртые, со специальным отверстием для большого пальца и легко застёгивающиеся на липучку. Селена помогла мне застегнуть их. Они немного жали, но я чувствовала, как хорошо они поддерживали запястье. Я чуть согнула колени и ударила замотанным кулаком грушу. Я просчитывала мысленно ритмы и шаги. Мне нравится боксировать. Я мало занималась последние несколько лет, а сейчас, когда Сет занимает эту территорию, ещё меньше, но бокс остаётся хорошим способом выпустить пар. Блейду не нравился женский бокс, очевидно, он считал это чем-то вроде кастрации. И слишком мужественным для женщин. Пф-ф.

– Олли? – Я взглянула вверх и увидела отца, выходящего из тренировочной комнаты. Он был одет в жакет с капюшоном и пару чёрных тренировочных брюк. Я не часто видела его в этом.

– Доброе утро, Мистер Джеймс, – поприветствовала его Селена, подняв солнечные очки наверх. Она всегда обращалась к моему отцу мистер Джеймс, хоть они были знакомы с тех пор, как мы пошли в начальную школу.

– Привет , Сел. Как ты? Как отец?

– Я хорошо, и он неплохо, спасибо, что спросили.

Папа снова обратился ко мне.

– Я уже давно не видел, как ты боксируешь.

Я посмотрела на перчатки.

– Да, просто захотелось размяться с утра.

– Пойдём, я хочу показать тебе кое-что.

Он взял меня за локоть и повёл в тренировочную комнату.

– Может, ты просто расскажешь мне, что хотешь показать? У меня хорошее воображение, – проворчала я, точно зная, что то, что он хочет мне показать, как-то связано с Сетом. Селена спрыгнула со стула и последовала прямо за нами. Мужчина с безупречной тёмной кожей выступил вперёд, перекрывая нам дорогу. Его глаза были красивого золотистого оттенка с тёмно-коричневыми крапинками. Очень приятные. Я посмотрела на секундомер, висящий на шее, и поняла, что это он был здесь вчера.

– Эй, Рик. Не думаю, что это хорошая идея. Он не в очень хорошем настроении сегодня, – сказал парень отцу.

– Это всего лишь моя дочь, Деррил. Всё будет в порядке.

Отец обошёл Деррила, вталкивая меня в тренировочную комнату, и я громко ахнула, став свидетелем того, как Сет двинул коленом в лицо своего спарринг-партнёра. Я сразу же прижала руки ко рту, а мой пульс неровно забился, пробуждая чувство тошноты в животе. Сет резко обернулся на звук моего возгласа. Его глаза были тёмными как вулканическое стекло и смотрели на меня в упор. Мне не нравились бои. Игра ли, практика или что-то ещё, но находится там, когда кто-то дрался ради заработка, заставляло меня чувствовать себя некомфортно. К счастью, у спарринг-партнёра Сета на лице была защита, и он пострадал не так сильно, как мог бы, но я до сих пор не могла убрать руки от лица. Спарринг-партнёр – или жертва, всё одно, – поднялся на дрожащих ногах и побрёл к остальным в другой конец комнаты.

– Потрясающе, – выдохнула Селена у меня за спиной.

Грудь Сета очень быстро поднималась и опадала. Под светом ламп, я видела, как пот блестел на его коже. Он был одет в шорты с разрезами по бокам, а его руки были обмотаны белой боксёрской лентой. Я бы сказала, что-то похожее на мягкую марлю или медицинскую киперную ленту.

Когда я отвела взгляд от Сета, то увидела остальных людей. Должно быть, здесь было не меньше двадцати человек. Двенадцать из них в форме, выстроились в линию и делали какие-то записи, переговариваясь вполголоса. Один из людей у дальней стены – тренер, остальные – потрёпанные соперники Сета. Неужели это Сет их всех так избил?

Конечно, он.

Поведение отца, такое легкомысленное и возбуждённое, вызывало ещё большее чувство тошноты. Когда отец посмотрел на меня, я уперла руки в бока. Это – то, что он хотел мне показать?

– Ты не очень хорошо выглядишь, – посмеиваясь, сказал папа. Он точно знал, какие чувства вызывают у меня бои. Когда бы он ни заставлял меня смотреть бои ММА, я сидела рядом с ним, крепко зажмурившись. Не знаю почему, но каждый раз, когда плоть соприкасалась с плотью... меня начинало тошнить.

– Если вы думаете, что сейчас она плохо выглядит, вы просто не видели её вчера. – Рассмеялась Селена. Я резко развернулась к ней и послала предупреждающий сигнал, который она, видимо, совсем не поняла. – Вчера вечером ее напоили в «Лаксе».

Отец нахмурил брови так, что образовалась складка.

– Как это – напоили?

– Это…

– Алкогольные напитки. – Перебила я её быстро, не позволяя Селене говорить дальше. – Очень крепкие.

Отец выглядел вконец растерянным.

– Все эти новомодные штучки только запутывают. Я помню времена, когда в баре подавали всего три напитка на выбор. Что случилось со старым добрым Джеком Дениэлсом? – Хохотнул он. – Пока ты развлекаешься и находишься в безопасности, мне не важно, сколько ты пьешь.

Селена хрюкнула так, будто подавилась смехом. Я покачала головой, и она промычала свои извинения, прежде чем выйти. Я снова взглянула на Сета, который смотрел на меня не отрываясь. Жар разлился под моей кожей, когда я поняла, что в его взгляде читается всё что угодно, но не веселье.

– Пап, можно мне переговорить с Сетом пару минут? – спросила я спокойно.

Я не представляла, что делаю или что собираюсь сказать ему, просто у меня было такое чувство, что если я не поговорю с ним сейчас, Сет выйдет из себя.

Отец озадаченно кивнул.

– Хорошо.

Когда отец вышел, Сет попросил выйти и своих людей, и вскоре мы остались с ним вдвоём. Как только дверь закрылась, Сет бросился ко мне, каждый его шаг был целенаправленным, и от этого более устрашающим. Я болезненно осознавала, что люди наблюдают за нами через стекло, и чувствовала себя как животное в зоопарке.

– Мы можем уединиться? – спросила я, пока он не дошел до меня, и он, подойдя к стене, нажал на кнопку. Стекло потемнело, мы могли четко видеть всех, а они нас нет.

Никто не мог нас видеть.

Я с трудом сглотнула, поняв это. Он наблюдал за мной, я пялилась на него в ответ. Дэррил сказал, что Сет сегодня в плохом настроении, и был прав. Мои руки вспотели под перчатками, и я не могла их вытереть.

– Выглядишь сексуально в своих перчатках.

Его голос был невыносимо интимным, но глаза тревожно поблёскивали. Я не ответила. Я совершенно не знала, что ответить на это. Он до сих пор часто дышал, и я немного занервничала.

– Ты в порядке? – поинтересовался он.

Я кивнула.

– С тобой случилось что-нибудь ... плохое?

Плохое? Был ли в его вопросе сексуальный подтекст, учитывая, что меня накачали наркотиками? Я покачала головой.

– Нет, Селена отвезла меня прямо домой, где и я отключилась.

Его брови приподнялись и опустились с облегчением. Почему его заботит это?

– Если бы ты согласилась поужинать со мной, этого бы не случилось.

– Так и есть, но я не согласилась.

Его большая рука чуть качнулась, когда он стал приближаться. Моё сердце застыло, и я почувствовала, как липкий пот растекается по моим ладоням, пока я смотрела, как он подходит. Каждый его целенаправленный, пугающий шаг делал его ближе ко мне, пока он не оказался совсем близко. Мне пришлось заставить себя дышать медленно, когда он обхватил мою шею руками, скользнув к затылку. Он прислонился своим лбом к моему, и хотя он был влажный от пота, мне было всё равно. Сет выдохнул через нос, контролируя своё быстрое дыхание, и отпустил меня. Моя голова чуть качнулась, и мне пришлось переменить свою позу, чтобы не упасть.

– Один из моих друзей из закусочной видел, как Селена тащила тебя из клуба. Он сказал, что ты выглядела неважно. – Он потянул за ленту, разматывая её. – Я беспокоился.

Мысль о том, что его друг видел нас с Селеной в клубе, нервировала меня. Казалось, каждый следит друг за другом в этом городе. Что смутило меня больше всего, так это то, что Сет волновался за меня. Это казалось совершенно нехарактерным для парня, который избегал чувств и хотел от меня только секса, который, кстати сказать, я была готова ему дать. Неужели я единственная, кто ничего не понимает в данной ситуации? Я задумалась, не стала ли я причиной его плохого настроения сегодня?

– Почему? – спросила я прямо. Какого фига?

– Потому что ты хорошая девочка.

Я закатила глаза. Снова то же самое. Чёртово слово!

Голос Сета стал глубже, когда он увидел, как я закатила глаза.

– Ты знаешь, что происходит с местными хорошими девочками, которые теряют сознание в клубе?

– Может, у тебя неправильное представление обо мне... может, я не такая хорошая, как ты думаешь.

Он бросил боксёрские ленты на пол, и его глаза заблестели.

– Я не хочу, чтобы ты была хорошей. Потому что я хочу сделать с тобой всё то, о чём я думал с момента нашей встречи, и не испытывать потом чёртового чувства вины.

– Я была плохой, помнишь? Но ты всё равно отказал мне.

Он схватил меня за талию, привлекая к себе. Я упёрлась ладонями в перчатках в его грудь и попыталась отстраниться, но он крепко держал меня. Моё лицо оставалось спокойным, но внутри всё бушевало.

– Нет, ты пыталась быть плохой, но это была не ты.

Его рука поднялась, лаская моё тело, он погладил мою щёку. В его глазах отразилась вспышка страдания, и я нахмурилась.

– Я был решительно настроен, чтобы переспать с тобой, но когда увидел тебя в закусочной, я не смог. Ты сидела там такая нервная и чувствовала себя так неуютно со своей очаровательной книжкой и … – он вздохнул, убрав руку от моей щеки и проведя ею по своему лицу. – Кроме того, я до сих пор не уверен на сто процентов, хотела ли ты меня той ночью или просто пыталась вернуть своего бывшего.

Его тихие, неуверенные слова выбили весь воздух из моих лёгких. Да, я пыталась что-то доказать той ночью, но не Блейду, а себе. Я хотела узнать, способна ли я быть весёлой и спонтанной. Я почти преуспела, но вдруг Сет задумался о нравственности.

– Я действительно хотела тебя.

Мой голос едва был слышен – почти что вздох, но он услышал его громко и чётко. Сет нежно гладил моё бедро, и я закрыла глаза. Я действительно хочу тебя. Молчаливые слова возникли в моей голове. Тёплое чувство растекалось во мне, почти полностью переполняя меня, и между моими бедрами запульсировало желание. Я тряхнула головой. Какого чёрта я делаю? Я должна держаться подальше от этого красивого парня, потому что, если подпущу его ближе, он сделает мне больно ... но почему же я чувствую себя так хорошо, так спокойно? Его мозолистые пальцы прошлись, пощипывая, по моей шее и поднялись к подбородку. Я медленно выдохнула, когда он поднял моё лицо вверх, и я открыла глаза.

– Почему ты так поступаешь со мной?

– Что?

– Ласкаешь меня так, будто тебе есть до меня дело?

Он нахмурился и отрывисто провёл языком по нижней губе. Я поняла, он сам не понимал, почему он всегда оказывается у моих ног. Я блуждала взглядом по его лицу в ожидании ответа на вопрос, но так и не получила его.

– Разве это не странное стечение обстоятельств? – Голос отца прозвенел в пустом зале, и я немедленно отскочила от Сета. Последние остатки желания рассеялись от его внезапного появления. Я раздражала саму себя. Почему я так чертовски слаба? Я чувствовала, как Сет наблюдает за мной, совершенно не ощущая какого бы то ни было замешательства.

– Моя дочь встречается с борцом? Кто бы мог подумать? – Отец улыбался, конечно. Борец, подающий надежды, – единственный, кого он мог бы одобрить.

– Мы не встречаемся, – гордо заявила я. – Он просто не может держать свои руки при себе.

Та же дерзкая улыбка, что и в первую нашу встречу, расплылась на лице Сета, и я почувствовала, как мои щёки запылали.

– Ужин в семь, я заеду за тобой. – Всё, что он произнёс.

Я открыла было рот, чтобы отказаться, но отец опередил меня.

– Звучит отлично. Расскажи потом, как всё пройдёт. – Он перевёл своё внимание к Сету. – Дэррил сделает мне выговор. Мы должны закончить тренировку.

Сет кивнул, а я в бешенстве выскочила из тренировочного зала. Когда все вернулись обратно в зал , дверь закрылась, Селена подплыла ко мне с идиотской ухмылкой.

– О, Боже Мой! – Завизжала она, схватив меня за плечо. Она откинулась назад и посмотрела на меня с нетерпением. – Он чёртово животное!

– И не говори! – Я так и продолжала хмуриться, и Селена заметила мою подавленность.

– Что-то не так? Ты злишься, потому что я чуть не рассказала твоему отцу о том, что тебя накачали наркотиками?

– Частично.

– О, Боже, прости меня. Расслабься хоть немного. Он не догадается. Он не имеет понятия, о чём я говорила.

– К счастью... – Если бы отец знал на самом деле, что это за алкогольные напитки, он запер бы меня дома, не позволяя выходить наружу.

– Сет такой... – Я заметила, как быстро она сменила тему разговора. – Господи, ты видела его?

– Да, видела. Сел, я не слепая.

Она сердито посмотрела на меня и скрестила руки на груди.

– Извини, но что такого он сделал, что ты ведёшь себя как стерва?

Я стала лупить по своей груше кулаками, не заботясь о ритме, в абсолютной прострации.

– Извини. – Я с трудом перевела дух. – Это всё Сет. Он действует мне на нервы.

– Да что такого он сделал?

– Он думает, что может пригласить меня на ужин, и я сразу соглашусь. А я не хочу идти.

Селена уставилась на меня во все глаза, с открытым ртом, будто я величайшая в мире идиотка.

– Так, ладно... – Она проскользнула между мной и грушей, сжав грудь, чтобы я её не задела. – Ты с ума сошла? Эй, привет?! Парень – ходячий секс. Ты должна пойти, если не ради себя, то ради меня!

Я вытерла пот со лба перчаткой, но ткань только размазала его, вместо того, чтобы впитать.

– Он как огромный леденец, а мы, девушки, всего лишь букашки, умирающие от желания попробовать его. Однажды леденец спускается вниз, во всей своей неотразимо-сладкой красоте и приглашает одну маленькую букашку попробовать его и взять столько сладкого, сколько она хочет, но букашка отказывается, и мы смотрим на неё, и думаем, что за чёрт …

– Ладно, – рассмеялась я, прерывая её историю. – Думаю, я всё поняла.

– Хорошо. Так что ты собираешься делать?

Я снова провела перчаткой по лбу и тяжело выдохнула.

– Ну, я не собираюсь спать с ним. Я знаю, что буду чувствовать.

Она завизжала, привлекая всеобщее внимание.

– Ты собираешься получить немного сладкого!


***


Я уже успела сменить миллион нарядов и ни один не подходил. Сет вот-вот будет здесь. Во-первых, я перемерила четыре платья макси, но решив, что они слишком безопасны, я переоделась в джинсы и свитер. Спустя несколько минут, у меня не осталось выбора кроме узких джинсов и пары чёрных шпилек. Я сняла сиреневый свитер и закинула его в шкаф. Пурпурный и все его оттенки плохо подходят к цвету моей кожи. Я достала чёрный кружевной топ из недр своего гардероба, проклиная себя за то, что так затянула со стиркой. Этот топ был без рукавов, с узкой горловиной. Плотная ткань прикрывала живот и грудь. На груди кружево немного задиралось и выглядело не очень красиво. Я улыбнулась своему отражению и пошла в ванную. Я высушила и выпрямила волосы и буквально секунду спустя услышала решительный стук в дверь. Я одернула джинсы и взбила волосы. Мои руки вспотели, и я почувствовала приступ тошноты. О, Боже. Что я делаю? Я взялась за ручку и открыла дверь. Сет опирался на перила, поигрывая ключами от машины. Я с облегчением вздохнула, когда увидела, что он был одет в повседневный чёрный свитер с закатанными до локтей рукавами. Он выглядел так восхитительно, что внутри у меня всё затрепетало. Сет одобрительно оглядел меня. Дуновение ветра донесло до меня его запах, полностью поглотивший меня. Он был приятно заманчивым – ничего похожего на спрей для тела, которым пользовался Блейд. Я нервно прочистила горло и вышла из дома, закрыв за собой дверь.

– Выглядишь прекрасно, – сказал он, улыбаясь мне.

Иисус. Мы ещё не ушли от моего дома, а я уже была готова кинуться в его объятия.

– Неужели тебе не понравилось платье, в которое я была одета пару дней назад? – поддразнила я его.

– Я вижу такие платья всё время.

Он взял меня под руку, и этот жест заставил моё сердце биться чаще.

– Иногда больше – не значит хуже.

Он помог мне спуститься по лестнице, и мне пришлось контролировать свой пульс, чувствуя его прикосновение. Сет удивил меня тем, что вёл меня под руку, и я задумалась, во что он играет? Он не встречается с девушками, и для парня, который беспокоится о том, что я не могу отделять чувства от секса, он слишком старается, чтобы залезть мне под кожу. Он открыл дверь машины передо мной, и я села внутрь. Сет закрыл дверь, запрыгнул на водительское сиденье и отъехал от моего дома.

Дорога до ресторана была короткой, и я поёжилась, когда мы завернули на парковку ресторана «Сальса». Мне с трудом удалось удерживать вежливую улыбку на лице. Я никогда не хотела снова есть мексиканские блюда, никогда.

Я вылезла из машины, и мы вошли в ресторан рука об руку. Мы сразу же расположились в отдалённом месте, в задней части ресторана, подальше от оценивающих взглядов. Казалось, многие знают Сета, и пялящиеся взгляды нервировали меня. Я положила чёрный клатч на стол рядом с собой, когда молодая официантка приняла наш заказ. Сет заказал большую порцию тако с измельчённым мясом, салат и порцию мексиканской картошки фри для нас обоих. Когда официантка отошла, всё его внимание переместилось ко мне, пока я играла с вилкой, крутя её пальцами и притворяясь, что меня не беспокоит его заинтересованный взгляд. Сет, казалось, был немного взволнован, он дышал довольно быстро и каждые несколько минут прикусывал внутреннюю часть нижней губы.

– Ты, вероятно, думаешь, почему я пригласил тебя на ужин? – спросил он наконец.

Официантка вернулась и поставила перед нами два бокала, наполнив их водой. Сет откинулся на спинку кресла, чувствуя себя как дома, и медленно водил указательным пальцем по ободу бокала. Я кивнула головой.

– Я делаю это для тебя.

Я нервно схватила свой бокал и поднесла его ко рту. К сожалению, холодная вода не потушила пожар, бушевавший внутри.

– Для меня?

– Такое ощущение, что у тебя была тяжёлая неделя , и, возможно, я тоже приложил к этому руку.

– Точно, – ответила я. Я, правда, не хотела, чтобы мой голос звучал как у стервы, но ничего не могла с собой поделать. То, что мне пришлось вернуться в этот ресторан, заставляло меня нервничать. Сет немного наклонился ко мне.

– Послушай, ты не можешь продолжать дуться на меня из-за того, что я не переспал с тобой. И прежде, чем твои девчачьи мозги насочиняют кучу причин, скажу, что ты – не уродина, ты не жирная, и это не потому, что ты была так доступна.

Я нахмурилась, и в уголке его рта мелькнула улыбка, но он вновь стал серьёзным.

– Если бы у нас что-то было, я практически уверен, что ты не смогла бы справиться со мной – ты даже не знаешь меня и сама видишь, как я бешу тебя. Я совершенно никчёмный. Я упрямый, эгоистичный, испорченный и немного гордец. Я веду себя так, будто мне ни до чего нет дела, и большую часть времени так и есть, но есть небольшая часть меня, заботливая, и по какой-то причине... ты попадаешь именно в эту часть. Не спрашивай меня, почему, потому что я совершенно не имею понятия, и это приводит меня в исступление.

Он откинулся на спинку стула и вытащил коробок с зубочистками. Он покусывал зубочистку, пока думал. Прежде чем заговорить, Сет нахмурил брови.

– У меня не может быть ничего хорошего... потому что я не заслуживаю хорошего.

Я нахмурилась немного, но продолжала смотреть на него, не отрываясь. Итак, это всё из-за него, не из-за меня? И почему я попала именно в эту часть? С того места, где я сидела, он выглядел таким беззащитным и юным.

– Я продолжаю искать встреч с тобой, потому что не могу иначе , и, как я и говорил раньше, я могу причинить тебе боль, поэтому именно ты должна сказать мне, чтобы я держался подальше от тебя, потому что моя сопротивляемость иссякает. – Он прищурился. – Если ты не оттолкнёшь меня и решишь впустить в свою жизнь... Помнишь, я не встречаюсь с девушками и не испытываю чувств. Если тебе будет больно, в этом виновата будешь только ты. Не я.

Его слова давили на мою грудь, и я расстроилась, поняв, что он думает, что я пущу его в свою жизнь после всего, что он сказал. Возможно, мне стоило оттолкнуть его тогда, чтобы сейчас не оказаться в такой ситуации.

– Я не хочу быть одной из тех девушек, – сказала я тихо. Он приподнял брови, а я продолжила. – Как девушки из тренажёрного зала, которые приходят к тебе, а ты отсылаешь их... Я не хочу быть одной из них. Ты не уважаешь женщин.

Его глаза заблестели, улыбка осветила лицо. Он действительно посчитал забавным то, что я сказала.

– Нет, я обращаюсь с ними так, как они хотят, чтобы я обращался с ними. Они хотят секса и получают его. И это всё.

– А если они захотят чего-то большего?

– Тогда они должны быть особенными, чтобы поменять моё мнение об отношениях. – Он бросил зубочистку на стол. – Никто даже не старался узнать настоящего меня, но здесь я беру всю вину на себя.

– Ну, так расскажи о настоящем себе.

Он моргнул.

– Хорошая попытка.

– Ты пригласил меня на ужин, а мы даже не можем поговорить о тебе?

Он покачал головой.

– Я пригласил тебя на ужин, чтобы извиниться и вправить тебе мозги. И это всё.

Я прижала вилку к пальцу, чтобы хоть немного остудить свою злость. Господи! Почему этот парень такой сложный? !

– Отлично, послание получено.

Я бросила вилку на стол, схватила свой клатч и развернулась к нему перед уходом.

– Мне не нужен такой парень как ты!

– Как я?

– Да. У меня уже был один, который спал со всем, что движется, и, честно говоря, я не думаю, что меня хватит ещё на одного такого же. Можешь взять свой обед, свои извинения, свои доводы, и засунуть их куда подальше, потому что я не хочу тебя. Я не хочу тебя сейчас и не захочу через неделю. Ненавижу себя за то, что хотела немного повеселиться, порвав шестилетние отношения.

Я выскочила из ресторана и прошла через парковку. Я иду домой. Не так уж и далеко. Мои каблуки гулко стучали по асфальту. Я не плакала, будучи слишком злой для этого, но я знала, что буду плакать позже и не по тому, что Сет сказал, что не способен на отношения или что ему нравиться заниматься сексом со случайными девушками. Я буду плакать, потому что я глупая и слабая. Я буду плакать, потому что позволила Сету расстроить меня – незнакомцу, который совершенно меня не знает, и я ненавижу себя за это. Краем глаза я увидела медленно едущий автомобиль.

– Оливия, садись в машину, – позвал он.

Его голос отозвался трепетом в моём теле. Я показала ему средний палец и прибавила шаг.

Машина резко остановилась, и Сет выпрыгнул наружу. Его большая сильная рука схватила меня за талию и пригвоздила к своему плечу.

– Святые Небеса, Сет! Поставь меня! – закричала я.

Он открыл пассажирскую дверь и усадил меня на переднее сиденье. Туго натянув ремень безопасности, он пристегнул меня. Дверь захлопнулась с такой силой, что я даже подпрыгнула. Сет сел за руль и сказал.

– Я разозлил тебя. По крайней мере, позволь мне отвезти тебя домой.

Я приоткрыла окно, чтобы свежий воздух обдувал лицо, и всю дорогу упорно не замечала Сета. Я открыла дверь и выпрыгнула ещё до полной остановки автомобиля. Сет позвал меня, но я не обратила внимания. Я только услышала, как зазвонил его телефон, и могла представить растущее с каждой секундой разочарование. Я была уже практически у двери, когда он ответил на звонок.

– Что? – прорычал он.

Его голос был холодным как лёд, и я споткнулась, открывая дверь.

– Снова? Чёрт, ты должно быть шутишь? Прекрасно.

Я вошла внутрь и хлопнула дверью, когда его машина, газанув, отъехала от моей квартиры. Я швырнула клатч через комнату, зарычав от злости. И ещё тренажёрный зал, в котором мне нравилось заниматься. Никогда больше не вернусь туда. Я просто не могу его больше видеть. Это делает меня совершенно сумасшедшей. Я вздохнула. Это просто убьёт папу, если он узнает, что я начала ходить в новый тренажёрный зал. Возможно, я попробую позаниматься в новом зале, который работает 24 часа, открывшемся недавно на главной улице. К чёрту всё. Я просто пробегу квартал или два. Я упала на диван и закрыла лицо подушкой. Я лежала так некоторое время, думая обо всех словах, которые он сказал мне. Я потратила большую часть ночи, пытаясь разгадать его, но не смогла.

Он непроницаемый. 

Глава 8  

Прошла уже целая неделя с нашей с Сетом встречи в ресторане «Сальса». Я не посещала тренажёрный зал, и отец разрывал мой телефон звонками дважды в день, проверяя меня. Он говорил, что Сет ведёт себя все эти дни более отстранённо и агрессивно, чем обычно. Конечно же, он винил меня, но я не обращала внимания и продолжала прикидываться дурочкой. Меня это не беспокоило, и я уверена, что не должно было беспокоить. Блейд тоже не связывался со мной всю неделю, и это помогло мне расставить всё по местам. Единственный раз, когда я контактировала с противоположным полом, была записка от Сета, прикреплённая к моей двери, пока я была на работе. Там говорилось:

«Извини, позвони мне.

Сет».

Внизу широким аккуратным почерком был написан его номер телефона. Я сохранила номер в своём мобильнике, так на него и не взглянув больше. Я действительно не хотела его слышать. У меня не было настроения таких разговоров, как 'Я забочусь о тебе, но мне всё равно' или 'Я хочу тебя, но не могу себе это позволить'.

Я не виделась с Селеной с тех пор, как она ушла от меня после нашего похода в тренажёрный зал. Она сказала, что слишком занята на работе, потому что её отец взбешён тем, что она пришла туда пьяная. Типично для Селены.

Я попрощалась с Мейсоном, который разговаривал со мной так, будто я не отвергала его ухаживаний, и уволилась с работы. Мне пришлось пройти милю до своей машины, и когда я дошла туда, мои ноги гудели. Похоже, я слишком много бегала последнюю неделю. Но это было моё единственное занятие, которое приносило успокоение.

Я приехала домой, приняла душ и надела пижаму. Ничего не было лучше для меня сегодня, чем горячий ужин и просмотр телевизора. Замороженное блюдо было покрыто тонким слоем льда. Уже довольно давно я не ужинала полуфабрикатами. Когда я закрыла дверь холодильника, цветное фото привлекло моё внимание. На моём девичьем лице отразилась непонимающая угрюмая гримаса, пока мамины вишнёво-красные губы крепко целовали мою щёку. Мой брат стоял за нами, впихнушись в фотографию. Его светло-коричневые волосы были зачёсаны направо, а его тёмно-зелёные глаза подсвечивались вспышкой. Обожаю это фото. Это напоминает мне те времена, когда всё что у нас было, это мы сами... но потом мы с Чейзом выросли, и нам захотелось чего-то новенького, только для себя. Я никогда не понимала, почему родители так отчаянно хотели вернуть меня под своё крыло и до сих пор не понимаю, но эта фотография помогает мне справиться с этим. Чейз и я – вся их жизнь.

Я поставила ужин в микроволновку и установила таймер на 2 минуты. В ожидании я снова посмотрела на фото. Нужно позвонить маме. Взяв телефон, я села на диван. Мы не виделись уже некоторое время, и я соскучилась. Пока шли гудки, я чувствовала себя неуклюже, пытаясь сесть поудобнее, и положила на колени одну из голубых квадратных подушек с дивана.

– Здравствуйте, резиденция Джеймсов, – ответила она.

– Привет, мам

– Оливия, дорогая! – ворковала она.

– Как дела?

– Хорошо. Твой папа сказал, что ты больше не ходишь в тренажёрный зал... Если что-то не так, ты знаешь, что для тебя здесь всегда найдётся местечко.

– Я знаю, мам. Всё в порядке, просто последнее время я была очень занята. Чейз не звонил? – спросила я, меняя тему.

– О, да. Он сейчас в Пакистане, вне зоны боевых действий. Он должен приехать домой через пять месяцев, прежде чем снова уедет. Дорогая, ты придёшь в воскресенье на ужин?

Я вздохнула. Совсем забыла.

– Да, приду.

– Хорошо, хорошо. Я сделаю Шефердский пирог[6] и запечённые овощи.

– Мм, аппетитно.

Мама возбуждённо захихикала, заставив меня улыбнуться.

– Ладно. Мне нужно идти. Хочу досмотреть пропущенные серии Сплетницы.[7]

– Хорошо, дорогая. Увидимся в воскресенье. Люблю тебя.

– И я тебя люблю.

Я повесила трубку и улыбнулась. Этот телефонный звонок сделает её счастливой на несколько дней. Микроволновка запищала, и я вытащила курицу с жареным рисом. Я открыла пластиковую крышку, и вырвавшийся наружу горячий пар ошпарил кончики пальцев.

– Оу, – взвизгнула я, отдёргивая пальцы, и засунула их в рот, чтобы уменьшить жжение. Я оставила блюдо остывать на стойке и засунула пальцы под холодную воду. Мой телефон задребезжал на столике, издавая раздражающий вибрирующий звук. Я наклонилась, чтобы посмотреть, кто звонит. На экране большими жирными буквами высветилось имя Селены. Стоит ли ей отвечать? Я не собираюсь сегодня в клуб, неважно, как сильно она будет умолять меня.

– Ответ нет, – сказала я быстро, взяв телефон сухой рукой и положив его под ухо.

– Господи, О, хоть немного доверяй мне, ты даже не знаешь, почему я звоню.

Холодная вода из-под крана смягчила жжение на пальцах, когда я погрузила их под струю.

– Это касается клуба?

– Нет, не совсем.

Я вздохнула с облегчением, закрывая кран.

– Говори.

– По шкале от одного до десяти, насколько ты счастлива в своём отшельничестве?

– Один. Я счастливая отшельница, – ответила я, сняв полотенце с плиты и вытирая руки.

– Не лги мне. Ты была такой брюзгой с самого свидания с Сетом.

– Это не было свиданием, – быстро вставила я.

– Это был просто ужин.

Я и не поела даже.

– Не важно. Слушай, мне нужна услуга... Я проиграла пари подруге, и она отправляет меня на свидание вслепую с парнем, только я не могу пойти.

– Ни за что. Я не буду делать этого.

– Оливия, пожалуйста, умоляю тебя. Только один ужин.

Я не отвечала, и она глубоко вздохнула.

– Я заплачу тебе сто баксов.

Деньги заставили меня задуматься.

– Где и когда? – спросила я с интересом.

Я практически видела, как она прыгала сейчас по комнате.

– Филипс Гурмэ, завтра вечером.

Я вздохнула.

– Во сколько?

– 18:30... ты правда согласна?

Я вздохнула, отбивая равномерный стук пальцами по столу.

– Да, согласна, и тебе лучше заплатить мне.

– Обязательно. Спасибо тебе большое, ты моя спасительница.

– Надеюсь, он не будет ничего ждать от меня, потому что я не планирую долго с ним ужинать.

– Всё будет в порядке. Правда, он может стать немного развязным, если выпьет слишком много, но он абсолютно безобидный, так что не выходи из себя, если он захочет поцеловать тебя.

– Подожди, что?

– Снова спасибо, О. Люблю тебя.

– Селена? Чёрт!

Телефон прокатился по столу. Почему я позволяю таким вещам случаться со мной?


***


Все эти разочарованные взгляды от семей из четырёх человек полностью разрушили мой вечер. Я согласна, что столик на четверых, за который меня усадили рядом с большим окном, был слишком большим, но все столики на двоих были заняты. И не моя вина, что официантка усадила меня за этот. Мне было бы хорошо и в баре.

Вторая половина этого свидания вслепую ещё не явилась, и лучше ему придти, потому что если меня кинет парень, с которым я даже не виделась, это выведет меня из себя.

Блондин в расклешённых джинсах и официальной серой рубашке приближался ко мне. Две верхние пуговицы рубашки были расстёгнуты, выставляя напоказ небольшое количество волос на груди. Он довольно симпатичный , и у него яркие голубые глаза. Я обратила внимание на то, какой он высокий. Я тоже не была маленького роста, но рядом с ним я чувствовала себя хоббитом. Он не намного выше Сета, рост которого по моим прикидкам 6 футов и 1 дюйм.[8]

– Ты Селена?

Я вежливо улыбнулась.

– Нет, Селена не смогла придти. Я её подруга – Оливия.

Его рот расплылся в широкой волчьей ухмылке, и это показалось мне жутким. Я думала, он собирается проглотить меня... и не в хорошем смысле. Я почувствовала себя неуютно, когда он сел рядом со мой, а не напротив, как сделал бы нормальный человек. Я старалась не допускать, что это значило что-то большее. Хотя, в конце концов... это свидание. Его взгляд впился в моё тело, как маленькие острые кинжалы, колющие каждый дюйм, а и я почувствовала себя... экспонатом. Странно. Отвратительно.

– Я Брент, – сказал он.

Этот острый, жуткий взгляд откровенно переместился на мою грудь, а потом вернулся к лицу. Я с болью вспомнила, что было надето на мне сверху. У моего топа было глубокое круглое декольте. Я закрыла рукой грудь, облокотившись на локоть, будто не заметив, как он пялится на меня.

– Ты уже заказала? – спросил он.

– Нет. Давай закажем сейчас.

Я быстренько подозвала проходящего официанта. Чем быстрее это закончится, тем лучше. Я заказала куриный салат, а он – стейк и два пива. Когда принесли пиво, я поняла, что оба стакана были для него. Пока мы ждали блюда, он пытался разговаривать со мной, и я была очень избирательна, какой информацией с ним делиться. Что-то я даже выдумала. Он больше ничего не делал, чтобы взбесить меня, но мне не нравилось, какие вибрации от него исходили. Я забеспокоилась о том, что надела чёрную, облегающую юбку, когда его колени коснулись моих, и я быстро скрестила ноги, чтобы держать их подальше от него.

– Если ты не возражаешь, скажу, что ты очень красивая.

Мой желудок сжался, и я заставила себя улыбнуться.

– Спасибо.

Я собираюсь убить Селену, когда увижу её снова.

Следующие двадцать минут были наполнены скользкими комментариями, неубедительными приёмами съёма, и временами его рука касалась моего бедра. Извинившись, я вышла в туалет, захватив свой телефон. Я быстро кликнула по экрану и стала набирать сообщение.


КОМУ: СЕТУ. ВРЕМЯ: 19:00

Я убью тебя! Этот парень маньяк! Не могу дождаться, когда ужин закончится. Я собираюсь надрать тебе задницу!


Я получила ответ практически мгновенно.

ОТ: СЕТА. ВРЕМЯ: 19:01

Где ты?


Я нахмурилась и ответила.


КОМУ: СЕТУ. ВРЕМЯ: 19:01

Да ты в своём уме? Я с Брентом... ТВОЁ свидание в Филипс Гурмэ.


Я нажала на кнопку отправить и перечитала сообщение. Странно, даже для неё. Моё сердце ушло в пятки, и я прикрыла рот рукой.

– О, нет. Нет, нет, нет, нет...

Номер телефона Сета прямо под номером Селены в листе контактов, и, должно быть, я кликнула по его имени, даже не осознавая этого. Я почувствовала, что меня начинает тошнить. Горячая, нервная вспышка, прошлась по моему телу, когда мой телефон завибрировал, и я увидела имя Сета.

ОТ: СЕТА. ВРЕМЯ: 19:03

Я уже в пути.


Брент вернулся на свой стул, и я запихнула свой телефон обратно в сумку. У меня не было времени ответить Сету. Столик на двоих напротив нас освободился, и я переживала, что это единственный свободный столик в ресторане. Я посмотрела на очередь... ждали только большие семьи. Я мысленно молилась, чтобы пришла какая-нибудь пара и заняла столик до того, как появится Сет. Скорее всего он сядет прямо напротив меня и сделает этот вечер ещё более невыносимым, как он умеет. Официантка принесла наш заказ, и я сосредоточилась на поедании салата. Пока я пережёвывала листья салата с курицей, я не могла не заметить, как Брент сверлил меня взглядом. Я старалась игнорировать то, как он смотрел на меня, пока ела изысканные кусочки курочки-гриль и хрустящие сухарики. Я мельком взглянула на него и увидела, как его глаза проследили за моей вилкой, которую я подносила ко рту, и он уставился на мои губы, когда они сомкнулись над едой. Курица, кусочки помидора и зелёного салата образовали баррикаду в моём горле, отказываясь спускаться вниз, пока я пыталась начать разговор с Брентом. Я сделаю всё, чтобы он перестал пялиться на меня.

– Расскажи мне о себе.

Мистер Ужасный рассказал мне всё о своей жизни. У него был сын, Джонатан, а его бывшая стерва-жена не разрешает ему видеться с ним. После этих слов, я уже мало внимания обращала на то, что он рассказывал дальше... Я была слишком сосредоточена на входной двери. Каждый раз, как кто-то входил, моё сердце пропускало удар. Я нервничала, потому что не знала, что могло произойти...

Ужин ещё не закончился, и десерт не был подан, как я увидела, что широкоплечая фигура Сета вошла в ресторан. Его глаза быстро нашли меня, и облегчение отразилось на его лице. Он выглядел так, будто был прямиком из тренажёрного зала. На нём было белое худи и чёрные тренировочные штаны. Даже одетый так повседневно, он вызывал во мне шаловливые мысли. Я прочистила горло. Я всё ещё сходила с ума по нему.

Сет посмотрел на Брента, и его глаза потемнели, когда тот чуть коснулся моего плеча и положил руку на спинку моего стула. От Брента пахло выпивкой. Он опрокинул бесчисленное количество пива и всё время икал. Отлично. Он хотел поцеловать меня, но я опустила взгляд на стол. Брент что-то пробормотал про мотокросс, и я посмотрела на Сета, который сел за столик, как раз напротив нас. Он сидел спиной ко мне, но я знала, что он слушал меня.

– Хочешь пойти?

Я дёрнула головой в сторону Брента.

– Хм?

– На мотокросс завтра вечером?

Я покраснела. Это странно.

– Нет... Мне не нравиться мотокросс.

– Мы можем заняться и чем-нибудь другим, тем, что тебе нравится, если хочешь?

Его стул скрипнул, когда он качнулся ко мне. Я затаила дыхание, пока его рука гладила меня по спине, а другая ласкала колено. Он чуть качнулся на стуле, и это стало последней каплей.

– Мне нужно идти, – пробормотала я, вставая со стула.

– Хорошо. – Выдохнул он и стал вставать.

– По крайней мере, позволь проводить тебя до машины.

Сет развернулся ко мне так, чтобы я увидела его лицо полностью. Его челюсть сомкнулась, и я поняла, он хотел, чтобы я сказала нет.

– Нет, всё в порядке. Оставайся и допивай своё пиво.

– О, пожалуйста, – рассмеялся он. – Я настаиваю.

Брент открыл для меня дверь, и я очень старалась не смотреть через плечо, когда мы выходили из ресторана. Парковка была абсолютно пуста, а свет был тусклым. Я заставила себя не торопиться, отходя от двери. Я слышала его шаги, раздражающе стучащие по гравию, и мне показалось, что я услышала, как он замер на пару секунд. Недалеко я увидела свою машину и практически побежала к ней. Я нажала на кнопку разблокировки и схватилась за ручку. Брент схватил меня за вторую руку и поцеловал.

– Было приятно познакомиться с тобой.

Его язык заплетался, а глаза сузились в пьяные щёлочки.

Моё лицо уже болело от такого количества искусственных улыбок.

– Мне тоже.

Я попыталась вырвать свою руку, но он держал её крепко. Я глубоко, спокойно вдохнула.

– Брент, отпусти меня, – сказала я своим самым спокойным голосом.

– Я не наврежу тебе. Я хочу всего лишь один поцелуй на ночь.

Он притянул меня к себе и его руки спустились к моей попе, и сильно сжались. Я развернулась насколько смогла, увернувшись от его лица. В итоге, его рот нашёл мою мочку, и омерзительная дрожь накрыла меня, когда его язык коснулся моего уха.

– Ты такая красивая.

Его дыхание было тёплым и вязким.

Я отпихнула его, но он даже не сдвинулся. Моё сердце ударилось о рёбра, и болезненные щупальца страха окутали меня.

Я попыталась поднять своё колено вверх, но он был слишком близко и стоял под странным углом. У меня не было шансов надрать ему задницу.

– Брент!

Зашептала я настойчиво, когда увидела, как приближается разъярённый Сет.

– Отпусти меня!

– Мне нужен всего один поцелуй. Я не обижу тебя.

– Отпусти её. – Сет не повышал голоса, но холод, с которым он это сказал, привлекла внимание Брента.

– Отвали, – процедил он. – Мы заняты.

Его маленькие руки накрыли мои груди, и из моего горла вырвался странный шокированный возглас. Мой желудок сжался, и меня затошнило. Я думала, меня вывернет наружу. Тёплая рука Сета схватила меня за ладонь и выдернула из-под Брента. Он аккуратно завёл меня за свою спину, и, насколько я смогла разглядеть через его широкоплечую фигуру, Сет впечатал лицо Брента в мою машину. Я охнула и закрыла свой рот руками, отдалённо услышав ломающийся звук, и я не поняла, было ли это окно моего автомобиля или лицо Брента. Брент скатился по машине и упал на парковку, сжав лицо. Я обхватила Сета за талию и притянула к себе. Сет завернул руку за спину и прижал меня к себе сильнее. Мои руки тряслись – я вся тряслась. Сет сделал шаг к Бренту снова, но я сжала его сильнее.

– Пожалуйста, остановись, – попросила я, неуверенная, почему я хотела пощадить Брента. Но потом я поняла, что это не касается Брента. Я заботилась не о нём. А о Сете. Я не хотела, чтобы он совершил что-то глупое из-за меня. Вскоре я уже стояла, облокотившись о его Рэйндж Ровер. Сет ходил по бетону напротив меня, тяжело дыша и пробегая пальцами по своим волосам. Я сделала шаг вперёд.

– Сет? Ты в порядке?

Он поднял свою голову к облачному небу, но его дыхание не успокоилось. Я подошла ближе к нему и провела руками по его груди и выше к шее. Он опустил голову ко мне, но я не смогла разглядеть выражение его лица, было слишком темно.

– Ты дрожишь. – Его голос был низким и мягким.

– Да... Я... не могу успокоиться.

– У тебя шок. Мы должны вызвать полицию.

– Нет, мы не можем. Ты ранил его. Ты ведь боец ММА, правильно? Ты не можешь ранить людей. Ты потеряешь всё, ради чего так много трудился.

Он передёрнул плечами, но я чувствовала его напряжение.

– Я скажу Селене, а она скажет своей подруге.

Он кивнул.

– Тогда, по крайней мере, позволь отвести тебя домой.

– А как же моя машина?

– Я заберу её завтра.

Сет помог мне забраться в автомобиль, и мы отъехали от ресторана. Я снова и снова продолжала проигрывать произошедшее в своей голове. Я сделала что-то неправильно? Может я подала где-то не тот сигнал? Слеза скатилась с моей щеки, и я быстро вытерла её. Я не хочу, чтобы Сет видел, как я плачу.

– Это не твоя вина, Оливия, – сказал он, будто прочитал мои мысли.

– Нет моя. Селена сказала, что он становится развязным, когда выпьет... Я смущена.

Он нахмурился, вцепившись в руль.

– Почему?

– Потому что я сказала Селене, что смогу, и я была уверена, что смогу избежать этого.

Даже я поняла, что это звучало совершенно по-идиотски. Мы с Сетом не разговаривали остаток пути, и когда мы остановились перед моим домом, он помог мне выйти из машины. Для парня с проблемами в отношениях, он был совершенным душкой. Сет проводил меня вверх по лестнице, и я отперла дверь. С этого ракурса он выглядел таким уязвимым, таким невинным.

– Можешь остаться со мной? – Слова вырвались прежде, чем я успела обдумать их.

Он заметно напрягся, и его взгляд переместился с моего лица на лестницу.

– Не думаю, что это...

– Пожалуйста... Я не хочу оставаться одна. Ты можешь уйти, когда я засну, если хочешь.

Он всматривался в меня некоторое время, потом кивнул головой и поднялся к двери. Когда мы зашли в дом, Сет скинул ботинки, и я прошла через плохо освещённую гостиную в свою спальню. Я включила свет и посмотрела на Сета. Казалось, он чувствовал себя неуютно, и я не имела понятия, как облегчить для него эту ситуацию. Сомневаюсь, что он когда-либо проводил с девушкой время без секса, пока она не заснёт, и эта мысль заставила меня немного улыбнуться. Я схватила пижамные шорты и топ с кровати и переоделась в ванной. Я почистила зубы, чтобы избавиться от запаха второсортного пива, и когда вернулась в комнату, то увидела, что Сет снял своё худи и остался в белой футболке. Он продолжал стоять на том же месте переминаясь, и я прикусила внутреннюю губу, чтобы скрыть улыбку, и выключила верхний свет. Я пересекла комнату, включила светильник и забралась в постель. К моему удивлению, руки Сета привлекли меня ближе к себе, так, что моё лицо оказалось на его груди, а его нос зарылся в мои волосы. Он такой тёплый. Я хотела прижаться к нему ближе и обхватить его своими ногами, и мне понадобились все мои силы, чтобы моя свободная рука оставалась лежать на моей ноге.

– Мне так жаль, Оливия, – сказал он. Его губы двигались над моей головой.

– Из-за чего?

– Из-за того, что я не старался сильнее, чтобы прояснить всё между нами после ужина. Если бы я постарался, возможно, ты смогла избежать того, что произошло сегодня вечером.

– То, что случилось с Брентом, – не твоя вина... – Я остановилась, обдумывая следующие слова. – Мне не следовало соглашаться, и я определённо не должна была идти, даже если согласилась, тем более, что я знала, что он может быть развязным. Всё это говорит обо мне, а не о тебе.

Мои пальцы дрогнули, когда я подняла свою руку и повернула её в сторону Сета. Я хотела погладить его грудь и почувствовать тепло его кожи под моей ладонью, но вместо этого я положила руку на его бедро, и Сет напрягся под моим прикосновением.

– Расслабься, – захихикала я.

– Не собираюсь бросаться на тебя снова.

Я почувствовала, как он улыбнулся.

– Не за тебя я беспокоюсь.

Он прижал меня крепче, и я почувствовала себя в безопасности. Я могла только надеяться как-то отплатить Сету за то, что он сделал сегодня для меня.

– Мне очень жаль, что я сбежала с ужина на прошлой неделе, – пробормотала я.

– Всё в порядке, я не виню тебя. Должно быть, я был совершенным придурком.

– Ты действительно не любишь говорить о себе?

– Нет.

Тишина наполнила комнату, и обычно я нарушила бы её, но не в этот раз, я не хотела портить момент. Моё сердце забилось быстрее, и адреналин сегодняшнего вечера начал ослабевать. Я никак не могла избавиться от спазма в горле. Сет протяжно выдохнул через нос.

– У меня не такая уж интересная жизнь, – вздохнул он. – Но кое-что произошло в моей жизни, что перевернуло всё вверх дном... мой отец умер от рака два года назад, прямо перед моим боем на Турнире ММАС.

Я обняла его за талию, и моя грудь сжалась. Именно об этом говорил мой отец, когда я увидела его в первый день в тренажёрном зале. Так семейная драма – это смерть отца Сета?

– Я прекратил тренироваться для ММА, чтобы заботиться о маме и младшей сестрёнке.

Мысль о том, что у Сета есть маленькая сестрёнка, согревала моё сердце.

– И сейчас ты решил снова попробовать?

– Да, это то, чего бы он хотел. Всё, что я знаю о боях ММА, я узнал от него.

– Ну, я уверена он гордился бы тобой.

Сет поёжился.

– Возможно... ему сложно было угодить.

– Звучит знакомо, – усмехнулась я.

Он сжал мою руку между своим указательным и большим пальцами, заставив меня смеяться громче.

– Я не такой уж и плохой.

– Я знаю.

Мы лежали вместе в тишине. Это не было странно или неудобно. Было хорошо, и я не хотела засыпать, потому что боялась, что этого никогда не повториться.

– У меня завтра вечером квалификационный бой здесь, в Мэне. Если всё пройдёт хорошо, и я выиграю, я буду драться на турнире ММАС.

Это объясняло то количество людей в костюмах и тренеров, которые крутились вокруг Сета в тренажёрном зале, что-то записывая.

– Поехали со мной.

Я ахнула. Я была в шоке от того, что он об этом попросил. Почему я нужна ему там? Я не смогу смотреть, как он дерётся. Я даже не могу смотреть на это по телевизору.

– Я не могу. Мне не нравятся бои...

– Ты боксировала свою сумку на прошлой неделе.

– Это другое. Сумка – неодушевлённый предмет. А человек настоящий... он всё чувствует.

Он немного развернул меня, и его лицо оказалось прямо напротив моего. Травмированная Брентом или нет, моё тело сразу же отреагировало на Сета. Моё дыхание стало поверхностным, а мои руки стали нервно теребить завязки на шортах.

– Я хочу, чтобы ты была там, где я смогу присматривать за тобой.

– Я большая девочка. Всё будет в порядке.

– Оливия, последние два раза, что мы встречались, ты умудрилась втянуть себя в неприятности. Сначала наркотики и этим вечером... Я не смогу драться со всей силой, если не буду уверен, что ты в безопасности.

Его указательный палец погладил мою челюсть, и его глаза стали тёмными и серьёзными.

– И это значит – прямо в поле моего зрения.

– Почему ты так заботишься обо мне?

– Я говорил тебе. Ты попадаешь в ту маленькую часть, о которой я забочусь.

Но почему?! Я хотела спросить. Столько всего происходило в его голове, что мне нужно было понять, но он только усложнял всё.

– Ты сбиваешь с толку.

Он вздохнул и откинулся на спину, прижав меня к своему боку.

– Я знаю.

– Я не хочу идти смотреть на твой бой.

И точка.

– Твой отец идёт.

Я застонала, ненадолго закрыв глаза.

– Честно?

Сет кивнул.

– И я сказал ему, что ты придёшь, так что он в невероятном восторге от всех этих "отец и дочь" вещей.

Я приподнялась на локтях.

– Сет! Зачем ты это сделал?

– У меня должен был быть запасной план на случай, если ты скажешь "нет".

Я отстранилась от него.

– Ты не понимаешь. Мне не нравиться смотреть, как люди дерутся. Это... варварство и бесчеловечно. Раненые люди. Кровь. Сломанные кости. Кому это нравится?

– Это забавно.

Он снова прижал меня к себе.

– Я могу сказать твоему отцу, что ты отказалась. Уверен, он не сильно расстроится.

Я знала, что сейчас он играет со мной. Это опустошит папу. Всю мою жизнь он старался привязать меня к просмотру ММА боёв вместе с ним и посещать различные события то там, то здесь. Я не думаю, что Сет представляет, как высоко он поднял ожидания моего отца.

– Хорошо... – выдохнула я. – Я пойду, но не расстраивайся, если весь бой я просижу с закрытыми глазами.

Сет обнял меня крепче и поцеловал в лоб, заставив меня затаить дыхание. Я немного знаю о Сете Марке, но уверена, он не такой, каким кажется. Я знаю, что он ведёт себя грубо, но сегодня, он мог сделать что-нибудь, чтобы уйти, но не сделал. Есть какая-то мягкость в нём... и мне это нравится. "У меня не может быть хорошего... Потому что я не заслуживаю его." Я улыбнулась себе, когда его слова возникли в моей памяти.

Он заслуживает всего самого хорошего. 

Глава 9

На следующий день, когда я уходила с работы, я чувствовала беспокойство и тошноту. Через три часа я должна буду присутствовать на первом в своём жизни бою ММА, и я не представляла, чего мне ожидать. Сделай это для отца. Сделай это для Сета. Твердила я себе целый день, но это не помогало, и я всё ещё нервничала.

Сет остался со мной до утра, и его выражение лица утром, когда он осознал, что мы всю ночь прижимались друг к другу, было бесценно. Он рано ушел, вернувшись позже с моей машиной. К счастью, окно автомобиля не пострадало.

Затем он уехал на тренировку. Я узнала, что Сет тренировался дважды в день по три часа. Когда он станет профессионалом, он будет тренироваться трижды в день до предела своих возможностей, чтобы справиться с любым соперником. Ужасно. Я предложила ему батончик на завтрак, но он лишь рассмеялся, сказав, что ему нужно что-то более существенное, а потом вышел из квартиры.


***


Всю дорогу до дома я жевала ноготь. Когда я остановилась, то увидела Селену, сидящую на ступеньках перед дверью. Я умоляла Сета разрешить взять Селену с собой сегодня вечером. Сначала он был недоволен этим, так как винил её за то, что произошло прошлой ночью, но в итоге согласился. Я разволновалась, когда поняла, что не рассказала Селене о прошлой ночи. Я должна. Она должна предупредить свою подругу, что Брент – не тот парень, с которым ей следовало быть. Я вышла из машины и поправила юбку. Брови Селены были нахмурены, а губки надулись. Ох-ох. Мне знаком этот взгляд.

– Знаю, я опоздала, – сказала я, поднимаясь по ступенькам. – Так что сотри эту гримасу со своего лица.

Она не двигалась, пока я открывала дверь. Когда дверь поддалась, Селена зашла за мной внутрь.

– Какого чёрта произошло вчера вечером? – выкрикнула она, захлопывая за собой дверь.

Моя грудь напряглась, а в горле будто застрял ком.

– Нам нужно поговорить с тобой об этом, – выдавила я.

– Сет ударил Брента из-за того, что тот проводил тебя до машины? Что за чёрт, Оливия?

Я попыталась вернуть её к более интересной части, которая совершенно ускользнула от неё в этой истории.

– Ладно, во-первых …

– Во-первых, почему там был Сет? Подруга уверила меня, что Брент – не тот тип людей, которые провоцируют неприятности. Сет – чёртов псих!

Я треснула рукой по столу. Не знаю, что случилось, но во мне закипел гнев.

– Да как ты смеешь! Ты – моя лучшая подруга! Ты должна быть на моей стороне, а не швыряться обвинениями! – закричала я, пока с лица Селены не сошла вся краска. Она отошла от меня на шаг, и по её щеке скатилась слеза.

– Сет спас меня от этого развязного придурка, который чуть не овладел мной прямо на паркинге!

Её губы задрожали, а зелёные глаза расширились.

– Да, это так. – Мой голос всё ещё был громким и рассерженным. – Брент, который не-тот-тип-людей, испортил весь ужин и пошёл проводить меня до машины. Потом он вдруг решил, что может везде меня лапать и касаться своими губами.

– Оливия, мне так жаль...

Я досчитала про себя до десяти... восемь... девять... десять.

– Это не твоя вина. Ты предупредила меня... после того, как подкупила. Скажи своей подруге, что вины Сета здесь не было.

Селена бросилась ко мне и крепко обняла. И я рассказала ей всё. Я рассказала ей, что он начал вести себя неподобающе уже во время ужина, и что я по ошибке написала Сету, вместо неё.

– О... Мне так жаль, что это случилось с тобой. Я и представить не могла, что он будет таким агрессивным...

– Скажи своей подруге, что она не должна зависать с ним. – Я покачала головой. – Он всё время говорил, что не причинит мне вреда, но никогда не знаешь наверняка.

Селена достала сотню из заднего кармана и протянула мне, но я отказалась их брать. Что-то не складывалось. Брать деньги за то, что случилось... казалось неправильным.

– Я почувствую себя лучше, если ты возьмёшь их.

– Не нужно ... Я не могу их взять.

Мы спорили о деньгах, пока она не засунула их обратно в карман.

– Что мы будем делать? Скажем полиции?

Я покачала головой.

– Я не могу. Сет поранил его... это может навредить ему. – Я сглотнула с трудом. – С прошлой ночью покончено. Давай никогда больше не будем говорить об этом и приготовимся к бою.

Селена поспешила к своей машине через мою гостиную. Она притащила тот же самый чемоданчик, что и в прошлый раз, когда мы собирались в клуб.

– Я накрашу тебя.

– Я не хочу выглядеть слишком ярко сегодня, так что накрашусь сама.

Селена посмотрела на меня как на сумасшедшую.

– Ты понимаешь, что мы идём на бой?

– Да.

– И что запись разлетится по всему интернету.

– Да.

Она передёрнула плечами.

– Можешь одеваться сама, лично я собираюсь выглядеть шикарно.

Я надела чёрные узкие джинсы, белый топ и кремовый свитер сверху. Дополнив образ парой аккуратных, белых шпилек, я уже хотела расчесать волосы, как раздался стук в дверь. Селена высунула голову из ванной. На голове у неё волосы были беспорядочно стянуты наверх, а лицо накрашено только наполовину. Я пожала плечами, когда проходила мимо неё, чтобы открыть дверь. Я увидела знакомый секундомер. Это тренер Сета – Деррил. Он был одет в чёрную футболку со словом «тренер» на груди и штаны странного цвета хаки.

– Привет? – осторожно сказала я.

– Мисс Джеймс, вот ваши билеты на сегодня. Вход с задней стороны.

– Тренер выполняет личные поручения? – спросила я его, получая билеты.

Он усмехнулся, и его рука легла на бедро.

– Да. Ему бы лучше нанять личного ассистента, когда он станет профессионалом, потому что на это я не подписывался. – Он улыбнулся, когда сказал это.

– Увидимся на турнире.

Деррил развернулся и стал спускаться по лестнице. На спине футболки была напечатана фамилия Сета большими белыми буквами, и я улыбнулась. Как так получилось, что я оказалась так тесно связана с этим миром? Только на прошлой неделе мы были врагами.

– Кто это был? – выкрикнула Селена из комнаты. Я закрыла дверь и зашла к ней. Я показала ей два билета, и она громко завизжала от восторга. – Я знала, что дружба с тобой однажды принесёт свои плоды.

Она подмигнула мне, а я показала ей язык.

Аккуратно положив билеты на прикроватный столик, я пошла в ванную. Я внимательно посмотрела в зеркало на своё отражение. Мои волосы были прямыми и свободно лежали на груди. Это выглядело так... просто и скучно. Сегодня мне нужен объём. Я достала из ящичка плойку и завила свои волосы. Не слишком сильно. Лишь слегка завила, чтобы они приобрели пышность. Я заколола сзади верхние пряди, сделала лёгкий макияж. Отступила на шаг и окинула себя взглядом. Я выглядела просто. Я выглядела хорошо и именно так, как хотела.

Селена собиралась дольше, чем я рассчитывала. Мы планировали выехать за два часа до начала боя, чтобы избежать пробок и огромного потока людей. Вместо этого, мы выехали только за час. К счастью, соревнования непрофессионалов-любителей посещало меньше людей, чем я предполагала, иначе, мы бы точно опоздали. Я ехала на предельно допустимой скорости, чтобы прибыть в выставочный центр вовремя. Селена же осушила пару крошечных бутылочек вина по дороге. Должно быть, она очень нервничала, но в то же время на её лице играла широкая улыбка, и она едва могла спокойно усидеть на месте. Она была возбуждена и приняла адреналин, бегущий по ее венам, за нервозность. А вот я нервничала. Меня тошнило, и я так сильно сжимала руль, что он стал влажным от пота моих ладоней. На каждом перекрёстке, который мы проезжали, я хотела развернуться и вернуться домой. Я подъехала к выставочному центру и нашла место на парковке только благодаря тому, что кто-то только что выехал. Когда это произошло, я была счастлива!

Я припарковалась и выключила автомобиль. Немного поколебавшись, вынула ключи из зажигания.

– Оливия, бои – не такое уж и большое дело. Это как секс – взаимное согласие между двумя взрослыми людьми. Здесь есть что-то звериное, и в то же время веселое. Расслабься хоть немного!

Бои – не такое уж и большое дело? Неужели я единственная чудачка, которая считает это ужасным? Селена буквально выпрыгивала из себя, когда выскочила из машины, блеснув передо мной своим нижним бельём.

– Неужели ты уже опьянела? – рассмеялась я. – Ты же выпила всего две бутылочки.

– Я не ела сегодня. – Она поправила своё короткое белое платье и взбила светлые волосы. – Давай сделаем это.

Я сделала глубокий вдох и выдох.

– Давай сделаем это.


***


Я чувствовала себя хорошо, когда показывала наши билеты девушкам в коротких шортах и бикини, и я чувствовала себя хорошо, когда вошла в зал, где должен был драться Сет. Зал был огромным – почти как стадион. Когда я была здесь в последний раз, на книжной ярмарке, он казался плоским и пустым, заполненным только столами с книгами. Сейчас, по всему залу были выстроены временные трибуны, предлагая огромное количество сидячих мест. Оглушительный шум смеха и болтовни заполнил мои уши, едва позволяя слышать собственные мысли. Я почувствовала, как кровь отлила от моего лица, когда увидела в центре зала огромную клетку без крыши – круглую, обклеенную рекламой и логотипами спонсоров. Селена подхватила меня за локоть и повела вниз по рядам к передним трибунам.

– Оливия! – Голос отца был еле слышен.

Я повернула голову налево и увидела его счастливое лицо с широкой улыбкой. Он махал мне рукой, и мы с Селеной протиснулись сквозь компанию мужчин в костюмах. Это были люди из тренажёрного зала. Я сразу узнала их. Позади меня я услышала, как захихикала Селена, приветствуя их. Как только я приблизилась к отцу, он схватил меня за запястье и протащил остаток пути. Он едва мог сдерживать своё воодушевление. На нём была чёрная футболка с именем «СЕТ» на груди, тёмно-синие джинсы и коричневые рабочие ботинки.

– Я никогда не был ближе к рингу ММА, чем сегодня, – прокричал он в моё ухо.

Я взглянула на пугающую конструкцию.[9] Именно здесь Сет будет драться, и именно здесь сейчас я. Я достаточно близко, чтобы до меня долетали капли пота и крови, и мне это не нравилось. Нисколько.

Отец поднял большие пальцы вверх.

– Я так горжусь тобой!

– Мной? Что я сделала?

– Ты здесь, а я знаю, что значат для тебя бои. – Его тонкие губы изогнулись в тёплой улыбке. – Должно быть, он действительно много значит для тебя.

– Папа, мы с Сетом не…

Кто-то дотронулся до моего плеча и, развернувшись, я увидела Дэррила, тренера Сета. Складка прорезала его лоб, а губы были плотно сжаты.

– Сет хочет видеть тебя, – громко произнес он, перекрывая голоса зрителей.

Я открыла было рот, чтоб спросить зачем, но не стала напрягаться. Решения Сета не всегда были доступны пониманию.

– Я скоро вернусь, – прокричала я папе и Селене.

Она пересела на моё место, чтобы составить компанию папе, а Деррил взял меня за запястье и повёл в сторону от трибун, вверх по рядам, мимо четырёх охранников, которых я даже не заметила, когда мы вошли.

– Она с Сетом, – сказал Деррил, показывая свой пропуск «за кулисы». Охрана, разошлась перед нами, как Красное море перед Моисеем. Он провёл меня через двойные белые двери и отпустил руку.

– У Сета небольшая проблема... – голос Деррила громко раздался в широком коридоре. Здесь было намного тише. – Не уверен, знаешь ли ты, но он страдает умеренной тревожностью. Обычно я выдавал ему боксёрскую грушу, и он боксировал её, но в последнее время он предпочитает другие методы.

Сет страдает тревожностью? Никогда бы не подумала. Я имею в виду, иногда я замечаю, что он немного рассержен, но это обычно не длится долго. Не так, как у меня. Я была гораздо более рассерженной, когда Блейд обманул меня в первый раз. Это было ужасно. Я не могла дышать, мой желудок крутило. Я чувствовала, что меня вот-вот стошнит, и хуже всего было то, что это состояние не проходило, я хотела умереть.

Взгляд, которым Деррил смотрел на меня, сказал обо всём.

– Я? Я и есть другой метод?

– Думаю, да.

Мой пульс стучал в ушах, пока мы проходили мимо многочисленных маленьких закрытых дверей. В центре каждой двери были приклеены кусочки бумаги с именами, написанными несмываемым маркером. Зонне, Джейкобс, Рассел, Смит, Донсков, Пайн, Кеннеди, и потом Марк.

Ручка от двери комнаты Сета свободно легла в руку Деррила, когда он легко открыл её. Дверь отворилась, и я вошла внутрь. Мой взгляд скользнул по объявлениям о протеиновых коктейлях и других биодобавках на задней стене. У них были такие названия, которые мне трудно было произнести. Наконец, я перевела взгляд от стены к Сету, и что-то в моём животе затрепетало. Он напряжённо сидел на скамейке, без футболки. Мышцы его бёдер выделялись в разрезах чёрных шорт. Моё горло тут же пересохло, во рту не было ни капли влаги, чтобы сглотнуть. Однако, «там внизу» недостатка во влаге не было. Перед Сетом стояло двое мужчин – один из них, полненький, со светлыми волосами, завязанными в конский хвост у основания шеи, заматывал руки Сета. Бинт обхватывал его ладонь, поддерживая запястье, и проходил между пальцев. Другой мужчина, с колючими тёмными волосами и огромными голубыми глазами, наблюдал. Глаза Сета были скрыты под его длинными ресницами. Его грудь двигалась тяжело и глубоко, как будто он пытался успокоить себя. Его веки поднялись, и он взглянул на меня тёмно-шоколадными глазами. Я заставила свои напряжённые ноги придвинуться ближе. Двое мужчин оценили то, как были замотаны руки и тихими шёпотом решили, что всё в порядке. Светловолосый парень запаковал свой небольшой чемоданчик, пожелал Сету удачи и вышел из комнаты. Сет размял пальцы и сжал их в кулаки перед собой.

– Оставьте нас. – Голос Сета был мягким, хотя достаточно громким, чтобы все остальные в комнате услышали.

Когда мы остались одни, я продолжала смотреть на него. Сет встал со скамейки, потряс руками, размял свою широкоплечую фигуру и повертел головой в обе стороны. Я старалась не пялиться – и не пускать слюни – на то, как двигались его мускулы между плечами и шеей.

– Деррил сказал, что ты хотел меня видеть ... – Мой голос был тихим и нерешительным. Вся эта ситуация совершенно определённо выводила меня из зоны комфорта. Толпа и бои... это просто не то место, где мне хотелось бы находиться.

– Да. – То, как он произнёс это слово, заставило мои волоски на шее шевелиться. Так интимно ... так сокровенно, что мне захотелось закрыть глаза. Когда он стал приближаться ко мне, моё сердце поднялось к горлу, а лёгкие будто уменьшились в размерах, и мне стало трудно дышать. Его взгляд был напряжённым и пугающим. На лице не было очевидных признаков тревоги, но дышал он неровно.

– Я не был уверен, что ты придёшь.

Я сцепила свои липкие пальцы и нервно стала крутить ими.

– Я сказала, что приду, и вот я здесь.

– Деррил рассказал тебе обо мне?

Он имел в виду «умеренную» тревожность перед боем. Скованность охватила мою шею, когда я поняла, что возможно влезла не в своё дело. Я заставила себя кивнуть. Сет закрыл свои глаза и взял меня за руки. Мои ладони выглядели такими маленькими в его больших, мозолистых руках. Он обернул их вокруг своей шеи и поднял голову вверх к потолку. Его кожа была тёплой. Это заставило мою кровь закипеть. Его руки нашли мои бёдра и его дыхание замедлилось. Что мы делаем? Что всё это значит? Он опустил голову и открыл глаза. Сет посмотрел на меня, и я знаю, что в них был этот же вопрос. Я знаю, что должна была отойти от него, но я была совершенно бессильна перед ним. Было ощущение, что когда он смотрел на меня или прикасался ко мне, меня начинали окутывать неведомые чары... и как ни странно, мне хотелось этого. «Если я раню тебя, в этом будешь виновата только ты. Не я.» Его слова проплыли в моём подсознании, и я опустила свои руки. Его брови сошлись вместе, а я отступила назад, как раз в тот момент, когда открылась дверь. Неохотно Сет оторвал свой взгляд от меня.

– Время для разогрева, приятель, – сообщил Деррил. Он закрыл дверь, и мы снова остались вдвоём.

– Я должна идти... – Я отвернулась, чувствуя его взгляд на своём затылке.

– Ты готова? – спросил он меня уже своим обычным уверенным голосом.

Я повернулась к нему лицом.

– К чему?

Сначала появилась лёгкая ухмылка в уголках его губ, переросшая затем в умопомрачительную улыбку. Все следы нашей удивительно сокровенной встречи, которая состоялась только что, исчезли, уступив место дерзкому поведению.

– К поездке всей твоей жизни.

Я усмехнулась и открыла дверь.

– Удачи, – бросила я вполоборота.


***


Я села в кресло как можно глубже, одной рукой закрыв лицо, а другой – обхватив живот. Передо мной дрались двое мужчин. Я слышала звук кулаков, ударяющихся о плоть, и я слышала тяжелое дыхание бойцов. Солёный запах пота и медный привкус крови накрыли меня. Не знаю, как долго я смогу просидеть здесь. Это третий бой, который я высидела. Селены не было на месте, она пошла поискать, чем можно было бы подкрепиться, – одному Богу известно, как можно есть прямо сейчас. Мой желудок грозился избавиться от ветчины и сэндвича с сыром, которые я съела на ужин. Адреналин – так же как и страх – бежал по моим венам каждый раз, когда я слышала, как плоть встречается с плотью. Толпа же вокруг меня будто превратилась в берсеркеров,[10] жаждала ещё.

Трибуна под моими ногами тряслась, а толпа рычала. Из любопытства я посмотрела сквозь пальцы. Рефери, одетый во всё чёрное, поднял руку победителя в воздух.

– Дамы и господа, победитель этого поединка – Донннн Расееееелллллл!

Пока толпа кричала, я посмотрела на проигравшего, хотя слово жертва подходило ему больше. Кажется, жар борьбы уже спал с него. Левый глаз распух, полностью закрывшись, кровь сочилась из брови, раздражая подбитый глаз. Даже будучи нокаутированным, разочарование ясно читалось на его лице. Его глаз затрепетал, открывшись, и он неуверенно поднялся на колени. Подошёл врач, чтобы осмотреть его. Большой ватный шарик на палочке прижался к брови, чтобы остановить кровотечение, и я съёжилась от того, как рёбра сжали моё сердце. Сет будет драться следующим... Что, если он закончит так же, как и этот парень? Одной этой мысли было достаточно для того, чтобы мои и без того натянутые нервы, совсем расшатались. Это плохо. Рядом со мной, в радостном возбуждении, прыгал отец. Мой пластиковый стул вибрировал каждый раз, как его ноги касались пола.

– Сет выходит следующим, – улыбнулся он, поворачиваясь ко мне.

Улыбка, которой я одарила его, казалась ненастоящей. Хотела бы я быть так же воодушевлена, как и отец... но нет. Я напугана. Я посмотрела на победителя, Дона Рассела, дающего интервью. Его лысая голова прекрасно сочеталась с сильным, угловатым лицом и намёком на щетину на линии челюсти. Он вытер тыльной стороной ладони свой лоб, блестящий от пота. Толстые чёрные линии, изображающие дракона, обвивались вокруг его выпуклого бицепса и сжимались, когда он ударял кулаком в воздух в честь своей победы. Он раздражал меня, и я не понимала почему. Судя по его виду, и по тому, как он держал себя, я предположила, что он дерзкий и гордый, но это только маска, чтобы скрыть собственную боль – так же, как и у Сета. Должно быть, у всех бойцов есть грустная история, которая побудила их драться. Тёмная ткань закрыла мне обзор. Я отодвинула её и посмотрела на Селену, которая уже сидела рядом со мной.

– Я принесла тебе кое-что.

Она откусила большой кусок от хот-дога и капелька томатного соуса пролилась на её белоснежное платье. Селена уставилась на меня широко открытыми глазами, будто это была моя вина.

– Оно же белое! – рассерженно произнесла она. – Я никогда не смогу вывести это пятно.

Она вручила мне хот-дог и я старалась держать его подальше от себя. Последнее чего я хотела – это испачкать свой чистый свитер. Из своей сумочки она достала другой кусок чёрной материи – и надела его через голову. Оказалось это футболка и очень большого размера. Она полностью закрывала всё её платье и в центре, большими белыми буквами было напечатано 'СЕТ'. Она забрала свой хот-дог обратно.

– Я и для тебя взяла одну. У них был только большой размер.

Я растянула футболку перед собой и не стала притворяться, что мне не понравилось.

– Надевай. – Сказал отец, подбадривая меня.

Я накинула её на свой свитер и футболка буквально поглотила меня. Было достаточно комфортно, и я чувствовала себя в ней менее … странной. Голос зазвучал из громкоговорителя, и я чуть не подпрыгнула на месте.

– Дамы и господа, начинается финальный матч на сегодня.

Мурашки побежали по моей спине.

– В красном углу, участник турнира ММАС 2011, прибывший к нам из Сиэтла, штат Вашингтон – Сет Маааааааарк!

Как по команде, толпа вскочила на ноги и мои барабанные перепонки чуть не лопнули от криков, поглотивших арену. Я заставила себя оставаться на месте, но электрический разряд всё-таки прошёл сквозь моё тело. Моё сердце скакало, качая кровь слишком быстро. Голова закружилась, и я не уверена, от страха или от адреналина. Я не видела его. Но через динамики могла услышать его песню. Никогда не слышала её раньше... Я закрыла глаза и постаралась расслышать слова сквозь шум.


Я никогда не боялся смерти,

Я боялся лишь бездействия.

Я такой, какой я есть,

Лишь Бог может судить меня. Теперь у меня

Один шанс, все зависит от этой ночи.

Даже если будет трижды рискованно,

Я не упущу

Этот момент, он наш.

И я не блефую,

Ведь расклад может быть опасен.

Видишь, с кем я гоняю.

Этот момент, он наш.[11]


На моих губах появилась лёгкая улыбка, когда я услышала песню. Она так подходит Сету. Я открыла глаза и увидела, как Сет поворачивался в своем углу. Вся теплота моего тела, казалось, переместилась к югу, и я крепче сжала свои бёдра. Чёрный капюшон его толстовки закрывал почти всё лицо, я могла увидеть лишь его пухлые губы, которые чуть выступали из-за надетой капы. На груди толстовка оставалась расстёгнутой, выставляя напоказ восхитительный живот, чёрные перчатки, оставляющие открытыми кончики пальцев, украшали его руки. Он двигал пальцами, и каждый раз, когда он сжимал их, моё тело реагировало. Деррил и трое других людей из команды Сета, проводили его до самого входа в клетку, но внутрь вместе с Сетом вошёл только Деррил. Сет сдёрнул толстовку, разминая все свои мышцы, и я увидела татуировку, которая пересекала его бедро – «Если ты переживёшь ночь, наступит более счастливый день».

Интересно.

Он передал свою толстовку Деррилу. Деррил шлёпнул Сета по лицу, чтобы мотивировать его. Он похлопал Сета по плечам несколько раз, прежде чем покинуть клетку. Сет немного попрыгал, чтобы разогреться. Он не обращал внимания ни на крики, ни на подбадривания зрителей, он оглядывал зал, пока наши взгляды не встретились. Я почувствовала, как мои щёки запылали, и жар начал разгораться глубоко внутри. Он увидел мою футболку, и уголок его губ изогнулся в дерзкой улыбке. Он подмигнул мне, и всё, что я могла сделать, это улыбнуться в ответ. Мышцы играли на его руке, когда он разрезал ей воздух. Толпа обезумела. Высокий визг, мужское рычание и шаловливые комментарии понеслись к нему. Он снова посмотрел на меня и поиграл бровями, как будто только что доказал мне что-то. Я закатила глаза. Он хотел, чтобы я увидела, как много людей его хотят. Даже промо-девушки, которые ходили по рингу в своих бикини, не могли отвести от него взгляд. Не то, чтобы я этого не понимала. Я посмотрела на все футболки и плакаты, которые принесли люди, чтобы поддержать его. Они любят его. Он настоящий самец и господствует над рингом одним своим присутствием. Его музыка закончилась, и ведущий объявил следующего участника. Я не отрывала взгляд от Сета. Его сверхуверенный вид стал более серьёзным. Глаза потемнели, и он встал в полный рост. Он был как каменная стена, состоящая из секса и мускулов.

– Представляю вам финального участника сегодняшних боёв, в синем углу – участник, впервые выступающий из своего родного города Портленд, штат Мэн, – Фредрик Кеннннееддддддддииииии!

Толпа в очереди стала хлопать и приветствовать участника. Громко, но не настолько как приветствовали Сета. Я хотела зарыться в своём кресле, но Селена перехватила мою руку. Её колени дрожали, и она кусала нижнюю губу.

– Ты нервничаешь? – хихикнула я.

– Немного...

Заиграла музыка, и я сразу же узнала песню Raining Blood, американской металл-группы Slayer. Музыка нервировала меня, но не так, как сам Фредрик Кеннеди. Он промчался вниз по рядам по дальней стороне зала, приближаясь быстро, как товарный поезд. С голым торсом, одетый в шорты, похожие на шорты Сета. Его голова была гладко выбрита и блестела под лучами софитов. Я не знаю, как ещё возможно описать этого парня – он жёсткий, возможно, воспитанный не на той стороне, и у него очень решительный блеск в глазах.

– О, не сжимай так сильно. – Пожаловалась Селена, выдёргивая свою руку из моей.

Фредрик отошёл к своему углу, полностью игнорируя толпу. Он хотел выиграть. Сет лениво улыбался и двигал своими плечами вперёд и назад. Пока комментатор на одном дыхании сообщал о спонсорах и директорах, Сет сделал выпад ногой в сторону столба и сделал несколько шагов. Деррил и остальные члены команды Сета встали напротив ринга, глядя сквозь сетку на ринг. Команда Фредрика сделала то же самое.

– И рефери этого поединка, – объявил комментатор, – Харрисон Логан.

Рефери кивком головы подозвал обоих бойцов в центр клетки. Моё дыхание сразу же стало глубоким, я наклонилась вперёд. Сет и Фредрик стояли в нескольких дюймах друг от друга. Они неотрывно смотрели друг другу в глаза. Сверху спустился микрофон и рефери заговорил в него, чуть растягивая слова, демонстрируя южный акцент.

– Ладно, я жду чистой игры. Не приемлю ничего меньше этого. Коснитесь друг друга перчатками и давайте начнём.

Никто не пошевелился. Толпа затихла, наблюдая, как Сет и Фредрик уставились друг на друга. Над рингом нависло сильное напряжение, и я не могла понять, откуда оно шло.

– Я сказал, коснитесь перчатками, – повторил рефери.

Я услышала дружный выдох толпы, когда бойцы коснулись перчаток друг друга и вернулись к своим углам. Гонг прогремел на всю арену, проникая в мою грудь и заставив сердце остановиться. Я была в ужасе. Возбуждена. Мне было плохо... Я не знала что делать. Я не могла смотреть, и в то же время, не могла отвести взгляд от Сета и Фредрика, которые ходили сейчас вокруг ринга. Мои руки взметнулись к лицу и прижались ко рту, когда Фредрик сделал выпад, целясь Сету в ногу. Сет увернулся и дал парню время подняться. До того как Фредрик понял, что происходит, Сет обрушил два удара противнику в лицо. Фредрик выставил защиту, уклоняясь от кулаков. Сет присел ниже, сильно ударяя кулаками в рёбра. Толпа обезумела. Люди вскакивали со своих мест, вставали на стулья, делали всё, чтобы только стать хоть немного ближе к бою. Даже Селена вскочила на ноги, но я продолжала сидеть. Я была единственной, кто не поднялся, чтобы поддержать Сета.

Фредрик оправился и бросился на Сета снова, в этот раз он сбил его с ног. Я видела, как он старался обернуться вокруг Сета, но тот скинул его и жёстко ударил локтем в лицо. Кровь испачкала острый локоть Сета, и я закрыла глаза. Я не могу этого сделать. Я не могу смотреть. Стоя позади меня, отец выкрикивал всякие технические термины, которые Сет не мог услышать, а Селена... оставалась Селеной.

– Да! Надери ему задницу! Юухуууууууу! – кричала она.

Моё сердце билось так сильно, что я слышала каждый удар, отдававшийся в моей голове с оглушительным ритмом. Я не знаю, что происходило, я слишком боялась смотреть. Отец похлопал меня по плечу, и я посмотрела на него. Он указал вперёд и я медленно повернулась. Сет облокотился на сетку, смотря прямо на меня и дыша так, будто пробежал целую милю. Фредрика проверяли врачи. Его бровь сильно пострадала, кровь оттуда сочилась прямо в глаз.

– Они решают, сможет ли он продолжить бой, – сказал отец.

Я снова посмотрела на Сета. Он был покрыт кровью и потом. Он указал на меня, потом на свои глаза, потом на свою грудь. Он хотел, чтобы я смотрела... Я помотала головой. Я не могла. Это было слишком. Он повторил жест. А потом снова.

– Просто смотри, О. Никто не собирается умирать, – рассмеялась Селена в моё ухо.

Я огляделась вокруг, сотня глаз уставилась на меня. Некоторые из них смотрели на меня, как на чудачку, и Бог знает, я чувствовала себя именно так. Я могла только представлять, как глупо выгляжу. Кто приходит на бои, если не выносит этого? Я, вот кто. Я медленно выдохнула через нос и кивнула, проглотив желчь, которая растеклась по горлу. Я молилась, чтобы врачи не разрешили Фредрику продолжить бой. Но после того как они нанесли ещё один слой мази ему на бровь, он поднялся на ноги. Я знала, это было не случайно.

Бойцы вновь заняли свои позиции, каждый на своей стороне клетки. Прозвучал гонг. Я схватилась за ручки своего кресла и сжала их. Пожалуйста, позволь этому закончиться быстро. Сет, не теряя времени, атаковал Фредрика и одним жёстким ударом в челюсть отправил его в нокаут. Сет запрыгнул на Фредрика, но рефери остановил его.

Всё.

Бой закончился.

– Дамы и господа. – Объявил комментатор восторженно. – Победитель финального боя сегодня – Сет Маааааааарк!

Толпа людей начала визжать и обниматься. Я была окружена звуками пения, смеха и плача. Вместо того чтобы праздновать, я сидела с широко открытыми глазами. Это был первый нокаут, который я увидела и это... грустное, но в то же время опьяняющее чувство. Всё моё тело дрожало, я задыхалась, будто сама нокаутировала парня. Я так возбуждена – невероятно возбуждена. Я никогда не чувствовала ничего подобного и не понимала, что со мной происходит. Папа поднял меня на ноги и сгрёб в охапку. Моя спина заболела, когда он сжал меня в объятиях, покачав из стороны в сторону. Он дважды поцеловал меня в лоб и только после этого отпустил, снова повернувшись в сторону Сета. Команда журналистов уже была в клетке и брала интервью у победителя. Он подпрыгивал и разговаривал, его взгляд то и дело возвращался от репортёра ко мне. Он накинул свою толстовку и пошёл в направлении выхода с арены. Проходя мимо нас, он кивком головы указал в направлении своей комнаты , и отец, не теряя времени, схватив Селену и меня со своих мест, направился за Сетом. Когда мы вошли, все были вне себя от радости – хлопали в ладоши, поздравляли победителя и танцевали – все, кроме Сета. Он сидел на скамейке, выглядя спокойным, как всегда, и разматывал бинты на руках. Кто-то из команды Сета сразу заговорил с Селеной, а отец заговорил с Деррилом. Облокотившись о стену, я смотрела, как он бурно обсуждал с ним бой. Я не могла не улыбнуться, увидев, как он изображает движения бойца.

Сет соскочил со скамейки и направился ко мне. Моя кожа становилась горячее с каждым его шагом. Его глаза сияли, став больше карамельными, чем шоколадными. Уголки его губ изогнулись в дерзкой ухмылке, когда он посмотрел на меня.

– Мне нравится твоя футболка. – Он потянул за её край, и моё сердце пропустило удар, когда он притянул меня ближе к себе. – Я отлично смотрюсь на тебе.

Я чувствовала, как начала улыбаться.

– Мог бы, – напомнила ему о той ночи, когда он отказал мне.

Он рассмеялся, и в его глазах вспыхнуло удивление, когда я вытащила футболку из его рук и отошла на шаг, пока отец не увидел нас вместе или я не покраснела.

– Тебе понравился бой? – Он провёл языком по нижней губе, увлажняя её, и я не могла оторвать от этого глаз. Он заметил, поэтому старался не смеяться.

Я прочистила горло и заставила себя посмотреть в его глаза.

– Я не понимаю, как кто-то может наслаждаться боями.

– Ты говоришь неправду. Я видел, как ты была возбуждена, когда я отправил парня в нокаут.

Я коснулась щеки рукой, казалось, моё лицо горит. Неужели я наслаждалась тем, что увидела, как парня отправили в нокаут? Нет. Наслаждалась ли я тем, что Сет доминировал и выиграл? Да. Я радовалась, увидев Сета счастливым. Он наклонился ко мне, и я почувствовала жар его тела. Всё моё тело напряглось и превратилось во внимание.

– Это будет нашим маленьким секретом. – Он взял мою руку и поднёс её к своим губам. Сет целовал каждую костяшку моих пальцев так нежно, не отрывая при этом взгляд от моих глаз. Господи. Боже. Мой.

– Этот бой был для тебя, Оливия.

Для меня... Что это значит? Почему он такой загадочный? Такой горячий, а потом такой холодный? Я не знала, что мне ответить на это... поэтому я просто кивнула.

Деррил положил руку на плечо Сету, и я отняла свою руку. Мои руки пощипывало от холода там, где не касалась его рука.

– Что скажешь Сет? Отпразднуем?

– Абсо-нафиг-лютно! – ответил он. – Что думаешь?

Только несколько мгновений спустя я поняла, что вопрос был адресован мне.

– О, я? Точно. Нет, извините. Для одного дня достаточно острых ощущений.

Сет нахмурился. Даже хмурое выражение лица не портило его красоту.

– Как хочешь, – пожал плечами Деррил. – Твой отец идёт.

Конечно, идёт. Он никогда не упустит возможности посетить вечеринку с бойцом. Причём, я на сто процентов уверена, это есть в его списке жизненно важных дел. Деррил отошёл, оставив нас с Сетом вдвоём.

– Спасибо за бой... – сказала я ему. – Увидимся.

Я отошла от него по направлению к Селене.

– Ты готова ехать?

– Можно мне с ними? – надула она губки.

– Ты уже была пьяна, когда мы приехали сюда.

– Я знаю, но я уже протрезвела. Тот хот-дог помог.

Она улыбнулась в сторону парня, с которым разговаривала и я была уверена, что это один из друзей Сета из стейкхауса – тот самый, в красной кепке. Он высокий и красивый. У него пронзительные зелёные глаза и оливковая кожа. Татуировки покрывали его шею и спускались к предплечьям.

– Как хочешь. Но я не собираюсь забирать тебя в какой-нибудь безбожный час.

– Я прослежу, чтобы она попала домой целой и невредимой, – пообещал Сет за моей спиной.

Я повернулась к нему.

– Спасибо. – Я попыталась перекричать шум. – Увидимся на ужине, папа.

Он показал мне поднятый вверх большой палец, и я вышла из комнаты. В коридоре бойцы – победители и их команды смеялись и тусовались, проигравшие сидели в своих комнатах и зализывали раны. Там было так много развязных женщин, и я уверена, что промо-девушки в бикини с ринга направлялись сейчас в комнату Сета. У меня не было времени обернуться, так как дорогу мне загородил кто-то большой, возникнув передо мной.

– Извините. – Я окинула взглядом его плотное тело и посмотрела в лицо. Я узнала в нём Дона Рассела и не смогла не нахмуриться.

– Классная футболка, но я бы смотрелся на тебе куда лучше.

Больше никогда не буду надевать футболки с именами. Он протянул мне другую футболку.

– Вот.

Даже не посмотрев на неё, я знала, что на ней напечатано «Дон», и я ни за что не возьму её.

– Нет, спасибо. Одной достаточно.

Его губы изогнулись в странной ухмылке, я попыталась пройти мимо него, но он не пропустил.

– Ты не похожа на девушек, которые обычно приходят к Сету Марку.

– А ты не похож на человека, который имеет право лезть не в своё дело.

Он схватил меня за футболку, притянув к себе. Что не так с этими бойцами и почему они так и норовят притянуть тебя ближе? Они что, все посещали специальные уроки о том, как вторгнуться в чужое личное пространство, прежде чем начали заниматься одним из видов смешанных боёв? После событий с Брентом, мысль о незнакомцах, прикасающихся ко мне, вызывала во мне острую тревогу.

– Убери свои руки от меня, – прорычала я, хотя не собиралась говорить таким тоном.

– Смелая... я люблю смелых.

– Мне всё равно.

Он отпустил мою футболку, и я отступила.

– Ты его?

– Его?

Он кивнул в сторону, его глаза были похожи на два больших изумрудных блюдца, фыркнул он через нос. Нет я не... Или да?

– Нет. – Сет ответил за меня.

– Она здесь с подругой. Дай ей пройти, Дон.

– Ну, если она не твоя... – Дон подошёл ближе ко мне, но я ухитрилась проскочить мимо него.

Я взглянула на Сета через плечо, который, не моргая, смотрел на Дона. Я проталкивалась через скопище людей так быстро как могла. Как только я прошла через двойные двери и миновала охрану из четырёх человек, я смогла дышать чуть лучше, но не смогла отмахнуться от мысли, как на удивление легко меня ранили слова Сета. Я знаю, что я не принадлежу ему, но он сделал столько всего, заставив меня думать, что, возможно, он изменил своё мнение. Я вздохнула, может, он просто продолжает играть в свои странные маленькие игры со мной, а я просто брежу. Но всё было так правдоподобно.

Как можно быстрее я покинула выставочный центр и нашла свою машину. Выбраться отсюда – вот, что значит – миссия невыполнима. Слишком много машин, а дороги переполнены. Я просто хочу быстрее добраться до дома и лечь спать, прежде чем мысли начнут мучить меня, но во время поездки мои мысли всё время возвращались к нему... и это – полный отстой. 

Глава 10

Был уже час ночи, а я никак не могла уснуть – напряжение после боя не отпускало. По правде сказать, это было не единственной причиной моего бодрствования. Главной причиной был Сет Марк со своим кокетливым, самоуверенным и крышесносным поведением.

Я скинула одеяло и перегнулась через край кровати. В темноте я пошарила по ковру в поисках ноутбука. Я всегда печатала на кровати, поэтому мой ноутбук всегда находился под ней. Нащупав его, я села и открыла ноут. Увидев картинку на рабочем столе, я не смогла не улыбнуться. Это была фотография нас с Блейдом в зоопарке. Мы стояли рядом и были счастливы. На самом деле, на наших лицах не было улыбок, потому что мы держали огромную змею, которая пыталась обвиться вокруг наших шей, но мы были счастливы тогда. Моя грудь сжалась. Мы разошлись не так давно, но, казалось, что с тех пор прошла целая вечность. На глаза навернулись слёзы, когда я ясно осознала, что всё кончено. Не знаю, почему до меня раньше это не доходило. Просто всё казалось нереальным, к этому моменту мы могли бы снова сойтись …, но даже я не так глупа. Я открыла в Ворде документ под названием «Всё сложно». Это была короткая романтическая история, которую я начала писать в начале года. Я хотела закончить её, но не могла найти слов, чтобы описать хэппи-энд, который ожидал главных героев. Как можно писать о том, о чём не имеешь понятия? Я прочла миллион романтических книг и пересмотрела кучу романтических фильмов, но сама никогда не испытывала ничего подобного. Мне казалось, что бы я ни написала об этом, люди смогут увидеть между строк – если, конечно, я решусь показать кому-нибудь.

Внезапно моё сердце ушло в пятки из-за громкого стука в дверь. Я замерла, освещаемая лишь светом ноутбука. Послышался ещё один стук, заставивший меня вылезти из постели. На цыпочках я пересекла гостиную и сквозь прозрачную занавеску посмотрела, кто пришёл. Датчик света включился, и я увидела Селену, сгорбившуюся на нижней ступеньке. Её заплетающийся голос был еле слышен. Я подбежала к двери, открыла её, и тут же наткнулась на пару коричневых глаз, смотрящих на меня в упор. Моё сердце пропустило удар. Он так хорошо выглядел в белоснежной рубашке с закатанными до локтей рукавами и в широких тёмно-синих джинсах. Он не выглядел пьяным или под кайфом – лицо ясное и чистое, глаза внимательные.

– Я привёз Селену домой, – произнёс он. – Она перебрала.

Селена, шатаясь, поднималась по лестнице. В одной руке она держала свои туфли, с локтя другой свисала сумочка. Её кудри торчали в разные стороны, макияж размазан.

– Она всегда много пьёт, – ответила я, ожидая, пока она поднимется. Когда она дошла до меня, я взяла её под руку и повела в дом. Её голос был грубым и хриплым. Она что-то бормотала, но я не поняла ни слова.

Резкий запах алкоголя и табака ударил мне в нос, и я отвернулась в другую сторону. Забрав у неё туфли и сумочку, я помогла ей лечь на диван. Сет скинул свои кроссовки, пересёк гостиную, и прошёл к моей комнате.

– Эй! – позвала я его шёпотом. – Куда ты? Сет!

Я быстро стянула со спинки дивана голубое пушистое покрывало и накрыла им уже спящую Селену. Пройдя в свою комнату, я увидела, что Сет лежит на моей кровати и внимательно разглядывает картинку на ноутбуке.

– Чувствуй себя как дома, – сказала я, закрывая ноут, и убирала его под кровать. В темноте я нащупала настольную лампу, включила её и повернулась к нему.

Он перевернулся на спину и положил руки под голову, обнажая косточки на бёдрах. Я смотрела на него, уперев руки в бёдра. Его взгляд одновременно веселил и пугал меня.

– Симпатичный наряд.

Я мельком взглянула на свою светло-зелёную сорочку в стиле «бэбидолл». К счастью, она была непрозрачной и прикрывала бёдра.

– Спасибо. Как вы сюда добрались?

– Мы взяли такси.

– Ты пьян?

– Я не пил. Свою машину отдал твоему отцу. Он тоже не пил, просто мы уговорили его оставить свою машину возле выставочного центра.

Сет поднялся и, двигаясь ближе ко мне, к центру кровати, сел прямо рядом со мной, на расстоянии нескольких дюймов.

– Вы с Селеной...?

Он посмотрел на меня сквозь свои длинные, тёмные ресницы.

– Что? Занимались сексом?

Он знал, что я имела в виду, но хотел, чтобы я сказала это вслух. Даже если у них был секс, это не имеет значения, ведь так? Потому что между мной и Сетом ничего нет... Я даже не уверена что мы друзья.

– Нет, мы не занимались сексом.

Облегчение заполнило меня, и я не смогла удержать улыбку в уголках моих губ.

– Она твоя подруга, это слишком для меня. Кроме того, она всю ночь была с Джексоном.

Полагаю, Джексон был тем парнем, с которым Селена болтала, когда я уходила.

– Но я приглядывал за ней, как и обещал. – Кончиками пальцев он погладил моё колено, а потом поднялся выше к бедру. От его прикосновений мои мышцы заныли от желания. – Джексон хотел отвезти её домой, но я не позволил. Она была слишком пьяна, так что я привёз её сюда.

Он опустил свою голову на мой живот, я погладила его волосы.

– Все разошлись со своими шлюхами, а я не мог думать ни о ком, кроме тебя.

– Ха, спасибо.

– Я не это имел в виду, ты знаешь.

Грубые подушечки его пальцев гладили мои голые ноги, и я откинула голову назад, наслаждаясь этими прикосновениями. Было сложно поверить, что это те же руки, которые прошлым вечером отправили в нокаут соперника. Руки, которые быстро и жёстко били другого бойца, сейчас нежно ласкали мою кожу. Я ахнула, когда он посадил меня сверху так, что мои ноги оказались по обеим сторонам от его бёдер. Его большой пенис бугрился под джинсами и упирался прямо между моих ног. Моё дыхание участилось, но я изо всех сил старалась не показать это. Он посмотрел на меня полными страсти глазами, и я погибла. Если бы он коснулся меня там, он бы понял, что я абсолютно и полностью готова, но я не хотела, чтобы он трогал меня ... потому что он прав. Я не смогу отделить свои эмоции от желания, тем более что мои чувства к Сету с каждым днём только усиливались. Странные, сбивающие с толку чувства. В горле образовался комок, когда он коснулся своим лбом моего. Его губы чуть приоткрылись, тёплое дыхание ласкало моё лицо, руки блуждали по моим бёдрам. Дрожь прошла по моей спине, и Сет улыбнулся той самой уверенной улыбкой, которая мне так нравилась.

– Что мы делаем, Сет? – выдохнула я.

– Я могу придумать много ответов на этот вопрос.

Я соскользнула с него и села на кровать.

– Ты знаешь, о чём я.

Не знаю, что я хотела услышать. Я не ожидала какого-то огромного романтического жеста или признания его чувств ко мне. Мне просто нужна честность. Мне нужно уважение.

– Я не знаю, Оливия, – сказал он, откидываясь обратно на кровать. Я последовала за ним и легла рядом. Он потёр лицо своими большими руками и выдохнул. Возможно, было слишком поздно для такого разговора, и, возможно, слишком рано для наших «отношений». Завтра мне на работу, я должна выспаться. Я оперлась на его руку, и, приподнявшись, выключила лампу. Мы подползли к изголовью кровати, я залезла под одеяло. Сет расстегнул свою рубашку и снял её. Я пожалела, что в комнате темно, и я не могла насладиться видом его обнажённого торса. Я слышала, как его тёмно-синие джинсы упали на пол, и ликовала внутри как возбуждённый подросток. В голове я снова и снова напоминала себе, что сегодня не буду заниматься с ним сексом. Я и так уже позволила ему влезть в своё сердце... Я не могу отдать ему и остальное, потому что боюсь того, что он может со мной сделать, получив от меня всё. Он обнял меня своей большой тёплой рукой и притянул ближе к себе. Моя спина тесно прижалась к его груди, я не могла спокойно мыслить. Было так хорошо. Он дышал в моё ухо, а я представляла, как он ласкает меня, прижав меня спиной.

– Оливия? – Его голос вернул меня в реальность.

– Хм?

– Спасибо, что помогла мне вчера вечером со всем этим нервным напряжением... – Я слышала уязвимость в его голосе, и мне захотелось повернуться и обнять его... но я не сделала этого.

– Не за что. Раньше было хуже?

Подушка двинулась, когда он кивнул.

– Намного хуже. Бои – ничто по сравнению с тем, что мне приходилось переживать перед их началом. – Он гладил большим пальцем моё запястье, посылая дрожь по моей руке, будоража каждый нерв. – Иногда это действительно тяжело, и я даже не могу дышать, совсем.

– И ты не принимаешь никакие препараты, чтобы избавится от этого?

Он покачал головой.

– Ты пробовал что-то другое – не препараты, а например, поговорить с кем-то? С другом или со специалистом?

– Нет, спасибо.

– Сет …

– Ты должна быть счастлива, что я сейчас здесь и разговариваю с тобой об этом. Обычно я дерусь и занимаюсь сексом, чтобы справиться с тревогой. Ты единственная, кому я открылся, пусть даже совсем немного. Мы ничего друг другу не должны, почему бы нам не ценить эти моменты, вместо того, чтобы двигаться к большему. Чего ты ждёшь от меня?

Его слова обрушились на меня как стена с тонной кирпичей, я вдруг почувствовала, что сейчас расплачусь. Я поняла, что сама задаю себе тот же вопрос снова и снова. Почему он здесь? Почему не там, соблазняет девчонок и дерётся? Я выскользнула из его объятий и села на кровати.

– Я ничего не жду от тебя, Сет. Ты не принадлежишь мне и ясно дал понять, что я не принадлежу тебе, даже если учесть, что уже второй раз ты спишь в моей постели. Ты всё время заботишься обо мне – всегда делаешь приятные вещи, но потом разрушаешь всё грубыми словами. Мне это не нужно. Я не хочу ждать, пытаясь расшифровать, в какую игру ты играешь со мной.

Внезапно Сет схватил меня, я попыталась выскользнуть, но он навалился сверху, обхватив мои бёдра, и прижал меня к себе. Моя грудь вспыхнула от опьяняющего аромата, исходившего от него. Сет обернул своей ногой мои, и ещё сильнее прижал к себе. Его губы приоткрылись, моё дыхание замедлилось.

– Ты нужна мне, Оливия. – Он погладил меня по волосам, а затем по плечам. Мою кожу стало покалывать, я льнула к нему. – Я не могу находиться вдалеке от тебя. Я делаю хорошие вещи и говорю неприятные слова, потому что я боюсь. Я думал, что могу сделать тебе больно, но сегодня вечером, когда ты ушла, а промо-девушки как обычно составили мне компанию после боя, я понял, что никогда не смогу обидеть тебя, не таким образом. – Его губы мягко поцеловали мои. – Я хочу, чтобы ты стала моей, но я ещё не готов. Я только привыкаю к мысли проводить ночь с девушкой без секса.

Я рассмеялась, несмотря на внезапные слёзы, скатившиеся по щекам.

– Ты сбиваешь с толку.

– О, будет только хуже.

И тут я отчаянно поцеловала его. Шокированный, он сначала не ответил мне, но это длилось недолго, вскоре он сильно прижал меня к себе и провёл языком по моей нижней губе. Я приоткрыла рот, его полные губы впились в меня. Он навис надо мной. Его бедро прижалось к теплу между моими бёдрами, и я ахнула. Он был спокойным и собранным, я же, наоборот, тяжело дышала и извивалась. Я так завелась и так возбудилась, что просто нуждалась в разрядке.

– Я не могу заняться с тобой сексом, – прошептал он в мои губы.

Я провела руками по его груди и ниже и запустила их в его хлопковые трусы, пытаясь оставаться спокойной и не придавать большого значения его размерам. Не удивительно, что женщины умоляли его ещё об одной встрече. Я трогала пенис только раз в жизни, и это был пенис Блейда. И ему не сравниться с тем монстром, что я держала в руках. Я провела рукой вверх по стволу, к самой вершине его твёрдой эрекции. Он задрожал, это было сексуально. Иметь хоть какую-то власть над этим чудовищем в облике человека – всё, что мне было нужно для прелюдии.

– И всё же ты хочешь, – подразнила я его.

Он отодвинулся назад, моя рука выскользнула из его трусов.

– Ты даже не представляешь насколько, – прорычал он.

Прижав меня всем своим телом, Сет требовательно ворвался языком в мой рот. Когда он отстранился, я еле дышала и была готова на всё.

– Ты хорошая девочка, и я хочу, чтобы ты была уверена, что действительно хочешь этого, потому что я не могу ничего гарантировать. Не раньше, чем я буду готов. – Его голос был невероятно порочным, а дыхание пускало электрический ток по моей коже.

Я провела языком по его нежной, безукоризненной шее и прикусила мочку его уха.

– Вот чего я хочу ... хотя, возможно, не сейчас.

Что я вообще несу? Я хочу этого прямо сейчас! Я так сильно этого хочу, но боюсь потерять его дружбу. Что, если мы сделаем это, и он больше не захочет быть со мной? Я видела, как он обращается с девушками... Я не хочу быть одной из них. Он сказал, что хочет, чтобы я стала его, и я безумно хотела, но не могла до конца довериться ему. Пока нет.

Сет скатился с меня и притянул к себе. Мне нравилось так лежать. Мне нравилось, как он прижимал меня, ощущать его тепло, но так не будет всегда.

– Спокойной ночи, Оливия, – пробормотал он, сжимая мои плечи.

– Спокойной ночи.

Я ещё ближе придвинулась к нему. Надеюсь, в следующие несколько недель я смогу решить, что собираюсь делать со всем этим. Это просто развлечение. Но так ли это, спрашивала я себя. Я не могла не думать, что это больше, чем просто развлечение. Это можно было назвать развлечением, если бы мы занялись сексом в тот вечер, когда вернулись из клуба. Проводить вместе ночи без секса казалось чем-то более серьёзным, чем простое развлечение. Я медленно выдохнула через рот и задала себе вопрос, который всегда задавала, находясь радом с Сетом. Что я делаю?


***


Я чуть приоткрыла глаза и прищурилась, пока они привыкали к яркому свету, струящемуся через шторы. Снова закрыв их, я перевернулась, вытянула руку на другую сторону кровати, но обнаружила там только холодный матрас. Я села и потёрла глаза, чтобы быстрее проснуться. На подушке лежала записка с моим именем, подписанная розовым маркером. Почерк Сета был ужасен, сначала он написал моё имя неправильно, потом зачеркнул его. Правда, во второй раз написал правильно. На прикроватном столике лежал блокнот, из которого он вырвал листок.

Я раскрыла записку и глупо заулыбалась. Вся записка была написана розовым маркером. Бедняга, должно быть он не смог найти ручку.


О,

Ушёл на тренировку.

Напишу позже.

Сет :)


Моё сердце затрепетало от того, что он назвал меня «О». Я так рада, что он выбрал что-то, не похожее на «Олли». Выскользнув из кровати, я положила записку в ящик прикроватного столика. Я взглянула на часы. Только семь утра. До работы ещё полтора часа. Ненавижу работать по субботам. Слава Богу, потом до вторника выходные. Я сняла свой домашний халатик с крючка за дверью и надела его. Селена всё ещё спала на диване в гостиной. Я рассмеялась, увидев её хмурое перекошенное лицо, когда шла на кухню. Она открыла глаз, он был красным и опухшим.

– Где я? – простонала она, пытаясь сесть. Сдавшись, она откинулась обратно на спину.

– Ты у меня. Сет привёз тебя вчера вечером.

Селена прикрыла глаза рукой, закрываясь от солнца. Господи, я не завидовала ей в этот момент.

– Я ничего не помню , с тех пор как мы приехали в Хевенс, и Джексон заказал всем шоты.

– Ты хорошо повеселилась, – сказала я ей, ставя чайник на плиту. Я достала баночку быстрорастворимого кофе из буфета. Когда бы Селена не отправлялась серьёзно потусить, на следующее утро ей был нужен кофе. Если она не выпьет свою чашку, то не сможет прийти в себя, а если она не придёт в себя, будет просто конец света. Её всё будет раздражать.

– Кофе? – предложила я ей, когда вода закипела.

– О, Боже, да.

Она скатилась с дивана и притащилась на кухню. Достала молоко из холодильника и протянула его мне. Её руки тряслись, когда она подходила к чашке, стоящей на кухонном столе. Здесь же я хранила все медикаменты – пластыри, бетадин и адвил. Селена выдавила две таблетки из упаковки и положила их в рот. Потом подошла к раковине и сделала несколько больших глотков воды прямо из крана. Когда она выпрямилась и посмотрела на меня, я не смогла сдержать смешок, наливая молоко в её чашку. Она выглядела ужасно – макияж потёк и размазался, глаза опухли.

– Итак... Джексон, хм? – Подмигнула я, подавая ей кофе. Я отвернулась, достала батончик гранолы[12] из буфета и открыла его. Селена же жадно пила свой кофе.

– Не слишком горячий, – пожаловалась она.

– Да. – Я пожала плечами. Я не часто делаю кофе. – И не меняй тему.

– Джексон- душка, – заявила она, избегая смотреть в глаза.

Не пытаясь скрыть, я прищурилась, увидев пурпурный засос на шее Селены, и уставилась на неё, в ожидании комментариев.

– Я не сказала, что он святой, – хихикнула она. – Он не похож на тех парней, с которыми я тусовалась раньше. Мы собираемся поужинать как-нибудь, чтобы узнать друг друга получше, прежде чем ... ну ты знаешь.

Я чуть не подавилась своим батончиком.

– Господи, Селена собирается присмотреться к парню прежде, чем переспать с ним. Не думала, что доживу до этого дня.

– Заткнись. Не каждый следует по прямой дороге, знаешь ли. Некоторым из нас нравится исследовать окрестности.

Я улыбнулась ей. Играть на нервах Селены, когда у неё похмелье, было моим любимым делом.

– Мне скоро на работу, так что я в душ и одеваться. Тебя подвезти домой? – спросила я.

– Нет, думаю, останусь здесь до твоего возвращения.

– Хорошо, только не лезь снова в мой гардероб. Мне не нужна новая одежда. Мне нравится та, что у меня есть сейчас.

Я вышла из кухни и направилась в душ. Задержалась я там немного дольше, чем предполагала, думая... о Сете, в основном. Я хочу, чтобы ты была моей, и я планирую сделать тебя своей, но прямо сейчас я не готов. Итак, у него тоже есть чувства ко мне. Скорее всего. Головокружительные эмоции родились в моей груди, я не могла перестать улыбаться. Я увидела нечёткую фигуру Селены, когда она заглянула в ванную. Каким-то образом, холодный воздух ворвался в душевую и по моей спине пробежали мурашки.

– Оливия?

– Зайди и закрой дверь.

Она вошла в ванную, закрыла дверь и присела, облокотившись на стену спиной. Пальцы её ног упёрлись в стену душевой кабинки.

– Так вы с Сетом уже занимались сексом?

Я нахмурилась и навострила уши, чтобы услышать всё, что она скажет сквозь шум воды.

– Нет, – ответила я с любопытством. – Почему ты спрашиваешь?

– Слушай, я знаю, что ты не так давно рассталась с Блейдом, и ты развлекаешься и всё такое, но думаю, что Сет – последний человек, с которым ты должна встречаться.

Меня задели её слова.

– Почему ты так говоришь?

– Ну, я плохо помню прошлую ночь...

Я насторожилась, услышав её слова.

– Да?

– Там была одна девушка. Она сказала, что они спали вместе несколько недель назад, и он не отрицал, и она реально пыталась вернуть его, правда, он не поддался.

Я налила гель на розовую мочалку и начала намыливать грудь и подмышки, слушая каждое её слово.

– Это было грубо, О. Девушка ушла из клуба в слезах.

– Правда? – Она ещё не то видала. Я стала свидетельницей того, как Сет отшил двух девушек в тренажёрном зале. Я ушла до того, как узнала, что произошло с брюнеткой, но вот блондинка уходила заплаканная. Сет сказал, что не хочет ранить меня так же, как их, и я верю ему. Знаю, что не должна, но верю.

– Тебе не нужно беспокоиться, Сел. Я знаю, что за человек Сет, и у нас есть взаимопонимание.

– Я просто не хочу видеть, как он выкинет тебя как мусор, если ты решишь переспать с ним, вот и всё.

– Спасибо, Селена, думаю, я всё поняла.

Она лениво поднялась на ноги и вышла из ванной. Я закончила намыливать тело жёсткой мочалкой, не в силах не думать о словах Селены. Они не должны беспокоить меня, потому что я уже знаю какой Сет, но вдруг она всё-таки права? Что, если после того как мы переспим, он не захочет больше со мной общаться? Ничего, я смогу устоять. Я не соглашусь на секс до тех пор, пока не буду абсолютно уверена, чего хочу, точнее, что хочу именно его.


***


Моя машина издала странный клацающий звук, когда я попыталась завести её. Как будто двигатель хотел завестись, но не смог.

– Прекрасно! – воскликнула я, опустив голову на жёсткий руль. – И каким образом я теперь доберусь до работы, чёрт возьми?

Белый седан остановился перед моим домом и даже не знаю, было ли это подарком от Бога или самого Дьявола, но из машины вышел Блейд, поправляя воротник своей зелёной рубашки-поло. Он заметил меня, сидящую в машине, и улыбнулся, сверкая мальчишескими ямочками на щеках. Я ничего не смогла с собой поделать и тоже улыбнулась в ответ, выходя из автомобиля.

– Выглядишь отлично.

Я посмотрела на своё тёмно-фиолетовое платье. Одно из моих самых любимых.

– Ты на работу?

Я захлопнула дверь автомобиля и облокотилась на неё.

– Собиралась, но машина не заводится.

Его кроссовки шаркнули по асфальту, когда Блейд направился в мою сторону.

– Могу подбросить, если ты не возражаешь.

Я прикусила нижнюю губу. Не знаю, было ли хорошей ли идеей ехать с Блейдом. Я огляделась – не думаю, что у меня сейчас есть выбор. В последнее время я и так доставила Мейсону много неприятностей, поэтому не могу позволить себе опоздать.

– Хм... – Я взвесила все за и против. – Ты отвезёшь меня прямо на работу?

– Обещаю.

Я положила телефон в карман платья и шагнула в его сторону.

– Хорошо, но мы должны выехать прямо сейчас, чтобы я приехала вовремя.

Казалось, всё было как обычно. Мы с Блейдом сели в машину, и я чуть было не сняла автомобиль с ручника за него, как я обычно делала. Он тоже это заметил и улыбнулся мне. Улыбка была такой милой, что сердце сжалось в груди. Я даже не представляла, как скучала по Блейду. Его знакомый запах наполнил мои ноздри, и я выдохнула. Глупость какая. Он всё тот же Блейд. Сказала я себе. Он обидел тебя.

– Твоя мама сказала, что ты ходила на бой вчера, – сказал он, завязывая разговор. Мне не нравилось, что они с мамой продолжали общаться. – Это большое событие для тебя. Сет, должно быть, хороший парень.

– Да, так и есть, – ответила я автоматически.

Я смотрела на свои пальцы, нервно потирая их. А потом рука Блейда накрыла мою.

– Я скучаю по тебе, Олли.

– Блейд...

– Просто выслушай меня. Мы были вместе шесть лет, Олли, шесть лет. Это довольно долго.

Я выдернула свою руку из-под его.

– И ты наплевал на них из-за секса – огромного количества секса. То, что ты сделал, нельзя забыть или простить.

– Прости меня, я так облажался.

– Ты говорил это после первого раза... и после второго и…

– Ладно, я облажался много раз подряд, но поверь мне, когда я говорю, что я изменился – это значит, что я изменился и этого больше не повторится.

Как много раз я уже слышала это? Не сосчитать.

– Не могу, я не верю тебе.

Он поднял руку и провёл ею по своим светлым волосам.

– Как я могу доказать это тебе? Что мне сделать?

– Нечего возвращать, Блейд. Я отдала тебе всё, и чем ты отплатил мне?

– Значит, всё? Шесть лет прошли – и всё?

Моя грудь сжалась, а во рту образовался комок.

– Да. – Мой голос немного дрогнул.

– Я не остановлюсь, Олли. Ты нужна мне.

Я ненадолго закрыла глаза, пытаясь успокоить быстрый стук сердца.

– Когда я сказала, что не люблю тебя, я имела в виду именно это, – сказала я, открыв глаза.

– А я говорю, что это чепуха. Я знаю, ты просто пытаешься напугать меня, и это работает, но я люблю тебя... я никогда не переставал любить тебя.

– Это неважно. Я сейчас с Сетом, – ответила я, снова используя Сета. – Пока что, он не сделал ничего, что ранило бы меня.

– Оливия. – Я резко посмотрела на него. Его угрожающий голос был мне отвратителен. – Я столкнулся с ним и Селеной вчера вечером в Хевенс. Он так глубоко засунул свой язык в горло какой-то девчонки, что удивляюсь, как она не поперхнулась, и кроме того, ты знаешь, какой Селена становится разговорчивой, когда выпьет. Она сказала мне, как сильно меня ненавидит и что, на самом деле, ты не с Сетом.

Он рассказал обо всём, что узнал у Селены – и о том, как меня опоили наркотиками, и о том, что Брент приставал ко мне на парковке, и о Сете, и о том, что он нанял моего отца. Я смотрела на центральную консоль автомобиля, внимательно вслушиваясь в каждое слово. Я не была шокирована тем, что Селена ему всё рассказала, этого следовало ожидать. Она не умеет держать язык за зубами... совсем. Я немного в шоке от того, что Сет целовал брюнетку. Я нахмурилась – не уверена, нужно ли верить Блейду. Раньше он не славился честностью. Селена сказала мне, что там была брюнетка, но ничего не упоминала о поцелуе. Наверняка, она сказала бы мне, если бы увидела... Я уверена, что сказала бы. Единственное, что я могу сделать, это спросить Сета, но даже в этом случае, имею ли я право что-то требовать? Прошлой ночью он совершенно ясно дал понять, что ещё не готов к отношениям, и это хорошо, потому что я не уверена, что готова сама. Он сказал, что не обидит меня... и я верю ему. Я так думаю. Перед Блейдом я старалась выглядеть безразличной. Я не хочу, чтобы он видел, что расстроил меня.

– Поймал. Да, мы не встречаемся с Сетом. Я придумала это, чтобы ты отстал от меня, пока у меня в голове не прояснится, и раз уж мы с Сетом не вместе, он может засовывать свой язык в кого пожелает.

Впереди я увидела вывеску своего офиса и отстегнула ремень безопасности.

– Я не хотел расстроить тебя. Я только хотел, чтобы ты знала, что он такой же, как я... и ты заслуживаешь лучшего.

Моё раздражение достигло пика. Он пришёл утром просто, чтобы «разбить» моё сердце.

– Иди плести своё дерьмо в другое место, Блейд. Я не дура. Бьюсь об заклад, ты безумно спешил принести мне новость о том, что вчера видел Сета с другой девушкой. Ты даже проснулся рано, когда вообще ты вставал так рано? – За последние шесть лет Блейд не вылезал из кровати раньше девяти. Было больно понимать, что он встал так рано только для того, чтобы ранить мои чувства.

Я вылезла из автомобиля, когда он позвал меня по имени. Не ответив, я захлопнула дверь, и мои невысокие каблуки быстро застучали по асфальту. Когда я дотронулась до холодной металлической ручки двери, Блейд уехал. Внутри не было пациентов (что типично для субботы), и я увидела, как Мейсон прохаживается рядом с дверью своего кабинета. Его большая широкая улыбка погасла, когда он увидел выражение моего лица. Думаю, я не выглядела счастливой.

– Тяжёлое утро?

Я даже не посмотрела на него, включая свой компьютер.

– Типа того, – ответила я.

– Не хочешь поговорить об этом?

– Нет.

– Я здесь, если передумаешь.

Он ушёл к себе в кабинет, и я уронила голову на руки, взлохматив свои длинные, мягкие волосы. Что, чёрт возьми, мне делать? Я чувствовала себя некомфортно от того, что собиралась говорить с Сетом об этом. Я вытащила телефон из кармана и нашла его имя в списке контактов. Мой большой палец застыл над кнопкой вызова, но я не решалась нажать на неё. Всего этого можно было бы избежать, если бы мы с Сетом переспали тогда, и он забыл обо мне. Вместо этого, мы проникли под кожу друг другу... и наши чувства стали углубляться. Те же самые чувства уже ранены, потому что Сет целовал кого-то. Я встряхнула головой. Я не знала этого наверняка. Блейд ревнует и играет грязно. Если всё это лишь мои домыслы, и Блейд врёт, то я буду выглядеть идиоткой. Мой телефон завибрировал, и на экране высветилось имя Сета.


ОТ: СЕТА. ВРЕМЯ: 08:37.

Ланч?


КОМУ: СЕТУ. ВРЕМЯ: 08:38.

Не могу. Машина не завелась.

И я на работе.


ОТ: СЕТА. ВРЕМЯ: 08:38.

Когда у тебя перерыв?

Я заеду за тобой.

И мы поедем обедать.


Я почувствовала себя маленькой девочкой, когда улыбка озарила моё лицо.


КОМУ: СЕТУ. ВРЕМЯ: 08:39.

Перерыв в 11:00.

Увидимся.


Прежде чем, я успела убрать телефон, он завибрировал снова.

ОТ: СЕТА. ВРЕМЯ: 08:39.

Не могу дождаться :)


Не могу дождаться... Он не может дождаться встречи со мной. Воодушевление вскружило мне голову, и я почувствовала себя глупо. Сет влиял на меня. За секунду он мог меня разозлить, когда я была счастлива, или сделать меня счастливой, когда я злилась. Я положила телефон обратно в карман и сделала глубокий вдох через нос. Я прямо спрошу его о вчерашнем вечере и буду вести себя так, как будто мне всё равно.

Ждать, когда часы пробьют 11:00 было сущей пыткой, но когда время пришло, мне захотелось еще немного для подготовки к тому, что я хотела узнать.

– Я вернусь через час, Мейсон, – позвонила я со своего рабочего места.

Я поднялась со стула, когда Мейсон вышел из кабинета, одетый в аккуратный коричневый костюм, жёлтый галстук и белую рубашку. Костюм прекрасно сочетался с его золотистыми волосами и светлыми глазами. В руках он теребил ключи от офиса.

– Собираешься на обед? – спросил он, облокотившись на стойку. Он провёл своим длинным указательным пальцем по выбившемуся листу бумаги.

– Да.

– Отлично. Я пойду с тобой.

– Оу. На самом деле, я встречаюсь кое с кем. – Слова вышли какими-то неловкими.

– С Селеной? Уверен, она не будет против, если я составлю вам компанию.

– Нет, не с Селеной. – Я поправила своё платье. – Я обедаю с …

Я не успела договорить, так как в этот момент вошёл Сет. Как и всегда, он выглядел потрясающе – чёрная футболка обтягивала его грудь и руки как вторая кожа. Тёмные волосы были влажными и непослушными, как будто он только что взлохматил их руками.

– Сет. – Изрёк Мейсон, заканчивая предложение за меня.

Челюсти Сета напряглись.

– Мейсон.

Мой взгляд перебегал от Мейсона к Сету и обратно. Этого не может быть. Они не знают друг друга.

– Сколько лет, сколько зим. – Мейсон прочистил своё горло.

Воздух в комнате был настолько напряжённым, что его можно было резать ножом. Сет сдержанно кивнул и посмотрел на меня потемневшим взглядом.

– Ты готова?

Я шагнула к Сету, но голос Мейсона меня остановил.

– Сет Марк, – он выплюнул имя Сета так, будто это был яд, что очень озадачило меня. – Это тот парень, с которым ты встречаешься?

– Не твоё дело, – отрезал Сет за меня. Все его черты вытянулись в тонкие линии, и я увидела, как он сжал челюсть.

– Сет, не надо, – пробормотала я, подходя к нему ближе.

Я позволила своим пальцам нежно погладить его по запястью. Мейсон не обратил внимания на агрессивность Сета и его глаза сфокусировались на мне.

– Из-за Сета я переехал в Портленд, – объяснил он мне.

Я нахмурилась, вспомнив рассказ Мейсона о его переезде в Портленд после развода с женой, с которой он прожил в браке двенадцать лет.

– Пойдём, Оливия! – Требовательно сказал Сет, беря меня за запястье и поворачиваясь к двери.

– Оливия, – позвал меня Мейсон. Я никогда не слышала в его голосе таких опасных ноток. Это было так пугающе и глубоко, что я остановилась. Сет отпустил мою руку и развернулся к Мейсону.

– В чём твоя проблема, чёрт подери?

Мейсон был выше Сета буквально на пару дюймов, но я видела Сета в действии. У Мейсона не было ни единого шанса.

– Я присматриваю за ней.

– Почему?

Голубые глаза Мейсона скользнули по моему испуганному лицу, и Сет проследил за его взглядом. Он улыбнулся своей самоуверенной улыбкой и повернулся к Мейсону. Я с усилием сглотнула.

– Ты хочешь её? – предположил Сет. Взгляд Мейсона потерял уверенность от его слов, улыбка Сета превратилась в широкий волчий оскал, его крупная фигура остановилась за моей спиной.

Он прижался к моей спине своим твёрдым торсом. Его руки скользнули от моей талии к бёдрам, он крепко держал их, сильнее прижимая к себе. Я смотрела на администраторскую стойку, на простую белую стену, затем на маленькие серебряные часы над дверью офиса. Я смотрела куда угодно, только не в голубые глаза Мейсона.

– Я не виню тебя, – продолжил Сет, перемещая руки к моей талии.

Моё тело превратилась во внимание, в то время как между бёдрами разгорался жар. Я сжалась. Сейчас совсем не время возбуждаться от его прикосновений. Сет мрачно ухмыльнулся прямо в моё ухо, когда понял, что моё дыхание сбилось.

– Уверяю тебя, она – это что-то.

– Сет, – прошипела я, но он не обратил внимания и зарылся лицом в мои волосы, двигаясь руками вверх по моему телу, пока большие пальцы не коснулись основания грудей. Он вдохнул воздух и застонал, посылая горячую дрожь желания сквозь моё тело, одновременно добавляя последнюю каплю к моему раздражению.

– Верь мне, когда я говорю, что на вкус она так же хороша, как и пахнет.

Мейсон бросился вперёд, и Сет оттолкнул меня за свою спину, отодвигая на безопасное расстояние.

– Что ты собираешься делать, Мейс? Драться со мной? – услышала я язвительную усмешку в голосе Сета. – Давай же. Хотелось бы посмотреть.

Сет и Мейсон стояли лицом к лицу и выглядели так, будто собирались в любую секунду ринуться врукопашную. Моё сердце неприятно застучало в груди, когда в уголках рта Мейсона скользнула усмешка, и он сказал:

– Ты знаешь, одно из преимуществ работы психиатром в том, что мы учимся залезать людям под кожу и узнаём, что доставляет им самое большое беспокойство.

Я почувствовала, как Сет окаменел.

– Знаешь, что беспокоило твоего отца? Что было его самым большим разочарованием?

Моё сердце застыло. Мейсон был психиатром отца Сета в Сиэтле? Похоже, что так. Отец Сета – запрещённая тема. Он едва смог рассказать мне о нём, а мне он доверял. Я могла только предполагать, как отреагирует на это Сет.

– Сет, пойдём, – сказала я, потянув его за футболку. Он сделал шаг назад. Всё что мне нужно было сейчас, это ещё три или четыре шага, и мы окажемся снаружи. Я продолжала тянуть его, и когда мы уже подошли к двери, Мейсон сказал то, о чём я молилась, чтобы он оставил при себе.

– Ты. Его самым большим разочарованием был ты. 

Глава 11

Удивительно, но Сет не накинулся на Мейсона, и мне каким-то образом удалось встать между двумя мужчинами, с силой упираясь в грудь Сета. Под своими ладонями я чувствовала, что его мускулы напряжены как натянутая струна, он был готов накинуться на Мейсона... но, к счастью, не сделал этого.

– Ты не стоишь того, чтобы отказываться от чемпионата, – прорычал Сет. – Но если будешь говорить со своей бывшей женой, передавай ей от меня привет.

Он развернулся и вылетел из офиса. Я посмотрела на Мейсона.

– Его отец? Серьёзно? Это низко, Мейсон.

– Нет, встречаться с таким, как Сет – вот что низко.

Мейсон зашёл в свой кабинет и хлопнул дверью. Не теряя времени, я пошла за Сетом. Он вышагивал по тротуару, запустив руки в волосы. Его лицо пылало, оно выглядело таким разгоряченным, что страшно было прикоснуться. Несколько человек, которые шли по той же дорожке, обходили его с опаской, как будто он был готов взорваться в любой момент.

– Сет? – Мой голос был тише, чем я предполагала. – Мы можем пообедать у меня... подальше от людей.

Не говоря ни слова, он бросил мне ключи от машины, и я молча пошла за ним. Он сел в машину и уставился в окно.

– Сет, – позвала я, нарушая молчание.

Он как будто не слышал меня.

– Мне это не понравилось. Больше не используй меня против других людей.

Ответа вновь не последовало, и я не стала возражать, потому что он понимал, что мне не по себе от того, что произошло. Я искоса поглядывала на него. Его дыхание было частым, он всё ещё сжимал кулаки. Сказанное Мэйсоном очень сильно на него подействовало. Не знаю, смогу ли помочь на этот раз.

Когда мы приехали ко мне, в двери была записка от Селены, в которой говорилось, что отец вызвал её на работу, и она одолжила мою одежду. Я подняла большой цветочный горшок и достала запасной ключ. Он был испачкан, потому что я давно уже им не пользовалась. Открыв дверь, положила грязный ключ в карман. Я пошла на кухню, чтобы сделать сэндвичи, а Сет сел на диван и откинулся на спинку. Глаза его были закрыты, это придавало ему такую ранимость. Я скинула свои туфли посередине кухни и направилась к нему. Когда я села на него сверху, он прикусил нижнюю губу, обдумывая что-то. Он всё ещё был взбешён... я боялась, что он запрыгнет в машину и вернётся обратно.

– То, что сказал Мейсон... не обращай на это внимания, – проговорила я.

– Он прав, – не открывая глаз, ответил Сет. – Мой отец разочаровался во мне. – Он открыл глаза, его взгляд был таким грустным, что моё сердце сжалось. – Я не мог ничего сделать правильно... поэтому решил все делать наоборот. Я плохой человек, О.

Я обхватила его лицо своими ладонями, заставляя посмотреть на меня.

– Я думаю, что ты хороший человек.

– Из миллиона людей, которых я встречал в жизни, лишь одна девчонка считает меня хорошим. – Он потряс головой. – Это не утешает.

– По крайней мере, это уже что-то.

Он отстранился от моих ладоней.

– Не стоит обманываться на мой счёт. Не позволяй мне очаровать себя и заставить поверить, что я хороший, потому что я не такой.

– Ты хороший, – не отступала я.

Из глубины его груди вырвался раздосадованный возглас, он выпрямился на диване.

– Несколько лет назад, когда я жил в Сиэтле, я переспал с женой Мейсона. Из-за этого они развелись. Я сопровождал отца на одну из встреч с психологом и зашёл в офис Мейсона, узнать там ли отец, но обнаружил вместо него жену Мейсона. Она провоцировала меня, дразнила, пока я не сдался. Я занимался сексом с его женой на его столе, когда они с отцом вошли в кабинет. – Сет покачал головой, презирая самого себя. – Я нехороший человек, Оливия. Я разрушил брак, возможно, тысячи браков.

Его рассказ оставил привкус горечи во мне. Ясно представив эту картину, я завидовала тому, что даже у замужних женщин был секс с Сетом. Не глядя на меня, он снова откинулся на спинку дивана, затем взял мои руки, положил на свои щёки и закрыл глаза.

– Мне нужно, чтобы ты отвлекла меня. Расскажи мне что-нибудь – всё, что угодно, чтобы я расслабился.

Недолго думая, я скользнула по его ногам, чувствуя бёдрами каждую его мышцу. Он резко открыл глаза. Я погладила его лицо большими пальцами, пытаясь стереть беспокойство. Затем наклонилась и поцеловала его.

– Что ты делаешь? – Всё его тело напряглось, он отстранился.

– Отвлекаю тебя. – Мои руки скользнули по его щекам, вверх к волосам. Я потянула за них, притягивая его обратно для поцелуя. Я чувствовала, как он сопротивляется, пытаясь не раскрывать свои губы. Взяв нижнюю зубами, я нежно прикусила ее. Он резко вдохнул и приоткрыл рот. Я скользнула в него языком и глубже зарылась руками в его волосы, чуть покачивая бёдрами. Почти сразу же я почувствовала под собой напряжение в его джинсах.

– Оливия, – прорычал он низко, пытаясь отстраниться, но я не отпустила.

– Пожалуйста, – прошептала я в его ухо.

Он немного передвинул меня так, чтобы я смотрела прямо ему в глаза. В них было так много эмоций. Вожделение. Страсть. Ненависть. Страх.

– Пожалуйста, – попросила я снова, направляя руки к его груди под рубашкой. Его мышцы дрогнули, я чувствовала, как ещё больше увлажнилась, желая дать ему то, в чём он нуждается сейчас больше всего. Я не знала, что на меня нашло. Я не могла остановиться, словно сквозь меня прошёл электрический разряд. Я нуждалась в этом как в воздухе.

– Это то, чего ты хочешь?

Я взяла его руку и приложила её к своим трусикам, отвечая на вопрос. Застонав, он откинул голову назад. Трепет охватил меня, когда он проник пальцами внутрь и грубые подушечки коснулись моей чувствительной плоти. Потемневшим взглядом он изучал моё лицо, пытаясь прочесть мои мысли, я медленно заскользила по его руке. Губы Сета впились в меня, язык погрузился в мой рот. Я застонала и крепко обвила его своими ногами, когда он притянул меня к себе одной рукой, пока другая ласкала мою влажную киску. Мы переместились в мою комнату, он, не отрываясь от моих губ, скинул ботинки, и опустил меня на кровать. Он лежал между моих ног, беспощадно поглаживая, я задыхалась и стонала, инстинктивно двигаясь бёдрами навстречу к нему. Болезненно удивительное ощущение нарастало внизу живота, и, прежде чем оно высвободилось, он остановился.

– Сет, – простонала я, задыхаясь. – Пожалуйста.

Его лицо нависло над моим, он улыбнулся своей чертовской улыбкой. Снова погрузил в меня палец, я захныкала, а потом задрожала, когда он продолжил свои ласки. Я почувствовала, как низ живота начало скручивать, и когда уже ощущала приближение оргазма, он опять остановился. Я зарычала, а он усмехнулся таким низким тоном, что вызвал горячую вспышку, прошедшую вниз по моей спине. Он поцеловал меня, прикусив нижнюю губу. Я вздрогнула, когда его пальцы вновь погрузились в меня, заставляя мои бёдра двигаться вверх. Сет отпустил мои губы и, неосознанно, я начала умолять его продолжать, отчаянно глотая воздух. Он двигался во мне своими пальцами, терзая мягкую плоть. Вдруг, мне невероятно сильно захотелось писать, я попятилась, пытаясь избежать этого. Ухмыляясь, ох, как же сексуально! Сет практически всем весом навалился на меня, приковывая меня к постели пока кончики его пальцев неутомимо массировали чувствительную точку внутри меня. Сбившимся голосом, я умоляла его остановиться, но он прижимал меня всё сильнее.

– Ты борешься с этим, – прохрипел он. – Просто отпусти.

Я стиснула зубами его рубашку, когда невероятной силы оргазм накрыл меня. Жар наивысшего удовольствия окутал меня, покрывая каждый дюйм моего тела снаружи и внутри. Я кричала и стонала в его плечо, он не останавливал движения своих пальцев, пока я, задыхаясь, обессилено не расслабилась в его объятьях. Когда возбуждение спало, я посмотрела в его глаза и покраснела. Никто никогда не видел, как я получала удовольствие, раньше я делала это только наедине с собой. Он вытащил свои пальцы из меня, я наблюдала, как он провёл одним из них по нижней губе, а потом облизал подушечку указательного пальца. Я уставилась на него, не веря своим глазам.

– Итак, – сказал он, снимая свою рубашку через голову и бросая через всю комнату. – Я был прав.

– Насчёт чего?

– На вкус ты так же прекрасна, как и пахнешь.

Встав с кровати, он расстегнул джинсы и избавился от трусов, упавших к его ногам. Желание разлилось между моих ног, когда я увидела его большой эрегированный пенис. Он заметил, как беззастенчиво я пялюсь на него и постоял передо мной чуть дольше, позволив мне насладиться своим невероятно красивым телом.

– Теперь твоя очередь. – Он жестом поманил меня к себе.

Словно кобра, гипнотизируемая дудочкой, я поползла к нему. Мои босые ступни коснулись ковра, Сет притянул меня к себе. Его пальцы обхватили мой затылок, он мягко поцеловал меня. Наслаждаясь жаром его кожи, я водила руками по его телу. Моё дыхание перехватило, когда он отстранился, развернул меня спиной и расстегнул платье. За секунду справился с застёжкой бюстгальтера и снова повернул к себе. Мы опять стояли лицом к лицу. Воздух окутал мои обнажённые груди, заставив поёжиться, соски затвердели, кожа покрылась мурашками. Взгляд Сета опустился на мою грудь и его губы дрогнули при виде возбудившихся сосков.

– У тебя есть защита? – спросил он, целуя мою шею. Я выскользнула из его объятий и схватила презерватив из верхней полочки прикроватной тумбочки. Он взял его, вновь опуская взгляд на мои груди, уложил меня на кровать, двумя руками снял с меня трусики. Моей первой реакцией было сжать ноги вместе, но он руками остановил меня.

– Открой.

Я раздвинула ноги не полностью, но достаточно для того, чтобы показать себя.

– Это, должно быть, самая красивая киска из всех, что я видел, – резко вдохнул Сет.

Я сомкнула ноги. Нервы натянулись как струна, а в животе появилось болезненное ощущение. Я услышала, как порвалась обёртка, и через несколько секунд он навис надо мной, раздвигая мои ноги коленом. Он прижался к моему центру, его руки ласкали меня, сжимая и пощипывая кожу. Несколько минут спустя я стонала и извивалась, двигаясь бедрами навстречу ему. Не отрывая глаз от моего лица, он потерся об меня, проверяя мою влажность. Горящее чувство расползалось по всему телу, когда он полностью вошел в меня. Моё дыхание замедлилось, его губы требовали поцелуев, жар удовольствия рос с каждой секундой. Я простонала в его рот, он прикусил мою нижнюю губу и переместился к груди, захватив мой сосок зубами.

– Чёрт... – прорычал он, покусывая сосок и заставляя меня ахнуть. – Ты такая...

Он зарычал, так и не закончив предложение. Слушать, как он разговаривает во время секса – самое возбуждающее, что я когда-либо испытывала. От его голоса поднимался каждый волосок на теле. Он стал двигаться жёстче и быстрее, я вскрикивала каждый раз, когда он входил в меня до самого основания.

– Ты ведь этого хотела, да?

Я простонала и кивнула головой, когда его член погрузился в меня ещё глубже, заставляя мои внутренности перевернуться. Он поднял нас в сидячую позицию, я сидела на нём, пока его язык прокладывал горячую дорожку по моим ключицам. Его бёдра двигались вверх-вниз, руки поддерживали мою попу, заставляя двигаться в одном темпе с ним. Я сжала его сильнее, когда он снова взял мой сосок в рот. Мне нужно было взять контроль над этим большим и сильным мужчиной, который буквально поглощал меня, и я толкнула его назад так, что он упёрся спиной в кровать. Увидев чистое вожделение и страсть в его глазах, вызванные мной, я практически испытала пик удовольствия, хотя не собиралась кончать, пока он не произнесёт моё имя. Я с силой упёрлась в его грудь, подняла свои бёдра и снова опустилась на его плоть с громким криком. Это было потрясающе хорошо.

Я могла видеть это в лице Сета. Он не смог бы продержаться дольше , и мои мышцы болели от того, что я совершала одно и то же движение снова и снова, но это только разогревало мое возбуждение, в ожидании того, как он взорвётся внутри меня, и оргазм накроет нас.

– Детка, я уже близко, – зарычал он, перевернув нас и быстро вдавив меня спиной в матрас. Его рука скользнула вниз к моему бедру, он поднял мою ногу на своё плечо. Его бицепсы сжимались, пока он держал меня, взгляд метался между моим лицом и подпрыгивающей грудью, моё тело содрогалось от сильных качающих толчков его бёдер. Оргазм, медленно нарастающий в моём центре, приближался к своему пику, и я больше не могла сдерживаться. С его приближением, моё тело напряглось, мускулы задрожали.

– Чёрт, Оливия, – прорычал Сет мне в ухо. Это было всё, что мне требовалось.

Мои пальцы впились в его плечи, я выгнула спину, прижимаясь к нему, упираясь в его грудь твердыми сосками, и в этот момент мощные волны удовольствия разлились во мне. Его оргазм последовал сразу за моим. Неравномерно толкаясь бедрами, он со стоном уронил свою голову на мою грудь. Когда дрожь спала, и я снова смогла нормально дышать, он обхватил меня за плечи и уложил сверху на себя. Мы просто лежали какое-то время, прислушиваясь к дыханию друг друга, которое становилось всё более ровным и спокойным.

Я улыбнулась в грудь Сета. У нас был секс , и это в миллион раз лучше, чем я могла себе представить. Теперь я понимаю, почему девушки отказывались уходить от него.

Когда мое дыхание восстановилось, я произнесла:

– Мне нужно вернуться на работу через пятнадцать минут, моя машина сломалась, так что ты тот счастливчик, который отвезёт меня обратно.

Сет усмехнулся и стал играть моим локоном.

– Если бы это зависело от меня, ты бы никогда туда не вернулась.

Я села так, чтобы можно было видеть его лицо. Он очень серьёзно смотрел на меня, подложив руки себе под голову. Мышцы на его руках бугрились, и мне захотелось облизать их. Я хотела запомнить каждую впадину и выпуклость на его теле.

– Он хороший босс, Сет.

– Только потому, что хочет залезть тебе в трусики, – Сет нахмурился.

– Так и есть, но даже если бы это было не так, он хороший человек.

Сет передёрнул плечами.

– Как ты добралась сегодня до работы? – Ловко сменил он тему.

– Ну, я собиралась ехать на такси, но появился Блейд и подвёз меня.

При упоминании имени Блейда Сет нахмурился сильнее.

– Ты позвонила ему?

– Нет, он просто неожиданно появился.

Я вспомнила, что сказал Блейд, и поняла, что самое время расспросить Сета об этом.

– Он видел вас всех в Хевенс вчера вечером... и ты зависал там с брюнеткой из тренажерного зала.

Мне понадобились все мои силы, чтобы сохранить лицо спокойным и непринужденным. Я ожидала увидеть шок на лице или, по крайней мере, широко распахнутые глаза, но всё что я получила – это смешок.

– Он сказал, что я зависал с ней? – Я кивнула.

– Нет. Она пыталась навязаться, но я сказал ей, куда она может пойти. Потом Селена наехала на меня за то, что я обращаюсь с Кэсси как с дерьмом, – он покачал головой. – У меня не было ни шанса.

Значит, брюнетку с большой накаченной грудью звали Кэсси... Я ненавидела это, но верила тому, что он не целовал её. Даже не знаю, как бы я отреагировала, если бы он сказал, что сначала поцеловал её.

– Селена действительно много болтает, когда выпьет, – добавил он.

– Да, она всё рассказала Блейду... он знает, что мы не вместе, и хочет вернуть меня.

Сет уставился на меня горящими глазами, он выглядел злым.

– И что ты ответила?

Я оглядела комнату, посмотрев на его обнаженное тело так, будто это было очевидно.

– Мы только что занимались сексом. Конечно, мой ответ был «нет».

Напряжение на лице Сета сменилось самоуверенной улыбкой, он притянул меня к себе.

– Отлично, потому что я думаю, что мне было мало.

Его язык проник в мой рот, я жадно отвечала ему, затем отстранилась.

– Я не могу. Мне нужно на работу.

Скользнув с кровати, я оделась и достала телефон из сумочки, чтобы проверить, не звонил ли кто. Был один пропущенный звонок из офиса. Я поднесла телефон к уху и прослушала голосовое сообщение.

– Привет, Оливия. – Голос Мейсона звучал расстроенно. – Я решил пораньше закрыть офис. Увидимся на следующей неделе... извини за сегодня. Я просто вышел из себя. Пока.

– Хм… – раздражённо выговорила я, убирая телефон от уха и шлёпнув его о ладонь. – Мейсон решил закончить сегодня пораньше.

Мне было плохо из-за всей этой истории. Это моя вина... Сет потянулся через кровать и схватился за подол моего платья, притягивая меня ближе. Его губы сложились в очаровательную улыбку, глаза заплясали от непристойного возбуждения.

– Какой же я счастливчик.


***


Весь остаток вчерашнего дня мы с Сетом провели в постели, но сегодня я его ещё не видела. Он несколько раз присылал мне сообщения с приглашением на его очередной бой в Конкорде, Нью-Гемпшир, но я отвечала отказом. Я всё ещё не отошла от предыдущего.

Сегодня я была занята тем, что убиралась в квартире и теперь была готова к ужину с родителями. Ради моей мамы я надела джинсы и зелёный свитер с высоким воротником, который она купила мне на прошлое Рождество. На самом деле, он мне не нравился. Зелёный явно не мой цвет, но я уже так много раз использовала оправдание, что «он в стирке».

Так как сегодня воскресенье, а моя машина будет в ремонте до завтра, я вызвала такси. Когда я завязала волосы в хвост и нанесла немного блеска на губы, такси припарковалось снаружи, сигналя о своём прибытии.

Дорога до дома родителей была мучительно долгой, лучше бы я села на заднее сиденье, а не впереди. Водитель был старым, слишком старым, чтобы водить автомобиль и пропускал повороты. Когда мы, наконец, приехали, он взял только половину стоимости за проезд, и я поблагодарила его, потому что в любом случае не заплатила бы больше.

Я повернулась к дому. Сияющий оранжево-красный закат придавал красивому одноэтажному строению ощущение теплоты. Справа стоял огромный дуб, бросая большую тень на качели из шин, которые мы с братом сделали в детстве. Газон был идеально подстрижен, и я задумалась, такая ли мягкая трава, какой была в детстве. Открыв маленькую белую калитку, ступила на покрытую гравием дорожку. Гравий хрустел под ногами, из дома до меня доносился запах Шефердского пирога и запечённых овощей. Я прошла по дорожке к деревянному крыльцу. Постучав в дверь, услышала, как мама бросила то, что делала на кухне и подбежала к двери. Открыв её, она приветливо улыбнулась мне.

– Дорогая! – воскликнула она, притягивая меня в объятия. Она пахла базиликом и солью. – Ты же знаешь, тебе не нужно стучаться. Входи же скорее.

Она втянула меня в дом и радостно заулыбалась, увидев мой свитер. Сначала я вошла в гостиную. Папа сидел в кресле и смотрел матч ММА – запись, скорее всего.

– Ричард! – воскликнула мама, поправляя свой симпатичный лиловый передник. – Оливия здесь. Выключай эту хрень.

Она прошла на кухню, а я присоединилась к отцу в гостиной. Он выключил телевизор и наклонился в своём кресле, когда я опустилась на диван.

– Как ты, малыш?

– Хорошо. Повеселился после матча в пятницу?

– Повеселился бы, если бы твоя мать не запретила мне пить. – Он закатил глаза, и я улыбнулась.

– Всегда есть ещё один шанс, – сказала я, откидываясь на спинку стула.

– Кстати об этом, ты собираешься завтра вечером в Конкорд с Сетом и командой?

– Нет, спасибо. – Я покачала головой.

– Но послушай …

– Рик, не заставляй бедную девочку идти, если она не хочет, – выкрикнула мама с кухни. Она всегда подслушивает. – Мне не нравится, что вокруг неё вьются все эти бойцы. Они агрессивные и опасные. Мы должны оберегать нашу девочку, а не выводить на скользкую дорожку.

Отец закатил глаза и понизил голос.

– Вчера она познакомилась с Сетом, когда он привёз мою машину.

– Он ей не понравился?

Папа передёрнул плечами.

– Ты ведь знаешь её. Она тяжело сходится с людьми, которых не может контролировать.

Он прав. Хоть я очень сильно люблю свою маму, она слишком сильно всё контролирует и всегда очень уверена в своей правоте.

– И она против боёв, как и ты, – добавил он, допив своё пиво.

– Я не против них, пап. Мне просто не нравится смотреть их... это грубо.

– Это жизнь. – Он раздавил баночку из-под пива и встал с кресла. – Люди дрались друг с другом испокон веков. – Он повернул за угол на кухню, а я посмотрела на большие настенные часы над телевизором. Я ненавидела, что все, кроме меня, спокойно относятся к боям. Даже мама могла просидеть за просмотром боёв, чтобы провести время с отцом. Я бы с удовольствием сопровождала Сета в Конкорд, просто не могу смириться с этими боями.

– Оливия, ужин! – Позвала мама, заставив меня подняться с дивана и направиться на кухню. Рядом с кухней находилась столовая, папа уже сидел во главе длинного деревянного стола. Сколько себя помню, он всегда сидел в этом кресле.

– А ты поедешь в Конкорд? – спросила я, опускаясь на стул рядом с ним.

– Конечно. Они планируют остаться в Нью-Гемпшире на две ночи.

Мама достала из печки огромный Шефердский пирог вместе с запечёнными овощами. Картошечка золотистого цвета, приправленная различными травами, края тыквы идеально поджарились. От аппетитного вида еды у меня потекли слюнки.

– Твоему отцу не стоит ехать. Во всяком случае, не с его высоким давлением.

Я посмотрела на отца, его челюсть сжалась.

– У тебя высокое давление? Ты в порядке? Почему ты мне не сказал?

Папа махнул рукой, как будто это не имело значения.

– Я чувствую себя отлично. Доктор просто перестраховывается.

Мама выложила еду на симпатичные, украшенные цветочным узором, тарелки и расставила их перед нами. Я хотела больше расспросить отца о его здоровье. Мне нужно было знать, как он себя чувствует, возможно, ему нужна моя помощь в тренажёрном зале несколько раз в неделю. Когда мама ушла на кухню, отец наклонился ко мне.

– Твоя мать не знает, что вы с Сетом встречаетесь, так что …

– Мы не встречаемся, пап. Мы просто друзья.

Друзья. Которые просто взорвали миры друг друга.

Он закатил глаза, который раз за вечер.

– Окей, ладно. Просто скажи ей об этом поделикатнее.

Мама сняла свой фартук, поправила красное платье, затем присоединилась к нам за столом. Раскладывая еду по тарелкам, она рассказывала, как провела день. Я была здесь уже двадцать минут, но никто еще не завел разговора о переезде к ним. Это своего рода рекорд.

– Итак, мам, – сказала я, поливая соусом запечённые овощи, – вчера ты познакомилась с моим другом Сетом...

– Да. – Её зелёные глаза избегали встречи со мной, я знала, что это плохой знак. – А вы с Блейдом больше не разговаривали после разрыва?

Даже отец зарычал от упоминания его имени, и мне не понравилось, что она уклоняется от темы о Сете, чтобы спросить о Блейде.

– Да, вообще-то, он подвёз меня вчера до работы. – Уголком глаз я увидела, как папа покачал головой. – Мы всё ещё не вместе, – заявила я, как ни в чём не бывало.

– Ты не хочешь вернуться к нему? – спросила мама.

– Нет.

– Оливия, вы с Блейдом так долго были вместе. Я уверена, вы справитесь со всем, что происходит между вами.

– На этот раз всё по-другому. – Я поёжилась, сунув в рот полную вилку картошки.

– Из-за Сета?

Я проглотила.

– Нет, это не имеет никакого отношения к Сету, Блейд …

– Неуважительный кусок дерьма, и я рад, что они с нашей дочерью расстались. А теперь оставим это. – Отец сжал мою руку и снова вернулся к еде, я благодарно кивнула ему.

Мама потёрла виски наманикюренными пальчиками.

– Может быть, если бы ты жила здесь …

– Мама, – проворчала я. Моя вилка зацепилась за тарелку, издав неприятный звук при соприкосновении с керамикой. – Я не живу здесь уже три года. И не планирую переезжать обратно. Никогда.

Она посмотрела на отца, ожидая, что тот поддержит. Обычно так и было, но на прошлой неделе он пообещал, что не будет упоминать о переезде, если я приду на ужин.

– Действительно, Рик? Ты не собираешься мне помочь? Выглядит так, как будто этот… этот… Сет вьёт из вас обоих верёвки.

– Он мой босс, – бесстрастно пробормотал папа.

– Мне всё равно. Он плохой.

– Он ничего не сделал, – протестовала я.

Она не обратила на мой комментарий никакого внимания.

– Гормоны застилают твои глаза.

– Сандра! – рявкнул отец. Когда мама упоминала мою сексуальную жизнь, он страшно волноваться. – Оливия может встречаться с кем пожелает. И если она хочет быть с Сетом …

– Вы с Сетом встречаетесь?

Прекрасно.

– Папа! – крикнула я, но он только пожал плечами, мол, не такое уж это большое дело. – Нет, мы с Сетом не встречаемся.

В кармане джинсов завибрировал мой мобильный, и, пока я отвлеклась, мама наклонилась ближе к папе и обвинила его в том, что он не желает ей помогать.

Я не обратила внимания на их тихий спор и открыла сообщение от Селены.


ОТ: СЕЛЕНЫ. ВРЕМЯ: 19:13

Мы едем! :)


Я немного задержалась взглядом на экране, сбитая с толку сообщением.


КОМУ: СЕЛЕНЕ. ВРЕМЯ: 19:14

Ты отправила своё сообщение не тому человеку, дурочка.

Я у родителей.

Ужинаю.


ОТ: СЕЛЕНЫ. ВРЕМЯ: 19:14

Нет. Мы едем забрать тебя.

Сет сказал, что ты готова потусить с нами!


КОМУ: СЕЛЕНЕ. ВРЕМЯ: 19:15

Что ж, Сет солгал. Я занята.


ОТ: СЕЛЕНЫ. ВРЕМЯ:19:15

Слишком поздно.

Целую. Обнимаю.


– Что случилось? – Спросила мама, заглядывая в мой телефон.

– Очевидно, я собираюсь сегодня вечером потусоваться с Селеной и друзьями. – Я положила в рот так много картошки и пирога как смогла. Единственный выход отсюда, не обидев маму – это съесть всё до последней крошки.

– Хорошо. Возможно, вечер с друзьями – именно то, что нужно, чтобы проветрить твою голову.

Я кивнула, специально не упоминая Сета, который, скорее всего, тоже там будет. Я искоса взглянула на отца, который улыбался мне. Он не дурак. Он знает, что Сет будет там, и ему нравилось, что я провожу с ним время... Если бы он только знал, что тот творил вчера с его маленькой девочкой. Не думаю, что он до сих пор оставался бы в «команде Сета».

Полчаса спустя послышался очень энергичный стук в дверь.

– Они уже здесь? – спросила мама, вскидывая брови.

Я пожала плечами, разыгрывая дурочку. Я знала, что они уже в пути, но не хотела, чтобы мама обвинила меня в том, что я собиралась так рано покинуть ужин. Поднявшись со стула, я открыла было рот, чтобы поблагодарить её за ужин, но она поднялась со стула вместе со мной и прошла к буфету, вынимая оттуда ещё тарелки.

– Мам, что ты делаешь? – спросила я с любопытством.

– У нас куча еды. Твои друзья могут набить животы едой, перед тем как накачаться алкоголем. Садись.

Кровь сошла с моего лица, когда я села обратно на стул, а мама поспешила открыть дверь. Громкие возгласы и смех разнеслись по всему дому, и вскоре мама вошла на кухню с кучей шумных, немного подвыпивших взрослых. Великолепное лицо Сета тоже было среди них и, увидев его снова после вчерашнего, я покраснела. Он выглядел так хорошо в тёмных джинсах и голубой футболке. Я подняла взгляд от его груди к тёмным глазам. Он смотрел прямо на меня, уголки его губ дрогнули в улыбке.

Мама с неодобрением посмотрела на платье Селены, но мне оно понравилось – жёлтый с белым отлично контрастировали с её загорелой кожей и мягкими светлыми локонами. Конечно, оно было немного вызывающим, но маме давно пора привыкнуть к её манере одеваться. Мама подошла к своему месту, Селена уселась рядом с ней. Все расселись вокруг нашего огромного обеденного стола, Сет сел рядом со мной. Его нога касалась меня, посылая электрический ток через всё тело. Я старалась не обращать внимания, сосредоточив его на чём-нибудь другом. Я знала Селену и Сета, ещё я узнала Джексона в широких джинсах и белой майке-боксёрке, но не имела ни малейшего понятия, кто были остальные четыре человека.

– Хм, О... интересный свитер, – сказала Селена, получив от мамы нахмуренный взгляд.

– Это очень хороший свитер. Я купила его ей на прошлое Рождество.

Селена побледнела. Даже она боялась моей мамы.

– Я имела в виду, интересно-потрясающий, – пробормотала она, накладывая овощи на свою тарелку , пока мама улыбалась и согласно кивала.

Все ели и разговаривали. Сет был полностью поглощён разговором с моим отцом, а я продолжала есть картошку, слушая как Селена рассказывала маме о своей работе. Тут я заметила, как мамины глаза сузились, увидев пустую и чистую тарелку Сета. Он даже не притронулся к приготовленным ею блюдам, и я знала, что она собирается …

– Не голоден, Сет?

Чёрт. Я увидела её осуждающий взгляд, она только и ждала, что он скажет или сделает что-то не так.

– Нет, мэм, – ответил он вежливо, широко улыбаясь. – Я на строгой диете.

Селена участливо посмотрела на меня. Она знала, как трепетно мама относилась к еде. Если ты у неё дома, тебе лучше съесть приготовленную ею еду, даже если ты уже объелся.

– Все в порядке, мама, – уверила я её. – Сету нужно делать определённые вещи и есть определённые продукты ради карьеры. Это никак не связано с твоими блюдами. Приготовленная тобой еда великолепна.

Все промычали своё согласие, а мамин осуждающий взгляд исчез, и она вернулась к разговору с Селеной.

– У тебя жёсткая мама, – прошептал мне Сет, и я кивнула.

Когда все было съедено, мы все вскочили и распрощались. Мама и папа проводили нас до дверей, пожимая руки и обмениваясь объятиями. От моего взгляда не ускользнуло, с каким обожанием и гордостью отец смотрел на Сета, и я улыбнулась.

– Пожалуйста, будь осторожна, – сказала мама, целуя меня в щёку.

– Всегда.

Когда мы вышли на крыльцо, она коротко кивнула Сету. Он переплёл свои пальцы с моими и повёл меня по галечной дорожке. Я смущённо посмотрела на наши руки.

– Что ты делаешь? – спросила я его.

Он улыбнулся мне, его глаза светились весельем.

– Полагаю, это называется – держаться за руки. Люди делают так, когда им нравится другой человек, или когда они хотят вывести из себя чью-то маму.

Я хохотнула.

– И к чему это относится?

– Возможно, и к тому, и к другому, – ответил он, продолжая вести меня к машине.

Сет остановился и оглянулся обратно на дом. Я проследила за его взглядом и увидела маму, словно ястреб следившую за нами через занавески. Я покачала головой, но она не ушла. Закатив глаза, я снова посмотрела на Сета. Он дьявольски улыбнулся мне, подошёл ближе на шаг и притянул меня к себе за талию.

– Сет, не …

Но было слишком поздно. Он уже прижался своими чувственными губами ко мне.

Его язык облизал мою губу, и я открыла рот, не думая ни секунды. Он целовал меня жёстко и страстно, потом чуть прикусил мою нижнюю губу, оставляя лёгкое покалывание на коже, когда отстранился. Наши глаза встретились, в его взгляде светилось удовлетворение.

– Зачем ты это сделал? – прохрипела я, восстанавливая дыхание, прекрасно осознавая, что мама использует это против него позже.

– Твоя мама уже уверена, что я слишком плох для тебя. Я должен был подтвердить это.

Я толкнула его.

– Ты грязно играешь.

Он прижал указательный палец к моему скрытому соску и стал медленно водить вокруг. Я смахнула его руку, и он ухмыльнулся, получив от меня улыбку.

– Скажи мне что-нибудь, чего я не знаю.

Прежде чем мы поехали тусоваться, Селена потребовала, чтобы я заехала домой и переоделась, чему я была рада. Я не хотела надевать этот свитер так же сильно, как она не хотела видеть его на мне. В рекордно короткие сроки я переоделась, сделала причёску и макияж – мне было не по себе, что в моей квартире крутились незнакомые люди.

Сегодня вечером я решила надеть белый топ с воротником-хомутиком с глубоким декольте и чёрную облегающую юбку с высокой талией. Я выглядела скорее официально, будто собиралась идти на работу, а не в клуб, но мне было удобно, я чувствовала себя сексуально и могла держать всё под контролем.

Хевенс довольно элегантный клуб. Конечно, там встречалась куча неприятных людей, но действовал дресс-код, а я выглядела супер. Когда я надевала чёрные шпильки, в мою дверь требовательно постучали.

– Входи, – отозвалась я, ожидая увидеть Селену, но вместо неё вошёл Сет.

Его глаза без тени стеснения скользили по моим открытым ногам, он прикусил нижнюю губу, прежде чем они расплылись в славной, сексуальной улыбке.

– Что? – быстро спросила я, надевая золотые серьги-кольца.

Он медленно подошёл ко мне, каждый шаг был выверенным и осознанным. Я задержала дыхание, когда он сократил расстояние между нами.

– Я вот думаю, ехать мне в клуб и позволить тебе дразнить меня или овладеть тобой прямо сейчас? – Он провёл пальцами по моей челюсти, потом вниз по шее, пока не коснулся ткани топа, дойдя до груди. Под его прикосновением моя кровь забурлила. В такой близости меня окружил его аромат, ноги стали ватными. Он заметил это и ухмыльнулся, блуждая сильными руками по моему телу. Положив ладони на мои ягодицы, крепко прижал к себе, чуть наклонил голову, наши губы были близко. Моё сердце защемило так, будто оно ударилось о рёбра, всё внутри меня сжалось и запульсировало. Я хотела почувствовать его губы на себе и хотела этого прямо сейчас.

– Мы можем остаться, – выдохнула я, когда наши губы чуть коснулись.

C язвительной улыбкой он отпустил меня и отошёл. Я растерянно моргнула.

– Что за чёрт?

– Сексуальное разочарование, которое ты испытываешь сейчас – то же самое, что ты заставишь чувствовать меня весь сегодняшний вечер, надев это чёртов наряд.

Он вышел из комнаты, а я с открытым ртом смотрела вслед его широкой спине. Я провела руками по лицу, пытаясь вернуть самообладание. Он прекрасно знал, на какие кнопки жать, чтобы завести меня, и я ненавидела это. Я распустила и расчесала волосы. Они рассыпались по плечам, обрамляя моё лицо, я немного взбила их, чтобы придать им объём. Покружившись перед зеркалом, вышла из комнаты. Свист и одобрительные возгласы, раздавшиеся при моем появлении, доказывали, что выгляжу я так же хорошо, как думала.

– Мы возьмём такси? – предложила Селена.

– Неа, Сет вызвался быть нашим личным водителем.

Один за другим все вышли из моей квартиры и направились к машине.

– Ты сегодня не в настроении веселиться? – спросила я, сбитая с толку, так как шла в клуб только из-за него.

– Я не могу, у меня скоро бой, и в любом случае я не большой охотник выпить.

– Действительно? Я была готова поспорить, что ты обожаешь вечеринки.

Сет пожал плечами и обнял меня за талию. Он притянул меня к себе, пока мы спускались по ступенькам. Двое из его друзей не спускали с нас глаз, как будто впервые видели Сета с девушкой, и я не могла не подумать, было ли в наших отношениях развитие, о чем я раньше не задумывалась. Друзья, включая Селену, сгрудились на заднем сиденье машины, оставив передние места для нас. Когда задняя дверь закрылась, я остановила Сета.

– Прежде чем мы поедем в клуб, я бы хотела прояснить несколько вещей между нами.

– Хорошо. – Он убрал руки с моей талии и облокотился на капот.

– Итак, мы занимались сексом, – начала я, почесав лоб и молясь не опозориться.

Он широко улыбнулся, показывая свои белоснежные зубы, и мои щёки запылали.

– Я прекрасно осведомлён об этом.

– Но, – продолжила я, не обращая внимания на ответ, – мы не вместе.

– Точно. – Его голос звучал не вполне уверенно, но я не придала этому значения.

– Извини, но все эти прикосновения и поддержки за талию... это сбивает меня с толку. Я просто хочу определить наши отношения, чтобы ничьи чувства сегодня не пострадали.

Он нахмурился, посмотрев на меня, и моё сердце практически разбилось вдребезги. Я сказала что-то не то.

– Ты собираешься ранить мои чувства? – Глаза Сета блеснули.

– Я переживаю не о твоих чувствах, – пробормотала я, чувствуя себя глупой из-за того, что сказала это. Сегодня вечером у Сета наверняка будут обожательницы, скорее всего именно девушки, готовые сказать и сделать всё что угодно, только чтобы быть ближе к нему.

Он склонил голову набок, изучая моё лицо.

– Ты ошибаешься насчёт моих намерений в наших несуществующих отношениях. – Он подошёл ближе. – Возможно, мы не приклеиваем ярлыки, но я всё ещё заявляю, что ты моя.

– Твоя?

Обычно я ненавижу проявления собственнических чувств, но из уст Сета это звучало невероятно сексуально и заманчиво.

– Чертовски точно. – Он схватил меня за бедра, и притянул к себе. – Ты моя, и я намерен уведомить об этом каждого в клубе.

– Но Дону ты дал совершенно чётко понять, что я не твоя...

– Это потому что у нас с Доном очень длинная история. Если я скажу ему, что ты моя, он не отпустит тебя.

Конечно, у них с Доном есть история. Такое ощущение, что у него есть история с каждым.

– Дай-ка угадаю, ты переспал с его девушкой?

Окно на заднем сиденье опустилось, и Джексон высунул свою голову.

– Эй, Птички-Неразлучники,[13] когда закончите, мы бы с удовольствием поехали в Хевенс.

Его просьбу встретили возгласы одобрения и аплодисменты, Сет открыл для меня пассажирскую дверь и сказал:

– Я никогда не говорил, что идеален.

Внутри машины было шумно, это раздражало. Я не слышала даже своих мыслей, в висках неприятно стучало. Откинув голову на подголовник, ненадолго прикрыла глаза. Сет положил свою тёплую большую ладонь на моё бедро и не убирал её всю дорогу до клуба.

Оставив машину на парковке Хэвенс, мы пошли к входу. Друзья Сета были полны энтузиазма. Они говорили о выпивке, танцах и девушках, я же мечтала вернуться в постель и зарыться в одеяло, предпочтительно с Сетом. Перед клубом была длинная очередь, полная пьяных, неприятных, даже рассерженных желающих выпить. Я встала за парочкой, которая уже практически занималась сексом, но Сет взял меня за запястье и потянул за собой. Мы прошли мимо очереди, все смотрели на нас с любопытством, когда мы встали перед входом.

Охранник, широко улыбаясь, провёл рукой по своей лысой голове.

– Сет, чувак, давно тебя не было видно. Как поживаешь, бро?

– Как обычно, – ответил Сет, обняв меня за талию.

– Вижу. – Охранник оглядел меня с ног до головы.

Я нахмурилась. Какого чёрта это значит? Охранник отошёл, пропуская нас в клуб, толпа за нами начала безумствовать.

Внутри клуб ломился от огромного количества народа. Невозможно было не заметить великолепного убранства. Вокруг все танцевали. Я приблизилась к Сету, но Селена схватила меня за локоть и потащила нас сквозь толпу к VIP зоне. Стоящие перед дверью два огромных охранника пропустили нас, едва взглянув на Сета. Они придержали большую синюю дверь, и мы поднялись по небольшой лестнице наверх, в другую часть клуба. VIP зона была искусно оформлена в восточном стиле, диванчики и низкие кофейные столики разделялись красными и коричневыми шторками. Наверху дышать было гораздо легче, чем в замкнутом пространстве внизу. Здесь было максимум человек двенадцать, не считая нашу компанию.

– Как тебе это удаётся? – спросила я его. – Ты же ещё только боец-любитель, но у тебя уже есть классная машина, и тебя обслуживают как короля.

Он откинулся на спинку дивана, играя моим локоном, наматывая его на палец.

– Я участвую в любительском турнире, но в этом бизнесе уже давно. Люди знают меня.

Наши друзья вернулись с огромным количеством стопок и расставили их на столе. По шесть стопок для каждого, все разного цвета – от бесцветного до смолянисто-чёрного.

– Ты уверен, что не будешь пить? – Я повернулась к Сету.

– Абсолютно. – Джексон уселся рядом, подавая Сету бутылку воды. – В этом году для нас главное – чемпионат. – Его взгляд метнулся между мной и Сетом. – Никаких рисков.

Следуя примеру остальных, я опрокинула одну стопку, жидкость мгновенно обожгла все внутренности. Я поставила стакан на стол, застыв на секунду, чтобы избавиться от жёсткого вкуса во рту. Посмотрела на стопки остальных, но они уже прикончили их. Все с удивлением уставились на меня, будто я некомпетентна и не заслуживаю пить с ними.

– Мне всё равно, как вы смотрите на меня, – рассмеялась я, вытерев губы тыльной стороной ладони, – я не собираюсь валяться пьяная под столом.

Селена подмигнула мне, когда я выпила вторую стопку. Она знала, как на меня влияет алкоголь. Я не пью, чтобы напиться, я пью, чтобы повеселиться, до появления лёгкого головокружения. А такое большое количество выпивки – не к добру. Джексон и Селена куда-то ушли, а остальные парни спустились вниз подцепить девчонок, оставив нас с Сетом одних. Несмотря на то, что я поужинала, алкоголь начал действовать.

Когда немного позднее я опрокинула четвёртую стопку, я решила на этом остановиться и облокотилась на Сета, держащего в руках бутылку воды. Я наблюдала, как он глотает воду, и отчаянно захотела сама прикоснуться к его губам.

– Итак, почему ты не большой охотник выпить? Тебе не нравится вкус или ощущения? – спросила я, переместив свой взгляд с его губ к глазам.

Он закрутил крышку на бутылке и поставил её на стол.

– Уже проснулось любопытство?

Я кивнула, он обнял меня за талию.

– Мне так много нужно узнать, чтобы понять тебя. Ты постоянно меня удивляешь.

Он снова и снова пальцем писал на моей пояснице букву «С», пока его большие карие глаза наблюдали за мной.

– С одной стороны, потому что я не люблю терять контроль, а с другой ... ну ... – Его брови сошлись на переносице. – Это длинная и запутанная история.

И так с ним всегда. Я уважала его решение не рассказывать мне этого, хотя каждая моя частичка кричала об обратном. Громкие весёлые крики, разнесшиеся по всей VIP зоне, отвлекли меня. Наши друзья привели с собой кучу случайных людей, и вскоре наверху стало так же многолюдно, как и внизу. Селена плюхнулась на диванчик рядом со мной, пока Джексон разговаривал с Сетом.

– У тебя осталось две стопки, – выкрикнула Селена мне в ухо, посмотрев на меня так, будто только что подарила мне шикарный подарок.

– Мне уже хорошо. Не хочу портить своё состояние.

Проигнорировав мои слова, она вручила мне одну из стопок.

– Тогда давай выпьем эти две вместе.

Чёрная жидкость обожгла мои ноздри, когда я поднесла стопку ко рту. Селена подмигнула мне, и, запрокинув голову, я залила жидкость в горло. Эта порция пошла на удивление легко. Едва я успела поставить пустую стопку на стол, как Селена резко потянула меня вверх.

– Пойдём танцевать.

Я застонала в знак протеста, но не смогла остановить её, пока она тащила меня на танцпол. Мне стало невероятно легко, я просто веселилась. Мы с Селеной танцевали, совершенно забыв, что вокруг нас полно людей.

Понятия не имею, как долго мы танцевали, я уже вспотела, а толпа начала редеть. Селена наклонилась к моему уху, её локон приклеился к моей влажной щеке.

– Ещё по стопке?

Я пожала плечами и кивнула. Ещё одна не навредит, подумала я. Селена подхватила меня под локоть и мы пошли к бару. Я облокотилась на отполированную поверхность для поддержки. Если бы здесь не было так громко, я бы услышала, как мои ноги вздохнули с облегчением. Я посмотрела на Сета и нахмурилась, увидев рядом с ним девушку, которая положила свою наманикюренную руку на его колено. Почти как у всех девушек в клубе, у неё была большая искусственная грудь и длинные платиновые волосы, локонами спадавшие на грудь. Его глаза переместились с неё на меня, а я изобразила мою самую лучшую «неревнивую» улыбку и отвернулась к бару. Селена наклонилась, чтобы сделать заказ, но какой-то пьяный грубиян встал между нами, толкнув Селену на сидящую рядом девушку. Девушка разозлилась, хотя я не понимала почему, на её небесно-голубом обтягивающем платье не было ни капли. Лицо девушки исказила стервозная гримаса.

– Какого чёрта? – зарычала она на Селену, показывая свои ужасающе белоснежные зубы и слегка покачиваясь.

Селена посмотрела на меня вполоборота, хихикая как идиотка, я улыбнулась ей в ответ.

– Извини. – Селена наполовину смеялась, наполовину извинялась. – Этот парень …

– К чёрту его. Ты должна мне выпивку.

Две её подруги, сидящие за спиной, бессвязно захрипели в знак согласия.

– Я ничего не должна тебе, – ответила Селена.

Селена никогда не избегала стычек в баре (или, по крайней мере, говорила так), поэтому я схватила её за руку. Ни за что я не буду втянута в потасовку на таких каблуках. Нет уж, я не собираюсь ввязываться в драку. За всю свою двадцатитрехлетнюю жизнь я не участвовала ни в одной, и не собиралась начинать сейчас.

– Да ладно, Сел, не такое уж и большое дело. Просто купи ей новый напиток.

– Нет.

Блондинка подошла на шаг ближе к нам, в попытке запугать Селену. Она не выглядела особо устрашающей... я имею в виду, она была не намного выше меня, но её макияж был довольно страшным, как у клоуна на карнавале.

– Замени. Мой. Чёртов. Напиток.

Селена подошла ближе к девушке и я, обойдя её, храбро встала между ними.

– Расслабься, – сказала я девушке. – Я заменю твой напиток. Что ты пила?

– Джин с тоником.

Я сделала заказ бармену. Когда он смешал и подал готовый напиток мне, я подвинула его по отполированной стойке к девушке. Она пристально посмотрела тёмными глазами сначала на меня, потом на напиток. Через несколько секунд улыбнулась мне и взяла его. Я выдохнула с облегчением. Слава Богу, всё закончилось. Но прежде чем я успела повернуться к Селене, блондинка столкнула бокал со стойки, и тот разбился вдребезги, окатив мои ноги брызгами. Сет сразу оказался рядом со мной, крепко обхватив за талию. Несколько человек смотрели на нас, внутри меня росла ярость. Я подняла взгляд со своих обрызганных ног к раздражающе-самодовольному лицу девушки. Селена обошла меня и грубо толкнула её.

– Что у тебя за проблема, чёрт возьми? – закричала она.

Блондинка отошла на шаг, а потом пошла в наступление на Селену. Не знаю, что произошло... следующее, что я помню, это как мой кулак нёсся в направлении блондинки, и ударил девушку в челюсть. Та упала на пол, сильно ударившись, а я стояла, возвышаясь над ней. Она смотрела на меня снизу, обхватив свою челюсть. Её глаза наполнились слезами, заставив меня почувствовать себя сволочью. О, чёрт! Что же я натворила? Я открыла было рот, чтобы извинится, но меня потянули сильные руки.

– Пора идти. – Посмеиваясь, Сет забросил меня на плечо.

Я вывернула шею, и увидела, что за нами шёл Джексон и нёс Селену, вопившую на девчонку, которую я ударила.

Я ударила девчонку.

Прямо в лицо.

Закрыв глаза, я надеялась, что приступ тошноты пройдет. Не знаю, что на меня нашло. Я просто отреагировала на девчонку, собиравшуюся ударить Селену. Чёрт. О чём я думала?

Я не открывала глаза, пока уличный воздух не охладил мои горящие щеки. Хоть мы и были снаружи, Сет не отпускал меня, я и не хотела. Внутри меня всё было натянуто, как струна и жужжало как муха, попавшая в мухоловку. Руки тряслись, я начала сжимать их, чтобы немного успокоить, но ничего не вышло. Мы зашли за угол, вышли на парковку. Здесь Сет поставил меня. Я чуть пошатнулась, когда мои ноги встали на твёрдую землю, алкоголь ударил мне в голову гораздо больше, чем я себе представляла. На губах у Сета играла дерзкая улыбка, я улыбнулась в ответ.

– Не улыбайся так. Я только что напала на девушку. – Я провела пальцами по волосам. – О Боже... я только что напала на девушку. Меня посадят в тюрьму.

Он громко рассмеялся и немного унял мою дрожь, положив свои руки на мои плечи.

– Тебя не посадят в тюрьму. Та девчонка была слишком пьяна, чтобы понять, что произошло. – Его тёплая рука прошла вниз по моей и остановилась на моих дрожащих ладонях, он поднёс их к своим губам и мягко поцеловал.

– Ты на меня плохо влияешь, Сет, – сказала я, приближаясь к нему.

В свете уличного фонаря я разглядела его глаза. Его взгляд был напряженным. Он до сих пор улыбался и выглядел невероятно возбуждающим.

– Я предупреждал тебя, – ответил он, целуя меня.

Он взял контроль в свои руки, против него я беззащитна. Его язык проник в мой рот, рука, лаская кожу, проникла в декольте и дальше к центру спины. Моя грудь обнажилась, из его глотки вырвалось рычание, посылая мурашки по моей коже. Всё моё тело уже жгло от возбуждения, я прижалась к нему сильнее.

– Это было супер! – завизжала Селена, поднимая руки.

Сет отпустил меня. Он подтянул ткань, чтобы прикрыть мою грудь и отошел, когда Джексон поставил Селену на асфальт. Длинные худые руки Селены обвились вокруг моей шеи, и она так сильно обняла меня, что чуть не придушила.

– Не могу поверить, что ты ударила девчонку из-за меня. – Она немного отклонилась и прижала свои губы (на которых каким-то образом ещё сохранился блеск) к моей шее.

– Я не хочу говорить об этом, – заныла я, – можем мы уехать отсюда?

– Как же остальные? – нахмурилась Селена.

Джексон пожал плечами.

– Они заняты. Они сами смогут о себе позаботиться.

Мы прошли парковку и сели в машину Сета. Селена и Джексон целовались и стонали всю дорогу до дома и как только мы подъехали, я сразу вышла из машины, побежала вверх по ступенькам и вошла в квартиру, только чтобы оказаться подальше от этого поцелуйного шума. Взяв из холодильника бутылку воды, направилась в свою комнату. Сет прошёл следом за мной, закрыв за собой дверь. Я поставила бутылку на туалетный столик и сняла туфли, одновременно вынимая серёжки. Я слышала, как Селена и Джексон болтали и смеялись в соседней комнате. Слава Богу, завтра мне не нужно на работу, потому что вряд ли я смогу сегодня уснуть. Сет подошёл ко мне сзади, я наклонила голову, чтобы он развязал узел, удерживающий мой топ. Он упал на пол, выставляя напоказ мою обнажённую грудь. Его пальцы зацепили верхний край моей узкой юбки, он расстегнул молнию, позволяя ткани сползти по моим ногам. Теперь я стояла перед ним в одних чёрных кружевных трусиках. Я забралась на кровать и залезла под одеяло. В темноте его тёплые руки погладили мой плоский живот, заставляя вздрогнуть.

– Я вспотела, – предупредила я его.

– Всё в порядке. Лучшие вещи в жизни случаются, когда потеешь, – усмехнулся он.

Я развернулась к нему, немного надавливая на его обнажённую грудь. Мои пальцы нежно ласкали его, следуя всем его мускулистым выпуклостям. Его рука оставалась на моём бедре, мне стало сильно не хватать его прикосновений. Я поцеловала его, сначала медленно, затем просунула свой язык в его рот. Я застонала, когда он отстранился от меня.

– Я хочу, чтобы ты поехала в Конкорд со мной.

Я откинулась на свои подушки.

– Сет, я уже сказала, нет.

– Это было до того, как ты почти вырубила девчонку в клубе.

Мой кулак заболел, как только он упомянул об этом. Я всё еще не могла поверить, что сделала это. Это совсем на меня не похоже.

– Только то, что я кого-то ударила, не значит, что я хочу красоваться на постере ММА боёв. Мне нужно было помочь ей подняться... или извиниться, или сделать ещё что- нибудь.

Он хохотнул и прижал меня к себе.

– Да, это бы точно исправило ситуацию.

– Я удивлена, что ты вообще заметил, что происходит вокруг меня. Блондинка, рядом с которой ты сидел, довольно сильно старалась привлечь твоё внимание.

Он передёрнул плечами.

– Блондинка была довольно заурядной. Моё внимание было приковано к тебе, всю ночь.

Я почувствовала, как краснею. Мысль, что меня хочет кто-то вроде Сета, волновала.

– Твой отец поедет, – сказал Сет, снова переводя разговор на бой в Конкорде.

– Я не пое… чёрт.

У отца давление. Я не могу отпустить его одного, что если что-то произойдёт?

– Ты можешь сказать отцу, что он не должен ехать с тобой?

Сет облокотился на локоть.

– Что? Нет, я не могу сказать ему такое. Бедный парень будет полностью опустошён.

Я вздохнула, толкая Сета на подушки.

– У него высокое давление, и я немного беспокоюсь.

– Ты можешь поехать и присмотреть за ним.

– Только посмотри на себя – ты отличный манипулятор, – вздохнула я. – Ладно. Я поеду.

Сет притянул меня к себе, прижимая так крепко, что мои рёбра заныли от боли.

– Спасибо.

Теперь, когда он уговорил меня, я не хотела больше разговаривать. Мне нужно было его тело. Я чувствовала, как внутри меня пульсировало, и просунула свои пальчики под резинку его шорт. Легонько потянула за них, давая ему понять, чего именно хочу. Вдруг я почувствовала, как он напрягся и уперся в меня. Во мне разгорелось горячее желание, но Сет казался сдержанным. Он со стоном убрал мою руку от своих шорт.

– Я не могу.

Я откинулась назад.

– Ты не можешь?

– У меня скоро бой, а перед боем я обычно не занимаюсь сексом. Это помогает мне оставаться на уровне.

– Мы занимались сексом вчера. Не думаю, что один день что-то решит.

– Я знаю, вчера я совсем забыл. Я был так заведён, а ты была такой уверенной... – Он выдохнул. – Деррил убьёт меня, если узнает.

– Ты должен уведомлять его о своих сексуальных приключениях?

– Ближе к бою, да. Я не согласен с тем, что секс меняет мою манеру боя, но пока я не стал профессионалом, Деррил хочет, чтобы я подчинялся его правилам. К сожалению, следовать им было во много раз легче до того, как я встретил тебя.

– Ну что ж, это отстой.

Его руки скользнули к моей груди, посылая дрожь по всему моему телу, прежде чем спрятались под подушку.

– Ты даже не представляешь, насколько.

Если уж в сегодняшнем меню секса нет, то я перевернулась, прижавшись спиной к груди Сета. Закрыла глаза и постаралась игнорировать пульсирующий жар между ног. Кажется, я должна подождать. Если он не собирается всю ночь дразнить меня своими прикосновениями и поцелуями, то я быстро приду в себя. Мои веки отяжелели, я уже почти заснула, когда услышала стон. Мы с Сетом одновременно приподнялись, прислушиваясь, откуда он идёт, из гостиной или из-за двери. Через тонкую перегородку я услышала, как Джексон стонал имя Селены, а она стонала в ответ. О, БОЖЕ МОЙ! Мой бедный диван! Не думаю, что они осознавали, насколько шумными были.

Тук.

Тук. Тук. Тук.

Тук.

Глухие стуки и стоны продолжались целую вечность, прогоняя мой сон. Минут через двадцать Сет всё-таки уснул. Наверное, он привык не обращать внимания на посторонний шум. Но не я. Я лежала без сна до тех пор, пока солнце не начало пробиваться через занавеску. Несколько часов. Я была уверена, что они занимались сексом несколько часов, а сейчас, удовлетворённые, отсыпаются. Тем временем, я всё ещё не спала, всё ещё сексуально разочарованная, и собираюсь ехать завтра в Конкорд.

Великолепно. 

Глава 12

Когда я проснулась на следующий день, был уже почти полдень. Шумно дыша, Сет спал рядом. Я не шевелилась, просто наблюдала за ним. Белые простыни обернулись вокруг его бёдер, обнажая все мускулы и татуировки. Я никогда не хотела сделать себе татуировку. Всегда считала их какими-то... грязными, но Сету они очень шли. Его лицо было спокойным и таким мирным, что мне захотелось дотронуться до него, но я не стала. Боялась разбудить.

Вдруг мой мочевой пузырь скрутило. Я очень сильно захотела писать, но ни за что ни вышла бы одна из этой комнаты. Не хотела видеть Джексона и Селену, спящих в объятиях друг друга после секса на моём диване. Скрутив ноги, достала из-под кровати ноутбук, включила его и уставилась на фотографию с Блейдом на рабочем столе. Мне правда нужно поменять её... и я поменяла. На картинку с котёнком, пытающимся съесть клубок шерсти. Прелесть.

Хотела продолжить писать начатый рассказ, но нужда сходить в туалет была такой сильной, что я не могла думать больше ни о чём. Закрыв крышку ноута, засунула его обратно под кровать. Нужно взять себя в руки и выйти из комнаты. Накинув рубашку Сета на голое тело, я скользнула на холодный пол босыми ногами. Медленно, на цыпочках, пошла к туалету. Я всё время смотрела только вперёд, не решаясь повернуть голову в сторону гостиной. Сходив в туалет, почувствовала себя в миллион раз лучше, и, когда вошла обратно, увидела симпатичное, заспанное лицо Сета, смотревшего на меня.

– Ты знаешь, который сейчас час? – спросил он, показывая на белый будильник.

– Да... мы проспали.

Он потёр лицо своими большими руками, потом взъерошил волосы.

– Деррил убьёт меня. Я пропустил тренировку.

Я услышала громкий стук из гостиной и тяжёлые шаги. Джексон вбежал в нашу комнату, застёгивая джинсы.

– Чёрт, Сет!

– Я знаю, – простонал Сет, спуская ноги с кровати и хватая свои джинсы. Он достал телефон из заднего кармана и тихо выругался. Сет поднёс телефон к уху.

– Да, Деррил, я знаю. Да. Хорошо. – Он уронил телефон на пол и откинулся на кровать.

– Что он сказал? – Спросил Джексон, проводя по своим волосам.

– Управление в бешенстве, я должен буду удвоить тренировку сегодня вечером перед отъездом в Конкорд.

– Легко отделались, – пожал плечами Джексон, а я нахмурилась.

Легко для кого? Сет – единственный, кому придётся отдуваться.

– Эй, я голоден. Организуем какой-нибудь завтрак?

– Да, дай пару минут. – Джексон вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

– Мне очень жаль, – сказала я, хоть вечеринка и не была моей идеей. Совсем.

– Это не твоя вина, – ответил он, садясь на кровати. Его взгляд скользнул по мне, одетой в его рубашку, он потянул за неё, заставив меня подойти ближе. – Тебе идёт моя рубашка.

Я улыбнулась, когда он развернул меня, укладывая на спину. Его руки ласкали мои бёдра, потом поднялись выше к груди, поднимая рубашку. Он требовательно приблизился, провёл языком по моим губам. Я открыла свой рот навстречу ему, он вторгся в меня своим языком. Затем опустился к моей груди, взял мой сосок в рот, я вздрогнула.

– Сет... – прошептала я.

– Мм?

– Я думала, тебе нельзя.

Он отпустил мой сосок и стал медленно целовать мою грудь, потом поцелуями проложил дорожку между моих грудей и остановился около пупка.

– Мне нельзя, зато тебе можно.

Я запустила руки в его волосы и пропустила мягкие пряди сквозь свои пальцы. Сет смотрел на меня, улыбаясь той самой улыбкой, заставив мой желудок сжаться. Не отрываясь от моих глаз, наклонился и провёл языком по линии моих трусиков, я задрожала. Он ухмыльнулся, лаская обеими руками внутреннюю сторону моих бёдер, потом зацепил трусики за край и снял их. Его рука проследовала вниз по ноге и остановилась под коленом. Я напряглась, дыхание перехватило, когда он поднял мою ногу и положил её на своё плечо. Его глаза шоколадного цвета потемнели, он посмотрел на меня.

– Расслабься, – прорычал он, сидя между моих ног.

Он скользнул рукой в моё влажное лоно, я застонала так тихо, как только могла. Его пальцы вращались и входили в меня, выталкивая воздух из моих лёгких. Он опустил своё лицо , и как только его язык коснулся моего клитора... я пропала.


***


Официант принёс завтрак и странно посмотрел на нас, потому что была уже половина первого. Селена и Джексон оба заказали яйца Бенедикт, я заказала мюсли, йогурт и ягодное ассорти. Завтрак всегда был для меня чем-то фруктово-молочным. Огромная тарелка Сета со стейком, салатом и сваренными вкрутую яйцами удивила меня. Как может кто-то есть мясо до обеда, было выше моего понимания.

– Оливия, твоя кожа выглядит потрясающе. Ты просто светишься. Ты использовала тот крем, который я подарила тебе?

Я быстренько заглотила ягоды и мюсли, чтобы выиграть немного времени для ответа. Я ещё не говорила Селене, что у нас с Сетом был секс. Капелька ягодного сока упала на мой кремовый свитер. Чёрт. Я взглянула на Сета, наблюдавшего за мной из-под бровей, улыбаясь своей чёртовой улыбкой. Конечно же, это он был причастен к тому, что я светилась. Я поборола ответную улыбку и проглотила пищу.

– Нет, я не пользуюсь тем кремом. Просто хорошо себя чувствую.

Её зелёные глаза метнулись между мной и Сетом и расширились. Чёрт. Она сложила два плюс два и собиралась очень серьёзно со мной поговорить. А Сет даже не собирался скрывать того, что произошло. Он сидел напротив меня в той же футболке, в которой ублажал меня с утра, она была помята, но ему было абсолютно всё равно. Я почувствовала, как мои щёки запылали, и вернулась к своей тарелке. Я действительно не собиралась говорить о своей сексуальной жизни во время завтрака – или обеда, собственно говоря.

– Привет, Оливия, – голос Блейда заставил меня обернуться.

О Боже.

– Блейд? – Я прикрыла глаза от солнца.

Я занервничала, когда посмотрела на его грудь и увидела, что мы были одеты в свитера одинакового цвета. Как странно...

– Можем мы поговорить минутку? – спросил он, с ухмылкой взглянув на мой свитер.

– Мы завтракаем, – сказала Селена, удерживая меня за запястье.

– Я вижу, – ответил он невозмутимо. – Всего на секунду, обещаю.

Я снова перевела взгляд на стол. Прищурившись, Сет смотрел на Блейда, Селена уставилась на меня, и только Джексон довольно поглощал свою еду, не обращая внимания на происходящее вокруг. Я отодвинула стул, Блейд подхватил меня под руку, уводя от столика. Убедившись, что мы достаточно далеко, чтобы не быть услышанными, он заговорил.

– Я разговаривал с твоим отцом. Ты действительно едешь в Конкорд?

– Да, мы уезжаем сегодня, – кивнула я.

– Олли, я не думаю, что …

– Пожалуйста, только не говори, что следишь за мной, чтобы убедить не ехать с Сетом. Это всего на две ночи.

Он поднял свои руки в знак примирения.

– Я не преследую тебя. Я случайно увидел вас, клянусь. В любом случае, я хотел поговорить с тобой не об этом.

– Тогда что тебе нужно? – Я скрестила руки на груди.

Он достал маленькую красную коробочку. Я уставилась на неё, но не прикоснулась.

– Какого чёрта происходит?

– Открой.

– Я не собираюсь открывать это.

Он вздохнул, схватил меня за руку, поставил коробочку прямо на ладонь и отступил.

– Тогда открой её, когда меня не будет поблизости. – Он обнял меня, и я сжалась от его прикосновения. Наверняка Сет уже бесился от того, что увидел.

Не говоря больше ни слова, Блейд перешел дорогу и сел в свой белый автомобиль. Я перевела взгляд с машины Блейда на наш столик. Все смотрели на меня и на коробочку в моих руках. Мои кроссовки шаркнули по асфальту, когда я медленно вернулась к столику.

– Что это, черт возьми? – не выбирая выражений, рявкнула Селена.

– Не знаю, не открывала. – Я опустилась на свой стул.

– Так открой, – потребовала она.

– По правде говоря, я не хочу открывать. Собираюсь опустить её в его почтовый ящик. Он не захотел забрать её сразу.

– Мне кажется, я догадываюсь, что это, – пробормотала она. – Манипулятор хренов.

Я кивнула. Я тоже... это должно было быть кольцо. Несколько месяцев назад, я сказала Блейду, что к этому моменту я должна была уже быть замужем или хотя бы помолвлена, может, даже беременна. Тогда он рассмеялся и сказал, что я слишком молода для всего этого. В тот же день я рассказала об этом Селене.

Я не знала, что думать об этом кольце. Он же не сделал предложение как таковое и вообще. Даже если бы и сделал, всё уже давно осталось позади и это совсем не смешно. Я не собираюсь снова начинать встречаться с ним, тем более выходить замуж. Наконец, я посмотрела на Сета. Он облокотился на спинку своего стула, почесывая нижнюю губу пальцем – очевидно, о чём-то размышляя.

– Неважно, что это, – ответила я Селене, – мне это не нужно.

Я положила коробочку в сумку и продолжила завтрак.

– Сожги этот свитер, когда придёшь домой, – рассмеялся Джексон, откусывая тост.

Ему всё показалось очень смешным. Но после такого представления, хорошее настроение испарилось. Мы ели в молчании, разговаривая по мере необходимости.

Когда завтрак закончился, Сет отвёз нас домой, как раз вовремя, так как приехал автомеханик, чтобы осмотреть мою машину. Селена осталась составить мне компанию, а Сет и Джексон отправились на тренировку для подготовки к бою в Конкорде. Сет предложил Селене присоединиться к нашей поездке, и она запрыгала от радости, выкрикивая «да» и целуя Джексона.

Пока автомеханик чинил мою машину, Селена вызвалась помочь мне выбрать подходящий наряд для вечера. Я положила классические брюки и белый шёлковый топ, но Селена выкинула их из чемодана.

– Ты больше не можешь изображать из себя недотрогу и девственницу. После того что у вас было, ты должна быть сексуальной и незабываемой, чтобы удержать его.

– Селена, ты …, – нахмурилась я.

– Тихо. Я точно знаю, что говорю. – Она подняла руку, подтолкнув меня к моему шкафу с одеждой. Через секунду она достала оттуда короткое чёрное платье. – Почему ты убрала его так далеко, оно должно висеть на видном месте.

Потому что это Блейд купил мне его.

– Не знаю, – солгала я, – но я не стану его надевать.

На самом деле, это было действительно классное платье. Кружево обнажало плечи, соединяясь с коротким рукавом, и оно отлично сидело на моей фигуре. У Блейда был пунктик насчет кружева, не знаю, почему.

– Оно сексуальное, – сказала Селена, выставив его перед собой на вытянутых руках.

Я потёрла своё лицо.

– Ладно. Кидай.

Она завизжала от восторга и сложила платье в мой дорожный чемодан. Мы едем в Конкорд ненадолго, пробудем там всего лишь два вечера, сегодня и завтра, так что не стоит брать с собой много вещей. Я хохотнула, подумав, что мне придётся объяснять это Селене.

В дверь постучали, я пошла открывать. Автомеханик вручил мне счёт и кивнул головой, прощаясь. Я пробежала глазами по жёлтой бумажке. Там говорилось, что проблема была в генераторе переменного тока, поэтому машина не заводилась. К счастью, он починил его, и моя машина была готова. Селена вышла из квартиры с моим дорожным чемоданом в руках.

– Давай, поехали. Мне нужно время чтобы собраться! Я жду тебя у машины.

Прежде чем закрыть за собой дверь, я вспомнила, что нужно позвонить Мейсону и предупредить его, что я не выйду на работу во вторник и среду. Я набрала его номер, он ответил сразу же.

– Да?

– Мейсон, привет. Это Оливия. Я звоню сказать, что не смогу выйти на работу во вторник и среду..., – он вздохнул.

– Хорошо. Я найду кого-нибудь на замену. Всё в порядке?

– Да, да. Просто меня не будет в городе до вечера среды.

– Дай-ка подумать, ты уезжаешь из города с Сетом?

Я захлопнула дверь и закрыла её на ключ.

– И с Селеной.

– Оливия, неужели ты ничего не поняла в субботу? Сет абсолютно не тот парень, который должен быть рядом с тобой. Что будет, когда он найдёт кого-то ещё? Я не хочу, чтобы ты проходила через всё это снова. Ты заслуживаешь лучшего.

– Я ценю твоё беспокойство, но могу справиться сама. Увидимся в четверг.

Я закончила разговор и села в автомобиль.

– Господи, – надула я щёки, – Меня уже тошнит от людей, сующих нос в мои дела.

Я поставила телефон на подставку рядом с собой и завела машину. От урчания мотора, широко заулыбалась.

– Ну, тогда тебе не понравиться то, что я хочу спросить у тебя.

Я выехала с парковки и повернула в сторону дома Селены.

– Когда вы с Сетом начали заниматься сексом?

– В субботу, – ответила я прямо, не обращая внимания на то, что она грызла ноготь.

– И когда ты собиралась мне рассказать?

– Когда-нибудь. Мы больше не занимались этим с тех пор, – я пожала плечами.

– Почему? – Она опустила руки на свои колени.

– Очевидно, потому что ему нельзя перед боем.

– Должно быть это отстой, – хмыкнула Селена.

Я не стала отвечать, потому что это действительно отстой. Полный отстой.

– А как же то, что вы собирались с Джексоном подождать? Вы разве не собирались сначала поужинать?

– Да, просто вчера подвернулась возможность, и я не стала упускать её.

– Точно, спасибо за это.

Она закрыла лицо ладонями. Ещё щеки пылали.

– Мне так жаль, О. Я не думала, что мы были такими шумными.

– Ещё какими. – Я улыбалась и почувствовала, что хочу злорадно расхохотаться.

Чем больше я старалась не смеяться, тем больше хотелось, и в итоге я громко смеялась почти всю дорогу до дома Селены.

– Неужели это так смешно? – поддразнила она меня.

– Извини, просто не могу поверить, что у тебя был секс на моём диване. – Слёзы прыснули из моих глаз от смеха. – Кто так поступает вообще?

Даже не знаю, что меня так рассмешило, но рассмешило. Возможно тот факт, что они были так беззастенчивы.

– Я, – сказала Селена, скрещивая руки на груди. – Я хожу по лезвию бритвы.


***


Я припарковалась перед большим домом Селены. Большим – это не то слово. Дом Селены был гигантским – слишком большим для двух человек. Когда мы были подростками, дом Селены казался мне раем. Мне не хотелось уходить отсюда – здесь я даже рассталась со своей девственностью с Блейдом. Это воспоминание я бы хотела забыть. Селена до сих пор жила под одной крышей со своим отцом и ей это нравилось. Он обеспечивал её деньгами, её холодильник всегда был полон еды, и не имело значения, чем она занималась, она могла оставаться безответственной. И ей это нравилось.

Выйдя из автомобиля, я скинула Сету адрес Селены. Я не знала точно, когда он приедет, но знала что уже скоро и надеялась, что Селена быстро соберётся. Я прошла за Селеной через большие двустворчатые деревянные двери в фойе. Мы быстро поднялись наверх по витой лестнице, третья дверь налево вела в комнату Селены. Она немного поменяла обстановку с тех пор как я была здесь последний раз. Слева на небольшом возвышении стояла королевских размеров кровать, прикрытая прозрачным разноцветным балдахином. В центре комнаты располагались два кресла на мохнатых ковриках, между ними стоял большой стеклянный кофейный столик. В комнате ничего не сочеталось по цвету и казалось, что всё не на своём месте, но в то же время... выглядело это бесподобно.

– Напомни мне, почему я не живу здесь? – вздохнула я, проходя за ней в комнату.

Она отлично спародировала мой голос.

– Потому что ты достаточно взрослая и тебе нравиться самой твёрдо стоять на ногах.

– Когда ты это так говоришь – звучит не так весело, – ответила я, усаживаясь в одно из кресел и проводя руками по его кожаной поверхности.

Селена направилась к гардеробу и вернулась с простыми узкими черными джинсами и серым свитером в руках.

– Что скажешь?

Я уставилась на неё широко открытыми глазами.

– Ты заставила меня выбрать шёлк, а сама собираешься облачиться в джинсу?

Её взгляд дрогнул, и она раздражённо плюхнулась на соседнее кресло.

– Что случилось? – спросила я, наклоняясь ближе. – Если ты собираешься надеть джинсу – одевай, кто я такая чтобы останавливать тебя?

– Да это не поэтому..., – она потянула за бирку на джинсах. – Прошлой ночью я подслушала, как Джексон говорил одному из своих друзей, что я иногда перебарщиваю.

– Ручаюсь, что так и есть, – хихикнула я, поигрывая бровями.

Селена бросила в меня свой свитер, мягкая ткань ударилась о моё лицо и упала на колени.

– Я не об этом! Я говорю о своей одежде, макияже и, возможно, о причёске тоже.

Я откинулась на белоснежную кожаную спинку кресла.

– Ты уверена? Возможно, ты не так поняла?

– Я всё правильно поняла. – Она наклонилась вперёд. – Сделай из меня такую, как ты, только на ближайшие два дня, и я покажу ему, что могу быть нормальной.

Вау. Селена Грехем хочет получить от меня модный совет? Неужели ад замёрз?

– Честно говоря, мне нечего особо сказать. Одевайся так, чтобы было удобно, а не для того чтобы произвести эффект. Надевай узкие джинсы, но не этот ужасный свитер. Всё дело в цвете.

Она состроила мне гримасу.

– Не могу поверить, что делаю это ради парня.

– Должно быть, он особенный.

Я увидела как её грудь и шея залились румянцем от смущения.

– Так и есть. – Она передёрнула плечами и встала.

Я понимающе улыбнулась ей. Селене всегда было наплевать на то, что парни думают о ней, до того, как она встретила Джексона. Уверена, она дорожит его мнением больше, чем старается показать.

Селена упаковала в небольшой чемодан джинсы, два белых топа с тонкими бретелями, бежевый кардиган и два свитера. Один был симпатичного светло-голубого цвета, а второй странного розового оттенка. Сверху она бросила утюжок для волос и косметичку, меньше чем у меня. Она действительно старалась измениться.

– Давай подождём внизу, – сказала она, переодевшись в чёрный дорожный костюм. – Если я останусь в этой комнате дольше, то передумаю.

Я схватила Селену за запястье и повела из комнаты. Как только мы ступили на мраморный пол фойе, по дому эхом раздался дверной звонок. Селена переместила свою сумочку на локоть и засунула руки в карманы брюк. Определённо могу сказать, что необходимость надеть дорожный костюм убивала её.

– Я выгляжу как идиотка, – проворчала она.

– Расслабься, ты выглядишь отлично.

Я открыла дверь Джексону и Сету. Они тоже переоделись. На Джексоне были свободные брюки на завязках и футболка. Он выглядел мило. Сет же выглядел потрясающе в свободных джинсах и чёрном жакете с капюшоном. Он не был открытым и не выставлял напоказ живот, как это было, когда мы столкнулись в Стейкхаузе, однако у меня потекли слюнки. Джексон с удивлением посмотрел на Селену.

– Ты хорошо себя чувствуешь?

Сет и я переглянулись, он натянуто улыбнулся. Он всё ещё был расстроен событиями этого утра. Я видела это в его взгляде.

– Я не больна, – отрезала Селена, – мне удобно.

Мы с Джексоном прикусили языки, чтобы не рассмеяться, только Сет усмехнулся. Он виделся с Селеной достаточно часто, чтобы понять, из какого она теста. Она одевалась, чтобы произвести эффект, всё остальное – не для неё.

Она поправила свои волосы на плечах.

– Я просто надела дорожный костюм, что такого. Вы все уставились на меня так, будто я какой-то уродец с двумя головами.

Она прошла мимо Сета и Джексона и направилась к автомобилю. Джексон шёл за ней по пятам, сжав ей попку, она шлёпнула его по руке, затем поцеловала в щёку. Я улыбнулась, они выглядели идеальной парой. Сет отвернулся от меня, но я схватила его за руку – вернее, я попыталась схватить его за руку, но она была чертовски большой для меня.

– Ты в порядке?

– Немного устал после тренировки, а так – в порядке.

Я закрыла за собой ужасно большую дверь дома Селены и повернулась обратно к Сету.

– Я просто подумала, возможно, ты злишься на меня или что-то в этом роде – и я прекрасно тебя понимаю. Я знаю, что испортила завтрак, когда появился Блейд, и всё такое, но я не знала …

Сет подошёл ко мне и обнял. Он коснулся своими губами моих, они были такими тёплыми и мягкими. Мне захотелось свернуться рядом с ним калачиком и заснуть. Прохладный ветер коснулся моих губ, когда он отстранился от меня, я моргнула, потрясённая этим.

– За что это?

Один из локонов упал на моё лицо, Сет аккуратно убрал его своими пальцами.

– Потому что я соскучился.

– Ты скучал по мне? – не смогла я скрыть недоверия в голосе.

Он улыбнулся.

– Что? Я способен скучать по кому-то, Оливия. Я не полностью закрыт от своих эмоций.

Он всё ещё держал меня в своих объятьях, во мне разгорелось желание быть как можно ближе к нему.

– Я знаю... просто не ожидала услышать такие слова от такого как ты.

Он убрал руки, его улыбка сменилась невозмутимым выражением лица.

– От такого как я?

Вот чёрт. Неправильно подобранные слова.

– Ты знаешь, что я имела в виду. Ты – это ты , и ты не скучаешь по девушкам, с которыми спишь.

– Я думал, мы прояснили, что ты значишь для меня больше, чем просто девушка, с которой я сплю?

Разве? То есть да, он сказал, что я его, но на самом деле это ничего не значит. Возможно, он не заботиться о ярлыках, но мне не всё равно. Секс с Сетом – потрясающий, за гранью разумного, это абсолютно крышесносно, но, в конечном итоге, я хотела бы более глубоких отношений. Да, он говорил, что его отец умер, и что он спал с женой Мейсона, но он отказывается рассказывать что-либо о своей матери и сестре, я даже не знаю, как их зовут. Он не рассказывает о том, что было в Сиэтле или о чём-то ещё. Я ничего не знаю о нём, хотя он знает так много обо мне. Он знает Блейда и Селену. Он знаком с обоими моими родителями и был у меня в гостях. Что-то странное было в его словах и мне нужно было быть осторожной, потому что я действительно заботилась о нём. Он нравился мне больше, чем просто друг, и мне нужно быть осторожной, потому что не похоже, что я долго продержусь в его жизни.

– Я попадаю в эту «твою часть, о ком ты заботишься», я понимаю, но... – я потрясла головой. – Давай просто поедем в Конкорд, повеселимся и разберёмся со всеми делами, когда вернёмся, потому что я не могу играть в эти игры. Это лишь вопрос времени, как я распоряжусь своей жизнью.

Я нервничала, пока он напряжённо всматривался в моё лицо. Я знаю, возможно, я разрушила его ожидания от этой поездки, но я сказала это и уже поздно поворачивать назад. Я просто должна напоминать себе, что еду в Конкорд ради отца, чтобы присматривать за ним и его высоким давлением, и не позволить себе влюбиться в Сета ещё больше.

– Где отец? – спросила я, меняя тему и делая вид, будто ничего не было.

– Он едет вместе с Деррилом и командой.

– Говоря о команде, какие обязанности у Джексона?

Сет засунул руки в карманы жакета.

– Он мой лучший друг. Он помогает мне следовать нужным курсом.

– Он твоя Селена, – сказала я, улыбаясь ему.

Он улыбнулся мне в ответ.

– Нет. Он помогает мне сохранять голову трезвой и чистой, Селена же делает всё совершенно наоборот для тебя.

Я рассмеялась, потому что это было правдой. Селена жила так беззаботно, что я даже завидовала ей.

Я забралась на заднее сиденье рядом с Селеной. Она посмотрела на меня, и я чуть не рассмеялась. Её губная помада размазалась, протянувшись от губы до скулы. Я хотела спросить, как это у неё получилось, но не стала. Меня не интересовали детали. Я потёрла большим пальцем о свою щёку, пытаясь намекнуть ей, чтобы она вытерла своё лицо, но она не понимала. После трёх попыток, я сдалась.

– Твоя помада размазалась по всему лицу, – хихикнула я.

Тот же румянец, что и в её комнате, залил её лицо, и она стала оттирать помаду своим рукавом.

– Лучше, – сказала я, когда её лицо перестало блестеть.

– Как долго мы будем ехать? – спросила Селена у Джексона, который казалось, наслаждался тем, что вёл автомобиль.

– Чуть меньше двух часов. Всё будет зависеть от ситуации на дороге.

Конкорд, штат Нью-Гемпшир, не так далеко от Портленда, штат Мен. Но если на трассе произойдет авария, только Богу известно, сколько времени уйдёт на дорогу.

Джексон настроил радио на рок-волну. Как только мы выехали на трассу, Селена уснула. Я облокотила свою голову на её плечо. Дремота завладела мной, и я почти уснула, когда мягкая рок-композиция прервалась резким телефонным звонком, разнёсшимся эхом по салону автомобиля. Я выпрямилась, пытаясь понять, откуда доносится этот чёртов шум, и увидела надпись «МАМА» на маленьком экране телефона, закреплённого в центре приборной панели. Джексон мельком взглянул на Сета. Сет постукивая пальцами по своей ноге, раздумывал, отвечать или нет. После пяти или шести вызовов, он наклонился и нажал на кнопку сброса. Телефон снова зазвонил.

– Ты не хочешь поговорить со своей мамой? – спросила я, хоть и знала, что не стоит лезть не в своё дело.

– Это длинная история, Оливия, – ответил Джексон за друга. – Ему не стоит говорить с ней прямо сейчас.

То как он произнёс слов «с ней» заставило меня склониться ближе.

– Может она хочет пожелать ему удачи?

Сет хохотнул и уставился в окно. Джексон сжал свою челюсть и так сильно обхватил руль руками, что его костяшки побелели. Я наткнулась на запретную тему.

– Извините, это не моё дело, – пробормотала я, возвращаясь на своё место.

Сет приглушил музыку и заговорил через плечо.

– Моя мама не хочет пожелать мне удачи. Она не заботиться ни о ком, кроме себя. Она скажет всё, только чтобы забраться мне в голову, а я не могу сейчас разбираться с тем, что она хочет вывалить на меня.

Он добавил звук, оставив меня пялиться на его профиль. Он знал, что я наблюдаю за ним, я могла сказать это по тому, как его челюсть сжалась. Внезапно я расстроилась, что он так озабочен маминым звонком. Не думаю, что всё просто объясняется тем, что «она стерва». Здесь что-то большее. Моё желание узнать об их отношениях съедало меня, но я понимала, что любые вопросы о семье только рассердят его, а я не могла допустить того, чтобы он взбесился перед боем. Я снова облокотилась на плечо Селены и закрыла глаза. Мне хотелось разбудить её, чтобы она разбавила странное беспокойное напряжение, витающее в машине.


***


Мы вышли у причудливого отеля в Конкорде. Мой отец, Деррил и ещё двое мужчин уже были там. Когда они увидели нашу машину, то сразу подошли. Папа открыл дверь, хотя машина ещё не до конца остановилась, и заключил меня в свои объятия.

– Я знал, что ты приедешь, – он рассмеялся, и я улыбнулась в ответ. Здесь, в окружении Сета и остальных, он был таким счастливым, каким я его никогда не видела. То, что он получает всё, что хочет от жизни, согревало мне сердце. Он отпустил меня, когда зазвонил его телефон.

– Это твоя мама, – он закатил глаза, – мне лучше ответить.

Отец отошёл, и я почувствовала, как Сет чуть прижался к моей спине. Всё моё тело превратилось во внимание.

– Он такой счастливый, – выдохнула я.

– Я знаю.

Я развернулась, Сет стоял очень близко ко мне. Я ощущала аромат его туалетной воды и теплоту, которая исходила от его тела. Я посмотрела вверх и встретилась с его тёмным, соблазнительным взглядом.

– Не говори ему, что я здесь, чтобы присматривать за ним. Я буду счастливее, если он будет уверен, что я здесь целиком ради тебя, – сказала я Сету.

Вот ещё слова, которые убивали меня. Если у нас с Сетом ничего не получится, если мы разбежимся, отец будет раздавлен. Папа посмотрел на Сета. Он представляет всё, что обожает мой отец.

– Я не скажу ему, но ты должна кое-что сделать для меня. – Он прикусил губу, потом провёл по ней языком – тем самым языком, которым ласкал меня с утра. По моей коже побежали мурашки от одной мысли об этом, а глаза Сета засияли от удовольствия.

– Что ты хочешь, чтобы я сделала? – Всё во мне натянулось в ожидании его ответа.

– Поцелуй меня. – Он улыбнулся, увидев моё замешательство. Я неловко огляделась вокруг.

– Здесь?

– Здесь так же хорошо, как и где-нибудь ещё.

Он обнял меня за талию, прижимая меня ближе к себе так, что наши тела очень тесно прижались друг к другу. Он наклонил голову, я осторожно обвила свои руки вокруг его шеи. Его кожа была мягкой, но он даже не поёжился, когда я коснулась его холодными пальцами. Наши губы соприкоснулись, и я ощутила всплеск эмоций, пронёсшихся через всё моё тело, смущённо вздохнула и отстранилась от него. Я внимательно посмотрела в глаза Сета, чтобы узнать, почувствовал ли он то же самое, но всё, что увидела – это дерзкий взгляд, который я обожала. Он наклонился к моему уху, его тёплое дыхание разожгло желание в моём лоне.

– Ты так сильно хочешь меня.

Я попыталась отрицательно встряхнуть головой, но моя шея не слушалась. Я хотела его. Я хотела заняться тем, чем мы занимались в субботу, хотела этого прямо сейчас. И я знаю, что он хотел того же. Чем дольше я смотрела на него, тем более дерзкой становилась его улыбка. Его твёрдые губы коснулись моей щеки, и он отпустил меня. Когда я повернулась к отцу, он разговаривал с группой парней, и я узнала их лидера – Дона Рассела. Дон сверлил нас с Сетом своим взглядом. Я посмотрела на Сета.

– Вот почему ты хотел поцеловать меня. Чтобы Дон увидел?

– Он пялился на тебя с тех пор, как мы вышли из машины. – Он взял мою руку и поднёс к губам. – Я просто заявил свои права.

– Нет, ты открыл сезон охоты на меня.


***


Я стояла в уголке комнаты Сета, пока двое служащих оценивали качество обмотки на его руках. Я попыталась сосредоточиться на том, что говорили мужчины, но не могла не обращать внимания на то, как Сет смотрел на меня с тех пор, как я зашла в комнату. Его глаза были тёмными, как ночь, опасно поблёскивая всего в нескольких футах от меня. Он требовал внимания, удерживая меня в плену своего взгляда, это отвлекало. Я знала, что моё платье было красивым, но он смотрел на меня таким тяжёлым, полным вожделения взглядом, что я чувствовала себя обнажённой. Он не дотрагивался до меня, просто смотрел, а я уже была невероятно возбуждена. Сет быстро дышал, и всё что я хотела сделать – это прикоснуться к нему, чтобы снять напряжение.

– Хорошо, Сет, – сказал служащий, собирая свой чемоданчик, – ты готов. Удачи.

Двое ребят, одетых в белую униформу, вышли.

– Оставьте нас, – приказал Сет своей команде, как и в прошлый раз.

Когда дверь закрылась за ними, я инстинктивно направилась к нему, и он сделал то же самое, с каждым шагом его движения становились всё более хищными. Всё внутри меня сжалось, я всецело отдалась его поцелую, когда он крепко подхватил меня и опустил на скамью. В следующее мгновение он уже склонился между моих ног, отчаянно изучая меня языком. Он поднял моё платье вверх, обнажая мои бёдра и мои чёрные кружевные трусики. Голод, такой насыщенный и примитивный, пронзил меня, когда он спустил мои трусики и вытащил свой длинный и твёрдый член. Он нетерпеливо прижался к моему внутреннему бедру, и я вздрогнула, когда он оттянул мои трусики в сторону. Одной рукой он схватил меня за талию и вторую подсунул под моё бедро и одним быстрым движением глубоко вошёл в меня, полностью заполнив собой.

– О, Господи! – простонала я в его рот, вытянувшись и подстраиваясь под него.

Моя спина изогнулась, я схватилась за прохладную скамью, чтобы принять устойчивое положение. Моё лоно плотно сжималось вокруг него, Сет склонился надо мной. Кончиком языка он провёл по моей ключице, а потом страстно поцеловал, я застонала в ответ.

– Ты выглядишь невероятно, – вздохнул он, двигая бёдрами быстрее и сильнее.

– Тебе нельзя..., – прошептала я, затаив дыхание и теснее прижимаясь к нему. – Тебе нельзя заниматься сексом перед боем.

– Я знаю, но ты такая красивая, – выдохнул он громко и вошёл ещё глубже. – Я должен был это сделать.

Он ухватил меня за бедро, прижимая к скамейке. Он двигался быстро и жёстко, я кусала свою нижнюю губу, чтобы сдержать рвущийся наружу крик. Мои губы саднили. Я кусала их так сильно, что могла прокусить.

Казалось, каждый мускул в теле Сета сжимался в попытке взять контроль над собой, он смотрел на меня сквозь тяжёлые, полуприкрытые от страсти веки. Его челюсть стала мягче от желания, я не хотела, чтобы он останавливался. Чёрт. Я действительно не хотела, чтобы он останавливался, но ему нужен был весь тестостерон, который у него был. Неохотно я упёрлась в его пресс кулаками, замедляя его толчки. Когда он приостановился, я отодвинула свои бёдра, и он вышел из меня. Сет зарычал, опустив свой лоб на мою грудь.

– Мы продолжим там, где остановились, сразу же, как закончится бой. – Он тяжело дышал, глубоко целуя меня.

Он зарылся руками в мои волосы, целуя меня сильнее, и, когда он отстранился, я сказала единственное, что смогла:

– Надеюсь.

Сет нерешительно отошёл от меня, я встала со скамейки, одернув платье, пока он поправлял свои шорты. Всё, что я чувствовала, когда он был внутри, ещё горело во мне, и могу сказать, просто посмотрев в его лицо, что если я не покину сейчас комнату, мы снова набросимся друг на друга.

– Удачи, – сказала я, направляясь к двери.

Когда я открыла её, члены команды и ухом не повели. Они даже не догадывались, что случилось всего несколько секунд назад за этой тонкой деревянной дверью. К счастью, папа уже сидел в зале. Я смотрела в пол, пока шла по дорожке. Я могла слышать толпу и мысль о том, что я вдали от всей этой крови и пота, заставила меня почувствовать себя лучше... пока Дон Рассел не вышел из своей комнаты и не перегородил мне путь. Внезапно всё моё возбуждение спало, и я еле сдержалась, чтобы не нахмуриться.

– Неужели? Опять? – прорычала я, пытаясь обойти его, но он не пропустил.

Я подняла взгляд к его лицу. Его грудь была забрызгана кровью, он был покрыт слоем липкого пота. Глаза на татуировке дракона, овившего его бицепс, смотрели на меня.

– Что я могу сказать? Меня привлекают красивые вещи.

Я закатила глаза.

– Я рада, приятель.

Я попыталась обойти его широкоплечую фигуру, но он вытянул руку, покрытую брызгами крови, и я отступила, не желая, чтобы он испачкал меня.

– Отвали, Дон, – недовольно сказала я, сузив глаза.

Его губы искривились в усмешке.

– Мне нравиться, как ты произносишь моё имя. С такой страстью.

– Ты путаешь со страстью моё отвращение.

Он наклонился ко мне и, клянусь, я почувствовала в его дыхании медный привкус крови его противников.

– Итак, что происходит между вами двумя, а? В Портленде он заявил, что ты не принадлежишь ему, теперь же он запел по-другому.

Его зелёные глаза решительно блестели и я вздрогнула. Ни за что бы я не выбрала это животное вместо Сета.

– Я его. – Слова, сорвавшиеся с моих губ, вызвали во мне трепет, но я не показала этого. – Мне жаль, что твоя девушка изменила тебе с Сетом.

Он вздрогнул.

– Да, я всё знаю, и, возможно, именно поэтому ты так неуважительно относишься ко мне. Причина не важна, просто знай, что я не похожа на ту девушку. Я не заинтересована в тебе, никогда не заинтересуюсь тобой, и ты совершенно спятил, если решил, что я предпочту тебя Сету.

Он моргнул, будто я сказала что-то на иностранном языке. Несколько секунд спустя, его растерянное выражение лица сменилось волчьей ухмылкой.

– Увидим. Если Сет выиграет сегодня, он будет выступать в Бостоне, а если он и там выиграет, то будет драться со мной в Вегасе, на любительском чемпионате. Я с нетерпением буду ждать возможности врезать ему по симпатичной мордашке.

Он подошёл ближе, и мою спину прострелило, когда я попыталась увернуться.

– И когда я выйду победителем, ты поймёшь, что тебе нужен мужчина, а не мальчишка.

Я сморщила лицо и двумя пальцами похлопала по его скользкому, мокрому плечу.

– Да как угодно, если это позволит тебе спокойно спать ночью.

Он оскалился. Чёрт, я вывела его из себя. Я открыла было рот, чтобы попросить прощения, но меня прервала вводная музыка Сета. Я повернулась и увидела, как он выходит из комнаты, и почувствовала, что Дон подошёл слишком близко ко мне. Когда Сет приблизился, я думала, он пройдёт мимо, так как его песня уже играла, но он схватил меня за запястье и прижал к себе. Его захват был собственническим и доминирующим, когда он вел меня за собой. Проходя мимо Дона, Сет фыркнул. Чем ближе мы приближались к двери, тем сильнее я упиралась. Я не могла выйти вместе с Сетом. Чувствуя моё беспокойство, Сет остановился перед двойной дверью, а Джексон и Деррил заговорили прямо над его ухом.

– Что ты делаешь? Выходи! – кричали они, но он не слушал.

– Он обидел тебя? – спросил он, склонившись к моему уху. Ему пришлось кричать, чтобы заглушить музыку, я отрицательно потрясла головой.

Быстро кивнув, он вручил меня Деррилу, тот передал меня Джексону. Я нахмурилась, чувствуя себя чёртовой сумочкой. Двери открылись, Сет вставил в рот чёрную капу и запрыгал на носочках, прежде чем побежать вниз по рядам к клетке. Я застыла рядом с Джексоном, все взгляды обратились на меня. Я опустила глаза вниз, пока Джексон вёл меня за Сетом. Увидев свободное место рядом с папой и Селеной, я быстро направилась туда и села. Желудок связался узлом. Я разнервничалась, находясь под взглядом толпы.

– А я всё думал, когда же ты придёшь, – ухмыльнулся папа.

Селена передала ему двадцатидолларовую банкноту, я выгнула бровь в немом вопросе.

– Он сказал, что ты была с Сетом, а я поставила двадцатку на то, что ты в туалете и тебе плохо.

– Ха, смешно.

Она пожала плечами, я оглядела толпу. Здесь было огромное количество поклонников «команды Сета», они держали подбадривающие плакаты и даже плакаты с грязными комментариями. Один сразу привлёк моё внимание. Это был огромный квадратный кусок картона, выкрашенный в светящийся оранжевый цвет, на нём большими чёрными буквами было написано «Ударь меня, Сет».

Селена, должно быть, тоже увидела его, потому что толкнула меня локтем под ребро и указала на надпись, смеясь как школьница, которая прочитала слово «член» в первый раз. Когда Сет вошёл в клетку и избавился от своей толстовки, отец подпрыгнул на ноги. Он выбросил кулак вверх и затопал ногами. Он кричал слова поддержки и всё, о чем я могла думать, это как остановить его. Всё это возбуждение не лучшим образом сказывается на его сердце. Я потянула его за руку, он сел обратно.

– Спорим, я смогу дольше смотреть бой, чем ты сидеть на месте, – бросила я ему вызов.

Его брови сошлись с удивлением.

– Сколько?

– Двадцать баксов. Ты остаёшься сидеть, а я смотрю бой. Первый , кто вскочит на ноги или закроет глаза – проиграл.

Мой папа очень любит соперничать и я не сомневалась, что он примет пари.

– Договорились.

Мы пожали руки, и музыка Сета закончилась.

– А сейчааааааас, борец в синем углу, родом из Лас-Вегаса, штат Невада, Адам Паааааайн!

Комментатор перечислил имена спонсоров, потом передал слово рефери. Тот, в свою очередь, позвал бойцов в центр клетки.

– Как всегда, мне нужен хороший чистый бой, и я не приму ничего другого. Коснитесь перчатками.

Они коснулись перчатками, и рефери отправил каждого в свой угол. Рефери хлопнул в ладоши, бойцы сошлись в середине ринга. Адам не побоялся ударить первым и начал наносить удары. Сет умело уклонился от них, затем, пригнувшись, ударил Адама кулаком в рёбра. Я слышала, как выходил воздух из лёгких Сета каждый раз, как его кулак касался противника. В груди заныло, я постаралась набрать в лёгкие столько воздуха , сколько смогла. Сет подпрыгивал на носочках, нанося удары и уворачиваясь. Получив передышку, Адам отошёл и перевёл дыхание. Его глаза были широко открыты, он всё время бросал взгляды в толпу. Он боялся, и Сет знал это наверняка – я могла сказать это по тому, как уверенно он смотрел на него. Зная, что не устоит в прямом бою с Сетом, Адам обрушился на его ноги. С громким стуком, Сет упал на колени и вытянул ноги, чтобы снять боль. Адам плашмя упал на живот, а Сет обернул свою руку вокруг шеи Адама и потянул. Адам сразу же покраснел, но отказывался сдаваться. Красный оттенок стал сменяться синюшным, я поднесла руки к щекам, отец посмотрел на меня, но я не закрыла глаза. Мои руки все ближе приближались к глазам по мере того, как Сет усиливал свой захват. Рефери приблизился к лицу Адама. Он говорил с ним, Адам едва мог шевелить головой в ответ. Моё сердце гулко билось о рёбра, в животе поднялся резкий позыв к рвоте.

– Иисусе..., – выдохнула я, проводя руками по волосам.

Толпа стала скандировать.

– Хлопай. Хлопай. Хлопай.

Глаза Адама стали тяжелеть и, когда я уже была уверена, что он упадёт в обморок или умрёт, он торопливо захлопал по полу. Сет отпустил парня из своего захвата и вскочил на ноги. Деррил, Джексон и ещё двое парней влетели в клетку, поздравляя его. Он скромно принимал объятия и хлопки по плечу, а потом гордо вышел из клетки. Его тёмный сексуальный взгляд нашёл меня, он коротко кивнул в направлении его комнаты. К счастью, папа разговаривал с кем-то слева и не заметил жеста Сета. Селена же, напротив, трясла своей головой и улыбалась так широко, как никогда раньше.

– Ты всё ещё не рассказала мне сочных подробностей.

Я шлёпнула её по ноге, она громко рассмеялась. Я не хотела, чтобы отец услышал её. Он считал, что мы с Сетом встречаемся, и это очевидно включает секс, но совсем не значит, что он готов услышать об этом.

– Я скоро вернусь, – сказала я Селене и стала пробираться вверх по рядам, в направлении комнаты Сета. Я чувствовала на себе скользкий взгляд Дона, когда проходила мимо его комнаты, но смотрела строго вперёд, сконцентрировавшись на надписи «Марк» на двери Сета. Мои руки всё ещё дрожали из-за боя, я с трудом открыла дверь. Я вошла и меня окутала тонкая дымка пара и, когда я поняла, что он в душе, через всё моё тело пронёсся электрический ток. Закрыв за собой дверь, я подошла к душевой. Провела пальцами по влажной поверхности двери и уже практически толкнула ее, как в комнату ввалилась вся его команда (включая Папу и Селену). Они пели и скандировали, моё возбуждение спало. Желание быть вместе должно было подождать. Я отошла в дальний конец комнаты, ближе к отцу. Когда Сет вышел из душа, завернутый в полотенце, низко сидящем на бёдрах, на его лице отразилось то же выражение разочарования, что и у меня. Это было мило, я улыбнулась ему.

Он провёл руками по своим влажным волосам, рассыпая капли воды в разные стороны.

– Мы все отправляемся в Клайнс Бар сегодня вечером! – Объявил Джексон. – Надевайте свои бальные туфельки, леди и джентльмены.

Он обнял Селену, целуя её в губы. Они вместе, или у них такая же договорённость, как и у нас с Сетом?

– Я пропущу на этот раз, – ответил Сет, доставая белую футболку из сумки и надевая её через голову. Я чуть не надула губы, когда верхняя часть его тела исчезла под ней. Его команда (включая отца) стала возражать. Если бы они стали кричать ещё громче, уверена, что мои барабанные перепонки лопнули бы. Отец обнял меня за плечи и сказал.

– Олли нужен большой и сильный мужчина для защиты и, видит Бог, я уже слишком стар для этого.

Я съёжилась от того, что папа использовал моё прозвище и ни при каких условиях он не пойдёт в клуб. Не в его состоянии.

– Папа, ты не пойдёшь.

– Ещё как пойду. Твоя мама не позволила мне пойти в прошлый раз. И я собираюсь повеселиться сегодня.

– Почему бы нам не потусоваться вместе, Рик? Мы не будем напиваться и не пойдём по стрип-клубам, но уверен, что сможем найти, чем заняться. Может, гольф? – Предложил Сет, надевая джинсы и застёгивая их. Он отбросил влажное полотенце, я вздохнула. Я была в шоке, что Сет предложил провести время с отцом. Папа обожает гольф, обожает Сета, я знаю, что он отлично проведёт время. Я мельком взглянула на папу – он старался сдержать улыбку.

– Хочешь сыграть в гольф? Я уже сто лет не был в гольф-клубе. Когда это было? – спросил он меня.

– Три года назад, на Рождество.

Я помню это только по той причине, что застукала Блейда с девчонкой в тот же день. Счастливого Рождества мне. Я отбросила эту мысль. Это уже в прошлом.

Все наблюдали за Сетом и моим отцом с отчётливым выражением «какого чёрта» на их лицах. Я надеялась, никто не будет беситься. Сет был единственным, кто знал, что у отца высокое давление и алкоголь может всё осложнить. Наконец, отец и Сет пришли к согласию насчёт гольфа и вышли из комнаты. Вся команда уставилась на меня, я отступила на шаг.

– Не смотрите так на меня. Я в таком же шоке, как и вы.

– Всё в порядке. Мы можем потусоваться за него, – заявил Джексон.

– Сейчас все расходимся по комнатам, переодеваемся и встречаемся в холле через час.

Скандируя и крича, команда вышла. Я шла прямо за ними. Последнее, чего мне хотелось, это снова оказаться наедине с Доном. Не переваривала этого парня. Осознание того, что он хочет отомстить Сету, переспав со мной, очень нервировало. Я представила, как Дон касается меня, и по телу прокатилась дрожь омерзения. Жуткая татуировка дракона, всё время улыбающегося мне, делала его жестоким и безжалостным. Я бы скорее согласилась присоединиться в постели к Селене и Джексону, чем рассматривать кого-то вроде Дона.

Все влезли в грузовик Деррила и поехали в гостиницу. Несколько охранников подошли, чтобы остудить пыл фанатов, но когда поняли, что Сета с нами нет, вернулись на свои места.

Мы вошли в роскошный вестибюль. Я была слишком уставшей, чтобы оценить всю роскошь, когда мы приехали. Открытое широкое пространство позволяла всей нашей группе свободно передвигаться, никого не задевая. Мягкие красные ковры и колонны из красного мрамора с золотыми капителями придавали ему какой-то знойный чувственный вид. Казалось, ты находишься в какой-то экзотической стране. Мы сгрудились в лифте и нас с Селеной плотно прижали к стене.

– Ты идешь? – спросила она, я отрицательно покачала головой.

– Подожду папу и Сета. – Она кивнула и я видела, что у неё много вопросов насчёт отца и Сета, но она не хотела расспрашивать меня при всех, что было нехарактерно для неё, и я оценила это. Как только мы вышли из лифта и прошли по коридору, она задала свой вопрос.

– Так вы с Сетом вместе?

– Нет, мы просто развлекаемся.

– Он выбрал пойти с твоим отцом на гольф, вместо того чтобы веселиться с командой... выглядит довольно серьёзно.

Селена вытащила ключ от номера из сумочки и открыла нашу дверь.

– У отца высокое давление. Сет проводит с ним время, чтобы он не пил, сильно не волновался или не испытывал стресс – я не знаю, как это работает.

Я вошла в гостиную нашего номера, а Селена нахмурилась.

– А ты вообще собиралась мне рассказать, если бы я не спросила?

Горечь в её голосе не ускользнула от меня. Она бросила свою сумочку на подлокотник кресла и сложила руки на груди.

– Да, вообще-то, я собиралась рассказать при удобном случае. – Я подошла к ней. – Не хотела тебя волновать.

– Я знаю твоего папу с тех пор как была маленькой девочкой. Он тоже важен для меня.

Она права, стопроцентно права.

– Прости... просто не было удобного случая, и я не хотела, чтобы он знал, что я здесь ради него, а не ради Сета.

Она опустилась на диван винного цвета. Провела руками по своим выпрямлённым волосам.

– Ты думала, я проговорюсь?

Я осуждающе подняла брови, потому что я знала, что она бы проговорилась. Селена всё время разбалтывает всё и всем. Она не желает ничего дурного, но это всегда происходит в самое неподходящее время. Моя подруга закатила свои зелёные глаз. Она прекрасно знала, что у неё язык без костей, и она не умеет хранить тайны.

– И что ты собираешься делать? Ты не можешь всё время нянчиться с ним.

– Я буду присматривать за ним, когда он с Сетом и парнями. Всё остальное время мама будет заботиться о нём. Уверена, у неё уже есть план.

Селена крутила свой блестящий, светлый локон, глубоко задумавшись.

– А вы с Джексоном вместе? – спросила я, возвращая ей вопрос.

Селена пожала плечами, улыбка осветила её лицо.

– Пока мы просто развлекаемся, но мы уже говорили об этом. Мы хотим подождать, пока закончится турнир Сета , и мы сможем проводить больше времени вместе.

Я позавидовала подруге, не сумев совладать со своими эмоциями. Селена и Джексон провели гораздо меньше времени вместе, чем мы с Сетом и уже задумывались о том, чтобы объявить об этом... что я делаю не так? Ничего. Уверила я себя. Я даже не уверена, что мне нужны другие отношения. Это ведь слишком рано, правда?

– Я пойду в комнату Джексона. Я не привезла ни одного платья, так что вот в чём я пойду сегодня в бар.

Она надела свой бежевый кардиган и поёжилась.

– Увидимся позже.

Селена пожала мою руку и вышла из комнаты. Я схватила своё платье за подол и стянула его через голову. После сегодняшнего вечера, единственное, что поможет мне заснуть – это холодный душ.

Глава 13

Было уже очень поздно, когда Сет и папа вернулись, я услышала их задолго до того, как они дошли до двери. Они тихо разговаривали и мелодично смеялись. Звук их низких голосов смешивался и звучал для меня как музыка. Я свесила ноги с дивана и положила книгу на кофейный столик. Бросив взгляд на обложку, подумала, что мне никогда не закончить «Искупление» – очень стыдно, потому что книга оказалось довольно хорошей. Я поспешила к двери, намереваясь открыть её до того, как папа попытается воспользоваться своим ключом. Они оба смеялись, блеск в их глазах говорил о том, что оба счастливы. Чуть надувшись, Сет посмотрел на мои чёрные тренировочные штаны и футболку. Казалось, он был разочарован, что я сняла платье.

– Как отдохнули? – спросила я отца, пропуская их внутрь.

Они оба скинули свою обувь и аккуратно поставили её вдоль стены.

– Ну, Сет выиграл раунд.

– Да, но твой отец помог мне потратить денежки, – добавил Сет и поцеловал меня в лоб, проходя мимо. Я покраснела. Его действия в последнее время говорили о том, что мы встречаемся.

– Ты не ходила в клуб?

Я покачала головой, закрывая дверь.

– Мне не хотелось.

Папа налил себе в стакан воды из холодильника и прочистил горло.

– Я собираюсь в душ и спать. Спасибо за всё, Сет.

– В любое время. – Сет прошёл к дивану и сел, когда папа помахал нам и ушёл в свою комнату.

Я медленно пошла в направлении дивана, Сет внимательно наблюдал за мной. Когда наши глаза встретились, его лицо озарила блестящая, игривая улыбка, и, когда я присела рядом с ним, он наклонился, окутывая меня своим теплом.

– Тебе понравился бой?

– Нет.

Его улыбка стала шире, очевидно мой ответ его заинтересовал. Он положил руки на мои бёдра, разжигая огонь, который я думала, погасила холодным душем. Он нежно поглаживал меня, когда мы сидели в тишине, наслаждаясь друг другом.

– Я думала, парень умрёт, – добавила я, чувствуя необходимость объяснить причину своего недовольства.

Сет громко рассмеялся, и меня согревала мысль, что я смогла вызвать такой прекрасный звук от такого красивого мужчины. Мне хотелось делать это снова и снова. Он приблизился ко мне, я же отчаянно пыталась сохранить ровное дыхание.

– Никто бы не позволил ему умереть.

– Всё равно... это было ужасно.

– Чего хотел Дон? – спросил он, резко меняя тему. Он продолжал улыбаться, но теперь казалось, что это давалось ему с усилием.

– Секса из мести, очевидно.

Сет нахмурился, его улыбка померкла, а глаза сузились.

– Ты веришь, что у этого парня есть чёртовы яйца?

Я съёжилась. Последнее, что я хотела представлять – это яйца Дона Рассела.

– Я бы никогда не стала заниматься с ним сексом..., – ответила я, понимая, что должна заверить его в этом. – Он ужасный, его татуировка с драконом пугает меня до чёртиков.

Я отвлеклась на его взгляд. Сет упорно смотрел на пушинку на моих штанах. Он попытался подхватить её, но не смог, так как его пальцы были слишком большими.

– Я никогда не задумывался над своими действиями... до этого момента, – признался он, снова посмотрев мне в глаза. Его взгляд был полон сожаления, и я растерялась, не совсем понимая, о чем он говорит.

– Сначала Мейсон, теперь Дон. Когда я нашёл кого-то, о ком хочу заботиться, моё прошлое возвращается и старается укусить больнее. Я боюсь, что всё это заберёт тебя у меня. Мне совершенно всё равно, что произойдёт со мной..., но мне небезразлично, что будет с тобой. Я не хочу, чтобы моё поведение в прошлом негативно отразилось на тебе. Ты хорошая, я не хочу испортить это.

Неужели он до сих пор считает, что я хорошая девочка? Даже после всего, чем мы занимались? Я отодвинула эту мысль подальше. Сейчас это неважно. Большим пальцем я провела по ямочке на его щеке и потом мягко поцеловала в губы. Теперь я точно знала, что у него есть чувства ко мне, и я хотела помочь им развиться. Я хотела, чтобы он чувствовал себя в безопасности и знал, что я никогда бы не обидела его так.

– Я столько всего натворил, О. Кто знает, что вылезет наружу в следующий раз?

– Мне всё равно.

– Ты говоришь так сейчас.

– Сет, я говорю то, что имею в виду. Мне всё равно. Я точно знаю, какой ты. Я знала это уже тогда, когда впервые увидела тебя.

Он был сама сексуальность. Конечно, девчонки хотели его, – чёрт! – возможно и парни тоже хотели его.

Я скользнула к нему, обхватив руками его лицо. Не знаю, почему, но каждый раз, когда я вижу его таким сомневающимся, я хочу помочь. Я хочу сделать его счастливым.

– Подумаешь, ты спал с кучей женщин. И тебе приходится драться, чтобы заработать на жизнь, кого это заботит? Это не значит, что ты не заслуживаешь меня. Это не значит, что ты не заслуживаешь ничего хорошего.

Он пожал плечами.

– Я хочу быть с тобой – только с тобой, без всей этой друзья-с-привилегиями чепухи.

– Но?

– Ты не можешь потерять то, что не имеешь, верно? – Грустная улыбка вернулась на его лицо.

– Нет, можешь, – нахмурилась я. – Мы не можем продолжать такие отношения долго. Есть много вещей в жизни, которые я хочу – например, выйти замуж, родить детей, – Чёрт. – Я не требую этого от тебя, – быстро добавила я. – И пока я наслаждаюсь сексом и временем рядом с тобой, я не могу ждать вечно, пока ты решишь, заслуживаешь ты меня или нет. Мне нужно перезапустить свою жизнь... и чем быстрее, тем лучше.

Он медленно кивнул, отводя глаза. Я чувствовала его напряжение под собой и почувствовала неловкость. Вздохнув, я отстранилась.

– Значит это всё? – Молчание. – Как ты вообще собираешься быть счастливым, если не позволяешь себе того, чего хочешь?

Понятия не имею, что я говорила... неужели пыталась давить на него, чтобы развить наши отношения, в то время как сама не уверена, что готова к этому.

– Мне страшно, – наконец ответил он. – Я боюсь, что как только впущу тебя, ты сразу убежишь.

Я старалась сохранять спокойное выражение лица, но после его слов рассмеялась.

– Думаю, я уже увидела все самое худшее.

– Ещё нет. Мой мир – это хаос, Оливия. То, что ты видела – это хорошая часть моего мира. Остальная часть – чертовски сложная.

Я выдохнула. Скорее всего, в этом месте мне было бы лучше остановиться. Если я буду и дальше давить, будет больше вреда, чем пользы.

– Хорошо, – сказала я, отступая. – Я не хочу давить на тебя.

Он нежно обхватил своими пальцами мою кисть и потянул к себе. Я почувствовала, что мы играем в раздражающую игру в перетягивание. Он был так близко, что я чувствовала его дыхание на свое щеке, а тёмные глаза сверлили меня, словно он обдумывал что-то.

– Тебе нужны ответы, и я дам их тебе, обещаю, но это должно быть на моих условиях и когда я буду готов.

Его слова напугали меня. Что плохого произошло с ним, если он не может рассказать мне об этом? Знаю, я должна была увидеть в этом предупреждение. Но мне хотелось узнать его историю. Я хотела узнать его, потому что он мне нравился, даже больше, чем просто нравился, и я хотела помочь. Я хотела, чтобы он был счастлив.

Сет положил руки на мои бёдра и посадил к себе на колени. Огонь желания разгорелся во мне с новой силой, я начала таять. Он опустил голову и стал целовать мою шею, я застонала и запустила пальцы в его волосы.

– Я так сильно тебя хочу, – прорычал он.

Всего пять слов и мои трусики уже мокрые, я готова. Я нуждалась в нём и если не получу его сейчас, то абсолютно уверена, что мне придётся провести под холодным душем всю ночь.

– Пойдём в мою комнату, – сказала я тихо и хрипло.

Встав, я потянула его за руку. Он перевел взгляд с отцовской спальни на меня.

– Мы не можем.

– Он не узнает. Мы тихо, и ты сможешь сразу уйти. Обещаю.

Сет снова посмотрел на дверь отцовской комнаты и снова на меня. Я потянула его сильнее, и он встал на ноги.

– Хорошо, но если нас застукают, то жертва я.

– Договорились.

Он шёл прямо за мной в направлении моей комнаты. Я включила свет, осветивший мою большую двуспальную кровать из красного дерева и тёмные панельные стены. На полу лежал шоколадно-коричневый коврик – наверное, он должен был напоминать медвежий мех, но не могу утверждать. Утром я потратила добрых двадцать минут, наслаждаясь его мягкостью. Убранство комнаты напоминало хижину в горах – очень романтично. Всё, чего не хватало, так это камина и шкуры тигра на полу, искусственной, конечно же.

– Спасибо за номер, – сказала я и убавила свет, направляясь к кровати. – Очень уютный.

Я почувствовала, как он прижался ко мне со спины, и закрыла глаза. Даже такой короткий контакт принёс мне невероятное удовольствие.

– Мы не будем заниматься сексом на кровати, – сказал он, схватив меня за бедра и побуждая опуститься на пушистый ковёр. Не знаю, что я почувствовала, когда поняла, что мы собираемся заняться сексом на ковре. Раньше я предавалась чувственным удовольствиям только на кровати... исключением являлся только тот раз перед боем в комнате Сета.

– Ты плохо на меня влияешь, – хихикнула я, когда он опустился на колени, увлекая меня за собой.

Он сексуально ухмыльнулся и подполз ближе ко мне. Его дерзкий взгляд потемнел и стал соблазняющим, когда он наклонил голову и стал ещё ближе. Во мне начал разгораться жар, неумолимо тлеющий внизу живота. Он поцеловал меня, но не дико и страстно, как ранее перед боем. Это было... почти с любовью. Чувства нежно заскользили по всему моему телу, согревая всё на своём пути, заставляя меня напрячься.

– Что? – отстранился он, улыбаясь.

Я потрясла головой, не в силах скрыть улыбку. Его тёмные шоколадные глаза наблюдали за мной, руки скользили под футболкой, лаская каждый миллиметр. Тепло его пальцев на моей пылающей коже, ускорили мои действия, и я стянула свою футболку через голову. Грубые подушечки его пальцев ощущались так хорошо, что я хотела чувствовать их везде на своём теле. Он продолжал ласкать изгибы моей талии, направляясь ниже к бёдрам. Большими пальцами он подцепил край моих трусиков и стянул их, оставив меня полностью обнажённой. Ощущение его мозолистых пальцев на моём теле доводило меня практически до исступления, я не смогла сдержать стона, когда он поцеловал меня в ключицу. Его язык скользил по мне, я прикусила губу, чтобы не заскулить от удовольствия. Сет обхватил меня за талию и уложил на спину – меховой коврик ласкал мою спину так же нежно, как прежде ласкал ступни. Наслаждение мягкостью ненадолго покинуло меня, когда Сет окончательно освободил мои ноги от трусиков. Я смотрела на его лицо, внезапно занервничав, когда его взгляд стал подниматься по моему телу. Он задержался на моих грудях, моих губах и, наконец, на моих глазах. Я почувствовала, как моё лоно увлажнилось. Раньше мной никогда так не любовались. Раньше у меня никогда не было секса, начинающегося с медленных ласк, это расстроило меня. Почему я так долго продолжала встречаться с Блейдом? Его прикосновения никогда не были такими заботливыми, как сейчас у Сета. Он стянул с себя чёрное худи и футболку, обнажая своё прекрасное тело. Я беззастенчиво пожирала глазами точёные линии его торса. Его руки ласкали мои лодыжки, затем мягко поднялись по икрам, через выпуклости и впадины коленей, к внутренней части бёдер, заставив меня задрожать, пока, наконец, не остановились на моих бёдрах. Он лёг рядом, склонившись надо мной и прижавшись ко мне. Я тяжело сглотнула, когда он стал ласкать моё обнажённое бедро подушечками пальцев.

– Я действительно забочусь о тебе, – прошептал он, потеревшись о мой нос своим. – Я не хочу, чтобы ты даже на секунду думала, что это не так.

Я нежно поцеловала его, смакуя каждое чувство, что он всколыхнул во мне.

– Я знаю, что много чего наговорил... но я абсолютно серьёзно. – Он провёл своим тёплым большим пальцем по моей щеке, потом по губе. – И раз уж мы не можем громко кричать ради твоего отца, позволь мне быть нежным. Позволь мне показать, как сильно я забочусь о тебе.

– Но сегодня перед боем ты был таким непреклонным..., таким жёстким.

– Я знаю, – покачал он головой. – Я увидел тебя в том чёртовом платье и не смог сдержаться. Не хочу, чтобы ты видела меня таким постоянно... не хочу, чтобы ты думала, что я использую тебя.

Я хмыкнула и нервно прочистила горло.

– Я знаю, что ты не используешь меня. Произошло уже столько всего..., а ты всё ещё со мной.

– Кстати, это мой рекорд. – Я игриво толкнула его локтем, и он глупо улыбнулся. – Я стараюсь измениться, О. Я хочу быть рядом с тобой так же, как и ты всегда рядом со мной, даже если я закрываюсь.

Он посмотрел на меня, в его глазах не было самодовольного блеска. Наоборот, в его взгляде было что-то нерешительное, как будто он был смущён ... или нервничал.

– Дотронься до меня, – слова вырвались из меня быстрым шепотом, охватывая возбуждением все мое существо.

Глаза Сета сияли удовольствием, руки спустились по моему телу от лица вниз к бёдрам, заставляя меня трепетать от его прикосновений. Его коричневые глаза сверкали, и когда я посмотрела в них, я будто заглянула в его душу.

– Где ты хочешь, чтобы я прикоснулся к тебе? – прошептал он, проводя пальцем по центру моего живота и между грудей.

– Везде.

Сет обхватил меня одетыми в джинсы ногами, накрывая собой. Его руки ласкали мои бока, затем переместились выше к груди. Он продолжал смотреть на меня, когда опустил голову вниз и захватил губами мой уже затвердевший сосок. Я заскулила, выгибая спину и сильнее прижимаясь к его рту. Моё тело дрожало от удовольствия, когда его язык рисовал тёплые влажные круги вокруг моих набухших бутонов. Он проложил дорожку из мягких поцелуев от моей ключицы к основанию шеи, пока руки скользили по всему телу. Он был таким чувственным, таким неторопливым, что это стало казаться пыткой – сладкой, сексуальной пыткой. Мою кожу покалывало, когда он отстранился и поднялся на ноги. Он посмотрел вниз на меня и расстегнул свои джинсы. Они упали вниз, он переступил через них и откинул в сторону. Сет простоял немного дольше, позволяя мне оценить все его достоинства, вид его твёрдого члена заставил моё лоно увлажниться ещё сильнее. На его губах играла лёгкая улыбка, когда он снова опустился ко мне, прижав своё мускулистое бедро между моих ног. Я заёрзала под ним, с трудом сохраняя самообладание. Нависнув надо мной, он сосредоточился на моих глазах; я слышала стук своего сердца, отдававшийся в ушах, дыхание стало быстрым и поверхностным. Сет, однако, оставался совершенно спокойным. Единственное, что выделялось из этой картины – его большой твёрдый член, лежащий на моих ногах.

Я с трудом дышала от ощущения, которое испытала, когда он вновь взял мой сосок в рот, проведя по нему своим языком. Отпустив его, он переместился к моему рту и целовал меня так долго, пока мне не стало хватать воздуха. Я переместила свои бёдра под ним, и он улыбнулся, глядя на меня. Я больше не могла ждать, от чего с его губ сорвался тихий смешок.

– Ты нетерпеливая.

Я кивнула, соглашаясь и раздвигая ноги так, чтобы он смог расположиться между ними. Его рука скользнула между нами и он направил себя в правильном направлении. Сет медленно вошёл в меня, от чего сквозь моё тело прошёл электрический ток. Когда из моего рта вырвался стон, я вонзила в его плечи свои ноготки, и он жёстко двинулся во мне. Затем отстранился и снова стал до боли медленным. Я уткнулась лбом в его плечо, заглушая свой стон о его кожу. Внизу моего живота разлилась горячая вспышка желания, я обхватила его талию ногами, зацепившись лодыжками. Глубокий стон, сорвавшийся с губ Сета, был самым сексуальным звуком, который я когда-либо слышала, его движения стали более интенсивными, он стал входить глубже. Он зарычал от удовольствия, уткнувшись в мою шею, когда его рука снова скользнула между нами, на этот раз, чтобы нежно помассировать мой клитор. Я закрыла глаза и потёрлась об него.

– Тебе это нравится? – тяжело дышал он в моё ухо.

– Да, – ответила я, затаив дыхание.

Его дыхание перехватило от моего признания, и он накрыл мои губы своими. Его размеренные движения во мне стали неистовыми и жадными. Через несколько мгновений, он оторвался от моих губ, позволив мне дышать, и быстро опустил свою голову вниз, чтобы поддразнить мой сосок своим языком. Я прикусила губу, чтобы не улыбнуться. Он точно – любитель грудей. Он ласкал мой клитор быстрее и входил в меня глубже. Я чувствовала, что мой оргазм уже совсем близко и едва удерживала ноги, чтобы не сжать их.

– Сет! – выдохнула я, запуская свои пальцы в его волосы. – Чёрт... О, Боже.

– Да..., – прохрипел он.

Моё учащённое дыхание и вздохи угрожали превратиться в громкие крики и стоны, когда меня накрыл оргазм, но Сет крепко поцеловал меня, заглушая все лишние звуки. Я прикусила его нижнюю губу и услышала мощный рык, исходящий прямо из его груди , и я знала, что он тоже уже на пределе. Каждая клеточка моего тела ожила от прошедшего по телу удовольствия, я ещё раз прижалась к нему, когда он опустил свою голову мне на плечо.

Спустя несколько секунд он замер и скатился с меня. Я посмотрела на него и попыталась взять за руку, но он убрал её.

– Что случилось?

Он провёл руками по волосам.

– Я так увлёкся..., что совсем забыл о защите. – Его коричневые глаза расширились и больше не было видно того самого блеска после секса. – Этого со мной никогда раньше не случалось... Я никогда не забывал. Мне очень жаль.

– Всё в порядке, – сказала я, садясь. – Я принимаю контрацептивы и знаю, что ты регулярно сдаешь анализы из-за работы.

Он нахмурился.

– Это часто даёт сбой – я имею в виду таблетки.

Я пожала плечами.

– Они прекрасно работали последние шесть лет моей жизни. Я не собираюсь начинать волноваться сейчас, и тебе тоже не стоит.

Всё ещё ощущая дрожь от прошедшего оргазма, я поднялась на ноги и отправилась в душ. К счастью, в каждой из трёх комнат был свой. В комнате отца была огромная спа-ванная и душ, у нас с Селеной – только душ и туалет. Но они были такими же красивыми и современными, со скамейками из красного дерева насыщенного оттенка и шоколадного цвета плиткой, не говоря уже о прозрачных стеклянных стенах, ванная не могла быть лучше.

Я включила свет и вошла внутрь. Войдя в ванную комнату, я мельком взглянула на себя в зеркало и застыла. Раньше я никогда не выглядела настолько... удовлетворённой. Пряди моих каштановых волос вились в воздухе, щёки порозовели, будто их пощипали. Я улыбнулась своим сияющим глазам и провела руками по лицу. К этому я могла привыкнуть.

Войдя в душ, я включила комфортную моей коже воду, позволяя мелким горячим каплям стекать по спине. Когда я закончила принимать душ, я была не просто уставшей, а разбитой. Дверь в ванную открылась, и через запотевшее стекло я разглядела силуэт Сета. Когда же открылась дверь в душевую, прохладный воздух ворвался внутрь, заставив мои соски немедленно затвердеть. Я вздрогнула и быстро втащила его внутрь. Как только дверь закрылась, я снова согрелась. Сет наклонился через меня за губкой и налил на неё странного розового мыла, пахнущего как смесь огурца и арбуза. Его большие руки сжимали губку, пока средство не вспенилось, затем он отвернул меня. Я ахнула, когда его упругое мокрое тело прижалось к моей спине. Он вспенил губку и провёл руками по моему плечу, перекинув мои волосы на одну сторону. Я всё ещё чувствовала его пальцы на своей обнажённой коже, потом их сменила жёсткая губка и тёплые пузырьки. Губка прошла от моей шеи, по моим плечам к центру спины. Я закрыла глаза, когда она достигла середины моей спины, остановившись там, где начиналась попка.

Сет ритмично провёл губкой обратно до моего затылка, затем по рукам до кончиков пальцев. Вскоре я почувствовала, как губка упала на пол, и открыла глаза, когда его мыльные руки заскользили по моей талии. Они легко погладили мой живот и выше, прямо под грудь. Счастливая, я вновь закрыла глаза и откинула голову ему на грудь. Меня раньше никогда не мыли и мысль, что это делает Сет, возбуждала меня. Я чувствовала, что вся верхняя часть моего тела намылена и тщательно вымыта. Он чуть подвинул меня назад, вода смыла пену с моего тела. Он сделал шаг ближе , и его руки заскользили ниже, растирая внутреннюю часть бедер. Инстинктивно, я открыла глаза и увидела выражение своего лица в зеркале ванной. Сет вытер с него пар, чего я даже сразу не заметила. Мои волосы прилипли к коже, струясь по плечам. Я почувствовала, как краска заливает мои щеки под его взглядом, не подозревая, что он заметил это. Я уже была светло-розового оттенка из-за горячей воды. Капли воды блестели на моей коже и лились по плечам к груди. Сет стоял под душем, позволяя горячей воде стекать по его спине. Его шоколадные глаза наблюдали за мной, пока руки свободно ласкали моё влажное тело.

– Ты прекрасна, – прошептал он мне в ухо, посылая дрожь по моей спине.

Улыбка озарила моё лицо.

– Ты видел много обнажённых женщин...

– Не таких, как ты. – Он опустил губы к моей шее и поцеловал тёплую плоть. – Никогда не встречал таких, как ты.

Моя нижняя губа немного дрогнула, когда я услышала эти слова, изо рта вырвался лёгкий стон. Если раньше меня что-то и останавливало от продолжения отношений с Сетом, то сейчас все сомнения исчезли. Я хотела, нет, я нуждалась в нём. За короткое время, он перевернул мой мир, и не раз. Он мог разозлить меня, расстроить и смутить – всё сразу, но в то же самое время, мог сделать меня такой счастливой, как никогда. Быть рядом с Сетом было волнующе и опасно, и мне это нравилось... он мне нравился. Наше отражение стало нечётким, когда зеркало снова покрылось паром, и Сет выключил душ. Моя кожа покрылась мурашками, когда я открыла дверь душа и встала на мягкий коричневый коврик. Пар шёл от нашей горячей кожи, когда Сет схватил два полотенца и передал одно мне. Мы вытирались молча, но он всё время улыбался мне расслабленной, очаровательной улыбкой, заставляя меня смеяться.

Вернувшись в спальню, мы оделись. Огромная кровать на двоих манила меня. Мои веки отяжелели и всё, чего я сейчас хотела – это спать.

– Можно мне укрыть тебя перед тем, как я уйду?

– Ты хочешь укрыть меня? – недоверчиво спросила я.

– Конечно. Я забочусь о том, что является моим.

– А я – твоя, – пробормотала я, залезая на кровать.

Сет подошёл к кровати с моей стороны, с гордой улыбкой на губах.

– Да, ты моя. – Он укрыл меня тяжёлым одеялом и наклонился, чтобы нежно поцеловать. – Увидимся завтра.

Я кивнула и подавила зевок.

– До завтра.

Он ещё не успел выйти из комнаты, а мои глаза уже закрылись. Попытка открыть их причинял ненужную боль, и я не стала сопротивляться. На сердце у меня была радость. Сегодня был не просто секс. Он был таким нежным и внимательным... он хотел, чтобы я увидела, как он заботится обо мне. Не знаю, долго ли я не спала после его ухода, но уверена, что когда засыпала, на моём лице сияла широкая улыбка.

Глава 14

Возвращение в Портленд угнетало. Я хорошо провела время в Конкорде с Сетом и его командой. Мы не делали ничего особенного. Большую часть времени Сет с парнями проводили в тренажёрном зале, а мы с Селеной гуляли. Однако было весело и нам определённо был нужен отдых, но теперь, возвращаясь домой, я должна была разобраться со всем, что оставалось здесь – как с Мейсоном, так и с Блейдом.

Маленькая коробочка из красного бархата всё ещё стояла на моём туалетном столике. Я не открывала её, но планировала сделать это утром, оставшись одна, а затем обязательно вернуть ее после обеда. Мне не нужен Блейд, мне нужен Сет. Я не могу допустить, чтобы Блейд вмешивался в мою жизнь, приводя в неё беспорядок. Он без объяснений дал мне кольцо. Вряд ли это можно назвать романтичным. Сет до сих пор ничего мне не подарил, но при этом обращался со мной так, словно я особенная.

– Ты собираешься вернуть кольцо Блейду сегодня? – спросила Селена, вырывая меня из моих мыслей.

Сет крепче сжал руль и уставился на дорогу, но я знала, что он слушал. Этим утром я говорила Селене, что собираюсь вернуть Блейду кольцо. Если у неё были вопросы, почему она не спросила меня тогда? Мне не нравилось говорить при Сете о Блейде. Это нетактично. Я оглянулась через плечо – Селена жевала свой блестящий ярко-розовый ноготь, а Джексон спал, шумно посапывая на её обтянутых джинсами коленях. Я снова повернулась к дороге, не замечая проносящихся мимо зданий.

– Да, я собираюсь встретиться с ним сегодня.

– Я бы пошла с тобой, но звонил папа, он хочет, чтобы я вышла сегодня на работу.

– Всё в порядке. Я должна сделать это сама, – отмахнулась я.

Сет облокотился на подлокотник между нашими сиденьями.

– Он вспыльчивый?

– Нет, – ответили мы с Селеной одновременно.

– Он не вспыльчивый. – Селена решила, что должна объяснить. – Но он настойчивый и скользкий. У него всегда есть чёртов туз в рукаве. Я потеряла счёт тому, как часто эти двое разбегались и удивительным образом снова сходились.

Я сердито уставилась на неё через зеркало заднего вида, но она не смотрела на меня. Всё её внимание было приковано к проклятому ярко-розовому ногтю.

– Должно быть, у него есть волшебная палочка, потому что я бы не стала встречаться с тем, кто изменяет мне каждую неделю.

– Хватит, Селена, – прикрикнула я, складывая руки на груди. – Проехали.

– Чёрт, прости.

– Я могу отвезти тебя, – предложил Сет, успокаивающе проводя большим пальцем по моему бедру.

Я потрясла головой.

– Нет, это только все усложнит. Он плохо реагирует, когда на него давят.

– Я отвезу тебя, – сказал Сет, и я поняла, что это больше приказ, чем предложение.

Я открыла было рот, чтобы отказаться, но он прервал меня.

– Я останусь с Джексоном в машине. По крайне мере рядом будет кто-то, если он решит что-нибудь выкинуть.

Он посмотрел на меня, как начальник на подчинённого, и вновь вернул всё внимание к дороге. Я не собиралась спорить с ним. Если он хочет отвести меня к дому Блейда, отлично.

Перед нами вырос огромный, словно песочный замок, дом Селены, когда мы свернули на её улицу. Как по команде, спящая красавица Джексон зевнул, стряхивая с себя долгую дрёму.

– Уже приехали? – спросил Джексон хриплым ото сна голосом.

Я хотела ответить, но хихиканье и звуки поцелуев остановили меня, и я закатила глаза. Если и было что-то, по чему я не буду скучать в этой поездке, так это – любовные игры Джексона и Селены. Иисусе. Это никогда не закончится! К счастью, мы остановились.

– Я позвоню тебе, – сказала мне Селена, выходя из автомобиля вместе с Джексоном.

Прямо перед машиной они буквально набросились друг на друга в прощальном поцелуе, заставив меня застонать и отвернуть голову.

– Наверное, ты была бы счастлива оказаться подальше от этого, – рассмеялся Сет, откинувшись в кресле.

– Даже не представляешь, насколько.

Он аккуратно взял меня за запястье и поднёс к своим губам, нежно целуя. Его губы были на удивление тёплыми, я затрепетала.

– Мы закончим здесь, заедем к тебе, заберём это кольцо и вернём грёбаному парню.

Я развернулась к нему.

– Ревнуешь? – поддразнила я его.

Он улыбнулся, удерживая мою руку.

– Ревность? Нет. Одержимость? Возможно. Если кто и купит тебе симпатичную вещицу в красной коробочке, то это буду я.

Я вырвала руку.

– Спасибо, но мне не нужно покупать вещи, чтобы я была счастлива. Блейд думает иначе, и это говорит лишь о том, насколько плохо он меня знает.

– А что тебе нужно для счастья?

Я задумалась. Мне никогда раньше не задавали таких вопросов. Я заправила прядь за ухо, прежде чем ответить.

– Думаю, мне нужно то же, что и всем. Здоровье. Преданные друзья. Любовь. Не знаю...

Он улыбнулся кривоватой улыбкой, смотря на меня с обожанием.

– Но если бы мне пришлось выбирать что-то материальное, я бы выбрала ванну.

– Ванну? – повторил он, почти смеясь.

– Да, хорошую горячую ванну с пеной. Сто лет не принимала ванну.

Он отпустил мою руку и провёл своей рукой по волосам.

– Ты такая милая, что я с трудом справляюсь с этим.

– Милая? – нахмурилась я, делая обиженный вид. – Я не милая.

Он ущипнул меня за уже покрасневшие щёки, и я шлёпнула его по руке.

– Ладно, куда теперь? – спросил Джексон, залезая обратно в машину и закрывая за собой дверь. Он просунул голову между нашими сиденьями, и я посмотрела на него. Когда я думала об этой сладкой парочке, Джексон и Селена казались мне очень похожими. Его волосы немного темнее, но у них были одинаковые зелёные глаза и заостренные черты лица.

– Мы собираемся заехать к Оливии, забрать кое-что и вернуть её бывшему, – ответил Сет Джексону так, словно это не имело особого значения.

– Мы собираемся? Ты уверен, что это хорошая идея?

– Нет, – уверенно заявила я.

– Да, – ответил следом Сет. – Я считаю, что это отличная идея. Её бывший – придурок.

Джексон откинулся на спинку сиденья, его явное неодобрение смутило меня.

– Всё больше причин, чтобы не делать этого, – ответил он.

– Можешь ехать домой, я буду только рад, – проговорил Сет, выезжая на дорогу.

– Сет…

– Нет, – перебил Джексон. – Я еду с тобой, просто держи себя в руках.

Я мельком взглянула на Сета. Его лицо не выражало ничего, никаких видимых эмоций. Он ведь не сделает ничего глупого? Последнее, чего бы мне хотелось, это чтобы Блейд пострадал или Сет попал в неприятности. Чем ближе мы приближались к моему дому, тем больше я нервничала. Я не представляла, что собираюсь сказать Блейду, если он вообще дома. Я достала телефон из кармана.

– Наверное, я должна позвонить ему.

Я набрала его номер и приложила телефон к уху.

– Детка? – сразу же ответил он.

Сет быстро взглянул на меня и нахмурился. Скорее всего, он услышал. На мгновение, я задумалась, что сделать. Поправить его или просто проигнорировать это обращение?

– Олли?

К чёрту всё. Поправлю в следующий раз.

– Блейд, привет.

Он казался оживлённым и возбуждённым, словно ожидал хороших новостей от меня.

– Как ты?

В машине стояла мёртвая тишина, это жутко нервировало.

– Отлично, хорошо. Ты будешь дома сегодня? Мне нужно …

– Да, я буду дома весь день. Когда ты заедешь?

– Примерно через полчаса. – Я посмотрела на Сета, он кивнул.

– Отлично! Я безумно соскучился, Олли.

Я практически съёжилась.

– Ага, увидимся. – Я нажала отбой и убрала телефон, нервно сцепив в замок руки.

Когда мы остановились перед моим домом, я сгребла дорожную сумку с пола и выпрыгнула из машины. Сет и Джексон ждали меня обратно с красной коробочкой в руках. Я не стала переодеваться. В джинсах и футболке мне было комфортно. Войдя в спальню, я быстро нашла красную коробочку на прикроватной тумбочке. Моя дорожная сумка опустилась на ковёр с мягким стуком, я перешагнула через неё. Схватила коробочку и почувствовала мягкую бархатную поверхность на кончиках пальцев. По какой-то причине, мои руки дрожали, я чувствовала беспокойство. На 99% я была уверена в том, что находится внутри... но не знала, какие эмоции буду испытывать, когда открою её. Коробочка скрипнула, когда я поддела её указательным пальцем. Вздохнув глубоко два раза – вдох и выдох, вдох и выдох – я открыла её полностью. Красота золотого кольца, покоящегося на белоснежной шёлковой подушке, заставила меня резко выдохнуть. Оно было потрясающим, я определённо оценила бы его, если бы мы с Блейдом были ещё вместе. Но сейчас я не хотела его. Оно олицетворяло все ошибки и все уроки, которые мне пришлось усвоить. Я закрыла крышку и засунула коробочку в карман джинсов, от чего он смешно оттопырился. Я не хотела задерживаться, так что, побежала к двери и закрыла её за собой. Я назвала Сету адрес Блейда, когда вернулась в автомобиль, после чего больше никто не произнёс ни слова. Слава Богу.


***


Когда мы въехали на подъездную дорожку к дому Блейда, бабочки в моём животе увеличились в десять раз, я почти расплакалась. Мысль о том, что я увижу лицо Блейда, возвращая ему кольцо, вызывала тошноту – еще и потому, что я точно знала, что он потратил на него кучу денег.

– Хочешь, я пойду с тобой? – спросил Сет, поглаживая моё запястье большим пальцем.

Я нервно хохотнула.

– Нет, не думаю, что это хорошая идея.

– Мы здесь, если понадобимся, – сказал Джексон, снова просовывая голову между наших сидений.

– Спасибо, – улыбнулась я ему.

Я достала маленькую коробочку из кармана и открыла дверь. Дом Блейда был похож на мой – квартирный комплекс с отдельным входом в каждые апартаменты. Я вышла из машины и закрыла за собой дверь. Блейд появился на площадке, без тени радости на лице. Я знала, что должна была приехать одна. Он сунул руки в передние карманы джинсов.

– Пожалуйста, скажи, что он просто подбросил тебя.

Я покачала головой, направляясь к ступеням.

– Я ненадолго.

Его голубые глаза смотрели сквозь меня на машину Сета. Страх скрутил мой живот, когда я услышала, как открылись и захлопнулись две двери. Я повернулась к ним и увидела, что парни облокотились на машину в ожидании действий Блейда. Джексон чуть мотнул головой, словно говоря «я же тебя предупреждал». Выражение лица Сета ввергало в ужас, даже я испугалась. Его большие руки были скрещены на груди, а взгляд был тёмным и угрожающим. Я постаралась успокоить его своим самым «не волнуйся» выражением лица и знала, что он понял меня. Я снова повернулась к Блейду, который наблюдал за парнями с отвращением и ненавистью.

– Не думай о них, – сказала я, поднимаясь по ступенькам.

Он посмотрел на меня и улыбнулся, сверкнув своими ямочками.

– Легко. Хочешь зайти?

– Нет.

– Почему нет? – Он чуть вздрогнул.

– Потому что это не займет много времени..., – я протянула ему маленькую красную коробочку. – Я не могу принять это.

Он не взял её.

– Я купил его для тебя.

– Я знаю, но мы уже не вместе. Это неправильно, я не могу его принять.

– Тогда думай о нём, как о «я хочу вернуть тебя» подарке.

Господи! Это будет нелегко.

– Оно очень красивое, но я не хочу его.

– Олли, детка …

– И ты должен прекратить называть меня детка, это недопустимо.

Он повысил голос, становящийся всё более злым и приказным.

– К чёрту это. Ты была моей девушкой шесть лет. Я заслужил называть тебя так.

Я нахмурилась.

– Ты ни черта не заслужил. Ты был моим парнем шесть лет. Я была твоей девушкой только два года. Именно тогда ты начал мне изменять.

– Не думаю, что это было …

– Два года, Блейд.

Он впился в меня глазами, ожидая от меня каких-нибудь слов или действий. Блейд перевел взгляд на Сета, затем снова на меня.

– И ты думаешь, что он заботиться о тебе?

Я чуть не рассмеялась. Сет действительно заботился обо мне. Я провела с ним достаточно времени, чтобы убедиться в этом.

– Да.

– Поверь мне. – Он положил руку на моё плечо. – Я видел, как он обращается с другими девушками в Хевенс. Он не уважает женщин, Олли.

Ха! Кто бы говорил! Я отмахнулась от него.

– Ты ничего не знаешь о нём. Я знаю, как он ведёт себя, но со мной он совсем другой.

Блейд прикусил нижнюю губу – раздражающая привычка, с которой мне приходилось мириться на протяжении шести лет. Чтобы не смотреть на это, я старалась не спорить с ним.

– Ты трахалась с ним? – выплюнул Блейд, заставив меня вздрогнуть.

Мой голос прозвучал намного тише, чем я хотела бы.

– Это не твое дело.

Блейд оттолкнул меня, чуть не сбив с ног. Я запаниковала – это было именно то, чего я хотела избежать. Мои ноги затряслись и подкосились, когда я спрыгнула со ступенек и устремилась за Блейдом. Слишком много драмы. На губах Сета появилась легкая улыбка, его крупная фигура оттолкнулась от автомобиля навстречу Блейду.

– Ты трахал ее? – завопил Блейд, приблизившись к Сету.

В глазах Сета появился блуждающий блеск, который я узнала. Он выглядел так же, как в тот день, у меня на работе.

– Я сделал даже больше, – ухмыльнулся Сет.

Джексон быстро встал между двух парней, его рука упёрлась в грудь Блейда, сгребая рубашку-поло. Он чуть отодвинул его назад.

– Не глупи, парень, – предупредил Джексон низким голосом.

Блейд стряхнул его руку и отступил назад.

– И ты, наверное, тоже ее трахал.

Моя грудь сжалась. Услышав, как отвратительно он говорил обо мне, я почувствовала отвращение. Я увидела, что Сет гневно смотрел на Блейда, в его глазах плескался тёмный, убийственный блеск. Резко сглотнув, я ощутила, как в панике мои руки начинают трястись.

– Нет, парень, – пытался разуверить его Джексон. – Она его.

– Его? – Блейд практически выплюнул это слово и резко взглянул на меня. – Его?

Я тяжело сглотнула.

– Да.

Я бы хотела, чтобы Сет набил ему морду, но, к сожалению..., это заставило бы меня чувствовать себя чертовски плохо.

– Но я видел, тебя показывают по всему интернету. Ты выглядела не в своей тарелке, и ты надела платье, которое я купил тебе. Я думал, что …

– Это ничего не значит... Селена заставила меня надеть его.

Я протянула ему маленькую красную коробочку. Он посмотрел на неё, потом на моё лицо. За все шесть лет вместе он никогда не выглядел таким уязвлённым... для меня это было слишком. Мне было необходимо уехать как можно скорее.

– Забирай, – сказал Сет, снова облокачиваясь на машину. – Она не хочет его.

Блейд взял коробочку. Его длинные холодные пальцы задержались на моей руке чуть дольше, чем следовало, и, прежде чем убрать руку, я опустила глаза. Блейд отошёл в сторону и, я направилась к машине, не глядя на него. Поравнявшись с Сетом, я услышала его голос, нарушивший молчание.

– Знаешь, что я сделал после боя? – спросил Сет с сардонической улыбкой.

Вот чёрт. Мои глаза расширились, кровь отлила от лица.

– Сет …

– Я порвал платье.

Он не сказал этого только что. Я посмотрела на Блейда, по его лицу невозможно было что-либо прочесть, но всё его тело напряглось, источая ярость. Я хотела сказать, что Сет лжёт, что он не рвал платье, что он просто старается разозлить его, но злость Блейда затопила его и я замолчала.

– Чёртов ублюдок!

Прежде чем Блейд успел добраться до Сета, Джексон перехватил его, оттаскивая назад. Сет шагнул вперёд, я бросилась перед ним. Я чувствовала, как под моими руками напряглись его мускулы, он был готов к бою.

– Расслабься, – крикнул Джексон, пока Блейд пытался вырваться.

Джексон легко удерживал Блейда. Он был меньше Сета, но, чёрт, он был гораздо крупнее Блейда. Невинные прохожие быстро проходили мимо, с любопытством глядя на потасовку. Нужно было уходить оттуда. Кто-нибудь мог вызвать полицию. Я мало знала о турнире Сета, но уверена, что драка в общественном месте не послужит ему на пользу.

– Поехали, – прошипела я Сету, потянув его за руку. Когда он не обратил на меня внимания, я ударила его в бок локтем. Ноль эмоций. Наконец, после того как я снова стукнула его, на этот раз сильнее, он заворчал, обратив на меня внимание.

– Я сказала, поехали.

– Поехали, Джексон, – небрежно позвал Сет, обходя машину к водительскому месту.

Не теряя времени, я открыла дверь и влезла в салон. Я должна уехать отсюда. Больше не вынесу отвратительно-депрессивного выражения лица Блейда. Джексон поправил свою чёрную майку и направился к машине. Я опустила взгляд на свои ноги, не смея взглянуть на Блейда.

– Прости, – извинился Сет. Я посмотрела на него, он улыбнулся мне виноватой, почти грустной улыбкой. – Я не должен был провоцировать его.

– Не притворяйся. Тебе совсем не жаль.

Как я и ожидала, его губы расплылись в дерзкой улыбке, я бросила на него сердитый взгляд. Задняя дверь захлопнулась, и Джексон в третий раз влез между сидений.

– Подумать только, у этого парня есть яйца. Иисусе. Он собирался уложить нас обоих.

– Он бы ничего не сделал, – фыркнула я.

Сет приподнял одну бровь. Я что-то не так сказала?

– Ты защищаешь его? – усмехнулся Джексон, откидываясь назад. – Невероятно.

– Чёрт, – проворчал Сет, – должно быть у него действительно есть волшебная палочка.

Джексон подавил смешок, но мне это вовсе не показалось смешным. Нисколько.

– Нет у него никакой волшебной палочки, – выплюнула я. – Вы двое как подростки. Бедный парень. Я просто хотела вернуть его подарок и пыталась сделать это как можно более безболезненно для него.

– А он заботился о том, чтобы не причинить тебе боль, когда изменял тебе неизвестно сколько раз? – жёстко спросил Сет .

– Нет, но я…

– Но ты ничего. Ты ничего ему не должна. – Он тяжело вздохнул, потерев лицо руками. – Если бы не этот чёртов турнир, я бы зарыл его только за то, как грубо он с тобой разговаривал. Он кусок дерьма. Ты заслуживаешь лучшего.

Что-то щёлкнуло во мне, подняв мою злость на невероятную высоту.

– Ты имеешь в виду кого-то, вроде тебя? Кого-то, о ком я ничего не знаю, и который, не стесняясь, спит со мной, но имеет пунктик по части отношений? Да, я действительно заслуживаю всего этого!

Через несколько секунд и пары глубоких продолжительных вдохов я поняла, что была немного резка. Я потёрла лоб, сожалея о том, что сказала. Мне было стыдно перед Джексоном. Серьёзные разговоры должны происходить наедине, а не выноситься на всеобщее обозрение. Он, наверное, чувствует себя сейчас неуютно.

Всю дорогу до дома мои руки и ноги нервно тряслись. Я так и не посмотрела на Сета, даже когда чувствовала на себе его взгляд. Когда мы остановились перед моим домом, я быстро попрощалась и вылезла из машины. Едва коснувшись земли, я услышала, как хлопнула вторая дверь. Конечно же, Сет пошел за мной, тогда как у меня не было никакого желания выяснять отношения. Я остановилась и повернулась к нему.

– Ты не уйдёшь так, – сказал он, догоняя меня.

– Чего ты хоч…

Он обхватил мою талию своими руками и поцеловал так, что буквально лишил воздуха. Он такой тёплый – всегда такой тёплый. Когда он отстранился и отпустил меня, я чуть не упала. Этот поцелуй был таким насыщенным.

– Мне очень жаль, что я всё усложнил для тебя, но мне не жаль, что я прижал этого придурка. – Он улыбнулся и могу поклясться, что не сказала бы сейчас ни слова, чтобы не расстроить его. – Сейчас мне нужно на тренировку, но я вернусь вечером.

Почувствовав себя более смелой, я упёрла руки в бока.

– А что, если я занята?

Он игриво вскинул брови.

– Да, ты будешь занята.

Я изогнула бровь.

– Мной, – добавил он, подмигнув. – Увидимся вечером.

Я наблюдала за машиной с нижней ступеньки лестницы, пока она не скрылась из виду. Я чувствовала, что больше не испытываю раздражения. Всё, что было нужно – лишь один поцелуй, и я простила его. Я как глина в его руках, и он прекрасно знает, как лепить меня.


***


До встречи с Сетом была ещё куча времени, так что я решила чем-нибудь заняться. Я убралась, приняла душ, посмотрела фильм. Затем заставила себя подняться с дивана и вошла в свою комнату. Надо бы поспать. Подойдя к кровати, ударилась ногой о дорожную сумку.

– В стирку, – вздохнула я, доставая сумку и высыпая всё её содержимое на кровать.

Первым выпало худи Сета. Он забыл его на полу в моём номере. Я помню, как запихала его в сумку, подальше от глаз отца. Он ничего не заметил и на следующий день даже не подозревал, что произошло прошлой ночью. Было бы неловко, если б он сказал что-то о том, что слышал, как его дочь занимается сексом. Я взяла телефон с прикроватного столика и набрала номер Сета. Нет ответа. Тогда я позвонила отцу. Я должна была узнать у него адрес Сета – уверена, он знает его. Не будет же Сет возражать, если я появлюсь у него дома и заброшу ему худи? Или я слишком навязчива? Не думаю, тем более после всего, что было в Конкорде. Конечно, я могла подождать, пока он приедет, но не хотела. Мне нужно было увидеть его.

– Привет, Олли! – ответил отец.

– Привет, пап. Это я. У тебя есть адрес Сета?

– Да, сейчас посмотрю в документах.

Я услышала, как зашуршали бумажки на его столе.

– Променад Уэй, 103.

– Правда? Как Променад Уэй на холмах?

Променад Уэй находился в тридцати минутах езды, почти что за городом. Я была там дважды и если дом Селены казался мне великолепным, то он не шел ни в какое сравнение с престижными дворцами того района.

– Да, тот самый. Я должен идти, дорогая, двое парней ссорятся у одной из машин.

– Будь осторожен. Не делай глупостей и попроси кого-нибудь помочь те…

Он повесил трубку.

– Я тоже тебя люблю, – буркнула я, бросая телефон на кровать.

Я нахмурилась. Как Сет может жить на Променад Уэй? Я знаю, что участвуя в любительском турнире, Сет получает деньги за каждую победу, но не думаю, что этого достаточно для покрытия хотя бы четверти стоимости такого дома. Моё любопытство было слишком сильным, чтобы сидеть на месте, поэтому я надела пару удобных теннисок и накинула поверх своего топа тонкий белый жакет. Обычно я не ношу светло-розовые хлопчатые шорты вне дома, но на улице было довольно тепло и мне претила мысль надевать джинсы.

Я схватила худи Сета, вышла из дома и направилась к машине. Пока я ехала, я опять пыталась дозвониться ему.

Ответа снова не было.

Чем ближе я подъезжала к его дому, тем больше понимала, что это плохая идея. Сет очень закрытый человек... ему не понравится, если я появлюсь вот так. Но как бы сильно я ни хотела повернуть обратно, не могла убрать ногу с педали газа.

Вскоре я остановилась перед домом 103, открыв от изумления рот. Совершенно точно, у меня был неправильный адрес. Я смотрела на огромный двухэтажный особняк, выложенный тёмно-шоколадным кирпичом. На втором этаже был маленький балкон из белого камня, обставленный миниатюрной наружной мебелью. Дом выглядел абсолютно спокойным и необитаемым. Никогда раньше я не видела такого дома... потрясающего дома. Он словно стоял один посреди великолепных пышных лабиринтов. Заставив себя отвести взгляд, я взяла худи, вылезла из машины и положила ключи в карман. Лужайка перед домом была огромной и зелёной, от желания пробежаться по ней босиком я поджала пальцы на ногах. Здесь не было забора, который препятствовал бы проникновению нарушителей – хотя, не думаю, что они здесь бывают. Я ступила на симпатичную, шоколадного цвета плитку и прошла в цветущий сад. Я остановилась, чтобы посмотреть на цветы – их было много, всевозможных оттенков, все они прекрасно контрастировали с коричневой кладкой.

– Могу я вам помочь? – спросил грубый женский голос.

Я подпрыгнула, прижимая худи к груди. Я немного успокоилась, увидев красивую женщину средних лет, сидящую в широком плетёном кресле. Но когда её глаза, цвета тёмного эспрессо, встретились с моими, напряжение вернулось.

– Здравствуйте, – сказала я настолько вежливо, как могла. Я подошла ближе. – Здесь живёт Сет Марк?

– Вы пришли, чтобы заняться с ним сексом? – Она затянулась сигаретой и моё внимание привлекли красные тлеющие огоньки, когда она делала затяжку.

Что за странный вопрос?

– Нет... я просто …, – я протянула худи, но она прервала меня.

– Как тебя зовут? Тиффани? Нет, ты похожа на Наташу.

Я не могла представить, что скрывалось за её словами. Я помотала головой, в то время как она поднялась с кресла. Женщина поправила свой красивый костюм карамельного цвета и спустилась по ступенькам, оказавшись прямо передо мной.

– Меня зовут Оливия, – ответила я.

– Так ты пришла заняться сексом, Оливия?

Мои губы приоткрылись от переполнявших чувств, я вся покрылась нервным румянцем.

– Определённо, нет. Если вы позволите мне договорить, я …, – я протянула худи, и она снова меня прервала.

– Итак, вы не занимались сексом с моим сыном?

– Нет... ну, я … мы … подождите. Вы сказали, с вашим сыном? – тихо спросила я.

– Да. Сет – мой сын, – она бросила сигарету на ровно подстриженную траву и погасила её, растерев каблуком, оставляя при этом чёрную отметину на совершенном газоне. Его мама определённо пугала и чем больше я смотрела на неё, тем больше видела, как много у них с Сетом общего – глаза шоколадного цвета, осанка, красивые скулы. Она слегка покачивалась, будучи совершенно пьяной и не в своём уме – мне стало страшно.

– Я просто приехала, чтобы отдать его худи... вот и всё, – сказала я тихо.

– И почему оно у вас?

– Он оставил его у меня, когда мы были в Конкорде.

На самом деле, он оставил его на полу в моём номере, но я не собиралась ей этого говорить. И тут она сорвалась.

– Ты та самая девушка, с которой он проводит всё своё время?

Я наполовину пожала плечами, наполовину кивнула.

– Он взял тебя в Конкорд с собой? – Я снова кивнула. Её глаза наполнились слезами, и я захотела подойти ближе, чтобы дотронуться до неё, успокоить.

– Оливия?

Этот голос невозможно было перепутать ни с кем, я отдёрнула руку, прежде чем успела коснуться её плеча. От его голоса по моей спине пробежала дрожь. Он вышел из элегантной двери и сейчас возвышался над нами, стоя на верхней ступеньке лестницы. Его волосы с одной стороны были немного помяты, глаза были заспанными. Чёрт. Мы разбудили его.

– Сет, я …

Его мама привлекла его внимание.

– Ты брал её в Конкорд, но не мог ответить на мои звонки?

Внезапно, она начала плакать пьяным надрывным плачем, от чего Сет сжался. Поэтому он держал меня подальше от своего дома? Из-за матери?

– Ты знаешь, почему я не отвечал на твои звонки, чёрт подери, а сейчас, иди внутрь. – В голосе ни капли сожаления. Его не волновало, что мама была расстроена. Я видела, что он стал дышать чаще.

– Нет! – Закричала она и её слёзы высохли. Прошли, будто их и не было. – Я хочу поговорить со своей новой знакомой. Пойдём.

Она протянула ко мне руку.

– Пойдём внутрь и выпьем.

Сет напрягся. Я знала, что мне здесь не рады и вежливо отклонила её руку.

– Нет, спасибо. Я в порядке. Я здесь только для того, чтобы вернуть его худи.

– И ты сделала достаточно, – добавил Сет.

– Ты собираешься сказать, что мне теперь делать? После всего, что я сделала для тебя и твоей сестры?

Сет нервно облизал губы. Казалось, ему не понравилось, что она сказала, но он не хотел спорить с ней при мне. Его мама почувствовала это и замолчала. Я думаю, её тошнило. Я подошла ближе и положила руку на её спину, она задрожала.

– Езжай домой, Оливия. – Он практически прорычал эти слова, и я отступила назад, борясь с сильным желанием сжать грудь. Казалось, то, что я дотронулась до его мамы, оскорбило его. Голос Сета не был ни вежливым, ни заботливым. Он был грубым, жёстким и опасным.

– Но она …

– Я сказал, езжай, мать твою, домой! – прокричал он.

Его голос был резким и холодным, словно нож, вонзившийся в живот. Что-то колючее раскручивалось в моей груди и я, уронив его худи на землю, развернулась. Я двигалась так быстро, как только могла, убегая к машине и убеждая себя, что я больше взбешена, чем расстроена из-за разбитого сердца. Запрыгнув на водительское сиденье, я вдавила педаль газа, оставляя звук скрежещущих шин за собой. Отъехав на несколько футов, я почувствовала, что в моей груди поднимается печаль, но не стала останавливаться... не до тех пор, пока не добралась до своего дома. 

Глава 15

Не знаю, что сегодня произошло, но это отстой. Всё так хорошо начиналось, но вскоре день превратился в полнейший кошмар. Я выдернула подушку из-под головы и швырнула через всю комнату. Волосы прилипли к лицу, я раздраженно откинула их. С тех пор, как я вернулась домой три часа назад, я лежала в постели и не могла понять, что же всё-таки произошло в том причудливом красивом доме Сета. Я понимала, что появилась там без предупреждения, но это не значит, что нужно было быть таким придурком. Он выпроводил меня так, будто я была... ничем, каким-то мусором.

Я уже давно перестала плакать, но мои глаза всё ещё были красными от слёз. Он так и не появился. Ничего. Даже не прислал какого-нибудь жалкого сообщения, чтобы извиниться. Как только эта мысль промелькнула, телефон завибрировал, и на экране высветилось имя Сета. Мой желудок скрутило. Я ждала его звонка, надеялась, что он позвонит, но теперь, когда он звонил... я была вне себя от того, что это заняло у него столько времени. Я сбросила входящий звонок и накрылась другой подушкой. Телефон завибрировал снова. Мои пальцы вжимались в подушку каждый раз, когда телефон издавал звук. Ещё несколько вызовов, и он затих. Телефон дважды завибрировал, известив о голосовом сообщении, я схватила его, чтобы прослушать. Автоответчик монотонным голосом сообщил о времени и дате голосового сообщения. Я нервно кусала ногти и, клянусь, автоответчик специально проговаривал все числа медленно, чтобы вывести меня из себя. Затем я услышала голос Сета.

– Мне так чертовски жаль, О. Я не хотел быть таким резким... Просто, увидев тебя рядом с мамой, я …, – он вздохнул. – Я очень волнуюсь... Ты нужна мне.

Сообщение закончилось, автоответчик спросил, не хочу ли я удалить сообщение. Я отключила телефон и бросила его на кровать. И что мне теперь делать? Я совершенно не представляла, как нужно вести себя в такой ситуации. Раньше мне не приходилось что-либо «исправлять». С Блейдом всё было проще – он просто возвращался, как ни в чем не бывало. Может это так и работает? Я до крови сгрызла ногти, думая и доводя себя до отчаяния. Я всё ещё ужасно зла... Сейчас я не могла говорить с ним, боясь сказать какую-нибудь глупость.

Спустя полчаса, пока я продолжала думать, что делать дальше, в входную дверь мягко постучали три раза и все мысли разом улетучились из моей головы. Чёрт. Возможно, это Сет. Хорошо, не возможно. Я на сто процентов уверена, что это он.

Соскользнув с кровати, я в темноте направилась к двери. Я так сильно прикусила щеку, что удивилась, что не было крови. Когда я открыла дверь, взгляд Сета переместился с пола на меня. Его брови хмуро нависли над грустными, полными сожаления глазами. Он прикусил верхнюю губу и спросил:

– Ты плакала?

– Нет, – быстро ответила я, но не смогла обмануть даже себя.

Я чувствовала, что мои глаза опухли.

– Могу я войти?

Я вздрогнула.

– Ты хочешь, чтобы я была так же любезна, как и ты сегодня? – Он молчал и не двигался. – Нет. Уходи.

Я шагнула назад и толкнула дверь, но она вдруг резко распахнулась, ударившись о стену. Снова взглянув на Сета, мой взгляд переместился на его ноги. Носок его туфли был в моей квартире, и я, по какой-то причине, начала раздражаться.

– Я сказала, уходи.

– Да, ты сказала, но я этого не сделаю. Не тогда, когда, я знаю, что нужен тебе. – Он облокотился о дверной косяк, уважая мои границы и не входя в квартиру. – Я знаю, что ранил твои чувства и мне очень жаль. Ты просто застала меня врасплох.

Так вот, что это было? Я застала его врасплох?

– Ты выгнал меня, словно какое-то животное, – прошипела я. – Это было …

– Отвратительно. Это было эгоистично и грубо и я знаю, что не могу вернуть всё назад, но, по крайней мере, позволь мне извиниться и объяснить. Я здесь..., пожалуйста.

Я прикусила губу. Он хочет всё объяснить. Раньше никто не хотел ничего объяснять мне. Раньше, в попытке загладить свою вину, мне покупали вещи, которые мне были не нужны, но никто никогда не хотел мне что-то объяснять или должным образом извиняться.

– Если я разрешу тебе войти, ты должен будешь всё мне рассказать.

Он кивнул, но я проигнорировала нерешительность в этом жесте.

– Входи.

Он вошёл и снял обувь. Пройдя на кухню, я достала из холодильника бутылку холодной воды. В горле пересохло, я подумала, что это от обезвоживания... или это могло быть из-за того, что мне предстоял разговор по душам – первый в жизни, и я нервничала.

Я села, он облокотился на холодильник.

– Значит, это была твоя мама? – Я открыла бутылку и сделала большой глоток.

– Во плоти.

Я чувствовала, что эта тема ему неприятна, но мне было необходимо знать, что происходит на самом деле.

– Она красивая.

– Внешне – возможно.

– Думаю, она из той части твоей жизни, с которой ты не хочешь делиться со мной...

И я понятия не имела, почему.

– Я никогда не хотел, чтобы ты встретилась с ней.

Я нахмурилась, а он быстро ответил:

– Она не совсем нормальная.

– Ты встречал мою маму? – усмехнулась я.

– Ладно, возможно это не совсем подходящее слово. Она мстительная, эгоистичная алкоголичка , и мне не по себе, что тебе пришлось встретиться с ней.

Я встала и сделала осторожное движение в его сторону.

– Ты можешь подойти, – сказал он, чуть дернув губами. – Я не оттолкну тебя.

Я шагнула в его руки, и он обхватил меня, крепко прижимая к себе. Я прижалась головой к его груди, он дважды поцеловал меня в макушку.

– Моя мама не всегда пила. Раньше она была потрясающей – заботливой, но, после смерти отца, она очень изменилась. Как будто теперь я стал родителем. Мне постоянно звонят, чтобы я забрал её, то из полицейского участка, то из больницы..., – он вздохнул, – знаешь, я просто так устал от всего этого.

Я отстранилась, чтобы посмотреть ему в лицо. Мысли о матери сильно расстраивали его, и я ненавидела себя за то, что заставила его чувствовать себя так неуютно, но я должна была. Он должен понять, что меня не так просто испугать.

– Она всё ещё твоя мама, Сет, – пробормотала я.

– Поэтому я и вожусь с ней, но я был очень терпеливым, давая слишком много шансов. Больше она не заслуживает этого.

– Почему нет?

– Если честно, для этого много оснований. Она стала причиной того, что моя младшая сестра переехала, что я не мог двигаться дальше после смерти отца – она напоминает мне об этом каждый чёртов день, я устал справляться с ней. – Он отпустил меня и провёл пальцами по волосам. – Когда ты сегодня уехала, я совсем растерялся. Мне было так плохо, что я не мог дышать... Я сел в машину, хотел приехать сюда, но вместо этого решил пойти в тренажерный зал. Там я встретил твоего отца, он спросил, нашла ли ты мой адрес. Я не смог ничего сказать и просто ушёл оттуда, а потом несколько часов тупо ездил вокруг, пытаясь придумать, как объяснить всё тебе.

Он нежно погладил мою щёку большим пальцем.

– Я обошёл много магазинов, видел много вещей, которые могли тебе понравиться, но вдруг вспомнил, что это не то, чего бы ты хотела. Тебе не нужно покупать вещи, чтобы чувствовать себя лучше.

Я зарылась лицом в его чёрную куртку, и меня накрыло чувство спокойствия. Наконец-то я нашла того, кто понимает меня, кто слышит меня.

– Но, – сказал он, проведя пальцем по моей щеке и поднимая мою голову, – я смог придумать две вещи, которые могут тебя осчастливить.

Я посмотрела на него, его тёмные глаза горели от удовольствия, он знал – то, что он приготовил, наверняка мне понравится.

– После того, что случилось сегодня – и особенно после того, что ты сказала в машине – я понял, как много в мире того, что может разлучить нас. Прямо сейчас, мы ничего не должны друг другу. Ели мы захотим расстаться, нам даже не придется ничего объяснять друг другу, и мне это не нравится. Я хочу, чтобы между нами были обязательства. Я хочу быть должным давать тебе объяснения... Я хочу, чтобы мы официально были вместе – ярлыки и все такое, если это необходимо.

Моя челюсть отвисла от удивления, я уставилась на него широко открытыми глазами. Я была поражена тем, что он делал это для меня.

– Это так неожиданно... А что случилось с твоим «я не завожу себе девушек»?

Его губы дрогнули.

– Случилась ты.

Чёрт побери. Он красивый и романтичный. Как я могу обижаться на него.

– То есть ты осознаёшь, что это означает, что для других ты больше недоступен? – спросила я, тыча указательным пальцем в его плотный живот. Он обхватил моё лицо тёплыми широкими ладонями и моё дыхание перехватило.

– Детка, я стал недоступным для других с того момента, когда эти щёчки окрасились в самый сексуальный розовый цвет.

Огонь заполыхал под моей кожей, я отвела взгляд.

– И когда это случилось?

– Когда я увидел, как ты трахаешь меня глазами.

Я пихнула его, и он отпустил меня.

– Я не смотрела так.

Он громко рассмеялся и прижал меня к себе.

– Смотрела. Признай это.

Я пялилась на него какое-то время, но совершенно точно не «трахала» его глазами.

– Как бы то ни было, – усмехнулся он, целуя меня в нос, – есть ещё одна вещь, которая порадует тебя, но для этого мы должны сесть в машину.

– В машину?

Он кивнул.

– Тебе ничего не нужно брать с собой. Просто пойдём в машину.

Руки Сета лежали на моих плечах, он развернул мое сбитое с толку тело к двери. Он шёл позади меня, подталкивая меня всё ближе и ближе к выходу.

– Мне нужно переодеться, – сказала я, посмотрев на свои коротенькие шорты и майку. Я давно уже потеряла халатик от этого комплекта. – Мои шорты слишком короткие.

Он убрал руку с моего плеча, и я подпрыгнула, почувствовав, как он провёл своим большим пальцем у основания попы.

– Я думаю, что они идеальны, – прорычал он.

Ощутив его дыхание на своей шее, я немедленно возбудилась. Я открыла входную дверь и прежде, чем до меня дошло, мы уже сидели в его машине и отъезжали от дома.


***


Я едва замечала здания и улицы, которые мы проезжали. Всё моё внимание было приковано к моему бедру – к тому месту, на котором Сет рисовал круги подушечкой своего грубого пальца. Это было до боли возбуждающим, я едва сдерживала стон, когда кружок незаметно передвигался на внутреннюю часть бедра. Когда он убрал свою руку, мои мысли упорядочились, и я заметила тот самый поворот, на котором я свернула сегодня днём.

– Сет..., – осторожно проговорила я, – куда мы едем?

Мы едем по направлению к его дому, но он может везти меня туда. Или может?

– Разве это не очевидно? – спросил он, поднимая бровь. – Мы едем ко мне.

Сет покосился на меня и, Слава Богу, что было темно, и он не заметил, как мои пальцы нервно теребят тонкую ткань топа.

– Не волнуйся. Я сказал, что это порадует тебя, и поверь мне, тебе понравится.

Хоть я и ничего не понимала, я всё-таки кивнула, решив полностью довериться ему.

Днём дома поразили меня своими размерами и величием. Сейчас они были красивыми и элегантными. В фонарях, освещающих дорожки, было что-то умиротворяющее. Я бы хотела иметь такой фонарь у моего дома. Мы свернули и медленно проехали по подъездной дорожке, идущей под небольшим углом. Сет выключил зажигание и немного посидел.

– Нам не нужно заходить внутрь, если ты не хочешь, – сказала я.

Сет вышел из машины, обошел её, и, открыв мою дверь, протянул мне руку. Я взяла её.

– Мы войдем, – улыбнулся он.

Я старалась не открывать широко рот от изумления, видя, как дорожка цвета шоколада и тёмные кирпичи здания освещаются тёплым жёлтым светом. Это вызвало во мне страстное желание съесть шоколадный торт с ванильным кремом. Вкусно.

Сет сплёл наши пальцы, и я улыбнулась ему. Сет. Мой парень. Как это вообще произошло? Как мне так повезло? Он вставил ключ в замок входной двери, и она бесшумно открылась. Я уставилась на длинный коридор. Он был пустым, но это не была устрашающая и одноцветная пустота. Это пустота, захватывающая дух. Сет отпустил мою руку.

– Ты первая.

Я не двигалась.

– Твоя мама дома? Я бы не хотела беспокоить её...

– Моя мама редко бывает дома по вечерам. И сегодня не исключение.

Его рука скользнула по моей спине, подталкивая меня.

– Кроме нас, здесь никого нет. Входи.

Сняв обувь, я вошла. Сет снова взял меня за руку и потянул за собой по длинному коридору. За коридором располагалась гостиная – диваны, обитые тёмной кожей, красно- белые коврики, очень большой телевизор и странные скульптуры – очень необычно. Никогда не видела такого... спонтанного дома. Да, снаружи он красивый, но я ожидала, что внутри он будет, ну, домом парня. Типа, одежда и еда, разбросанные повсюду, странный запах старых ботинок и постеры голых девушек. Я избегала комнаты брата именно по этой причине.

– А где же постеры с голыми красотками? – поддразнила я его.

Он рассмеялся, посмотрев на меня.

– Мне уже не двенадцать.

Он провёл меня через огромную кухню, где висели кастрюли и сковородки и стояли стальные скамейки с деревянными вставками, и затем дальше, по другому коридору. Этот не был таким пустым, как первый. На белых стенах висели картины.

– Никогда бы не подумала, что тебе нравится искусство, – сказала я вслух.

– На самом деле, они принадлежали моему отцу.

Ох.

– Извини.

Он посмотрел на меня своими коричневыми глазами.

– Тебе не за что извиняться.

Сет проводил меня вверх по лестнице в небольшой холл. Холл делился на три коридора, мы пошли по крайнему слева. В конце коридора он открыл дверь.

– Это твоя комната?

Я позволила себе ни о чём не думать, пока разглядывала безупречно чистую и организованную комнату. В дальнем углу комнаты заманчиво стояла огромная кровать королевского размера. В другом углу находился кофейный столик и два чёрных кожаных кресла, напротив впечатляющих размеров телевизора. В центре комнаты, на деревянных перилах, висела боксёрская груша, сверху которой висела пара голубых боксёрских перчаток.

– Тебе нравится?

Я покачала головой и одновременно кивнула.

– Она большая... и... красивая.

Он дерзко улыбнулся, и я поняла, что только что выдала что-то в стиле «сказала она» шутки.[14] Я поморщилась.

– Ничего не говори.

Он махнул своей большой ладонью.

– Я и не собирался. – Он указал на кресло. – Присаживайся, я сейчас вернусь.

Сет вышел в дверь, расположенную у другой стены, а я плюхнулась в кресло. На стеклянном столе лежал журнал для взрослых, и я усмехнулась. Это точно комната Сета. Он появился в двери и жестом показал мне следовать за ним. Взволнованная и одновременно заинтригованная, я пошла к двери. Сет открыл её шире, чтобы я смогла пройти, и взял меня за руку. Он завёл меня в ванную со стеклянной душевой и двумя красивыми квадратными раковинами. Симпатично, но все мое внимание обратилось на огромную спа-ванную. Она наполнялась водой, которая булькала и пенилась, образуя толстый слой мыльных пузырей.

– Ванная?

Пальцами Сет подхватил край моего топа и снял его, поднимая вверх мои руки.

– Только для тебя.

Большими пальцами он подхватил резинку на шортах и потянул их так, что они упали на пол вместе с трусиками. Тёплый пар, поднимающийся из ванной, нежно ласкал кожу.

Я повернулась к Сету.

– Тебе не надо было привозить меня сюда только для того, чтобы принять ванную. Я чувствую себя глупо.

Он улыбнулся, пробегая кончиками пальцев по моей коже на животе.

– Так ванная не сделает тебя счастливее?

– Да, конечно, но … ах! – Он легко подхватил меня на руки и понёс к ванной. Сначала в обжигающую воду погрузились пальчики ног, а затем, медленно, когда я привыкла к температуре, всё тело.

– Ты присоединишься ко мне? – спросила я Сета, укрывая пеной свои груди.

– Нет, я хочу, чтобы ты наслаждалась ванной.

– Я буду наслаждаться гораздо больше, если ты будешь рядом со мной.

– Он покачал головой.

Я попыталась снова.

– Если ты присоединишься ко мне, это сделает меня счастливее.

Он прикусил нижнюю губу и с тяжёлым вздохом снял свою куртку. Я наблюдала, за возбуждающим зрелищем, как он снимал футболку через голову, обнажая удивительно нежную кожу, покрытую замысловатыми татуировками. Поддев пояс на джинсах, он снял их. Я подтянула ноги к груди, когда он вошёл в ванную. Он зашипел, когда горячая вода коснулась кожи, и расслабился, как только тело привыкло к высокой температуре. Между нами было огромное пространство, так что я скользнула к нему, и он с удовольствием устроил меня между своими ногами. Прислонившись спиной к его груди, я закрыла глаза, пока он мягко целовал мою шею, посылая волну удовольствия по моему телу.

– Теперь я наслаждаюсь ванной гораздо больше, – промурлыкала я, чувствуя его улыбку на своей коже.

Его руки опустились вниз. Нежно поглаживая мои груди.

– У тебя очень красивый дом, – сказала я. – Даже не представляю, как ты чувствовал себя в моей квартире.

– Твоя квартира очень удобная. Я никогда так хорошо не спал, как там, вместе с тобой.

Его нежные слова наполняли меня странной теплотой и заставляли улыбаться.

– Ты сказал, что хочешь мне всё объяснить, так? – спросила я, стараясь заставить себя чувствовать лучше от того, что собиралась сказать дальше.

Он ничего не ответил, только кивнул.

– Как ты можешь позволить себе такой дом?

Он рисовал круги на моём боку указательным пальцем, заставляя мои соски твердеть.

– Ну, в Сиэтле мой отец был хирургом, а мама – адвокатом. Вместе они сколотили целое состояние и смогли мудро распорядиться им... когда отец умер, и мама покатилась по наклонной, я стал отвечать за финансы ради сестры.

– Почему ты переехал в Портленд?

– Мама достигла крайней точки. Она обещала, что станет лучше, но единственным городом, предлагающим программу, которая меня устраивала, был Мейн. Она ещё в самом начале программы.

– А твоя сестра? Она тоже живёт здесь?

– Нет, Мэдди зажигает в Вегасе со своим парнем – рок-звездой. – Тон его голоса стал агрессивнее к концу предложения. – Ей бы следовало жить здесь, но они с матерью не могут найти общий язык.

Я почувствовала, как тело Сет напряглось подо мной, и поняла, что расспросов на сегодня достаточно. Последнее, что я хотела делать – заставлять его отвечать на мои вопросы против воли. Я гладила его, оставляя случайный узор на его ноге. Спиной я почувствовала, насколько сильно это ему понравилось, и улыбнулась. Я развернулась к нему лицом. Я касалась его накачанного торса своим мыльным телом, пока скользила вверх, целуя его губы, потом шею. Я высунула язык, чтобы облизать его челюсть, он застонал и захватил мою нижнюю губу зубами, когда я поцеловала его в губы. Моя рука заскользила вверх по его бедру, но он быстро перехватил моё запястье.

– Я думал, ты хотела принять ванну, – поддразнил он меня, чуть наклоняя голову вбок.

– Могу я получить и то, и другое? – чувствуя себя дерзкой, заявила я.

Он приблизился ко мне, и моё сердце пропустило удар. Внутренности сжались в предвкушении его прикосновений.

– Ты ненасытная, – усмехнулся он, нежно лаская мои губы своими.

– Да, я такая, когда дело касается тебя.

Его тёмные глаза загорелись удовольствием от моего ответа, он поцеловал меня. Он скользил пальцами по моей коже, его влажный язык нежно гладил мою нижнюю губу. С увеличивающимся возбуждением, я сразу же открыла свои губы навстречу ему и он, не теряя времени, проник в мой рот языком. Мой пульс стучал в венах, как и всегда, когда мы были так близки. Руки Сета исследовали изгибы моей талии, потом он подхватил мою попу и приподнял меня выше. Я чувствовала его твёрдые сильные руки на своей коже – это сводило меня с ума, я просто не смогла сдержаться и заскулила от удовольствия. Звук моего стона эхом отозвался от стен, окружив нас, и я почувствовала, как он твердеет. Ощущать его под собой было невероятным удовольствием, я крепче прижалась к нему, когда его рука заскользила вниз по моему телу, сжимая мои бёдра. По моей груди прошли восхитительные покалывания, я пылко застонала, возбуждение безжалостно запульсировало между моих ног. Сет отстранился от моих губ и сфокусировался на моём лице, его рука скользнула между нами. Я приподняла свои бёдра, пока он поглаживал меня своим возбуждённым членом. Я идеально подгадала время, когда он проходил прямо подо мной, и опустилась на него до самого основания.

– Чёрт! – выдохнул Сет, сильно сдавливая мои бёдра. Вода плескалась и поднималась вокруг нас, пока я двигалась на нём вверх и вниз. Я смотрела прямо на него, совершенно загипнотизированная выражением его лица – тёмное, голодное, излучающее грешное наслаждение. Его внимание было приковано к моей груди. Она была влажной и сверкала в свете ванной. Он слегка наклонился вперёд, беря в рот мой набухший сосок, я выгнула спину. Он резко отпустил сосок и сосредоточился на моём лице.

– Выходим, – прошептал он на выдохе, зарываясь пальцами в мои бёдра. – Я хочу тебя в своей постели.

Я провела языком по его нижней губе, медленно целуя его. Я поцеловала его в нос и слезла с него. Вода стекала с него тонкими струйками, уровень воды в ванной упал, когда он вышел из неё. Я вынула пробку и пошла за ним. Мои волосы были ещё сухими, так что, Слава Богу, мне не понадобилось много времени, чтобы обтереть тело. Я засмеялась, когда он подхватил меня и понёс в комнату. Посмотрев в его лицо, я удивилась мягкой силе его самообладания. Он уложил меня на свою большую кровать, и я обхватила его шею своими руками, притягивая к себе. Его смех и последующее рычание заставили моё сердце биться быстрее, пока мы шутливо боролись друг с другом. Я играла с его мягкими волосами, он целовал мою шею и грудь. Обхватив его ногами, я прижала его так близко как могла.

– Пожалуйста, – простонала я, поднимая свои бёдра вверх.

– Ты этого хочешь? – выдохнул он в мою шею, держась прямо у моего лона.

– Да, – прошептала я.

Он рассмеялся, и одним быстрым мощным рывком вошёл в меня, посылая горячий импульс удовольствия по всему моему телу. Он больше не сдерживался между толчками и моментально вошёл снова, наши тела соприкасались в быстром темпе.

– Так хорошо..., – прорычал он, пощипывая кожу на моей ключице.

Во мне начало расти знакомое давление, увеличиваясь с каждым его движением, заставляя меня извиваться под ним. Он выругался, приближая меня к развязке.

– Сет! Да! – закричала я, когда меня мой оргазм был уже близко, я поджала пальцы.

Он начал двигаться сильнее и вдруг меня накрыло невероятное удовольствие. Невыносимый жар моего оргазма безжалостно пульсировал в моём лоне. В тот же момент, Сет громко вскрикнул, вошёл в меня последний раз, и я ощутила неистовую пульсацию его члена во мне. Когда жар стал спадать, Сет вышел из меня, и я почувствовала, как моё тело расслабилось и опало. Он лёг рядом со мной, я сразу прижалась к нему. Он положил пальцы на мой подбородок, поворачивая мою голову так, чтобы поцеловать. Я улыбнулась от ласки его губ. Он опустил голову на подушку, поддерживая меня, я чувствовала его размеренное дыхание.

– Скажи мне, – тяжело дышала я, – после того, что между нами было, ты всё ещё считаешь меня хорошей девочкой?

– Я не считаю тебя хорошей девочкой, – он поцеловал меня в плечо, – ты и есть хорошая девочка.

– Почему?

Я почувствовала, как он пожал плечами.

– Ты не видишь себя моими глазами. Ты не видишь, как краснеют твои щёки, когда я говорю или делаю что-то непристойное. Ты не слышишь нежный невинный тон своего голоса, когда говоришь что-то... Как вижу и слышу это я.

Моё сердце запело в груди. Сет знает меня как никто другой. Самое милое, что Блейд когда-либо говорил мне, это то, что написано на поздравительной открытке. Как я не замечала этого? Как я могла быть с Блейдом так долго? Грубые пальцы Сета рисовали фигурки на моём бедре, отрывая меня от моих мыслей.

– Спасибо, – сказал он.

– За что?

– За то, что позволила мне всё объяснить. Весь день обида и боль на твоём лице не давали мне покоя, это убивало меня.

Я улыбнулась и закрыла глаза. Вскоре, рука Сета перестала двигаться, он глубоко задышал. Следом за ним, в колыбели его рук, я тоже провалилась в сон.


***


– О?

Я услышала своё имя и открыла глаза, но это не значит, что я полностью проснулась. Я снова закрыла глаза. Тёплая, сонная и довольная. Не хочу больше ничего делать. Палец нежно погладил мою щёку.

– Оливия? – услышала я снова.

Я снова открыла глаза. Было темно, я различала только тёмный силуэт фигуры Сета, склонившегося надо мной. Он нежно потрепал мою щёку, и я села на кровати. Через несколько секунд, когда мои глаза привыкли к темноте, я поняла, что Сет полностью одет и держит в руках ключи от машины.

– Всё в порядке? – спросила я охрипшим ото сна голосом.

– Я хочу, чтобы ты поехала со мной забрать маму. – Его голос был расстроенным. – Я бы никогда не попросил, но учитывая, что мы теперь пара... мы должны всё делать вместе, так? И неважно, насколько плохо обстоят дела?

Его мама? Она в порядке? Я сглотнула поднимающееся беспокойство и кивнула.

– Так.

Я откинула одеяло и сползла с кровати. Сет подошёл к выключателю на стене и включил свет, заставив меня прищуриться от внезапной вспышки.

– Я повесил твою одежду на спинку кресла, – он улыбнулся, так как я была обнажённой.

Я оделась и причесала свои волосы пальцами, едва справляясь с колтунами.

– Где твоя мама?

Он постучал пальцами по своим джинсам.

– В полицейском участке.

– В полицейском участке? – опешила я. – Что мы будем делать? Нам нужно позвонить адвокату или …

– Всё в порядке. Я знаком с помощником шерифа. Я заберу её и привезу домой.

– И всё?

– Да, – вымученно улыбнулся он.

– Так это не впервые? – Я выдохнула, немного расслабившись.

– К сожалению, нет. Это уже в четвёртый раз, с тех пор как мы переехали в Портленд.

– И… и помощник шерифа просто звонит тебе?

– Да.

Я вспомнила, что такие звонки были раньше... в первый раз – в ту самую ночь, когда он отказался заниматься со мной сексом, и второй раз – когда я согласилась с ним поужинать. Ему в спешке пришлось уехать. Мне стало обидно за него. Он не должен бросать всё и бежать забирать свою пьяную мать. Это было неправильно.

Я шла рядом с ним, пока мы проходили через огромный дом к входной двери. Всю дорогу до полицейского участка Сет молчал. Когда я смотрела на него, его челюсть напряжённо сжималась, ему приходилось сдерживать себя.

– Почему ты терпишь всё это? – спросила я его.

– Потому что она моя мама..., – он провёл рукой по волосам. – Думаю, я чувствую, что обязан ей. Я не был хорошим сыном.

Его слова расстроили меня. Он всё ещё ребёнок, не родитель. Его мать должна заботиться о финансах и доме. Не Сет.

Остановившись перед полицейским участком, мы вышли из автомобиля. Это не было главное управление или что-то такое, просто небольшой участок. Переплетя наши пальцы, Сет притянул меня к себе. Внутри пахло пивом и больничной хлоркой. Несколько человек терлись в комнате ожидания и наблюдали за нами, пока мы шли к стойке администрации.

– Привет, Сет. – Офицер протянул руку, и Сет пожал её. – Твоя мама сегодня расстроена больше, чем обычно.

Сет нервно усмехнулся.

– Тогда мне лучше поскорее забрать её домой.

– Без проблем. Она заснула примерно час назад.

Офицер вышел из-за стойки и жестом указал Сету следовать за ним.

– Подожди здесь, хорошо? – повернувшись ко мне, сказал Сет.

Я кивнула.

Сет и офицер повернули за угол, оставив меня одну. Было неуютно. Я никогда не была внутри полицейского участка и, надеюсь, больше никогда не буду. Мне не нравилось чувствовать, будто я что-то натворила. Я нервничала даже когда проходила мимо полицейских постов на рынке или на улице. Знаю, это глупо.

Сет появился, неся спящую маму. На ней был другой наряд – не тот, что я видела, когда приезжала днём. Она поменяла платье на чёрные брюки, симпатичный пурпурный топ и фиолетовые туфли на убийственно высоких каблуках. Её длинные чёрные волосы каскадом спадали по руке Сета и развевались при ходьбе. Сет прошёл мимо меня, кивнув мне в сторону выхода. Я пошла за ним и открыла машину, чтобы он смог уложить её на заднее сидение.

Мы вернулись в дом быстро. Он ехал, не превышая скорости, чтобы не разбудить её. Но это не помогло. Как только мы припарковались перед домом, его мама произнесла:

– Сети? Тебе снова пришлось забирать меня?

Моё сердце растаяло, когда я услышала, как она назвала его детским именем. Очаровательно. Я поняла, что она называет его так с самого рождения. Я посмотрела на Сета. Его лицо отражали гнев и разочарование.

– Да, – ответил он. Его голос был холодным и не выражал никакого сочувствия.

– Мне так жаль, – всхлипнула она. – Я ехала на собрание, согласно моей программе, я собиралась пойти на этот раз.

Сет вылез из машины, не говоря ни слова. Он открыл заднюю дверь и протянул руку своей матери. Я открыла свою дверь и вылезла из автомобиля. Когда я подошла с другой стороны, его мама практически вышла из машины.

Она пьяно мне улыбнулась.

– Наташа?

– Оливия, – исправил её Сет, сильно раздражаясь.

– Сет, всё в порядке, – пробормотала я.

– Оливия. – Её язык заплетался. – Точно.

Выйдя из машины, она посмотрела на него. Сет обхватил её за талию. Он держал её так легко, будто она весила не больше ребёнка. Она повернулась ко мне.

– Меня зовут Ванесса. – Она показала на своё лицо и тело. – Я не всегда такая.

Лицо Сета потемнело, он покачал головой. У него отличная выдержка. Он чуть было не высказал ей всё, что думает.

– Давай уложим тебя спать, – сказал он, ведя её к дому. Когда мы вошли в дом, я последовала за ними наверх, в комнату мамы Сета. Я не стала входить внутрь. Я и так сегодня посягнула на личное пространство. Облокотившись на стену рядом с дверью, я сосредоточила взгляд на картине с симпатичным бамбуковым деревом.

– Сети? – Я услышала, как она позвала его. – Я хотела вести себя лучше сегодня...

Его голос стал тише.

– И что произошло?

– Я … я подошла к двери и просто не смогла войти... я запаниковала. Я не хотела признавать, что оказалась такой неудачницей.

Я прислушалась, но не услышала ответ.

– Я пойду завтра..., я обещаю.

– Хорошо, спокойной ночи.

Сет вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Я никак не показала, что всё слышала. Не хотела смущать его. Взяв его под руку, я прильнула к нему, пока мы шли к его спальне. Уже лёжа в постели, он притянул меня к обнажённой груди.

– Надеюсь, это не было неприятно для тебя, – пробормотал он мне в ухо.

Как он может беспокоиться обо мне после всего случившегося?

– Да, всё в порядке. Я рада, что она дома и в безопасности.

Он сильнее обнял меня и положил голову ближе к шее.

– Я тоже.


***


Глубокий голос Сета вновь разбудил меня.

– Оливия. – Он почти пропел моё имя счастливым голосом. – Тебе нужно на работу.

Я резко открыла глаза и села так, что одеяло наполовину оказалось на полу. Как я могла забыть, что работаю сегодня?

– Который час?

Я спрыгнула с кровати, пальцами ощутив густой ворс ковра, и бросилась в ванную. Мне очень хотелось в туалет. Когда я помыла руки и вернулась в спальню, Сет лежал, растянувшись на кровати в своих боксёрских шортах – тех самых, с разрезами по бокам – и в белой футболке.

– Не волнуйся, – улыбнулся он. – Ещё очень рано. Я подумал, мы могли бы позавтракать, сходить в тренажёрный зал, потом я бы проводил тебя на работу.

Ух ты. Он уже всё спланировал.

– А у меня точно есть время на всё это? – спросила я, не найдя часов на стене.

Он сел на кровати.

– Сейчас только пять утра. У тебя ещё четыре часа до работы, а я уже опаздываю на тренировку, так что пойдём.

Я спустилась за ним на первый этаж, где потрясающе пахло яйцами и беконом – тошнотворно потрясающе. И действительно, на сковородке поджаривались два свежих стейка, на середине стола стояла большая тарелка с омлетом, а рядом – графин с апельсиновым соком и стопкой намазанных маслом тостов.

– Голодна? – спросил он с гордостью, вставая рядом с плитой и переворачивая стейки. Кончено, он радовался тому, что готовил мне завтрак, но я почувствовала себя засранкой.

– Стейк? Я думала, бойцы пьют все эти разнообразные коктейли.

– И их тоже, – рассмеялся он.

Поддев лопаточкой большой кусок мяса, и выложив его на тарелку, он стал нарезать его на кусочки. Со стейка стекали сок и кровь. О, Господи. Он поставил блюдо прямо передо мной, и в моем горле образовался комок.

– Сет, – прорычала я, отодвигая тарелку, – у тебя есть фрукты или йогурт? Что-нибудь, кроме мяса и яиц? – Я чувствовала себя грубой. Очевидно, что он рано встал, чтобы всё это приготовить для меня.

Его карие глаза расширились, он посмотрел на меня так, словно я сошла с ума.

– Ты не любишь стейк?

– Люблю, но не рано утром.

– Хорошо, – сказал он, открывая холодильник. – Тебе повезло, потому что у меня куча фруктов и йогурта.

Он выложил на стол яблоки, апельсины и коробку с голубикой и клубникой. Затем достал из холодильника Греческий йогурт.[15] Я наблюдала, как легко он двигается по кухне, доставая тарелку из шкафчика и ставя передо мной. Я переложила йогурт в тарелку, посыпав его голубикой, пока Сет ел свой стейк.

– Твоя мама составит нам компанию за завтраком? – спросила я его, уже наполовину съев свой завтрак.

Он покачал головой.

– Она проспит до полудня.

Он положил последний кусочек стейка в рот и переложил пустую тарелку в раковину. Он сполоснул рот, я передвинула ему свою пустую тарелку.

Я обулась и присоединилась к Сету, ждавшему в машине.

– Можем мы заехать ко мне, чтобы я взяла одежду для работы?

– Конечно, детка, – рассмеялся он, выезжая с подъездной дорожки.

Этим утром он был бодрым и веселым. Я думала, что он будет разбитым после прошедшей ночи.

– Ты выглядишь счастливым, – произнесла я. – Мне это нравится.

– Сегодня у меня нет причин грустить. Обычно, после того как я привозил маму из полицейского участка, я шёл в тренажёрный зал к самому открытию и лупил по боксёрской груше, что есть силы. Однако, этим утром, я проснулся рядом с твоим прекрасным лицом и вспомнил, что ты – моя девушка. – Он улыбнулся, краем глаза посмотрев на меня, и сжал моё бедро. – День обещает быть замечательным.

Жар, возникший в груди, достиг щёк от одной мысли, что он проснулся таким счастливым, только потому, что я – его девушка. Это заставило меня чувствовать себя особенной, а кому не нравится чувствовать себя особенным?

Дома я провела совсем мало времени. Сет ждал в машине, пока я собирала вещи – свитер, чёрные брюки и чёрные туфли на невысоком каблуке. Я также схватила косметичку и расчёску. Затем я взяла леггинсы и футболку для занятий спортом и уложила всё в сумку. Когда мы пришли в тренажёрный зал, тренер Деррил полностью завладел вниманием Сета, выговаривая ему за опоздание и непрофессионализм. Джексон тоже был здесь, он стоял, облокотившись о стену, и качал головой, с неодобрением глядя на нас. Я отошла от Сета, оставляя его разбираться с раздражённой командой, и направилась в душевую. Переодевшись, я вернулась в зал. У Сета был спарринг на боксёрском ринге. Я отвела взгляд от него в тот момент, когда его кулак должен был коснуться лица его визави. Я не видела, но слышала, как парень упал на пол, и поёжилась, ярко представив картинку.

– Олли! – позвал меня папа из своего окна. Я подняла взгляд и увидела, что он наполовину свесился оттуда. Мысль о том, что он может упасть, нервировала меня.

– Привет, пап.

– Подожди, – улыбнулся он, – я спущусь.

Я водила ногой по мату, пока ждала его. Он вывернул из-за угла – весёлый, но настороженный. – Тебя уже давно не было видно в зале, – сказал он, обнимая меня.

– Да, я была занята. Но сегодня я здесь.

Папа положил свою тяжёлую руку на моё плечо, провожая меня к рингу. Я искоса взглянула на него и в его кармане заметила картошку фри. Вытащив её, я уставилась на папу.

– Ты должен есть более здоровую еду. Ты знаешь, это нужно для твоего сердца.

Он выхватил картофелину из моей руки и сменил тему.

– Мы с мамой приезжали вчера к тебе, но не застали.

Мои щёки покраснели, и мне стало неудобно рассказывать, что я провела ночь у Сета.

– Извини, Рик, – сказал Сет, тяжело дыша и уверенно глядя на нас сверху. – Она была со мной.

Разве Деррил не должен следить, чтобы Сет тренировался, а не вмешивался в чужой разговор? Я огляделась вокруг. Деррил разговаривал по телефону, его лицо было серьёзным и сосредоточенным на одной точке. Джексон облокотился на Деррила, стараясь услышать, о чем говорит собеседник. Я снова посмотрела на папу и Сета.

– Ты расскажешь ему? – спросил Сет. – Или я?

– Расскажешь что?

– Что мы пара, официально.

Я застенчиво улыбнулась.

– О, да. Папа, мы теперь встречаемся, так что...

Тонкие губы отца расплылись в широкой улыбке, и это заставило меня улыбнуться самой. Он казался таким молодым, таким счастливым.

– Это потрясающе! – Папа рассмеялся, похлопывая меня по плечу. – Может быть, однажды Сет Марк станет моим зятем.

Мы с Сетом нервно усмехнулись, кажется, мы оба покраснели. Никто из нас не задумывался об этом. Я развернулась и направилась к беговой дорожке. Ели я останусь и продолжу разговор, то никогда не начну заниматься, потому что, видит Бог, мой отец может говорить часами, если у него есть настроение. Я немного размялась, включила тренажёр и пошла быстрым шагом. Я всё время наблюдала за Сетом и его командой. Пока Сет боксировал, отец находился на ринге. Когда отец разговаривал с Сетом, его глаза отца были широко открыты, прямо как у ребёнка в кондитерской. Спарринг-партнёр Сета лежал на полу, у его ног, и Сет подал ему руку, чтобы помочь подняться. Я с удивлением наблюдала, как отец вполголоса говорит Сету, что делать. Спарринг-партнёр обвил ноги вокруг руки Сета и крепко сжал. Я вздрогнула, увидев как мышцы на его руке напряглись. Мой отец ползал по полу и говорил – всё время говорил. Сет согласно кивал и, подняв спарринг-партнёра с пола, бросил его на пол спиной вниз. Парень отпустил руку Сета, и отец похлопал его по плечу, довольный результатом. Деррил и Джексон расставляли маты в тренировочной комнате. Я остановила беговую дорожку. Мне хотелось посмотреть, для чего. Я видела только, как Сет боксирует грушу или тренируется со спарринг-партнёром. Я никогда не видела его по-настоящему тренирующимся. Заглянув за дверь, я удивилась, увидев только пару брусьев для подтягивания.

– Что, никаких тракторных шин? – спросила я Джексона.

Джексон помотал головой и растянулся на полу.

– Не в этом году.

– Сет занимается по программе тренировок с весом тела, – входя в зал, сказал Деррил. – Это значит, что он поднимает только свой вес и ничего лишнего.

Всё-таки, это достаточная масса.

– Так что именно он делает?

– Каждый день Сет делает по пять подходов из стольких подтягиваний, сколько может сделать, повторяя до тех пор, пока мышцы не устанут. Он отдыхает по 60 секунд между подходами. – Тренер указал на брусья. – Три раза в день он делает по пять подходов из максимального количества подтягивания и некоторого количества приседаний. Пробежка, упражнение со скакалкой и ещё несколько других, всё проходит здесь.

– Значит никаких тяжестей, колоколов или машин? Как-то слишком просто для бойца, не так ли? – У меня не было больше идей. Я исходила из того, что видела на дисках отца.

– Сет предпочитает что-то похожее на... программы в стиле «Рокки» и, несмотря на их простоту, они невероятно сбалансированы. Если он станет профессионалом, тогда мы можем подумать о том, чтобы ввести в тренировки и машины.

У Деррила всё было продумано, это впечатляло.

– Брусья всё-таки не настолько сложные, – заявила я. – Я могу сделать, по крайней мере, семь отжиманий.

Деррил и Джексон расхохотались, будто услышали самую смешную шутку на свете. Это было не вежливое хихиканье, а настоящий хохот с запрокинутыми головами и обнажившимися зубами. Я вполне гордилась тем, что могла сделать семь подтягиваний. Раньше было пять.

– Семь? – Деррил сжал мой бицепс между своим большим и указательным пальцами. – Это больше минимум на три раза, чем я думал.

Я притворилась оскорблённой и скрестила руки на груди.

– А сколько можешь сделать ты?

– Чертовски больше, чем семь.

– Докажи, – сказала я. Деррил не выглядел так, что может сделать это. Он сухощав и возможно под одеждой у него есть мускулы, но он не выглядит очень сильным.

– Ладно. – Он передал Джексону планшет и секундомер. – Ты и я. На брусьях. Кто первый остановится – тот проиграл.

– Договорились.

– Подожди. – Он протянул ко мне руку. – Давай сделаем игру интереснее. Если я выиграю, ты сделаешь так, что Сет больше не будет опаздывать на тренировки. Если выиграешь ты …

– Ты наденешь платье на следующий бой. – Слова сами вырвались из моего рта, прежде чем я успела подумать.

Его тёмные губы расплылись в ухмылке.

– Договорились.

Мы пожали руки и направились к брусьям. Джексон присоединился к нам, чтобы считать. Когда он сказал «начали», Деррил и я стали подтягиваться. Почти сразу мои руки стали гореть, а мышцы трястись. Мои лёгкие пылали от недостатка кислорода, потому что я сдерживала своё дыхание, когда подтягивалась. Я слышала, как Деррил ритмично дышит и поняла, что он легко обыграет меня. Он собирается выиграть. Я опустилась вниз и использовала всю свою силу, чтобы медленно подтянуться. Джексон смеялся и развлекался, наблюдая за нами. В отличие от меня, Деррил подтягивался в быстром темпе. Как будто это самое лёгкое, что ему приходилось делать в жизни. Мои руки уже ослабли. Я чувствовала это. К чёрту. Я отпустила перекладину и встала на пол. Мышцы сводило судорогой, я легла спиной на прохладный мат. Деррил наклонился надо мной, его дыхание едва сбилось.

– Я сделала восемь, – прорычала я.

Он протянул мне руку, чтобы помочь подняться. Мои руки были как желе. Я чувствовала, будто они в любой момент могут отделиться от тела и уплыть.

– Отлично сработано, – улыбнулся он. – Теперь сделай так, чтобы мой мальчик больше не опаздывал.

Я закатила глаза.

– Мы оба знаем, что никто не может заставить Сета делать то, что он не хочет.

Смех отца привлёк моё внимание, когда они с Сетом входили в тренировочный зал.

– Деррил и Оливия только что соревновались на брусьях, – объявил Джексон, снимая свою зелёную футболку через голову и демонстрируя мускулы. Он оказался более накачанным, чем я представляла. – Очевидно, что она проиграла. – Он рассмеялся и я нахмурилась.

– На самом деле, я не проиграла, – заявила я. – Я подтянулась восемь раз вместо семи.

Все громко рассмеялись, и я обиделась. Может, семь подтягиваний не то, чем можно хвастаться.

– Хорошо, – объявил Деррил. – Мне позвонили из ММАС, и они объявили, что у тебя бой с Джошуа Донсковым через семь дней. Ты знаешь правила. Никакого секса. Никаких вредных жиров и никакого сахара. Бой в Бостоне. Выиграешь – будешь драться с Доном Расселом за титул чемпиона и переход в профессионалы в Лас Вегасе неделей позже.

– Не могу дождаться, когда ты вырубишь Джоша Донскова, – подбодрил его отец, и я почувствовала, как во мне зародился страх.

Отец не может ехать в Бостон, потому что я не смогу поехать, чтобы присмотреть за ним. Мейсон точно уволит меня, если я ещё раз отпрошусь. Я и так уже взяла больше отгулов, чем положено. Джексон, отец и Деррил стали спорить о Джоше Донскове и его технике «скандалиста». Я оттащила Сета в сторону.

– Отец не может поехать в Бостон... – прошептала я.

Массируя, он погладил мои руки и плечи своими тёплыми ладонями.

– Между нами, мы оба должны иметь возможность присматривать за ним.

Я вздрогнула. Он предполагал, что я поеду с ним.

– Сет, я не собираюсь ехать с тобой в Бостон...

Он сдвинул свои тёмные брови.

– Ты уже присутствовала на двух моих боях. Сейчас это должно быть легче.

– Это не из-за боя. Это из-за работы. У меня есть работа, и я уже брала слишком много отгулов. Мне нужна моя работа, чтобы оплачивать счета, продукты и миллион разных вещей.

– Хорошо, я могу взять всё это на себя. Это не проблема.

Не проблема? Очень даже проблема. Я взрослая, а это означает, что я должна ответственно относится ко многим вещам.

– Мейсон точно уволит меня, если я…

– Пусть увольняет.

– Пусть увольняет? – Это прозвучало не настолько зло, насколько я себя чувствовала. – Позволить ему уволить себя? Мне нужна моя работа.

Глаза Сета потемнели, его губы медленно сжались в прямую, бесстрастную линию. Всё внимание было обращено к нам.

– Папа, – прорычала я, не сдержавшись, – ты не поедешь в Бостон. Ты останешься здесь, в Портленде, со мной. У тебя высокое давление, и ты должен начать относится к этому серьёзно.

– Олли …

– Сет, скажи ему, что он не может поехать.

Я не смотрела на него, но чувствовала его горящий взгляд на себе. Он выдохнул и повернулся к моему отцу.

– Мне очень жаль, Рик.

– Ты ведь несерьёзно, – нахмурился он. – Только потому, что какой-то сумасшедший доктор думает, что у меня высокое давление? – Он вскинул руки, прежде чем выбежать из зала. Я повернулась к Сету – он был зол, но я злее.

– Мне нужно принять душ и собираться на работу, чтобы я смогла оплатить квартплату на следующей неделе. Скажи мне, когда закончишь здесь, – сказала я, отправляясь за отцом.

Отец был в кабинете и очень зол. Я знала это, потому что жалюзи были опущены. Если жалюзи были опущены, значит, он никого не хочет видеть, это мне подходит.

Я спутала свои волосы, запустив туда руки, и зашипела оттого, что кожу головы защипало. Я думала, что душ поможет мне, но нет, я всё ещё была зла. Пусть увольняет. Пфф. Звучит так, как будто моя работа для него ничего не значит. Прекрасно, возможно я не зарабатываю столько же, сколько и он, но это не значит, что моя работа неважна. Я выдавила немного геля и с остервенением начала тереть своё тело. Запах грейпфрута и граната немного успокоил меня, смыв немного волнения. Отец ещё какое-то время будет злиться на меня, но мама меня точно прикроет.

В дверь постучали, я покачала головой. Это женская душевая. К счастью, тренажёрный зал ещё закрыт для посетителей, так что я здесь единственная женщина.

– Я в душе. – Дверь в душевую скрипнула и открылась. Сет вошёл внутрь с расстроенным выражением лица. – Пожалуйста, можешь войти, тем не менее.

– Думаешь, эти слова заставят меня развернуться и выйти?

Я передёрнула плечами.

– Я сильно расстроил тебя.

– Неужели так заметно?

Он снял шорты и отшвырнул их.

– Не будь такой.

Я протянула ему мочалку, и он выжал ещё немного геля. Он оставлял след из сладко пахнущих пузырьков на своей коже. Я стояла под горячими струями, позволяя воде смывать весь гель с моей кожи.

– Я не думал, что должен заставлять тебя присутствовать на моих боях сейчас, когда ты стала моей девушкой. – Он даже не смотрел на меня. Он смотрел на мочалку, выписывающую круги на его животе.

– Я не думала, что должна бросить работу и стать грустной зависимой женщиной, которую ты везде таскаешь с собой.

Он резко поднял свой взгляд на меня.

– Это то, то ты чувствуешь?

Я покачала головой.

– Не всегда, но этим утром начала задумываться.

– Это не вопрос зависимости. Это вопрос поддержки. Ты успокаиваешь меня, и я хочу, чтобы ты была там, когда я выиграю.

Я вздохнула, выйдя из-под потока воды, чтобы он смог смыть пену со своего тела.

– Я не могу быть с тобой постоянно. Это невозможно.

Я очень старалась смотреть прямо ему в глаза. Было больно не отводить взгляд.

– Я буду много ездить, Оливия, и я хочу, чтобы ты меня сопровождала – всегда.

Я старалась быть настолько мягкой, насколько могла, но слишком сильно злилась.

– Да, но ,к сожалению, мы не всегда получаем то, что хотим.

Я вытащила полотенце из своей сумки и стала вытирать своё мокрое тело.

– Знаешь, ещё не поздно всё изменить, – сказала я ему, имея в виду наши отношения.

– Я ничего не собираюсь менять. – Он выключил душ, я передала ему своё полотенце.

– Ты настойчивый.

– Испорченный, – поправил он с улыбкой. – Я привык получать то, что хочу.


***


Сет настоял на том, чтобы проводить меня прямо к ресепшену, в основном для того, чтобы понервировать Мейсона. С тех пор Мейсон только и делал, что отдавал мне приказы. Я так часто выводила его из себя, и я точно знаю почему.

– Извините, – обратилась женщина в возрасте. Она заправила свой белокурый локон за ухо. Пациенты сегодня были на редкость стервозными. – Я жду здесь уже целый час. Моя встреча была назначена ещё сорок минут назад. – Она не сказала ничего грубого или стервозного, но всё это было в её раздражающем пронзительном голосе. Я поборола желание нахмуриться и, тепло улыбнувшись, сказала ей:

– Благодарю вас за то, что вы так терпеливы. – Ага, конечно. – Вы следующая. Доктор Питерсон уже почти освободился.

С протяжным вдохом, она отвернулась. Мейсон вышел из кабинета с пациентом. Мужчина по имени Гэри Восс нервно покинул офис, опустив голову. Женщина вскочила на ноги, когда Мейсон пригласил её в кабинет, а сам передал мне файл Гэри Восса.

– Внеси данные. – Он положил файл на стойку и вернулся в кабинет.

Когда приём закончился, и женщина ушла, я поняла, что никто больше не записан на приём до самого полудня. В кармане завибрировал телефон. Я вынула его и посмотрела на экран. Сет. Я отклонила вызов. Не могу сейчас разговаривать. Кроме того, мы так и не поговорили после душа в тренажёрном зале, и я не хочу выводить Мейсона ещё больше. Кстати о Мейсоне, он вышел из кабинета, засунув руки в карманы чёрных брюк.

– Как всё прошло в Конкорде? – спросил он довольно дружелюбно. Он немного хмурил свои светлые брови, но я знала, что он просто хочет прояснить ситуацию между нами.

– Хорошо, – ответила я. – Мы с Селеной провели много времени вместе, было классно.

Мой телефон снова завибрировал, издавая приглушённый жужжащий звук.

– Твой телефон звонит.

– Я на работе. Это может подождать.

Губы Мейсона расплылись в игровой улыбке.

– Ты в порядке? Когда ты вообще игнорировала сообщения или звонки на работе?

– Ну, теперь я должна тебе. Тебе досталось в последнее время от меня много..., – Чёрт. Не могу подобрать подходящего слова.

– Дерьма.

– Точно, – я усмехнулась. – Время вести себя, как подобает хорошему работнику.

Он облокотился на стойку, и вся враждебность между нами исчезла.

– Пожалуйста, только не начинай делать всю ту работу, ради которой я тебя нанял.

Я рассмеялась.

– Я не настолько плоха!

Мой телефон снова зазвонил, вибрируя у моего бедра.

– Ответь. В этот раз, я не буду обращать внимания.

Я благодарно улыбнулась ему и вынула телефон из своего кармана. Снова Сет. Я развернула экран так, чтобы Мейсон не смог увидеть, кто звонит.

– Да?

– Оливия, Святые Небеса! – Его глубокий разъярённый голос озадачил меня. Даже Мейсон услышал это, его брови подлетели вверх и челюсть сжалась. – Почему ты не отвечаешь на свой чёртов телефон?

Я почувствовала, как мои щёки покраснели, и сердце быстрее застучало. Что могло его так расстроить? Он кажется таким обеспокоенным и отчаянным. От его голоса мой желудок скрутило, грозя вывернуть съеденные на завтрак йогурт и голубику.

– Я на работе, помнишь? Что случилось? Почему ты так расстроен?

– Мне очень жаль, – он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. – У твоего отца произошел сердечный приступ... 

Глава 16

Сердце моё застыло, горло сжалось. Холодный пот прошиб меня от затылка по всей спине, я тяжело сглотнула, глаза наполнились слезами.

– Оливия? – позвал Сет, когда слёзы уже почти полились из моих глаз.

– Он … он в порядке?

Я так сильно прикусила нижнюю губу, что почувствовала вкус крови. Мейсон наклонился вперёд, но я не видела его. Всё, что я видела – это разозлённое лицо папы.

– Он жив и находится в больнице Портленда. Я здесь, вместе с ним и твоей мамой. Хочешь, я приеду за тобой?

– Нет, я скоро буду. – Я не хотела, чтобы Сет ехал сюда, а потом снова в больницу. Повесив трубку, я стёрла слёзы со щеки.

– Всё в порядке?

Совсем нет. Я отрицательно покачала головой.

– Я должна ехать в больницу. У моего отца сердечный приступ.

– Поехали. – Мейсон побежал к кабинету, взял пиджак и ключи.

Всё ещё находясь в состоянии шока, я, шатаясь, поднялась со стула. Слава богу, что с отцом всё в порядке, но меня съедала мысль о том, что я была близка к тому, чтобы потерять его. Это случилось от того, что я накричала на него? Машина Мейсона была припаркована прямо перед офисом. Симпатичная машина – спортивная, гладкая и красная. Внутри она была отделана натуральной кожей и была очень комфортной. Хорошо, что я пристегнулась. На каждом повороте я рисковала вылететь из кресла. Мы остановились перед больницей, Мейсон пошел проводить меня внутрь. В любое другое время я бы беспокоилась о том, как Сет отреагирует на моё появление с Мейсоном, но сейчас меня заботило совсем другое.

Я подлетела к администратору. Женщина встретила меня настороженно, учитывая моё безумное состояние, я попыталась успокоить дыхание, пытаясь выглядеть не очень сумасшедшей.

– Ричард Джеймс. В какой он палате?

Я грызла ноготь, пока она сверялась с записями в компьютере.

– Четыре-три-ноль.

Мейсон поблагодарил её, в то время как я бросилась по коридору. Пролетев мимо двух лифтов, я смогла найти палату отца. Сет стоял, облокотившись о стену. Он вертел телефон в руках и в задумчивости жевал зубочистку.

– Сет! – позвала я его.

Он резко поднял голову, и его взгляд с обеспокоенного сменился на облегченный – до того момента, пока он не увидел за моей спиной Мейсона. Я обняла Сета и притянула его к себе. Он сжал мою талию своими сильными руками и мягко поцеловал в шею.

– Я так волновался, – сказал он, – думал, что ты приедешь на автобусе.

– Мейсон подбросил меня... я подумала, так будет быстрее. – Я посмотрела на него с выражением «будь хорошим мальчиком» и вошла в палату к папе.

– Олли? Я думал ты на работе? – спросил отец, когда я подошла к постели. Его голос был немного уставшим, в остальном он выглядел нормально. Мама отложила свою книгу и подскочила ко мне. Когда она обняла меня, слёзы ручьём потекли из моих глаз, я не могла остановить их. Слезы радости, слёзы печали. Я была так рада, что папа жив, но в то же время чувствовала себя виноватой. Если бы я не поспорила с ним тогда, возможно, нам удалось бы избежать этой ситуации.

– Мне так жаль, – всхлипнула я.

Папа передвинулся на кровати, не в силах встать.

– Это не твоя вина. Я должен был прислушаться к советам врача, твоей мамы и, в первую очередь, твоим.

Мама успокаивающе погладила меня по плечу.

– Никто не виноват. Нам очень повезло и, когда мы приедем домой, тебя, дорогой, ждут только запечённые блюда и овощи на пару.

Папа сонно покачал головой.

– Если бы не Сет, – сказал он, – не знаю, где бы я был сейчас.

– Сет?

Папа нервно опустил глаза на кровать.

– Он зашёл ко мне в кабинет, чтобы поговорить «без эмоций», и я не знаю, что произошло. Моя челюсть онемела. Сначала я подумал, что это из-за вяленого мяса, которое я недавно съел, но потом почувствовал в груди разрывающую боль…

– Не стоит, дорогой, – сказала мама, наклонившись через белые бортики кровати, чтобы поцеловать его. – Всё уже позади.

Мейсон постучал в дверь, привлекая наше внимание.

– Эм, Оливия, мне нужно ехать в офис. Тебе не нужно возвращаться. Я обо всём позабочусь.

Мама широко улыбнулась ему, и я посмотрела на неё с подозрением. Если только она...

– Это так мило с вашей стороны, не правда ли, Оливия?

Вау. Она действительно строит из себя сводницу.

– Да, действительно, – проговорила я, стиснув зубы. – Но мне нужно на работу, я и так брала слишком много отгулов. Счета сами себя не оплатят.

– Если вы возвращаетесь обратно..., – я резко схватила маму за запястье, чтобы прервать её. Я совсем не в настроении, только не сейчас.

– Я позабочусь об этом, – небрежно предложил Сет, стоя, опершись о дверной косяк. Как кто-то может так ненавязчиво предлагать свою помощь, было вне моего понимания. Все это имеет значение.

– В этом нет необходимости, – сказала я.

– Оливия, я не позволю тебе вернуться на работу. У тебя всё ещё осталось двенадцать оплачиваемых дней ежегодных отгулов. Я просто включу эти дни туда. – Мейсон наклонился и поцеловал меня в щёку. Я нервно посмотрела на Сета. В этом поцелуе не было сексуального подтекста, и Мейсон не старался разозлить Сета. Думаю, так он просто старался оказать мне дружескую поддержку.

– Просто позвони мне, когда будешь готова выйти на работу. – Он вышел из палаты, удостоившись проницательного взгляда Сета.

Сет посмотрел на меня своими шоколадными глазами, и я лишь пожала плечами, натянуто улыбнувшись в ответ. В палату заглянула симпатичная медсестра. Её длинные каштановые волосы каскадом спадали по плечам.

– Часы посещения закончены, – сказала она нам, – с пациентом может остаться только один человек.

Я вытерла свои потные руки о платье. Сейчас, когда прошёл первый шок, я поняла, как плохо себя чувствую.

– Ну, тогда мы с Сетом пойдём, но завтра с утра я сразу же приеду сюда. Если тебе что-нибудь понадобиться – не важно, что – позвони мне. Обязательно.

Я поцеловала родителей, чуть дольше задержавшись на морщинистой папиной щеке.

– Люблю вас обоих, – сказала я, обхватывая Сета за талию. Он обнял меня за плечи и притянул ближе. Мне даже не нужно было смотреть на маму, чтобы понять, что она не одобряет этого – даже после того, как она узнала, что Сет практически спас папу, он был недостаточно хорош для неё.

В коридоре было несколько человек, которые также прощались со своими родными. Я посмотрела на Сета, он перекатывал зубочистку из одного угла рта к другому.

– Спасибо.

– За что?

Я остановилась и встала перед ним. Он вытащил тонкую деревянную зубочистку изо рта и внимательно посмотрел на меня.

– За то, что вернулся в тренажёрный зал, чтобы поговорить с папой и спас его жизнь.

Он чуть нахмурил брови, словно ему было неловко.

– Ты не должна благодарить меня...

– Должна. Почему моя благодарность заставляет тебя чувствовать себя так неуютно?

Сет посмотрел в пол, зубочистка вернулась обратно в рот. После, казалось, вечности ожидания, он вновь посмотрел на меня, выглядя ещё более сконфуженно.

– Потому что я не привык к этому.

– Ты не привык к тому, что тебя благодарят? – Я погладила его по руке.

– Обычно я являюсь зачинщиком проблем, а не их решением.

Я нахмурилась. Он даже не представляет, как помог мне. Благодаря ему, я не вернулась к рутине с Блейком. Благодаря ему, я разобралась с Брентом и улучшила мои отношения с отцом. До Сета, мой папа был в точности как мама – всё время давил на меня, чтобы я вернулась в отчий дом, и поэтому я без колебаний сказала:

– Ты – моё решение.

Его губы чуть дрогнули, он вынул зубочистку изо рта, напряжённое выражение лица исчезло. Он обнял меня за талию и притянул ближе. Видеть его таким расслабленным и счастливым делало меня счастливой. Больше всего я хотела, чтобы он был счастлив. Сет крепче обнял меня, прислонив ко мне голову и успокаивающе поглаживая по спине. Я боялась отстраниться – мне не хотелось. Не знаю, что произошло, но это не было похоже ни на что, что было раньше. Чувства, которые я испытывала к Блейду, не имели ничего общего с тем, что я испытывала сейчас. Любовь? Нет – да – не знаю. Я запуталась. Неужели любовь – это как чувствовать болезнь? Я чувствовала себя так, как будто хотела плакать. Я хотела стиснуть Сета в своих объятиях и никогда не отпускать. Я практически на клеточном уровне ощущала, что просто растворяюсь в нём. Мне хотелось убежать, потому что я была совершенно ошеломлена этими чувствами. Я нравилась Сету, я знала это. Но что, если у наших отношений нет будущего? Я не могла читать чужие мысли, но уверена, что это совсем не то, что он ждет после одного дня нашего статуса в качестве пары. Я не могла позволить себе отпугнуть его...


***


Я находилась в палате отца последние два часа, пока он спал. Мама взяла с собой маникюрный набор, чтобы было чем заняться, и уже дважды успела сделать себе маникюр, когда переключилась на меня. Я не могла пожаловаться, мои ногти нуждались в уходе. В последнее время я грызла их слишком часто.

Я скучала по Сету. После того, как мы уехали вчера из больницы, мы поехали к нему домой. Его мамы не было, и мы не занимались сексом, потому что Деррил ввёл правило «никакого секса перед боем». Сет был готов нарушить правило тренера и потом просто сказать, что ничего не было, но я неважно себя чувствовала и уговорила его подождать.

– Итак, твой начальник – отличный парень. – Как бы, между прочим, заметила мама.

– Да, – почти фыркнула я.

Она задела пилочкой мою кожу и я поёжилась, когда жёсткие края оцарапали кожу.

– И он красивый.

– Да, – я затаила дыхание… Раньше я думала, что Мейсон был очень, очень красивым , и я даже немного краснела, когда думала о нём, но потом появился Сет и, по моему мнению, никто и в подмётки ему не годился, даже голубоглазый блондин Мейсон. Мейсон – светлый и невинный, и в большинстве случаев чересчур джентльмен. Сет – тёмный и уверенный. Он не заботится о том, чтобы быть нежным. Ему безразлично, как он выглядит в глазах других людей. Это возбуждает.

– Ты думала когда-нибудь о том, чтобы …

– Не лезь в это Сандра, – перебил её отец. Его голос был ещё хриплым после сна. – Он её босс и к тому же слишком стар для неё.

– Возраст не характеризует мужчину. Он успешен и красив. Ты молода, так что дети не будут проблемой.

Я быстро отдёрнула свою руку.

– Сет – молод, красив и успешен.

– Сет будет красив только до тех пор, пока его не побьёт кто-нибудь более крупный и сильный. При его роде занятий, он может быть успешным только определённый период времени, и это – не то окружение, в котором тебе захочется растить детей. Я имею в виду, как долго вы оба будете дурачить друг друга? Это ведь только развлечение, разве не так?

Папа нажал на кнопку рядом с кроватью и с трудом принял сидячее положение.

– Кому какое дело, даже если это только ради развлечения. Сет – хороший парень. Он спас мне жизнь.

– Да, но это больше подходит под определение «оказался в нужное время в нужном месте».

Это, наверное, какая-то шутка?

– Но это не значит, что ты не должна быть благодарна. – Бессильный гнев поднимался во мне, заставив моё горло сжаться. Моя мама в жизни говорила много безосновательно обидных вещей – и всё это с добрыми намерениями (или как она их называла), но ничего из того, что она говорила раньше, не расстраивало меня настолько, чтобы разозлиться на неё. Я посмотрела на папу, он тоже косился на маму, и я поняла, что сейчас не время и не место спорить с ней по поводу Сета. Если она хочет оставаться высокомерной и неблагодарной, прекрасно. Пусть, но это не изменит моего отношения. Никогда. Я видела, что скрывается под жёсткой и дерзкой оболочкой. Я видела его мягкую сторону. Я видела его открытым и уязвимым. Он гораздо глубже, чем то, что первым бросается в глаза. Чертовски глубже.

– Так или иначе, пап, когда ты собираешься домой?

Розовый румянец спал с папиного лица, а мама обиделась, что я сменила тему.

– Надеюсь, после обеда. Мне придётся две недели отсидеться на больничном, пока я смогу выйти на работу, но всё должно быть в порядке. Врач посоветовал мне делать больше упражнений для сердца и есть более здоровую пищу. Очевидно, что о поездке в Бостон не может быть и речи.

Я сочувствовала его разочарованию, но попыталась ободряюще улыбнуться ему.

– Мне очень жаль. Я понимаю, насколько важна была для тебя эта поездка...

Он махнул рукой, будто это не имело для него никакого значения, но я знала, что он так не думает. Он был так расстроен, когда мы с Сетом сказали, что он не сможет поехать.

– Всё в порядке. По крайней мере, один из нас поедет.

Я моргнула. О! Он имеет в виду меня.

– Я тоже не еду, пап.

– Почему нет? – он был так же ошарашен, как и Сет, когда я сказала ему. – Вы с Сетом поссорились?

Я слышала, как мама затаила дыхание в предвкушении.

– Нет. Я должна работать.

– И Сет не возражает?

– Он не особо рад этому. – Я передёрнула плечами.

Мама решила, что настало время ей вклиниться в разговор.

– Эти бойцы очень упрямы. – Папа закатил глаза. – Он ведь не ударил тебя и не сделал ничего в этом роде?

– Какого чёрта, мама? Нет, он не бил меня. И никогда этого не сделает.

Мама сложила руки на груди, обтянутой синим кардиганом, и я услышала, как она застучала каблуком по твёрдому полу.

– Они легко выходят из себя – это всё, что я хочу сказать.

– Дорогая, – произнёс папа, отвлекая моё внимание от маминого лица, – ты должна поехать. У вас совсем мало времени, пока он не станет профессионалом. Ты сможешь пропускать бои потом, сколько захочешь, но, по крайней мере, будь рядом в самом начале. – Папа нервно перевёл взгляд на свои руки, а потом вновь посмотрел на меня. – Когда во время тренировки ты в спортзале, он отвлекается на тебя, а когда тебя там нет, он становится полностью поглощённым своими мыслями, улетает куда-то очень далеко. Как только Деррил подаёт знак свистком об окончании тренировки, Сет не может сразу остановиться. – Всё внутри пело от папиных слов. По крайней мере, он видит, что Сет действительно заботится обо мне. – Он не может справиться даже с одним боем, чтобы не позвать тебя в раздевалку перед выходом. Я не думаю, что он сможет быть вдали от тебя. – Папа перевёл внимание на маму. – Если бы ты раскрыла свои глаза шире, Сандра, то увидела бы, что Сет боготворит землю, по которой ходит наша дочь. Он обожает её. C самого начала я был уверен, что он не тот тип парней, которых я хотел бы видеть рядом с нашей дочерью, но сейчас – после его боёв, его тренировок – я могу с уверенностью сказать, что тому, что ему нравится, он отдаёт всего себя. Ты должна гордиться, что рядом с Оливией есть человек, который уважает её и заботиться о ней, потому что, когда мы умрём – а рано или поздно мы умрём – мы должны знать, что кто-то будет защищать её так же свирепо, как и родители... и Сет именно такой парень.

Никогда я не чувствовала к папе большего уважения, чем сейчас. Я знала, что ему нравится Сет, но не знала, что он полностью доверяет ему свою единственную дочь, и это значило для меня больше, чем можно описать словами. Я поцеловала папу в щёку и вылетела из палаты, оставив побеждённую маму с надутыми губками. Стук моих каблуков отдавался в моих ушах, пока я летела по коридору.

– Не бегать! – произнёс охранник за мной, но я не обратила на его слова никакого внимания. Если я остановлюсь раньше, чем доберусь до своей машины, я не смогу совладать со своими чувствами. После того, как я увижу Сета, я собираюсь позвонить Мейсону и сказать ему, что мне понадобиться отпуск, так как я хочу провести это время с Сетом. Я хочу быть там, чтобы поддержать его. Будет ли дождь или солнце, проиграет ли он или выиграет. Если Мейсон не отпустить меня... тогда я уволюсь, потому что жизнь слишком коротка, чтобы отказываться от того, что ты хочешь. Когда ты вспоминаешь своё детство или даже прошлую неделю своей жизни, ты не думаешь о часах, проведённых на работе или о ненавистных вещах, которые приходилось делать. Ты вспоминаешь не это. Ты вспоминаешь встречи с друзьями и любимыми. Я хочу оглянуться назад и не жалеть о том, что было. Даже если Сет останется лишь далёким воспоминанием, я хочу честно признаться себе, что он действительно был частью моей жизни. Мейсон может отказать мне в работе, но я всё ещё буду жива. Жива. Это слишком большая возможность и я не хочу её терять.


***


Я знала, что Сет должен был закончить тренировку с минуты на минуту, и не хотела застать его врасплох. Когда я увидела машину Сета, я остановилась рядом и чуть не выпрыгнула из автомобиля раньше, чем припарковалась. Ремень безопасности пригвоздил меня к креслу, и я тяжело вздохнула. Я должна была его отстегнуть. Я попыталась отстегнуть ремень безопасности и выйти из автомобиля одновременно, но получилось только со второй попытки. Влетев в главный зал через стеклянные двери, я увидела Сета, сидящего перед рингом и всей своей командой. Всё внимание обратилось ко мне. Да, моё появление не осталось незамеченным. Всё тело Сета блестело от пота. Обеспокоенно глядя на меня, он резко встал и сделал шаг вперёд. Я кинулась к нему, резко и часто дыша.

– О, всё в …

Я запрыгнула на него, впиваясь поцелуем в его рот и не обращая внимания на зрителей. Обхватив его талию своими ногами, я сжала его со всей силы, что у меня имелась. Я провела руками по его непослушным волосам, а своим языком – по его пухлым губам.

– … наверное, нам стоит уйти, – заключил Джексон, когда я оторвалась от Сета.

Сет смотрел на меня, пытаясь расшифровать, какого черта со мной произошло.

– Я еду в Бостон с тобой, – сказала я ему.

Он постарался сдержать улыбку, но не смог, и она расцвела на его лице во всей красе.

– А как же Мейсон? – Его карие глаза неотрывно следили за мной. Они проникали насквозь, уговаривая меня сказать то, что он хотел услышать. И я сказала это.

– К чёрту Мейсона.

Он снова поцеловал меня, и я почувствовала, что он уносит меня прочь от наших зрителей.

– Если вы оба не вернётесь через четыре минуты, я войду. – Бросил Деррил нам вслед.

Наши губы не отрывались друг от друга до тех пор, пока моя спина не прижалась к холодному бетону. Я открыла глаза и отстранилась. Мы были в душевой – в мужской душевой. Она выглядела так же, как женская... забавно.

– Повтори ещё раз, – простонал Сет, целуя мою шею и заставляя мои мысли плыть.

– Я еду в Бостон с тобой, – сказала я, делая ударение на каждом слове. Он провёл языком по моей коже, заставляя её воспламениться. Я так сильно по нему соскучилась, несмотря на то, что утром перед тренировкой он завёз меня домой. Счастливая, я провела руками по его блестящему скользкому телу – вокруг шеи, по плечам и вниз по рукам, вызывая утробное рычание. Он поцеловал меня в кончик носа и прижался лбом к моему.

– Что заставило тебя изменить своё мнение? – Я незаметно наслаждалась его горячим дыханием на своём лице. Я не хотела говорить Сету то, что сказал мой папа. Папа не из тех, кто выражает свои эмоции таким образом, и я хотела сохранить их нетронутыми. Мне казалось, что если я повторю их, то они потеряют весь свой смысл.

– Скажем так, маленькая птичка напела мне о том, что действительно важно.

Я скатилась по его телу, пока твёрдо не встала на ноги.

– Я польщён, что твой отец такого высокого мнения обо мне.

Сет знал, что сегодня утром я была в больнице, и просто сложил два плюс два. Я пожала плечами, стараясь не улыбаться.

– Красота и мозги – большая редкость. А вдруг это была мама?

– Нет, твоя мама думает, что я огромный злой волк, – хохотнул он.

– Нет, она так не... – Даа. Я никого не смогу убедить в обратном, даже саму себя. Для домохозяйки, мама слишком упёртая.

– В любом случае, я рад, что ты решила поехать со мной. Теперь я могу перестать продумывать планы, а то я уже начал сходить с ума.

– Планы?

– Да. – Он улыбнулся, сбрасывая свои шорты в широком предбаннике душевой. Жар поднялся к моим щекам. – Я пытался придумать разные способы, как бы затащить тебя в Бостон. Одни были глупыми, другие странными, остальные – вообще нелегальными.

Его слова вызвали мой смех, и я наблюдала за ним, пока он не подошёл к дальней стене и не включил кран. Вода стекала по его телу и вскоре душевая наполнилась паром.

– Ты не присоединишься ко мне? – спросил он, порочно улыбаясь.

Я хотела. Я хотела раздеться и почувствовать его руки на своём теле, но ни в коем случае я не собиралась мыться в открытой душевой. Не тогда, когда в соседнем зале полно парней. Я отрицательно покачала головой.

– Я просто понаблюдаю.

Я достала телефон из заднего кармана. Мейсону не понравится то, что я собираюсь сказать. Бой Сета через шесть дней. Я набрала номер Мейсона, и он сразу же ответил.

– Оливия? Привет. Как твой отец?

– Он в порядке. Сегодня его выписывают. – Деррил просунул свою голову в душевую и облегчённо вздохнул, увидев нас с Сетом в разных углах. Я почувствовала, что краснею, потому что Сет был полностью на виду, но никого из мужчин это не заботило. Деррил повесил синее полотенце на крючок и, кивнув, вышел.

– Как ты держишься? – спросил Мейсон.

Сет выключил воду и направился за своим полотенцем. Я наслаждалась, рассматривая его тело, пока он шёл. Само совершенство. Каждая мышца была плотной, подтянутой и мускулистой. Он вытер волосы, грудь и руки, потом обернул полотенце вокруг узких бёдер.

– Она… он… я в порядке. – Я заикалась, начиная возбуждаться от одного вида Сета. Я чувствовала себя дурочкой. Он даже не прикасался ко мне, а мозг уже отказывался думать. Сет заметил, как я заикаюсь и улыбнулся мне своей фирменной улыбкой. – Я должна тебе кое-что сказать.

– Слушаю, – осторожно проговорил Мейсон.

– Я еду в Бостон, и мне нужен отпуск.

Тишина.

– И после этого, если всё пойдёт по плану, мне нужно будет несколько дней на поездку в Лас-Вегас.

Тишина.

– Мейсон?

– Да, я услышал тебя. – Он тяжело вздохнул. – Ты собираешься поставить его карьеру на первое место, в ущерб своей?

– Это не совсем карьера, я имею в виду, я ведь всего лишь администратор.

– Всего лишь администратор? – Голос Мейсона стал жёстче. – Как может бизнес нормально существовать без администратора? Я убеждён, что у тебя здесь самая важная работа и что насчёт твоего отца? Ему нужна твоя поддержка.

Я не собиралась всё рассказывать Мейсону. Он мой начальник. Когда работник спрашивает про отпуск, единственное, что должен ответить работодатель – это да или нет. А не начинать копаться во всех его личных делах.

– Мой папа и настоял на том, чтобы я отправлялась в Бостон.

– Что, если я скажу «нет»?

Ну вот.

– Тогда у меня не останется другого выбора как уволиться...

– Правда? Вот так просто?

Я кивнула, зная, что он всё равно не увидит. Сет облокотился на стену рядом со мной и скрестил руки на груди.

– Знаешь, я ошибался в тебе. Я думал, что ты уже взрослая, но тебе ещё расти и расти. Ты рискуешь своей работой, только для того, чтобы следовать за своим новым парнем – это совершенно незрело. Или ты просто боишься, что он будет неверен тебе, поэтому ты едешь? Потому что он животное, и не может держать свой член в штанах даже чёртовы пять минут? – Голос Мейсона был ледяным, и холодный страх заползал в моё ухо и спускался прямо в живот. Странно, мне хотелось плакать, но я прижала язык к нёбу, чтобы остановить надвигающиеся слёзы. Это не из-за Сета. Я знала, что он не станет изменять мне. Конечно, его неразборчивое прошлое могло стать препятствием, но не для меня. Мне хотелось плакать, потому что я так сильно расстроила Мейсона. Это не его вина, что он так сильно разозлился. За последние несколько недель я перевернула всё с ног на голову, и он просто не успел адаптироваться. Такое количество стресса подкосит кого угодно.

– Да или нет, Мейсон. Это всё, что я хочу от тебя услышать.

Он не отвечал целую вечность.

– Нет.

Вот и всё. Два года моей работы подошли к концу, и теперь я официально безработная... и это не очень хорошо. Я тяжело сглотнула.

– Спасибо. – Я повесила трубку, хлопнула телефоном в ладони, и вздохнула. – Вот так.

Сет обнял меня, прижимая ближе к себе.

– Турнир кончится через несколько недель, и мы обязательно что-нибудь придумаем. А до тех пор, позволь мне позаботиться о тебе. Я позабочусь о твоих счетах, еде – всём, что понадобиться. Это меньшее, что я могу сделать.

Звучит прекрасно, но я не могу это принять. От мысли, что я буду от кого-то зависеть, мне становилось не по себе.

– Всё в порядке. У меня есть сбережения. Они помогут мне продержаться минимум месяц. Потом я смогу что-нибудь подобрать.

Он усмехнулся, и его грудь затряслась в беззвучном смехе под моей щекой.

– А ты упрямая. – Он прижал меня крепче. – Что бы ты ни выбрала, я прикрою тебя. – Я чуть наклонила голову и посмотрела на него. – Всегда.


***


Следующие шесть дней мы едва виделись с Сетом. Всю неделю он был очень занят тренировками и подготовкой. Даже я нервничала. Мы уезжали сегодня, и Сет должен забрать меня через двадцать минут. К сожалению, Селена не смогла выбраться на этот раз. Её отец сказал, что она должна что-то делать со своей жизнью и добавил ей ещё рабочих часов в своей фирме. Она была в бешенстве от всего этого, но сейчас она была в поисках каких-нибудь курсов, и стала чувствовать себя лучше, но ее отец всё ещё страдал от её неприязненного отношения. Зазвонил мой телефон, вырывая меня из мыслей. Я подскочила с дивана и подлетела к кухонному столику, где заряжала телефон. Сняв его с зарядки, я ответила.

– Привет! – завизжала Селена радостно. – Я выбрала! Теперь я знаю, кем стану!

– Кем?

– Офицером полиции!

Я почти расхохоталась. Селена – офицер полиции? Я так не думаю. Из-за риска поломать ногти она избегает даже уборки. А женщины-полицейские не могут позволить себе иметь длинные ярко-накрашенные ногти... или шикарно одеваться и всё такое, в этом я совершенно уверена.

– Офицером полиции? Ты серьёзно?

– А что не так? – спросила она, почти обидевшись.

– Я пытаюсь представить тебя, ловящую плохих парней и стреляющей из пистолета. Без обид, но это выглядит не очень привлекательно.

– Да, ладно, я покажу тебе, – фыркнула она. – В любом случае, ты сегодня уезжаешь, а я тут застряла. Как бы я хотела поехать... Я буду скучать по Джексону.

Я открыла холодильник и вытащила две маленькие бутылочки воды.

– Ну ничего себе! А по мне скучать не будешь?

Я вышла из кухни в гостиную и положила бутылочки сверху своей небольшой фиолетовой дорожной сумки.

– Ты знаешь, что буду! Это и так понятно. Как долго продлится поездка?

– Я уже дважды говорила тебе. Мы собираемся остановиться там на несколько дней и, если он выиграет, следующая остановка – Лас-Вегас, ещё на неделю или около того.

– Между боями так мало времени... разве ему не нужно больше времени на восстановление или типа того.

О турнире я знаю совсем немного, но Деррил сказал, что когда Сет станет профессионалом, между боями будет разница в несколько месяцев. До тех пор, Сет должен избегать проигрышей столько, сколько получится. Пока что всё шло хорошо. Я еще не видела, как чей-то кулак бьёт его по лицу. – Я не знаю, как это работает, – пробормотала я.

В дверь мягко постучали, и моя нервозность достигла точки.

– Слушай, мне уже надо идти, позвони мне завтра или послезавтра. Хорошо?

– Да, хорошо. Развлекайся и не делай ничего, чего я бы не стала делать. Люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю. – Я повесила трубку и положила телефон в передний карман жёлтого кардигана. Мне он нравился. Бабушка подарила мне его незадолго до своей смерти. Больше всего мне нравилось сочетать его с белыми джинсами и белым кружевным топом. Я подошла к двери и распахнула её. Сет как всегда выглядел умопомрачительно. И как только ему удавалось выглядеть настолько хорошо в джинсах и простой серой футболке, это даже слегка раздражало. Его волосы немного блестели, как будто он недавно принимал душ. Кожа выглядела мягкой и нежной, мне захотелось протянуть руку и коснуться её. Сет буквально упивался мной с довольной улыбкой на лице.

– Ты как кокосово-лимонная конфетка, – рассмеялся он, опираясь о дверной косяк.

– Ха-ха, – сказала я невозмутимо.

Он шагнул вперёд, уверенно посмотрел мне в глаза – нет – с вожделением.

– Я обожаю лимонные конфетки. – Его улыбка стала дерзкой. – Они тают во рту.

Я почувствовала, как густой румянец залил мои щёки, и Сет заметил это. Его глаза сияли, он выглядел совершенно довольным моей реакцией. Его руки скользнули к моему затылку. Потом он, дразня, поцеловал меня, прикусив мою нижнюю губу. Он подошёл ближе, проводя руками сверху вниз по моему телу, сжал мою попу своими ладонями и притянул меня ещё ближе. Я знала, что он делает это, чтобы завести меня, зная, что я не смогу его остановить. Он отстранился и закусил губу.

– М-м. На вкус ты гораздо слаще любой конфеты.

– Хочешь сделать это болезненным для меня? – простонала я.

– Представь, каково мне, – кивнул он.

Я отошла на шаг и подкатила к нему свою дорожную сумку. Заперев дверь, спустилась по ступенькам к машине. Моя сумка прекрасно поместилась на пустом заднем сиденье.

– Джексон не едет? – удивилась я.

Сет открыл для меня дверцу, я села впереди.

– Нет, он едет с Деррилом и остальными.

Я улыбнулась. Провести это время наедине с Сетом будет просто замечательно. Мы почти не виделись на этой неделе, и я скучала по нему как сумасшедшая. Я была рада уехать из Портленда и ещё больше рада, что бои Сета скоро закончатся. Я жаждала – нет, это была необходимость – находиться рядом с ним, во всех смыслах.

Когда мы выехали на автостраду, раздался звонок, эхом разносясь по всему салону, и моё внимание перешло на центральную консоль. Звонила «мама». Сет быстро нажал на отбой.

– Как она? – спросила я. – Она начала посещать занятия по своей программе?

Я покосилась на Сета, он резко сжал руль.

– А как ты думаешь? – Его голос был почти расстроенным – разочарованным. Я перевела свой взгляд на руки, так же разочарованная.

– Я была уверена, что она станет...

Он улыбнулся вымученной улыбкой, не глядя на меня.

– Всё в порядке. Я все решил. Когда забрал её прошлой ночью из больницы …

– Подожди, из больницы? – мой голос был скорее обиженным, чем обеспокоенным и, возможно, так и было. Почему он не позвонил мне?

– Да, она упала с лестницы в каком-то баре и ударилась головой. Она в порядке. Просто небольшой порез, – ответил он. Но, заметив мою реакцию, добавил, – я не позвонил тебе, потому что было очень поздно, и я был не в настроении, чтобы меня жалели.

Немного резко, но понятно почему... я полагаю.

– Мне просто не нравится, что тебе пришлось пройти через это одному.

– Я уже так долго делал всё один. Что значит ещё парочка раз, как считаешь?

Моё сердце сжалось в груди. На его плечах лежала такая ответственность. Управляться с финансами, собственной карьерой, строгой диетой и интенсивными тренировками – как вообще он может нормально жить?

– Ты сказал, что всё решил. Что это значит?

– Это значит, что впредь я больше не собираюсь бегать за ней как за ребёнком. Вчера вечером я связался с центром реабилитации в Калифорнии. Они забрали её сегодня утром.

Я ненадолго замолчала, переваривая его слова. Он отправил свою мать в реабилитационный центр... на другом конце страны?

– Калифорния очень далеко, Сет.

Он пожал плечами.

– Я должен был отправить её как можно дальше от себя. Иначе она смогла бы меня уговорить навестить её и подписать документы о выписке. Я не могу... не в этот раз.

Не в этот раз? Он уже отправлял её в реабилитационный центр? Я посмотрела на него. Челюсть плотно сжата, брови нахмурены. Больше я не стала задавать ему вопросов, видя, как это тяжело для него.

– Ты всё сделал правильно, – было единственным, что я смогла сказать ему,

Морщинка на его лбу разгладилась. Я произнесла именно те слова, которые он хотел услышать. Без сомнения, он не был полностью уверен в своём решении, и я была рада, что хоть немного смогла поддержать его уверенность в сделанном им выборе.


***


Бостон был очень большим по сравнению с Портлендом. Здания выше и новее. Я практически впечатала своё лицо в окно, стараясь рассмотреть всё как можно ближе. Я никогда не выезжала из Портленда. И почему я не путешествовала? Видеть новые места так увлекательно и волнительно. Несмотря на суету и людей, спешащих по тротуарам на важные встречи, это место казалось мне нетронутым, как будто это я открыла его. Сет припарковался у шикарной гостиницы, швейцар в элегантной чёрной шляпе открыл для меня дверь.

– Добрый вечер, мадам, – поприветствовал он меня, протягивая руку в белой перчатке.

Я неловко посмотрела на Сета, который наблюдал за мной с довольным выражением лица. Я приняла предложенную руку, и швейцар помог мне выйти из автомобиля. Сет подошёл и забрал мою руку, проинструктировав швейцара насчёт багажа. К счастью, тот кивнул и достал багаж из машины. Мы вошли в гостиницу через золотые крутящиеся двери, и Сет переплёл наши пальцы, направляясь к ждущей нас в лобби команде. Деррил, Джексон и трое других мужчин, к лицам которых я уже привыкла, но не имела понятия, как их зовут, были абсолютно счастливы, что мы с Сетом прибыли вовремя.

– Я пойду, зарегистрируюсь, – сказал Сет, целуя меня в макушку.

Пока Деррил рассказывал о планах на сегодня и завтра, я восхищенно рассматривала лобби. Он был огромным, прекрасно декорированным мраморными статуями и отделан золотом. На полу не было никаких ковров, и стук каблуков о плитку эхом раздавался вокруг. Восхитительный аромат ванили и розмарина и классическая музыка, мягко играющая из спрятанных динамиков, позволяли мне чувствовать себя легко и расслабленно. Этот отель я без усилий могу назвать лучшим местом, в котором я когда-либо останавливалась. Ох, и представьте, какая здесь должна быть ванна, – при условии, что она у меня будет.

– Где остановились Дон и Джош? – спросил Джексон у Деррила, сидя на своём чемодане и потирая руки о джинсы.

– Оба – и Джош, и Дон – в отеле «Плаза», на другой стороне города. Их менеджеры заверили меня, что мы не будем пересекаться до боя. Это большой город. Шансы столкнуться с ними сегодня вечером ничтожно малы.

– Сегодня вечером? – спросила я, мечтая о принятии долгой горячей ванны с пеной.

– Да, мы все идём отдыхать сегодня вечером, – ответил Джексон. – Даже Сет.

Чёрт. Мысль о посещении клубов в чужом городе пугала меня. Портлендские клубы ужасны и всегда переполнены, что, скорее всего, означает, что Бостонские клубы в два раза хуже и в два раза более забиты людьми. Последний раз, когда я была в клубе, я ударила девушку прямо в лицо, и я не была настолько отчаянной, чтобы проходить через это снова. Не говоря уже о том, что я не взяла с собой никакой подходящей для клуба одежды.

– Мы ненадолго, – сказал Сет, встав рядом. Он обнял меня одной рукой и притянул к себе. – Мне нельзя пить, и я должен хорошенько выспаться к завтрашнему дню.

– Хорошо, – усмехнулся Джексон. – Нам нужен ответственный водитель, и как только мы приедем в Поларис, ты можешь быть свободным.

– Во сколько? – спросил Сет.

– Мы хотим появиться там в десять или в одиннадцать вечера. Где-то так. Хорошее шоу не начнётся раньше полуночи.

В ночных клубах Бостона бывают шоу? Я немного расслабилась. Может, мы пойдём в театр или что-нибудь подобное. Я молилась, чтобы это было так.


***


Но всё оказалось совсем не так. Поларис был стриптиз-клубом. Как я могла не заметить это при входе? Сет легонько подтолкнул меня внутрь, когда я нерешительно замерла, увидев крутящихся на шестах женщин и танцующих в кабинках мужчин. Конечно, это был самый лучший стриптиз-клуб, какой мне приходилось видеть – поправка – клуб для джентльменов, как сказал Деррил, но это не значит, что я стала испытывать меньше неловкости от этого. Я нервно ковыряла петли для пуговиц на своей белой шёлковой блузке, когда Сет положил руку мне на спину и проводил меня к огромной кабинке на другом конце зала. Как только мы расселись по местам, к нашему столику прошествовала официантка топлесс, с искусственной грудью. На ней была едва прикрывающая попку юбочка в складку. Её соски были твёрдыми и смотрели прямо мне в лицо. Я подумала, что, должно быть, ей было холодно. Она представилась как Вивиан и наклонилась, чтобы поправить чулок, а её грудь легла на стол. Всем парням это невероятно понравилось, и, когда официантка выпрямилась, они бросились делать свои заказы.

– Что-нибудь для тебя, душечка? – спросила она меня. У неё был высокий, сладкий голос.

– Нет, спасибо, – ответила я, не в силах посмотреть ей в лицо. Я была настолько вне зоны своего комфорта, что было даже не смешно.

– Так неинтересно, – произнесла она, надув свои губки, щедро накрашенные вишнёво– красной помадой. Она подошла ближе и наклонилась. Её груди коснулись моей руки, и у меня внутри стал подниматься внезапный порыв тошноты. – В противном случае, я должна показать тебе, как можно веселиться по-другому.

– Ох.

Сет, сидящий за мной, усмехнулся, обдав горячим дыханием мою щёку.

– Я в порядке.

Её мягкий, тёплый, большой палец погладил меня по щеке.

– Хорошо, дашь мне знать, когда тебе что-нибудь понадобиться, золотко.

Она перевела взгляд своих тёмных глаз на Сета.

– Как насчёт тебя, красавчик? Что тебе принести?

– Нет. Мне и так хорошо. – Сет разговаривал с ней так буднично, как будто она не была топлесс и не тёрлась своими грудями о мою руку.

Быстро кивнув, Вивиан продефилировала к бару, и я неожиданно испытала облегчение, что папа остался дома. Наверное, это был бы самый смущающий момент в моей жизни.

– Ты никогда раньше не была в стриптиз-клубах? – спросил меня Джексон. Его волосы были уложены гелем в колючем беспорядке, он улыбался и смотрел на меня как на ка кого-то странного рака-отшельника.

– Нет... никогда не чувствовала необходимости в этом.

Сет крайне удивленно посмотрел на меня и улыбнулся той самой широкой улыбкой, которая мне так нравилась.

– Что? – спросила я. – Неужели я такая странная?

– Нет, – он обнял меня за шею и притянул к себе для поцелуя, – ты хорошая.

Только нам был понятен двойной смысл этих слов. Когда Вивиан вернулась с нашими напитками, Джексон потащил нас из кабинки к изящным диванчикам напротив большой сцены. Пол подсвечивался белым светом, три девушки медленно танцевали под музыку, потряхивая и крутя всеми частями тела.

– Кто из вас готов хорошо провести время? – хихикнула Вивиан, наклоняясь над столом.

Её взгляд определенно метался от Сета к Джексону. Я действительно не знала, как бы смогла вынести танец стриптизёрши на коленках у Сета или Джексона. Мне придётся всё рассказать Селене... девичий кодекс и всё такое, хотя, возможно, ей будет всё равно. Джексон вручил деньги Вивиан и бровями показал на меня. Я смотрела на него, сбитая с толку его жестом. Сет снова рассмеялся рядом со мной, когда Вивиан перевела свой взгляд на меня. На её вишнёво-красных губах играла соблазнительная улыбка, и она наклонилась прямо к моему уху.

– Просто расслабься, – выдохнула она.

В тот же миг, я будто окаменела и уставилась на неё широко раскрытыми глазами, когда она потёрлась своими ягодицами о мои коленки. Джексон и все остальные, включая Сета, наслаждались, наблюдая и смеясь над моим, полным ужаса, выражением лица. Это не происходит прямо сейчас. Что я творю? Как долго это всё будет продолжаться? Когда всё это закончится? Вопросы сыпались на меня один за другим, и я была слишком напугана, чтобы озвучить их. Она легла спиной на мою грудь и погладила руками мою шею. Я тяжело сглотнула, сжав пальцы в кулаки. Мне это не нравилось. Это не прикольно... не для меня. Она повернулась ко мне, потёрлась своими грудями о мои. Я посмотрела на Сета, который просто улыбался.

– Сет..., – позвала я, показывая своё самое лучшее выражение лица «вытаскивай меня отсюда к чёрту». Он кивнул и придвинулся ко мне, но слишком поздно, так как она подхватила мою нижнюю губу своим ртом и начала её посасывать. Я ахнула. Какого чёрта? Разве стриптизёршам можно такое вытворять? Сколько ей заплатил Джексон? Инстинктивно, я выскользнула из-под неё и прикрыла рот своей рукой. Она невинно улыбнулась мне, а Джексон и остальная команда прыснули от смеха. Я продержалась столько, сколько смогла, но черта была пересечена, и я хотела отправиться домой.

– Так, так, так, – глубокий, скользкий голос раздался за мной. Тяжёлая рука легла на моё бедро, легко отодвигая меня назад. Я резко повернулась и сразу же увидела лысую голову и неряшливую челюсть Дона. – Отличное было шоу. Я не прочь посмотреть ещё.

Сет подскочил на ноги и за ним вся его команда. Вивиан сладко улыбнулась и ушла. Взгляд Сета бегал от руки Дона на моём бедре к его лицу. Деррил что-то тихо говорил Сету, но тот выглядел так, будто не слышал ни единого слова из сказанного. Он закипал. Я видела, как его челюсть сжалась, пальцы стиснулись в кулаки по бокам, грудь поднималась и опускалась в тяжелом дыхании. Я попыталась отойти, но Дон усилил хватку, не давая мне двинуться.

– Дон, – предупредил его один из членов его команды, – отпусти девушку.

Дон усмехнулся, и мне показалось, что он не придавал хоть какое-то значение турниру. Он просто хотел отомстить Сету. Обычно, когда я сталкивалась с Доном на боях, он не прикасался ко мне, или я ускользала до того, как он мог сделать это... Но сейчас всё было по-другому, и я переживала, что если отойду, то Сет выкинет какую-нибудь глупость. Толстый палец Дона отбросил локон с моего плеча, и я вздрогнула от его прикосновения.

– Она такая робкая, но я уверен, что если ты оставишь её со мной на ночь, я смогу исправить это.

Сет двинулся вперёд, но Джексон и Деррил остановили его. Его ноздри раздувались, глаза жаждали крови.

– Ты слышал свою команду, – прорычал Сет. – Отпусти её, это касается только нас.

Глубокий смех заурчал в груди Дона, отдаваясь в мою спину.

– Ты втянул ее в это, не я.

Я огляделась вокруг, несколько человек наблюдали, но они были скорее заинтригованы, а не испуганы или обеспокоены. Им было интересно, что же здесь происходит. Я снова попыталась отойти, но Дон не отпускал. Я сжалась под давлением его руки, и Сет прыгнул вперёд, таща за собой Деррила и Джексона, которые были не в силах остановить его. Дон оттолкнул меня в сторону, и я упала на пол. Я ударилась о плитку тем бедром, за которое он меня держал, и мою ногу пронзила острая боль. Я приподнялась на локтях и увидела, как кулак Сета врезался в лицо Дона. Стриптизёрши начали визжать и звать охрану, когда Сет и Дон начали обмениваться ударами, обе команды не могли усмирить двух разбушевавшихся монстров. Вскоре, все уже участвовали в драке – команда против команды – нанося друг другу бессмысленные удары. Мои нервы были накалены, сердце в ускоренном темпе прокачивало кровь по венам. От адреналина и страха начала кружиться голова. Всё. Сет вылетел из соревнований, и во всём этом моя вина.

– Сет! – позвала я, перекрывая крики и ворчание.

На глаза наворачивались слёзы, и я заставила себя подняться на ноги.

– Сет! – крикнула я снова.

Тут налетела охрана и оттащила их друг от друга. Мой взгляд встретился с Сетом и, когда я посмотрела в его лицо, из моих глаз были готовы хлынуть слёзы. Над бровью был порез, кровь из которого стекала прямо по щеке.

– Сет, иди! – прокричал Деррил. – Я всё улажу здесь.

Сет подлетел ко мне и поднял меня на руки так, как будто в его руках был вся энергия этого мира. Я обняла его за шею, влажную от пота.

– Мне так жаль, – со слезами сказала я ему в плечо.

Он ближе прижал меня к себе, я зажмурилась. Вскоре, назойливые звуки улицы и прохладный ночной воздух заставили меня открыть глаза. Работник парковки подогнал автомобиль Сета и уставился на нас, не решаясь задавать вопросы. Сет усадил меня на пассажирское место, так хлопнув дверью, что напугал меня. Он сел за руль, надавил на газ, и, не говоря ни слова, мы доехали до гостиницы. Я не имела понятия, что происходило в его голове, хотела спросить, но благоразумно хранила молчание. Мы припарковались у гостиницы, Сет выпрыгнул из машины и, быстро оббежав её, открыл дверь, снова поднял меня на руки и внёс в лобби. Я чувствовала себя глупо, потому что я могла ходить. Одни постояльцы старались не пялиться, другие открыто ахали при виде нас, но Сет ни на кого не обращал внимания. Когда мы оказались в безопасности номера, он поставил меня на ноги.

– Ты в порядке? – спросил он обеспокоенно, я утвердительно кивнула.

Сет стал вышагивать передо мной. Он с трудом дышал. Он не хотел, чтобы я знала, но я видела это. Его дыхание было поверхностным, а лицо напряжённым, почти отчаянным. Он схватил одну из фигурок Греческого Бога и швырнул её об стену гостиной. Я подпрыгнула, когда фарфор разлетелся на тысячу осколков. Сет снова повернулся ко мне, в его прищуренных глазах горел тёмный огонь.

– Иди спать, – приказал он.

– Но ты не собираешься…

– Чёрт! Иди спать, я сказал! – выкрикнул он, нетерпеливо проводя руками по волосам.

Его глаза были тёмными, такими тёмными, какими я никогда их не видела, и моё сердце болезненно сжалось в груди. Он злиться на меня... Я медленно отвернулась, направляясь к прозрачной стеклянной лестнице. Мои каблуки стучали по ступенькам, эхом раздаваясь по молчаливому гостиничному номеру. Войдля в комнату, я упала на кровать и уткнулась лицом в сатиновую подушку пурпурного цвета. Как всё могло так испортиться за один вечер? Знаю, я должна была оставаться в этом номере. Я и собиралась, но Сет настоял, чтобы я составила ему компанию. И вот, чем всё обернулось.

Где-то между рыданиями и прислушиванием к тому, как Сет крушил номер и кричал на кого-то по телефону, я заснула. Когда я открыла глаза, было всё ещё темно, но сквозь дверь из холла пробивался свет. Я соскользнула с кровати и нетвёрдо покачнулась на каблуках. Взявшись за дверную ручку, я медленно открыла дверь, в надежде, что Сет уже успокоился и, возможно, хотел, чтобы я присоединилась к нему. Как и раньше, мои каблуки цокали по ступенькам. Сета нигде не было видно и слышно. У подножия лестницы лежала целая груда разбитых вдребезги фарфоровых фигурок. Я повернула по короткому коридорчику и открыла небольшую кладовку в поисках щётки и совка. Стекло под ногами сейчас не к месту. Я прокралась обратно и смела столько стекла в совок, сколько смогла. Пол был покрыт пышным белым ковром, что совсем не делало мою задачу легче.

– Тебе не нужно убирать за мной. – Его спокойный голос поразил меня, но я не повернулась, так как боялась, что он снова отошлёт меня.

– Я так захотела, – ответила я, аккуратно пробегая пальцами по ковру.

Мне удалось собрать все большие кусочки. Я сделала спокойный глубокий вдох, и мне ничего не оставалось, как повернуться. Я медленно выпрямилась и повернулась. Мой взгляд упал на совершенное, обнажённое по пояс, тело Сета. По его лицу невозможно было прочитать эмоции, а в руках он держал стакан. Лёд в нём звенел, заполняя этим звуком повисшую тишину. Я прошла мимо него в огромную кухню. Открыв дверцу под раковиной, я высыпала осколки фарфора и стекла в мусорное ведро.

Сет поставил уже пустой стакан на барную стойку, расположенную посередине кухни. Я посмотрела на него и закрыла дверцу. На его лице всё ещё оставалась засохшая кровь, и я хотела позаботиться о нём, обработав рану над бровью. Я сделала шаг вперёд, показывая ему, что хочу подойти к нему. Он кивнул, и я буквально бросилась в его объятья. Я обхватила его за шею, зарываясь лицом в плечо.

– Мне так жаль, – выдохнула я. Господи! Кажется, я снова была готова расплакаться.

– Эй, – он убрал мои руки со своей шеи, заставив меня посмотреть ему в глаза. – Это не твоя вина. Ты ничего не сделала. Это всё я. Только я. Понимаешь?

Я не стала утвердительно кивать. Если бы я не начала сходить с ума и отскакивать от целующей меня стриптизёрши, я бы не дала Дону возможности схватить меня. Сет взял меня за запястье и повёл в нашу спальню. Но не остановился там. Он вёл меня в ванную комнату.

Он включил свет и тёмная комната осветилась. Обхватив меня за талию и приподняв, усадил меня на раковину. Я смотрела на него, он молча погладил мои щиколотки и снял туфли. Приподняв меня, подхватил за резинку мои трусики и спустил их на пол. Как всегда, когда он прикасался ко мне, моё сердцебиение участилось. Он развернул меня и подхватил мою блузку, снимая её через голову. Последним на пол упал мой бюстгальтер и, когда я снова повернулась к нему, он упивался моим видом, не в силах скрыть желание во взгляде. Потом он сосредоточил свой взгляд на моём животе, и я заметила, как его тело напряглось, а челюсть напряглась. Я тоже посмотрела вниз. Моё бедро. На месте, где Дон сжимал меня, и на которое я упала, появилось темное пятно.

– Это не так страшно, как твоя рана, – слабо пробормотала я.

Он перевёл дух, потёр лицо руками.

– Это от его руки?

Я пожала плечами.

– Возможно, немного, я полагаю. В основном, из-за того, что я упала, когда он толкнул меня.

– Он толкнул тебя? – Голос Сет повысился на несколько децибел.

Я кивнула, а он провёл руками по своим волосам. Качая головой, он схватил меня, прижимая к себе.

– Я так чертовски виноват, Оливия.

– Это не твоя вина.

Он отпустил меня. Я знала, он не хотел слышать, что это была не его вина. По его лицу было видно, что он совершенно уверен в том, что был виноват. Я отошла на шаг, когда он тоже разделся и вошёл в душевую кабинку. Оставив дверь открытой для меня, он включил воду. Шум воды эхом отдавался от плитки, воздух быстро становился тяжёлым и горячим, заполняя мои лёгкие паром. Я вошла внутрь и закрыла за собой дверь. Сет жадно рассматривал моё тело, заставляя мои груди набухать и тяжелеть. Мои соски уже болели в ожидании того, как его рот накроет их и, чтобы отвлечься, я достала гель для душа и выдавила его себе на руки. Я отвернулась от него и стала натирать густой пеной свой живот, аккуратно проводя по раненному бедру.

Вскоре, руки Сета начали гладить моё тело, избегая повреждённого места. Он поцеловал меня в плечо, от чего всё тело загудело от удовольствия. Дразня, его руки кружили вокруг моих грудей, заставляя соски твердеть до болезненного покалывания. Наконец, его руки скользнули на мою грудь, точно рассчитанным давлением накрывая их. Я чувствовала, что начинала таять, дыхание перехватило, когда его большой палец погладил мой острый сосок. Я отклонила голову назад на грудь Сета.

– Деррил и команда будут в порядке?

Его руки массировали мою грудь.

– Да, они будут в порядке.

Я повернула к нему голову.

– А ты?

Он поцеловал меня в щёку.

– Я уже в порядке.

Я развернулась, прижимаясь к нему.

– Ты нужен мне – весь, без остатка, – с нуждой проговорила я и обрушила свой рот на его губы.

На вкус он был горько-сладким, как бурбон, и моё сердце сжалось. Если он пил алкоголь, то у него, должно быть, были действительно большие проблемы с турниром. Сет не колебался и уверенно ласкал моё тело своими руками. Он стал двигаться вперёд, я отступила назад и ахнула от прикосновения к холодной плитке. Я проигнорировала боль в бедре, когда он прижал меня к стене. Он провел рукой по моему телу и закинул мою ногу на своё бедро. Он целовал мою шею, его пальцы уверенно скользнули между моих ног, посылая волну возбуждения по всему телу. Прошла вечность с тех пор, как мы занимались сексом, и я так хотела его сейчас – плевать на бой. Моё тело горело, нервы были на пределе. Его прикосновения были для меня как электрический заряд, распространяющийся по всему телу.

– Сет, – вздохнула я его имя в предвкушении.

Он застонал, поглаживая кончиком пальца мой клитор. Он уделил маленькому комочку нервов немного внимания, затем запустил один палец в моё лоно. Я громко выдохнула, зарываясь пальцами в его плечи, пока он нежно ласкал меня внутри. Я выгнулась навстречу ему, мой взгляд стал тяжёлым.

– Такая сексуальная, – пробормотал он, захватывая зубами мою нижнюю губу.

– Ещё, – я задыхалась, толкаясь навстречу ему. Я чувствовала такую душевную боль, такое напряжение, и я так нуждалась в разрядке. Но он вынул из меня свои пальцы. Разочарование накрыло меня, я протестующе застонала.

– Я говорил тебе, что ты нетерпелива? – усмехнулся Сет в моё ухо.

Я улыбнулась и кивнула.

– Не могу сдерживать себя, когда ты рядом.

Он опустил руку между нами, трясь об меня своим членом, чем застал меня врасплох. Мои бёдра крепче прижались к нему, и это было так, словно моё тело мне не подчинялось, оно само делало то, что ему нравилось. Резким толчком он вошёл в меня, пуская мой пульс вскачь. Я обняла его за шею, он руками держал меня за ягодицы, опуская на себя и полностью заполняя. Я обхватила своими ногами его талию и перекрестила свои щиколотки за его спиной. Ощущения от прохладной плитки сливались с тёплыми ощущениями внутри, создавая восхитительную эротическую чувствительность. Сет почти полностью вышел из меня, оставив внутри меня только головку, и снова вошёл по самое основание, заставив меня закричать. Он входил неглубоко и быстро несколько раз, потом практически полностью выходил и снова полностью входил со стоном. Я сжимала его так крепко, как только могла, когда оргазм разворачивался во мне как кобра. Он так долго дремал во мне, что моё тело раскрылось навстречу этому ощущению.

– Ох, чёрт..., – прорычал Сет в моё плечо. – Я не выдержу долго, детка.

Его голос подталкивал меня всё ближе и ближе к развязке.

– Сильнее, – с трудом выговорила я, – быстрее.

Он крепче прижал меня к стене и перешёл на более быстрый и сильный темп. Мои руки напряглись вокруг его шеи. Я сжала свои ноги, наклоняя свой таз. Моя грудь подпрыгивала, когда он входил в меня. Удовольствие достигло своего пика так неожиданно, что я не смогла сдержать своего крика, вырвавшегося из моего рта. Бицепсы Сета напряглись, когда он, удерживая меня за бёдра, извергался в меня, достигнув своего пика наслаждения. Он удерживал меня у стены ещё некоторое время, склонив свой лоб к моему. Я нежно гладила его шею и плечи. Он прикрыл глаза, наслаждаясь вниманием. Я соскользнула с него, когда в дверь постучали и Сет закрыл меня, как щитом.

– Войдите.

Мои щёки запылали. Если там были люди... тогда, должно быть, они слышали меня.

– Сет, когда ты будешь готов. – Напряжённый и уставший голос Деррила разнёсся по ванной комнате.

– Я спущусь через минуту.

Деррил закрыл дверь, и я спрятала своё лицо в ладонях, смущённая, как никогда в жизни.

– Я не смогу выйти.

Сет убрал мои руки от лица, я опустила вниз глаза.

– Ты получила наслаждение? – Его руки обхватили моё лицо, поднимая его к нему. – Ты получила наслаждение? – повторил он вопрос, делая ударение на каждом слове.

– Да.

– Тогда это всё, что имеет значение, – игриво ухмыльнулся он.

Я чувствовала, как удовольствие волнами исходило от него, и мои щёки запылали.

Мы быстро вытерлись и вошли в спальню, чтобы одеться. Сет перебросил мне свои чёрные штаны на завязках.

– У меня есть одежда, – рассмеялась я, застёгивая бюстгальтер.

– Доверься мне, – ответил он, надевая такие же серые штаны, скрывая восхитительную наготу. – В них по-настоящему удобно.

Я накинула белый топ и скользнула в штаны Сета. Мне пришлось очень сильно стянуть завязки, чтобы штаны хорошо сели, но он действительно был прав. Ткань внутри была нежной, почти пушистой.

– Вау, как удобно!

Сет рассмеялся, и моё сердце начало таять. Он такой красивый, что каждый раз, когда я смотрела на него, его красота поражала меня. Как же мне удалось отхватить такой куш? Сет переплёл наши мизинцы, и мы спустились по лестнице. Внизу уже работала горничная, убирая пылесосом остатки осколков. Она бросила на нас разъярённый взгляд, кивнула и вышла из номера, оставив нас с Сетом и его командой.

– Я смотрю, ты решил обновить номер, – резюмировал Деррил, облокотившись на перила у основания лестницы.

– Должно быть, я потерял контроль, – ответил Сет, как будто это не имело никакого значения.

– И не только в этом, как я погляжу.

Сет потащил меня за собой на длинный белый диван, затем усадил меня к себе на колени, обняв за талию. Если до этого я была смущена, то сейчас меня просто тошнило. Сет нежно целовал меня в плечо. Без сомнения, он пытался сделать так, чтобы я расслабилась. К сожалению, все смотрели на нас..., а это меня совсем не успокаивало.

– Четыре, – объявил Джексон, размахивая наполовину опустошённой бутылкой бурбона. Сет всё это выпил? – Ты потерял контроль четыре раза за один вечер. Четыре. – Джексон был вне себя. Он пристально посмотрел на Сета своими зелёными глазами , и мне не понравилось находиться между ними. Я бы не смогла пережить ещё один бой сегодня вечером.

– Какого чёрта, Сет? – потребовал ответа Деррил.

– Не ведите себя, как чёртовы святоши. Я не должен был выходить сегодня вечером никуда, но вы наделили меня полномочиями ответственного водителя, помните?

Джексон тяжело выдохнул.

– И если бы ты не заплатил стриптизёрше, чтобы она станцевала на коленях у Оливии, Дон бы так не возбудился и не захотел бы завладеть ею. Я не жалею, что ударил этого ублюдка и сделал бы то же самое ещё раз.

Тишина. Никто не сказал ни слова против Сета.

– Проехали, – продолжил он, – как всё прошло? Я ещё участвую в турнире или нет?

– Да.

Я резко повернула голову к Деррилу, а Сет сжал меня, реагируя на слова тренера.

– Дон отказался подавать жалобу на то, что случилось. Его команда отчаянно убеждала его передумать, но он был непреклонен. Должно быть, он действительно ненавидит тебя.

Сет передёрнул плечами.

– Что насчёт Полариса? У них есть видео-доказательства?

– Это могло бы быть шикарное видео, но здесь замешаны стриптизёрши и их сутенёры, так что они будут молчать, благодаря заплаченным деньгам. Видео больше нет.

– И это всё? – спросила я горячо. – Всё кончено?

– Нет. – Деррил посмотрел на свои руки цвета тёмного шоколада, затем поднял глаза на меня. – Я больше не могу допускать тебя в гримёрку. Это слишком рискованно, когда Дон коршуном кружится вокруг.

– Чёрта с два, – рявкнул Сет. – Она нужна мне там.

Деррил сделал шаг вперёд, выпрямившись во весь свой рост. Он твёрдо стоял на своем и был непреклонен.

– То, что случилось сегодня вечером, не должно повториться. Ты хоть понимаешь, насколько близок был к тому, чтобы потерять всё? И всё из-за такой ерунды. – Он покачал головой. – Что бы сказал твой отец? А? Ты делаешь это ради него, не так ли? Для своего отца?

Сет постарался снять меня с колен, но я из всех сил вцепилась в него. Повернувшись к нему, я сказала:

– Всё в порядке. Я смогу сидеть в зале на ближайших двух матчах. Ничего страшного.

– На ближайших двух матчах, а потом Дон вылетит из игры, – заверил Сета Джексон.

Сет нахмурился.

– Ладно. Это всё?

– Да. А теперь дай мне проверить твою чёртову бровь. – Я соскользнула с колен Сета, когда Деррил подошёл к нам.

Он жестом показал одному из членов команды принести маленькую коробочку. Деррил достал мазь и пластырь и приступил к обработке брови. Всё время Деррил жаловался и проклинал все на свете, а я пошла искать Джексона, который оказался на кухне и наливал себе большой стакан бурбона. Я достала форму для льда и протянула её Джексону.

– Спасибо.

– Почему Деррил так зол? Это небольшой порез...

– Потому что это порез в районе брови. – Он сделал большой глоток бурбона, пролив немного на свою красную рубашку. – Джош Донсков использует это против Сета. Бровь – самое неподходящее место для пореза. Один удар локтем – чёрт – да даже простой шлепок может вновь открыть рану. Если она станет сильно кровоточить и закроет глаз, они остановят бой.

– Что мы можем сделать, чтобы остановить это?

Он рассмеялся.

– Мы ничего не можем сделать, разве только обработать рану вазелином и надеяться, что кулак Джоша соскользнёт. Всё остальное – в руках Сета, он должен защищать бровь, как свою жизнь.

Когда я осознала всю трудность ситуации, внутри меня начала расти паника. Порез – вот чёрт.

– Вау, ты выглядишь так, будто тебя сейчас стошнит. – Он передал мне свой стакан, и я сделала большой глоток. Сжав зубы, я проглотила алкоголь. – Расслабься. Он большой мальчик. Он знает, что делает.

Это радует... немного.

– Мне очень жаль, что я поставил тебя в такую неудобную ситуацию со стриптизёршей. Клянусь, я думал, что это будет просто безобидный розыгрыш. – Его зелёные глаза были полны раскаяния.

– Всё в порядке. Я не собиралась вести себя как сумасшедшая, но я раньше никогда не была в стриптиз клубах и не позволяла девушкам целовать себя. Это, скорее, в духе Селены.

Его бронзовые брови взметнулись вверх. Чёрт. Я надеюсь, это не испугает его и не оттолкнет от моей подруги?

– Неужели?

Я ахнула, стараясь взять свои слова обратно, а его лицо озарила широкая, предвкушающая улыбка.

– Рад слышать это. Спасибо.

Джексон посмотрел через моё плечо и, повернувшись, я увидела полуобнажённого Сета, облокотившегося о дверной косяк. Деррил заглянул на кухню.

– Пойдём Джексон. Время спать, завтра у нас длинный день. Ты тоже, Сет. Я говорил вам обоим, чтобы никакого секса, но все знают, что вы недавно пренебрегли этим правилом.

Деррил, сощурив глаза, посмотрел на меня, а потом широко улыбнулся.

– Спокойной ночи, Оливия.

Я сонно помахала ему, краснея в десятый раз. Затем сквозь опущенные ресницы посмотрела на Сета, который сверкающими глазами наблюдал за мной с дерзкой и упрямой улыбкой на лице.

Уходя, Джексон похлопал меня по плечу и ткнул Сета локтем под ребро. Сет шлёпнул Джексона по спине, они обменялись мужскими объятиями. Я наблюдала за ними с восхищением.

Когда все ушли, мы с Сетом поднялись наверх.

Прохладные простыни накрыли нас, посылая мурашки по моей коже. Сет протянул руку, привлекая меня ближе, и я с радостью прижалась к нему. Он нежно поцеловал меня в подбородок, и я почувствовала, как он развязывает завязки на моих штанах. Он потянул их вниз, я приподняла свои бёдра, помогая ему снять их, и спихнула их на пол. Я потёрлась ногами о Сета, и мой пульс забился быстрее, когда я поняла, что он абсолютно обнажён. Легко подняв, он усадил меня сверху, его руки нежно ласкали мой живот и бёдра. Я была слишком возбуждена, чтобы ощущать боль синяка. Он приподнял мой топ, и я стянула его через голову.

– Тебе надо поспать, – прошептала я.

– Не сейчас.

Вновь распаляясь, я различала в темноте подо мной лишь его силуэт. Перестану ли я когда-нибудь так реагировать на него? Его пальцы зацепили мой бюстгальтер, быстро, без колебаний, расстегнули его и опустили, позволяя моим грудям высвободиться из ненужных чашечек. Не успела моя кожа привыкнуть к прохладному воздуху и свободе, как горячий и влажный рот Сета накрыл мою грудь.

– Сет! – ахнула я, моё тело затрепетало.

Он обхватил меня руками под лопатки и жёстко наклонил ближе к себе, так что мои груди стали совсем близко к его лицу. Моя спина резко выгнулась, я застонала в потолок, голова безвольно дёрнулась. Я чувствовала, как его эрекция упиралась в мои ягодицы и задрожала от мысли, что он снова войдёт в меня.

Он подкинул бёдра, скидывая меня и подминая под себя. Он прикусил мою нижнюю губу, прежде чем проникнуть языком в рот. Его руки ласкали моё тело, затем завладели моими руками и подняли их, фиксируя над головой. Моё дыхание сразу стало поверхностным, когда он стал нежно ласкать мою челюсть и шею своим влажным языком. Он прошёлся по моей ключице, посылая по моему телу тучу оживших мурашек. Прямо сейчас, я была на небесах и наслаждалась каждым мгновением. Сет заставлял меня чувствовать себя желанной, красивой, и еще дарил миллион других ощущений. Вожделение – это очевидно, но было ещё много всего. Это любовь. Я знаю. Я уже любила его какое-то время, просто не знала, как назвать это чувство, или была ли это на самом деле любовь, но сейчас я знаю. Я абсолютно уверена в этом. Я уверена так, как родители, которые клянутся жизнью своих детей, как игрок в покер, ставящий на кон фонд целого колледжа. Я никогда не чувствовала ничего так сильно, и это – любовь, настоящая любовь. Сердце щемило, живот крутило, пальцы на ногах сжимались от любви.

Я была полностью поглощена Сетом и даже не догадывалась об этом. 

Глава 17

Нервная дрожь разрывала меня изнутри, пока Сет подпрыгивал передо мной на ринге, готовясь к бою. Я была за гранью беспокойства, не в состоянии испытывать какое-то одно чувство. Они все смешались в одно – эмоциональное возбуждение. Нервозность. Страх. Предвкушение. Его карие глаза встретились с моими, и я смогла увидеть беспокойство на его лице. Ему не нравилось, что меня не было в его гримёрке перед боем, как и мне. Мне хотелось знать, о чём он думает. Я хотела помочь ему расслабиться. Толстый слой вазелина блестел над его бровью, и я молила Бога, чтобы это помогло. Мы с Сетом были так поглощены друг другом, что даже не заметили, как на ринг влетел Джошуа Донсков. Он был крупным мужчиной – не просто высоким, очень большим и широким. Его короткие белокурые локоны подпрыгивали на макушке, и я зажала свои руки между коленями, чтобы не начать жевать ногти. Рядом со мной было пустое кресло. Предполагалось, что там будет сидеть папа. Чего бы я только не отдала, чтобы сейчас рядом были папа и Селена. Только эта мысль ушла, как на свободное место легла широкая тень, но я не обратила на неё внимания. До тех пор, пока Сет не посмотрел прищуренными глазами в ту сторону. Я медленно повернула голову и даже не удивилась, увидев лицо Дона, скалящееся в широкой ухмылке на Сета. Дон выглядел даже хуже, чем Сет. У него была рассечена губа и порез в центре носа, стороны которого были соединены друг с другом швом бабочка. Я посмотрела на Деррила и Джексона. Они застыли и нервно наблюдали за обоими бойцами. Деррил наклонился над канатами и позвал Сета.

– Я не видел, чтобы ты покидала гримёрку Сета. Я переживал, что вбил клин между вами вчера.

Я нервно сглотнула.

– Да, ты действительно выглядишь очень взволнованным.[16]

Его толстая, затянутая в джинсы нога задела мою обнажённую кожу, и мне показалось, будто я опустила ногу в коробку с маленькими паучками и сейчас они бегут по моей ноге. Я вздрогнула и отодвинула ногу.

– Да ладно, – рассмеялся он. – Я не такой плохой. Я позволил твоему парнише продолжить участие в турнире. Ты должна благодарить меня на коленях.

Я съёжилась, но не ответила. Я не собираюсь подогревать спор между Сетом и Доном. Сет сжал пальцы в кулаки и снова расслабил их. Я кивнула ему, заверив его не волноваться обо мне. Он развернулся к Джошу. Боец сосредоточил свой взгляд на Сете, изучая его. Диктор начал перечисление спонсоров, но я не слышала, что он говорил. Я была слишком сосредоточена на Сете и игнорировании Дона.

– Если ты здесь, чтобы отвлекать его, то это не сработает, – прошептала я, одёргивая своё платье, чтобы прикрыть колени. Рука Дона спокойно лежала на спинке моего кресла, он водил своим указательным пальцем по моему плечу, и я отклонилась подальше от него.

– Начинаем бой, – объявил рефери.

Когда матч начался, игнорировать Дона стало легче, и я снова зажала руки между коленями, настороженно наблюдая за ходом боя. Я не могла оглядываться, только не в этот раз. Руки Сета были подняты, защищая лицо – особенно бровь. Джош наступал жёстко и быстро, и Сету удавалось блокировать большинство ударов. Однако, некоторые удары он пропускал, так как не мог оставить порез без внимания.

– Обидно, что так получилось с его бровью. Должно быть, это не очень удобно? Особенно когда выходишь против скандалиста-драчуна. У него нет особой техники, посмотри. Всё что они делают – это дубасят друг друга.

Сет и Джош прыгали по рингу, беспрерывно нанося удары. Я вздрагивала каждый раз, когда удары Джоша достигали цели. Он знал, что у Сета была ранена бровь, и Джош изо всех сил старался достать Сета, чтобы пробить его защиту. Сет ударил Джоша по ногам и бросился на него сверху. Он начал наносить удары противнику, лежащему на полу ринга, прямо в лицо. Джош поднял руки и пытался закрыть лицо. В кармане зазвонил мой телефон, и мне действительно не хотелось отвечать на него, только не сейчас, но я не смогла проигнорировать вызов. В прошлый раз был очень серьёзный повод. Я достала его из кармана и посмотрела на экран – личный номер. Я поднесла телефон к уху, закрыв другое указательным пальцем.

– Алло?

– Здравствуйте, могу я поговорить с Оливией Джеймс?

Моя грудь сжалась.

– Говорите.

– Мисс Джеймс... Меня зовут доктор Моника Фален. – Моё сердце замерло. – Вашего отца привезли вчера вечером после второго сердечного приступа... Мне очень жаль, но мы ничего не смогли сделать.

Это не относилось ко мне. Я не понимала, что она пыталась сказать.

– Что вы имеете в виду? – спросила я, надеясь, что неправильно расслышала её. Дон наклонился, чтобы что-то сказать мне, но я положила свою ладонь на его лицо, чтобы заткнуть его.

– Ваш отец умер.

Я уставилась вперёд, ничего не замечая. Толпа сходила с ума, а я не слышала их.

– Мисс Джеймс?

Я уронила свою руку на колени. Кажется, мне стало плохо. Я крепко сжала телефон в своей руке, подпрыгнув со своего места, и стала проталкиваться через толпу. Мне нужно выйти отсюда. Я не представляю, куда мне идти, но я шла наугад по ряду, пока не дошла до охраны. Я показала им свой пропуск, и они дали мне пройти. Осознание произошедшего настигло меня, сердце сжалось внутри. Я быстро побежала по коридору, неуверенная куда иду. Повернула налево, потом направо. Я слышала отдалённый рокот кровожадной толпы. Их топот слышался сверху. Я увидела имя Сета на двери и нырнула туда, захлопнув её. Я не хотела быть здесь, но не знала, куда ещё идти. Я поплелась к дальней стене и облокотилась к холодному бетону. Я сползла на пол, прижала к себе руки, когда первая волна тоски накрыла меня. Удушливые слёзы сдавили мою грудь, слёзы покатились по щекам. Я даже не пыталась остановить их. Я накрыла свой рот обеими руками и подтянула колени к груди. Я в Бостоне. Я должна быть в Портленде. Я даже не заметила, как дверь распахнулась, ударившись о бетонную стену. Я не видела, как Сет кричал на свою команду, чтобы нас оставили одних. Я почувствовала влажные, тёплые руки на своих плечах и подняла свою голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Его бровь кровоточила, на нижней губе был свежий порез. Его губы двигались, но я не понимала, что он говорил.

– Оливия, – повторил он, и я услышала его напряжённый и обеспокоенный голос. – Как ты? Что случилось? Дон обидел тебя?

Я отрицательно покачала головой.

– Это папа... он, – я не смогла закончить предложение и снова спрятала лицо в ладонях.

– Мне очень, очень жаль, О, – прошептал он. Сет мягко целовал мои волосы. Я попыталась вздохнуть, чтобы перестать плакать. Он аккуратно обхватил мои руки и убрал их от моего лица. Я наклонила голову. Я не хотела, чтобы он смотрел на меня. Я только могла догадываться насколько опухшими стали мои глаза или как должно быть размазался мой макияж. Он кончиками пальцев обхватил мою челюсть, заставляя меня посмотреть на него. Сет смотрел на меня с таким горестным выражением лица, которое кричало о его беспомощности, он притянул меня к себе, укрывая от всего своими руками, и я разрыдалась в его уже влажную грудь. Кончиком большого пальца он гладил мою щёку, вытирая слёзы.

– Ты выиграл? – спросила я его, шмыгая носом.

Он лишь утвердительно кивнул.

– Мне … мне надо домой.

– Конечно. Я отвезу тебя.

Я отрицательно покачала головой.

– Ты бы мог позвонить Селене и попросить её приехать забрать меня? – Сет открыл было рот, но я прервала его. – Я хочу побыть с моей мамой...

Он нахмурился, но не стал протестовать. Он знал, как моя мама к нему относилась и сейчас не время представлять ей «нас». Я не говорю уже о том, что Сет должен быть в Бостоне и тренироваться со своей командой, готовясь к бою в Лас-Вегасе. Ему не нужно отвлекаться.

– Хорошо. Я позвоню Селене, но позволь мне сначала отвезти тебя в гостиницу.

Он обнял меня крепче, поднимаясь на ноги. Я была довольно тяжёлой, но Сет нёс меня, даже не напрягаясь. Я зарылась лицом в его шею, чтобы избежать взглядов людей за пределами гримёрки. Я слышала, как люди переговаривались и шептались – скорее всего, даже пялились на нас. Я крепче прижалась к Сету, он нежно поглаживал меня большим пальцем по спине. Я слышала как Деррил и Джексон спросили Сета, что случилось, но он только покачал головой. Они помогали расчищать нам путь, и, казалось, пока мы дошли до автомобиля, прошла целая вечность. Сет внёс меня на заднее сиденье и сев рядом, пересадил к себе на колени. Слёзы тихо текли из моих глаз, я закрыла их, когда Сет крепко поцеловал меня.

– Я отвезу вас обоих в гостиницу. Деррил остаётся, он позаботится об интервью, – сказал Джексон, сев на водительское сиденье.

Я немного покачивалась, пока машина выезжала в центр города, проезжая по улицам Бостона. Сет приоткрыл окно, позволяя прохладному ветру овевать моё лицо. Свежий поток сдул с моего лица несколько прилипших к щеке прядей и высушил слёзы.

Я не знаю, как долго мы ехали, но было такое ощущение, будто всего через секунду Сет уже выносил меня из машины. Я гадала, что же думают остальные гости отеля, видя, как Сет несёт меня на руках, снова. Я почти была уверена в том, что гостиница может запретить нам въезд в будущем. Слава Богу, Джексон не стал сопровождать нас в наш гостиничный номер, и я открыла глаза, когда Сет уложил меня на нашу кровать, а затем услышала, как включился душ. Несколько секунд спустя, Сет наклонился ко мне.

– Позволь мне позаботиться о тебе перед твоим отъездом.

Он не стал ждать ответа, снова поднял меня на руки и внёс в ванную комнату. Мне не нравилось, что он видел меня в таком состоянии, и ему приходилось заботиться обо мне. Сет подхватил подол моего платья и стянул его через голову. Он сложил его и аккуратно положил на раковину за мной. Я наблюдала за Сетом мутным взором, когда его пальцы подхватили кромку моих трусиков и он аккуратно опустил их. Я отбросила трусики, когда они коснулись моих щиколоток. Сет нежно ласкал мои лодыжки, поднимаясь выше к икрам, коленям и ближе к бёдрам. Я всхлипнула, не сумев сдержаться, и он вздрогнул. Я расстроила его, будучи такой смущённой, но он всё понял. Он уже проходил через это. Я подумала о том, был ли кто-то, кто заботился о нём, когда умер его отец? Он обнял меня, я опустила свою голову на его грудь, пока он расстёгивал мой бюстгальтер, который упал на пол между нами. Он ещё немного подержал меня в объятиях, позволяя поплакать в его плечо. Потом проводил меня в душевую кабину, и я встала прямо под падающие струи воды, позволяя ей каскадом литься по моей голове и телу. Сет присоединился ко мне, не сняв свои шорты. Он выжал немного геля для душа на руки и вспенил его. Выйдя из-под потока воды, я оперлась ладошками о прохладную плитку, давая Сету отличный доступ к моей спине. Он аккуратно перекинул мои волосы через одно плечо и медленными массажными движениями стал втирать пену. Я опустила голову, и его руки скользнули вверх по спине, к линии роста волос. Я закрыла глаза, стараясь заблокировать боль, но ничего не получалось. Чем больше я пыталась, тем сильнее было сопротивление.

Мыльные руки Сета прошли по подмышкам и вниз по бокам. Мое тело немного затряслось, когда я постаралась сдержать рыдание, рвущееся из горла. Сет подошёл ближе, прижимаясь грудью к моей спине. Он перестал меня мыть, чтобы обнять и я была рада, что он рядом. Это ненамного уменьшило боль, но помогло мне справиться с ней. Его объятия помогли мне почувствовать, что я не одна. Он развернул меня так, что я оказалась лицом к нему и его рука скользнула к моему затылку, подталкивая меня вперёд, так что наши носы соприкоснулись. Я открыла глаза и встретилась с его улыбкой, полной сострадания.

– Станет легче, – сказал он. – Я обещаю тебе.

Он нежно поцеловал меня – словно в утешение. Прямо сейчас, я не могла представить ничего лучше. Моего папы не стало. Теперь у нас с братом нет папы. У моей мамы нет мужа, и что теперь будет с тренажёрным залом? Слёзы с новой силой полились из моих глаз, и Сет крепче прижал меня к себе. Моя мама теперь совсем одна. Кто утешит её?

– Ты можешь позвонить Селене, пожалуйста? – я всхлипнула, вытирая слёзы, потому что они причиняли боль глазам из-за потёкшей туши. – Я должна ехать домой.

Он кивнул, и я встала под льющуюся воду, позволяя ей хлестать меня по спине. Сет вышел, чтобы позвонить, и я почувствовала себя хуже без него. У меня теперь не было причин сдерживать себя, но, к счастью, я смогла включить кнопку «стоп» и слёзы перестали течь, оставив внутри лишь чувство... пустоты.

Сет открыл дверь в душевую кабинку. Полотенце свободно было завязано на его бёдрах.

– Селена уже в пути.

Я закрыла кран и вышла из кабинки. Сет взял пурпурного цвета полотенце и обернул им мои плечи. Он аккуратно вытирал меня.

– Сет…

– Пожалуйста..., просто позволь мне позаботится о тебе. – Его зрачки с тонкими, золотисто-медовыми лучиками вспыхнули таким отчаяньем, что я опустила руки. Он быстро обтёр мой торс и медленнее бёдра и ноги. Я закрыла глаза, его губы коснулись моих бёдер в лёгком поцелуе, после того как он вытер их полотенцем, запустив стаю мурашек. Он бросил полотенце и повёл меня в спальню. Сет включил свет, я заметила комплект одежды, разложенный на кровати, включая его штаны на завязках, которые я надевала вчера.

– Я хочу, чтобы ты чувствовала себя уютно сегодня вечером.

Он аккуратно надел на меня бесшовный бюстгальтер и застегнул на спине. Взял мои трусики и встал передо мной на колени, держа их передо мной. Я продела ноги, и Сет аккуратно поднял трусики и поцеловал меня в пупок, когда его лицо поравнялось с моим животом. Я погладила его по мокрым волосам, чтобы показать, что он всё делает правильно. Я совершенно не хотела отдаляться от него. Я скользнула в штаны, Сет плотно стянул завязки, чтобы они не спадали. Наконец, он надел на меня розовую футболку через голову и улыбнулся мне. Мне было очень уютно. Я слышала тихое бормотание голосов внизу и моё спокойствие бесследно исчезло. Я ненавидела плакать на виду у людей, и не было никаких шансов, что я смогу скрыть свои чувства.

– Деррил и Джексон здесь, – вымолвил Сет. – Они хотят проверить мои порезы. Тебе не нужно спускаться. Оставайся здесь, я скоро вернусь.

Я упала на кровать, обнимая подушку руками и ногами. Мне было плохо, я хотела к маме. И неважно, насколько по-детски это звучало. Я хотела, чтобы она обняла меня, подбодрила меня, потому что только Богу известно, в каких я сейчас растрёпанных чувствах, и дальше будет только хуже. Мне придётся остаться в Портленде. Папа хотел, чтобы я поехала в Бостон и я, не раздумывая, согласилась. Я звонила ему несколько раз на этой неделе, и каждый раз он отвечал, что всё в порядке, и он отлично себя чувствует. Я немного знаю о сердечных приступах. Они «просто случаются» или есть куча симптомов перед тем, как это случится? Так много я должна была изучить... мне нужно было остаться.

Я немного полежала в кровати, думая о маме и Чейзе. А он вообще знает о том, что случилось? Будет ли у него увольнительная, чтобы присутствовать на похоронах отца? Надеюсь.

– Где она? – услышала я женский голос. Ни секунды не медля, по лестнице застучали каблучки. Неужели уже прошло два часа? Я быстро поднялась с кровати, когда Селена влетела в комнату. Её глаза были полны слёз. – О? – прошептала она.

Увидев её, я вспомнила о доме и снова расклеилась. Подруга подлетела ко мне, заключая в объятия. Я плакала, уткнувшись в её грудь, размазывая слёзы по сатиновой футболке.

– Не могу поверить, – плакала она вместе со мной. – Мне так жаль.

Она нежно гладила меня по волосам, хотя тело содрогалось от её собственных слёз.

– Его больше нет, – всхлипывала я. – И я теперь не знаю, что я должна делать.

– Давай для начала отвезём тебя домой. – Она ещё подержала меня в объятиях, пока я не перестала плакать и не отпустила её.

– Я соберу вещи и спущусь.

Селена вышла из комнаты, и я пошатнулась. Я чувствовала такую слабость, как будто я выплакала всю свою энергию. Я вошла в ванную комнату собрать свои вещи. Я сложила их в сумку и застегнула её, когда Сет появился в дверях.

– Готова?

– Думаю да, – кивнула я.

Он подошёл, и я увидела, что его порез на брови обработан и заклеен лейкопластырем, а на губах блестит какой-то прозрачный крем.

– Могу я тебя проводить?

Его вопрос вызвал мою улыбку, даже если это было всего лишь слабый намёк на неё.

– Конечно, можешь.

Он взял сумку из моих рук, и я последовала за ним и зажмурилась, когда мы вышли в ярко освещённую гостиную. Я медленно спускалась по ступенькам. В гостиной царила атмосфера неловкости. Я знаю, что Деррил и Джексон старались не смотреть на меня. Они боялись, что я могу расклеиться и расплакаться?

– Всё собрала? – спросила Селена, выскользнув из объятий Джексона. Когда я спустилась с лестницы и ступила на ковёр, она обняла меня за талию.

Деррил сжал в своих руках чашку и подошёл ко мне.

– Мне действительно жаль услышать о твоём отце... – Моё горло сжалось, я с трудом сглотнула. Я не собираюсь плакать, не тогда, когда кто-то выражает соболезнования. Я не хотела делать это ещё более неудобным для него. – Он действительно был отличным парнем, и для меня было большой честью познакомиться с Риком. Без него команда будет уже не та.

Было тяжело улыбаться, но я заставила себя.

– Спасибо.

Джексон ничего не сказал. Вместо этого он крепко обнял меня. Когда он отошёл, натянуто улыбнулся мне и повернулся к Селене. Она отпустила мою талию и обняла его. Мы с Сетом подошли к входной двери и подождали в коридоре, пока Селена и Джексон нацелуются, наобнимаются, наговорятся или чем они там ещё занимаются.

– Я буду скучать, ты знаешь, – сказал Сет, нежно поглаживая мою руку указательным пальцем.

– Будешь мне звонить? – спросила я.

– Каждый день. – Он неуверенно посмотрел на остальных.

Селена и Джексон схлестнулись в эпической битве языками, а Деррил, стоя к ним спиной, смотрел в окно на город.

Когда Джексон отпустил её, Селена поправила свою пурпурного цвета сатиновую блузку с рюшами на груди и направилась к нам. Она взяла мою сумку у Сета и обогнала нас, давая нам столько личного пространства, сколько было возможно. Его большие пальцы переплелись с моими, и это было потрясающе. Мне не хотелось спускаться в лобби. Я не хотела оставлять его.

В лобби было как всегда много людей – как удобно. Люди – особенно женщины – пялились на обнажённую грудь Сета. Некоторые краснели, некоторые отворачивались, увидев его рассечённые бровь и губу. Он выглядел немного грубо, украшенный порезами и татуировками, я не говорю уже о его накачанных мышцах, но, несомненно, он был мягким. Те же руки, что сжимались и беспощадно молотили противников, становились мягкими и нежными, когда носили меня, раздевали или намыливали. Я остановилась, когда Селена вышла из гостиницы. Я хотела поговорить с ним наедине.

– Мне так жаль, что я разрушила твой большой успех вчера вечером.

– Ты сожалеешь о моём разрушенном вечере? – покачал он головой. – Всегда такая бескорыстная.

Я подошла ближе и приподнялась, целуя его. Он погладил меня своими прохладными пальцами по обнажённой коже под футболкой. Я знаю, что буду сильно скучать по его прикосновениям и его улыбке. Он обхватил моё лицо руками, нежно лаская щёки большими пальцами.

– Я приеду, как только закончу здесь со всеми делами.

Я пристально посмотрела в его карие глаза, в них плескалось так много эмоций, что я не могла выделить какую-то конкретно. Я снова поцеловала его и попыталась отойти от него, но он поймал мою руку и притянул меня к себе, заставив меня ахнуть.

Он тяжело вздохнул и облизал губы.

– Я не хотел ничего говорить, не сейчас, но в свете того, что случилось, мне кажется это то, что ты должна услышать прямо сейчас... – Он перевёл дыхание, смотря прямо мне в глаза и немного улыбнулся. – Чёрт. Я в таком замешательстве. Мне никогда раньше не приходилось говорить это.

Говорить что? Я немного отклонилась, осторожно смотря на него. Что он хочет сказать? Я прочитала настолько большое количество женских романов, что с точностью определила, что он пытается сказать «я люблю тебя», но он ведь на самом деле не собирается это ска…

– Я люблю тебя.

Я открыла рот и желудок, похоже, тоже решил последовать его примеру. Вот что он собирался сказать. Я уверена, что ослышалась... Он наблюдал за мной, ожидая моей реакции… или чего-нибудь вообще. Казалось, он напрягся, будто ожидал, что я сбегу.

– Ты любишь меня? – проговорила я медленно, онемев от внезапных чувств.

– Чертовски верно.

Мои эмоции уже были повсюду, я не знала, как реагировать на его признание. Я пыталась что-то сказать, но изо рта вырвался только нечленораздельный бесполезный воздух.

– Я… – О Боже. Я почувствовала, как слёзы угрожающей волной нахлынули на меня.

Чем сильнее я пыталась не расплакаться, тем сильнее моргала, чем сильнее моргала, тем больше мои глаза наполнялись слезами.

Глаза Сета немного расширились, он притянул меня к своей груди.

– Если честно, я думал, ты залепишь мне пощёчину, а не станешь плакать.

– Я знаю, – хохотнула я, – извини. Ты застал меня врасплох... Я… я тоже тебя люблю, так сильно.

Он отстранился, снова обнимая моё лицо ладонями.

– Ты не должна отвечать прямо сейчас. Я знаю, так много свалилось на тебя сегодня и…

Я потрясла головой.

– Я знала, что влюбилась в тебя ещё до сегодняшнего вечера – задолго до сегодняшнего вечера.

– И когда ты собиралась мне сказать? Никогда?

– Ты пугающая личность. – Я пожала плечами.

Он рассмеялся, и мне очень понравился звук его смеха. Это музыка для моих ушей и лекарство для моего сердца. Он дёрнул меня к себе, поднимая от пола и крепко сжимая в объятиях. Немного более сильно, так что заболели рёбра.

– Ну, если самую сложную часть мы преодолели, то мы можем произносить эти слова как и когда захочется, – пробормотал он в мой затылок, посылая мурашки по спине. – Я люблю тебя. Господи, как же сильно я тебя люблю.

Ещё несколько слезинок скатились по моим щекам. Мне нужно уходить сейчас. Время должно было разлучить нас с Сетом, хотя я знала, что это ненадолго. Я цеплялась за него всеми фибрами души. Я хотела умолять его поехать со мной, и я знала, что он согласится, не задавая вопросов. Он уже доказал, что рискнёт всем, ради чего он так много работал, чтобы быть рядом со мной. Его дыхание согревало мою шею, он нежно поцеловал её, ставя меня на ноги.

– Я должна идти.

– Если тебе понадобится что-нибудь, даже просто объятие, просто позвони мне.

– Ты приедешь в Портленд, просто чтобы обнять меня?

Он состроил рожицу, как будто это было совершенно очевидно.

– Я полечу на Луну и обратно, только чтобы помочь тебе, когда это понадобится.

– Ты сумасшедший, – усмехнулась я, отходя от него.

– Я тебя предупреждал.

Я бросила взгляд через плечо в последний раз перед расставанием и прошла через крутящиеся двери. Я упивалась чертами его лица – восхитительный облик и узкие бёдра. Чёткий пресс, крепкая грудь и замысловатая татуировка, значение которой я так и не узнала, и, наконец, его лицо – его великолепное лицо. Его полные губы растянулись в полуулыбке, немного надутой, а глаза были прикованы ко мне, наблюдая за тем, как я уходила.

Я запрыгнула в блестящую, серебристую, спортивную машину Селены и мы отъехали от гостиницы. Она особо не разговаривала первую половину пути. Я знала, что ей тоже больно и не давила на неё. Селена обожала моего отца, а он её – даже мама обожала Селену, хотя она была уверена, что моя мама не была её истинной фанаткой.

– Итак, ты хочешь, чтобы я отвезла тебя в дом родителей? – спросила Селена. Её голос дрожал, она с трудом сглотнула.

– Да, мама должна быть там. – Я умирала, как хотела оказаться дома, но не знала, в каком она будет состоянии, когда я приеду. После смерти отца Сета, его мама практически сошла с ума... неужели то же произойдёт и с моей мамой? Как я смогу справиться с этим? От этой мысли я поёжилась. Я ведь не имела возможности поддерживать Сета так же долго, как он заботился о своей маме. Это должно быть болезненно... ухаживать за любимым человеком, которому всё равно. Я закрыла глаза. Господи, пожалуйста, пусть с мамой всё будет хорошо. Пожалуйста, дай ей сил, чтобы пройти через всё это. Я не из тех, кто часто молится, и не думаю, что когда-то стану, но сейчас я была в отчаянии. Я не справлюсь, если мама слетит с катушек.

Не сегодня.


***


Я сделала несколько глубоких вдохов, когда мы припарковались напротив дома. Это было болезненно. Я взглянула на Селену, ей тоже было нелегко.

– Мне зайти и встретиться с Сандрой?

Я кивнула, хотя чувства подсказывали мне, что маме требуется время.

– Да, давай зайдём, но если она будет слишком сильно расстроена, ты сможешь уйти.

Я снова посмотрела на дом. Я видела свет, пробивающийся через шторы в гостиной. Она точно дома. Когда мы вышли из машины, я прикусила нижнюю губу. Портленд выглядел совсем другим теперь. Мы с Селеной шумно прошли по каменистой дорожке – хотя шум был не такой уж и громкий. Я выдохнула воздух из лёгких. Я должна собраться. Возможно, моя мама нуждается во мне и я должна быть сильной для неё. Я постучала в дверь, давая ей время собраться, если это необходимо. На удивление, дверь открылась быстро, и я посмотрела в улыбающееся лицо мамы. Она вытерла руки о свой розовый узорчатый передник.

– О, дорогая, ты рано вернулась. Привет , Селена. Пожалуйста, входите. – Она вошла внутрь, но мы с Селеной не двигались. Я внимательно пригляделась к ней. Она едва ли выглядела расстроенной смертью своего мужа.

– Мама?

Она убрала за ухо, выбившийся из причёски локон.

– Не стойте на пороге, входите. Я испекла пирог, вы проголодались?

Какого чёрта здесь происходит? Я поняла, что сжала руки в кулаки по бокам. Я не знала, что я испытывала – шок, злость или беспокойство.

– Я лучше пойду, – пробормотала Селена, щипая меня за руку. – Приношу соболезнования вашей потери, миссис Джеймс.

Мамина улыбка дрогнула, но она совладала с собой и, кивнув, поблагодарила. Мама втянула меня в дом, закрывая за мной дверь. Запахи, множество соблазнительных запахов окутали меня, я сделала вдох. Мама исчезла на кухне, а я осталась смотреть ей в спину.

– Я накрою на стол, – крикнула она оттуда. – Мы можем вместе поужинать.

Я заставила себя идти на кухню, но по дороге туда, мой взгляд упал на фотографии в рамках, сохранявшие любимые семейные события. Одна фотография привлекла моё внимание. Это была фотография папы, стоящего напротив тренажёрного зала с надписью «ПРОДАНО». Его лицо было таким живым, таким энергичным. Я разжала руки и потянулась к фотографии. Прежде чем прикоснуться к ней, я коснулась груди, которая невыносимо сжалась и прикусила язык, сдерживая рыдания. Я больше никогда не увижу его лица. Я никогда не обниму его, не поцелую... его действительно больше нет. Я дёрнула футболку, чтобы вытереть глаза. Я должна быть сильной ради мамы, здесь что-то определённо не так. Я вошла на кухню.

– Мама..., – я смотрела на кухонные столы, переполненные румяными пирогами и прочей выпечкой. Мама достала запечённую курицу с гарниром из хрустящих овощей из духовки. Я закрыла рот рукой. Она точно была не в себе. Она готовила без остановки – здесь все любимые папины блюда.

– Хочешь есть? – она, сияя, посмотрела на меня, но потом я увидела это. Её лицо было натянутым, она изо всех сил пыталась держаться, и я не была уверена, делала ли она это ради меня, ради себя или ради папы. Это самое грустное, что я когда-либо видела в своей жизни, и не имела понятия, как себя вести.

– Мам, – сказала я снова. Я ненавидела себя за то, что это было единственное слово, которое я могла выдавить из себя.

Она посмотрела на меня, её нижняя губа задрожала. Она покачала головой и понесла поднос к пустому обеденному столу. Должно быть, она обожгла пальцы прежде, чем донесла его до стола, уронив курицу с овощами на пол. Мама поднесла пальцы ко рту и начала дуть на них, а я бросилась к ней, чтобы помочь, но она уклонилась, снова разрывая моё сердце на части.

– Я в порядке, – она вздохнула, глотая обиду.

– Поговори со мной, – попросила я её. – Пожалуйста, скажи что-нибудь.

Она облокотилась на стол, роняя два пирога на пол. Они разлетелись на плитке, разметая пурпурную и красную начинку повсюду, наполняя комнату изысканным ароматом фруктов. Она нервно задрожала, но отказывалась замечать это.

– Должно быть, нам придётся есть яблочный пирог на ужин. Надеюсь, всё нормально.

Она достала нож из верхнего ящика стола и нарезала пирог.

– Я не хочу пирог. – Мой голос был решительным, и я не хотела расстроить её, но она вывела меня из себя.

– Ну, тогда что ты хочешь?

– Я хочу, чтобы ты поговорила со мной.

Она бросила нож в раковину, и я слегка подпрыгнула.

– Что ты хочешь, чтобы я сказала Оливия? Я пытаюсь двигаться дальше.

Отчаяние стало заполнять меня изнутри.

– Это так ты собираешься двигаться дальше? Готовя все папины любимые блюда? – Мама уставилась на раковину. – Тебе не нужно двигаться дальше прямо сейчас. Не сразу. Он умер всего несколько часов назад... всего несколько часов назад, мама. Тебе нужно погоревать, нужно почувствовать...

– Ты хочешь, чтобы я почувствовала? Ты хочешь, чтобы я сломалась? – закричала она. Мама схватила яблочный пирог и бросила его на пол. Она наступила на него, хватая поднос с тыквенной выпечкой. Она швырнула керамическое блюдо о буфет, и блюдо разлетелось на осколки. Я вздрогнула, больше не сдерживая слёз. Я наблюдала, как она крушила кухню, включая себя, и ничего не могла сделать.

Еда и стекло расплёскивались и разлетались передо мной, пока она кричала, шипела и плакала. Я никогда не видела ничего настолько душераздирающего. Мама сползла по буфету, крича так, что её лицо стало красным. Рот открыт, глаза зажмурены, слюни текли. Она подтянула ноги к груди и положила на них голову. Я прижала её к себе, и она заплакала в моё плечо. Я никогда не чувствовала себя такой беспомощной, как в это мгновение. Я не могла помочь ей. Я не могла помочь себе.

– Всё хорошо, – плакала я, гладя её по волосам. – С нами всё будет хорошо.

На самом деле я лгала. Я не имела понятия, будет ли у нас всё хорошо. Я даже не знала, что будет завтра или станет ли хоть немного легче, но я была уверена в том, что хотя наша семья и потеряла главного члена нашей семьи, мы всё ещё семья, и это не изменится. Процесс обещает быть очень долгим и болезненным, но я знаю, что мы справимся. Это то, что делают члены семьи, не так ли? Они помогают друг другу в трудную минуту.

– Мне нужно в постель, – всхлипнула мама. – Я хочу побыть одна.

Она отодвинулась от меня и, пошатываясь, встала на ноги.

– Хочешь в душ?

Она мне не ответила, и я проводила её в спальню, но не успела я войти внутрь, как она закрыла дверь прямо перед моим носом. Я облокотилась лбом о прохладное дерево. Это будет намного сложнее, чем я думала... может мне не стоило возвращаться домой.

Я спустилась в холл и пошла в свою старую комнату. Я включила свет. Здесь всё оставалось таким же, как и раньше – большая белая кровать с розовым покрывалом, белый модный стол и большая коричневая полка с книгами. Не так много, но так знакомо. Я выключила свет, мне достаточно было света, льющегося с улицы. Я достала телефон из кармана, сняла штаны, футболку и скользнула в прохладную, чистую постель. Может это и была моя комната, но здесь был стойкий запах этого дома, запах, который ассоциировался с родителями – я не знаю – мне сложно объяснить этот аромат. Аромат, присущий только этому зданию. Пахло домом. Сквозь слипающиеся глаза я разблокировала телефон и увидела, что у меня было одно новое сообщение.


ОТ: СЕТА. ВРЕМЯ: 12:36 НОЧИ.

Я скучаю...


Я позвонила ему. Я знала, что ему нужно спать, и знала, что разговаривала с ним несколько часов назад, но мне нужно было услышать его голос. Моё сердце забилось быстрее, когда я услышала его хриплый от сна голос.

– О?

– Привет. – Я накручивала локон на свой указательный палец.

– Как ты там?

Именно такого вопроса я и хотела избежать. Хотя, если бы это было так, я бы не стала ему звонить. Я не могу ему сказать. Я пока не могу говорить об этом. Видеть, как мама теряет контроль, убивало меня. Когда я вспомнила эту сцену, моё сердце снова разбилось. Я нервно вдохнула, боясь, что сейчас расплачусь. Сет ничего больше не говорил, просто слушал.

– Как ты с этим справился? – спросила я его дрожащим голосом. – Как ты справился с тем, что твоя мама расклеилась?

Он шумно выдохнул.

– Я и не справился. Я сбросил это с себя, оставив её одну разбираться со всем.

– Но ты …

– Я справляюсь с этим сейчас, но в самом начале я не смог. Это было лишком тяжело для меня. Думаю, именно поэтому я чувствую ответственность за неё...

Я позволила его словам осесть в моём мозгу. Сет винил себя за то, что у его матери появилась алкогольная зависимость, потому что его не было тогда, когда она больше всего нуждалась в поддержке. Возможно, то, что я приехала домой, всё же было хорошей идеей. Продолжала бы моя мама готовить, если бы я не вернулась? Эта мысль испугала меня.

– Как твоя мама отреагировала, когда ты вернулась? – спросил он меня.

Я поёжилась, вспомнив её устрашающе счастливую улыбку.

– Я даже не... Ты не поверишь мне, если я скажу тебе.

– Попробуй.

Я напрягла все свои мысли, чтобы постараться описать то, что произошло. Это было безумием. Хаосом. Это было душераздирающе.

– Она была счастлива... и я была так зла, но когда я вошла в дом – на кухню – она была переполнена самыми любимыми папиными блюдами и... потом она совсем потеряла контроль. – Я проглотила всхлип. – Я… я не могу...

– Люди по-разному приспосабливаются к обстоятельствам. Если она выражает эмоции – это хороший знак. – Я кивнула, хотя он не мог видеть меня.

– Я так скучаю по тебе. Это безумие, – сказал он, усмехнувшись. Его голос был низким, будто он смущался, и моё сердце взволнованно забилось.

– Я тоже скучаю. Я не должна была мешать тебе спать...

Я услышала улыбку в его словах.

– Это не в первый раз, когда ты не даёшь мне спать ночью.

У меня внутри всё радостно запрыгало от его слов.

– А я думала, что я единственная чудачка, которая лежит без сна, думая о тебе.

– Определённо нет, – усмехнулся он.

– Когда мы встретимся снова? – Мои веки стали тяжелеть, и я сползла пониже.

– Сегодня ночью. Завтра. Я говорил тебе, если я нужен тебе, я буду там.

– Я имела в виду, когда ты закончишь все свои дела, если всё пойдёт по твоему плану, когда я снова смогу увидеть тебя?

– Через десять дней. Я проведу в Бостоне ещё два дня, потом поеду в Лас-Вегас, где меня ждёт бой с Доном.

– Ты нервничаешь?

Он рассмеялся так громко, что мне даже пришлось убрать трубку от уха.

– Никогда. Я собираюсь победить его.

– Хорошо. – Я полуусмехнулась, полузевнула.

– Ты собираешься смотреть?

Я не знаю... собираюсь? Ничто теперь не заставляет меня смотреть бой, но я знаю, что это имеет большое значение для Сета – и папы – если я действительно буду смотреть бой.

– Конечно, я буду смотреть. Я не собираюсь наслаждаться, но смотреть буду.

Я снова услышала его улыбку.

– Тебе больше не нужно притворяться – я знаю, тебе нравится смотреть, как я дерусь.

– Наблюдать за тобой, как ты бегаешь по рингу полуобнажённый, и наблюдать, как ты молотишь кого-то кулаками – совершенно разные вещи. Мне нравится первое, но не второе.

Его сонный смех вызвал мою ответную улыбку.

– Мне нужно идти... Я не знаю чего ожидать от завтрашнего дня, но, скорее всего, придётся уладить вопрос с похоронами. Я люблю тебя.

– Тоже тебя люблю, и помни, если я тебе понадоблюсь, неважно по какому вопросу, ты позвонишь мне. Я всего в двух часах езды.

Я заверила его, что обязательно позвоню, если понадобится и мы попрощались. Как только я повесила трубку и поудобнее улеглась, я сразу заснула, беспокоясь о завтрашнем дне. 

Глава 18

Я влезла в длинное чёрное платье, которое мама принесла мне для похорон. Оно плотно облегало фигуру, и я чувствовала себя странно, надевая подобную одежду на похороны отца. Оно не было ярким или модным. Оно не было слишком открытым, просто слишком сильно облегало, выставляя напоказ мои изгибы и особенно попку. Мама решила, что папа достоин шикарных похорон в строгом вечернем костюме, вечером на кладбище, с видом на порт. Очевидно, мама с папой часто устраивали пикники под маленьким дубом, которое сейчас превратилось в большое дерево. Как они могли есть на кладбище, не укладывалось у меня в голове. Я распрямила волосы и откинула их назад, чтобы иметь возможность прикрыться ими, если понадобится.

Я застегнула пару жемчужных серёжек и услышала стук во входную дверь. Я вышла из комнаты, но мама поспешила вниз, опередив меня. Кого мы ожидали увидеть в такой день как сегодня?

Я услышала его голос – глубокий и жёсткий. Тело не обманешь. Я узнала его сразу. Я пошла вниз к коридору и увидела его красивую фигуру. Он свободно стоял передо мной, облачённый в чёрный костюм. Деррил и Джексон улыбались мне из-за спины Сета. Сет осматривал меня с ног до головы, очевидно, ему нравилось моё платье, и если оно ему нравилось, явно это было не то платье, которое следовало надевать на похороны.

– Что вы здесь делаете? – спросила я, переводя дыхание.

– Спроси свою маму.

– Я пригласила их. – Она сладко улыбнулась мне. – Я знаю, насколько дороги они были для твоего отца. Все, кого он любил , должны быть здесь сегодня.

Мои глаза наполнились слезами, и я бросилась к ней, сжимая в объятьях. То, что она сделала что-то бескорыстное в такой день как сегодня, значило очень много для меня, и сегодняшний день пройдёт гораздо легче благодаря этому. Я повернулась к Сету, аккуратно вытирая влажные глаза, чтобы не размазать макияж.

– Ты должен быть в Лас-Вегасе.

Он пожал плечами.

– Я поеду завтра.

Я протянула руки, он подошёл ко мне. Я обняла его за талию. Я не слышала его голос с того дня, как мы разговаривали ночью по телефону. Каждый раз, когда он звонил, я пропускала вызов и каждый раз, когда я перезванивала, он не отвечал. Это выматывало, но он здесь сейчас, и мой день стал бесконечно счастливым.

Джексон и Деррил вручили нам с мамой по букету. Синие, красные, жёлтые, розовые и оранжевые – всё красиво соединилось в одном букете, завёрнутом в зелёную обёртку. Мама поставила их в вазы и расставила по дому.

Джексон и Деррил сели на диван и стали тихо разговаривать, а я села на подлокотник папиного кресла, облокотившись на Сета. Его большой палец рисовал на моём бедре маленькие круги, я закрыла глаза, впитывая каждое его движение. Очередной стук в дверь заставил меня открыть глаза.

– Сколько человек ты позвала? – спросила я маму, спешащую к двери. Когда дверь открылась, я не поверила собственным глазам.

– Чейз! – завизжала я, вскакивая с кресла. Мама сжала его в объятьях, и я с нетерпением ждала своей очереди. Уже так давно я не видела своего брата, слишком давно. Он выглядел точно так, как я его помнила – блестящие тёмные волосы, большие светло-зелёные глаза и всё так же выше меня.

Он прижал меня к себе, и я почти расплакалась. Встреча с ним напомнила мне о том, что мы потеряли нашего отца. Он был так счастлив видеть нас, но в глазах его была та же грусть, что и у нас с мамой.

– Я так по вам соскучился, – простонал он, обнимая меня до тех пор, пока мне не стало хватать воздуха.

Деррил, Джексон и Сет встали, когда мой брат вошёл, чтобы поздороваться с ними. Сет часто встречал новых людей, так что быть дружелюбным и общительным не было для него проблемой. Деррил и Джексон вернулись на диван и продолжили разговор, а мой брат остался поговорить с Сетом.

Я подошла к ним ближе, пытаясь вслушаться в разговор. Но когда я оказалась рядом, мой брат извинился и пошёл в комнату, чтобы переодеться. Я открыла было рот, чтобы спросить Сета, что он думает о моём брате, но в комнату вошла мама с огромным подносом, полным закусок, полностью завладев моим вниманием.

– Мама. Мы выезжаем через пятнадцать минут. Этого будет слишком много.

Она рассмеялась, и этот приятный смех ласкал мой слух.

– Мальчики позаботятся об этом, не так ли?

Джексон и Деррил сели поближе, облизываясь на нарезанные фрукты, картофельные чипсы и соус. Полный дом гостей делал маму счастливой, а это делало счастливой меня. Она любила быть занятой, и если это поможет ей сегодня, тогда чем больше, тем лучше.


***


– Да упокоится с миром душа Ричарда Джеймса.

Мама облокотилась на плечо моего брата и плакала, пока работники кладбища опускали гроб с папой в могилу. Мои глаза опухли и покалывали от макияжа. Я чувствовала себя так глупо, что решила накраситься. Конечно же, я собиралась плакать. Какого чёрта я думала? Сет держал меня за руку и большим пальцем нежно поглаживал мою ладонь. Я посмотрела на него. Окружающие нас факелы красиво подсвечивали его фигуру. Страдание на его лице говорило о том, что смерть моего папы подействовала на него сильнее, чем он хотел показать. За нами с Сетом стояли Джексон и Селена, которая появилась, одетая в чёрные брючки, чёрный топ и красивый, длиной до колена, кардиган. Она выглядела элегантно, почти повседневно, и я бы хотела, чтобы мама и мне купила что-то более удобное. Это платье было таким узким, что я чувствовала лёгкий ветерок, обдувающий моё тело. С таким же успехом я могла бы стоять обнажённой. Я посмотрела на гроб и осознала уже в миллионный раз, что мой папа, которого я видела всего несколько дней назад, лежит там, и его сердце не бьётся; слёзы сами потекли из глаз. Я облокотилась на Сета, когда молчаливые слёзы текли по моим щекам, и он обнял меня за плечо. Когда моего папу уже опустили в могилу, ведущий церемонии сказал, что нужно бросить по горсти земли и попрощаться. Один за другим мы бросили горсть земли и попрощались. Я видела такое по телевизору, и мне казалось таким странным, что люди говорят с гробом или с могилой. Я никогда не понимала для чего это, до сегодняшнего дня.

– Я люблю тебя, – заплакала я, высыпая землю на чёрный гроб. – Я буду всё время тебя навещать, я обещаю.

Я поднялась на ноги, позволяя следующему человеку попрощаться. Я поискала маму, она была окружена родными и близкими, к счастью они уже принесли мне свои соболезнования и мне не придётся их больше слушать. Завершение всей этой церемонии –просто отстой. Это один большой выматывающий процесс, который не предполагает личного пространства... но всё имеет свойство заканчиваться, и это к лучшему.

Я немного прошлась, чтобы восстановить дыхание и решить, куда ехать потом. Я не могла вернуться в свою квартиру и оставить маму одну. Через несколько недель я уже не смогу себе позволить свою квартиру и что насчёт папиного тренажёрного зала? Каждые несколько месяцев нужно будет оплачивать счета за электричество, воду и прочее. Я не смогу себе этого позволить. Маме, наверное, придётся искать работу, но никто не станет нанимать её. Она не работала более тридцати лет, а это не является преимуществом. Я вздохнула и села на траву, наблюдая за красивой вечерней церемонией в честь моего отца.

– Могу я присесть? – голос Блейда озадачил меня. Я даже не заметила, как он приблизился ко мне.

Блейд появился в самом начале церемонии. Думаю, это было справедливо. Он знал моего отца довольно долго.

– Конечно.

Он сел рядом со мной, запах водки ударил мне в ноздри. Блейд протянул мне бутылку, которую держал в руках, и я сделала большой глоток. Я сжала зубы и издала странный звук прямо из гортани. Блейд усмехнулся.

– Ты никогда не могла справиться с алкоголем.

– Всё в порядке, – хохотнула я, – ты пил за нас обоих.

Его ямочки, как и улыбка, погасли, и он отвёл взгляд.

– Я действительно облажался, так?

Да, облажался. Все эти отношения с Сетом закрутились только потому, что я не хотела возвращаться к Блейду. А теперь посмотрите, мы влюблены, сейчас я влюблена гораздо больше, чем когда-либо.

– Ты мне скажи.

– Да, облажался. – Он сделал большой глоток из своей бутылки. – У меня было столько шансов... – Блейд покачал головой. – Ты держалась так долго, как могла, и я не виню тебя, что ты сдалась.

Я не ответила. Глубокие и значимые разговоры с бывшими не казались мне чем-то подходящим, когда ты состоишь в новых отношениях. Однако я ценю, что он наконец-то осознал своё поведение. Возможно, со следующей девушкой он будет себя вести лучше.

– Ты любишь его? – В его голосе слышалась горечь, но я не могла не ответить, не тогда, когда я знаю ответ.

– Да, абсолютно.

– А он? Он любит тебя?

Я хотела спрятать улыбку. Но не смогла. Я всегда улыбалась, когда говорила о Сете или о том факте, что он любит меня.

– Да, любит.

Он вздохнул и поднялся на ноги.

– Тогда я действительно проиграл. Позаботься о себе. – Он, шатаясь, ушёл.

Сет прошёл мимо Блейда, когда шёл ко мне, и даже не удостоил его взгляда. Он улыбался, и я вздохнула с облегчением, поняв, что он не смущён нашим общением с Блейдом здесь, вдали от людей.

– Я должен тебе кое-что сказать. – Он вытянул руки мне на встречу, я подхватила их, и он поднял меня на ноги.

Прежде чем что-то сказать, он снял пиджак и накинул его мне на плечи. Всегда заботится обо мне.

Ты заставляешь меня нервничать, что ты хотел сказать?

– Я уже обсудил это с твоей мамой, и она дала мне карт-бланш, но я хочу обсудить это с тобой, прежде чем что-то предпринять.

– Хорошо...

– Как ты отнесёшься к тому, если я выкуплю тренажёрный зал твоего отца? Я оставлю всё в том же виде, как и сейчас.

Я была потрясена.

– Ты хочешь купить тренажёрный зал папы?

– Да. Мне нравится этот зал. Я влюбился в него, как только увидел.

Так много мыслей пронеслось в моей голове, но одна прочно засела в мозгу. Я не могу позволить себе содержать тренажёрный зал.

– Ты можешь купить его. Он твой. – Хотя мне было грустно, что он больше не будет принадлежать нашей семье, я рада, что он нужен такому человеку как Сет. Он позаботится о тренажёрном зале отца.

Сет широко улыбнулся.

– Ещё одно. Я хочу, чтобы ты стала управляющей.

Я была в шоке.

– Я?

Он подошёл ближе и положил руки на мои плечи.

– Он будет твоим. Ты сможешь всё контролировать. Я знаю, ты любишь это место...

Мои глаза наполнились слезами. Чёрт. Сколько ещё раз этот мужчина сможет удивлять меня?

– Ты делаешь это для меня?

Сет сделал шаг ближе, целуя меня в лоб.

– Я всё сделаю для тебя.

Я обхватила его шею руками, целуя в губы. Если бы моей семьи не было рядом, и мы не были бы на кладбище, я бы взяла его прямо здесь и сейчас. Но, к сожалению, для всего есть своё время и место. Он отстранился, чтобы я смогла вдохнуть.

– Мне нужно быть в аэропорту в три часа утра, но я вернусь через восемь дней, и тогда ты сможешь отблагодарить меня. – Даже в тусклом свете я видела, каким удовольствием светятся его глаза.

Я вздохнула.

– Я буду считать дни.

– Вау, способ заставить меня почувствовать себя сумасшедшим, – сказал он, наклоняясь и целуя меня в шею.

– Почему?

– Потому что я буду считать секунды. – Он лизнул мою кожу языком. Я наклонила голову, давая ему больше пространства для манёвра. Тогда он достиг мочки уха и