Book: Магический взгляд



Магический взгляд

Кей Хупер

Магический взгляд

…Люблю я редкую, ярчайшую звезду и жажду с ней соединиться.

В. Шекспир «Все хорошо, что хорошо кончается»

Глава 1

— Выходи за меня, и я увезу тебя в далекие края!

Тори недоуменно уставилась на мужчину, возникшего на пороге ее дома. Он был в темных слаксах, подчеркивавших стройность его фигуры, кремовой рубашке с расстегнутым воротом и желтом спортивном пиджаке. На вид ему было лет тридцать пять. Опершись о дверной косяк, незнакомец стоял, слегка отвернув голову и глядя в голубое осеннее небо, на фоне которого эффектно вырисовывался его красивый профиль. Он был высокого роста, с густыми медно-рыжими волосами и необычными зелеными глазами.

Она никогда его раньше не видела.

Только этого ей и не хватало сейчас, в столь неудачно начавшееся утро. Измученная бессонной ночью, Тори через силу попыталась представить себе, как она выглядит и как он ужаснется, когда повернется к ней и увидит перед собой незнакомую женщину, да еще в таком виде. На ней был старый клетчатый купальный халат, стоптанные тапочки, казавшиеся на два размера больше, на мокрых волосах — тюрбан из полотенца. В левой руке она держала кофейник, шнур которого волочился по полу.

— Готова выйти хоть за первого встречного, если он сообразит, куда я задевала кофе, — произнесла она.

Мужчина резко повернулся и, взглянув наконец ей в лицо, отпрянул от неожиданности.

— Кто вы такая, черт побери?

— Меня зовут Тори, — с подчеркнутой вежливостью ответила она.

— А где же Анжела?

— Если вы имеете в виду ту леди, что жила здесь раньше, — а мне кажется, что о ней и идет речь, — то она уехала. Сожалею, что именно мне выпало сообщить вам об этом, но у нее медовый месяц. Кажется, она проводит его на Бермудах.

— Как они посмели! Жениться в мое отсутствие! — Его возмущение было очевидным, но непонятным для нее.

— Не кажется ли вам, что это обычно касается только двоих — жениха и невесты?

— Да, но и еще одного замечательного человека. Черт! Почему они мне ничего не сообщили?

— Ничего не могу вам на это ответить.

Он замолчал, опустив голову, но вдруг заметил кофейник в ее руке и оживился:

— О, что я вижу! Кофе? Спасибо, я бы не отказался.

Тори машинально отступила назад, и он вошел в дом. Она было подумала о том, чтобы вызвать полицию, но телефон еще не успели подключить, к тому же в мужчине не было ничего угрожающего.

Она тяжело вздохнула и закрыла за ним дверь.

Между тем он уверенно направился на кухню — очевидно, ему приходилось бывать здесь раньше. Лавируя между сваленными как попало нераспакованными ящиками и коробками, он продолжал говорить все тем же жалобно-негодующим тоном, нимало не смущаясь, что его слушателем был совершенно незнакомый человек.

— Они могли бы меня разыскать, если бы захотели. Ведь не на Луне же я был, а на земле, хоть и в пустыне. Разве я виноват в том, что шейху понадобился еще один самолет, а посол поднял шум? Разве я виноват, что буквально всем потребовалось покинуть Ближний Восток в один и тот же день и мне пришлось отправиться зайцем на военном самолете, перевозившем молоко? Или в том, что по прибытии на последний аэродром, уже в Вашингтоне, все захотели улететь в тот же день, и мне пришлось одолжить самолет у Боба? Ну скажите, в чем я виноват?

Это прямое обращение к ней вывело Тори из полузабытья, в котором она все еще находилась, и она попыталась вдуматься в то, что он сказал.

— Д-да… нет, конечно, вы ни в чем не виноваты. Да и кому бы пришло в голову обвинять вас в чем-то? — Она взмахнула рукой и только тогда почувствовала, что все еще держит в руке пустой кофейник.

— В-вот… ну как я приготовлю кофе без зерен? Он взял у нее кофейник и стал наполнять его водой, продолжив с мрачным видом:

— И достанется же мне от Филиппа! Я его знаю.

— Филипп? — Это имя о чем-то напомнило ей. — Это не муж ли Анжелы?

— Совершенно верно, к тому же он мой брат. — Говоря это, он сунул руку в стоявший рядом какой-то ящик и, словно по мановению волшебной палочки, вынул оттуда банку кофе.

— Вот ваш кофе. Что ж, теперь вам придется выйти за меня замуж.

— Но вы же не сделали мне предложения, — возразила она. Его манера без конца менять тему начинала ее забавлять.

— Хорошо, я исправлюсь и сейчас же сделаю это. Прошу вас, будьте моей женой.

— Нет-нет, благодарю. Я не привыкла выходить замуж за незнакомых мужчин. — Облокотившись на высокий кухонный столик, она с улыбкой наблюдала, как он помешивает ложечкой кофе. Ей вдруг стало очень весело. — А что, вы часто делали предложение невесте своего брата или решились только сегодня? — насмешливо спросила она.

— Часто. Так уж сложилось. Начиная с того дня, как я впервые ее увидел. Я сказал тогда Анжеле, что, если Филипп еще не опередил меня, я предложу ей выйти за меня замуж. Она ответила, что это не должно меня останавливать, и я сделал ей предложение. Она его отвергла, но сказала, что это для меня полезная практика. Вот я и продолжаю делать ей предложения. Я и сюда пришел с одним из очередных творчески продуманных предложений, — закончил он самодовольным тоном.

— Все это хорошо… Н-но… как бы поделикатнее выразиться… ваш брат не возражает против таких экспериментов?

— Конечно же нет. Анжела никогда его не оставит. И он сказал однажды, что, если бы я вздумал похитить Анжелу и умчать ее с собой в ночь, он бы пристрелил меня как бешеную собаку. Да, вот такое джентльменское предупреждение.

Напрягаясь изо всех сил, Тори старалась уследить за ходом мысли своего собеседника, но ничего не могла понять. Одно лишь было ясно: она на удивление спокойно воспринимала своего незваного гостя. Возможно, просто потому, что не выспалась.

— Если Филипп — ваш брат, то вас, наверное, зовут Йорк.

— Девон Йорк, — уточнил он. — А вас — Тори?

— Тори Майклз.

— Ну вот и познакомились. Кстати, какого цвета ваши волосы?

До нее не сразу дошел его неожиданный вопрос, она молча наблюдала, как он расставляет чашки — и где только он их разыскал?

— Что? Мои волосы?

— Просто я вижу фиолетовое полотенце у вас на голове, а какого цвета ваши волосы — не видно, — извиняющимся тоном объяснил он.

— Фиолетовое? Почему фиолетовое? — пробормотала Тори, смутно припоминая события этого невероятно сумбурного утра. Да… Она действительно полезла в ящик с полотенцами и достала одно из них, наверное, действительно оно было фиолетовым.

— Какие же они у вас? Черные? — пытался он угадать.

— Да-да, черные… Кстати, у вашего брата темные волосы, — неожиданно вырвалось у нее.

— Да, совершенно верно. И у моей сестры тоже. Но у нас в роду был рыжеволосый шотландец и, вероятно, именно во мне проявились его гены. Атавизм — так, кажется, это называется. А какие у вас глаза? Серые? Зеленые?

— Обычно они серые, — сказала она рассеянно, потому что в ту минуту представила себе высокого темноволосого Филиппа и жизнерадостную брюнетку Анжелу. Они казались очень влюбленными друг в друга… Кажется, он что-то сказал о генах. Что это с ней в самом деле?

— Сколько вам лет?

— Двадцать семь. Это что, допрос? — оборвав себя на полуслове, резко спросила она.

— Но я же пью ваш кофе.

— Пока еще нет, и потом — что из этого?

— Должен же я хоть что-нибудь знать о женщине, у которой пью кофе да еще делаю ей предложение.

За всю свою жизнь Тори не слышала ничего подобного и решила промолчать. Неожиданно он засмеялся, и смех его был таким обезоруживающе искренним, что у нее отчего-то перехватило дыхание. Внутренний голос недовольно говорил ей, что не следовало открывать ему дверь.

— Что, не везет вам с самого утра? — весело спросил он.

Тори снова взглянула на него. Неожиданно ее охватило постепенно нараставшее в ней все утро чувство обиды и жалости к самой себе. Она забыла, что перед ней чужой человек, ей захотелось поделиться с ним, и она начала свою маленькую повесть об утренних несчастьях. Сначала она говорила медленно, словно через силу, но постепенно перестала сдерживать себя и уже не могла остановиться.

— Прошлой ночью мне пришлось спать на полу, на матраце, ведь я добралась сюда только к полуночи и оказалось, что рабочие ушли, не установив кровать, а под рукой у меня не было никакого инструмента, чтобы сделать это самой. Я долго не могла заснуть, а в семь часов зазвонил будильник, который находился в ящике у самого уха. Я вскочила как ужаленная… Во-первых, в незнакомом доме вообще жутко одной, а кроме того, в темноте я наступила на собственную простыню и, запутавшись в ней, упала на ящик с книгами. Мне удалось наконец выключить проклятый будильник, но больше я уже не заснула. Тогда я решила принять душ. Встав под душ, я повернула кран — и на меня хлынула ледяная вода, а я не люблю холодной воды. Когда я его выключила, то минут десять искала полотенце, так что я, наверное, простудилась и теперь заболею воспалением легких. К тому же вся моя одежда еще не распакована. Мой фен для сушки волос перегорел. Из обуви я нашла только эти тапки…

— Как все это забавно…

— А на лестнице я чуть не свернула себе шею. Потом я заблудилась и не могла отыскать кухню, и больно ударилась о дверь — было темно, а во всем доме не установлено ни одного выключателя, и ранним утром здесь совершеннейшая темнота. Поэтому я полчаса искала кофейник, а кофе так и не смогла найти!

На последнем слове голос Тори задрожал и оборвался. Видно было, что все эти неприятности совершенно выбили ее из колеи. Она глубоко вздохнула, но тут заметила, что он с трудом сдерживается, чтобы не рассмеяться.

— Да, не везет мне этим ранним утром, мистер Йорк, — с горечью заключила она.

— Девон Йорк, — вежливо поправил он ее.

Но она не обратила на это внимания и продолжала:

— Мне было настолько плохо, что я позволила незнакомому человеку, какому-то сумасшедшему, вероятно, отпущенному из лечебницы на выходной, войти в мой дом и нести всякий вздор: насчет его невестки, разных шейхов и послов в пустынях, насчет полета зайцем в транспортном самолете и — в довершение всего — разрешила ему варить кофе на моей кухне!

— Но вам просто необходимо выпить чашечку кофе, — пробормотал он, борясь со смехом.

— Да, но у меня нет молока. — Тори произнесла это таким тоном, словно эта неприятность была последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. — А я ненавижу черный кофе, — закончила она, чуть не плача.

— Мы что-нибудь придумаем. — Он подал ей свой белоснежный носовой платок. — Вот, возьмите.

Тори вытерла глаза и взглянула на своего гостя.

— Я вовсе не плачу, — взяв себя в руки, сухо сказала она. — И хватит, черт побери, жалеть меня.

— Я и не думал жалеть вас. Но давайте подумаем, что тут можно сделать.

Она чувствовала себя настолько обессиленной, что не вникала в его слова и промолчала.

— Здесь два выхода: либо вы полностью доверяетесь мне и опираетесь на мое плечо, которое, по всеобщему мнению, просто создано для несения тягот повседневной жизни, либо вы сейчас садитесь поудобнее, а я приготовлю столь необходимый для нас обоих завтрак.

— Неужели вы умеете готовить? — удивленно спросила Тори, чувствуя, что этот тип начинает ее интересовать.

— Конечно умею.

— Надо же. — Она вдруг неожиданно икнула, но при этом так посмотрела на него, будто это сделал он, и, рассерженная, вызывающе сказала: — Не нужно мне ваше плечо.

— Я просто уничтожен. Подождите секунду. — Он исчез в направлении гостиной, но вскоре вернулся на кухню. В руках у него было мягкое и удобное, обитое бархатом кресло. Под мышкой он нес диванную подушку. — У вас не слишком много вещей, — заметил он.

— Это потому, что у меня никогда раньше не было своего дома.

Она смотрела, как он ставил кресло в углу просторной кухни.

— Здесь оно не смотрится, — сказала она.

— Мы отнесем его назад, когда закончим завтракать. Садитесь.

Тори сочла за лучшее не спорить. Она опустилась в кресло и плотно запахнула халат, вспомнив, что он держался только обтрепанным поясом, а под ним не было ничего.

Девон пододвинул нераспакованный ящик с надписью «Книги», положил на него подушку и вдруг, не говоря ни слова, сгреб руками ее ноги и положил их на подушку.

— Я и сама могла бы это сделать, — прошептала Тори, сама испугавшись интонации своего голоса.

— Доставьте мне это удовольствие. — Его слова прозвучали очень серьезно.

Потом он отошел от нее и начал искать в ящиках посуду и продукты. Тори не знала, должна ли она воспрепятствовать тому, что он хозяйничает в ее кухне, но все еще не могла прийти в себя. Для нее было так непривычно, что кто-то заботится о ней, и она не знала, хорошо ли это. Особенно предложение подставить свое плечо, на котором можно поплакать, — оно было таким заманчивым.

Это очень встревожило ее. Да, действительно, утро въедалось не из приятных и предыдущие недели тоже были нелегкими. Ведь то, что она сказала Девону, было правдой: она в принципе никогда не плакала, Во всяком случае, когда кто-нибудь мог это видеть. И вообще она была очень способной, разумной, знающей свое дело женщиной — по крайней мере, все так о ней говорили. «Для художницы», добавляли они при этом, что ее ужасно злило.

— Это годится вместо молока? — В руках у него были пакетики сухих сливок.

Как только он смог их отыскать? — с легкой досадой снова подумала Тори. Может быть, он из породы людей, сделавших девизом своей жизни лозунг скаутов «Будь готов!»? После всех своих утренних потрясений она не склонна была к каким-то действиям, и активность ее нового знакомого раздражала ее.

— Я займусь этим сама, — ответила она ему довольно резко.

— Превосходно, — отреагировал он. Было очевидно, что ее слова не произвели на него никакого впечатления. Он спокойно налил кофе, вежливо спросил, как она любит: с сахаром или без, и подал ей чашку. Потом спросил как ни в чем не бывало: — Итак, вы приехали этой ночью?

— Угу. — Тори с удовольствием отпивала из чашки бодрящий напиток и смотрела, как гость переставляет вещи, освобождая место у плиты, чтобы приготовить завтрак.

— Откуда вы приехали?

— Из Аризоны, — ответила Тори, уже начиная привыкать к его манере задавать краткие вопросы.

— Там очень красивая природа.

— Да, очень.

— Почему же вы уехали оттуда? Или, может, я слишком любопытен?

Тори хотела было сказать, что она уехала с Запада потому, что ей надоело писать пустыню, но вместо этого предпочла ответить на его второй вопрос.

— Конечно же, вы очень любопытны. Но, вероятно, это у вас в характере.

— Похоже, вы правы. — И прежде чем она успела что-то ответить, весело продолжал: — А что вы думаете о Западной Виргинии?

Тори подумала, что любопытству этого человека нет предела, но покорно ответила:

— Там красиво. Я очень люблю горы.

— Я тоже. Вам что: яичницу, яйца всмятку или в мешочек?

— М-м, наверное, яичницу.

— Прекрасно. Как бы я ни старался, у меня всегда получается только яичница.

— Зачем же тогда спрашивать?

— Я хорошо воспитан.

Тори вздохнула и сделала еще один глоток. Она сидела в кресле и с непонятным для себя самой интересом наблюдала за тем, как Девон ходит по кухне. Но тут же постаралась себя убедить, что это был чисто профессиональный интерес. Ее чувство формы, цвета, пластики не могло остаться безучастным к неосознанному изяществу его движений и мужественной красоте его худощавой фигуры.

Отогнав прочь эти мысли, Тори заставила себя отвести от него взгляд и уставилась в чашку. Нет уж! Она никогда больше не попадется в эту ловушку! Правда, два года работы над пейзажами пустыни сделали свое дело и помогли ей заживить раны, но она тем более не хотела рисковать с таким трудом достигнутым ею покоем — и из-за какого-то портрета, тем более мужского!

Чтобы отвлечься от своих мыслей, Тори предложила:

— А теперь вы расскажите мне о себе. Это будет справедливо.

— Идет, — ответил он добродушным тоном. — Что бы вы хотели узнать?

— Расскажите, что хотите сами.

Девон перевернул кусочки бекона и начал разбивать над сковородой яйца.

— Ну что же… Рост, вес, номер военного билета?

— Очень остроумно, — проговорила она.

— Извините… — На мгновение он задумался, а затем, поймав на себе ее изучающий взгляд, серьезно произнес: — Мне очень хочется вам рассказать что-нибудь действительно интересное, чтобы в следующий раз вы приняли мое предложение. Что, если бы я был похож на Джеймса Бонда?

— Это не мой тип.

— Тогда, может быть, Горацио Хорнблоуэр?

— Терпеть не могу его.

— А как насчет Скарлета Пимпернелла?

— Тоже нет.

— Хитклифф?

— Слишком меланхоличен.

— Тогда остается только Дон Кихот. Тори оторвала глаза от чашки.

— Сейчас вы действительно кое-что мне рассказали о себе. Вы либо часто смотрите старые фильмы, либо многое читаете.

Он усмехнулся.

— И то, и другое.

— И все же почему бы вам не рассказать мне, кто вы, не прибегая к героям книг и кинофильмов?



— Ну, если вы так настаиваете…

— Да, настаиваю.

— Хорошо. Только запомните, что вы сами об этом попросили.

Она вздохнула:

— Расскажите мне о себе, иначе я могу подумать, что вы — одно из видений моего кошмарного утра.

— Вы очень любезны.

— Но вы сами напросились на это.

— Наверно. Ладно, слушайте. Мне тридцать два года. Я холост, материально обеспечен. Ем почти все, ночью никогда не перетягиваю одеяло на себя и не отказываюсь выносить мусор. Умею застилать постель, никогда не разбрасываю по полу своих носков и не просиживаю у телевизора за спортивными передачами. Как вам уже известно, я могу готовить и вообще не нуждаюсь в том, чтобы меня обслуживали. Кроме того, я прекрасно мою посуду. Короче, — он усмехнулся, — я превосходный кандидат в мужья.

Опершись на низкий подлокотник кресла и подперев рукой подбородок, Тори пристально смотрела на него. Потом спросила серьезным тоном:

— Тогда, черт побери, почему вы еще резвитесь на свободе?

— Сам не знаю, — ответил он с той же серьезностью. — Думаю, потому что еще не нашлось женщины, которая смогла бы оценить мои достоинства.

— Но я имела в виду совсем не то, о чем вы мне сейчас поведали.

— Просто я слишком прямо иду к своей цели.

— Боюсь, вы зря потратили на меня время.

— Неужели вы дали обет одиночества? — Он с сомнением поднял брови.

— Что-то вроде этого.

— Может быть, стоит что-нибудь изменить?

— Не надо беспокоиться, — отрезала она и, не дожидаясь его ответа, спросила как бы невзначай: — А чем вы занимаетесь? Вы ничего не сказали об этом.

Он сразу помрачнел.

— Это тайна. Предлагаю вам разгадать ее. Постарайтесь найти верный след.

Тори задумалась.

— След? Но кто и на кого здесь охотится? — спросила она вежливым тоном.

— Я — на вас. — Его слова прозвучали неожиданно тепло.

Глава 2

Тори задумалась, внимательно наблюдая за ним. Мужчина, которому пришло в голову сказать то, что она услышала, женщине, выглядевшей как жертва стихийного бедствия, явно ненормален. Она решила отделаться шуткой.

— Я не могу допустить такой охоты, когда у меня пусто в желудке, — мягко возразила она.

— Хорошо, сейчас мы это уладим, — весело ответил он, продолжая орудовать у плиты.

Поскольку Тори еще не приобрела кухонного стола, они завтракали за импровизированным столом, устроенным из ящиков. Девон Йорк продолжал ее расспрашивать, и их разговор представлял собой нечто вроде своеобразного диалога.

— Вы любите домашних животных?

— Да, очень.

— У вас есть какое-нибудь животное?

— Нет.

— Под каким знаком зодиака вы родились?

— Господи, вы снова за свое.

— Но согласитесь, что ваши односложные ответы не слишком содержательны. Так какой у вас знак?

— Телец.

— Теперь меня не удивляют ваши краткие ответы.

— Что вы хотите этим сказать?

— Что все Тельцы таковы. Тихие, спокойные, они действительно предпочитают односложные ответы. — Он задумчиво изучал ее. — Вообще-то я удивлен тем, что вам удалось немного расслабиться, у вас в самом деле было отвратительное утро.

— Да, это так. Он усмехнулся:

— Но теперь вы обрели прежнее равновесие.

— Да, я начинаю приходить в себя. Кстати, какой у вас знак?

— Стрелец, — как всегда весело ответил он. Сама не зная почему, она повторила это слово про себя, словно стараясь его запомнить.

— А чем отличаются Стрельцы?

— Своим обаянием. — Сказав это, Девон встал и отнес тарелки в раковину.

Она заметила с сарказмом:

— Да, от скромности вы не умрете.

Он открыл воду, продолжая убирать со стола.

— Конечно нет. Рыцарю с робким сердцем никогда не покорить прекрасную даму.

— Вы снова за свое?

— Но я всегда такой.

Тори вздохнула. Она наблюдала, как Девон закатывает рукава рубашки — пиджак он сбросил на ящик еще раньше — и погружает руки в мыльную пену. Она поймала себя на мысли о том, в какой позе могла бы написать его, и тут же сердито отогнала ее прочь. Но у нее буквально чесались руки, ей хотелось немедленно сделать набросок углем или карандашом.

— Вы так рассматриваете меня, — заметил он.

— Просто рассматриваю сердце, изображенное на вашем рукаве, — спокойно объяснила она.

Он застенчиво улыбнулся:

— В мире нельзя спрятать две вещи: любовь и кашель.

— Вы сумасшедший.

— О, меня еще и не так называли.

— Наверное, они хорошо вас знали.

— Вот это да! С вашими односложными ответами и остротами вы просто непревзойденны!

— Что поделаешь — опыт. — Словно со стороны услышала собственный голос Тори. — Опыт общения с мужчиной, достаточно острым на язык, чтобы обрезаться самому, — закончила она раздраженно, возмущенная собственной неспособностью отделаться от болезненных воспоминаний.

Неожиданно Тори поймала на себе острый, испытующий взгляд его зеленых глаз. Взгляд был настолько красноречив, что она почувствовала, что готова переменить свое мнение о Девоне Йорке. Вот еще один субъект, который достаточно остер на язык, чтобы порезаться самому, подумала она и вдруг ощутила, как всю ее наполняет усталость. Девон быстро заговорил. В его глазах не было и следа поразившей ее проницательности, они снова искрились весельем.

— Я оттачиваю свое остроумие на бессловесных животных, — важно сообщил он. — Таким образом я кажусь самому себе сообразительнее, чем на самом деле.

Эта чушь так поразила Тори, что, не успев напустить на себя равнодушный вид, она не выдержала и рассмеялась.

Он очень обрадовался ее реакции и, смешно взмахнув посудным полотенцем, отвесил ей низкий поклон со словами:

— Выходите за меня замуж, я вас очень прошу. — И добавил серьезным тоном: — Мне необходим ваш смех, и вы удивительно умеете слушать.

Тори молча смотрела на него.

— Я жду ответа, — напомнил Девон.

— Но у меня есть условие. — Тори помедлила и почти нежно сказала: — Я готова выйти за вас, если 4 июля, в День независимости, в Майами выпадет снег.

— Ничего не скажешь, очень остроумный отказ.

— Я подумала, что он должен вам понравиться. Девон задумчиво потер переносицу.

— У меня такое чувство, — сказал он, — что все это начинает походить на какое-то состязание.

Тори вдруг охватила досада. Что она наделала, зачем только впустила в свой дом этого Девона Йорка?

— Скажите, а вам не нужно возвращаться обратно, в свою пустыню? — осторожно спросила она.

Он улыбнулся:

— Нет, не нужно.

— А как же ваша работа?

— У меня гибкое расписание.

— Уж не рассчитываете ли вы поразвлечься здесь во время своего отпуска? — жестко спросила она.

— Мне бы такое и в голову не пришло.

Тори подозрительно уставилась на него.

— Я вам не верю.

— Я заметил, что вы вообще очень недоверчивы.

Она резко возразила:

— Я не слишком хорошо, знаю вас, чтобы доверять, но вполне достаточно, чтобы опасаться.

— Весьма вам благодарен за это признание.

— Мистер Йорк…

— Не стоит извиняться, во всяком случае, что сказано — то сказано.

Тори сделала вид, что не заметила его иронии.

— Хорошо. Возможно, у вас действительно много свободного времени, но мне совершенно необходимо заняться делами: распаковать вещи, привести в порядок дом — и потом приняться за работу.

— Чем вы занимаетесь? — поинтересовался он.

— Я — художница, — после небольшой паузы ответила она скучным тоном.

Он пристально взглянул на нее.

— В самом деле? И что вы пишете?

Тори снова недовольно отметила про себя, уже во второй раз, пытливый взгляд его необычных глаз.

— Главным образом пейзажи и натюрморты. Догадавшись, Девон щелкнул пальцами:

— Ив большинстве этих ящиков — картины? Верно? — спросил он, взмахом руки обводя заваленную вещами комнату.

— Совершенно верно.

— О, да вы плодовитая художница.

Тори вскинулась:

— Я много работаю!

Но он уже снова переменил тему, загораясь новой идеей:

— Да ведь вам нужно помочь распаковаться!

— Нет-нет, — поспешно начала Тори, но он не дал ей договорить.

— Я могу собрать вашу кровать и расставить мебель, и потом никто лучше меня не умеет таскать ящики и вешать картины. Во дворе тоже много работы, а в подвале у вас протекает труба. У меня есть ключ от дома Филиппа — это недалеко отсюда, и я могу взять там инструменты и газонокосилку.

— Хватит!

Тори буквально задохнулась от внезапно охватившего ее панического ужаса. Она посмотрела на этого сумасшедшего, высокого, незнакомого ей человека и со страхом подумала, что он, пожалуй, собирается обосноваться здесь. Стараясь говорить спокойно, она все же решила его остановить:

— Видите ли, я очень ценю вашу помощь, но я привыкла сама о себе беспокоиться, и мне это нравится.

— Так было до моего появления у вас, — возразил он рассудительным тоном.

Тори боролась со своими чувствами.

— Но мне не нужна ваша помощь, — взяв себя в руки, отрезала она.

Ее слова огорчили его, но Тори не могла понять, было ли это огорчение искренним или притворным.

— Я хочу, чтобы вы позволили мне помочь вам, — произнес он печально. — Дело в том, что я сейчас совсем один, а кроме Филиппа и Анжелы, я никого в округе не знаю.

Тори чувствовала, что еще немного — и она уступит, но ничего не могла с собой поделать. И все из-за его улыбки, раздраженно подумала она, настоящей улыбки искусителя, в которой коварно соединились обаяние, неуверенность, озорство и вызов.

— Так я могу помочь? — с надеждой спросил Девон, заметив почти машинальный, безвольный жест ее руки.

Взглянув на него, она тихо, словно про себя, сказала:

— Ладно. А почему бы и нет?

— Потрясающе. Так это Виктория?

— Что? — Она опять не понимала, о чем он говорит.

— Ваше имя — сокращенное от Виктории?

— Совсем нет.

— Интересно.

— Знаете что? — Тори потерла виски. От всего этого у нее разболелась голова. — Не могли бы вы мне оказать любезность?

— Только попросите.

— Уходите, пожалуйста.

Девон оскорбленно замолчал. Вздохнув, Тори сказала:

— Я не могу сегодня разрешить вам здесь остаться. В другой раз, возможно, но не сейчас.

Он подумал и недоверчиво спросил:

— Значит ли это, что я могу вернуться сюда к обеду?

Тори просто онемела от такого нахальства, но, взяв себя в руки, строго сказала:

— Если только принесете обед с собой или сами его приготовите.

Девон удивленно поднял брови:

— Спасибо за любезное приглашение.

— Пожалуйста. Спасибо и вам — за завтрак. До свидания.

С обычной своей веселостью Девон быстро опустил рукава рубашки, накинул пиджак и вышел, попросив на прощанье не сердиться на него.

Оставшись одна, Тори долго сидела, держа в руке недопитую чашку кофе. Машинально сделав глоток, она чуть не подавилась из-за внезапно охватившего ее приступа смеха. Прокашлявшись и перестав смеяться, Тори поднялась с кресла и поставила чашку на стол. Она думала о том, что для нее было бы лучше не продолжать знакомства с Девоном Йорком. Тори могла бы привыкнуть к нему, а поскольку она уже дважды имела возможность убедиться в том, что за внешностью этого беззаботного весельчака скрывается острый, проницательный ум, привыкнуть к обществу Девона Йорка было бы для нее в самом деле очень опасно.


В одиннадцать утра у входа раздался звонок. Тори подумала, что это вернулся Девон, но она ошиблась. Открыв дверь, она увидела рассыльного, в руках у которого была огромная корзина красных роз на длинных-длинных стеблях, какие обычно дарят новобрачным. Такого количества цветов Тори никогда не приходилось видеть. Еще не придя в себя от изумления, она отнесла корзину в гостиную и поставила ее на низкий столик у французского балкона, выходившего во внутренний дворик-патио. При этом она заметила, во-первых, что цветы были сделаны из шелка, и что, во-вторых, в них была вложена записка.

Это была небольшая карточка, заполненная по-мужски твердым, почти геометрическим почерком, выдававшим руку умного и практичного человека. Когда-то Тори пришлось в творческих целях, да и из простого любопытства, познакомиться с графологией, она увлекалась ею и теперь и, прежде чем прочитать записку, по привычке обратила внимание на почерк.

С удивлением она подумала, что если бы не знала наверняка, кто написал записку, то никогда бы не предположила, что это почерк Девона Йорка. Потому что писал явно очень умный, высокообразованный, немногословный, практичный и последовательный в своих поступках мужчина. Каждая черточка здесь дышала уверенностью в себе, твердостью, гордостью, граничащей с высокомерием, пунктуальностью, непогрешимой логикой, математическим расчетом, абсолютным и полным самоконтролем.

В общем мало что напоминало ей в этой записке того обходительного незнакомца, который весело готовил для нее утром завтрак.

Тори нахмурилась и прочла записку. То были строки из Джона Донна[1]:

Кто любит не до самого конца,

Тому подобен, кто выходит в море,

Чтоб испытать одну болезнь морскую.

Тори поставила карточку на полку камина и с минуту задумчиво смотрела на нее. Потом перевела взгляд на висевшее над камином зеркало.

В нем она увидела отражение женщины с длинными черными, отливающими в синеву, как вороново крыло, волосами, свободно падающими на плечи и обрамляющими покрытое золотистым загаром лицо, придавая ему очертания сердца. На нем слишком большими казались глаза, обычно серые, которые становились то зелеными, то синими, то фиолетовыми, то карими. Чуть вздернутый нос тоже был очень хорош, хотя и не нравился самой хозяйке. Необычность ее внешности придавали слегка выступавшие скулы, унаследованные — так же, как иссиня-черные волосы и склонность к самоуглублению — от далеких цыганских предков.

Тори знала, что как две капли воды походит на свою прапрабабушку по отцовской линии, которая была цыганкой. Она бережно хранила ее портрет, написанный маслом, потому что чувствовала особую внутреннюю близость к этой женщине. Тори еще предстояло распаковать портрет и повесить его на стену.

Она снова придирчиво посмотрела на свое отражение в зеркале. Как художница Тори не могла не знать, что красива от природы, но, как и всякая женщина, любила заниматься собой. Она подумала: как будет удивлен Девон, когда увидит ее снова. Жалкое, ноющее существо, каким она предстала перед ним утром, мало чем напоминало женщину, чье лицо отражалось сейчас в зеркале. Тори относилась к тем представительницам прекрасного пола, которые утром, встав с постели, выглядят отнюдь не лучшим образом. По утрам ее бледное, с безжизненным взглядом лицо никак не могло претендовать на особую привлекательность. Только после чашечки кофе и душа, походив немного по комнате, она начинала чувствовать себя по-человечески.

Это огорчало ее, потому что всю свою жизнь она старалась развеять распространенное мнение, будто бы все художники — рассеянные, вздорные существа, ведущие беспорядочный образ жизни и равнодушные к одежде. Тори гордилась своим умением логически мыслить, преданностью профессии художника, которой она занялась по призванию, и в то же время совсем не хотела быть «синим чулком».

Отступив назад, она продолжала изучать свое отражение в зеркале. Чересчур худа, критически заметила она про себя. В чем только душа держится! Хрупкость ее фигуры еще больше подчеркивал свитер ручной вязки из мягкой шерсти с отворачивающимся воротником типа «хомут». Тут похудеешь, подумала Тори. Напряженная работа, все время жара, к тому же она никогда особенно не заботилась о еде. Однако, несмотря на свою хрупкую внешность, Тори была достаточно сильной и настойчивой.

Она провела ладонями по обтянутым джинсами стройным бедрам. Газель, с легкой грустью вспомнила она свое детское прозвище. Отец назвал ее так за длинные ноги и привычку вечно куда-то бежать. Из нее не получилось длинноногой, рослой девушки, как предрекали ей в детстве. Она была невысока и не любила спешить — это отнимало лишнюю энергию и вообще не имело, по ее мнению, никакого смысла.

Тори вздохнула и снова взяла в руки карточку, присланную Девоном. Она вдруг совершенно четко осознала, что самое лучшее для нее сейчас — закрыть двери и никогда больше не видеть этого человека, потому что, если то, что она узнала о нем по его почерку, соответствует действительности, ой — один из самых противоречивых и сложных людей, каких ей когда-либо приходилось встречать.

Тори не была склонна к абстрактным размышлениям, она больше доверяла своим впечатлениям о людях. Ее анализ основывался на многолетних наблюдениях и на том, что называют «художественной интуицией», хотя ей и не нравилось это определение. Она ошиблась лишь однажды: когда позволила своим чувствам пренебречь тем, что говорил ей разум.

Прежде чем поставить карточку на место, она снова задумалась, прикусив губу. Этот человек-загадка не выходил у нее из головы. Стараясь отогнать назойливые мысли, она принялась распаковывать вещи. Прежде всего осторожно развернула старинную изящную вазу. Она, как и портрет прапрабабушки Магды, была частью доставшегося ей наследства. Сев по-турецки на пол, рядом с грудой упаковочной бумаги и стружек, Тори взяла вазу и принялась ее разглядывать.



— Привет!

Тори сразу узнала этот низкий голос. Она оторвала взгляд от вазы и сказала с упреком:

— А еще говорили, что вы воспитанный человек!

— Я звонил в дверь, но вы, наверное, не слышали.

— Возможно, — согласилась Тори, но в ее голосе слышались нотки сомнения.

Он оглядел ее с ног до головы, и Тори с удовлетворением увидела восхищение в его зеленых глазах.

— Я был готов к тому, что вы поработаете над собой, но все же не ожидал увидеть такую женщину.

— Благодарю за комплимент, — вырвалось у нее, прежде чем она заметила смешинку в его глазах.

— Вы удивительная женщина, Тори Майклз, — серьезно сказал он, и хотя глаза его по-прежнему смеялись, их выражение изменилось.

— С-с-спасибо, — повторила она, но уже не так уверенно, чувствуя, что в этом человеке таится для нее опасность. — Это вы прислали цветы? — Воспользовалась она возможностью переменить тему. — Очень красивые. Но зачем из шелка? Это же очень дорого.

Девон подошел к камину и стал внимательно рассматривать вазу, которую она только что поставила на камин.

— Династия Минь, — тихо сказал он, словно не слышал ее.

— Нет, все же почему вы купили цветы из шелка? — повторила она, пропустив мимо ушей его замечание, свидетельствовавшее о том, что он разбирается в фарфоре.

— Потому что они вечны, — ответил он, глядя на нее сверху вниз.

— Вот оно что!

— А что вы думаете об этом? — указал Девон на присланную им карточку.

— Вы имеете в виду поэтический склад ваших мыслей?

— Я имею в виду мое предложение, — возразил он.

— Думаю, что вам следовало бы принять порошки от морской болезни.

Он добродушно рассмеялся:

— Вы полагаете, что я отправляюсь в море только за этим?

— Я полагаю, что ничем иным задуманное вами предприятие не закончится.

— Видите ли, я неплохой моряк и постараюсь добиться своего.

Решив, что их гипотетическое «морское путешествие» слишком затянулось, Тори повернулась и направилась к ящикам и коробкам, собираясь продолжить свою работу.

— Вы уверены в том, что не собираетесь вернуться в свою пустыню? — бросила она мимоходом.

— Уверен. Давайте я вам помогу. Да, я совсем забыл! — Спохватился он и кинулся в прихожую. Вернувшись оттуда через несколько секунд с довольно объемистой коробкой, перевязанной огромным красным бантом, он передал ее Тори. Внутри коробки что-то шевелилось, а по бокам она заметила небольшие отверстия для воздуха.

— Что это?

— Подарок. Откройте коробку.

Тори села на ближайший ящик, осторожно взяла коробку себе на колени и взглянула на него:

— Оттуда никто не кинется на меня?

— Вполне может быть. Открывайте же, не бойтесь.

Тори осторожно сняла с коробки ленты, еще более осторожно подняла крышку и, заглянув внутрь, рассмеялась.

— Да он просто прелесть!

Ее слова относились к рыжему с полосатым узором котенку, с горящими ярко-зелеными глазами и необычными большими заостренными ушами. На шее у него тоже был завязан красный бант, уже истерзанный маленькими кошачьими зубками. Котенок быстро выбрался из коробки и, вскарабкавшись Тори на плечо, зарылся мордочкой в ее длинные волосы. Вскоре послышалось мягкое кошачье урчание.

— Где вы его достали? — спросила Тори, а затем добавила: — Это он или она?

— Он, — засмеялся Девон. — Мне дала его соседка Филиппа миссис Дженкинз, которая занимается разведением породистых кошек. Она подошла ко мне, когда я возился с инструментами, и спросила, не знаю ли я, кому нужен котенок. Конечно же, я сразу вспомнил о вас и сказал, что знаю. Как только я увидел этого малыша, я понял, что это то, что вам нужно. К тому же он недорого мне обошелся. — Вспомнив о чем-то, Девон расхохотался и объяснил ей, в чем дело: — Кажется, одной из элитных абиссинских кошек миссис Дженкинз удалось удрать из под ее бдительного ока и стать объектом внимания ничем не примечательного кота. Правда, в его роду, возможно, были сиамские кошки. Миссис Дженкинз догадалась о происшедшем, услышав возню. В общем, этот малыш — единственный результат той памятной ночи. Вот такая история. Как вы собираетесь его назвать?

— О, он сам себя назовет, у кошек всегда это так происходит. — Тори благодарно взглянула на человека, которого узнавала все больше и больше. — Огромное спасибо.

Девон пожал плечами:

— Просто я подумал, что дом без кошки — это не дом.

— Это что же, пословица такая?

— Если нет, то будет. — И снова уже привычным для нее жестом волшебника он извлек откуда-то пакетик молока. — В машине у меня есть еще кое-что для него: кошачья еда, подстилка и посудина. Пойду принесу.

Он вышел, а Тори подбежала к окну, раздвинув оставленные Анжелой шторы и выглянула наружу. На дорожке около дома, прямо за ее серым «кугуаром», стоял небольшой крытый грузовик удивительно яркой раскраски, в котором Тори узнала грузовик Филиппа.

Она отнесла котенка на кухню и налила ему молока в блюдце — его первую пищу в новом доме.

Вошел Девон с банками кошачьей еды. Поставив их на стол, он спросил, указав на широкую посудину.

— А это куда?

— Думаю, в чулан. — Она махнула рукой в сторону небольшого чуланчика рядом с кухней.

Покончив с молоком, котенок решил познакомиться со своим новым жилищем и прямиком направился в гостиную, к заманчивому беспорядку из ящиков и упаковочного материала, будто специально устроенному для его забав. Тори шла за ним, завороженная его наивной прелестью.

Хотя в этот раз Тори была готова к приходу Девона и встретила его выспавшейся и бодрой во всеоружии своей красоты, она неожиданно заметила, что ведет себя с ним так же, как во время его первого появления у нее, и находится в каком-то легком дурмане, не в силах разрушить то оцепенение, во власти которого пребывала утром.

Эта мысль расстроила ее. Но тут она вдруг обнаружила неизвестно откуда появившуюся в гостиной большую плетеную корзину для пикника. Ее содержимым можно было накормить целую армию.

— Это обед, — объяснил он, входя в комнату, и, поймав ее изумленный взгляд, добавил: — Вы же сами велели мне либо принести его с собой, либо приготовить самому. Помните?

— Да, кажется, я говорила что-то вроде этого.

— Будем есть сейчас или подождем немного?

— Когда хотите.

— Тогда сейчас. Я очень проголодался.

Тори охватило беспокойство, она чувствовала, что разговаривает с ним как со старым знакомым.

— Коварный вы человек, — вырвалось у нее.

Девон, освобождавший от вещей центр комнаты, повернулся к ней и, глядя на нее чистыми, ясными глазами, спросил:

— Непонятно, в каком значении вы употребили это слово. Имеется в виду нечто незаметно наносящее вред или что-то очаровывающее и соблазняющее?

Тори не нашлась, что сказать, но про себя подумала: конечно, второе, очаровывающее и соблазняющее.

— Так что же вы? — Он ждал ответа.

Ничего не говоря, она стала доставать котенка из ящика со стружками, откуда он не мог выбраться сам.

— Я хочу показать ему, где его место.

— Тори, мне кажется, что вы уходите от ответа.

Она снова промолчала.

— Кроме того, — продолжал он, — меня нельзя назвать коварным. Настойчивым — да. Или отзывчивым. Думаю, что скорее отзывчивый. Я люблю помогать другим.

Тори слушала и не знала, что ей больше сейчас хочется сделать: рассмеяться или запустить в него чем-нибудь. Но она только вздохнула и сказала:

— Пойду покажу новому жильцу его место.

— Хорошо, а я пока приведу здесь все в порядок.

Тори направилась в чулан. Разные мысли теснились в ее голове. Она не могла понять, кем на самом деле был Девон Йорк: добряком и весельчаком или тем человеком, который запомнился ей при их первой встрече этим утром властным и проницательным взглядом ясных зеленых глаз. Она не могла решить, который из них был для нее наиболее опасен. Но в чем она уже не сомневалась, так это в том, что он вошел — правда, возможно, временно — в ее жизнь. И что бы там Тори ни говорила, она устала от одиночества.

Глава 3

Во время необычного пикника, устроенного прямо на полу гостиной, Девон вел себя как давний знакомый. Это был добрый, веселый человек. Неужели тот поразивший ее, полный внутренней силы взгляд был всего лишь плодом ее воображения? Тори все больше молчала и уходила в себя, как это часто случалось с ней по утрам, но в мозгу ее шла напряженная работа. Ей не терпелось узнать, что же прячется за внешней оболочкой, которой он так искусно прикрывался?

Его открытость была всего лишь видимостью, маской, — она это знала, скорее, чувствовала. Возможно, тот взгляд, подобно сверкнувшей на мгновение ослепительной грани бриллианта, тоже был проявлением его сложности и многогранности? Как бы то ни было, она испытывала непонятную тревогу и волнение.

Все это было вовсе ни к чему. Одно его присутствие вносило неопределенность в ее жизнь, выводило из равновесия, которого ей, казалось, удалось достичь.

Ее вывел из раздумья его голос.

— Тори, спуститесь на землю.

— Да? Извините, — пробормотала она. — Что вы сказали?

— Я спросил, известная ли вы художница?

Тори едва удержалась, чтобы не рассмеяться. Она уже поняла, что, кроме всего прочего, Девон был из тех людей, которые могли сказать или спросить о чем-то слишком личном или неприятном, однако в их устах это не звучало оскорбительно.

— Нет, — сдержанно сказала она, — я не знаменита. Искусство — не та область, где легко добыть славу. Такие, как Пикассо, рождаются не каждый день.

— Да, понятно. — Продолжая слушать ее, Девон изловчился и выловил любознательного котенка из корзины, куда были сложены продукты. Потревоженное животное пыталось сопротивляться и, чтобы его успокоить, Девон дал ему куриную косточку.

Котенок яростно впился в нее зубами. Тори заметила:

— Смотрите, как бы он не поранился костью.

Девон согласно кивнул и вытянул перед собой свои длинные ноги. Опершись спинами на ящики, они сидели за постланной на полу яркой скатертью и мирно беседовали. Он снова заговорил об искусстве:

— Странно, но мне откуда-то знакома ваша фамилия и почему-то она ассоциируется у меня именно с искусством.

— Наверное, речь идет о Джереми Майклзе.

Девон на мгновение задумался.

— Да, верно. Теперь я вспомнил. Специалисты называли его американским Микеланджело. То, что он сумел выразить в скульптуре, не удавалось превзойти ни до, ни после него ни одному американскому художнику, да и мало кому во всей истории искусства. Кроме того, он был выдающимся экспертом по установлению подделок: музеи и коллекционеры во всем мире поручали ему определение подлинности произведений искусства.

Девон остановился и после паузы спросил:

— Так кем он вам приходится?

— Это мой отец, — улыбнулась Тори, — так что у меня раннее знакомство со славой, хотя, если можно так выразиться, опосредованное. Сама я никогда не стремилась к славе.

— Наверное, потому что был знаменит ваш отец.

— Возможно. Как-то он сказал мне, что славу легко добыть, но чертовски трудно удержать. Ему это удалось. — Она снова улыбнулась. — Ванная комната отца была вся в зеркалах. Не из тщеславия, а наоборот, из самоуничижения. Он говорил, что зеркала, в которых он каждое утро видел себя таким, каким он был наедине с собой: небритым, с красными от бессонных ночей глазами, в мешковатой пижаме, помогали ему не забывать, что он всего лишь человек.

Девон внимательно слушал, в то же время с интересом присматривался к ней.

— А ваш отец не хотел, чтобы вы пошли по его стопам и стали скульптором? Или же вы специально занялись живописью, чтобы не идти проторенным путем?

— Совсем нет. — Тори отвечала на вопросы Девона, словно повинуясь властному взгляду его глаз, и ничего не могла с собой поделать. — Отец не оказывал на меня никакого давления. Он вообще советовал мне заняться не искусством, а каким-нибудь другим делом. Правда, он был доволен, когда я решила посвятить себя живописи. Хотя, я уверена, не возражал бы, если бы я стала, например, маляром. Но раз уж я приняла такое решение, он был рад за меня.

— Вам повезло, что у вас такой отец.

Уж не ослышалась ли я? — подумала Тори, не ожидая, что он способен на столь глубокую грусть, явно прозвучавшую в его голосе. Но она не успела ничего сказать в ответ, потому что неожиданно он встал и, вежливо подав ей руку, помог подняться.

— Будем распаковывать? — спросил он.

Тори взглянула вверх, прямо в его открыто смотревшие на нее зеленые глаза, и неожиданно снова испытала желание ударить его чем-нибудь. О, эти глаза — властные, манящие, постоянно меняющие выражение… Они напоминали незамутненную зеркальную гладь озера, отражавшего покой и тишину. Но стоило попасть в него какому-нибудь предмету, как по всей поверхности расходились круги, все менялось и становилось загадочным.

Она торопливо выдернула свою ладонь из его руки.

— Да, да, сейчас.

Девон постепенно убеждался в том, что Тори Майклз — более сложная натура, чем это ему показалось сначала. Прежде всего, его поразила перемена в ее внешности: жертва бессонной ночи, которую он видел утром, превратилась в замечательную женщину с необыкновенными глазами, то и дело менявшими свой цвет. В ней была какая-то незащищенность, проявлявшаяся не столько в словах, сколько в ее закрытости, замкнутости, и он не раз ловил себя на том, что хочет взять ее на руки, успокоить, как ребенка, разгладить печальную складку на лбу…

Чутье и жизненный опыт подсказывали ему: не стоит расспрашивать Тори о том, что ее тревожило; к тому же несколько осторожных вопросов, на которые он осмелился, были встречены решительным отпором. Он выбрал тактику выжидания, стараясь потихоньку подобрать к ней ключ. Девон прекрасно видел, что она ему не доверяет, но это объяснялось ее собственными неудачами, а не тем, что он что-то не так говорил или делал. Ему очень хотелось помочь ей, а пока он старался лучше узнать ее и то, что его интересовало.

Тори поднялась наверх, а Девон остался внизу, собираясь приняться за работу. Он прошел в большую комнату первого этажа с темным паркетным полом, облюбованную Тори для мастерской из-за ее хорошей освещенности: вся северная стена комнаты от пола до потолка была застеклена.

После недолгих колебаний, надеясь на то, что Тори не из тех художников, которые не доверяют свои произведения чужим рукам, он стал осторожно открывать ящики.

Холсты были упакованы без рам. Девон вынимал их по одному и ставил вдоль стены. Лишь распаковав первые шесть ящиков, он сделал перерыв и, отступив назад, стал разглядывать картины. Эта была серия, посвященная пустыне, и в каждой картине изображались кактусы. Сначала они показались Девону прекрасно написанными пейзажами, рассказывающими о величии и одиночестве пустыни, но при внимательном рассмотрении он понял, что это не просто пейзажи, что перед ним — необыкновенные, ни на что не похожие работы, выделяющие созданную Тори серию из всего, что ему когда-либо приходилось видеть.

Он подошел к первой картине. Изображенный на ней кактус на самом деле представлял собой фигуру плачущей женщины. Боль сострадания охватила Девона. Склоненная голова, опущенные плечи — женщина была так же потрясающе прекрасна и так же оставлена всеми, как и окружающая ее пустыня.

Вторая картина также представляла собой на первый взгляд изображение кактуса. Но в действительности это был необычайно выразительный портрет мужчины. Суровое безразличие, самовлюбленность и жестокость соединились в красивых чертах его лица и надменно-горделивой позе. Взгляд его холодных глаз был устремлен вдаль, а нежные цветы, смятые в кулаке, казались символом жертвы жестокой силы, заключенной в нем. Девон почувствовал, что испытывает к мужчине на холсте настоящую ненависть, и это его удивило.

На третьем холсте были изображены два кактуса, росшие из одного корня. Это был потрясающий образ разрушенной любви. Лицо женщины выражало отчаяние. Она отшатнулась от мужчины, похожего на человека с предыдущего портрета. Он угрожающе занес над ней свои руки, одна из которых была сжата в кулак, а другая представляла собой клешню. Его красивое лицо, олицетворявшее саму жестокость, вызывало отвращение.

Картины так взволновали Девона, что он просто не смог продолжать их осмотр. Подойдя к окну, он провел рукой по волосам, с удивлением почувствовав, что она дрожит. Несколько минут Девон постоял у окна, приходя в себя, и лишь потом подошел к остальным полотнам.

На следующей картине перед ним снова была женщина. Она стояла одна посреди безграничной пустыни и смотрела на догоравший огненный закат. Ее плечи были решительно распрямлены, голова высоко поднята. Спокойствие и горделивый вызов читались на ее прекрасном лице, сохранившем следы страдания.

Девон проглотил вставший в горле комок и подошел к пятой картине серии. На этот раз изображенный на ней мужчина вызывал не ненависть, а скорее жалость. В нем почти не оставалось ни гордости, ни силы, а красота была по-прежнему бездушной. Он глядел на далекую гору, но видел в ней не величие, а препятствие и трудности. Он смотрел на нее, но его сердце оставалось незрячим.

На шестой картине снова были он и она. Он стоял позади нее. На этот раз черты ее по-прежнему прекрасного лица отличала какая-то странная неопределенность и безразличие, словно из ее души ушло нечто очень важное. Ушло чувство, подумал Девон. Мужчина смотрел на женщину, и его лицо выражало озабоченность, злость и, как ни странно, страх. Он казался человеком, потерявшим то, чего не сумел оценить, и теперь испытавшим непривычное чувство потери.

Несомненно, картины свидетельствовали о большой одаренности Тори, но Девон понимал, что столь поразительное умение Тори-художницы заглянуть в самую глубину человеческих переживаний шло от собственного жизненного опыта. Он не ожидал, что она способна на такую значительность чувства, о которой ему рассказала ее живопись. Ее картины были написаны сердцем.

Эти шесть полотен выразили чувства Тори, которые она сдерживала в себе, стараясь никому их не показывать. За ними стояло столько переживаний, столько слез!

— Ну, кто вас просил распаковывать картины! — прервал его размышления голос Тори, вошедшей в мастерскую. Правда, в нем не слышалось особого раздражения. Но Девон решил быть осторожным, потому что чутье подсказывало ему, что именно теперь решится вопрос о том, сможет ли он стать своим в этом доме.

— Я что-нибудь не так сделал? — Он взглянул на нее.

Тори стояла, облокотившись на косяк двери, и его снова поразило усталое выражение ее серых глаз. Она посмотрела на распакованные картины.

— Удивительно, как вы их расставили.

— Что-нибудь не так? — снова спросил он.

— Нет, напротив, они поставлены в правильном порядке.

Не в силах сдержать свои впечатления от увиденного, Девон с волнением произнес:

— Тори, это просто потрясающе.

Она склонила голову — то ли в знак благодарности, то ли от того, что ей не хотелось продолжать разговор о картинах, в которых она так откровенно поведала о своих переживаниях.

Словно не замечая ее нежелания обсуждать картины, Девон продолжал:

— Ваша живопись — что-то невероятное. Мне не приходилось видеть ничего подобного. Люди-кактусы просто поразительны!

— В искусстве это называется антропоморфизм, — объяснила она, — то есть выражение человеческих свойств через предметы или живые существа. Но вам, вероятно, это и без меня известно.

Девон был уверен, что она специально предприняла экскурс в теорию искусства, чтобы переменить тему разговора, но он не дал ей этого сделать.

— Вы сумели выразить в своих картинах такую широкую гамму чувств, — сказал он, внимательно наблюдая за выражением ее лица, — что на них нельзя смотреть без волнения.

— Все это никому не нужные эмоции, — резко возразила художница.

— Вы не правы. Ваша серия представляет такое разнообразие чувств — от отчаяния ко второму рождению человека, — что это никого не может оставить равнодушным. Это просто блестящий успех, Тори.

— Спасибо, Девон, — сдержанно поблагодарила она.

Заметив, как в ней нарастает беспокойство, а ее милое лицо вот-вот скроется за непроницаемой маской отчуждения, Девон счел за лучшее поменять тему разговора.

— Думаю, что дальше вы сами займетесь своей мастерской, — сказал он весело. — А что будет в гостиной? В тех ящиках тоже картины?

Тень заботы пробежала по ее лицу, и, уже выходя из комнаты, она бросила мимоходом:

— Там не мои работы, я собираюсь повесить их в гостиной.

Девон последовал за ней.

— Хорошо. А я пойду возьму из грузовика инструменты и тут же вернусь.

Тори слышала, как за ним закрылась дверь. Она медленно направилась в гостиную, машинальным движением выловив по дороге из ящика котенка, поставила его на пол и вяло побранила за то, что он раскидал повсюду солому. Затем, опустившись на пол, она снова принялась за распаковку.

Ее руки работали, а мысли были заняты другим. Перед глазами прокручивалось вновь то, что происходило несколько минут назад в мастерской. Этот добряк и весельчак проявил не просто любопытство к ее картинам, но и неподдельный, глубокий интерес. Но как он сумел ее разоружить, мгновенно переменив разговор! Черт побери, у него это прекрасно получается! Проницательность Девона насторожила ее. Вспоминая эту сцену, Тори рассеянно разглядывала фигурку из нефрита и очнулась от размышлений только при звуке его шагов.

— Вот, принес, — сообщил он деловито и поставил ящик с инструментами на пол. — Сначала я распакую ящики, а потом вы мне скажете, куда все это вешать, хорошо?

Не ответив ему, Тори спросила:

— Кто вы по специальности?

Девон удивленно поднял брови.

— Почему вы меня об этом спрашиваете?

— Я хочу, чтобы вы ответили на мой вопрос, — потребовала она, отметив про себя, что проницательность и ироничный ум Девона не всегда уживаются в нем с вежливостью.

Тем не менее Йорк молча подошел к одному из ящиков и начал его открывать.

— Девон!

— А вы догадайтесь! — со смехом предложил он и, вдруг вскрикнув: «Ой», стал стаскивать котенка со своей левой штанины, по которой тот уже собирался вскарабкаться вверх. — Я не дерево, ну объясните же ему, Тори!

И опять — в который раз! — ему удалось уйти от ответа.

Тори взяла котенка к себе на колени.

— Не обижайте его, — сказала она, ласково почесывая зверька за ухом.

— Он тоже не слишком был деликатен с моей ногой.

— Но ведь вы сами можете за себя постоять, — возразила она.

— Он, сдается, тоже не робкого десятка. Это очевидно.

Тори взглянула в его смеющиеся глаза и вздохнула:

— Опять вы сменили тему разговора.

— Разве? — притворно удивился он.

— Знаете что, если не хотите говорить, чем вы занимаетесь, то так и скажите.

— Да, я не хочу, чтобы вы знали, чем я занимаюсь.

— Почему?

— Это секрет.

— Ах, так… — Тори решила показать ему, что тоже умеет играть в его любимую игру — уходить от ответа, и вывести его из равновесия, как это удалось сделать ему по отношению к ней. — Виски, — вдруг произнесла она тихо.

— Вы хотите выпить? — недоуменно спросил Девон.

Она показала на примостившегося на ее плече котенка:

— Нет, просто его зовут Виски.

Скрывая досаду, Девон сказал с невозмутимым видом:

— Ну вот и прекрасно. Правда, немного странно, что он выбрал для себя такое имя.

Тори пришлось отказаться от дальнейших попыток вывести Девона из равновесия. Для этого был необходим определенный опыт и мастерство, которых у нее — во всяком случае пока — не было.

— Осторожнее, — предупредила она, когда он стал вынимать из очередного ящика картину в раме. — Она старше нас обоих вместе. — Говоря это, Тори поставила котенка на пол, и он убежал.

Крепко держа картину обеими руками, Девон посмотрел сначала на нее, а потом перевел взгляд на Тори:

— Наверное, это кто-то из ваших предков?

— Да, это моя прапрабабушка Магда.

Он тихонько свистнул.

— А вы — живая копия своей прапрабабушки.

— Это действительно так. И вот что странно: никто больше в нашей семье ни чуточки не походил на нее. Мой отец был блондином с темными глазами, а его отец, мой дед, — вообще рыжим. Прапрадедушка, муж Магды, был темноволосым, но не брюнетом. Откуда взялась Магда, никто не знает. Известно только, что она была цыганкой.

Тори остановилась и улыбнулась:

— Кажется, наш урок семейной истории несколько затянулся.

Девон продолжал рассматривать картину и не переставал удивляться поразительному сходству обеих женщин, начиная с великолепных волос цвета воронова крыла и до характерного овала лица и разреза глаз. Магда на портрете была примерно в возрасте Тори, когда нежная девичья красота переходит в яркую женскую. Старинная одежда прапрабабушки Магды, как ни странно, даже подчеркивала сходство. Единственное, пожалуй, что их отличало, было выражение лица. В лице цыганки отсутствовала свойственная Тори настороженность, оно дышало уверенным спокойствием.

Если в жизни Магды и случались неприятности, она выбрасывала их из головы и забывала навсегда.

Отметив с удивлением, с каким вниманием Девон рассматривает картину, Тори продолжила рассказ:

— Я никогда ее не видела, она умерла до моего появления на свет. Отец говорил, что она была самой спокойной женщиной на свете и обожала своего мужа.

Девон печально вздохнул:

— Вам повезло. У нас мало кто знает о своих предках.

— А вы? — спросила она, загораясь любопытством.

— Нет, я даже не видел своих деда с бабкой.

Тори от души посочувствовала Девону. Как многого он лишен! Ей вспомнились семейные биографии, легенды, сказки — все это богатство, сохранившееся от предыдущих поколений ее семьи.

— Куда мы повесим этот портрет? — спросил Девон.

Она указала на простенок между окнами:

— Сюда.

Тори смотрела, как он вешает картину, и почувствовала, что в ее душе растет интерес к новому знакомому. Теперь она и не пыталась это отрицать. Чем он так притягивал ее? Впрочем, она знала чем. Сложностью, загадочностью натуры, тем, что она видела: за внешней обходительностью и воспитанностью скрывается значительная личность. Желание написать его портрет не исчезло, но Тори подавляла его. Теперь ее тревожило иное: проснувшийся в ней чисто человеческий и женский интерес к красивому и обаятельному мужчине, находившемуся рядом.

Их прикосновения были случайными. И все же… Тори очень остро ощущала каждое его движение и жест. Она думала об этом и пыталась бороться с собой, но у нее ничего не получалось. Он слишком волновал ее как мужчина, чтобы она могла объективно судить о нем. Единственное, что для нее было несомненно, — и она это не столько видела, сколько чувствовала, — что он очень раним.

Тори неожиданно с негодованием осознала, что постоянно думает о Девоне. Но ведь он просто решил помочь женщине, а после ее рассказа об утренних неприятностях подумал, наверное, что она нуждается в опеке. Возможно даже — хотя вряд ли, — он чувствовал некоторую долю своей ответственности перед ней, поскольку именно она купила дом, принадлежавший ранее его новоиспеченной невестке.

Во всяком случае, убеждала себя Тори, Девон конечно же не думал ни о чем другом, кроме как о дружеском общении и о том, чтобы хорошо провести отпуск. Все остальное — просто плод ее разошедшегося воображения. Разозлившись на самое себя, Тори пыталась выкинуть из головы эти дурацкие мысли и отвлечься. Но не смогла: чем более простым и естественным ей казалось поведение Девона, тем более запутанным становились ее собственные чувства, и она никак не могла в них разобраться.

Вдруг она услышала, что к ней обращаются.

— Тори?

— Да? — Выйдя из задумчивости, девушка рассеянно взглянула на Девона. Он уже повесил картину и сейчас стоял рядом с ней, глядя на невысокую Тори сверху вниз. — Простите, вы, кажется, что-то сказали?

Он принял обиженный вид:

— Вы не могли бы быть внимательнее к моим предложениям?

— Простите, пожалуйста, теперь я вся обратилась в слух.

Он повторил, не скрывая досады:

— Я сказал, что вы непременно должны выйти за меня замуж, и тогда я тоже смогу считать ваших предков своими. У меня ведь никого нет.

— Как же нет, этого просто быть не может, — рассудительно произнесла Тори. — Без них и вас бы не было. Просто вы не знаете, кто они были, вот и все.

— Тем не менее вы не ответили на мое предложение.

— Хорошо, вот мой ответ: если вам нужно знать предков, составьте свою генеалогию.

Девон покачал головой:

— Какая вы жестокая!

— Да, я это знаю. Ужасно, правда?

Он тяжело вздохнул:

— Ладно, так что еще надо повесить?


Решив наконец расслабиться и спокойно отдохнуть в относительно безопасном обществе Девона, Тори неплохо провела остаток дня. Они удивительно быстро навели в доме порядок. Одна она, конечно, не справилась бы с этим так легко и за такое короткое время. Правда, многое еще предстояло сделать, но комнаты уже не были загромождены ящиками и коробками. Подготовленные для развешивания картины и гравюры стояли вдоль стен, а мебель расставлена по местам. Статуэтки, вазы и другие украшения они рассортировали по группам и подготовили для расстановки на полках специальных шкафчиков, которые ей еще предстояло приобрести.

На протяжении этого дня Тори и Девон работали то вместе, то порознь, но чаще всего находились в разных комнатах. Девон наткнулся на стопку пластинок популярной классической музыки, отыскал проигрыватель — и дом наполнился музыкой. И весельем. Когда они работали в разных комнатах, Девон не реже чем через час отыскивал ее, делал очередное предложение и, выслушав очередной вежливый отказ, убегал, как побитая собачонка, чтобы вскоре появиться вновь — с какой-нибудь фамильной реликвией в руках, о которой он расспрашивал Тори. Среди прочих его находок была пожелтевшая колода карт таро, и он попросил ее погадать — в конце концов, она праправнучка цыганки. Он говорил об этом с такой серьезностью, что Тори пообещала ему как-нибудь выполнить его просьбу.

Было уже довольно поздно, когда они решили закончить работу и сели за наскоро приготовленный ужин — бифштексы и салат. За ужином они весело болтали, но оба ощущали некоторую неловкость и старательно избегали любого неосторожного слова или взгляда. Продолжая дружеский разговор, вместе они вымыли посуду.

Вскоре Девон простился и ушел, пообещав прийти на следующее утро. Прежде чем подняться в спальню, Тори проверила, закрыта ли входная дверь, посмотрела, достаточно ли пищи у Виски — на случай, если он проголодается ночью, и поднялась в спальню.

Она еще раньше навела в спальне порядок, разложив по ящикам одежду и постельное белье и застелив собранную Девоном кровать. Приняв теплый душ, Тори накинула нейлоновый халатик и вернулась в спальню, где обнаружила Виски, уже успевшего ценой героических усилий взобраться на кровать.

— Смотри, не разбуди меня, когда ночью будешь искать свою коробку, — сонно пробормотала она и забралась под одеяло.

Оставив ее слова без внимания, котенок юркнул под одеяло и свернулся калачиком рядом с ней. Вскоре раздалось его приглушенное урчание, и Тори сонно рассмеялась. Она вытянулась в постели и, засыпая, обхватила руками подушки, но вдруг наткнулась на что-то твердое под ними.

Это была книжечка любовных стихов в изящном переплете.

Тори отлично знала всю свою библиотеку и была уверена, что эта книга не принадлежала ей. В нее была вложена закладка. Девушка с интересом раскрыла книгу и прочла заглавие стихотворения: «Как я люблю тебя». На красивой закладке с изображением единорога была надпись: «Пусть сбудутся все ваши мечты».

Несмотря на энергию и предусмотрительность Девона, справедливо рассуждала Тори, он не из тех, кто носит книги в своих карманах. Значит, он специально принес ей этот томик. Она с удовольствием перечитала одно из своих любимых стихотворений, потом еще несколько стихов и все время старалась убедить себя, что Девон просто продолжает практиковаться в своих «творческих предложениях». И ничего больше. Ничего, кроме этого.

Ей почти удалось убедить себя в этом.


Следующие несколько дней прошли так же, как и первый. Девон благоразумно приходил попозже, чтобы дать Тори время не торопясь одеться и прийти в себя после сна. Он всегда приносил с собой еду, а его приход предваряло появление рассыльного с букетом цветов из шелка, каждый раз все более роскошных. Протесты Тори на него не действовали. Кроме того, она постоянно находила под подушкой то красивую коробку конфет, то шелковый шарф, а однажды обнаружила браслет, на котором с одной стороны было выгравировано ее имя, а с другой — слова: «Моей редкой и ярчайшей звезде». Она хорошо помнила эти строки: «…люблю я редкую, ярчайшую звезду и жажду с ней соединиться». И все-таки она продолжала уверять себя в том, что он просто учится делать предложение, что у них с Девоном исключительно дружеские отношения.

Девон быстро стал одним из самых лучших друзей, когда-либо бывавших у Тори. Он принес в ее дом жизнерадостность и смех, но в то же время что-то заставляло девушку быть настороже, особенно когда она ловила на себе его уже хорошо знакомый ей проницательный взгляд, а в его низком голосе чувствовалось напряжение. Эти короткие эпизоды их общения беспокоили ее, потому что Тори быстро поняла, что Девон старается сдерживать себя.

Несмотря на неловкость, испытываемую Тори в эти моменты, ей нравилось его общество. Она не торопилась заканчивать обустройство, да и он никуда не спешил. Постепенно они окончательно навели в доме порядок и проводили многие часы вместе за будничными немудреными делами.

Где-то в глубине души Тори уже поняла, что попалась, но старалась выбросить эти мысли и из головы, и из сердца — тем более что Девон ничего себе не позволял и вел себя как человек, находящийся на отдыхе, у которого много свободного времени. И только.

Она гнала прочь всякие мысли о любви, потому что и помимо, как ей казалось, явного отсутствия чувств к ней с его стороны, она не могла себе позволить любовную связь: все ее эмоции забирало творчество. Она должна была направить свою энергию на нечто более важное, чем любовь. Тори слишком хорошо знала, что иной выход этой энергии может стать соблазнительной ловушкой для того, кто забывает об осторожности.

Но только не для Тори Майклз.

С нее было достаточно того потрясения, которое она испытала два года назад. Сила ее собственных чувств так поразила и напугала ее, что она больше не хотела давать им волю. Никогда.

Глава 4

— Вы обещали мне погадать, — требовательно заявил он, подавая ей пожелтевшие от времени карты таро.

Они сидели в ее комнате на удобной кушетке перед недавно отремонтированным камином. Виски свернулся клубочком на подушке поближе к огню, но не настолько, чтобы подпалить свою шерстку, а на кофейном столике стояли два полупустых бокала. Была половина десятого вечера, издалека время от времени доносились раскаты грома. Тори прислушалась к завыванию ветра за окном, потом взглянула на Девона.

— Вы выбрали подходящий для гадания вечер.

— Для этого необходимо еще погасить свет. — Девон был искренне взволнован предстоящей процедурой.

Свет вдруг погас сам.

Раздался оглушительный гром — и яркая вспышка молнии озарила их притихшие лица. Вслед за тем жутко завыл ветер и яростно забарабанил по окнам дождь.

Тори снова сказала, улыбаясь:

— Вы прекрасно рассчитали время.

— В самом деле, черт меня побери.

Огонь бросал мерцающие золотые блики на предметы в комнате, оставляя в тени углы, и лишь вспышки молнии ярко освещали их.

— Вы уверены, что хотите, чтобы я вам погадала? — В голосе Тори звучала легкая усмешка.

— Да, хочу, — говоря это, Девон невольно вздрогнул, потому что в эту минуту снова грянул гром. Потом взглянул на нее. Сейчас, в мягком свете огня, она была особенно хороша, и он боролся с собой больше, чем во все эти дни. — Но скажите, можно ли принимать ваше гадание всерьез или это что-то вроде одного из салонных развлечений? То есть я хочу знать, унаследовали ли вы от Магды что-нибудь, кроме черных волос и необыкновенных цыганских глаз?

С минуту Тори перетасовывала карты в руках, не сводя с них своего взгляда. Отблески огня зажглись в ее глазах серебром, резче обозначились скулы, придавая обаятельным чертам ее милого лица нечто таинственное, что вполне отвечало настроениям грозовой ночи и нахлынувшей на него буре чувств.

— Думаю, что все зависит от того, во что сам веришь, — ответила она наконец, раздумывая, стоит ли ему сказать о том, что несмотря на цыганскую кровь в ее жилах, она никогда раньше не пыталась предсказывать чью-то судьбу. Да, она знала основные правила расклада нескольких наиболее важных карт: когда она была подростком, многие увлекались спиритизмом и картами таро. Но хотя она хранила у себя эту колоду, у нее не было никакой склонности к мистицизму. Тори решила не говорить об этом Девону. В конце концов, он имел право на то, чтобы немного приобщиться к мистике, если ему так хотелось этого.

— Во что верите вы? — тихо спросил он.

Она посмотрела на него ясными глазами и ответила, стараясь придать голосу некоторую таинственность:

— Не забывайте, что во мне течет цыганская кровь. Я верю во множество вещей, которые нельзя увидеть глазами или потрогать. — Она протянула ему колоду, надеясь, что память не подведет ее. — Стукните по колоде и снимите верхнюю часть.

Молча он сделал все, как она велела.

Тори разложила карты в соответствии с правилами на кофейном столике и стала объяснять ему значение каждой из них в отдельности и в зависимости от сочетания с соседними. Эти комментарии для нее не представляли труда, так как само изображение на картах уже подсказывало их значение.

— Ваше прошлое. Разногласия. Споры. Противоречия. Затем принятие решения. Новая дорога. По ней вы идете один. Боретесь с самим собой, испытываете внутренние противоречия. Теперь ваше настоящее. Тревога. Ожидание. По-прежнему отсутствие внутреннего согласия. Ваше будущее. Оно представлено тремя картами. Первая — буря, опасность. Вторая — дорога. Третья — грядущее солнце. Вознаграждение за все. Конец ожидания. Восстановление гармонии.

Тори перевернула очередную карту и некоторое время молча смотрела на нее. Эта карта выпала не случайно, так должно быть, подумала она.

— Что же вы замолчали? — тихо спросил Девон. Он тоже внимательно смотрел на карту. Почти ничего не зная о картах таро, тем не менее он понял все, когда увидел на карте изображение любовников в объятиях друг друга.

Тори обошла молчанием эту карту и перевернула соседнюю.

— Вот ваша карта, — сказала она. — Это вы. — Затем открыла другую карту, по другую сторону от любовников. И неожиданно смела все карты, взволнованно произнеся: — Вот и все.

Девон успел заметить последнюю карту. Она изображала темноволосую женщину с загадочными глазами, и, чтобы догадаться, что это означало, не надо было быть колдуном или потомком цыган.

— Итак, нам просто суждено любить друг друга, — спокойно произнес он.

— Вам и той темноволосой женщине — может быть, — возразила она, лихорадочно перемешивая карты. — Но при чем тут я?

Он положил свою руку на ее.

— Давайте проверим еще раз. Погадайте на себя — и посмотрим, что судьба уготовила вам.

Тори взглянула на его руку и с трудом перевела дыхание.

— Хорошо, давайте.

Она говорила себе, что карты, в сущности, безделица, обыкновенное суеверие, но чувствовала, что даже себя ей не удавалось убедить в этом. В детстве она подолгу наблюдала за работой своего отца-скульптора, они часто и о многом беседовали, в том числе и о цыганах, чьи предсказания отец принимал всерьез. Ей нравились его рассказы, а когда ребенок слышит от любимых родителей о том, во что верят они, эта вера, естественно, передается и ему. В глубине души Тори верила цыганским гаданиям.

Стараясь унять дрожь в руках, она постучала по колоде, разделила ее и начала раскладывать карты, ровным голосом комментируя увиденное.

— Итак, что было. Счастье. Потом разочарование. Одиночество. — Перед тем как перейти к очередной карте, Тори задумалась на мгновение, затем решительно продолжила: — Отсутствие гармонии. Теперь — что есть сейчас. Тревога. Ожидание.

Ее потрясло очевидное сходство их судеб. Она знала, что от ее толкования ничего не зависит, поскольку карты могут быть интерпретированы только так, как они выпадают. И ее толкование — она не сомневалась в этом — было точным. Она уверенно продолжала:

— Что будет. Буря. Дорога. Солнце. Вознаграждение. Конец ожиданию. Гармония. — Она перевернула следующую карту.

Это была карта, изображавшая любовников.

— Следующая карта — это я, — сказала Тори перед тем, как ее открыть, и не удивилась, когда увидела все ту же темноволосую женщину. Она положила ее рядом с любовниками, потом открыла еще одну карту и положила по другую сторону от нее.

Это была карта Девона.

— Ну, что я говорил? — тихо произнес он. — Это наша судьба, мы должны любить друг друга.

Тори решила обратить все в шутку.

— В таком случае, доводов против такой судьбы должно быть просто астрономическое количество, — с напускной легкостью проговорила она, сметая карты со столика. — Хотя бы то, что все так совпало: два гадания, одно за другим, и оба так похожи. Даже намек на грозу. От всего этого становится жутко, не правда ли?

— Отчего же, если вы верите в судьбу и гадание?

Она положила карты в коробку и поставила на кофейный столик.

— Девон, мы живем в двадцатом веке. — Ее голос звучал взволнованно, более взволнованно, чем ей хотелось. — Гадание — это из области карнавальной чепухи. Вы и сами в него не верите.

— Вы так думаете?

Неожиданно он привлек ее к себе, и через тонкую ткань рубашки Тори услышала учащенный стук его сердца. Инстинктивно упершись ему в грудь, она почувствовала твердость мускулов, служивших оболочкой сердца. Но быстро пришла в себя, осознав, что происходит.

— Девон, — начала было она.

— Я верю, — заговорил он прерывистым шепотом, нежно проводя губами по ее подбородку, — верю в предсказания, моя дорогая, ненаглядная цыганка. Особенно если они подтверждают мои чувства, которые я испытываю с того самого дня, когда я увидел халат из шотландки и фиолетовое полотенце на голове, и эти необыкновенные глаза…

— Но вы… ты никогда этого не показывал, — вымолвила наконец Тори, чувствуя, как против ее воли голова отклоняется назад, предоставляя ему тем самым большую свободу действий. — Обманщик, бессовестный, вероломный…

— …И изголодавшийся мужчина, — закончил Девон фразу, сопровождая ее низким смехом, — жаждущий любви цыганки.

Тори понимала, что ей надо очень серьезно подумать о том, что происходит, но это оказалось просто невозможным. Она обдумает все позже. Да… когда будет слишком поздно думать, насмешливо прозвучал в ней голос рассудка, но она уже его не слышала.

Не отрывая своих губ и не выпуская ее из объятий, Девон нежно склонял ее назад, на кушетку. Теперь они лежали, тесно прижавшись друг к другу.

— Мне еще не приходилось целовать цыганку, — выдохнул он.

Тори не отрываясь смотрела на него широко открытыми глазами. Его необыкновенное лицо, освещенное золотистыми отсветами камина, наполовину оставалось в тени. Глаза Тори медленно закрылись, и пламя, ничего общего не имеющее с пламенем огня, охватило ее.

Он был нежен, не слишком решителен, потому что боялся напугать ее, если будет действовать чересчур напористо. Его губы осторожно ласкали ее, словно изучая, прислушиваясь к ее чувствам. Он провел языком по внутренней стороне ее губ, и от этой ласки кровь застучала у нее в висках. Ей совсем не хотелось сопротивляться, и, хотя внутренний голос насмешливо осуждал ее, она не могла сдерживать себя. Этот удивительный, такой переменчивый человек вновь одержал над ней победу, лишив ее душевного покоя своей мощной вспышкой желания. Ее пальцы пробежали по его груди, потом впились в его плечи — она чувствовала, что теряет голову.

Ее рот расцветал под его поцелуями, согревался, становился жарким и ненасытным. Запах его лесного одеколона смешался с ее чувствами, перенося Тори в заколдованные леса, где смеялись эльфы и плясали цыгане. Жар их таборных языческих костров горячо пробежал по ее венам, воспламенив чувства, раньше ей незнакомые. Теперь она поняла, почему Магда на портрете улыбалась с таким таинственным выражением лица, и поняла то, что было известно старой цыганке.

Никогда до этого она не испытывала ничего подобного.

Даже с… Она по-прежнему избегала думать о нем.

Когда Девон оторвался от ее губ и стал целовать обнаженную в вырезе свитера шею, Тори жадно вдохнула воздух, отчаянно стремясь выкинуть из головы еще не до конца осознанное ею. Ведь это абсурд, она едва знала этого человека…

Но его губы обжигали ее тело, словно пламя, пламя обладания, и она чувствовала, как его дрожь сливается с ее собственной. Бушевала гроза, прогремели очередные раскаты грома, когда его пальцы проскользнули под свитер, лаская нежную кожу ее живота, и его рука несла в себе огонь возбуждения.

Слишком быстро, думал Девон, все происходит слишком быстро, надо остановиться…

— Моя цыганочка…

Разрядка наступила сама собой и с неожиданной стороны. Тори вдруг рассмеялась:

— Девон…

— Да?

— Зачем ты носишь эту серьгу?

Он резко поднял голову, его рука выскользнула из-под ее свитера и он потрогал сережку в своем ухе, с которой нежно играли ее пальцы.

— А, черт, — пробормотал он то ли огорченно, то ли раздосадовано. — Я совсем о ней забыл!

Это была не обычная сережка, а золотое тонкое колечко, почти незаметное. Тори заметила его только тогда, когда случайно до него дотронулась.

— Я должна знать, зачем ты носишь серьгу, — серьезно произнесла она.

Девон вздохнул, затем печально улыбнулся.

— Это не какая-то моя прихоть, поверь. Меня приняли… как бы это объяснить… в почетные члены одного племени, и сережка — знак принадлежности к нему. Отказаться — значило бы нанести оскорбление. А потом я совсем забыл об этой штуковине.

— Какого племени? — Она с удивлением посмотрела на него. — Индейцев?

— Да, в общем. Это произошло в Южной Америке несколько месяцев тому назад.

Еще через какое-то время Тори сказала:

— Если ты сию же минуту не скажешь мне, чем занимаешься, я тебя просто убью, так и знай!

— Но это же очень скучно, — пытался он уклониться от ответа.

— Пожалуйста, Девон.

— Очень скучное занятие. И никакой в этом нет тайны.

— Девон, я жду!

— Ну, хорошо. Я археолог.

Тори внимательно посмотрела в лицо Девона, заметив в его выражении какое-то желание оправдаться, и загадка, которую представлял для нее этот человек, пополнилась еще одной деталью. Подумав немного, она произнесла:

— Я бы не сказала, что работать в пустыне, встречаться с шейхами и послами и быть почетным членом аборигенов можно назвать скучным занятием.

Он взглянул на нее — его глаза при этом вспыхнули ярко-зеленым светом в отблесках огня, — и напряжение, как ей показалось, оставило его.

— Ты и вправду так думаешь?

Он помедлил в нерешительности, а потом упрямо добавил:

— Это очень трудно. Однообразная работа, низкая зарплата. Жить приходится в палатках. На одежде тонны песка и пыли. Есть приходится из консервных банок, потому что лишь Богу известно, что подают в общественных столовых!

— И все-таки я не согласна, — стараясь говорить как можно мягче, возразила Тори. — Изучать прошлое, собирать воедино культуру ушедших столетий — все равно что самому прикоснуться к истории, к жизням многих и многих. Это не может быть скучным, нет, Девон, ты не прав.

Тори дотронулась до тонкой золотой сережки, которая была почти того же цвета, что и его золотистая в свете огня кожа, и ее яркое воображение нарисовало перед ней картину другого огня — костра языческого племени, окруженного людьми, застывшими в торжественной церемонии. Она улыбнулась:

— Больно было?

Он нежно прикоснулся к проколотой мочке ее собственного уха:

— Ты сама можешь об этом рассказать.

— Мне было больно, — засмеялась Тори.

— И мне тоже, черт возьми! — Сказав это, он задумался с пристальным удивлением глядя на нее, а затем мягко спросил: — Послушай, почему мы не встретились лет десять тому назад?

— Как ее звали? — спокойно вдруг спросила Тори.

— Кого ее? — Вопрос поразил Девона.

— Ту женщину, которая убедила тебя, что у тебя скучная работа.

— Ее звали Лайза. — Он нежно дотронулся до ее лица. — А ты очень проницательна — настоящая цыганка.

— Я надеюсь, она не слишком больно ранила тебя. — Тори говорила это, удивляясь собственным словам.

— Как видишь, выжил.

Тори хотела задать ему еще один вопрос, но Девон опередил ее, решив, что теперь его очередь.

— А как насчет тебя, цыганка? Как звали его?

— Кого?

— Того человека-кактуса. Человека с красивым, жестоким лицом, который причинил тебе столько горя.

Она нервно засмеялась и быстро проговорила вместо ответа:

— Кажется, мы сегодня оба на редкость проницательны.

— Тори…

Ощущая в его словах отблески языческих огней, согревших ее кровь, набрав в легкие воздух, она собралась с духом, чтобы ответить, но не отнимала своих рук, обнимающих его шею, словно боялась утратить вновь обретенную опору — и, наконец, выдохнула:

— Его звали Джордан. Он смог заставить меня страдать только потому, что я была слишком слепа и не видела, что он представлял собой на самом деле.

— Ты еще переживаешь разрыв? — мягко спросил Девон.

Немного помедлив, Тори ответила со всей откровенностью:

— Нет, но это сделало меня недоверчивой.

— Настолько недоверчивой, что ты оспариваешь предсказание карт? — Он внимательно наблюдал за ней, ожидая, что ее лицо снова скроется за непроницаемой маской, но этого не произошло. Она подняла на него свои цыганские глаза, в которых он увидел такую незащищенность, что почувствовал, как затрепетало его сердце.

— Я не знаю, Девон.

Она действительно не знала этого. Но зато знала наверняка: впустить Девона в свое сердце и в свой ум — очень ответственное решение. Потому что, как только это произойдет, она никогда уже не сможет от него освободиться. В отличие от Джордана, Девон стал бы частью ее самой, она чувствовала это. Они были бы неразлучны всю жизнь. Сердцем она уже приняла его как «своего».

— Тогда давай наверстаем упущенное, моя дорогая цыганка. — Отведя ее чудесные волосы от лица, он нежно поцеловал ее. — Мы все наверстаем.

Тори смотрела на него, чувствуя, как в ней просыпается жаркая кровь языческих предков, и восхищалась его терпением. Но, возможно, он не ощущал такого сильного желания, как она.

— Ты лучше меня, — сказала она взволнованно.

Девон посмотрел на нее знакомым испытующим взглядом, но Тори уже не боялась его.

— Послушай-ка эти строчки из Киплинга: «Вот по джунглям тень крадется, слышно: Ах! Это Страх, о, мой Охотник, это Страх!». Эту тень я увидел на твоем лице, моя маленькая цыганка, и я расстроился, потому что не хочу, чтобы что-то тебя огорчало. Поэтому я буду ждать. Даже если мне придется, подобно Улиссу, привязать себя к мачте.

Глядя в его сияющие, словно изумруды, глаза, Тори мягко возразила:

— Но ведь, привязав себя к мачте, Улисс не бросился в море при звуках пения сирен и таким образом избежал смерти.

Девон согласно кивнул.

— А ты и есть сама песнь сирены, моя цыганка, — прошептал он. — Я боюсь не смерти, а того, что ты отвергнешь меня. Поэтому я буду ждать.

Тори была поражена выражением его глаз, в которых она прочла спокойную настойчивость и убежденность. Это было почти как… Но нет. Он же имел в виду не любовь, а желание. Тесно прижавшись друг к другу, они смотрели на огонь. Девон властно держал ее в своих объятиях, так что она чувствовала биение его сердца и прерывистое дыхание. Но это позволяло ей не смотреть ему в лицо, и она была рада тому.

Тори вдруг словно услышала какие-то внутренние голоса, ее собственный разум стал нашептывать ей предупреждение, мысли набегали одна на другую… Девон Йорк был опасен… Опасен и коварен… А она просто глупа… Чего он хотел от нее? Очевидно, близости. Он желал ее и был готов ждать, чтобы добиться того, чего хотел. Зачем ему это было нужно? Потому что она не находила его профессию скучной и неинтересной? Но это же смешно. Может, потому что карты предсказали, что им суждено стать любовниками? Но это еще более смешно, ведь Девон — умный и здравомыслящий человек, он наверняка не верит в такую чепуху, как карты таро. Даже если раскладывала их праправнучка цыганки.

Тори заворожено смотрела на ярко догоравший огонь, пока все не стало казаться зыбким и нереальным.

Он хотел ее.

Он готов ждать.

Он ее любит.

Мелькавшие перед глазами языки пламени заполняли ее зрение и разум. В сущности, все это не имеет значения. Ведь на самом деле она не любит Девона. Она не может позволить себе полюбить его. Это непростой человек, к тому же потерпевший неудачу в жизни. Как мужчина он ведет себя необычно сдержанно. Пренебрежение, а возможно, и насмешки женщины, считавшей, судя по всему, его профессию скучной и неинтересной, не прошли бесследно. Она не могла знать, насколько болезненна его рана, но то, что она была, — несомненно, его ахиллесова пята.

С другой стороны, он — личность, этот Девон Йорк: умница, интересный собеседник, порядочный, решительный мужчина, по-своему даже жесткий. Сила его натуры привлекала и озадачивала Тори. Но ее пугало в нем как раз его слабое место — его ранимость. Потому что силе можно противопоставить силу, но против слабости защиты нет. Это самое опасное оружие, с помощью которого можно одержать над ней победу. Нет, конечно же она его не любит. Все это какой-то абсурд.

Вспомни пословицу, насмешливо предупреждал ее внутренний голос: «Дважды обманутый сам виноват».

Неужели она собиралась пережить еще одно испытание чувств, не менее разрушительное для нее, чем первое? Неужели она допустит, чтобы с таким трудом добытое душевное равновесие было нарушено преходящими удовольствиями безрассудной любви?

Нет, Тори Майклз не собиралась совершить очередную глупость. Ведь и появление в ее жизни Джордана казалось таким же неопасным, как и встреча с Девоном. Она помнит, как с помощью своего обаяния, улыбок и остроумных речей он без усилий пробудил в ней интерес, а потом и любовь. И когда любовь завяла и в муках умерла, не выдержав жестокой правды и отрезвления, Джордан вышел из всей истории невредимым. А с ней получилось иначе.

Сощурив глаза, Тори смотрела на огонь в камине. Нет, с твердостью сказала она себе, на этот раз невредимой выйдет она. Или на этот раз вообще ничего не будет. Но нет, она чувствовала, что увлеклась Девоном.

Прекрасно, тут же гневно осадила она себя. Просто прекрасно! Зачем же в таком случае обманывать себя? Ведь не станет же она утверждать, что равнодушна к нему как к мужчине? И почему бы не назвать вещи своими именами и не понять, что она испытывает влечение к нему? Тогда все становится на свои места.

Да, наверное, это было бы просто замечательно: короткий роман, после которого Девон возвращается к своим пустыням и развалинам, а она — к своему искусству. Совсем коротенький — кто мог бы осудить ее за это? Она станет принимать все за чистую монету: сердечность, дружбу, желание — все, что он ей предлагает, а когда все закончится и они расстанутся, ей удастся сберечь свое сердце в целости и сохранности.

Конечно, она могла бы так поступить.

Если бы уже не полюбила его.

Тори чувствовала, как билось сердце Девона, слышала его мерное дыхание — он, должно быть, заснул — и снова поражалась его выдержке. Девон Йорк все более производил впечатление человека, наделенного редкой способностью твердо шагать по жизни, несмотря ни на что. Этот мужчина уверенно распоряжался своей жизнью и находился в постоянном согласии с самим собой.

Тори прислушалась к доносившимся снаружи раскатам грома, шуму дождя и ветра, к своим опасениям и страхам. Она посмотрела на руки Девона, продолжавшие обнимать ее, ощущая, что за всеми этими трезвыми размышлениями в ней не остывает языческое пламя чувства.

Она так и заснула, не приняв никакого решения.


По утрам Тори обычно просыпалась с трудом и как можно дольше сопротивлялась необходимости покинуть постель. Когда наконец ей удалось разомкнуть веки, она обратила внимание на целый ряд вещей. Во-первых, Виски ночью улегся на ее груди и теперь крепко спал, свернувшись клубочком. Во-вторых, она заснула на кушетке. В-третьих, гроза прошла и стояло спокойное солнечное утро. И, наконец, в-четвертых, — рядом был Девон. Он радостно улыбнулся, в чем она с раздражением почувствовала просто вызывающее, по ее мнению, проявление бодрости.

— Доброе утро, — тихо прошептал он, глядя на нее.

— Привет, — вместо ответа буркнула она.

— Посмотри, какой прекрасный день, — продолжал он.

— Ну и что из этого следует?

Девон рассмеялся.

Тори нахмурилась. Просто неприлично, думала она, быть столь бодрым в такую рань.

— Неужели так уж необходим этот сегодняшний день? — жалобно протянула она. — Разве нельзя пропустить его и проснуться завтра?

— Так не бывает, — вполне серьезно, как маленькой, объяснил он.

— Но я так хочу. Надо отменить сегодняшний день и дождаться завтрашнего.

— Твои слова напомнили мне один из случайно увиденных плакатов:

Тот день удачен,

Что поздно начат.

— Я хочу выпить за это.

— Но ведь еще солнце как следует не поднялось.

— Но где-то оно уже высоко.

— Это верно.

Тори вдруг вспомнилась ночь, и, наверное, это отразилось в ее глазах, потому что Девон тут же ее поцеловал. Прикосновение его небритой щеки усилило действие этой маленькой ласки.

— Не бойся же меня, наконец, — прошептал он.

— Я никогда и никого не боюсь, — твердо возразила она.

— Я это знаю. — Он смотрел на нее и улыбался. — Ты никогда не боишься и никогда не плачешь. Ты сильная женщина, не так ли?

— Очень сильная. — Тори не знала, кого она старается больше убедить: Девона или самое себя.

— Тогда, сильная женщина, ответь, пожалуйста, на вопрос: чего ты на самом деле боишься?

Тори пристально поглядела на него, не решаясь ответить прямо. Но он так серьезно ждал ее слов, что она предпочла раскрыть карты.

— Тебя, — вырвалось у нее. Он удивленно поднял брови.

— Почему же?

Перебрав в уме целый ряд аргументов, Тори наконец соединила их в одну короткую фразу:

— Потому что я не могу тебя понять.

— Разве это так уж важно? — насмешливо спросил он. — Я ведь тоже не до конца понимаю тебя, таинственная цыганка. Но у нас еще есть время, чтобы разобраться друг в друге.

— Ты так думаешь?

— Я просто уверен в этом.

Тори вспомнила выводы, к которым она пришла этой ночью, и решила строго им следовать. Она станет принимать все за чистую монету и соглашаться с ним во всем. Но зачем сдерживать себя, если ей хочется в чем-то разобраться? Ведь она просто стремится понять своего друга.

Прежде чем он станет ее любовником.

Глава 5

Тори пила на кухне кофе и смотрела на Виски, который жадно глотал свой завтрак. Девон, попросив дать ему бритву, поднялся наверх, а она, наскоро причесавшись, отправилась готовить кофе.

Как обычно, она только сейчас начала просыпаться. И когда через несколько минут он вошел в кухню, быстро предупредила его:

— Никогда, никогда больше не задавай мне серьезных вопросов, прежде чем я не выпью кофе. Это просто нечестно.

— Можно тогда еще один вопрос? — вежливо осведомился он.

— Нет, и не пытайся проделать это со мной еще раз, — вздохнув, ответила Тори.

— Хорошо, не буду, даю честное слово. Как насчет завтрака?

— Да, кстати, как?

Он удивленно рассмеялся:

— Неужели это доверяется мне?

— Но ты же знаешь, что даже в лучшие для меня часы дня я терпеть не могу готовить. А тем более в утренние часы. Не ожидай невозможного, мой дорогой.

Девон был по-мужски решителен:

— Тогда я принимаюсь за дело.

— Да-да, пожалуйста.

Девона развеселил этот разговор, и он с энтузиазмом принялся вытаскивать продукты из холодильника.

— Кстати, — вдруг повернулся он к ней, — раз уж ты проснулась…

— Я только пытаюсь это сделать.

— Так вот, я подумал, что непременно должен предложить тебе выйти за меня. Особенно потому, что я скомпрометировал тебя, проведя ночь в твоем доме, и все такое…

Хотя Тори знала, что Девон просто учится делать предложения, у нее отчего-то яростно забилось сердце, и она сердито старалась унять его. Через некоторое время ей это удалось.

— Может быть, в другой жизни, — спокойно ответила она.

Разбивая в миску яйца, Девон снова рассмеялся:

— Хорошо, что я не самолюбив, — рассудительно заметил он.

Тори налила себе вторую чашку кофе, потом подала чашку и ему, сухо сказав при этом:

— Кроме всего прочего, я бы никогда не вышла замуж за того, кто бывает так неприлично бодр по утрам.

— Значит ли это, что, если я научусь поздно вставать, ты дашь мне согласие?

Тори ответила поговоркой:

— Старого пса не переучишь.

— Так, по-твоему, это я — старый пес?

— Из поговорки слова не выкинешь.

Когда Тори поставила кофейник на стол, Девон схватил ее за руку, притянул к себе и, запрокинув ее голову, поцеловал.

— Ты могла бы меня переучить, — прошептал он.

— Ой, кажется, бекон горит, — с трудом проговорила она, не разнимая своих рук, обвивавших его шею.

Девон улыбнулся, и его рука скользнула вниз, коротко похлопав ее по округлому заду.

— Ну хорошо, иди, цыганка.

Он отпустил ее. Тори, пройдя через всю комнату, взяла свой кофе и сердито, напряженно переводя дыхание, проговорила:

— Это не по-джентльменски.

Девон и не думал раскаиваться.

— Все хорошо, дорогая моя упрямица, все хорошо.

Где-то в глубине души Тори надеялась, что поведение Девона не слишком изменится после этой ночи, когда он дал волю чувствам. Однако вскоре ей пришлось убедиться, что это не так.

Во-первых, тот проницательный взгляд, который она раньше изредка ловила на себе, теперь почти постоянно тревожил ее, а огонь в его зеленых глазах все чаще заставлял ощущать беспокойство. Во-вторых, исчезло удивлявшее ее в начале их знакомства нежелание касаться своих проблем. Наконец, он то и дело старался дотронуться до нее — хотя эти прикосновения и могли показаться случайными.

В тот день Девон не давал ей ни минуты покоя, часто смешил ее, хотя ей не всегда хотелось смеяться. Он обращался с ней то как с дорогим для него существом, то как с противником. Он был то приятель, то любовник, то шутил, то целовал ее до тех пор, пока у нее не начинала кружиться голова.

И Тори вдруг обнаружила, что ее захватил водоворот его чувств, из которого, она понимала, ей не выбраться.

— Опять ты ведешь себя не по-джентльменски, — упрекала она его после очередной напористой атаки на ее душевное равновесие.

Девон выглядел оскорбленным и в то же время торжествующим.

— А я и не стремлюсь быть джентльменом.

— А я не хочу быть идиоткой! Знаешь, Девон…

— А ты знаешь, как сверкают твои глаза, когда ты на меня сердишься? — прервал он ее.

— Честное слово, тебя, наверное, и из пустыни-то выгнали за твой характер!

— Бесчувственная!

— Потише, потише, а то я за себя не ручаюсь.

— Ну выходи за меня, пожалуйста, и мы с тобой уедем отсюда.

— Ты опять за свое? С ума сойти можно!

— Ты ранила меня до глубины души.

— Не думаю, чтобы она у тебя была… Разве что… Опять? Девон!

— Что, дорогая?

— Руки, убери руки, быстро! Ну, ради Бога!

— Поцелуй меня, Кэт!

— Тоже мне нашелся «укротитель строптивой»!

— Я начинаю думать, что так оно и есть.

Тори нравилась эта игра, эти шутки и намеки. Она не стала бы отрицать, что его поцелуи и прикосновения доставляли ей удовольствие. Но ее несколько смущала и удивляла одна черта Девона: его редкостное, постоянное самообладание. Он был настороже даже тогда, когда казался безудержно веселым и сыпал бесконечными шутками. Сначала она сама не могла понять, почему это ее так беспокоит, но потом догадалась: есть нечто такое, о чем он предпочел бы забыть.

Это напомнило ей Джордана и те его качества, которые она стала замечать в нем лишь тогда, когда было уже слишком поздно. Она знала, что едва ли вправе ожидать, что Девон захочет обнажить перед ней душу — ведь и она не торопилась раскрывать свою, но тем не менее она хотела бы услышать его исповедь. Инстинкт самосохранения побуждал ее к такому весьма одностороннему пониманию справедливости.

Ей понадобилась большая сила воли, чтобы противостоять своим и его желаниям и, играя с огнем, никогда не приближаться к нему настолько близко, чтобы можно было обжечься. В тот вечер, как и во все последующие, в глубине души ей хотелось, чтобы Девон потерял свое самообладание — не только потому, что она не слишком верила в его абсолютную власть над самим собой, но и потому, что в таком случае она освободилась бы от необходимости принять решение, которого он от нее так ждал.

Тори не торопилась принимать это решение.

Тем не менее она прекрасно понимала, что он имел в виду, говоря, что будет ждать, а его сдержанность и самоконтроль, судя по всему, способны выдержать любую проверку временем не хуже какой-нибудь крепостной стены, обнесенной колючей проволокой.

Через четыре дня она была близка к тому, чтобы сдаться. В тот вечер, как всегда перед тем как уйти, Девон поцеловал ее и, уже стоя у двери, пожелал спокойной ночи. Тори, надо сказать, вовсе не хотелось спать в своей одинокой постели.

— Почему бы тебе не бросить меня в седло и не умчать куда-нибудь в ночь? — спросила она жалобно.

Девон обнял ее и улыбнулся.

— А почему бы тебе самой не сесть в седло со мной, и мы умчимся вместе в ту же самую ночь? — мягко возразил он.

Тори изобразила на лице удивление и возмущенно заявила:

— У тебя что-то не в порядке с охотничьими инстинктами, они явно нуждаются в восстановлении.

— Пожалуй, ты права, — с готовностью согласился Девон. — Но я отношусь к тем охотникам, которые предпочитают выжидать. Кажется, я говорил тебе об этом.

— Зачем ждать?

— Зачем? — Девон улыбнулся и, запечатлев последний горячий и уверенный поцелуй на ее губах, посоветовал: — Рекомендую взять на вооружение девиз мангуста у Киплинга. Помнишь: «Беги, разузнай и разведай»? Спокойной ночи! — И он исчез.

Тори с трудом поборола в себе детское желание хлопнуть закрывшуюся за ним дверь ногой. Тяжело вздохнув, она прошла в гостиную, подхватила Виски с облюбованного им местечка на ее кресле и уселась в него, взяв котенка на колени. С минуту она не могла успокоиться, руки дрожали, но потом ее взгляд остановился на портрете Магды. Цыганка улыбалась, смотря на Тори мудрыми глазами.

— Магда, я веду себя как ребенок, — прошептала Тори, обращаясь к портрету. — Но, слава Богу, я давно уже взрослая. К тому же я художник и способна наблюдать и анализировать. Отчего же мне чудится опасность в его словах каждый раз, когда он напоминает мне, что я сама должна принять решение? Почему я хочу, чтобы он взял на себя всю ответственность?

Магда смотрела на нее, все так же спокойно улыбаясь.

Тори хотелось выговориться, высказать перед портретом Магды все мысли и сомнения. Она продолжала:

— Может быть, я просто страшусь необходимости сделать выбор из-за того, что у нас вышло с Джорданом? И не хочу, чтобы я или кто-нибудь другой потом проклинал эти дни и часы, если все окажется плохо? Или, может быть, я доверяю Девону больше, чем самой себе?

Магда, какие у него необыкновенные, древние и мудрые глаза! Такие, наверное, были у цыган. Мне кажется, что он смотрит на меня так, как никто до него никогда не смотрел. И когда я смотрю на него, то вижу…

Тори задумалась. Каким же она его видела? Прежде всего, сильной личностью. Но в нем также соединились энергия и веселость, способность чувствовать и уязвимость, нежность и страсть — и даже определенная беспощадность. Таким она видела этого мужчину, в манерах которого было что-то вкрадчивое и в то же время царственное. Она видела в нем также опытного игрока, который знал, что не следует до времени открывать свои карты; мужчину, сумевшего вскружить ей голову, заставившего ее забыть обо всем; мужчину, который ежедневно присылал ей цветы, превратившие ее дом в вечно цветущую оранжерею, потому что они были из шелка и никогда не увядали.

Тори постаралась думать о чем-нибудь другом. На душе было тревожно, она чувствовала, что не сможет заснуть. Тори встала и взяла на руки Виски, чтобы успокоиться, потом подошла к своему креслу, рядом с которым лежал томик стихов, и стала перечитывать некоторые подходящие к ее ситуации стихи, чтобы быть во всеоружии, если Девон продолжит упражняться в предложениях руки и сердца.

Когда она все же в конце концов поднялась по лестнице в спальню и легла в постель, то неожиданно быстро заснула, и во сне ей приснился странный медноволосый цыган с древними цыганскими глазами, который, обезумев от желания, с диким смехом схватил ее, бросил через седло и умчал в ночь.


— Перестань присылать мне цветы!

— Ого, кажется, это новый вариант утреннего приветствия, — попытался скрыть свое смущение Девон.

Тори отступила назад, пропуская его в парадную дверь и жестом приглашая пройти в гостиную. Она должна была поговорить с ним серьезно. На Девона посыпались сердитые слова.

— Вот что. Я вообще умею ценить внимание и заботу. И дело не только в том, что ты тратишь на цветы целое состояние, и не только в том, что я постоянно ловлю на себе насмешливые взгляды рассыльного, а флорист уже исчерпал свою фантазию, каждое утро создавая по твоему заказу все новые и новые букеты. Я просто скоро сбегу из дома. Ты только посмотри, что мне сегодня прислали.

Молча выслушав ее тираду, Девон взглянул на последний плод фантазии флориста и расхохотался. Букет, к которому с любопытством принюхивался Виски, мог бы стать призом какому-нибудь чистокровному победителю скачек, потому что представлял собой подкову, замечательно подобранную из великолепных красных роз.

— Может, я выиграла дерби в Кентукки или одержала какую-нибудь еще победу в этом роде? — грозно вопрошала Тори, тыча пальцем в шедевр, изготовленный руками местных цветоводов.

Девон продолжал хохотать.

— Ох, извини, пожалуйста, — проговорил он сквозь слезы. — Я заметил беспокойство хозяина цветочного магазина, когда заявил ему, что нужно сделать что-нибудь особенное, но не мог же я предположить, куда его уведет творческая фантазия.

— Да при чем тут он? Ты только сосчитай, сколько стоили все эти букеты! Девон, я тебя умоляю, не присылай больше цветов.

— Ну, если ты настаиваешь. — Он был очень расстроен.

— Да, настаиваю. — И когда он открыл рот, чтобы что-то возразить, Тори резко его остановила. — Оказывается, с тобой нужно только так обращаться. Я запомню то, что ты сказал, если это мне вообще когда-нибудь понадобится.

— Понадобится, — уверенно подтвердил Девон.

Она задумалась на мгновение.

— Как бы я хотела хоть однажды, хоть единственный раз вывести тебя из равновесия. Я бы многое отдала за то, чтобы увидеть, как ты теряешь самообладание.

— Я бы посоветовал тебе быть осторожнее с таким пожеланием. — Он вызывающе оглядел всю ее стройную фигурку в джинсах и сером свитере. — Вполне возможно, скоро ты это увидишь.

Тори покраснела и смешалась, она готова была провалиться сквозь землю. Постепенно ей удалось справиться с собой, только еще раздувавшиеся от гнева ноздри выдавали ее, но потом и это прошло. Вспомнив, что у нее есть для него что-то важное, она деловито сообщила Девону:

— Да, звонил Филипп. Он сначала позвонил к тебе, но ты к тому времени уже ушел оттуда. Посмотри, там рядом с телефоном записан номер, по к порочу он просил тебя позвонить. Он сказал, что ему нужно срочно поговорить с тобой. — Тут она остановилась и испытующе поглядела на Девона. — И еще он рассказал мне, что вскоре после нашего с тобой знакомства ты позвонил ему и предупредил, что тебе на некоторое время понадобится его дом. Он очень веселился по этому поводу.

Ее сообщение нисколько не смутило Девона, напротив, он был очень доволен.

— Совершенно верно. Я сообщил ему, что встретил необыкновенную женщину и собираюсь за ней приударить.

— Ничего себе!

— Не сказал ли тебе Филипп, о чем ему нужно поговорить со мной? — Девон подошел к телефону.

— Какая-то просьба. — Не желая ему мешать, Тори направилась к выходу.

— Прошу тебя, останься. — Оторвал он взгляд от телефонного диска. — Мне так нравится на тебя смотреть.

Тори села в свое любимое кресло, взяв на колени Виски. Вся во власти противоречивых чувств, она смотрела на Девона, слушая его разговор с бра том.

— Фил? Да, я только что вошел… Конечно, нет — хотя зачем бы тебе звонить брату в свой медовый месяц… Что? Да нет, в последнее время я совсем не слушаю радио. О, это интересно. Ну ладно, давай серьезно… Да, понял. Конечно, прилечу. Все очень просто: самолет Бобби в моем распоряжении. Да, я забыл, что ты еще ничего об этом не знаешь. Нет, для этого самолета дальность не имеет значения. Да. Минуту, Фил.

Оторвавшись от трубки, Девон рассеянно посмотрел на Тори, удивленную услышанным.

— Дорогая, у тебя есть географический атлас?

— Да, сейчас принесу. — Тори вскочила и кроме атласа протянула ему еще линейку, которая, догадалась она, тоже могла понадобиться. Ее предусмотрительность была вознаграждена улыбкой и целованием руки, и она смущенно отступила к своему креслу, не зная, что потрясло ее больше: его улыбка, поцелуй или то, что он назвал ее «дорогая».

Проделав с помощью линейки несколько быстрых измерений по карте, Девон снова взял трубку.

— Все очень просто, Фил. От Хантингтона до Бермудских островов немногим более тысячи миль и столько же до Майами. Конечно, я выясню это у Бобби. Нет, мне ничего об этом неизвестно. Конечно, постараюсь. Хорошо, перед вылетом я позвоню и сообщу тебе время прибытия.

Девон повесил трубку и тут же набрал другой номер. Он по-прежнему не спускал с Тори глаз, но теперь взгляд его был не рассеян, а задумчив.

— Бобби, слушай, друг, когда тебе нужно возвратить самолет? Я уже забыл. Так ответь мне, когда? Так скоро? — Заметив на телефонном столике какой-то клочок бумаги, он стал быстро делать на нем расчеты. Закончив их, Девон нахмурился. — Что? Нет, никаких осложнений. Просто мне понадобилось быстренько кое-куда слетать. Бермуды, Майами и обратно. Филу необходимо срочно попасть на Майами, а на тамошней авиалинии что-то стряслось. Невозможно заказать билет на самолет. Да… Думаю, у меня все получится. Хорошо. Идет! В общем, я твой должник. Пока! Тори не удержалась и полюбопытствовала:

— Кто этот Бобби?

— Бобби-то? — В глазах Девона вспыхнули веселые искорки. — Вообще-то он из Англии, но его семья разбогатела, вложив капитал в алмазные копи Южной Африки.

Смутно припоминая какие-то газетные и журнальные статьи, Тори спросила:

— Это не лорд Роберт? Тот самый плейбой?

Девон усмехнулся:

— Он самый.

Удивленная, Тори задумчиво покачала головой, но следующий вопрос Девона был настолько неожиданным, что заставил ее забыть про Бобби.

— Не хочешь ли ты совершить небольшое путешествие? — Девон улыбался, но в его глазах Тори увидела твердую решимость.

Она недоумевающе взглянула на него:

— Небольшое путешествие?

— Ну, возможно, не такое уж небольшое, но я прошу тебя об этом, потому что это для меня очень важно. Это не развлекательная прогулка. Мы пробудем на Бермудах и в Майами лишь столько, сколько потребуется, чтобы заправиться горючим. Я буду очень спешить, поскольку Бобби скоро понадобится самолет. Фил и Анжела летят только до Майами: дела не позволят ему пробыть с нами дольше, а Анжела останется с ним еще на две недели.

Тори поразил тот факт, что, как только Филиппу понадобилось попасть в Майами, Девон оказался готов немедленно лететь ему на помощь. Вероятно, они были очень дружны между собой, но поскольку она не знала подоплеку дела, вряд ли стоило об этом гадать.

Кроме того, ей и без того было о чем подумать.

— Девон, а как же…

— До нашего возвращения мы можем оставить Виски у миссис Дженкинз, тем более что это ненадолго. Сегодня вечером мы отвезем его к ней, если это не слишком для тебя утомительно.

— Я не о том, просто я…

— Я тебя очень прошу, моя цыганка…

То, как он это сказал, заставило ее тут же отказаться от всех предрассудков, возражений и даже здравого смысла. Она почувствовала, что над ее внутренним покоем нависает серьезная угроза.

— Девон, я… — Она еще слабо пыталась противиться этому.

— Да, дорогая? — Нет, ничего…

Меньше чем через два часа после этого разговора Тори сидела на месте второго пилота в сверкающем на солнце самолете системы «Лир» и пыталась немного отдохнуть после взлета, который она всегда плохо переносила.

— Ну как, все хорошо? — весело обратился к ней Девон.

— Следи за приборами, — напомнила она ему.

Он засмеялся, но подчинился, хотя и без напоминаний прилежно старался поддерживать нужную высоту полета. Тори с интересом наблюдала за ним, чувствуя себя все более уверенно, потому что убедилась, что он вполне справляется с обязанностями пилота. Было видно, что у него достаточно для этого опыта и знаний, так что она окончательно избавилась от напряжения, в котором пребывала в самом начале.

Шум мотора почти не мешал им разговаривать, и как только самолет набрал высоту, Тори нерешительно спросила:

— Чем занимается твой брат? Я с ним почти незнакома и мне неудобно самой спросить его об этом.

Удобно устроившись в кресле пилота, Девон следил за циферблатами и измерительными приборами с автоматическим вниманием человека, хорошо знающего свое дело.

— Фил — адвокат. Когда-то в течение нескольких лет после окончания колледжа он был профессиональным футболистом, играл в защите, но еще совсем молодым ушел из спорта и поступил в юридический колледж. Какими только посулами владелец его команды не пытался удержать Фила! Но он не поддавался ни на какие уговоры. Он хотел быть только адвокатом. Сейчас Фил один из лучших защитников на всем Восточном побережье.

— А зачем ему понадобилось срочно лететь в Майами? — осторожно спросил а. Тори, боясь показаться слишком любопытной.

— Это деловая поездка. Один из его клиентов приобрел там недавно какую-то фирму и у него возникли проблемы юридического характера. Филу предстоит как можно скорее их уладить.

— Понятно. — Тори посмотрела вокруг, но ничего не увидела, кроме плывшего под ними слоя облаков, напоминавших сахарную вату, и снова взглянула на Девона: — Он ведь старше тебя?

— На четыре года. У нас есть еще сестра Дженни, она как раз посередине, между нами. Дженни замужем и живет в Сиэтле.

— У нее есть дети?

— Есть. Мальчик и девочка.

Исподволь наблюдая за Девоном, Тори не решалась больше донимать его расспросами — она была уверена, что сейчас это вывело бы его из себя. Будучи художником, она всегда интересовалась людьми. Но почувствовав в нем некоторую сдержанность в высказываниях относительно отдельных членов его семьи, Тори боялась показаться назойливой и старалась сдержать свое желание побольше узнать об окружении, в котором вырос Девон. Так было до сих пор. Теперь же любопытство снедало ее.

Собравшись с духом, Тори решилась спросить:

— А кто твои родители?

— Моя мать умерла, когда я был совсем маленьким. Отец на пенсии и живет в Сан-Диего.

— И он… не хотел, чтобы ты стал археологом.

Странно, в ее словах не было вопросительной интонации. Девон резко повернулся к ней — его это явно поразило, — потом снова стал смотреть на приборную доску. Казалось, он собирался с мыслями, чтобы сказать что-то. И действительно, прокашлявшись, он наконец произнес:

— А ты очень проницательна.

Тори молча ждала продолжения разговора. Девон удобнее уселся в кресле и обратился к приборам. Когда он наконец заговорил, голос его звучал ровно и спокойно.

— Мои отец… очень суровый человек. Он всегда старался сделать для своей семьи как можно больше, но ко всем нам был очень требователен. Он всегда уважал в человеке физическое совершенство, дух соревнования и… победителей. Когда-то отец и сам собирался стать спортсменом, но случившаяся еще на первом курсе колледжа травма лишила его этой надежды. Однако амбиции не оставили его, просто он позднее перенес их на своих детей.

Когда Фил вырос, в глазах отца это был сын, о котором можно было только мечтать. Атлетически сложенный, честолюбивый — у него получалось всегда все, за что бы он ни брался. Фил очень любил спорт, но не настолько, чтобы сделать его главной целью своей жизни, как это было у отца. Я, например, думаю что он играл в профессиональный футбол больше для того, чтобы угодить отцу, а не из собственного желания. — Девон замолчал.

— Ну, а с тобой как было? — мягко спросила Тори.

В очередной раз автоматическим движением проверив приборы, Девон словно нехотя продолжал:

— Когда я вырос, то оказался самым большим разочарованием его жизни. Даже когда я был совсем маленьким, то предпочитал, например, не бросаться камнями, а разглядывать их. Я не любил спорт и не считал необходимым соревноваться с кем-либо, кроме себя самого. Тогда отец стал принуждать меня.

Чем больше Девон рассказывал, тем взволнованнее звучал его голос.

— Я полагаю, что я бы не выдержал, если бы не Фил. Он играл роль буфера между мной и отцом и помогал мне, защищая мое право выбрать свой собственный путь и время от времени отводя от меня отеческий гнев. Когда, бывало, отец, указывая на спортивные трофеи Фила, спрашивал меня, почему я не могу повторить его достижения, Фил вмешивался в наш разговор и, возражая отцу, говорил, что все это лишь символы преходящих моментов жизни, что они быстро забудутся, тогда как мои научные работы будут вспоминаться и после того, как спортивные трофеи потускнеют и потеряют свой вид. Я считаю, что решение Фила уйти из профессионального футбола и заняться юриспруденцией помогло и мне встать на собственную дорогу.

Постепенно Тори становилось ясно, почему Девон с такой готовностью откликнулся на просьбу брата и немедленно полетел к нему. Он, видно, относился к тем людям, которые долго помнят добро и чувствуют себя постоянными должниками тех, кто помог им, хотя, как в случае с Филом, это могло быть очень давно, почти в детстве. К тому же все поведение Девона свидетельствовало о его собственной силе характера и великодушии — ведь Девон никогда, судя по всему, не питал ни малейшей неприязни к брату, который был любимым сыном. Напротив, он чувствовал себя глубоко обязанным и признательным брату за его поддержку и — это было очевидно — очень любил Филиппа.

Она так близко к сердцу приняла рассказ Девона, что почувствовала, как какой-то предательский комок встал в горле. С трудом проглотив его, она спросила:

— А что стало с сестрой? Как она живет? Его лицо озарила мягкая улыбка:

— Она решила строить свою жизнь по-своему. И ей это удалось, причем без всяких волнений и лишних тревог. Дженни очень волевой человек.

Она самостоятельно, без всякой помощи поступила в колледж и закончила его. Уже после поступления мы с Филом помогали ей, чем могли. Помогал и отец, когда узнал, что она учится, но в основном она все сделала сама. Сейчас Дженни работает учительницей в школе, преподает историю.

— Ты видишься с отцом?

— Да, конечно. — Его голос вдруг наполнился печалью. — Мы уже давно помирились. Правда, отец, по-прежнему совсем не интересуется моей работой, но, думаю, уважает меня за то, что мне удалось сделать. Мы видимся с ним несколько раз в году, когда вся наша семья собирается вместе или у меня появляется возможность навестить его.

Слушая Девона, Тори не могла отвести взгляд от ясных линий его профиля. Она вспомнила своего отца, которого очень любила и уважала, и снова почувствовала вставший в горле комок. Хотя Девон и сказал, что ему удалось урегулировать свои отношения с отцом, Тори понимала, как все это нелегко для него. И неожиданно для себя самой вдруг положила свою ладонь на его руку.

— Извини, Девон.

Он посмотрел на нее с благодарностью за это мимолетное прикосновение, полное искреннего участия. Потом улыбнулся:

— Все это уже в прошлом.

Но Тори рассудительно произнесла:

— Нет, эти воспоминания — словно наши тени, они постоянно сопровождают нас.

— Возможно. — Девон улыбнулся, его зеленые глаза потеплели. — И я очень рад, что ты решила… в определенном смысле уподобиться на некоторое время моей тени. Я хочу сказать, что очень рад, что моя цыганка рискнула полететь со мной.

Он снова сосредоточенно занялся приборами — самолет менял курс, и Тори, положив руки на колени, молча глядела на проплывавшее за бортом сплошное облако тумана.

Только теперь она вполне поняла, насколько он раним. Вот она, его ахиллесова пята. Отец, не считавшийся с его призванием и недооценивавший выбранную им профессию… Женщина, отрицательно относившаяся к делу всей его жизни… Тори думала о сидевшем рядом с ней ярком и непростом человеке, который сейчас приоткрыл ей свою душу, и почувствовала, как в ней поднимается чувство протеста и боль за него. Неужели, спрашивала она себя, это именно отец невольно способствовал воспитанию в сыне такого самообладания, необходимого, чтобы оградить себя от презрения и насмешек? Самообладания, за которым скрываются решимость и внутренняя сила?

Тори вспомнила, как Девон относился к поэзии, цветам, к ее котенку, вспомнила его неиссякаемый юмор, оттачивавший ее собственное остроумие и заставлявший ее смеяться до колик в животе. Она думала о его древних цыганских глазах, о его постоянной настороженности и способности терпеливо ждать.

И Тори поняла, как прав был Девон, что, борясь с собой, не торопил ее. Она добилась своего: увидела, как он теряет самообладание, увидела витавшую над ним тень его прошлого, его ахиллесову пяту. Более того, она увидела его с иной точки зрения, другими глазами. Глазами не только женщины или только художника — в ней соединилось и то, и другое. На какое-то мгновение Девон предстал перед ней так ясно, как если бы она писала его портрет.

Или если бы полюбила его.

Глава 6

Немногим более часа прошло с тех пор, как Тори и Девон приземлились на Бермудах. За это время они успели наполнить баки горючим и благополучно взять на борт самолета двух Йорков — Филиппа и Анжелу.

Девон сказал Тори, чтобы она вытянула ноги и немного отдохнула, пока он сходит за братом и невесткой, потому что им тут же предстояло лететь обратно. Паспорт у нее был с собой, но никто его у нее так и не спросил. Во время стоянки она решила прогуляться по бетонированной дорожке аэродрома и посмотреть, как происходит заправка. Когда Тори вернулась, все уже находились в самолете. Ей было несколько неловко и в то же время забавно видеть, как они внимательно разглядывают ее.

Компания все время острила и веселилась — особенно когда Филипп, явно шутя, объявил, что они с женой надоели друг другу, а Анжела в ответ попросила у Девона разрешения пересесть к нему в кабину летчика. Таким образом Тори осталась в небольшом, но роскошно отделанном салоне вместе с Филиппом.

Тори подождала, пока они не взлетели, расстегнула ремни и повернулась к Филу с милой улыбкой. Она сразу же поняла, что привязанность Девона к брату была взаимной, а также и то, что Филипп специально устроил так, что они остались с ней наедине, чтобы выяснить, что представляет собой женщина, у которой роман с его братом.

— Ты начнешь меня расспрашивать прямо сейчас или немного подождешь? — сухо спросила она его.

Филипп смутился.

— Неужели мое любопытство так очевидно?

— Да, очень. — Улыбнулась она. — Но это даже лестно. Ты ведь в самом деле так беспокоишься о своем брате?

— Мы оба заботимся друг о друге, — сказал он уверенно.

Тори молча посмотрела на него. Сходство братьев было несомненным: они были одного роста, у обоих те же зеленые глаза под широко разлетающимися бровями, упрямый рот и решительный подбородок. Правда, Филипп был не рыжим, а темноволосым, и глаза имели более темный оттенок. И если в нем отсутствовала свойственная его брату притягательная, хотя и скрытая, внутренняя сила, то она компенсировалась какой-то особой просветленностью и добродушным обаянием.

— Я думаю, что при таком отце вам это было просто необходимо, — произнесла она после паузы.

Филипп удивленно взглянул на нее:

— Девон тебе рассказал об этом?

— Да.

Он тихонько присвистнул, а потом удивленно произнес:

— Это с ним впервые.

Под его пристальным взглядом Тори ощутила некоторую неловкость и попыталась замаскировать ее шуткой:

— Твои слова звучат так, будто я — последняя в длинной очереди его женщин.

— Да нет же, совсем нет, Девон не такой. Он быстро обзаводится друзьями, но работа занимает в его жизни большое место. А потом появилась… — Он внезапно остановился.

— Лайза, — спокойно подсказала ему Тори.

— Да, и это тоже, — пробормотал Филипп, очевидно, никак не ожидавший, что Девон рассказал ей и о Лайзе. — Да… Она была ему не пара. Девон понял это очень быстро — мой брат вовсе не идиот. Но это не прошло для него бесследно, сделало его осторожным. Он чертовски устал, отстаивая право на собственный образ жизни. — Филипп вздохнул и продолжал: — Лайзе его работа казалась неинтересной, и она не скрывала своего мнения, очень ревниво относясь к тому, что он полностью отдавал себя делу, которое, как считала Лайза, отнимало его у нее. Она была не из тех женщин, кто готов, упаковав спальный мешок, пойти за мужем хоть в пещеру, хоть на край света. В остальном, насколько мне известно, их отношения были нормальными. Лишь работа Девона стала камнем преткновения. — Филипп пожал плечами. — Что касается отца, то здесь все было сложнее, потому что и Девон, и отец знали, что брат был прирожденным спортсменом.

Тори напряженно вслушивалась в его слова, чувствуя, что в устах Филиппа картина получается несколько иной. Девон никогда не говорил о том, что он был «прирожденным спортсменом».

Филипп задумчиво продолжал:

— Он мог бы заниматься любым видом спорта, Но его сердце не лежало к этому делу. Ему никогда не хотелось быть самым быстрым бегуном или самым искусным игроком в футбол или бейсбол. Для Девона спорт был источником физических упражнений и забавой, тогда как отец считал это серьезным делом. Девон даже отказался от тренировок карате, занявшись главным образом его теорией. Мне кажется, что именно после того, как Девон завоевал черный пояс, у них и произошел разрыв — потому что отец настаивал, чтобы брат принял участие в соревнованиях.

— Разве ваш отец не понимал, что Девон — блестяще и разносторонне одаренный человек? — спросила, недоумевая, Тори, не в силах понять, как кто-то, а тем более родители, может не считаться с этим живым интеллектом, светившимся в зеленых глазах Девона.

— Это просто не принималось во внимание, — объяснил Фил. — Для отца всегда была превыше всего готовность к борьбе, дух соревнования.

Тори беспокойно заерзала в кресле. Она не хотела этого слышать, это причиняло ей боль. Боль за Девона. Ведь детские переживания — самые глубокие и длительные, и она страдала сейчас из-за того маленького мальчика, который не соответствовал требованиям своего отца. Но также Тори не хотела задуматься о том, почему все это она принимает так близко к сердцу.

— Но теперь они ладят?

— Да, вполне, — удовлетворенно сказал Филипп, и Тори с некоторым испугом обнаружила, как схожи даже интонации братьев. — Мы же теперь все взрослые люди. Правда, нам сейчас не очень часто удается видеться, так как мы живем далеко друг от друга.

Она поглядела в окно.

— Тори, — обратился к ней Филипп.

— Что, Филипп? — Она обернулась, выжидательно глядя на него.

Он улыбнулся ей, но глаза его оставались серьезными.

— Я знаю, что, возможно, спрашивать об этом бестактно и банально, но…

— Ты хочешь, наверное, спросить, какие у меня виды на твоего брата?

— Да, что-то вроде этого.

Тори заговорила, медленно подбирая слова.

— Прежде всего, Филипп, я хочу Девону добра. Я не хочу, чтобы ему приходилось беспокоиться о том, что я имею что-то против его профессии. Я считаю, что у него замечательная работа. Что же до остального, я просто не знаю, что и сказать. Ведь я тоже боюсь ошибиться.

Филипп совсем не удивился:

— Я так и думал. Это видно по твоим настороженным глазам.

Тори решила придать их беседе более непринужденный характер.

— Боюсь, что это твое наблюдение мне не очень нравится, — быстро ответила она.

Филипп решил ей подыграть.

— Носи темные очки, — с серьезным видом посоветовал он.

— Сдается мне, что и это не спасет от проницательности Йорков, — резко, словно поставив точку, ответила Тори.

Филипп рассмеялся, и в дальнейшем разговоре они уже не касались серьезных тем.

Вскоре Филипп прошел к Девону, в нос самолета, а его жена вернулась на свое место рядом с Тори.

Анжела была симпатичной брюнеткой с живыми карими глазами и легким, жизнерадостным характером. Невысокого, как и Тори, роста, Анжела в отличие от нее быстро двигалась и быстро говорила. Усаживаясь в соседнее кресло, она тяжело вздохнула.

— Скоро мы должны быть в Майами, если только Фил нас не погубит.

Тори удивленно спросила:

— Разве самолет ведет Фил? У него есть права вождения?

— В том-то и дело, что нет. Он незнаком даже с азами самолетовождения, — беспечно ответила Анжела. — Девон сейчас как раз обучает его этому. Будем надеяться, что они станут соблюдать предельную осторожность.

Вдруг Тори осенило:

— А ведь, наверное, мы пролетаем где-то вблизи от Бермудского треугольника?

Взгляды женщин на мгновение встретились. Анжела первой пришла в себя и, нервно смеясь, повторила:

— Надеюсь, они будут предельно осторожны. А почему ты именно сейчас сказала об этом?

— Извини, но просто потому, что это только что пришло мне в голову.

Анжела посмотрела на нее испуганными глазами.

— Думаю, что никто и не верит в этот дьявольский треугольник. Интересно, а мы — верим?

— И мы не верим.

— Ох, ну ладно, давай не будем волноваться. — Анжела заставила себя улыбнуться. — Расскажи о себе. Ты еще не заарканила Девона?

Тори готова была услышать что-либо подобное, и вопрос не застал ее врасплох, поэтому она довольно спокойно ответила:

— Нет, не думаю.

— А он еще не завоевал твое сердце?

— Тоже нет, — ответила Тори, хотя и не слишком была в этом уверена.

— Так, так… — засмеялась Анжела.

— Почему ты смеешься? — возмутилась Тори.

— Прости, но меня удивляет, что ты так уверенно говоришь. Мне это так знакомо! — мягко, стараясь ее успокоить, сказала Анжела.

— Знакомо?

— Просто пять месяцев назад я говорила примерно то же самое.

— Мне кажется, что эти Йорки… с ними никогда нельзя быть спокойными.

— Ты совершенно права, — подхватила Анжела. — И что хуже всего — если бы мы сказали им о том, как много они причиняют волнений и тревог, их бы это поразило и заставило страдать.

Облокотившись на ручку кресла и опершись подбородком на руку, Тори задумчиво глядела на облака за бортом самолета.

— По крайней мере, мы знаем, чего ждать от этих парней, — заговорщически подмигнув, фыркнула Анжела. — Бедные мы, бедные!

Тори ответила ей веселой улыбкой:

— Прекрасно! А за все мы должны благодарить эмансипацию, которая освободила и нас, и их. Теперь мы можем быть сильными, а они имеют право быть чувствительными. Как все странно перемешалось!

— И никаких правил игры!

— Да, да. Два миллиона лет человечество вырабатывало разграничение ролей между мужчинами и женщинами, и вот одно-единственное поколение сумело стереть его. Ты не подумай, меня полностью устраивает это традиционное распределение, но к чему мы пришли сейчас? Анжела, наши бабушки точно знали, чего им ждать от жизни. Им это могло нравиться или не нравиться, но они знали, какая миссия им отведена. Теперь посмотри на нас. Наше поколение женщин осуждено на комплекс неполноценности. Мы чувствуем себя виноватыми, если делаем карьеру и если ее не делаем — тоже. Виноваты, когда рожаем детей и отказываемся от имиджа супервумен, и тогда, когда не рожаем детей.

Мало того, что нашим сознанием манипулируют средства массовой информации и политики, так, кроме всего прочего, мы сами разрываемся между тем, что мы должны собой представлять, и тем, кем мы хотим быть. Наши бабушки находили защиту в своих мужьях, а нам приходится самим об этом беспокоиться. — Тори вдруг закрыла глаза и замолчала. — К чему это я все говорю? Наверное, на меня подействовал шум моторов. Я тебе надоела, наверное?

— Нет-нет, — возразила Анжела. — Но почему тебя так волнует эта тема?

Тори взглянула на сидевшую рядом с ней женщину, чувствуя исходящую от нее доброжелательность и дружеское расположение. Тори была благодарна ей за то, что у нее хватило терпения и такта выслушать ее сбивчивое теоретизирование.

— Я часто думаю о том, как нелегко быть женщиной. Не существует никаких правил на этот счет. Мне кажется порой, что я просто не вписываюсь в такую жизнь. С одной стороны, я не хочу следовать традиционной роли женщины, быть всего лишь виноградной лозой, вьющейся вокруг мужчины, живущей только эмоциями и действующей только исходя из своих чувств. Но в то же время не хочу быть такой свободной, чтобы ощущать себя никому не нужной.

Горько усмехнувшись, она продолжала:

— Знаешь, Анжела, я не хочу пускать Девона в свою жизнь, это в самом деле так. Не хочу снова чувствовать свою уязвимость и зависимость. Дело не в том, что я не доверяю Девону, порой мне кажется, что ему я верю больше, чем самой себе. Но я знаю, что, если он станет мне по-настоящему дорог, а потом все рухнет снова, во второй раз мне с этим не справиться. Я уже привыкла быть одна, а если я свяжу с ним свою судьбу, мне придется заново учиться быть одинокой.

— Ты и вправду думаешь, что могла бы жить одна? — В голосе Анжелы слышалось участие.

Тори на минуту задумалась, выглянула в иллюминатор и только потом ответила:

— В физиологическом смысле… возможно, и нет. Может быть, он останется со мной и мы захотим быть вместе. Но на эмоциональном уровне я все равно буду одинокой. Я не знаю, как найти к нему подход, мне страшно даже подумать об этом. Страшно, что он не ответит мне тем же или окажется не таким, каким я себе его представляю.

— Кто не рискует — тот не выигрывает.

— Да, конечно. — Тори глубоко вздохнула. — Но я не уверена, что хочу рисковать; нет, я знаю, что не хочу. — Она энергично покачала головой и вдруг улыбнулась своей подруге: — Забавно, не правда ли? Как все перепутано и как все сложно! Или это только у меня так?

— О, не только у тебя. — Анжела с сочувствием взглянула на нее. — Когда я окончательно поняла, что влюбилась, и решила сказать Филу об этом, знаешь, как это выглядело? Я билась в истерике, ругалась и плакала, разве что не бросалась на него с кулаками. Фил растерялся, не зная, что делать: успокаивать меня или бежать куда подальше, — со смехом закончила она.

— Он все же сделал правильный выбор.

— Да, сейчас я тоже так думаю, но в ту ночь я не вполне была в этом уверена! — весело закончила Анжела, но потом продолжила уже более серьезным тоном: — Знаешь, Тори, ты очень правильно рассуждала о выборе, о том, стоит или нет связывать с кем-то свою жизнь. Но, если подумать, для выбора у нас, оказывается, не слишком много возможностей. И, кроме того, есть еще и сам Девон. Для него ведь это в какой-то степени тоже риск. А что когда он наконец решится рискнуть, рядом с ним окажешься не ты?

В салон вошел Филипп, и его появление спасло Тори от необходимости ответить Анжеле, чему она была очень рада — ибо у нее не было ответа.

Филипп приветливо улыбнулся Тори:

— Девон зовет тебя, он хочет, чтобы ты была рядом с ним — как он выразился, на счастье.

Тори поднялась с кресла, все еще продолжая обдумывать последние слова Анжелы, очень важные для нее.

Взглянув на мужа, проницательная Анжела быстро спросила:

— Что-то случилось?

— Просто погода портится, — с беззаботным видом ответил Филипп.

Обе женщины переглянулись, а Анжела встревожено проговорила:

— Не будем забывать, что мы находимся в районе Бермудского треугольника.

— Я не знал, что ты так суеверна, — довольно резко бросил муж ей в ответ.

Анжела нахмурилась:

— Остается надеяться, что через несколько лет кто-нибудь не прочтет запись этого разговора в книге знаменитых последних слов.

Тори поспешно направилась в кабину пилота, предоставив супругам обсудить этот вопрос наедине. Пристегнув ремень безопасности, она села в кресло второго пилота и с тревогой взглянула на Девона.

— Может, стоит подумать о завещании? — пошутила она с напускной веселостью.

Он ободряюще улыбнулся:

— Все будет хорошо. Дела обстоят лучше, чем может показаться, поверь мне.

Тори впервые посмотрела вперед — и у нее чуть не перехватило дыхание при виде открывшейся глазам картины. Прямо перед ними громоздились тяжелые грозовые тучи. Они полностью заслонили собой солнце, время от времени в них сверкала молния. Зрелище было до невероятности жутким. Тори не могла припомнить, чтобы ей приходилось видеть что-либо подобное, и, когда она заговорила, в ее голосе были испуг и растерянность.

— Надеюсь, это не ураган?

— Да нет, просто область низкого давления. Вот черт, мы не можем подняться над грозовым фронтом, и он слишком обширен, чтобы обойти его стороной. Так что ничего не остается, как лететь сквозь него.

— Это ужасно!

Девон снова улыбнулся:

— Не беспокойся. Бывало и хуже.

— Правда? И когда же это было? — Тори старалась не думать о быстро надвигавшемся на них грозовом фронте.

— В прошлом году, и в этом же самом месте. Бобби понадобилось прилететь ко мне на раскопки — я был тогда в Центральной Америке. Когда он собирался вылететь отсюда, оказалось, что его пилот заболел. В общем, Бобби спросил меня, могу ли я сесть за штурвал самолета и доставить его домой. Это был ад кромешный. Там прошел настоящий муссон. Весь наш раскоп, древние развалины — все вокруг промокло и раскисло. Еле взлетели — но все же я справился!

Тори прервала его:

— Что происходит? — спросила она вздрогнув, потому что они начали входить в штормовую зону и дождь яростно забарабанил по поверхности самолета. — Хотя нет, не отвечай, тебе ведь необходимо сейчас сосредоточиться на приборах, — поспешно добавила она.

— Ничего особенного не происходит, — спокойно произнес Девон и, перехватив ее недоверчивый взгляд, засмеялся: — Я серьезно это говорю. С нами все в порядке. — Обратившись к приборной доске, он внес какие-то поправки в курс самолета и продолжил свой рассказ: — Хочешь знать, что было потом? Примерно на полпути через Мексиканский залив нас угораздило встретиться с одним из мощнейших ураганов, которые разразились в прошлом году. Если бы перед вылетом мы поинтересовались погодой в этом районе, то могли бы обойти его стороной, но никто в той глуши и не подумал предупредить нас о подобной возможности. И все же мы прошли…

С минуту Тори не могла выговорить ни слова, почти завороженная фантастическим зрелищем грозы и сверканием молнии, то и дело пронзавшей облака, которые сами почему-то выглядели очень мирно и были похожи на большое грязновато-серое одеяло, окутавшее самолет. Но сильнейшие электрические разряды и беспрестанно ливший дождь создавали мрачное настроение.

Тори заговорила — скорее для того, чтобы скрыть свой страх.

— Бобби тоже интересуется археологией?

— Это его хобби. Он ежегодно организует одну-две экспедиции.

— Я еще раньше хотела спросить тебя, — Тори повернулась к Девону, чтобы видеть его лицо, — почему Бобби с такой готовностью всегда одалживает тебе свой самолет?

— Мы с ним друзья, — ответил Девон.

По некоторым ноткам в его голосе Тори поняла, что он о чем-то умалчивает. Любопытство заставило ее почти забыть про ураган.

— Но ведь дело не только в этом, не так ли?

Девон пристально посмотрел на нее и молча, словно не слыша ее вопроса, занялся приборами.

— Девон, значит, я права, и дело не только в дружбе?

Явно испытывая неловкость, он заерзал в своем кресле и пробормотал:

— Ты мне просто не поверишь.

— Но отчего же? — ее еще больше разбирало любопытство.

Наконец, вздохнув, он ответил:

— Бобби считает себя моим вечным должником.

— Как интересно! Почему же? Девон нехотя процедил сквозь зубы:

— Да все из-за того проклятия.

Тори удивленно захлопала ресницами:

— Какого проклятия? — Она на мгновение задумалась, потом, словно припоминая что-то, спросила: — Это что-то вроде проклятия гробницы Тутанхамона?

— Да, нечто в этом роде, но связанное не с египетскими пирамидами, а ацтекскими, — сказав это, он смутился и покраснел, так что Тори засмеялась, глядя на него, но тут же подавила смех. — А-а, понятно.

— Это вовсе не смешно, — многозначительно произнес Девон, справившись со смущением. — Конечно, мы не верим в силу проклятия.

— Конечно, — подхватила Тори.

— Считаем это смешным предрассудком.

— Да-да, но все-таки расскажи. Ты что, спас Бобби от какого-то проклятия? Как это было?

Девон вздохнул.

— Я действительно спас его, но всего лишь от падавшего на него огромного каменного идола, который размозжил бы ему голову, если бы не я. Бобби же решил, что это было проклятие Богов и только я не дал ему свершиться. Теперь мы часто вспоминаем тот случай.

В эту минуту самолет затрясло, сильнейший ветер стал бросать его из стороны в сторону, так как машина вошла в самый эпицентр грозы, и это заставило их забыть и про чудесное спасение Бобби, и про проклятие. Было темно, как глубокой ночью, сверкали молнии, а гром заглушал рев моторов.

Следя за тем, как Девон справляется с приборами, Тори неожиданно вспомнила ту ночь, когда они гадали на картах, и прошептала почти неслышно:

— Гроза… Опасность.

Девон серьезно посмотрел на нее — он тоже вспомнил то гадание, в котором он видел нечто большее, чем простую забаву, и сказал:

— Это удивительно, как в тебе сильна интуиция.

Тори смутилась:

— Простое совпадение.

— Неужели? — Девон взглянул на нее — ему был виден лишь ее профиль — и заговорил: — Я никогда особенно не верил в интуицию, никогда не считал, что мне самому придется испытать что-либо подобное. Наверное, все дело в том, что я ученый. Но, встретив тебя, я понял, что существует внутренний голос, что есть такая вещь, как ясновидение, позволяющее проникнуть в суть вещей, и это поразило меня. Конечно, кое-что вполне можно объяснить разумными причинами. Например, твои картины. То, что я в них увидел, возможно, увидели и другие, и все благодаря твоему ясному видению. Но в этих картинах есть еще нечто, рассказывающее о тебе самой. Например, именно с их помощью я понял, почему ты такая осторожная и недоверчивая.

Тори знала, что должна что-то сказать, но предательский комок в горле помешал ей это сделать. С трудом справившись с волнением, она наконец проговорила:

— И почему же?

— Потому что ты не доверяешь своим чувствам и собственным эмоциональным оценкам.

Вокруг них бушевала гроза, но Тори знала, что ее внутреннее смятение объяснялось не только этим.

— Эмоции только мешают понять истинное положение вещей.

С минуту Девон молчал, потом тихо заговорил:

— Эмоции необходимы, Тори. Одни лишь логика и разум при отсутствии эмоций способны превратить жизнь в холодное существование. Тебе известна концепция «инь-ян»?

Она утвердительно кивнула головой:

— Да. Это выражается символически в виде круга, пересеченного кривой: одна часть пассивное начало, женское, другая — активное, мужское.

— И это означает, — уверенно продолжал Девон, — что ни одна из этих частей в отдельности целостностью не обладает. Подумай, о чем это говорит. Мужчина и женщина не были созданы для раздельного существования. Я никогда не понимал, что во мне живет интуиция, пока не встретил тебя. Пойми же, что твоя жизнь будет неполной, если в ней не будет места интуиции, эмоциям.

Тори слушала его, не прерывая, и размышляла над тем, что он сказал. Снаружи бушевала фантастически прекрасная и в то же время грозная стихия, и на душе у нее было неспокойно.

Она так и не нарушила молчания, пока они не приземлились в Майами, оставив шторм далеко позади себя.


Обе пары обедали вместе. Они очень спешили, потому что у них было мало времени, и сразу же после обеда их самолет покинул город, уже зажигавший огни.

Тори понравились обед и дружеская атмосфера за столом, однако ей постоянно приходилось делать над собой усилие, чтобы не погрузиться в длительное молчание. Она знала, что отчасти причиной такого состояния были утомительные часы полета, но в то же время понимала, что беспокойство и рассеянность объяснялись более глубокими причинами.

Унаследованный от Магды дар внутреннего видения оборачивался для Тори беспощадным самоанализом. По своей природе она была из тех, кто постоянно прислушивается к себе и анализирует собственные мысли и чувства. Но сейчас ей и это не помогало.

Могла ли она в этот раз довериться своим эмоциям? Прав ли Девон, говоря о роли чувств и интуиции? Она всегда считала, что ее творчество имеет научную природу и основано, прежде всего, на логике и знаниях в области техники живописи. Теперь Девон заставил ее усомниться в этом — выходило, что интуиция в ее творчестве занимала большее место, чем ей того хотелось. Оказалось, что вопрос не так прост. Разве первоначально ее мнение и представление о Джордане не основывалось именно на эмоциях? И разве не понадобилась затем вся «наука» ее искусства, чтобы доказать ошибочность этого представления? А может быть, наоборот, она писала его портрет, пользуясь своей действительно очень развитой интуицией, составлявшей на самом деле основу ее творчества?

Тори всматривалась в тьму за бортом, время от времени ловя на себе пристальный взгляд мужчины, сидевшего рядом с ней в освещенной кабине самолета, высоко летевшего над землей, и испытывала ни на что не похожее чувство близости, связывающее ее с Девоном. Во время полета она молчала и внешне оставалась спокойной, но внутри нее шла напряженная работа. То ли под влиянием его откровенных слов, то ли почувствовав себя освободившейся от чего-то ненужного, она вдруг ясно увидела правду, слишком сильную, чтобы можно было ее не замечать или отрицать.

Слишком поздно, говорила она себе. Поздно делать выбор, отрицать и анализировать. Поздно думать о принятии решения.

Потому что она уже полюбила Девона Йорка.

— Устала?

Его мягкий голос, в котором звучало сочувствие, заставил Тори очнуться от переполнявших ее мыслей. Повернувшись к нему она внимательно посмотрела на Девона — странно, у нее вдруг возникло такое ощущение, будто она видит его впервые.

Наконец Тори окончательно пришла в себя, и сама удивилась тому, как спокойно прозвучал ее ответ.

— Да, немного.

— Скоро уже будем дома, — сказал он, и в его голосе послышалась нежность.

В его устах это слово казалось ей наполненным особым смыслом. Тори глубоко вздохнула и покачала головой, словно пытаясь рассеять туман, окутавший не только самолет, но и ее мысли, мешая ей сосредоточиться. У нее это не совсем получилась, но по крайней мере, когда она заговорила, ее слова звучали ровно и спокойно.

— Да, я думаю, что не следует забирать Виски сегодня. Мы, наверное, поздно будем дома. Подождем лучше до завтра.

— Да-да, возьмем его завтра. — Девон взглянул на Тори, чувствуя ее внутреннее смятение и не понимая, что могло ее расстроить. Хотя лицо и голос Тори выражали спокойствие, переплетенные пальцы лежавших на коленях рук выдавали волнение, которого он никогда еще не видел в ней. Когда же она посмотрела на Девона, он прочитал явную тревогу в ее глазах. Она выглядела какой-то растерянной, и ему вдруг опять захотелось взять ее на руки и утешить. Да, она совсем завладела его мыслями, эта невероятная женщина с необыкновенными цыганскими глазами и раненой душой. Ее прекрасное лицо притягивало взгляд как магнит, само ее присутствие будоражило и волновало.

Девон никогда не считал себя слишком сдержанным, но и не видел большой заслуги в том, что не торопил ее, не старался приблизить те отношения, к которым она была готова, но не решалась перейти грань. Он знал лишь одно: ему хотелось, чтобы Тори была так же уверена в своих чувствах, как он — в своих. Что касается его — то он желал ее всем сердцем.

Девон снова взглянул на Тори, чувствуя, как его охватывает возбуждение, но тут же, безжалостно подавив его, переключил внимание на управление самолетом. Время. Всему нужно время. Отныне его задача — убедить Тори Майклз в том, что он уже вошел в ее жизнь, и неважно, сколько на это потребуется часов или дней.

Устав от своих раздумий, Тори остаток полета провела в каком-то забытьи. У нее не было сил что-то решать, что-то исправлять. Когда до ее сознания дошло, что она любит Девона, наступило странное успокоение. Она разобралась в своих чувствах окончательно и поняла, что имя им было — любовь.

Приземлившись в аэропорту Хантингтона, они оставили самолет присланному Бобби пилоту, который должен был пополнить запас топлива, и на грузовике Филиппа по извилистому горному шоссе направились к ее дому.

В дороге они почти не разговаривали. Молчание затянулось, и оба уже начинали испытывать от этого некоторую неловкость. Тори знала, что Девон нервничает, но не находила слов, чтобы объяснить ему свое состояние. Лишь когда они подъехали к дому, она нарушила молчание, пригласив его зайти и выпить что-нибудь, и затем над ними снова нависла тишина.

Стоя в гостиной перед холодным камином, Тори медленно потягивала бренди, с удивлением наблюдая, как он, явно испытывая беспокойство и неловкость, беспрестанно шагает по комнате, словно ищет и не находит чего-то.

— Мне понравилось наше путешествие, — выдавила она из себя наконец.

— Я рад, что ты поехала со мной. Они снова замолчали.

— Что-нибудь не так? — спросил Девон, подойдя к ней.

Тори подняла голову вверх, чтобы видеть его лицо, потом снова уставилась на свой стакан с бренди. Она понимала, что с ней происходит то же, что и с ним, но не хотела говорить о своих чувствах. Во всяком случае, не теперь. Еще не время.

— Нет, ничего, все в порядке, — проговорила она почти шепотом.

— Так-таки совсем ничего? — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Так, теперь послушай меня. Ты обязана выйти за меня замуж. Иначе мой брат подумает, что ты просто играешь со мной.

Не отрывая глаз от своего стакана, она с легкой улыбкой ответила:

— Ты лучше вспомни Байрона: «Когда мужчина женится, умирает или обращается в индуистскую веру, он расстается с лучшими друзьями». Ты же не хочешь, чтобы это произошло?

— Байрон говорил чушь, — безапелляционно заявил Девон. — Он был злобный циник. Но ты снова уклоняешься от ответа на мое предложение.

Тори решила обернуть все в шутку и придать разговору иное направление.

— Я просто не знаю, что тебе сказать. Чтобы я могла допустить самую мысль о том, что мы можем пожениться, тебе необходимо иметь определенные качества.

— Какие же, например?

— Например, способен ли ты поймать такси, когда на улице идет дождь?

— Конечно, хотя в наших условиях для этого вовсе не надо иметь какой-то особый талант.

— Хорошо. Пошли дальше: ты оставляешь на ночь окно открытым или закрываешь его?

— Ни то, ни другое.

— Может быть, ты вовсе не открываешь окна?

— Нет, почему же: весной открываю, а осенью закрываю.

Тори постаралась придумать что-нибудь еще в том же духе — простое и в то же время забавное, но не смогла. Слишком заняты были ее мысли стоявшим рядом человеком, слишком явственно ощущала она, как внутри нее разгоралось погасшее было пламя языческого чувства, слишком остро было осознание того, что несмотря на ее старания превратить все в шутку, его очередное предложение причинило ей сердечную боль.

Она снова замолчала.

Когда наступившая тишина стала невыносимой, Девон после минутного раздумья заговорил. На этот раз словами Льюиса Кэрролла, процитировав строки из «В Зазеркалье»:

И Морж заводит разговор

О всяческих вещах.

Сначала о капусте речь,

Потом о королях,

Про рачий свист, про стертый блеск

И дырки в башмаках.

Тори прекрасно поняла, что он хотел этим сказать. Она уже достаточно хорошо изучила этого человека и была уверена в том, что он не успокоится, пока не раскроет причину их молчания и всей той бессмыслицы, которую они несли, чтобы его прервать.

— Пришло время выкладывать свои карты, — спокойно проговорил Девон. — Но что с тобой, цыганка?

Глава 7

Протянув руку, Тори поставила стакан на камин и, взглянув на него, заговорила, хотя не была уверена, что сумеет подобрать нужные слова.

— После разрыва с Джорданом я дала себе слово, что никогда и никого не полюблю. Слишком высокую цену приходится платить за это. И когда все кончается тем, что два человека начинают морально уничтожать друг друга, это ужасно.

— Но так не должно быть, — решительно возразил Девон.

— Не должно? — Горькая усмешка искривила ее губы. Она нервничала: длительный перелет и испытываемое ею внутреннее смятение выбили ее из колеи. — Возможно, ты и прав. Но риск слишком велик. Я же нуждаюсь в душевном спокойствии. Вопреки общему мнению, страдание не делает художника великим: несчастный художник не более удачлив в искусстве, чем любой другой человек в любом другом виде деятельности. А живопись — это моя жизнь. И я не могу от нее отказаться. Ты это понимаешь? Не могу!

Девон медленно кивнул головой.

— Я понимаю. Понимаю и то, что тебя глубоко оскорбили, что именно поэтому ты так недоверчива. — Его лицо было спокойно, ясные зеленые глаза смотрели прямо и открыто. — Но, Тори, я не думаю, что мог бы причинить тебе зло. Конечно, одному Богу известно, насколько я могу быть объективным, но я действительно считаю, что нужен тебе. Так же, как и ты мне. И я не могу отказаться от этого. Дай мне хотя бы один шанс, прошу тебя.

— Странно, мне казалось, что я только это и делала, — неуверенно протянула она.

— Ну и что же? — спросил он, ставя на камин свой стакан.

У Тори вдруг неожиданно пересохло в горле, и она выпалила:

— Я не нахожу себе места, когда ты уходишь, и ненавижу себя за это. Неужели, черт побери, я снова влюбилась? А я не хочу, не хочу!

— Ш-ш-ш. — Девон притянул ее к себе за плечи, успокаивая, как маленькую. — Ты просто устала.

— Я устала быть одна, — резко сказала она, тоже обнимая его. — Я уже почти привыкла к одиночеству, но потом вдруг тебя занесло в мой дом, и теперь я больше этого не вынесу.

— Тори…

— Останься со мной, — еле слышно прошептала она.

Девон ответил не сразу. Слегка отодвинувшись от нее, он повернул к себе ее лицо и посмотрел в серые глаза, подернувшиеся фиолетовой дымкой.

— Если бы я только был уверен, что ты знаешь, что делаешь, — выдохнул он.

— Разве ты не понимаешь? — На ее губах появилась грустная усмешка. — В этом все и дело: я слишком хорошо знаю, что делаю.

Он посмотрел на нее долгим взглядом и горячо сказал:

— Поверь мне, я никогда не причиню тебе боли!

— Тогда не оставляй меня одну.

— О, Тори…

Как ни странно, именно его нерешительность подстегнула ее собственное решение, а его сдержанность разрушила ее собственную. Она хотела быть сейчас с ним — и это было единственное, что она знала наверняка. Конечно, она хотела, чтобы в ее душе и сердце остались все ночи с ним, но если вдруг в одно прекрасное или не очень прекрасное утро она обнаружит, что должна за это многим заплатить, — что ж, она заплатит, но это будет завтра. В своей судьбе, в своей любви она полагалась на Божью волю. Тори повернулась к нему лицом, приложилась губами к его груди, чувствуя, как бешено бьется его сердце.

— Прошу тебя, останься.

У Девона перехватило дыхание, он по-прежнему казался внешне спокойным, но его зеленые глаза загорелись неистовым огнем. Не отрывая рук от ее лица, он медленно склонился к ней и нежно коснулся своими губами ее губ. Его дыхание смешалось с ее дыханием, и он прошептал:

— Я не могу без тебя… Боже, как ты мне нужна… Если ты только уверена в своих чувствах, Тори…

Руки Тори обвились вокруг его шеи, пальцы теребили золотую серьгу.

— Да, уверена, — невнятно шептала она, обнимая его и чувствуя, как земля уходит у нее из-под ног, а все вокруг начинает кружиться.

Его губы целовали ее настойчиво и властно, как будто беря от нее все, что она ему предлагала, а он не довольствовался этим и требовал большего. Это напоминало какую-то битву, они сражались словно не на жизнь, а на смерть. Это был взрыв желания такой силы, которую никто из них и не мог себе представить.

Он поднял ее на руки и понес наверх, в спальню, а она, прильнув к нему и соединив пальцы своих рук в его волосах, испытывала ни с чем не сравнимое удовольствие от того, что он нес се так бережно и ласково, как ребенка. Однако чувства, испытываемые ею, были далеко не так невинны.

Девон поднес ее к широкой кровати и, нежно поставив на пол, нагнулся, чтобы отвернуть одеяло и включить лампу на ночном столике. Золотистый свет мягко осветил их фигуры и расстеленную кровать.

Снова взяв лицо Тори в свои руки, Девон стал осыпать горячими поцелуями ее закрытые глаза, щеки, лоб. В нетерпении Тори стянула с его плеч пиджак, а когда он отшвырнул его на пол, принялась расстегивать пуговицы его рубашки. Вслед за пиджаком на пол полетел ее свитер — она так и не поняла, кто его снял — он или она. Наконец рубашка тоже упала, и Тори быстрым движением скинула с ног туфли. Одежда так и осталась лежать на полу, но они уже не обращали на это никакого внимания.

Девон медленно подталкивал Тори вперед, лаская рукой ее грудь и быстрыми поцелуями покрывая ее шею и пространство вдоль кружевного края бюстгальтера, устремляясь к затененной ложбинке между грудей. Тори с трудом переводила дыхание, оно застревало в горле, от его прикосновений пронизывала дрожь. Словно в тумане, она почувствовала, как, скользнув по бедрам, упали ее джинсы, и, слегка приподняв, Девон укладывал ее на кровать. Не желая разъединиться с ним хоть на мгновение, Тори лишь усилием воли разжала руки, чтобы он мог лечь рядом, глядя в его полные страсти глаза и на то, как он продолжал сдирать с себя остатки одежды. Он был само воплощение того языческого огня, который горел и в ее крови. В полутемной комнате свет лампы подчеркивал скульптурные формы его сильного тела. Он был так прекрасен, что она спрашивала себя, зачем надо было откладывать эту ночь.

С низким, глухим стоном он принял молчаливое приглашение раскрытых навстречу рук. Дрожащими руками он сбросил с нее трусики и бюстгальтер, вселяя огонь в ее пробудившуюся плоть, и своими горящими зелеными глазами окидывал всю ее ненасытным взором.

— Боже мой, как ты прекрасна, — прошептал он срывающимся голосом. Горячее дыхание опалило ее желанием еще до того, как его губы снова дотронулись до нее.

Задыхаясь, прикусив губу, Тори яростно вцепилась в его плечи. Его жадный рот ласкал ее напрягшуюся грудь, и тело обжигал огонь, словно опалявший обнаженные нервы, в ушах гулко отдавались удары сердца, готового выпрыгнуть из груди. Она прильнула к нему, боясь его отпустить, потому что он казался единственной реальностью в мире, находившемся на грани безумия, от которого она искала у него защиты.

Никогда после Тори не могла понять, откуда возник в ней этот дьявол, но в какой-то момент он вселился в нее, дьявол женской плоти, дьявольский пламень вожделения. Он настойчиво завладел ее волей, наполнив мозг разбушевавшейся страстью, древней, как огонь цыганского костра, разведенного в пещере. Этот огонь странным образом освободил ее от всех колебаний, сомнений, заставил отбросить всякую стыдливость. Она почувствовала себя такой, какой никогда раньше не была, и какое-то первобытное желание безрассудно охватило ее тело и мозг.

Рухнули все преграды — и никакое самообладание Девона не могло устоять перед яростным напором ее чувств.

Ее руки и губы лихорадочно скользили по его телу, изучая его во всех подробностях, чего она никогда в жизни не осмелилась бы проделать с другим мужчиной. Тори словно обезумела от своих открытий, от своего порыва. Ее ласки исторгали из его горла хриплые стоны, дрожь сотрясала его тело, а страстный шепот перерастал в неистовый бред. Она же только становилась все требовательнее и настойчивее.

Это отвечало желаниям Девона — и бушевавший в ней дьявольский огонь лишил его воли, переполнил страстью.

Их охватил настоящий шквал, ввергая их в безжалостный костер страсти. В их движениях было изящество танцоров и мощь схватившихся в смертельной схватке хищников. Их порыв лишь немногим отличался от безумия.

И наконец осталось только это безумие, только он и она, слившиеся воедино. Их неистовство соединилось в один торжествующий крик наслаждения, ставший знаком их освобождения и того, что, пройдя испытание огнем, они выдержали его.


Усталые, освободившиеся от всего, кроме сомнения в реальности происходящего, они лежали в объятиях друг друга. Свет лампы мягко освещал их тела, которые, словно от эха мощного взрыва, еще время от времени сотрясала дрожь. Девон набросил на себя и на Тори простыню и лежал, прижимая ее к себе, будто все еще боясь потерять, и не переставал гладить ее волосы и руку, лежавшую на его груди.

— О Боже! — прошептал он наконец.

Тори потерлась щекой о его плечо. Оглушенная происшедшим, ока все еще не могла прийти в себя, до конца понять, что это было, зная только, что никогда в жизни не переживала такого чувства близости к другому человеку.

— Ты… ты что-то невероятное, моя любимая…моя цыганка.

— Ты тоже ничего, — сказала она охрипшим голосом, стараясь казаться беззаботной.

Девон тут же подхватил заданный ею полушутливый тон.

— Надеюсь, в это утро ты будешь относиться ко мне с уважением, — сказал он нарочито обеспокоенным голосом.

— Я всегда знала, что ты хороший человек, — засмеялась она.

— Именно поэтому ты на меня и набросилась.

— Конечно.

— Знаешь, в тебе было столько силы, словно у какого-нибудь грузчика из Ньюкасла.

— А ты занимаешься любовью по привычке?

— Скорее по природе.

— При чем тогда тут я?

— Трудный вопрос.

— Ничего себе.

— Ну, хорошо. Ты моя добыча.

— Час от часу не легче. Я бы не советовала тебе путать женщин с трофеями.

— Разве я путаю?

— Конечно.

— Извини, пожалуйста. Ну, тогда ты можешь быть, например, моей царственной спутницей.

— Разве ты принц или король?

— А разве нет?

— Конечно нет. Ты мой благородный рыцарь.

— Я готов быть твоим рыцарем благородного образа хоть на осле.

— Это и неважно. Он привлек ее к себе:

— А ты мой ангел, только вот не видно сияния вокруг твоей головы.

— Разве? — Она стала вертеть головой, словно стараясь за ней что-то разглядеть. — Вот досада! Наверное, это ты украл его?

— Мне ведь нужен был какой-нибудь сувенир.

— Верни сейчас же.

— Не могу. Невозможно, завоевав «редкую, ярчайшую звезду» заботиться о том, чтобы сохранить венчик ангела.

Она рассмеялась:

— Сдаюсь! Ты победил! Я быстрее соображаю, когда одета и нахожусь в вертикальном положении.

— Смею тебя уверить, что ты достаточно проворна и обнаженная, и в горизонтальном положении.

— Перестань, Девон.

— Я имел в виду только способность думать — и ничего больше.

— Так я тебе и поверила.

— Нет, в самом деле. Конечно, ты великолепна и…

— Само собой разумеется, — прервала его Тори.

— Все это — пустые слова, — усмехнулся он.

— А у нас весь разговор из них и состоит.

— Давай тогда поговорим откровенно.

— Ты о чем? — насторожилась она.

— Просто я хотел сказать, что идет дождь. Тори расхохоталась.

— Ну что, получила? — Девон был явно удовлетворен своей шуткой.

— Я уже давно поняла, что просто невозможно догадаться, что ты выкинешь в следующую минуту, — сказала она смиренным тоном.

— И все же попробуй догадаться, о чем я сейчас думаю.

Она открыла от изумления рот и потом пробормотала неуверенно:

— Неужели ты не устал?

— Ты умница, и я не устал, — сказал он хрипло, гибким движением придвигаясь к ней. Нежно лаская тело Тори, покрытое золотистым загаром, он осыпал поцелуями ее лицо и шею. — А ты? — спросил он ее.

Но Тори и не думала отвечать. Во всяком случае, словами.


Некоторое время спустя Девон вытянул руку, чтобы выключить свет.

— Безу-у-мно хорошо, — протянул он в полудреме, засыпая под убаюкивающий мерный стук своего сердца.


Тори уже проснулась, но, как и всегда по утрам, лежала с закрытыми глазами, как можно дольше оттягивая момент вставания. Лишь осознав, что Девон тоже не спит, она пошевелилась, и он, заметив это, нежно провел рукой по ее волосам. Они по-прежнему лежали, тесно прижавшись друг к другу и, как поняла Тори, ни на сантиметр не поменяв положения после того, как заснули.

Тори снова пошевелилась и тут же почувствовала ответное ласковое движение обнимавшей ее руки.

— Ты так уютно свернулся во сне. — Ее хрипловатый после сна и возбуждения голос прозвучал приглушенно: она лежала, уткнувшись лицом в его шею.

Девон, не расслышав, переспросил:

— Что я делаю во сне?

— Очень уютно устраиваешься в постели. Я никогда еще не видела, чтобы кто-нибудь так спал.

— Правда? — Он взял ее рукой за подбородок и, запрокинув ее голову для поцелуя, сказал: — Доброе утро.

Тори не отрываясь смотрела в его необыкновенные зеленые глаза, смутно припоминая прошедшую ночь. Боже мой, неужели это действительно была она? Эта развратная женщина? Она почувствовала, что краснеет, и зарылась лицом в подушку.

Девон ласково рассмеялся:

— Да не гляди ты такой виноватой, милая ты моя цыганка! Ты сведешь меня с ума, если будешь каждое утро просыпаться с таким выражением лица!

— Это вовсе не то, что ты думаешь, — чуть слышно возразила она. — Это просто потому, что я никогда…

— Что никогда? — нетерпеливо прервал он ее.

— Я никогда раньше не испытывала такого.

— И я тоже.

Она смущенно взглянула на него:

— Это правда?

— Да, правда. — Он нежно провел рукой по ее губам. — Значит, мы с тобой оба волшебники.

— Да, и карты говорили правду, — засмеялась Тори.

В глазах Девона вспыхнули озорные огоньки:

— Хоть я терпеть не могу, когда говорят: «я был прав», но в данном случае это действительно так.

— Ну и конечно же ты не смог отказать себе сейчас в этом удовольствии!

— Что поделаешь, такой уж у меня характер.

— Кажется, в твоем характере много подобных особенностей.

— Ну, извини меня, пожалуйста.

— Нет, правда, их слишком много: ненасытное любопытство, терпение Иова, насмешливость и самообладание, как у святого.

— Ну разве это недостатки?

— И да, и нет. В тебе эти качества очень противоречивы.

Она и поддразнивала его, и, с другой стороны, действительно была озадачена сложностью характера своего возлюбленного.

Он не сдавался:

— Кто бы говорил… Тори удивилась:

— Но, по-моему, во мне нет таких противоречий.

— Ты так думаешь? Милая моя цыганка, насколько мне удалось тебя узнать, ты — самая удивительная загадка на этом свете со времен Стонхенджа.

— Кто? Я? — Тори недоуменно пожала плечами.

— Конечно! И, возможно, мне придется потратить на ее разгадку всю оставшуюся жизнь.

Тори собралась было попросить Девона, чтобы он объяснил подробнее, что имел в виду, но, откровенно говоря, ей было не до того. К тому же Девон я это утро, казалось, испытывал такой прилив энергии, что ей вообще ни о чем не захотелось говорить.

Отдохнув и восстановив свои силы, они потом долго плескались под душем. Одевшись, спустились вниз, и Девон в очередной раз продемонстрировал на кухне свои кулинарные способности. Готовя завтрак, он шутил, смеялся, болтал, не закрывая рта, и Тори с удивлением обнаружила, что утро тоже может быть замечательным временем суток — если проводишь его в соответствующей компании.

Благородно настояв на разделении труда, Тори привела в порядок кухню, а Девон отправился к миссис Дженкинз, чтобы забрать Виски. Тори закончила работу до его возвращения и, впервые за последнее время оказавшись одна, почувствовала вдруг знакомое нетерпение: она явно соскучилась по работе, ее мозг и руки слишком долго оставались невостребованными. Тори сходила в мастерскую и принесла оттуда альбом набросков.

Стоял теплый солнечный день бабьего лета с его особой свежестью и пьянящими ароматами. Тори распахнула двери французского балкона, ведущие из гостиной во внутренний дворик, и вышла в него, любуясь открывавшимся перед ней пейзажем с его плавными очертаниями гор и долин, из-за которого она, собственно, и купила этот дом. Усевшись в удобное кресло — эти кресла из красного дерева остались в доме от Анжелы, — Тори взяла альбом в руки. Потом, по своей излюбленной привычке заложив за ухо угольный карандаш, другим стала делать набросок одной из наиболее величественных гор.

Через несколько минут она остановилась и поглядела на эскиз. Что-то ей не нравилось в нем, раздражало. Она снова взглянула на рисунок, ее одолевали сомнения и, наконец, вздохнув, она приняла решение.

Я только попробую, уверяла она себя. Здесь нет никакой опасности: какая может быть опасность в том, что она попытается его нарисовать? На первой стадии всегда передается лишь внешнее сходство, ну в какой-то степени выражение лица, но более глубокое проникновение в образ невозможно.

Только попробую…

Тори перевернула плотный лист бумаги на другую сторону, но теперь она рисовала не пейзаж. На пустое пространство листа она наносила иные очертания, штрихи, изгибы. Сначала работа подвигалась медленно, словно ей приходилось преодолевать самое себя, но затем движения ее руки стали более уверенными и быстрыми. Тори то и дело задумывалась, обращаясь к своей памяти и напряженно вглядывалась в возникающий на бумаге портрет.

Это был портрет мужчины — широкоплечего, с гордо посаженной на сильной шее головой. Его густые волосы слегка разметал ветер. Он смотрел в сторону. Улыбка чуть тронула его твердый рот, выражая природную веселость, но и еще кое-что, что таилось от постороннего взгляда, нечто ей непонятное. Тори заставила себя не думать о том, что скрывалось за этой несколько насмешливой и уклончивой улыбкой, и продолжала рисовать.

Удлиненный овал лица, высокие, хорошей формы скулы. Нос с небольшой горбинкой, упрямый подбородок. Широкий разлет бровей. Глаза… Необыкновенные глаза, удивительно живые и ясные, и очень прямой взгляд.

Тори долго всматривалась в рождавшийся под ее руками портрет Девона, потом медленно закрыла альбом. Прижав его к груди, она снова посмотрела на горы.

— Какой прекрасный вид, — прошептала художница, стараясь не думать о том, что занимало ее мысли. — А кроме него здесь столько всего, что можно рисовать… Ну, хотя бы старинные предметы, словно предназначенные для натюрмортов. Еще можно рисовать Виски. Не стану я писать твой портрет, Девон! Просто буду наслаждаться твоим присутствием, пока ты со мной. Если же ты уйдешь — точнее, когда ты уйдешь, — я все же сделаю твой портрет. Но тогда боль не будет уже такой острой.

Ей вспомнились его слова: «Может быть, мне придется потратить на это всю оставшуюся жизнь», но тут же одернула себя: это просто слова, и потом он ведь мог иметь в виду что-то другое.

Шум подъехавшего к дому грузовика отвлек ее от размышлений, она быстро встала и вошла в дом, плотно прикрыв за собой двери балкона. Потом положила блокнот с набросками и карандаши в ящик стоявшего в углу столика и быстро отошла от него как раз в тот момент, когда Девон появился в комнате.

— Твой кот, — сердито сообщил он, — сейчас чуть не стал причиной серьезного дорожного происшествия. Когда я вел машину, ему, видите ли, непременно понадобилось взобраться на мое плечо. — С этими словами он вручил ей сопротивляющегося виновника беспокойства, решительно добавив: — Я буду его водить на поводке.

— Оставь-ка лучше себе это приспособление, — кинулась Тори на защиту своего любимца. Она нежно взяла котенка на руки, вместо приветствия почесала его за ушами, поставила на пол и посмотрела ему вслед, когда Виски во всю прыть понесся на кухню.

— Я не кот, — заявил Девон, не найдя ничего лучшего для ответа.

Тори хотела было возразить ему, сказав, что в его походке явно есть что-то кошачье, но вовремя прикусила язык, сердито приказав себе ко всему относиться проще. Она хотела пойти на кухню, но Девон неожиданно преградил ей путь и крепко обнял ее.

Отвечая на его объятие, Тори, улыбнувшись, все же спросила:

— Чего вдруг?

Словно сам удивленный своим порывом, Девон покачал головой:

— Утром ты выглядела такой несчастной.

— Но сейчас далеко не утро, — возразила она.

— А вид у тебя все такой же растерянный.

— Я всегда так встречаю новый день.

— Как это?

— Я оттягиваю встречу с новым днем как можно дольше. Потом какое-то время чувствую себя не в своей тарелке и передвигаюсь машинально, не соображая, словно зомби. Потом напиваюсь кофе, и это возвращает меня к реальности.

Он насмешливо поднял бровь:

— Что-то я не припомню, чтобы ты сегодня утром действовала машинально.

— Потому что я была с тобой.

— А когда я ушел, ты снова превратилась в сомнамбулу?

— Да, так и было.

— Тебе необходимо, чтобы кто-нибудь тебя опекал.

— Вовсе нет. — Тори выскользнула из его объятий и села на кушетку. — Что мне действительно необходимо — так это задать тебе несколько вопросов.

— И что же это за вопросы? — вежливо осведомился он, присаживаясь рядом.

Тори решила не скрывать своего любопытства и кое-что разузнать.

— Хорошо. Я скажу тебе, что меня интересует. Я знаю, чем занимается археолог, но совершенно не могу себе представить, как можно, будучи археологом, зарабатывать себе на жизнь. Ты преподаешь? Тебе платят какую-нибудь стипендию? Может, ты работаешь для какого-нибудь музея?

— Я занимаюсь и тем, и другим. В настоящее время — консультант одного из музеев Вашингтона. А следующей зимой я, как обычно, буду преподавать в одном из университетов.

— Тоже в Вашингтоне?

— Нет, он расположен совсем неподалеку отсюда.

Она подумала о том, как тяжело будет сознавать, что он совсем неподалеку от нее, когда они расстанутся, а вслух спросила:

— Значит, с пустыней покончено?

— Нет, лишь на какое-то время. Я всегда провожу несколько месяцев в году на раскопках. — Улыбнувшись, он с невинным видом добавил: — Кстати, на раскопках бывает много интересного для художника.

— Я в этом не сомневаюсь.

— Нет, ты подумай об этом серьезно. Какие там красивые закаты! Ветер, завывающий среди руин, оставшихся от древней цивилизации. А какие интересные предметы мы находим!

— Да, все это, конечно, впечатляет, — быстро проговорила Тори. — Но я еще не все вопросы тебе задала. Расскажи поподробнее о своей работе.

Убедившись, что ей и в самом деле это интересно, Девон стал говорить о раскопках, в которых ему довелось участвовать, дополняя описание работы характеристиками людей, встреченных им, восхищаясь красотой тамошних мест. Он рассказал ей о своих впечатлениях, в частности от Сахары, с ее «прекрасной, незабываемой, умирающей природой», тут же вспоминая и о более забавных вещах:

— Ты обязательно должна поездить на верблюде, это незабываемо. Я никогда в жизни не чувствовал себя таким ничтожным, как под взглядом такого животного, которое как-то раз уставилось на меня. Не сравнить ни с каким гипнозом!

Он говорил ей о песчаных бурях и внезапных половодьях, когда днем вода закипает, а ночью замерзает. О трудной работе археологов, пласт за пластом вгрызающихся в глубь веков, о рабочих, копающих и тщательно просеивающих почву в поисках находок.

Тори слушала его с большим интересом, своими вопросами и вниманием к ответам побуждая его рассказывать еще и еще. Потом они перешли в кухню, потому что наступила пора готовить обед, и постепенно тема их беседы стала более широкой, касаясь проблем, близких и тому, и другому. Когда Тори училась в Париже, она часто путешествовала вместе со своим отцом, ей довелось посетить многие страны мира, и теперь она увлеченно делилась с Девоном своими впечатлениями.

Оба чувствовали себя непринужденно и раскованно, поэтому, когда Девон внезапно изменил ход беседы, это застало ее врасплох. Она стояла спиной к Девону и проворно резала овощи, а он в противоположном конце кухни жарил стейки, когда услышала знакомое:

— Тори, выходи за меня замуж.

Она как раз повернулась к нему, собираясь что-то рассказать, и остановилась, пораженная не столько словами, сколько тем, как они были сказаны — словно через силу, с хрипом вырвавшись из его горла. Тори быстро взглянула на него — и улыбка тотчас сошла с ее лица, когда она увидела странное, почти угрожающее выражение глаз своего любимого, и сердце ее учащенно забилось.

— Похоже, ты это всерьез, — прошептала она. Девон резко кивнул головой:

— Да, я абсолютно серьезен. Странно, но когда я наконец сделал тебе настоящее предложение, я еле смог выговорить эти слова — моя тренировка мне ничуть не пригодилась.

Глава 8

Тори оставила без ответа слова Девона, потому что была сильно взволнована — тем более, что она прекрасно видела, как он сам потрясен собственным предложением. Она не могла справиться с охватившими ее чувствами и придать им верное направление. Но одно ей было очевидно: необходимо объяснить ему, почему она испугалась его слов, а ей трудно это сделать, потому что сама едва ли понимает до конца природу своего страха.

— Я хочу кое-что тебе показать, — выговорила она наконец.

Девон недоверчиво посмотрел на нее долгим, испытующим взглядом, словно стараясь убедиться, что она сказала это не для того, чтобы поменять тему. Потом утвердительно кивнул головой:

— Хорошо.

Тори выключила печь и направилась в мастерскую. Девон последовал за ней. Он не был здесь с самого первого дня их знакомства. Оставив нераспакованными несколько незаконченных картин, Тори расставила по местам свои принадлежности и инструменты. Когда они вошли, Тори молча показала ему на угол комнаты, где падающие через незанавешенное окно лучи солнца играли на холстах, поставленных вдоль стены.

Девон нерешительно подошел к картинам.

— Это твой ответ? — спокойно спросил он, прямо глядя ей в глаза.

— Да, в каком-то роде. — Тори глубоко вздохнула. — Я не могу думать о замужестве, Девон. Во всяком случае, сейчас.

— Вообще о замужестве? Или о том, чтобы выйти за меня?

— И о том, и о другом.

Девон прислонился к стене, засунув руки в карманы своих слаксов и не отводя от нее взгляда. На картины он не смотрел.

— А как же последняя ночь? — коротко бросил он.

Тори понимала, как он был встревожен и уязвлен. Ей хотелось подбежать к нему, броситься на шею, сказать, как сильно она его любит. Она хотела успокоить, прогнать обиду, затаившуюся в этих удивительных зеленых глазах.

Но она не могла забыть тех страданий, которые принесло ей предательство Джордана. Ей вспомнилось собственное отчаяние и недоумение, его подлость и издевательские выпады по поводу ее затянувшегося девичества. Боль утраченной любви, которая в действительности не была любовью с его стороны.

Но Девон был совсем другим человеком. Тори знала, что он неспособен на подлость или жестокость. И все же Тори не собиралась связывать себя обязательствами, вытекающими из трех коротких слов, произнесенных им, и ее признания в собственных чувствах. Но в любом случае она должна была прежде всего решить для себя одну проблему и сделать выбор. Причем знала, что любое решение могло причинить ей боль: либо сейчас написать портрет Девона, что поможет ей определить, является ли ее чувство к нему настоящим, либо позволить любви к нему еще глубже укорениться в ее сердце, прежде чем она напишет его портрет.

И в том, и в другом случае она рисковала вновь пережить страдания потерянной любви. А эта любовь была для нее еще более важной, чем некогда любовь к Джордану.

— Ты ведь знаешь, чем была для меня последняя ночь, — наконец произнесла она.

— Мне казалось, что знаю. Но, похоже, я ошибся.

Тори была готова забыть обо всем и броситься к нему — так ее поразила почти незаметно прозвучавшая в его голосе боль. Однако она даже не пошевелилась, а ноги словно приросли к полу.

— Нет, ты не ошибся, — сказала она прерывающимся от волнения голосом.

— Тогда почему ты не хочешь, чтобы мы поженились? — спросил он и возмущенно добавил: — Я же сказал, что никогда не причиню тебе страдания. Тори, я говорю очень серьезно.

— Я это знаю. И верю тебе. Но, Девон, прошу тебя, почему нельзя просто дать событиям развиваться своим путем?

— А кому это нужно? — требовательно спросил Девон.

— Просто мне нужно… время.

— Я-то думал, что мы уже миновали эту стадию.

Тори не знала, что на это ответить. Во всяком случае, ответить так, чтобы он понял. И с отчаяния попыталась обратить все в шутку:

— Но разве я виновата, что мне удалось найти единственного мужчину в округе, готового добровольно сковать себя узами брака?

Он и не подумал улыбнуться и серьезно продолжил ее фразу:

— Да, и еще кольцами и обещаниями верности. Пойми, Тори, я не стремился здесь к любовному приключению.

— Но ты не стремился и к браку.

— Конечно, у меня не было этого в мыслях, когда я постучал в дверь твоего дома в то первое утро, когда увидел тебя. Возможно, я не думал об этом и когда делал тебе те «тренировочные» предложения. Но в глубине души у меня сразу возникла такая мысль. Я уверен, что всегда это имел в виду — жениться на тебе.

Тори решила перейти к иным, житейским аргументам.

— Ты совсем меня не знаешь.

— Но я не устаю тебя изучать, Тори, и узнаю тебя как следует, если ты дашь мне такую возможность.

— Бот видишь! И я говорю, что нам нужно время.

Он не отводил глаз от нее, и по их выражению она видела, как он расстроен.

— Хорошо, — проговорил он, — пусть это послужит мне уроком. У меня вышло, как у того пастушонка, который много раз кричал: «Волк!». А в решающий момент ему не поверили.

Тори вдруг решилась и шагнула ему навстречу:

— Девон, ты стал частью моей жизни. — Она попыталась справиться с волнением и говорить спокойно, но чувствовала, что ей это не удается. — Если ты меня оставишь, мне ужасно будет недоставать тебя. Но сейчас я и вправду не могу разобраться в своих чувствах и, кажется, неспособна даже ясно обо всем подумать. Я знаю только то, что не имею права… совершить еще одну ошибку, потому что слишком дорого мне обошлась последняя. Я должна быть уверена во всем. Можешь ты это понять?

Внезапно лицо Девона потеряло свою напряженность, и он кинулся к ней, притянул к себе. Это был совсем не тот посторонний человек, который когда-то чуть не по-настоящему напугал ее своим неожиданным появлением. Это было близкое, родное ей существо.

— Прости меня, дорогая моя. — Глухо прозвучал его голос. — Конечно, я не прав, что тороплю тебя. И сам еще при этом говорю, что не обижу тебя! Не плачь, моя цыганка, я не могу видеть твоих слез.

Тори только сейчас, к своему удивлению, заметила, что плачет. Она обвила Девона руками и тесно прижалась к нему, зарывшись лицом в пышную растительность на его груди.

— Сильные женщины не плачут, — сквозь слезы пробормотала она.

— Я тоже так считаю. — В голосе Девона прозвучали ворчливые нотки. — Но, похоже, сегодня у нас не будет победителей.

— Но у нас все еще впереди.

— Надеюсь, во всяком случае, худшее уже позади. — Он достал из кармана носовой платок и бережно вытер ей слезы.

— Я не согласна, — возразила она, вспомнив вдруг события этой ночи. — Кое-что у нас получилось.

Глаза Девона потемнели — он подумал о том же, что и она.

— Ты права, конечно же получилось, — сказал он, с неожиданной страстью принимаясь осыпать ее поцелуями.

У Тори перехватило дыхание. Она обнимала его лохматую голову, запустив пальцы в густые медно-рыжие волосы, а ее рот расцветал под его поцелуями. Она смутно ощущала, как горевшее в ней дьявольское пламя снова разжигает факел желания.

— Ты, твои древние глаза, — только и смогла она проговорить, вновь обретая дыхание.

— Какие глаза? — спросил он, глядя на нее смеющимся зовущим взглядом.

— Они у тебя древние. Цыганские.

— Ты что-то путаешь, это у тебя настоящие цыганские глаза, — прошептал он, целуя их.

Рассеянно играя с сережкой в его ухе, Тори улыбнулась:

— Нет, ты и вправду похож на древнего цыгана. У тебя древние глаза, золотая серьга и чары самого Люцифера.

Услышав про серьгу, Девон сказал, улыбнувшись:

— О черт, я совсем забыл о ней. Хочешь, вынь ее.

— Нет, не хочу. Она мне очень нравится.

— Тори…

— Кроме того, — Тори пробежала тонкими пальцами по дужке сережки, — у тебя, кажется, вообще нет возможности от нее избавиться, ее нельзя вынуть.

— Как это нельзя?

— Ты ничего не заметил, когда тебе ее вдевали?

— Единственное, что я почувствовал, это то, что мне было больно, — уверенно сказал он. — А почему ее нельзя вынуть?

— Потому что она запаяна, и та боль, о которой ты говоришь, объясняется тем, что ее паяли с помощью огня.

— Вот черти!

— Так что тебе просто надо снова забыть о существовании этой серьги, — предложила Тори.

Он вздохнул.

— Попробую найти ювелира, который сможет мне ее разрезать.

— Желаю удачи.

— Вот повезло, а?

— Знаешь, если ювелиру и удастся разрезать серьгу, когда он будет ее вынимать, ее острые края причинят тебе страшную боль.

— Если ты против, я не решусь на это.

— Извини, пожалуйста.

— Только вряд ли эту серьгу одобрят в тех кругах, где мне приходится бывать.

— Зато одобрят в других местах.

Он вопросительно посмотрел на нее.

— Я имею в виду туземные племена, — пояснила она. — А кроме того, если тебя пригласят, например, на маскарад, не надо думать о костюме — ты всегда можешь изобразить цыгана или пирата.

— Тори… — угрожающе начал он.

— Ну что такого, я просто стараюсь тебе помочь…

— Прошу тебя, не надо.

— Что ты расстраиваешься? Тебе она так идет!

Девон поморщился.

— Хватит издеваться, может, тебе лучше просто пристрелить меня — и всем моим несчастьям придет конец. — Он помрачнел.

Тори нежно обняла его.

— Да брось ты! Мне так с тобой хорошо!

— Ну, ладно, — усмехнулся Девон. — Хорошо, что я еще гожусь на что-то.

— Напрашиваешься на комплимент? Слишком явная наживка!

— Я и не скрываю этого, и как только найду верную приманку, то поймаю тебя, упрямица!

— Неожиданное высказывание для современного мужчины. Звучит как отказ от своих позиций.

— Разве я современный?

— Конечно. Современным мужчинам разрешается быть чувствительными, а женщинам — сильными. И в один прекрасный день это приведет к непредсказуемым результатам.

— Но ведь это будет нескоро?

— И сейчас уже многое перепуталось. Да ты и сам, наверное, это замечаешь.

— Я думал, что это только у меня.

— Да нет, мы все запутались и не можем выпутаться, — печально засмеялась Тори.

— Ну, если так, то можешь считать мое желание «поймать» тебя предательством по отношению к позициям современного мужчины. Но это не остановит моих планов. Я хочу стать необходимым для тебя, и я им стану. Вот так, цыганка.

— Тебе не придется слишком стараться, — честно призналась она и вдруг, что-то вспомнив, медленно сказала — Помнишь, ты назвал меня как-то по-другому — не цыганкой, а как-то еще?

Девон понимающе кивнул головой:

— Цыганкой. Только французским словом «гитана».

— Ты что, знаешь французский?

— Нет, не знаю.

— Откуда же тебе известно это слово?

— Ничего странного. — Улыбнулся Девон. — Поскольку мне было предназначено судьбой влюбиться в цыганку.

— Нет, кроме шуток. Откуда ты столько знаешь о цыганах?

Лицо его приобрело несколько загадочное выражение, и он еле слышно произнес:

— Наверное, это рок!

— Что ты еще придумал?

— Тори, ну это же просто смешно!

— Ну, ладно, скажи мне все-таки.

— Я не помню.

— Что я слышу? Говори немедленно!

— Я, правда, не помню, откуда и почему я знаю это слово. Просто я его знаю.

— Прямо наваждение какое-то.

— Вот и я говорю то же самое.

Тори казалась озабоченной.

— Ты знаешь, я действительно склонна подумать, что все это неспроста. Как карты, той ночью, помнишь? — Она вдруг подозрительно на него посмотрела — Если только и вправду все обошлось без твоих ловких рук.

— Ты зря меня в чем-то подозреваешь. Как можно было ухитриться подтасовать карты, когда ты гадала? — резонно возразил Девон. — Ты же их раскладывала.

Тори неохотно согласилась:

— Верно. Но все-таки откуда ты знаешь это слово?

— Торжественно клянусь, клянусь моей честью, что я не помню, когда, как и почему я узнал его.

— Девон, это определенно рок.

— Да, судьба.

Тори была потрясена этими таинственными совпадениями, но никак не могла до конца в них поверить.

— Тори, помнишь, ты не хотела, чтобы я увидел те картины?

— Да, а что?

— А теперь можно мне их посмотреть?

— Хорошо, смотри, пожалуйста, — сказала она и, когда он подошел к картинам, нахмурившись, вышла из комнаты, но вскоре вернулась и оживленно сообщила — Действительно, это слово существует. И по-французски, и по-испански, и по-итальянски оно означает «цыгане». Ты уверен, что не прочитал его в словаре после нашего знакомства?

— Нет, я нигде его не читал, — сказал Девон рассеянно, снова возвращаясь к осмотру картин.

Тори задумчиво покачала головой и, усевшись за столик, на котором стояли кувшины и стаканы с кистями и тюбиками краски, стала наблюдать за ним. Солнечный луч играл в его рыжих волосах; время от времени, когда Девон делал какое-нибудь резкое движение, свет попадал на золотую сережку и, вспыхивая, рассыпался яркими блестками. Она идет ему, подумала Тори и снова вернулась к своим размышлениям, чувствуя, что во всем этом есть какая-то связь.

В памяти всплыл образ ее отца, весело рассказывавшего своим низким голосом о впечатлениях детства, когда он, сидя на коленях у Магды, слушал цыганские легенды и поверья. От нее он услышал и передал дочери такую примету: «Если твой возлюбленный носит золотую серьгу, он принадлежит только тебе».

Задумчиво прикусив губу, Тори смотрела на Девона. Она понимала, что слишком поздно что-то менять, что это было слишком поздно с самого начала в напрасны ее старания избежать неминуемого. Он принадлежит ей — так же, как она принадлежала ему. И это чувство было слишком сильно, чтобы его игнорировать.

Тори приходилось читать в книгах о людях, попадавших в подобную ситуацию, чья судьба была предопределена. Суть везде одна и та же: герои попадали в водоворот событий, из которого они уже не могли выбраться. Обратный ход невозможен.

Героиня такого любовного романа — обычно очень красивая женщина с удивленными, не просыхающими от слез глазами — вдруг обнаруживала, что она по уши влюблена и ничего не могла с этим поделать. Она тоскует, не спускает с героя влюбленных глаз и в один прекрасный день, отбросив все сомнения, отказавшись от всех своих принципов, предается радостям любви.

Но у Тори все было иначе.

Ей нравилось наблюдать за ним. Это необъяснимо, но ей запал в душу простой и до смешного трогательный жест, каким он загорелыми пальцами рассеянно прочесывал свои густые волосы, создавая милый беспорядок на своей красивой голове, сиявшей, как медный шар. Девон был крупным мужчиной. Движения его сильного тела отличались свободой и размашистостью. У него было несколько надменное лицо, выражавшее внутреннюю силу и энергию; нос со следами не одного перелома; упрямый подбородок, чувственный рот, в легкой усмешке которого читалось нечто неуловимо загадочное; широкий разлет бровей, придававший его грубоватому лицу какую-то трогательную симметрию.

Тори изучала его беспристрастно и как бы отстраненно. Странно, думала она, такое впечатление, что тот, другой Художник, который создал его, словно намеренно противопоставил в нем законченность и незавершенность. Его крупное лицо с перебитым носом и упрямым подбородком казалось незаконченным. Должно быть, со временем и в процессе формирования оно изменило первоначальные очертания и несколько вытянулось. А вот его великолепные брови — она была уверена в этом — оставались такими с рождения.

Теперь Тори твердо знала, что с ней происходило, и приняла это решительно и бесповоротно. Она была очень спокойна и молчалива, прислушиваясь к тому, как исчезают последние сомнения, отступают придуманные принципы — совсем как в тех романах. Оставалось ждать только радостей любви, которые почему-то запаздывали.

Неужели в романах все правда? — думала Тори. Ее колебания еще не до конца покинули ее, но они уже не властвовали над ней.

Разум ее еще пытался сопротивляться. Ты же знаешь, как выбраться из такого положения, твердил ей внутренний голос. Один раз тебя уже накрыло с головой, но все-таки ты выплыла. Смогла в конце концов пристать к берегу и выкарабкаться. Расставив длинные пальцы, Тори внимательно посмотрела на свои руки, словно никогда раньше их не видела. След угольного карандаша напомнил ей о многом. И уже смирившись со всем, что ее ожидало, Тори спросила себя, когда же она напишет, точнее, попытается написать его портрет?

Тори перевела взгляд на Девона, рассматривавшего ее картины. Она заметила, что его интересовали главным образом не пейзажи или натюрморты, а портреты, особенно некоторые из них. На портретах были изображены в основном женщины и дети, реже — мужчины, обычно старики. Она просила их позировать, потому что их лица казались ей особенно выразительными. Девон не мог, конечно, знать, что там недоставало двух портретов. Один из них — сделанный ею по памяти портрет отца — находился в это время на выставке в одной из галерей Нью-Йорка, где когда-то проходили его собственные первые выставки. Другой — портрет Джордана — еще не был распакован.

Девон отошел от последней картины, изображавшей старика, на лице которого запечатлелись следы жизненных невзгод прожитых лет, и посмотрел на Тори восторженными глазами.

— Ты принимаешь заказы?

Она утвердительно кивнула головой.

— Я хочу заказать тебе картину.

Взглянув на него, она спокойно произнесла:

— Тебя я не буду писать. — В этих сказанных почти шепотом словах, однако, слышалась боль, какой-то с трудом сдерживаемый протест против неизбежного.

— Разве я не фотогеничен? — спросил он с комической озабоченностью.

Однако Тори было не до смеха. Она отвела глаза.

— Наоборот, даже очень фотогеничен, — рассеянно ответила она и едва узнала свой голос — таким чужим и изменившимся он ей показался.

Девон пересек комнату и подошел к ней. Тори подняла на него глаза — и встретилась с уже знакомым ей пытливым и проницательным взглядом. Впрочем, может быть, она просто плохо выглядела?

— Тебя что-то тревожит, — обеспокоенно проговорил Девон. Его чудесные брови сошлись в складке на лбу, и весь он напрягся, словно готовясь к бою.

Тори хотелось плакать, но, не выдержав напряжения, она неожиданно для себя рассмеялась тихим, почти беззвучным смехом.

— Я не буду тебя писать, — повторила она, а сама не сводила с него глаз, любуясь великолепной линией его бровей, этой странной незавершенностью его лица, прекрасными глазами, в которых сейчас было столько заботливого беспокойства.

Он еще сильнее нахмурился:

— В чем дело? — спросил он изменившимся голосом. — Что с тобой?

Ничего не ответив, Тори опустила глаза, невидящим взглядом уставившись на пуговицу его рубашки, словно стараясь ее запомнить. Две верхние пуговицы оставались незастегнутыми, и в открытом вороте виднелись темно-рыжие волосы на его груди, покрывавшие загорелую кожу, под которой выступали твердые мускулы тела там, где, в глубине уверенно и мощно билось его сердце.

— Мне нужно побыть одной, Девон, — сказала она, и его имя как-то необычно прозвучало в ее устах.

Ничего не отвечая, он нежно обнял ее.

— Я не могу уйти от тебя, — наконец заговорил он. — Особенно когда ты в таком состоянии. Я не понимаю, что случилось.

Он даже не хочет дать мне возможность сохранить хоть каплю достоинства, подумала Тори, а вслух повторила:

— Мне нужно побыть одной.

— Ну-ка, посмотри на меня, — сказал Девон повелительным тоном, но Тори твердила свое:

— Мне нужно побыть одной. — Она не могла ничего с собой поделать, хотя и чувствовала, что все это начинало походить на сцену из какого-то плохого фильма.

— Ну, Тори…

Сомнения и гордость не покинули ее, но она уже была не вольна распоряжаться собой. Тори посмотрела ему в глаза, и от этого взгляда у него защемило сердце.

— Что с тобой? — мягко спросил он. — Скажи мне, в чем дело?

— Ты все равно не поймешь, — печально произнесла она.

— И все же попробуй.

Тщетно пытаясь подобрать нужные слова и не находя их, Тори поняла, что теряет всякое самообладание. Она была готова разрыдаться. Слишком мало прошло времени. Слишком скоро это снова пришло. Боже мой, как скоро! Конечно, не об этом он ее спрашивал. Но он должен знать. Не для этого ли она привела его сюда смотреть картины?

— Однажды я написала портрет мужчины. — Услышала она словно со стороны свой неестественный голос.

Девон успокоился.

— Ах, вот в чем дело! Поэтому ты и захотела показать мне картины, — тихо произнес он и добавил — Расскажи мне об этом портрете.

— Мне хотелось написать портрет этого мужчины, потому что я любила его, — продолжила она все тем же чужим, хриплым после долгого молчания голосом. — И вдруг почувствовала, что не могу писать. Потому что… люблю его. Ведь я все время глядела на него любящими глазами, а когда стала смотреть на него глазами художника, то увидела в нем двух человек. Я старалась писать по велению сердца, но неожиданно обнаружила в нем не того человека, которого знала. — Тори покачала головой, как будто заново переживая потрясшее ее когда-то открытие.

Девон медленно заговорил:

— Итак, ты любила его до тех пор, пока не написала его портрет. Это ты имеешь в виду?

Тори чуть не рассмеялась ему в лицо. Она была возмущена: уж очень просто у него все выходило. Неужели все долгие месяцы страданий, боли можно было вместить в одну его короткую фразу? Тем не менее она не рассмеялась, а кивнула головой и продолжала, медленно, с трудом выговаривая слова:

— Я должна была это предвидеть, ведь я хорошо себя знала, знала и то, что еще с самых первых своих шагов в искусстве дала себе слово не кривить душой и писать только правду. Я никогда не отступала от этого принципа. И вот, когда я написала Джордана, с моих глаз словно упала пелена, скрывавшая его истинный облик, и любовь ушла.

Тори говорила с расстановкой, чтобы он мог все понять и во всем разобраться.

— Большинство людей, глядя на окружающий мир, видят его словно через стекло, да еще довольно мутное, и нужно многое знать о человеке, чтобы иметь о нем ясное представление.

— Мне понятно то, о чем ты говоришь, — задумчиво сказал Девон. — Мы видим искаженный образ тех, на кого смотрим. И, лишь узнав их достаточно хорошо, начинаем видеть то, что есть на самом деле.

Она согласно кивнула головой.

— В общем это так. Но художник — если только он настоящий — способен миновать эту стадию, стадию познания. И тогда открывается какое-то внутреннее видение, рождающееся из острой потребности заглянуть в самую суть. С каждым шагом, с каждым мазком кисти образ становится все более ясным, и в конце концов не остается никаких иллюзий.

Девон заговорил, и в голосе его слышалось участие:

— А не получилось ли так, что, даже освободившись от иллюзий, твои чувства не изменились? И глаза художника, и глаза любящей женщины по-прежнему видели в нем одного и того же, «первого», человека?

— Да, — словно припоминая что-то, ответила Тори. — Это и было со мной. Однако после я поняла, что позволила чувствам взять верх над тем, что я увидела.

— Тори, но как же…

— Я жила только эмоциями, Девон, я всецело доверяла им. И была не права. Этого нельзя было делать. Понадобилась вся сила искусства, чтобы в конце концов я поняла, что была рабой собственных чувств, диктовавших мне отношение к недостойному человеку.

Глубоко вздохнув, Девон спокойно спросил:

— И какая же во всем этом связь с тем, что ты не хочешь написать мой портрет?

На какую-то долю секунды Тори почувствовала себя загнанной в угол, как преследуемый охотником дикий зверек. Потом, глядя прямо в его глаза, она, не в силах выдержать огромного внутреннего напряжения, прошептала:

— Ты сам прекрасно понимаешь, какая тут связь.

— Тори… — начал он, и голос его прервался.

Тори резко отступила назад. Девон должен все узнать до конца, иначе он может сказать или сделать сейчас что-нибудь непоправимое.

Сдерживая дрожь в голосе, она сказала:

— Девон, вполне возможно, что я должна буду написать твой портрет. Но после этого все может измениться. Я хочу, чтобы ты это понял.

Девон тоже с трудом сдерживал волнение.

— Я также хочу, чтобы ты поняла одну вещь. Я никогда не отказываюсь от своего принципа: всегда оставаться самим собой. И никогда не пытаюсь внушить каких бы то ни было иллюзий на свой счет.

— Ну а что если я сама создаю себе какую-то иллюзию, как это уже было со мной однажды…

— Сейчас ты сильнее, — возразил Девон.

У Тори вдруг возникла мысль о том, что никто из них еще в сущности не сказал другому слов любви, но тут же поняла, что и сейчас их не будет. Еще рано — и для него, и для нее. Она испытывала огромный прилив нежности к этому человеку, который, будто читая ее мысли, понимал и то, о чем она не говорила. Однако вслух она только произнесла:

— Я надеюсь, что да. Девон осторожно попросил ее:

— Ты не могла бы показать мне ту, последнюю, картину, которую я еще не видел?

Тори внимательно на него посмотрела и, будто смирившись с неизбежным, сказала, вздохнув:

— Почему бы и нет? По крайней мере, ты увидишь, как беспощадно правдива моя живопись. Она вон там. — Тори кивком показала на угол комнаты, где стоял последний нераспакованный ящик.

Девон подошел к нему и, взяв инструменты, открыл. Перед тем как вынуть полотно, он нерешительно посмотрел на Тори.

— На твоем месте, — сказал он, — большинство женщин давно бы уничтожили эту картину.

— Возможно, но только если бы они не были художниками. И если бы это не была их лучшая работа, — уверенно произнесла она. — Конечно, здесь есть некоторая ирония судьба, но это действительно моя лучшая вещь.

Через минуту Девон получил возможность убедиться в этом.

Он вынул картину и поставил ее у стены, потом отступил назад, чтобы лучше рассмотреть портрет.

Ничто в картине не отвлекало внимания от изображенного на ней мужчины, потому что фон, представлявший собой какое-то помещение, был написан лишь в общих чертах. Но что касается самого портрета…

Он был очень красив: иссиня-черные волосы, голубые глаза, мужественное загорелое лицо с классически правильными чертами, обаятельная улыбка. Но от внимательного глаза не могло ускользнуть и нечто неприятное, что было в его лице и что безошибочно передала кисть Тори. Что-то тщеславное было в его манере держать голову, искривленные усмешкой губы таили жестокость и эгоизм, самонадеянность, граничащая с высокомерием, читалась в изгибе надменно поднятых бровей. Красота его была внешней. За ней скрывалась пустота.

Тори тихо сказала:

— С тех пор как мы расстались, я не притрагивалась к картине. Это правдивый портрет, Девон. Как бы мне ни хотелось изобразить его таким прекрасным, каким я его себе представляла, правда искусства оказалась сильнее моих чувств.

Девон повернулся к ней, глаза его светились недобрым огнем.

— Где он сейчас? Может быть, где-нибудь неподалеку?

— Нет. Он сказал, что едет в Техас. Я только не знаю, куда именно. А почему ты спросил меня об этом?

Набрав побольше воздуха, Девон решительно произнес:

— Потому что, когда мне что-нибудь угрожает, я предпочитаю первым наносить удар.

От неожиданности Тори рассмеялась, но тут же спохватилась и очень серьезно произнесла:

— С его стороны тебе ничто не угрожает, Девон. Если я вообще когда-либо вспоминаю о нем, то только как о своей ошибке. И больше ничего.

— Но он заставил тебя страдать.

— Я сама в какой-то мере виновата. Потребность любить я приняла за любовь, я придумала себе этого человека таким, каким он не был на самом деле. Там все кончено, Девон. Я даю тебе слово.

— Тогда напиши мой портрет, — попросил он.

Тори внимательно посмотрела на Девона, понимая, как это важно для него.

— Тори, пойми, я не боюсь того, что ты во мне можешь увидеть.

— Зато я боюсь, — решительно возразила она.

— И ты, и я — мы оба знаем, что рано или поздно ты должна будешь написать мой портрет. Без этого ты никогда не сможешь быть уверена, что поступаешь правильно. И я не смогу быть уверен в этом. Между нами будет все время стоять какая-то недоговоренность.

— Но еще не пришло время, — прошептала умоляюще Тори, — я еще не готова сделать это.

Девон подошел к ней, взял ее лицо в свои горячие ладони.

— Но почему? — спросил он с нежностью в голосе.

В горле у Тори встал предательский комок. Она с трудом проглотила его, потом на минуту закрыла глаза, и вдруг из ее груди, из самой глубины, сами собой вырвались слова, которых, как ей казалось, она уже никогда никому не скажет. Все сомнения и неопределенность, мучившие ее, исчезли куда-то, и она сказала срывающимся от страсти голосом:

— Потому что я люблю тебя. Да, люблю тебя и боюсь потерять.

Глава 9

Девон привлек ее к себе и крепко обнял.

— Я уж думал, что никогда не дождусь от тебя этих слов, — выдохнул он наконец.

— Но и я ничего пока не услышала в ответ, — возразила Тори, чувствуя, как к глазам подступают слезы. Удивляясь своей способности даже в эту минуту подшучивать над собой, она подумала: кажется, этому чертовому парню удалось сделать из меня плаксу.

— Уж очень страшно, — сказал Девон, рассмеявшись. Он откинулся назад, чтобы увидеть ее лицо с высоты своего роста. — Ну конечно же, я люблю тебя, моя ненаглядная цыганка, иначе разве я сделал бы тебе свое последнее, самое серьезное предложение?

Взяв у него протянутый ей носовой платок, Тори вытерла смеющиеся глаза и рассудительно заметила:

— Откуда же мне знать, что оно настоящее? Может быть, тебе просто понадобилось место, где можно было бы прислонить свою буйную головушку.

— К твоему сведению, у меня есть квартира в Вашингтоне и половина большой фермы в Виргинии, — спокойно проговорил он. — Кроме того, у меня есть такие ценности, как отец, брат, сестра и куча друзей. Так что мне ничего не нужно, дорогая. Мне нужна только ты.

Тори неуверенно посмотрела на него, но в эту минуту Девон рассеял все ее сомнения, продемонстрировав со всей силой своего темперамента, как она нужна ему. У нее голова шла кругом, когда она вырвалась наконец из его объятий. Она силилась вспомнить что-то важное, что ее беспокоило, и наконец вспомнила:

— Девон, что касается твоего портрета…

— Мы с тобой будем все делать постепенно, не надо торопиться, — прервал он ее. — Я терпеливый человек и умею ждать. — Он улыбнулся. — Скоро я придумаю для тебя еще такое предложение, что ты уж точно не сможешь отказаться.

— Меня вполне устраивает то самое, которое ты сделал в последний раз. Очень хорошее предложение, — прошептала она. — Лучше и придумать нельзя.

Девон прижал ее к себе.

— Не забудь, что ты сейчас сказала. Я тебе это напомню. Но попозже.


Разумеется, стейки сгорели, а салат завял, так что им пришлось отскребывать печь и снова заняться стряпней. Им было очень весело. К тому же их развлекал Виски, постоянно вертевшийся под ногами и упрямо пытавшийся использовать ногу Девона вместо дерева, по которому можно карабкаться вверх. Печь ему тоже очень нравилась, и им приходилось все время следить, чтобы он в ней не изжарился.

Что же касается Тори и Девона, то их отношения вступили в новую стадию, и если не все между ними было решено, то, по крайней мере, оба теперь вполне понимали друг друга. Со стороны их можно было принять за давних любовников — хотя при этом было видно, что они влюблены в друг друга со свежей страстью.

Казалось, много воды утекло с тех пор, как они поднялись на борт самолета, перенесшего их на Бермуды, и летели сквозь грозу и мрак, — и вот теперь они наконец могли спокойно быть вместе, в полном смысле слова наслаждаясь друг другом. Любовь и смех наполнили дом, им было светло и радостно, несмотря на осеннюю непогоду.


Пойди и сгреби листья на дворе, — строго сказала Тори.

— Давай не будем их сгребать: в опавших листьях есть нечто трогательное.

— Скажи просто, что тебе лень.

— Это клевета.

— Какая же это клевета?

— Конечно, ты фактически назвала меня лентяем.

— Что ты выдумываешь? Я без конца восхищаюсь твоей энергией.

— Кажется, ты действительно говорила сегодня утром нечто подобное.

— Вот видишь — и даже не один раз, а до и после того, как ты принес мне в постель завтрак.

Он со смехом сказал:

— Должен же я был как-то тебя разбудить! Знаешь, я всерьез подумываю соорудить специальную электроустановку, чтобы поднимать тебя по утрам.

— У тебя это, кажется, и так получается благодаря твоей природной смекалке, — холодно заметила она.

— Ну и как, тебе понравилось?

— По крайней мере, это было необычно и интересно.

— Ах, теперь оказывается, что тебе было интересно меня видеть, когда я появился с подносом у твоей постели! У меня-то было впечатление, что передо мной разъяренная тигрица, которая вот-вот набросится на меня!

— Так не стоит превращать женщину в тигрицу, а то можно получить от нее хорошенькую взбучку!

Девон рассмеялся:

— Дорогая, я тебе слишком много позволяю! Ты доведешь кого угодно!

— Боже мой, — притворно протянула она, — он мне что-то там позволяет! Если так пойдет и дальше, я не поручусь за себя даже на людях.

— Не беспокойся, мы создадим свой собственный уютный мир и нам некого будет шокировать.

— Это не поможет. Чего можно ожидать от человека с серьгой в ухе?

— Это замечание, моя дорогая и любимая, несправедливо и недостойно тебя. И я получу громадное удовольствие, наказав тебя за это подобающим образом. Я еще посажу в клетку свою тигрицу!

— И не рассчитывай!

— Только вот надо найти какое-нибудь подходящее орудие пытки!

— Девон, оставь меня!

— Нет? Ну тогда придется положиться на свою природную смекалку.

— Ох, Девон!


Тори постепенно все больше и больше проникала в противоречивый характер Девона, и это ей нравилось — не только потому, что она хотела понять любимого человека, но и потому, что она изучала его скорее как женщина, а не как художник, и выражалось это не в свойственном ее художественному мышлению решительном и полном снятии покровов, а в мягком и постепенном постижении его личности во время их бесед и ее наблюдений.

Тори поняла, что его терпение и упорство, с одной стороны, было результатом детского стоицизма, следствием давления на него излишне строгого отца, а с другой — его трудной и требовательной, настоящей мужской профессии. Теми же причинами во многом объяснялась определенная жесткость его характера. Девону пришлось пройти трудный путь борьбы за право на собственную судьбу.

Такие, казалось бы, противоречивые черты Девона, как веселый нрав и сила характера, естественно уживались в нем. Он был глубоко чувствующим, но внешне сдержанным человеком, прекрасно умевшим владеть собой. Так озадачивавший Тори поначалу взгляд его удивительных глаз на самом деле был выражением его огромной внутренней силы и энергии. Но чаще всего именно юмор давал выход его настроению. И это неслучайно: ведь смех всегда один из видов сублимации сильных эмоций.

Тори поняла это, неожиданно вспомнив то утро, когда они впервые увидели друг друга. Тогда за своей безудержной веселостью и шутками он пытался скрыть от нее, как он в самом деле был расстроен, что не попал на свадьбу своего брата. Вспомнились ей и другие эпизоды, когда и она, и Девон прибегали к спасительному смеху, потому что испытываемые чувства сковывали их, а шутки разряжали обстановку.

Сделав это открытие, Тори устыдилась того, что была слишком занята своими мыслями, чтобы увидеть в шутках Девона и в его смехе, как, впрочем, и в своем собственном, просто способ направить эмоции в более спокойное русло. Она почувствовала вдруг такое желание стать более откровенной, которого никогда даже не подозревала в себе. Это было понятно: она, конечно, очень ранимый человек, но ведь и он тоже…

Теперь она знала истинную цену его юмора и веселья, поэтому ей было с ним так легко, хотя она не возражала и тогда, когда их беседа переходила в более серьезное русло. Она отдавала при этом себе отчет, что у каждого из них были свои, иногда одинаковые, причины, мешавшие им открыться друг, другу и заставлявшие их многое таить глубоко внутри себя.

У нее эти причины были связаны с тем, что живопись требовала внутренней сосредоточенности — возможно, столь же исключительной, как самоконтроль и выдержка Девона. Его же скрытность объяснялась тем, что в детском возрасте он был лишен поддержки и понимания своего отца, а став взрослым, развил способность к предельной концентрации и целеустремленности в работе.

В эмоциональном плане ни он, ни она не обладали большим опытом. Она надеялась, что все это к ним придет. А пока они получали удовольствие, все больше познавая друг друга.


— Мне кажется, что ты прибавила килограмма четыре, — сказал как-то Девон.

— Издеваешься, да?

— Да не пугайся ты так, любовь моя. Тебе как минимум нужно прибавить еще столько же.

— Нет-нет, сегодня я не обедаю.

— Только попробуй!

— Знаешь что, миленький, пора тебе знать, что я не люблю, когда мной командуют.

— Хорошо, я учту.

— И вообще, почему это со мной здесь совсем не считаются, не обращают на меня никакого внимания?

— Если бы на тебя не обращали внимания, ты бы не поправилась на четыре килограмма. Ведь готовлю-то я, а не ты.

— Ты хочешь сказать, что я не научилась готовить? Но у меня были более важные занятия, требовавшие отказа от многого другого.

— По-моему, нет ничего более важного в жизни, как умение эту жизнь поддерживать.

— Очень остроумно. Если уж на то пошло, вчера вечером я готовила еду.

— Если это можно назвать едой.

— По-моему, ты играешь с огнем.

— А ты просто замечательная, даже при том, что не умеешь готовить.

— Твоему коварству нет предела.

— А как же насчет моего обаяния?

— Увы, я его не ощущаю.

— Ну, Тори, смени гнев на милость.

— Ни за что.

— А если я попрошу прощения?

— Уже теплее.

— А если я покаюсь?

— Попытайся.

— Какая же ты жестокая!

— Девон, отпусти! Зачем ты берешь меня на руки? Куда ты меня несешь?

— Мы направляемся на мирные переговоры, любовь моя.

— Все равно я тебя не прощу, Девон. Никогда. Но она, конечно же, простила его.


Любовь настигла Тори против ее желания, Она боролась со своим чувством и сопротивлялась ему буквально на каждом шагу. Конечно, постепенно ей пришлось примириться с этим новым состоянием, но окончательное его признание она отодвигала из боязни пережить очередные страдания. Однако убедившись, что любит, и все больше узнавая Девона, она вынуждена была признать свою любовь как нечто реально существующее.

Тори была права, когда говорила Девону, что ее чувства к Джордану были скорее потребностью любить. Невольно сравнивая отношения с Девоном и первые дни своей совместной жизни с Джорданом, Тори с удовлетворением обнаружила, что не могло быть и речи о каком-то сравнении.

С Джорданом они подолгу молчали, находясь в обществе друг друга, проводя в тишине целые часы, когда ни у одного из них не появлялось потребности разговаривать. Смеялся он чаще над ней, чем вместе с ней, и оставался равнодушным к ее тонкому, острому юмору, который она унаследовала от отца. Его собственное остроумие было язвительным, но лишенным тонкости. Ему часто случалось проигрывать в словесных дуэлях. Джордан не находил ничего забавного в ее утренней борьбе со сном, выражая по этому поводу лишь свое неудовольствие и раздражение. Появляясь где-нибудь вместе с ней, он не упускал случая упомянуть имя ее знаменитого отца и постоянно намекал на свои связи с миром искусства, хотя работой Тори по-настоящему не интересовался. Джордан не понимал ее потребности в творчестве, лишь иногда проявляя чувство гордости за жену-художницу.

Его работа в сверкающем мире рекламы сводилась к созданию ловких рекламных трюков и участию в веселых презентациях и вечеринках, где он максимально старался использовать свое обаяние.

Господи, как же она была глупа! Что она в нем тогда нашла? Красивую внешность и приятную улыбку? И из-за этого потерять голову, как какая-нибудь школьница!

Девон… с Девоном все было иначе.

Они редко молчали, да и в эти минуты тишины чувствовали себя друг с другом легко и непринужденно. Девон смеялся и шутил, всегда был к ней внимателен и с пониманием относился к частой смене ее настроений. Он необидно подсмеивался над ней по поводу ее утренней хандры, неспособности приготовить далее самое простое блюдо. Он зажигал ее своим остроумием, пробуждая в ней собственное чувство юмора и приводя ее в хорошее настроение.

Девону нравилось, что она остра на язык, и он прощал ей даже порой вырывавшиеся у нее рискованные словечки, потому что для него это было проявлением ощущаемой ею свободы, знаком того, что в разговоре с ним она говорила, что хотела. Правда, сама она корила себя за это. Девона постоянно тянуло к Тори. Находясь с ней в одном помещении, Девон то и дело подходил к ней, чтобы быть рядом, дотронуться до нее. По ночам он не выпускал ее из своих объятий, будто боялся потерять.

Тори довольно скоро обнаружила, что Девон освобождался полностью от своей сдержанности и был не в состоянии что-либо скрыть от нее только тогда, когда они занимались любовью.

Но прошло гораздо больше времени, прежде чем Тори поняла, что и ее душа переживала раскрепощение, когда она находилась в его объятиях.

Это было больше чем страсть, больше чем желание. Их тела сплетались, а шепот становился мало похожим на человеческие голоса, когда, ища мучительной близости, они заглядывали в душу друг другу. Между ними не существовало никаких барьеров, никакого убежища, где один мог бы спрятаться от другого.

С каждой ночью такой близости все более откровенными становились их разговоры.

— Девон?

— Да, дорогая?

— Я люблю тебя.

— Я очень рад этому, моя ненаглядная. Я тоже люблю тебя.

— Знаешь, ведь ты был прав. Мы с тобой настоящие волшебники и способны творить чудеса.

— Тогда, может быть, ты хочешь еще немного колдовства?

— Ты просто неисправим.

— Скорее, ненасытен.

— Да, и это тоже.

— Но ты ведь любишь меня.

— Но я действительно люблю тебя, хотя не могу понять, за что.

— Не знаешь, за что меня любишь?

— Нет… Впрочем, знаю. За твои мудрые древние глаза.

— И только?

— И за сережку в ухе.

— Тори, что за глупости!

— Но она действительно просто прелестна.

— А как ты объяснишь нашим детям, что их отец носит в ухе серьгу?

— Я расскажу им, что в прошлой жизни он был шотландским цыганом.

— …Который истошно выл в полнолуние свои заклинания.

— Об этом я расскажу им, когда они подрастут.

— О Боже, что меня ждет!

— И еще я им расскажу, что их отец околдовал меня своими древними глазами и льстивыми речами. И, конечно, сережкой. Что умчал меня на самолете прямо в Бермудский треугольник. Что готовил мне завтрак, еще не зная, как меня зовут. Потом он наколдовал грозу и чудесным образом погасил свет, чтобы я могла погадать на картах.

— Нет, я этого не переживу…

— Что ты расстраиваешься? Я уверена, что им все это очень понравится.

— Что я действительно знаю, — это то, что они будут обожать свою мать. А отца поместят в сумасшедший дом.

— Только на время полнолуния, мой дорогой.

Девон ничего не ответил и вдруг крепко обнял ее.

— Знаешь ли ты, что впервые меня так назвала? — почти крикнул он.

— И мне очень нравится это слово, — прошептала Тори.

— Мне тоже. — Помолчав немного, Девон медленно сказал — Мы еще никогда об этом не говорили всерьез, и я знаю, что всему свое время, но мне важно узнать… Тори, ты хочешь иметь детей?

— Я? Да, да… хочу. Я всегда жалела, что у меня не было ни сестры, ни брата.

Он прижал ее к себе.

— Я тоже хочу, чтобы у нас были дети. Хотя я не очень себе представляю, какой из меня получится отец.

— Зато я знаю, какой. — Она лукаво посмотрела на него и перешла на серьезный тон — Ты будешь таким отцом, который всегда сможет решить любую проблему. Ты сможешь починить сломанную куклу или игрушечный самолет, перевязать разбитое колено, построить игрушечный домик. Будешь рассказывать перед сном сказки, терпеливо отвечать на разные «почему» и помогать готовить уроки. Ты будешь осушать детские слезы и успокаивать разбитые сердца…

Девон повернул к себе ее лицо и нежно поцеловал.

— Благодарю тебя, — прошептал он.

Она улыбнулась.

— За что же меня благодарить? Просто ты действительно такой человек, любимый мой. — Она сказала это с уверенностью, потому что и в самом деле уже хорошо его знала.

Те два человека, жившие в ней, — женщина и художник, — не всегда видели вещи одинаково. И лишь теперь Тори поняла, что любовь, настоящая любовь, которую она наконец встретила, вооружила ее внутренним зрением, и оно встало вровень с тем, что она называла художественной интуицией.

И поняв это, Тори почувствовала как последние сомнения покидают ее. Она теперь знала: напишет ли она потрет Девона прямо сейчас или же через десять лет — результат будет один и тот же.

Она ясно представила себе этот портрет — портрет мужчины с сильным и цельным характером, с рыжей шевелюрой и зелеными глазами. Мужчины, за добродушной веселостью которого скрывалась внутренняя силы и чья достойная уважения выдержка не смогла устоять только перед одним — пламенем ее любви.

Таким будет портрет человека, которого она полюбила.

И словно отвечая ее мыслям, Девон сказал неожиданно:

— Я всегда любил тебя, я знал, что встречу тебя.

Тори удивила такая категоричность, и она взглянула на него:

— В то самое утро нашей первой встречи, с самой первой минуты я понял, что должен здесь остаться. Позже я все время спрашивал себя, почему. И вспоминал, как ты смотрела на меня своими усталыми, но такими прекрасными, менявшими свой цвет удивительными глазами, в которых была такая незащищенность… И все это время во мне жила потребность помочь тебе и защитить. Мне суждено было стать частью твоей жизни с самого первого дня. Ты мне сразу же понравилась. Сначала твои цыганские глаза были такими серьезными, а когда ты засмеялась, они становились синими, а потом я впервые обнял тебя — и они приобрели фиолетовый оттенок и стали такими таинственными, как сейчас.

Тори внимательно слушала, оставаясь внешне спокойной и молчаливой, но на самом деле она была невыносимо взволнована той силой желания и любви, которые выдавал его голос и которые звучали в каждом его слове.

— Я был потрясен, когда увидел твои самые первые картины. В них было столько одиночества, столько суровой красоты. Именно тогда, глядя на эти картины, я понял, как тебе приходилось страдать. Мне захотелось найти человека, причинившего тебе эти страдания, я готов был разорвать его на куски голыми руками. — Девон судорожно глотнул воздух и добавил — Никогда еще я не чувствовал себя таким сильным, как в те минуты.

— Девон, дорогой…

— А после была та ночь, когда ты предсказала нашу судьбу и потом заснула в моих объятиях, и я почувствовал, что со мной что-то произошло. Ты заставляла меня смеяться, даже когда я испытывал такое сильное желание, что это причиняло мне боль. Ты улыбалась — и мое сердце переворачивалось, словно, — он тихо засмеялся, — у выбросившегося на берег кита.

Тори тоже не удержалась от смеха.

Девон нежно провел пальцем по ее смеющимся губам.

— Твоя улыбка сведет меня с ума. Кстати, ты знаешь, что у тебя улыбка Магды? Нежная, загадочная… как будто тебе известно что-то такое, чего не знает остальной мир.

Он тоже улыбнулся такой знакомой ей улыбкой, которой, однако, она никак не могла дать подходящего определения, — несколько скрытной и лукавой.

— А чего стоит эта твоя утренняя борьба с самой собой! — продолжал Девон. — Серьезный и озабоченный взгляд серых глаз, ты бродишь по дому, как человек из иного мира. И тогда мне хочется привязать тебя к чему-нибудь, потому что я постоянно боюсь, что ты ускользнешь от меня. Боже мой, Тори, если бы ты знала, как я боюсь тебя потерять, — неожиданно произнес он с каким- то отчаянием. — Я просыпаюсь ночью в страхе, что ты ушла. Ведь я потратил всю свою жизнь в поисках тебя и только теперь нашел. — Девон вновь и вновь повторял эту мысль, и Тори не могла больше вынести этого.

Она бросилась ему на грудь и стала осыпать поцелуями его лицо.

— Я тебя безумно люблю, — с жаром говорила она. — Люблю всем сердцем!

Девон с трудом проглотил предательский комок, неожиданно вставший в горле; стараясь сдержать себя, он заскрипел зубами и, справившись с собой, произнес уже твердым голосом:

— Я не могу потерять тебя, цыганка. Скажи мне, что ты не покинешь меня?

— Я никогда не оставлю тебя, — без всяких колебаний уверенно сказала Тори.

Он взглянул на нее глазами, горевшими, словно изумруды.

— Тогда почему ты не напишешь мои портрет? — спросил он, теряя выдержку, потому что боялся лишиться надежды.

— Мне уже необязательно писать, — прошептала она.

— Но, Тори, я хочу быть уверенным. Любовь моя, если все кончится в один прекрасный день, я не смогу жить.

Она дотронулась до его губ своими тонкими пальцами, мешая ему произносить горькие слова.

— Дорогой мой, я любила только одного мужчину в своей жизни — моего отца. И мне не надо было писать его портрет, чтобы увидеть, что он за человек. И тебя мне уже не надо сейчас писать по той же причине.

Нежные пальцы Тори мягкими движениями пробежали по его лицу, как если бы она была слепая, и он молча, затаив дыхание, ждал, что она скажет дальше.

— Я уже вижу, какой ты человек и каким ты будешь. Я вижу в тебе силу, юмор, понимание, вижу мужчину, который может заставить меня смеяться и плакать, даже причинить боль, но не по своей воле, а потому, что я… так люблю его. Я вижу мужчину, который приносил мне цветы; стихи… котенка… который интересуется моими картинами и понимает, чего мне стоило их написать. Мужчину, готового прийти на помощь, когда меня постигнет неудача. Я вижу древние и мудрые глаза, цыганские глаза, которые зажгли огонь в моей душе. — Тори нежно и страстно поцеловала его. — Девон, этот мужчина — ты, только ты, и никто другой. Я люблю тебя, и ничто не может этому помешать.

Из груди Девона вырвался хриплый стон, он прижал Тори к своей груди и долго не выпускал из рук, как будто все еще боялся, что она может уйти.

— Я люблю тебя, — наконец выдохнул он.

— Но настолько ли, чтобы жениться на мне? — неожиданно для него спросила она дрожащим от волнения голосом.

— О, Тори, я думал, ты никогда об этом не попросишь. — Он стал жадно целовать ее, охваченный страстным желанием, к которому присоединилось еще и обожание, и Тори забылась в восторге наслаждения.

— Давай вообще не будем засыпать до утра и встретим восход солнца, — тихо предложил Девон некоторое время спустя.

Тори засмеялась и уткнулась носом в его теплую шею.

— Это как раз для меня, и просыпаться не надо.

— Вот и хорошо, продлим сегодняшнюю ночь до завтра и таким образом пропустим утро.

— Это какая-то бессмыслица, — возразила она.

— Отчего же? Подумай и поймешь, в чем тут смысл.

Она подумала и снова сказала:

— Нет, не вижу никакого смысла в твоем предложении.

— А какого же смысла ты ждешь ночью?

— Во всяком случае, здравого.

— Тогда забудь о нем. Потому что я его лишился. Если хочешь, можешь одна о нем заботиться.

— И куда же ты дел свой здравый смысл?

— Любовь его у меня отняла. Помнишь: «Боже, какие дураки эти смертные!»

— Да, что-то подобное происходит и со мной. Но ведь еще не поздно отказаться от женитьбы.

— Ну нет, все пути к отступлению отрезаны. Наоборот, любовь моя, мне хочется прямо сейчас пойти и разбудить священника, чтобы поскорее он соединил нас.

— Нет, что ты! Ведь мы должны прежде всего сделать анализ крови, да еще три дня пройдет, пока нам скажут результат.

— Это слишком! Я попрошу Бобби еще раз одолжить самолет — и мы слетаем в Неваду, там пока обходятся без этого.

— Смотрите, какой нетерпеливый жених!

— Просто я боюсь, что ты переменишь решение.

— Нет, как ты сказал: пути к отступлению отрезаны?

— Неужели я наконец-то поймал тебя в свои сети?

— Увы, может быть, это позор для женского движения, но это так!

— А тебя это очень волнует?

— Нет, тем более я не вхожу в их ряды, и пока им не удалось прицепить мне на грудь свою красную букву.

— Какую букву?

— Букву «Ф» — феминистка.

— Я им никогда не позволю этого сделать.

— О да, ты ведь мой защитник.

Девон вдруг задумался.

— Тори!

— Что, Девон?

— Ты поедешь со мной на раскопки будущим летом?

— Мне бы очень хотелось, дорогой.

— Но учти, что там тебе может быть скучно, — осторожно предупредил он. — А что касается бытовых условий, там не будет ложа, усыпанного лепестками роз.

— Конечно, разве от тебя дождешься хоть одного цветочка, — пошутила она.

— Тори, негодница, как ты можешь такое говорить!

Она рассмеялась:

— Извини, дорогой.

— То-то же.

— Это у меня полуночный юмор. Боюсь, что не лучший вариант.

— Так и быть, я сделаю скидку на время.

— Какое великодушие с твоей стороны!

— Я тоже так думаю.

Тори легонько ткнула его в бок.

— Ты все-таки ужасный человек, я прямо и не знаю, за что только тебя люблю.

— Просто мне помогла судьба.

— Ты так думаешь?

— Я в этом уверен.

— Хорошо, мне она тоже помогла.

— Значит, мы оба считаем, что нам улыбнулась судьба. А уж против судьбы не пойдешь.

— Чепуха. Мы ей тоже помогли. Немного, — засмеялась она и тут же легонько вскрикнула, потому что он ласково хлопнул ее по заду. — Ну, хорошо, совсем капельку.

— Нет, на самом деле от нас действительно многое зависело, — сказал он серьезно. — Я просто не могу допустить, чтобы все наши заслуги приписывались судьбе.

— Как скажешь, дорогой.

— Солнце уже начинает вставать, — вот что я скажу.

— Правда уже?

— Так. Максимум через час я звоню Бобу.

— Девон, ты в своем уме?

— И еще до конца дня ты станешь моей законной женой, негодная девчонка.

— Дорогой, надо хоть выспаться.

— Выспимся в самолете по пути в Хантингтон.

— А ты уверен, что Боб сможет дать тебе самолет и в этот раз?

— Дорогая, как только Боб узнает, зачем мне нужен самолет, он не только сам прилетит за нами в Хантингтон, но сделает еще один рейс, доставив в Неваду Филиппа и Анжелу! Даже если для этого ему придется нарушить расписание всех авиалиний.

— О, Боже мой, — с тихим восхищением прошептала Тори, поднимаясь на локте, чтобы заглянуть ему в лицо.

А он вдруг спросил ее:

— Ты играешь в азартные игры?

Тори уже ничему не удивлялась и поэтому только улыбнулась и спросила:

— Неужели мы отправимся и в Лас-Вегас?

— Да, и в Лас-Вегас тоже.

— И мы можем заехать в казино после церкви?

— Думаешь, нам повезет?

— Дорогой, конечно же, пока у нас такая замечательная полоса везения, грешно упустить случай!

Глава 10

Войдя в прихожую, Девон поставил вещи на пол и насмешливо спросил жену.

— Что у тебя там, цыганка, — камни?

— Тебе лучше знать — ведь ты упаковывал эти чемоданы. В моем чемодане только одежда, не считая, конечно, килограмма-другого песку. — Тори ногой закрыла входную дверь, поставила на пол этюдник и осторожно прислонила к стене какой-то завернутый в материю холст.

— Что все-таки у тебя там? — Он уже, наверное, раз десять задавал этот вопрос.

Но Тори и на этот раз уклонилась от ответа.

— Да так, когда ты уходил на раскоп, я от нечего делать немного поработала.

В экспедиции Тори ежедневно показывала Девону сделанные ею этюды рабочих, окружающего пейзажа, разные мелкие наброски, и Девона, конечно, заинтересовал этот большой холст, написанный, очевидно, маслом. Однако месяцы женитьбы не прошли даром, он хорошо узнал характер своей жены, поэтому решил не приставать к ней больше с расспросами, а дождаться той минуты, когда ей самой захочется показать свою картину.

— Хорошо, — весело произнес он, — я подожду. — Что же касается камней, то я никогда не привожу их домой. Если ты помнишь, мы оставили их в музее.

Тори подошла, встала на цыпочки, обвила его руками и подняла к нему свое улыбающееся лицо.

— Я все прекрасно помню. Например, как ты настоял на том, чтобы представить меня директору музея и потом долго надоедал ему, расписывая блестящие способности твоей жены.

— Тори, извини меня. Но я действительно очень горжусь тобой.

— Никогда бы не подумала.

Девон не успел ничего ответить, потому что в этот момент раздался истошный кошачий вопль, прервавший их разговор, — и откуда-то сверху с высокой лестницы, на них обрушился бедняга Виски, приземлившийся точно на плечо Девона.

Девон вздрогнул и даже пошатнулся от неожиданности.

— Посмотри-ка, как он соскучился без нас!

Тори со смехом принялась отдирать котенка от его рубашки.

— Напомни мне, Девон, чтобы я не забыла поблагодарить Фила и Анжелу за то, что они заботились о нем и доставили его сюда к нашему приезду.

— Не забуду еще одно: ему необходимо постричь когти, — потирая плечо, сказал Девон.

Прислушиваясь к громкому урчанию котенка и с нежностью глядя на него, Тори проговорила:

— Знаешь, Девон, активность Виски — неотъемлемая часть его очарования. — Она встала на цыпочки и, поцеловав Девона в подбородок, добавила — Как и твоего тоже.

Девон с улыбкой наблюдал, как Тори проследовала за котенком на кухню, чтобы накормить и напоить малыша. Наклонившись, он поднял чемоданы и понес их наверх, благородно устояв перед искушением заглянуть под материю, которой была закрыта таинственная картина.

К тому времени, как он снова спустился вниз, Тори распахнула двери французского балкона в гостиной, чтобы, впустить теплый воздух и полюбоваться пейзажем позднего лета, и набрала номер Анжелы.

Поскольку Девону было позволено присутствовать при беседе, он слышал, что в разговоре упоминалось и его имя. Он стоял рядом и смотрел на свою жену. Тори по-прежнему представляла для него притягательную тайну, и ее разгадка требовала не менее глубокого изучения и нежного обращения, чем те тысячелетние находки, которым он посвятил большую часть своей жизни.

Прежняя нервозность в ней уступила место безмятежному спокойствию. Цыганские глаза оставались такими же загадочными и все так же меняли цвет, но в них исчезла былая настороженность. И хотя и раньше она не предавалась унынию, месяцы их брака дали ей чувство защищенности и уверенности в себе, во взгляде вместо растерянности появились живость и восторженность.

Она бывала разной: счастливой, любящей, сердитой, веселой, озабоченной. Ему приходилось видеть ее в различных, не слишком выгодных для женщины ситуациях, например, после ужасного путешествия на верблюдах по раскаленной пустыне или после того, как она однажды упала в грязную реку. Под жгучими лучами солнца, стоя на коленях, она перебирала глиняные черепки, с восторгом разглядывая их, или мыла их под проливным дождем. Она не боялась ни насекомых, ни пресмыкающихся, легко находила общий язык и с научными сотрудниками, и с рабочими, весело шутила со студентами, добрая половина которых была в нее влюблена.

Он видел, как, вскарабкавшись на развалины древних руин или на гребень песчаной дюны, она с альбомом в руках и с запасными карандашами за ухом и в зубах увлеченно работала, стараясь схватить заинтересовавшее ее выражение на лице рабочего или сделать набросок пейзажа в лучах заходящего солнца.

Она привыкла спать в самолетах, поездах, автомашинах, но только не тогда, когда проезжали мимо реки или озера, потому что ей нравилось смотреть на воду. В совершенстве овладев французским языком, она легко осваивала и языки местных жителей. Она обожала романы ужасов и, читая их, порой умирала со страха, но обязательно вставала, чтобы посмотреть, в чем дело, услышав ночью какой-нибудь подозрительный шум.

Он вспомнил, как был напуган, обнаружив ее отсутствие в одну из таких ночей, но, выйдя на поиски, вскоре увидел ее неподалеку: она кормила забредшую в их лагерь бродячую собаку.

Девон знал, что она готова прийти на помощь любому живому существу, стоило тому лишь посмотреть на нее печальными глазами. О том, что это могло быть опасно, она не думала. Когда в течение двух недель они гостили у его друга, работавшего в знаменитой долине Серенгети в Африке, она умудрилась внушить симпатию к себе даже одному из львов — огромному дикому хищнику. Было с чего тревожиться ее бедному муженьку. Когда же Тори настояла на том, чтобы проделать хотя бы небольшое путешествие по Сахаре («Просто грешно отказаться от такой возможности, мы же совсем рядом», — твердила она ему), ей удалось добиться признания у самого противного, с точки зрения Девона, верблюда. Животное, испытывавшее явную неприязнь к Девону ходило за Тори, как на привязи.

Тори удалось сделать набросок, изображавший инцидент, когда этот чертов верблюд — Тори дала ему кличку Слот — загнал Девона в палатку. На рисунке была видна задняя часть туловища животного, который собирался лягнуть Девона, метавшегося по палатке, пытаясь как-то выбраться из нее. Под рисунком была подпись, сделанная рукой Тори: «Мой герой».

Ничего себе, герой, вспомнил он себя в ту минуту, улыбнувшись. Хотя… может быть, она имела в виду верблюда?

Девон все смотрел и смотрел на нее, а Тори, не подозревая, что за ней наблюдают, смеялась над чем-то, что говорила Анжела, и ему так и не верилось до конца, что она — его жена. Его Тори, его дорогая цыганочка. Девон увидел, что на простенке напротив портрета Магды теперь висел портрет отца Тори. Он подошел к нему и стал внимательно рассматривать. Светлые волосы мужчины едва заметно подернула седина, а карие глаза, словно смотревшие внутрь, выражали то же стремление к самопознанию, что отличало его прабабку и дочь. Перед ним был тот самый тип мужчины, который покрыл зеркалами всю ванную, чтобы никогда не забывать, что он всего лишь человек. И Девон про себя поблагодарил его за дочь, которую он вырастил и так воспитал.

— Почему ты глаз не сводишь с портрета моего отца?

Девон улыбнулся ей, своей Тори, которая закончила разговор с Анжелой и теперь слегка насмешливо наблюдала за ним.

— Я благодарю его за замечательную дочь которую вырастили он и твоя мать.

Тори опустилась на край кушетки.

— На тебя опять что-то находит, — озабоченно проговорила она.

— Ничего подобного, и вообще у меня не бывает плохого настроения.

— Нет, ты иногда впадаешь в меланхолию. Например, когда смотришь на одну из своих древних находок, ты становишься каким-то не от мира сего.

— При чем тут дурное настроение? Или меланхолия? Это просто увлеченность.

— Ну, разве что ты так считаешь. Хотя я все же думаю, что дело в настроении.

— Боже, какая у меня упрямая жена!

— Ты тоже хорош. Кроме того, ты не должен замечать мелких недостатков, которые, конечно, могут у меня быть.

— Вот как?

— Я же стараюсь не замечать твоих — все должно быть справедливо.

— Знаешь ли ты, моя дорогая цыганка, что играешь с огнем?

— Уж не собираешься ли ты меня перевоспитать?

— Не испытывай моего терпения. Перестань!

— И не подумаю! — Она вдруг засмеялась. — И пожалуйста, можешь меня наказать: я готова остаться без обеда.

— Да? Чтобы ты свернула себе шею на лестнице, когда ночью будешь пробираться на кухню за едой? Кстати, что ты думаешь насчет того, чтобы съездить за продуктами? Надо снова наполнить холодильник. Насколько я помню, перед отъездом мы его весь очистили.

— Можешь об этом не беспокоиться. Сегодня утром Анжела наполнила его.

— Какая у меня замечательная невестка!

— Совершенно с тобой согласна.

— Как у нее дела?

— Будущая мать чувствует себе превосходно. Так что месяца через два у тебя появится еще один племянник или племянница. — Тори засмеялась — Анжела несколько нетерпелива, она говорит, что ей надоело ходить, как раздувшийся шар.

— Могу себе представить, как ей тяжело.

— Ты? Вряд ли.

— Я вообще уверен, что женщинам дети не нужны, — с самым невинным видом проговорил он.

— И ты, небось, считаешь, что главная роль здесь принадлежит мужчине?

На мгновение задумавшись, Девон ответил:

— С анатомической точки зрения — да.

Тори фыркнула.

— Я вполне серьезно это говорю, — возмутился он.

— Я и не сомневаюсь, — Тори подавила очередной приступ смеха и вдруг, вспомнив о чем-то, придвинулась ближе и легонько погладила его по щеке. — Дорогой…

Ее вкрадчивый тон заставил его насторожиться.

— Ч-что, дорогая?

— Ты ведь не слишком устал, правда?

Он с трудом подавил улыбку.

— Все зависит от того, что последует за этим вступлением.

— Дело в том, что мы могли бы приготовить спагетти, а так как они у тебя получаются лучше, чем у меня…

— Да уж, если за дело возьмешься ты, спагетти вряд ли будут съедобными, — проворчал он с кислой миной.

— Вот именно, миленький, — обрадовано подхватила она. — Так ты займешься ими?

— Вполне возможно. — Легко, как пушинку, Девон поднял ее и усадил к себе на колени. — А что мне будет за это?

Тори обвила руками его шею.

— Ничего, — сказала она кокетливо.

— Может, исполнишь «Танец с семью покрывалами»?

— Я его не знаю.

— А ты сымпровизируй, — подсказал он.

Тори задумалась, потом решительно кивнула головой.

— Так и быть, попробую.

— Мне не терпится это увидеть.

— Сначала выполни свое обещание. И пока ты будешь занят на кухне, я поднимусь наверх и попробую соорудить себе какое-нибудь подобие костюма. — Она весело поцеловала его.

Девон встал с кушетки, не выпуская ее из рук, потом осторожно поставил на ноги.

— Ладно, иди. — Он посмотрел, как она поднимается по лестнице, и направился в кухню готовить спагетти и отражать новые нападения любознательного котенка.

Не прошло и десяти минут, как Тори стремительно влетела в кухню, ее сияющее лицо выражало радостное изумление.

— Как это тебе удалось? — спросила она его без всякого вступления. — Тайком от меня? Удивительно: ведь эти вещи упаковывала я. Но как ты мог мне не показать этого? Ведь мы проходили таможенный досмотр!

— Точно так же, как ты прятала от меня свою картину. — Девон отложил в сторону нож, которым он резал овощи для соуса, и заговорщически подмигнул. — Просто я знаю одно волшебное слово. Оно безотказно действует на таможенников.

Тори крепко обняла его, не выпуская из рук забавную мягкую игрушку, изображавшую верблюда. — Дорогой Девон, спасибо тебе, он мне так нравится! И где ты отыскал такого пятнистого — он вылитый Спот!

— Поверь мне, это было нелегко, — сдержанно сказал Девон и поцеловал ее.

Она посмотрела на него своими удивительными, таинственно подернутыми фиолетовой дымкой глазами.

— Я люблю тебя. — Голос ее был полон нежности и страсти. — И я любила бы тебя, даже если бы ты ничего мне не дарил.

— Не хочешь ли ты сказать, что я мог сэкономить на этом несколько баксов? — насмешливо спросил он.

— Ох, ты забыл про твои спагетти!

— Кстати, это твои спагетти, — напомнил он. — И именно ими я занимался, когда одна сумасшедшая особа ворвалась в комнату с верблюдом в руке.

Тори со смехом вскочила и, послав ему воздушный поцелуй, вспорхнула по лестнице и снова принялась за распаковку.

Когда после душа Девон поднялся в спальню, Тори мирно поджидала его. В этом факте не было ничего особенного. Необычной была сама Тори.

Сдвинув в сторону покрывало, она лежала, облокотившись на подушки на красивых шелковых простынях кремового цвета, которых он никогда раньше не видел, да и сейчас не обратил на них большого внимания. Он не сводил глаз с Тори. На этот раз она была в подаренном им черном ансамбле из шелка и кружев, составлявшем удивительный контраст с золотистой гладкой кожей и соблазнительно облегавшем ее гибкое тело. Девон не удержался и присвистнул от восхищения. Она как-то торжественно поблагодарила его за этот необычный комплимент:

— Спасибо.

Внезапно оробев, Девон прокашлялся и сказал, скрывая смущение за шуткой:

— Следует ли мне смиренно просить тебя о милости или же с благодарностью принять этот щедрый дар Богов?

— Что ты действительно должен сделать, — прошептала Тори, — так это заняться шампанским. Я не умею открывать бутылки.

Только теперь Девон заметил на ночном столике бутылку шампанского в серебряном ведерке наполненном льдом, и стоящие рядом два бокала. Медленно пройдя через всю комнату, он сел на край постели и потянулся за бутылкой, не сводя глаз со своей жены.

— О, дорогая, вряд ли спагетти достойны такого великолепного сопровождения.

Тори улыбнулась.

— Но у нас есть повод. Мы должны кое-что отметить. Ведь почти год прошел с тех пор, как в то знаменательное утро ты постучал в дверь моего дома. И поскольку в самый день этого юбилея мы будем в Вашингтоне, я решила, что можно, отпраздновать событие чуть пораньше.

Она взяла бокалы в руки, а когда пробка с шумом вылетела из бутылки, подставила их под струю, и Девон разлил по ним искрящуюся жидкость. Затем он снова положил бутылку в ведерко, принял бокал из ее рук и торжественно поднял его.

— За тебя, моя любимая цыганка. За нас.

Нежно зазвенели бокалы. Они пили шампанское, не переставая глядеть друг на друга. Фиолетовые глаза встретились с зелеными. Тори покорно склонила голову на плечо Девона, и его рука нежно гладила ее затылок, потом шею, потом медленно спустилась к груди, и она услышала, как он прошептал:

— Я очень тебя люблю.

Девон нежно ее целовал, и постепенно, под влиянием все разгоравшегося желания, его поцелуи становились все более пылкими, более жгучими. Свободная рука Тори скользнула вниз, к его груди, худому животу, добравшись до полотенца вокруг его бедер, и вдруг она не без досады вспомнила, что забыла нечто очень важное — показать ему свой сюрприз, который она приберегла именно к сегодняшнему вечеру.

Он осыпал поцелуями ее шею, когда она тихо шепнула ему:

— У меня есть для тебя подарок.

— Да ты сама — просто подарок, — выдохнул он, не в силах от нее оторваться.

Но Тори освободилась из его объятий, поставила бокал на ночной столик и, запустив пальцы в его волосы, мягко повернула к себе его лицо:

— Но у меня есть действительно подарок для тебя, очень хороший подарок.

Девон вздохнул, его глаза были темны от страсти.

— Но мне и так хорошо, моя девочка.

— Что же, суди сам.

Он нехотя поставил свой бокал, взглянув на нее, и увидел в ее лице удивившее его выражение какой-то неуверенности.

Дотронувшись до его щеки, она кивком головы показала на что-то за его спиной.

— Это там, посмотри.

Девон медленно обернулся. Входя в комнату, он не заметил в том углу ничего особенного. Но теперь он увидел все. Мягкий свет стоявшей на столике лампы освещал висевшую на стене картину — ту самую, которую она так охраняла от его любопытства.

Девона как будто что-то подняло с кровати, он в одно мгновение оказался перед картиной. Фон ее представлял собой прекрасный пустынный пейзаж с руинами. Разрушенные стены — эти немые свидетели древней цивилизации — освещали лучи заходящего солнца. На переднем плане стоял мужчина в рубашке с открытым воротом. Сощурив от солнца глаза, он смотрел на потрескавшуюся от времени глиняную фигурку, которую держал в руках. Однако его внимание было сосредоточено на чем-то другом, о чем зритель мог только догадываться.

Изящная и горделивая осанка мужчины, ощущавшаяся в нем уверенность внушали уважение. Его волевое, мужественное лицо было озарено вдохновением. Насмешливость и выражение какого-то удивления застыли в изгибах упрямого рта. Кисть Тори запечатлела и другие черты: решительность, терпение, тонкость чувств; внимательный взгляд мог различить в его худощавом лице едва заметную ранимость. Но самым замечательным в нем были зеленые глаза, в которых светилась глубокая, непреходящая любовь.

— Я ведь хорошо помню тот день, — заговорил Девон после долгого молчания. — И тот момент, когда, взглянув наверх, увидел, что ты наблюдаешь за мной.

— Да, верно. — Затаив дыхание, Тори ждала, что он скажет дальше.

Девон медленно вернулся к ней, сев рядом на кровать.

— Значит, ты меня увидела таким… — спросил он, с трудом выговаривая от волнения слова, — таким…

— Да, именно таким красивым, — шепотом закончила она фразу вместо него. — Держащим вечность в своих руках и смотрящим на меня с такой любовью. Вот что я увидела тогда и то, что вижу в тебе всегда. Вот почему я должна была написать твой портрет.

Девон взял ее руки в свои, дрожащие от волнения, и склонил перед ней голову. Целуя ее ладони, он прошептал:

— Благодарю тебя, любимая, за этот бесценный подарок.

— Не благодари меня, Девон. Я только изобразила то, что есть.

Он улыбнулся, его зеленые глаза, полные любви, сияли.

— Тогда я хочу поблагодарить тебя за твой вдвойне ценный дар: за то, что ты дала мне возможность увидеть себя твоими глазами и за твою любовь к тому, что ты во мне увидела.

— Девон, дорогой…

— Моя прекрасная любовь…


Внимание! Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Примечания

1

Английский поэт (1572–1631). (Прим. ред.)


home | my bookshelf | | Магический взгляд |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу