Book: Нежданное наследство



Нежданное наследство

Шерил Биггс

Нежданное наследство

1

Блестящий красный спортивный автомобиль свернул на посыпанную гравием дорожку и вырулил на стоянку. Взгляд Шелби скользнул по распахнутым настежь видавшим виды белым воротам, крепящимся на кирпичных столбах, и замер на раскинувшихся за створками ворот насколько хватал глаз изумрудных лугах. Просто не верилось, что она и в самом деле здесь и что все это теперь принадлежит ей.

Над ее головой смыкалась деревянная арка, на которой потемневшими от дождей, когда-то красными буквами была выведена надпись «Ранчо «К + К». Глаза Шелби наполнились слезами, а с губ сорвалось сдавленное рыдание. Она все еще не могла смириться с тем, что Кэти больше нет. Девушка вспомнила то утро, когда в ее дверь постучал полицейский и сообщил страшную весть. Она была уверена, что это какое-то недоразумение, что офицер просто ошибся домом, что где-то на свете есть другая Шелби Хилл, сестра которой погибла в автокатастрофе… Но, увы, ошибки не было. Ее красавица-сестра Кэти, ее вечно смеющийся, добродушный зять Кен и ее восьмилетние племянники — близнецы Джош и Джой — были мертвы.

Следующий день принес новое потрясение: ей позвонил адвокат сестры и сообщил, что она единственная наследница всего имущества Кэти и Кена. Казалось бы, удивляться здесь нечему, ведь, кроме нее, родственников у Кэти не было, и все же это поразило ее. Ее сознание еще не осмыслило сам факт гибели сестры и всей семьи Кэти, как ей уже надо привыкать к мысли, что она стала владелицей ранчо в Монтане. Того самого «К + К», которому Кэти и Кен отдали столько сил, превратив его в лучшее ранчо-пансионат во всей стране, куда из многих отдаленных мест приезжали любители экзотического отдыха, чтобы на себе испытать все прелести жизни ковбоев Дикого Запада.

Помимо ранчо, Шелби достались и все их деньги — акции, облигации и достаточно наличных, чтобы жить, ни в чем себе не отказывая, а также содержать ранчо на протяжении долгих лет.

Первой мыслью Шелби было продать его. В самом деле, Кэти просто с ума сходила по лошадям и деревенской жизни, сама же она, напротив, всегда предпочитала город с его «благами цивилизации» и удовольствиями. Кроме того, у нее была постоянная работа в одном из лучших рекламно-информационных агентств Сан-Франциско. Звучит слишком громко для ее обязанностей типа «подай-принеси», но эта работа в отличие от многих других, перепробованных ранее, ей тем не менее нравилась. И забота о ранчо никак не вписывалась в ее планы.

А потом адвокат передал ей письмо, которое Кэти написала еще год назад и приложила к завещанию.

Шелби положила его на туалетный столик, так и не вскрыв. Ей почему-то казалось, что чем дольше она его не прочтет, тем легче будет верить в то, что Кэти все еще жива. Но о письме оказалось не так-то просто забыть. Сам факт его существования не давал покоя, тревожил, будоражил, и всякий раз, входя в спальню, Шелби видела только этот белый прямоугольник.

Наконец не в силах больше терпеть подобную муку она дрожащими руками вскрыла письмо. Ее сердце билось так отчаянно, что, казалось, должно было вот-вот разлететься на куски…


Шелби опустила руку в карман жакета своего костюма «сафари», и ее пальцы сомкнулись на теперь уже измятом, потертом конверте. Ей не надо было перечитывать письмо — каждая его строчка, каждое слово навсегда врезались в память. В ушах словно звучал голос сестры: «Позаботься о ранчо, Шелби. Пожалуйста, сделай мою мечту своей».

Шелби вздохнула и опустила голову на руль. Она вовсе не была уверена, что сумеет выполнить просьбу сестры, но знала, что должна хотя бы попытаться.

Внезапно раздавшийся сзади звук автомобильного клаксона вернул ее к реальности. Она посмотрела в зеркало заднего обзора, но не увидела ничего, кроме сверкающей серебристой решетки радиатора.

Сигнал повторился, свидетельствуя о явном нетерпении водителя.

— Хорошо, хорошо, сейчас! — проворчала Шелби.

Ее грусть вдруг сменилась раздражением на обладателя остановившегося сзади «монстра». Есть же такие люди, которые полагают, что весь мир принадлежит только им! Она рванула рычаг переключения передач и вдавила в пол педаль газа. Машина качнулась вперед, мотор взревел и заглох. Шелби почувствовала, что краснеет: она забыла про сцепление.

Сзади снова раздался гудок… и не смолкал несколько бесконечных секунд.

Шелби обернулась и окинула взглядом длинный белый лимузин, тонированные стекла которого надежно скрывали лица пассажиров от посторонних глаз. Ей вдруг захотелось показать им язык, но, решив не ребячиться, она снова взялась за руль, чертыхнулась, выжала педаль сцепления, завела мотор и медленно съехала к краю площадки.

Не дожидаясь конца этого маневра, лимузин рванул с места и резко обогнул машину Шелби, обдав ее волной пыли и мелкого гравия.

— Ну спасибо! — прошипела ему вслед Шелби, отмахиваясь от оседавшей на ней самой и на ее сияющей новой машине пыли. — Я так и знала, что не стоило опускать верх. Так и знала! — Днем раньше она умудрилась испортить механизм, и брезентовый верх автомобиля теперь не поднимался, но это совершенно вылетело у нее из головы. — И дернуло же меня купить кабриолет! Вся его прелесть лишь в том, что ты открыта ветрам, пыли и насекомым-самоубийцам!

Она снова пересекла площадь, подрулила к воротам и медленно поехала вперед по дороге, любуясь замечательным видом девственной природы, который не портили ни небоскребы, ни скоростные шоссе. Полчаса спустя, оставив позади много миль извилистой проселочной дороги, Шелби увидела наконец главный дом ранчо «К + К» и окружающие его постройки. Она уже и забыла, как здесь красиво. Строения, сложенные из грубо обтесанных бревен и крытые зеленой черепицей, словно растворялись среди окружавших их лугов, лесов и холмов. Впереди, рядом с двухэтажным домом, в лучах жаркого летнего солнца сверкал серебром бассейн, которого Шелби раньше здесь не видела. Со времени ее последнего приезда сюда появились и два новых коттеджа для гостей.

Она была здесь пару лет назад и провела на ранчо всего несколько дней. Раз двадцать во время своего визита и раз сто после она повторяла Кэти, что сельская жизнь ей не по душе.

— Так что же я здесь делаю? — пробормотала Шелби, неторопливо подруливая к дому.

Но она знала, что нельзя дать мечте Кэти умереть вместе с ней. Она, Шелби, должна сделать все возможное, чтобы выполнить последнюю волю сестры.

— Хорошо, Кэти, — прошептала она, останавливая машину перед широким парадным крыльцом и окидывая взглядом огромный дом перед собой. — Я попытаюсь. Обещаю тебе. Я правда попытаюсь.

Смахнув слезы, снова навернувшиеся на глаза при мысли о сестре, Шелби открыла дверцу и поставила ноги на землю, собираясь встать.

— Вам помочь, мэм?

Она подняла глаза и увидела старика с обветренным лицом, улыбающегося ей из-под полей видавшей виды ковбойской шляпы. Ее обладатель протянул ей руку с узловатыми пальцами, и после секундного колебания она протянула ему свою.

— Спасибо. — Шелби встала и увидела, что даже в туфлях без каблуков она на добрых два дюйма выше старого ковбоя. — Я — Шелби Хилл.

— Знаю. Мы встречались, когда вы сюда приезжали. Давненько это было. Меня зовут Джейк. — Он опять улыбнулся, закрыл за ней дверцу автомобиля и добавил: — Я помощник управляющего.

— Джейк… ах, ну да, конечно, Джейк… — пробормотала Шелби, тщетно пытаясь вспомнить его.

Она разгладила ладонью смявшуюся юбку и направилась к багажнику, чтобы взять свои вещи, но остановилась в нерешительности, поскольку рядом с ней вырос еще один ковбой.

— Билли отнесет ваш багаж в дом, мисс Шелби, — сказал Джейк.

Она отдала Билли ключи и огляделась по сторонам, осваиваясь в новой обстановке. Несколько мужчин, работавших в ближайшем загоне для лошадей, оставили свое занятие и уставились на нее с явным любопытством.

Шелби улыбнулась им и хотела уже войти в дом, когда ее внимание привлек высокий ковбой, стоявший, скрестив ноги и лениво прислонясь к коновязи. Он тоже смотрел на нее, но в его взгляде не было любопытства. Его взгляд был оценивающим, словно он снимал с нее мерку. Его длинные стройные ноги плотно обтягивали сильно потертые, почти выцветшие джинсы, а широкие плечи — бледно-голубая полотняная рубаха. Надвинутая на глаза черная широкополая шляпа «стетсон» затеняла верхнюю часть лица, но все же не скрывала его суровых, резких черт. С видимой небрежностью он расцепил скрещенные на груди руки, выпрямился и сдвинул шляпу на затылок.

Их взгляды встретились, и Шелби живо вспомнила всех тех героических ковбоев из вестернов, которыми они с Кэти так восхищались в детстве. Мгновение, показавшееся ей вечностью, она стояла как зачарованная, не в силах отвести взор от его пронзительно-синих глаз и густых волос цвета золотистого меда.

Лишь когда ковбой отошел от коновязи и неторопливо, даже с некоторым вызовом направился к ней, Шелби удалось наконец освободиться от наваждения. Она опустила глаза, приказывая себе казаться невозмутимой, тогда как на самом деле самым горячим ее желанием в тот момент было повернуться и бежать прочь.

Молодой человек остановился перед ней, и она невольно сделала шаг назад, словно подчеркивая разделявшую их дистанцию.

Быстрым движением он снял шляпу и протянул ей руку:

— Меня зовут Коди Фарлоу, мисс Хилл. Я управляющий ранчо «К + К».


В последующие пять дней Шелби с головой ушла в дела ранчо, стараясь узнать по возможности больше и тщательно избегая при этом встреч с Коди Фарлоу.

В первое утро после своего приезда она принялась за финансовые отчеты, мучительно пытаясь вспомнить все то, чему училась на непродолжительных бухгалтерских курсах в колледже. Через несколько часов тщетных попыток разобраться в столбцах цифр она уже знала, что ей придется начать все сначала, дабы понять, о чем вообще идет речь… Самым логичным выходом было нанять бухгалтера, и Шелби решила так и поступить.

На следующее утро она поднялась с первыми лучами солнца и, все еще сонная, спустилась на кухню, чтобы помочь кухарке Мери с завтраком. Умение готовить никогда не относилось к числу ее достоинств, но Шелби твердо решила изучить все стороны жизни ранчо. С трудом сдерживая зевок, она открыла кухонную дверь и изумленно уставилась на стол, на котором громоздилась целая гора продуктов.

— Что это?

— Продукты для приготовления завтрака, — ответила Мери, и ее пухлые губы разошлись в широкой улыбке. Она сновала между холодильником и столом, и ее длинная черная коса моталась, как маятник.

— Помилуй, Мери, этим же можно накормить целую армию!

В темных глазах поварихи заплясали искорки смеха.

— Точно, мисс Шелби, но если считать наших рабочих и постояльцев, то как раз и получится армия. Не пропало желание помочь?

— Попробую, — с деланной бодростью ответила Шелби, взяла нож и принялась было срезать жир с бифштексов, но тут же порезала палец. — Ай! Черт…

Она сунула палец под кран, повернула вентиль и прикусила от боли губу, когда ледяная вода хлынула на ранку.

— Ладно, — усмехнулась Мери, — взбейте яйца и поджарьте омлет, а бифштексами займусь я.

Помогая друг другу, женщины трудились больше часа, и ко времени, когда открылась задняя дверь и рабочие ранчо стали собираться на кухне, завтрак был готов. Блюда с румяными бифштексами, пышным омлетом, хрустящей жареной картошкой, тостами загромождали стол, в центре которого возвышались две огромные вазы со свежими фруктами.

Последним вошел Коди и сел во главе стола как раз в тот момент, когда Шелби ставила перед Джейком кофейник. Она быстро взглянула на него и тут же пожалела об этом. Его губы кривила недобрая усмешка, а в глазах, едва их взгляды встретились, появился блеск, который можно было назвать лишь дьявольским.

Двадцать минут спустя рабочие уже покинули кухню, от обильного завтрака не осталось ни крошки… а нервы Шелби были на пределе. Все то время, пока ковбои сидели за столом, она старалась занимать себя каким-нибудь делом и не обращать внимания на прожигавшие ей спину взгляды Коди. Работы хватало, но она ни на секунду не забывала о его присутствии. Всякий раз, как она смотрела в его сторону, их глаза встречались. Шелби так не краснела с двенадцатилетнего возраста, когда Родни Вагстафф показал всем мальчишкам в школе ее сентиментальную открытку, которую она прислала ему на День святого Валентина.

Через час процедура с завтраком повторилась — на этот раз для постояльцев, собравшихся в огромном обеденном зале, — а затем Мери принялась доставать из холодильника продукты для приготовления обеда.

К концу второго дня своего пребывания в «К + К» Шелби была поражена тем, что Мери в одиночку справляется со стряпней для многочисленного населения ранчо. Приготовление одного лишь завтрака отнимало кучу сил, а ведь был еще обед и ужин! Вернее, два завтрака, два обеда и два ужина, поскольку постояльцы питались отдельно от рабочих.

Через три дня Шелби начала чувствовать себя на ранчо довольно уютно… когда рядом не было Коди. Если же он околачивался где-то неподалеку, она превращалась в совершеннейшую растяпу: роняла тарелки, спотыкалась на ровном месте, а однажды даже попыталась пройти сквозь закрытую дверь.



2

Шелби взглянула на ковбойское седло, лежавшее на перекладине стойла, и поняла, что попала в сложную ситуацию. Впрочем, проблемы начались сразу после сообщения адвоката о том, что она унаследовала знаменитое ранчо-пансионат в Монтане, принадлежавшее до этого ее сестре. Если бы она не была такой наивной дурой, то сразу же, повинуясь первому порыву, продала бы его и жила бы сейчас в роскошном доме в Сан-Франциско. В самом деле, что она знает о том, как надо обихаживать постояльцев — всех этих благополучных завсегдатаев фешенебельных курортов и голливудских знаменитостей, возжелавших вкусить прелестей старого доброго Дикого Запада? Да и что она сама знает об этом самом Западе?

И все же она не могла поступить иначе. Это означало бы предать мечту своей покойной сестры.

— С вами все в порядке, хозяйка? — поинтересовался Кода.

В том, как он лениво растягивал слова, Шелби почудилась насмешка. С самого ее приезда в «К + К» он наверняка находил нелепыми все попытки своей новой хозяйки освоиться с деревенской жизнью.

Она решительно схватила седло, сняла его с перекладины… и едва не упала навзничь под его тяжестью. Эта проклятая штука весила никак не меньше тонны, а свисавшие с нее ремни, ремешки с пряжками и прочие причиндалы никак не способствовали тому, чтобы нести седло и идти при этом ровно, не спотыкаясь.

— Оно что, набито свинцом? — поинтересовалась она, бросив быстрый взгляд на Коди, возившегося с упряжью в другом конце конюшни.

Тот усмехнулся и покачал головой, продолжая затягивать подпругу под брюхом своего коня.

— Вы уверены, что и вправду хотите участвовать в загоне скота? Для того, кто не часто сидит в седле, провести столько времени верхом довольно суровое испытание.

— А кто вам сказал, что я редко сажусь в седло? Уверяю вас, я отличная наездница.

Шелби прикусила нижнюю губу, надеясь, что эта маленькая ложь не прозвучала слишком уж очевидно. Впрочем, даже не ложь, а скорее преувеличение. Она не сидела на лошади вот уже лет десять, с тех самых пор, когда они с Кэти брали уроки верховой езды. Кэти, разумеется, училась ездить в ковбойском седле, а Шелби, составлявшая ей компанию лишь по настоянию матери, из упрямства решила освоить английский стиль езды, более, по ее мнению, классический и сильно отличавшийся от «западного».

— Вы здесь хозяйка, — пожал плечами Коди и, посмотрев в се сторону, увидел, что она никак не может справиться с седлом. — Оставьте его на перекладине. Я оседлаю для вас Леди, когда закончу со своим конем.

Шелби почувствовала искушение согласиться. Английское седло она поднимала когда-то одной рукой, эта же громадина весит не меньше, чем грузовик! А ведь ее еще надо как-то водрузить на лошадь… Она была уже готова принять предложение Коди, но самолюбие не позволило пойти на это. Нет, она никогда не сумеет вникнуть во все тонкости жизни на ранчо, если позволит ему и другим рабочим делать все за нее.

— Спасибо, я сама, — с напускной храбростью ответила она.

Золотисто-каштановый локон выбился из прически и упал ей на лицо. Шелби попыталась сдуть его вбок, но непослушный локон снова упал, коснувшись кончика носа. Стараясь не обращать внимания на досадную щекотку, она с седлом в руках осторожно протиснулась в узкий проход между перекладиной стойла и гнедой лошадью, показавшейся ей вдруг огромной, и после нескольких неудачных попыток наконец все же забросила седло ей на спину.

— Вы забыли одеяло, — заметил Коди.

— Что? — удивленно уставилась на него Шелби. — Кому может понадобиться одеяло при такой-то жаре? Солнце печет как огонь.

Он похлопал своего коня по крупу и подошел к ней.

— Одеяло надо подложить под седло, иначе оно сотрет лошади спину до самого мяса.

— Понятно…

О Боже, что же еще она успела позабыть за эти десять лет?

Шелби отошла в сторону, и Коди без малейших усилий снял седло и снова положил его на перекладину; затем взял висевшее рядом одеяло с индейским рисунком, накрыл им лошадь и ловко принялся ее седлать.

Шелби почувствовала, как ее щеки заливает краска. Если Коди Фарлоу и не догадывался до сих пор, что ее познания в верховой езде весьма ограничены, то теперь он знал это наверняка.

Она хотела было отвернуться и принять независимый вид, но обнаружила, что глаза отказываются ей повиноваться. Решив не вступать с ними в борьбу, девушка скользнула взглядом по стройной фигуре ковбоя. Рубашка из клетчатой фланели подчеркивала его широкие мощные плечи; высоко закатанные рукава открывали загорелые мускулистые руки; длинные ноги были плотно обтянуты джинсами, такими потертыми, что колени и задние карманы стали белыми; остроносые ковбойские сапоги со скошенными каблуками от долгой носки окончательно утратили свой первоначальный цвет.

Наконец Коди выпрямился и, продолжая держать одну руку на седле, повернулся к ней. Другой рукой он сдвинул свой черный «стетсон» на затылок и сказал:

— Ну вот и все. Теперь забирайтесь на Леди, и я подгоню стремена под ваш рост.

Шелби поставила левую ногу в кожаное стремя, ухватилась за луку седла и после трех неловких попыток оказалась наконец наверху. Мелко перебирая копытами, кобыла подалась чуть вбок и нервно мотнула головой, едва не хлестнув Шелби по лицу своей длинной гривой. Коди негромко произнес несколько ласковых слов, и лошадь успокоилась. Сидя в седле, Шелби посмотрела по сторонам, затем перевела взгляд вниз… и тут же пожалела об этом: казалось, что от грязного, плотно утрамбованного пола конюшни ее отделяет несколько миль.

Коди взял Леди под уздцы, вывел ее на середину конюшни и снова обратился к Шелби:

— Привстаньте на стременах, затем сядьте и выньте из них ноги — я подгоню их до удобной для вас длины.

— Закрепите их пониже, — с трудом выговорила она.

В ответ Коди лишь мягко усмехнулся и, когда она снова устроилась в седле, занялся стременами.

Наблюдая за ним, Шелби снова, уже в который раз после приезда сюда, почувствовала, как в ней нарастает теплая волна влечения к этому красавцу ковбою. И снова она не решилась признаться в этом даже самой себе. За все это время он лишь раз заговорил с ней, если не считать замечаний по ведению дел на ранчо и насмешек над ее ошибками, которых, увы, было немало. Их объединяло лишь желание видеть «К + К» процветающим, да еще, пожалуй, то, что имена обоих оканчивались на «и». И тем не менее Шелби находила его одним из самых сексуальных мужчин из всех, которых когда-либо встречала, а случалось это нередко.

Все его существо дышало силой и чисто мужской властностью, чувственной мощью, которая почти подавляла, парализовывая собственную волю. Лицо Коди являло собой контрастное сочетание ломаных, прямых и овальных линий, слившихся в несколько грубоватом совершенстве. Долгие часы, проведенные под палящим солнцем, придали его коже цвет полированной бронзы, который лишь подчеркивали сверкающая синева глаз и золото волнистых волос, мягкими завитками спадавших на уши и воротник рубашки.

— Ну вот, хозяйка, все в порядке, — сказал он. — Можно отправляться.

Шелби внутренне содрогнулась и тут же подумала, что это уже стало входить у нее в привычку. С самого начала предстоящая «прогулка» по бездорожью не вызывала у нее ни малейшего энтузиазма. Одно дело организовать «исконно западную кухню» для двадцати человек и вносить посильный вклад в приготовление блюд, помогать в магазине, торговавшем всевозможными сувенирами ковбойского Дикого Запада по совершенно возмутительным ценам, контролировать уборку коттеджей, заботиться о том, чтобы постояльцы были довольны, а проводники и рабочие не сидели сложа руки, или чтобы огромный бассейн, в котором вполне можно было проводить олимпийские соревнования, а также две сауны сверкали чистотой. Совсем другое — четыре дня болтаться в седле среди диких равнин, пытаясь собрать коров в стадо и перегнать их с одного пастбища на другое. К этому она была как-то не готова…

Шелби с удовольствием бы увильнула, но постояльцы ожидали, что загон скота возглавит именно она. Разумеется, видеть-то они хотели не ее, а Кэти Хилл, чье лицо улыбалось им с обложек красочных рекламных брошюр, гарантирующих общение с дикой природой, простую сытную пищу и многие радости нецивилизованной жизни во время пребывания на ранчо «К + К». Но Кэти здесь больше нет… Зато есть Шелби. Ах, Кэти… Она быстро заморгала, отгоняя непрошеные слезы, — сейчас не время давать волю чувствам.

Загон скота был, так сказать, коронным номером пребывания на ранчо, и во многом благодаря ему скучающие толстосумы выбирали из многочисленных ферм-пансионатов именно «К + К». Им хотелось почувствовать вкус старого доброго Дикого Запада, и если Шелби всерьез намеревалась продолжить дело Кэти, а заодно и занять здесь подобающее ее положению хозяйки место, то ей следовало быть сильной.

Сильной! При одной мысли об этом она едва не расхохоталась. Сила никогда не была отличительной чертой ее характера. Из-за своего неумения принять решение, а приняв, идти до конца она постоянно что-то теряла, и касалось это не только той или иной работы. Случалось и так, что ее отношения с приятелями рушились лишь по той причине, что ей редко хватало духа твердо высказать свое мнение и потребовать уважать его. Куда проще было просто взять и уйти.

Первые лучи утреннего солнца скользнули сквозь распахнутые ворота конюшни и теплыми иглами пронзили царящий там полумрак.

— В этот час все нормальные люди еще нежатся в постели, а не норовят взгромоздиться на лошадь, — еле слышно проворчала Шелби.

Коди свистнул, и его конь — огромный гнедой мерин с гривой и хвостом цвета воронова крыла — вышел из своего стойла в проход.

— Ну, Солдат, пора в дорогу, — сказал ему ковбой.

Шелби с завистью и восхищением отметила, с какой легкостью Коди взлетел в седло. Его движения были точны и грациозны, тогда как сама она карабкалась на лошадь, словно взбиралась на Скалистые горы.

Коди тронул каблуками бока Солдата, и тот двинулся к воротам, а за ним, как нитка за иголкой, последовала Леди.

Джейк как раз закончил седлать последнюю лошадь и покрикивал теперь на двух ковбоев, помогавшим гостям сесть в седла. Смущенные и восторженные голоса двадцати двух постояльцев ранчо, пытавшихся взобраться на спины своих лошадей, сливались в общем гуле. Было совершенно очевидно, что до этого момента мало кто из них вообще ездил верхом.

«Что ж, по крайней мере я оказалась в неплохой компании», — подумала Шелби, когда Ланс Мердок, голливудская звезда первой величины, остановил рядом с ней своего коня. Он уже успел принести ей многословные пространные извинения за то, что его лимузин едва не врезался в ее машину на площадке у ворот ранчо, и с тех пор буквально преследовал ее своим вниманием.

— Привет, красотка! Как насчет того, чтобы быть моей напарницей? — Он одарил ее своей знаменитой экранной улыбкой, рассчитанной на то, чтобы разить женщин наповал, и заговорщически подмигнул.

Шелби ответила на его улыбку. Ланс Мердок наверняка уже предложил то же самое доброй половине всех присутствовавших здесь женщин, но она все равно была польщена. Не каждый день услышишь такое от героя экрана, который к тому же еще и по-настоящему красив, подумала Шелби, любуясь его лицом и осанкой, достойными античных богов. Темно-коричневый «стетсон», отлично гармонировавший с его волосами, был лихо надвинут на широкий лоб, затеняя высокие скулы и прямой нос и в то же время выставляя на всеобщее обозрение улыбающийся рот и мощную нижнюю челюсть. Актер живописно смотрелся в белой полотняной рубахе с болтающимся незавязанным коричневым шнурком, сквозь нарочито небрежно распахнутый ворот которой виднелось несколько темных завитков волосатой груди; тщательно подобранные по тону плотные брюки впечатляли своими аккуратно заглаженными стрелками, а ковбойские сапоги из кожи угря с высокими скошенными каблуками и обитыми полированной сталью носами ослепительно сияли.

Выглядел он просто потрясающе, но так, будто собирался принять участие в параде, а не в загоне скота, подумала Шелби, невольно сравнивая его наряд с поношенными джинсами и простыми рабочими рубахами ковбоев.

— Извините, мистер Мердок, но мисс Шелби поедет со мной, — послышался из-за спины голос Коди.

Шелби резко обернулась, удивленная фамильярной резкостью его ответа гостю, но, увидев, что он улыбается, удивилась еще больше.

— Что ж, Шелби, думаю, у нас все еще впереди. — Взгляд Ланса многозначительно скользнул от глаз девушки к ее груди и обратно. — Жаркий, потрескивающий в ночи костер, полная летняя луна над головами, убаюкивающие трели сверчков и глухое уханье сов… Звучит неплохо, а?

— Там видно будет, — мягко ответила Шелби, всем своим существом ощущая присутствие Коди.

Джейк подвел к ним двух лошадей с сидевшими на них гостями, и Шелби едва успела отвернуться, чтобы не рассмеяться. Эва Монтальво, светская львица из Нью-Йорка, которой стукнуло никак не меньше пятидесяти, была одета в ярко-желтый комбинезон с кожаной бахромой, сбегавшей по боковым швам рукавов, брюк и пересекавшей внушительный рельеф груди. Посреди ее белокурых кудряшек угнездилась белая ковбойская шляпа с жесткими полями, а на ногах красовались вычурные белые ковбойские сапоги с непомерно высокими каблуками.

Шелби так и уставилась на эту неуместно модную обувь, надеясь про себя, что у Эвы все же хватило здравого смысла положить в седельную сумку пару более подходящих к случаю башмаков.

— О, нам предстоит неплохо поразвлечься! — заявила та, ослепив Коди широкой улыбкой и взмахнув пару раз своими длинными, изрядно умащенными тушью ресницами.

Шелби оглянулась как раз вовремя, чтобы заметить ее кокетливый взгляд, брошенный управляющему ранчо, и ответную улыбку Коди. И снова отвернулась, подумав вдруг, что ей, должно быть, тоже стоило одеть что-нибудь более экстравагантное, чем простые джинсы и пеструю ковбойскую рубашку. Рубашку эту она нашла в магазине при ранчо, когда устраивала смотр его товарам, и буквально влюбилась в нее. Теперь же Шелби думала о своем гардеробе, полном роскошной одежды, которую она накупила перед самым отъездом из Сан-Франциско. Жажда приобретения новых вещей охватила ее тогда внезапно, и она отдалась ей целиком, стремясь хоть как-то притупить обрушившееся на нее горе и чувство одиночества. Но, несмотря на обилие нарядов, этим утром она пришла в ужас, поскольку обнаружила, что у нее нет сапог для верховой езды. Тогда она принялась лихорадочно рыться в вещах Кэти и в конце концов нашла то, что искала, — к счастью, у них с сестрой был один размер. Шелби так до сих пор и не нашла в себе силы взяться за разборку вещей Кэти, придумывая сама для себя массу отговорок и оправданий.

Мелодичный смех Эвы Монтальво снова привлек ее внимание и оторвал от мрачных мыслей.

— Перестань брюзжать, Рендолф! Тебе понравится, я обещаю, — говорила она своему лысеющему коренастому спутнику.

— Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, во что мы втравились на этот раз, — проворчал он.

— Ну-ну, Рендолф! — рассмеялась Эва. — Не забывай, что ты мне только приятель, а не муж!

Шелби заметила, как его брови сдвинулись и между ними залегла глубокая складка. Видимо, этому неженке не нравилось разыгрывать из себя ковбоя. Или, возможно, его неудовольствие объяснялось как раз тем, что он, как прозрачно намекнула ему Эва, был ей не мужем, а всего лишь приятелем.

Несколько минут спустя ковбои привели остальных гостей, и они, возбужденно переговариваясь, собрались широким полукругом перед Шелби и Коди.

Коди привстал на стременах.

— А теперь, ребята, послушайте меня. — Он выждал, пока все успокоятся, и продолжил: — Нам предстоит много работы, но, надеюсь, вам удастся и поразвлечься. На пастбище около двухсот коров, которых надо перегнать с восточной равнины к западному хребту. Чтобы до них добраться, потребуется почти весь день. Мы остановимся на обед, затем, когда проделаем половину пути, устроим привал, а на ночь разобьем лагерь среди холмов. Утром мы погоним стадо на запад. Весь завтрашний день, а также послезавтра нам предстоит провести в седле, направляя коров к хребту. На третий день мы его достигнем, а в воскресенье, к ужину, вернемся на ранчо… Если, конечно, никто из вас не потеряется.

Его губы тронула недобрая усмешка, а среди гостей послышалось нервное хихиканье.

Шелби увидела, что несколько рабочих ранчо отвязали своих лошадей, вскочили в седла и подъехали к гостям. Она повернулась к Коди:

— Вы уверены, что Том на своем грузовичке разыщет нас, где бы мы ни остановились на обед?

Коди снова усмехнулся и развернул лошадь.

— Не волнуйтесь, хозяйка. Когда мы туда приедем, он наверняка уже успеет расстелить пледы, приготовить еду и даже разложить столовые приборы.



Коди тронул своего коня, и Леди послушно последовала за ним.

Шелби так вцепилась в луку седла, что костяшки ее пальцев побелели.

— Коди!

Он был дюймов на восемь-девять выше ее, а Солдат дюйма на четыре крупнее Леди, так что девушке пришлось задрать голову, чтобы поймать взгляд ковбоя.

— Да?

— Вы не могли бы прекратить называть меня хозяйкой?

— Хорошо, мисс Шелби.

В его тоне Шелби снова послышалась насмешка, и ей вдруг страшно захотелось ударить нахала. Этот человек просто сводил ее с ума. За последние шесть дней, с того самого момента, как Коди поздоровался с ней у дома, он вызывал в ней то смех, то негодование, то ярость. Она могла легко и непринужденно болтать с кем угодно на ранчо — от работников до гостей, — но только не с Коди Фарлоу.

— Послушайте, Коди, зовите меня просто Шелби.

— Согласен, если вы станете называть меня мистер Фарлоу.

Она просто опешила от изумления.

Коди от души расхохотался, и приятный, ласкающий слух звук его смеха проник прямо в душу Шелби и прокатился теплой волной по всему телу, с ног до головы. Его веселье было столь заразительно, что девушка тоже невольно рассмеялась, и ее мягкий мелодичный смех смешался с его заливистым хохотом, нарушая безмятежную тишину утра.

Затем больше часа они молча ехали рядом; остальные следовали за ними, и нестройный гул их голосов и неожиданные взрывы смеха разносились далеко окрест. Работники ранчо смешались с гостями, следя за тем, чтобы ничто не мешало их приятному времяпрепровождению и чтобы никто из них не отстал от группы.

Бескрайняя равнина, поросшая высокой травой, сменилась пологими холмами и небольшими долинами; пейзаж дополняли сосны, Мамонтовы деревья и низкорослые дубы. Шустрые белки сердито цокали с веток на проезжавших мимо людей, а в небе кружил ястреб, выражая громким клекотом свой протест против вторжения в его охотничьи угодья.

Шелби была очарована первозданной красотой этих мест, ясной голубизной неба и свежестью воздуха. Она так долго жила в крупном городе, что стала уже забывать о красоте дикой природы. Никакого смога, удушливых испарений, дыма или грязно-серых туч на горизонте… Она вздохнула полной грудью. Да, ее племянникам было здесь хорошо. Эта мысль пронзила сердце острой болью, и она поспешила отогнать ее, зная, что в противном случае слез не миновать.

— Вам кто-нибудь уже говорил, что у ваших глаз цвет молодых распускающихся листьев? — спросил вдруг Коди.

Удивленная его словами, Шелби взглянула на него, но он смотрел прямо перед собой, чуть нахмурив брови.

— Я хочу проехать немного вперед, хозяй… Шелби, — добавил он. — Пару месяцев назад тропу, что огибает следующий холм, закрыл оползень. Ее уже расчистили, но я все же проверю, все ли там в порядке и не осталось ли поваленных деревьев.

Сказав это, Коди тронул каблуками бока Солдата, и тот перешел на размашистый шаг.

Не желая, чтобы Леди снова последовала за Солдатом, Шелби резко натянула поводья. Лошадь мотнула головой и исполнила нечто вроде танца негодования, давая таким образом понять, что она отнюдь не намерена еле плестись, тогда как ее приятель ускакал вперед.

— Тпру, Леди, тпру! — приговаривала Шелби, моля Бога, чтобы лошади не вздумалось ослушаться и удариться в галоп. Она уже так и видела заголовки газет: ЛОШАДЬ ПОНЕСЛА, И НОВАЯ ВЛАДЕЛИЦА РАНЧО «К + К» ПРОПАЛА В ДИКИХ ПРОСТОРАХ МОНТАНЫ.

3

Шелби ерзала в седле, тщетно пытаясь найти такое положение, в котором не чувствовалась бы боль. Ее несчастный копчик ломило так, словно им заколачивали сваи, и девушка сильно сомневалась, что вообще когда-нибудь сможет нормально сидеть. За эти четыре часа пути седло, казалось, стало каменным, и растущая боль лишала окружающий пейзаж изрядной толики его очарования.

Шелби горько сожалела о том, что не взяла с собой в поездку массажистку: тогда у нее был бы хоть какой-то шанс удержаться на ногах, покинув седло.

Коди вернулся лишь перед самым полуднем. Его не было больше часа, и Шелби вопреки собственной воле не могла думать ни о чем и ни о ком другом.

— Ну, и как там оползень? — спросила она, когда он придержал коня и поехал рядом с ней.

— Что? Ах да… С дорогой все в порядке, беспокоиться не о чем, — ответил Коди, который на самом деле осмотрел холм еще день назад, а теперь уехал лишь потому, что стал ловить себя на том, что ему мучительно хочется наклониться к этой странной девушке и почувствовать вкус ее губ. Но в этом, разумеется, признаться он не мог.

Вскоре отряд въехал на небольшой холм, и Коди поднял руку, призывая всех остановиться. Повернувшись в седле, он подождал, пока все, уже утомленные, путешественники соберутся, и объявил:

— О'кей, ребята, мы почти у цели. Это — половина сегодняшнего пути. Там, у подножия холма, уже расстелены одеяла и готовится пища. Вас ждет привал.

Ответом ему было невнятное бормотание, слабые стоны и ворчание измотанных верховой ездой гостей. Их смех и шуточки смолкли уже больше часа назад. Коди ухмыльнулся и снова тронул поводья.

К Шелби подъехал Ланс.

— Я уже обещал кое-кому из гостей пообедать с ними, но я считаю часы до заката и… нашего свидания, красотка. Томительные, бесконечные часы. Когда они истекут, мы сможем наконец спуститься с этих зверюг на грешную землю и узнать друг друга немного получше.

Он заговорщически подмигнул, и уже одного этого, как отлично знала Шелби, было бы достаточно для большинства его поклонниц, чтобы повергнуть их в экстаз.

— Поживем — увидим, — улыбнулась она и сама удивилась своей сдержанности. Да что это с ней, в самом деле? При любых других обстоятельствах она ничем бы не отличалась от прочих истеричных барышень, готовых лезть из кожи вон, лишь бы на них обратил внимание такой вот Ланс Мердок! Он же вьется вокруг нее, расточает комплименты, а ее сердце даже не дрогнуло… Откуда эта внезапная холодность?

Она поискала вокруг глазами и заметила поверх голов Коди, который гарцевал рядом с какой-то гостьей… очень красивой гостьей… Шелби почувствовала укол ревности. Нет, ее холодность распространяется явно не на всех мужчин!

Она снова повернулась к голливудскому красавцу.

— Поеду посмотрю, не надо ли помочь с устройством лагеря. Увидимся вечером, Ланс! — добавила она и ударила Леди каблуками по бокам.

Стремясь поскорее оказаться рядом с Солдатом, лошадь взяла с места в карьер, и Шелби отбросило назад. Ее ноги взлетели вверх, увлекая за собой стремена, и она в испуге резко натянула поводья. Леди мотнула головой, протестуя против впившегося ей в нёбо мундштука, и от падения девушку спасло лишь то, что она судорожно вцепилась в луку седла.

Несколько минут спустя вся группа уже собралась у грузовичка Тома, где гости, некоторые с посторонней помощью, спешивались. Работники ранчо брали лошадей под уздцы и отводили их к яслям, наскоро сооруженным между двумя высокими соснами. В воздухе витал аромат жарящихся гамбургеров и тушеных бобов, и Шелби показалось, что это самый дивный запах на свете. У одной из переносных жаровен Том установил складной стол, уставленный закусками, картонными тарелками, мисками с картофельным салатом и зеленью, ведерками со льдом, банками пива и минеральной воды.

— Тебе помочь, Шелби? — спросил Коди, когда она подъехала к обшарпанному красному грузовичку.

— Спасибо, я уверена, что справлюсь сама.

Держась за луку седла, девушка решительно перекинула правую ногу через круп Леди, а затем вынула из стремени левую. Но, оказавшись на земле, Шелби почувствовала, что ее колени подгибаются, и громко застонала. «О, только не сейчас, только не перед ним!» — пронеслось у нее в мозгу.

Коди бросился на помощь и подхватил ее на руки, а она, взмахнув рукой в неуклюжей попытке сохранить равновесие, сбила его шляпу.

— У тебя весьма оригинальная манера спешиваться, Шелби.

Улыбка и теплое участие, которое она прочла в его глазах, смягчили этот довольно едкий комментарий. Встряхнув головой, она сбросила с глаз упавшую прядь, а затем поправила сбившуюся набекрень шляпу. Ее лицо оказалось в каких-то дюймах от лица Коди.

Их взгляды встретились: зелень леса слилась с голубизной горного озера. Внезапно Шелби очень остро, каждой клеточкой своего тела ощутила, что ее грудь плотно прижата к груди Коди, а его руки, подобно двум могучим тискам из стали, крепко обвились вокруг нее… Она чувствовала учащенное биение его сердца, заставлявшее ее собственное биться в унисон, терпкую смесь запахов его одеколона, конского пота, кожаной упряжи… Коди больше не улыбался, его глаза смотрели на нее прямо и серьезно.

А затем рука, поддерживавшая ее под согнутыми коленями, разогнулась; ноги девушки коснулись земли, но другая рука продолжала крепко обнимать за плечи, не давая упасть.

— Тебе лучше? Ты можешь стоять?

В его тоне и взгляде Шелби почудилось внезапное раздражение.

— Спасибо, со мной все в порядке.

Она решительно высвободилась из его объятий и… с ужасом поняла, что сейчас упадет. Ее ноги подкашивались и дрожали, будто она только что преодолела марафонскую дистанцию.

Коди отвернулся, чтобы привязать ее лошадь к ближайшему кусту.

Ноги Шелби, казалось, таяли под непосильным для них весом тела, и, сдавшись, девушка тяжело осела вниз, пребольно ударившись при этом своим многострадальным копчиком о твердую как камень землю.

Ее невольный возглас привлек внимание Коди, и он резко обернулся:

— Ну что там еще за чертовщ…

Глаза Шелби сверкнули.

— Если ты, Коди Фарлоу, осмелишься засмеяться или снова полезешь со своей дурацкой помощью, я тебя пристрелю! — запальчиво пригрозила она, отлично, впрочем, понимая, что в ее нынешнем положении это всего лишь пустые слова. Ее щеки пылали, подбородок предательски дрожал, а к глазам подступали слезы бессилия.

Даже тень улыбки не тронула губы Коди; он просто молча опять взял ее на руки и, как ребенка, отнес на одно из одеял, которые Том расстелил для пикника на берегу ручья.

— Оставайся здесь, — довольно сухо распорядился ковбой, повернулся и ушел к грузовичку.

Глядя на его удаляющуюся спину, Шелби пыталась унять дрожь в коленях и думала о том, что смена настроений у этого мужчины очень напоминает ей мелькание разноцветных стеклышек в калейдоскопе… Это сводило ее с ума.

Чей-то силуэт заслонил от нее солнце, и она подняла голову.

— Привет, Ланс.

Он опустился рядом с ней на одеяло и сдвинул шляпу на затылок; упавшая на лоб прядь темных волос придавала его красивому лицу немного плутоватый вид.

— Отлично покатались, не правда ли? Мне это нравится не меньше, чем гонять на моем «феррари».

Шелби улыбнулась в ответ, немного удивленная тем, что Ланс, в отличие от прочих гостей, отлично себя чувствовал и ни на что не жаловался.

— Ты раньше этим уже занимался? Я имею в виду верховую езду?

— А как же. У меня в Малибу ранчо и целая конюшня лошадей.

— Так зачем же ты приехал сюда?

— Это устроил мой импресарио, — улыбнулся Ланс. — Он решил, что перемена места, «площадки» так сказать, мне не повредит, и, зная, как я люблю лошадей, забронировал мне здесь местечко.

— Я рада, что он выбрал именно «К + К», — искренне ответила Шелби. Ланс был приятным человеком. Правда, при взгляде на него у нее не захватывало дух, да и кровь не бежала в жилах быстрее, что немного разочаровывало, но его внимание и не ранило ее самолюбие. Совсем наоборот.

— Ты когда-нибудь каталась по пляжу при лунном свете, Шелби?

— Нет, — рассмеялась она, — но звучит чертовски романтично.

— Так оно и есть. Может, заедешь как-нибудь ко мне? Мы бы славно…

— Спасибо, но мне сейчас об этом как-то не хочется думать, — отмахнулась Шелби, — я страшно проголодалась.

В этот момент перед ним, капризно выпятив пухлую нижнюю губу, остановилась некая рыжая особа, в которой Шелби сразу же узнала одну из незамужних дам, приехавшую на ранчо два дня назад.

Ланс подмигнул Шелби и встал.

— Увидимся вечером, красотка, — так, чтобы не слышала рыжая, шепнул он. — А сейчас прости, долг зовет.

— Ланс, я…

Но прежде чем она успела закончить фразу, он уже ушел.

— Похоже, ты успела покорить Голливуд.

Шелби резко обернулась и увидела Коди, стоящего у нее за спиной с двумя тарелками, наполненными едой.

— Глупости! Ланс Мердок, если захочет, сможет заполучить любую женщину на Земле. Или на любой другой планете Вселенной. Со мною же он мил и приветлив лишь потому, что я — хозяйка «К + К».

— Ну разумеется… — Несмотря на утвердительную интонацию фразы, саркастический тон ковбоя говорил совсем о другом.

Коди сел, скрестив ноги, рядом с Шелби и протянул ей одну из тарелок. На ней красовались огромный гамбургер с приправами, дымящееся озеро тушеных бобов, гора картофельного салата, какой-то фруктовый салат, несколько морковок и веточек сельдерея. Шелби уставилась на все это, открыв от изумления рот. Как ни был велик ее аппетит, подобное изобилие просто пугало.

Из бездонных карманов своей рубахи Коди выудил две банки канадского пива, протянул одну ей, затем вскрыл свою и сделал большой глоток.

Глядя на свою банку, Шелби не удержалась от гримаски. Пиво, даже импортное, не относилось к числу ее любимых напитков, но сейчас ей страшно хотелось выпить чего-нибудь холодненького. При такой жаре — это то, что надо, решила она и потянула за кольцо. Раздался хруст жести, и из образовавшейся дырочки ударил фонтан пены. Шелби пригубила напиток, и ее невольно передернуло от резкого вкуса.

— Видимо, минералка нравится тебе больше, — заметил Коди, когда она поставила банку на землю.

— Вовсе нет, пиво меня вполне устраивает.

Он окинул ее долгим испытующим взглядом, и она как-то сразу почувствовала себя неуютно.

— Спасибо, что поддержал меня тогда, — сказала она наконец, ненавидя себя за свою слабость.

— Послушай, Шелби, я тут подумал… Может, тебе лучше вернуться на ранчо вместе с Томом на его грузовичке? Там ты поможешь Мери приготовить все к нашему возвращению. Кроме того, каждый день приезжают новые гости.

Она протестующим мычанием выразила свое возмущение, потому что рот был заполнен гамбургером и бобами, и принялась отчаянно жевать, чувствуя, как с каждой секундой в ней растут злость и обида. Наконец, справившись с едой, Шелби смогла ответить:

— Я не вернусь на ранчо.

— Шелби, — вздохнул Коди, — тебе совершенно незачем так мучиться. Мы с ребятами и сами прекрасно управимся с этой частью программы.

Его слова лишь усилили ее раздражение и упрямство.

— А теперь, Коди Фарлоу, послушай меня. С самого моего приезда в «К + К» ты пытаешься заставить меня уехать. Не прямо, разумеется, а исподволь, намеками. Так вот, знай, что ни к чему это не приведет. Сестра завещала ранчо мне, и я останусь здесь, нравится тебе это или нет!

Шелби попыталась было выдержать гневный взгляд ковбоя, но ее смелости хватило лишь на несколько секунд — затем она сдалась и опустила глаза.

— Тебе здесь не место.

Ее голова снова гордо вскинулась.

— Кэти считала иначе, и я… я с ней согласна!

Где-то в закоулках сознания шевельнулось сомнение, но девушка решительно прогнала его прочь. Впервые за долгие годы появилось место, которое Шелби по праву могла бы назвать своим домом. С тех пор как умерли родители и она окончила колледж, ей не удавалось найти работу или пристанище, интересовавшие ее больше нескольких месяцев. О, с рекламным бизнесом все складывалось весьма благополучно, но и он вопреки ожиданиям не захватил ее до конца. А теперь ей предстояло возродить мечту Кэти, и никто, даже Коди Фарлоу, не сможет заставить ее отказаться от этого!

— Не думаю, что Кэти одобрила бы сейчас твое поведение, — уже гораздо мягче возразил тот. — Будь же благоразумной! Ты совершенно не умеешь ездить верхом, а к вечеру разучишься и ходить.

— Я справлюсь.

В его глазах сверкнул гнев, а лоб прорезала вертикальная складка, сведя в одну черту золотистые брови.

— Справишься? Да куда там… Посмотри на себя, ты и так уже совершенно разбита! Еще несколько часов в седле, и ты превратишься в инвалида! Имей же смелость признать это, Шелби. Ты сама знаешь, что такая жизнь не для тебя. Ты — типичная горожанка.

Последние слова были произнесены едва ли не с отвращением, и от Шелби это не укрылось.

— Кэти верила в меня, — сухо парировала она.

— Уезжай, Шелби. Продай «К + К» кому-нибудь, кто знает толк в подобных вещах. Тому, кто сможет управлять ранчо.

Шелби чувствовала, что ее уже просто колотит от злости, и вместе с тем ее уверенность в себе поколебалась. А что, если он прав? Быть может, она жестоко обманывается, полагая, что справится с «К + К»? Усилием воли девушка взяла себя в руки и прогнала эти сомнения. Кэти с Кеном столько вложили в это ранчо, что были просто счастливы, если б Шелби рассталась наконец с жизнью в большом городе и перебралась к ним сюда, поближе к природе… Она ощутила новый прилив решимости. Кем, черт возьми, воображает себя этот Коди Фарлоу? Быть может, она действительно горожанка до кончиков ногтей, быть может, Коди или кто-то еще справится с ранчо лучше нее, но она никогда в жизни не подводила сестру и не собиралась делать это теперь, после ее смерти.

Шелби положила гамбургер на тарелку и твердо взглянула на Коди.

— Я не намерена возвращаться в Калифорнию. Ни сейчас, ни завтра, ни когда-либо еще. Кэти не жалела сил, стараясь превратить «К + К» в лучшее ранчо в стране, и я доведу ее дело до конца. С твоей помощью или без нее, но доведу.

Коди снова приложился к пиву, вытер губы салфеткой и улыбнулся.

Его открытая мальчишеская улыбка сразу же обезоружила Шелби, и ее гнев растаял как дым. Ей вдруг захотелось прижаться к нему, очутиться в его крепких надежных объятиях…

— Что ж, дорогуша, посмотрим. Если уж ты так упряма, позволь дать тебе пару советов. Во-первых, раздобудь что-нибудь мягкое и положи это на седло, когда мы тронемся в путь, — поездка будет не из легких. А во-вторых, подними свой очаровательный зад и разомнись немного, иначе очень скоро твои ноги так одеревенеют, что ты не сможешь ходить. — С этими словами он встал и пошел было прочь, но через несколько шагов снова обернулся и добавил: — И не мешало бы взять у Тома немного аспирина, пока весь его запас не слопали гости. У них, видишь ли, тоже все кости болят.

Шелби хотела запустить в него гамбургером, но вместо этого лишь откусила изрядный кусок и принялась ожесточенно его жевать. Ну уж нет! На этот раз она не сдастся. На этот раз она выдержит все до конца, чего бы ей это ни стоило. Зачем? Да хотя бы затем, чтобы доказать этому Коди Фарлоу, что она сама себе голова и может прекрасно обойтись без его помощи.

Через несколько минут она уже стояла на негнущихся ногах, покачиваясь и стиснув зубы от боли. Проклятие! Если ей так плохо сейчас, после всего лишь четырех часов, проведенных в седле, то что же будет вечером?..

Она заковыляла к ручью и, дойдя до берега, оглянулась. Большинство гостей или заканчивали трапезу, или лежали без движения на земле, — по всей видимости, им было ничуть не легче, чем ей самой. Шелби обогнула нагромождение скал и опустилась на песок. Здесь ее никто не мог видеть. Через мгновение она уже скинула сапоги, выскользнула из джинсов и только тут подумала о том, что ведет себя довольно рискованно. Согнувшись, девушка прокралась обратно к краю скалы, снова посмотрела на гостей и с облегчением убедилась, что ее исчезновение не привлекло ничьего внимания. По крайней мере пока.

Она вошла в ручей. От ледяной воды захватывало дух, но, Боже, как это было здорово! Шелби села на дно, подставляя холодному течению гудящие ноги и онемевшую поясницу, закрыла глаза и легла на спину, лицом к ласковому солнцу.

— Эй, смотрите-ка, что делает мисс Хилл!

Шелби вскочила и осмотрелась. На одной из скал стоял десятилетний мальчишка и показывал на нее пальцем.

Прятаться было некогда, да и некуда, и Шелби с ужасом увидела, как берег стал быстро заполняться людьми. Увидев свою хозяйку в воде, гости тут же решили последовать ее примеру. Дети буквально срывали с себя одежду и с визгом бросались в ручей, а те, кто постарше, закатывали джинсы и входили в воду по колено, но были и такие, которые плюхались в воду прямо как были, так ничего с себя и не сняв.

Шелби, оказавшаяся от них футах в двадцати, почувствовала себя в ловушке. Просто встать и выйти на берег девушка не могла, поскольку ниже мокрой майки на ней были лишь эфемерные полосатые трусики, и она, дюйм за дюймом, стала подбираться назад к спасительным скалам, где на большом валуне лежали ее джинсы. Камень был все ближе и ближе, и наконец она протянула руку, пытаясь нащупать на его поверхности свою одежду…

— Не это ли ищете, хозяйка?

4

Коди сидел на выступе скалы, а через его вытянутую руку были перекинуты ее джинсы; на губах ковбоя играла ехидная улыбка.

Сердце Шелби упало.

— От… отдай немедленно! — пробормотала она и инстинктивно одернула майку. — И прекрати так пялиться на меня, ты что, никогда раньше не видел женщин?

Коди от души расхохотался, и мягкий звук его смеха окутал ее подобно теплому невесомому покрывалу.

— Видел, разумеется… Но не таких, кто устраивает чуть ли не стриптиз посреди диких равнин, никого об этом даже не предупредив.

Шелби бросила быстрый взгляд на шумно веселящихся гостей и почувствовала себя виноватой — сама того не желая, она, похоже, сорвала весь график на остаток дня.

— Боюсь, мы опоздаем сегодня на вечернюю встречу с Томом и его грузовичком…

— Ничего страшного. В крайнем случае, бифштексы с кровью просто нормально прожарятся, а кому-то из нас придется объяснить старику, почему мы задержались… — Он пожал плечами. — Вот и все.

— Это моя ошибка, и я сама с ним объяснюсь.

Коди засунул руку за спину и вытащил свернутое полотенце.

— Выходи, вытирайся, а потом помоги мне загнать гостей обратно в седла… если получится, конечно.

— Отвернись.

— Что? — Его брови недоуменно взлетели.

— То, что слышал. — Она вытянула руку и повелительно очертила в воздухе пальцем круг, словно перед ней был ребенок. — Отвернись.

Коди снисходительно усмехнулся, отдал Шелби полотенце, затем встал и повернулся к ней спиной. Эта женщина, черт бы ее побрал, сводила его с ума, причем с того самого момента, как подкатила на своем красном спортивном авто к главному дому ранчо. Один-единственный взгляд на ее гибкую фигуру, на ее волосы, в которых струилось золото заката, — и он был готов. Во сне он сжимал ее великолепное тело в своих объятиях, гладил чуть тронутую солнцем кожу, и ее чувственные губы отвечали на его страстные поцелуи…

Он почувствовал, как в нем разгорается огонь желания, и намеренно вызвал в памяти горький урок своей недавней любви. Коди уже проделал однажды этот путь с женщиной, очень похожей на Шелби Хилл, и он показался ему слишком предательским и каменистым. Повторять эксперимент не хотелось. И никто не заставит его сделать это.

Шелби встала, вышла из ручья и стала растирать ноги полотенцем.

— Мне жаль, что мой поступок спутал мероприятия обычной программы, Коди. Я вовсе не собиралась устраивать ничего подобного, я надеялась, что мне удалось ускользнуть от всех незаметно.

Не думая, что он делает, Коди машинально обернулся на ее голос и… окаменел. Его взгляд скользнул по лицу девушки, по ее плечам, затем — вниз, к длинным стройным ногам, и замер, не в силах оторваться от точеных золотистых икр, мягко переходящих в изысканной формы бедра, которые, в свою очередь, переходили в…

Он решительно тряхнул головой. Она — чужая, и ему нельзя забывать об этом. Она — городская, всегда была ею и навсегда такой останется. Рано или поздно она все равно вильнет хвостом и сбежит к огням большого города. Ведь Кэти не раз говорила ему, что они с сестрой совсем непохожи! Кэти любила лошадей, вестерны, пикники на лоне природы, а Шелби — роликовые коньки, велосипеды и фантастические боевики…

Ладони Коди сжались в кулаки. Городские девушки и сельские парни не созданы друг для друга, и эта истина далась ему слишком дорого. Но, черт возьми, на нее так приятно смотреть — на соблазнительные изгибы ее тела, на волосы цвета коры Мамонтова дерева, на губы, которые, казалось, вечно улыбаются, на задорно вздернутый носик… А глаза! Боже, какие глаза! Он был зачарован ими, тонул в них, в их густой зелени цвета сосновой хвои, в которой, словно крохотные кометы, вспыхивали золотые искорки.

Шелби была из тех женщин, единожды увидев которых, мужчины теряют голову еще до того, как сами понимают, что с ними произошло.

Она подняла глаза и увидела устремленный на нее взгляд Коди. Ее щеки порозовели, а сердце забилось чаще. Девушка чувствовала, что краснеет все сильнее и сильнее, и ничего не могла поделать со своим смущением, хотя и говорила себе, что обычный купальный костюм прикрывает тело ничуть не лучше ее теперешнего наряда. Стоять вот так перед Коди Фарлоу, имея на бедрах лишь крохотный треугольник полосатого нейлона, было как-то… как-то неуютно. Она выхватила у него из рук свои джинсы, мгновенно скользнула в них и села на камень, чтобы натянуть сапоги.

Когда Шелби подняла глаза, Коди рядом уже не было.


Лишь после того, как между ним и остальными пролегло несколько миль опасных горных дорог, Коди перестал погонять Солдата, и тот перешел на шаг. И конь, и всадник любили быструю езду, а ветер, трепавший черные гриву и хвост Солдата и обдувавший лицо ковбоя, придавал их скачке ощущение полета.

Ему было просто необходимо избавиться от наваждения, которое внушала ему Шелби, побыть одному, привести в порядок свои мысли и чувства. Останься он там, среди скал, еще хоть на мгновение, вряд ли ему удалось бы справиться с собой. Коди не мог понять, как этой женщине удалось так глубоко проникнуть в его мозг, во все его существо, но знал, что дело обстоит именно так. Однако хуже всего было то, что она, как он отлично понимал, и не догадывается об этом.

Он окинул взглядом раскинувшийся перед ним пейзаж и постарался забыть о Шелби Хилл. Он любил просторы Монтаны, ее дикие равнины и величественные горы, и тосковал по ним, стоило ему покинуть их хоть ненадолго. Да еще как тосковал! И с чего он взял тогда, что сможет жить городе? Совершенно безрассудная идея… Но любовь — или то, что он считал любовью, — толкала его на самые сумасбродные, невероятные поступки, о которых раньше он не мог и помыслить.

Коди вспоминал колышущийся поток голов на улицах Нью-Йорка, людей — безразличных, толкающихся, спешащих куда-то по тротуарам, смотрящих только прямо перед собой, словно боясь узнать кого-нибудь из встречных…

В Нью-Йорке он чувствовал себя потерянным. Его душа рвалась к широким просторам, чистому воздуху, бескрайним пастбищам и увенчанным снежными коронами горам, а вместо них его окружали транспортные пробки на улицах, пелена удушливого смога и ввинчивающиеся в небо высотные здания из стекла и бетона. Всякий раз, когда он видел конного полицейского, его сердце щемила тоска по родным местам, а с каждой прогулки в Центральном парке он неизменно возвращался мрачным и подавленным.

И город стал молчаливым свидетелем крушения его отношений с Лайзой. Коди так и не смог принять ее образ жизни, как не смог и найти работу, которая давала бы ему хотя бы половину того, что она зарабатывала как топ-модель. Он не желал мириться с тем, что они жили в основном на ее деньги, и это приводило к бесконечным ночным спорам, пока наконец она не объявила ему, что между ними все кончено, что он может собирать вещички и катиться назад в столь любимую им глушь.

Шелби Хилл была того же типа, что и Лайза: красивая, выросшая в городе и обеспеченная так, как ему и не снилось.


Солдат перепрыгнул небольшой овраг, и это отвлекло Коди от его мыслей. Он натянул поводья, останавливая коня, а затем привстал на стременах и снова окинул взглядом эту бескрайнюю землю, которую привык считать своим домом. Коди твердо знал, что его место здесь и он никогда больше не уедет отсюда.

Перед ним на сотни миль простиралась первозданная в своей свежести картина, сотканная из переливов ярких цветов и мягких волн рельефа. Шли годы, и лежащая за этими горами страна менялась, ширилась и развивалась, вытесняя природу, превращая ее в воспоминание о детстве человечества. Но здешних краев это не коснулось. В горах Монтаны все еще можно было встретить диких котов, гризли и муфлонов, а на равнинах — койотов и даже бизонов, хотя стада последних изрядно поредели за последние сто лет.

«Земля обетованная, — подумал Коди. — Старо как мир, но так верно!»

Если бы только Шелби могла чувствовать эту землю, любить ее, как он… но на это нечего было и надеяться. И почему его все время тянет не к тем женщинам?!

Перед копытами Солдата по земле скользнула быстрая тень, и Коди взглянул вверх, приложив ко лбу согнутую козырьком руку. Высоко над ним, разрезая широкими крыльями лазурную гладь неба, кружил ястреб. На какое-то время птица зависла в почти абсолютной неподвижности, а затем, видимо, выследив жертву, резко снизила полет и скрылась вдали за массивом соснового леса.

Коди повернул коня на восток и, ударив каблуками, погнал его туда, где остался маленький отряд его подопечных.

Проскакав около шести миль, Коди забеспокоился. Куда все подевались? Он ожидал увидеть их еще на склоне предыдущего холма, но там никого не оказалось. Все бесследно исчезли — и скучающие богатые дамы и господа, решившие почувствовать себя ковбоями, и ковбои настоящие. Коди снова пришпорил Солдата, и тот перешел на крупную рысь. Что-то не так. Что-то случилось! Черт возьми, их нельзя было оставлять!


Ланс рывком отстегнул кожаный ремень, крепивший конец кожаного лассо к седлу, спешился и, сворачивая лассо на бегу, бросился к краю дороги, оттолкнув в сторону нескольких стоявших на пути работников ранчо.

— Держись, красотка, я иду тебе на помощь! — крикнул он, подбегая к тому месту, где дорога обрывалась. Впереди не было ничего — ничего, кроме бездны. Ланс заглянул вниз, удовлетворенно кивнул и остановился в нескольких дюймах от предательской кромки, ниже которой лежал глубокий каньон. Высоко подняв правую руку, он стал раскручивать лассо, пока оно со свистом не закружилось вокруг его головы.

Джейк хотел было подойти к нему, но остановился, едва успев увернуться от гудящей петли.

— Эй, мистер, — крикнул Джейк, — убирайся отсюда! Чего ты надеешься добиться с этой дурацкой веревкой? Здесь тебе не съемочная площадка!

— Не лезь, старик! — огрызнулся Ланс.

Все присутствующие уставились на него: ковбои — с полным недоумением, а гости — с восторгом и благоговением, ведь эта сцена так напоминала вестерны с его участием!

Рука Ланса с силой метнулась вперед, и лассо взмыло в небо. И в то же мгновение он потерял равновесие.

Меньше чем за секунду Ланс Мердок вдруг превратился из смелого, уверенного в себе красавца-ковбоя в смертельно перепуганного городского пижона. Его руки мелькали в воздухе, как лишенные перьев крылья, а тело изгибалось и извивалось в истеричной попытке удержаться на ногах. Его крик ножом прорезал мертвую тишину, и работники ранчо, словно очнувшись, бросились к нему. Случись что-нибудь с любым приезжим клиентом — это будет плохой рекламой их заведению. Особенно если это произойдет с известной кинозвездой.

Два ковбоя схватили Ланса за руки, третий бесцеремонно вцепился в его кошмарно дорогую рубашку, а Джейк, упав на колени, пытался удержать его ноги.

Наконец все пятеро рухнули назад и единым клубком, поднимая клубы пыли и изрыгая потоки замысловатых ругательств, откатились на безопасное расстояние.

Первым поднялся старый Джейк.

— Черт бы тебя побрал! — рявкнул он, поднимая шляпу и отряхиваясь. — Я же предупреждал!

Не дожидаясь ответа, старик повернулся на каблуках и пошел к остальным ковбоям, уже отвязавшим свои лассо от седел и спускавшим теперь их в пропасть.


Солдат вихрем вылетел из-за поворота, осыпав придорожные кусты градом летевших из-под его копыт комьев глины и мелких камней. Когда глазам Коди открылось наконец место происшествия, он судорожно вцепился в поводья, а его сердце болезненно сжалось от дурного предчувствия. Повинуясь узде, конь резко остановился, взрыв землю подковами передних ног. Буквально вылетев из седла, Коди бросился мимо сбившихся в кучку туристов, мимо Ланса Мердока, сосредоточенно занимавшегося своей изрядно пострадавшей особой, к группе ковбоев, стоявших у края дороги.

— Что здесь, черт возьми, произошло? — крикнул он, проталкиваясь к самому краю каньона.

Джейк Тосби схватил его за плечо и оттолкнул назад.

— Не подходи слишком близко, Коди, а то на нее посыпятся камни.

— На нее??? — прохрипел Коди, словно чья-то рука перехватила ему горло. — О нет! Только не Шелби!

Джейк мрачно кивнул.

— Черт бы ее… — сорвалось у Коди, но он быстро прикусил язык. — Она не ранена? С ней все в порядке?

— Ничего страшного, если не считать испуга, пары синяков и царапин. К счастью, мисс Хилл задержалась на небольшом выступе футах в тридцати от края. Упади она на дно каньона, наша помощь вообще вряд ли бы ей понадобилась…

Коди осторожно приблизился к обрыву и заглянул вниз. Его взгляду открылась почти отвесная стена, уходящая вниз, к крохотной площадке, лежавшей футах в трехстах внизу.

— О Боже… — пробормотал он и судорожно сжал кулаки; затем, пытаясь увидеть пострадавшую, продвинулся еще на дюйм вперед. — Шелби, ты меня слышишь?

Ответом ему было лишь гудение насекомых в знойном послеполуденном воздухе.

— Шелби! — снова окликнул Коди, и на этот раз в его голосе прозвучали стальные нотки.

Молчание.

— Шелби, черт возьми, отзовись! С тобой все в порядке?

— Коди? — В ее голосе слышались облегчение и испуг. — Коди, немедленно вытащи меня отсюда, или, клянусь, я тебя пристрелю! — Слова этой шутливой угрозы были полны бравады, но произнесший их голос дрожал, как будто мяукал новорожденный котенок.

Напряженное лицо ковбоя разгладилось, он улыбнулся и повернулся к Джейку.

— Она, похоже, не пострадала. Ребята могут ее вытянуть?

Старик неопределенно покачал головой.

— Она слишком перепугана, чтобы двигаться, и не может дотянуться до веревок… Мердок тут пытался бросить ей лассо, — добавил Джейк, ткнув большим пальцем через плечо в сторону стоящего неподалеку Ланса, — да сам едва не свалился. Мы его, считай, уже в воздухе поймали. Слава Богу, Джимми вовремя успел схватить его за руку, а то внизу сейчас было бы двое… и один из них наверняка на самом дне.

Коди окинул Ланса пренебрежительным взглядом и снова повернулся к Джейку.

— Кому-то придется спуститься и забрать ее, — сказал тот, многозначительно глядя на Коди.

— Черт… Я почему-то так и думал, что ты предложишь это именно мне. — Коди протянул свою шляпу одному из ковбоев и ворчливо добавил: — Ладно, давай веревку.

Джейк принес веревку, и Коди стал обвязывать ее вокруг пояса, бормоча себе под нос:

— Черт возьми, Шелби, с тобой одни неприятности! Не могла выдумать чего-нибудь попроще, чем падать вниз с этого дурацкого обрыва… Да нет, куда там! А мне теперь по твоей милости придется разыгрывать из себя сэра Галахада[1]!

Проверив надежность узла, Коди подошел к Солдату и привязал другой конец веревки к луке седла.

— Будь послушным, парень, и стой спокойно, — шепнул он коню и, обращаясь к Джейку, уже громче добавил: — Когда я крикну, возьмешь Солдата под уздцы и будешь отводить его от обрыва… но только медленно!

Затем он надел перчатки, намотал свободную часть веревки на руку и, отпуская ее по мере продвижения вперед, дошел до края обрыва, после чего стал осторожно спускаться вниз.

— Шелби, я иду к тебе. Не двигайся.

— Не волнуйся, и не подумаю! — донесся ответ.

Дюйм за дюймом Коди продвигался вниз, упираясь ногами в стену обрыва, и из-под подошв его сапог сыпался песок и летели камни.

— Ой! — донеслось снизу. — Ты что там делаешь?

Наконец он опустился на выступ, оказавшийся большим осколком скалы, часть которого сидела глубоко в глинистой стене. Едва он ступил на камень, как тот слегка просел от его веса и от краев заструились вниз тоненькие ручейки песка.

— Осторожно! — охнула сидевшая на корточках Шелби, вжимаясь спиной в стену. — Я ждала тебя здесь вовсе не для того чтобы иметь счастье оказаться на дне каньона в приятной компании.

— Похоже, от избытка благодарности у тебя помутилось в голове, — усмехнулся Коди. — Быть может, мне лучше вернуться назад, предоставив тебе выбираться самой?

— Ты не посмеешь.

Он снова натянул веревку и уперся правой ногой в стену.

— Коди…

Он опустил ногу и оглянулся:

— Да?

Губы Шелби дрогнули.

— Вытащи меня отсюда… пожалуйста!

— Ну ладно, раз уж ты так просишь… Но сначала расстегни ремень.

Она даже опешила от изумления.

— Послушай, Коди Фарлоу, сейчас не время и не место для всяких глупостей… даже если бы я сама этого хотела. А я не хочу.

— Я, как ни странно, тоже. Слушай: или ты снимешь свой дурацкий ремень, или я поднимаюсь один.

Шелби поспешно расстегнула пряжку пояса и вынула его из джинсов.

— Готово. И что теперь?

— Теперь встань.

Она медленно поднялась на ноги, судорожно цепляясь руками за стену и не сводя глаз с пропасти.

— Не смотри вниз, тебе будет только хуже.

— Я не могу…

Понимая, что он прав, Шелби с огромным трудом отвела взгляд от дна ущелья и посмотрела прямо в его голубые глаза. Внезапно она ощутила прилив желания и поразилась тому, что можно испытывать подобные вещи, находясь на краю гибели.

Даже не помышляя ни о каких вольностях, Коди пристегнул пряжку ее пояса к концу своего ремня, продел другой конец ей под мышками, осторожно повернулся к ней спиной и застегнул ремень у себя на талии. Шелби оказалась плотно притянутой к его спине — ее грудь уперлась ему чуть ниже лопаток, а живот прижался к твердому упругому заду.

— Обними меня и держись крепко. Мы поднимаемся.

— Что, прямо так?

— А ты можешь предложить что-нибудь получше?

Шелби послушно обвила его руками.

— И не вздумай дрыгать ногами. Если я сорвусь, мы оба окажемся на дне каньона, а сверху на нас грохнется Солдат. — Коди запрокинул голову и крикнул: — Порядок, Джейк, мы готовы! Отводи Солдата!

Ремень под мышками Шелби стал напрягаться, и она почувствовала, как ее ноги отрываются от уступа.

— Подожди! — простонала она.

— Джейк, стой! — громко скомандовал Коди и обернулся через плечо: — Ну что еще?

— Я отрываюсь от земли! Мне страшно!

Коди глубоко вздохнул и заставил себя сосчитать до десяти, прежде чем ответил:

— Это наш единственный шанс, Шелби. Ну как, ты готова?

Она обреченно кивнула.

— Давай, Джейк!… Медленно!

Веревка в руках Коди натянулась, и ремень снова врезался ей в спину. Коди стал медленно подниматься по стене, упираясь в нее ногами, ноги же Шелби беспомощно болтались в воздухе у него за спиной. Она зарылась лицом в его рубашку и крепко зажмурилась. В каждой клеточке ее существа пульсировал страх, сковывая мышцы, перехватывая горло, почти не давая дышать…

— Мы уже наверху? — слабым голосом спросила она.

— Еще немного, дорогая.

Девушка еще сильнее стиснула руки, обнимавшие грудь Коди, и от этого движения ремень внезапно ослаб. Ее тело скользнуло вниз по его спине… всего лишь на дюйм, но и этого было достаточно, чтобы и без того до смерти перепуганная Шелби решила: это конец.

— А-а-а!!! Коди, помоги! Мы падаем! — Ее пальцы рвали его рубашку в тщетной попытке взобраться повыше.

— Не двигайся! — заорал Коди. От нечеловеческого, усилия удержать веревку мышцы на его руках вздулись буграми.

Ноги Шелби, которыми она пыталась обхватить его, били Коди по бедрам и коленям, а ее пальцы продолжали терзать ткань рубашки. Несколько пуговиц отлетело, и ногти перепуганной девушки прочертили на его бронзовой от загара груди красные полосы.

И тут ее рука случайно ударила его по левому локтю. Хватка Коди ослабла, и они сползли вниз по веревке на несколько драгоценных дюймов, прежде чем он снова сумел справиться с веревкой.

Шелби пронзительно вскрикнула. Коди повис на одной руке, другой стараясь поддержать ее, и Джейк, испугавшись, что оба они вот-вот сорвутся, рванул поводья Солдата.

5

Шелби и Коди рывком преодолели несколько футов, ударяясь о неровную поверхность стены.

— Стой, Джейк! — закричал Коди. — Не тяни!..

Он не успел закончить фразу, поскольку с силой врезался плечом в каменистую стену. Сзади застонала от боли Шелби, которую постигла та же участь, но на этот раз она умудрилась удержаться.

Неожиданно головокружительный подъем прекратился, и они повисли в воздухе на полпути между спасшим Шелби выступом скалы и краем обрыва.

— Как вы там, Коди? — окликнул сверху Джейк.

Ковбой задрал голову и увидел свесившуюся с края обрыва голову своего помощника — обветренное лицо в обрамлении гривы седых волос.

— В порядке, Джейк, — переведя дух, ответил Коди и вытер мокрый от пота лоб о закатанный рукав рубахи. — Шелби?

Сзади раздалось невнятное бормотание.

— Что с тобой, дорогая?

— Мне… мне страшно, Коди, — всхлипнула она.

— Все будет хорошо. Только, пожалуйста, сними свои ноги с моих, — мягко, почти ласково попросил он.

Шелби даже не шелохнулась.

Терпение Коди иссякло:

— Черт возьми, Шелби, если ты будешь висеть на мне, как мартышка на ветке, я не смогу упираться в стену, и нас разобьет о нее! Немедленно отпусти мои ноги!

Он почувствовал, как ее руки еще крепче сжали его грудь, а хватка ног ослабла, и они, одна за другой, скользнув назад, повисли в воздухе.

— Хорошо. А теперь просто держись, дорогая. — Он снова уперся в стену подошвами сапог и взглянул вверх. — Порядок, Джейк, тащи!

Старый ковбой тронул Солдата, веревка сильно натянулась, и уже через несколько секунд Коди и Шелби показались над краем обрыва. Тут же несколько работников ранчо бросились к ним и помогли выбраться на ровную поверхность. Коди лежал на жесткой земле, глотая воздух и выжидая, пока его одеревеневшее тело хоть немного расслабится. Шелби попробовала было сесть, но ей мешал связывавший их вместе ремень. Видя ее тщетные попытки, Джейк поспешил расстегнуть пряжку, помог ей принять сидячее положение и сунул в руки бутылку с водой. К ним, радостно крича, бежали гости, на лицах которых отражалась странная смесь облегчения и еще не отпустившего их страха.

Ланс Мердок опустился на колени рядом с Шелби, которая, поднеся бутылку к губам, большими глотками пила холодную воду, по-отечески обнял ее за плечи и притянул к себе.

— Как ты, красотка? Не ранена, надеюсь? Я пытался помочь тебе, — он бросил высокомерно-насмешливый взгляд в сторону Джейка и его ребят, — но мне помешали.

Шелби ничего не могла ему ответить. Ее все еще била нервная дрожь, к глазам подступали слезы. Она взглянула на Коди, который в этот момент тяжело поднимался на ноги.

— Уверен, мистер Голливуд, что вы не обидитесь на нас с Шелби, если мы немного поговорим наедине, — произнес он тоном холоднее льда.

Шелби была уверена, что он снова станет советовать ей уехать. Слезы обожгли ей глаза, и она отчаянно заморгала, тщетно стараясь скрыть их. Ну почему ей все время не везет?! Почему не получается ничего, за что бы она ни бралась?

Ланс напрягся, но Шелби не отпустил.

— Послушай, Коди, Шелби сейчас не в том состоянии, чтобы с ней о чем-то спорить. И потом, лошадь встала на дыбы и попятилась вовсе не по ее вине. Там на дороге была змея, я сам видел.

Шелби в изумлении уставилась на Ланса. Змея? Так, значит, она и вправду не виновата в том, что лошадь сбросила ее? Значит, она все делала правильно? Ей стало намного легче.

— А я и не говорил, что это ее вина.

— Какая разница, что ты говорил, а что имел в виду, — небрежно передернул плечами Ланс. — До лагеря Шелби поедет со мной, на моей лошади, и вы поговорите позже.

— Нет, мы поговорим сейчас, — процедил Коди сквозь стиснутые зубы.

Шелби выскользнула из объятий Ланса ч быстро встала, опасаясь, что мужчины перейдут на язык кулаков. Этого она хотела меньше всего, хотя в глубине души и была польщена тем, что они готовы сразиться из-за нее. Впрочем, тут же подумала она, Ланс и Коди готовы сцепиться из-за чего угодно, и ее скромная персона могла послужить лишь благовидным предлогом для ссоры. Они терпеть не могли друг друга, это сразу бросалось в глаза. Она положила руку Лансу на плечо и сказала:

— Ничего страшного, Ланс, Коди прав. Нам действительно надо поговорить, и лучше сделать это прямо сейчас.

— Что ж, красавица, будь по-твоему. Но наш ужин и прогулка при луне остаются в силе! — Он обвил рукой ее плечи, бросил на Коди взгляд, в котором читался открытый вызов, и быстро чмокнул ее в щеку.

Удивленная и смущенная, Шелби смотрела, как голливудский красавец направляется к своей лошади и снова садится в седло. Когда он отъехал, она повернулась к Коди:

— Я хочу сказать тебе спа…

— Подожди минутку, — перебил ее тот и окликнул Джейка: — Эй, старина, проводи их всех к лагерю и помоги устроиться. Мне надо поговорить с Шелби. Скоро мы вас догоним.

— Все будет в лучшем виде, — отозвался Джейк и зычно скомандовал: — Все, ребята, развлечение окончено. Пора и за работу!

Вскоре все снова сидели в седлах, и маленький отряд тронулся дальше по дороге.

Коди и Шелби остались одни.

Коди раздирали противоречивые чувства. С одной стороны, ему жутко хотелось схватить Шелби за плечи и вытрясти из ее хорошенькой головки всю дурь, заставить ее прислушаться к голосу рассудка. Должна же она наконец побороть свое глупое упрямство и признать, что ранчо ей не по зубам. А с другой, он страстно желал крепко сжать ее в своих объятиях, сказать ей, как он счастлив, что она жива и здорова… Но было и третье — злость, злость на самого себя за то, что Шелби медленно, но верно вытесняет из его жизни все остальное, становится его главной болью и радостью. Не зная, какому из этих чувств дать волю, Коди все же решил перейти в наступление.

— Итак, ты увлеклась этим голливудским пижоном? — сухо спросил он с мрачным вызовом в глазах.

Сбитая с толку неожиданным вопросом и тоном, которым он был задан, Шелби не сразу нашлась что сказать. Когда же дар речи вернулся к ней, она предпочла сделать вид, что ничего не слышала.

— Коди, я очень благодарна тебе за то, что ты меня спас. Ты рисковал своей жизнью, и я никогда этого не забуду.

Он сжал зубы. Ему хотелось услышать вовсе не это, да это и не было ответом на его вопрос.

Шелби заметила, как у него на шее пульсирует голубая жилка, и ей вдруг безумно захотелось ласково провести по ней пальцем… Но, сдержав себя, она лишь добавила:

— Это был смелый поступок.

— Шелби, — хрипло повторил Коди, чеканя каждое слово, — ты действительно увлечена им?

— Ты имеешь в виду Ланса? — улыбнулась она. — Нет, он всего лишь…

— Змея.

— Брось, Коди! — рассмеялась Шелби. — Ланс — хороший парень… для кино, не более.

— И ты знакома со многими звездами?

— Нет. Он — первая знаменитость в моей коллекции.

— Это хорошо.

Коди обнял ее за талию, притянул к себе, и, прежде чем она успела понять, что происходит, их губы встретились. Его прикосновение было подобно раскаленной стали, прижатой к обнаженному телу, — оно жгло, пронизывало, будя глубоко внутри пламя страсти, с которым она не могла, да и не хотела бороться.

От неожиданности губы девушки раскрылись, и он немедленно воспользовался этим: его язык скользнул в сладостную глубину ее рта.

Чувства Шелби завертелись в водовороте наслаждения, столь сильном, что она была уже не в состоянии думать, двигаться, дышать… Ее целовали и раньше, но так — никогда, и ей хотелось, чтобы это длилось вечно.

Руки Коди скользили по ее спине, повторяя все изгибы ее стройного тела, а губы впивались, терзали, даря страстный поцелуй — нежный и в то же время требовательный. Время утратило свой смысл, мир бешено завертелся, тая, грозя исчезнуть вовсе… Шелби потеряла всякое представление о том, что происходит вокруг — негромкий птичий хор в ветвях деревьев, мягкое тепло солнечных лучей, тонкий аромат горной свежести и кристально чистого воздуха уплыли куда-то вдаль. Она видела лишь Коди, чувствовала только его дразнящий, дурманящий запах, его крепкие, сильные руки, бешеный ритм его сердца, в унисон с которым билось теперь ее собственное…

Она провела ладонями по его плечам, по твердым как камень мускулам под тонкой рубашкой; затем ее пальцы затерялись в завитках его золотистых волос на затылке, а тело ее прижималось к его телу все сильнее, говоря то, что невозможно выразить словами.

С губ Шелби сорвался легкий стон, а по телу пробежала сладостная дрожь. Руки Коди скользнули ей на талию, и их губы расстались. Зато встретились их взгляды, и в бездонной синеве его глаз она, как в зеркале, увидела отражение собственной страсти и пылкого желания.

Ее колени дрожали, ноги подгибались, и в то же время она ощущала в себе какую-то новую, клокочущую энергию, силу, какую до сих пор еще не испытывала. Сладкая мука его поцелуя не отпускала, требуя повторения, и, обняв Коди за шею, Шелби притянула его голову к своим губам.

— Я хочу тебя, Шелби, — прошептал он.

— А я… тебя! — сама удивляясь собственной смелости, тихо ответила она. До сих пор ей и в голову не приходило произносить подобные вещи вслух.

В Коди бурлило желание, сила которого превосходила все ему доселе знакомое, и оно страстно требовало немедленного удовлетворения, невзирая ни на какие опасения или возражения, подсказываемые памятью и здравым смыслом. Он внезапно склонился к ней и, легко подхватив ее на руки, прижал к своей груди. Их губы вновь соприкоснулись в коротком, но огненном поцелуе, и у девушки перехватило дыхание.

— Здесь неподалеку есть небольшой луг. Я всегда знал, что это место какое-то особенное, но не понимал почему… — Он замолчал, снова нашел ее теплые податливые губы, а затем посмотрел ей прямо в глаза долгим, проникающим в самое сердце взглядом. — А теперь знаю.

Она обвила его шею руками; ее тело дрожало каждым нервом в предвкушении того, что должно произойти, а сердце пело от счастья.

— Оно ожидало нас. Оно предназначалось нам, дорогая, и только нам. Оттуда видна долина, там течет ручеек с чистой прохладной водой, а ночь укутывает его черным мягким покрывалом, усыпанным мириадами сверкающих бриллиантов… И все они — твои.

Коди отнес ее туда, где щипал травку Солдат, и усадил в седло. Сам он сел сзади, одной рукой обнял девушку за талию, а в другую взял поводья. Тепло его тела проникало ей под кожу, сводило с ума. Она чувствовала силу его желания, как чувствовала его дыхание на своей шее.

Солдат шел спокойным, неторопливым шагом. Леди — лошадь Шелби, пасшаяся неподалеку, — при его приближении оторвалась от сочной травы, подняла голову, и Коди, наклонившись, легко поймал ее уздечку. Кобыла послушно пошла следом.

Когда они проехали еще немного вперед, Коди проник Шелби под рубашку и накрыл ладонью ее левую грудь. Огонь желания вспыхнул в девушке с новой силой, и она изогнулась в седле, подчиняясь властному движению пальцев Коди, поглаживающих ее напряженный сосок. Она застонала, подняла руки и, откинувшись еще больше назад, обняла его за шею. Он едва коснулся губами ее щеки, но ей показалось, что ее обдало огнем.

Повинуясь движению левого каблука Коди, Солдат свернул на тропу, сбегавшую вниз по пологому склону холма, и вскоре они въехали на узкую дорожку, над которой смыкались кроны деревьев.

Коди казалось, что он сходит с ума. Все его существо изнывало от желания, а близость ее тела, ее ягодицы, трущиеся о его бедра при каждом шаге Солдата, только еще больше дразнили и распаляли его страсть.

Шелби ехала словно в тумане, и до ее слуха не сразу донеслись звуки далеких голосов. Она открыла глаза и увидела в нескольких стах футах слева небольшую поляну, в центре которой ковбои ранчо «К + К» разбивали лагерь.

Палатки были уже развернуты и закреплены, костер разведен, Том носил коробки из грузовичка, а остальные ковбои ставили столы и скамейки для ужина. Рядом Шелби заметила еще один открытый грузовичок с каким-то огромным прямоугольным сооружением, обтянутым брезентом. На секунду в ней вспыхнуло любопытство, но тут же погасло.

Язык Коди проник ей в ухо, и ее снова охватила истома желания. Она остро чувствовала его дыхание на своей щеке, учащенное биение его сердца, напряжение его ног, его нежную и настойчивую руку на своей груди… Мир вокруг нее опять начал таять, оставались лишь Коди и его чувственные, мучительные, сладостные прикосновения.

Солдат продолжал свой путь, и вскоре лагерь гостей остался далеко позади.

— Мы почти приехали, дорогая, — шепнул Коди.

Через несколько минут деревья расступились, открывая небольшой луг с высокой золотистой травой, из которой то здесь, то там выглядывали головки полевых цветов. Недалеко весело журчал ручеек.

Коди остановил коня, спрыгнул на землю и помог Шелби спешиться. Она прижалась к нему и обняла за шею. Другого поощрения Коди и не требовалось.

Их губы слились в долгом страстном поцелуе, а когда они расстались, Шелби уже знала, что ее мир никогда уже не будет прежним. Она и сама не могла точно сказать, когда и как Коди Фарлоу похитил ее сердце, но понимала, что рассталась с ним навсегда. Впрочем, ее это не беспокоило.

Продолжая удерживать ее одной рукой за талию, Коди отвязал от седла и сунул под мышку свернутое одеяло, а седельные сумки перекинул через левое плечо. Отпустив Солдата и Леди пастись, он отвел Шелби к берегу ручья, где лежал толстый ствол давным-давно упавшего дерева.

— Посиди здесь минутку, — улыбнулся он, — сейчас появятся декорации.

Декорации волновали Шелби меньше всего на свете, если не считать, конечно, того, что ими занимался Коди. Он же тем временем отошел на несколько метров в сторону и внезапно исчез из виду в густой тени огромной сосны. Шелби пришлось обхватить руками согнутые колени и переплести пальцы, чтобы не вскочить и не броситься вслед за ним. Ей хотелось только одного — быть в его объятиях.

Бросив седельные сумки у подножия сосны, Коди расстелил на земле одеяло.

Словно почувствовав ее настойчивый взгляд, он оглянулся. Их глаза встретились, и на его губах заиграла мягкая, призывная улыбка.

Шелби охватила дрожь нетерпения.

Коди собрал немного сухого валежника, разжег костер и вернулся к ней.

Она встала, взяла его за руку, и он повел ее под низко нависшие ветви сосны.

— Ты прекрасна, Шелби, — ласково шепнул Коди, чуть касаясь ее уха губами, и заключил ее в объятия.

Шелби привстала на цыпочки и крепко прижалась к нему; его слова, его прикосновение заставляли ее сердце биться чаще.

— Я хотел сказать это с тех самых пор, как впервые увидел тебя, — продолжал шептать он. — А еще мне чертовски хотелось тебя поцеловать… — Его губы скользнули вниз и остановились на маленькой ямочке у основания шеи. — И обнять тебя… — Его руки сжали ее сильнее. — И любить тебя.

Губы Коди впились в ее, даря неистовый, требовательный поцелуй, не оставлявший никаких сомнений в клокочущем в нем бешеном желании обладать ею. Где-то внизу живота у Шелби появилось томительное, тянущее чувство, напоминающее острый голод, которое росло и ширилось с каждым движением рук Коди, гладивших ее тело. А его пальцы уже расстегнули перламутровые пуговки ее рубашки, подняли майку и теперь занимались крючками тонкого кружевного лифчика. Наконец он взял ее обнаженные груди в свои ладони и провел большими пальцами по напрягшимся розовым соскам.

С губ Шелби сорвался сдавленный стон; все ее тело, подобно молнии, пронзил горячий клинок желания, причиняя каждой клеточке, каждому нерву сладостную боль.

— Позволь мне любить тебя, Шелби, — охрипшим от нетерпения голосом произнес Коди.

6

Шелби не могла ничего произнести, и вместо слов Коди ответило ее тело. Она обвила руками его шею и жадно припала к его губам. На какую-то долю секунды в ее затуманенном сознании блеснуло сомнение. Не слишком ли откровенно и доступно она себя ведет? Ведь раньше такого не случалось… Но раньше она ни с кем не чувствовала себя так уверенно и спокойно. Сама не зная почему, Шелби твердо знала в этот момент, что Коди Фарлоу именно тот мужчина, которого она ждала всю жизнь, с которым готова разделить свою судьбу, создать семью, растить детей, быть рядом до конца…

— Люби меня, Коди, — прошептала она, — люби меня!

Ей ответили его жаркие, страстные губы, и ее тело словно превратилось в изнывающую от жажды пустыню, по которой текли реки жидкого огня.

Каждое движение рук Коди на ее груди доставляло ей неизъяснимое наслаждение, какого она никогда еще не испытывала, и когда его большой палец внезапно перестал ласкать ее сосок, она почувствовала себя брошенной, несмотря даже на то, что поцелуй все еще длился. Его руки скользнули ей на талию, мягким, но настойчивым движением призывая лечь.

Коди опустился на землю, и Шелби последовала за ним. Где-то в глубине его сознания возник слабый голос предостережения, но он не заметил его, слишком поглощенный желанием, чтобы думать о прошлых ошибках и потерях.

Он не хотел торопиться, желая насладиться каждым прикосновением, каждой лаской, узнать ее так, как только мужчина может узнать женщину, дать ей то, что никто никогда не давал и никогда не даст.

Их губы еще не расстались, когда его пальцы расстегнули пряжку пояса ее джинсов, а затем металлическую пуговицу и «молнию». Вечерняя прохлада коснулась ее бедер, но не смогла остудить жара, сжигающего их. Губы Коди скользнули ей на грудь, затем на живот, потом ниже… а потом все кончилось. Шелби готова была закричать от разочарования, позвать его, снова почувствовать его руки на своем теле.

Коди поднялся на колени, снял с ног Шелби сапоги, а за ними — джинсы и трусики.

Устыдясь вдруг своей наготы, она запахнула на груди рубашку и согнула ногу в колене, прикрывая темный треугольник между бедрами.

Коди положил ей руку на колено и мягко вернул ее ногу в прежнее положение.

— Не прячься от меня, дорогая. — Его пальцы скользнули по ее бедру вверх. — Ты слишком красива для этого, слишком совершенна. Позволь мне видеть всю тебя, Шелби. Позволь узнать тебя всю…

Пламя потрескивающего костра бросало в сгущавшихся сумерках желтоватые отсветы и золотило кожу девушки. На ее теле плясали тени и шафрановые отблески огня, странные, призрачные искры вспыхивали в ее волосах… Коди она казалась неземным, нереальным созданием — слишком прекрасным, слишком изысканным, чтобы существовать на самом деле.

— Боже, как ты красива! — с восхищением промолвил он.

Не сводя с нее горящего взора, он рванул ворот рубашки, и, сверкнув в свете костра, пуговицы посыпались вниз серебряным дождем. Вслед за ними на землю полетела и сама рубашка, а за ней — сапоги и джинсы.

Лунный свет окутал обнаженное тело Коди, превращая его в бронзовый памятник мужской красоте, в Адониса, получившего ради нее, Шелби, свое земное воплощение. У нее перехватило дыхание, и огонь, полыхавший в ней все это время, разгорелся с новой силой, грозя поглотить ее всю без остатка. Она протянула руки, зовя его, и Коди опустился рядом с ней. Их губы вновь слились.

Из горла Шелби вдруг вырвалось то ли всхлипывание, то ли стон: пальцы Коди проникли ей между ног. Ее тело инстинктивно изогнулось вверх — навстречу его жаркой ласке, острому наслаждению, которое она в ней будила. Она провела руками по его плечам, чувствуя бугры мышц под шелковистой кожей, а затем, в приливе какой-то новой, необычной для нее смелости, ее руки заскользили вниз по его могучему торсу, гладя и массируя напряженную плоть, давая ему то же удовольствие, что он давал ей.

— Сделай это, — еле слышно шепнула она. — Люби меня, Коди, люби…

Волны горячего, огненного наслаждения прокатились по ее телу, когда Коди вошел в него, и они оба растворились в экстазе, подобного которому ей никогда еще не доводилось испытывать. Она выкрикивала его имя снова и снова, и наконец, когда ее изголодавшееся тело не могло уже больше выносить этой сладостной муки, наступило оно — то самое бешеное, сводящее с ума мгновение, острое, как удар ножа, и сладостное, как рай.

Не в силах сдержать свой восторг она вскрикнула и почувствовала, как Коди еще раз глубоко вошел в нее, как дрогнули обнимавшие ее руки… И вот его напряженное тело расслабилось, и он лег рядом с ней.

Она забилась в его объятия, их ноги переплелись. Голова Коди лежала у нее на плече, и она чувствовала кожей его все еще учащенное дыхание. Шелби обняла его за шею, и ее пальцы утонули в его золотых кудрях.

Она улыбнулась и закрыла глаза, целиком отдаваясь счастливому дремотному состоянию.

Постепенно сон окутал ее своим мягким коконом, даря радостные видения, помогая забыть тревоги повседневности и притупляя память о той страшной трагедии, что привела ее на ранчо и… в объятия Коди Фарлоу.


Она не знала, сколько пролежала в сладостном забытьи. Время словно остановилось. Но вот ей вновь захотелось прижаться к нему покрепче, и она протянула руку туда, где он только что лежал, но вместо его плеч нащупала плотную ткань джинсов.

Ее глаза широко открылись; она резко села, и тонкое одеяло соскользнуло с ее обнаженной груди. Волосы девушки разметались, а во взгляде застыли тревога и недоумение.

— Привет, — сказал Коди, наклоняясь и целуя ее в губы. — Что случилось, дорогая? Приснился дурной сон?

Он сидел, прислонясь к дереву, с чашкой кофе в руках. На нем были только джинсы — рубашка по-прежнему лежала рядом с остальной одеждой. Его взъерошенные волосы упрямыми прядями падали на лоб.

Шелби почувствовала, что в ней снова поднимается желание. Ей опять хотелось заняться с ним любовью, ощутить его внутри себя, слиться с его телом…

— Я… я и не заметила, как уснула, — пробормотала Шелби, кутаясь в одеяло. При мысли о том, что он смотрел на нее, пока она спала, ей стало неуютно. Ей казалось, что таким образом он мог проникнуть в ее душу и узнать то, что ему не следовало знать.

— Мы оба спали. Просто я проснулся чуть раньше тебя.

Он склонился к еще тлевшим углям костра, снял с них котелок с кипящей водой и, налив еще одну чашку кофе, протянул ее Шелби.

Она вдохнула терпкий аромат и осторожно отхлебнула раскаленный напиток.

Коди снова привалился к дереву; его рука ласково легла ей на плечо.

Ее опять пронзила дрожь желания.

— Иди ко мне, дорогая, — негромко сказал он, и в его тоне слышались одновременно и мольба, и приказ.

Она нырнула в его объятия, и ее окутала пряная волна запаха распаленного страстью мужского тела.

Шелби прислонилась спиной к его груди; ее голова легла ему на плечо. Коди положил ей руку на талию и властным движением прижал ее к себе. Впрочем, она ничего не имела против…

Шелби умиротворенно вздохнула и обратила свой взор на черное полотно бескрайних небес, на котором вспыхивали мириады сверкающих бриллиантов ярких звезд и бледным золотом мерцал тонкий новорожденный месяц. Легкий ветерок доносил звуки ночи: уханье совы, убаюкивающее бормотание воды в ручье и неясное пение далеких голосов в лагере.

Шелби и не подозревала, что возможно такое счастье, что ее душа может чувствовать такое умиротворение…

Внезапно тишину прорезал тоскливый вой. Она вздрогнула и резко села; в ее широко распахнутых глазах застыла тревога.

— Коди, там волк!

Ответом ей был его негромкий смех. Он снова прижал ее к себе, но тело девушки оставалось напряженным — в любую секунду она готова была вскочить и броситься бежать.

— Это всего лишь койот, Шелби. Он не причинит нам вреда.

Вой повторился, и на этот раз ему ответил другой койот.

— Ты уверен? Коди, я имею в виду, действительно ли ты уверен, что они не опасны?

— Так же как и в том, что утка умеет плавать.

Шелби снова устроилась в его объятиях, но на душе у нее было неспокойно.

— А есть здесь кто-нибудь еще? — спросила она дрогнувшим голосом, вглядываясь в окружавшую их тьму. Сосновый лес и луг уже не казались ей такими очаровательными, как еще совсем недавно. — Медведи, например? Коди, в Монтане есть медведи? Я читала, что они нападают на людей… А пумы? Здесь водятся пумы?

— Да, но людей они обычно не трогают. А если и трогают, то только по вине самих людей.

Она быстро оглядела землю вокруг себя, и ее лицо исказилось от страха.

— О Боже, а тарантулы? Я их до смерти боюсь!

Шелби вздрогнула и еще крепче прижалась к нему.

Коди прислушивался к ее встревоженному голосу, чувствовал напряженность ее тела, которую не могли снять даже его объятия, и проклинал себя за то, что сделал именно то, чего должен был избежать любой ценой.

Он был, безусловно, прав в отношении Шелби: ей здесь не место, и этот нелепый страх перед живностью, которой рядом и в помине не было, лишь подтверждал это. Он утратил бдительность, позволил ей сломать барьер, которым отгородился от чувств и волнений. Это было ошибкой.

Шелби никогда не примет его образ жизни. Не поймет и не захочет принять. Она родилась в большом городе и всю свою жизнь провела среди суматохи шумных улиц, бетонированных шоссе и небоскребов. Скоро, очень скоро ее иллюзии о прелестях деревенской жизни исчезнут как дым, а вместе с ними и чувство вины перед покойной сестрой. И тогда она уедет.

Коди же навсегда хотел остаться здесь, среди диких равнин, ставших частью его самого. Только здесь он чувствовал настоящую силу и свободу и не собирался от них отказываться. Даже ради Шелби Хилл.

Его охватила острая боль утраты; он легко коснулся губами ее макушки, вдохнул свежий запах ее волос и тут же снова проклял себя. Ему предстояло исключить ее из своей жизни, заново выстроить вокруг своего сердца крепость, оставив Шелби за ее стенами. Другого выхода не было.

7

Коди внимательно изучал линию горизонта. Верхушки сосен, росших на окрестных холмах, ломаной линией врезались в розовато-серое рассветное небо.

Его рука, лежавшая на животе Шелби, была накрыта ее ладонью. Девушка опять уснула, но даже во сне стремилась быть вместе с ним. Их пальцы переплелись в невысказанной ласке, и ее прикосновение было легко и исполнено чувства.

Прислонившись головой к стволу сосны за спиной, Коди закрыл глаза и опять обругал себя. Ему следовало держаться от нее подальше, следовало накинуть строгую узду на свои чувства и желания… Ему вообще не следовало замечать ее.

Он опустил глаза на спящую на его груди женщину и снова понял, что это было просто невозможно. Ни один нормальный, здоровый мужчина не смог бы пройти мимо и не заметить Шелби Хилл! Она слишком прекрасна, слишком энергична и непосредственна, чтобы не привлекать к себе внимание. А то, что она сама не знала, насколько прелестна, делало ее еще более желанной. И он понял это с самой первой встречи с ней. Ее детская наивность в сочетании с удивительной красотой притягивала мужчин как магнит.

И она привлекала его. Как и Ланса Мердока.

Вспомнив о голливудской звезде, Коди нахмурился. Ему не нравился Ланс, но против него самого он, как ни странно, ничего не имел. Все дело было в том, что он слишком интересовался Шелби. Коди отлично понимал, что он не имел на девушку никаких прав, но стоило ему просто представить себе их вместе, и он готов был убить Ланса.

Он потер переносицу, пытаясь избавиться от головной боли, порожденной долгой бессонной ночью и тягостным чувством вины. Вырвать ее из своего сердца — вот единственный выход. Она скоро устанет от ранчо, где нет больших магазинов, модных ресторанов, кинотеатров и многого другого, к чему она привыкла в своем Сан-Франциско. Город будет вспоминаться все чаще и чаще, и наконец настанет день, когда она решит уехать.

Уж лучше разорвать все прямо сейчас. Закончить их отношения, пока они не зашли слишком далеко… Черт побери, они уже зашли довольно далеко, но ничего не поделаешь. Он просто не может, не имеет права позволить им продолжаться. Иначе, если выжидать и дальше, им обоим будет потом нестерпимо больно.

Шелби пошевелилась во сне. Едва он посмотрел на нее, как тут же почувствовал новый прилив нестерпимого желания, словно что-то раскаленное коснулось его внутренностей… Но, верный данному себе слову, постарался подавить это чувство.

— Коди? — Шелби села и провела рукой по его волосам. Свежий утренний воздух холодил ей кожу, и она накинула на плечи одеяло. — Ты давно проснулся?

— Давно, — пожал он плечами. — Я вообще рано встаю.

Она потянулась под одеялом, положила голову ему на плечо и обняла его за талию.

— М-м-м… Я и не подозревала, что ночь, проведенная под звездами в компании симпатичного ковбоя, может быть так хороша.

Коди боролся с собой, чтобы не дать своим рукам обнять ее, а своим губам прижаться к ее губам… Разгоравшийся в нем огонь постепенно подчинял его себе, ослаблял сопротивление его воли.

Она коснулась губами ложбинки у основания его шеи. Кожа Коди неповторимо пахла чем-то терпким. Шелби прижалась к нему всем своим обнаженным телом.

Их разделяла только одежда, которую он успел надеть, пока она спала. Коди выругался про себя и стиснул зубы, чувствуя растущее желание.

— Шелби, нам пора ехать. Уже почти рассвело. Скоро Джейк накормит всех завтраком и свернет лагерь.

— Хорошо, — ответила она, расстегивая ему воротник рубашки и легонько касаясь губами мягкой золотистой поросли на его груди. Шелби и не думала вставать; ее руки скользили по его телу, даря откровенную, возбуждающую ласку.

Коди не смог сдержать стона от этой медленной сладостной пытки. Он почувствовал, что «молния» на джинсах скоро не выдержит напора его возбужденной плоти. Проклиная все на свете, но понимая, что если не остановить Шелби сейчас, то это кончится плохо для них обоих, он ласково, но твердо взял ее за плечи.

— Тебе бы лучше одеться, Шелби. Мыло и полотенце я оставил у ручья.

Обиженная подобной его реакцией, она вдруг устыдилась своей наготы и завернулась в одеяло.

Коди встал, подошел к погасшему костру, пригубил кофе из чашки, которую поставил до этого поближе к углям, и поморщился. Кофе был чуть теплым. Он выплеснул содержимое чашки в ближайшие кусты и повернулся к Шелби.

— Мы должны вернуться в лагерь до того, как все проснутся и обнаружится, что мы там не ночевали. В местечках вроде нашего ранчо слухи распространяются со скоростью лесного пожара.

Опустив глаза, он старательно поправлял носком сапога полуобгоревшие дрова в кострище.

Шелби озадаченно смотрела на него. Что случилось? Коди явно чем-то недоволен. Даже его голос звучит немного раздраженно. Но почему? Она что-то не то сказала? Чем-то невольно обидела его?

Шелби словно окаменела, мучительно пытаясь понять, почему мужчина, которого она увидела сегодня утром, так отличается от того, вчерашнего.

Коди вылил остатки кофе из котелка на угли и, собрав посуду, принялся упаковывать седельные сумки.

Шелби посмотрела на лежавшую у ее нот одежду, затем на Коди и снова на одежду. Этой ночью они занимались любовью, и все же ей не хотелось вставать и одеваться у него на глазах, особенно после того, как он стал таким… она не сразу нашла слово… таким отчужденным, деловым.

Коди заметил ее колебания, ее неуверенный взгляд, брошенный на одежду, и все понял.

— Пока ты моешься и одеваешься, я пойду оседлаю Солдата.

Она смотрела на его удаляющуюся спину и хмурилась. Неужели это тот самый нежный и чувственный Коди, так страстно любивший ее этой ночью? Тот самый, который сжимал ее в своих крепких объятиях, с которым она испытала вершину блаженства? Тот самый, с кем она почувствовала себя счастливой, желанной, любимой?

Затянув под брюхом Солдата подпругу, Коди посмотрел через плечо, что делает Шелби. Она даже не двинулась с места.

— Если ты не поторопишься, мы пропустим завтрак. Загонять скот на пустой желудок — занятие не из приятных.

Его сухой тон заставил ее встрепенуться.

Плотно завернувшись в одеяло, она встала и поморщилась от боли, пронизывавшей все ее тело. День, проведенный в седле, и падение с обрыва не прошли даром. На берегу ручья она встала на колени, спустила с плеч одеяло, взяла мыло и опустила руки в воду. По спине побежали мурашки — вода была ледяной. Она с тоской подумала о горячей ванне, которую Джейк обещал устраивать гостям каждый вечер, и вздохнула. Ей никогда не нравилось отказывать себе в элементарных удобствах.

Шелби, превозмогая дрожь от ледяной воды, заставила себя намылить лицо, руки и тело, а затем все старательно смыть и сильно растереться полотенцем.

Когда она вернулась в их импровизированный лагерь под огромной сосной, Коди все еще возился с упряжью Солдата. Не снимая одеяла, девушка повернулась к нему спиной, надела джинсы и рубашку и потянулась за сапогами.

Еще до того как Шелби успела застегнуть пуговицы рубашки, Коди свернул одеяло, служившее ей накидкой, и теперь стоял дожидаясь, когда она освободит то, на котором сидела.

Сотни вопросов готовы были слететь с ее губ, но она не решалась их задать. Что случилось с ним этим утром? Почему он так упорно стремится вернуться в лагерь до того, как там заметят их исчезновение? Шелби не сомневалась, что это превращение с Коди произошло еще вчера вечером. И почему, наконец, он ведет себя так, словно ждет не дождется возможности от нее отделаться? Чем она провинилась?

Шелби поднялась с одеяла. В мгновение ока Коди сложил его, свернул и приторочил вместе с первым к седлу.

— Ты готова?

— Конечно, — ответила она с наигранной бодростью. Ей совсем не хотелось, чтобы он заметил, как глубоко ранит ее его холодность. Ноги болели страшно; она сделала несколько героических шагов и оглянулась в поисках своей лошади. — А где Леди?

— Недалеко, на холме. Она нашла там себе траву по вкусу, и я не стал ее трогать с места. Солдат же всегда предпочитает держаться поближе к лагерю. Не беспокойся, когда мы будем проезжать мимо, я поймаю ее уздечку.

Коди легко вскочил в седло и протянул ей руку. Шелби села сзади, до крови кусая губы, чтобы не закричать от боли во всех своих ноющих членах. Ее грудь снова уперлась в спину Коди, а ноги касались его бедер. Он беспокойно заерзал в седле, и Шелби попыталась отодвинуться немного назад.

И в этот самый момент, повинуясь движению каблуков хозяина, Солдат двинулся вперед. Вместо того чтобы ухватиться за Коди, Шелби из дурацкого упрямства вцепилась в край седла и с ужасом почувствовала, что сползает все дальше и дальше на круп коня.

Она наверняка упала бы прямо под его задние копыта, если бы Коди, заподозривший что-то неладное, вовремя не повернулся и не успел бы схватить ее за рубашку и бесцеремонно втащить обратно.

— Черт возьми, Шелби, в чем дело? — рявкнул он, не торопясь отпускать ее.

— Я… Наверное, я недостаточно крепко держалась за седло, когда Солдат тронулся.

— Когда на лошади два седока, то второй должен держаться не за седло, а за сидящего впереди. Я думал, ты хоть что-то знаешь о верховой езде… Ну же, обхвати меня за талию, а то свалишься и свернешь себе шею.

Она послушно обвила его талию руками, но все же умудрилась сохранить между их телами не меньше дюйма.

— Придвинься ближе, Шелби, не порти мне коня. Ему вовсе не на пользу тащить на крупе лишний груз. — Его резкий тон не допускал возражений и был лишен даже тени былой теплоты.

Шелби Молчала, но лишь потому, что изо всех сил пыталась держать себя в руках. Что он, черт возьми, возомнил о себе? Прошлой ночью он был потрясающим любовником, а сегодня утром снова стал холодным и высокомерным незнакомцем. До сих пор его едкие замечания были лишь насмешкой, не более, но теперь они звучали зло и жестоко. Чем она прогневила его? Она вспомнила все их разговоры, начиная с прошлого вечера, но так и не смогла найти ничего такого, что могло бы столь резко изменить его отношение к ней. Быть может, Коди Фарлоу всегда ведет так себя с женщинами, от которых получил то, что хотел?

Нет, он явно не принадлежал к подобному типу мужчин. Просто, наверное, эта ночь для нее значила много больше, чем для него. Или же он специально ведет себя так, будто она ничего для него не значит. Сердце Шелби болезненно сжалось. Что ж, она никогда никому не навязывалась. Если Коди не хочет никаких отношений — а так оно, судя по всему, и есть, — они останутся просто хозяйкой и управляющим… К ее глазам подступили непрошеные слезы, и она отчаянно заморгала, чтобы прогнать их.

Вскоре деревья остались позади, и они подъехали к лагерю. Коди чуть слышно выругался, и, взглянув поверх его плеча, Шелби увидела, что лагерь уже ожил, а Том готовил завтрак. В воздухе стоял запах жарящихся бекона, картошки, лука, перца и яичницы. На столах, покрытых бумажными скатертями, красовались блюда с ломтями мускатной дыни, клубникой и консервированными фруктами.

У Шелби заурчало в животе, и она согнулась в седле, надеясь, что Коди ничего не услышал.

— Эй, привет! — крикнул Том. — А мы уж собирались отправляться на ваши поиски.

Коди остановил Солдата у грузовичка и спешился. Том улыбнулся, пригладил свои седые усы и галантно снял перед Шелби шляпу.

— Мисс Шелби, — сказал он, — возьмите со стола тарелку, и я обещаю вам отличный горячий завтрак.

— Спасибо, — ответила она и, ухватившись за луку седла, спрыгнула вниз.

Руки Коди обхватили ее за талию и помогли приземлиться. Она старалась держаться естественно, хотя ее сердце и екнуло от его прикосновения. Ей хотелось прижаться к нему, снова почувствовать близость его тела, ощутить на своих губах вкус его губ… Но вместо этого Шелби просто благодарно улыбнулась ему; душу ее заполнила та самая пустота, которую она почти постоянно чувствовала со дня смерти Кэти. И в тот момент, когда ее ноги коснулись земли, кольцо его рук разжалось.

— Мы свернем лагерь и погоним стадо сразу после завтрака.

Шелби не поняла, сказал он это ей или Тому, но последний, похоже, не собирался отвечать, поэтому откликнулась она:

— А где же стадо?

Вопрос прозвучал несколько растерянно, поскольку нигде в округе не было видно ни одной коровы, хотя предполагалось, что отряд должен был настичь скот еще вчера вечером.

— Если Джейк справился, в чем я ни на секунду не сомневаюсь, оно там, за той купой деревьев. — Коди неопределенно махнул рукой и передал их тарелки Тому. — Наполни их, старина. Я просто умираю от голода.

Шелби заметила, что Том исподтишка бросает любопытные взгляды то на нее, то на Коди, и заторопилась.

— Я ненадолго, Том, приведу себя в порядок и сразу же вернусь.

Том кивнул и принялся наполнять тарелку Коди, который, казалось, и не заметил ее ухода.

Она быстро направилась к Леди, привязанной к дереву неподалеку, сняла седельные сумки, достала щетку и маленькое зеркальце и стала расчесывать спутанные волосы.

— Шелби, если хочешь, можешь зайти ко мне и освежиться, — сказала Эва Монтальво, выглянув из-под полога своей палатки. — Я имею в виду, что здесь ты можешь переодеться. Не увидев тебя вчера в лагере, я подумала…

Шелби заметила быстрый взгляд Эвы в сторону Коди и то, как она ему многозначительно подмигнула. Ее сердце дрогнуло от ревности, но она тут же подавила это недостойное чувство. В самом деле, если бы она дала ревности волю, то оказалась бы в весьма жалком положении. Коди, судя по всему, решил, что прошлая ночь была ошибкой. Если же нет, то, значит, переспав с ней, он хладнокровно добавил еще одно имя к списку своих побед. Как бы там ни было, чем больше она думала об этом, тем больше бесилась, и гнев вытеснял слабость и неуверенность в себе — чувства, которые овладели бы ею в любой другой ситуации.

«Что ж, если ему так нравится, то пусть так и будет!» — подумала Шелби и до боли стиснула зубы. Пройдет немного времени, и когда она поймет, что может говорить с ним без боязни расплакаться, то объяснит ему, что произошедший между ними эпизод никак не должен влиять на их чисто деловые отношения. Похоже, Коди хотел именно этого. Пусть думает, что добился своего. В конце концов, ей вряд ли удастся заменить его на ранчо кем-нибудь другим, да она и не хотела это делать. Он был хорошим управляющим, и «К + К» нуждалось в нем… Шелби охватило тоскливое чувство. Если уж быть честной перед самой собой, то это она в нем нуждалась!

Десять минут спустя, сменив рубашку, причесавшись и чуть тронув лицо косметикой, она снова почувствовала себя в форме и, несмотря на подступавший к горлу комок, решила поговорить с Коди немедленно. Это было очень на нее непохоже. Обычно она предпочитала устраниться и предоставить событиям развиваться по воле случая или же нарочно уклонялась от возможного неприятного разговора. Но сейчас в этом не было никакого смысла. Им обоим станет легче, если разрядить обстановку, не откладывая. Шелби не хотела изводить себя больше сомнениями и предположениями.

Подойдя к накрытым столам и протягивая свою тарелку Тому, она спросила:

— А где Коди?

— Уехал несколько минут назад, — ответил Том, накладывая ей огромный кусок яичницы с беконом и картошкой. — Сказал, что хочет проверить дорогу. — Он усмехнулся и покачал головой. — Он стал каким-то слишком уж добросовестным. Сам себе работу ищет. Ребята проверяли дорогу всего лишь пару дней назад. И что это ему в голову взбрело?..

Шелби почувствовала, что краснеет. Коди уехал, чтобы побыть в одиночестве, чтобы какое-то время не видеть ее… Заметив испытующий взгляд Тома, она с нарочитой небрежностью пожала плечами и ответила:

— Лучше уж лишний раз побеспокоиться, чем потом сожалеть.

— Красавица моя, я из-за тебя всю ночь не спал!

Она обернулась и увидела Ланса Мердока, на красивом лице которого застыло почти комичное выражение капризного недовольства.

— Куда это ты сбежала? — Он обнял ее за плечи и повел к своему столу. — Или лучше не спрашивать?

— О, я просто… э-э-э…

В ожидании ее ответа все собравшиеся за столом навострили уши и сверлили ее любопытными взглядами. Сомнений в том, что ее исчезновение не прошло незамеченным, не оставалось.

— Ну и ладно, — быстро вставил Ланс, — будем считать, что свидание переносится на сегодня. Вчера мы хотели устроить вечеринку, но все так устали, что после горячей ванны смогли только расстегнуть «молнии» своих спальных мешков. Но сегодня все будет по-другому. Теперь день в седле уже не покажется таким ужасным. — Ланс взял с ее тарелки ломоть бекона и откусил кусок. — Я прихвачу бутылочку, — он подмигнул и чмокнул ее в кончик носа, — а ты — свое потрясающее тело.

— Ланс, я не уверена, что…

Внезапно воздух прорезал тонкий свистящий звук, за которым последовали звонкий шлепок и сдавленный крик Ланса. Отчаянно чертыхаясь, он схватился за лоб.

— Что случилось? — испугалась Шелби. — С тобой все в порядке?

— Проклятые маленькие чудовища! — прорычал он, убрал руки со лба, и в глазах его сверкнула жажда убийства.

Шелби и все остальные с изумлением уставились на короткую пластмассовую стрелу с присоской, торчащую точно между его бровей.

8

Кто-то хихикнул.

Ланс вскочил со скамейки и рванул стрелу. С мягким чмокающим звуком резина отпустила кожу. Он сдвинул брови и стал яростно осматриваться по сторонам в поисках виновного.

— Кто, черт возьми, это сделал? — рявкнул Ланс, потрясая в воздухе игрушечной стрелой. — Кто выстрелил в меня этой дрянью?

Несколько детей, игравших неподалеку, убежали под прикрытие деревьев, и лес огласился их веселым смехом. Еще одна стрела, просвистев, стукнулась в ногу Ланса, а другая, едва не задев его руку, пролетела над головами сидевших напротив гостей.

Шелби закрыла рот ладонью, но все же не смогла сдержать душивший ее смех. Один за другим к ней присоединялись остальные, и вскоре хохотал уже весь лагерь. Девушка вытерла слезящиеся от смеха глаза и заметила:

— Можно подумать, что на тебя покушались кровожадные индейцы!

— Маленькие негодяи! — пробормотал Ланс, швыряя стрелу на землю и наступая на нее каблуком. Пластмасса сухо треснула. — А все из-за того, что ковбой, который должен заниматься детьми, не слишком рьяно относится к своим обязанностям, — добавил он, косо взглянув на Шелби.

Она прикусила губу и уже хотела было извиниться, но внезапно передумала. Если она хочет управлять ранчо так, как это делала Кэти, то ей не следует пасовать перед первыми же трудностями, а надо смело встречать их с гордо поднятой головой.

— Не будь занудой, Ланс, — примирительно, но твердо сказала Шелби, — это всего лишь дети, и они веселятся как умеют. Ты и сам был таким когда-то… Или не был? — Ее брови в шутливом удивлении взлетели вверх, и, не дав ему ответить, она продолжила: — Конечно, им не стоит нападать на своих, иначе кто же тогда будет защищать скот от воров и индейцев?..

Между тем четверо мальчишек, посовещавшись о чем-то вполголоса за деревьями, неожиданно выбежали из своего укрытия и столпились вокруг Шелби. Бобби Ротмен, заводила и самый старший среди них, которому уже исполнилось девять лет, выступил вперед, старательно подражая Джону Уэйну[2], но настороженно поглядывая на Ланса.

— Мы защитим ваш скот, мисс Шелби!

На какое-то мгновение у Шелби перехватило горло — Бобби вдруг напомнил ей ее племянников, которых она никогда больше не увидит… Но еще до того, как к глазам подступили слезы, она справилась с собой.

— Ну, тогда все в порядке, ребята. — Она села на корточки, и ее голова оказалась на одном уровне с их личиками. — Но вы ведь больше не пристрелите никого из наших, верно?

Дети захихикали и переглянулись. Бобби сдвинул свою ковбойскую шляпу на затылок и, оглянувшись через плечо, бросил на них уничтожающий взгляд. Они сразу затихли.

— Ладно, ребята, бегите к родителям. Мы скоро отправляемся, — со смехом сказала Шелби, и они с гиканьем и улюлюканьем снова скрылись среди деревьев. — Теперь, полагаю, ты в безопасности, — добавила она, обращаясь к Лансу. — По крайней мере, со стороны детей тебе ничего не грозит.

— Очень смешно, — буркнул тот и, сев за стол, уставился в чашку с кофе.

Сердца нескольких сотен тысяч женщин, видящих его еженедельно на телеэкране, немедленно растаяли бы при виде этой детской обиды. Шелби же она показалась просто смешной. Но Ланс оставался ее гостем, и от нее, как от хозяйки, зависело его хорошее настроение.

— А твое приглашение все еще в силе? — через силу спросила она.

Эта нехитрая уловка мгновенно сработала. Его лицо разгладилось, в глазах снова засветился огонек, и он с улыбкой пригрозил:

— Попробуй только отказаться! Может, я всю жизнь ждал, что такая женщина, как ты, постучится однажды в мою дверь.

— Ладно, — со смехом ответила Шелби, как бы невзначай отстраняясь от его руки, готовой снова обвить ее плечи. — Пойду помогу Тому. — Она повернулась к гостям: — Заканчивайте завтрак, через полчаса мы выступаем.

Воздух наполнился гулом оживленных голосов, перемежающихся вздохами и стонами. Когда Шелби подошла к Тому, он уже сложил переносную жаровню, кастрюли и сковородки в грузовичок. Он ждал лишь, когда гости освободят столы и табуретки, чтобы отвезти все это обратно на ранчо.

— Что ж, встретимся через несколько часов за обедом, — улыбнулась ему Шелби.

— Не-а.

— Нет?! — опешила она.

— Именно так, — подтвердил Том.

— Но как же быть с обедом?

— Без еды никто не останется.

Односложные ответы Тома начинали ее раздражать.

— Но как? Каким образом?

— Этим утром сюда пригнали несколько вьючных лошадей с продуктами. Устроите пикник. Еще пара наших ребят встретит вас у места ночевки и поможет готовить ужин.

— Поможет?! Так ты и на ужин не приедешь?

— Не-а.

Шелби уже с трудом держала себя в руках.

— Но почему?

— Сегодня у вас запланирован «ужин по-ковбойски». И гости должны все делать сами — собирать дрова, разводить костер, готовить еду, мыть посуду…

— Что? Эти… — Она быстро взглянула через плечо на туристов, встававших из-за столов, и чуть понизила голос: — Эти денежные мешки платят за то, что для них устроили загон скота, за то, что живут на ранчо, а не за то, чтобы самим разводить костры и мыть грязные кастрюли!

— Не-а. Это часть настоящего загона скота. В 1800 году не было грузовичков с продуктами.

— Верно, не было, но были фуражные повозки и повара, — возразила Шелби, вспоминая ковбойские фильмы, которые они с Кэти смотрели по телевизору каждое воскресенье.

Том поднял на нее свои выцветшие от времени глаза, полные бесконечного терпения, и мягко сказал:

— Мисс Шелби, теперь здесь вы хозяйка, и я, конечно же, сделаю все так, как вы захотите. Но Кэти всегда устраивала на второй вечер гостям ужин по-ковбойски. Она говорила, что им это нравится и что это одна из самых удачных ее находок. Еще раз повторяю, мисс Шелби, не сердитесь на старика, я же не спорю… Прикажете снова пригнать грузовичок сегодня вечером, я так и сделаю.

Она не сразу нашлась, что ему ответить. Сама она не имела ни малейшего понятия о том, как следует готовить пищу на костре, но если Кэти считала это «гвоздем программы», то вряд ли стоит что-то менять. Кроме того, с нею будут Джейк и Коди, они помогут…

— Нет, Том, все в порядке. Пусть все остается как есть… по крайней мере на этот раз.

Она повернулась на каблуках и направилась к лошадям, привязанным к лассо, протянутому петлей между двумя деревьями. Ковбои уже седлали их, проверяя стремена, мундштуки, подпруги и прочую упряжь. Шелби подошла к Леди и ласково потрепала ее по шее.

— Доброе утро, девочка. Надеюсь, не везет только мне, и твой день начался удачнее моего.

Лошадь негромко фыркнула, наклонила голову и потерлась о ее бедро.

Не прошло и пяти минут, как палатки были свернуты, оба грузовичка отправились на ранчо, а путешественники — к своим лошадям. Коди все еще не появлялся.

— Что ж, отлично! — пробормотала Шелби. — Пусть будет так. Я не привыкла никому вешаться на шею или удерживать кого-то насильно!

Она ударила Леди каблуками слишком сильно, и бедная лошадь рванула с места; сдавленно вскрикнув, девушка едва успела ухватиться за луку седла. Ее зад взмыл вверх, увлекая за собой все туловище. Шляпа, надвинутая на глаза, чтобы их не слепило солнце, сползла на спину и повисла на кожаном ремешке, а волосы рассыпались по плечам. Затем Шелби опустилась в седло, но лишь затем, чтобы снова взлететь. Это повторялось снова и снова, пока она не изловчилась укоротить повод и заставить Леди перейти на шаг.

Она вытерла пот со лба, смахнув заодно в сторону несколько непокорных локонов.

— О Боже, девочка, не надо больше так делать! — облегченно шепнула Шелби, устраиваясь в седле поудобнее. — Я никогда не любила рысь…

К ней подъехал Джейк.

— Шелби, когда пускаешь Леди рысью, наклонись немного вперед и стой тверже на стременах. Так будет легче твоей… хм-м… задней части.

— Спасибо, Джейк. Мой мозг помнит, что и как надо делать, но просто его команда воспринимается телом не так быстро, как хотелось бы.

— Сегодня нам предстоит гнать стадо. Береги лицо от пыли.

— А как же наши гости? — спросила Шелби, вспомнив по многочисленным воскресным сериалам, что «гнать стадо» означает ехать чуть позади животных в облаке пыли, поднимаемой их копытами. Она улыбнулась: в конце концов, не такой уж она и новичок, благодаря одержимости ее сестры фильмами вроде «Бонанзы», «Виргинцев» и «Каравана».

— Они платят за то, чтобы глотнуть немного пыли.

Шелби готова была уже задать ему очередной вопрос, когда они въехали на вершину небольшого холма и увидели стадо. Животные разбрелись далеко вокруг, и красновато-коричневые тела коров почти сливались с цветом земли и опавшей листвы. Шелби могла поклясться, что до сих пор ей не доводилось видеть так много коров сразу.

— Нам надо всех их перегнать? — спросила одна из путешественниц, подъехав к Джейку.

Это была Рут Ротмен, мать Бобби, брюнетка средних лет. Она с трепетом смотрела на море рогатых голов у подножия холма.

— Точно, — улыбнулся ей Джейк. — Но не бойтесь, мэм, это не так уж трудно. Самое главное — следить за тем, чтобы коровы не разбредались и не отставали от стада. Иногда телята убегают от своих мамаш. Это у них что-то вроде разведки. А затем они сбиваются с пути и пугаются, прямо как дети.

— А что происходит, когда коровы чего-то испугаются? — настаивала миссис Ротмен. — Это не опасно?

Шелби увидела в ее глазах тревогу и нахмурилась. Рут задала тот самый вопрос, который сама она так и не решилась произнести вслух. У нее в душе тоже кошки скребли из-за всей этой затеи со скотом — ведь рядом не было никого, кто мог бы развеять все ее страхи и сомнения и позволить думать о чем-то более существенном.

— Нет, если только никому не взбредет в голову палить из «кольта», или вдруг не ударит молния, или что-нибудь в этом духе. В этом случае надо помнить одно — не вставать у них на дороге и не пытаться остановить их, если они побегут.

— Ничего себе! — пробормотала Шелби, ясно представив себе окровавленные тела постояльцев ранчо, разбросанные копытами взбесившегося стада по прериям Монтаны. Боже, да что она вообще здесь делает? С какой стати разыгрывает из себя этакую ковбойскую принцессу перед горсткой толстосумов?

Но ее тут же охватило чувство вины. Она здесь, потому что ее попросила об этом Кэти. Кэти хотела, чтобы она взяла ранчо в свои руки и не бросала его что бы ни случилось — пожар или потоп.


Секунду спустя отряд уже мчался вниз по склону, и Джейк выкрикивал приказы — кто и где должен находиться.

Опасения Шелби сменились возбуждением. Ведь это был самый что ни на есть настоящий загон скота! Не увиденный с удобного дивана телевизионный вестерн, а настоящая, подлинная жизнь!

Она видела, как ковбои скакали вокруг стада и, размахивая над головами шляпами или свернутыми лассо и хлопая ими по своим кожаным штанам, сбивали коров в плотную группу. Гости заняли отведенные им места и старательно подражали действиям работников ранчо, а ковбой, присматривавший за детьми, и его подопечные пристроились в хвосте стада. Воздух звенел от улюлюканья, свиста, криков загонщиков и мычания испуганных животных.

Шелби ехала позади Джейка. Она с удивлением думала о том, как быстро ее тело привыкло к седлу, хотя и не строила иллюзий по поводу того, что будет с этим самым телом к вечеру.

— Эй, Джейк, дашь мне несколько уроков верховой езды?

Старик улыбнулся и кивнул.

Она ответила на его улыбку и спросила:

— А кроме того, чтобы не выпасть из седла, мне надо что-либо делать?

— Надо, — рассмеялся он. — Следи за дорогой, не позволяй коровам отделяться от стада и хорошенько присматривай за Коди.

Шелби возмущенно фыркнула. Насчет дороги и коров возражений у нее не было, а нот в отношении последнего… Пусть Коди Фарлоу сам о себе позаботится. Она ему в няньки не нанималась.

9

Коди перекинул ногу через седло, оперся локтем о согнутое колено и посмотрел вниз, где у подножия холма суетились люди. Под командованием Джейка ковбои из «К + К» и гости окружили стадо и погнали его вперед. Коди знал, что дорога впереди безопасна — этим утром он скрупулезно ее проверил; было подготовлено и место для полуденного привала. Теперь ему оставалось только присоединиться к отряду, но он не торопился сделать это.

Тыльной стороной ладони Коди смахнул со лба капли пота и надвинул шляпу так, что она теперь почти касалась бровей. Несмотря на то, что было уже не лето, солнце палило нещадно, а ведь не было еще и полудня. Он укрылся в тени развесистой сосны, но чувствовал, как проникающие сквозь ее ветви лучи буквально прожигали его рубашку.

Все это утро Коди не покидал седла, пытаясь выбросить из головы события прошлой ночи, и останавливал Солдата лишь для того, чтобы дать ему передышку. Но как он ни старался, Шелби не выходила у него из головы. Куда бы он ни смотрел, перед его глазами стояла она. Плодородная красноватая земля Монтаны становилась ее волосами, густая зелень деревьев — глазами, а пологие холмы и равнины — рельефом ее восхитительного тела; прикосновение жарких солнечных лучей к его коже напоминало ласку ее рук, а в журчании ручья ему слышался ее нежный смех.

До него донеслись детские голоса. Он снова посмотрел вниз и среди замыкавшей загонщиков группы увидел фигурки крохотных всадников. Он вдруг понял, как сильно тоскует по Кэти, Кену и их ребятишкам. Каждый день, когда дети возвращались из школы, Кэти разрешала им помогать ковбоям. Ранчо было для них подходящим местом. Счастливым домом. Коди вздохнул и почувствовал, как при воспоминании о Джоше и Джое, которых он никогда больше не увидит, в нем оживает черная, давящая пустота. Перед его внутренним взором встал образ Кэти, вновь напомнивший ему о Шелби, и он невольно стал озираться по сторонам в поисках ее.

Несмотря на разделявшее их расстояние, найти ее оказалось несложно: ее длинные выбившиеся из-под шляпы золотистокаштановые волосы горели на солнце, как язычок пламени. Она скакала впереди и чуть в стороне от стада… а рядом с ней ехал Ланс Мердок.

Коди ощутил укол ревности. Если уж ему не суждено обладать ею, то и этот голливудский ловелас тоже ее не достоин. Коди видел таких типов и раньше. Он соблазнит Шелби, а потом разобьет ей сердце, изменив с первой попавшейся красоткой… Кровь ковбоя закипела: Шелби заслуживала лучшего.

Он снял ногу с седла, поймал стремя, и Солдат вихрем помчался вниз по склону. Обогнув стадо, Коди придержал коня рядом с лошадью Шелби. По другую сторону от нее ехал Ланс.

Шелби окинула внезапно появившегося ковбоя ледяным взглядом, но тут же, не желая служить объектом для сплетен, спохватилась и улыбнулась ему.

Ланс демонстративно поморщился, но Коди сделал вид, что ничего не заметил.

— Ну, и где же ты был? — поинтересовалась Шелби; ее шутливый тон никак не соответствовал холодному блеску глаз.

— Проверял дорогу. Она свободна, да и место для дневного привала готово. Мне просто хотелось избежать новых досадных происшествий… У вас тут все в порядке? — Он посмотрел на Ланса и тут же перевел взгляд на Шелби.

Ее бровь высокомерно изогнулась.

— Все замечательно. Ланс как раз рассказывал мне об их вчерашней ночной пирушке, которую мы пропустили. Сегодня они намерены ее повторить и непременно хотят нас там видеть. Кроме того, сегодня она должна пройти еще лучше, поскольку вчерашний день был для гостей отличной тренировкой и они меньше устанут.

— Не уверен, — усмехнулся Коди. — Одно дело просто скакать по равнине в свое удовольствие, и совсем другое — гнать стадо… Особенно если добросовестно делать свою работу, — добавил он, выразительно взглянув на Ланса.

— Полагаю, — насмешливо отозвался тот, — что, когда платишь кому-то за их услуги, заслуживаешь некоторой поблажки.

— Но только не в этой поездке, — последовал сухой ответ.

Ланс фыркнул, и Коди почувствовал сильнейшее желание съездить ему кулаком по носу. Но вместо этого он лишь стиснул зубы и процедил:

— Дело в том, мистер Голливуд, что участвовать в настоящем загоне скота означает лишь одно — работать в поте лица. У каждого — кто бы он ни был, гость или ковбой, — есть свое место, и он должен тянуть свою лямку.

Ланс смущенно заерзал в седле.

— Гм… Шелби, увидимся за обедом. Я, пожалуй, проедусь и посмотрю, нет ли потерявшихся телят.

— Вот это правильно, мистер Голливуд, — заметил Коди, а когда Ланс стал разворачивать своего коня, отсалютовал ему, чуть коснувшись полей своей шляпы.

Тот остановился и свирепо взглянул на ковбоя.

— Кстати, если ты забыл, напомню — меня зовут Мердок. И не забывай добавлять «мистер», понятно?

— Как скажете, мистер Голливуд, — усмехнулся Коди.

Ланс всадил каблуки в бока своего коня, и бедное животное, заржав от боли, рвануло с места.

Когда он отъехал на достаточное расстояние, Шелби дала волю своему гневу.

— Коди Фарлоу, так с гостями нашего ранчо не обращаются.

— Мне, право, жаль.

— Врешь.

— Верно. Но я должен был ему это сказать.

— Ну, если этого требует дело…

В ответ он пробормотал что-то невразумительное.

— Что? — переспросила Шелби.

— Ничего.

Они молча ехали рядом, избегая смотреть друг на друга. Прошло не меньше четверти часа, прежде чем Коди снова заговорил.

— Послушай, — сказал он, поворачиваясь к ней, — я не хочу, чтобы между нами оставалась какая-то неясность. Прошлая ночь была ошибкой. Мне очень жаль. Я должен был держать себя в руках. Все зашло слишком далеко, и в этом виноват я.

Во рту у Шелби внезапно пересохло, а к глазам подступили слезы. До сих пор мужчины не сожалели о том, что занимались с ней любовью. Быть может, думали об этом, но, по крайней мере, никогда не произносили этого вслух.

Правда, справедливости ради следовало признать, что мужчин в ее жизни было не много. Может, это просто такая ковбойская манера выражаться, чтобы бедная глупая девочка не чувствовала себя… хм… как бы это сказать… шлюхой? И что же ей следует ответить? «Брось, Коди, какая ерунда»? Или: «Не переживай, все было страшно мило, но лучше бы этого не было вовсе»?

— Наверное, ты захочешь, чтобы я убрался с ранчо, — продолжал он. — Что ж, воля твоя. Как только мы вернемся, я соберу вещи и уеду. Так будет даже лучше.

Шелби с трудом сглотнула ком в горле и срывающимся голосом ответила:

— Нет, Коди, я этого не хочу. Тебе совершенно незачем уезжать. — Она чувствовала, что слезы вот-вот брызнут из ее глаз, и лишь огромным усилием воли сдерживала их. — Что было… то было. Давай забудем об этом. — Слова буквально резали ей горло, но Шелби заставила себя закончить: — Ты нужен «К + К».

«Ты нужен мне», — добавила она про себя.

Видя в ее глазах еле сдерживаемые слезы, Коди вдруг понял, какую боль причинили ей его слова, и почувствовал себя негодяем. Нет, даже не негодяем, а последней, самой ничтожной тварью на этой грешной земле. Он отвернулся и посмотрел на стадо. «Что ж, так даже лучше», — повторил он про себя. Сейчас ей больно, но это пройдет. Быть может, настанет день, когда она даже скажет ему спасибо за то, что он не дал их отношениям зайти слишком далеко… Коди невольно поморщился от этой избитой фразы и покачал головой. Скажет ему спасибо? Какого черта! Да он сам должен благодарить ее за то, что она не вышвырнула его сначала с ранчо, а потом и из Монтаны!

Шелби тоже смотрела в сторону. С ресницы сорвалась непрошеная слезинка и потекла по щеке; она поспешно смахнула ее, надеясь, что он ничего не заметил. Ей давно следовало усвоить, что Коди не относится к ней всерьез. Разве с того самого момента, как она приехала в «К + К», он много раз не давал ей понять, что считает ее на ранчо непрошеной гостьей? «Городской дамочкой», которой лучше всего отправиться восвояси? Разумеется, мужчине вроде Коди Фарлоу нужна женщина, способная жить его жизнью, умеющая ездить верхом так, будто родилась и выросла в седле, управлять стадом как собственным автомобилем, готовить на костре и заниматься любовью под пологом звездного неба.

Шелби тяжело вздохнула. До сих пор ей удалось справиться только с одним пунктом из всего перечисленного.

— Эй, Коди, у нас проблема!

Они обернулись и, увидев спешащего к ним Джейка, придержали лошадей.

— Что случилось? — спросил Коди, вытирая рукавом пот со лба.

— Корова забрела в овраг. Это примерно в полумиле отсюда.

— И все? Так выгоните ее оттуда!

— Она там рожает.

— Этого только не хватало! — прорычал Коди, разворачивая Солдата. — Кто с ней?

— Джеми и какая-то блондинка, Эва, по-моему… Они пытаются заставить корову лечь.

Последние слова Джейк уже прокричал в спину пустившего коня галопом Коди.

— Эва Монтальво? — удивилась Шелби. Светская львица не производила впечатление женщины, привыкшей пачкать свои холеные руки.

— Точно не знаю, — пожал плечами Джейк. — У нее вся куртка в бахроме и каких-то висюльках.

— Да, это она, — рассмеялась Шелби, поворачивая Леди. — Я тоже поеду — может, понадобится моя помощь.

Джейк снова пожал плечами и поскакал назад. Не желая отставать, Шелби тоже погнала Леди вперед, но едва не закричала от боли и резко натянула поводья: каждый мускул ее разбитого тела отчаянно протестовал против быстрой езды.

Джейк удивленно оглянулся, но она только махнула ему рукой — все, мол, в порядке — и перевела Леди на шаг.

Держась за луку седла, Шелби привстала на стременах, чтобы как можно реже касаться седла. Она горячо молила небо сохранить ей крепость ног и не дать рухнуть на землю, когда придется спешиваться. В ее планы вовсе не входило проводить ближайшие месяцы в гипсе.

Доехав до края оврага, она остановила лошадь. Джейк уже спустился на дно узкого оврага, где Коди, Джеми и Эва хлопотали вокруг коровы; в нескольких футах от них змеился небольшой блестящий ручеек.

Животное издало громкое мычание, больше напоминавшее стон, и попыталось встать. Ее беспокойный хвост, как хлыст, стегнул Коди по бедру.

— Прижмите ей голову! — крикнул он. — Если она начнет лупить по всему подряд, то убьет теленка, да и нам достанется.

Коди опустился на колени у ее крупа и закатал рукава. Джеми держал шею и передние ноги животного, Джейк — задние, а Эва — голову.

— Готово! — сказала она.

Шелби смотрела вниз, мучаясь бесполезностью своего присутствия, не зная, чем и как помочь. Она дивилась выдержке Эвы Монтальво и даже завидовала ей в этот момент.

Корова сильно вздрогнула и жалобно замычала.

— Похоже, малышу потребуется помощь, — сказал Коди и сдвинул шляпу на затылок. — Держите ее крепче, ребята.

Джейк отвел задние ноги коровы вперед, и руки Коди по локоть исчезли в ее чреве.

У Шелби перехватило дыхание.

— Я его нащупал, — прохрипел Коди; он крепко уперся каблуками в мягкую почву и откинулся назад, помогая себе весом всего тела. Его лицо исказила гримаса. — Ну давай же, малыш, давай, — бормотал он.

Сначала показались копытца, затем — ноги, а за ними — окровавленные руки Коди.

— Передние ноги вышли, — сообщил он, и его руки снова исчезли внутри. Секунду спустя появилась голова теленка.

Шелби смотрела на кровь, стекавшую тонкими красными струйками по рукам Коди и тельцу теленка на землю. Ее желудок взбунтовался, к горлу подступила тошнота; перед глазами все поплыло и бешено завертелось. Она изо всех сил сжала кулаки, вонзая ногти в ладони в мучительной попытке справиться с собой.

— Мне нельзя терять сознание, — тихо говорила она сама себе, — нельзя! Господи, пожалуйста, пусть это скорее пройдет!

Но ее мольба не была услышана. Сердце бешено стучало, колени дрожали, а ноги словно превратились в два тонких резиновых прутика, послушно гнущихся под весом тела. Она отчаянно замотала головой, пытаясь вернуть ясность мысли, но ей стало только хуже. Горизонт вдруг стал морем, по которому катились коричневые и зеленые волны, а небо — мягким голубым покрывалом. Шелби часто заморгала… и мир вдруг исчез. Она падала в черную бездонную пропасть, непроглядная тьма обволакивала ее, уносила в свое ледяное ничто.


Краем глаза Коди уловил какое-то внезапное движение на краю оврага. Он разрывался между теленком, все еще не выбравшимся из материнской утробы, и неожиданно исчезнувшей из виду бело-голубой фигуркой.

Теленок дернулся вперед и секунду спустя, выбравшись на свободу, встал на свои слабенькие, дрожащие ножки. Коди снова взглянул туда, где еще пару минут назад стояла Шелби.

— Черт, — выругался он, — этого следовало ожидать!.. Джеми, быстро сюда!

Немного опешив от непривычной резкости его тона, ковбой все же не замедлил исполнить приказ.

— Смени меня здесь, — уже мягче добавил Коди. — Мать и дитя, похоже, сами справятся, но приглядеть за ними не мешает. Почисти малыша, а потом выводи обоих из оврага. Встретимся в лагере. Надеюсь, Билли не растеряется и продолжит загон.

— Не сомневаюсь, — заговорщическим тоном ответил Джеми и ухмыльнулся.

Выглядело это довольно неестественно. Коди понял, что Джеми вел себя так лишь потому, что на него смотрела Эва Монтальво, и неодобрительно покачал головой. Ох уж эти женщины! И что за дьявольская сила гонит этих избалованных городских кукол сюда, где они превращают умных, сильных ковбоев во влюбленных идиотов?

Коди подошел к ручью и быстро вымыл руки, а уже через минуту, вскарабкавшись по склону оврага, он склонился над бесчувственной Шелби. Коди пощупал ее пульс, понял, что, как он и предполагал, она просто потеряла сознание, и снова негромко выругался.

Коди взял девушку на руки, прижал ее к груди и понес под живительную тень росших неподалеку деревьев. Тепло тела Шелби напомнило ему о событиях прошлой ночи, о вкусе ее губ… Он почувствовал, как в нем снова поднимается волна желания, и крепко стиснул зубы. Все это утро он носился как сумасшедший по окрестным холмам, рискуя загнать Солдата до смерти, лишь потому, что хотел забыть о сладости ее тела, о своем желании снова овладеть им…

Господи, неужели ему мало одной ошибки? Неужели ему придется проходить снова через этот ад?

— Нет, — пробормотал он, — хватит. Ей все равно здесь не место. Пройдет еще пара недель, и она уедет, так что, парень, побереги свои нервы и держись от нее подальше. — Коди опустился на одно колено и положил Шелби на землю. — Ну вот, дожили, — невесело усмехнулся он. — Я уже разговариваю сам с собой!

Внезапно его руки напряглись и сжались в кулаки: вместо Шелби он видел перед собой на земле другую женщину. Ее вьющиеся каштановые волосы падали на белоснежную кожу плеч, бездонные темно-карие, почти черные глаза завораживали, звали в мир счастья и наслаждений… Лайза. Она скрутила его тогда так, что он не мог думать ни о чем и ни о ком, кроме нее. Даже здравый смысл не подсказал ему тогда, насколько нелепы отношения богатой жительницы Нью-Йорка и простого ковбоя. Да, он был чертовски наивен. Но, слава Богу, это прошло.

Воспоминания вызывали боль, но вместе с ней к нему вдруг вернулось чувство ответственности: что бы там ни было, он должен помочь этой красивой и беспомощной женщине, своей новой хозяйке.

Шелби застонала, ее веки дрогнули, глаза открылись и уставились в ярко-голубое небо, полускрытое ветвями деревьев. Она снова застонала: между висками шевелилась и пульсировала страшная боль. Она приподнялась на локте, но от этого движения боль только усилилась. Тогда она закрыла и опять открыла глаза. Чуть полегче. Наконец, посмотрев в сторону, она заметила темный силуэт склонившегося над ней мужчины.

Ее охватил страх; сердце, казалось, перестало биться и сжалось в крохотный комочек где-то у самого горла.

На лицо мужчины упал свет, и Шелби с облегчением вздохнула, мысленно обозвав себя дурой.

— Коди?

Он сел на корточки рядом с ней.

— Да, это я. Ты в порядке?

Шелби попыталась сесть, но мир тут же заскакал вокруг нее разноцветным мячиком. Она прижала ладонь ко лбу и ответила:

— М-м-м… Я-то да, а вот что творится вокруг? Почему все так вертится? — Посидев какое-то время с закрытыми глазами, Шелби вновь открыла их, и на этот раз лицо Коди уже не показалось ей расплывчатым пятном. Голова, правда, продолжала нещадно болеть. — Что случилось?

— Ты лишилась чувств.

— Я?! Да со мной в жизни такого не было! Ни разу!.. Ну ладно, а почему это я вдруг их лишилась?

— Многие женщины теряют сознание при виде крови. Или родов.

— Это просто смешно! Я и раньше видела кровь.

— А роды?

— Н-нет, но… — она передернула плечами, — с какой стати падать от них в обморок? Это совершенно естественная вещь… Тем более речь идет всего лишь о корове.

— О быке.

— Что? — Шелби не поверила своим ушам.

— Родился мальчик, — улыбнулся. Коди, — и значит, из него вырастет бык, а не корова.

— Мне все равно, — рассеянно бросила она, сжимая голову в ладонях и массируя виски.

— Что, голова болит?

Шелби промычала в ответ что-то невразумительное, не решаясь говорить громко и внятно, — барабаны в ее голове выбивали бешеную дробь.

Коди решил, что это означает «да», и встал.

— Пойду принесу свою флягу. Несколько глотков холодной воды и компресс на лоб — и тебе сразу станет лучше.

Она услышала, как скрипнул песок под подошвами его сапог, и снова застонала. Воспользовавшись тем, что Коди не видит ее, Шелби решила устроиться поудобнее и едва не взвыла от боли в бедре и правом колене. На глаза навернулись предательские слезы, и она быстро смахнула их, пока Коди не понял, что от этого треклятого обморока пострадало не только ее самолюбие. Он и так уже решил, что она ни на что не годится и при первом же испытании испугается и сбежит в город.

Впрочем, как ей этого ни хотелось, справедливости ради приходилось признать, что до сих пор ей мало что удавалось. И снова в ее душу закрался червь сомнения: а может быть, он прав? Может, продать ранчо? Сесть в самолет и вернуться в Калифорнию — туда, где, по мнению Коди, ей и место?.. Но прошлая ночь, его тело, его поцелуи говорили о другом.

Вспомнив слияние их тел, ласковую настойчивость Коди, подарившего ей то фантастическое наслаждение, о возможности которого она и не подозревала, Шелби затосковала. А затем тоску сменило желание настоять на своем — до сих ей не свойственное, но появлявшееся все чаще с тех пор, как она встретила Коди. Пусть ему все известно о верховой езде, конской упряжи и родах у коров, однако в том, что касается женского характера, он полный профан. По крайней мере, ее характера. Она уже в полной мере переболела сомнениями, какая именно жизнь ей нужна. То, что осталось в прошлом, мало ее устраивало. Потеряв сестру, Шелби Хилл обрела дело жизни — довести до конца то, что начала Кэти, и пусть все вокруг катится в тартарары, она сделает это! Он должен, просто обязан ее понять. И тогда, быть может… Решив, что ее надежды зашли слишком далеко, Шелби попыталась их унять, но из этого ничего не получилось…Быть может, тогда он полюбит ее? Эти слова, многократно повторяясь в ее мозгу, прозвучали, как эхо в глубоком ущелье.

— С тобой все в порядке? — спросил Коди, склоняясь над ней. В его голосе звучали искренняя теплота и забота.

Шелби удивленно взглянула на него. Она настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила, как он подошел.

— Да… Только вот голова раскалывается.

Коди плеснул из фляги на свой шейный платок, выжал его и приложил ей ко лбу.

— Это должно помочь.

Но облегчение ей принесло не столько прикосновение холодной ткани, сколько его внимание.

— М-м-м… Спасибо.

— Ну вот, с головой мы разобрались. А как поживает все остальное?

Он скользнул взглядом по ее ногам, и она невольно напряглась. Терять сознание при виде крови было страшно глупо, и ей вовсе не хотелось, чтобы он понял, как больно она ушиблась, упав с лошади. Ко вчерашним синякам и ссадинам наверняка прибавились новые.

Пряча от него глаза за мокрым платком, она ответила:

— Нормально. Я ничего не сломала.

— Но выглядишь ты просто ужасно. У тебя ничего не болит?

«Болит, болит, еще как болит!» — хотела крикнуть Шелби, но вместо этого она отогнула край платка и через силу улыбнулась ему. В любой другой ситуации ей не было бы нужно ничего другого, кроме его внимания и заботы, но только не теперь.

— Коди, я правда в порядке. Может, тебе лучше сходить посмотреть, как там теленок и его мать?

— С ними ничего не случится.

Шелби про себя чертыхнулась. Бедро и колено болели так, что она, без сомнения, будет являть собой довольно жалкое зрелище, когда встанет и захромает к своей лошади. И Коди незачем это видеть. Что ж, придется пойти на хитрость. Она приподнялась на локте и посмотрела в сторону оврага.

— По-моему, тебя зовет Джеми.

Коди оглянулся через плечо.

— Я ничего не слышал. Но, даже если это и так, я лучше останусь и помогу тебе.

— Зато я слышала, как он тебя окликнул. За меня не волнуйся. — Она отдала ему мокрый платок. — Пойди посмотри, что ему нужно. Может, теленку требуется помощь.

Коди окинул ее долгим внимательным взглядом.

— Ты уверена, что сможешь встать?

— Да, — солгала она, — конечно.

Это его ни в чем не убедило, но он все же кивнул и направился к краю оврага. Шелби кое-как встала на ноги и едва не вскрикнула от пронизывающей боли в ноге. Она захромала к Леди, страстно желая лишь одного — добраться до нее прежде, чем Коди обернется. С трудом сдерживая слезы, она наконец достигла цели, ухватилась одной рукой за луку седла, а другой — за седельную сумку и с облегчением вздохнула. Хоть на этот раз ей удалось не упасть!

Лошадь повернула голову и посмотрела на нее.

— Все хорошо, девочка, — шепнула ей Шелби. — Это всего лишь я — мисс Нескладеха.

Леди мотнула головой и снова принялась щипать траву.

Крепче сжав пальцы, Шелби попыталась подтянуться и поставить левую ногу в стремя. Но едва одна ее нога оторвалась от земли на несколько дюймов, вторая тут же подогнулась.

Пальцы Шелби на луке седла побелели от напряжения, а Леди, напуганная необычными действиями хозяйки, отошла немного в сторону.

— Стой спокойно, девочка, — быстро приказала Шелби, с ужасом представив себе, что будет, если лошадь отойдет еще на шаг. — Не двигайся, пожалуйста!..

Краем глаза Коди наблюдал за ней. Он сразу заподозрил, что она сильно ударилась при падении, и теперь убедился в том, что был прав. Но также он понял и то, что вмешаться означало бы ущемить самолюбие Шелби. Ковбой выждал, когда она вскарабкается в седло, и только после этого повернулся.

— Я поеду вперед и проверю, все ли там в порядке, — сказала Шелби, подъезжая к нему. — Джейк уже, наверное, устроил обеденный привал.

И прежде чем он успел ответить, она ускакала.

10

Несколько минут спустя после того, как Шелби появилась в лагере, разбитом на скорую руку Джейком, туда же приехали Джеми и Эва Монтальво, а еще примерно через час — Коди, которому пришлось отгонять корову и теленка к стаду.

Поверх жаровни, на которой шипели гамбургеры и хот-доги, Шелби наблюдала за тем, как он спрыгнул на землю, бросил повод, снял седло и легонько шлепнул Солдата по крупу.

— Иди-ка и ты перекуси, парень, — сказал Коди.

Не заставляя просить себя дважды, конь направился к зеленой полянке неподалеку, а его всадник — к леднику, полному пива.

Шелби переворачивала гамбургеры лопаткой и не спускала с него глаз. Из-за этой нелепой истории с обмороком она почти забыла об их недавнем разговоре, когда Коди имел наглость высказать сожаление о том, что они занимались любовью. Однако тех двадцати минут, что она ехала до лагеря, Шелби с избытком хватило, чтобы освежить память. Ею снова овладел гнев. С каждым шагом Леди этот гнев рос, и теперь она была так зла на Коди, что испытывала почти необоримое желание подойти к нему и сказать, как мерзко, гнусно, подло, низко он себя вел. Нет, подумать только, провести всю ночь в страстной любовной горячке с женщиной, от которой он на следующее же утро шарахается, как от Медузы Горгоны! А сверх того еще и сожалеет о том, что это вообще произошло!

Снова и снова слова его извинений эхом повторялись в ее ушах, и с каждым разом возмущение девушки повышалось еще на одно деление некоей невидимой внутренней шкалы. «Интересно, можно ли лопнуть от злости?» — думала она, глядя на Коди. Что ж, возможно, она и не из тех женщин, при одном только виде которых мужчины теряют голову; пусть она мало что смыслит в верховой езде, коровах и делах ранчо, но это еще не лишает ее права на нормальные человеческие чувства!

Шелби рассеянно плеснула на гамбургеры соус, и он зашипел, попав на раскаленную решетку. Еще несколько часов назад она была полна сомнений: а стоит ли, в самом деле, упорствовать? Может, и правда лучше передать ранчо агенту по недвижимости и уехать, как того хочет Коди? Но теперь злость заставила ее взглянуть на все иначе, придала ей некоторую уверенность в себе. Злость или упрямство? Она точно не знала, да и не хотела знать. Сомнения развеялись не полностью, но она решила не обращать на них внимания. Она останется… по крайней мере, до возвращения на ранчо. А там видно будет.

Подобное решение приятно удивило ее саму. Еще совсем недавно она бы уже сникла, сдалась, пошла на поводу у чужого мнения и уехала… Но теперь она стала другой, и новая Шелби ей очень нравилась. По телу разлилось теплое чувство удовлетворения.

У нее за спиной, за нагромождением скал у края поля, раздалось чье-то сдавленное хихиканье, и она обернулась. Ее внимание сразу же привлекли два небольших предмета в небе, похожие на разноцветные сигареты с огненными хвостами. И летели они к ней.

Не в силах двинуться с места, Шелби как зачарованная следила за их приближением.

Маленькие ракеты ударились о землю и взорвались с диким грохотом. Эва Монтальво взвизгнула; Джеми стал озираться по сторонам, хватаясь за несуществующий револьвер; Коди явно был готов кого-то убить, а Шелби непроизвольно дернулась от неожиданности.

Ее колено с силой ударилось о край жаровни, а рука с лопаткой взлетела вверх, зацепив по дороге пару гамбургеров. Решетка съехала в сторону, все оставшееся мясо упало в огонь, а сама жаровня опрокинулась, рассыпая вокруг горящие угли. Не прошло и секунды, как трава, росшая в добрых двух футах от нее, загорелась от искр и в воздух взметнулись языки оранжевого пламени.

Люди метались из стороны в сторону. Не понимая, что происходит, постояльцы ранчо искали убежища; часть ковбоев бросились к стаду, чтобы перепуганные животные не разбежались, а остальные — к скалам, откуда прилетели ракеты. Спрятавшиеся среди камней дети хохотали как сумасшедшие, пока по лицам приближающихся взрослых не поняли, что на этот раз шутка им с рук не сойдет. В одно мгновение они разбежались кто куда.

Шелби вскочила на ноги и принялась затаптывать огонь вокруг себя, но пламя быстро распространялось по сухой траве. Охваченная паникой, она беспомощно посмотрела по сторонам и закричала. В то же мгновение рядом с ней из пелены дыма возник Коди с мокрым одеялом в руках.

— Отойди!

Он буквально оттолкнул ее в сторону и накрыл пламя одеялом. Раздалось шипение, и от одеяла пошли тонкие струйки белого пара.

Позабыв о данной себе клятве держаться от Шелби подальше, хранить спокойствие и ни во что не вмешиваться, а также и о том, что перед ним стоит как-никак его хозяйка, Коди топнул ногой и рявкнул:

— Какого черта ты делала у жаровни?!

Слова благодарности, готовые уже сорваться с ее губ, так и застряли в горле.

— Я жарила гамбургеры! — вспыхнула она. — Разве весь смысл этой поездки не в том, чтобы каждый что-то делал? Или это относится только к Лансу? — В ее словах прозвучало столько горечи и сарказма, что она тут же пожалела, что в гневе выпалила их.

Но Коди и бровью не повел.

— Каждый должен заниматься только тем, с чем в состоянии справиться, а это… — он выразительно посмотрел на перевернутую жаровню, сгоревшее мясо и дымящееся одеяло, — это явно не тот случай.

Шелби уже открыла рот для резкого ответа, но вдруг заметила, что все вокруг притихли и, затаив дыхание, следят за их спором. Еще до того, как она обернулась, чтобы удостовериться в этом, ее щеки залила краска смущения. Черт! Ну почему всякий раз, когда она оказывается рядом с Коди Фарлоу, всегда происходит одно из двух: ей хочется или упасть в его объятия, или двинуть его по голове чем-нибудь тяжелым? Но сейчас она не могла сделать ни того, ни другого.

Она гордо выпрямилась, тряхнула головой, откидывая волосы за плечи, посмотрела ему прямо в глаза и с холодным достоинством ответила:

— Не думаю, Коди, чтобы наши споры были интересны гостям. Обсудим все позже — в моем кабинете на ранчо.

У Коди было такое выражение лица, будто ему только что дали пощечину. Он весь напрягся, но в его голосе вопреки ожиданиям Шелби прозвучал не гнев, а горечь.

— Это неправильно, Шелби, — сказал он так тихо, что слышать его могла только она. — Все это неправильно. Ты пытаешься вести жизнь, правил которой все равно никогда не сможешь принять. И у наших отношений нет будущего. — Он покачал головой и, подняв руку, ласково провел пальцем по ее щеке. — Мне безумно жаль, поверь… но это так.

Он повернулся и быстрым шагом направился к Солдату.

Через секунду он уже скрылся в облаке пыли.

Шелби смотрела ему вслед, борясь с желанием догнать его. Наконец, не обращая внимания на сверлившие ее любопытные взгляды, она наклонилась и принялась приводить в порядок жаровню. Гамбургеры были безнадежно испорчены. Быть может, Коди прав? — думала она. Может, ей действительно здесь не место? Отправившись в эту поездку, она попала из огня да в полымя. Что, разумеется, включало и ту ночь под звездным небом, когда ее соблазнил управляющий ранчо.

«Глупо, — твердила она про себя, — Боже, как все это пошло и глупо!»

Но чем больше старалась она убедить себя в том, что ей надо как можно скорее уехать, и в том, что их отношения с Коди были ошибкой и их следовало немедленно прекратить, тем больше восставало против этого ее сердце. Ей начинала по-настоящему нравиться жизнь на ранчо, даже невзирая на то, что все, казалось, складывается против нее. А Коди… Что ж, в своем чувстве к нему она была уверена, а вот как он относится к ней… Кто знает!..

Шелби выкинула испорченную еду в еле тлевший костер, вытерла руки и пошла к гостям, сидевшим в ожидании пикника в тени нескольких огромных сосен.

— Простите, ребята, но я, похоже, испортила ваш обед. Не осталось ли у нас чего-нибудь другого, чем можно было бы подкрепиться?

— Не переживай, красавица, — откликнулся Ланс. — Тут хватит еще на настоящий пир.

Он вскочил на ноги и встал рядом с ней. Шелби улыбнулась ему, благодаря за поддержку; Ланс же воспринял ее улыбку как поощрение его ухаживаний, обнял одной рукой за плечи и притянул к себе.

— С ранчо прислали несколько корзин, полных до краев всякой всячиной, — поспешил успокоить ее Ланс.

— В самом деле, Шелби, ты только посмотри!

Эва Монтальво протянула ей тарелку, на которой лежали ломтики сыра разных сортов, в том числе и «бри», а также взбитые сливки с клубникой; в другой руке Эвы красовался небольшой поднос с икрой и фаршированными анчоусами.

— Ну, при такой-то роскоши кто бы стал обедать гамбургерами и хот-догами! — рассмеялась Шелби, пожимая плечами. Она оглянулась, поискала глазами Коди, увидела, что его все еще нет, и почувствовала раскаяние из-за своих резких слов.


Час спустя, пообещав Лансу присоединиться сегодня к их вечеринке, Шелби оставила своих подопечных и отправилась на поиски Джейка. Она нашла его рядом с привязанными лошадьми: старик старательно осматривал каждую, проверяя, все ли с ними в порядке.

— Джейк, — сказала Шелби, подходя к нему, — мне надо с тобой поговорить.

Тот пробурчал в ответ что-то маловразумительное, означавшее, видимо, его удивление и одновременно готовность помочь.

— Послушай, Джейк, есть что-то такое, чего я не знаю о Коди… о том, что беспокоит его, — сказала она, едва не добавив «да и меня тоже».

— Спросите лучше его самого, — пожал плечами старик.

— Я бы так и сделала, но никак не удается выбрать подходящую минуту. — Она поспешно подавила воспоминание о ночи их любви и продолжила: — Пойми, Джейк, я действительно хочу понять все то, что происходит на ранчо, хочу сохранить все так, как было при Кэти, но… — У нее перехватило горло, а глаза наполнились слезами.

Джейк был тронут ее искренностью. Он оставил в покое уздечку, которую все это время теребил, проверяя на прочность, и повернулся к ней.

— Поймите меня, мисс Шелби, я не люблю сплетничать о делах других.

Она ничего не ответила, просто продолжала молча смотреть на него. Лицо старого ковбоя смягчилось, и он покачал головой.

— Мисс Шелби, я сказал бы, если бы мог, но я не могу. Я не знаю, что у Коди на душе. Скажу лишь одно — раньше он был совсем другим, а таким, как сейчас, стал только после своего возвращения.

— Возвращения? — как эхо откликнулась Шелби. — Возвращения откуда?

— А-а, не знаю. Из какого-то большого города на востоке… Нью-Йорка, по-моему.

— Но зачем он туда ездил? Ему же так нравится здесь! Что заставило его покинуть Монтану?

В ее мозгу блеснула внезапная догадка о том, что именно ответит сейчас Джейк.

Но тот уже отвернулся и снова занялся уздечкой.

— Об этом вам лучше спросить Коди.

Шелби порывисто взяла его за руку.

— Джейк, пожалуйста, если ты знаешь, скажи мне. Обстоятельства складываются так, что Коди может покинуть «К + К».

«И меня…» — добавил слабый голос где-то внутри нее.

Услышав столь весомый аргумент, Джейк замер, снова посмотрел на нее и глубоко вздохнул.

— Виной всему женщина, — сказал он. — Он уехал в большой город ради женщины.

Это был тот самый ответ. Она и ожидала, и боялась услышать его. Но теперь, по крайней мере, ей стало ясно, почему Коди так часто нелестно отзывался о городских девушках. Ответ был получен.

— Женщина из большого города… вроде меня… — В словах Шелби звучал не вопрос, а скорее констатация факта.

— Да, что-то вроде этого, — неохотно откликнулся Джейк. — Но не такая… красивая, как вы. Та была… хм-м-м… гораздо хуже. Мне так кажется.

Шелби улыбнулась этому грубоватому комплименту.

— Спасибо, Джейк. Но… понимаешь, мне нужна твоя помощь. Могу я на тебя рассчитывать?

Джейк с сомнением посмотрел на нее.

— А что я должен сделать?

— Помоги мне закончить этот загон так, как он планировался. Помоги мне перегнать коров на западное пастбище, а постояльцев в целости и сохранности вернуть назад на ранчо.

Он согласно кивнул, но все же поинтересовался:

— А как насчет Коди? Я подчиняюсь ему… О, простите, я имел в виду, только во время загона скота.

— Я понимаю, Джейк. Но помоги и мне — неважно, есть ли рядом Коди. — Она улыбнулась старику. — Я сама хочу научиться всему тому, что знает Коди, и лучшего учителя, чем ты, мне не найти.

Джейк снова кивнул с довольным видом.

— Ладно, я постараюсь.

— Отлично! — Шелби готова была его расцеловать, но понимала, что это только смутит старого ковбоя. — И что же нам делать?

— Необходимо, чтобы все снова сели в седла, окружили стадо и погнали коров вперед. Даже если это произойдет незамедлительно, мы все равно немного опоздаем… к нашему вечернему лагерю.

— Хорошо, пойду потороплю гостей.

Шелби поспешила исполнить свое обещание, направившись туда, где под соснами уютно расположились «бездельники», как их называли между собой ковбои. Она старалась, как могла, но ее измученное тело противилось каждому движению.

— Эй, вставайте, пора за работу! — крикнула Шелби и, показывая пример, заковыляла к своей лошади.

Примерно через полчаса все были готовы: шутки и смех смолкли, дети вернулись к своим родителям, и те заняли свои места у стада.

Отряд снова тронулся в путь, но Коди так и не появился.


Когда солнце уже клонилось к горизонту, касаясь своим огненным краем верхушек сосен на лежащих впереди холмах, Шелби догнала Джейка, ехавшего впереди стада.

— Когда привал? — нарочито безразличным тоном поинтересовалась она.

— Примерно через милю, — ответил Джейк. — Нам еще надо перейти ручей, и мы окажемся на месте.

— Ручей глубокий?

— Это всего лишь ручей, а не река, — усмехнулся Джейк. — Да и ручьем-то его, по правде говоря, не назовешь. Всего лишь водичка, текущая по земле, больше ничего.

Шелби успокоилась, и ее взгляд обратился к горизонту. Да, этот край был воистину прекрасен: бескрайние просторы, луга, которым не было видно конца, величественные горы — и все это лежало под кристально чистым сияющим синим небом.

— Господи, и как это люди могут жить где-то еще? — негромко сказала она.

Джейк взглянул на ее восторженное лицо и улыбнулся.

— Похоже, и вы поддались чарам здешних мест.

— Если ты имеешь в виду красоту природы, то ты прав. Когда Кэти купила ранчо, я приезжала сюда, но пробыла здесь всего несколько дней — рвалась назад в Лос-Анджелес. Тогда я жила там, а потом переехала в Сан-Франциско. — Она снова окинула взором окружавший их ландшафт. — Наверное, я была не в себе.

— Как и многие другие, — усмехнулся Джейк. — Поэтому у нас столько больших городов.

— Но это ко мне больше не относится. И я никогда не вернусь назад!

Лишь теперь, когда она произнесла это вслух и услышала собственные слова, подлинное значение их наконец дошло до нее. Она никогда больше не вернется в город. Она нашла свое место! Кэти хорошо ее знала, верила, что она полюбит и не покинет землю, ставшую родным домом ее сестры.

— Ох, Кэти, как жаль, что тебя нет рядом! — еле слышно шепнула Шелби, сдерживая подступающие слезы.

— Что ж, я рад, что вы пришли к подобному решению, — сказал Джейк.

— Правда? — Она недоверчиво взглянула на него.

— Правда. Ребята немного волновались по поводу того, что будет дальше с ранчо. Они боялись, что вы продадите его какому-нибудь городскому деляге, видящему в «К + К» только хорошее вложение денег или возможность получения налоговой скидки. Ребята думали, что… — Он оборвал фразу на полуслове и смущенно потер свой небритый подбородок.

— И что же они думали? — подбодрила его Шелби, чувствуя, что он вряд ли станет продолжать.

— Ну, большинство из нас полагало, что вам не мешало бы пожить здесь… хм… некоторое время, прежде чем брать ранчо в свои руки.

— Все верно, — кивнула она. — Мне так и надо было бы поступить, но за эти дни я сильно изменилась… ты меня понимаешь? Кэти всегда с ума сходила по лошадям и Дикому Западу. Но не я. Наверное, я просто не представляла себе, что это такое на самом деле.

— В этом-то все и дело, мисс Шелби, — отозвался Джейк, натягивая поводья и указывая на что-то прямо перед собой.

Шелби привстала на стременах и посмотрела туда, куда он показывал. Ручья она не увидела, но знала, что, раз Джейк обещал ручей, он рано или поздно появится. Ее взгляд скользнул по погружающемуся в вечерние сумерки ландшафту… но не нашел и следа Коди.

11

Коди подбросил еще одно полено в костер и теперь наблюдал, как трескучее пламя жадно лижет сухое дерево, выбрасывая в черноту ночи снопы искр.

Повертев в руках ветку, он сломал ее на несколько частей и одну за другой тоже бросил их в огонь. Но это не принесло ему ни спокойствия, ни даже облегчения.

«Да пошло оно все… — Он швырнул в костер остаток ветки. — С какой стати меня должно волновать то, что она делает? Если хочет, пусть остается на ранчо до тех пор, пока не докажет всем и каждому — а себе в первую очередь, — что ничего не умеет. Мне-то какое дело? И даже если она свернет свою очаровательную шею из-за собственного упрямства, при чем здесь я?..»

Единственным ответом ему был отдаленный вой койота. Коди вдруг вспомнил, как прошлой ночью этот звук испугал Шелби. Тогда он обманывал себя, забыв, что она здесь лишь временно, что скоро, очень скоро — через неделю или две — она устанет от прелестей деревенской жизни, все бросит и вернется к благам цивилизации большого города.

«Я ведь знал, что она такая же, как Лайза! — твердил он. — Знал! Так почему же я сразу не прекратил все это?!»

Коди плотнее прислонился спиной к дереву, поднял с земли новую ветку и бросил ее в огонь. Его мысли снова вернулись к жизни в Нью-Йорке. Любовь, или то, что он принимал за нее, ослепляла его. И сводила с ума. Ему было больно, когда Лайза заявила, что не хочет больше оставаться в Монтане. Объяснила она это очень просто: ей надо думать о своей карьере, да и вообще такая жизнь не для нее. Но он почти не слушал ее — мозг воспринимал лишь то, что хотели услышать уши. Он наивно верил, что пройдет совсем немного времени, и Лайза с радостью откажется от сутолоки и шума города ради свежего воздуха, божественной тишины, маленького домика на берегу реки, где они будут растить своих детей…

Коди горько усмехнулся и покачал головой. Господи, каким же он был наивным идиотом! Словно щенок на поводке, он поехал вместе с ней в Нью-Йорк, пытался войти в ее мир, полюбить ее друзей… Ничего не получилось, и она наверняка знала об этом заранее. Не могла не знать! Ее родители принадлежали к высшей городской знати. Он же мог похвастаться, пожалуй, лишь тем, что его пра-пра-прабабка была индианкой. Ее семья могла купить небоскреб в Нью-Йорке и не заметить этого. Его же счета в банке не хватило бы и на то, чтобы купить такую машину, на какой ездила Лайза.

Деньги, вернее их отсутствие, и положили конец их отношениям. Он не смог найти работу в Нью-Йорке, а альфонсом чувствовать себя не хотел.

И вот появляется Шелби. Еще одна богатая городская девушка, заставившая его кровь закипеть. История повторилась, и он ничего не мог с этим поделать.

— Ну уж нет! — Коди сжал кулаки. — На этот раз я буду умнее!

Но стоило ему произнести это вслух, как он вскочил на ноги и в яростной решимости принялся затаптывать угли угасающего костра. Разум подсказывал ему, что давать волю чувствам нельзя, что надо забыть о Шелби, и как можно скорее. Наверное, разум был прав. Но чувства восстали против разума и одержали победу.

Коди пронзительно свистнул, и из темноты донеслось ржание Солдата, а вскоре и сам он появился в неверном свете умирающих углей.

— Прости, парень, но нам предстоит небольшая поездка, — сказал ему Коди и взлетел в седло.

Словно чувствуя нетерпение седока, Солдат перешел с шага на рысь, а затем на галоп, и, легкие как ветер, они буквально полетели над ночной прерией.

Да, Шелби не любит этих мест и скоро покинет их, но Коди хотел, чтобы она осталась хоть ненадолго. Да, Шелби совсем не та женщина, которая могла бы понять и принять его жизнь, но он хотел, чтобы она оставалась в его жизни как можно дольше. Да, Шелби воплощала все то, от чего он поклялся держаться в стороне, но он не мог без нее. Он чувствовал себя беспомощной мухой, запутавшейся в блестящей паутине. Ему следовало бы думать о безопасности постояльцев ранчо, о том, чтобы загон прошел успешно, но он не мог. Образ Шелби преследовал его, заполняя все мысли, пугая и дразня, не позволяя думать ни о чем другом.

Под копытами Солдата мелькали темные равнины лугов, корни деревьев, мягкая хвойная подстилка лесов, камни, которыми первые поселенцы огораживали много лет назад свои владения… Наконец вдали за деревьями мигнул огонек костра. Коди натянул поводья, и Солдат пошел шагом. Подобно серому призраку, они бесшумно скользили между соснами. До слуха Коди долетела музыка — веселая мелодия в стиле «кантри», разносившаяся далеко вокруг в ночи; подъехав ближе, он услышал смех и пение, вторившее мелодии, льющейся из радиоприемника Тома.

Коди спешился и привязал Солдата к нижней ветке росшей поблизости сосны. Затем осторожно, продолжая держаться в тени, он прокрался к лагерю.

Его внимание привлекло бульканье кипящей воды, и он сразу узнал его: «горячая ванна», импровизированная передвижная баня — одно из последних приобретений Кэти. Кому бы еще пришло в голову тащить в прерию брезентовый куб лишь для удобства богатых бездельников, решивших поиграть в ковбоев? «Да, — подумал Коди, — таких женщин, как Кэти, — одна на миллион. Можно только мечтать о встрече с такой. Кен был счастливчиком».

Коди подобрался еще ближе к освещенной пламенем костра поляне и окинул ее взглядом, ища Шелби. Большинство ковбоев уже легли спать — впереди их ждал трудный день. У выступа скалы Коди заметил Джеми, крепко сжимавшего в своих объятиях Эву Монтальво.

Коди улыбнулся и покачал головой. На первый взгляд Джеми казался воплощением невинности, этаким наивным ковбоем из «старых добрых времен», но Коди знал, что на самом деле в постели его приятеля перебывало больше женщин, чем можно себе вообразить.

Джейк сидел на земле, прислонившись спиной к заднему колесу грузовичка, привезшего брезентовую баню. Сдвинув шляпу на лицо почти до подбородка, старик явно пытался немного вздремнуть, оставаясь при этом в полной готовности немедленно отреагировать на что-нибудь непредвиденное.

Почти все гости были уже в своих спальных мешках или палатках, но некоторые еще сидели у потрескивающего костра со стаканами в руках, подпевая мелодии из радиоприемника.

Шелби нигде не было видно.

Коди подошел к поляне еще на пару шагов. Его взгляд пытливо впивался в каждый силуэт, в каждую тень… Наконец он услышал ее негромкий мелодичный смех, прорвавшийся сквозь пение и голоса остальных. Разглядев ее, Коди подался вперед, но тут же застыл на месте: чувство, заставившее его спешно вернуться в лагерь, внезапно сменилось гневом.


Шелби откинулась на край ванны и закрыла глаза. Пенящаяся струя омывала ее тело, принося неизъяснимое облегчение ссадинам и ушибам. Она и не подозревала, насколько измучена, пока не погрузилась в ласковое, убаюкивающее объятие горячей воды. Теперь ей хотелось лишь одного — пробыть здесь всю ночь. Помог ей и бренди — его мягкий огонь согрел ее изнутри, успокоил нервы и привел в столь приподнятое настроение, что она с удовольствием присоединилась к веселой вечеринке гостей, среди которых был, разумеется, и Ланс.

Все остальные давно уже отправились спать, лишь немногие засиделись у костра. Шелби не переставала восхищаться предусмотрительностью Кэти, сумевшей снабдить своих туристов горячей водой даже среди прерий. Да, новшества вроде этого и делали «К + К» одним из лучших ранчо-пансионатов в стране. Теперь же, решила Шелби, ее черед, и в следующую же поездку с гостями они захватят с собой массажистку.

Шелби посмотрела на черный звездный квадрат над головой, но думала она в этот момент отнюдь не о красоте здешних ночей. Сможет ли она не уронить престиж ранчо? Ведь у нее нет ни опыта, ни находчивости Кэти…

В тот вечер Ланс Мердок был ужасно настойчив и не отходил от нее ни на шаг. Хотя его внимание и доставляло ей удовольствие, льстя самолюбию, она в конце концов начала от него уставать. Он не оставлял ее буквально ни на секунду, поминутно заглядывая в глаза и произнося прочувствованные фразы.

Шелби улыбнулась сама себе. Видимо, с возрастом она становилась циничнее. Еще полгода назад она наверняка бы рухнула без чувств от одного его взгляда, а теперь ей до смерти хотелось, чтобы он переключил свое внимание на какую-нибудь другую женщину. Эва, например, была бы просто в восторге… Шелби открыла глаза и поняла, что ошиблась: за распахнутой брезентовой дверью она увидела белокурую светскую львицу в объятиях Джеми. О, Эва отлично знала, что не стоит упускать любой благоприятный момент и надо использовать в жизни все доступные радости.

— Привет, красавица! — внезапно раздался совсем рядом голос Ланса, и она поглубже спряталась под густую пену. — Я уж подумал, что ты решила сыграть роль Спящей Красавицы, и собирался разбудить тебя поцелуем. Впрочем, последнее не отменяется.

Шелби улыбнулась ему.

— Мне здесь так хорошо, что не хочется вылезать.

— А с этим будет еще лучше.

Он поднял бутылку, которую держал в руке, и в ее стакан полилась янтарная жидкость.

— Пожалуй, мне уже хватит, — ответила Шелби. — Я и так уже засыпаю и готова проспать не меньше месяца.

— Ну и что? Ты же хозяйка! Спи хоть год! — Он поставил ее стакан на край ванны. — Хозяйке все дозволено.

— Только не здесь, — усмехнулась Шелби.

— Хм-м… Похоже, моя прекрасная Шелби Хилл, самое время кое-чему тебя научить, — почти шепотом произнес Ланс, и его голова поднырнула под ее руку, поднявшую стакан.

Прежде чем она поняла, что происходит, его губы завладели ее губами, а руки крепко прижали ее к себе. Она знала, что может все это немедленно прекратить, но не захотела и ответила на его поцелуй. Ей вдруг стало любопытно, как целуются кинозвезды. Но было и другое: она хотела выяснить, будет ли это так же остро, чувственно и упоительно, как с Коди.

Ее рука обвила Ланса за шею, и его поцелуй стал еще настойчивее, требовательнее, а руки напряглись, крепче прижимая ее к себе. И это было все, что она почувствовала. Никакого волшебства. Никакой музыки. Никаких звезд. Никакой обжигающей волны страсти. Появилось лишь острое желание вырваться из его объятий и забраться в спальный мешок. Причем одной.

Чувствуя, что с ней что-то не так, Ланс чуть отстранился, но его слова были для нее полной неожиданностью:

— Я знал, дорогая, что мы созданы друг для друга! Вот когда ты приедешь ко мне в Малибу…

Он продолжал что-то говорить, но она уже не слышала его. Там, в дверном проеме, на границе темных ночных деревьев и поляны, мелькнула чья-то тень. Кто это мог быть? Медведь? Что делать? Позвать Джейка? Он как-то говорил, что обезумевшие от голода звери забредают в лагерь. Надо же предупредить остальных! Она попыталась оттолкнуть Ланса, но тот не собирался разжимать свои объятия.

— Эй, красавица, что случилось? Только мы узнали друг друга получше…

— Там кто-то бродит, — быстро прошептала Шелби, не в силах оторвать глаз от темных деревьев.

Ланс стал озираться по сторонам, и выражение нетерпеливого ожидания сменилось на его лице смесью страха и неуверенности.

— Кто? Ты разглядела?

— Нет… Там за деревьями что-то двигалось… Что-то большое. — Несмотря на теплую воду, она поежилась. — Джейк говорил, что здесь водятся медведи.

Ланс пулей вылетел из брезентового сооружения, предоставив Шелби выбираться из ванны самой, и бросился к Джейку, который громко храпел, прислонясь к колесу грузовичка. Он схватил спящего старика за плечо и принялся его трясти.

— Эй, вставай! В лагерь забрел медведь!

Пятеро сидевших у костра участников загона вскочили на ноги и испуганно уставились на него.

Джейк сонно выругался, оторвал руку Ланса от своей рубашки и встал.

— Кто тут болтает о медведях? — рявкнул он.

— Там, — проблеял Ланс, указывая в сторону опушки. — Там медведь. Шелби видела его. Ведь так? — Он вопросительно посмотрел на приближающуюся к ним девушку.

Та смущенно посмотрела на сбившихся в кучу гостей и сбежавшихся на крики Ланса ковбоев, а затем взглянула на Джейка.

— Ну, я… я не знаю…

Она уже не смогла бы поклясться, что видела что-то конкретное. Быть может, спиртное и горячая вода слишком возбудили ее воображение, или же пламя костра, бросавшее блики на стволы деревьев, сыграло с ней злую шутку.

Джейк достал из кабины грузовичка ружье и строго взглянул на Шелби.

— Так что же вы видели, мисс Шелби? Это и правда был медведь?

Ей вдруг снова захотелось забраться в ванну, нырнуть на самое дно и скрыться от всех.

— Джейк, я действительно не знаю, что это было. Я просто заметила какое-то движение… тень, большую тень, скользящую между деревьев, — ответила она, показывая на опушку.

Джейк крепче сжал ружье и осторожно пошел вперед. Ковбои последовали за ним.

Внезапно из леса донесся хруст веток и громкий шорох опавшей листвы, по которой ступали чьи-то тяжелые ноги.

Джейк замер на месте, вскинул ружье к плечу и прицелился. Остальные поступили так же.

Шелби не сводила глаз с опушки, ее сердце отчаянно колотилось.

Мертвую тишину снова прорезал хруст ломающихся веток, и из-за деревьев показалась голова Солдата. В лунном свете и отблесках костра глаза коня дико сверкали.

Кто-то из женщин испуганно вскрикнул. Джейк взвел курок, а Шелби шарахнулась в сторону.

Видя столь нелюбезный прием, Коди натянул поводья и неторопливо спешился.

— Ты что, старина, решил меня пристрелить?

— О Господи, Коди! — с облегчением вздохнул Джейк. — Где тебя черти носили? Шелби показалось, что она видит медведя, и этот голливудский ковбой переполошил весь лагерь.

— Ну, если тут и есть медведи, то я их не встречал, — усмехнулся Коди. — Должно быть, они все разбежались от того шума, что вы тут устроили. Я лично услышал его еще за полмили отсюда.

Он быстро взглянул на Шелби. Ее купальник цвета слоновой кости будил воображение, и Коди улыбнулся про себя. Ему не надо было гадать, что находится под этими двумя полосками мокрой материи. Он знал. В нем проснулся голодный зверь желания; горячая волна захлестнула его, и он почувствовал себя совершенно беспомощным перед ее силой и напором.

Мокрое загорелое тело Шелби блестело, лунный свет мерцал на ее коже, а капельки воды сверкали, подобно расплавленному серебру. Его глаза следили, как одна из этих капель скользнула по плечу на грудь, сползла ниже, ниже…

Желание захлестнуло все его существо, словно могучая волна морского прилива. Черт возьми, он хотел ее еще больше, чем прошлой ночью, — так, как никогда еще не хотел ни одну женщину.

— Шелби, я принесу тебе чем вытереться, — сказал Ланс и через мгновение вернулся с полотенцем. — Давай, красавица, я помогу.

Она смогла наконец оторвать взгляд от Коди, повернулась к Лансу и позволила ему завернуть себя в огромный прямоугольник сухой пушистой ткани. Ланс обнял ее за плечи и повел к костру.

Глаза Коди неотступно следили за ней. Он знал, что Джейк, остальные ковбои и гости смотрят на него, но ему было наплевать. Он просто не мог не смотреть на нее, не мог не думать о ней, не мог чувствовать ничего, кроме обжигающего, всепожирающего желания, раздиравшего его душу на части, и острой ревности к этому кинокрасавцу, окружившему ее своим вниманием.

Лишь колоссальным усилием воли сдерживая себя, он круто повернулся на каблуках и подошел к Солдату. Он поправил стремя и хотел уже поставить в него ногу, но вдруг передумал. Бегство не лучший выход. Так ничего не решишь. И, кроме того, это было не в его характере. Впрочем, если подумать, что тут вообще решать? Разве сам он не хотел, чтобы она уехала? Так было бы лучше для всех. Ей надо вернуться в город, к той жизни, к которой она привыкла, а он останется здесь. Это будет справедливо. А что может быть выше справедливости?

Коди подвел Солдата к краю поляны.

— Джейк, я ложусь спать. Подними всех с рассветом. Завтра утром предстоит много работы.

Увидев, что он уходит, Шелби почувствовала, как что-то внутри нее оборвалось. Ей хотелось броситься за ним, но ноги словно приросли к земле. Гордость, проклятая гордость сковала все ее тело. Прошлая ночь была прекрасна, как мечта… Но больше ничего не будет. Так к чему унижаться?

— Эй, красавица, сделай-ка глоток. Это поможет успокоиться, — сказал Ланс, протягивая ей стакан и почти насильно усаживая рядом с собой у костра.

Шелби рассеянно взглянула на него, на стакан с бренди и на все происходящее вокруг. Все укладывались спать, и даже те полуночники, что еще несколько минут назад распевали песни у огня, расстилали теперь свои спальные мешки.

Она посмотрела в ту сторону, где скрылся Коди, и, прищурив глаза, постаралась разглядеть в темноте хотя бы его силуэт, но не увидела ничего, кроме непроглядной черноты ночи.

12

Еще не меньше часа понадобилось Шелби, чтобы отделаться от навязчивого внимания Ланса. Как ни старался он очаровать ее, увлечь беседой и окружить своей заботой, она не могла думать ни о ком другом, кроме Коди. И это начинало бесить ее — ведь он-то наверняка уже давным-давно преспокойно спит и не терзает себя неразрешимыми проблемами!

Шелби поглубже забралась в спальный мешок и закрыла глаза, призывая сон, желая лишь одного — чтобы он укачал ее на своих мягких волнах, успокоил, лишил способности думать и рассуждать… Она свернула куртку, положила ее под голову вместо подушки и постаралась устроиться поудобнее: подвинулась ближе к тонкому брезенту палатки, согнула ноги в коленях, опустила подбородок на грудь…

И тут раздался странный шорох.

Шелби замерла в испуге. Ее глаза широко открылись и уставились в окружающий мрак.

Звук повторился, на этот раз было похоже, будто кто-то тихо скребся рядом.

Сердце девушки упало. Кроме нее, в палатке явно кто-то был. Кто-то намного крупнее, чем паук или любое другое насекомое. Она закусила губу, чтобы не закричать, и осторожно приподняла голову.

У ее ног двигалась темная тень.

У Шелби перехватило дыхание; она в ужасе снова откинулась назад. «Боже, прогони это — молилась она. Ее рука бесшумно потянулась к брезенту. Быть может, ей удастся приподнять край палатки и выбраться наружу?.. Пальцы лихорадочно ощупывали ткань, ища то место, где она касалась земли, и не могли его найти. О Господи! Она лежала слишком близко к краю и подмяла часть брезента под себя. Ее охватила паника.

Что-то ударило ее по ноге.

Шелби вздрогнула всем телом, еле сдерживаясь, чтобы не закричать. Что же делать? Она лежала в темной крохотной палатке, а между ее ногами и выходом ползало какое-то существо. Единственный путь к бегству был отрезан.

На глаза навернулись слезы, дыхание участилось, и Шелби поняла, что близка к истерике. О небо, этого еще не хватало!

Мозг лихорадочно искал выхода, пути к спасению. Быть может, если удастся расстегнуть «молнию» спального мешка, она сможет набросить его на эту тварь и поймать ее?.. Нет, лучше не так. Лучше просто накрыть зверя мешком и сбежать.

Задержав дыхание, она потянулась к «молнии», нащупала язычок и сжала его в пальцах. Медленно, осторожно, миллиметр за миллиметром замок пополз вниз…

Существо шевельнулось.

Шелби вздрогнула, снова лишь огромным усилием воли удержавшись от крика. Едва решаясь дышать, она замерла, чтобы сохранить жалкие остатки самообладания.

Прошло несколько бесконечных секунд. Замок снова пошел вниз, продвинулся на полдюйма… и замер. Шелби попробовала потянуть его вверх — безрезультатно, вниз — то же самое. Его заклинило намертво. Пальцы Шелби быстро ощупали пространство вокруг замка и — о ужас! — наткнулись на застрявшую в нем ткань ночной рубашки.

Тварь опять шевельнулась у самых ее ног.

Страх лишал ее последних проблесков здравого смысла. Она с силой рванула замок. Бесполезно!

Из темноты донесся тонкий писк. Шелби судорожно вцепилась в край спального мешка: над ее ногами светились глазки какого-то животного. Она почти перестала дышать.

Внезапно тварь прыгнула прямо на нее.

С громким воплем ужаса Шелби вырвала ночную рубашку из замка, одним движением расстегнула мешок и вылетела вон из палатки. Выбегая, она случайно задела плечом вертикальный шест, поддерживавший полог. Потеряв опору, палатка бесформенной массой осела на землю. Шелби споткнулась, упала, но тут же поднялась и со страхом уставилась на чуть шевелящуюся гору белого брезента, словно ожидая, что забравшееся к ней чудовище снова бросится на нее.

Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Не спуская глаз с рухнувшей палатки, она медленно пятилась назад.

— Шелби, что случилось?!

Рядом с ней, сжимая в руках ружье, стоял Коди. Его глаза блуждали по полуобнаженному телу Шелби, едва прикрытому разорванной ночной рубашкой, под розовым шелком которой в такт учащенному дыханию вздымались и опускались ее груди. Положение становилось двусмысленным, и он с трудом отвел глаза.

К ним бежали еще несколько ковбоев с ружьями в сопровождении кое-кого из приезжих туристов, но большинство последних, утомленных непривычной физической нагрузкой, несмотря на поднятый шум, даже не проснулись.

— Шелби, Шелби, с тобой все в порядке? — крикнул Ланс, застегивая на ходу джинсы.

Она повернулась к Коди:

— Там… там… В моей палатке кто-то был. Он прыгнул на меня!

— Стой здесь.

Коди подошел к груде брезента и, заметив, что одна из складок шевелится, несколько раз ткнул туда дулом ружья.

В ответ раздался протестующий писк.

Коди улыбнулся и, нагнувшись, сунул руку под брезент.

— Осторожно! — взвизгнула Шелби.

Из-под рухнувшей палатки показалась пушистая головка симпатичного маленького зверька. Его уши тревожно двигались, а в больших блестящих глазах застыл ужас. Коди отпустил его, и он шустро юркнул между ног Ланса в заросли травы. Ланс, а вместе с ним и Шелби шарахнулись в сторону.

— Что это б-было? — запинающимся голосом спросила Шелби.

— Крыса, — брезгливо отозвался Ланс.

— Суслик, — поправил его Коди. Шелби облегченно вздохнула. Суслик!

Всего лишь маленький безобидный суслик чуть не свел ее с ума от страха… Она посмотрела на Коди и почувствовала, что краснеет. Слава Богу, было достаточно темно!

Ланс отеческим жестом положил ей руку на плечо.

— Успокойся, красавица. Могу себе представить, каково тебе было, когда в твою палатку заползла эта гадость.

Шелби взглянула на него и едва удержалась от смеха, увидев на его лице выражение брезгливого отвращения.

— Спасибо, Ланс, я в полном порядке.

«Эта гадость», как он назвал несчастного зверька, должно быть, перетрусила в сто раз больше, чем она. К сожалению, собственный страх помешал ей мыслить здраво, и она из-за такой ерунды подняла на ноги весь лагерь, включая Коди…

Коди! Шелби готова была провалиться под землю. Опять она выглядела в его глазах полной дурой. Ну почему все на свете против нее?! Она сбросила руку Ланса со своего плеча и, увидев, что остальные постепенно расходятся, подошла к Коди.

— Похоже, мне снова надо благодарить тебя за помощь.

— В этом не было бы нужды, если бы ты послушалась моего совета и вернулась туда, где твое место, — сухо ответил он, кладя ружье на плечо.

Несколько ковбоев все еще стояли поблизости, глазея на нескромный наряд своей хозяйки, но одного сурового взгляда Коди оказалось достаточно, чтобы привести их в чувство.

Но Шелби не замечала никого вокруг себя, кроме Коди. Почему он опять так говорит с ней?

— Мое место здесь.

— Нет. И мне жаль, что у тебя не хватает ума признать это.

— Послушай, Коди, — вмешался Ланс, — мне кажется…

— Мне наплевать, что тебе кажется, мистер Голливуд, — оборвал его Коди и продолжил, обращаясь только к Шелби: — Кстати, тебе не мешало бы одеться, а то люди могут черт знает что подумать.

Увидев себя внезапно со стороны, Шелби стыдливо запахнула на груди свою сильно пострадавшую ночную рубашку, но, прежде чем она успела ответить, Коди уже повернулся и растворился в темноте.

Не соображая, что она делает, Шелби прошла мимо ошарашенного Ланса и последовала за ним.

Она нашла Коди уже лежащим в своем спальном мешке. Он положил руки под голову, покоившуюся на служившем ему подушкой седле, и надвинул шляпу на лицо до самого подбородка.

«Прямо как в ковбойском фильме», — невольно подумала Шелби.

— Коди, нам надо поговорить, — сказала она решительно.

— Нам не о чем разговаривать, — негромко ответил он, даже не удосужившись взглянуть на нее. Но это была лишь поза, он просто не мог посмотреть на нее, так как отлично знал, что, сделав это, рискует потерять над собой контроль и снова попасть во власть ее чар.

— Я не брошу «К + К».

— Пройдет совсем немного времени, и ты уедешь. Городские девочки не любят трудностей и стремятся к легкой беззаботной жизни.

— Ко мне это не относится.

— Ну-ну…

Ей вдруг захотелось нагнуться, сорвать с него шляпу и отхлестать его ею по лицу, чтобы прогнать это противное выражение самодовольного превосходства. Но она лишь молча повернулась к нему спиной и направилась к своей обвалившейся палатке. Приподняв брезент, Шелби вытащила спальный мешок и снова забралась в него. Да, Коди невозможный человек, думала она. Абсолютно невозможный. Но как же хочется опять ощутить тепло его объятий, вкус его губ, близость его тела…


Рассвет наступил совершенно неожиданно для нее. Впрочем, все мышцы так болели, что, задержись новый день еще на полсуток, это вряд ли бы помогло. Если бы ее спросили, сколько ей надо времени, чтобы выспаться, она бы ответила не задумываясь — неделю. Но, разумеется, не на жесткой земле, а на роскошной перине и пуховых подушках. Шелби зарылась с головой в спальный мешок, пряча глаза от розоватых лучей утреннего солнца.

Вскоре до нее стали долетать голоса проснувшихся гостей, хруст ломаемых веток, бряканье сковородок, а затем — и аппетитный запах жарящегося бекона и дразнящий аромат кофе. Этого явно было недостаточно, чтобы заставить ее встать, но Шелби все же неохотно расстегнула мешок. Она твердо решила доказать Коди Фарлоу, что он не прав. Он убедится, что ей под силу управлять «К + К», что, несмотря на всю его едкую критику, у нее не меньше сил и энергии, чем у Кэти.

Бескрайние просторы, чистый воздух, величественные горы и густые леса Монтаны уже покорили ее душу и сердце. Оставалось только перестать попадать в глупые истории, из которых ее постоянно вытаскивает Коди… Она вздохнула: пока что это было проще сказать, чем сделать.

Прижимая к груди угол спального мешка, Шелби села, посмотрела по сторонам и с ужасом убедилась, что все, кроме нее, уже встали, оделись и занимаются теперь каким-то делом. «Ну вот, — подумала она. — Я снова провинилась». Она вытащила из-под изголовья джинсы и рубашку. Снова предстать перед всеми в одной ночной сорочке ей вовсе не улыбалось.

Шелби опять легла, извиваясь, натянула внутри тесного мешка джинсы, потом рубашку и потянулась за сапогами.

На ее плечо опустилась чья-то тяжелая рука.

— На твоем месте я бы этого делать не стал, — сказал Коди.

— Но я всего лишь хотела надеть сапоги! — удивилась Шелби.

— Вот именно. Но прежде чем надеть их, не мешало бы проверить, нет ли там непрошеных гостей.

Коди взял один сапог, перевернул его и потряс. Ничего. Он протянул его Шелби и принялся за второй.

Едва он тряхнул его, на землю упало какое-то коричневое насекомое средних размеров. Шелби взвизгнула и отшатнулась, а оно быстро шмыгнуло за ближайшие камни.

— Что это было? — дрожащим голосом спросила она, благодаря Бога за то, что не успела сунуть в сапог ногу. Паук не был похож на гиганта-тарантула, но все равно мог пребольно кусаться.

— Мы называем его бурый отшельник.

— Что? Бурый отшельник? Но они же ядовитые! Их укус смертелен! — Шелби чувствовала, что снова близка к обмороку.

— Что ж, действительно были случаи, когда от их укусов умирали люди. Ну как, ты по-прежнему считаешь эти края своей родной стихией?

Их взгляды встретились, и она не увидела в его глазах ни капли тепла — он словно отгородился от нее стеной.

Шелби натянула второй сапог. Итак, Коди снова спас ее. То есть повторилось именно то, чего она надеялась впредь избегать. И как это он всегда умудряется оказываться рядом, когда ей нужна помощь? Он что, ясновидящий? Если уж ее непременно надо кому-то все время спасать, то почему этим хоть иногда не занимается воскресный телевизионный ковбой Ланс Мер-док?.. Продолжая чувствовать на себе взгляд Коди, она подняла голову:

— Спасибо. В следующий раз, прежде чем обуться, я непременно выселю всех самозванцев, решивших переночевать в моих сапогах.

Шелби встала, встряхнула спальный мешок и плотно скатала его, чтобы приторочить потом позади седла.

— Просто клади сапоги на ночь на дно седельной сумки, и тебе не придется никого выселять, — ответил Коди и неожиданно для самого себя улыбнулся. Это смутило его, и, сдвинув быстрым жестом шляпу чуть на затылок, он повернулся и зашагал туда, где Джейк жарил на костре бекон.

Внезапно из-за ближайшей палатки, истошно вопя, улюлюкая и паля из капсульного револьвера, выскочил мальчишка и со всего маху налетел на Коди. Тот не успел увернуться, и они оба покатились по земле.

У Шелби упало сердце — озорника явно ждало суровое наказание. Она ждала чего угодно, но только не того, что увидела секунду спустя.

— Эй, ковбой, куда ты так спешишь? — со смехом осведомился Коди, вставая и помогая мальчику подняться.

Поняв, что взбучка ему не грозит, мальчишка успокоился.

— Они хотели снять с меня скальп, — ответил он, показывая в сторону палатки, за которой укрылись его преследователи.

Коди улыбнулся и сделал им знак подойти поближе, а когда они столпились вокруг нею, опустился на корточки.

— Слушайте, ребята, — мягко сказал он, — мне нужна ваша помощь.

Мальчишки, а вместе с ними и Шелби изумленно уставились на него.

— Коровы, должно быть, плохо спали ночью и сегодня немного возбуждены. Да вы, небось, и сами это заметили, а?

Дети важно закивали в ответ.

— Ну так вот, их пугают громкие звуки, а когда коровы испуганы, они бегут. Помните, как это бывает в ковбойских фильмах?

Все снова кивнули.

— Это довольно опасно. Оказаться под их копытами я бы никому не пожелал, уж вы мне поверьте.

— А вы попадали к ним под копыта, мистер Коди? — спросил Бобби.

— Случалось, — рассмеялся Коди, — но всякий раз это была всего лишь одна корова. Если бы по мне пронеслось целое стадо, я был бы сейчас плоский, как блин. Именно этого-то мы и должны избежать. У меня к вам большая просьба: не палить из пистолетов и не вопить слишком уж громко до тех пор, пока мы все не вернемся на ранчо. Договорились?

Минуту спустя ребятня увлеклась какой-то другой игрой — без криков и стрельбы, и Коди пошел дальше.

Краем глаза Шелби следила за ним. «А он отлично ладит с детьми», — невольно подумала она, и у нее потеплело на душе. Коди мог казаться порой каменным истуканом, но за внешней твердостью и даже жестокостью скрывалось мягкое, нежное сердце.

Коди присел рядом с Джейком и бросил быстрый взгляд в сторону Шелби.

— Чертова баба, — буркнул он, — с ней одни неприятности.

— Мне кажется, что в ней больше характера, чем ты думаешь, — ответил Джейк, переворачивая куски бекона длинной вилкой.

— Да она ежесекундно поднимает панику почем зря, норовит погибнуть или покалечить себя и других — вот и весь ее характер! — Он схватил со сковородки шипящий кусок и впился, обжигаясь, в него зубами. — Ей здесь не место, Джейк, это всем ясно — и мне, и тебе, да и ей самой.

— Кэти так не считала. Иначе не оставила бы ранчо ей.

— Они же сестры, Джейк! Кому еще могла оставить Кэти ранчо? Ни у нее, ни у Кена другой родни не было, вот ранчо и досталось этой городской девчонке…

— Ты слишком строг к ней, Коди. Дай ей время. Людям свойственно изменяться. Ты ведь тоже не сразу все узнал. Жизнь всем нам дает суровые уроки, уж тебе-то это отлично известно.

— Люди, выросшие в городе, должны там и оставаться.

Джейк разбил несколько яиц о край сковородки.

— Если так, то Кэти никогда бы сюда не приехала. А без нее не было бы и «К + К».

Коди сунул в рот еще один кусок бекона и встал.

— Мы выступаем через час, Джейк. Проследи, чтобы все было готово. Я проверю лошадей и съезжу взглянуть на стадо.

Он перекинул через плечо сумку, поднял с земли седло и пошел на другой конец лагеря, где на ночь был привязан Солдат.

— Пора размяться, приятель, — сказал он коню. — Свежий ветер и простор не повредят нам обоим.

Шелби подошла к Джейку и наблюдала, как Коди садится в седло.

— Куда он на этот раз? — спросила она.

Джейк усмехнулся и покачал головой:

— Думать, я полагаю…

Озадаченная его словами, Шелби продолжала смотреть на Коди, который в этот момент как раз поравнялся с ними и поворачивал коня по направлению к стаду.

Коди старался не смотреть в сторону Шелби. «Чертов старик! — думал он. — Вечно у него на все готов ответ…»

13

Выпрямившись в седле, Коди смотрел на раскинувшееся перед ним пестрое море прерии, по которому разбрелось стадо. Коровы мирно паслись, и их, в отличие от него, ничего больше не беспокоило.

Незадолго до автокатастрофы, унесшей жизни Кэти, Кена и их ребят, Коди строил грандиозные планы. Он проработает на «К + К» еще лет пять, а затем они с Кеном прикупят еще земли и как равноправные партнеры откроют скотоводческое ранчо. Кроме того, он твердо решил, что если какой-нибудь другой женщине и суждено войти в его жизнь, то это по рождению и воспитанию будет сельская девушка. После истории с Лайзой городскими он был сыт по горло. Когда сегодня Джейк упомянул суровые уроки жизни, он попал в точку. И повторения этих уроков Коди не хотел.

Но со смертью Кена все его блестящие планы рухнули. Теперь ему потребовалось бы работать вдвое, а то и втрое больше, чтобы скопить необходимые деньги. Да и то сомнительно…

Он снова взглянул на стадо, и шкуры коров всех возможных оттенков коричневого своим цветом напомнили ему о длинных шелковистых волосах Шелби. Зелень горных вершин на горизонте вызывала в памяти ее глаза. Таких волос и глаз он никогда еще не видел. Вспомнил он и золотистые искорки, вспыхивавшие и разраставшиеся в ее изумрудных зрачках, когда она была чем-то возбуждена или возмущена… как в тот день у ручья, когда он спрятал ее одежду. Ее гибкое тело, длинные ноги, сверкавшие в лучах полуденного солнца, когда она выходила из воды, сводили его с ума, будили бешеное, неукротимое желание.

Коди смотрел вдаль, но ничего не видел — все застилал ее образ. Он тихо чертыхнулся и надвинул ниже шляпу — так, чтобы она закрывала глаза от солнечных лучей. Было совершенно невозможно ни на чем сосредоточиться, не вспомнив слияние их тел, ее смелые ласки…

Да, Шелби Хилл была по-настоящему красива, но привлекало его в ней не только это. В ней чувствовалась какая-то наивность, естественность, которых он давно уже не встречал. Приезжавшие в «К + К» женщины растеряли эти бесценные качества задолго до их встречи, а порой вызывало сомнение, обладали ли они ими когда-либо вообще. Это были либо жеманные и капризные жены состоятельных скучных толстых мужей, приехавшие сюда немного расслабиться и требовавшие непомерного внимания и лести, либо деловые женщины из больших городов, явившиеся поразвлечься с ковбоями, напоминавшими им героев детских телесериалов. Коди сразу вспомнил Эву Монтальво и Джеми. Он искренне надеялся, что у Джеми хватит ума не повторить его ошибки и не последовать за Эвой в большой город.

Но Коди чувствовал и другое — он вдруг встретил женщину, которая, в отличие от Лайзы, разделяла его взгляды на природу, работу, саму жизнь… хотя и была чужой здесь, в Монтане. Ему потребовалось провести целых шесть месяцев в Нью-Йорке, чтобы перестать наконец смотреть на мир сквозь розовые очки и понять, как жестоко он ошибся.

Но Шелби не похожа на других женщин. Она мягче, естественнее, искреннее… Память снова вернула его к той ночи, когда она лежала рядом с ним, полностью отдаваясь ему и не прося ничего взамен.

— Черт бы побрал мое дурацкое сердце! — не выдержал он и выкрикнул в окружавшую пустоту, и его снова охватила волна холодной решимости. — Хватит! Это никогда не должно повториться!


Он догадался о приближении загонщиков стада задолго до того, как они показались на горизонте. Их голоса и смех далеко разносились в тихом утреннем воздухе, заставляя то одну, то другую корову поднимать голову и с любопытством смотреть в ту сторону, откуда доносился шум. Услышал их и Солдат. Его уши напряглись, а копыто нетерпеливо начало взрывать землю: коню не нравилось стоять без дела, а приближавшийся шум говорил о том, что скоро начнется настоящая работа.

Коди обернулся в седле и сразу выхватил взглядом среди остальных Шелби. Она ехала чуть поодаль от Джейка, а рядом с ней гарцевал Ланс Мердок в своей ослепительно белоснежной, пижонской ковбойской рубашке.

— И ведь никуда от него не денешься! — недовольно проворчал Коди и снова перевел взгляд на Шелби. Его кровь сразу побежала быстрее, а горло перехватил спазм. Молча проклиная себя на чем свет стоит, он ждал, пока они с ним поравняются.

«Быть может, Джейк и прав», — подумал Коди, когда Шелби придержала лошадь и улыбнулась ему ослепительной улыбкой, способной разогнать сумрак ночи. Он вздохнул и беспокойно заерзал в седле, чувствуя, что его джинсы внезапно стали ему малы. Да, старый ковбой был прав. По крайней мере в том, что Шелби меняется прямо на глазах и напоминает ему свою сестру Кэти. Но, чтобы жить здесь, надо любить эти края всей душою. Может быть, не сейчас, может, даже не завтра, но рано или поздно она все равно вернется назад — к ярким огням большого города. Ведь в городе много соблазнов для богатых людей, в деревне же много денег не потратишь, а теперь — после смерти Кэти и Кена — у нее много денег.

Но во всем происходящем не было ее вины. Это он позволил событиям выйти из-под контроля. Он спас ей жизнь, а затем бездумно воспользовался ее благодарностью, слабостью и беззащитностью. Что ж, отныне и до конца ее пребывания здесь он будет вести себя как пай-мальчик. В самом деле, почему она должна страдать лишь из-за того, что он не смог сдержать своих желаний? Он будет помогать, когда ей понадобится его помощь, улыбаться в ответ, когда она улыбнется ему, вести ничего не значащую светскую беседу… Ради нее он даже готов быть вежливым с Лансом Мердоком, хотя от одного вида этого типа у него воротит с души. Но он справится с собой, потому что Шелби этого заслуживает. Она не виновата в том, что родилась и выросла в большом городе, а он — среди просторов Монтаны, так же как и в том, что купается в деньгах, а он немногим богаче церковной мыши.

Он снова подумал о Лайзе. Проведя с ней полгода в Нью-Йорке, он так и не смог найти достойную работу. Может быть, чувство унижения от того, что за все платила она, сыграло не последнюю роль в разрыве их отношений. Вспомнив об этом, он и теперь ощутил на губах привкус горечи. Такого у них с Шелби не будет. Ни за что! И здесь опять же нет ее вины. Так же как и его. Черт, в этом вообще никто не виноват! Просто, так уж устроена жизнь.

Но он принял решение и должен твердо придерживаться его — держаться от нее подальше во всем, что не касается непосредственно работы. Он слишком хорошо относился к Шелби, чтобы осложнять ей жизнь.


Шелби опустила поводья. Больше всего на свете в этот момент ей хотелось припасть к его губам, но она сдержалась.

— Доброе утро, ковбой, давно не виделись… Прекрасный день сегодня, не правда ли? — Она окинула взглядом долину, разбредшийся по лугам скот и зазубренные вершины гор вдалеке, а затем закрыла глаза, сделала глубокий вдох и снова посмотрела на него. — Господи, как же хорошо дышать свежим воздухом! Если попробовать проделать то же самое в Лос-Анджелесе или Сан-Франциско, то тут же захлебнешься кашлем.

Немного озадаченный ее словами, Коди молча кивнул в ответ. Он взглянул на нее, а когда попытался отвести глаза, то понял, что не может сделать этого. И куда вдруг подевалась вся его злость и решимость?

— Итак, командир, какое место отведено мне сегодня? В голове стада? В хвосте?

Шелби ждала его ответа и думала о решении, которое приняла этим утром: надо доказать Коди, что они созданы друг для друга. Так хорошо, как с ним, ей не было ни с кем. Когда-то, давным-давно, она уже думала, что познала любовь, но теперь понимала, что ошибалась. Ее чувство к Коди нельзя было сравнить ни с чем знакомым ей до сих пор. И если бы он относился к ней так же…

В ней снова шевельнулся червячок сомнения, но она решительно тряхнула головой. Все, хватит! Ей надо быть сильной, надо заставить его понять, что она здесь по праву, что сможет справиться с ранчо не хуже Кэти и, наконец, что сможет стать той самой женщиной, которую он ждал всю жизнь. Бог свидетель, как ей хотелось ею стать!

Коди так и подмывало сказать, что ее место в его объятиях, но он ограничился чисто деловым ответом.

— Поезжай снова в голове, Шелби, но старайся не приближаться слишком близко к животным. У нас здесь уже много лет не было никаких недоразумений, но мне бы не хотелось, чтобы ты… — Он запнулся, быстро отвел глаза и закончил: — Или кто-нибудь другой пострадал, если коровы вдруг чего-то испугаются и стадо станет неуправляемым.

— Как скажешь, командир, — согласно кивнула Шелби.

Она заметила его смущение, ее кольнуло то, что, заканчивая фразу, он отвел глаза, и она с сожалением подумала о том, что пройдет, должно быть, немало времени, прежде чем он снова взглянет на нее с любовью. Оставалось только надеяться, что к этому моменту она не успеет поседеть и будет еще ходить без палочки.

Она хлестнула Леди поводьями и поскакала вперед. Ланс Мердок тронулся за ней, явно намереваясь ее догнать.

— Эй, попридержи-ка коня, мистер Голливуд! — резко окликнул его Коди, но тут же поймал укоризненный взгляд Джейка и прикусил губу. Ведь он же поклялся себе быть с ним любезным! Глаза Ланса вспыхнули гневом, и Коди с трудом изобразил непослушными губами улыбку, больше, впрочем, похожую на гримасу. — Поезжай вместе с Шелби, Мердок, — чуть охрипшим голосом продолжил он. — И следи за коровами в оба. Мне бы не хотелось, чтобы какой-нибудь голливудский босс вытряс потом из меня душу за то, что его звезда «пала жертвой несчастного случая под копытами взбесившегося стада»… Так, по-моему, пишут в газетах?

Удивленный Ланс широко улыбнулся.

— Спасибо за заботу, ковбой. Но можешь за меня не волноваться, я отлично разбираюсь и в лошадях, и в коровах, и во многом другом.

— Вот это-то «многое другое» меня и беспокоит, — пробормотал Коди, когда Ланс ускакал вслед за Шелби к стаду, и долго провожал его взглядом, чувствуя, что просто с ума сходит от ревности.

— Ну, как идут дела? — спросил Джейк, останавливая рядом своего коня. — Я собрал особо боязливых из наших «помощников» вместе, и они следуют за стадом. — Он проследил направление взгляда Коди и улыбнулся про себя. — Ты присмотришь за ними?

— Извини, старина, но за ними присмотришь ты, а я сегодня поеду впереди.

Коди ударил Солдата каблуками по бокам, и тот взял с места рысью.

— Эй, да ты с самого утра никак себе места не найдешь! — крикнул ему вслед Джейк и снова усмехнулся.


Весь остаток дня Коди сновал то в один, то в другой конец стада, проверяя, все ли в порядке у гостей и ковбоев, но большую часть времени все же провел в голове отряда, следуя немного позади Шелби и Ланса. Это было настоящей пыткой — мучительной и вместе с тем сладостной. Он любовался Шелби и проклинал себя за это. Обычно в таких поездках его душа испытывала небывалое умиротворение от запахов трав и первозданной красоты раскинувшихся вокруг просторов. Но не теперь. На этот раз его вниманием полностью владела Шелби — она вытеснила, затмила все остальное.

Ближе к вечеру, не в силах больше терпеть, он погнал Солдата вперед и в считанные секунды настиг ее.

— А, Коди… — обернулась она. — А Ланс мне как раз говорил, что просто в восторге от нашей поездки. Представляешь, он обещал посоветовать всем своим друзьям в Голливуде отдыхать только на «К + К»! Правда, здорово?

Коди сдвинул шляпу на затылок и, обратившись к Лансу, сдержанно ответил:

— Верно, это очень мило с твоей стороны, Мердок. Чертовски мило… А теперь извини, но мне надо кое-что обсудить с Шелби.

Не дожидаясь ответа, он подхватил поводья Леди и поскакал прочь от стада, увлекая ее за собой.

Сердце Шелби бешено билось. Она давно ждала подобного момента, но теперь вдруг испугалась. А что, если он опять заговорит не о том?

Коди придержал Солдата, отпустил Леди, и оба животных перешли на шаг.

— М-м-м… Шелби, я вот что подумал: может, тебе лучше…

Она сразу поняла, что не услышит ничего хорошего.

— Знаешь, Коди, я тоже собиралась с тобой поговорить… — Ее будто прорвало: с языка сплошным потоком так и сыпались какие-то глупые, невыразительные слова, но она ничего не могла с собой поделать — услышать снова о том, что ей лучше вернуться в большой город, было бы невыносимо. — Сегодня вечером, когда разобьем лагерь, давай предложим всем испечь в костре картошку, а потом будем петь… Я помню, что в фильмах, которые мы смотрели с Кэти по телевизору, ковбои всегда пели. Может неплохо получиться. — Она быстро оглянулась на Ланса и снова повернулась к Коди. — Что ты об этом думаешь? У Джеми есть гитара, и он сказал мне, что Джейк играет на губной гармошке. Уверена, нашим гостям понравится.

Коди растерянно пожал плечами. Вовсе не об этом хотел он с ней поговорить… А о чем? Да он и сам толком не знал, просто не мог больше видеть Шелби рядом с Лансом Мердоком.

— Ой, смотри, малыш отбился от стада! — крикнула вдруг Шелби, показывая на теленка, резво бежавшего в сторону небольшого холма, расположенного справа от медленно бредущего стада. — Я его сейчас догоню.

Прежде чем Коди успел что-либо сказать, Шелби ударила Леди каблуками и галопом поскакала наперерез беглецу.

Теленок остановился и протяжно замычал.

— Не позволяй теленку оказаться сзади! — кричал Джейк. — Держись все время так, чтобы он был перед тобой!

Помня уроки Джейка, которые он начал ей давать с самого начала поездки, Шелби сильнее обхватила ногами бока Леди, вцепилась одной рукой в луку седла, а другой рванула и отпустила поводья. Лошадь резко повернула влево как раз в тот момент, когда теленок попытался удрать от преследовательницы именно в эту сторону.

Животное остановилось на мгновение, снова замычало и бросилось в другом направлении. Шелби потянула за повод, Леди развернулась вправо и опять отрезала ему путь к холму.

Так повторялось несколько раз, пока теленок не понял наконец всю тщетность своих усилий и не побежал к стаду. Шелби скакала сзади, готовая пресечь любую новую попытку к бегству.

Джейк подъехал к окаменевшему от изумления Коди и весело улыбнулся:

— Я же тебе говорил!..

14

Коди сидел, скрестив руки на луке седла.

— Это твоя работа? — подозрительно осведомился он. — Ты научил ее своим старым трюкам?

— Кто, я?! — Джейк с трудом сдержал улыбку. — Да с какой стати? Мне-то это зачем?

— Чтобы она осталась, вот зачем.

— И чтобы нами командовала городская девчонка? — Джейк с деланным негодованием покачал головой. — По-моему, не слишком удачная мысль. Или ты решил, что у меня на старости лет голова варить перестала? — Он помолчал немного, поскреб свою поросшую седой щетиной щеку и продолжил: — Слушай, а тебе не кажется, что город из нее постепенно выветривается? Ведь она, в конце концов, сестра Кэти.

— Кэти была совсем другой.

— Кто знает? — пожал плечами Джейк.

В этот момент, сияя широкой победной улыбкой, к ним подъехала Шелби.

— Ну, и как я справилась? — весело спросила она Джейка.

— Даже у меня не получилось бы лучше, — ответил тот, чуть коснувшись полей шляпы. — Вы быстро учитесь, мисс.

Она откинула голову и залилась веселым смехом, от которого по телу Коди снова прокатилась мощная волна желания. О, если бы он только мог схватить ее, сжать в своих объятиях, прильнуть к ее губам…

— Ну-ну! Могу поспорить, вы это всем говорите, — кокетливо парировала Шелби и взглянула на Коди, ожидая услышать и от него слова одобрения, в которых так нуждалась. — А что ты скажешь? Я все сделала правильно?

Несмотря на низко надвинутую шляпу, она чувствовала на себе горячий, обжигающий взгляд синих глаз. Линия его рта чуть смягчилась, губы начали было складываться в улыбку… и замерли. Господи, ну что же ей надо сделать, чтобы заслужить его похвалу? Да и вообще, возможно ли это?

— Корове не следовало отпускать теленка так далеко, — выговорил он наконец, сам понимая, что несет полную чушь; сейчас надо было бы сказать что-нибудь доброе, теплое, но, черт возьми, он ничего не мог с собой поделать! Если дать волю чувствам, то назад пути уже не будет, а тогда ему конец. Ему и, возможно, ей.

— Очень может быть, — фыркнула Шелби, — но, похоже, теленок, как и кое-кто из моих знакомых, слишком упрям, чтобы слушать.

Коди хотел было пропустить ее шпильку мимо ушей, но… Сдвинув немного назад тулью шляпы большим пальцем, он посмотрел прямо на нее. В его глазах плясали огоньки гнева, губы сжались в ниточку, а само лицо будто окаменело.

— Что ж, такие упрямцы есть и среди моих знакомых.

Потрясенная его ледяным тоном, Шелби даже побледнела. Она открыла рот, но голос отказывался ей служить, а мысли путались. Обида переполняла ее. Ей хотелось крикнуть, что это несправедливо, наброситься на него с кулаками, расцарапать это красивое холодное лицо… или забиться в какую-нибудь щель, где ее никто не найдет, и горько разрыдаться.

Она что было сил хлестнула Леди поводьями и вихрем понеслась вперед. Ветер сбил ее шляпу на спину и теперь трепал длинные волосы, развевавшиеся вокруг плеч рыжим ореолом. Слезы обиды и ярости слепили ей глаза, катились по щекам, но она не замечала их. Она просто неслась вперед, не выбирая дороги, — дальше, как можно дальше отсюда. От Коди Фарлоу.

— Ты добился своего, — заметил Джейк, глядя на Коди, как отец на провинившегося сынишку. — У тебя не было никаких оснований так с ней поступать. Никаких! И ты отлично это знаешь.

— Ей не место здесь, Джейк.

— Чушь собачья! Дело совсем не в этом! Тебя грызет что-то другое, Коди Фарлоу, грызет так, что ты стал уже на людей бросаться… А это, скажу я тебе, мало кому может понравиться.

Коди смотрел вдаль остановившимся взглядом.

— Короче говоря, — продолжал Джейк, — я понимаю это так: ты или по уши влюбился в нашу прелестную хозяйку, или попросту возненавидел весь род человеческий. Но как бы там ни было, тебе надо разобраться в своих чувствах. И сделать это быстро, пока твоя глупость не погубила вас обоих, а может быть, и ранчо.

— С ранчо все будет в порядке, — сказал Коди.

Джейк кивнул и пристально посмотрел на него.

— Надеюсь. А как насчет тебя? — Он кивнул в сторону быстро удалявшейся рыжей точки и уже чуть мягче добавил: — И ее?


Когда Шелби пулей пронеслась мимо него, Ланс пустил своего коня галопом вслед за ней, но даже его могучему рысаку потребовалось несколько минут, чтобы догнать ее.

Шелби отвернулась — она не хотела, чтобы Ланс видел ее слезы. Не хотела ничего никому объяснять.

Изловчившись, Ланс поймал повод Леди и постепенно заставил лошадь перейти на шаг. Шелби по-прежнему не смотрела в его сторону.

— Что стряслось, красавица? — мягко спросил он.

Не доверяя голосу, она только отрицательно мотнула головой.

— Шелби, пусть я не знаю тебя так хорошо, как мне бы того хотелось, но мне почему-то кажется, что ты не стремилась бы загнать насмерть свою бедную лошадку, если бы все было в порядке. Тем более, ты сама говорила, что годами не сидела в седле, а тут вдруг такая гонка…

Она глубоко прерывисто вздохнула и отерла ладонью слезы со щеки, размазав при этом налипшую на мокрое лицо пыль.

— Шелби…

Она быстро заморгала, сдерживая новый поток слез, и повернулась к Лансу. На ее дрожащих губах появилась вымученная, слабая улыбка.

— Я… Просто я поссорилась с Коди, вот и все. Пустяки, не обращай внимания.

— Пустяки? — Он задумчиво кивнул, но тревога в его глазах не исчезла. — И эти пустяки гнали тебя через прерию так, словно тебя преследуют все силы ада?

Шелби не удержалась от смеха:

— Послушать тебя, так и впрямь можно подумать, что стряслось невесть что. Не преувеличивай.

— А ты не преуменьшай.

Ланс тронул ее за плечо, и жест этот был теплым и дружеским.

— Брось запираться, рассказывай.

Шелби смутилась.

— Да нет, это правда пустяки. Тебе это неинтересно.

— Предоставь мне самому судить об этом.

Она достала платок и вытерла глаза.

— Понимаешь, с тех самых пор, как я приехала сюда, Кода пытался доказать мне, что на ранчо я чужая. Причина проста — я выросла в городе, не знаю деревенской жизни и поэтому должна вернуться назад.

— А ты сама этого хочешь?

Шелби улыбнулась, вспоминая свой приезд на ранчо, свои первые впечатления, первые промахи…

— Если бы ты задал мне этот вопрос на второй или третий день после моего появления на ранчо, я бы забралась на крышу и крикнула оттуда во все горло: «Да!!!»

— Но не теперь?

Улыбка Шелби стала шире.

— Нет, не теперь. Мне нравится здесь. Вокруг все такое чистое, свежее… живое! Я никогда раньше не понимала, что моя сестра нашла в этой деревенской глуши. Мы каждую неделю говорили по телефону, и я постоянно ей твердила, что она совершила глупость, поселившись на краю света. Я и представить себе не могла, как можно обходиться без всего того, что дает город — без театров, магазинов, ресторанов, вечеринок, шумной толпы…

— А теперь можешь.

Это не было вопросом, но Шелби все же ответила:

— Да, теперь могу. Теперь я понимаю, почему Кэти смеялась и говорила, что это я живу на краю света.

— Но что же изменилось, Шелби? Ранчо все то же, что и было. Оно по-прежнему… м-м-м… довольно далеко от больших городов. Здесь, как и раньше, нет театров, магазинов, ресторанов и всего остального. Нет даже нормальных асфальтированных дорог! Что же касается вечеринок, то я сильно сомневаюсь, что здесь они бывают часто, а если и бывают, то совсем не такие, как, скажем, в Лос-Анджелесе.

— Нет, Ланс, это я изменилась, — тихо ответила она даже не столько ему, сколько самой себе, поскольку только сейчас поняла, что это правда. Она изменилась. Она уже не та, прежняя, Шелби Хилл, переезжавшая из одного города в другой, менявшая одну работу на другую в тщетной попытке найти себя. И нигде ей не было места, она повсюду чувствовала себя чужой. Теперь она знала почему. Ей казалось когда-то, что они с сестрой совершенно разные, даже в мелочах, и только сейчас она стала понимать, насколько же они на самом деле похожи. Только вот поделиться с ней этим открытием она уже не могла…

Шелби подняла голову, посмотрела в необъятное синее небо и улыбнулась. Внезапно она поняла еще одну вещь: Кэти давно знала об этом. Как знала и то, что она, Шелби, неизбежно полюбит ранчо… А как насчет Коди? Господи, неужели она предвидела и это?

— Но ты можешь поступить по-другому, — прервал ее мысли Ланс и, воспользовавшись моментом, взял ее за руку. — Жить полгода в Калифорнии, а полгода на ранчо. Я слышал, здесь ужасные зимы.

— Нет, ты не прав, — горячо возразила Шелби, вспоминая прошлогодние письма сестры. — Зимой здесь много лыжников, а холмы превращаются в отличные горки, кроме того…

— Достаточно! — рассмеялся Ланс. — Я все понял. Твое предприятие процветает круглый год. Но тебе же самой вовсе не обязательно находиться здесь постоянно. — Его пальцы сжали ее ладонь, а голос слегка дрогнул. — Шелби, ты никогда не думала о том, чтобы поселиться на побережье? Например… в Малибу? Там такие закаты!

Она замерла в седле и взглянула на него с плохо скрытым недоверием и испугом. Уж не предложение ли это?

Ланс вдруг понял, как могут быть истолкованы его слова, и поспешил объясниться:

— О, я просто имел в виду, что, хм-м… рядом с моим ранчо продается подходящая земля.

Шелби с облегчением вздохнула.

— Не сомневаюсь, что продается. И цена у нее, должно быть, тоже «подходящая».

— Насколько мне известно, это тебя не должно особенно волновать.

Только сейчас Шелби внезапно вспомнила, что благодаря наследству богата. И не просто богата, а очень богата… До сих пор она об этом как-то не задумывалась.


Коди видел, как Ланс Мердок догнал Шелби, как взял ее за руку, и его кровь закипела. У него не осталось никакого права ревновать, но ревность душила его.

Джейк был прав. С этим надо что-то делать. Но что? Дать волю чувствам и жить в постоянном страхе, что она решит в один прекрасный момент вернуться в город? Или оставаться в роли этакого злодея, пока она, да и все остальные его не возненавидят? И то, и другое сулило мало приятного. Он немало думал об этом и, как ни бился, не мог найти достойного выхода… кроме, пожалуй, одного.

— Живи сегодняшним днем, Коди, живи сегодняшним днем! — бормотал он себе под нос, погоняя Солдата вниз по склону холма, по направлению к медленно движущемуся стаду.

Впереди показались два всадника — Джеми и Эва Монтальво.

— Джеми, немедленно поезжай вперед и проверь, готов ли наш вечерний лагерь и приехал ли Том, — рявкнул Коди, срывая на нем все свое раздражение.

Тонкие выщипанные брови Эвы удивленно взлетели вверх.

— Что это с ним? — шепнула она Джеми.

Тот недоуменно пожал плечами.

— Послушай, Коди, Билли уже был там пару часов назад. Лагерь готов.

— Значит, проверь еще раз! — последовал громоподобный ответ, а метавшие молнии глаза не оставляли сомнения в том, что их обладатель не намерен спорить.

Лишь проехав несколько ярдов вперед, Джеми и его спутница оправились от удивления и с облегчением вздохнули — вид разгневанного Коди был просто ужасен.

Коди занял место Джеми у стада. Перед ним двигался поток рогатых голов. В глазах начинало рябить, и, случайно повернув голову, он вдруг увидел на той стороне, почти напротив себя, Шелби. Их взгляды встретились, и как Коди ни пытался, он так и не смог отвести глаза.

15

Заканчивался третий день их путешествия, и хотя все гости ранчо уже чувствовали себя намного лучше в седле, они с нетерпением ждали момента, когда окажутся в лагере и примут горячую ванну, приготовленную заботливым Томом. Но только около пяти отряд наконец остановился на отдых; изрядно проголодавшиеся всадники, с трудом разгибая затекшие ноги, покидали спины своих лошадей, с удовольствием вдыхая витающий в воздухе дразнящий запах готовящегося ужина.

Один из ковбоев увел Леди, собираясь расседлать и напоить ее, и хотя Шелби пыталась протестовать, уверяя его, что вполне может все сделать сама, он настаивал на своем. В результате она сдалась и в душе была этому рада. Сознавая, что она больше не в силах стараться выглядеть веселее и бодрее, чем она чувствовала себя на самом деле, Шелби отошла от коновязи и направилась к Тому.

— Привет! Мы по тебе уже соскучились, — сказала она.

Ее взгляд скользнул по россыпи картофелин совершенно невероятных размеров, завернутых в фольгу, и здоровенным бифштексам толщиной в добрых два дюйма, лежавшим на решетке жаровни. Шелби была страшно голодна, но такое количество провианта ее просто пугало.

А потом в лагерь приехал Коди, и ее волчий аппетит мгновенно пропал. Чем же он так волновал ее? Своей неотразимой внешностью? Речами? Манерами? Разумеется, нет. Он был упрямым, вздорным, высокомерным… по крайней мере с ней. Так в чем же дело? В ее собственном чувстве к нему? Да, она действительно влюблена в Коди Фарлоу, и отрицать это бессмысленно. Но что это меняет? Может, ей и в самом деле оставить ранчо и вернуться в Калифорнию? Там, по крайней мере, ей не придется каждый день видеть Коди, и, вероятно, она даже сможет когда-нибудь забыть его…

Коди спешился, снял свой черный «стетсон», вытер рукавом лоб и прямиком направился к Шелби. Будет нелегко, но решение принято, и они должны объясниться.

— Мне надо с тобой поговорить, — негромко сказал он.

Шелби почувствовала, как в ней снова просыпается беспокойство: выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Но однажды она уже уклонилась от разговора и понимала, что больше не должна так поступать. Это было бы нечестно по отношению к ним обоим.

— Эй, красавица, ты еще не забыла про наш уговор? — игриво осведомился Ланс, подходя к ней и по-хозяйски обнимая за талию. Несмотря на то, что целый день провел в седле, он выглядел удивительно бодрым и свежим.

Взгляд Шелби растерянно перебегал с Ланса на Коди и обратно. Что же делать? Глаза Коди потемнели от гнева, словно ясное голубое небо, затянутое грозовыми тучами, и ее беспокойство переросло в настоящую тревогу.

— Ланс, нам с Коди надо поговорить.

— Еще успеете. Ужин уже готов и, если не приступить к нему немедленно, он или остынет, или исчезнет в чужих желудках.

Не отпуская ее талии, Ланс взял с ближайшего стола две тарелки и отвел девушку к жаровне. Проходя мимо Коди, он якобы случайно задел его плечом и оглянулся:

— Извини, ковбой… Вы потом поговорите, ведь речь идет всего лишь о работе, не так ли?

Ланс улыбнулся, и его улыбка живо напомнила Коди Чеширского кота из «Алисы в стране чудес», а он этого персонажа всегда недолюбливал.

Шелби позволила Лансу поухаживать за ней и взяла из его рук уже наполненную тарелку. Она чувствовала себя немного виноватой перед Коди, но, говоря по правде, ей не особенно хотелось услышать то, что тот намеревался сказать. По крайней мере сейчас. Одного неприятного разговора в день вполне достаточно.

Она села рядом с Лансом за столик, украдкой бросила быстрый взгляд через плечо и тут же пожалела об этом. Ее глаза встретились с пристально смотрящими на нее глазами Коди; от их обжигающе холодного выражения по коже девушки побежали мурашки. Что же такого важного хотел он ей сказать, если небольшая отсрочка их беседы так взбесила его?

Внезапно всеобщее внимание привлек громкий крик:

— Бобби! Где Бобби?

Обернувшись, Шелби увидела Рут Ротмен, выбежавшую в центр лагеря. Она была чрезвычайно взволнована и лихорадочно озиралась по сторонам в поисках пропавшего сына.

— Бобби! О Господи, где же он?! — непрестанно твердила она.

Рут бросилась туда, где неподалеку от грузовичка Том колдовал над жаровней, затем метнулась назад. Муж следовал за ней по пятам. Он старался казаться спокойным, но его окаменевшее бледное лицо лучше всяких слов говорило о том, что творилось в его душе.

Шелби встала и встревоженно посмотрела на столик, за которым сидели дети. Они прекратили есть, болтать и смеяться и озадаченно уставились на мать Бобби.

Рут подбежала к Шелби и принялась трясти ее за плечи.

— Где мой сын? — кричала она. — Где он? Твои люди должны были присматривать за ним. Ты же говорила, что здесь безопасно, что детям ничего не грозит!

Генри Ротмен пытался оторвать свою жену от Шелби, бормоча что-то утешительное, но она оттолкнула его.

— Оставь меня, Хэнк. Мне нужен мой сын! — Ее пальцы снова впились в плечи растерянной Шелби. — Где он? Где?

Коди спокойно подошел к ней сзади и развернул лицом к себе. Он заговорил с ней мягким проникновенным голосом, в котором тем не менее слышались и нотки твердой уверенности в своих словах:

— Все будет хорошо, миссис Ротмен. Мы найдем его. Он наверняка где-нибудь рядом с лагерем — просто придумал какую-то новую игру и слишком увлекся.

В ее глазах стояли слезы, губы дрожали от страха.

— Это мой единственный сын, Коди… Мы приехали сюда из-за него, из-за его любви к ковбоям. Если с ним что-то случилось…

— Поверьте мне, с ним все в порядке, — Ответил он, для вящей убедительности чуть крепче сжав ее плечи. — Обещаю, мы найдем его.

Немного успокоенная уверенными словами Коди, женщина кивнула и тихонько всхлипнула.

— Он боится темноты. Я всегда оставляю в его спальне горящий ночничок.

Муж ласково обнял ее и отвел в сторону.

— Не волнуйся, Рут, с мальчиком все будет хорошо. Коди найдет его.

Рут Ротмен прерывисто вздохнула и покачала головой.

— Но Хэнк, через пару часов совсем стемнеет! Что будет, если его не удастся найти до наступления сумерек? Маленький мальчик, один в прерии, ночью…

— Мы отыщем его, миссис Ротмен, — сказала Шелби и, взглянув на Коди, увидела в его глазах отражение собственной тревоги. Но было в них и кое-что еще — сила и уверенность.

Он подозвал ковбоя, в обязанности которого входило присматривать за детьми.

— Бен, когда ты видел маленького Рот-мена в последний раз?

Молодой ковбой, сам еще почти мальчишка, вытянулся перед ним по стойке «смирно».

— Боже, дай вспомнить… Когда мы были примерно за милю от лагеря. Я как раз пересчитал тогда детей — все они ехали вместе.

— Но в лагере его никто уже не видел? — Коди вопросительно оглядел толпившихся вокруг гостей и ковбоев.

Все молчали, лишь некоторые отрицательно покачали головами.

— Ну ладно. Мы отправляемся. Седлайте коней, ребята! Пусть каждый возьмет по фляге с водой, запасному одеялу, а также прихватите бинты и аптечку первой помощи.

— О Боже! — простонала Рут.

— Это всего лишь предосторожность, миссис Ротмен, на случай, если мальчик упал и поцарапался…

Он проклинал себя на чем свет стоит: и почему только ему не хватило ума сказать это так, чтобы она не слышала! Черт!.. То, что ребенок пропал, было само по себе событием мало приятным, но не экстраординарным. Такое случалось и раньше, будет случаться и впредь. Детей обычно находили недалеко от лагеря или стада, где они «охотились» или играли. Но вот истеричная женщина — совсем другое дело. Ее почти невозможно успокоить, она держит в нервном напряжении весь лагерь, а потом попрекает случившимся до самого своего отъезда с ранчо.

Шелби тронула его за руку:

— Куда мы поедем?

Коди посмотрел на нее как на полоумную.

— Мы не поедем никуда. Ты останешься здесь и будешь опекать миссис Ротмен.

Он повернулся, собираясь уйти.

Шелби вцепилась в рукав его рубашки и заставила остановиться.

— Подожди, Коди. Я отвечаю за мальчика не меньше, чем ты. Даже больше, если подумать. И я хочу помочь.

— Ты очень поможешь всем, если сумеешь успокоить миссис Ротмен.

Он высвободил руку и быстро зашагал к ковбоям, уже седлавшим своих лошадей.

Но тут его остановил Ланс.

— Я хочу поехать с вами, Коди.

Коди тяжело вздохнул — его терпению приходил конец.

— Послушай, мистер Голливуд, одного пропавшего ребенка и так более чем достаточно. Оставайся лучше здесь и помоги Шелби. — Последние слова он уже процедил сквозь зубы.

Один из ковбоев подвел к нему Солдата, и Коди вскочил в седло.

— Ладно, ребята, вы знаете, что надо делать. Мальчик где-то неподалеку. — Чуть понизив голос, чтобы его слышали только ковбои, он добавил: — Что бы там ни случилось, вы должны вернуться до темноты. Понятно?

Ковбои закивали и повернули коней к выезду из лагеря. Через секунду они уже скрылись в облаке пыли.

Шелби подошла к Джейку, который тоже остался в лагере, чтобы присматривать за Томом и Билли.

— Этот человек просто невыносим! — возмущенно заявила она, глядя вслед ускакавшему Коди.

— Да, иногда с ним несладко, — согласился старик.

— Наполни мне флягу, Джейк, дай одеяло и несколько бинтов.

— А что на это скажет Коди?

— Здесь распоряжаюсь я, а не Коди. Но он об этом, похоже, забыл.

— А вот здесь вы ошибаетесь, мисс Шелби, — усмехнулся Джейк. — Как раз это-то он отлично помнит.

Шелби бросила на него быстрый удивленный взгляд. Что он имеет в виду? Но думать об этом времени не было. Где-то там, в прерии, заблудился маленький мальчик, и она просто не могла сидеть сложа руки.

Несколько минут спустя Джейк подвел к ней оседланную Леди.

— Если вы дорожите жизнью, мисс, возвращайтесь до темноты. И вообще, будьте там осторожны. Мне не надо бы вас отпускать, но… — Он послал желтый от жевательного табака плевок в сторону ближайшего куста и снова повернулся к ней: —…Но, вижу, вас все равно не остановить. Да у меня и права-то такого нет, вы ведь здесь хозяйка.

— Со мной все будет в порядке, Джейк.

— Очень на это надеюсь. Если с вами что-нибудь случится, Коди оторвет мне мою старую голову, это уж точно.

— Да что ты, Джейк! — расхохоталась Шелби. — Он тебе еще и спасибо скажет.

— Напрасно вы так думаете, мисс… Ох, напрасно!

Шелби вскочила в седло и развернула Леди в сторону скрывшегося из виду отряда.

— Скоро увидимся, Джейк! — бросила она через плечо и ускакала.

Старик с улыбкой посмотрел ей вслед.

А в нескольких ярдах от них Ланс Мер-док тихо выводил свою лошадь из лагеря. Через секунду он уже мчался вслед за Шелби.

16

Шелби направила Леди туда, куда, по словам Джейка, поехали ковбои. Они должны были прочесать участок прерии в радиусе мили от лагеря, где Бен видел Бобби в последний раз, но она решила не забираться так далеко, а поискать мальчика поближе.

Вдруг впереди, совсем близко от нее, что-то ярко сверкнуло в лучах быстро клонящегося к горизонту солнца. Заинтересовавшись, Шелби придержала лошадь и свернула с тропы на поле, взбегавшее вверх по склону холма и исчезавшее в густой тополиной роще. В том месте, где она заметила странный блеск, девушка спешилась и принялась внимательно рассматривать землю, раздвигая руками доходившую ей до щиколоток траву. Чуть поодаль, на комьях вспаханной земли, лежала детская пластмассовая подделка под серебряную ковбойскую пряжку. Шелби быстро схватила ее и сжала в ладони: точно такие же пряжки были на шляпе и сапогах Бобби.

Ее охватило предчувствие удачи; она снова вскочила в седло и поскакала к растущим невдалеке тополям.

Над туманным бледно-голубым горизонтом низко висело солнце, почти касаясь краем земли. Тени удлинялись, сгущались, и роща казалась теперь мрачной, холодной и даже немного зловещей. Шелби знала, что скоро солнце скроется за вершинами далеких гор и все вокруг окутает тьма.

При мысли об этом она вздрогнула и, нагнувшись в седле, принялась рассматривать землю под копытами Леди в поисках следов мальчика. Но там ничего не было. Впрочем, она не очень ясно представляла себе, что именно надо искать, и вполне могла чего-нибудь не заметить. Но пряжка, которую она сжимала в руке, говорила о том, что она на верном пути.

— Бобби! — позвала она достаточно громко, чтобы мальчик, если он где-то неподалеку, мог бы услышать ее, но в то же время не слишком, чтобы не привлекать внимания ковбоев. Она приехала сюда помочь ребенку, а не ссориться с Коди.

Ответа не последовало.

Шелби продолжила поиски. Через небольшие промежутки времени она окликала Бобби и всякий раз, не получая ответа, чувствовала холодок безотчетного страха. Она потеряла счет времени, забывая смотреть на часы, не замечала, как постепенно угасают лучи садящегося все ниже и ниже солнца, как медленно сгущается темнота…

Шелби хотела только одного — найти Бобби Ротмена. Найти его и доказать Коди, что она отнюдь не беспомощная городская барышня, не способная позаботиться о себе. Даже если ей и не суждено отыскать мальчика, она, по крайней мере, пыталась сделать это.

Внезапно тополиная роща расступилась, и ее глазам открылся небольшой луг, траву которого прощальный свет уходящего дня окрашивал в золотисто-оранжевый цвет. Шелби поднялась по склону пологого холма и остановилась на его вершине. Она знала, что пора прекратить поиски и возвращаться в лагерь — скоро будет совсем темно. Она снова окликнула Бобби и, согнувшись в седле, пыталась проникнуть взглядом в густеющую тень между деревьями, в частые заросли кустарника, в высокую траву луга… Никого. Никого и ничего — ни следа, ни намека на присутствие мальчика.

Воздух прорезал пронзительный крик, и Шелби подпрыгнула в седле от испуга. Над ней пронеслась большая тень; взглянув вверх, девушка увидела орла: его широко раскинутые крылья резали темнеющее небо. Вскоре он исчез вдали за верхушками черного леса.

Она тронула лошадь и въехала под полог обрамлявшего луг соснового леса. Призрачный свет вечерней зари сюда уже не пробивался. Шелби поежилась и натянула поводья. Леди остановилась. В воздухе заметно посвежело, но было трудно сказать, что тому причиной — поздний час или сыроватая мгла густого леса. Девушка отогнула рукав рубашки и посмотрела на часы. Тонкие золотые стрелки были почти неразличимы. Она пошевелила запястьем, пытаясь подставить циферблат часов под ускользающие лучи света, но это мало помогло: обе стрелки, казалось, смотрели вниз.

— Я не могла пробыть здесь больше часа, — растерянно пробормотала Шелби, опуская руку. Когда она уезжала из лагеря, не было еще и пяти, значит, сейчас примерно половина шестого. До семи не стемнеет… Она с сомнением огляделась — сумерки сгущались что-то уж слишком быстро. «Это потому, что я в лесу», — сказала она себе. Отхлебнув из фляги глоток холодной воды, Шелби тронула Леди каблуками: — Давай, девочка, нам надо проехать еще немного вперед. Если мы и там ничего не найдем, то повернем к лагерю. Быть может, Коди и его ребятам повезло больше.

Она от души на это надеялась. Одна мысль о том, что ребенку, боящемуся темноты, придется провести ночь в прерии, приводила ее в ужас.

Лошадь и всадница забирались все глубже и глубже в лес. Единственными звуками были хруст сухих веточек под копытами Леди и голос Шелби, время от времени окликавшей Бобби.

Могучие деревья, казалось, росли все ближе друг к другу, образуя сплошную стену, сцементированную темнотой. Шелби снова натянула поводья.

— Пожалуй, Леди, нам все-таки лучше вернуться назад, — невесело заметила она и развернула лошадь.

Везде, куда бы она ни посмотрела, ее окружала лишь надвигающаяся тьма и неясные тени; свет был уже так слаб, что скорее обманывал, чем помогал.

Внезапно в ее мозгу, подобно молнии, сверкнула неприятная мысль: она совершенно не представляет себе, где, собственно, находится это «назад». В темноте все деревья казались одинаковыми и само понятие направления теряло свой смысл.

«Прекрати немедленно!» — резко скомандовала себе Шелби, чувствуя, что ее охватывает паника. Нельзя было поддаваться провокациям воображения, уже рисовавшего затаившихся в кустах монстров и диких зверей, когда где-то там бродит потерявшийся малыш, который, конечно же, напуган в сто раз больше нее.

«Кто знает…» — пискнул трусливый голосок в отдаленном закоулке сознания, но она тряхнула головой, прогоняя его.

Вдруг ее слух уловил какие-то звуки, похожие на отдаленный детский плач. Они были такими слабыми, что Шелби вначале даже не могла с уверенностью сказать, слышала она что-нибудь на самом деле или ей это померещилось. От неожиданности она так резко рванула поводья, что голова Леди вскинулась вверх. Испуганная лошадь заржала и встала на дыбы; ее передние ноги поднялись высоко над землей.

Шелби вцепилась в луку седла и обхватила бока Леди коленями в отчаянной попытке удержаться в седле.

— Спокойно, девочка, спокойно! — кричала она, успокаивая бедное животное.

Наконец копыта Леди с громким стуком снова опустились на землю, но лошадь тут же принялась нервно бить правой ногой и мотать головой, словно протестуя против столь грубого обращения. Еще несколько долгих секунд Шелби не могла заставить себя отпустить луку седла — так дрожали ее руки.

Когда же наконец первый испуг прошел, она склонилась в седле и потрепала Леди по шее, горько сожалея, что рядом не было никого, кто мог бы ласковым жестом успокоить и подбодрить ее саму. Но ее рука внезапно замерла на месте, она в изумлении застыла в седле: всего в нескольких футах от нее в слабом пятне света стоял маленький мальчик.

— Бобби?! — ахнула Шелби. — Бобби, это ты? С тобой все в порядке?

От радости, что он нашелся, она с трудом подбирала слова, но, взглянув на его искаженное страхом лицо, вдруг испугалась, что мальчик не узнает ее и бросится бежать.

По лицу ребенка текли слезы, и он размазывал их по щекам грязными ручонками. Но вот он всхлипнул, вытер нос рукавом и тяжело вздохнул.

— Я… я заблудился, мисс Шелби, — выговорил он наконец.

Шелби спрыгнула на землю и, ведя Леди за собой, подошла к нему.

— Все хорошо, Бобби, теперь все хорошо… Но что случилось? Куда ты исчез?

— Я увидал енота. Как-то мы с мамой и папой поехали на пикник, и там нам встретился енот. Я кормил его хлебом. И этого я тоже хотел покормить печеньем, которое у меня в кармане.

— Ну и ладно, самое главное, что с тобой все в порядке.

— Мама очень сердится?

Чувствуя несказанное облегчение, Шелби обняла мальчика за плечи и прижала его к себе.

— Бобби, мама будет так рада тебя видеть, что просто не сможет сердиться.

— А папа сможет.

— Глупенький, единственное, что тебе грозит, так это задохнуться в их объятиях.

В его мокрых от слез глазах блеснул лучик радости.

— Вы правда так думаете, мисс Шелби?

— Ну конечно! — рассмеялась она. — А теперь нам надо возвращаться в лагерь, уже очень поздно. — «И темно», — добавил трусливый голос в ее голове, вновь будя былые страхи. — Где твоя лошадь, Бобби?

— Там, — ткнул он в самую чащу. — Когда я увидел енота, я привязал ее к кусту, и она начала его есть.

— Хорошо, пойдем. Найдем твою лошадь и поедем в лагерь.

Она посмотрела по сторонам. Тьма стала почти непроглядной. Если не отправиться немедленно, то можно вообще не выбраться из леса, не говоря уже о том, чтобы найти лагерь.

Впервые за все это время она пожалела, что рядом нет Коди. Сейчас ей так нужны были его сила, уверенность, ловкость… ей нужен был он сам.

Она взяла мальчика за руку, и они пошли вперед.

— Показывай дорогу, Бобби.

Не успели они пройти и десяти ярдов, как тьма сгустилась настолько, что не стало видно ничего, кроме земли под ногами.

— Подожди, Бобби, у меня в седельной сумке есть фонарик, — сказала Шелби, добавив про себя: «Слава Богу!»

Это был крохотный фонарик-ручка, и давал он лишь тоненький лучик света, но лучше что-то, чем ничего.

Она освещала им путь, но все вокруг по-прежнему оставалось черным-черно. Они шли среди огромных деревьев, и воздух постепенно заполнялся шорохами и голосами ночных животных. Какая-то длинная тень метнулась в сторону от луча фонарика и затаилась в темноте.

Бобби встал как вкопанный, Шелби шарахнулась в сторону, а Леди попятилась и захрапела. Шелби бросилась к мальчику, стремясь защитить его от возможной опасности, и уронила фонарь. Он упал, отскочил от земли, перевернулся в воздухе, снова упал… и погас. Вокруг них сомкнулась непроглядная тьма.

— О нет! — в отчаянии вскрикнула Шелби, падая на колени и лихорадочно ощупывая мягкую, усыпанную сосновой хвоей землю. — Господи, ну где же он?

— Мисс Шелби, мне страшно, — всхлипнул Бобби.

Она пыталась найти нужные слова, чтобы утешить, подбодрить его, но тщетно. Она сама была слишком напугана.

Ее руки шарили в темноте по земле, и сухие хвоинки впивались ей в пальцы. Один раз, не выдержав внезапной боли, она вскрикнула, чем испугала Бобби еще сильнее, и теперь продолжала поиски, прикусив губу.

Где-то у них над головами глухо заухала сова.

— Мисс Шелби! — дрожащим голосом позвал ее Бобби.

— Я здесь, малыш. — Ее пальцы нащупали наконец фонарик, и она с облегчением вздохнула: — Слава Богу!

Фонарик не зажигался, и ей пришлось несколько раз встряхнуть его, прежде чем на землю снова упал слабый луч света.

— Ну вот, теперь мы можем идти дальше. — Она протянула мальчику руку, и его тонкие пальчики цепко схватили ее.

— Джейн где-то здесь. В темноте сразу не разберешь.

— Джейн? — Шелби буквально застыла на месте: так здесь еще один ребенок?

— Моя лошадь. Ее зовут Джейн.

— А, понятно, — вздохнула она, чувствуя себя круглой дурой.

Но кому же пришло в голову назвать лошадь Джейн? У животных должны быть достойные их имена. Когда они с Кэти были маленькими, именно она, Шелби, всегда давала имена их домашним любимцам. Щенка ирландского сеттера, которого однажды летним вечером принес им отец, она назвала Задирой; далматинский дог стал Герцогом, а черный пушистый кот — Бойцом. Вспомнив его, Шелби улыбнулась. Он оправдывал свое имя: не проходило и недели, чтобы они с матерью не врачевали его раны и царапины.

— Вот она! — крикнул вдруг Бобби и, выпустив ее руку, побежал вперед, где у куста стояла лошадь, мирно дожевывая пучок травы.

Бобби отвязал ее от ветки и выжидательно посмотрел на Шелби:

— Меня надо подсадить.

— Да, конечно. — Она подошла к нему и, сцепив пальцы, сделала «ступеньку». — Готов?

— Ага.

Бобби поставил на «ступеньку» ногу, оттолкнулся от земли; в тот же момент Шелби подняла сцепленные руки, и он оказался на спине Джейн.

Она вернулась к Леди и тоже села в седло. На какую-то долю секунды ею овладело сомнение — а не проще ли остаться здесь и дождаться, пока их найдет Коди? Но девушка тут же отказалась от этой мысли. Она сама найдет дорогу в лагерь. Она должна. Иначе потом никогда не сможет смотреть Коди в глаза.

— Я поеду впереди, а ты следом за мной, — сказала она Бобби. — И не вздумай снова потеряться, договорились?

Шелби повернула Леди, и они начали свой обратный путь, надеясь лишь на удачу и тусклый свет крохотного фонарика.

Ее руки дрожали, где-то внутри шевелился страх, а мурашки, бежавшие по коже, трудно было объяснить одной лишь ночной прохладой.

— Далеко еще, мисс Шелби? — поинтересовался Бобби.

— Нет, уже скоро, — солгала она, полагая, что вот-вот они должны выехать из соснового леса. За ним — луг, потом тополиная роща… Но почему же этот чертов лес не кончается? Ею начала овладевать паника, и бороться с ней становилось все труднее и труднее. Но ей надо держать себя в руках. Нельзя, чтобы Бобби заметил ее страх. О, Коди, где ты? Она сейчас все бы отдала за встречу с ним, за тепло его сильных надежных объятий… Даже за его упреки и гневный взгляд!


Полчаса спустя фонарик почти погас и стал практически бесполезен. Страх Шелби рос, набирал силу, захлестывая сердце, разум, лишая ее способности соображать. Никогда в жизни она не была так напугана. Они заблудились. О, пресвятой Господь и все его небесное воинство, они заблудились! Она не имела ни малейшего представления, в какой стороне от них расположен лагерь. Похоже, что они кружат на одном месте. Даже луны не было видно — ее скрывали кроны деревьев.

И почему только она не послушалась Коди и не осталась в лагере?

— Мисс Шелби, мне холодно. И я хочу есть.

Шелби устыдилась своей минутной слабости. Если бы она осталась в лагере, что было бы с Бобби?

Стараясь казаться уверенной и спокойной, она ответила:

— У меня в седельной сумке есть пара шоколадок. Хочешь?

Шелби обернулась, чтобы взглянуть на мальчика, одновременно протягивая ему шоколад правой рукой, в которой держала и фонарик. Внезапно воздух прорезал резкий, леденящий кровь вопль, и прямо на нее метнулась огромная черная тень.

17

Коди вернулся в лагерь последним. Он проехал по тропе дальше всех остальных, затем еще раз проверил каждый куст, каждую кочку, где, по их предположениям, мог быть мальчик, но не нашел никаких следов Бобби Ротмена.

Он спрыгнул на землю за секунду до того, как Солдат остановился, и подбежал к Джеми, стоявшему рядом с другими ковбоями в ожидании его приказа — расседлывать лошадей или продолжать поиски.

— Нашли? — спросил Коди, глядя ему прямо в глаза.

Джеми отрицательно покачал головой. Коди переводил взгляд с одного ковбоя на другого, но в их глазах был тот же ответ. Его сердце сжалось, а тревога и страх вспыхнули с новой силой.

Обычно подобные поездки проходили без происшествий. Впрочем, однажды такое уже случилось — потерялся ребенок, но потребовалось не больше десяти минут, чтобы его найти. Но тогда был ясный день. Остаться же одному на всю ночь в прерии — нелегкое испытание даже для видавшего виды ковбоя, а для городского мальчишки это могло обернуться настоящим кошмаром. Очень опасным кошмаром…

Коди выругался вполголоса, подошел к лагерному костру, снял с решетки кофейник и плеснул себе в чашку немного раскаленного темного напитка. Присев под деревом, он пил кофе мелкими глотками, чувствуя, как жидкость согревает его изнутри, а руки вбирают в себя тепло горячей чашки. Ему не хотелось даже думать о тех опасностях — реальных и мнимых, — с которыми мог столкнуться Бобби Ротмен. В горах Монтаны все еще водились ягуары, пумы, медведи и волки. Но дело было не только в диких животных. Здесь до сих пор жили люди, не желавшие общаться с внешним миром — отщепенцы, добровольно влачившие то же существование, что и их предки лет сто тому назад. Против многих из них Коди ничего не имел: каждый имеет право жить так, как хочет, но были и другие — двуногие хищники, жестокие и опасные. Они-то и беспокоили ковбоя.

Коди встал и налил себе еще чашку. Заметив неподалеку Джейка, негромко переговаривавшегося с несколькими ковбоями, он жестом подозвал его к себе.

— Я возвращаюсь в прерию, Джейк, и хочу, чтобы вы с Джеми поехали со мной. Остальные ребята останутся и займутся гостями. Нет смысла рисковать кем-то еще. Да, вот еще что… Пошли Тома за шерифом, так, на всякий случай. — Он посмотрел по сторонам. — А где Шелби? Ей, как хозяйке «К + К», следует быть в курсе всего происходящего.

Избегая смотреть Коди в глаза, Джейк откусил кусок жевательного табака и неохотно ответил:

— Она еще не вернулась.

У Коди вдруг противно засосало под ложечкой; отказываясь верить в услышанное, он изумленно уставился на Джейка. Внезапно в нем вспыхнула ярость; он отшвырнул чашку, схватил старика за отвороты кожаной куртки и с силой встряхнул.

— Что значит еще не вернулась?!

Джейк сглотнул, оторвал руки Коди от куртки и мрачно произнес:

— Только то, что я сказал. Она уехала вслед за вами. Я говорил ей, чтобы она осталась, но это не помогло.

— Тебе нельзя было ее отпускать.

— Черт возьми, Коди, она же здесь хозяйка, о чем, кстати, и не постеснялась мне напомнить.

Глаза Коди горели гневом. Он страшно злился на Джейка, позволившего Шелби уехать, на нее, имевшую глупость это сделать, но еще больше на себя — не догадавшегося, что именно так она и поступит.

В этот момент из своей палатки показалась Рут Ротмен. Увидев Коди, она бросилась к нему и схватила за руку.

— Почему вы ничего не предпринимаете? Вы должны снова послать своих людей на поиски. Вы не можете бросить моего Бобби ночью одного в этой ужасной прерии! Найдите, найдите мне его, пожалуйста!.. — Она захлебывалась слезами, ее голос звучал все громче, срываясь на истеричный визг.

К ней подбежал Генри Ротмен и попытался оттащить ее от Коди.

— Перестань, дорогая, этим ты делу не поможешь, — твердил он. — Они обязательно разыщут Бобби, с ним все будет в порядке…

Она резко высвободилась и гневно обернулась к мужу.

— Наш сын там один, а скоро ночь! И ты смеешь говорить, что с ним все в порядке?!

— Не надо так убиваться, миссис Ротмен. Ланс найдет вашего мальчика.

Все удивленно повернулись на голос и увидели рыжеволосую почитательницу таланта голливудской звезды, стоявшую в двух шагах от них.

Она подняла бровь, окинула всех высокомерным взглядом и без тени сомнения в голосе добавила:

— Разумеется, найдет! Он делал это уже сотни раз. Разве вы не помните тот фильм, где женщина потеряла память, ушла из дому и…

— Но это же кино! — возмущенно воскликнула Эва Монтальво, глядя на нее даже с некоторой жалостью, как смотрят на умственно отсталых. — В жизни все бывает по-другому!

— Когда он уехал? — отчеканил Коди, и казалось, что каждое его слово истекает ядом.

Рыжеволосая поклонница Ланса посмотрела в небо и задумчиво потерла пальчиком подбородок.

— М-м-м… дайте подумать. Часа два назад. Или чуть больше…

— Отлично! — Коди с силой ударил себя затянутым в перчатку кулаком одной руки по ладони другой. — Просто блестяще! Итак, у нас уже трое пропавших.

— Ланс не пропал! — со злой обидой отозвалась рыжеволосая. — Просто поиски заняли больше времени, чем он предполагал, а когда он нашел мальчика, то, разумеется, уже не смог ехать быстро.

— Да-да, конечно… — пробормотал Коди и быстро пошел назад к своему коню. — Поехали, Джейк. Надо торопиться, пока наш лагерь не опустел совсем.

К счастью, предыдущая поездка была недолгой, и Солдат совсем не устал. В этом могучем коне вообще таилась неисчерпаемая сила и энергия. Если так хотел хозяин, он готов был скакать день и ночь напролет.

Коди подумал, что одним из самых тяжелых моментов было для него прощание с Солдатом перед отъездом в Нью-Йорк. А одним из самых счастливых — их первая головокружительная скачка после его возвращения.

Он взлетел в седло.

— Джейк, вы с Джеми проедете полмили назад по тропе. Затем ты свернешь на север, а он — на юг. Возьмите фонари. Если найдете мальчика, сигнал — два выстрела.

Джейк кивнул и протянул Коди фонарь.

— А ты где будешь?

— Везде, где только смогу.


Чуть нагнувшись вперед, Коди пристально разглядывал лежащую внизу долину. С вершины небольшого холма, где он остановил Солдата, были отлично видны лагерь, стадо и дорога, по которой прошел днем их отряд. К юго-востоку от лагеря Коди заметил огонь фонаря — это был Джеми. Он долго наблюдал, как огонек движется, мелькая среди деревьев, пока тот не исчез то ли за большой скалой, то ли за густыми зарослями кустарника. Тогда он отыскал взглядом второй огонек — фонарь Джейка, мерцавший в роще у подножия холма. Судя по всему, мальчика никто пока не нашел.

Больше, насколько хватал глаз, никаких огней не было. Сотни вопросов роились в голове Коди, тревожа и будоража его. Как поступит Шелби? Останется всю ночь в седле, продолжая поиски лагеря, или остановится и разведет костер? Есть ли у нее спички? Нашла ли она Бобби? Если да, то где они сейчас? Или ребенок до сих пор один-одинешенек? А куда подевался Мердок? Этот эгоистичный, самовлюбленный Казанова, вечно разыгрывающий из себя героя… Он все еще в седле или свалился в темноте в какой-нибудь овраг и свернул свою дурацкую шею?

Коди посмотрел на небо и понял, что луна мало поможет поискам. Он достал из седельной сумки небольшой бинокль и поднес его к глазам. Ничего. Ничего, кроме ночной тьмы.

— Черт возьми, Шелби, где же ты?

Вдалеке послышался вой койота. Вспомнив, как напугал ее этот вой всего лишь две ночи назад, Коди похолодел. Он ясно представил себе, какой ужас должна испытывать сейчас Шелби. Он хотел защитить ее, найти и утешить, сказать ей, что не позволит никому и ничему причинить ей боль… Вой повторился, и вместе с ним вновь пришли воспоминания о той ночи. Его тело жаждало ее. Боже, как же он ее хотел! После той ночи любви желание вновь обладать ею росло в нем с каждой минутой. Даже сейчас, закрыв глаза, он чувствовал вкус ее губ, шелковистость кожи, ее горячее, податливое тело, открывшее ему врата величайшего наслаждения… Он изнывал от тоски по Шелби и проклинал небеса, пославшие ее ему на погибель.

— Где же ты, Шелби? — вновь спросил Коди, до боли в глазах всматриваясь в черную даль. Он уже изъездил все окрестности вдоль и поперек, снова и снова повторяя свой безнадежный, многократно пройденный маршрут. И ничего. Ни следа, ни звука.

Впервые в жизни Коди испугался по-настоящему. Страх сковывал его члены, рвал на части душу и сердце, замораживал мозг, парализовал все его существо. Он понимал, что никогда не простит себе, если с ней что-нибудь случится.

— Черт побери, Шелби! Если твое дурацкое упрямство не позволяет тебе признать, что твое место в городе, Бог с тобой, оставайся, но только, пожалуйста, найдись!

Он поднял фонарь и посмотрел на часы. Двадцать минут первого. Так, они начали поиски Бобби в половине пятого, затем вернулись и около восьми снова выехали за Шелби и Лансом Мердоком… Коди тронул Солдата каблуками и поскакал вниз по склону в сторону мелькающих внизу огней.

Первым он встретил Джейка.

— Возвращайся в лагерь, старина.

— Мы прекращаем поиски? — удивленно спросил тот. Он выглядел устало, но в его выцветших глазах еще тлел огонек почти юношеского упрямства.

— Возвращайся, Джейк, — повторил Коди, поворачивая Солдата. — Я найду Джеми.

— А ты сам тоже вернешься? — крикнул ему вслед Джейк.

— Да, ничего не поделаешь.

В голосе Коди звучало отчаяние, и старик проводил его сочувственным взглядом.


Когда Коди и Джеми вернулись в лагерь, Джейк разговаривал с недавно приехавшими представителями власти, а Ротмены — с шерифом. Увидев, что Коди спешился и снимает с Солдата седло, старый ковбой прервал беседу и подошел к нему.

— Они говорят, что до рассвета не имеет смысла продолжать поиски.

Коди стиснул зубы. Он надеялся услышать другое. Ему невыносима была сама мысль о том, что Шелби, замерзшая и испуганная, будет предоставлена самой себе до восхода солнца.

— Дай мне свежую лошадь, Джейк.

— Что? — Старик уставился на него, как на сумасшедшего.

Коди бросил седло на землю и отвел Солдата к коновязи.

— То, что слышал, — сухо бросил он через плечо. — Дай мне другую лошадь. И проследи за тем, чтобы Солдата почистили.

— Да ты совсем рехнулся?! Мы искали весь вечер и вернулись ни с чем. А теперь ты надеешься найти их в одиночку?

— Джейк!..

В его тоне ясно читалось предупреждение, но Джейк проигнорировал его.

— Посмотри на себя! — не унимался он. — Ты же еле на ногах стоишь!

Коди посмотрел ему прямо в глаза. Старый ковбой был для него не просто помощником. С тех пор как несколько лет назад умер отец, он стал его ангелом-хранителем. Сердце Джейка рвалось на части, когда Коди последовал за Лайзой в Нью-Йорк, но он не сказал ему ни слова, уважая принятое им решение.

— Джейк, — уже мягче повторил Коди. — Я должен найти ее.

Старик положил ему руку на плечо.

— Послушай, сынок, в такой темноте ты не найдешь ничего, кроме неприятностей. А если ты пострадаешь, от этого не будет легче никому — ни тебе, ни Шелби.

Коди глубоко вздохнул. Старый ковбой был прав, но он не мог сейчас следовать голосу рассудка. Как мог он просто взять да и завалиться спать, зная, что Шелби где-то там, в ночи, одна, сходит с ума от холода и страха? Как мог он спокойно греться у огня, есть, пить и дожидаться рассвета, зная, что Шелби, его Шелби окружают лишь ужас и тьма?

— Джейк, старина, я должен ехать. Пойми, ее так просто напугать! В ту ночь, когда неподалеку завыл койот… — Его голос сорвался, и, не в силах продолжать, он отвернулся.

— Коди, в этой девочке больше мужества, чем ты можешь себе представить. Да, она испугана. Неизведанное всегда страшит, и неважно, кто ты — ковбой или городской житель. Старый тертый малый вроде меня, попав в большой город, может просто рехнуться от страха. Но это еще не значит, что он не сумеет с этим справиться. И Шелби справится. Поверь мне, справится. Господь сделал ее из того же материала, что и нас с тобой.

— Хотел бы быть в этом так же уверен, как ты, — мотнул головой Коди.

— До рассвета всего четыре часа. Если за это время она не найдет дорогу сама, все мы отправимся ей на выручку. Но если ты сейчас немного не отдохнешь, то завтра от тебя не будет никакого проку.

Коди ушел к костру и налил себе еще кофе. Его душа рвалась в ночь, в прерию — искать и найти Шелби, но тело было слишком измотано. С пяти часов утра он не покидал седла, следя за стадом, помогая уставшим после ночной смены ковбоям, проверяя дорогу на много миль вперед. И в конце этого трудного дня они с Солдатом дошли до предела своих физических сил, разыскивая сначала Бобби, а затем — Шелби и Ланса.

Сердце гнало его вперед, но бренная плоть сопротивлялась. Колени дрожали от усталости, кости ныли, мышцы окаменели и тянули к земле, как свинец. Девятнадцать часов в седле — это не шутка! Но если бы он мог… Если бы он только мог, то проскакал бы еще девятнадцать, двадцать… сколько угодно, лишь бы найти Шелби.

18

Шелби вскрикнула и пригнулась к шее Леди. Огромная сова пронеслась над ней, едва не задев своими когтистыми лапами ее спину, и исчезла в темноте.

Шелби била дрожь, сердце готово было выпрыгнуть из груди; ей требовалось время, чтобы снова взять себя в руки.

— Думаю, она охотилась за фонариком, — предположил Бобби.

Шелби глубоко вздохнула и выпрямилась в седле.

— Надеюсь, она уже поняла, что он несъедобен. Не хотела бы снова увидеть ее когти!

Весь следующий час они лавировали среди деревьев, огибали кусты и упавшие стволы, а однажды даже перешли небольшой ручей, который Шелби, как ни напрягала память, не могла вспомнить.

Наконец, взглянув на часы и убедившись, что близится полночь, она решила остановиться и немного отдохнуть. Они с Бобби смертельно устали и засыпали прямо в седлах.

В темноте все деревья походили одно на другое, так что Шелби не стала выбирать место, а просто натянула поводья, остановила Леди и соскользнула на землю.

— Слезай, Бобби, мы остановимся здесь.

Она протянула ему фонарик. Батарейки почти сели, и луч света стал вместо ярко-белого бледно-желтым.

— Мисс Шелби, я совсем з-замерз.

— Подожди немного, Бобби, сейчас я достану одеяла.

— А мы можем развести огонь?

— У меня нет спичек, — вздохнула Шелби.

Она быстро отвязала от седел одеяла и расстелила их на земле. Затем она повесила седельные сумки на ветку дерева, под которым они собирались спать, и к ней же привязала поводья обеих лошадей.

— Порядок, Бобби, теперь попробуем немного поспать. Двигайся ближе ко мне, так будет теплее.

— А может, мы съедим сначала те шоколадки?

— Конечно, малыш. Но потом надо будет поспать, чтобы утром хватило сил добраться до лагеря.

Шелби слышала свой спокойный, уверенный голос словно со стороны. Хотелось бы ей быть такой на самом деле! Ее измученное тело медленно превращалось в аморфную массу, а сердце бешено колотилось где-то около горла.

Она старалась не думать о том, что происходит вокруг, но далекий вой койота, громкое хлопанье крыльев ночной птицы и подозрительные шорохи в кустах постоянно напоминали ей о том, что они здесь не одни.

Шелби устроилась поудобнее и погладила Бобби по голове.

— Какую ты хочешь шоколадку, с орехами или изюмом?

— С изюмом.

Шелби протянула ему шоколадку, и в это время, мигнув на прощание, фонарик погас. Они оказались в полной темноте.

— Мисс Шелби! — заплакал Бобби, уткнувшись ей в плечо.

— Все хорошо, малыш. Прижмись ко мне, съешь свою шоколадку и постарайся заснуть. Тогда не заметишь, как быстро наступит утро.

— Мне страшно!

— Ну что ты, здесь нечего бояться…

Она смотрела в темноту широко открытыми глазами, отчаянно желая верить в собственные слова. На память пришли рассказы Коди о всяких ядовитых тварях, заползающих ночью в сапоги. Что ж, на этот раз она не собиралась снимать сапоги, так что можно не беспокоиться хоть на этот счет… А что, если эти твари заползут под одеяло?

Соседний куст громко зашелестел, и Шелби еле удержалась от вопля ужаса.

Бобби прижался к ней и всхлипнул.

Шелест повторился. Она обняла Бобби, закрывая его собой от неведомой угрозы, и шепнула ему на ухо:

— Тише, Бобби. Главное — веди себя тихо, и все будет в порядке.

— Но… Но там что-то есть!

— Оно скоро уйдет. — Шелби продолжала говорить едва слышным шепотом, не желая еще больше привлекать внимание неизвестного зверя.

— А вдруг это медведь? Голодный медведь?

— Если он голоден, то просто съест с этого куста все ягоды и вернется в свою берлогу. Но я думаю, что это олень, — с надеждой добавила она.

Полчаса спустя Бобби уже мирно спал у нее на груди. Шелби сидела, прислонясь к дереву, и смотрела в темноту ничего не видящими глазами. Она боялась закрыть их. При каждой попытке сделать это ее воображение сразу же рисовало леденящие кровь картины, держа в постоянном напряжении, не позволяя расслабиться ни на секунду.

Любой долетавший звук заставлял ее сжиматься в комок; всякий раз, когда она засыпала и ее подбородок падал на грудь, девушка вздрагивала и испуганно таращилась в темноту.

Ночь тянулась мучительно долго: минута казалась тысячелетием, а час — вечностью. И лишь когда первые лучи солнца коснулись верхушек деревьев, окрашивая их в розовый цвет, вконец измученная Шелби провалилась в черную бездну сна.


Коди поправил седло и затянул подпругу.

— Завтрак готов! — окликнул его Джейк.

— Я не хочу есть.

— Не думаю, чтобы шерифу это понравилось.

Брови Коди удивленно взлетели вверх.

— Какое дело шерифу до моего завтрака?

— Да как тебе сказать… За завтраком он хочет составить план поисков и настаивает на твоем присутствии.

— Чтоб ему… — Коди сердито бросил лассо на луку седла и обернулся. — Кому вообще в голову пришло позвать сюда шерифа?

— Тебе, — мягко ответил Джейк, выразительно глядя на него.

Коди быстро прошел на другой конец лагеря, где за одним из столиков шериф держал военный совет. Двое полицейских, сидя рядом с ним, активно работали челюстями, что, впрочем, не мешало им принимать участие в беседе. Ковбои стояли рядом, потягивая кофе из чашек.

— Ну что, шериф, вот утро и наступило, — сразу перешел к делу Коди. — Шелби, Бобби и Мердока не было всю ночь. А ночь выдалась холодной. Вы готовы начать поиски? — В его тоне сквозила откровенная издевка.

Шериф, казалось, пропустил его язвительную тираду мимо ушей, а полицейские настороженно переглянулись. Наконец их шеф вытер рот салфеткой и встал. Он был на добрых пять дюймов ниже Коди.

— Не кипятись, сынок. Они пропали не по моей вине.

Лицо Коди окаменело от ярости, но, прежде чем он сумел ответить, шериф продолжил:

— Мы с мальчиками обыщем все к югу от дороги, по которой вы сюда вчера приехали. Твои ребята пусть разделятся: одна половина поедет назад мили на две, а другая займется северной стороной.

— Прошлой ночью мы все уже обыскали, — заметил Коди, начиная терять терпение. Надо было седлать лошадей и заниматься делом, а не тратить время на дурацкие споры, кто где будет искать. — Теперь надо расширить район поисков. Мальчик, похоже, успел уйти дальше, чем мы думали, а Шелби поняла это раньше нас и последовала за ним.

— Резонно, — кивнул шериф. — Добавим к каждому направлению по миле.

Джейк протянул Коди тарелку, полную жареной картошки с беконом, но тот лишь покачал головой.

— Съешь! — приказал Джейк. — У тебя со вчерашнего дня и крошки во рту не было. Мне вовсе не улыбается разыскивать тебя, когда ты грохнешься с лошади из-за голодного обморока!

Коди метнул в старика испепеляющий взгляд, но тарелку все же взял. Вывалив ее содержимое на огромный ломоть поджаренного хлеба и накрыв все это другим таким же ломтем, он вызывающе поднял получившийся сандвич над головой.

— Ну что, теперь доволен?

— Я буду доволен, когда ты найдешь девочку и выгонишь того упрямого осла, что забрался в твою шкуру, — пробормотал старик.

Но Коди его уже не слышал — он быстро вернулся к Солдату, отвязал его и взлетел в седло.

— Джеми, ты едешь со мной. Вы, ребята, тоже, — добавил он, обращаясь еще к двум ковбоям, и снова повернулся к Джейку: — Присмотри здесь за всем, старина. Особенно за Ротменами, чтобы они не натворили глупостей.

— Все будет в порядке, — кивнул Джейк. — Желаю на этот раз найти Шелби и мальчика. Да, раз уж вы все равно едете туда, попробуйте разыскать и этого… черт, как его… А, вспомнил, Мердока!

19

Шелби шевельнула рукой, почувствовала под ней что-то твердое и повернулась на другой бок. Ей на лицо упал яркий солнечный луч. Она открыла глаза, прищурилась, села и посмотрела вокруг. Бобби тихо сопел рядом.

Шелби взглянула на часы.

— Половина девятого? О Боже, нам надо было выехать еще несколько часов назад!

Она тряхнула головой, прогоняя остатки сна, затем повернулась к Бобби и легонько похлопала его по плечу.

— Бобби… Бобби, просыпайся.

Мальчик сбросил ее руку и еще глубже зарылся в одеяло. Шелби встала.

— Давай, Бобби, нам пора ехать.

— А-а-у!.. — зевнул он, сел и стал тереть кулачками глаза.

Девушка потянулась и огляделась. Щедрые россыпи солнечных лучей, пронизывающих кроны сосен, играли изумрудными огоньками на ветках и золотили иглы опавшей хвои. Из-под небольшого куста выскочил кролик и смешно запрыгал куда-то по своим делам.

Она снова перевела взгляд на Бобби. Ее вдруг охватило давно уже забытое чувство легкости… легкости и гордости за себя. Ей удалось то, чего, несмотря на весь свой опыт, не смогли другие. Она нашла Бобби. Мало того, она сама, без чьей-либо помощи сумела совладать со своими страхами и пережить эту ночь. Да, возможно, ей просто повезло, но ведь повезло-то ей, а не кому-нибудь другому! Теперь она сумеет справиться с «К + К», и никто и ничто уже не убедит ее в обратном.

Шелби быстро свернула одеяла и приторочила их к седлам.

— Порядок, Бобби, мы возвращаемся в лагерь, — весело сказала она, отмахиваясь от мелькнувшего было сомнения в том, что ей удастся найти туда дорогу. Девушка подсадила Бобби и забралась в седло сама.

Она предвкушала реакцию Коди, когда он увидит, как они въезжают в лагерь. Нетрудно представить себе, как он разозлился, узнав, что она ослушалась его… нет, не просто ослушалась, а нарушила его приказ! А когда она не вернулась ночью в лагерь, он наверняка решил, что с ней стряслась беда, что они найдут ее забившейся в какую-нибудь яму, вне себя от страха, с диким взглядом и растрепанными волосами… Ей не терпелось увидеть, как вытянется его лицо при виде ее и Бобби.

Она улыбнулась своим мыслям. Да, Коди Фарлоу ждал большой сюрприз.

Шелби взглянула на солнце, затем на деревья вокруг них, и тронулась вперед.

— Просто удивительно, как днем все выглядит иначе, — сказала она Бобби и снова улыбнулась.

— Мисс Шелби, а вы знаете дорогу в лагерь? — с детской непосредственностью поинтересовался тот.

— Думаю, что да. Но на всякий случай мы взберемся на вершину вон того холма и осмотрим оттуда долину. Если повезет, то мы увидим дым костра и поедем прямо на него.

— А что, если в лагере все уже позавтракали?

— Значит, найдем дорогу так.

Ей хотелось, чтобы Бобби перестал задавать вопросы, пробуждающие прежние сомнения и страхи. Этим утром она была спокойна и уверена в себе и знала, что справится со всем. И здесь ей должны помочь навыки, полученные когда-то в лагере скаутов. Она вдруг вспомнила, как давно это было, и почувствовала себя чуть ли не старухой.

Они въехали на вершину холма. Под ними на много миль простиралась долина — череда лугов, обрамленных изумрудными соснами и золотистыми тополями, а вдали вздымались снежные шапки горных вершин, казавшиеся ослепительно белыми на фоне ясного голубого неба.

У Шелби захватило дух: она никогда еще не видела такой красоты.

— Мисс Шелби, я не вижу никакого дыма.

Она снова посмотрела вниз. Ее взгляд скользил по долине в поисках хоть какого-нибудь указания на то, где искать лагерь. Но тщетно. Шелби невольно нахмурилась.

— И что же нам теперь делать? — спросил Бобби, явно не слишком-то уверенный в том, что она сможет найти дорогу назад.

— Так, посмотрим… Солнце у нас там, — она указала рукой на горизонт, — а стадо каждое утро двигалось спиной к нему… Это значит, что ехать надо туда, — ее палец показал противоположное направление. Шелби удовлетворенно улыбнулась: уроки скаутов не прошли даром. — Мы спустимся в долину, а там уже нетрудно будет найти стадо.

Она уверенно направила Леди вниз по склону. Конечно, ехать на дым костра было бы проще, но теперь она и так знала, как найти лагерь.

Прошло около часа, а они все никак не могли достичь долины. Шелби не помнила, чтобы вчера одолела такой большой подъем. Она придержала лошадь.

— Пить хочешь? — спросила она Бобби, протягивая ему флягу.

— Нет, я хочу есть.

Шелби вздохнула. Оригинальная мысль, нечего сказать. Вчера они пропустили ужин, а сегодня — завтрак, и если Бобби был так же голоден, как она, то им не хватит и жареного слона.

— Нам недолго осталось, — сказала она, искренне надеясь, что на этот раз говорит правду. — Потерпи еще немного, Бобби, и мы будем в лагере.


Приложив к глазам бинокль, Коди изучал далекий горизонт. Его взгляд скользил по долине, по холмам слева от нее, по краю густого соснового леса… Но он не увидел даже никого из поисковой группы, не говоря уже о Шелби, Бобби и этом недотепе-актеришке. Его зубы скрипнули. Каждый раз, когда он думал о Лансе Мердоке, им овладевали раздражение и ревность. Этот парень был не просто дураком, а самодовольным, напыщенным и эгоистичным болваном. Отправляясь в одиночку в прерию на ночь глядя, он даже не подозревал, какую совершает непростительную, опасную глупость.

Конечно, Шелби поступила так же, но Коди понимал, что сделала она это не из желания привлечь к себе внимание или из-за собственной беспечности, а движимая страхом за маленького мальчика, заблудившегося в ночной прерии. А может быть, ею руководило упрямство, не позволяющее ей признать себя побежденной и доставлявшее ему столько хлопот. И он сильно опасался, что, если она надолго останется в «К + К», этих хлопот будет еще больше. Городские женщины вечно попадают в какие-нибудь истории. Пусть даже не нарочно, но это ничего не меняет.

Он убрал бинокль обратно в седельную сумку, тихо чертыхнулся и направил Солдата вниз по склону холма.

— Давай, парень. Она где-то здесь, и мы должны найти ее.

Коди повернул на север — в сторону от долины, лагеря и остальных поисковиков, направляясь в глубь холмистой равнины. Он взглянул на небо. Солнце стояло прямо над головой, безжалостно паля землю своими горячими лучами. Полдень. Они выехали уже пять часов назад и все еще никого не нашли.

Издалека донеслось лошадиное ржание.

Коди остановился и, затаив дыхание, прислушался.

Ржание повторилось.

Он резко послал Солдата влево и помчался на звук. Деревья здесь росли густо, их ветви почти закрывали солнце, бросая на землю густую тень.

— На помощь! Эй, кто-нибудь, помогите!..

Голос был слабым и приглушенным.

Коди погнал коня еще быстрее. Ветви хлестали его по лицу, и он не всегда успевал отводить их руками. Уклонившись от очередной ветки, он не заметил низко росший толстый сук, и тот ударил его по груди, едва не выбив из седла.

Углубившись в рощу на несколько ярдов, он увидел в тени огромной сосны коня со съехавшим набок седлом. При виде всадника животное подняло голову и заржало.

Коди охватило горькое разочарование — это была не Леди, а Самсон, один из лучших скакунов ранчо. Он спрыгнул на землю и стал медленно приближаться к коню, который испуганно попятился, явно собираясь удрать.

— Спокойно, Самсон, спокойно, — ласково повторял ковбой, осторожно продвигаясь вперед. — Стой, где стоишь, я ничего тебе не сделаю.

— На помощь! Эй, кто-нибудь!..

Коди быстро посмотрел по сторонам, ища того, кто кричал, и вдруг узнал этот голос. Мистер Голливуд! Он поймал повод Самсона и привязал его к ближайшему суку.

— Эй, Мердок, где ты, черт возьми?

— Здесь, внизу.

Коди снова озадаченно осмотрелся.

— А «здесь внизу» это где?

— В овраге… лощине… яме… не знаю уж, как это и назвать, — слабо, но уже довольно нетерпеливо отозвался Ланс.

Коди еще раз внимательно посмотрел вокруг, но не увидел никакого оврага.

— Надо было очень постараться, чтобы отыскать то, чего нет, — пробормотал он себе под нос и стал обходить высокий раскидистый куст, отбрасывавший густую тень.

Внезапно его нога, не найдя опоры, зависла в воздухе; он инстинктивно отпрянул назад, чтобы не потерять равновесие, и, с хрустом ломая ветки, упал на спину в самую середину куста, тень которого скрыла от его глаз поросший высокой травой край крохотного, но глубокого оврага, действительно больше похожего на яму.

— Чтоб тебя…

Отчаянно ругаясь, он встал на ноги и отряхнулся. С рубашки и джинсов дождем посыпалась пожухлая листва, мелкие веточки и прочий мусор.

— Коди? — окликнул его Ланс.

— Да, я здесь. Не потеряй штаны, сейчас будем выбираться.

— Я… Кажется, я сломал ногу.

— Отлично, это нам здорово поможет.

Коди вернулся к Солдату, снял с седла лассо и взял из седельной сумки фонарь. Сунув фонарь под мышку, он размотал лассо, привязал его одним концом к луке и приказал коню стоять спокойно. Затем взял другой конец веревки, подошел к краю оврага, зажег фонарь и посветил вниз.

Ланс лежал на самом дне прямо под ним.

— Как, ради всего святого, ты умудрился сюда попасть?

Мердок взглянул вверх и нахмурился.

— Этот чертов мерин должен был прыгнуть, но вдруг остановился. А я, как видишь, не успел.

Коди спустился в овраг и склонился над Лансом. Его правая нога была вывернута под неестественным углом.

— Мне придется вправить кость, а потом наложить шину. Иначе тебе отсюда не выбраться.

— Ну так чего же ты ждешь? — сердито буркнул Ланс.

— Будет больно.

— Уж не больнее, чем сейчас!

В мгновение ока Коди снова поднялся наверх, нашел две толстые сухие ветки, взял из сумки бинт и вернулся назад. Положив все это рядом с Лансом, он взялся за его ногу.

— Ты готов?

— Да.

Одной рукой Коди плотно обхватил его щиколотку, а другой — икру.

— Прости, но у меня нет с собой ничего, что бы ты мог сжать зубами, — сказал он, стараясь отвлечь Ланса от того, что ему предстоит. — Впрочем, есть пули. Хочешь?

— Очень остроумно!..

Одним рывком Коди вернул ногу в нормальное положение.

— А-у-у-а… ч-черт!!! — взвыл Ланс; его лицо исказилось от боли, на лбу выступил пот.

— Ну как ты? — деловито поинтересовался Коди, прижал к его ноге с обеих сторон ветки и принялся туго прибинтовывать их.

— Бывало и получше, — выдохнул Ланс. — Ты уже разыскал Шелби и мальчишку?

— Нет, — хмуро ответил Коди.

— Не очень-то я тебе помог.

— Ты пытался.

Ланс удивленно вскинул глаза. Он ожидал чего угодно — гнева, оскорблений, издевательского тона, но только не признания своей, пусть даже и не состоявшейся, помощи в поисках.

Коди встал, подхватил его под мышки и поставил на ноги.

— Теперь слушай. Я обвяжу тебя веревкой. Солдат по моему приказу пойдет вперед и вытащит тебя наверх. Я же, пока смогу, буду страховать тебя снизу, чтобы нога не ударялась о стенку оврага.

Ланс кивнул.

— Когда ты окажешься наверху, — продолжал Коди, — отвяжи веревку и брось ее мне. Понял?

Несколько минут спустя вслед за Лансом Коди выбрался из оврага, смотал лассо и снова повесил его на луку седла, затем поправил седло на Самсоне и помог Мердоку забраться в него.

— Смотри не упади.

— Не волнуйся, я справлюсь, — ответил Ланс, тщетно пытаясь согнать с лица гримасу боли. Ехать верхом было для него настоящей пыткой. Он даже подумывал устроиться в седле боком, свесив обе ноги в одну сторону, но вовремя сообразил, что так будет только хуже: стоило на секунду потерять равновесие — и пришлось бы накладывать шины на вторую ногу.

— Тогда вперед!

Коди вскочил в седло, подхватил поводья Самсона, и они отправились назад через лес к лагерю.

На полпути Ланс окликнул Коди.

— Послушай, отсюда я могу уже и сам добраться. А ты поезжай на розыски Шелби.

— Сначала я должен привезти тебя в лагерь в целости и сохранности.

— Я же сказал, что справлюсь сам, — настаивал Ланс.

Коди остановил коня и повернулся к нему. В этом парне оказалось больше мужества, чем он предполагал, но сейчас это не имело значения. Ничто не будет иметь значения, пока не найдется Шелби.

— Слушай, мистер Голливуд, ты — гость ранчо «К + К», и я обязан проследить за тем, чтобы ты добрался до лагеря, ничего себе больше не переломав. — Он снова тронул Солдата. — А Шелби я и так найду.

Двадцать минут спустя они были уже в лагере.

Первым их заметил Джейк.

— Что случилось? — спросил он.

— Сломана нога, — просто ответил Коди.

— Понятно. — Ковбои помогли Лансу спешиться и усадили его за один из столиков. — Может, Тому стоит отвезти его в город к врачу?

— Нет! — воскликнул Ланс. — Я останусь здесь, пока не узнаю, что с Шелби все в порядке.

Джейк быстро взглянул на Коди, но тот отвел глаза. Единственным свидетельством того, что слова кинозвезды задели его за живое, были ходящие на скулах желваки.

— Я принесу вам поесть, — сообразил Джейк и поспешил к жаровне.

Через пару минут он уже вернулся, держа в руках две тарелки, полные мяса и салата.

— А куда делся Коди?

— Пошел к лошадям, — ответил Ланс и набросился на еду, словно голодал целую неделю.

Джейк застал Коди садящимся в седло.

— Эй, съешь хоть что-нибудь! — взмолился он, протягивая ему тарелку.

— Потом, старина, потом. — Коди сунул ногу в стремя и легко оторвался от земли. — Вечно ты пытаешься напичкать меня едой именно тогда, когда есть дела поважнее…

И в это самое мгновение лагерь внезапно огласился восторженными криками.

20

— Бобби, Бобби, мальчик мой! С тобой все в порядке? — закричала Рут Ротмен, подбегая к своему сыну.

Коди спешился и в изумлении уставился на двух всадников, въезжавших в лагерь, — женщину и ребенка.

— Будь я проклят, ей это удалось! — покачал головой Джейк, и его губы тронула улыбка.

Слыша смех и радостные крики приветствующих ее людей, Шелби чувствовала одновременно и невероятное облегчение, и нечеловеческую усталость. Она была совершенно измотана ночными страхами, голодом, бессонницей и тревогой.

Она улыбнулась Джейку, и ее взгляд скользнул дальше — туда, где стоял Коди. Господи, как же он красив! Ей захотелось спрыгнуть на землю, подбежать к нему и броситься в его объятия, ощутить тепло и силу его рук…

Рут сняла сына с седла и прижала его к себе; по ее щекам катились слезы радости, а в глазах сияло счастье. Генри Ротмен подошел к Шелби, взял ее за руку и срывающимся голосом произнес:

— Спасибо, мисс Шелби. Спасибо! Не знаю, что еще сказать… Спасибо вам!

Она увидела, что в глазах счастливого отца стоят слезы, и почувствовала, как к ее горлу подкатил комок.

— У вас отличный сын, мистер Ротмен. Маленький, но отважный мужчина. Вы можете им гордиться.

Тот молча кивнул и поспешил вслед за женой и сыном, направлявшимися к своей палатке.

Шелби соскользнула на землю.

— Вы молодчина, мисс Шелби, — широко улыбаясь, сказал Джейк. — Я вами горжусь.

— Спасибо, Джейк, но я…

— Какого черта ты уехала из лагеря? Я же тебе запретил!

Шелби и Джейк одновременно обернулись на этот гневный вопрос, звучавший скорее как обвинение.

В двух шагах от них стоял Коди, его глаза метали молнии, губы сжались в тонкую линию.

На какое-то мгновение Шелби вдруг захотелось забиться в укромный уголок, спрятаться от его гнева, но тут в ней заговорила недавно обретенная уверенность в себе. Она гордо вскинула голову, расправила плечи и посмотрела ему прямо в глаза.

— Я хотела помочь в поисках Бобби.

— Это было глупо, Шелби. Чертовски глупо. Ты хоть понимаешь, что с тобой могло случиться?

— Но ничего же не случилось.

— Ничего? — прогремел его голос, и она невольно сжалась. — Вместо того чтобы искать одного заблудившегося ребенка, мы искали двоих. Да нет, какое там, троих!

Вызывающее выражение ее лица сменилось смущением.

— Голливуд выехал вслед за вами и потерялся, — тихо пояснил Джейк, склонясь к самому ее уху.

— Ланс? С ним все в порядке?

— Нет, не в порядке, — ответил Коди. — Он умудрился свалиться с лошади и сломать себе ногу. Хорошо еще, что не шею!

— Коди, я…

— Отправляйся домой, Шелби, — зло перебил он. — Отправляйся туда, где ты сможешь хоть что-то делать, не причиняя вреда другим.

С этими словами Коди повернулся и решительно пошел прочь. Онемев от его гневной тирады, Шелби смотрела, как он седлает Солдата и уезжает из лагеря. Он… он даже не обернулся!

Она в отчаянии взглянула на Джейка.

— Что ж, мне стало значительно легче от столь теплого приема.

Джейк усмехнулся и потер подбородок.

— Не надо принимать все так близко к сердцу, мисс Шелби. Этот парень воюет сейчас сам с собой и не знает пока, что одержит в нем верх — голова или сердце.

Шелби ничего не поняла и нахмурилась.

— Вы бы лучше сходили поговорили с этой голливудской знаменитостью, мисс. Он отказался ехать в город к врачу до тех пор, пока вы не найдетесь.

Она поспешила к Лансу. Он лежал с закрытыми глазами на скамейке рядом со столиком, за который его посадили.

— Ланс? — шепнула Шелби. — Ланс, как ты?

— Шелби! — Он открыл глаза, порывисто сел и тут же скорчился от боли.

— Ланс, надо, чтобы Том или шериф отвезли тебя к доктору. Я не хочу, да и ты, как мне кажется, тоже, чтобы твоя нога неправильно срослась.

— Мне надо было дождаться тебя.

— Спасибо, — улыбнулась она. — Со мной все хорошо, теперь пора позаботиться о тебе.

Вдруг прозвучали два выстрела, звук которых раскатился по долине многократным эхом.

— Черт, это еще что? — сморщился Ланс. — У меня и так голова трещит.

— Это сигнал остальным, что мы нашлись, — ответила Шелби.

— Твой управляющий страшно разозлился, когда узнал, что я поехал искать тебя.

— Мой отъезд его тоже, мягко говоря, не обрадовал.

Ланс дотянулся до руки Шелби и нежно сжал ее.

— Ну что, красавица, вернешься в город… со мной?

Тронутая его вниманием и лестным предложением, Шелби накрыла его руку своей.

— Нет, Ланс, я не могу. Мы и так потеряли много времени на то, чтобы довести стадо до перевала, а ведь надо еще вернуться на ранчо. Надеюсь, что гости не потребуют свои деньги назад. Но, даже если это случится, я не буду на Ротменов в обиде.

— Ты шутишь? — его глаза сверкнули, и впервые за весь их разговор он улыбнулся. — Да это самая волнующая, захватывающая поездка за всю их жизнь! Уверяю тебя, они просто в восторге. — На секунду он задумался, потом продолжил: — Все, кроме Ротменов, быть может… Но в конце концов и для них наступил «хэппи-энд». — Он поднес ее руку к губам и поцеловал. — Я волновался за тебя, красавица.

Шелби почувствовала, что краснеет от удовольствия, но ее сердце не дрогнуло, пульс не участился, дыхание осталось ровным… Все еще держа его за руку, она встала и посмотрела на него долгим, серьезным взглядом. Ей было жаль, искренне жаль, но… Так уж получилось, что мужчина, которого она полюбила, хочет лишь одного — чтобы она уехала, а вот мужчине, который зовет ее уехать с собой, она не может предложить ничего, кроме сочувствия и дружбы.

Не зная, что ответить, она отпустила руку Ланса и подозвала Тома.

— Том, отвези Ланса в город и проследи, чтобы доктор позаботился о его ноге. Счет пусть пришлют в «К + К».

— Хорошо, мэм, — ответил тот и поспешил к своему грузовичку.

Ланс с трудом поднялся.

— Ты уверена, что мне не удастся заставить тебя передумать? — тихо спросил он.

Она снова обернулась к нему. Разумеется, он говорил о чем-то большем, нежели совместная поездка в город на грузовичке Тома, но это не имело значения. Ее сердце отдано тому, кому оно не нужно, и теперь ей предстоит отыскать способ вернуть его. Но уехать вместе с Лансом еще не означало найти решение.


Когда они выехали из соснового леса и оказались на просторном зеленом лугу, Коди бросил поводья, давая Солдату полную свободу бежать куда ему вздумается. Ветер обдувал его лицо, солнце пригревало спину, и он вновь всем своим существом отдавался восторгу скачки. Его тело плавно и грациозно покачивалось в седле в такт движениям Солдата. Конь и наездник слились в единое целое.

Испуганный олень, щипавший сочную луговую траву, шарахнулся в сторону, давая им дорогу, и, чтобы не столкнуться с ним, конь Коди взял чуть левее, не сбавив при этом скорости. Он замедлил свой бег лишь тогда, когда они въехали в тополиную рощу. Теперь их путь лежал между золотистыми стволами деревьев, которые словно расступались перед ними, пока не остались позади, уступая место очередному лугу.

Они проскакали без остановки больше часа; затем, чуть тронув повод, Коди направил коня к горам, и они стали подниматься все выше и выше, а долина за спиной постепенно таяла, теряя свои очертания.

Близился вечер, и Коди погнал Солдата еще быстрее, но с какой бы скоростью ни неслись они вперед, ему не удавалось выбросить образ Шелби из своей головы, а тоску по ней — из своего сердца.

На землю спускалась ночь, заполняя собой леса и овраги, поглощая луга и холмы, вытесняя вечернее тепло и обволакивая все вокруг мягким покрывалом прохладной тьмы. Дневные животные прятались в свои гнезда и норы, а ночные просыпались и выходили на охоту. В тихом воздухе их голоса разносились эхом по лесам и каньонам, по холмам и горам — по земле, бывшей им родным домом.


Коди подбросил в костер еще несколько сухих веток, сцепил пальцы на затылке и откинул голову на седло, служившее ему подушкой. Он смотрел в небо, а память снова прокручивала события прошлой ночи и этого дня. Он страшно волновался за Шелби, боялся, что с ней случилось что-то ужасное… В бесконечно тянувшиеся часы все остальное утратило для него всякий смысл, даже судьбы пропавшего мальчика и сумасбродного Ланса не слишком его трогали. Мозг сверлила одна мысль — она там одна, испуганная и беззащитная. Тревога за нее сводила его с ума, снова и снова гнала назад, в прерию, заставляла его измученное тело забывать о пище, сне и усталости.

А когда Шелби, целая и невредимая, въехала в лагерь с сияющей улыбкой на устах, ведя на поводу лошадь с найденным Бобби, он едва не лишился чувств от радости и облегчения. Всю ночь ему мерещились жуткие картины того, как он находит ее израненную, обезумевшую от страха… И за все это время ему ни разу не пришла в голову та простая мысль, что она сможет справиться, не растеряться, найти дорогу назад. О, как он в ней ошибался! Пусть Кэти с детства любила лошадей и природу, а Шелби — нет; пусть Кэти планировала свою жизнь спокойно и здраво, а Шелби — сбивчиво и под влиянием эмоций, но теперь Коди точно знал, что сестры обладают одинаковым мужеством и умом, одинаковой смелостью и одинаковым… упрямством, так необходимыми для жизни на ранчо «К + К».

Но он все еще не был уверен, что она должна остаться. Да, она может остаться, но сделать сознательный выбор, посвятить всю свою жизнь ранчо — это вряд ли.

Но даже если она останется здесь навсегда, что это меняет для него? Они все равно не смогут жить вместе. Может, в этом и заключалась истинная причина его сегодняшнего бегства?.. Она — хозяйка одного из самых знаменитых ранчо в стране, а он всего лишь ее служащий. Она более чем богата, а он… Он уже испытал однажды на своей шкуре, что значит жить с женщиной, способной выписать чек на сумму, в которой нулей едва ли не больше, чем у него пальцев. Чувство такой зависимости невыносимо. Тебя купили, как вещь, за тебя заплатили деньги!.. И ни за что на свете он не хотел бы почувствовать это вновь.

Коди не мигая смотрел в черное ночное небо. Это было замечательное время суток, его время, когда можно отдохнуть, забыть пустые проблемы и суматоху минувшего дня и думать только о том, что действительно тревожит душу.

Внезапно эбеновый свод небес прорезала яркая тонкая полоска падающей звезды. Лежа на земле, Коди с искренним восхищением взирал на это простое и вместе с тем величественное зрелище. И прежде чем сияющая звездочка погасла, он сделал то, чего не делал уже давным-давно: загадал желание.


В нескольких милях от него Шелби сидела за столиком, сжимая в ладонях стакан теплого молока. Она никак не могла заставить себя прогнать грызущую ее тоску и не думать о Коди. Уют палатки, тепло спального мешка, усталость — все, казалось бы, располагало к отдыху после трудного дня, но сон не шел. Все в лагере давно уже уснули, а она все ворочалась и таращилась в темноту.

Наконец, смирившись с тем, что надо как-то помочь себе заснуть, Шелби решила прибегнуть к старому проверенному средству. Она быстро оделась, натянула сапоги, которые после леденящих кровь рассказов Коди стала убирать на ночь под подушку, и прокралась к грузовичку. Там она вынула из ледника бутылку молока, вылила ее в кастрюльку и, подойдя к еще тлевшему костру, поставила ее на угли.

Несколько минут спустя она уже сидела за столиком, наслаждаясь тишиной спящего лагеря и потягивая теплое молоко. Но, как ни странно, оно не оказало на нее своего обычного воздействия — покой и расслабленность не приходили.

Шелби подняла голову и посмотрела в раскинувшееся над ней бескрайнее ночное небо. Мысли снова вернулись к Коди. Так что же произошло между ними? Почему он так резко переменился к ней? Почему из мягкого, нежного, заботливого любовника превратился вдруг в каменную статую? Что такого она сделала или сказала в те несколько часов, отделявших ночь их любви от утра их разлуки?

Самое странное и непонятное заключалось как раз в том, что, дословно вспоминая все их разговоры, она никак не могла найти в них ничего особенного. Ничего, что могло бы объяснить его внезапную перемену.

Шелби сделала еще глоток и снова подняла глаза к черному небу. Оно было прекрасно и казалось таким близким, что ей поневоле захотелось встать на цыпочки и дотронуться до него рукой. Там, в постоянно бодрствующих городах, где она жила, такого неба нет. Там оно грязновато-серое, задымленное, скучное. Нет там и таких звезд…

Внезапно эбеновый свод небес прорезала тонкая яркая полоска падающей звезды. Ее бело-желтый след изгибался на черном полотне сверкающей дугой. Она спешила навстречу своей судьбе, возможно — смерти…

Шелби зачарованно следила за ее полетом, восхищаясь этой простой и в то же время величественной красотой. И прежде чем звездочка погасла, растворившись в ночной тьме, она сделала то, чего не делала уже давным-давно: загадала желание.

21

— Пора отправляться, — объявил Джейк.

Шелби проглотила последний кусок пирога с патокой и встала. Она прошла мимо остальных, все еще не покончивших с завтраком, положила свою тарелку в пластиковый контейнер для грязной посуды и, подойдя к Джейку, негромко спросила:

— Коди не возвращался?

Старик выглядел немного рассеянным и смущенным.

— Нет, — покачал он головой, — и понятия не имею, когда ему придет в голову, что пора наконец заняться делом.

— Как Ты думаешь, с ним ничего не случилось?

— Уверен, что ничего. И вообще, он давно уже заслуживает доброго пинка под… — Джейк поперхнулся и замолчал.

— Ты, наверное, прав, — рассмеялась Шелби, а про себя подумала, что это слишком уж простое решение всех проблем.

— Вы готовы, мисс?

Она кивнула и направилась к лошадям.

— Мне даже жаль, что наша поездка подходит к концу. Я и не подозревала, что мне здесь так понравится.

— Будут и другие, — уверенно ответил Джейк и украдкой взглянул на нее. Он не сомневался, что она останется. И когда Коди вспомнит наконец, что Господь дал ему разум, он перестанет вести себя, как последний дурак.

— А что нам предстоит сегодня? — спросила Шелби, изо всех сил стараясь, чтобы голос ее звучал непринужденно.

— Мы остановимся на обед в Шедоу-Лендинг — это примерно в миле от того места, где мы оставим стадо. Том будет уже там со своим грузовичком, и состоится небольшое празднование в честь окончания загона скота. Кэти всегда так делала. И знаете, гостям это ужасно нравилось.

— Вот и отлично. Поехали!

Шелби вскочила в седло и оглянулась на лагерь. Палатки и спальные принадлежности были упакованы еще до завтрака, и теперь гости заканчивали сборы, а Том и его помощники убирали с поляны мусор.

— Все, ребята, вперед! — громко крикнул Джейк, подняв руку над головой.


Утро пролетело незаметно. Покачиваясь в седле, Шелби думала о том, что красота здешних мест, новые ощущения, да и сама эта поездка, полная неожиданностей и приключений, пробудили в ней вкус к жизни. Она сожалела только об одном — о том, что не может поделиться своими откровениями с Кэти, не могла просто повернуться к ней и сказать: А ведь ты была права, сестричка! Вот где настоящая жизнь! И мое место — здесь! Да, это было уже невозможно, но зато теперь у нее было ранчо — место и дело, которым стоит посвятить всю себя. В глубине души она надеялась, что Коди разделит с ней эту новую жизнь, что он всегда будет рядом… Но пока это было лишь пустой надеждой, наивной верой в то, чему не суждено сбыться.

Как и прежде, она оставалась свободной, как ветер. И это хорошо. Коди помог ей узнать, что такое настоящая любовь, заставил прочувствовать ее всем своим существом, и теперь, когда сердце ее потеряно безвозвратно, ей остались воспоминания. Быть может, когда-нибудь в ее жизнь войдет другой мужчина и предложит ей свою любовь… Но Шелби гнала эту мысль. Коди Фарлоу — один. Другого такого нет и быть не может. Он похитил ее сердце. И причинил ей такую боль, словно действительно вырвал его у нее из груди. И теперь его уже не вернуть. Оно всегда будет принадлежать только ему, и ей предстоит научиться жить без него…


К тому времени, когда полуденное солнце уже поднялось высоко над их головами, немилосердно поливая своим палящим светом холмы и равнины Монтаны, они подъехали к последнему повороту, отделявшему их от конечной цели.

— Мисс Шелби, — сказал Джейк, придерживая своего коня, — мы на месте.

Они обогнули небольшой холм, и их взорам открылась огромная долина. У Шелби перехватило дыхание. Такое она видела лишь на фотографиях в журналах да на картинах старых мастеров; разница заключалась лишь в том, что цвета раскинувшегося перед ней пейзажа были более яркими и живыми.

Она озадаченно посмотрела на Джейка.

— Мне казалось, что мы должны перегнать стадо к западной гряде. Но ведь это долина!

— Точно, — улыбнулся Джейк. — Мы просто называем ее западной грядой. Посмотрите туда. — И он показал на другой конец долины.

Шелби оглянулась. Там вдалеке высилась цепь величественных гор, вершины которых покрывал искрившийся на солнце ослепительно белый снег. Серый камень их склонов порос изумрудными соснами, перемежавшимися у подножия рощами тополей, а еще ниже лежали обширные луга с высокой сочной травой, казавшиеся сплошным зеленым ковром.

— Как красиво!..

— Ваша правда. Но скоту все равно, как это выглядит, ему лишь бы перезимовать. Когда погода слишком уж портится, мы привозим коровам сено или перегоняем их поближе к ранчо, особенно телят.

— Я и не подозревала, что здесь такая красота. Кэти всегда хотела, чтобы я приехала к ней и осталась, но тогда я не понимала ее желания… — Ее глаза наполнились слезами. — Мне бы так хотелось… так хотелось…

— Она все знала наперед, мисс, — тихо ответил Джейк и ласково похлопал ее по руке. — Знаете, когда дети ложились спать, а Кен занимался своими книгами, мы с Кэти часто сиживали на ступеньках дома и беседовали. Она всегда считала, что, если ей удастся вытащить вас сюда хоть ненадолго, вы не сможете уже вернуться в город…

Она также говорила Джейку, что Коди Фарлоу может стать для ее сестры отличным мужем, но Джейк не собирался передавать это Шелби — особенно сейчас, когда Коди носило неизвестно где.

— Это правда, Джейк? — спросила она, и в глазах ее засветилась надежда.

— Да, — кивнул старик. — Да, она так говорила, и вот вы здесь. Она все знала наперед, можете не сомневаться. И сейчас она смотрит на вас с небес и знает все, что вы делаете.

По щекам Шелби потекли слезы. Она склонилась к Джейку и поцеловала его в небритую морщинистую щеку.

— Спасибо тебе, Джейк! — с чувством шепнула она.

— Да чего там… — смущенно отмахнулся старик. — Вам меня не за что благодарить, мисс. Вы все сделали сами. Вы вполне могли прилепить на «К + К» ярлык «ПРОДАЕТСЯ» и вернуться назад в Лос-Анджелес на своей смешной красной машине. Но вы так не поступили. Вы остались. И не просто остались, а дали себе труд попытаться понять нас, нашу жизнь. Мери рассказала мне, как вы помогали ей на кухне, когда только приехали. Большинство городских штучек туда бы и носа не сунули, но вы другая.

— Да, но…

— Но что? — перебил ее Джейк и неожиданно перешел на «ты». — Послушай, Шелби, перестань себя терзать. Тебе было совершенно не обязательно ехать с нами. Это тяжелая работа, а не развлечение. Но ты поехала, и если бы не ты, то кто знает, что могло бы случиться с маленьким Ротменом ночью в прерии. Мы, как ни пытались, не смогли найти его. А ты смогла!

— Да, но…

— Хватит этих «но»! Ты сильнее, чем ты думаешь, Шелби, так что меня благодарить не за что. Все, что тебе удалось, ты сделала сама. Понимаешь, сама!

Шелби вдруг почувствовала, как растет ее уверенность в себе. Она нахлынула, будто морской прилив, наполняя ее энергией, давая новые силы. Слезы высохли, и она улыбнулась.

— Ты прав, Джейк. Я сделала это.

— Вот именно.

— Так чего же мы ждем? Давай праздновать!

Она направила Леди к двум красным грузовичкам, стоявшим на противоположном конце луга, словно сигнальные буйки.

Когда они въехали в лагерь, Шелби остановила лошадь и в изумлении посмотрела вокруг себя. Том и его помощники воистину превзошли самих себя. От дерева к дереву, от куста к кусту тянулись красно-белые бумажные ленты, к которым были привязаны разноцветные воздушные шарики. В цистерне импровизированной бани клокотала кипящая вода, а для детей был смонтирован переносной бассейн. На столиках в ведерках со льдом охлаждалось шампанское, а бутылки вина, пива и минеральной воды ждали своего часа в леднике. На жаровнях шипели огромные куски мяса, распространяя вокруг себя столь соблазнительный аромат, что у Шелби потекли слюнки, хотя она и не была голодна.

Участники завершившейся экспедиции радостно зашумели, увидев праздничный стол.

— Вот это я понимаю! — воскликнула Эва Монтальво, останавливая свою лошадь рядом с Шелби. Она бросила выразительный взгляд на Джеми, проехавшего мимо них вперед, и спросила: — Правда, красавчик?

Шелби только улыбнулась в ответ.

— О, я знаю о чем ты подумала. Ты уже решила, что теперь у тебя на одного ковбоя меньше, верно? — Не дав ей ответить, она продолжила: — Не волнуйся, дорогая, мне он не нужен. Я уже получила от него все, что хотела, но городская женщина и сельский мальчик — не пара. Твое ранчо замечательное место, чтобы поразвлечься, но жить здесь все время… А бедняга Джеми никогда не привыкнет к городу. Город его сожрет.

Шелби ошарашенно посмотрела на Эву, мысленно повторяя ее последние слова. Не это ли «пожирало» Коди? Неужели он так странно ведет себя только из-за того, что она думает так же, как Эва Монтальво?

Эва пришпорила лошадь, успев крикнуть: «Увидимся позже, дорогая!» — и догнала Джеми.

И как она сразу не догадалась, почему Коди вдруг отвернулся от нее, думала Шелби. Он решил, что ранчо для нее лишь забава, что она никогда не останется здесь навсегда. Господи, ведь именно это он и твердил ей все время!.. Каждый раз, когда что-то случалось, каждый раз, когда ей нужна была его помощь, он говорил ей потом, чтобы она возвращалась назад, в город, а когда она отвечала, что не хочет этого, он ей не верил. Городская женщина и сельский парень — не пара, так, кажется, изволила выразиться Эва Монтальво?..

В глубокой задумчивости Шелби подъехала к коновязи и спешилась.

Та, другая, женщина в жизни Коди, если верить Джейку, тоже была из города. Она не захотела жить в Монтане, и Коди отправился в Нью-Йорк. Но их отношения так и не сложились… У Шелби защемило сердце: видимо, тогда Коди получил страшную рану, которая кровоточит до сих пор.

Наконец-то она поняла, в чем дело, но что толку? Да, она может прямо сказать ему, что никуда не уедет, что полюбила эту землю не меньше, чем его самого, но это ни к чему не приведет. Коди Фарлоу не верит словам, а чтобы доказать ему свою искренность делами, потребуется немало времени.

Она подошла к скамейке, поставленной помощниками Тома в прохладной тени деревьев, и села. Ей предстояла нелегкая задача — убедить Коди не только в том, что она действительно хочет остаться, но и в том, что он играет в этом не последнюю роль.


Коди сидел на пне и через бинокль разглядывал лагерь. Отсюда, со склона холма, он отлично видел все, что там происходит. Между деревьями, украшенными воздушными шариками, были протянуты бумажные ленты, на столиках красовались напитки, на жаровнях дымилось мясо… Бинокль медленно двигался, отыскивая Шелби. Коди увидел Эву и Джеми, и у него снова мелькнула мысль о том, что он, похоже, теряет одного из своих лучших ковбоев. Потом в поле его зрения попали дети, бегущие во главе с Бобби Ротменом к бассейну…

Внезапно его внимание привлекло облако пыли, быстро приближавшееся к лагерю. Он отрегулировал бинокль и разглядел автомобиль; но этой машины на ранчо он никогда раньше не видел.

Коди опустил бинокль и нахмурился. Неужели что-то случилось? Зачем кому-то приезжать сюда, если все скоро вернутся на ранчо? Он снова поднес бинокль к глазам и направил его на автомобиль: голубой, с белой крышей, на дверце какая-то эмблема… Это машина доктора!

Его охватил внезапный страх: кто-то пострадал, причем настолько серьезно, что его нельзя везти в город и врача вызвали в лагерь. Коди снова попытался отыскать Шелби. Гости веселились вовсю, шампанское лилось рекой, в центре лагеря несколько пар танцевали какой-то быстрый танец…

Коди нахмурился. В чем дело? Ведь если приехал врач, значит, что-то случилось? И куда, черт возьми, подевалась Шелби?

Наконец он увидел ее, сидящую в тени деревьев вдали от шумно веселящихся гостей. Она казалась одинокой и потерянной. Сердце Коди сжалось: неужели это из-за него? Неужели это он погасил в ней огонь живого, упрямого задора?

Его первым желанием было вскочить на Солдата, примчаться в лагерь, схватить ее в свои объятия, закрыть собой от всех бурь и невзгод окружающего мира… Но он не двинулся с места. Того, что он мог предложить ей, было явно недостаточно. Коди знал это, проклинал это, но не мог с этим ничего поделать. Как бы он ни хотел любить Шелби Хилл, разделить с ней свою жизнь и судьбу, у него не было никаких шансов.

22

Автомобиль остановился, открылась дверца, и наружу с трудом выбрался Ланс. Его нога от колена и до самых пальцев была в гипсе.

— Послушай, сынок, если ты будешь так ходить, то сломаешь себе другую ногу, — заметил Джейк и, обращаясь к водителю, добавил: — Спасибо, что привезли его, док, теперь праздник точно удастся.

Он перекинулся с врачом еще парой фраз и помог Лансу доковылять до лагеря.

— А где Шелби? — первым делом поинтересовался Мердок.

— Эй, смотрите, Ланс вернулся! — крикнул кто-то.

В мгновение ока все столпились вокруг него и повели к ближайшему накрытому столику, засыпая вопросами о том, как он себя чувствует и как долго не покажется теперь на экранах телевизоров, а его рыжеволосую поклонницу больше интересовало, кто будет заботиться о нем, когда он вернется домой.

Полчаса спустя Ланс вырвался наконец из толпы поклонников, пообещав скоро вернуться, и, ковыляя, отправился на поиски Шелби. Он нашел ее на скамейке. Погруженная в свои мысли, она не замечала того, что происходило вокруг.

Он сел рядом и склонился, ловя ее взгляд.

— Эй, красавица, где ты витаешь? — спросил Ланс, беря ее за руку.

— Ланс?! Что ты здесь делаешь? Как твоя нога? — Ее взгляд скользнул вниз.

Ланс поднял загипсованную ногу.

— Видишь, что делается? Не хочешь тоже оставить автограф на моем панцире? Все уже расписались.

— Вижу. А это что? — лукаво спросила она, показывая на отпечаток губной помады.

— Ну, скажем, у меня есть тайная поклонница. Не веришь?

— Здесь? — расхохоталась Шелби. — Все никак не успокоишься, Ромео?

— Хм-м, это ее проблемы, — ответил он, пытаясь изобразить сожаление, но это у него плохо получилось.

Шелби неожиданно стала серьезной и мягко ответила:

— Встреть я тебя в Калифорнии, Ланс, все могло бы быть по-другому, но теперь…

— Да, знаю, теперь у тебя есть Коди.

Она изумленно вскинула глаза. Неужели она настолько не умеет скрывать свои чувства?

— Мы с ним не очень-то ладим, — усмехнулся Ланс, — но вынужден признать, что он отличный парень. Быть может, даже лучше меня.

— Ланс!..

Он ласково потрепал ее по руке.

— Нет, правда, ты пойми, Голливуд не то место, где можно строить какие-то отношения… по крайней мере не те, которых хотела бы ты. Мы, актеры, те же игроки. — Он склонился к ней и поцеловал ее в губы. — Живи счастливо, Шелби. Ты этого заслуживаешь.

— Спасибо, Ланс…

Он широко улыбнулся, и в его глазах блеснул озорной огонек.

— Но пока что ты еще не замужем, а праздник продолжается. Пойдем выпьем. Поднимем тост за будущее! Танцевать я, увы, тебя сегодня не смогу пригласить!


С вершины холма Коди видел, как Ланс с помощью Джейка вылез из машины и как его окружила возбужденная толпа. Увидев, что среди них нет Шелби, он облегченно вздохнул. Она даже не встала со скамейки и не вышла к нему навстречу!

Но не прошло и получаса, как Коди уже был готов мчаться сломя голову в лагерь: Ланс оставил своих поклонников и направился к Шелби.

— Нет! — Сам того не замечая, он заговорил вслух. — Не подходи к ней. Нет, черт бы тебя побрал! Убирайся, Мердок, иди своей дорогой!..

Ланс сел рядом с Шелби и взял ее за руку.

— Ах ты, сукин сын! — выругался Коди, но так и не смог заставить себя опустить бинокль.

Видя, как она улыбается этому актеришке, смеется его шуткам, позволяет его руке гладить свою, ковбой чувствовал, что его сердце рвется на куски. Потом оба внезапно посерьезнели: Ланс что-то горячо говорил ей, а она слушала. Коди бесился от того, что не может услышать их разговор, не может даже прочесть его по губам…

Затем Ланс наклонился и поцеловал ее. Кровь ударила Коди в голову. Его пальцы судорожно сжались, словно сдавливая горло соперника.

Он вскочил на ноги, бросился к Солдату, швырнул бинокль назад в седельную сумку и вскочил в седло.

— Все, парень, пора домой, — сказал он коню и, оставляя в стороне лагерь, поскакал по направлению к ранчо. То, что он видел, было невыносимо, и его сердце терзала ревность. Но имел ли он на нее право? Ведь не далее как сегодня утром он принял решение, и чем раньше оно будет осуществлено, тем лучше.

Уже начинало смеркаться, когда отряд въехал в ворота ранчо. И гости, и ковбои смертельно устали. Они молча покачивались в седлах, лишь изредка обмениваясь скупыми фразами. Ковбои были измотаны двойной нагрузкой — им приходилось следить за стадом и за «работой» гостей, что на самом деле означало делать все за них; сами же постояльцы, утомленные непривычно долгой поездкой и избытком впечатлений, мечтали добраться поскорее до привычного комфорта. Даже Ротмены забыли на время о неприятной истории, приключившейся с их сыном.

Мери приготовила обильный ужин, и в столовой их ждали накрытые столы — оставалось лишь войти туда и наполнить тарелки. Но сделать это сумели не все: некоторые, вконец обессилев, сразу ушли спать.

Ковбои отправились на кухню, а Шелби прошла с гостями в столовую. Она любила эту просторную комнату, из окон которой были видны пастбища за домом, часть долины и горы вдалеке.

Эва Монтальво села за тот же столик, что и Шелби, а рядом с ней устроился мужчина, которого Шелби смутно помнила по первому дню поездки.

— Я нигде и никогда не проводила время лучше, чем здесь, — удовлетворенно сказала Эва. — И я вернусь, Шелби, можешь не сомневаться. — Она заговорщически подмигнула ей, давая понять, что именно стоит за ее словами.

— А я надеюсь, что подыщу себе отдых поспокойнее, — хмуро заметил ее спутник.

— Ральф — мой бухгалтер и близкий друг, но не слишком большой поклонник Дикого Запада, — рассмеялась Эва. — Он приехал сюда только ради меня, хотя я и говорила ему, что вовсе в этом не нуждаюсь.

Шелби понимающе улыбнулась.

— А где же твой красавчик управляющий? — поинтересовалась Эва. — Утром мы уезжаем, и я хотела бы с ним попрощаться.

— О, мы… он занимается сейчас делами, не терпящими отлагательства, — солгала Шелби. Всякий раз, когда при ней упоминали Коди, ее сердце болезненно сжималось. — Надеюсь, завтра он уже вернется, и вы увидитесь за завтраком.

— Вот и славно. Что ж, Шелби, спасибо тебе за чудесную поездку. Я пойду к себе. Мое тело просто изнывает по большой горячей ванне, кремам и… массажу. — Она громко рассмеялась своей игре слов, встала и направилась к двери.

Через несколько минут столовая почти опустела. Шелби прошла на кухню, где Мери возилась с грязной посудой. За столом, задумчиво глядя в чашку кофе, сидел Джейк; ходили слухи, что их с Мери связывали прочные отношения. Шелби села напротив него.

— Джейк, Коди вернулся?

— Да, он где-то здесь, — кивнул старик. — Ходит мрачнее тучи, ни с кем даже словом не перемолвился. А когда я сдуру спросил, где его черти носили, он меня чуть не прибил. Да, кстати, Коди просил, если вы спросите о нем, передать, что завтра он хочет с вами о чем-то поговорить. О чем именно, не знаю.

Шелби собралась уже встать, но следующие слова Джейка приковали ее к скамейке.

— Мисс, мне чертовски трудно говорить такое, но, если вы уволите этого парня, на вас никто не обидится. Всякий раз, когда Коди видит вас, он начинает вести себя как последний осел, и это непереносимо. Я думал, что он образумится, но этого не случилось. Он слишком упрям.

— Уволить его? — Шелби посмотрела на Джейка так, словно он посоветовал ей спрыгнуть с моста. — Я… я не могу его уволить.

— Еще как можете, мисс! Вы здесь хозяйка и можете делать все, что захотите.

— Но что будет с ранчо? Он же управляющий!

Джейк подался вперед и посмотрел ей прямо в глаза.

— Незаменимых людей нет, мисс. До сих пор Коди отлично справлялся, и он мне как сын, но сейчас это не имеет никакого значения. Если он уйдет, это будет большая потеря для ранчо, но потеря восполнимая.

— Так ты хочешь, чтобы я уволила его? — не веря своим ушам, спросила Шелби.

— Нет, конечно. Но это единственное, что вы можете сделать. Он слишком вольно обращается с вами… не так, как подобает обращаться простому служащему со своей хозяйкой. И если это сойдет ему с рук, остальные ковбои рано или поздно начнут вести себя так же. А тогда и о ранчо нечего будет беспокоиться. Знаете почему? Потому что оно просто перестанет существовать!

Шелби встала из-за стола.

— Должен быть какой-то другой выход, Джейк. И я найду его.

23

Шелби открыла кран, плеснула в ванну немного розовой ароматной пены, разделась и усталым жестом бросила одежду в угол. Глубоко вздохнув, она ступила в горячую воду. Ее тело скользнуло под пузырящуюся шапку белоснежной пены и отдалось ласковому, расслабляющему теплу. Наслаждаясь ощущением того, как ее измученные мышцы оставляет тупая, ноющая боль, она откинулась на край ванны и закрыла глаза. И тут же перед ее внутренним взором возник образ Коди — того Коди, который открыл ей мир невиданного наслаждения, того, каким он был в ночь их любви — сильного, нежного, со смеющимися глазами и улыбкой на устах.

Но эти воспоминания несли не только радость, но и горечь потери. Ее глаза наполнились слезами.

— Шелби, ты здесь?… О, черт!

При звуке этого голоса ее глаза широко распахнулись, а сердце бешено заколотилось. Коди! Неужели это действительно он стоит в дверном проеме ее ванной комнаты, или же это лишь шутки воображения?

Сама не понимая, что делает, она встала. Белая пена, облепившая ее плечи и руки, поползла вниз — на грудь, затем на живот и бедра.

Коди часто заморгал, резко повернулся к ней спиной и что было сил ударил кулаком по ни в чем не повинному дверному косяку. Все его тело напряглось, широкие плечи словно окаменели, голова склонилась вниз…

— Извини, я не должен был входить. Но я постучал, ты не ответила, а дверь была открыта, вот я и… и подумал, что с тобой могло что-то случиться.

Все еще не веря своим глазам, Шелби сорвала с крючка огромное белое полотенце и поспешно завернулась в него.

— Еще раз извини, я ухожу. — Не оборачиваясь, он направился к распахнутой двери в спальню, а оттуда — в холл. — Поговорим завтра. Мне… мне действительно не стоило приходить.

— Нет, Коди, подожди! — отчаянно вскричала Шелби и, придерживая край полотенца, бросилась за ним.

Его пальцы уже легли на ручку двери, но он остановился и обернулся.

Концы волос Шелби падали на плечи мокрыми завитками, на плечах и руках еще виднелись островки пены.

Коди вздрогнул, собирая всю свою волю в кулак, запрещая себе делать то, чего он хотел бы сейчас больше всего на свете…

— Прости, Шелби, мне пора.

Она подошла еще ближе и мягко, чуть слышно спросила:

— Но почему? Почему ты не хочешь остаться? Что с тобой, Коди?

Он громко застонал и, не в силах больше сдерживать себя, схватил ее в объятия, прижал к себе и буквально впился в ее губы в бешеном, страстном поцелуе. В этом поцелуе было все — дикое желание, горечь одиночества, тоска, крик исстрадавшейся души… И Шелби ответила на него; ее руки обвили шею Коди, наклоняя его голову, делая союз их губ еще более крепким.

В каждой клеточке тела Коди вспыхнул огонь неистового желания, требуя своего немедленного удовлетворения… Но и на этот раз разум победил.

Уйдя без остатка в мир чувств и столь нежданно сбывшихся надежд, Шелби заметила происшедшую в Коди перемену лишь тогда, когда он решительно разорвал кольцо ее объятий.

— Нет, Шелби, нет… — Он тряхнул головой. — Я пришел не за этим.

Она смотрела на него, не понимая, что происходит.

— Коди, пожалуйста, скажи Мне… что-то не так?

Он снова тряхнул головой, избегая смотреть ей в глаза.

— Нам надо поговорить, Шелби, но… не в подобной обстановке. — Он указал на ее полотенце. — Мы все обсудим завтра в твоем кабинете.

Ей страшно хотелось махнуть на все рукой и снова прижаться к нему, но что-то в его тоне удержало ее. Что ж, он прав, им действительно надо поговорить. Пора поставить все точки над «i» и перестать бегать друг от друга.


В ту ночь Шелби почти не спала, беспокойно ворочаясь в кровати, и когда розоватые лучи занимающегося рассвета прокрались в ее спальню, она оставила последние безнадежные попытки уснуть и встала. Умывшись холодной водой, девушка немного взбодрилась.

В одном Джейк был безусловно прав: ей надо что-то предпринять. Она быстро натянула джинсы, надела мягкую шелковую блузку, причесалась, чуть тронула веки тенями, а губы — золотисто-оранжевой помадой и вышла из комнаты.

На полпути вниз она заметила в холле Джейка, который, увидев ее, коснулся края шляпы и сказал:

— Вы рано поднялись сегодня, мисс.

— Я не могла заснуть.

Они прошли в столовую; здесь никого не было, гости еще спали.

— Что-то случилось?

Шелби пожала плечами и налила себе чашку кофе.

— Где Коди? — поинтересовалась она, садясь за столик.

— Он и еще пара ребят поехали к южной границе ранчо, там надо поправить ограду.

— Это он так сказал или действительно есть необходимость? — Ей хотелось знать, не ищет ли Коди снова предлог избежать разговора.

— Действительно надо, — кивнул Джейк. — Правда, ограда рухнула уже месяц назад и вполне могла бы подождать еще несколько дней…

— Когда он вернется, передай ему, чтобы зашел ко мне, ладно?

Джейк снова кивнул.

— Что вы собираетесь делать?

— Не знаю, Джейк. Хочу просто поговорить с ним. Быть может, он все-таки скажет мне, в чем дело.

Джейк уставился в свою чашку. Он-то отлично знал, «в чем дело», но кто дал ему право совать нос в чужие дела? Пусть Коди сам все объяснит… пока еще не поздно.

Весь остаток дня Шелби посвятила делам ранчо. После завтрака с Джейком она заперлась в офисе, принадлежавшем когда-то Кэти и Кену, и углубилась в изучение бухгалтерских книг, подсчитывая расходы и возможные доходы. Убедившись, что работники ранчо получают более чем приличное содержание, она все же решила дать им всем прибавку. Может, это было и глупо, но Шелби понимала, что если она действительно хочет остаться здесь и держать все под контролем, то должна заручиться их преданностью и поддержкой.

Когда пришло время обеда, Мери принесла ей поднос с едой, но Шелби отказалась. Ей слишком многое надо было узнать, а тратить время попусту не хотелось.

К вечеру ей уже казалось, что тело навсегда приняло форму стула; строчки выкладок и расчетов плыли перед глазами, голод брал свое, и она, вздохнув, спустилась в столовую. Познакомившись со вновь прибывшими гостями, поболтав немного с теми, кто оставался, и попрощавшись с теми, кто в этот день уезжал, она вдруг почувствовала, что ведет себя неестественно, фальшиво, что не может даже искренне улыбнуться им…

Шелби вышла на улицу, посмотрела на темнеющее небо и снова подумала о Коди. Она не видела Джейка с самого утра, а Коди так и не пришел к ней в офис. Вернулся ли он?

Она зашла в соседнее здание, оформленное под традиционный ковбойский салун, где несколько гостей играли в карты, а мальчик кидал дротики в большую круглую мишень на стене. Никого из ковбоев там не оказалось.

Шелби вернулась в ночь и направилась к магазину. На самом деле это был роскошный бутик, но снаружи, глядя на непременные атрибуты Дикого Запада в витрине, вроде кавбойских сапог, шляп, седел и конской упряжи, никто бы не догадался о том, какое великолепие ждет его внутри.

Она открыла дверь, и сверху звякнул колокольчик.

— Привет, Бонни, — поздоровалась она с продавцом, сортировавшим за прилавком рубашки.

— Привет, Шелби. По делу или за покупками?

— Вообще-то по делу, но от покупок тоже вряд ли удержусь. — Она обвела взглядом манекены, а также вешалки и полки, ломящиеся от «ковбойской» одежды, шляп и обуви. — Знаешь, а ведь наш магазин мог бы успешно соперничать с любым таким же на Родео-драйв.

— Точно. Кэти всегда заказывала только самое лучшее. Как, например, это. — Он протянул ей пару женских ковбойских сапог из кожи черного угря с окантовкой из полированной стали на носках и высокими каблуками, декорированными цветами из горного хрусталя. — Полчаса назад Эва Монтальво выложила за такие же пятьсот долларов. Представляешь?

Шелби ошарашенно покачала головой. Пятьсот долларов за пару сапог! Она никогда еще не тратила столько на одежду, тем более на одну покупку.

— Чем тебе помочь? — спросила она Бонни, становясь за прилавок рядом с ним.

— Да вообще-то ничем, Шелби. Ценники на новые товары я уже повесил, список того, что надо заказать, составил. Вот вроде бы и все.

Внимание Шелби привлекли разноцветные купальники, и она подошла к ним поближе.

— Когда ты получил их, Бонни? Они очень красивые.

— Сегодня днем. Почему бы тебе не примерить тот, что больше по вкусу, и не искупаться? Погода благоприятствует, и я слышал отсюда, как гости веселятся в бассейне. Я и сам думал к ним присоединиться.

Идея показалась Шелби заманчивой. В самом деле, пора уже отвлечься и перестать думать о Коди. Скучной бухгалтерской науке это не удалось, так не поможет ли бассейн? Она выбрала три купальника и направилась в примерочную.

— Иди, Бонни, я запру магазин. Встретимся у бассейна.

Первый купальник — два эфемерных лепестка материи — показался Шелби слишком уж откровенным. Второй, более строгий, понравился ей больше, но его убивал нелепый рисунок. Она упала духом и, ничего уже не ожидая от третьего, все же примерила его и робко взглянула в зеркало. Черный сплошной купальник с V-образным вырезом спереди великолепно на ней сидел и выглядел просто потрясающе: строго и вместе с тем сексуально. Шелби улыбнулась, сняла ценник, мельком взглянула на него, и улыбка превратилась в гримасу.

— Сто двадцать пять долларов! Мне это не по карману… — растерянно пробормотала она, но вдруг вспомнила, что может больше не волноваться о деньгах. С ее губ сорвался вздох облегчения.

Прихватив полотенце, Шелби вышла через заднюю дверь магазина, заперла ее и отправилась к бассейну. Еще издалека до нее донесся смех гостей и плеск воды.

Едва она ступила на дорожку, окружавшую бассейн, ее окликнул Ланс:

— Эй, красавица, иди к нам!

Он сидел за одним из столиков, стоявших по другую сторону бассейна, положив загипсованную ногу на другой стул, а вокруг него суетилось несколько молодых поклонниц, приехавших на ранчо лишь сегодня утром.

— Подожди немного, — ответила Шелби, — я сначала хочу искупаться.

— У нас тут целый графин клубничной «Маргариты», — снова попытался соблазнить ее Ланс, постукивая ногтем по стеклу сосуда с коктейлем.

В ответ она отрицательно покачала головой и повесила полотенце на спинку ближайшего стула. За соседним столиком, в тесном кольце объятий Джеми, сидела Эва Монтальво. Вспомнив то, что она говорила о своих отношениях с ковбоем, Шелби невольно улыбнулась. Заметив ее, Эва подняла свой стакан и жестом пригласила присоединиться к ним.

Шелби кивнула ей, но отвернулась и подошла к краю бассейна. Перед ней лежал огромный прямоугольник бирюзовой воды, ярко подсвеченной со дна мощными лампами. Она подняла руки над головой, легко оттолкнулась от бортика, нырнула и поплыла. Прохладная вода приятно освежала тело, успокаивая мышцы и нервы.

Она раз пять пересекла бассейн из конца в конец и почувствовала, что начинает уставать. Подплыв к хромированной лесенке, она ухватилась за поручни и поставила ногу на ступеньку. Но едва ее пальцы коснулись блестящей металлической поверхности, как чьи-то сильные руки схватили ее и, буквально выдернув из воды, поставили на землю. Отведя с глаз мокрые волосы, Шелби увидела, что стоит лицом к лицу с Коди.

Его взгляд скользнул по ее телу, и губы скривились в горькой усмешке, которая, впрочем, тут же исчезла.

— Нам надо поговорить.

Прежде чем она успела ответить, Коди, не выпуская ее руки, набросил ей на плечи полотенце и повел к другому концу бассейна, где в окружавшей территорию ранчо ограде была калитка.

— Куда мы идем? — спросила Шелби, не вполне понимая, что происходит. Она пыталась обтереться на ходу концом полотенца, но быстро поняла безнадежность этой затеи — одновременно идти и приводить себя в порядок было, по меньшей мере, затруднительно. — Коди, куда ты меня тащишь?

Он молча вел ее за собой по аллее экзотических тропических растений в ярко расписанных мексиканскими узорами глиняных горшках, по тропинке, змеившейся между стволами тополиной рощи, мимо небольшого пруда — туда, где тень высоких сосен скрыла их от любопытных взоров. Там он отпустил руку Шелби. Неверный лунный свет, слабо пробивавшийся сквозь густые ветви, придавал его лицу какое-то странное, обреченное выражение.

— Ну а теперь, когда ты привел меня сюда, может, ты все-таки скажешь, в чем дело? — язвительно осведомилась она, отнюдь не в восторге от того, что он на глазах у всех утащил ее от бассейна, словно провинившуюся девчонку.

Коди посмотрел на нее, и все его твердые решения рассеялись как дым. Ему внезапно захотелось лишь одного: чтобы она обняла его за шею, прижалась к нему, снова подставила губы для поцелуя… Он сжал кулаки, глубоко вздохнул и последним усилием воли заставил себя прогнать предательское желание.

— Я решил оставить «К + К», Шелби. Я увольняюсь, — отрывисто проговорил он.

— Что? — еле слышно пролепетала она.

— Я сказал, что ухожу. Уезжаю. Увольняюсь.

— Я… я слышала. — Шелби откинула упавшие на лицо волосы и плотнее закутала плечи в полотенце — ей требовалось время, чтобы найти нужные слова, но они, как назло, не приходили. — Почему? — наконец с трудом выговорила она.

— Я подумал… — Коди отвернулся и нервно передернул плечами. — Я просто подумал, что так будет лучше, вот и все. Ковбои вообще непоседы и подолгу на одном месте не засиживаются. Пришел и мой черед уехать.

— Но почему? Почему так вдруг? — упрямо повторяла Шелби. Ее сердце рвалось на части, а в душе появилось щемящее чувство пустоты. Он бежит, бежит от нее! Ничего не объяснив, даже не сказав, в чем дело! Он просто бежит! Эта мысль сводила ее с ума.

— Я уже сказал — так будет лучше.

— Лучше? Но кому? Тебе? Мне? Джейку? Ранчо, наконец?

В его глазах блеснула сталь отчаянной решимости.

— Всем, Шелби.

— Неужели?!

В ее голосе было столько горечи и злости, что он даже опешил от неожиданности.

— Коди Фарлоу, ты самый недалекий, упрямый и эгоистичный человек на свете. А в довершение всего ты еще и трус.

— Трус?! — Его глаза сверкнули гневом. — А теперь, Шелби, послушай меня. Ты и понятия не имеешь, о чем говоришь. Я никогда в жизни не пасовал в драках, но это совсем другое.

— Почему же?

— Другое, и все.

— И все! — передразнила она. — Этого не достаточно, Коди Фарлоу. «К + К» не может обойтись без управляющего. Тебя назначила Кэти, она верила тебе, и я тебе… тоже верю. Интересы дела говорят о том, что я не могу тебя отпустить.

— Меня вполне может заменить Джейк.

— А я не хочу, чтобы тебя заменял Джейк! Я хочу, чтобы ты остался. Я не намерена менять ничего из того, что сделала Кэти, по крайней мере сейчас. Я хочу, чтобы ранчо было таким же, как при ее жизни. Я хочу, чтобы управляющим был ты.

«И чтобы ты любил меня», — добавила она про себя.

— Все меняется, Шелби. Уж тебе-то это должно быть известно. Ничто не остается прежним.

Она хотела было горячо возразить ему, но он не дал ей этого сделать.

— Я ошибался, когда говорил, что тебе здесь не место. Ты похожа на Кэти даже больше, чем тебе кажется. Она была во всем права. И в том, что оставила ранчо именно тебе — тоже. Не сомневаюсь, ты справишься. Но я должен уйти.

— Но ты же так и не объяснил — почему, Коди! Я хочу это знать. Что случилось? Что я такого сделала?

Тронутый ее словами, ее нелепой мыслью о том, что она может быть хоть в чем-то виновата, Коди взял ее за плечи и посмотрел ей прямо в глаза. Больше сдерживаться он не мог. Он должен был сказать ей это, пусть первый и последний раз, но должен.

— Я люблю тебя, Шелби, но нам не суждено быть вместе.

— Ты любишь… любишь меня?! — воскликнула Шелби, чувствуя, как ее захлестывает волна невыразимого счастья.

— Да.

Он отпустил ее плечи и отступил в темноту.

Она порывисто взяла его за руку.

— Но почему ты считаешь, что у нас ничего не выйдет?

Вздох, больше похожий на стон, слетел с его губ.

— Шелби, мы принадлежим двум разным мирам, и хотя ты доказала, что можешь жить в моем мире, мне в твоем никогда не будет места.

— В моем? Я не понимаю тебя. Ты любишь эту землю, но ведь и я полюбила ее! Теперь это мой дом, и я никогда никуда не уеду. У нас с тобой один мир, Коди!

Он резко обернулся к ней.

— Нет, Шелби, не один. Ты — владелица ранчо, а я — твой служащий. Если тебе завтра придет вдруг в голову слетать на уикэнд в Париж, ты просто не задумываясь соберешь чемодан и сядешь в самолет. Мне же на такую прихоть пришлось бы копить не меньше года. Ты купила эту бешено дорогую спортивную машину и, могу поспорить, заплатила наличными. Мне бы для этого потребовалось лет пять…

Привстав на цыпочки, Шелби обвила руками его шею.

— Я люблю тебя, Коди Фарлоу, и все остальное не имеет значения. Ни деньги, ни машины, ни ранчо — ничего! Важно лишь то, что мы любим друг друга.

Не будучи в силах оттолкнуть Шелби, он все же снял ее руки с шеи и прижал их к своей груди.

— Нет, это имеет значение. Для меня. Я не могу жить на деньги любимой женщины, как какой-нибудь альфонс. Я не голливудский жиголо, Шелби, пойми! Пройдет совсем немного времени, и ты сама потеряешь ко мне всякий интерес. Меня вытеснят деньги!

Он уронил ее руки и отвернулся.

Смотря на его напряженную спину, Шелби лихорадочно вспоминала свой университетский курс бизнеса, где их учили вести переговоры, убеждать собеседника…

— Что ж, Коди, ты прав. У меня есть ранчо и куча денег, которых мне с избытком хватит до конца дней. Но я не знаю, как управлять «К + К». Это ранчо было смыслом жизни Кэти. Она посвятила ему всю себя, но я не уверена, что справлюсь с ним в одиночку, сколько бы денег я в это ни вкладывала. А ты справишься. Ты знаешь, как сделать так, чтобы оно работало как часы; знаешь, как вести себя с ковбоями… Да мне и за пять лет не узнать всего того, что знаешь ты! — Шелби подошла к нему ближе. — Если ты уедешь, мне придется искать тебе замену. Джейк не справится один, он слишком стар. А к тому времени, когда найдется подходящий человек, «К + К» может прийти в полный упадок. Сам подумай, если хотя бы раз гости останутся недовольны и расскажут об этом своим друзьям, а те — своим… Кроме того, — она придвинулась еще ближе, — без тебя, готового в любой момент прийти на помощь, я могу быстро потерять и ранчо. Я готова вложить в него столько денег, сколько потребуется, но не могу сделать это без тебя. И не хочу.

Коди медленно обернулся. Хмурая складка между его бровей еще не разгладилась, но он уже не выглядел таким суровым, как раньше.

— Шелби, я не знаю…

— Коди, я люблю тебя.

— А ты не боишься, что тебе быстро надоест нищий ковбой… ставший твоим мужем?

Сердце Шелби едва не выпрыгнуло из груди.

— Никогда! — шепнула она, и их губы встретились.

Скрытые от нескромных взглядов бархатным покровом ночи, не прерывая страстного поцелуя, они опустились на мягкую траву у подножия высоких сосен…

После нескольких часов любви, свидетелем которой была лишь золотая луна Монтаны, они долго говорили, строя планы на будущее. И Шелби знала, что мечта Кэти будет жить. Так же как и ее собственная.

Примечания

1

Галахад (Галаад) — в легендах о короле Артуре Рыцарь, сын Ланселота. Воплощение отваги и благородства. (Здесь и далее примеч. пер.)

2

Джон Уэйн (настоящее Имя Мэрион Майкл Моррисон) — знаменитый американский киноактер. Снимался в многочисленных вестернах и военных фильмах; лауреат премии «Оскар» (1970).


home | my bookshelf | | Нежданное наследство |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу