Book: Опасный талант



Опасный талант

Синтия Ричи

Опасный талант

1

Уже в четвертый раз за последний час Летиция Пенуорт, раздвинув занавески на окне в маленькой гостиной дома на Лондон-роуд, что в городке Черхилл, нетерпеливо поглядела на улицу. Спустя мгновение она опустила белые накрахмаленные занавески и, хмурясь, повернулась к дочери. Грейс сидела тихонько, словно вот-вот должна была решиться ее судьба.

Собственно говоря, так оно и было. Летиция не считала Грейс хорошенькой, потому что при взгляде на нее — а девушка со своими светлыми волосами и глазами непонятного бледного цвета имела и впрямь потустороннюю внешность — поневоле приходили мысли о святых, принесших себя в жертву. Грейс частенько витала в облаках, однако у Летиции все еще сохранялась вера в то, что, если дочери удастся преодолеть свою склонность к мечтаниям на время, достаточное, чтобы принята предложение руки и сердца, то потом ей уже просто некогда будет предаваться грезам.

Увы, в двадцать три года Грейс, похоже, уже смирилась со своим положением — ведь она даже не была обручена. И если экипаж, который должен доставить ее в Лондон, так и не появится, ей, наверное, уже никогда не встретить достойного мужчину, готового взять ее в жены. Еще раз выглянув в окно на пустынную улицу, Летиция нетерпеливо вздохнула и раздраженно произнесла.

— Когда же он наконец появится?

Грейс, сидя очень прямо на маленьком диванчике с жесткой спинкой, задавалась вопросом: что приводит родительницу в большее раздражение — медлительность экипажа или незамужняя дочь, сидящая у нее на шее, и это при жизни на жалование приходского священника? Сочувственно улыбнувшись матери, она постаралась ничем не выдать своих мыслей о том, что вовсе не считала замужество единственным способом поддержания души и тела: ведь в отличие от старшей сестры Эмити, Грейс обладала талантом, который мог бы позволить ей финансовую независимость. Но она знала, что, услышав нечто подобное, матушка тут же начнет тоскливую лекцию, начинающуюся словами «Женщине не пристало вести независимую жизнь» и заканчивающуюся упреками в том, что прошлой весной она разочаровала всех своим отказом его преподобию Томасу Глэдстону, — зная все это наперед, она промолчала.

Холодок пробежал у нее по спине, когда она вспомнила, какой бесчувственной холодной рыбиной оказался ее предполагаемый жених. Поэтому, решив не привлекать внимания, она просто сидела и молчала.

Однако матушка, видимо, решила, что перед отъездом в Лондон ей необходима еще одна лекция на тему «Место женщины в жизни». И, слушая очередное изложение вопроса «Обязанности женщины», включающего такие параграфы, как «Подчинение» и «Жертвенность», Грейс, изобразив на лице почтительность и внимание, хоть и отстраненное, позволила себе предаться мыслям о правах женщины.

Забивать себе голову такими радикальными идеями младшей дочери его преподобия господина Пенуорта, конечно, не позволялось, однако Грейс уже давно пришла к выводу, что истинное христианство гораздо более революционно, нежели взгляды Мэри Уолстоункрафт или репортажи о парламентских дебатах Уильяма Коббета. И вера привела ее на не менее опасную стезю, заставив написать серию прочувствованных очерков, шельмующих холодное, почти граничащее с угнетением, безразличие аристократии к бедным.

Осторожная Грейс тщательно скрывала от семьи тот факт, что несколько ее наиболее острых статей на социальные темы были даже напечатаны в худеньком томе, озаглавленном «Истории про петушков и быков». А кроме того, ее издатель, господин Дю Барри, выразил интерес к знакомству с ней. Едва она прочитала его наполненное лестью письмо, как в ней поселилась надежда, что теперь она сможет жить своими литературными трудами.

Грейс отдавала себе отчет, что, узнай ее родители, какие опасные и противоестественные для леди амбиции питает их дочь, они бы ей и шагу за порог не дали ступить. По настоянию родителей она должна ехать в Лондон, к сестре, чтобы принять предложение о замужестве — любое предложение. Грейс, правда, было непонятно, кто захочет увидеть своей невестой такую женщину, как она, — не умеющую ни рисовать, ни петь, ни вышивать.

Но это к лучшему, что она не возлагает больших надежд на замужество: какой же муж позволил бы ей свободно выражать столь крайние социальные взгляды?

Не это должно ее заботить. Ведь карьера, которой она намерена посвятить себя, может принести огромную пользу ее соотечественникам. Предаваясь таким мыслям, Грейс почувствовала, что с трудом сдерживает охватившее ее возбуждение.

Грейс предвидела, что предстоящая поездка в Лондон в корне изменит ее жизнь. Чтобы не выразить вслух свои честолюбивые надежды, девушке понадобилось все ее самообладание.

Ее среброволосая матушка, к счастью, не замечала, что дочь вовсе не слушает ее речей, и, наконец, закончила разглагольствования финальным наставлением:

— Надеюсь, ты окажешь сестре любезность и будешь благодарной гостьей.

Это вывело Грейс из задумчивости, и она виновато пробормотала:

— Да, мама.

Когда, наконец, с улицы донеслось грохотанье колес по булыжной мостовой и раздался звук клаксона, означавший, что экипаж остановился перед входом, Грейс почувствовала облегчение.

С сонным выражением на холеном лице из кабинета вышел отец Грейс, его преподобие Эндрю Пенуорт. Он спросил:

— Ну что, ты едешь?

— Да, папа, — ответила Грейс подошедшему к окну отцу. — Мама напоминала мне о моих обязанностях.

— Ладно, ладно, — добродушно отозвался отец, подходя к дочери. — Не ворчи, она ведь желает тебе добра.

Поцеловав девушку в лоб, господин Пенуорт сказал:

— Ну, будь хорошей девочкой.

Тон его был самый обыкновенный, словно младшей дочери предстояло всего лишь подняться наверх, в спальню, а не проделать путешествие в сто миль. Теплая кашемировая мантилья, которую накинул ей на плечи отец, вдруг волшебным образом преобразила Грейс: тяжелая фиолетовая ткань очень выигрышно оттенила бледность ее лица, что заставило священника, уже привыкшего к незаметности младшей дочери, взглянуть на нее повнимательнее.

Нервно потрепав ее по руке, он сказал на прощание:

— Не забывай молиться, дочка.

— Конечно, папа, — ответила Грейс, затягивая под подбородком тесемки капота почти морским узлом.

— Не могу понять, дорогая, как это такие милые пальчики могут завязывать такие неэлегантные узлы, — заметил отец.

— И я тоже, Эндрю, — укоризненно вздохнув, согласилась с мужем Летиция. — Ты встречал когда-нибудь более несобранную девушку?

Перевязав два безобразных узла, торопливо завязанные Грейс в стремлении побыстрее выйти за порог отчего дома, Летиция, нахмурившись, добавила:

— Теперь вроде ничего. Но смотри, дочка, не задирай голову выше, чем положено.

Получив этот щелчок по самолюбию, Грейс немножко сникла, как и ее улыбка.

— Я постараюсь, мама.

Чтобы подбодрить дочь, священник нежно ущипнул ее за щечку:

— Если окажется, что эти лондонские болваны все же ни на что не годятся, мы ведь всегда ждем тебя обратно, — почти шепотом произнес он, когда его жена, шурша тоскливо-серыми юбками, вихрем понеслась к входной двери. — Я всегда был тебе благодарен за твое усердие в утешении прихожан. — Потом, словно передумав, он с твердостью добавил: — Но пусть будет не моя воля, но Господа нашего.

Прижавшись лицом к плечу отца, Грейс постояла так несколько мгновений, затем подняла на него свои влажные сияющие глаза. Когда она была маленькой, не было такой мысли, которой она не могла бы поделиться с отцом. И сейчас ей до ужаса хотелось, прежде чем она уедет, рассказать ему о своих надеждах и чаяниях. Но шесть лет назад, когда она вошла в жизнь местного общества, отец потребовал, чтобы всякие глупости, свойственные юности, она оставила. С тех пор он пребывал в уверенности, что упрямый идеализм дочери отправился вместе с ее детскими книжками на пыльный чердак.

Укол вины оттого, что она ослушалась родителя, заставил ее прижаться к нему, и она прошептала:

— Надеюсь, что ты сможешь мной гордиться.

Он погладил ее по плечу.

— Я и так горжусь тобой. И мать твоя ответит то же самое, если ты спросишь ее. Миссис Мэтьюс, видишь ли, выдала замуж всех своих дочерей, и одну из них — за баронета; а твоя мать терпеть не может, когда ее в чем-нибудь обходят.

Робко улыбнувшись, Грейс посмотрела на ласковое лицо отца. Но его карие глаза погрустнели, и он добавил:

— А потому все ее надежды на то, что ты выйдешь хотя бы за барона.

Понимая, насколько тщеславны подобные мечты, Грейс все же смогла улыбнуться. Ей всегда хотелось видеть в людях только хорошее, но она также обладала способностью за фасадом слов и поступков различать их истинные намерения. Она знала, что мать рассматривала ее будущий брак не с романтической, а с практической точки зрения, надеясь, что будущий благородный супруг Грейс освободит их от скудного существования, какое обеспечивал им их теперешний благодетель, господин Эдмунд Дэвис.

Господин Дэвис был бездетным вдовцом средних лет, удовольствовавшимся, по счастью, тем, что завещал свои богатства племяннику, вместо того, чтобы ставить Грейс в неловкое положение, предлагая ей руку и сердце. Но какое-то чувство долга к ее семье в нем все же теплилось. И после выслушивания бесчисленных жалоб Летиции о дороговизне билета на дилижанс и о всех тех опасностях, которые могут подстерегать юную леди, путешествующую в одиночку в общественном транспорте, он предложил свой экипаж, чтобы доставить младшую дочь священника в Лондон.

Когда ее мать уже открывала входную дверь, Грейс вдруг посетила мысль, что не так уж, видимо, велико бремя для родителей, отправляющих свою дочь в большой мир, если и другие несут его.

Одетый в темно-бордовую с золотым шитьем ливрею лакей, зайдя в дом, взвалил тяжеленный дорожный сундук Грейс себе на плечо и отнес его к такому же темно-бордовому экипажу. Грейс со складной дорожной сумкой в руке последовала по обсаженной цветами каменной дорожке вслед за родителями и поцеловала их на прощание.

Лакей помог девушке забраться в карету и, убрав лесенку, сам залез на козлы. Кучер гикнул, и четверка резвых лошадей, встрепенувшись, тронулась с места.

Опустив стекло, Грейс высунулась наружу, чтобы еще раз помахать на прощание родителям. Но те едва ли разделяли охватившее ее чувство возбуждения: слишком много раз они провожали ее в подобные путешествия, из которых она возвращалась ни с чем. Они не смотрели в ее сторону и шли по направлению к дому, словно подтверждая пословицу: «С глаз долой — из сердца вон».

2

Подкрепившись в закусочной, пока его грум менял лошадей, Алан Перри Фолкнер, герцог Станденский, выезжал на своей двуколке из покрытого брусчаткой двора в Ньюбери как раз в тот момент, когда во двор, громыхая, заезжал темно-бордовый экипаж. Несмотря на все старания объехать движущееся препятствие, левое колесо двуколки все же сцепилось с правым задним колесом неуклюжей кареты. Поскольку управляющий этим транспортным средством, очевидно, находился в неведении относительно того, что тащит обратно во двор весьма дорогой экипаж помимо воли его владельца, герцог крикнул:

— Да остановись же, болван! Тебе только скотину погонять!

Экипаж немедленно остановился, а кучер неуверенно спрыгнул на землю, отвечая на ругательства герцога широкой ухмылкой: похоже, он не считал себя виновником инцидента.

— Разве вы не слыхали, как я сигналю, милорд? — спросил кучер, поднимая свою широкополую шляпу и почесывая голову с видом сбитого с толку человека.

— Я думаю, и мертвый бы услышал, — сердито заметил герцог и отошел на шаг в сторону. Лихой извозчик стоял возле фонаря, который как раз зажигали в наступающих сумерках, и герцог боялся, что его пропитанное спиртным дыхание вспыхнет как порох. — Странно, что ты вообще способен сидеть на своем месте.

Стараясь держаться прямо, хотя это ему плохо удавалось, возница заявил:

— Могу править хоть с закрытыми глазами.

— Именно так ты, наверное, и правил, — пробормотал Станден. Он бросил взгляд на сцепившиеся колеса, которые пытались расцепить его грум Тэт и лакей из проезжавшего мимо экипажа, и тут его внимание привлек испуганный женский голос, доносившийся из глубины кареты:

— Мне никак не открыть дверь!

В окне появилось бледное женское лицо, и Станден подумал: «Уж не собирается ли она упасть в обморок?»

Он обыкновенно не поддавался на все эти женские штучки, но неподдельная тревога в голосе молодой леди задела в его циничном сердце какую-то струнку, и, вопреки своей прагматичной натуре, герцог почувствовал импульсивное желание защитить девушку от всех несчастий, в которые она могла попасть по вине своего подвыпившего возницы.

— Ради Бога, успокойтесь, мисс, — сказал он уверенным, спокойным голосом. — Наши повозки просто застряли в воротах.

Услышав его, Грейс отпрянула от окна, тревожно вскрикнув. Герцог вновь попытался успокоить ее:

— Вы в полной безопасности.

— Ну конечно же, — согласилась Грейс, стараясь выбраться из западни, в которую попала по милости кучера Джона. Она попробовала открыть дверь, но безуспешно: та была прижата к экипажу Стандена. Снова выглянув из окна, она сказала на удивление властным голосом:

— Джон, наверное, разумнее было бы двигать не наш экипаж, а препятствие.

Последнее слово она произнесла так, что Станден сразу понял, что виновником столкновения она считает его. Желая поставить ее на место, он с достоинством и слегка оскорбленно заметил:

— Это… ммм… препятствие, мэм — весьма дорогостоящий экипаж, в который ваш кучер, видимо, весьма пристрастный к выпивке, самым дурацким образом врезался.

Чтобы лучше рассмотреть, что происходит снаружи, Грейс еще больше высунулась из окна. Правое колесо быстроходной двуколки сцепилось с ее правым задним колесом. Желтая предохранительная решетка на окне, смятая, словно бумажный веер, едва не порезала ей щеку, когда она убирала голову внутрь.

— Ах Джон, — сказала Грейс. — Ты ведь клялся, что больше не притронешься к бутылке.

— С жаждой человек не в состоянии бороться, мэм, — виновато отвечал кучер, повесив голову и теребя поля шляпы.

— Видимо, да, — разочарованно ответила девушка, ранее полагавшая, что ей удалось убедить Джона. Ну что ж, пусть этот случай будет для него уроком. Сейчас ему меньше всего нужна была ее критика. Сцепив пальцы, чтобы справится с внезапной дрожью в руках, она сказала таким же дрожащим голосом:

— Мне стыдно признаться, но и я с собой тоже ничего не могу поделать. Пожалуйста, поторопись.

Хоть Станден и был достаточно искушенным, чтобы на него подействовали женские уловки типа дрожащего голоса или мольбы со слезами на глазах, все же он не мог не понять того затруднительного положения, в котором оказалась девушка. Когда он собрался ей сказать об этом, то и сам был немного удивлен, что вместо бесстрастности в его голосе прозвучало искреннее участие:

— Попади я на ваше место, наверное, и я бы чувствовал себя неуютно.

Грейс взяла себя в руки и с любопытством взглянула на стоящего рядом с экипажем мужчину. Что он из себя представляет, она поняла, как это всегда бывало, с первого взгляда, но, к ее изумлению, его внешность почему-то заставила ее сердце биться учащенно, несмотря на то, что, по ее оценке, это был всего лишь богатый повеса, которому недоставало хороших манер даже на то, чтобы снять шляпу в присутствии женщины. Она подавила в себе желание сообщить ему, что единственное, чего она хочет, — это побыстрее ехать дальше. Что-то с ней происходило — еще никогда у нее так не перехватывало дыхание и не путались мысли.

— Я благодарна вам, сэр, что вы понимаете. Но полагаю, что вы смогли бы вылезти в окно, а не сидеть в ловушке.

Грейс тут же пожалела о сказанном. Прозвучало это так же глупо, как у Эмити, делающей комплимент некоему джентльмену по поводу его ленточек или умения танцевать.

Улыбка девушки придала герцогу решимость самому взяться за дело. В жилах его закипела такая же энергия, которая заставила когда-то совершать чудеса героизма на поле брани, мстя за погибших товарищей в битве при Ватерлоо.

В бою им двигала ярость, теперь же его порыв умерялся мягкостью, сбивавшей его с толку. Однако внешне он никак не показывал того, что открыл в себе нечто новое.

Грум постоялого двора распряг лошадей из поврежденной кареты Стандена. Тэт руководил отцеплением дорогой двуколки от тяжелого колеса экипажа. Воздух наполнился скрежетанием металла и лопающихся спиц.

— Эй, да остановитесь же, — крикнула Грейс, снова появляясь в темном окне и пытаясь разглядеть происходящее. Мужчины не обратили никакого внимания на ее возглас, полагая, что вполне справятся сами. Все их усилия привели лишь к тому, что они еще больше искалечили маленький экипаж.



— Почему вы не сдвинете большой экипаж?

— Не можем, мисс, — ответил ей кучер, погружая свой красный с прожилками нос в огромных размеров носовой платок и сморкаясь, — колеса так сцепились между собой, словно ноги двух любовников.

Такие выражения, несомненно, шокировали бы большинство женщин, но не Грейс. Ей это, конечно, не понравилось, но она едва ли смогла бы протестовать и при этом не выглядеть жеманной.

Аристократ поморщился и заявил:

— Такая речь едва ли предназначена для дамских ушей. Думай, что говоришь.

Наконец, двуколку освободили; Станден пресек попытку кучера открыть дверь, за которой томилась Грейс, и, выдвинув лесенку, протянул ей руку.

— Вы позволите, мисс?

Грейс уже собиралась сама спуститься на землю, но взгляд, мельком брошенный на его лицо, изменил ее намерение. Словно загипнотизированная пронзительным взглядом его голубых глаз, в которых читалась сила, она подала ему руку, затянутую в перчатку, и нерешительно ступила на лесенку.

Ощутив ее руку в своей, Станден был ошеломлен пронзившим его инстинктивным импульсом защищать это милое существо, почти, как ему показалось, невесомое. В этот момент девушка споткнулась и полетела прямо к нему в объятия, что застало Стандена врасплох.

Падая, Грейс вскрикнула от неожиданности, и герцог, нежно подхватив ее, снова почувствовал в себе инстинкт защитника. Но он никак не ожидал, что соприкосновение их тел вызовет в нем такой сладкий шок: его словно опалило жаром.

Схватившись за его руки, Грейс посмотрела на Стандена, но, заметив ошеломленное выражение лица своего спасителя, отвела взгляд, пряча лицо за полями шляпки, чувствуя на щеках жаркий румянец. Что за сладостное чувство пронзило все ее тело, когда он сжимал ее в своих объятиях! Конечно, она не ожидала падения, но это ни в коей мере не могло оправдать ее желания оставаться прижатой к его широкой груди и этого горячего пульсирования крови во всем теле, постыдного для благовоспитанной девушки.

Она подумала, что решение не выходить замуж было правильным, так как муж был бы просто ошарашен таким чувственным ответом на свои прикосновения.

— Да отпустите же меня, — тихонько сказала она, надеясь, что ее спаситель не послушается.

Но он тут же поставил ее на землю и провел к хозяйке гостиницы — толстушке, которая уже сама пробиралась к Грейс через собравшуюся на дворе толпу.

Обняв Грейс за плечи, хозяйка промолвила:

— Бедная моя овечка. Пойдемте с миссис Тиббитс, дорогая.

— Одну минутку, — сказала Грейс, пытаясь собраться с мыслями. Что-то она должна была сделать, вот только что? Через секунду она вспомнила, что требуется соблюсти приличия: необходимо было поблагодарить своего благодетеля и представиться.

— Но я не…

— Никаких «но», мисс, — прервала Грейс миссис Тиббитс решительно, но доброжелательно. — Вы же не хотите, чтобы эта толпа продолжала глазеть на вас.

Сказав это, миссис Тиббитс обвела возмущенным взглядом маячившие вокруг лица.

Убедившись, что спасенная им милая барышня в надежных руках, Станден уже повернулся, чтобы отдать распоряжение относительно починки своей коляски. Однако он не принял во внимание, что этой леди может быть присуща настойчивость. Или прямота. Чья-то рука коснулась его рукава.

— Прошу простить меня, сэр, — раздался голос девушки, поразивший Стандена мягкой властностью, — но ваша коляска оказалась разбитой по вине моего кучера, поэтому позвольте мне доставить вас в моем экипаже туда, куда вам будет угодно.

Предложение прозвучало совершенно неуместно, но, судя по скромности наряда девушки, герцог предположил, что сделано оно было без всякой задней мысли. Станден улыбнулся:

— К сожалению, я должен отклонить ваше любезное предложение. Путешествие в моей компании было бы для вас совершенно неправильным.

Какой-то нетерпеливый путешественник, быстро пробираясь к бару, задел герцога за локоть, и тот отвел девушку в сторону, чтобы ее не затолкали.

— Я отдаю себе отчет, что мое предложение не вполне обычно, милорд, — сказала Грейс, — но при данных обстоятельствах, конечно же, оно извинительно.

Глядя на него, она не отводила взгляда, желая показать ему, что не собирается разыгрывать из себя невинность и не страшится осуждения общества.

— Меня учили совершать милосердные поступки.

— А меня учили никогда не ставить женщину в двусмысленное положение, — ответил Станден, слегка нахмурившись, — даже, если она падает прямо в мои объятия.

— О! — вырвался у Грейс удивленный возглас.

Ее необычные прозрачные глаза наивно расширились, и она задумчиво произнесла:

— Это даже не пришло мне в голову.

— Зато это пришло бы в голову нескольким тысячам сплетников, — ответствовал Станден с легким изумлением, смягчившим его нравоучительный тон.

— Вы правы, — со вздохом согласилась Грейс, — так уж всегда бывает, что о самых лучших намерениях всегда думают плохо.

Это наивное наблюдение развеселило Стандена, и он не смог удержаться и рассмеялся:

— Ну что вы за ребенок. Разве никто не объяснял вам, что между мужчинами и женщинами существуют только самые худшие намерения?

В этот момент появилась хозяйка гостиницы:

— Послушайте-ка, милорд, нельзя говорить девушке такие вещи, — укоризненно сказала она, стараясь побыстрее отправить свою подопечную в холл гостиницы. Приказав горничной позаботиться о багаже, она добавила: — Вы не можете взять его с собой в Лондон, мисс. Теперича идите-ка отдыхать, а завтрева, когда кучер ваш протрезвится, поедете дальше.

— Завтра? — воскликнула Грейс, прижимая к себе ридикюль. — Но меня ожидают в Тэтчеме…

Несмотря на то, что эту милую леди где-то ожидали, Стандену не хотелось просто так отпускать ее. Но он как будто лишился дара речи и не мог придумать, что бы такое сказать. Наконец он вымолвил:

— Но вы не можете ехать, пока мы не обсудим, во что обойдется ремонт…

Более тактичного ему ничего в голову не пришло. Задохнувшись от возмущения, толстуха-хозяйка, схватив свою подопечную за руку, потащила ее вверх по ступенькам. Произнося слова извинения, герцог запнулся:

— Я хотел сказать, что вовсе не считаю вас виновной в повреждении моей коляски, но…

На верхней ступеньке Грейс застыла и посмотрела на герцога сверху вниз, потом промолвила:

— Могу только извиниться за те неудобства, которые доставили вам я и мой кучер, сэр; и прошу вас…

— Ничего вы ему не должны, мисс, — вмешалась миссис Тиббитс, окидывая герцога быстрым изучающим взглядом. — Как не стыдно, сэр! Чтобы такой богатый господин, как вы, требовал деньги с бедной женщины. Она вся трясется, как осиновый лист. Оставьте ее в покое, пока я не напустила на вас нашего кузнеца!

И миссис Тиббитс, снова обняв Грейс за плечи, потащила девушку в комнату.

Герцог, все еще не веря, что допустил такую досадную оплошность, стоял, пока, наконец, башмаки Грейс и кайма ее платья не исчезли в дверях второго этажа. Когда, вконец раздосадованный, Станден вернулся на каретный двор, он увидел, что его коляску на одном колесе оттаскивают в сторону мастерской, а непострадавший большой экипаж Грейс вслед за главным конюхом направляется в конюшни.

Расстроенный вынужденной задержкой, нарушившей планы его путешествия, и в то же время заинтригованный притягательностью незнакомки, герцог что-то пробормотал и пнул камешек своим начищенным до блеска ботфортом.

Камешек перелетел через двор и попал в ногу злосчастного кучера Грэйс. Тот вскрикнул и, потирая ушибленное место, пробормотал:

— Прошу прощения, сэр. Я вас не видел…

Вырванный из своих мрачных размышлений, Станден почувствовал укол совести, осознав, что причинил вред человеку, у которого даже не было возможности избежать опасности. Он попросил извинения.

— Пустяки, до свадьбы заживет, милорд, — ответил возница и, прихрамывая, поплелся вслед за своим экипажем к конюшням.

Спохватившись, что он не знает ни имени девушки, ни куда она направляется, Станден крикнул вслед кучеру:

— Эй, подожди! Мне нужно знать, кто владелец твоего экипажа?

— Это господин Дэвис, сэр, — все еще ожидая какого-нибудь подвоха, осторожно ответил конюх. — Из Черхилла.

— Благодарю, — ответил герцог, удовлетворенный тем, что знает, где останавливается этот торговец конфекционом, когда бывает в Лондоне, — на Холлз-стрит.

И хотя названный джентльмен не принадлежал к тому изысканному кругу, в котором вращался герцог, Станден решил, что будет искать представления, чтобы иметь возможность принести официальные извинения за неудобства, доставленные инцидентом.

— Я обращусь к господину Дэвису, чтобы быть уверенным, что вам не нанесено никакого ущерба, — объявил он.

Зная, что щедрое благодеяние в случае необходимости расположило бы к нему кучера, он положил монетку в его протянутую руку. Но, увидев, как жадно заблестели у того глаза, строго предупредил:

— Не вздумай потратить это на выпивку. Ты обязан доставить свою пассажирку в Лондон в целости и сохранности.

— Да, милорд, — разочарованно пробормотал возница, засовывая серебро в карман, — но, если глотнешь рома, не так мерзнут ноги, когда сидишь на козлах.

— Это маловероятно, если принять во внимание нынешнюю теплую весну, — Станден холодно поглядел на покачивающегося кучера. — Я прослежу за тобой, и если ты не хочешь, чтобы твой хозяин узнал про твои пьяные похождения, лучше не притрагивайся к бутылке, по крайней мере, пока не доставишь свою подопечную на Холлз-стрит.

Развернувшись на месте, Станден прошел обратно в гостиничный холл, оставив кучера в замешательстве.

— Причем тут Холлз-стрит, — пробормотал кучер Джон. — Мы-то едем на Харлей-стрит…


Доставив свою подопечную в маленькую тихую комнатку с окнами во двор, хозяйка помогла Грейс освободиться от капота и мантильи и положила ее потрепанную дорожную сумку на шкаф, занимавший всю дальнюю стену комнаты.

Нетерпеливо покусывая губу, Грейс представила, как происшедший эпизод с этим мерзким аристократом смотрелся бы на бумаге. Он даже не спросил, все ли с ней в порядке, ни когда она сидела в заточении в экипаже, ни после. Такого отношения от аристократии она и ожидала, хотя сейчас в первый раз не почувствовала удовлетворения оттого, что ее суждения оправдались. Но, пожалуй, более всего ее тревожила столь непристойная внутренняя реакция на его объятия. Благодарение Небу, что внешне она повела себя как ни в чем не бывало. Никто из окружающих не мог заметить ее внутреннего смятения.

Когда вернулась хозяйка с бутылкой и стаканом, Грейс стала с любопытством следить, как толстуха наливает в массивный стакан янтарную жидкость.

— Возьмите, мисс, — сказала хозяйка, протягивая стакан Грейс, — это подкрепит вас.

Без всяких вопросов девушка приняла стакан, сделала большой глоток и тут же зажала себе рот рукой, когда бренди пожаром разлилось во рту. Не будучи в состоянии дышать, она закашлялась:

— Вы… вы… — пыталась она что-то сказать, затем перевела дух и с трудом прошептала: — Вы что, хотите убить меня?

— Ну вот, щечки у вас вновь зарумянились, а? Давайте мне стакан, мисс, пока вы не расплескали остальное себе на платье.

— Спасибо, миссис Тиббитс, — поблагодарила Грейс, желая, чтобы ее голос не звучал столь сдавленно, — но я хочу вам сказать, что у меня не было намерения останавливаться на ночь в гостинице. Мои друзья, его преподобие господин Уиггинс и его супруга Аманда, ожидают меня с часу на час в Тэтчеме.

— Стоит ли так волноваться, милая, — отвечала хозяйка, ставя бутылку и стакан на поднос. — Мы пошлем к ним мальчика-посыльного с запиской.

— Нет! — вскрикнула Грейс, мысленно подсчитав, во сколько это обойдется. — То есть, вы меня не так поняли, мэм… Я… не ожидала, что придется платить за ужин и за комнату.

Она почувствовала, что это признание вгоняет ее в краску.

— Мой отец, его преподобие господин Пенуорт из Черхилла, договорился, что по дороге в Лондон я остановлюсь у друзей. И поэтому у меня с собой недостаточно денег…

Миссис Тиббитс окинула девушку оценивающим взглядом, и Грейс захотелось провалиться сквозь землю.

— Можете взять все мои деньги, — продолжила Грейс, открывая ридикюль.

На ее ладони лежала горстка монет на общую сумму едва ли более фунта.

— За ваше гостеприимство.

— Бросьте, мисс Пенуорт, — сказала хозяйка, жестом отказываясь от денег, — у меня мягкое сердце, некоторые говорят, что и мозги тоже, но ваших денег я не возьму. У вас честное лицо, дорогая моя. Поэтому заплатите, когда сможете.

— О да, конечно, — с жаром ответила Грейс, поклявшись, что первый же гонорар посвятит миссис Тиббитс.

Но в ответ хозяйка лишь рассмеялась, сказав:

— Чепуха, заставьте вашего мужа оплачивать ваши долги, как это и делают все леди. Может, приедете сюда вместе во время медового месяца?

После этого, посоветовав гостье немного отдохнуть, миссис Тиббитс покинула тесную комнатку.

Но Грейс меньше всего сейчас хотелось отдыхать. Пересыпав свое состояние в ридикюль и захлопнув его, она подошла к окну и выглянула наружу. Из задней двери появилась служанка с кухни и украдкой нырнула в темноту, туда, где не было света от окон. Грейс показалось, что она слышит приглушенный смех с той стороны, где, слившись с тенями деревьев, с трудом угадывались два силуэта.

Каков бы ни был предмет веселья этой парочки, к ней это не имело никакого отношения. Чувствуя себя почти виноватой, что случайно оказалась свидетельницей чьей-то тайной радости, Грейс отошла от темного окна, чтобы поразмыслить о своем ближайшем будущем.

Независимость оказывалась в реальности не таким простым делом, как в мечтах.

Случай, так неожиданно приведший ее в эту гостиницу, — это еще одна веха на пути к самостоятельности, и будь на ее месте какая-нибудь другая, менее находчивая леди, — столь неожиданный поворот мог бы довести ее до слез. Но у Грейс всегда было достаточно душевных сил, и она не расстраивалась, когда обстоятельства обращались против нее. Воспользовавшись возможностью, от которой не следовало отмахиваться, Грейс извлекла из своей дорожной сумки портативную доску для письма с бумагой и чернильным прибором. Устроившись на полу подле ничего не обещающего окна, она стала лихорадочно писать.


Благодаря столкновению, происшедшему по вине того, что мой кучер слишком часто подкреплялся ромом из своей фляжки, на эту ночь я оказалась пленницей весьма переполненной гостиницы на дороге, ведущей в Лондон.

К счастью, хозяйка гостиницы, даже несмотря на то, что мне нечем было заплатить за ночлег, выручила меня, спрятав в этой маленькой комнате от нежелательного внимания некоего джентльмена, с чьей коляской, мчащейся на огромной скорости, столкнулся мой экипаж. Поместив меня над самой кутей, моя хозяюшка, вне всякого сомнения, спрятала меня настолько далеко от этого гадкого человека, насколько я могла желать. С гораздо большим удовольствием я готова вдыхать запахи капусты и бекона, нежели смрадные испарения того скандала, которые окутали бы меня, если б я отважилась на знакомство с этим мужчиной, каждый жест которого вопиет: «Аристократ».


И хотя в комнату Грейс действительно проникали запахи приготавливаемой пищи, они вовсе не казались ей неприятными. И в самом деле, аромат жарящегося цыпленка был просто бесподобен и напомнил ей, что она не ужинала.

Однако состояние ее кошелька заставляло ее подавлять настойчивое напоминание желудка. Из того, что миссис Тиббитс предоставила Грейс комнату, вовсе не следовало, что она должна еще и бесплатно кормить ее ужином. Кроме того, ради укрепления характера и оттачивания умственных способностей, Грейс была согласна немного поголодать.

Макнув перо в чернильницу и возвращаясь к своим запискам, она принялась рисовать словесный портрет человека, в котором недостатки его горделивой натуры маскировались благородной внешностью дворянина. Это был высокий, прекрасно сложенный и безукоризненно одетый мужчина, один из самых привлекательных, кого ей доводилось встречать; жаль только, что весь вид его свидетельствовал о том, что он зол на весь мир или, по крайней мере, на нее, Грейс, за свои неудобства. На мгновение ее даже кольнула совесть, что она делала его таким злодеем, — в конце концов ведь это ее кучер стал виновником столкновения.

Но когда она вспомнила, как он пытался требовать с нее деньги за повреждение его дорогой коляски, к ней снова пришло вдохновение, и она написала:


Из-под полей касторовой шляпы виднелись его каштановые волосы, густые и вьющиеся, и выглядели так, словно их укладывал ветер-шалун.


Ей почти хотелось пригладить ему волосы, но не свойственный ей романтический импульс был безжалостно подавлен. Это странное желание привело Грейс в недоумение — ведь она никогда не подпадала под влияние внешнего шарма людей из высшего света. Кроме того, этот набросок читался так, словно она писала бульварный роман, где героиня испытывала смятение, как какая-нибудь девка, перед лицом привлекательного, но пугающего джентльмена.



Вычеркнув предыдущую строчку, Грейс продолжила свои критические заметки, упорно не замечая, что и сама испытывает схожий внутренний конфликт.


Пронзительные голубые глаза, казалось, стремились высмотреть что-то под тенью моей шляпки, словно ища чего-то — чего? Искры интереса?

3

К своему удивлению, Грейс обнаружила, что созданный ее пером антигерой заронил в ее душе нечто большее, чем искру интереса. Она чувствовала, как ее охватывает настоящий пожар. В комнатке стало уже слишком жарко, и хотя еще несколько мгновений назад запахи из кухни были аппетитными, теперь ей казалось, что она стоит посреди раскаленной пустыни.

Что ей сейчас требовалось, так это стакан воды. Однако, когда отложив в сторону свои письменные принадлежности, она подошла к умывальнику, то обнаружила, что он пуст, а стоящий на его крышке стакан весь покрыт пылью.

Грейс позвонила в звонок, но никто не откликнулся. Тогда она вынесла бачок от умывальника на лестницу.

— Простите, — обратилась путешественница к спешащей мимо служанке.

Однако та не остановилась, даже ухом не повела, будто не расслышала. Вздохнув, Грейс подхватила глиняный бачок и последовала за девушкой.

Идя по следам служанки, Грейс подошла к дверям кухни и встала там, но тут же едва не была сбита с ног непрестанно бегающими туда-сюда работниками, обслуживающими голодную толпу: было время ужина. Ни один из них даже не пытался извиниться перед ней, однако кто-то все же наступил ей на ногу и, едва не уронив поднос, грубо рявкнул, чтобы она убиралась с прохода.

— Вы прямо-таки нарываетесь на неприятности.

Этот знакомый голос и легкое прикосновение к ее локтю свершили то, чего не удалось добиться предыдущей грубой репликой: Грейс выронила пустой бачок, и его осколки разлетелись по дубовому полу.

Грохот разбившегося бачка разнесся по всей таверне, и царящий в ней гвалт на мгновение стих, лишь один бедолага поперхнулся и принялся кашлять. Его принялись стучать по спине, пока кусок не проскочил, и к этому времени в таверне уже опять стоял шум и гам.

Не взглянув на человека, который напугал ее, Грейс встала на колени и принялась подбирать черепки.

Настойчивый джентльмен подергал се за рукав.

— Встаньте же, говорю вам. Вы что, хотите порезаться?

— Это вряд ли, — отвечала Грейс, складывая черепки на деревянный поднос, который всунули ей в руку. — У меня большой опыт в восстановлении разбитых горшков. Но, судя по всему, боюсь, что…

Тут поднос у нее отобрали, а ее подняли па ноги и отвели к свободному столу возле окна. В духоту общей столовой вливался через окно легкий запах сирени и ленивое жужжание собирающих нектар пчел. Все составляющие романтического уединения были налицо, но, вместо того, чтобы говорить Грейс нежности, ее визави принялся отчитывать ее:

— Не ваше это дело, пусть подобным делом занимаются те, кому за это платят.

Взглянув в лицо разъяренному джентльмену, Грейс уже собиралась ответить ему как следует, но тут признала в нем с такой приязнью обрисованного злодея из собственного эссе. Вьющиеся каштановые волосы нежно ласкали безупречно белый крахмальный отложной воротничок; пронзительные голубые глаза сверкали тем особым блеском, который тронет сердце любой женщины.

Грейс и вправду почувствовала себя так, будто вот-вот растает, но все же решила, что поведение его отнюдь не героическое: во-первых, стоял он слишком близко от нее, а во-вторых, держал ее за руку выше локтя, так что ей было даже не отодвинуться на подобающее расстояние.

— Мне не кажется, — сказала Грейс, надеясь, что это прозвучит надменно, — что при данных обстоятельствах вы можете позволять себе такие вольности.

— Да, — согласился герцог, сажая девушку на стул.

Но Грейс тут же с воплем вскочила и очутилась в объятиях герцога.

— Что с вами? — недоуменно спросил он, держа Грейс на расстоянии вытянутой руки, так как ему пришло в голову, что он столкнулся с человеком с неуравновешенной психикой.

Эта странная леди выписывала круги в диком танце, размахивая подолом своей юбки, совершенно не обращая внимания на присутствующих, уставившихся на нее с выражением ужаса.

— Ради Бога, успокойтесь, — сказал в замешательстве герцог. — Я не хотел вас оскорбить.

— Вы это лучше пчеле скажите, — прошипела Грейс.

Ее обычно бледное лицо пылало, как кухонная плита.

Наконец Грейс в последний раз тряхнула юбкой, пчела, освободившись из плена между складок, угрожающе жужжа, облетела вокруг головы девушки и устремилась к открытому окну.

Станден, ничего не понимая, уставился на Грейс с глупым видом и сказал:

— Простите?

— Вы посадили меня на пчелу! — крикнула она, усаживаясь обратно на стул, и стала, приподняв край юбки, рассматривать пострадавшую ногу.

Герцога, однако, не привело в смятение столь необычное зрелище — виднеющийся из-под белой муслиновой юбки кусочек стройной лодыжки — и он заметил-таки, что нога начала распухать. Отбросив все сомнения, он подхватил девушку на руки и поспешил в кухню.

— Да отпустите же меня, — запротестовала Грейс.

Она боролась с сильнейшим желанием обхватить руками герцога за шею, и в результате этой борьбы пульсирующая боль в ноге только усилилась. Поддавшись искушению, она поморгала глазами, чтобы отогнать слезы и призналась:

— Вы делаете мне больно.

— Но я ведь этого не хотел, мисс, — мягко ответил Станден.

Когда в заполненную паром кухню влетела перепуганная хозяйка гостиницы, он потребовал срочного оказания помощи по поводу пчелиного укуса. Подозрительно поглядывая на герцога, миссис Тиббитс принялась за работу.

Пока хозяйка занималась приготовлением целебной мази, Грейс сидела, прислонив голову к плечу джентльмена. Плечо было настоящее, мускулистое, без всяких фальшивых накладок из опилок или коленкора, которые применялись менее физически совершенными мужчинами вроде его преподобия господина Глэдстона. И он явно не душился мускусом и не красил волосы ярь-медянкой: от ее спасителя пахло мылом. Видимо, он серьезно относился к советам законодателя мод франта Браммеля о необходимости ежедневного мытья. Совершенно не отдавая себе отчета, она глубоко вдохнула исходивший от него чистый запах и уютно притулилась к его плечу, словно это было самое обычное дело.

Такое прямолинейное поведение ничуть его не оскорбило и не заставило отшатнуться от нее, и он не убрал руку с ее плеч. За это Грейс была ему благодарна, ибо ее лодыжка действительно болела очень сильно.

Поставив стул в самом углу кухни, дабы не привлекать внимания любопытствующих, хозяйка попросила герцога:

— Перенесите-ка ее вон туда, милорд.

Когда Грейс тронулась с места, боль словно острый кинжал, пронзила ей ногу, и она даже прикусила губу, чтобы не застонать. Последний раз пчелы кусали ее так давно, что она успела позабыть, насколько это больно.

— Вот так, вот так, дорогая моя, — приговаривала миссис Тиббитс, пока Грейс осторожно усаживали на стул, — скоро ты у меня снова будешь на ногах.

Не зная, что ему делать дальше, герцог с озабоченным выражением лица стоял рядом, склонившись над девушкой, чувствуя себя, хоть и необоснованно, виновником ее боли. Наконец жена хозяина, стоя на коленях и положив поверх фартука распухшую ногу Грейс, выразительно взглянула на герцога и заявила:

— Вам здесь не место, милорд; выйдите-ка отсюда.

Женщина высвободила из ботиночка изящную ногу, а Станден, пробормотав извинения, пулей вылетел из кухни. Уж скорее он подставит себя под огонь врага на поле боя, чем станет наблюдать женские слезы. Тем более слезы этой женщины…

После того как больную ногу обмыли раствором соды и наложили на нее повязку с мазью, Грейс смогла, наконец, вздохнуть с облегчением. К сожалению, опухоль не позволяла надеть не только башмачок, но даже и туфельку без задника, поэтому девушка чувствовала себя неловко, когда ее без обуви провели в общую столовую и посадили в стороне от открытого окна.

Но публика в столовой, однако, оказалась все же слишком хорошо воспитанной, чтобы разглядывать ее, так что очень скоро Грейс освоилась настолько, что смогла насладиться в одиночестве ужином из жареного цыпленка с картофелем и молодым горохом.

— Вам повезло, что хозяйка гостиницы — мастерица на все руки.

Подняв глаза от своей тарелки, Грейс поймала сочувственный взгляд своего мучителя. Она кивнула в ответ на его вопросительный взгляд, и он сел за ее столик.

— Да, — ответила Грейс, положив вилку на край тарелки и не узнавая своего собственного голоса, будто во рту у нее была деревянная ложка, — я всегда считала, что это искусство надо всячески культивировать.

Она без смущения посмотрела на этого привлекательного шатена, глядевшего на нее с улыбкой, от которой трепещут женские сердца. Сердце ее стучало все быстрее, и она обнаружила, что еще немного — и она начнет задыхаться.

С Грейс такое случилось впервые: никогда еще ни один мужчина не вызывал в ней такого внутреннего переполоха. Ей даже не пришло в голову, что причиной подобной реакции мог быть укус насекомого, а не ошеломляющее присутствие этого человека.

Она всегда гордилась умением управлять своими эмоциями, и этот неконтролируемый внутренний трепет приводил ее в ужас. Все мысли куда-то разбежались. Но Боже мой, она ведь даже не знает его имени! Она знала от миссис Тиббитс лишь то, что он принадлежит к знатному роду, но для Грейс такой рекомендации было недостаточно.

Возможно, он игрок или распутник, взвешивающий свои шансы обольстить ее. Когда ответный огонек симпатии уже появился в ее взгляде, она внутренне одернула себя и, стараясь сохранять нейтральное выражение лица, обратилась к своей трапезе.

За столом воцарилось молчание; она ковыряла вилкой отменно вкусное, но так и не распробованное блюдо, а он потягивал портвейн. Грейс больше не поднимала на него глаз, что давало Стандену возможность спокойно разглядывать ее. Вскоре герцог пришел к замечательному заключению, что воздушный муслиновый чепчик у нее на голове выглядел в свете лампы словно нимб, и это рождало сходство с ангелом.

Собственно говоря, герцог поддался бы искушению поверить в ее запредельную призрачную природу, если бы сам недавно не пронес ее на руках через этот зал. Так что девушка была не призраком, но существом из плоти и крови, к тому же заставлявшим кровь в его собственных жилах бежать гораздо быстрее, чем в обществе других женщин.

Он подумал, как бы лучше сказать ей, что он знает ее фамилию. Мисс Дэвис из Черхилла, дочь торговца. Однако Станден полагал, что господин Дэвис не стал бы возражать, если б герцог искал представления его дочери. Скорее напротив, посчитал бы это счастливой возможностью, которую не следует упускать.

Но потом, наблюдая за всецело поглощенной своей трапезой мисс Дэвис, Станден был вынужден принять во внимание и то, что она может не пожелать продолжать их случайное знакомство. Станден запустил палец под свой элегантный, но тесноватый шейный платок. Какой же леди может приглянуться человек, пусть даже и герцог, который напоминал бы ей о таких неприятных вещах, как столкновения карет и укусы насекомых?

Отставив тарелку, Грейс на удивление обыденным тоном произнесла:

— Я доставила вам столько беспокойства.

— Какая чушь, — ответил герцог в той энергичной манере, в какой здоровые люди говорят со своими престарелыми или слабовольными родственниками. Будь Грейс менее уверенной в себе, такое заявление могло бы совсем обескуражить ее. И все же всегдашний апломб Грейс получил чувствительный удар, когда герцог весело добавил:

— Всегда рад служить, я хотел сказать.

Несмотря на странный комок в горле, Грейс все же выдавила:

— Вы просто молодчина, сэр.

Столь откровенный панегирик заставил Стандена хихикнуть. Затем он признался:

— Не вполне.

Но прежде, чем он смог открыть всю глубину своей греховности, Грейс, застенчиво потупившись, пробормотала:

— Вы ведь человеческое существо, сэр, и хотя бы один недостаток вам позволено иметь.

Стандена это весьма позабавило, а Грейс с прежней бесхитростностью продолжала:

— Я вот думаю, как бы нам все уладить между собой, милорд.

— Не стоит утруждать себя, — сказал Станден, махнув рукой с длинными аристократическими пальцами.

— Пусть ваш отец проучит этого негодяя кучера.

Грейс почувствовала, что у нее перехватило горло, а как раз этого ей меньше всего хотелось.

— В этом нет никакой необходимости, — прошептала Грейс, пытаясь найти аргумент в пользу того, чтобы герцог ничего не сообщал отцу об этом неловком происшествии. — Папа доверяет моему мнению.

Его преподобие господин Пенуорт, возможно, и поверил бы ей, но мать уж точно воспримет все шиворот-навыворот и станет требовать, чтобы этот дворянин немедленно женился на ее дочери. Грейс уже собралась высказать это Стандену, но вовремя спохватилась, посчитав, что ни одна разумная женщина не станет так унижаться.

— В этом я не сомневаюсь, — криво усмехаясь, что рассердило Грейс, ответил Станден, — но полагаю, что здесь вам лучше положиться на мое мнение. В конце концов, вы сами ведь не сделали ничего дурного.

— С точки зрения жителя Лондона, возможно, и нет, — сказала Грейс, — но в Черхилле я подвергнусь критике за то, что пошла на знакомство с вами самостоятельно, не получив рекомендаций местных светских львов.

Ощутив давление на своих пальцах, она вдруг осознала, что Станден взял ее за руку.

Пожатие было приятным, но, подумала Грейс, все это зря: они жили в разных, противоположных мирах, и она не собиралась полагаться на мужчину, чтобы спасти себя от последствий своих собственных действий.

Она с сожалением высвободила руку из-под его ладони и твердо сказала:

— Я уже доставила вам достаточно неприятностей. Завтра кучер привезет меня в Лондон, и я скажу своей сестре, что меня ужалила пчела, когда я ставила цветы в вазу.

Станден снова развеселился.

— Вот уж глупее не придумаешь, — сказал он, хихикая. — Она вам ни за что не поверит. Поставить букет в вазу — это пустяковое дело.

Грейс отвела взгляд, чтобы скрыть необоримое чувство восхищения, вызванное его улыбкой.

— Пустяковое дело для Эмити и для любой другой законченной леди из тех, кого я знаю, — ответила она, — но я — другого поля ягода.

— Вы это серьезно? — усомнился Станден, наклоняя голову то влево, то вправо, как бы рассматривая девушку под разными углами. — Внешне вы совершенно обыкновенная.

— А вот и нет, — не согласилась Грейс, — я не умею петь и музицировать; кроме того, не умею ни вышивать, ни рисовать.

— Выходит, вы единственная женщина без достоинств, — забавляясь, заключил Станден и очаровательно улыбнулся. Ни разу еще ему не попадалась леди, которая не гордилась бы своими достижениями. Чем дольше он находился рядом с ней, тем большей симпатией проникался к мисс Дэвис. — Конечно же, вы преувеличиваете.

— Конечно, — без колебаний ответствовала Грейс. — Я рассказываю сказки. И склонность к преувеличениям — мое единственное достоинство.

Такое безыскусное заявление заставило его улыбнуться еще шире.

Как бы ей хотелось доверить этому джентльмену свою тайну, но ведь наверняка, узнай он, каким образом дает она выход своей творческой энергии, он будет думать о ней как о графоманке, или, хуже того, предательнице.

— Понятно, что это для вас смешно, милорд, — покорно согласилась Грейс. — Это ведь совсем не женский талант.

— Напротив, — возразил Станден, все еще ухмыляясь, — во всем, что бы вы ни делали, столько женственности, что и этот ваш талант нельзя воспринимать как неженственный.

Ошарашенная его комплиментом, Грейс не могла взять в толк, издевается он над ней или же заигрывает. Остановившись на последнем предположении, она поджала губы и резко поднялась с места.

— Благодарю вас, — сказала она, и только тут вспомнила о пчелином укусе. Опершись на стол, она добавила: — Хочу пожелать вам спокойной ночи, пока вы не захвалили меня до потери сознания.

Будто пораженный ее резкой холодностью, герцог царственно встал со стула. Загадочно улыбаясь, он сказал:

— Вы ошибаетесь, мэм, если считаете себя обделенной талантами. Ваша женственность способна взбудоражить кровь во сто крат сильнее, чем все наполеоновские легионы, вместе взятые.

Поклонившись, он пообещал, что на следующее утро проводит ее до Лондона, чтобы обеспечить безопасность путешествия. После этого он стал подниматься к себе, держась безукоризненно прямо.

Высказанное предложение заставило Грейс отказаться от мысли встретиться с ним еще когда-либо, но это решение вызвало в ней почему-то чувство сожаления.


На следующее утро хозяйка гостиницы поставила на столик рядом с правым локтем герцога поднос, на котором лежала какая-то скомканная бумажка. Вырванный из сладкого утреннего сна, герцог поставил кружку с кофе на стол и раздраженно спросил:

— Что это?

Уже узнавшая от напыщенного герцогова грума, что ее гостиницу почтил своим присутствием герцог Станденский, путешествующий инкогнито, хозяйка нервозно сделала реверанс и ответила:

— Прошу прощения, ваша светлость, это от мисс.

Прищуренные глаза Стандена скользнули с неопрятной бумажки на эту суетливую женщину, и он спросил:

— Где она? Она уже должна быть на ногах. За сегодняшний день нам нужно покрыть приличное расстояние, чтобы добраться до города засветло.

— Уехала, ваша светлость.

Хозяйка нервно мяла угол синего фартука.

— Уехала затемно со своими слугами, ваша светлость.

Свое огорчение герцог выдал только тем, что чуть сильнее сжал зубы.

— Что, действительно? А вы не попытались задержать ее?

— Но как же я могла, сэр? — и женщина развела руки, показывая, что вовсе не она виновница разочарования его милости. — Вы ведь заплатили за нее.

Герцог взял с подноса бумажный комок и высыпал себе на ладонь несколько шиллингов.

— Что это?

— Она сказала, это в оплату за повреждение вашей коляски.

Пальцы Стандена конвульсивно сжали монеты; они были липкими на ощупь, словно у предыдущей владелицы хранились в ридикюле вместе с лимонными леденцами. И это подношение, вне всякого сомнения, было сделано с такой же чистосердечностью и наивностью, как и ее предложение отвезти его в Лондон в своем экипаже.

Ну что за ребенок! Если кому-то и требовалась защита, так это ей, подумал он с нежностью, и его сердце сжалось от переполнявшего его сочувствия. Никогда не встречал он женщин, подобных мисс Дэвис из Черхилла, которая сначала предлагает разделить комфорт собственного экипажа, а потом удирает, словно перепуганный котенок.

Попытка заплатить за ремонт коляски, конечно, была смехотворной: отдавая деньги такими суммами, ей придется заложить ему душу, чтобы покрыть расходы. Именно так он ей и скажет, когда будет возвращать деньги. Снова завернув монеты в бумажку, он положил их в кошелек и потребовал, чтобы немедленно седлали самую резвую лошадь, которая здесь есть. Скоро эта девчонка узнает, как с ним шутки шутить!

На следующий день он въехал в Лондон, весь промокший под непрекращающимся дождем, трясясь от холода и нарочитой ярости. Его лакей, видя, что хозяин на грани обморока от усталости и переохлаждения, сразу же уложил герцога в постель, а промокший бумажный комок с монетами полетел на поднос с редко носимыми цепочками для часов.

На следующее утро Станден чувствовал себя достаточно выспавшимся и отдохнувшим, чтобы просмотреть стопку приглашений на приемы, дожидавшуюся его на столе в гостиной. Конверт, отправителем которого был Питер Рамзи, его старый школьный друг, сделавший себе состояние в Ист-Индиа Компани, герцог вскрыл, а остальные выбросил. «Угу, значит Рам вывозит в свет свою племянницу, — пробормотал он сам себе. — Надо пойти посмотреть на него, давненько не виделись».

Предстоящее знакомство с дочерью торговца заставило его вспомнить о своей мимолетной встрече с мисс Дэвис.

— У меня в кармане вчера, когда я приехал, было несколько монет, — сказал герцог лакею, разглаживающему складки на покрывале застеленной кровати. — Вэлмонт, ты не помнишь, куда положил их?

Сказано это было нарочито небрежным тоном.

Вэлмонт выдал свое удивление этим не свойственным хозяину вопросом тем, что сделал складку на повязываемом шейном платке. Развязывая узел, он мысленно сосчитал до десяти и ответил вопросом на вопрос:

— Они были завернуты в клочок старой газеты? — и стал заново обматывать шею герцога платком.

Но результат его трудов снова был испорчен, потому что Станден опустил подбородок и в упор посмотрел на своего слугу. Изобразив разочарованное мычание, Вэлмонт заметил с укоризной:

— Обычно, ваша светлость, к своей внешности вы относитесь более серьезно.

Пропустив неискренние сетования мимо ушей, герцог сдернул с шеи платок и, слегка злясь, сказал:

— Куда ты дел этот чертов сверток?

Вэлмонт крупными шагами подошел к шкафчику, где хранились драгоценности, и начал выдвигать ящики.

— Вот он, ваша милость, — сказал лакей, доставая из нижнего ящика этот странный талисман.

Выхватив сверток из белой, как сметана, руки лакея, Станден резко опустился на стул и стал торопливо писать записку, потом положил ее в конверт вместе с монетами и запечатал. Швырнув конверт Вэлмонту, герцог сказал:

— Доставишь это мисс Дэвис в дом ее отца на Холлз-стрит, в собственные руки.

— Ваша светлость? — вопросил лакей, заметив мрачное выражение на лице своего хозяина. — А как же ваш шейный платок?

— Придушить себя я и сам смогу, — раздраженно бросил герцог.

Как бы озабоченный внезапной тенью, легшей на лицо хозяина, Вэлмонт спросил:

— У вас что, рецидив, сэр?

— Нет, — ответил Станден, обматывая вокруг шеи трехдюймовую полоску шелковой ткани. Выражение его лица, когда он скосил глаза на зеркало, было таким, словно он одновременно проклинал и освобождался от чего-то.

— Просто нужно довести до конца одно неудачное дело.

Внутренне он злился на себя за то, что проявил к этой леди такое, по сути, равнодушное презрение. То, что он не представился, показалось ей, видимо, неслыханным оскорблением.

— Слушаюсь, ваша светлость, — ответствовал Вэлмонт, теряясь в догадках, уж не разбила ли эта самая мисс Дэвис сердце герцога?


Когда Вэлмонт возвратился в Станден-хауз на Гросвенор-сквер, душа у него была в пятках. Прежде чем огорошить его светлость принесенной информацией, он решил заглянуть в гостиную к хозяйской экономке. Миссис Бимис, пухленькая розовощекая матрона, испытывающая бесконечно нежные чувства к элегантному, довольно изящного сложения французу, встретила его располагающей улыбкой, что в некоторой степени способствовало подкреплению его трусливой душонки. После стаканчика хорошего бренди, сопровождаемого льющимися через край комплиментами от разомлевшей леди, его присутствие духа полностью восстановилось. После галантного поклона и приложения к руке миссис Бимис с толстыми красными пальцами, Вэлмонт, наконец, поднялся к герцогу, чтобы доложить о результатах своей разведки.

Станден, услышав доклад, не захотел верить собственным ушам.

— Что значит «на окнах ставни» и «дверное кольцо опущено»?

В недоуменном взгляде на возвращаемый Вэлмонтом конверт не было и намека на возможное прощение.

— Вашей «мисс Дэвис» не существует в природе, — отвечал осмелевший от бренди Вэлмонт, — она взяла вас в оборот, ваша светлость.

Герцога такое объяснение не удовлетворило.

— Но у соседей ты догадался спросить, как найти эту леди?

— Конечно, ваша светлость, — быстро ответил Вэлмонт, словно изумленный тем, что хозяин мог заподозрить его в такой нерадивости, — на первом этаже живет лишь один престарелый слуга, по имени Уимслоу. Он сказал мне, что господин Дэвис — бездетный вдовец.

Занявшись подбиранием с пола упавшей со стола стопки крахмальных галстуков, лакей сделал умное предложение:

— А вдруг ваша мисс Дэвис — ночная бабочка?

Сомнение, пустив корни в душе Стандена, никак не хотело покидать ее, и, однако же, ему совсем не хотелось думать, что эта скромная мисс, приоткрывшая ему тайну своего таланта, могла бы оказаться женщиной подобного сорта. Поэтому он обронил сурово:

— Прикуси язык, Вэлмонт.

И стал облачаться в безукоризненно голубую визитку со сверкающими серебряными пуговицами поверх уже надетых жилетки цвета воловьей кожи и несравненных брюк.

— Моральные принципы среднего класса исключают подобную возможность, — заявил герцог. — Более вероятно, что она просто воспользовалась добротой одного из своих соседей.

Вэлмонт подобострастно высказал опасение, что, одеваясь без посторонней помощи, его хозяин может повредить эту прекрасно скроенную визитку, однако герцог был иного мнения, считая, что, если мужчина носит настолько тесную одежду, что в ней невозможно свободно двигаться и одеваться без посторонней помощи, то это не мужчина, а вешалка для одежды. Когда, наконец, Стандену удалось влезть в визитку, не порвав ее при этом по швам, узкие темные глаза Вэлмонта сузились еще более, ибо он испытал ревнивое чувство оттого, что его хозяин зависит от него в меньшей степени, чем ему хотелось бы. Он вовсе не желал, чтобы эта неизвестная особа вторгалась в жизнь его самого и его хозяина, если только она не принадлежала к классу Фешенебельно Непристойных; в этом случае ей никак не пробраться в их дом — и не нарушить устоявшийся уклад жизни герцога. В его жизни он, Вэлмонт, будет по-прежнему управлять всеми обыденными повседневными делами.

С видом настолько невинным, насколько могла позволить ему его скользкая сущность, лакей сказал:

— Возможно и так, ваша светлость. Но ее побег из гостиницы и то, что она ничего не сказала о том, где ее искать, выглядит, по меньшей мере, весьма подозрительно.

Учитывая ее наивность и смущение, говорил себе Станден, она совершенно не похожа на женщину легкого поведения. Станден размашистыми шагами пошел к двери. Если господин Девис — ее опекун или если она по-соседски воспользовалась его гостеприимством, тогда весьма вероятно, что с незнакомцами она и должна чувствовать себя не в своей тарелке.

— Я бы сказал, что у нее гораздо больше причин относиться с подозрительностью ко мне, — сказал Станден, крепко сжимая конверт в загорелых пальцах. — Ты ошибся как в ней самой, так и в ее местопребывании, и я это докажу.


Но все поиски на Холлз-стрит оказались настолько же бесплодными и вызывающими досаду у него, насколько вызвали удовлетворение у его лакея. Хмурый герцог Станденский вынужден был допустить возможность, что его лакей оказался прав в своих предположениях относительно сущности мисс Дэвис. И хотя он сам не попытался узнать ни имени, ни цели путешествия разыскиваемой леди, было проще, конечно, принять поверхностный взгляд за весьма вероятный — и тем успокоить свою совесть.

Но если она, рассуждал он, ускоряя шаг, словно хотел побыстрее оставить позади воспоминания о ее смеющихся глазах и золотистых кудрях, если она и в самом деле полагала, будто заинтриговала его настолько, что он станет преследовать ее, то она ошибалась. Забыв, вероятно, о том, что он накануне целый день скакал, преследуя ее, по сути, до Лондона, герцог приказал седлать лошадь для своей обычной утренней прогулки. Вдыхая утренний прохладный воздух, он дал себе обет, что навеки забудет это ангелоподобное личико, но не ее по-детски наивное отношение к его чувствам. И память об этом навсегда сделает его крайне осторожным в отношении прекрасного пола.

4

Когда Грейс созналась, что предпочла бы не присутствовать на балу вечером в этот день из-за распухшей после укуса пчелы щиколотки, Эмити воскликнула:

— Я совершенно не могу понять, как это тебя угораздило быть укушенной в такое труднодоступное место!

Грейс пожала своими худенькими плечами, желая лишь, чтобы сестра оставила ее в покое и дала прийти в себя после нервирующего столкновения с аристократией. Ее одолевало смешанное чувство страха и надежды, что этот напыщенный анонимный лорд станет преследовать ее — что, может быть, именно в эту самую минуту он разыскивает ее по городу. Хотя едва ли, подумала Грейс, скорее он начнет преследовать ее за совершенное преступление, чем будет искать случая официального представления.

— Ты же знаешь, как это всегда со мной бывает, Эмити, — сказала Грейс сестре и смущенно улыбнулась. — Если я настолько беспечна, что влезала в темные владения, то у них есть все права, чтобы защищать себя.

— Но ведь ты составляла букет? — Эмити с недоверием взметнула вверх руки. — Что-то мне не верится. Хотя, — поправилась она, задумчиво отставляя палец от напудренной щеки, — если б это не касалось тебя…

Доверительно поддавшись вперед, она высказала теплый сестринский совет.

— И в самом деле, дорогая, — сказала она, приподнимая подведенную бровь, и подбадривающая улыбка разлилась по ее фарфоровому лицу, — ведь нельзя же надеяться, что ты можешь заинтересовать джентльмена, не владея хотя бы одним из женских искусств.

Грейс улыбнулась ей в ответ и не стала ни оправдывать отсутствие у себя достоинств, ни подтверждать своих намерений и дальше продолжать эксперименты с пером и бумагой. Ни одного джентльмена еще никогда не осуждали за его «неутонченность» или за то, что у него пальцы в чернилах. Чем бы он ни занимался, его дело всегда считается серьезным и важным. Но все, что бы ни делала леди, всерьез не принимается, если только она не посвящает себя «созданию хороших вещей», но тогда ее могут обвинить в «похожести» или «повторяемости».

Прежде, чем эти невеселые мысли расстроили ее, Грейс вспомнила, что она все-таки имела одно преимущество — людям нравилось разговаривать с ней. Они поверяли ей свои проблемы и заботы. А она знала их проблемы и заботы — ведь она часто сопровождала отца, когда он посещал свою паству. Она знала, что солдаты не в состоянии прокормить свои семьи, живя обещаниями пенсий; что сельские жители не могли платить за аренду земли, потому что цены на кукурузу просто смехотворны; что ткачи вынуждены работать за мизерную плату на домашних станках. Она знала, что они подвергаются и большим унижениям, и временами все ее усилия чем-нибудь помочь казались ей менее чем бесполезными.

Но Грейс уже приняла решение, что она тем или иным способом заставит-таки аристократию понять, что их ответственность перед душами, которые Создатель поместил в более хрупкие сосуды и на низшие ступени социальной лестницы, все же должна перевесить привилегии и комфорт, даваемые их статусом.

Но вот высказать подобные свои мысли сестре она не могла. Эмити, несмотря на свое доброе сердце и занятия благотворительностью, воспринимала свое положение жены банкира как абсолютно восхитительное. Она бы не поняла то страстное стремление к справедливости, которое заставляло Грейс писать свои критические эссе против угнетения.

К счастью, от необходимости отвечать что-либо ее спасло очень своевременное появление племянников. Они шумно ворвались в гостиную с радостными улыбками на личиках.

— Еще раз привет, тетя Грейс! — воскликнул Хью, большими шагами приближаясь к ней по розовому ковру. Эта десятилетняя уменьшенная копия своего темноволосого отца Колина вплоть до костюмчика, напоминающего деловой, вытянула вперед вполне мужскую руку для приветствия.

— Я уж думал, мисс Корнтуэйт заставит нас делать уроки до самого вечера.

Грейс была даже слегка ошарашена, когда племянник, взяв ее руку, поклонился, вместо того, чтобы обнять за шею, как вчера, но зато приветствие его сестренки оказалось очень теплым и милым.

Светленькая шестилетняя Катарина была еще не настолько взрослой, чтобы удержать радостные восклицания и естественное желание обнять любимую тетю. Чуть было не задушив и не оглушив ее, она взглянула на хмурящуюся мать и спросила каким-то нерешительным тоном:

— Мамочка, можно тетя Грейс будет пить чай вместе с нами в детской?

Эмити немного подумала, потом ответила:

— Не сегодня, дорогая. Твоей тете вряд ли захочется взбираться по всем этим ступенькам.

Катарина разочарованно вздохнула, а затем вспорхнула на крыльях своих ажурных муслиновых юбочек и ленточек и приземлилась у тетиных ног.

— Как это плохо, — сказала она. — Мы бы сыграли спектакль.

— Это было бы здорово, — начала Грейс, не желая совсем уж огорчать детей. — Вы могли бы выступить передо мной прямо здесь.

— Не сегодня, — твердо, но доброжелательно прервала ее Эмити. — Перед балом тебе нужно будет отдохнуть.

— Но я бы с удовольствием посмотрела их спектакль, — ответила Грейс, видя, что сестра действительно озабочена. — Если я пока ничего не имею против того, чтобы быть просто тетей Грейс, почему ты не хочешь насладиться покоем?

— Ты говоришь совсем не то, — сказала Эмити. — В Лондон никто не приезжает за покоем, моя дорогая, да и ты такой путь проделала вовсе не для того, чтобы изображать няню для моего потомства.

Она оглядела комнату, будто пересчитывала детей и вдруг обнаружила, что одного не хватает. Обратив свой взор на дверь, она ласково позвала:

— Ну, иди же сюда, и поздоровайся с тетушкой Грейс, Тэдди. Обычно ты вовсе не такой стеснительный.

Четырехлетний мальчуган, одетый в костюмчик в военном стиле, стоял по ту сторону открытой двери, посасывая палец. Грейс подмигнула ему.

Заметив этот поощрительный знак, он вроде бы оживился. Влетев в комнату, он радостно бросился к Грейс и повис на ней.

— Ну и ладно, — произнес мальчик, отступая назад, и поклонился, изо всех сил стараясь быть похожим на уже почти взрослого Хью, своего кумира. — Тогда мы будем пить чай здесь вместе с тетей Грейс, если она слишком старая, чтобы подняться к нам.

— Тэдди! — с укоризной одернула его мать. — Твоя тетя вовсе не старая.

— А я так не думаю, — настаивал на своем Тедди, забираясь к Грейс на колени и пожирая ее влюбленными голубыми глазами. Грейс не могла удержаться, чтобы не поцеловать его златокудрую головку, пахнущую мылом и сладким детским потом, и сердце у нее сжалось: ей так захотелось ощутить на своих коленях свою собственную благословенную ношу. Без всяких задних мыслей Тэдди стал объяснять матери:

— Ведь ты сама говорила папе, что она уже слишком стара для еще одного сезона.

Изумленная Грейс непроизвольно открыла рот и смущенно захихикала. Прикрыв рот кончиками пальцев, которые едва уловимо дрожали, она произнесла:

— Боже ты мой.

Ее сестра тоже была ошарашена, но все слова застряли у нее в горле, однако румянец, покрывший ее щеки, красноречиво говорил о том, что она пожалела о своем длинном языке. Когда, наконец, она вновь обрела голос, то потребовала, чтобы сын извинился перед тетей Грейс.

Выражение лица, с которым мальчик посмотрел на Грейс, разрывало ей сердце.

— П-прости меня, — сказал он, всхлипывая и переплетая свои крошечные пальчики с ее пальцами. — Я не хотел тебя обидеть. Я ведь подумал, что мама имеет в виду, что ты скоро умрешь.

— Видишь, как бывает, когда подслушивают через замочную скважину, — сказала Эмити и, вздохнув, добавила: — Меня бы в детстве за такое поведение отправили спать без ужина.

И, как бы вопреки своему предупреждению, взяла со стола серебряный колокольчик и позвонила, чтобы принесли чай.

Пока ее сестра отдавала распоряжение прислуге накрыть чай в приемном зале, Грейс обняла Тэдди, который пытался соскользнуть с ее колен.

— Не переживай так, пожалуйста, Тэдди. Я пока еще не собираюсь протягивать ноги: я хочу много где побывать и много чего увидеть.

После этих слов личико его посветлело.

— И потом, сэр, я не думаю, что вы сказали это не подумав. Ваша честность подкупает.

Видимо, Эмити услышала эти последние слова, потому что вставила:

— Он совсем как ты, Грейс.

— Спасибо, — ответила Грейс, гладя мальчика по голове. Волосы его были влажными, ибо в комнате было слишком жарко.

— Собственно говоря, — продолжала Эмити, с любовью оглядывая Хью и Катарину, — каждый из моих детей чем-то напоминает мне тебя.

Маленькая Катарина, все это время сидевшая у ног своей тети, встала и перелезла к ней на колени. Ее серебристо-серые глаза светились неподдельной любовью.

— Я хочу во всем быть такой, как ты, тетя Грейс.

— О нет. Кейт, ты должна быть сама собой, — ответила Грейс, с ужасом вспоминая прошлые свои приезды в Лондон. — Взять мир приступом, чтобы мама гордилась тобой.

Девчушка рассеянно накручивала себе на пальчик локон светлых тетиных волос. Вдруг она посмотрела ей прямо в глаза и заявила:

— Таких, как ты, больше нет, тетя.

Смеясь, Грейс согласилась:

— Это уж точно, миленькая.

— Правда-правда, — настаивала Кейт. — Мама сказала, что, когда Бог сотворил тебя, он разбил форму.

Грейс услышала, как вспыхнувшая Эмити издала смущенное восклицание, и пожалела о бестактных словах Катарины, но не из-за себя, а боясь, что девчушке за них попадет.

— Мама, но ты ведь действительно так сказала, — защищалась Кейт. Потом, обернувшись к Грейс, она заключила: — Я очень рада, что больше ни у кого нет такой тети, как ты.

— А я? — обиженно проговорил Хью.

— И я! — заявил Тэдди, поворачиваясь на коленях у Грейс.

— Никто не рассказывает историй лучше, чем ты. Ты расскажешь нам историю?

Но тут опять вмешалась Эмити, заявив, что тетя устала с дороги и что у нее болит нога после пчелиного укуса.

Хью встревоженно вскочил.

— Как? Тебе все еще больно? — озабоченно спросил он, пододвигая к тете скамеечку для ног, на которую она благодарно положила больную ногу. — Ну вот, теперь тебе будет удобно, и ты нам расскажешь историю.

Грейс рассмеялась. Она очень любила детей сестры, они во многом напоминали ей ее саму, к примеру, настойчивостью, с которой они преодолевали все преграды на своем пути.

— Рассказать вам историю про злую королеву пчел?

— Расскажи, расскажи! Как здорово! Это она тебя ужалила? — раздались одновременно три детских голоса.

Четвертый голос принадлежал Эмити:

— Я же сказала — нет.

Четыре пары глаз разных оттенков серого и голубого одновременно повернулись к ней, на что она и рассчитывала. Рядом с ней на столе уже стоял поднос с чашками и сладким.

— Больше ни слова, пока я не подам чай.

Когда дети хором ответили «Хорошо, мама», Грейс почувствовала, что ее маленькие союзники делают стратегический обманный маневр. Перед тем, как принять чашку с горячим шоколадом и тарелку с пирожными и мармеладом, все трое по очереди жестом изобразили, что закрывают рот на ключик. Пока Эмити наливала себе чай, Грейс, держа в руках чашку и тарелку, заговорщически подмигнула детям за спиной их ничего не подозревающей матери.

Когда все были обслужены, Хью, поднимая чашку с блюдца, встал и произнес одновременно театрально и искренне:

— За самую нужную тетю.

Не пролив ни капли из своей чашки, Тэдди тоже вскочил на ноги с криком «ура!». Блюдце упало с его колен и пирожные разлетелись по дорогому ковру. Не обращая на это никакого внимания, он принялся маршировать взад и вперед перед тетей, выкрикивая «ура!», словно приветствовал героев-победителей.

Грейс пыталась сдержаться, но все же захихикала. Эмити, созерцая, во что превратился ее розовый ковер, могла лишь молча отпивать чай маленькими глоточками.

Кейт, сидевшая на стуле рядом с тетей и болтавшая ногами в голубых туфельках, не достававшими до пола дюймов шести, очень женственно поднесла чашку к губам и сказала:

— Я надеюсь, что в твоих сказках все будет взаправду, тетя.

— Во всех?

— Не во всех, — со всей серьезностью ответила Кейт. — Это было бы даже больше, чем здорово.

Грейс с удивлением обнаружила, что девочка настолько же склонна к сплетням, как и ее мать. Словно чтобы подразнить Грейс, Катарина замолчала и сделала большой глоток из чашки, затем со значением посмотрела на свою тетю и объяснила:

— Я имела в виду ту часть, где «они стали жить счастливо и умерли в один день».

Оба мальчугана встрепенулись и, прежде чем проглотить остатки уже остывшего шоколада, словно эхо отозвались:

— Слышим, слышим.

После чая Грейс была отправлена наверх отдыхать, а дети — на дневную прогулку под надзором гувернантки мисс Корнтуэйт.

Целуя на прощание последнего из уходящих детей, Эмити сказала:

— Они должны понять, что ты приехала вовсе не для того, чтобы услаждать их сказками.

Когда детишки убежали, Грейс грустно ответила:

— Но я так редко их вижу, Эмити; лишние пять минут ведь не сделали бы никакой разницы.

— Лучше эти пять минут тебе полежать в затемненной комнате с холодным компрессом на ноге, — твердо ответила Эмити. — И до обеда никуда не выходи.

— Но как же обещанная история? — запротестовала Грейс.

— После того, как они поужинают, еще будет время, — заверила ее сестра.


Несмотря на слова сестры, у Грейс времени хватило лишь на то, чтобы поцеловать детей перед сном, но она, прежде, чем спуститься вниз, обняла каждого и пообещала, что история остается за ней.

— Ах, не беспокойся, — сказал Хью с легкой бравадой. — Мы все решили, что ты заслуживаешь счастливый конец своей сказки. И мы хотим тебе в этом помочь.

— Правда? — с улыбкой спросила Грейс, закутываясь в розовую шелковую шаль.

— Ну да! — подтвердила Кейт. — Мы собираемся взять тебя с собой посмотреть на карету Наполеона и на мраморные барельефы Элгина[1] и на…

— И в Гайд-парк, — перебил Хью. — Ты сводишь нас днем на прогулку в Гайд-парк. И там обязательно встретишь достойного холостого мужчину.

Пряча улыбку за шелковым веером, Грейс ответила:

— Боже ты мой! Ваши планы меня уже утомили.

— Да ну, ты что? — усомнился Хью, приподнимая одну бровь. Он не понимал, как такие интересные вещи могут утомить кого-нибудь.

— Ну, тогда для тебя самое подходящее — это бал, — заявила Кейт тоном умудренной женщины. — Там будет куча джентльменов, и все они ищут, с кем можно было бы «жить счастливо и умереть в один день». Так что лучше иди, пока они не передумали.

— Ты такая же проницательная, как и твоя мать, — со смехом сказала Грейс, подходя к двери детской.

В сверкающих глазах Катарины, привставшей в своей узкой кроватке, появился романтический огонек.

— Я надеюсь, что ты будешь королевой бала, — сказала она.

Грейс повернулась к девочке и снова подошла к ее кровати, легко ступая по голому деревянному полу.

— Если ты этого хочешь, то так оно и будет, — тихо произнесла она, прижимая племянницу к своей груди.

Шлепая босыми ногами, к тете подошел Хью.

— Мы заставим это сбыться, — поклялся он.

— Как это? — поразился Тэдди, прыгая на кровати.

— Молиться! — скомандовал Хью, падая на колени.

Брат с сестрой присоединились к нему и заключили его просьбу о том, чтобы «тетя Грейс очаровала на балу хотя бы одного джентльмена и нашла бы свою истинную любовь» прочувствованным «Аминь!»

За всю свою жизнь в семье священника ни разу еще Грейс не доводилось слышать столь простой и конкретной молитвы. Она не сомневалась, что ангелы вознесли ее к Самому Всемогущему, о чем она и сказала, после того как дети пожелали ей хорошо провести время и разбить сердце какого-нибудь красавца. Однако ее уверенность поколебалась, когда, уже начав спускаться, она услышала, как Тэдди в полный голос спросил:

— А для чего это нужно было?

В ответ раздался голос Хью:

— Это же ее последний шанс, как мама говорит, вот для чего.

5

Грейс решила, что не разочарует своих молодых родственников, желающих ей добра. Высоко подняв голову, она грациозно спустилась в приемный зал, чтобы сделать выбор из предложенных сестрой шикарных бальных платьев.

— Слушай, Колин, — обратилась Эмити к мужу, постукивая его сложенным веером по плечу. — Ну разве моя сестра не восхитительно будет смотреться сегодня вечером?

Занятый своими финансовыми бумагами, Колин Спенсер поверил голову в сторону спускавшейся по ступенькам Грейс. Подозревая, что Колин ее не узнал, она подумала, уж не изменилась ли она настолько со времени их последней встречи. Сомнения ее подтвердились, ибо он изумленно спросил:

— Это кто, Грейс? Какая хорошенькая она выросла!

Этот «комплимент наоборот» вызвал у Грейс радостное хихиканье.

— Привет, братец, — сказала она подставляя свою нежно-розовую щеку для поцелуя. — Ты хотел сказать, что мой возраст меня совсем не портит?

— Именно, — начал он, но поперхнулся. — Черт побери, вот так всегда: захочешь сделать комплимент, и женщина тут же обращает его в оскорбление.

Беря ее за руки, он сказал:

— Ну что ж, не будем медлить. Интересно будет посмотреть, скольких мужчин она сразит наповал сегодня вечером.

Всю дорогу от дома на Харлей-стрит до Кавендиш-сквер, где их ждали ярко освещенные окна хозяев бала, Грейс молчала, вспоминая того знатного джентльмена из придорожной гостиницы.

Пока они дожидались своей очереди высаживаться, Колин вслух заметил, что Грейс что-то не в настроении.

Эмити опередила сестру с ответом:

— Судя по тому, как у меня посасывает под ложечкой, осталось предположить, что и у Грейс это на нервной почве.

Колин одарил жену теплой улыбкой и, подначивая, спросил:

— Смею ли я думать, что твоя нервозность имеет отношение к моей персоне?

Опустив глаза, Эмити приложила сложенный веер к губам. Внезапно Грейс почувствовала себя совершенно не в своей тарелке. Чтобы скрыть свое смущение, она стала смотреть на скопление людей возле входа в огромный шикарный дом.

Отбирая у жены веер, Колин проговорил:

— Да, дорогая, язык веера я, к сожалению, по-прежнему понимаю. Как и твоя сестра. Боюсь, что ты вогнала ее в краску.

Грейс принялась было извиняться за свою неуместную чувствительность, но Колин обратил к ней дружелюбную улыбку и спросил:

— Тебя так удивляет, что мы по-прежнему любим друг друга?

— Вовсе нет, — ответила девушка, с нежной улыбкой глядя на эту счастливую пару. — Скорее рада за вас: ведь только и слышишь о браке всякие гадкие истории.

— Это касается лишь таких, что заключаются по расчету, либо по принуждению, — задумчиво проговорил Колин. — Никакого расчета или удобства в нашем браке не было.

Эмити возмущенно фыркнула, и Колин рассмеялся.

— Но мне кажется, что Эмити все еще боится, что я открою еще более прекрасное создание на этих балах, куда она меня постоянно таскает. — С этими словами он сжал руку жены, потом добавил: — Не стоит беспокоиться, моя дорогая. Я вполне удовлетворен своим выбором, чтобы искать привязанность где-то на стороне.

— Ах, Колин, — романтически вздохнула Эмити.

Колин помог дамам выйти из экипажа, провел их в дом, после чего сказал:

— Теперь я вас покидаю, чтобы поприветствовать своих друзей, а вы, болтая с подругами, не забывайте вести неусыпное наблюдение за молоденькими мисс.

Одобрительно окидывая взглядом битком набитый зал, он добавил:

— В этом году, похоже, будет небывалый урожай.

— Колин, — упрекнула мужа покрасневшая Эмити, — как можно говорить такое о юных леди? Ты приводишь Грейс в полное смущение.

— Вовсе нет, — ответил Колин, усаживая дам возле чаши с пуншем, мимо которой непременно должен будет пройти каждый джентльмен. — Я ведь не девушек имел в виду, а мужчин. Взгляни на них, Грейс. — И он обвел комнату рукой. — Они созрели и ждут, чтобы их собрали. Смотри, выбирай самого лучшего.

И снова Эмити задохнулась от возмущения, однако Грейс не могла сдержать веселого смеха.

Колин говорил правду: в бальном зале скопилось великое множество самых разных мужчин — от духовенства с постными лицами и банкиров до кичливых представителей мелкого нетитулованного дворянства, не имеющих пропуска в высшее общество, и их братьев или сыновей, копирующих манеры и одежду своих великосветских кумиров. На них бросали игривые взгляды лишь самые молодые девушки, а дамы постарше поглядывали неодобрительно. Но дух флирта постепенно побеждал респектабельность.

В общем и целом, состав гостей был вполне обычным для такого рода увеселений. Грейс почувствовала невольное разочарование оттого, что здесь не было его, хотя, учитывая, что это был буржуазный бал, рассчитывать на его присутствие едва ли приходилось. Грейс опустила взор на свои сложенные руки.

— Ты что это? — конспиративным шепотом спросила ее Эмити. — Ведь подумают, что среди гостей ты не увидела своего особенного мужчину.

Иронически улыбаясь, Грейс посмотрела на сестру.

— Ничего не могу с этим поделать, но, должна признаться, я действительно высматривала кого-нибудь… особенного.

— Как? Твои вкусы переместились в сторону синих в белый горошек шейных платков? — рассмеялась Эмити.

Грейс позволила себе улыбнуться чуть более широко, но тут ее сестра, прикрывшись веером, прошептала:

— Не смотри в ту сторону, сестрица, но как раз в этот момент в твою сторону пробирается как раз такой особенный господин.

Конечно же, взгляд Грейс переместился в запретном направлении, а ее брови приподнялись от удивления, когда она увидела приближающегося мужчину. Одетый в сильно приталенный серый фрак, под которым была ослепительно белая вышитая парчовая жилетка, и серые в обтяжку панталоны, этот господин двигался с таким чувством собственной значительности, что Грейс это даже покоробило.

Представившись, господин Блейк попросил позволения пригласить ее на танец, а Грейс была настолько ошарашена его снисходительным тоном, что даже не знала, как отказать. Поэтому Грейс очутилась напротив господина Блейка среди выстроившихся в линию пар.

Когда заиграла музыка, Грейс, почти помимо собственной воли, начала впадать в оцепенение от того, как скованно ее партнер выполняет па. Глядя на острый край его воротничка, она подумала: «Интересно, отрежет ли он ему голову? И что принято делать, если партнер во время танца потеряет голову?»

Наконец она решила, что, если уж стремление к сверхмодному стилю в одежде действительно приведет к травме, то его широкий шелковый шейный платок можно будет использовать и как жгут и как бинт. Лицо Грейс осветилось лукавой улыбкой.

Совершая очередную фигуру, господин Блейк чопорно проговорил:

— Мисс Пенуорт, примите мои искренние комплименты.

— Благодарю вас, господин Блейк.

— Мне кажется, мы представляем собой пару, достойную восхищения, — сказал он. — И, судя по вашей обворожительной улыбке, вы того же мнения.

Они завершили грациозный поворот, и, видимо, Грейс испугалась, что ее неумелый партнер прочитал в ее улыбке больше, чем ей хотелось бы.

— Простите меня, сэр, — заикаясь, сказала она. — Но что навело вас на такую мысль?

К этому моменту ее партнер уже настолько походил на напыщенного индюка, что Грейс не удивилась, когда услышала:

— Должен сказать, что танцуете вы достаточно хорошо, чтобы взгляды всей компании были устремлены на вас. Само собой, я разделяю их восхищение.

— Как это мило с вашей стороны, — сдержанно поблагодарила Грейс, все больше раздражаясь от его высокомерия.

— Это так важно — правильно выбрать партнера для первого танца, — продолжал он. — Поэтому, выбрав вас, я уверен, что вечер будет весьма и весьма удачным.

Хорошие манеры предполагают ответ на такую похвалу, но Грейс словно отказал голос. Когда, наконец, она обрела способность говорить, то смогла лишь промолвить:

— Благодарю вас, сэр.

К счастью, танец закончился, и Грейс поспешила вернуться к сестре. Господина Блейка, похоже, вовсе не смутила ее невежливость, и он, поддерживая ее за локоть, проводил девушку к сестре и выразил ей признательность за то, что она привела с собой такую замечательную партнершу.

— И я считаю так же, господин Блейк, — ответила Эмити, распахивая веер и бросая в сторону Грейс торжествующие взгляды. — Вы так хорошо смотрелись в танце. Ради Бога, не стесняйтесь нанести нам визит.

Услышав слова сестры, Грейс в недоумении посмотрела на сестру.

Неожиданно щелкнув каблуками, господин Блейк поклонился, принимая приглашение, и добавил, что желал бы исполнить еще один танец с мисс Пенуорт после ужина.

Грейс уже открыла было рот, чтобы отказать, но ее опередила Эмити:

— Конечно, она согласна.

И посмотрела на сестру так выразительно, что у той все слова застряли в горле. Господин Блейк, видимо, был настолько обрадован таким расположением леди, что, отступая, чуть было не споткнулся.

Улыбаясь, чтобы не отпугнуть других потенциальных партнеров, Грейс спросила сестру:

— За что ты обрела меня еще на одну пытку с этим надутым индюком?

— Дорогая моя, но он же во всех отношениях очень милый; как же ты можешь так говорить, — упрекнула ее Эмити. — К тому же, он назвал тебя восхитительной партнершей.

— За этот комплимент я не испытываю к нему благодарности, — ответила Грейс, яростно размахивая веером.

— Это еще почему?

— Он пригласил меня лишь затем, чтобы самому покрасоваться. Заявил, что, «вечер будет весьма и весьма удачным».

— Что, действительно? Он так и сказал? — недоверчиво рассмеялась Эмити.

Грейс поняла, что Эмити считает это ее выдумкой, и стала защищаться:

— Эмити, это абсолютная правда, а не очередная моя история.

— Дорогая моя, не обижайся. Твои истории всегда такие удивительные; никогда не знаешь, где в них правда, а где выдумка. Но знаешь, если уж господин Блейк найдет себе несколько достойных партнерш после танца с тобой, то и ты сама вправе ожидать, что скучать в одиночестве тебе не придется.

И действительно, предсказание сестры подтвердилось. Несколько старых знакомых после танца с ней представили ее новым гостям, каждый из которых также попросил у нее танец.

Грейс познакомила свою сестру с господином Дю Барри, своим издателем, высоким, крепкого сложения привлекательным мужчиной; к сожалению, он носил очки, которые увеличивали его глаза и делали похожим на подагрика. Но он показался Эмити весьма любезным, и она с легкой душой отправила Грейс вместе с ним в танцевальный зал.

Однако господин Дю Барри вместо этого повел Грейс к столам с закусками где, в отличие от других гостей, которые лишь пробовали по небольшому кусочку из выбора блюд, стал есть все подряд, продвигаясь вдоль длинного стола, и при этом непрестанно делал замечания по поводу всей этой роскоши и негодовал оттого, что многим беднякам пришлось отправиться спать без ужина.

Грейс, которая обычно соглашалась с его взглядами на благотворительность, раздраженно заметила:

— Очень жаль, что ваши поступки не соответствуют вашим словам, господин Дю Барри.

— Чтобы оценить трудную жизнь беднейших, нужно знать, как живут привилегированные классы, — заявил он, набивая рот устрицами и запивая их огромными глотками шампанского. — Вам нужно есть больше, — добавил он. — Это заострит ваше перо.

На это сказать было нечего, и Грейс, вздохнув, отправилась обратно к своей сестре. Надеясь, что еще не попробованные деликатесы более милы для ее издателя, нежели ее компания, Грейс подумала, что он не последует за ней, однако он поднялся и, с тарелкой в руке, пошел вслед за ней.

— Вы обещали это попробовать, — настаивал он, суя ей тарелку, пока, наконец, Грейс, вздохнув, не взяла одну из покрытых глазурью ягод.

После этого господин Дю Барри саркастически заметил:

— Вот видите, мэм, даже моя мисс Пенуорт не способна устоять перед соблазном.

Положив нетронутое угощение обратно на тарелку, Грейс одарила издателя холодным взглядом и промолвила:

— Будьте так любезны, господин Дю Барри. Я никакая не «ваша» мисс Пенуорт, разве что только как автор.

— Ну, конечно, — пробормотал он, прожевывая очередной кусок. — Я это и имел в виду. Кстати, раз уж мы заговорили о писательстве, книга ваша продается не очень уж хорошо.

Вытирая пальцы о салфетку, засунутую в карман жилета, он продолжил:

— А не могли бы вы сделать что-нибудь из ряда вон выходящее, в пределах допустимого, разумеется, чтобы привлечь внимание к вашей книге?

— Не слушай его, Грейс, — неодобрительно взглянув на издателя, предостерегла сестру Эмити. — То, что ты написала в своей книге, уже само по себе шокирующе. Откуда у тебя эта скандальная информация о Регенте, Грейс? О его «многих женах»? Я уверена, что мама с папой никогда не упоминали при тебе таких глупых слухов. А вам должно быть стыдно, господин Дю Барри, за то, что вы толкаете мою сестру на такой опасный путь. Она вам не игрушка.

Яростно обмахиваясь веером, она бесстрастным голосом пожелала господину Дю Барри приятно провести вечер, и повернулась к Грейс, пока, наконец, он не отошел от них.

— Какие скучные, неромантичные вещи он говорит, — сказала Эмити.

— Только не говори мне, что у тебя в мыслях было, будто он мне пара, — с негодованием воскликнула Грейс. — И откуда ты узнала про мою книжку, интересно знать? Я вовсе не хотела, чтобы ты ее читала.

— Мне прислал ее господин Дю Барри, — ответила Эмити. — Я его попросила проследить, чтобы к маме она ни в коем случае не попала. — Она добродушно приобняла Грейс. — Не волнуйся. Если книжка продается плохо, он скоро потеряет к тебе интерес. Поищи-ка лучше кого-нибудь более романтичного, дорогая.

Вскоре ее пригласил на танец весьма скромный загорелый джентльмен, только что, по его словам, вернувшийся из Индии. Танцевал он неважно, и в конце концов, смущенный признанием Грейс, что у нее самой нет ни музыкального слуха, ни чувства ритма, наступил ей на ногу. Как раз на ту, которую укусила пчела.

— Откуда он приехал, ты говоришь, из Индии? — спросила Эмити после этого инцидента. — Оно и видно, танцевал он так, словно давил змей.

Пока Эмити у зеркала приводила в порядок лицо, Грейс разглаживала морщинки на своем платье.

— Бедняжка Грейс, — со вздохом сказала Эмити, продолжая пудриться. — Ну неужели никто не способен заставить замирать твое сердце?

«Одного такого мужчину я знаю,» — подумала Грейс. Но, увы, здесь его не было. А если бы даже и был, со свойственным ей странным чувством юмора решила Грейс, то склонился бы скорее к тому, чтобы задушить ее, а не делать комплименты. Прогоняя накатившее на нее уныние, Грейс лукаво улыбнулась сестре и сказала:

— Никто, но я слышала, что у некоторых людей такое бывает от пчелиных укусов.

Эмити плотно сжала губы.

— Будь посерьезней, Грейс. Иначе мне никогда не выдать тебя замуж.

— Не волнуйся, Эмити, — ответила Грейс, похлопывая сестру по плечу. — Может быть, мне придется вытянуть кролика из шляпы.

Эмити состроила удивленную гримаску:

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ну… — ответила Грейс. — Ты же знаешь, волшебники никогда не раскрывают своих секретов.

— Ты книгу свою имеешь в виду? — напирала Эмити. — Знаешь, даже мисс Остин[2] принуждена жить в уединении в доме свой матери.

— Говорят, родные называют ее «лучшей из тетушек», — проговорила Грейс с отсутствующим видом.

— Я думаю, — укорила ее сестра, — тебе следует больше позаботиться о своих собственных детях, чем о моих.

Стараясь не показывать боли, которую вызвало замечание сестры, Грейс отважилась заглянуть в ее хмурое лицо. Почувствовав, что обратить все в шутку не удается, она сказала:

— Ты должна быть рада этому, Эмити. Если когда-нибудь я буду держать на руках своего собственного ребенка, это будет по меньшей мере чудо.

К удивлению Грейс, Эмити подмигнула ей.

— Тогда давай искать тебе жениха, дорогая. Большего чуда тебе и не нужно.

— Ах, Эмити, — трясясь от смеха, проговорила Грейс. — Ты что, тоже молишься за меня?

Прежде чем та успела ответить, в комнату ворвались три девушки, восклицая «Танец!»

В уборной сразу же возник небольшой переполох: женщины торопливо заканчивали свой туалет. Никому не хотелось упускать кавалера.

Взглянув последний раз в зеркало и подправив прически, Грейс с сестрой присоединились к другим женщинам, возвращавшимся в бальный зал.

Принимая руку господина Блейка перед танцем, Грейс краешком глаза заметила, как ей показалось, того самого Неизвестного джентльмена, о ком она думала весь вечер. Отважившись посмотреть в его сторону еще раз, она заметила, что он стоит в группе молодых щеголей, которых, похоже, забавляла недостаточная элегантность кружащихся по залу пар.

Ей хотелось ошибаться, но его Таинственная светлость, по-видимому, не делал попыток пресечь поток циничных замечаний со стороны своих товарищей. Прислонившись плечом к мраморной колонне, он надменно обшаривал взглядом зал, и вид у него был такой, словно он жалел, что пришел на этот бал.

В этот момент и Грейс пожалела, что пришла.

Их глаза встретились, но вот уже господин Блейк закружил свою партнершу в деревенском вальсе. В тот же момент скучающее выражение лица герцога сменилось на изумленное.

Помимо ее воли, на лице Грейс появилась приветливая улыбка. Воодушевленная его ответной ухмылкой, которая, казалось, затмила свет сотен свечей в подвесных люстрах, Грейс споткнулась, слишком резко закрученная своим ничего не подозревающим партнером. Не успела она обрести равновесие, как он наступил ей на больную ногу. Собрав всю волю в кулак, чтобы не вскрикнуть, Грейс с усилием отвела взгляд от человека, которого уже начала считать своей погибелью, и постаралась сосредоточиться на танцевальных па.

Они уже прошли в танце полкруга, когда Грейс снова отважилась бросить взгляд в его сторону. На этот раз он не сразу заметил обращенное к нему внимание.

Но в его взгляде на этот раз светилась холодная сталь. Повернувшись к одному из своих приятелей, он стал что-то говорить ему. Когда молодой человек отвечал, Грейс совершенно явственно почувствовала, что над ней насмехаются. Она помертвела и ощутила, как начинают пылать ее щеки и уши.

6

С самого приезда в элегантный особняк Питера Рамзи на Кавендиш-сквер герцог Станденский жалел, что переступил его порог. Товарищи, приехавшие с ним, находили буржуазный бал великолепной шуткой, а дружбу герцога с представителем этого класса — удивительной.

Но Станден, будучи дружен с Рамзи со времени учебы в Итоне, не разделял мнения своих компаньонов. Их дружба, стоящая на крови и слезах, дала им очень скоро прозвища Джонатана и Давида, потому что один всегда защищал другого от более сильных врагов. Сегодня, когда его приятели лорд Филип Бреббертон, сэр Фредди Гейтс и достопочтенный Эндрю Блейк стали отпускать язвительные шутки по поводу Рамзи и его вечеринки, Стандена неприятно поразило открытие, что он с ними не согласен.

После того, как они вошли в дом, он, выслушивая недалекие шуточки этих трех мушкетеров, задавал себе вопрос, когда же можно будет предложить им занять себя чем-нибудь более подходящим, карточной игрой, например.

Когда все трое остановились на лестничной площадке второго этажа, сэр Фредди шумно зевнул, даже не прикрывшись, и спросил:

— Слушай, Станден, что это тебе взбрело в голову притащить нас в это чертовски скучное место? Тут ведь нет никого.

Станден молча уставился на приятеля.

— Здесь есть я, — отрезал он.

— Не делай из меня дурака, черт возьми, — ответил сэр Фредди. — Я имел в виду, что аристократией здесь даже и не пахнет.

— Брось ты, — хохотнул господин Блейк, толкая сэра Фредди локтем под ребра. — А мы на что?

— Не строй из себя невесть что, Пип, — насмешливо проговорил Станден. — Думаю, что родословная семьи Рама подлиннее, чем твоя.

Господин Блейк нахмурился, но не удостоил замечание герцога ответом. Станден намекал на сомнительное происхождение его прадеда. Вместо этого он критически оглядел толпу гостей в бальном зале и, хмыкнув, произнес:

— Девчонки еще туда-сюда, но и только. Пойду-ка посмотрю на них поближе.

Сэр Фредди повернулся к лорду Филипу и сказал:

— Держу пари, что он найдет себе девушку, не пройдя и ползала.

Лорд Филип раздулся, словно зобастый голубь, и ответил:

— Это ясно, как дважды два, Фредди. Пип всегда пользовался успехом у дам. Посмотри-ка вон туда.

И он указал в направлении чаши с пуншем.

— Кажется, сейчас он будет бросать наживку.

Станден непроизвольно проследил взглядом за рукой своего приятеля. Блейк, словно паук, подбирающийся к добыче, продвигался к ничего не подозревающей леди быстрым шагом, не оставляющим ей никаких шансов избежать его хватки. Бедняжка, подумал Станден, ища глазами наиболее вероятную жертву Пипа; может быть, следовало бы предостеречь ее. И он двинулся следом за Пипом.

И тут он увидел ее. Ту леди в лиловом платье из гостиницы.

Когда до него дошло, что жертва Пипа — это та самая женщина, что заставила его чувствовать себя королем глупцов и в гостинице, и пока он скакал в Лондон, все его добрые намерения мигом рассеялись и уступили место ярости, какой он не испытывал даже на поле боя. Он резко остановился на пороге бального зала.

Потом, без всяких объяснений, развернулся на месте и стал отходить прочь от танцующих пар.

— Слушай, герцог, — начал сэр Фредди. — Еще рано уходить. Я хочу потанцевать с той девушкой, которую нашел Пип.

— Что ж, это твое дело, — ответил Станден, не понимая, откуда появилось столь странное желание двинуть кулаком по физиономии сначала Пипа, а затем Фредди.

Он попытался убедить себя, что никаких особенных прав на эту девушку у него нет, но логические аргументы не могли унять приступ его ярости, когда он представил ее, танцующую с другим мужчиной, и особенно таким, как Пип или его приятели.

Он достал из жилетного кармана свой талисман — горстку монет, и сжал их в кулаке. Расталкивая все прибывающих гостей, Станден спускался вниз, в библиотеку, и, усевшись в кресло, решил изгнать все мысли об этой девушке с помощью бренди.

С глаз долой… Из сердца вон?

Когда он вернулся в бальный зал как раз перед началом последнего танца перед ужином, стало очевидно, что его рациональные аргументы не срабатывают. Когда Пип повел ее танцевать, вид у нее был не особенно довольный. Чтобы не выглядеть в ее глазах странствующим рыцарем, герцог заставил себя принять скучающий вид и прислонился к мраморной колонне.

К нему неторопливо подошел лорд Филип.

— А я думал, куда ты делся, — сказал он и, не замечая хмурого выражения лица герцога, продолжал: — Девушки довольно милые; пунш не такой водянистый, как на модных вечеринках. Игра в карты здесь весьма скучная. Один лишь вист. Эй, посмотри-ка — указал лорд Филип в сторону Пипа и его партнерши.

— Он снова ее заполучил. Увел у нас из-под самого носа.

— В самом деле? — спросил Станден, изображая равнодушие. — И кто же она такая?

— Фамилия Пенуорт. Она дочь священника, — лорд Филип фыркнул от смеха, точно это была удачная шутка. — Представляешь? Пип попался в поповскую мышеловку.

Мисс Пенуорт. Герцог повторял в уме имя этой злополучной леди. Мисс Пенуорт. Дочь священника. А вовсе никакая не женщина легкого поведения. Эта новость улучшила его настроение. Гм, мисс Пенуорт.

Словно услышав, как он произносит ее имя, она повернула на Стандена взгляд своих больших подведенных тушью глаз. Ему казалось, что ее невесомая наружность уже не имеет над ним власти, но она выглядела словно лань, загнанная собакой.

Его подмывало подойти к ним и заставить Пипа передать девушку в его руки. Он и в самом деле перестал подпирать колонну и сделал движение в сторону танцующей пары.

Как раз в этот момент лицо ее осветилось улыбкой: она узнала герцога.

Герцог, принимая решение, всегда отдавал приоритет голове, а не эмоциям. Но сейчас, когда дело касалось этой необычной женщины, все его привычные схемы рушились, настолько он оказался неподготовленным к эффекту, произведенному на него этой неожиданной улыбкой.

Мчась стремглав на лошади от Брайтона до Лондона, он преодолел это расстояние меньше, чем за четыре часа. Он чувствовал, что способен сдвинуть горы голыми руками. Что бы она ни попросила, он готов был умереть, но выполнить ее желание.

Пип, не замечая вокруг ничего, кроме мисс Пенуорт, повел ее в деревенском вальсе. Когда она споткнулась, Пип даже не попытался скрыть своего удовольствия от этой ее неловкости и не сразу восстановил подобающее расстояние между собой и партнершей.

Это напомнило Стандену его собственную реакцию, когда она упала ему на руки, выходя из своего экипажа. Любопытно, подумал он, разыгрывает ли она этот маневр с каждым приглянувшимся ей джентльменом? Черты его омрачились черной яростью.

Не подозревая, что творится в душе герцога, лорд Филип пробормотал:

— Такая хорошенькая девушка, и такая неуклюжая, а? Я что-то не нахожу в ней шарма.

Схватив Бреббертона за накрахмаленный до хруста шелковый шейный платок, Станден затащил его за колонну, под прикрытие нескольких пальм, и зарычал:

— А может быть, эта мисс Пенуорт не разглядела шарма в тебе?

Полузадушенный лорд Филип, стараясь отдышаться, принялся разглаживать свой шейный платок.

— Ты меня не понял, — все еще тяжело дыша, пытался объясниться он. — Но она ведь чертовски бледная. Словно привидение.

В лице Стандена, по-видимому, отразилась все нарастающая ярость, потому что Бреббертон, почти испугавшись, вскричал:

— Черт возьми, Алан, она что, и тебя околдовала?

— Конечно, нет, — ответил Станден так, словно его ошеломила сама мысль о том, что какая-то дочь священника способна вызвать в нем такие сильные чувства.

— Мое имя еще кое-что для меня значит, — добавил он надменно.

— Вот сейчас ты более похож на того герцога Станденского, которого я знаю, — с одобрением ответил Бреббертон. — Слушай, давай что-нибудь придумаем, а?

Станден отважился еще раз взглянуть сквозь листья пальм на танцующих. Под немелодичный аккомпанемент оркестра мисс Пенуорт все еще кружилась в объятиях Пипа. Осознав, что очень скоро он освободится, наконец, от своих отвратительных приятелей, герцог сказал:

— Ты иди, Бреббертон. И Фредди с собой возьми, и Пипа. Ваше присутствие на сегодняшнем балу поднимет господина Рамзи в глазах его гостей на небывалую высоту.

— Но как же ты? — вопросил лорд Филип. — Ты ведь не можешь остаться. Такой хмурый ходишь весь вечер, едва ли кто-нибудь будет с тобой танцевать.

Решительно сдвинутые брови герцога показали его непоколебимую уверенность в своей неотразимости.

— Я сошлюсь на старые боевые раны и остаток вечера проведу, сидя рядом с самой хорошенькой женщиной на этом балу, — сказал он.

Но отъезд трех друзей откладывался. Пип мертвой хваткой держал мисс Пенуорт, а Фредди и Бреббертону пришлось сопровождать двух дам в буфет.

Хозяйка дома миссис Рамзи попросила герцога составить ей компанию за ужином. Миниатюрная миссис Рамзи съела целую юрку салата из омаров, выпила море лимонада, и при этом не забывала быстро-быстро тараторить. Она вполне могла бы говорить и по-китайски, ибо из всего, что она сказала, Станден с трудом смог понять лишь малую толику.

Хорошо еще, что ей не требовался активный слушатель, и поэтому ничто не мешало герцогу поглядывать во время ужина вокруг в поисках этой сводящей с ума мисс Пенуорт.

К его разочарованию, несносной мисс нигде не было видно, и герцогу понадобилось все самообладание, чтобы, извинившись, не пойти на ее розыски.

В тот самый момент, когда он уже поддался было этому искушению, его внимание отвлекла миссис Рамзи.

— Наша мисс Пенуорт с вашим господином Блейком просто задали всем сегодня жару, — говорила она. — И вы знаете, он сразу же после первого танца пригласил ее составить ему компанию во время ужина.

Запив очередной кусок большим глотком лимонада, она нервно рассмеялась и продолжала:

— Ее родители будут жутко удивлены этой победой. Такое с ней в первый раз.

— Я абсолютно уверен, что это их шокирует, — известил Станден. — Блейк совершенно не подходит на роль зятя священника.

Добрая, но недалекая миссис Рамзи отреагировала на его слова так:

— Так вы знакомы с его преподобием господином Пенуортом?

Станден не стал делать попыток исправить заблуждение своей собеседницы. Он ответил:

— Я немного знаю эту семью.

Миссис Рамзи тут же вскочила.

— Тогда вы непременно должны познакомиться с его дочерью.

Не давая ему времени отказаться, она крепко взяла его под руку и повела на улицу, под навес, освещенный сотнями свечей в подсвечниках, откуда доносился гомон голосов. Миссис Рамзи пробралась сквозь толпу и спросила:

— Дорогая моя, почему ты мне ничего не сказала о своем знакомстве с лордом Станденом?

В своем возбуждении она совершенно позабыла о том, что другу детства ее мужа присвоен статус «его светлости».

Станден, не обращая внимания на ее промах, подбадривающе улыбнулся. Ему не хотелось, чтобы миссис Рамзи запиналась в извинениях, не желал он и смущения мисс Пенуорт. На несколько минут он вполне мог забыть о своем титуле и наслаждаться непринужденным разговором на равных.

Грейс бросила взгляд на джентльмена, которого миссис Рамзи тащила за собой. Это был он. Силясь перевести дыхание, она все же смогла замаскировать свою слабость за вроде бы обыденной репликой:

— Я не посчитала это достойным упоминания.

— Не посчитала достойным упоминания! — в ужасе воскликнула миссис Рамзи, словно только сейчас осознала всю неуместность только что сказанного ими обеими.

Герцог скрыл свою ярость и, сердечно рассмеявшись, хотя ему больше хотелось зарычать, сказал:

— Это так похоже на нашу мисс Пенуорт. Всегда обращается по имени. И в этом большая часть ее обаяния.

Тем временем ему удалось оттеснить Пипа от мисс Пенуорт, и он сел рядом с ней.

Грейс едва могла дышать, когда он с сердечностью старого друга дома стал спрашивать:

— Как поживает ваш батюшка? А ваш добрый сосед, господин Дэвис?

— Благодарю вас, хорошо, — сдавленно отвечала Грейс.

Пип поглядывал на герцога волком, а миссис Рамзи, похоже, все еще не могла прийти в себя от изумления, что, мисс Пенуорт, оказывается, на такой короткой ноге с ее наиболее важным гостем.

— Да вы не обращайте внимания, — посоветовал Станден, не желая, чтобы кто-нибудь знал, на какой зыбкой почве зиждется его с мисс Пенуорт знакомство. — Добрым друзьям ни к чему церемонии.

Тут же миссис Рамзи собралась уходить, прихватив с собой и господина Блейка.

— Ну конечно, им ведь есть о чем поговорить. Господин Блейк?

На лице Пипа было отчетливо написано, что он с удовольствием отдернул бы свою руку от тянущей его миссис Рамзи, а Стандена попросил бы убраться восвояси. Но хорошие манеры оказались сильнее горячего нрава, и, улыбнувшись миссис Рамзи, он предложил проводить ее к столу с десертами.

Когда надоедливая парочка начала пробираться сквозь толпу к столу с угощениями, Грейс неуверенно подняла глаза на своего нового собеседника. Теперь, когда они остались вдвоем, дружелюбие его, казалось, куда-то исчезло. Он выглядел настолько же разозленным, как после того, когда лихой возница Джон распотрошил его коляску.

— Почему вы дали Эмити повод думать, что мы знакомы? — спросила Грейс.

— А для того, чтобы ей захотелось сделать то, что она и сделала, — без обиняков ответил Станден. — Ну вот, ее нет, и Пипа тоже, так что мы можем приятно поболтать о старых временах. Как ваша нога?

На губах герцога все еще играла улыбка, не проникая однако, в его взгляд. И это не ускользнуло от внимания Грейс. Подавляя дрожь, она ответила:

— Уже почти прошла, благодарю вас.

После неловкого молчания она решила, что надо сделать ответный ход вежливости и спросила про коляску.

— С коляской дело скверно, — отвечал Станден озабоченно, так, словно речь шла о тяжелобольном родственнике. — Она по-прежнему на ремонте в Ньюбери.

— Я очень сожалею, — произнесла она, не зная, что еще сказать.

— Вот-вот мне должны прислать счет за ее ремонт, — сказал он, сжимая в руке ее шиллинги.

— Хорошо, я надеюсь, вы позволите мне рассчитаться с вами частями, — сказала Грейс оторопело.

— Я хотел предоставить вам возможность расплатиться со мной за один раз, — яростно сверкнув глазами, сказал герцог.

От его проникающего насквозь взгляда глаза Грейс расширились. Он добавил:

— Все, что мне нужно было, — это добраться до города.

Уколы совести, которые испытывала теперь Грейс, казались гораздо сильнее того пчелиного укуса. Однако она старалась внушить себе, что не сделала ничего такого, что заставило бы ее чувствовать себя виноватой.

Если уж кто-нибудь и должен сейчас испытывать уколы совести, так это лорд Станден. В конце концов, ведь он намеренно решил не представляться ей во время их мимолетного знакомства.

Внутренний голос укоризненно говорил ей, что она обязана была подвезти его в своем экипаже. С другой стороны, он же сам сказал ей, что не пристало леди ехать в одном экипаже с незнакомым мужчиной. Тут она добавила от себя: «какими бы располагающими ни были его внешность и манеры».

— Прошу простить меня, милорд, — наконец, голосом, полным раскаяния, произнесла Грейс, — за то, что я оставила вас на дороге. Конечно, это было малодушно с моей стороны.

Удивленный ее извинением, Станден рассмеялся.

— Вовсе нет, — сказал он, оставляя свое намерение отчитать ее как следует. От его презрительного взгляда не осталось и следа. — Это скорее говорит о вашем здравом смысле.

— Простите? — сказала Грейс с нотками изумления.

— Не стану отрицать, что я думал о вас не очень-то по-доброму, пока скакал в город, но теперь я понимаю, что я неправильно вел себя во время нашего короткого знакомства. Будь я на вашем месте, и я поступил бы так же, если бы мужчина не захотел представиться.

Грейс почувствовала, как к ее щекам приливает кровь.

Словно это служило знаком ее невиновности, Станден улыбнулся и сказал:

— Надеюсь, вы не держите на меня зла. Видите ли, не каждый день встречаешь леди, которая не знает, кто я такой, да к тому же еще падает, пытаясь…

От этого его подчеркивания своей знатности глаза Грейс удивленно расширились. Герцог добродушно рассмеялся и сказал:

— Ну, может быть, я несколько переоцениваю важность собственной персоны.

Опустив глаза, Грейс проговорила:

— Я уверена, что вы и сами это понимаете, милорд. Надеюсь, вы не думаете, что я намеренно бросилась в ваши объятия из-за вашего высокого положения в обществе.

— Не думаю, — уверил ее Станден. — Ступенька обломилась.

— Именно, — сказала Грейс. — И уверяю вас, даже если б я и знала, кто вы такой, я не стала бы относиться к вам иначе, чем просто к господину Стандену.

Она прямо посмотрела ему в глаза. На его лице было забавное выражение.

— Меня учили проявлять почтение ко всем и к каждому.

— Ну, а я стану относиться к вам так же, как относился бы к герцогине, — ответил герцог. — Обыкновенная учтивость, — заметил Станден, когда Грейс рассмеялась над абсурдностью именования ее «ваша светлость Грейс[3]».

Вытянув в его сторону руку, она высокомерно задрала голову и с издевательскими интонациями произнесла:

— Так значит, господин Станден?

Встав со своего хрупкого кресла, он учтиво поклонился и ответил: «Ваша светлость», взял ее два пальца и поцеловал воздух над ними.

Хотя он даже не коснулся губами ее руки, ее словно ударило током. Желая, чтобы он скорее отпустил ее руку, она почти беззвучно ахнула, потому что пальцы были словно в огне, а по телу стала распространяться сладкая слабость.

Снова заиграл оркестр, и пары начали возвращаться в бальный зал. Она старалась не глядеть на покидающие навес пары, и, бросив быстрый взгляд на лорда Стандена, опустила глаза. Герцог тотчас же проговорил:

— Надеюсь, вы не станете держать на меня зла из-за моего отвратительного поведения и не откажетесь, если я приглашу вас на танец. Это будет… честь для меня.

Не колеблясь ни секунды, она подняла на него газа и улыбнулась.

— С удовольствием, милорд, — ответила Грейс, когда он взял ее под руку и повел в дом, — это честь для меня.

Музыканты играли шотландский хороводный танец. Сначала ее огорчило, что это был не вальс, но позже, когда ему неминуемо пришлось на время убрать руку с ее талии, она испытала благодарность: всякий раз, когда он держал ее за руку или касался ее, выполняя фигуру, сердце Грейс замирало, а дыхание учащалось, так что она едва могла сосредоточиться на танцевальных па.

Когда тур кончился, герцог, счастливый, что никто на этот раз им не мешает, отвел ее на диванчик среди пальм, неподалеку от которого сидела группа зорких дуэний.

— Привести вам дуэнью? — спросил он, надеясь, что она откажется.

— Спасибо, не стоит, милорд, — ответила Грейс. Дыхание се постепенно приходило в норму.

Так как его ладонь больше не касалась ее руки, короткое умопомрачение проходило, уступая место здравому рассудку.

— Моя сестра вовсе не сочувствует таким проявлениям женской слабости. Обычно со мной такого не бывает. — Одарив его застенчивой улыбкой, она пошутила: — Хотя вам может показаться, что танцы — это еще один пробел в списке моих достоинств.

— Нет, мне так не кажется, как бы вы на том ни настаивали, — сказал он, усаживаясь рядом и глядя ей в глаза.

Взгляда лорда Стандена был теплым, как солнечный свет. Впервые за свою жизнь она почувствовала, что ничего не может сказать, хотя голова была полна мыслями, которые беспорядочно вертелись, наталкиваясь друг на друга, и не было ни одной, которую она могла бы высказать без смущения.

Она попыталась приструнить свое воображение, но безрезультатно, и ей страшно хотелось узнать, оказал ли на лорда Стандена этот танец такое же сильное воздействие, как и на нее. Испытывает ли он по отношению к ней такие же чувства, что и она к нему?

И уж если ей суждено выйти замуж, как на этом настаивают все окружающие, она вовсе не возражала бы, если б ее мужем стал именно он.

Мысли ее (а скорее эмоциональные образы) были прерваны голосом Стандена:

— За эти мысли вам — анютины глазки.

Нервничая от осознания того, о чем она думала, Грейс ответила:

— Надеюсь, вы не дарите анютины глазки всем без разбора, милорд. Их дарят только возлюбленным.

Сказав это, Грейс тут же пожалела о своих словах. Теплое сияние голубых глаз лорда Стандена обратилось в лед, точно Грейс произнесла нечто ужасное. Но даже попросить прощения за бестактность она не успела, потому что их уединение было нарушено сэром Фредди.

— А, вот ты где, Станден, — радостно воскликнул он. — Я тебя жду — не дождусь. Так мы едем или нет?

— Я же тебе говорил, поезжай без меня.

В голосе герцога совершенно явственно слышались стальные нотки.

— Не могу, — ответил Фредди, без приглашения плюхаясь на диванчик по правую руку Грейс.

— Не мог бы ты объяснить мне, в чем проблема?

— Мы же приехали в твоей коляске, вот в чем.

— Так ты хочешь ехать? — не очень приветливо спросил герцог.

— Еще не сейчас. Хотел бы потанцевать. Мисс Пенуорт?

И хотя Грейс предпочла бы, чтобы ее еще раз ужалила пчела, вместо того, чтобы танцевать с очередным другом лорда Стандена, вслух высказать такие мысли она, понятное дело, не могла.

Как и не могла сослаться на то, что уже приглашена другим. Ни один из ее знакомых не отважился бы перебегать дорогу титулованному джентльмену.

Лорд Станден также не стал бы танцевать с ней два раза подряд: это посчитали бы равносильным объяснению в любви. А ледяной взгляд герцога ясно давал понять, что он думает о мыслях влюбленных. Так что ей ничего не оставалось делать, кроме как провести следующие двадцать минут с сэром Фредди, уворачиваясь от его неуклюжих ног.

Поблагодарив лорда Стандена за предыдущий танец, она вложила пальцы в холодную руку своего нового партнера и позволила ему отыскать место среди танцующих.

К счастью, за время всего тура не случилось ничего примечательного. Во время танца мысли ее постоянно возвращались к лорду Стандену, она вспоминала его прикосновения и исходивший от него запах свежести.

Когда танец закончился, сэр Фредди отвел Грейс к сестре, галантно поклонился, затем собрал своих друзей, включая лорда Стандена, и вся четверка покинула бал.

Распахнув веер и яростно обмахиваясь, Эмити воскликнула:

— Ну, вообще!

— Что «вообще»? — откликнулась Грейс разочарованно. Она смотрела в спину удаляющегося лорда Стандена, который спускался по лестнице, и вспомнила, что он так и не спросил позволения нанести ей визит.

— Первый раз вижу джентльмена, настолько переполненного чувством собственной значительности.

— Ты о господине Блейке? — спросила Грейс и вздохнула: лорд Станден даже не попрощался с ней.

— Разумеется, нет, — отрывисто бросила ее сестра. — Я имела в виду его светлость герцога Станденского.

Внезапно она прекратила обмахиваться и использовала веер в качестве маскировки.

— Конечно, мне не следовало бы жаловаться: ведь он пригласил тебя на танец. Но не спросил моего позволения. И танцевал он только с тобой.

— Не делай ошибочных выводов, Эмити, — рассеянно сказала Грейс.

Ее по-прежнему занимали собственные мысли, а в особенности та, что лорд Станден — то есть, герцог Станденский — снова решил не раскрывать ей себя полностью. Грейс предпочла бы и сама уйти с бала, чтобы спокойно поразмыслить дома, но подходящего предлога она не находила.

— Мы с ним немного знакомы, — сказала она.

Лицо Эмити приняло задумчивое выражение, словно она оценивала значимость самого факта знакомства ее сестры с герцогом. Но она никак не прокомментировала это признание, лишь напомнила о предосторожностях, которые надо иметь в виду, когда имеешь дело с дворянством. И отправила Грейс танцевать с хозяином дома.

Оставшаяся часть бала прошла для нее словно во сне. Если бы ее потом спросили, с кем она танцевала, начиная с первого тура после ужина, ей не удалось бы вспомнить ни одного имени. После возвращения в дом своей сестры она вспомнила слова Эмити о том, что лорд Станден — то есть, герцог Станденский, — ни с кем, кроме нее, не танцевал.

Здравый смысл говорил ей, что он пригласил ее лишь потому, что они были знакомы, но то обстоятельство, что он не уделил никакого внимания другим дамам, приглушал ее восторг от общения с ним.

Она вспомнила искренние и простые молитвы детей Эмити, а также слова собственного отца о том, что молитва добродетельного человека скорее добирается до небес.

Уже погружаясь в сон, она вдруг подумала, можно ли назвать добродетельным желание дочери сельского священника стать небезразличной для герцога?

Не слишком ли высоко она задирает голову?


На следующий день Грейс принимала посетителей, а также знаки внимания от своих партнеров по танцам на балу. Она получила несколько букетов, один из них от анонимного отправителя. Эмити настаивала, чтобы Грейс отослала его обратно, однако та поставила их в вазу в своей комнате. Этот букет, составленный из фиалок и миниатюрных роз, понравился ей больше всех остальных.

Первым нанес ей визит господин Хэмоувер, тот, что недавно вернулся из Индии. Он пробыл не дольше четверти часа. Затем пожаловал сэр Фредди, лично преподнеся ей огромный букет цветов. Господин Дю Барри смеялся над историей, которую она рассказывала детям, однако «выдумывание волшебных сказок», по его мнению было пустой тратой времени. Это заявление весьма уронило господина Дю Барри в глазах сочинительницы.

Почтил своим присутствием дом ее сестры даже господин Блейк и не стал возражать против того, чтобы мисс Пенуорт поделилась купленными для нее засахаренными фруктами со своими племянниками. Его сердечность даже заставила Грейс принять приглашение прокатиться вместе с ним в парке на следующий день.

Все, за исключением лорда Стандена, каким-либо образом дали о себе знать. Он блистал своим отсутствием.

Грейс старалась не показывать своего разочарования.

— Не понимаю, зачем ты непрерывно выглядываешь в окно, — сказала ей Эмити. — Его светлость не пожалует ни сегодня, ни когда-либо. — Вонзая иголку в свою вышивку, она добавила: — Неужели ты думаешь, что титулованный дворянин из высшего света снизойдет переступить порог дома на Харлей-стрит?

Грейс словно облили ушатом холодной воды. Она отпустила занавеску и отошла от окна.

— Я и не знала, что тебе не нравится дом, в котором ты живешь, — отозвалась она, снова принимаясь покрывать мережкой кромку носового платка.

Когда она сказала лорду Стандену (ей не хотелось даже в мыслях называть его герцогом), что не умеет вышивать, это была неправда. Кроить материю и сделать прямой шов она могла не хуже любой белошвейки, и ее собственное платье было лучшим доказательством ее искусства обращения с иголкой и ниткой. Загвоздка была лишь в том, что настоящим леди не пристало самим шить для себя одежду.

Эмити опустила свою работу на колени.

— Ты знаешь, я вовсе не испытываю презрения к тому окружению, в котором мы живем. Но друзья герцога будут с насмешкой рассказывать ему о нашем жилье. И это принизит нас в его глазах.

Грейс тут же представила себе, как сэр Фредди и господин Блейк, забавляясь, рассказывают герцогу о своем посещении дома представителей среднего класса, и пришла к невеселому убеждению, что он просто не снизойдет до визита на Харлей-стрит.

Грейс сказала себе тогда, что ей все равно.

7

Нельзя не признать тот странный факт жизни, что чем больше женщина убеждает себя в своем безразличии к тому, что джентльмен унизил ее, тем больше на самом деле это задевает ее. Несколько следующих дней Грейс не могла сдержать себя и подбегала к окну всякий раз, когда возле их дома останавливался какой-нибудь экипаж. И то, что визитеры так же часто приезжали к ней, как и к Эмити, вовсе не поднимало ее настроения: ведь среди них не было герцога Станденского.

Когда прошло уже больше недели после того бала, Грейс осознала всю тщетность своих мечтаний. Она была одержима страстью к человеку, имеющему настолько высокое мнение о собственной персоне, что он даже не удосужился прислать в дом на Харлей-стрит свою визитную карточку. Сказав себе, что о таком высокомерном человеке не стоит даже и вспоминать, она запланировала на следующий день осмотр достопримечательностей вместе с детьми.

Еще даже не начавшись, прогулка обещала быть неудачной. Из-за дождя они вышли лишь после завтрака. Когда на Стрэнде они осматривали зверинец, Кейт так горько плакала от жалости к бедным заточенным в клетки зверюшкам, что Тэдди пообещал открыть все клетки и выпустить пленников на волю. Лишь угроза Грейс, что на обратном пути она не купит им мороженого, и отвлекающие маневры Хью заставили мальчугана отказаться от своих намерений.

Когда слуга подсаживал детей в экипаж, Грейс не могла удержаться от улыбки, хотя и печальной, услышав слова Тэдди:

— Знаешь, я бы выпустил тигров, они такие несчастные в своей клетке, но пришлось бы ждать до шести, когда их кормят. Нельзя, чтобы голодные тигры бегали по городу. Но все же мне не хочется расстраивать тебя, тетя Грейс. Я ведь знаю, как ты любишь ананасовое мороженое.

В этой маленькой компании все, похоже, обожали ананасовое мороженое. За то, что Тэдди весь день был таким хорошим мальчиком, он потребовал себе двойную порцию. Кейт удовлетворилась одной порцией, но все время поглядывала на прилавок с разноцветными конфетами, заявив, что их гувернантка заслуживает какого-нибудь сюрприза. Грейс со смехом разрешила девочке сделать эту дополнительную покупку, «раз это для мисс Корнтуэйт».

После того, как они полакомились мороженным, Хью заявил:

— Мы обещали тебе прогулку в Гайд-парке. Почему бы не пойти туда сейчас?

— Но там столько народу, — запротестовала Грейс, наблюдая за столпотворением людей, пытающихся пройти в парк через ворота на углу Парк-лейн и Кэрридж-роуд.

— Вполне естественно, — ответил Хью. — Сейчас пять часов — отличное время, чтобы выйти на люди.

Постучав в окошко кучеру, он договорился с ним, что тот заедет за ними через полчаса, затем открыл дверь и спрыгнул на землю.

Грейс сомневалась, стоит ли идти на променад, где столько народу, но прежде, чем она успела высказать свои сомнения вслух, Тэдди, тоже выскочивший вслед за братом из экипажа, стал звать ее:

— Пошли, пошли скорей, тетя Грейс.

— Ну что ж, ладно, — сдалась она и, выйдя из коляски, подала руку племяннице.

Кейт спустилась по ступенькам, копируя манеры взрослой леди, но, оказавшись на тротуаре, запрыгала от счастья, хлопая в ладоши.

— Ура, ура, как здорово! — радовалась она. — Мама ничего не узнает.

Последняя фраза только укрепила смутные опасения Грейс по поводу этой «контрабандной» прогулки.

— Я не думаю, что… — начала было она, но ее возражение не смогло разубедить ее возбужденных подопечных. Тэдди и Кейт завладели ее руками и стали тянуть, пока она не последовала за ними. Хью шел следом, как и бдительный слуга. Вскоре они влились в густой людской поток, растекающийся по аллеям парка.

Течение пронесло их через ворота парка, не давая возможности ни остановиться, ни замедлить темп ходьбы.

Тут Тэдди начал жаловаться, что ему ничего не видно.

Вспоминая свое собственное детство, Грейс прекрасно понимала ощущения мальчика: вокруг сплошные жилетки и трости, груди и локти, один из которых грубо задел его по уху. Тэдди громко охнул и остановился как вкопанный посреди запруженной людьми аллеи.

Человеческий поток обтекал их, словно какой-нибудь незначительный островок на середине бурлящей реки. Слуга, как мог, пытался защитить их от надвигающейся толпы, в то время как Грейс опустилась на колени рядом с мальчиком, чтобы утешить его, изо всех сил старавшегося не расплакаться.

— Ну, ну, дорогой, — ласково говорила Грейс, гладя его покрасневшее ухо. — Давай найдем фонтан, где можно будет намочить носовой платок. Приложим, и ушко твое не будет так гореть.

— Нет, — ответил Тэдди, шмыгнув носом.

Еще один прохожий налетел на них, и Тэдди едва успел подхватить свою шапочку. Его подбородочек задрожал, но, сдерживая неуместные для мужчины слезы, он сказал:

— Со мной все в порядке, тетя. Давай лучше пойдем дальше.

Взглянув по сторонам, Грейс вскочила на ноги. К ним быстро приближалась пара огромных, размеров со средний корабль, мужчин. С тревожным возгласом «Боже милостивый!» Грейс попыталась оттащить детей с их пути.

Пара проплыла мимо. Тэдди выдернуло из рук тети, и он попал в бурлящий поток за кормой только что проплывшей пары. Разноцветное людское море волновалось вокруг них, а Тэдди понесло по течению.

— Ай, помогите! — крикнул он, увлекаемый вперед.

Озираясь на окружающие его полосатые жилетки и муслиновые платья с высокой талией, он позвал:

— Тетя Грейс, ты где?

Он глянул вверх в надежде увидеть ее розовый зонтик, но ничего похожего рядом не было.

— Хью? Кейт?

Голос его задрожал, потому что он вдруг понял, что потерялся.

Сразу вспомнились все кошмарные рассказы его старой няни, старающейся заставить его быть послушным. О злом трубочисте, который украдет его и заставит лазать в грязные горячие трубы, или о цыганах, которые заберут его в свой табор и принудят воровать носовые платки, за что его потом повесит страшный палач Джек Кетч. Со слезами на глазах Тэдди озирался по сторонам в поисках хоть одного сочувственного лица.

Но в глазах прохожих было лишь равнодушие, только две молодые барышни, которые приближались к нему, вызвали у него доверие, потому что глаза их искрились почти так же, как у тети Грейс, когда она собиралась рассказывать одну из своих историй. Он встал на их пути и, умоляюще протягивая к одной из них ручонку, сказал:

— Видите ли, мисс, я потерялся…

Одна из девушек, прижимая к груди ридикюль, словно боясь, что он выхватит его, скорчила недовольную гримаску и бросила:

— Кыш, отродье!

— Отстань! — высокомерным тоном произнесла ее подруга. Проходя мимо Тэдди, она наступила ему на ногу.

Вслед за девушками повалило столько народу, что Тэдди пришлось вскарабкаться на конную статую, чтобы не быть раздавленным. Позабыв о чувстве собственного достоинства, мальчик заплакал, размазывая слезы кулачками.


Заметив нечто непривычное в картине парковых статуй, Станден, извинившись перед спутниками, направил своего породистого боевого коня против людского потока. Осадив коня перед скульптурой, он увидел на спине каменной лошади потерявшегося ребенка. Удивленно приподняв брови, герцог мягко сказал:

— Привет, Закхей[4]!

— Никогда не слышал о Зак… Ну, как его там. Я — Тэдди.

Рукавом своей курточки Тэдди вытер нос и смахнул слезы с лица.

— Ну, тогда привет, Тэдди.

Обычно высокомерное лицо Стандена смягчилось, когда он сочувственно улыбнулся мальчику.

— Если только вы не цыган и не трубочист, — отважно отвечал Тэдди.

Делая вид, что влез на статую всего лишь для лучшего обзора, Тэдди пояснил:

— Я наблюдаю за променадом.

Герцог добродушно рассмеялся. Впервые за две недели он почувствовал себя по-настоящему беззаботно.

— Значит, и тебя няня пугает трубочистами и цыганами?

— А вы знакомы с мисс Корнтуэйт? — радостно спросил Тэдди.

— Нет, — ответил Станден, — но моя старая няня, мисс Блисс, наверное, ходила вместе с твоей в одну школу, потому что тоже учила меня остерегаться этих злых людишек.

Он протянул мальчугану руку.

— Меня зовут… Перри, — представился герцог, с присущей ему осмотрительностью не называя себя полностью.

Тэдди, признавший в Стандене добрую душу в этом море равнодушия, протянул ему свою ручонку и сказал:

— Рад познакомиться, сэр.

— Ради Бога, без церемоний, Тэдди, — сказал Перри. — Мы с тобой оба ветераны детской войны.

— Наверное, да, — ответил мальчик, и его заплаканное лицо повеселело.

Станден повнимательнее взглянул на парнишку: у него было смутное ощущение, что эти прозрачные светлые глаза он уже где-то встречал.

— Тебе, наверное, чертовски жестко сидеть на твоем коне, — сказал он. — Не хочешь перелезть на моего?

Тэдди, похоже, заколебался, словно внутри шла война между предостережениями взрослых и необходимостью опереться на чью-нибудь дружескую руку. Он еще раз быстро окинул взглядом толпу, затем доверительно посмотрел на Перри:

— Буду весьма тебе обязан, Перри, если ты поможешь мне отыскать мою тетю Грейс.

— Поднимайся на борт, Тэд, и я возвращу тебя в лоно твоей семьи.

Подъехав поближе к статуе, Станден помог мальчику перебраться в седло за своей спиной.

— Как же я узнаю твою тетю Грейс?

Тэдди задумался: как можно описать взрослого?

— Ну, она старая…

— Половина лондонского населения — старые, — с улыбкой ответил Станден, повернув голову к мальчику. — Какие еще у твоей тети отличительные особенности?

— Как это?

Станден посмотрел через плечо. Тэдди выглядывал из-за его спины с выражением крайнего удивления на заплаканном лице.

— Ну, нет ли у этой твоей престарелой родственницы бородавок на лице, или, может быть, она ходит с тростью?

Тэдди захихикал.

— Да нет, она вовсе не такая старая, Перри. Она только немножко старая… как ты.

— Это мне нравится, — смеясь, вставил герцог. — Да я, чтоб ты знал, в самом расцвете сил!

— Это потому две эти гадкие девушки строили тебе глазки? — спросил Тэдди. — Они обозвали меня отродьем и убежали.

— В самом деле?

Эта информация изменила мнение Стандена о мисс Виктории Мок и ее сестре Кларе.

Станден заметил, что Тэдди, высовываясь из-за его спины, крутит головой налево и направо.

— Видишь кого-нибудь из знакомых?

— Пока нет, — ответил Тэдди и вздохнул, словно сбрасывая с себя какую-то тяжесть.

— Это лишь вопрос времени, — заверил его Станден. — Во что твоя тетя одета?

— О, — стал вспоминать мальчик. — Знаешь, на ней было такое платье…

Он постарался показать руками высокую талию и высокий воротник.

— Какого цвета? — добивался Станден.

На этот раз мальчик не колебался:

— Как вареные креветки.

— Красное?

— Розовое, — поправил Тэдди.

Станден, вертя головой, оглядывал толпу. Не менее трети всех женщин были одеты во что-нибудь розовое. Осознавая, что эта задача ему не по плечу, если только не удастся добиться от Тэдди какой-нибудь выдающейся черты разыскиваемой тети, он спросил:

— Твоя тетя брюнетка?

При этом он указал рукой в направлении молодой женщины с лошадиным лицом, которая обеспокоенно оглядывалась вокруг, словно искала потерявшегося ребенка.

— Не-е, — поморщился Тэдди. — Моя тетя не безобразная. И волосы у нее не черные. У нее светлые волосы, как у меня.

— Ну, наконец хоть что-то, — сказал Станден, обратив внимание на бледно-золотистые волосы мальчика. — Значит, твоя тетя Грейс — хорошенькая блондинка.

И, коротко рассмеявшись, добавил:

— Но старенькая.

— Знаешь что, — Тэдди захихикал. — Конечно, ей бы это не понравилось, но она уже столько раз приезжала в город, что мама говорит, она безнадежна.

— Да ну?

Станден перевел взгляд с приятной молодой девушки в красивом розовом платье на более угрюмую леди в красноватого цвета мантилье.

— И Хью, и Кейт, и я — мы не позволим ей умереть старой девой, — доверительно рассказывал Тэдди, точно знал Перри всю свою жизнь. Он вздохнул. — С ней так интересно. Жаль, что она не моя мама!

Стандена заинтересовала эта неизвестная тетя Грейс, которая смогла вызвать в мальчике такое чувство любви. Он вспомнил свою мать, всегда державшуюся отчужденно, нет, — просто холодно.

— К сожалению, Тэдди, мать не выбирают.

— Просто не повезло, — сказал мальчик и прижался щекой к спине своего героя.

Почувствовав в этом жесте одиночество, Станден закинул руку назад и потрепал Тэдди по руке.

— Ну неужели настолько, а?

— Ну, мама не любит собак — по крайней мере не хочет держать их в городе — и нас редко берут в Сомерсет, где дедушка держит своих гончих.

— Это еще не причина, чтобы не любить свою мать, — заметил Станден довольно сурово. — Ты, наверное, очень капризный мальчик.

— И мама так говорит, — подтвердил Тэдди, вовсе не обидевшись. — Я постараюсь исправиться. Потому что, когда я плохо себя веду, мама не разрешает тете Грейс рассказывать нам всякие интересные истории. Их у нее много.

— Значит, мама у тебя строгая?

— Да нет, — задумчиво ответил мальчик, — она вздыхает, и поднимает вот так глаза.

И Тэдди очень похоже изобразил раннехристианского святого, на что его спаситель ответил понимающим кивком.

— Я вижу, ты понимаешь, как это бывает?

— Да, но наверное, для тети Грейс это вовсе не свойственно?

— О нет, — заверил его Тэдди. — Она — женщина редкого здравого смысла, — сказал он, вспомнив этот отцовский комплимент в адрес Грейс. И потом добавил: — Тетя Грейс любит собак.

— Тогда давай-ка срочно искать этот образец женской добродетели, пока какой-нибудь болван, прельстившись ее достоинствами, не увел ее у нас из-под самого носа, — рассмеявшись, сказал Станден.

Внезапно Тэдди пришла в голову мысль, что, возможно, Перри и есть ответ на их молитву о тете Грейс: он так же хорош собой, как и любой принц из сказки, и он добрый — по крайней мере к испуганным потерявшимся мальчикам. И, если принять во внимание модный покрой его одежды и породистую лошадь, Перри, несомненно, богат.

Да, решил Тэдди, он подошел бы в самый раз. Однако, не стоило сразу раскрывать ему все карты.

— Так, — сказал, наконец, мальчик, словно договариваясь о сделке. — Ты мне нравишься, Перри, и поэтому я познакомлю тебя с моей тетей.

— Надеюсь, ты не забыл, как она выглядит, — проговорил Станден сквозь смех.

— Нет, конечно, — коротко ответил Тэдди, думая про себя, какими глупыми иногда бывают взрослые.

— Она похожа…

Обернувшись по сторонам, он вдруг воскликнул:

— Перри, посмотри-ка! Вон же она.

И стал так энергично размахивать руками, привлекая ее внимание, что это даже испугало герцогова боевого коня.

— Тетя Грейс! — крикнул он. — Сюда! Я здесь!

Не давая коню встать на дыбы, Станден натянул вожжи. Он услышал женский возглас: «Тэдди! Как же ты напугал меня!» Именно этот голос не давал ему покоя последние две недели. Тетя Грейс оказалась «нашей мисс Пенуорт»…

Сдерживая накативший вдруг несвойственный ему восторг, он сурово напомнил себе об оскорблении, нанесенном ему в Ньюбери, о бале в доме Рамзи, когда она с улыбкой приняла приглашение Фредди Гейтса на танец, хотя они были заняты приятной беседой. И она даже не поблагодарила за присланный ей букет после того злополучного бала. Направив своего коня в сторону мисс Пенуорт, он решил, что ради Тэдди будет с ней мил и ласков, но и только, и потом просто поедет своей дорогой.

— Ах, Тэдди, если бы ты знал, как мы перепугались, — говорила она, положив руку на ногу мальчика. — Не знаю, как и благодарить вас за…

Подняв глаза на спасителя своего племянника, она вдруг с побледневшим лицом застыла на месте.

Передавая Тэдди под надзор его брата, Станден спешился. Вопреки своему решению не подпадать под чары этой необычной леди, герцог предложил ей свою руку.

— Я… никак не ожидала встретить вас еще раз, — заикаясь, проговорила Грейс, идя под руку со Станденом к скамейке, подальше от напирающей толпы.

— У меня были… дела, — ответил он, усаживая ее в тени деревьев.

— Да, — произнесла Грейс, пытаясь утихомирить бешено колотящееся сердце. — Я так и подумала.

— А, так вы знакомы? — удивленно воскликнул Тэдди, даже подпрыгнув от радостного возбуждения. — Так это же здорово, Перри!

— Утихомирься, дружок, — сказал ему герцог, от внимания которого не ускользнуло волнение мисс Пенуорт. — Твоей тете, по-моему, нехорошо.

— Вовсе нет, — едва дыша, возразила Грейс. — Просто я волновалась, но сейчас все прошло. Я так рада снова видеть тебя!

От этого признания румянец стал возвращаться на ее щеки. Обнимая Тэдди, она нервно добавила:

— Тэдди, я хотела сказать.

— Так знакома ты с Перри или нет? — спросил сбитый с толку Тэдди.

8

Взрослые уставились на мальчика: Станден неодобрительно, а Грейс мысленно умоляя его не лезть не в свои дела. Отпустив его наконец, она удовлетворила любопытство мальчика:

— Да, Тэдди, мы знакомы.

Улыбнувшись чуть смущенно, Грейс повернулась к Стандену со словами:

— Похоже, мы встречаемся всегда случайно, ваша светлость.

— Перри, — автоматически поправил ее герцог.

— Думаю, что мы должны придерживаться формальностей, — ответила она с сожалением, мысленно повторяя звучание его имени. — Общество не позволит вам называть меня «Грейс», как и мне обращаться к вам по имени.

— Как вам будет угодно, — проговорил Станден. — Но вот мы с Тэдди не станем разводить церемоний.

— Конечно, я понимаю, — отозвалась она. — Вы ведь старые друзья.

— Вот именно! — подтвердил Тэдди.

— Такие же, как и мы с твоей тетей, — сказал Станден. — Вот только, когда Тэдди расхваливал свою «тетю Грейс», мне и в голову не пришло, что это можете быть вы.

— Это вполне понятно, — с замиранием сердца ответила Грейс и подумала: «Если б он знал об этом, оставил бы он тогда Тэдди барахтаться в толпе, или нет?» Но это была бы с его стороны неслыханная жестокость, и Грейс отбросила недостойную мысль.

— Дети ведь не отвечают за своих родственников.

— Это верно, — ответил Станден, как показалось Грейс, скучающим голосом.

«Почему никогда не удается смутить его? — с огорчением подумала она. — А у него это получается просто мастерски».

Почти физически ощутимое напряжение между взрослыми заставило детей обменяться красноречивыми взглядами, как бы говорящими: «Ага, вот, значит, как это бывает».

Неловкое чувство Грейс только усилилось, когда дети стали наперебой перечислять все ее многочисленные достоинства. Закончили они тем, что, вопреки словам их матери, тетя Грейс вовсе «не безнадежна».

Последний комплимент вызвал у Стандена взрыв смеха, от которого Грейс совсем сникла.

Кейт стала защищаться:

— Конечно, вы можете смеяться, ваша светлость. Что-то я не слышала, чтобы о джентльмене говорили, что он «безнадежен», а вы ведь гораздо старше тети Грейс…

— Прекрати сейчас же, Катарина, — одернула Грейс племянницу самым строгим тоном, какой смогла изобразить. — У герцога Станденского есть дела поважнее, чем выслушивать всякие глупости от разболтанных детей. Он, несомненно, ждет — не дождется, когда я уведу вас домой. А ваша мама, наверное, уже вся переволновалась из-за того, что нас так долго нет.

Как и полагается детям, услышавшим, что пора домой, эти трое стали громко протестовать.

Хью зарычал:

— Вечно мама портит нам все удовольствие.

Кейт заплакала навзрыд.

Казалось, один только Тэдди сохранял спокойствие.

— Ладно, тогда поедем домой, но захватим с собой Перри, чтобы он убедил маму, что с нами все в порядке, — выпалил мальчуган. — Может, она даже пригласит тебя на чай! И добавил со всей искренностью: — У нас всегда к чаю подают песочные коржики. Они такие вкусные!

— Песочные коржики? — оживился Станден.

«Чай с песочными коржиками» поверг Грейс в ужас: если уж герцог не удосужился прийти с визитом или хотя бы прислать свою карточку, то от него едва ли можно ожидать согласия пить чай вместе с детьми…

Желая спасти чувства Тэдди, она быстро сказала:

— Наверняка твой друг уже приглашен куда-нибудь и опаздывает из-за нас.

— Вы ошибаетесь, мисс Пенуорт, — ответил Станден. — Не только не опаздываю, но и никуда не собирался. Кроме того, я же не могу бросить вас здесь, не проводив до дома.

Показав знаком слуге, чтобы тот шел вперед, Станден предложил Грейс руку. Потом они все вместе двинулись к выходу из парка.

Шагая вслед за слугой, Хью все время бросал жадные взгляды на ведомого под уздцы коня. Когда они подошли к коляске, Хью протянул животному кусочек сахара. Восторгу мальчика не было предела, когда, приняв угощение, конь благодарно потерся мордой о его руку.

Подсадив остальных детей в экипаж, Станден повернулся к Хью и спросил:

— Нравится кататься на лошади?

— О, да, сэр… ваша светлость… то есть Перри, — ответил, заикаясь Хью, убирая руку с лошадиной шеи. — Вот только мама говорит, что держать лошадей в городе — это неоправданные расходы, а брать для меня лошадей напрокат ей не нравится, поэтому прокатиться мне удается нечасто.

— Знаешь, Хью, твоя мама права — это действительно неоправданные расходы, если лошади получают недостаточную нагрузку. Как ты смотришь на то, чтобы прокатиться на одной из моих?

— Сейчас? — выпалил Хью прямо в ухо лошади, которая от неожиданности фыркнула ему в руку.

— Нет, не сейчас, — ответил Станден, вспоминая, каким нетерпеливым сам был в детстве. — До завтрашнего утра потерпеть сможешь?

— Ну, это было бы знаменито! — с восторгом согласился Хью, протягивая руку, чтобы по-мужски скрепить соглашение, и забрался в экипаж.

Грейс заметила, как по лицу герцога пробежала тень недовольства из-за прикосновения влажной ладони мальчика, но он ничего не сказал. Запрыгнув в седло, он бросил кучеру:

— Поехали.

Когда их экипаж влился в поток транспорта, герцог принялся развлекать Хью и Тэдди рассказами о своей службе у Веллингтона[5], в то время как Грейс сидела, забившись в угол экипажа. Хоть ей и не хотелось в этом себе признаваться, но она ожидала, что, когда они минуют Мейфер[6], от его доверительной сердечности не останется и следа. Но единственное сделанное им строгое замечание, заставившее ее сердце тревожно забиться, касалось высунувшегося из окна Тэдди:

— Ну-ка залезайте обратно, молодой человек, если не хотите, чтобы ваша мама по-настоящему расстроилась из-за ваших приключений.

Грейс уже собиралась было заверить его, что обычно их мама не особенно-то и волнуется из-за своего потомства, но ее опередил Тэдди, довольно зло сказав:

— Она может взять на ночь к себе в постель или закатить истерику…

— Помолчи, Тэдди, — стал выговаривать брату Хью. — Твои истории совсем не такие интересные, как рассказы тети Грейс.

Хью с завистью наблюдал из окна экипажа, с какой непринужденностью этот благородный господин управляет своим конем при таком сильном движении.

Но Станден, казалось, не слышал ни реплики Тэдди, ни укоризненного замечания его брата. Грейс мерещилось, что выражение его лица становится все презрительнее по мере того, как они приближались к дому на Харлей-стрит. Сердце ее упало: Эмити была права — он действительно считал визит к ним ниже собственного достоинства.

Желая больше всего, чтобы дети не услышали его возможного замечания по поводу района, где они живут, — ведь дети не виноваты в том, что родители неудачно выбрали место для жилья, — она сказала, собираясь спуститься вниз:

— Ну, вот мы и дома. Большое вам…

Тут голос отказал ей, потому что герцог, взяв ее за талию, одним движением опустил на землю. Несколько секунд она чувствовала его руки на себе, не делая попыток освободиться, ощущая, что падает в какую-то сладкую бездну… Но он сам отнял от нее руки и повернулся, чтобы помочь детям выйти из экипажа.

Когда слуге, наконец, удалось загнать детей в дом, герцог, привязывавший своего коня, вдруг показался Грейс таким же смущенным, как Она сама.

— Спасибо, что проводили нас, — наконец вымолвила она. Потом нервно сцепила перед собой руки и продолжила: — Конечно, мы не ожидали, что вы…

Почувствовав, как румянец заливает ее щеки, она опустила глаза.

— То есть, если вы не желаете зайти, я понимаю…

— Мисс Пенуорт, — сурово сказал герцог, наконец выпрямляясь в полный рост после неимоверно долгой, как показалось Грейс, процедуры привязывания своего боевого друга.

Укоризна в его голосе заставила Грейс поднять глаза на герцога — и она даже попятилась, встретив пронзительный взгляд его голубых глаз. Внезапно лицо его смягчилось, и на губах заиграла озорная улыбка, словно его намерением было лишь завладеть ее вниманием, и он спросил:

— Вы что, стесняетесь представить меня своим родственникам?

Даже ее взметнувшаяся к губам рука в перчатке не смогла скрыть вылетевшего радостного смешка.

— Нет, ваша светлость. Но признаюсь вам, мне казалось, что после нашего злополучного знакомства вы не захотите этого представления.

Покаянно качнув головой, он предложил ей руку и признался:

— Боюсь, что следует извиниться.

Беря его под руку, Грейс прямо взглянула ему в лицо, что произвело на герцога более интригующее впечатление, чем если бы она одарила его игривым взглядом сквозь трепещущие ресницы.

— Охотно, ваша светлость. Я обычно вовсе не такая язвительная. Просто, когда вы после того бала не заехали с визитом и даже не прислали карточку, моя гордость была задета. С моей стороны это, конечно, ужасно глупо. Вы ведь не обязаны оказывать мне никаких знаков внимания.

— Нет, это не так, — возразил он, пропуская ее вперед через широкие двери, чтобы побыстрее скрыться от любопытных взглядов прохожих. — Я хочу сказать, что ваши ожидания были вполне оправданны.

Немного отстранившись от нее, чтобы она могла снять свой капот и мантилью, он сжал руки, словно этот разговор доставлял ему сильную боль.

— Мне нужно было нанести вам визит. А вы не получили от меня букет — фиалки с миниатюрными розами?

— Так он был от вас? — ошеломленно спросила она, поворачиваясь и глядя ему в глаза. — На следующий день после бала я получила несколько букетов. Я так понимаю, ваша карточка просто потерялась.

Зардевшись, она продолжала:

— Ваши цветы мне понравились больше всех, — и эта милая белая ленточка…

Идя впереди него по направлению к гостиной, она сказала:

— Конечно, вам было странно, что я не поблагодарила за букет.

— Это не имеет значения, — ответил он, довольный тем, что его букет ей понравился больше других.

— Могу лишь надеяться, что ваш визит не оставит вас при вашем первоначальном мнении об этом доме, — сказала Грейс. — Мы часто пьем чай вместе с детьми.

— Если мне будет не по силам в течение нескольких минут вынести присутствие детей, можете вышвырнуть меня за дверь, — поклялся герцог, как показалось Грейс, с абсолютной серьезностью.

Когда они вошли в салон Эмити, Грейс бросила на герцога тревожно-вопросительный взгляд, в ответ на который тот ободряюще подмигнул. Улыбнувшись, Грейс ответила на его реплику:

— Надеюсь, это не понадобится, ваша светлость. От такого шока Харлей-стрит никогда бы не оправилась.

— Ты где была, Грейс? — сухо спросила ее сестра. — Тэдди уже минут пять назад ворвался сюда, и стал взахлеб рассказывать о своем новом друге. — Она в недоумении пожала плечами. — И ни за что не захотел сказать, кто же это. Хорошо бы не очередной чумазый трубочист. Что-то я сейчас не в настроении для очередного благотворительного акта.

Проведя герцога в салон, Грейс ответила:

— Нет, дорогая. Сегодня мы не привели с собой трубочиста пачкать твои ковры.

От взгляда Грейс не ускользнуло, что лицо сестры побледнело, а губы сложились в искусственную вежливую улыбку: она узнала гостя. Чтобы разрядить напряженность, Грейс начала говорить:

— Не могу тебе описать, как мне повезло, что мы сегодня случайно встретили герцога, Эмити. Мы гуляли в парке, и Тэдди потерялся, он его нашел. И он… его светлость, то есть, хотел непременно убедиться, что мы благополучно добрались до дому, и проводил нас.

Сдержанная реакция Эмити совершенно ясно свидетельствовала, что она пытается побороть свое предвзятое мнение о герцоге. Многолетняя практика, однако, позволила ей преодолеть ранее нанесенный герцогом удар по ее достоинству. Подойдя к нему, она благосклонно протянула ему руку и сказала:

— Похоже, мы в долгу перед вами навеки, ваша светлость. Вы останетесь с нами на чай?

— Я весьма надеялся на это приглашение, мэм, — ответил герцог, а Тэдди издал восторженный возглас. — Тедди сообщил мне, что к чаю будут песочные коржики. Я так давно не пробовал песочных коржиков!

Во взгляде, который Эмити бросила на герцога, читалось легкое недоумение от странного желания чистокровного аристократа отведать вместе с ними каких-то там песочных коржиков.

Чтобы отвлечь его внимание от озадаченного взгляда сестры, Грейс предложила герцогу сесть.

Подождав, когда Грейс займет место рядом с ним, он сел сам и ответил на молчаливый вопрос Эмити:

— Люблю песочные коржики.

Необходимость оправдания герцогом своего пристрастия к песочным коржикам в салоне на Харлей-стрит показалась Грейс весьма забавной. А когда Эмити торопливо заверила Стандена, что в доме наверняка имеются песочные коржики, словно их отсутствие навсегда закрыло бы для нее дорогу в высший свет, абсурдность их диалога стала настолько очевидной, что Грейс не выдержала. Она начала хихикать.

Кейт, привалившись к колену Грейс, захлопала глазами и спросила:

— Что, кто-нибудь пошутил?

— Нет, дорогая, — сквозь смех ответила Грейс. — Ты меня прости, Эмити. Просто…

— У тебя снова разыгралось воображение — вставила Эмити.

— История! Тетя Грейс расскажет историю, — провозгласил Тэдди. — Перри, ты должен непременно послушать.

Бросившись со всего маху на ковер у тетиных ног и подперев кулачками подбородок, мальчик спросил:

— О чем она будет?

— История? — заинтересовался Станден. — Мисс Пену-орт умеет сочинять истории?

— Да, — очень серьезно ответил Хью. Он сел на стул рядом с герцогом. — Она знаменитая сказочница. Тетя Грейс, расскажи нам про злую королеву пчел.

— Чай! — провозгласила Эмити, словно отсрочивала смертный приговор.

Вкатили столик с чаем, пирожными, конфетами и песочными коржиками. После того, как все получили чашки с чаем и тарелки со сладостями, Эмити кивнула сестре.

— Давай послушаем твою историю, Грейс. Но не про королеву пчел, а другую.

— Хорошо, Эмити, — согласилась Грейс.

Держа перед собой чашку и заглядывая в нее, словно гадала по расположению чаинок, она тихо начала:

— Как-то раз заблудился маленький мальчик…

— Я! — крикнул Тэдди.

— Нет, не ты, — возразил Хью и, повернувшись к герцогу, объяснил: — Тэдди всегда хочет, чтобы сказки тети Грейс были про него.

— Совсем не похожий на Тэдди, — решительно сказала Грейс. — У этого мальчика не было никого, кто любил бы его.

— Поэтому он и заблудился? — с затаенным дыханием спросила Кейт.

— Не перебивай, — шикнула на дочь Эмити, наклоняясь вперед.

— И вот он потерялся, — продолжала Грейс, по-прежнему созерцая чай в чашке, — потому что, направляясь из Лондона в Брайтон, пошел не по той дороге. И он оказался в дремучем лесу…

Таинственно понизив голос, она обвела взглядом своих слушателей, интригуя их, так что дети поежились.

— А уже начинало темнеть…

Кейт вцепилась ей в колено и призналась:

— Брр, не люблю, когда темно.

— Вот и Алан тоже не любил, — сказала Грейс и в удивлении перевела взгляд с чаинок на неожиданно закашлявшегося герцога.

— Его что, так звали? — быстро спросил он. — Алан?

— Ну, да, Алан Ловкие-Пальцы, — подтвердила Грейс, недоумевая, отчего это герцог так испытующе на нее смотрит. — Он был… воришка-карманник.

— Ну-у, — протянула Эмити. — Он мне не нравится. Расскажи какую-нибудь другую историю, Грейс.

— Я хочу послушать именно эту, — заявил герцог, откидываясь на стуле и забрасывая ногу на ногу. — Продолжайте же, мисс Пенуорт, — нетерпеливо попросил он.

И Грейс рассказала трогательную историю про воришку-карманника, который, хитростью выманив у разбойника с большой дороги бриллиантовое ожерелье, вернул его законному владельцу, благодаря чему смог обрести дом и любящую семью. Рассказывая, Грейс с удовлетворением замечала, что каждое сказанное ею слово завораживает герцога точно так же, как и маленьких слушателей.

Когда сказка кончилась, герцог сказал:

— Вам нужно обязательно их записывать.

— Она так и делает, — как бы между прочим заметила Эмити. — Она пишет книги.

— Сказки для детей? — спросил он.

— Нет, — сказала Грейс. — Мои истории — только лишь для Хью, Кейт и Тэдди.

Грейс, привыкшая не распространяться о своем таланте, обнаружила, что ей трудно сказать точно, какие именно истории она все же поверила бумаге. Внезапно они показались ей гнусным и жестоким поношением человека, сидящего от нее всего лишь на расстоянии вытянутой руки.

— Она пишет критические эссе, — не раздумывая сказала Эмити и, рассмеявшись, добавила: — Я пыталась заставить ее писать романы о любви, но она ни в какую. Наверное, это потому, что она никогда не влюблялась.

Губы герцога сжались плотнее; вероятно, от отвращения к ее занятию, подумала Грейс. Однако, к ее удивлению, он сказал:

— Напротив, мэм.

Грейс пришлось отвести глаза под дружелюбным одобрительным взглядом герцога.

— Никогда еще я не встречал настолько влюбленного человека, как ваша сестра.

У Грейс вырвался сдавленный возглас удивления: едва знакомый с ней мужчина почему-то считал, что она влюблена. Что, если он относил эти чувства на свой счет? Такой степени самомнения ей не приходилось еще встречать ни у кого.

— Я этого не чувствую, ваша светлость, — хмыкнула Эмити. — Если бы моя сестра действительно была влюблена, как вы утверждаете, она поделилась бы со мной этой новостью. — И лукаво добавила: — Или вы намекаете на свои собственные чувства?

— Эмити, — вскричала Грейс, — что может подумать наш гость?

Она спряталась от их взглядов за чашкой чая с видом бедной родственницы, сказавшей лишнее.

— Когда речь идет о моих чувствах, я не делаю намеков, — высокомерно ответил герцог. — Так же, как и наша мисс Пенуорт. Вот поэтому я и уверен, что она безумно влюблена в жизнь.

Грейс едва не подавилась своим чаем. Откашливаясь, она подумала: «Хорошо еще, что он не сказал, что я демонстрирую спои чувства к нему».

— Интересно было бы узнать, откуда у вас такая уверенность? — спросила Грейс, сказав себе, что отныне будет более осторожно демонстрировать свои эмоции, чтобы кто-нибудь не принял ее жизнелюбие за выражение любви.

— Этого я не могу объяснить, — отозвался герцог, принимая еще один коржик из рук Тэдди. — Могу лишь сказать, что энтузиазм, подобный вашему, совсем не характерен для девушек из высшего общества. Невозможно даже сравнивать.

Грейс слышала, как у Эмити перехватило дыхание от изумления, однако сама она лишь нахмурилась, не позволяя глупым мечтам вновь овладеть ее сердцем. Она и герцог Станден — обитатели разных миров, и в его мире она никогда не станет своей, и очень скоро, вероятно, герцог будет относиться к ней с таким же пренебрежением, как и его друзья-юры. Однако ее сердце продолжало бешено колотиться, никак не желая успокаиваться.

Чтобы как-то отвлечься от непривычных ощущений в своей груди, она сказала:

— Это лесть, и ничего больше, ваша светлость. Посудите сами, может ли дочь священника состязаться с дочерями маркизов и графов?

— Если б я полагал, что вы и вправду желаете стать одной из этого круга, я лишь посоветовал бы вам просто оставаться самой собой, — со смехом сказал герцог.

— Думаю, ваш совет мне не пригодится, — сурово ответила Грейс, стараясь изо всех сил подавить нервную дрожь, вызванную его комплиментом, — потому что у меня нет намерения ни с кем состязаться.

— Правда? — герцог недоверчиво приподнял брови. — Тогда зачем же вы в Лондоне?

Грейс отвечала четко, зная, что притворство ничего не даст:

— Чтобы выполнить свой долг по отношению к семье.

— Ага, — сказал Станден так, словно, она была обвиняемой на суде, — и вы не имеете в виду ответить согласием даже на самое заманчивое предложение?

Борясь с охватившем ее отчаянным смущением, Грейс сказала:

— Вы прекрасно знаете, что об этом мечтает каждая женщина. Некоторые из нас, однако, способны идти своим путем, без того, чтобы опираться на узы брака или, наоборот, связывать себя ими.

— В самом деле? — спросил герцог, наклоняясь вперед и опирая подбородок на сложенные пальцы. — Таких независимых леди мне еще не доводилось встречать. Чем же вы намерены зарабатывать себе на жизнь?

— Своим пером, — ответила Грейс.

— Простите?

— Я же вам говорила, — сказала Эмити. — Она пишет критические эссе.

Плавно прошествовав к книжному шкафу, она взяла оттуда тощенький томик и вручила его герцогу.

— Мама с папой думают, что она приехала сюда в поисках кандидата в мужья; на самом-то деле она здесь для того, чтобы глаз не спускать со своего издателя, — смеялась Эмити.

— Истории про петушков и быков, — прочел вслух Станден. Прочитав абзац, он сложил губы с таким видом, будто находил нетривиальные мысли автора отвратительными. Потом, взглянув на Грейс, произнес: — Определенно не детское чтение.

— Да, ваша милость, — подтвердила Грейс, ощущая, как жар охватывает ее щеки. Герцог снова открыл книгу, чтобы прочитать еще несколько отрывков. Вдруг, к ее ужасу, он рассмеялся.

Еще раз взглянув ей в лицо, он удивленно поднял брови, и спросил:

— Весьма просветляет. Но, скажите, пожалуйста, откуда вам все это известно?

Не отводя глаз, она прямо сказала:

— Общаясь с прихожанами своего отца, я увидела, как страдают эти люди, и знаю, что подобные вещи — не редкость в нашем обществе.

— Не сомневаюсь, — ответил герцог, захлопывая, к ее громадному облегчению, книгу. — Моя бабушка была бы рада познакомиться с вами.

— Надеюсь, это не для того, чтобы привести ее в ужас моими убогими писаниями?

— Нет, в этом отношении она непотопляема, — ответил Станден и, чтобы подтвердить свои слова, добавил: — Она в числе немногих леди, кто еще до сих пор принимает у себя Кэролайн Лэм.

Спровадив Тэдди и Катарину в детскую, Эмити укоризненно заметила:

— Нет, в самом деле, ваша светлость, надеюсь, вы не станете знакомить нашу Грейс с этой легкомысленной женщиной.

Пропустив замечание мимо ушей, Станден спросил:

— Так вы хотели бы познакомиться с нею?

— С леди Кэролайн? Едва ли она захочет знакомиться со мной.

— Да не с ней, черт побери, — отозвался Станден. — С моей бабушкой. Вдовствующей герцогиней Станденской.

И, словно они могли не знать, кто она такая, добавил немного неловко:

— Леди Перри, поэтесса.

— О, — в благоговейном страхе воскликнула Грейс. Герцогиня была живой легендой. — Это будет для меня такая честь!

— Но только, если Кэролайн Лэм не… — начала Эмити.

— Чепуха, — прервала ее Грейс.

Станден рассмеялся.

— Ваша сестра права, мисс Пенуорт. Хотя моя бабушка иногда и принимает у себя всяких гуляк, но она всегда помнит о приличиях, когда дело касается юных леди. Ваша репутация не пострадает, не волнуйтесь.

Станден встал с места, словно осознал, что время его визита превысило пределы вежливости.

— На уикэнд я собираюсь навестить ее в поместье в графстве Кент. Вы могли бы составить мне компанию…

— Кент? — вскричала Эмити. — И речи быть не может; ты ведь не можешь отправиться в такую даль без дуэньи, Грейс. Мама бы не позволила. — И, чтобы немного смягчить резкость своих слов, она добавила: — Вот если бы герцогиня приехала в Лондон…

— Она никогда не приезжает в город, — ответил герцог. — Моя бабушка — инвалид.

Потом, посмотрев в окно, словно ища способа заставить Эмити смягчиться, с сожалением добавил:

— Очень жаль, ей бы это подняло настроение.

— И, тем не менее, я не могу себя чувствовать…

— Не глупи, Эмити, — возразила Грейс. — Папа не стал бы возражать, даже, напротив, осудил бы меня, если б я отказалась подбодрить одинокую женщину.

— Ну, не знаю, — заколебалась Эмити. — Может быть, если ты возьмешь с собой кого-нибудь из детей.

— Хью, — решительно сказал Станден. — Он не будет слишком скучать по дому и не нарушит мое… спокойствие нашей бабушки.

Эмити, похоже, размышляла над предложением герцога. Грейс очень хотелось, чтобы сестра согласилась отправить старшего сына «приглядывать» за Грейс в ее поездке.

— Завтра мы идем в оперу, — задумчиво говорила Эмити, — а в субботу на музыкальный вечер. Ну, церковь — само собой.

— Тогда мы отправимся в понедельник, — сказал Станден. — А завтра, Хью, если твоя мама не против, я утром заеду за тобой, и мы поедем кататься верхом.

— Гениально! — в порыве мальчишеского энтузиазма Хью вскочил на ноги. Затем, вспомнив о хороших манерах, умерил свой восторг и вежливо спросил: — То есть, можно мне, мама?

— Да, если ты не забудешь сказать…

Для Хью этого было достаточно.

— Спасибо, ваша светлость, — с. жаром поблагодарил мальчик.

— Не за что, дружок; я говорил тебе — моим лошадям нужна тренировка. А нам нужно обсудить нашу поездку в Кент. — Повернувшись к Грейс, он спросил: — В десять Часов будет не слишком рано?

— В деревне я обычно встаю гораздо раньше, — отозвалась Грейс с энтузиазмом ребенка, которого неожиданно побаловали. — К этому времени мы будем готовы, ваша светлость. И спасибо вам.

9

В ночь с воскресенья на понедельник Грейс спала плохо, то и дело просыпаясь и бросая взгляд на часы: ей все время мерещилось, что она может проспать свою поездку. На утро она выглядела еще бледнее, чем обычно.

— Ба, Грейси, уж не заболела ли ты?

Поворачиваясь от безжалостного зеркала к сестре, Грейс, грустно рассмеявшись, ответила:

— Нет, дорогая, я вполне здорова. Просто не выспалась.

— Ах, прости дорогая, что это я? — и Эмити нежно обняла сестру. — Ты такая хорошенькая в своем голубом муслине, и такая… хрупкая.

— Может, мне еще покашлять? — со смехом отвечала Грейс, позволяя сестре распустить свои бледно-золотистые волосы, свободно рассыпавшиеся по плечам.

— Ну, ты ведь понимаешь, что я могу сказать. Тебя, такую воздушную и хрупкую, герцогу сразу захочется оберегать от всякого зла.

— Боже ты мой, — воскликнула Грейс, неожиданно энергично вскакивая на ноги, — надеюсь, ты не хочешь поместить меня под стеклянный колпак; не настолько я нежная, чтобы не выдержать загородной поездки.

— Это я знаю, Грейси, — ответила Эмити, оглядывая в зеркало собственную прическу. — И ты тоже знаешь. Но как он смотрел на тебя в четверг…

— И что из этого? Мы с герцогом друзья, Эмити.

— Друзья, — передразнила Эмити. — Я же видела, как он смотрел на тебя.

— Только не говори мне, что ты разглядела его сердце, а то я буду смеяться, — возразила Грейс. — Мы познакомились совершенно случайно и неудачно для него, потому что кучер господина Дэвиса разбил коляску герцога, когда тот выезжал с постоялого двора. — Натягивая перчатки, Грейс добавила: — Он всего лишь беспокоится о своей бабушке.

— Будь это так, моя дорогая, — рассмеялась Эмити, — он бы не настаивал так на вашей встрече. Твои настроения по отношению к аристократии оскорбительны даже для такой свободно мыслящей особы, как леди Перри.

Прежде, чем Грейс успела спросить, что ее сестра имеет в виду, в комнату влетел Хью.

— Он приехал, Грейс! — Подбегая к окну, выходящему на улицу, мальчик воскликнул:

— Не кони, а ураган! Когда он взял меня в пятницу на прогулку верхом, я уже понял, что у него все звери такие великолепные. Ну, мама, до свидания, я побежал!

Обняв мать за шею, он чмокнул ее в щеку и вприпрыжку бросился вниз по лестнице, чтобы впустить в дом своего кумира.

Грейс смотрела в спину убегающего племянника и внезапно почувствовала страх перед предстоящим путешествием. Эмити, взяв ее руки в свои, напутствовала:

— Не нервничай, дорогая. Он понравился Хью, и Тэдди, и Кейт. А если так, то он просто обязан быть хорошим человеком. Кроме того, это ведь вода на твою мельницу, не правда ли?

Охваченная волнением Грейс слушала невнимательно и с удивлением посмотрела на сестру.

— Что?

— Твои сочинения, — ответила та, подталкивая ее к ступенькам. — На дне твоей дорожной сумки, я знаю, лежат незаконченные листы. Он там тоже упоминается?

Вопрос заставил Грейс вспыхнуть.

— Когда я описывала этот персонаж, я еще не знала, кто он такой. Он совсем не похож на…

— Просто он стал тебе нравиться, — сказала Эмити со смехом, — несмотря на свои заносчивые манеры. Тебя видно насквозь, Грейс.

— Это, дорогая сестрица, — с улыбкой отвечала Грейс, плавно спускаясь по лестнице в гостиную, — избитый штамп, который никогда не затупит моего пера. Но если он будет знать, что нравится мне, я не стану возражать. К счастью, мы живем в просвещенный век, когда мужчина и женщина могут быть друзьями без того, чтобы вызывать шушуканье окружающих.

— Только если они женаты, моя дорогая, только в этом случае, — вполголоса прокомментировала Эмити. Затем, заглушая негодующее «ах» своей сестры, объявила громко:

— Ну, вот и Грейс, ваша светлость; она готова к путешествию.

Остановившись на нижней ступеньке, Грейс взялась за перила, чтобы отрезать себе путь к бегству: внезапно она испугалась, не подумает ли герцог, что она согласилась на эту поездку только ради того, чтобы заманить его в свои сети. Выражение, с каким герцог оглядывал ее, вовсе не уменьшало ее опасений. Повернувшись к ней, он застыл на месте, созерцая девушку в голубом муслиновом платье. Грейс, чтобы прервать изумленное молчание герцога, спросила:

— Это ничего, ваша светлость, что я заставила вас ждать целых двадцать минут?

— Все в порядке, просто… я не ожидал. Хью мне не сказал… как потрясающе вы выглядите, — признался пораженный Станден.

Оторвав от нее взгляд как от чего-то невыносимо яркого, он рассмеялся в ответ пробормотавшему что-то Хью, затем сказал:

— Ты прав, Хью, твоя тетя Грейс и в самом деле не похожа ни на одну женщину из тех, кого я встречал.

Когда Грейс подошла к герцогу, чувствуя на своей спине взгляд Эмити, тот предложил ей руку и сказал, обращаясь к Эмити:

— Можете ни о чем не волноваться, мэм. Я доставлю вам ее — их — в целости и сохранности.

— Пусть остаются у вас столько, сколько вы пожелаете, — разрешила Эмити, провожая их до дверей. — Наверняка ее светлость не захочет так уж быстро расстаться с моей сестрой. А для ваших с Хью прогулок верхом будет в распоряжении весь Кент.

К тому времени, когда вечером того же дня они достигли имения, Станден глубоко сожалел о том, что их сопровождал Хью. Мальчик скакал между ним и экипажем, в котором ехала мисс Пенуорт, и всю дорогу не умолкая болтал, так что герцогу не удавалось вставить ни слова.

Мысли Стандена, как все три последние недели, были заполнены мисс Пенуорт — неужели всего три недели назад она сломала его коляску и ранила его в самое сердце?

Почему, спрашивал он себя, когда, наконец, они свернули на тенистую подъездную дорогу, ведущую в любимое им имение, — почему нельзя было посадить мисс Пенуорт на переднее сиденье экипажа, чтобы можно было видеть ее, не выворачивая шею, и разговаривать с ней, не повышая голоса?

Вид усадьбы всегда вызывал в нем приятные чувства, и теперешняя встреча с этим огромным особняком, к которому они подъезжали, волновала его еще больше, чем обычно. Когда-то это была крепость, которую впоследствии расширили и превратили в роскошный загородный дом с огромными залами. Заходящее солнце отражалось от кирпичного фасада особняка, и это зрелище заставило Хью восторженно присвистнуть, а Грейс изумленно охнуть.

Герцогу хотелось увидеть выражение ее лица, когда она в первый раз увидит его родовое гнездо, и поэтому, когда лакей опустил лесенку, намереваясь подать Грейс руку, он быстро сказал ему, чтобы помог спешиться Хью, и сам подал руку притихшей путешественнице.

Остановившись на верхней ступеньке, она с широко распахнутыми глазами медленно окидывала взглядом огромное имение, словно считая, сколько шагов потребуется, чтобы добраться до его дальних крыльев. Потом она быстро перевела взгляд на Стандена, и в этом взгляде явственно читалось замешательство от этой грандиозной панорамы. «Не показалось ли ей, что она въехала на вражескую территорию», — подумалось герцогу.

Немного смутившись от ее реакции, он по-мальчишески ухмыльнулся и сказал.

— Большой, да?

— Как вам удается находить здесь свою бабушку? — спросила Грейс, опираясь, наконец, на его руку и спускаясь на каменную дорогу.

К его удовольствию, она не сразу отняла руку, словно боясь, что потеряет его.

Пользуясь моментом, герцог сунул ее руку себе под локоть и ответил со смехом:

— К счастью, бабушка без ума от своего сада. Если ее нет у себя в гостиной, я обычно нахожу ее возле розовых кустов.

Когда они зашли по каменным ступеням в огромный холл с выложенным мраморными плитами полом, Грейс почувствовала, как колотится ее сердце. Не знала только, отчего: от вида этого величественного загородного дома, или оттого, что герцог, завладев ее рукой, вроде бы не намеревался ее выпускать. Он тащил ее так быстро мимо дубовых резных дверей, попутно рассказывая с мальчишеской гордостью, которая из них вела в золотую гостиную, а которая в гостиную Купидона. Грейс, конечно, ничего не запомнила, она едва успевала переводить дыхание.

— Уф, ваша милость, — тяжело дыша, произнесла Грейс, когда герцог вдруг остановился на одном из поворотов коридора, словно решая, куда следовать дальше, — вы едва не загнали меня.

Она рухнула на скамью с красными и золотистыми полосками. Хью, дыша, словно набегавшийся щенок, последовал ее примеру.

— Может быть, распорядиться, чтобы оставшуюся часть пути вас пронесли в паланкине? — поддел ее герцог.

Со словами «Вот уж нет» она вскочила на ноги и, смущенно улыбнувшись, стала объяснять:

— В Черхилле я обычно много хожу пешком, но не в помещении.

Тоже рассмеявшись, Станден заметил:

— Великолепная зарядка, а особенно здорово гулять под дождем.

— Без зонтика, — восторженно поддакнул Хью, потом добавил: — Но здесь луж что-то не видно.

— Насколько я помню, в детском крыле как раз протекает крыша. Там луж предостаточно.

— Но я уже вырос, чтобы играть в детской, — сказал Хью.

— Значит, вырос, — ответил Станден и поторопил: — Ну ладно, пойдемте, мы уже опаздываем, а бабушка терпеть не может, когда ее заставляют ждать.

— Тогда, думаю, нам следует пуститься бегом, — предложила Грейс, глядя в глубь бесконечного коридора, одну из стен которого украшали деревянные панно с растительным орнаментом, что делало его очень похожим на сад, тем более, что в окна на западной стороне просачивались лучи заходящего солнца.

— в самом деле? — спросил Станден, приподняв брови.

Распахнув какую-то дверь, он добавил:

— Для меня нет ничего более приятного, чем исполнять ваши желания, мисс Пенуорт, но гонки придется отложить до следующего раза. Моя бабушка живет в этих комнатах.

Ведя ее по неимоверных размеров комнате, отделанной в зеленых, желтых и розовых тонах, он наклонился к ее уху и сказал:

— А вот и она.

С заложенного подушками дивана донесся голос, с любовной укоризной обращенный к Стандену:

— Алан, негодный ты мальчишка; я целый день жду — не дождусь, когда ты привезешь своих друзей. Не мог ты ехать побыстрее?

Поискав глазами, Грейс разглядела в подушках исчезающе миниатюрную леди, одетую, как ей показалось, в нечто напоминающее розовый сад: великолепные цветы не только украшали ее платье, но, казалось, даже на щеках были нарисованы цветочные лепестки.

Склонившись над хрупкой фигуркой, Станден поцеловал герцогиню в щеку и сказал:

— Управлял экипажем не я, дорогая моя, а Элвуд. А он привык пускать лошадей таким аллюром, который подчеркивает твое достоинство, а не мое.

— Уволю старого дурака, если он не умеет ездить быстрее.

Глядя через плечо герцога, она заметила стоящих поодаль Грейс с племянником.

— Ну, подойдите-ка сюда, чтобы я могла лучше вас видеть.

Когда они подошли, герцогиня вздохнула и воскликнула:

— Но ты не говорил мне, что у нее есть ребенок.

— Это мой племянник, ваша светлость, — ответила Грейс, приседая в реверансе.

— Бабушка, ты так рассматриваешь мисс Пенуорт, что вгонишь ее в краску, — сказал Станден и подбадривающе сжал руку Грейс.

— Что мне остается делать, — огрызнулась герцогиня, — из-за вас я откладывала обед несколько раз.

— Бабушка преувеличивает, — прокомментировал Станден, с ухмылкой поглядев на Грейс. — Она всегда обедает в шесть.

— А сейчас уже полседьмого, — объявила вдова, — так что давайте знакомиться и без всяких там церемоний.

Протянув свою мягкую, покрытую старческими крапинками руку, она сжала руку Грейс.

— Элен Фолкнер, а вы?..

— Г-грейс Пенуорт, ваша светлость; а моего племянника зовут Хью Спенсер.

— Исполняет роль дуэньи? — хихикнула герцогиня.

У Грейс возникло чувство, что, стой герцогиня рядом с ней, пожилая леди, подмигнув, ткнула бы ее локтем под ребра. Но герцогиня просто потянула Грейс за рукав, заставив сесть рядом с собой.

— Расскажите-ка мне, что такое между вами и моим внуком, мисс Пенуорт.

— Мы друзья, мэм, — ответила Грейс, вспыхнув от прямоты герцогини.

— Друзья, — передразнила пожилая леди.

Она все не отпускала руку Грейс.

— Да, — подтвердила Грейс, оказавшаяся между двух огней — герцогом и его недоверчивой бабушкой.

— Он посчитал, что нам — то есть вам и мне — было бы интересно познакомиться друг с другом, так как обе мы пишем.

— Вы пишете? — и герцогиня потрепала Грейс по руке, словно и вправду ей больше ничего и не надо было, кроме как мило побеседовать с сестрой по перу. — Что же вы пишете? Любовные романы?

— Нет, мэм, — отвечала Грейс, глядя в лицо пожилой женщины. — Я пишу критические очерки.

— Кого же вы критикуете?

— Социальные условия, — ответила Грейс.

— В самом деле?

— Это о пособиях по бедности, получаемых в приходе, — вставил герцог, прежде чем Грейс успела поведать герцогине о своем отношении к аристократии.

Темные брови герцогини поползли к переносице, и она хмыкнула. Потом взгляд ее скользнул в сторону герцога, и Грейс захотелось услышать слова одобрения из уст старой вдовы.

— Как произошло ваше знакомство? — сурово спросила благородная леди.

— Мы познакомились совершенно случайно, — торопливо ответил Станден. — Но теперь мне кажется, что сама судьба поставила меня на ее пути.

На лице герцогини читалось удивление. Она недоверчиво пробормотала:

— Значит, ты говоришь, вы друзья.

— Боюсь, мы только ими и можем быть, мэм, — объяснила Грейс. — Видите ли, я не благородного происхождения. Мой отец — приходский священник из Черхилла.

— Совсем неподходяще, — грубовато бросила вдова. — Но в самом деле, Алан, друзья?

— Меня это вполне устраивает, — усмехаясь, сказал Станден и, прежде чем герцогиня смогла что-нибудь на это ответить, стал подталкивать Грейс и Хью к дверям.

— Пожалуй, нужно показать вам ваши комнаты, чтобы вы смогли переодеться к обеду, — сказал он, опережая собиравшуюся что-то возразить Грейс.

С бесконечно дружелюбной улыбкой он продолжал:

— А через полчаса я зайду за вами и провожу в столовую.

У порога он передал гостей в руки молчаливого лакея, который провел их по коридору в сторону лестницы, ведущей в южное крыло.

Прежде чем они отошли достаточно далеко, он услышал голос Грейс:

— Но как вы нас найдете?

— А вы бросайте по пути хлебные крошки, — крикнул Станден и, услышав ее веселый смех, закрыл дверь.

— Вот тебе и на — друзья, — разочарованно сказала герцогиня, похлопывая ладонью по подушке. Когда внук сел подле бабушки, она стала его журить:

— Сколько же можно развлекать меня своим и друзьями, Алан? Я хочу правнуков.

— Ты их и получишь, бабушка. Как только мне удастся разрушить предубеждения мисс Пенуорт, что замужество — вещь для нее неподходящая.

Покачав головой, герцогиня возразила:

— Это ты неподходящий для нее, Алан. Ведь ее отец — духовное лицо. Это ты не получишь его одобрения, или я, или наши свободомыслящие друзья.

— Ну, она вообще-то действительно говорила, что ее родителям не понравится то, как мы познакомились, — признался он. — Но они скорее готовы настоять на браке, нежели запретить его.

— Разве это то, чего ты хочешь? Чтобы твою невесту принудили к замужеству?

— Нет, конечно. Как ты могла такое подумать? — защищался герцог. — Просто она не знает, куда ветер дует, а это работает на меня.

— Как это?

— Несмотря на серьезность того, чем она занимается, романтизм чувствуется во всем, что бы она ни делала, — пояснил он, вспоминая очаровательную сказку, рассказанную ею за чаепитием. — Пока мы остаемся друзьями, в моем обществе она будет чувствовать себя свободно.

— До тех пор, пока ты не откроешь ей свои чувства, — захихикала Элен, — и тогда она взбрыкнет, как испуганная лань. — Она ударила сложенным веером по его руке. — Глупый мальчишка. Ты должен застать ее врасплох, не дать ей привыкнуть к вашей дружбе.

— Но я хочу, чтобы она верила мне, — возразил Станден, — а не боялась меня.

Одарив внука взглядом, в котором читалось бесконечное презрение к его излишней сдержанности, герцогиня поднялась с дивана и, опираясь на трость с серебряным набалдашником — точно такую же длинную, какие носят лакеи в Лондоне, — бросила:

— Ну, тогда храни молчание, Алан, а она примет предложение от кого-нибудь другого еще раньше, чем ты успеешь преклонить колено. И всю оставшуюся жизнь ты будешь любить чужую жену.

10

Алан уставился на свою бабушку, не смея поверить, что она пророчит ему участь жертвы старого семейного проклятия, висевшего над старшими сыновьями в каждом поколении. Все они, начиная с первого наследника герцога Станденского, за исключением деда Алана, потеряли свою истинную любовь. Да и дед Алана мог бы потерять свою Элен, не возьми она дело в собственные руки, отправившись вместе с ним в Шотландию.

Однако проклятие выбрало себе жертвой их старшего сына. После того, как невеста дяди Родерика предпочла ему всего-навсего маркиза и вышла за него замуж, дядя Родерик, так потом и не женившийся, сделал Алана своим наследником. Теперь единственной надеждой рода Станденов оставался Алан. Если он окончит жизнь холостяком, линия оборвется.

— Что вы за люди такие, Фолкнеры? — наседала герцогиня. — Сражаетесь бесстрашно, но в любви готовы выбросить белый флаг еще до первого залпа.

— Едва ли можно обвинить нас в трусости.

— Никто и не говорит о трусости, — огрызнулась герцогиня, стукнув тростью по паркету. — Вы слишком осторожны. Не понять мне этого. Вы же все пользовались популярностью у женщин. Даже Кемдрик, — и она вздохнула, вспомнив своего мужа. — Он был без ума от общества прекрасного пола, но ко мне относился так, словно я хрупкая фарфоровая чашка, вот-вот готовая разбиться.

Плотно сжав свои сухие губы, она внушительным тоном потребовала:

— Не делай такую же ошибку в отношении своей мисс Пенуорт. Она только выглядит хрупкой, но сделана из материала покрепче, чем большинство других леди. И я слышала ее смех в коридоре, до того, как вы вошли. Восхитительно.

— Так она все-таки понравилась тебе?

— Алан, ну какая разница, понравилась она мне или нет? Вопрос в том, нравится ли она тебе?

У него в голове пронеслись образы Грейс Пенуорт: как она выглядывает из окна экипажа после столкновения; как кружится в непроизвольном танце, спасаясь от пчелы; прислоняет голову к его плечу, убегает от него, танцует с ним, ласкает потерявшегося племянника. Как ему хотелось бы, чтобы она приласкалась к нему…

Очнувшись, герцог перевел взгляд на свою престарелую родственницу и, двинувшись к двери, признался:

— Я без ума от нее, бабуля.

— Ну, так делай что-нибудь, — приказным тоном отозвалась бабушка, — иначе и ты окажешься жертвой проклятия, как предыдущие семь поколений Фолкнеров.

— Ты не учитываешь двух вещей, бабушка.

— Каких это? — спросила герцогиня. По ее голосу можно было судить, что переубедить ее будет не так-то просто.

— У меня нет права наследования титула и я вовсе не зеленый юнец, у которого нет никакого личного опыта и знаний о мире.

Она снова ударила тростью об пол.

— Ни то, ни другое не имеет значения. Ты — наша единственная надежда.

— Но я не собираюсь устраивать ее похищение, бабушка. Ты должна довериться моей интуиции. Иначе ее предубеждение против нашего класса еще более усилится.

— Что за предубеждение? — спросила раздосадованная герцогиня.

— Что все мы эгоистичные, заносчивые снобы, у которых ни на грош нет совести. Боюсь, что первая и вторая наши встречи подтвердили ее худшие ожидания.

Внимательно посмотрев на внука, герцогиня спросила:

— Давно вы друг друга знаете?

— Меньше месяца, — ответил Станден, сам удивляясь, что за такое короткое время простая девушка из деревни смогла перевернуть вверх дном его мир.

Сказав себе, что это, должно быть, безумие, он тут же подумал, что, раз так, то в Бедламе едва ли найдется человек счастливее его…

Небольшие позолоченные часы на столе пробили восемь.

— Ради Бога, прости, бабушка, — воскликнул Станден, выведенный из задумчивости, — мне нужно провести Грейс по нашему лабиринту, а не то я снова потеряю очки в этой игре.

Не став дожидаться, когда бабушка покинет комнату, он направился к выходу и поспешил в южное крыло.

— Грейс, значит? — задумчиво пробормотала Элен, когда ее внук ушел.

Какая-то надежда все же была…


Когда Станден постучал в дверь, Грейс тотчас бросилась бы открывать дверь, если б не служанка, державшая в руках прядь ее волос.

— К чему такая поспешность, мисс? — доверительно сказала девушка, укладывающая ей волосы, любуясь делом рук своих. — Мужчина совсем не прочь подождать, если результат стоит его ожидания.

И горничная стала критически разглядывать в зеркале прическу Грейс.

Чуть прикусив от волнения нижнюю губу, она с нетерпением ожидала вердикта по поводу своей обновленной наружности. Наконец спросила, не выдержав:

— Ну?

— Неплохо было бы вплести в волосы ленточку, — предложила служанка, отнимая руки от головы Грейс, — но, как говорится, лучшее — враг хорошего, вы и так смотритесь превосходно. К тому же, зная его светлость, могу сказать, что он этого не заметит.

Задетая тем, что на ее новую прическу не обратят внимания, Грейс двинулась к двери.

— Стоило ли в таком случае беспокоиться? Если он не обращает внимания на такие вещи?

— Но я же не говорю, что он не заметит вас, — ответила девушка, убирая пудреницу. — Разве это возможно? Он не обращает внимания на всякие там ленточки. Как и все мужчины, вы же знаете.

Но Грейс не было известно, на что обращают внимания мужчины. Открывая дверь, она извинилась за то, что заставила себя так долго ждать.

С рукой, занесенной, похоже, для очередного удара по двери, герцог застыл на месте, когда увидел перед собой прехорошенькую извиняющуюся Грейс.

— Я просто не привыкла, чтобы служанки укладывали мне волосы, — сказала она нервно, поднося руку к голове: — Если вам не нравится, — сказала она, убирая руку и разглаживая свое шелковое в золотую полоску платье, — я могу попросить, чтобы она убрала эти колечки и сделала все как было.

— Нет, не надо, — ответил Станден, беря ее за руку, когда она собралась было снова зайти в комнату к служанке. — Очень мило. Не хуже, просто по-другому. Эти завитушки, обрамляющие щеки, мне даже нравятся.

Довольная комплиментом, Грейс накрутила локон на палец.

— Спасибо, ваша светлость.

Предложив руку, он повел ее по коридору. Идя рядом с ним, она пыталась утихомирить нервный трепет своего сердца, а он смотрел на нее совсем таким же взглядом, как Колин смотрел на ее сестру, когда они ехали на бал к Рамзи. Этот взгляд заставлял ее испытывать все нарастающее чувство неловкости и ощущать несомненную притягательность излучаемых им силы и мужественности. Кровь прилила к ее щекам, когда она подумала, что у их дружбы едва ли может быть продолжение.

Стремясь подбодрить ее, Станден сказал:

— А вы понравились бабушке. Ей как раз не хватает такой родственницы, как вы.

Эта реплика убедила Грейс, что у него нет недостойных замыслов относительно ее персоны, и она ответила ему улыбкой. Ни один джентльмен, будь он даже повесой, обладающим самыми страшными недостатками аристократического воспитания, не стал бы представлять случайно встреченную женщину своей бабушке. А герцог Станденский вовсе не был худшим из всех знакомых ей аристократов. По сравнению со своими друзьями типа лорда Филипа Бреббертона, сэра Фредерика Гейтса и самодовольного пижона достопочтенного господина Блейка герцог производил впечатление на удивление неиспорченного человека, помнящего о ее благовоспитанности.

Но мысль, что он мог бы воспринимать ее как свою родственницу, была ей не по душе, поэтому она поддела его:

— Когда Хью или Тэдди, или Кейт называют меня «тетя Грейс», это звучит вполне нормально, ваша светлость; но вот если бы вы стали меня так называть, я бы этого не стерпела.

В ответном взгляде Стандена было столько теплоты, что смех замер у нее в горле.

— Думаю, моя бабушка хотела бы назвать вас «внученька», — ответил герцог непринужденным тоном, показывающим, что свою престарелую родственницу он воспринимает не вполне серьезно.

Облегченно вздохнув, она решила, что стоит посмеяться над ними обоими, и сказала:

— У меня никогда не было старшего брата, ваша светлость. Это было бы даже интересно.

— Разве не лучше было бы представлять меня просто другом? — спросил он с той же вымученной непринужденностью. — Ведь брат, в конце концов, может иногда все так испортить.

Когда они остановились перед двустворчатой дверью, ведущей в огромный обеденный зал, он посмотрел на нее сверху вниз отнюдь не по-братски.

Под его оценивающим взглядом Грейс опустила глаза, но потом все же рискнула поднять их на герцога, который одарил се дразнящей улыбкой, заставившей ее сердце вновь пуститься вскачь. Внезапно ей стало понятно, почему братья столь часто портят другим удовольствие, — чтобы защитить доверчивых девушек, склонных верить красивым мужчинам.

Улыбаясь, она ответила:

— Хотя у меня нет брата, ваша светлость, но я думаю, что они так поступают из лучших побуждений.

Заговорщицки подмигнув ей, Станден сказал:

— Я ни за что не стал бы портить вам удовольствие, мисс Пенуорт.

После этой фразы Грейс подумала о том, следует ли тогда вообще верить герцогу.

— Постойте! Слушай, тетя Грейс, — раздался голос Хью, который вприпрыжку догонял их и, притормозив на скользком паркете, едва не шлепнулся, — я уже думал, мне никогда вас будет не догнать. Вы разве не слышали, как я кричал, чтобы вы подождали меня?

— Нет, Хью, — отвечала Грейс, переводя взгляд на племянника. — Но зачем же кричать? Его светлость подумает, что ты совсем не умеешь себя вести. — И, поправив у Хью воротник, она прикоснулась губами к его раскрасневшейся щеке.

— Ух, ты, — озабоченно отметила она, — какой ты горячий.

Легко проведя рукой по лбу мальчика, Станден заметил:

— Это от беготни по коридорам. Ну, заходите, молодой человек, и объявите о нас. И не торопитесь. Вашей тетушке, похоже, нужно что-то сказать мне.

Когда лакей провел Хью в обеденный зал, Станден завладел обеими руками Грейс, и она почувствовала, как розовеют ее щеки. Глядя в сторону, чтобы как-то успокоить бешено стучащее сердце, она сказала:

— Вы ошибаетесь, ваша светлость. Мне нечего сказать вам.

— Сказано выразительным тоном женщины, которая желает осадить собеседника, — рассмеялся он. — Теперь я представляю, что было бы, будь вы моей сестрой.

Грейс порывисто вздохнула.

— Красноречивые молчания и выразительные вздохи — и все для того, чтобы принизить мое величие, — продолжал он.

Сильно сжав ее руки, что заставило девушку поднять взор навстречу его дразнящему взгляду, он сказал:

— Хочу сказать вам, мой друг, это у вас не получается. — И он одарил ее дьявольской ухмылкой. — Не пройдет и месяца, как я выдам вас замуж, просто, чтобы продемонстрировать свое могущество.

Грейс слышала истории про «рынок невест», где отдавали замуж юных леди, абсолютно не принимая во внимание их чувства — лишь бы альянс устраивал семью. Ей не хотелось думать, что герцог и в самом деле мог исполнить свою угрозу, но что она, собственно, знала о герцоге Станденском? Будучи одним из самых могущественных людей в государстве, он, без сомнения, мог делать все, что захочет. Пытаясь отнять у него руки, она стала протестовать:

— Конечно же, вы этого не сделаете.

— Так как вы, к счастью, не моя сестра, наверняка вы этого знать не можете, — ответил герцог, подмигивая. — Вы ведь рады, что мы с вами друзья?

— Да, — ответила Грейс.

Она действительно была рада, что они друзья, даже если они не могут быть более, чем друзьями. Ни с одним мужчиной, кроме своего отца и зятя, у нее никогда не было устраивающих ее дружеских отношений, потому что все остальные, похоже, видели в ней потенциальную невесту. Этот Станден ничем не обидел ее. Приписав свой дискомфорт задетой гордости, она подавила неуместное желание надуться:

В этот момент раздался хрипловатый голос ее племянника, выкрикивающего:

— Его светлость герцог Станденский, граф Фолкнер, виконт Перри…

Набрав воздуха в легкие, Хью таким же голосом продолжал:

— И моя тетя Грейс Пенуорт, из Черхилла, графство Уилтшир.

— Наш выход, мисс Пенуорт, — смеясь, сказал Станден, отпуская руку Грейс, и ввел ее в длинный зал с высокими потолками.

— Вашего племянника, должно быть, проинструктировал Лэтхэм, мой слуга по протокольной части. Он никогда не упускал случая блеснуть моими многочисленными званиями и титулами.

В благоговейном страхе от величия герцога, Грейс поначалу не могла говорить. В самом деле, как она, дочь простого приходского священника, оказалась в компании человека такого знатного происхождения?

Циничный внутренний голос, очень напоминающий господина Дю Барри, подсказывал, что герцог находил ее общество забавным развлечением, контрапунктом тем изысканным леди и наивным дебютанткам, с которыми он был знаком. В кругу его знакомых леди, вероятно, едва ли нашлось бы много таких, которые задумывались бы о более глубоких вещах, чем о предпочтении в выборе модистки. Женщина, пишущая эссе, должна была произвести на него такое же сильное впечатление, как и говорящая обезьяна.

Ее так и подмывало открыто спросить у герцога, не считает ли он ее капризом природы.

— Странно, — задумчиво проговорил Станден, вырвав Грейс из раздумий, и она подумала, уж не способен ли герцог читать ее мысли.

Не удержавшись, она спросила:

— Вы обо мне?

Окинув ее взглядом с ног до головы, он улыбнулся, словно решив, что ему понравилось то, что он разглядел в ней. Этот одобрительный взгляд заставил ее вспыхнуть.

— Определенно не о вас, — сказал он наконец. — Вы, мисс Пенуорт, самая нормальная из всех моих знакомых.

Но Грейс хотелось настоящего комплимента, и слово «нормальная» прозвучало для нее как-то блекло и невыразительно.

Засмеявшись, Станден словно очнулся и сказал, что вовсе не хотел ее обидеть, просто, вспоминая о забавной склонности Лэтхэма перечислять его титулы, обратил внимание, что тот упустил самый его любимый.

«Разве ему этих недостаточно?» — подумала Грейс, когда он усаживал ее за стол. Вслух она сказала:

— Какой же, ваша светлость?

— Полковник, — отвечал герцог, опускаясь на стул рядом с ней.

Тут она с удивлением заметила, что герцог сидит во главе очень длинного стола, за которым вполне могли удобно рассесться около двухсот одетых в придворные костюмы человек.

Помимо своей воли она вспомнила тех бедных и несчастных прихожан своего отца, которых она бросила ради того, чтобы принять нынешней весной любое подходящее предложение руки и сердца. К стыду своему, она даже не выполнила свои обязательства посещать балы и званые вечера, а бросилась вместо этого за наиболее неподходящим холостым мужчиной из всех, кого она знала.

Она плотно сцепила руки на коленях, чтобы удержаться от ощущения собственной глупости и жизненной несправедливости, которая лишь немногим позволяла наслаждаться подобной окружающей ее в данный момент роскошью и изобилием. Конечно, именно это ей и следовало бы сделать, но герцог и его бабушка проявили к ней столько доброты, что едва ли она могла позволить себе ответить критикой на их гостеприимство.

Она чувствовала себя предателем. Чем она была лучше этих великосветских болванов, которым никогда ничего не хотелось знать о жизни своих беднейших сограждан? Совесть подсказывала ей, что на самом деле она, наверное, была даже хуже их: ведь она-то знала, каковы условия жизни бедных в стране.

Жаль, что господин Дю Барри не мог видеть всей этой недоступной для большинства и ненужной роскоши…

Мысленно встряхнувшись, она решила, что не позволит своему издателю вторгаться в свои взаимоотношения с этим кругом и омрачать визит. Дю Барри просто стал бы выискивать недостатки в любой мелочи, как он это делал на балу у Рамзи. Критически сдвинув свои золотистые брови, она спросила себя мысленно, почему Дю Барри никогда не мог понять, что людям иногда хочется получить немного удовольствия от жизни, будь они хоть бедные, хоть богатые.

Поглощенная этими мыслями, она не заметила, как подали первые блюда. Ей представлялось, как наливаются кровью глаза господина Дю Барри, впавшего в праведную ярость. Этот непривлекательный образ даже заставил ее слегка содрогнуться.

Старая герцогиня, слегка подавшись в сторону Грейс, спросила:

— Вам что-нибудь не по вкусу здесь, милочка?

Это заставило Грейс вздрогнуть и вернуться к действительности.

— Вы мне что-то сказали, ваша светлость?

— Вам не нравится лососина?

Грейс посмотрела на свою нетронутую порцию лососины со спаржей, картофелем и молодой морковью.

— Я… — начала она, зная, что обязана высказаться сейчас, если хочет прямо смотреть в глаза своим подопечным, когда вернется домой в Черхилл. — Нет, что вы, все превосходно. Я… просто я думала о притче про пир, на который пригласили бедных и немощных. О том, сколько этих бедняг могло бы сидеть за вашим столом.

От внимания Грейс не ускользнули выразительные взгляды, которыми обменились герцог и его бабушка, и она внутренне сжалась, ожидая ответных упреков, которые их задетое величие должно обрушить на нее.

— Как мило, — отозвалась вдова с поразившей Грейс дружелюбной улыбкой. — И как добросердечно, Алан.

— Да, — согласился герцог с таким видом, словно обнаружил бесценную жемчужину. — Ее также очень хвалили за то, что она любит собак.

И Алан одарил ее одной из своих очаровательнейших улыбок.

Знает ли герцог, подумала Грейс, ощущая странную легкость в голове, какое воздействие оказывают на нее эти улыбки? Она едва была способна дышать, а сердце стучало так, точно вот-вот выпрыгнет.

Бог ты мой! — подумала она, пытаясь справиться с собой. Они ведь всего лишь друзья, и на нее не должны действовать заигрывающие взгляды.

И все же ей было приятно, что он считает ее добросердечной. Немного смущаясь, она сказала:

— Как же я могу быть менее озабочена судьбами своих бедных братьев и сестер, чем нашими четвероногими друзьями?

— Это оттого, что вы воспитывались в религиозной семье, — сказала герцогиня.

— Я прошу прощения, — произнесла Грейс, опуская голову. — Конечно, я не имею права ни в чем упрекать вас.

Притронувшись, наконец, к своей позабытой тарелке, она призналась:

— О, действительно очень вкусно.

Затем снова перешла к извинениям:

— Видите ли, я не могу думать о прихожанах иначе, чем мой отец. Моя сестра никогда не проявляла особой склонности к поддержке прихожан.

— Несомненно, ее интересуют другие вещи, — вставила герцогиня, стараясь, чтобы ее гостья чувствовала себя более комфортно.

Хью сразу же с этим согласился:

— Мама предпочитает организовывать благотворительные базары и балы, а не навещать бедняков. Она говорит, что этим она оказывает им гораздо больше помощи, чем Грейс.

Это откровение племянника заставило Грейс поперхнуться. Герцог стал хлопать ее по спине и предлагать стакан с водой, что, хоть и заставило ее прокашляться, но зато ввергло в еще большее смущение. Тепло, происходящее вовсе не от смущения, вдруг разлилось по ее жилам, когда герцог, перестав хлопать ее по спине, оставил на ней свою руку. Приложив собственную руку к груди, чтобы ослабить сердечный жар, Грейс искоса бросила на Стандена нерешительный взгляд, заставивший его тут же отдернуть руку, словно он обжегся.

Втайне довольная такой пылкой, но в то же время скромной реакцией Грейс на прикосновение своего внука, герцогиня строго спросила Хью:

— Уж не подслушивал ли ты под дверью, мальчик?

— Да я… — заикаясь, отвечал Хью. — Да нет, просто мама говорит иногда всякое.

— А ты это повторяешь, даже если это может задеть чьи-нибудь чувства, — напирала она.

— Ради Бога, не обращайте внимания, — прошептала Грейс, все еще не оправившаяся от смущения. — По крайней мере, я так делаю, в большинстве случаев. Но я действительно должна принести вам извинения за те недобрые мысли, которые я имела, пользуясь в то же время вашим гостеприимством.

Герцогиня легко махнула рукой, заявляя:

— Ну, значит, с вами все в порядке, мисс Пенуорт. Алан вас описывал как святую, но теперь, зная, что и вас иногда посещают злые мысли, я могу чувствовать себя с вами вполне свободно.

Признание герцогини удивило Грейс и ввело ее в замешательство. Но, бросив взгляд на Хью, она заметила тем не менее нехарактерный для него блеск в глазах.

— Ты себя хорошо чувствуешь? — озабоченно спросила она и подошла к Хью потрогать его лоб.

Лоб был горячий как печка.

— Ты заболел! — воскликнула она. — Давно у тебя жар?

— Недавно, — ответил Хью страдальческим голосом. — С сегодняшнего утра.

— Но почему ты нам сразу не сказал? — укоризненно, но мягко спросила Грейс. — Тебя уложили бы в постель и целый день баловали бы всячески.

Мужественно сдерживая слезы, он ответил:

— Если бы я не смог поехать, мама не отпустила бы тебя одну.

Комкая свою салфетку, Грейс воскликнула:

— Она мне никогда не простит, если эта лихорадка заберет тебя. Я должна была заметить, что ты сам не свой.

И, обращаясь к герцогу, который, подойдя к ней, встал рядом, объяснила:

— Он никогда не бывает таким болтушкой, только когда болен или испуган.

Станден осторожно взял ее за плечи, но в этом жесте не было ничего успокаивающего.

— В таком случае он пошел в свою тетю Грейс, — сказал он, отводя ее к покинутому месту за столом.

— Он не скончается раньше, чем его посмотрит доктор, мисс Пенуорт. И если мальчик и в самом деле болен, а не просто перевозбужден путешествием, для вас было бы разумнее подкрепить сейчас свои силы.

Герцог продолжал так же твердо удерживать Грейс на стуле, не давая ей встать, несмотря на то, что она порывалась снова подойти к племяннику.

— Но я должна уложить Хью в постель, ваша светлость.

— Лэтхэм проводит мальчика в его комнату, — сказал Станден, бросив на слугу взгляд, не допускающий возражений. — А наша экономка позаботится, чтобы его хорошо укутали и накормили мясным бульоном.

— Ну, это уж слишком, — воскликнула Грейс, отбрасывая салфетку и вскакивая на ноги несмотря на удерживающие ее руки Стандена. — Если вы думаете, что я дам заниматься своим племянником незнакомым людям, то вы…

Хью закашлялся, прикрывая рот салфеткой.

— Ну, пожалуйста, тетя Грейс, — сдавленно попросил он. — Я не хочу портить тебе удовольствие, правда. Просто… если будет возможность, ты зайди потом ко мне рассказать сказку, ладно?

Прежде чем она могла что-нибудь ответить, Станден непререкаемым тоном вмешался:

— Твоя тетя заглянет к тебе, но только после десерта. И, если ты еще не будешь спать, расскажет тебе сказку. А теперь скажи всём спокойной ночи, дружище; доктора я пошлю к тебе тотчас же.

Отодвинув стул назад, Хью вылез из-за стола и по ребячьи поклонился.

— Спасибо, ваша светлость, — хрипло поблагодарил он. — Прошу простить меня, мэм, — обратился Хью к герцогине. — Спокойной ночи, тетя Грейс, я очень рад, что твоя поездка состоялась, — обнимая Грейс, попрощался мальчик. И, отпустив ее, последовал за державшимся очень прямо слугой к дверям.

Когда дверь за ними закрылась, Грейс одарила герцога разгневанным взглядом.

— Если вы полагаете, что этот мальчик отправится спать, не услышав сказки, вы глубоко ошибаетесь.

Она еще больше разозлилась, когда герцог начал смеяться. Сделав останавливающий жест, он сказал:

— Ему так же необходима сейчас ваша сказка, как прыщики на лице. Дорогая мисс Пенуорт, не надо капризничать. Самое лучшее, что вы можете для него сделать, это дать ему отдохнуть. Особенно после того, как доктор Тумбс закончит свои процедуры.

И, хотя от близкого присутствия герцога она все еще ощущала жар, после его слов она почувствовала, будто вся краска сходит с ее лица. Испуганным голосом она проговорила:

— Он ведь не будет делать ему… кровопускание, не так ли?

— Кто его знает? — ответил Станден так, как будто лечение, которое назначит доктор, не имело никакого значения.

Грейс тут же бросилась к дверям со словами:

— Конечно, мне следовало бы понять, что вас это не волнует.

Но в дверях уже стоял герцог, преграждая ей дорогу. Они оказались буквально в пяти дюймах друг от друга. Грейс очень спокойно и твердо потребовала:

— Будьте так любезны, дайте мне пройти, ваша светлость. Я действительно должна быть рядом с Хью.

Сердито хмуря брови, Станден всем своим видом давал ей понять, что не намерен пропускать ее. Однако Грейс, будучи вся во власти тревожных мыслей о Хью, не отдавала себе отчета в том, что кто-либо мог позволить себе испытывать волю герцога без того, чтобы получить надлежащий отпор. Услышав, однако, сдавленный возглас ошарашенной герцогини, Грейс моментально вспомнила, кто она такая и где находится. Теперь она ожидала, что вот-вот раздастся сказанное ледяным тоном: «Что это вы о себе возомнили?» — фраза, которая всегда ставила на место людей, которые ничего из себя не представляли.

Но вместо этого со словами «Вы правы» герцог, к ее удивлению, отступил в сторону, потом добавил:

— Мы все будем друг о друге худшего мнения, если станем продолжать трапезу, будто ничего не случилось.

Прочистив горло, словно эта уступка стоила ему чувства собственного достоинства, он продолжал:

— Идите к нему и убедитесь, что он устроен вполне удобно. Вага обед доставят к вам на подносе. — И добавил с угрожающим мерцанием во взгляде: — И я ожидаю, что все будет съедено вами до последнего кусочка, иначе мне придется заключить, что и вы заразились его болезнью и также отправить вас в постель.

Грейс понимала, что эта угроза — не ради красного словца. Вспоминая, как он подхватил ее на руки и отнес в кухню в той гостинице, Грейс почувствовала странный восторг пополам со страхом, но заставила себя подавить эту нелепую дрожь предвосхищения чего-то небывалого. Все, на чем она могла сейчас сконцентрироваться, — это исходящая от герцога мощная мужественная сила, его волевой характер.

Конечно, она не могла позволить ему увидеть, какое воздействие он на нее оказывает. Подняв голову и расправив плечи, она в упор посмотрела ему в глаза и, стараясь, чтобы голос не дрожал, заявила:

— В этом нет необходимости, ваша светлость. Я бы предпочла идти спать одна.

Злясь на себя за это высказывание, Грейс вспыхнула и убежала, не попрощавшись должным образом с хозяйкой дома, которая, похоже, находилась в состоянии почти что апоплексического удара.

Сдерживая смех, герцогиня исподлобья посмотрела на внука.

— Это было очень нехорошо с твоей стороны, Алан.

Станден, смеясь, утвердительно кивнул головой.

— Я не позволю тебе изводить мисс Пенуорт, — настаивала герцогиня.

Станден снова занял свое место во главе стола.

— Я вовсе не собирался изводить ее.

Подцепив вилкой кусок уже холодной лососины, он отправил его в рот и тут же бросил столовый прибор на стол.

— Эй! Убери это. И скажи кухарке, чтобы мисс Пенуорт доставили что-нибудь другое. Такое, чтобы это отвлекло ее от мыслей о племяннике.

После того, как молчаливый лакей убрал тарелки, Станден устремил на бабушку горящий взор.

— Я всего лишь хочу немного побыть с ней.

Потягивая вино, герцогиня, рассмеялась.

— Ты не первый, дружок, кто называет это «побыть», ты только не забывай, кому ты делаешь это бестактное признание.

— К черту! — зарычал герцог. — Я не имею намерения портить ее репутацию. Хочу лишь понять, откуда у Грейс Пенуорт эти смелые, нет, опасные мысли, и способна ли она вообще относиться с симпатией хоть к одному аристократу.

Дальнейший разговор по необходимости был отложен, потому что подали второе блюдо, и герцогиня распорядилась, чтобы для мисс Пенуорт накрыли в комнате Хью легкий ужин. Как только герцогиня осталась с внуком наедине, она смерила его оценивающим взглядом и спросила:

— Ты что, хочешь обратить ее?

— Ради Бога, — запротестовал он, — в твоих устах это звучит очень уж религиозно.

— Дорогой мой, любая выстраданная философия, когда подвергается нападкам, неминуемо защищается с помощью религиозных идей. Заводить дружбу с такой леди, как мисс Пенуорт, похоже, опасный шаг. Наверное, мне следует все же прочесть ее шокирующую книжицу.

— Ну, не такая уж она шокирующая, — задумчиво отозвался герцог, глядя на разделываемого на кусочки цыпленка. — Просто это неблагоразумно, неосторожно и наивно — ведь она выставляет напоказ все свои сокровенные мысли.

Выслушав внука, герцогиня опустила глаза в тарелку и проговорила:

— Это и в самом деле опасно. Она гораздо меньше бы рисковала, если бы выставила напоказ свои чувства к кому-нибудь, а не к бесплотному идеалу.

Станден кивнул.

— Именно так я и считаю.

Когда они покончили с едой, герцогиня решительно положила руку на рукав Стандена и спросила:

— Ты сам скажешь ей, или мне придется задать ей несколько наводящих вопросов?

Вложив руку бабушки под свой локоть, он повел ее к выходу.

— Ты меня не обманешь. Тебе хочется, чтобы в детской снова было полно ребятишек. Но я тебе не позволю давить на мисс Пенуорт, чтобы она открыла, что у нее на душе.

— А что, Алан, — хихикнула бабушка, похлопывая внука по рукаву, — разве тебе не хочется знать, вправе ли ты на что-нибудь рассчитывать?

Станден с улыбкой поглядел на бабушку сверху вниз.

— Довольно уже того, что эта леди здесь, бабуля. И, хотя она сейчас обеспокоена болезнью племянника, я не дам ей слишком сильно переживать из-за этого.

Прощаясь с ней перед сном, он поцеловал ее в морщинистую щеку и сказал:

— А теперь, если позволишь, я тебя покину. Она обещала Хью сказку. Может быть, она не станет возражать против еще одного слушателя.

11

Проконсультировавшись с врачом, Станден отправил его домой, после чего непринужденной походкой, словно в собственный клуб, вошел в комнату Хью. Но как только его взгляд упал на прикорнувшую в кресле рядом со своим племянником мисс Пенуорт, он почувствовал себя настолько же неуверенно, как если бы испытывал муки первого юношеского увлечения.

На ее коленях лежали листки бумаги, исписанные аккуратным почерком, а сверху покоились ее перепачканные чернилами руки с чуть согнутыми, как бы защищающими ее труд, пальцами. Интересно, подумал Станден, это очередное смелое эссе, или письмо, адресованное матери Хью и информирующее о том, что ее старший сын слег в постель с лихорадкой и кашлем.

О том, насколько близко к сердцу воспринимала Грейс болезнь племянника, говорили озабоченная складка, пролегшая между ее бровей, и неудобная поза, в которой она спала. Герцог подошел к девушке и, почти вопреки себе, нежно помассировал ее плечи, чтобы снять напряжение.

Его прикосновение разбудило Грейс. Подумав, видно, что Хью стало лучше, она вскочила с кресла и метнулась к постели мальчика. Листки упали с ее колен и разлетелись по полу. Наклонившись над племянником, она пощупала его по-прежнему горячий лоб и убедилась, что он спит.

Пока она занималась Хью, Станден наклонился и стал подбирать с пола ее записки. Ему удалось прочесть несколько строк, и он облегченно вздохнул: она писала о своей озабоченности здоровьем племянника. Выравнивая листки в аккуратную стопку, герцог пожалел, что не имеет, по сути, права сказать что-нибудь ей в утешение.

Когда Грейс выпрямилась, чтобы взглянуть на хозяина дома, она увидела, что он подбирает с пола листки ее письма, нисколько, по-видимому, не интересуясь их содержанием. Сцепив руки, чтобы подавить желание протянуть их за своим письмом, она сказала:

— Я хотела рассказать ему обещанную сказку, но он спит.

Она еще не успела договорить, как герцог взял ее за руку и потянул в сторону от постели Хью.

— Теперь уже не получится, — заметил он, ведя Грейс в сторону ее комнаты. — Доктор Тумбс сказал мне, что дал мальчику успокоительное. Самое лучшее, что вы можете сейчас для него сделать, это немного отдохнуть сами.

Когда она попыталась возразить, Станден заверил ее, что с мальчиком все будет в порядке, так как он поручил Лэтхэму присматривать за ним.

И хотя совесть не позволяла ей бросить Хью и идти самой отдыхать, она все же понимала, что спорить с хозяином бесполезно. Перед дверью своей комнаты она повернулась к нему, и принимая от него свои листки, устало улыбнулась.

— Вы бессердечны, ваша светлость, — сказала она с мягкой укоризной.

— Это следствие моего положения в обществе, — ответил Станден.

В его голосе, однако, послышалось что-то непривычное, какой-то подвох. Чуть смущенно прокашлявшись, он сцепил руки у себя за спиной, чтобы ненароком не обнять свою озабоченную гостью.

Грейс хихикнула. Сейчас Станден выглядел так по-ребячески — и совершенно не бессердечным — что ей пришлось вознаградить его одобрительными словами:

— Вы так редко стараетесь произвести впечатление своим титулом, что я бы подумала, что вы стыдитесь его.

— Я просто редко об этом думаю, — задумчиво потирая подбородок, отвечал герцог. Потом, вызывающе ухмыляясь, он протянул руку и оперся на дверной косяк выше ее плеча. — Поэтому я вам и понравился?

Непроизвольно прижав свои листки к груди, словно защищаясь ими, Грейс вспыхнула и, запинаясь, произнесла:

— В-вы слишком самоуверенны.

Она смущенно опустила взор. Как он мог подумать, что нравится ей только потому, что имеет титул герцога?

Опустив руку, герцог взял Грейс за подбородок и поднял ее лицо, улыбаясь при этом сверху вниз очаровательнейшей из улыбок. В неярком свете ламп от Грейс, казалось, исходило слабое, но различимое сияние. Станден почувствовал, что во рту у него внезапно пересохло, как когда-то в детстве, когда его просили прочесть наизусть таблицу умножения, а он ее забыл. Облизнув губы, он проговорил:

— У меня никогда до этого не было поводов сомневаться в себе.

Загипнотизированная этим чувственным движением его лица, Грейс положила руку поверх лацкана его куртки и сказала:

— Вы редкий человек.

— Да, редкий, — гордо, но без высокомерия ответил Станден. — А вам хотелось бы узнать меня поближе?

Звук его голоса заставил девушку приникнуть к нему, и, когда он нежно обнял ее, по телу ее пробежала дрожь, и она ощутила всепоглощающее бесстыдное желание. Разница в их социальном статусе и происхождении не позволила Грейс броситься в его объятия, и все же не признаться ему в том, что оба они хотели услышать, она не могла:

— Я желаю этого больше всего на свете.

Станден, казалось завис над ней, словно колибри над цветком, и у Грейс мелькнула мысль, что он собирается поцеловать ее, но она тут же ее отбросила. Ведь не хочет же он омрачить такие удобные дружеские отношения проявлениями страсти?

Бог ты мой, поругала она себя. Какие романтические настроения. И какие глупые! По забавному выражению его красивого мужественного лица она поняла, что он рассматривает чернильное пятнышко на ее щеке, напоминая себе при этом, вероятно, о том, что своими радикальными взглядами она ставит себя вне пределов парламентского общества.

Одиночество вдруг навалилось на нее. Несмотря на все ее высокие планы о переустройстве мира, это были всего лишь планы, намерения — не любовь… Впервые в жизни Грейс ощутила, что ей недостает любви — и это чувство было так сильно, что захлестнуло все ее существо, как великая океанская волна.

Но она, конечно же, не могла признаться в своих сокровенных желаниях человеку, которого едва знала. Чтобы скрыть свои потаенные мысли, Грейс опустила глаза и неловко произнесла:

— Я слышала, что лучший способ узнать сердце мужчины — это понаблюдать, как он играет.

— Никогда не слышал большей глупости, — бросил Станден.

— Моего отца часто обвиняют, что он болтает много ерунды, — возразила Грейс. — Но, в отличие от многих, он говорит правду.

— Хорошо, мисс Пенуорт, — сказал Станден, убирая руку от се нежного подбородка. — Почему бы нам не сыграть в «фараон».

— Нет, ваша светлость, — отвечала она. Сердце ее отдавалось болью, потому что она снова напомнила себе, насколько далеки их миры друг от друга. Азартные игры с сумасшедшими ставками, в которые можно за ночь просадить целое состояние, не были частью ее жизненного опыта.

— К сожалению, я не знаю, как играть в «фараон».

— Я и не ожидал, что вы умеете. Тогда во что же вы предлагаете сыграть? В «казаки-разбойники»?

— Нет, это для детей, — ответила она, подходя к столу, чтобы положить свои листки. Снова вернувшись к герцогу, она лукаво улыбнулась и продолжила: — И хотя я всегда позволяю выиграть Тэдди или Кейт, к вам я не буду столь снисходительна.

— Тогда в шахматы, — снова предложил он, тщательно выдерживая дружественность ухмылки.

— Я, кстати, довольно неплохо играю в шахматы, — похвасталась Грейс. — Сегодня вот только я весьма рассеянна.

— Не любите проигрывать, вы имели в виду? — заметил Станден, предлагая ей свою руку в манере, не терпящей отказа.

— Никто не любит, — ответила Грейс, беря его под руку. — Вам было бы интереснее, вероятно, сразиться с достойным противником, чтобы заслужить честную победу.

Спустившись по лестнице, они двигались теперь по длинной галерее. Бросив на Грейс быстрый взгляд, герцог спросил, играла ли она когда-нибудь в биллиард.

— Никогда, — ответила Грейс. — Моя мать говорит, что это неподобающая игра для леди.

— И она права, — засмеялся он, с энтузиазмом таща ее за собой еще в один длинный коридор. Наконец они оказались в огромной пещероподобной игровой комнате, главным предметом мебели которой явился большой обитый зеленым сукном стол. — Но, так как вы утверждаете, что владеете по крайней мере еще одним не свойственным леди умением, я, пожалуй, вас научу.

Пока Станден собирал по лузам шары, Грейс начала прохаживаться по залу, рассматривая развешанные по стенам картины со сценами охоты. С одного из холмов, повернувшись в седле величественного боевого коня, прямо на Грейс смотрел герцог Станденский. Картина была написана настолько здорово, что у Грейс даже перехватило дыхание.

— Вы заказывали этот портрет?

— Не с целью увековечить собственный образ, — отвечал Станден, снимая со стены кий, — но для того, чтобы поддержать одного художника, которого отвергла семья, поскольку вместо Оксфорда он подался в Королевскую Академию[7].

Грейс покраснела.

— Простите меня, ваша светлость. Я вовсе не собиралась критиковать. Просто, когда вы вдруг уставились прямо на меня со стены…

Он засмеялся и сказал какую-то чепуху про то, что, мол, она первая заметила эту картину, а потом потащил к биллиардному столу.

— Возьмите кий в руки. Нет, не так. Это же не метла.

Поправив положение ее рук, он, вместо того, чтобы убрать свои, наклонился вместе с ней, отвел кий назад и сделал удар. Грейс, зависнув между герцогом и столом, увидела, как брызнули в разные стороны шары.

— Смотрите! — радостно засмеялась она. — Один упал в лузу.

— Я так и хотел.

— Именно этот шар? — с удивлением спросила Грейс, поворачивая голову и глядя на него.

— Именно этот.

— Вы всегда попадаете в цель?

— Достаточно часто. По главным целям я никогда не мажу.

Она ответила ему с улыбкой.

— Здесь мы с вами похожи. Я тоже не люблю проигрывать.

К ее удивлению, герцог нахмурился, словно это заявление ему чем-то не понравилось. Подняв кий, он снова привлек ее внимание к игре.

— Тогда мне нужно позаботиться, чтобы мы с вами всегда были в одной команде.

По-прежнему не отпуская ее руку, он прошел вместе с ней вдоль стола и загнал в лузу еще один шар. Результатом каждого следующего удара было попадание шара в лузу.

Сосредоточиться на игре Грейс никак не удавалось. Все, что она воспринимала, — это приятная теплота его тела, случайные соприкосновения их рук и бедер, когда они вместе облокачивались на стол, чтобы сделать очередной молниеносный удар, его щекочущее дыхание возле ее уха, вызывающее мурашки. И хоть она сурово требовала от себя соблюдения правил, все же ей стало любопытно, в какую игру они играют.

Когда последний шар упал в лузу и раздался победный возглас герцога, она убедилась, что, по крайней мере, герцог-то играл в биллиард. Вдруг он обнял ее, повинуясь импульсу, и сказал:

— А знаете, из нас получилась неплохая команда.

Все, что удалось вымолвить ошарашенной Грейс, было:

— И я… тоже так считаю.

Все еще в его объятиях, Грейс вдруг почувствовала крайнее смущение оттого, что своей импульсивной репликой фактически попросила его открыть свои чувства. Ну как можно быть такой глупой и самонадеянной? Надеясь исправить положение, она сказала:

— Вы очень хорошо играете, несмотря на то, что я вам мешала.

— Посмотрите на меня, Грейс, — хрипло сказал он тоном, не допускающим неповиновения. — Я никогда не встречал никого похожего на вас.

— Полагаю, что так, — нервно хихикнула Грейс. — По словам Эмити, когда Бог создавал меня, форма треснула в Его руках.

— А я думаю, что Он превзошел самого себя, — ответил Станден, нежно проводя пальцем по ее щеке.

Грейс ощутила его прикосновение как сноп искр, но его следующие слова словно обрушили на нее ушат холодной воды:

— Впервые в жизни я понял, что такое настоящий друг.

Сердце Грейс упало, а он продолжал, не замечая, по-видимому, перемены в ее настроении:

— Я знаком с людьми, мисс Пенуорт, которые могут помочь вашей карьере, которые способны претворить в жизнь ваши… благотворительные замыслы, это люди, с которыми считаются.

— Вроде вас, — сказала она скучным, разочарованным тоном.

Это его ошарашило, и все же он подтвердил:

— В общем, да. Вопреки той неприглядной картине, которую вы нарисовали, изображая дворянство, многие из них озабочены социальной справедливостью. Как бы я мог смотреть людям в глаза, если бы не проявлял внимание к слабым, зависящим от меня?

Смешавшись от его прямого упрека, она повернула голову и стала смотреть на биллиардный стол. Перекатывая шар в пальцах, она, наконец, проговорила:

— Простите меня, ваша светлость. Я приехала сюда вовсе не для того, чтобы шпионить за вами.

— Конечно же, нет, — ответил герцог с нотками самоосуждения. — Вы приехали, потому что я вас пригласил, а теперь вот начинаю учить вас хорошим манерам.

Где-то часы пробили полночь. Герцог, похоже, вспомнил о своих обязанностях хозяина дома. Он провел Грейс к выходу из зала.

— Хотели бы вы познакомиться с людьми, на плечи которых возложена тяжелая ноша ведения хозяйства в этом поместье?

— Разумеется, ваша светлость, — ответила Грейс вежливым, но безжизненным тоном. Потом добавила с улыбкой: — Если я смогу чем-то помочь кому-то из них, надеюсь, вы предоставите мне эту возможность.

Крепко сжав ее руку в своей, Станден повел ее вверх по лестнице. Бросив на Грейс жаркий взгляд, он сказал:

— Я знаю по крайней мере одного такого человека, которому вы нужны. Это я вам точно говорю.

Полагая, что герцог имел в виду ее племянника, Грейс пробудилась с рассветом и сразу поспешила в комнату Хью. По уверениям сиделки, ночь мальчик провел спокойно. Грейс присела на стул возле кровати Хью, но, взглянув на его лицо в неверном свете подсвечника, тут же в тревоге вскочила: на лице мальчика совершенно явственно проступила сыпь.

Сначала она в страхе подумала об оспе, но, вспомнив, что Колин настоял на том, чтобы всем членам семьи сделали прививки, она облегченно вздохнула. Если это оспа, то она будет протекать в легкой форме.

Но Хью не болел корью.

Сердце ее застучало мучительно и болезненно.

Хью зашевелился во сне. Грейс тут же задула свечи и подоткнула шторы на окнах, чтобы свет не проникал в комнату. Нужно, чтобы Хью как можно дольше находился в покое и в темноте.

Когда в комнату зашел Станден, он обнаружил Грейс, сидящую в темноте возле постели больного. Грейс не позволила ему отдернуть шторы, когда он попытался было это сделать. Возможно, у мальчика корь, сказала она.

— Корь? — переспросил Станден, вспоминая, какими детскими болезнями он в свое время переболел.

Нет, корью он не болел. Зная это, он должен был бы тотчас же покинуть комнату больного. Но из-за женщины, стоящей рядом с ним, он не мог позволить себе такое постыдное бегство. В ее глазах он должен быть сильным, чтобы она знала, что может положиться на него.

Грейс кивнула в ответ, черпая от него силу, но совершенно не ожидала, что он обнимет ее за плечи и, мягко притянув к себе, скажет:

— Я помогу вам чем только смогу.

Грейс не могла вымолвить ни слова в ответ, лишь прижалась к его мускулистому телу, желая, чтобы сердце не стучало столь восторженно. Она убеждала себя, что он предлагает лишь теплоту своей дружбы, не более; но сердце никак не хотело успокаиваться, даже после того, как герцог покинул комнату Хью, отправившись на свою ежедневную прогулку верхом по своим владениям. Жители любят, когда он выезжает на прогулку, сказал он. Целомудренно, по-братски (как она сказала себе) поцеловав ее в лоб, герцог обещал вскоре вернуться.

— Я тоже хочу послушать историю вместе с Хью.

Когда Хью проснулся и потребовал воды, а также пожаловался, что от темноты у него болит голова, Грейс все еще пребывала в состоянии непередаваемой радости. Ласково выслушав жалобы мальчика, она пообещала ему, что расскажет историю сразу же, как только герцог вернется с прогулки.

— А я хочу сейчас, — тщетно настаивал Хью.

— Ах ты, нетерпеливый негодник, — прорычал Станден, неторопливо заходя в комнату и стаскивая с себя перчатки. — Может, ты не дашь мне даже переодеться?

— От вас пахнет ветром, — сказал Хью. — Хорошо бы открыть окно.

— Думаю, одно открытое окно ему не повредит, — сказал Станден, впуская в душноватую комнату свежий воздух.

Затем, усевшись в ногах кровати, он улыбнулся миловидной сиделке мальчика и заявил:

— Ну вот, я устроился. Теперь можешь рассказывать историю, тетя Грейс.

— Ту, которая про королеву пчел, — попросил Хью. — У меня такое ощущение, тетя, словно они покусали меня до смерти.

Вручив племяннику чашку с прохладным чаем, Грейс уселась в кресло-качалку и прикрыла глаза. Собираясь с мыслями, она ощущала, как две пары глаз сверлят ее взглядами. Наконец она начала свой рассказ:

— Жил-был на эвкалипте пчелиный рой. Тысячи рабочих пчел, озабоченно жужжа, занимались подготовкой к зиме. Лето было удачное, и соты наполнились вкусным сладким медом, которого хватит на всю долгую холодную зиму.

Лоб Грейс нахмурился. Она продолжала:

— Но в пчелином рое была одна невеселая пчела, та самая, которой следовало бы радоваться и гордиться таким изобилием и гармонией, — она-то как раз и мерила шагами свои королевские палаты в сильном возбуждении.

— Кем она была? — спросил Хью.

— Королевой, — ответила Грейс.

— Ей бы следовало похвалить своих рабочих пчел, — заметил Хью. — Без них она осталась бы голодной.

— Шш, — шикнул на него Станден, беря из рук мальчика чашку, так что Хью смог перевернуться на живот, чтобы удобнее было слушать историю.

— Она была очень самовлюбленной, — объяснила Грейс, — ведь, пока она все лето откладывала яйца, весь рой всячески ее кормил и лелеял, и она привыкла, чтобы ею восхищались, и без этого уже жить не могла.

— Девчонки, они все такие, — с отвращением заметил Хью.

— Только в том случае, если им бывает нечем себя занять, — терпеливо отозвалась Грейс. — Так вот, ее сезон начался и кончился, и теперь рой занимался более неотложными вопросами выживания, и с ней стало очень трудно ужиться. Но вот какая-то из рабочих пчел догадалась принести своей королеве крошечный осколок зеркала. Так она и сидела на протяжении всей осени, пока было достаточно дневного света.

Рассказывая, Грейс совершенно бессознательно изобразила мимикой хорошенькую девушку, разглядывающую себя в зеркале. Станден, облокотившись на подушку рядом с Хью, с удовольствием любовался этим зрелищем.

— Но дни становились все короче, — продолжала Грейс, — и у королевы было все меньше времени вертеться перед зеркалом. И тогда она издала указ, что одна из ее рабочих пчел должна лететь к ближайшему жилью и принести свечку. Другой работнице следовало лететь за угольком, чтобы зажечь фитиль.

— А войны в этой истории не будет? — разочарованно спросил Хью, расчесывая зудящее место на спине. — И как, интересно, пчела намеревалась принести горящий уголек?

— Не перебивайте, молодой человек, — приказал Станден, с нетерпением подаваясь вперед. — Продолжайте, Грейс.

Грейс решила не придавать значения тому, что Станден назвал ее по имени, и вернулась к своему рассказу:

— Хоть это и может показаться невероятным, но рой все же умудрился доставить в королевские покои и свечку и огонь. Королеве так понравились золотистый свет и тепло свечи, что она приказала держать ее зажженной всю зиму. К несчастью, тепло от свечки начало растапливать воск в сотах. По стенам королевских покоев стали стекать струйки расплавленного меда. Рабочие пчелы кинулись ей на выручку, бешено работая крыльями, чтобы охладить тающие соты, но от этого свечка только ярче разгоралась. «Моя королева, мы должны погасить свечку, — сказала одна отважная пчела, — а иначе весь рой неминуемо погибнет». — «Ни за что!» — вскричала королева. Но потом здравый смысл все же вернулся к ней. Ведь если она станет упрямиться, погибнут все ее детки. Тогда она решилась на мужественный, но глупый и необдуманный поступок — приказала пчелам вынести ее и зеркало за пределы роя, где она смогла бы восхищаться собой.

— Какая глупость, — сказал Хью. — Она непременно должна была замерзнуть до смерти.

— Конечно же, так оно и случилось, — ответила Грейс обыденным голосом, давая понять, что история окончена. Встав с кресла, она подошла к Хью и поправила одеяло у него в ногах.

— А как же счастливый конец? — недоуменно спросил Хью. — Твои истории ведь все со счастливым концом?

— В реальной жизни не все хорошо кончается, Хью, — со вздохом ответила рассказчица. — Но не забывай, своим глупым поступком королева спасла пчелиный рой. А для пчел как раз именно это и важно. Так что, в каком-то смысле, конец все-таки оказался счастливым.

Взглянув на герцога, который что-то писал на клочке бумаги, Грейс удивленно склонила голову и спросила его со смехом:

— Что это вы делаете, ваша светлость?

— Исполняю роль вашей секретарши, — промурлыкал он, протягивая ей записанную историю, иллюстрированную к тому же изображением королевы пчел, сидящей перед зеркалом.

Рисунок был выполнен довольно мастерски, если учесть, что у его автора было немного времени, а пчела очень напоминала Грейс, только с крылышками.

— И вы тоже обладаете нераскрытым талантом, — восхитилась Грейс. — Но я вам уже говорила, что эти истории только для Тэдди, Хью и Кейт.

— Когда-нибудь они пригодятся вам, чтобы рассказывать собственным детям, — настаивал Станден, забирая записи назад. — Да и другие могут захотеть послушать одну из вечерних сказок тети Грейс.

— Мне не жалко поделиться моими историями, — разрешил Хью, почесывая зудящее лицо. — Да и Тэдди с Кейт захотят послушать то, что они пропустили.

— Значит, решено, — резюмировал Станден. — Пока вы здесь, я буду записывать истории, которые вы рассказываете Хью. А теперь пойдемте со мной, мисс Пенуорт. Хью необходимо сделать компрессы, а вам нужно прогуляться по свежему воздуху.

Он отмел ее возражения, что она не одета, говоря: — Совсем наоборот, мисс Пенуорт, вы выглядите достаточно нарядно, чтобы обворожить моих жителей и всех пчел на моей пасеке.

Но все же он отпустил ее на минутку в ее комнату, чтобы причесаться и снять передник.

12

— Не думал я, что синие чулки, оказывается, так пекутся о своей наружности, — сказал смеясь герцог, когда они встретились минут двадцать спустя в большом холле. В тоне его, однако, чувствовалось одобрение.

— О да, ваша светлость, — ответила Грейс, бросая на него искоса игривый взгляд и опираясь на предложенную им руку. — Когда мы дебатируем вопросы реформ, это служит отвлекающим фактором.

На улице, когда они подошли к ожидающему их экипажу, Станден смиренно заметил:

— Надеюсь, вы сжалитесь над бедным, сбитым с толку мужчиной, мисс Пенуорт.

Когда Грейс оказалась внутри экипажа, на дверце которого красовался герб герцога Станденского, она, вспомнив игру в биллиард, ответила с улыбкой:

— Едва ли кому-нибудь удастся отвлечь вас от вашей цели, ваша светлость.

Обойдя экипаж с другой стороны, Станден взобрался на соседнее сиденье. Изучая некоторое время девушку, он затем тихо произнес:

— Значит, вы полагаете, что в достижении своих целей я безжалостен?

— Я имела возможность убедиться в этом, — ответила Грейс, в замешательстве отводя взгляд.

Из рук не проронившего ни слова лакея она взяла корзину, заботливо заполненную старой вдовой разными вареньями и целебными сборами и мазями, и пообещала герцогине, когда та появилась в дверях усадьбы, что непременно раздаст эти подарки жителям.

— Не забудьте сообщить управляющему обо всех, кто в чем-либо нуждается, — напомнила герцогиня Станденская с доброй улыбкой, что вызвало у Грейс уколы совести за нетактичные высказывания прошлым вечером. — Так как у вас есть опыт помощи прихожанам, вам легко будет выяснить, кому чего не хватает, и я доверяю вам проверить, нет ли среди работников голодающих или плохо одетых.

— Благодарю вас за доверие, ваша светлость, — ответила покрасневшая Грейс, когда престарелая леди тепло пожала ее руку. — Вы можете на меня полностью положиться.

— Тогда, если Алан не против, — предложила герцогиня, взглянув на внука, который забирался на сиденье кучера, — мы встретимся за чаепитием, моя дорогая.

Беря в руки вожжи, Станден подмигнул бабушке и лукаво ответил:

— Конечно же, я не против. Ведь для этого я и привез сюда мисс Пенуорт — чтобы познакомить ее с тобой.

— Ну, ладно, тогда отправляйся, негодный мальчишка, — со смехом отвечала герцогиня, отпустив руку Грейс и помахал им на прощание. — Ради Бога, не позволяйте ему поддразнивать вас, милая девушка. Не хочу, чтобы вы по одному человеку судили о всех аристократах как о бессердечных глупцах.

— Вот что, бабушка, — мягко, но предостерегающе возразил на это Станден. — Мы ведь уже договорились, что мое поведение будет безупречным. Не слушайте ее, Гр… мисс Пенуорт.

В восторге оттого, что стала объектом этой незлобной семейной перепалки, Грейс захихикала.

— Да нет, ваша светлость, — ответила она, — хочу признаться, что мое предубеждение уже рассеивается стараниями вашего внука.

— Ну и слава Богу, — крикнула в ответ герцогиня. — Тогда я не волнуюсь за вас, дети; а жители наших владений с удовольствием присмотрят за вашим выездом.

— Ну, что, — спросил Станден, когда они сворачивали на аккуратную боковую дорожку, — вам, наверное, тесно? Я занимаю слишком много места…

Грейс действительно пришлось отодвинуться на самый край узкого сиденья, чтобы иметь возможность свободно дышать.

— Нет, ваша светлость, — ответила Грейс, вцепляясь в корзинку с лекарствами и поручень, когда они делали поворот. Инерция бросила се на прежнее место. — Я отодвинулась, чтобы не мешать вам править.

Когда коляска с грохотом въезжала на деревянный мост, Грейс пришлось снова вцепиться в поручень.

— Я никогда еще так быстро не ездила, — призналась Грейс, вынужденная отпустить поручень и придержать капор. Рука ее слегка дрожала. — Вы уверены, что это вполне безопасно?

Закинув голову назад, Станден засмеялся:

— Мы в полной безопасности, если только нам навстречу не попадется пьяный кучер, вылетающий из-за поворота.

Все же он немного придержал лошадей и заметил:

— Но мне бы не хотелось, чтобы наши работники считали вас человеком радикальных убеждений.

— Можете не опасаться; я буду следить за своими манерами, ваша светлость, — немного обиженно ответила Грейс, которой хотелось, чтобы герцог был о ней такого же хорошего мнения, как она о нем.

— Ну-ну, еще рано быть столь официальной, — хохотнул Станден, выворачивая на площадь, окруженную аккуратными коттеджами и лавками. Селение называлось Станден, как следовало из надписи на табличке, укрепленной на столбе.

— Только, ради Бога, не подначивайте меня по поводу этого названия, — добавил он, проследив за ее взглядом. — Оно отражает не мое тщеславие, а моего двоюродного дедушки, которому не удалось увековечить своего имени в потомках. Вот он и решил назвать своим именем эту деревню.

— Очень симпатичная деревня, ваша светлость. Сколько в ней жителей?

— По последним данным, восемьдесят душ, — ответил герцог, передавая подошедшему мальчику поводья и ступая вниз на брусчатую мостовую. — Но, скоро, по-видимому, их будет на несколько человек больше.

Обойдя вокруг коляски, он предложил руку Грейс.

— Бабушка, несомненно, приготовила кое-что и для этих семей. Сначала навестим их?

Грейс выбралась с помощью герцога из коляски и позволила взять у себя из рук корзинку.

Когда они остановились у коттеджа, окруженного весенним садом, в котором росли незабудки, васильки и колокольчики, Станден вежливо постучал в свежевыскобленную дверь и сказал:

— Бабушка всегда была без ума от младенцев. А эта семья, Крокеты, оправдывают ее ожидания каждый год.

Затем он едва слышно добавил:

— Ради Бога, простите меня, мисс Пенуорт. Уверяю вас, не в моих привычках говорить столь откровенно со всеми молодыми леди, которых я знаю.

На это Грейс ничего не успела ответить, потому что дверь открыла женщина, по-видимому, ожидавшая гостей.

— Ваша светлость! Проходите, пожалуйста, но мы даже не ожидали…

— Доброе утро, Салли, — приветствовал герцог женщину, проводя Грейс в ухоженный домик. — Я приехал вместе с мисс Пенуорт, она гостит у моей бабушки. Грейс, — прибавил он, взглянув на нее, — познакомьтесь с Салли Крокет.

Грейс протянула руку. Этот жест озадачил хозяйку дома, которая присела в реверансе, затем нерешительно приняла затянутую в перчатку руку со словами: «Приятно познакомиться с вами, леди Пенуорт».

Грейс не стала поправлять Салли, а сказала ей, что тоже очень рада познакомиться, на что хозяйка, смущаясь и прикладывая ладони к пылающим щекам ответила, что она никакая не «миссис Крокет», а просто Салли.

Порывшись в корзине, Станден извлек оттуда стеклянную банку и пакет, помеченные надписью Крокеты.

— Зная, как ты занята детишками, мы не хотим тебя долго задерживать, просто вот оставим эти гостинцы и…

— Надеюсь, чаю-то со мной вы попьете, — перебила Салли, принимая у Грейс капор и делая еще один реверанс. Хоть и раздавшаяся в талии, Салли, похоже, не утратила своей подвижности. — Большинство ребятишек в школе, у священника. А малыши, — и она посмотрела в сторону, — спят, так что у меня навалом времени, чтобы поболтать.

Пока миссис Крокет ходила к вешалке, чтобы повесить капор Грейс, та быстро огляделась по сторонам, искренне желая не увидеть ничего такого, за что герцог заслуживал бы порицания.

Свет, льющийся из окна, ярко освещал мебель и отражался от блистающего чистотой пола и буфета с посудой. Когда раскрасневшаяся домохозяйка, прежде чем усадить Грейс на покрытый чехлом диванчик, стряхнула с него несуществующую соринку, это вызвало у Грейс улыбку.

Пока гости устраивались на диванчике, Салли поставила на плиту чайник. Вскоре вода закипела, и хозяйка поставила на стол нарядный поднос с чайником, чашками и ячменными лепешками.

— Надеюсь, все Крокеты живы-здоровы, — сказал Станден после того, как чай был разлит по чашкам, а гостинцы вручены Салли.

— Не жалуемся, — с улыбкой от уха до уха отвечала Салли. — Наш Станден никогда не бросает нас в беде. Вы знаете, что нас пользует его доктор?

— Я… да, это очень хороший доктор, — отвечала Грейс, испытывая угрызения совести оттого, что бросила бедного Хью наедине с его корью.

— Конечно, я не тревожу хорошего доктора по поводу беременности, — сказала Салли, похлопывая себя по животу. Потом, осознав, кому она это говорит, покраснела и извинилась: — Прошу прощения, миледи. Это вовсе не для ваших ушей.

— Какая чепуха, — вскричала Грейс. — Для меня помощь прихожанам — обычное дело, миссис Крокет; ничто меня смутить не может.

С улыбкой на лице, вызванной порозовевшими щеками Грейс, Станден сказал:

— Так вы и говорили раньше, мисс Пенуорт. Но, пожалуйста, давайте больше не будем об этом. Ваши щечки порозовели почти как у Салли.

Затем он перешел на обсуждение разных хозяйственных дел, с удивлением узнав от хозяйки, что в нескольких домах деревеньки протекают крыши.

— Сами они бы вам не сказали, ваша светлость, — покачав головой, призналась Салли. — Не хотят, чтобы вы думали о них, будто они ворчуны какие-нибудь. Но я сама видела горшки в доме вдовы Рэнкин и верю рассказам, что в хижине старого господина Пенниуисла через прореху в крыше небо видать.

— Понятно, — ответил Станден, нахмурившись. И вдова и старик не хотели тревожить его, это он знал, но разве они не понимают, что чем позже начать ремонт, тем дороже он обойдется? — Не переживай из-за этого, Салли; я пришлю ребят для починки обеих крыш.

— Только я вам ничего не говорила, — осторожно сказала Салли.

— Будь уверена, они не узнают, откуда у меня эта информация, — успокоил женщину Станден, допивая чай и поднимаясь со своего места. — До ленча нам еще нужно посетить несколько семей, так что мы двинемся, Грейс? — и он подал ей руку.

Салли проворно подала Грейс капор и проводила гостей до двери.

— Не беспокойтесь, миледи; наш герцог не обидит стариков. Просто они гордые и не хотят кому-то быть в тягость, — она пожала плечами и коротко рассмеялась. — Остальные-то просто взяли бы сами и починили. А вот когда сам-то не можешь, это плохо.

— Пожалуй, вы правы, — согласилась Грейс, завязывая ленточки капора возле уха, как ее научил отец. Затем вместе с герцогом они снова вышли на площадь, и Грейс всякий раз послушно останавливалась, когда Станден встречал кого-нибудь из списка своей бабушки. После каждого очередного визита Станден узнавал либо о нужде какого-нибудь селянина, либо о чьих-нибудь неладах с законом. Но, когда он представлял ее этим самым людям, он ни словом не выдавал того, что знает об их неприятностях, наверное, чтобы не ставить их в неловкое положение перед посторонними.

Когда все дела были сделаны и они поехали на луг, чтобы позавтракать на свежем воздухе, Станден с улыбкой спросил Грейс:

— Я же вижу, вам не терпится что-то сказать мне.

— Я не на своей территории, ваша светлость, — ответила Грейс, сцепляя руки на коленях.

— Ладно, я разрешаю вам поругать меня, — замялся он.

— Нет, мне нечего сказать против вас. Я лишь сожалею, что высказывала против вас такие глупые обвинения.

— Против меня лично? — поинтересовался он, выруливая в короткую тень от дуба.

— Нет, против вас как представителя класса, — запинаясь, объяснила Грейс, — но ведь вы так добры, ваша светлость; выслушали все жалобы и пожелания, точно Моисей.

— Насколько я помню, Моисей терял терпение более, чем однажды, — заметил Станден.

— Ну, это происходит со всеми, — согласилась Грейс. — Но вспомните, как он выступал посредником в спорах, а также между своим народом и Богом, когда они особенно непочтительно относились к Нему.

— Я не умею творить чудеса, мисс Пенуорт, — сказал Станден, помогая ей выйти из коляски и испытывая сильное искушение притянуть девушку к себе, но разговоры о Моисее и чудесах напомнили ему о подобающем поведении.

Убирая руку с ее талии, герцог повел ее к полянке, откуда хорошо было видно имение. Возле низенького стола уже стояли наготове несколько слуг.

— Я зверски голоден. Давайте посмотрим, не приготовил ли нам повар манку или перепелов?

Когда минуту назад рука герцога обнимала ее за талию, Грейс вновь совершенно отчетливо ощутила между ними как бы электрический разряд. К ее огорчению, он не сделал попытки поцеловать ее, как она надеялась. Стараясь ответить на его шутливый вопрос в тон, она сказала:

— Главное, чтобы не лососина, — и тут же пожалела об этих словах, ибо они прозвучали раздраженно, а не капризно, как ей хотелось.

— Если у него не хватило ума не повторяться, отошлем ее назад, — ответил Станден, подводя ее к столу.

— Думаю, это измена, — рассеянно заметила Грейс, обведя голодными глазами складной стол с богатыми закусками: два жареных цыпленка, вареный картофель в сметанном соусе, холодная спаржа, салат, хлеб и масло, варенье и разные фрукты, включая раннюю клубнику.

— Ух, как тут много всего, и как это все аппетитно. Спасибо, ваша светлость.

— Благодарности я передам своему шеф-повару, мисс Пенуорт, — улыбнулся Станден, пододвигая ей стул, — он будет рад все для вас сделать.

Грейс было ясно, что это единственное респектабельное объяснение ее пребывания здесь. То, что Станден назвал ее «бабушкиной гостьей», ясно говорило о том, что у него не было недостойных замыслов в отношении ее, даже если он и не собирался объявлять о своем намерении жениться на ней.

Сказав себе, что не станет ожидать такого же счастливого, как в сказках, конца, она ответила:

— Я буду рада находиться здесь столько, сколько это будет приятно ее светлости.

Станден принялся разделывать цыпленка. Положив на тарелку Грейс самые вкусные части — крылышки — и добавив изрядную порцию овощей, он сказал:

— Вот и замечательно. А теперь — ешьте, мисс Пенуорт, а не то бабушка будет считать, что я морю вас голодом.

В три часа дня они закончили свои дневные визиты, и Станден, отдав распоряжения управляющему, возвратил Грейс на попечение своей бабушки.

— Думаю, Уилкинс ожидает, что я проявлю некоторый интерес к его гроссбухам, — с сокрушенным видом признался герцог. При этом он засунул руки в карманы и стал очень похож на Тэдди, которого заставляет читать наизусть таблицу умножения. Потом добавил, повеселев: — Но я вернусь к тому времени, когда вы будете рассказывать Хью очередную историю.

Сразу вспомнив о бедном больном Хью, Грейс уже было собралась поспешить в его комнату, но тут в холл вошла леди Станден, и Грейс решила, что убежать от человека, чьим гостеприимством она пользуется, было бы более чем невежливо.

— Хью просил передать вам, чтобы его не беспокоили до чая, — проговорила герцогиня, заметив, что Грейс метнула взгляд в сторону заднего крыла. — Когда я уходила от него, он самозабвенно играл с солдатиками Алана. И просил проинформировать вас, что он «гонит Бонапарта назад до самого Парижа». Пойдемте в солярий, дорогая моя. Расскажите мне, что нового в Станден-виллидж?

Усевшись в тени фигового дерева, посаженного возле рукотворного весело журчащего ручейка, они приняли чашки с чаем из рук служанки и, когда та удалилась, герцогиня приготовилась слушать новости о своих жителях. Выразив удовлетворение по поводу того, что вдове Рэнкин и старику Пенниуислу починят протекающие крыши, она завязала с Грейс разговор о быте и нравах Черхиллского общества.

— Особого общества в Черхилле и нет, — говорила Грейс, принимая из рук вдовы вторую чашку чая. — Господин Дэвис вдовец и не особенно часто предается развлечениям. А семье священника, конечно же, не пристало слишком весело развлекаться. Мы, правда, посещали рождественские собрания, которые моя мать называет деревенской ярмаркой невест. — Покраснев, она добавила: — Однако же, ни одна из ее дочерей не встретила на местных балах своего спутника жизни. Поэтому нас отправили в Лондон, где, по словам отца, мужчины не такие требовательные.

Вопреки ожиданиям Грейс, герцогиня не засмеялась, а просто сказала:

— Такого я не замечала. Вы должны представить меня вашему обществу.

— Боюсь, для вас мы будем скучноваты, — отозвалась Грейс, еще более пунцовая оттого, что не могла остановиться. — Мужчины в азартные игры не играют, разве что на бирже, а женщины тратят деньги только на распродажах. У нас все очень обыденно.

От внимания Грейс не ускользнул красноречивый взгляд леди Станден, обращенный на внука, который появился как раз во время этого унизительного признания Грейс. Благожелательно улыбнувшись, герцогиня заметила:

— Не все, дорогая моя. Вот вы, например, весьма необыкновенная. Тебе так не кажется, Алан?

— Я это все время говорю, — поддержал герцог бабушку, усаживаясь рядом с Грейс. Пока она наливала ему чай, он стащил с ее тарелки печенье и теперь с аппетитом уплетал его. — Кстати, она рассказывает абсолютно необыкновенные истории, бабуля. Может, заскочишь сегодня наверх послушать?

Посмеявшись, герцогиня ответила:

— Моим старым костям выше первого этажа не «заскочить», это ты и сам прекрасно знаешь. Если, однако, ты испытываешь нужду в дуэнье, могу прислать свою служанку.

Почувствовав ненавязчивое присутствие лакея в дверях, герцогиня устремила на него взгляд.

— Слушаю, Тидвелл.

— Посетитель, мэм, — доложил Тидвелл, бросив взгляд на Грейс. — К мисс Пенуорт. Он ожидает в библиотеке.

— Хорошо, но где же его визитная карточка? — раздраженно спросила леди Станден, недовольная, что нарушили их уединение.

С поклоном Тидвелл ответил:

— Своей карточки он не дал, но сказал, что у него срочное дело.

— Вы не обязаны встречаться с кем-либо, кто не желает заранее представиться, моя дорогая, — сказала, обращаясь к Грейс, герцогиня.

Первая мысль Грейс была та, что примчался ее отец, чтобы спасти свою дочь от бесчестия. Грейс тут же вскочила на ноги со словами:

— Ваша светлость, возможно, это мой папа.

Хотя, подумала она, это маловероятно: отец редко выезжал из Черхилла. Мог, правда приехать Колин, чтобы убедиться в том, что здоровье сына вне опасности. Молитвенно складывая на груди руки, она добавила:

— Или, может быть, это мой зять приехал проведать своего сына. Извините меня, пожалуйста.

Проследовав за слугой в герцогскую роскошную библиотеку, она услышала хорошо знакомый ворчливый голос:

— Что ж вы не предупредили меня, что переходите в стан врага?

Встав из кожаного кресла, Дю Барри снял очки и, нагло уставившись на Грейс, вопросил:

— Предприняли объединение сил?

13

Эта по-бульдожьи агрессивная выходка Дю Барри не произвела на Грейс того эффекта, на который, вероятно, была рассчитана, ибо не вызывала в ответ ни слез, ни смущенных оправданий. Грейс просто спокойно посмотрела на него оценивающим взглядом, стараясь попутно навести какое-то подобие порядка в мыслях.

— По какому, собственно, праву вы требуете у меня отчета в моих действиях? — с достоинством спросила она.

— Ведь мы же с вами единомышленники, — ответил Дю Барри, подходя к ней. — Наши взгляды совпадают по множеству вопросов, мисс Пенуорт; и вы, вероятно, не могли не заметить, что вы интересуете меня не только с профессиональной точки зрения.

— Вы явно заблуждаетесь, — возразила Грейс, — ибо каждая ваша фраза говорит лишь о ваших коммерческих интересах.

Грейс заставила себя мужественно противостоять его атаке. Она заметила, однако, что оказалась стоящей между издателем и диваном, так что путь к отступлению был отрезан. А выражение лица господина Дю Барри наводило на мысль, что сейчас он озабочен далеко не объемами продаж ее книги. Скорее он походил на отвергнутого любовника и смотрел на Грейс с угрюмой задумчивостью и даже с угрозой.

Помимо своей воли Грейс сделала шаг назад и, споткнувшись, рухнула на диван. В тот же миг господин Дю Барри оказался сидящим рядом с ней и выпалил то, что, по его мнению, было страстной клятвой в любви.

— О, капризная женщина, — воскликнул он, с силой потянув ее на себя, пока она не оказалась сидящей. — Как вы думаете, почему я так беспокоюсь о том, чтобы люди прочитали вашу книгу?

У Грейс кружилась голова и, приложив руку ко лбу, она ответила:

— Я думаю, что вы хотите заработать на ней.

— Не мог же я настолько ошибиться в вашем характере, чтобы поверить, что вы пишете ради денег. Нет, мисс Пенуорт… Грейс… вы ведь делаете это из-за вашего стремления к правде и справедливости. И я могу лишь только… уважать вас… за ваше мужество.

Грейс заметила, что его последние слова сопровождались откровенным взглядом на ее высоко вздымающуюся и опадающую грудь, значит не так уж уважительно он относился к ее чувствам, как утверждал.

— Отпустите меня, господин Дю Барри, — попросила она, съеживаясь от прикосновения его пальцев к ее плечам, щупающих ее плоть словно буханку хлеба.

— Как я могу отпустить вас? — воскликнул он. — Грейс, — он снова поднял на нее глаза и теперь смотрел в упор, — у нас с вами одинаковые вкусы, схожие взгляды на жизнь. И даже когда мы разговариваем, мы словно читаем мысли друг друга. Мы должны быть вместе, вы и я.

По поводу чтения мыслей Грейс поняла, откуда у Дю Барри такие убеждения: когда она начинала высказывать мнение, противоположное мнению Дю Барри, он просто принимал его и заканчивал за нее предложения. Он снова пришел к заключению, с которым Грейс согласиться никак не могла и не собиралась.

— Пожалуйста, господин Дю Барри, — сказала она, высвобождаясь из его крепкой хватки и вставая с дивана, — не надо больше ничего говорить.

Он вскочил следом за ней, но, когда она отошла на несколько шагов в сторону, не сделал попытки приблизиться.

— Простите, мисс Пенуорт. Вы, видно, удивлены, — проговорил издатель тоном, в котором тоже сквозило замешательство. — Признаться, я и сам себя удивил. Но, раз уж я приехал, то должен высказаться, и я уверен, что вы согласитесь с моими мыслями.

Закрыв глаза от гнева и досады, она сказала себе, что, видимо, ничего другого не остается, как только выслушать, что он скажет.

— Хоть я и не разделяю вашего оптимизма, сэр, — осторожно сказала она, — но, раз уж вы проделали ради меня этот неблизкий путь, продолжайте.

— Когда я узнал от вашей матери, что вы отправились сюда вместе с герцогом, я был просто в ужасе, — сказал он. — Вы даже не представляете, какие это может иметь последствия.

— Надеюсь, услышать это от вас, — ответила Грейс, скрестив руки на груди.

— Род, из которого происходит Станден, хорошо известен разгульным образом жизни его представителей. Это сплошь распутники и гуляки, — в приглушенном голосе Дю Барри отчетливо слышались нотки омерзения. — Вы ведь не можете не знать, что он лишь играет вашими чувствами.

— Полагаю, вы ошибаетесь, — холодно ответила Грейс. — Его светлость проявил ко мне столько доброты и уважения.

— Тем не менее, он сломает вашу жизнь.

С удивлением приподнимая брови, она спросила:

— Интересно, какое отношение это имеет к вам?

— Ну, естественно, что из-за этого ваша книга будет расходиться еще хуже, — автоматически ответил Дю Барри, а Грейс презрительно фыркнула. — А кроме того, я не могу вынести мысли, что о вас начнут распускать сплетни.

До Грейс начало доходить.

— И это отрицательно повлияет на вашу репутацию?

— Именно, — подтвердил издатель, — Грейс, я хочу, чтобы вы вышли за меня замуж. У вас превосходная голова, но нужно направить ваши мысли в правильное русло…

— И вы хотите придать моим идеям устраивающую вас форму, — заключила она.

Вот человек, подумала Грейс, когда он кивнул в ответ, чья самонадеянность переходит все мыслимые границы. Хочет на ней жениться, чтобы взять под контроль ее разум. Последние крохи уважения, которые еще оставались у Грейс к издателю, начали таять. Но он, похоже, не замечал, что за чувства она испытывает к нему.

— Вот видите? — воскликнул Дю Барри. — Я же говорил, что наши умы устроены одинаково. Подумайте только, каких удивительных результатов мы добьемся, если навеки сложим наши усилия!

— Мне даже… — начала она, но, прежде, чем он успел перебить ее, предупреждающе подняла руку и решительно заявила: — Ради Бога, ни слова больше, господин Дю Барри. Я не могу выйти за вас.

— Но почему же нет?

Грейс была не настолько наивна, чтобы назвать настоящую причину отказа, а именно, что она безнадежно влюблена в герцога Станденского, и поэтому сказала:

— Вы заслуживаете жену, которая готова пожертвовать всем своим существом ради дела вашей жизни, сэр. Такая эгоистка, как я, не способна осчастливить вас.

— О, — сокрушенно воскликнул господин Дю Барри. — Об этом я не подумал. Значит, ваша собственная карьера имеет для вас первостепенную важность?

В данный момент это совершенно не занимало ее мысли, но ведь не могла же она признаться в этом Дю Барри. Набрав в грудь воздуха и мысленно попросив у Бога прощения за ложь, она отчеканила:

— Эта моя единственная надежда, Дю Барри.

Судорожно вздохнув, словно пытаясь справиться с постигшим его разочарованием, издатель нацепил на нос очки и проговорил:

— Ну, тогда желаю вам успехов, мисс Пенуорт.

— Что ж, спасибо, — поблагодарила Грейс, слегка удивленная, что он так быстро сдался.

— Несмотря на то, что, признаюсь, я разочарован вашим решением, — сказал он, беря со стула свою шляпу с широкими полями, — самое меньшее, что я могу для вас сделать, это обеспечить такую рекламу вашей книге, что она будет иметь большой коммерческий успех.

— Я ценю вашу доброту, — отозвалась Грейс и решила, что, возможно, думала о нем хуже, чем он есть.

— Безусловно, в результате этого я получу как моральное удовлетворение, так и финансовую выгоду, — заметил издатель с кривой усмешкой. — Такова природа бизнеса. Но я верю, что ваша обида на меня не продлится долго.

— Конечно, нет, — отозвалась Грейс, подавая ему руку, чтобы показать, что не отказывает ему в своей дружбе.

Помедлив, он принял протянутую руку и пожал ее. Потом, с неприязнью выпустив ее пальцы, сказал:

— Что ж, я пытался образумить вас; теперь вся ответственность за дальнейшее ложится на вас. Всего хорошего, мисс Пенуорт.

Минуту спустя после ухода господина Дю Барри в библиотеку вошел Станден.

— Что ему нужно было?

Появление ее доброго друга моментально вернуло Грейс в хорошее настроение, несмотря даже на сумрачный вид герцога. Ей захотелось провести рукой по его нахмуренному лбу, чтобы разгладить морщинки, но это, она знала, выглядело бы слишком фамильярно. Очень тихо она ответила:

— Он приезжал, чтобы забрать меня домой.

— Но вы по-прежнему здесь, — заметил с улыбкой герцог и, к удивлению Грейс, морщинки на его лбу чудесным образом исчезли. — Означает ли это, что вы больше предпочитаете находиться в моей компании, чем в его?

Слегка пожав плечами, она призналась:

— Мне приятно, что вы так думаете; вот только здоровье моего племянника привязывает меня к вашему дому, хотите вы того или нет.

— Мисс Пенуорт, — отозвался герцог, глядя на нее прищурившись. — Я готов на все ради того, чтобы вы остались здесь.

От этого признания у Грейс перехватило дыхание, но его следующая фраза не оставила у нее ни малейшего сомнения относительно того, что она представляет собой в глазах герцога.

— С вами потрясающе интересно. Я едва могу дождаться вашей новой замечательной истории.

— А вот вы не боитесь, например, что я могла бы толкнуть ваших людей на путь радикализма?

— Никогда еще я не видел их столь удовлетворенными, — доверительно сообщил Станден, подходя к ней. — И чтобы они так радостно встречали моего гостя.

Грейс заметила, что глаза его как бы потемнели, словно он вошел в тень, но в них не было ничего угрожающего. Напротив, он выглядел очень спокойным и привлекательным.

И это испугало ее.

Она всего лишь дочь священника и не должна смотреть на герцога иначе как с благоговейным страхом. Ей следовало бы быть довольной, что он нашел ее достаточно интересной, чтобы не испытывать скуки в ее обществе. Все же высказанный комплимент вызвал в ней разочарование, но длилось оно лишь несколько мгновений, до того момента, как он взял ее руки в свои и улыбнулся, глядя ей в лицо.

— Бедная Грейс, — сказал он, поднимая ее руки так, что она стала смотреть на него поверх их скрещенных пальцев. — Как я вас ужасно разочаровал.

Потрясенная тем, что он прочитал ее мысли, Грейс попыталась придать своей чувствительности меньше значения.

— Вовсе нет, ваша светлость. Видимо, я до сих пор не могу прийти в себя после разговора с господином Дю Барри.

— Что такое? — озабоченный ее признанием, Станден подвел ее к стулу и усадил. — Надеюсь, он не нанес вам никакого вреда?

Герцог ничем не выдавал своего волнения, разве что слишком сильно стиснул ей пальцы, когда вел ее по комнате. Грейс сложила руки на коленях и, запинаясь, ответила:

— Да нет, вообще-то. Просто требовал, чтобы я вышла за него замуж.

В тот же миг ему вспомнилось предостережение бабушки, высказанное днем раньше и казавшееся тогда всего лишь навязчивой чепухой, но теперь обретшее зловещий смысл и предвещающее грядущую катастрофу.

— За него замуж! — воскликнул герцог и стиснул зубы, дабы не вырвались слова о том, что лучше бы она выходила замуж за него.

— Так что, мне пожелать вам счастья?

Суровый тон, которым были сказаны эти слова, заставили Грейс внутренне возликовать. Чтобы восстановить уважение герцога, ей нужно было объясниться. Чувствуя, как к лицу приливает кровь, она, путаясь в словах, отвечала:

— Нет. Я не осчастливила его согласием. Думаю, мне следовало бы испытывать к нему благодарность за сделанное предложение. Мама станет называть меня упрямой девчонкой.

Теплая волна облегчения охватила Стандена, и он едва удержался, чтобы не обнять Грейс от радости. Но с расцветающей на его лице озорной мальчишеской ухмылкой он ничего не мог поделать:

— Так и станет, Грейс?

— Ну да, ведь в прошлом году я отказала его преподобию господину Глэдстону, и ожидается, что в этом году я приму любое предложение.

Обрадованный тем, что Грейс отвергла двух неподходящих кандидатов, давая тем самым ему возможность сделать ей предложение и оставить с носом семейное проклятие, Станден не мог устоять против искушения подразнить Грейс:

— В чем же дело? Почему вы не исполнили материнский наказ?

Подавив непроизвольную дрожь, Грейс несколько мгновений созерцала свои руки, сложенные на коленях. У нее было впечатление, что герцог считал, будто она должна была принять предложение господина Дю Барри. Ей хотелось, чтобы герцог понял, что ее решение основано не на легкомыслии или романтическом капризе, а на собственном понимании любви.

— Мне не нравится, как он ведет себя, ваша светлость. Постоянно говорит мне, как мы с ним похожи, как одинаково мы мыслим. На самом деле мы совершенно по-разному думаем. Он никогда не дает мне высказывать мои взгляды, если они не совпадают с его мнением.

— Никогда? — усмехнулся Станден с таким видом, словно сомневался в способности мужчины интеллектуально подавлять женщину — в особенности такую женщину — но вслух не высказал подобной шокирующей мысли. А если бы высказал, Грейс посчитала бы его таким же самоуверенным, как и неудачливого претендента на ее руку.

— Он постоянно внушает мне, что я должна учиться у него; но ни в коем случае не наоборот. Он ведь действительно член научного общества в Кембридже.

Пальцы Стандена сомкнулись в кулак, а Грейс подумала, не заслужила ли она его презрения тем, что так пренебрежительно отзывается о его братьях-мужчинах в лице Дю Барри и уже почти ожидала, что он осадит ее. Но вместо этого Станден сказал лишь:

— Теперь ясно, по крайней мере, откуда этот либерализм его настроений. Я так понимаю, что его предложение явилось для вас полной неожиданностью?

— Именно так, ваша светлость. Я его никогда ничем не обнадеживала. Могу себе представить, на что был бы похож наш брак: он мне ни слова не давал бы написать, разве что переписывать его собственные эссе.

Герцог усмехнулся, словно объяснение Грейс позабавило его.

— Думаю, вы сами предпочли бы иметь секретаршу.

Грейс прижала руку к пылающей щеке.

— Не могу отрицать, что мои собственные проекты значат для меня гораздо больше. Но, сказав ему это, я поступила очень жестоко.

— Зато честно.

— Вы не первый, кто говорит мне об этом, — поникшим голосом проговорила Грейс. — Иногда меня даже называют слишком честной.

Станден ответил не сразу, так что она подняла на нею взгляд. Он тут же одарил ее широкой улыбкой, и, когда она снова заулыбалась в ответ, сказал:

— Я не вижу в этом ничего дурного.

— Спасибо, — отозвалась Грейс.

Его одобрение, казалось, заставило ее засветиться изнутри. Больше всего ей хотелось нравиться ему, но женщине нелегко открыто в этом признаться, даже слишком честной. Поэтому она сказала совсем другое:

— Думаю, что это слишком заключается в неумении промолчать, когда нужно.

— А также в доверии ко всем без разбора, — добавил задумчиво Станден таким голосом, что у нее по спине пробежал холодок.

Что это было? Предупреждение о грядущей опасности, или же о тщетности ее желаний? Но в следующий момент ее надежды показались ей не настолько уж безнадежными, ибо Станден потянул ее за руку со стула со словами:

— Я знаю, что не в праве просить вас о чем-либо, но надеюсь, что вы будете мне верить.

— Как другу? — спросила она, напоминая себе еще раз, что на большее она не может рассчитывать.

Откуда вообще к нему пришла эта нелепая идея о предложении ей своей дружбы, думал он. И почему она все время бросает ему эту дружбу в лицо? Неужели она боится его?

— Как вам угодно, — наконец разочарованно ответил он, протяжно вздохнув и предложил ей сходить посмотреть, как чувствует себя Хью.

— Но подождите рассказывать ему очередную историю, пока я не закончу свои дела с Уилкинсом, — добавил он.

После того, как Грейс вскочила на ноги и поспешила наверх к Хью, Станден отдал распоряжение Уилкинсу, чтобы тот послал человека проследить за Дю Барри. От отвергнутого поклонника, пообещавшего, что отказ будет иметь последствия, можно было ожидать неприятностей.

Конечно, Станден ни словом не упомянул об этом Грейс и ее племяннику, когда позже зашел в комнату Хью. Мальчик был всецело поглощен организацией военных действий, бросая в бой раскрашенных оловянных солдатиков из коллекции герцога. Грейс, сидя за столом, что-то писала, а когда вошел Станден, тут же прикрыла написанное чистым листком бумаги, не склонная, видимо, с кем-либо делиться записанными мыслями.

Герцогу снова стало любопытно, что это она такое пишет, но он не стал подначивать ее, а сел на стул возле постели Хью и спросил:

— Ну, генерал, что за историю ты сегодня будешь слушать?

Юный полководец, вместо того, чтобы тут же потребовать от тети обещанную сказку, спросил герцога:

— Вы служили в армии, ваша светлость?

— Да, я был полковником у герцога Веллингтона, — ответил Станден, усаживая Грейс на кровать рядом с племянником, чтобы можно было наблюдать за ней, когда она будет ткать полотно своей истории. — Когда-нибудь я тебе расскажу об этом, если захочешь.

— Я хочу сейчас, — сказал Хью тоном ребенка, которому скучно и не по себе.

Грейс окинула герцога внимательным взглядом. Внешне он казался абсолютно спокойным, но в глубине души Грейс чувствовала, что ему не хочется делиться военными воспоминаниями. Тема войны не подходит для благовоспитанного разговора, и такие воспоминания, она знала, часто вызывают у рассказчика душевную боль. Поэтому она напомнила мальчику:

— Вы же проходили с гувернером события последней войны, Хью.

— Но Стивенс же там не был, — возразил Хью, — и он рассказывал только лишь о датах и местах сражений.

Держась рукой за голову, словно испытывал головную боль, он заныл:

— Как я могу удержать все это в голове, если я не знаю, как все это происходило на самом деле?

— Думаю, все, что тебе нужно знать — это то, что реальная война совсем не похожа на ту, которую ведут игрушечные армии на твоей кровати, — со сдержанной строгостью ответил Станден. — По оловянным солдатикам не плачут жены и дети, когда они погибают.

— Знаю, — сказал Хью, рассеянно почесывая зудящую кожу и окидывая взглядом игрушечных солдат, разбросанных по долинам и холмам, в которые он превратил покрывало. — Папа читал мне военные сводки. Ну ладно, если не хотите рассказывать о своем военном опыте, может, покажете тогда тактические ходы?

Приподняв бровь, герцог бросил взгляд на Грейс, и, поднявшись со стула, смел солдатиков в коробку. Затем, сидя на корточках, принялся расставлять солдатиков на полу, имитируя диспозицию армий в битве при Ватерлоо, сопровождая свои движения комментариями, которые свесившийся с кровати Хью слушал разинув рот. Станден рассказывал, как Бонапарт предпринял отчаянную атаку на укрепленный замок, удерживаемый превосходящими силами обороняющихся англичан.

— А вы там были? — наконец спросил Хью, пораженный огромными потерями с обеих сторон.

— Да, — ответил Станден, поднимая с пола офицера. — Вот он я.

— Живы и здоровы, — пробормотала Грейс, — слава Всевышнему.

— Да, моя дорогая, — почти машинально отозвался герцог, но благодарно улыбнулся Грейс. Глядя на нее многозначительным взглядом, он продолжал: — Однако я потерял много хороших солдат и намерен для тех, за кого я отвечаю, сделать в дальнейшем все, что в моих силах.

Затем, обращая на Хью свой повелительный взгляд, добавил:

— Тебе предстоит вести собственную войну, мой мальчик. Лучше тебе сейчас отдохнуть, чем слушать еще одну историю о безрассудной храбрости на поле боя.

— Но мне скучно, — замычал Хью, отталкивая Грейс, когда она стала взбивать его подушки.

— Нет. Ты болен, и эту битву ты, похоже, проиграл.

Свернувшись от обиды калачиком, Хью пробурчал:

— Это нечестно.

— На войне и в любви все честно, — поставил точку Станден, поднимаясь с корточек. Беря Грейс за руку и направляя их шаги в сторону двери, он добавил: — Свою войну, Хью, как и любую другую, ты выиграешь только в том случае, если будешь подчиняться приказам, своевременно идти в наступление и тщательно окапываться.

Закрыв дверь, когда Хью снова стал протестовать, Станден несколько мгновений в молчании смотрел на Грейс. Он стоял спиной к свету, и она не могла по его лицу определить, о чем он думает, однако его застывшая поза говорила о раздражении, виновницей которого она себя почему-то ощущала.

— Простите меня, — промолвила Грейс, опуская взор на богатый рисунок персидского ковра, покрывающего пол в холле.

— За что? — спросил Станден. — Вы жалеете, что отвергли предложение Дю Барри?

— Нет, ваша светлость. Я не стану хуже спать из-за этого решения. Просто мне все время кажется, что ваша жизнь была бы… проще, если б не хлопоты, связанные со мной.

— Проще, Грейс? — и он фыркнул. — Напротив, если б не вы, жизнь казалась бы мне бесконечно скучной. Нет, нет, не стоит еще раз извиняться, — добавил он, когда она подняла к нему лицо и облизнула губы, собираясь, видимо, что-то сказать.

Это непроизвольное движение ее языка поглотило все внимание герцога; его нестерпимо жгло одно-единственное желание: поцеловать девушку. Такого сильного желания поцеловать не вызывала в нем еще ни одна женщина, но он знал, что сейчас у Грейс не подходящее для этого настроение. Один неверный шаг с его стороны мог разрушить все его шансы. Собрав волю в кулак, он удержался от того, чтобы заключить ее в свои объятия, хотя не смог противостоять потребности прикоснуться к ней.

— Идите напишите письмо матери Хью, — предложил он, нежно проводя тыльной стороной ладони по щеке Грейс. — Или еще одну едкую статью, бичующую поразительную человеческую бесчувственность.

Когда он отнял руку от щеки Грейс, в ее сердце не осталось никакой надежды, что герцог поцелует ее. Внезапно она почувствовала, что на глаза навертываются слезы разочарования. Как же глупо и самоуверенно было ожидать, что он ее поцелует. Вероятно, это менее всего могло входить в его намерения.

Он снова дразнил ее, как старший брат мог бы дразнить свою младшую надоедливую сестренку. Несмотря на чувство обиды, заполнившее ее сознание, она понимала, что должна ответить что-нибудь. Уцепившись за его последнюю фразу, Грейс сказала:

— Может быть, и напишу, ваша светлость. Но вас не отличает бесчувственность, которая так часто встречается у представителей вашего пола.

Сердце Стандена радостно ухнуло, но внешне он ничем не проявил этого, подумав о том, что Грейс, похоже, становится к нему более мягкой. Ему необходимо было это знать. Но вместо того, чтобы прямо спросить, что она о нем думает, он сказал:

— Что заставило вас прийти к этому заключению, с которым я согласен?

— Ваша доброта к детям, — ответила Грейс, с улыбкой посмотрев в лицо герцогу, и подумала: и бесконечная доброта ко мне.

Несмотря на краткость ее спокойного ответа, Стандену он показался высочайшей похвалой, и он не мог не заметить, что ее светлые глаза излучают искреннее доверие. Ему хотелось сказать ей, что все, что бы он ни делал — все это ради нее, но он опасался, что такое прямое признание лишь заставит ее чувствовать себя неловко. Поэтому он лишь улыбнулся с довольно глупым видом и сказал:

— Благодарю вас, мисс Пенуорт. Теперь я покидаю вас, пока не замарал свою репутацию.

И пока не сказал еще большую глупость, добавил он про себя, идя по холлу и ругая себя изо всех сил. Он больше напоминал себе сбитого с толку мальчишку, одолеваемого порывами страсти к милой гувернантке, нежели пэра Англии, безнадежно влюбившегося в красивую женщину, которая, похоже, относится к нему как к старшему брату. Считала ли она его на самом деле образцом настоящего мужчины или, несмотря на признание его доброты к детям, она лишь проявила формальную вежливость из-за неудобств, доставленных болезнью племянника?

В течение последующей недели Стандену не раз приходилось пожалеть, что мальчик так некстати заболел. Конечно, герцог сочувствовал ему. Зудящая кожа мальчика делала его жалким, как и кашель, и сопливый нос, и необходимость находиться в затемненной комнате.

Но несмотря на свои чувства к Хью, герцог вынужден был признаться себе, что у него есть более эгоистичные мотивы сожалеть о болезни мальчика. Грейс была полностью поглощена заботами о племяннике и почти не имела времени для герцога, разве что по его настоянию в один из вечеров провела с ним и его бабушкой несколько часов. Но и тогда она выглядела отсутствующей и была немногословна, и к концу недели Станден стал чувствовать себя апатичным и заброшенным.

Со своей стороны, Грейс была так занята облегчением страданий племянника, что едва ли имела возможность заметить вялость герцога. Желая, чтобы Хью как можно больше времени проводил в покое, Грейс все более приходилось полагаться на Стандена, который редко отказывался поиграть с Хью в солдатики или показать ему пару фокусов, пока она подкрепляла силы. Однако сразу же, как только она возвращалась, он, ссылаясь на дело, покидал их и возвращался только вечером, когда Грейс рассказывала очередную историю.

И когда наконец Хью полностью выздоровел, она поняла, что должна поблагодарить герцога за гостеприимство и сказать, что пора им возвращаться в Лондон. Когда, набравшись мужества, Грейс решительно шагнула в кабинет герцога, она застала его с носовым платком, прижатым к лицу. Затем сразу же его потряс приступ кашля и на лбу выступили капельки пота. Не ожидая, когда ее попросят, Грейс поспешила к герцогу со стаканом воды в руках. Справившись с кашлем, он поставил стакан на письменный стол и сказал хрипло:

— Вы пришли, чтобы скрасить мой серый день, дорогая Грейс?

Нежно прикоснувшись к его щеке, как делала это с Хью, она вскричала:

— О нет!

Сердце Грейс тревожно забилось, ибо она почувствовала, что у Стандена жар.

— Вас лихорадит!

Затем, преодолевая сильное желание по-матерински заключить его в объятия, она спросила, пристально глядя ему в лицо:

— Глаза болят?

Станден провел ладонью по лицу и усталым голосом, заставившим ее сердце отозваться болью, ответил:

— Да, немного, мисс Пенуорт. Но мне нужно доделать дела.

— Дела подождут, — решительно сказала она, и поймав его руку, повела к дивану, подальше от дневного света, льющегося из длинного узкого окна. Усевшись рядом с ним, она строго спросила:

— Но почему вы не сказали мне, что в детстве не болели корью?

— А вы не спрашивали, — ответил Станден, испытывая обиду оттого, что она ни разу не поинтересовалась его прошлым. Неужели он так неинтересен ей? За прошедшую неделю она практически не уделила ему времени, и, если то, что докладывала прислуга, соответствовало действительности, собиралась при первой же возможности снова сбежать от него. А ему хотелось, чтобы она была рядом. Но она уже вскочила на ноги, чтобы позвонить в колокольчик.

— Нет, не надо звонить, Грейс, — скомандовал Станден и жестом позвал ее к себе. Когда она повиновалась, он взял ее руку и не отпускал.

— Что такое, ваша светлость? — спросила Грейс, смущенно усаживаясь рядом. — Подать вам воды?

Станден помотал головой.

— Хочу, чтобы вы посидели со мной. Что это вы делаете?

Накинув ему на плечи плед, она решительно ответила:

— Собираюсь уложить вас в постель.

Станден озорно улыбнулся:

— Вот как! Это мне нравится, надо сказать. Как же вы собираетесь удержать меня там?

— Не глупите, ваша светлость, — ответила краснея Грейс, но приписала его некорректный вопрос болезненному состоянию. — Вы нездоровы.

— Но с головой у меня все в порядке, — хихикнул герцог, держа ее прохладные руки в своих, чтобы она не ушла.

Улыбаясь, несмотря на озабоченность его здоровьем, она сжимала его пальцы и мысленно обратилась к Богу, чтобы он даровал ему долгую жизнь.

Неожиданно для Грейс Станден провел ее рукой по своей щеке. Казалось, все его существо излучало неимоверный жар и, когда Грейс уже подумала, что вот-вот сама воспламенится, герцог поцеловал ее ладонь и задумчиво проговорил:

— Наверное, да. Но не в таком уж я бреду, чтобы не знать, с кем разговариваю, Грейс. Я не хочу, чтобы вы покинули меня сейчас, но просить вас остаться не могу.

— Да, это было бы неприлично, — согласилась Грейс, беря его горячую сухую руку в свою и опуская глаза.

— Да нет, — пробормотал он. — Вы ведь составите компанию моей бабушке, пока я не смогу отвезти вас домой?

— Конечно, — отозвалась Грейс и воспарила духом. — Но послушайте, ваша светлость…

Тут она заметила появившегося в дверях лакея, который пришел по ее вызову. Сделав ему знак рукой, чтобы не приближался, она спросила у нею, болел ли он корью, и, получив утвердительный ответ, поднялась на ноги и сказала.

— Хорошо. Тогда помогите мне, пожалуйста, доставить его светлость в спальню. Боюсь, что он нездоров.

14

Как только герцог был доставлен в свои покои и передан на попечение лакею, Грейс пошла на поиски герцогини. Она обнаружила вдову в розовой гостиной в компании йоркширского терьера, которого она кормила у себя на коленях. Когда герцогиня заметила, что не одна в комнате, она согнала собаку на пол и сказала:

— Ах, как это мило, что вы пришли проведать меня, моя дорогая. Посидите со мной, пока мой внук не найдет для нас времени.

— Он был очень занят, ваша светлость.

— Но это не оправдание, чтобы пренебрегать нашим обществом, — со смехом сказала герцогиня, усаживая Грейс на стул рядом с собой. — Что такое, а? — спросила она, заметив, что Грейс не в себе. — Вы не поссорились, надеюсь?

— Нет, ваша светлость. Даже не знаю, как и сказать вам…

Крепче сжав руку Грейс, леди Станден приказала:

— Говори, моя девочка, иначе я стану волноваться.

Укрепив дух глубоким вздохом, Грейс сказала:

— Станден заболел, герцогиня, думаю, у него корь.

— Вероятно, — подтвердила герцогиня. Опасения, что внук рано или поздно подхватит-таки болезнь, которая в детстве обошла его стороной, подтверждались.

— Какая жалость, — сочувственно сказала Грейс. — Если б я знала, я запретила бы ему входить в комнату Хью.

— Сомневаюсь, что вам удалось бы удержать его на расстоянии, — задумчиво заметила Элен.

Но от этого замечания на сердце у Грейс легче не стало.

— О, как он должен возненавидеть меня за то, что я принесла сюда эту заразу, — воскликнула она и, вскочив с места, стала мерить шагами лежащий на полу ковер. Прижимая к глазам уголок носового платка, она стала обвинять себя: — С первого же дня нашего знакомства я доставляю ему одни лишь неприятности; клянусь, я не хотела причинить ему никакого зла.

— Ну конечно же нет, — тронутая такой искренней озабоченностью болезнью внука, ответила герцогиня. Поднявшись со стула, она подошла к расстроенной девушке и дружески потрепала ее по руке. — Но боюсь, что заставить его находиться в затемненной комнате и отдыхать будет непросто. Может быть, вы расскажете ему одну из своих очаровательных историй?

— Да, ваша светлость. Для него я готова сделать все, что угодно.

— Ну так идите к нему, дитя мое, — сказала герцогиня, и Грейс послушно отправилась к Стандену.

Она застала герцога требующим у своего лакея, чтобы тот отдернул шторы.

— Мне нужно работать. Мне нужен свет, — кричал он в спину удаляющемуся слуге. — Вернись сейчас же, чертов лягушатник!

Видя, что лакей не собирается подчиняться, Станден отбросил одеяло и сказал:

— Вот дьявол! Ладно, я сам открою.

Бросив на лакея сочувственный взгляд, Грейс вошла в спальню Стандена. Сложив на груди руки, она строго спросила:

— Вы, значит, определенно не желаете быть послушным пациентом, ваша светлость?

— У меня нет времени на детские болезни, — раздраженно отозвался герцог. — Меня ожидает важная работа.

Неистовый приступ кашля лишил его возможности противостоять Грейс, когда она взяла его за руку и отвела к кровати. После того, как она укрыла его, он, правда сердито, спросил:

— А что вы тут вообще-то делаете?

— Не даю вам терроризировать ваших слуг, вот что, — ответила Грейс, смягчая упрек улыбкой.

— Зачем? — прорычал он. — Чтобы потом написать о чудовищном герцоге Станденском?

— Этого я делать не стану, — пообещала Грейс, поправляя под ним подушки. — Вы убедили меня изменить мою предвзятую точку зрения. Это неправильно — судить о целом классе не следует лишь по горстке его представителей.

— Если вы останетесь, возможно, вы снова вернетесь к прежнему мнению, — горько заметил Станден, откинувшись на подушки.

— Если я останусь? — с негодованием переспросила девушка, принимая у лакея поднос с целебным чаем. Поставив поднос на столик рядом с кроватью, она подала герцогу чашку с отваром. — Пусть кто-нибудь попробует заставить меня уйти.

Кашляя, Станден сделал один глоток и протянул чашку обратно со словами, что ему это не нравится. Однако Грейс мягко, но решительно отказалась принять чашку, и герцог понял, что вред, который он нанесет себе, выпив лекарство, будет несравненно меньше, чем тот, который он нанес бы Грейс, надменно оттолкнув чашку. Морщась, он допил все, затем сказал:

— Надеюсь, вы меня не отравите.

— Думаю, для этого одной чашки недостаточно, — пошутила Грейс, забирая пустую чашку и проводя ладонью по лбу герцога. Ей ужасно хотелось поцеловать его в лоб, но ведь герцог не Хью, и такое материнское прикосновение было бы ему, вероятно, неприятно. Делая шаг в сторону от его постели, Грейс сказала:

— Ну вот, теперь я убеждена, что вам удобно. Оставляю вас отдыхать.

— Вы еще придете? — спросил он, ловя ее руку, пока она не отошла далеко.

— Да, — ответила девушка, зардевшись. — Но только если вы пообещаете, что постараетесь заснуть.

— Обещаю, — проворчал Станден. — Но вы должны уплатить штраф.

Бросив на него взгляд, она решила подыграть герцогу, хоть и находила его каприз причудливым.

— Ну, если это не слишком… из ряда вон выходящее…

— Не называйте меня больше ваша светлость, — приказал Станден. — Мое имя Алан, и я соскучился по тому, как оно звучит.

— Хорошо, я попробую… Алан, — произнесла Грейс.

Герцог, похоже, остался удовлетворенным, так как отпустил ее руку и положил голову на подушку.

— Но только пока вы нездоровы; и только когда мы наедине. Мне бы не хотелось умалять ваше величие.

— Из титула каши не сваришь, — грустно сказал Станден. — А друзьям ни к чему титулы и величие, Грейс. Но я буду иметь в виду вашу совестливость.

— Благодарю вас, — ответила Грейс, импульсивно наклонившись, чтобы поцеловать его в щеку. — Спокойной ночи, Алан.

Не отрывая глаз, он улыбнулся и пробормотал:

— До свидания, моя Грейс.

Девушка выскользнула из комнаты и поспешила к Хью посмотреть, чем он занят.

Опасения Грейс оправдались: вскоре у герцога по всему телу выскочила красноватая сыпь. Как-то днем Грейс застала Стандена в невероятно скверном расположении духа.

— Черт побери! — пожаловался он, когда Вэлмонт впустил Грейс к своему хозяину. — Хью был прав: ощущение такое, будто тебя жалят сотни пчел одновременно.

Когда она начала прикладывать смоченную лекарством тряпочку к его лицу и рукам, он в упор посмотрел на Грейс и сказал:

— Все тело.

Отставив ванночку и тампон, Грейс отошла в сторону, чтобы дать возможность лакею заняться обслуживанием своего хозяина. Герцог бросил на Вэлмонта грозный взгляд, и тот, хлебнувший горя за эти несколько дней от своего хозяина, поспешил удалиться, бормоча под нос что-то неразборчивое.

— Позвать кого-нибудь другого? — спросила Грейс, складывая на груди руки, которым не терпелось прикоснуться к его телу.

— Нет, я и кого-нибудь другого тоже выставлю, — ответил Алан. Вытягивая вперед руку с красными пупырышками, он объявил: — Только один человек способен уменьшить мои страдания. Подойдите сюда.

Нерешительно Грейс сделала шаг вперед и, взяв руку герцога в свою, присела на его постель, чувствуя безотчетную неловкость, потому что перед ее мысленным взором появился образ девушки на пороге первой брачной ночи.

— Помогите мне, Грейс, — хриплым шепотом произнес Станден. Было в его голосе еще что-то, помимо страдания, что заставляло ее сердце биться чаще: желание, которому она отказывала в праве на существование, заявляло о своем присутствии.

Пораженная, она поймала его взгляд и в нем прочитала такие же неуправляемые желания, жажду, какую испытывала сама.

Одергивая себя, она подумала: ведь не может быть, что герцог желал обольстить ее. Станден ведь нездоров. Повторяя эти слова словно заклинание, чтобы справиться с подававшими голос неуместными чувствами, она, как ей представлялось, по-матерински стала расстегивать пуговицы на его пижамной рубашке. Но из-за дрожи в пальцах ей никак не удавалось справиться с этой нехитрой операцией, и она не смела взглянуть герцогу в глаза. Словно парализованная внутренней борьбой между желанием и приличиями, она вдруг отняла руки от теплой ткани, сцепила пальцы и попыталась восстановить нормальный ритм дыхания. Без толку. Пальцы сами тянулись прикоснуться к его телу.

Взяв обе ее руки, он сказал:

— Не хочу быть очередным объектом для проявления милосердия.

— Это вовсе не так, — огрызнулась она, стараясь высвободить пальцы. — Когда я прикасаюсь к вам, я вовсе не представляю себя доброй самаритянкой.

Но она тут же пожалела о том, что произнесла эти слова слишком резким тоном, потому что Станден сделал резкий вдох и сказал:

— Это совсем нехорошо.

Она испугалась, что он не желает, чтобы она вообще дотрагивалась до него.

— Это неприлично, — задумчиво сказал Станден.

— Нет, — ответила она.

Она уже больше не знала, что прилично и что неприлично. Она хотела Алана. Нет, не совсем так: она хотела его, но только если это никоим образом не унизило бы его. Собрав все мужество, она, наконец, сказала:

— Если возникнет угроза для вашей репутации, вы можете крикнуть; Лэтхэм, несомненно, защитит вашу честь, если я перейду границы приличий.

Герцог, похоже, слишком устал, чтобы возражать, но пробормотал все же:

— Вы прекрасно знаете, что речь не идет о моей репутации.

— Я вам доверяю, Алан, — ответила она. — Почему же вы не доверяете мне? Я хочу помочь вам, а не заставлять… совершать благородные поступки.

Решив, что не станет относиться к нему как к овечке из отцовской паствы, она распахнула мягкую рубашку на его груди и увидела большие очаги красной сыпи, которая действительно выглядела как пчелиные укусы.

— Ах ты, Господи, — вздохнула она с сочувствием. — Если б я не приехала сюда…

— Не говорите так, Грейс, — повелительно сказал Станден. — Если б не вы, кто бы позаботился обо мне?

— Если б не я, с вами было бы все в порядке, — ответила девушка чуть не плача. И пробормотала, закрыв глаза: — О, я не могу этого вынести.

— Что, я так плохо выгляжу? — с обидой спросил он.

Это заставило ее открыть глаза. Его могучая грудная клетка с мягкими рыжеватыми волосками выглядела, даже несмотря на сыпь, великолепно. Так она об этом ему и сказала. Сама не ожидая от себя такого комплимента, она вдруг зарделась и поспешила объяснить, что она имела в виду:

— Просто вы не заболели бы, если бы не наше с Хью появление в этом доме.

Заложив руки за голову, Станден сказал:

— Вы ни в чем не виноваты, мисс Пенуорт. Расскажите мне какую-нибудь историю.

Обмакнув тампон в ванночку, Грейс принялась смазывать плечи и грудь герцога, одновременно лихорадочно обшаривая закоулки памяти в поисках подходящей истории.

— Однажды жил-был смелый рыцарь… — начала она едва слышным голосом. Ей приходилось заставлять себя работать более бесстрастно, не слишком разглядывая великолепное тело герцога, — …которого обстоятельства заставляли положиться на одну молодую и безответственную женщину.

— Где-то я уже слышал это, — отозвался Станден, чувствуя себя более комфортно от ее успокаивающего голоса и мягких прикосновений. — Даже, наверное, знаю, чем все закончится.

— Тогда, может быть, вы расскажете, что было дальше? — натянуто проговорила она. Тут она уронила тампон в чашку и повернулась в сторону занавешенных окон, конвульсивно сцепляя пальцы. Он замолчал, и Грейс продолжила:

— Этот рыцарь был хорош собою и отважен, как вы, должно быть, знаете, и был полон решимости победить злого волшебника, который удерживал в своей башне неудачливую леди.

— Тогда я желаю ему успеха, — пробормотал герцог.

Грейс окинула его теплым взглядом: Станден лежал, опираясь на подушки, точно какой-нибудь султан, подумала Грейс. Чуть смущаясь, она застегнула его рубашку, собираясь с мыслями, затем продолжала сказку:

— Он ехал, чтобы сразиться со злым волшебником, когда неожиданно ему встретилась по дороге та леди.

— Я знаю эту сказку, — засмеялся Станден, переплетая ее пальцы со своими прежде, чем она успела убрать руку. — Но я думал, что она все-таки у него в башне.

— Шшш, — сказала Грейс, позволяя ему притянуть ее к себе и кладя голову рядом с ним на подушку. Прислонившись к нему, словно ребенок, она стала объяснять:

— Волшебник знал, что рыцарь питает слабость к красивым женщинам, и использовал ее как приманку.

— И я бы попался на эту удочку, — признался Станден, беря руку Грейс в свою и жарко целуя костяшки ее пальцев.

— Но она оказалась не столь малодушной, чтобы позволить такому красивому воину принести себя в жертву, — произнесла Грейс, глубоко вздохнув, чтобы унять горячую волну желания, накрывшую ее. Осознав вдруг неприличность положения своего тела, она попыталась принять сидячее положение.

— И она сказала рыцарю, чтобы он ехал обратно.

— Зачем ей это понадобилось? — снова перебил Станден, удерживая Грейс рядом с собой и не давая ей сесть. — Разве рыцарь ей не приглянулся?

— Не знаю, — ответила Грейс, стараясь выдернуть свои пальцы из его руки. — Конечно, он должен был ей понравиться, просто… — с этими словами она вскочила с кровати и пересела на стул. — Все объяснить невозможно, ваша светлость.

— По-моему, мы договорились, что вы будете называть меня Алан, — укоризненно проговорил герцог.

— Думаю, лучше вернуться к вашей светлости и… мисс Пенуорт, — сказала она. — По крайней мере, пока.

Станден пошевелил плечами, но скорее для того, чтобы почесать зудящую спину, чем выражая недовольство, потому что сказал:

— Мне это не нравится, но я иду навстречу вашим чувствам, — пока, мисс Пенуорт. Итак, почему же ваша леди отвергла своего рыцаря? Он не нравился ей?

— Нет, конечно же нравился, — вздохнула Грейс. Так же, как и ты мне. — Просто она была очень независимой и не хотела, чтобы все и каждый вмешивались в ее жизнь исходя из своих интересов.

— Ну хорошо, — сказал Станден, складывая руки на груди и не спуская с нее глаз. — Вот только я точно знаю, что рыцарь вовсе не собирается поворачивать назад, оставляя леди в лапах этого чертова волшебника.

— Конечно, нет, — согласилась Грейс. — Он находит для нее безопасное место среди скал и оставляет ее там, а сам отправляется в логово волшебника.

— Вот так, да?

— Ну, а что бы вы сделали? — огрызнулась Грейс, вскакивая на ноги и меря шагами комнату.

— К главным воротам я бы не стал подъезжать, — скучным голосом заметил Станден. Когда она оказалась напротив него, он поймал ее за руку и вновь усадил на кровать. — Поверьте мне, — сказал он, поворачивая ее лицо так, чтобы ни одно слово не ускользнуло от нее, — прямой удар означал бы его верную смерть. Я хочу, чтобы у рыцаря и его леди все закончилось счастливо.

— И я тоже, — ответила Грейс, машинально кладя свою руку поверх его руки.

— Так что? — подсказал Станден, прижимая ее щекой к своему плечу. — Как мы будем обеспечивать их счастье?

Кроме счастливого конца, которого она сама страстно желала, ничего в голову не приходило. Но ее желания были недостойны и эгоистичны, и открыто признаться в них Грейс не могла.

— Дальше рассказывайте вы, — потребовала она. — Но помните, что ему не сразу удается победить волшебника.

— Тихо, тихо, мне надо подумать, — ответил Станден. В голову ничего не приходило, кроме мысли о том, чтобы поцеловать ее. Он задумчиво проговорил: — Мы решили, что рыцарь не нападает на волшебника, атакуя в лоб. Он… пробирается в замок, переодевшись… бродячим музыкантом.

— Бродячим музыкантом? — сонно возразила Грейс. — Где же он достанет лютню и колокольчики?

— Кто рассказывает эту часть — вы или я? — возмущенно спросил герцог. Затем, искоса поглядев на Грейс, спросил: — А по вашему мнению, в кого он должен переодеться?

— Ну, конечно же, в монаха, — хихикнув, ответила Грейс.

— Черт побери! — прорычал герцог. — Тогда у него не будет оружия против чар злого волшебника.

— Да, однако позволит противостоять чарам той леди, — сказала Грейс, по-прежнему смеясь. — И это более символично отражает битву добра со злом.

— Хорошо, пусть он будет монахом, — ворчливо сказал герцог. — Тогда рассказывайте, что было дальше.

— К счастью, рыцарь обучался в монастыре, — продолжала она, — и он вспоминает то, чему его учили добрые братья, принимая участие в битве умов, которая вскоре последует.

— И никаких мечей? — разочарованно спросил Станден.

— Это было бы слишком просто, — мечтательно ответила Грейс. — Ну вот, злой волшебник устраивает серию испытаний, используя свое колдовство, из которых рыцарь, то есть монах, должен выйти живым и невредимым.

— Но он же превратит меня, ну, то есть, рыцаря, в лягушку, нет?

— Нет, — ответила Грейс, улыбаясь. Она поняла, что Станден сообразил, что сказка про них двоих. — Лягушки не очень-то привлекательные. Так, посмотрим. Где мы остановились?

— На колдовстве, — ответил Алан, чувствуя, что в данную минуту сам находится под воздействием ее чар. Но, так как Грейс, пахнущая фиалками и розами, лежала рядом, приткнувшись к нему, он вовсе не возражал против такого заклятия.

— Ах, да, — вспомнила она. — Итак, в течение нескольких часов все идет хорошо для рыцаря, которому удается разрушить все заклятия волшебника с помощью веры и напряженного внимания. Но вдруг в дверях появляется эта злополучная леди, и рыцарь отвлекается. Колдун сразу же понимает, что его противник — не кто иной, как тот самый рыцарь, которого он поклялся поработить и, воспользовавшись его минутной слабостью, заколдовывает рыцаря.

— Но почему она вдруг вернулась? — недоуменно спросил Станден с нотками нетерпения в голосе, не обращая внимания на тот факт, что рыцаря в сказке лишили возможности сопротивляться. — Там, среди скал, ей ведь ничто не угрожало…

И он закашлялся.

Выскочив из его объятий, Грейс метнулась к столу и принесла герцогу стакан воды. Когда он справился с кашлем, она поставила стакан на столик и снова устроилась рядом с ним. Шепотом она проговорила:

— Потому что знала, что нужна рыцарю.

Обняв ее за талию, герцог притянул девушку поближе и шепнул сонно ей в ухо:

— Да, Грейс, нужна.

И поцеловал ее.

Грейс этого не ожидала. Рот ее был приоткрыт, и язык Стандена в чувственном приветствии пробежался по ее губам, заставляя ее сердце восторженно забиться, отвечая на сильное биение его учащенного пульса. Сказав себе, что герцог нездоров, она чуть отстранилась и сказала:

— Сейчас тебе нужно отдохнуть, Алан; у нас с тобой впереди еще много поцелуев, а пока тебе нужно поправиться.

Улыбаясь, он положил голову на подушку и заснул, держа ее в своих объятиях.

Глядя на спящего Алана, она вынуждена была признаться себе, что сейчас сердце в ее груди бьется совсем по-другому — не так, как сердце той самоуверенной леди, желавшей независимости от мужчин и собиравшейся зарабатывать себе на жизнь сочинительством.

Но все это пустые мечты, говорила она себе. Мог ли человек такого знатного происхождения, как герцог Станденский, решиться на столь опрометчивый поступок — взять в жены дочь священника неблагородного происхождения?

Он был добр к ней, это правда, но никогда не давал ей повода питать столь тщетные надежды.

Да, он признался, что нуждается в ней. И он поцеловал ее.

Это признание, сделанное в болезненном состоянии, и его ласки заставляли ее позабыть обо всем, когда она ухаживала за ним в самый тяжелый период его болезни. Они вдохновили ее на продолжение истории смелого рыцаря и его неудачливой леди, к великому отвращению Хью, который потребовал, чтобы его отвезли домой, если она не в состоянии придумать ничего более захватывающего.

— Тогда поезжайте домой, — рявкнул Станден столь суровым тоном, что Грейс и вправду подумала, что им, возможно, действительно пора уезжать.

— Нет, — сказал герцог, бросая пачку писем на столик и сжимая ей руку. — Вы не должны уезжать. Ты мне нужна здесь, Грейс, — горячо воскликнул он. — Рядом со мной.

— Все это хорошо, конечно, — сказал Хью, по-мальчишески презрительно хмыкнув. — Но я все-таки хочу домой. Вы ведь только и делаете, что сидите и смотрите друг на друга, как два дуралея. С вами неинтересно.

Приподнимаясь на подушках, герцог повелительно сложил на груди руки и сказал:

— Ты прав, Хью, старина. Но я знаю кое-что, что может совершенно изменить данное положение дел.

С этими словами он откинул одеяло и неторопливо двинулся в сторону камина, где дернул за шнурок колокольчика с такой силой, что в комнате прислуги, вероятно, раздался оглушительный звон.

Пораженная видом выглядывающих из-под ночной рубашки мускулистых ног герцога, Грейс поспешила к нему с халатом.

— Вот, надень, Алан, а то простудишься, — сказала она, вдевая руки герцога в халат с такой заботой, словно это был ее больной племянник.

— Ах, моя Грейс, — поддразнил он ее, наслаждаясь ее заботливостью, когда она завязывала пояс и разглаживала лацканы его халата. От нее пахло свежестью и розами, и герцогу захотелось обнять ее и полной грудью вдохнуть ее опьяняющий аромат. Но, зная, что она воспримет это как очередной приступ лихорадочного состояния и снова начнет нянчиться с ним как с беспомощным инвалидом, как она делала это всю последнюю неделю, он только подначил ее.

— Ты хочешь, чтобы мне было тепло? Интересно!

— Ведите себя пристойно, герцог, — сказала зардевшись Грейс, перехватывая его лукавый взгляд и решительно дергая за рукав, искоса поглядывая в сторону племянника.

Хью, издавая всяческие сердитые звуки, свидетельствующие о его отвращении к этим бессознательным взрослым проявлениям чувств, решительно направился в сторону двери.

— Я понял ваши намеки. Мама и папа, когда хотят остаться наедине, Делают все то же самое.

15

Отводя свой неотразимый взгляд от Грейс, герцог свирепо посмотрел на мальчика, который как раз столкнулся в дверях с входящим лакеем.

— Пришли сюда моего секретаря, Вэлмонт, — проговорил Станден, возвращая своему голосу высокомерие и отстраняя от себя Грейс. — И передай Лэтхэму, что Хью едет домой.

— Слушаюсь, ваша светлость, — ответил француз елейным голосом, держа дверь для Хью открытой. Когда мальчик выбежал в коридор, он спросил: — Мисс Пенуорт тоже уезжает?

— Я что-нибудь говорил про нее? — огрызнулся герцог. — И не гляди на меня словно побитая собака. В своем собственном доме я могу принимать всех, кого захочу.

— Как вам будет угодно, ваша светлость, — проронил Вэлмонт и бесшумно выскользнул из комнаты.

Станден поднял руку к виску с таким видом, будто мысленное усилие забрало его последние силы. Усаживая его на стул, Грейс поправила полы халата у него на коленях и почти отпрыгнула в сторону, когда он резко сказал:

— Я же не инвалид, Грейс. Что ты меня так обихаживаешь?

Грейс потупилась и, вздохнув, сказала:

— Пожалуй, я тоже пойду.

— Да, бабушка сказала, что желала бы увидеть тебя, — ответил он. В этот момент за дверью раздалось царапанье, означавшее, что прибыл его секретарь. — Мне нужно сейчас заняться одним делом. Но долго не задерживайся. Нам нужно закончить нашу историю.

Грейс знала, что должна открыть ему реальное окончание истории, но не могла решиться, чтобы произнести слова, которые только причинили им обоим боль. Поэтому она убежала от него, но на пороге покоев герцогини ее остановил слуга с письмом на серебряном подносе. Письмо было от Эмити. Распечатав его и надеясь, что в нем сестра требует ее возвращения домой, она прочитала:


«Дорогая Грейс. Дю Барри распространяет о твоей книге самые невероятные лживые измышления. Все о ней только и говорят. И о тебе, что ты предательница и тебя следовало бы повесить. Я просто не знаю, что мне думать, но Колин говорит, что ты должна верить герцогу Станденскому».


Горячие пальцы страха тронули ее сердце, и она резким движением смяла письмо. Люди называют ее предательницей. Даже бедная Кэро Лэш не испытывала подобного. Что же делать?

Сначала она подумала, что нужно сделать как раз то, что предлагал Колин, но ведь Алан отослал ее, собираясь заняться каким-то делом. Не могла же она прибежать к нему с воплем о помощи, если он этой помощи не предложил. Но главное, нельзя было беспокоить его, потому что он еще не поправился. Она не могла допустить, чтобы от ее неприятностей здоровье герцога снова ухудшилось.

А герцогиня, при всех ее либеральных взглядах, едва ли захочет лицезреть у себя человека, обвиняемого в предательстве. Что, если эту тщедушную леди хватит апоплексический удар? Ради них она должна отправиться домой.

Засунув в рукав тревожное послание Эмити, Грейс согнала с лица озабоченное выражение. Однако, когда она вошла в салон к герцогине, ей не удалось настолько же успешно скрыть свое смятение, потому что она заметила название книги, которую герцогиня при се появлении отложила в сторону: «Истории про петушков и быков».

Судя но тому, каким хмурым взглядом одарила ее леди Станден, Грейс вполне ожидала услышать, что ей следует отправиться домой вместе с племянником. Поэтому она сама предложила, что отвезет племянника домой через три дня, как и было запланировано.

К удивлению, ее не только не прогнали, но настояли, чтобы она осталась у них в имении и оттуда следила за развитием событий в Лондоне. И, несмотря на благодарность за то, что ее не отослали домой, она все же спрашивала себя, не означает ли это для нее домашний арест.

Почему такие недостойные мысли закрались ей в голову, она и сама не знала. Ни герцог, ни его бабушка никогда и ничем не выдавали своих сомнений, если таковые имелись, в ее невиновности.

Запоздало ругая себя за то, что ей пришла в голову мысль изложить свои идеи, о которых Дю Барри отзывался как о заслуживающих похвал и могущих принести прибыль, в этой ненавистной книжице, три дня спустя она глядела вслед громыхающей по гравию коляске, увозившей Хью в Лондон. Мальчик высунулся из окна и помахал ей на прощание, и когда коляска сворачивала на большую дорогу у подножия холма, ей даже послышалось, что он крикнул: «Надеюсь, что история будет со счастливым концом». Но потом все же решила, что это лишь стук ее собственного сердца, бьющегося в унисон с глупыми идиллическими надеждами.

Счастливого конца она не заслуживала.

Когда Грейс вернулась в дом, герцогиня, сунув ей в руки корзинку, послала ее в сад со словами:

— Что-то ты слишком бледненькая, дитя мое. Иди-ка срежь мне роз.

— Хорошо, ваша светлость, — отозвалась Грейс, машинально присев в глубоком реверансе. Потом, пробравшись через изящный лабиринт мебели, она вышла в сад.

Несколько мгновений спустя к герцогине вошел Станден.

— Я слышал, как отъезжал экипаж. Где Грейс? — спросил он, затягивая резкими движениями пояс своего халата, что выдавало его опасения, что Грейс уехала вместе с племянником.

— Я послала ее в сад, — ответила вдова. Сжав ему руку выше локтя своими костлявыми пальцами, она призналась: — Алан, я боюсь за нее.

— Не стоит, — ответил герцог, положив поверх ее руки свою, все еще в красных крапинках. — Не волнуйся, бабушка, — твердо сказал он. — Я обо всем позабочусь.

— Но как же обвинения? — воскликнула Элен.

— Не волнуйся, — заверил он бабушку. — Если ей придется предстать перед судом, мы будем отвечать вместе.

Станден обнаружил Грейс в саду. Она срезала розы и аккуратно складывала их в корзинку, словно ничего не угрожало ее спокойствию. Однако ее необычная бледность навела Стандена на мысль, что на душе у нее неспокойно. Не обращая внимания на слабые лучи солнца, пробивающиеся сквозь облака, он подошел к девушке и спросил:

— Как долго ты еще собираешься держать меня в темноте?

От неожиданности Грейс уронила корзинку, и цветы высыпались на посыпанную толченым ракушечником дорожку. Собирая цветы обратно в корзину, она ответила, заикаясь:

— Вам полагается сейчас находиться в темном помещении, ваша светлость… Алан. Вашим бедным глазам…

Прищурившись, он поднял голову к лазурному небу, затем заглянул Грейс в лицо.

— Сегодня для моих глаз хороший день, моя дорогая. И ты прекрасно знаешь, что я имел в виду вовсе не солнечный свет, а твои неприятности. Как ты могла подумать, что мне не станет все известно?

— Что, Эмити тебе тоже написала? — спросила Грейс, доставая из рукава листок бумаги и протягивая его герцогу.

Пробежав письмо глазами, он вернул его Грейс и, сурово глядя на нее, спросил:

— Что ты собираешься делать?

Ей невыносимо было думать, что отношение к ней Стандена резко изменилось.

— Мне нужно было ехать вместе с Хью… Я понимаю, что тебе не по душе находиться под одной крышей с предательницей.

— Шш, — приказал Станден, чуть встряхнув девушку, а потом притянул ее к себе. — Мы оба знаем, что это гнусная ложь, порожденная ревностью Дю Барри, который хочет, чтобы ты досталась ему.

— Из-за любви некоторые люди делают такие вещи, — пробормотала она, прислонясь щекой к его груди и вдыхая его свежий мужской аромат.

— Любовь здесь ни при чем, — возразил он, крепче сжимая ее в объятиях. — Это всего-навсего алчность, простая и ничем не замутненная. Если бы Дю Барри хоть немного заботился о твоих чувствах, Грейс, — продолжал герцог, — он убрал бы твою книгу с магазинных полок. А он вместо этого, не теряя времени даром, что есть сил рекламировал эту «скандальную книжечку».

Последние его слова обидели Грейс, и она попыталась вырваться из его объятий, но, взяв ее за пальцы так, что выдернуть руку не было никакой возможности, он нежно поцеловал их и сказал:

— Тут нечего обижаться, Грейс: ведь именно так он и называет ее.

— Я не понимаю, ваша светлость. Я вовсе не собиралась шокировать мир, это всего лишь мои взгляды по поводу недостатка в мире христианского милосердия, — и она нервно хихикнула. — Как, должно быть, она разочарует тех, кто увлекается мрачными романами.

— Напротив, — сказал герцог, — все принимают твои слова близко к сердцу.

— Вот это сюрприз, — удивленно склонив голову набок, ответила Грейс. — Никогда не предполагала, что моя книжка способна так подействовать на людей.

— Ах ты, дурочка, — сказал герцог, маскируя свой страх насмешкой. — Они называют тебя предателем и требуют твоей головы.

Приступ страха заставил ее содрогнуться, однако она распрямила плечи и отважно взглянула в лицо герцога.

— Если я стану прятаться, это будет весьма малодушно с моей стороны. Мне следует вернуться в Лондон и ответить за…

— Спокойно, Грейс.

— Но если я буду абсолютно честна, Алан, мне нечего бояться, — возразила Грейс.

— Однажды ты сказала мне, что умение в нужный момент хранить молчание — не такой уж большой недостаток, — напомнил ей Станден, когда они шли обратно в дом.

— Но они найдут меня, и тогда… Ох, как я жалею, что тебе все известно о моих неприятностях!

— Но почему? — спросил он, нежно проводя рукой по ее мягким светлым волосам. — Тебе что, просто не терпится попасть в тюрьму?

— Да нет, дело в том, что, если твое мнение обо мне изменится, остальное уже неважно.

Он провел ладонью по глазам, словно отгоняя что-то, и, потянув Грейс за руку, усадил рядом с собой на каменную скамейку среди лабиринта подстриженного кустарника. Обняв ее за талию и держа другой рукой ее пальцы, он полуобернулся к ней и проговорил:

— Не такой уж я неверный друг. Нашей истории нужен конец.

Какой мог быть конец у их истории? Только один, но произнести эти слова было для нее мучительно: ее посадят в тюрьму за высказывание возмутительных мыслей, а он забудет о ней, и в его памяти останется лишь привкус тех неприятностей, которые она принесла ему.

Смирившись с неизбежностью своей несчастной судьбы, она вздохнула и сказала:

— Она была причиной всех неприятностей рыцаря, и он решил, что без нее будет лучше.

— Мне не нравится такой конец, — перебил ее герцог. — Дай-ка я продолжу.

Прижав ее к себе крепче, он задумчиво заметил:

— Она действительно доставила ему кучу неприятностей. — Потом, нежно взглянув на нее, он добавил чуть тише: — Но она была источником всех его радостей. Еще до их случайной встречи он перенес ломбардийскую лихорадку…

— А она была слишком независима, чтобы быть счастливой, — добавила Грейс.

— Совершенно верно, — согласился Станден, и прижал ее голову к своему плечу. — Только не перебивай. На чем я остановился?

— На лихорадке, — ответила она, поворачивая к нему лицо.

Приложив палец к ее губам, чтобы она ничего больше не говорила, Станден посмотрел на нее с таким чувством, которое она не взялась бы даже определить. Неожиданно его темные ресницы опустились, а ее губы оказались в плену жаркого поцелуя, который в мгновение ока уничтожил все ее страхи.

Она обхватила руками его широкую спину, словно для того, чтобы удержаться от падения в свое несчастливое будущее.

Целуя его в ответ, она признала, что по уши влюблена в самого заносчивого дворянина в стране. Она целовала его безудержно, необузданно, нисколько не заботясь, что кто-то мог их увидеть, желая лишь, чтобы это блаженство никогда не кончилось. Вот это и был бы счастливый конец для ее истории.

Но он отстранился от нее, как ей показалось, резко. И сказал слабым голосом, тише даже, чем когда был в самой худшей стадии своей болезни:

— Но, познакомившись с этой независимой леди, рыцарь больше никогда не испытывал скуки.

— Но она была совершенно для него неподхо… — хотела напомнить ему Грейс, но герцог опередил ее.

— И ее рыцарь был нужен ей, — сказал герцог.

Он смотрел на нее тем загадочным взглядом, что она чувствовала, будто тает в его объятиях. И хотя в другое время это ощущение заставило бы ее быть более сдержанной, сейчас она наслаждалась этим чувством единения. Ей хотелось быть частью его — чтобы дни начинались и заканчивались в его объятиях, хотелось быть ответственной перед ним и за него. Вот это и был бы рай, подумала она.

Но, вероятнее всего, эта благодать не будет ей дарована. Хуже того, если обвинения против нее справедливы, она несомненно попадет в геенну огненную. От этой мысли на глаза Грейс навернулись слезы.

— Грейс, — позвал Алан, проводя рукой по ее щеке, чтобы она посмотрела ему в глаза. — Дорогая моя, я нужен тебе.

У Грейс перехватило дыхание, и ее глупые слезы высохли. Прошло несколько секунд, пока она смогла, наконец, говорить.

— Не глупите, ваша светлость. Мне нужен адвокат в суде, а не защитник.

— Ты думала, я это собираюсь тебе предложить — свою защиту?

— Что же еще вы могли иметь в виду? Чтобы это ни было, это ведь временно.

Ее бойкая речь разожгла воинственный огонь в его глазах, и Грейс непроизвольно отпрянула от него.

— Нет, моя дорогая, я собираюсь предпринять нечто серьезное, — твердо сказал герцог. — Если ты думаешь, что я позволю им обвинить тебя в подстрекательстве к мятежу, ты глубоко ошибаешься.

— Не знаю, как ты собираешься воспрепятствовать судебному разбирательству, — сказала она, надеясь, что это все же в его силах.

К ее разочарованию, он покачал головой и сказал:

— Помешать разбирательству я не в силах. Но в суде я встану рядом с тобой.

— Ты настоящий друг, — прошептала Грейс, прижимаясь к плечу герцога.

— Не просто друг, — сказал он, беря ее лицо в свои руки и глядя ей в глаза. Целуя ее пальцы, он продолжал: — Есть только один способ спасти тебя, Грейс. Ты должна выйти за меня замуж.

Словно громом пораженная, Грейс тихонько сидела в объятиях герцога. Потом она изумленно произнесла:

— Я склонна принять ваше предложение, ваша светлость…

— Алан, — поправил он.

— Алан, — словно эхо, отозвалась Грейс. — Но я боюсь, что это жертва с вашей стороны.

— Что это значит, Грейс?

Она грустно посмотрела на Стандена.

— Лучше вам не делать этого, сэр. Этим вы нанесете себе вред, и все это знают.

— Да? Я полагаю, мы с вами — самая большая сплетня сезона, герцог Станденский и…

— И эта бумагомарательница, — закончила за него Грейс. — Будут говорить вещи и похуже, если вы возьмете в жены предательницу.

— Не посмеют, — ответил Алан мрачно. — Как только ты станешь моей герцогиней, ты будешь вне скандала.

Вскочив на ноги и обхватив себя руками, словно только так могла заставить себя не прикасаться к герцогу, Грейс стала расхаживать взад и вперед перед скамейкой.

— Разве ты не понимаешь? Вот как раз поэтому ты и не должен жениться на мне.

Встав со скамейки, герцог поймал ее за руку и заставил посмотреть себе в глаза.

— Ты нужна мне, Грейс.

Прежде чем она смогла что-нибудь сказать, он заключил ее в объятия и закрыл рот горячим поцелуем.

Этого человека она любила, даже если этой любви не суждена долгая жизнь. И даже, подумала она, если ей самой не суждена долгая жизнь. И ее жалкое будущее находилось в таком противоречии с весьма приятным настоящим, что ее природная скромность отошла на задний план, и Грейс полностью отдалась этому страстному поцелую.

Через несколько мгновений, все еще обнимая девушку, герцог сказал:

— Если бы я не знал, что этот поцелуй значит для тебя столько же, сколько и для меня, — сказал он, пристально глядя ей в глаза, — я не настаивал бы на моем предложении, Грейс. Но ты слишком независима, чтобы жить счастливо; я не могу позволить, чтобы ты принесла себя в жертву на алтарь этой страны.

— И все же ты просишь меня, чтобы я позволила тебе…

— Любить и защищать тебя, моя дорогая, — ответил герцог, нежно проводя рукой по ее упрямому подбородку.

— Принести себя в жертву, — закончила она свою мысль.

Несколько секунд Станден глядел куда-то вдаль поверх головы Грейс, затем сказал:

— Если я предлагаю тебе защиту, которые дают мое имя и общественное положение, Грейс, поверь мне, с моей стороны в этом нет никакой жертвы.

— Но я же никто, — снова возразила она. — Как ты можешь…

И еще раз на ее губы лег палец Стандена, не давая ей говорить.

— Верь мне, Грейс; я знаю, что делаю. Ведь это твой единственный шанс.

Палец оставался возле ее губ все время, пока она думала о неприятностях, которые уже принесла герцогу, и о тех, что еще доставит ему, если они поженятся.

Когда она вздохнула, собираясь что-то сказать, Алан опередил ее:

— Только не надо говорить, что ты доставишь мне кучу хлопот.

— Как раз об этом я и подумала, — призналась Грейс.

— Я знаю. Но еще больше неприятностей у меня будет, если тебя не будет рядом. Я поминутно стану тревожиться о том, где ты и что с тобой.

— Правда? — почти радостно спросила Грейс. — Мне не хотелось бы заставлять тебя тревожиться. Но…

— Тогда, я думаю, другого выхода для нас обоих просто нет, — сказал он.

— Именно эта самоуверенность делает твое предложение столь оскорбительным, — заявила Грейс, хотя внутри у нее все замирало от радости.

— Оскорбительным? — удивился он. Потом, ухмыльнувшись, поддразнил ее: — Можно подумать, ты не хотела выйти замуж за герцога.

— Меньший титул меня бы не устроил, — ответила она со слегка смущенной улыбкой. — Но только лишь потому, что этот герцог — ты.

— Но, раз уж так сложилось, что я — герцог, — сказал он, целуя ее, — согласна ли ты стать моей женой?

Отбросив всякую осторожность, она обхватила его шею и вздохнула:

— О, да, Алан, я согласна.

За это Грейс была вознаграждена еще одним поцелуем, который заставил ее почувствовать слабость в коленках и бесконечное счастье.

Затем он быстро повел ее в дом, говоря:

— А теперь мы вернемся в Лондон и вместе встретим этот кризис лицом к лицу.

16

Когда на следующий день они прибыли в Лондон Грейс к своему изумлению обнаружила, что в городском доме Стандена их дожидаются отец с матерью. Они ничего не объяснили, однако Летиция сразу же громко разрыдалась от разрывающих ее грудь несказанного восторга по поводу потрясающего улова дочери и безутешного горя из-за ее подстрекательской книжки.

— Где ты только этому научилась? — всхлипнула она и добавила, обращаясь к герцогу: — Конечно, не от меня и не от отца, ваша светлость. Мы всегда воспитывали ее правильной, законопослушной девочкой, христианкой…

— Тсс, Летиция, — бросил Эндрю Пенуорт жене, пожимая руку Стандена. — Грейс не должна в чем-либо перед нами оправдываться.

— Это верно, — заметил Алан, высвобождая девушку из слезливых объятий матери. Обняв Грейс за талию, он сурово продолжал: — Но ей придется отвечать в суде, и я намерен во всем ее поддерживать. Вы можете поженить нас, господин Пенуорт?

— Через какое-то время, — ответил священник. — Сначала нужно сделать объявление о предстоящем браке, чтобы все было как полагается.

— На это у нас нет времени, — возразил Станден. Из внутреннего кармана куртки он достал какой-то документ. — Надо обеспечить ей хорошую защиту в суде.

— О, особое разрешение? — задумчиво сказал священник, созерцая пергамент. Увидев подпись епископа, разрешающую совершение ускоренной церемонии, он кивнул и отдал документ герцогу со словами: — Как вам будет угодно, ваша светлость.

Не в состоянии поспеть за тем, с какой быстротой меняется ее жизнь, Грейс бросила изумленный взгляд на своего возлюбленного и спросила:

— Но ты ведь был болен. Когда же ты успел все это?

— За эту быстроту я должен поблагодарить своего секретаря, — ответил Алан с улыбкой.

— Да, — вмешалась миссис Пенуорт. — Когда сразу же вслед за этими ужасными новостями мы получили ваше радостное послание, мы с мужем сразу же поспешили в город, как вы и просили. Ах, Грейс, я даже не знаю, что обо всем этом думать — плакать или смеяться?

Тяжело вздохнув, Грейс оперлась на руку герцога и сказала:

— Я понимаю, что ты чувствуешь. Трудно переварить такое количество событий, произошедшее за столь короткое время.

Нервное напряжение последних дней начало сказываться на Грейс, и она почувствовала, как по телу пробегает нервная дрожь. Оглядываясь в панике на присутствующих, Грейс попросила прощения, что вынуждена удалиться на несколько минут, чтобы привести в порядок чувства.

— Я провожу тебя в твою комнату, — предложил Алан, когда ее родители встали, чтобы отвезти дочь в дом ее сестры на Харлей-стрит. — Я понимаю, что вам хочется как можно скорее отвезти ее домой. Но я все же думаю, что здесь она сможет лучше отдохнуть.

— Но, ваша светлость, а как же приличия? — воскликнула миссис Пенуорт.

Оставив без внимания протест матери, Грейс в сопровождении Стандена поднялась на второй этаж в элегантную гостиную, где сразу же рухнула на диванчик.

— Грейс, — заботливо проговорил герцог, опускаясь подле нее на колени и растирая ей запястья, — не падай в обморок, милая.

— Нет, ваша светлость, — отрешенно ответила Грейс.

Несмотря на внешнюю апатию, мозг ее лихорадочно работал. По ее подсчетам, Станден отправил письмо ее родителям не раньше, чем пять дней назад, а ей он сделал предложение лишь вчера. Вместо чувства благодарности за его заботу, и не только по отношению к ней, но и к родителям, Грейс испытывала жгучий стыд, мешавший ее способности здраво рассуждать.

— Наверное, я должна поблагодарить вас за… все, — сказала она. — Но ваше самомнение меня просто пугает.

— Самомнение, любовь моя?

— Не думаю, что это сказано слишком сильно; как еще можно назвать вашу абсолютную уверенность, что я приму ваше предложение?

Высвободив руки из-под его ладони, она добавила:

— Этим вы низводите меня до человека, для которого важнее всего социальное положение, которое дает ваш титул, или до испуганного котенка, который не способен сам постоять за себя.

— Но ты ведь вовсе не такая, Грейс, — мягко сказал Станден, проводя прохладной ладонью по ее горячей щеке. — Я сделал это для твоего же собственного блага.

— Я не просила жертвы с твоей стороны, — возразила она, так энергично тряхнув головой, что несколько завитых локонов выбились из-под заколок и упали ему на руку. — Я передумала. Я не выйду за тебя замуж. Пусть лучше я подвергнусь наказанию, которое определит суд, чем до конца жизни буду наблюдать последствия твоей доброты, которые отравят тебе жизнь.

Станден поглядел на Грейс с таким ошарашенным видом, какой бывает у человека, получившего неожиданный удар в живот. Поэтому он не смог сразу ответить ей. В комнате повисла тишина. Грейс начала думать, что все-таки убедила герцога и он согласится с ее решением, и, хотя испытывала подавленность и отчаяние, все же убеждала себя, что для герцога это будет наилучший исход.

Наконец, чуть выпятив вперед нижнюю челюсть, он спросил:

— Ты твердо решила?

— Да, Алан, — еле слышно ответила она, собирая последние остатки мужества. — Тебе нужна жена, которая дополняла бы твое величие, а не оскорбляла его.

— Грейс, — начал Станден, опускаясь рядом с девушкой на диван и целуя ее руку. — Я никогда не буду сожалеть о том, что взял тебя в жены. Я люблю тебя.

На этот раз шок испытала Грейс. Ей никогда не приходило в голову, что он мог по-настоящему ответить на ее чувства. Его признание должно было бы привести ее в состояние восторга, но вместо этого Грейс просто онемела. После долгого молчания, во время которого Грейс пыталась сформулировать рациональные аргументы против их союза, она вымолвила лишь:

— И я тебя тоже люблю. Но как раз поэтому я и не должна впутывать тебя в эту неприятную историю. Я сама себя загнала в угол своей писаниной, и сама должна выбраться.

Улыбнувшись как-то устало, он сказал:

— Кому, как не тебе, Грейс, знать, что люди не всегда могут полагаться на себя.

— Ты что, читаешь мне проповедь? — огрызнулась Грейс. — Я прекрасно знаю, откуда приходит ко мне помощь.

— Да? — он откинулся на спинку. — А откуда тебе известно, может быть, часть той помощи, которая тебе так нужна, исходит как раз от меня?

— Только не говори мне, что ты посланник Божий…

— Не говори глупости, — ответил он, — в сердце ангела не может гореть такая любовь, какая горит в моей груди. Но ты должна признать, что, если бы не вмешательство свыше, мы никогда бы не встретились.

Эта очевидная попытка подбодрить ее заставила Грейс захихикать.

Он обнял девушку со словами:

— Если ты не положишься на меня, Грейс, твоя независимость будет означать твою смерть. А об этом я сожалел бы больше всего на свете.

Она сконфуженно вздохнула.

— Такое впечатление, что я приношу тебе неприятности независимо от того, что я делаю.

— Да. Но ты доставишь мне гораздо меньше неприятностей, если станешь моей женой, и поэтому у тебя просто нет выбора. Отец твой благословил тебя; и ты не можешь отказаться от своих слов; на этом делу конец. Мы обвенчаемся завтра утром.

Все ее возможные протесты Станден столь искусно утопил в жарких поцелуях, что дальнейших словесных аргументов не понадобилось, и она смогла лишь пробормотать между поцелуями: «Да, Алан».


Когда на следующее утро его преподобие господин Пенуорт объявил Стандена и Грейс мужем и женой и молодой муж приподнял кружевную вуаль и посмотрел ей в лицо, она знала безо всяких сомнений, что герцог женился на ней не только для того, чтобы спасти от грязных испытаний, которым она подвергла себя, но потому что действительно любил ее.

И хотя считала, что не заслуживает ни его любви, ни помощи, она не стала предаваться мыслям о своей ничтожности, а с благодарностью приняла его любовь, подняла к нему лицо и ответила на поцелуй со всей страстностью своего сердца.

Наконец, Алан прервал поцелуй и поглядел на молодую жену с таким обожанием, что у Грейс не осталось никаких сомнений, что вместе они преодолеют любые невзгоды. Под руку со Станденом она вышла из церкви, где их дожидались нетерпеливые родственники, чтобы поздравить молодых.

Когда они прибыли в дом герцога, чтобы поприветствовать гостей, приглашенных на свадебное торжество, Тэдди стал прыгать и плясать вокруг тети, выкрикивая:

— Ваша светлость тетя Грейс. Ваша светлость тетя Грейс.

Станден, отстраняя мальчика от молодой жены, чтобы тот не наступил на ее подвенечное платье, сказал со смехом:

— Ты чего, дружище?

— Мама говорит, что теперь мы должны называть тетю Грейс «ваша светлость» — сказал Тэдди, оглядывая своего нового родственника пристальным взглядом, в котором не было и намека на благоговение. — Это потому, что теперь она принадлежит тебе?

— Она не принадлежит мне, — со счастливой улыбкой поправил Станден. — Это я принадлежу ей.

— О! — сказал сбитый с толку мальчуган.

— Для тебя она по-прежнему тетя Грейс, — сказал герцог. Мама имела в виду се новый титул. Теперь Грейс — моя герцогиня.

— Потому что ты — герцог?

— Да, — ответил Станден, — и не в последнюю очередь — твой дядя.

— Тогда я буду называть тебя «дядя герцог».

— Ужас! Это больше похоже на собачью кличку.

Поставив мальчика на стоящий в коридоре стул, Станден задумался, дергая себя за нижнюю губу.

— По-моему, мы с тобой друзья.

— Ну, конечно, друзья, — ответил мальчик, обхватывая шею своей тети Грейс. — Как мне теперь называть Перри?

— Дома ты можешь называть его Перри, или «дядя», если так тебе больше нравится, — ответила Грейс, не давая Тэдди дергать за вуаль, — но в обществе ты должен обращаться к нему «ваша светлость», если не хочешь, чтобы тебя считали наглецом.

— И свою тетю, помни, ты должен называть так же, — вставила Эмити, беря на руки свое чадо и отсылая его к отцу. — Ах, дражайшая Грейс, — сказала она сестре, обнимая ее и поливая слезами. — Ты нас всех так восхитительно изумила!

Затем, несколько отстраняясь, добавила озабоченно:

— Но и напугала до смерти. Мы боимся с кем-либо разговаривать, подозревая даже лучших друзей, что они собирают доказательства твоей виновности.

— Не волнуйся, Грейс, — сказал Станден, заметив, что его молодая жена расстроена. Забирая Грейс из объятий Эмити, он заметил: — На щеках моей жены будет играть румянец, а не бледность, вызванная всякими слухами и кривотолками. Пойдем, милая Грейс, — сказал он, ведя ее в сторону гостиной. — Гости ждут нас.

Кивнув открывшему дверь лакею, Станден провел новобрачную в богато обставленную огромную комнату, где уже собрались гости, которые при появлении молодоженов все как один встали и приветствовали «их светлости герцога и герцогиню Станденских» взрывом аплодисментов и восторженными криками «ура».

После того, как перед парой прошли все, кто хотел пожелать им счастья, гости и молодые направились в большую столовую, где был накрыт длинный стол со всевозможными изысканными яствами. Грейс, увидев это изобилие, посмотрела на мужа с благоговейным страхом. Как ему удалось за столь короткое время организовать такое шикарное свадебное угощение?

К ужасу Грейс оказалось, что эту мысль она произнесла вслух, и леди, которая проходила мимо нее, — это была миссис Рамзи — присела в реверансе и со смехом ответила:

— Разве вы не знаете, ваша светлость, что, если дело касается любви, то мужчина способен творить чудеса.

Когда Грейс после короткого разговора с миссис Рамзи поспешила в столовую, гости встретили ее радостными тостами и звоном бокалов, желая молодоженам всяческих благ и долгих лет совместной жизни, что вызвало у Грейс несколько смущенную, но счастливую улыбку.

Ее смущение превратилось в недоумение, когда в банкетный зал без объявления зашли двое королевских гонцов. Пройдя на виду у гостей к почетному возвышению, где сидели молодые, оба остановились возле Грейс. Один из них осведомился:

— Вы Грейс Пенуорт?

Герцог, поднявшийся со своего места, окинув наглецов надменным взглядом, бросил:

— Вы желаете говорить с моей женой ее светлостью герцогиней Станденской?

— Да, ваша светлость, — ответил гонец, не извинившись за вторжение. — У нас имеется ордер на ее арест. Герцогиня должна следовать за нами.

Отец Грейс с не свойственной ему живостью вскочил на ноги.

— Но это не укладывается ни в какие рамки. Мы празднуем свадьбу. Я думаю, вы можете подождать до завтра?

— Когда невеста и ее герцог убегут из страны? — возразил гонец. — Едва ли это возможно, сэр, — и, сурово посмотрев на Грейс, у которой от его взгляда по спине побежал холодок, сказал ей:

— Будьте так любезны, сударыня.

— Хорошо. Если вы уверены, что вам нужна именно я, — ответила Грейс слабым от страха голосом, поднимаясь на ноги. — Я в вашем распоряжении.

Обняв ее за талию, Станден повернул Грейс к себе лицом. Встретившись с его решительным взглядом, она услышала слова, сказанные мягко, но уверенно:

— Грейс, я горы сверну, чтобы вернуть тебе свободу.

Повернувшись к королевским гонцам, он сказал им:

— Не обижайте мою жену, господа. Мы обвенчались совсем недавно, и я не могу легко смириться с тем, что ее так скоро отнимают у меня.

Стражники нахмурились, словно соизмеряли озабоченность герцога безопасностью жены с произнесенной им угрозой. Затем старший кивнул, говоря:

— Мы будем защищать ее светлость от всех возможных опасностей, пока она находится под нашим надзором, ваша светлость.

Получив от стражников эти заверения, Станден помог Грейс спуститься с возвышения и проводил до большого холла, в то время как офицеры шли по обеим сторонам. Когда Грейс шла к выходу из банкетного зала, она чувствовала, что взгляды всех присутствующих устремлены на нее, опасаясь, что опозорит мужа перед гостями, если вдруг с ней случится истерика или она упадет в обморок раньше, чем они выйдут в коридор.

— Прежде чем заключить тебя в Тауэр они, по всей вероятности, доставят тебя в Хорс Гардс, — сказал Станден, накидывая на ее дрожащие плечи синюю бархатную накидку. — Помни, что я всегда с тобой, дорогая моя, — сказал герцог, целуя ее в лоб.

— Да, — прошептала она, прижимаясь к нему. — Я знаю, что мы будем вместе на небесах.

— Не истязай себя, — предупредил он, сжимая ей руки и пристально глядя в глаза. — Ты веришь мне, Грейс?

— Всем сердцем, Алан.

— Тогда отвечай правдиво на вопросы членов Совета, но знай, когда следует хранить молчание, — сказал он и тряхнул Грейс, когда она не сразу кивнула в ответ.

— Хорошо, — наконец вымолвила девушка.

— Я не могу пойти с тобой, — сказал герцог, еще раз прижимая ее к себе и целуя в последний раз перед тем как передать в руки королевских гонцов. — Но я предоставлю тебе своего адвоката для защиты. И мы навестим тебя в Тауэре.

17

Королевские гонцы посадили Грейс в шестиместный закрытый экипаж и доставили в Уайтхолл, где она была помещена в темную душную комнатушку без окон, которая по размерам была чуть больше кладовки. Едва она попала в свою тюрьму, как тотчас же ощутила висящую в воздухе густую мрачную обреченность, и в душу начал закрадываться удушливый страх, но ее поддерживала любовь и вера в обещание мужа.

И вот, когда она находилась в ожидании чего-то, на ум ей пришел совет отца творить молитву всегда и при любых обстоятельствах. Впервые в жизни она не знала, о чем просить Всемогущего, сомневалась даже, имеет ли она право обращаться к нему с просьбой. Мольба о свободе казалась ей кощунственной, ведь ее обвиняли в подстрекательстве граждан против своего правительства. Поэтому она просто попросила помощи, сочувствия, мужества, и просила справедливости.

Внезапно она ощутила такой несказанный покой, что не могла себе объяснить его происхождение. В этой темной яме она больше не была в одиночестве, и что бы ни случилось, она знала, она никогда не будет одна.

Когда, наконец, лязгнули засовы и Грейс из своей темной тюрьмы попала в ярко освещенный зал заседаний Совета, следователи, похоже, были изумлены, ибо ожидали увидеть сломленную, плачущую женщину, умоляющую о пощаде.

Пройдя в глубь огромного зала, она остановилась перед суровыми членами Совета, один из которых насмешливо проговорил:

— Мне сказали, что можно вас поздравить со знаменательным событием.

Свободно сложив руки на груди, Грейс спокойно ответила:

— Благодарю вас, милорд.

В ответ она услышала раздраженное:

— Для человека, которому предъявлены столь серьезные обвинения, вы держитесь чересчур нагло.

Сказав это, член Совета пошуршал бумагами, лежащими перед ним на столе.

— Просто я уверена, что вы признаете меня невиновной в соответствии с английскими законами, — ответила она. — Затем, открыто демонстрируя спокойствие, спросила:

— Будьте так добры, сообщите мне, что же я такого, как предполагается, совершила?

— Как раз для этого мы и собрали Совет, — ответил другой человек более доброжелательным тоном. — Определить, имело ли место преступление.

Протянув ей книгу, он спросил Грейс:

— Узнаете ли вы этот сборник эссе, озаглавленный «Истории про петушков и быков»?

Грейс приняла книгу и несколько мгновений листала ее. В книге не содержалось ничего, кроме ее собственных статей. По ее мнению, в книге не было ничего преступного или клеветнического, разве что там, где речь шла о весьма распространенном в аристократической среде адюльтере. Но все до последнего слова принадлежало ее перу, и поэтому она сказала:

— Да, милорд.

Помедлив, второй член Совета сказал:

— Вы можете сказать нам, кто написал эти статьи?

— Я написала, милорд.

— Вы?

— Да, милорд. До последнего слова.

— Вы хотите, чтобы я поверил, будто женщина может поучать мужчин?

— Вы мне льстите, сэр, если вы находите в моей работе нечто ценное.

— Вы извращаете мою мысль, ваша светлость. Я хочу напомнить вам о словах Святого Павла, что женщина должна учиться в молчании и подчинении.

Помимо своей воли, Грейс нахмурилась. Этот отрывок приводился несметное число раз мужчинами, чей авторитет ставился под сомнение думающими женщинами.

— Я считаю, — сказала она, — что скорее советовал опасаться тех женщин, которые хитростью заманивают в свои сети падких до прекрасного пола мужчин.

— Это опасная философия, ваша светлость, — грозно заметил первый следователь.

— По-вашему, женщина не может иметь собственного мнения?

— Будет лучше, если вы станете следовать наставлениям вашего отца, а теперь — вашего мужа, — сказал ей второй член Совета.

— Надеюсь, моему отцу не придется отвечать за то, что я написала, — сказала Грейс, вдруг испугавшись, что эти люди хотят заставить страдать еще и ее отца. — Он всегда был весьма занят, выполняя свой долг перед прихожанами, и я не посвящала его в содержание своих сочинений. И могу только надеяться, что вы позволите мне отправиться домой, чтобы выполнять наставления моего дорогого мужа.

— Там будет видно, — ответил первый, которого Грейс про себя назвала «врагом». — Интересно, как это вам, с вашими нестандартными взглядами на аристократию, удалось добиться того, что его светлость герцог Станденский взял вас в жены? С помощью женских чар?

— Это до сих пор остается для меня загадкой, — со всей честностью ответила Грейс. — Спросите лучше об этом у герцога.

— Спросим, мадам, — ответил он угрожающе, так, что у Грейс учащенно забилось сердце.

Как она жалела, что впутала Алана в свои неприятности. В обществе, где за проступки жены полную ответственность должен нести ее муж, даже герцогу Станденскому едва ли удастся избежать наказания, в случае, если Грейс признают виновной. Эти люди должны понять, что она сама должна отвечать за свои взгляды.

— Прошу вас принять во внимание, что взгляды, отраженные в моей книжке, сформировались у меня задолго до нашего знакомства с герцогом Станденским.

Ответом ей было лишь нечленораздельное «пфф», потому что члены Совета либо тасовали бумажки, либо что-то писали на листах пергамента.

Подавшись вперед, Грейс сказала:

— У меня будет неспокойно на душе, пока вы не скажете мне, что ему не придется отвечать за мою глупость.

— Глупость? — вопросил ее «враг», вставая со стула. Подойдя к Грейс, он посмотрел на нее через монокль. — Вы намереваетесь отречься от ваших мыслей?

Глотая подкативший к горлу комок страха, угрожавший раздавить с трудом сохраняемое спокойствие, Грейс ответила:

— Я не могу так просто отказаться от своих убеждений, * милорд.

— Почему же нет, ответьте нам.

— Если тому или иному человеку даровало Господом высокое положение в обществе, по моему мнению, этот человек должен принять на себя некоторую ответственность.

Ее обвинитель одарил Грейс холодной улыбкой своих тонких бескровных губ и спросил:

— И потому вы берете на себя полную ответственность за ваше подстрекательское сочинительство?

Когда Грейс лишь беззвучно кивнула, следователь бросил на нее полный ярости взгляд и сказал:

— Мы не слышим ответа, ваша светлость.

Насмешливое повторение титула Грейс, вне сомнений, отражало его презрительное отношение к обвиняемой.

— Да, милорд, — ответила Грейс. — Я написала то, что считала справедливым и правильным, Бог мне свидетель.

— Не ссылайтесь на Всемогущего, — холодно заметил ее обвинитель. — Он вам не адвокат, но судья.

Быстро взглянув на стражников, стоящих слева и справа от Грейс, он бросил:

— Уведите ее в Тауэр.

Когда она спускалась по лестнице, один из настырных газетчиков, которые роились вокруг, словно мухи, держа карандаш и блокнот наготове, закричал:

— Одну секунду, ваша светлость. Как могло такое случиться, что один из самых благородных людей в стране обманулся настолько, что взял себе в жены предательницу?

И хотя вопрос бессердечного репортера доставил ей сильную боль, она повернулась к нему и ответила тихим голосом:

— Надеюсь, что мой муж не обманулся во мне.

После чего охрана, отгоняя журналистов, поспешила отвести Грейс в закрытый экипаж и с грохотом закрыла дверцу перед их носом. Всю дорогу до Тауэра у нее в ушах звучали назойливые крики газетчиков.

Когда ее ввели в камеру с окном на Темзу, она спросила начальника тюрьмы, будет ли ей позволено свидание с мужем.

— Это решит Совет, — дружелюбно ответил тот. — Не волнуйтесь, ваша светлость. Мои руки не запятнаны кровью ни одной леди. А чтобы вы ни в чем не нуждались, моя жена согласилась быть вашей служанкой до того времени, пока Совет не позволит допустить к вам вашу собственную прислугу.

И хотя у Грейс мелькнула мысль, что жена начальника тюрьмы приставлена к ней, чтобы шпионить, у нее хватило здравого смысла не произносить этого вслух перед своим тюремщиком. Поэтому она просто поблагодарила его за доброту и присела на жесткую деревянную скамейку, которая должна была служить ее постелью. Как только Грейс осталась одна, ее охватило жуткое убеждение, что ей суждено остаться в этих стенах до конца дней. Несмотря на сияющий летний день за окном, Грейс почувствовала, как могильный холод пронизывает ее, казалось, до самых костей. Ежась то ли от холода, то ли от страха перед неизвестностью, она закуталась в свою бархатную накидку, радуясь, что имеет это физически ощутимое доказательство заботы мужа.

Она сидела в одиночестве долго, очень долго. Снаружи доносились звуки чеканящих шаг солдат гарнизона и аплодисменты зрителей. Грейс почему-то очень хотелось знать, есть ли среди этих людей — солдат или зрителей, все равно, — хоть один человек, кто думает об одиноких узниках Тауэра? Или Тауэр для них просто достопримечательность, как Британский музей или памятник Нельсону?

Жутко было находиться отрезанной от мира в этой мрачной каморке, не имея представления, как она будет защищать себя. Она жалела, что у нее не было с собой книжки с этими глупыми эссе, тогда она могла бы еще раз перечитать их, чтобы понять почему, пролежав столько времени на полках, они произвели вдруг такую бурю.

Разве не заклинала она, чтобы люди повиновались власть предержащим?

Словно бросая вызов ее мрачным мыслям, солнечный луч осветил угол камеры. Повернувшись на жесткой скамейке, она взглянула вверх, на окно над кроватью. Вскарабкавшись на скамейку, она привстала на цыпочки и выглянула на улицу. На ярко-зеленой освещенной солнцем траве проводил строевое занятие гарнизон крепости. Жизнь шла своим чередом независимо от того, была ли она, Грейс, частью этой жизни.

Внезапно послышался лязг отпираемых засовов и на пороге камеры появилась седовласая матрона с подносом в руках, на котором стояли чайник и чашки.

— Она здесь, ваша светлость, входите, — сказала женщина, и Грейс увидела Стандена, чья мощная фигура заполнила весь дверной проем.

— Алан! — воскликнула девушка, испытывая несказанную радость и облегчение. Спрыгнув со скамейки, она бросилась в объятия мужа. — Я так боялась, что больше не увижу тебя!

— Это еще почему, любовь моя? — спросил герцог, обнимая Грейс, в то время как жена начальника тюрьмы накрывала стол для чаепития. — Или я настолько малодушен, чтобы бросить тебя в беде?

— Нет, что ты, — ответила Грейс, всхлипывая. Это она оказалась малодушной, раз позволила себе так расклеиться. — Просто начальник тюрьмы сказал, что для посещения необходимо получить разрешение тайного Совета. Раз ты пришел, это, должно быть, добрый знак, что я скоро буду дома.

Только сейчас Грейс заметила, что со Станденом пришли еще двое людей.

— Грейс, — начал герцог, сажая ее на скамейку, — я хочу познакомить тебя с моим адвокатом, Ллойдом Кеньоном и его помощником, господином Эрскином.

После того как оба джентльмена приветствовали Грейс поклоном и почтительным «ваша светлость», Станден стал рассказывать ей, насколько серьезно ее положение.

— Обвинение требует твоей головы, — сказал он, сжимая ее руки в своих, когда она вздрогнула от суровой новости. Не смягчая тона, он продолжал: — Обвинения Дю Барри подействовали на них, как красная тряпка на быка. Они настаивают на немедленном суде.

— Значит, скоро меня отпустят, — сказала Грейс, сжимая пальцы герцога. — Алан, я еще раз мысленно прошлась по всему, что написано на тему государственной измены. С тем же успехом я могла бы законспектировать некоторые проповеди своего отца.

— Только, ради Бога, не говорите этого на суде, — предупредил господин Кеньон, хладнокровный бизнесмен. — Иначе нашему бедному батюшке придется за это расплачиваться.

— Ах, конечно, не буду, — в ужасе воскликнула Грейс. — Тогда скажи мне, Алан, что я должна говорить?

Глядя ей в глаза, герцог молчал, словно испытывая ее характер. Наконец произнес веско и сурово:

— Ты не сможешь сказать ничего, но чтобы суд вынес оправдательный приговор, ты должна всецело положиться на защиту.

— Но, Алан, — начала она, в своем смятении поначалу не осознавая смысла сказанного Станденом.

Герцог сжал ее ладони, словно требуя этим жестом ее молчания.

— Женщинам не позволяется выступать в суде, ни в качестве свидетеля, ни для собственной защиты. Верь мне, Грейс.

— Я верю, мой любимый. Когда меня отпустят домой?

— Больше всего на свете мне хотелось бы забрать тебя отсюда, — ответил он, — но это невозможно. Пока тебе придется побыть здесь, а эта добрая женщина позаботится о тебе Грейс.

— Мне так жаль, Алан, — сказала Грейс, опуская голову на их сомкнутые руки.

— Чего? Тебе не хватает мужества отстаивать свои убеждения. Это не похоже на ту Грейс Пенуорт, которую я полюбил.

— Нет, не то, — ответила она. — Просто мне жаль, что я снова доставляю тебе столько неприятностей.

— Ни ради кого другого я не стал бы их терпеть, — сказал Станден, улыбнувшись, когда она подняла на него заплаканные глаза. — Хватит извинений. Ну, господа, — обратился он к адвокатам, — полагаю, что теперь вы хотели бы побеседовать с моей женой, чтобы понять, как она пришла к таким шокирующим идеям.

18

Дотошные расспросы господина Кеньона не только не восстановили порядок в мыслях Грейс, а скорее еще добавили ей тревоги. Адвокат Кеньон, судя по всему, не сомневался в том, что она виновна в подстрекательстве к бунту против короля, потому что, по его словам, книга Грейс была обнаружена у революционно настроенных индивидуумов, утверждавших, что ее прочувствованные сочинения в немалой степени повлияли на их настроения.

— Не надо думать, что ваш брак со знатным дворянином может спасти вас от виселицы, — предупреждал адвокат, расхаживая по камере взад и вперед. — Это только настроит обвинение против вас и приведет в ярость ваших бывших союзников.

Грейс испуганно взглянула на герцога, который в ответ успокаивающе сжал ее руку. Но не его обвиняли в государственном преступлении, и едва ли он мог до конца понять, какие чувства испытывает сейчас Грейс, внутренне съежившаяся от приступов смертельного страха. Снова повернувшись к защитнику, который, похоже, превратился в ее обвинителя, она сказала ему:

— Не понимаю, что вы хотите услышать от меня, господин Кеньон. Да, я написала эти эссе. Но злого умысла у меня не было. И уж, безусловно, не с целью спровоцировать волнения фабричных рабочих.

— А я и не говорю, что это привело к волнениям, — уклончиво ответил господин Кеньон. — Но я спрашиваю, когда планировалось проведение стачки?

— Станден, — обратилась Грейс к мужу, сжимая его руку. — Скажи ему, что он все неправильно понял.

— Перестань, Кеньон, — сказал адвокату герцог, машинально почесывая подбородок. Затем, словно вспомнив происхождение этого зуда, добавил: — Последние несколько недель Грейс ухаживала за больными, и у нее не было времени планировать государственный переворот.

— Как давно вы ее знаете? — не отставал адвокат.

— Достаточно давно, чтобы убедиться, что у нее нет склонности к насильственному переустройству общества.

— А если бы вы потребовали, чтобы она бросила писать, послушалась бы она вас?

Грейс ощутила на себе внимательный взгляд мужа, словно оценивающего, до какой степени она обладает, исходя из его опыта, уступчивостью. Подняв к нему улыбающееся лицо, она была вознаграждена его твердым ласковым взглядом.

— Не надо строить защиту исходя из того, что, выйдя замуж, она по настоянию мужа отреклась от своих воззрений. Защищайте ее исходя из истины: в ее сочинениях нет ничего скандального, диффамационного или неблагонадежного, и поэтому она не может отвечать за ошибочные истолкования некоторыми этого безобидного труда.

— Исходя из истины, ваша светлость? — приподняв брови, спросил господин Кеньон. — Что есть истина?

После паузы, выдержанной явно ради драматического эффекта, он ответил сам себе:

— Истина — это то, во что верят присяжные.

Повернувшись к Грейс вполоборота, адвокат с ухмылкой объяснил:

— В этом и заключается наша с господином Эрскином работа, чтобы убедить любое жюри присяжных, что истина — это то, что говорим мы. Но вы не бойтесь, мы вас вытащим, ваша светлость. Вы только должны полностью довериться нам.

— Я доверяю вам, — с жаром ответила Грейс. — Я готова хоть прыгать через обруч, как тигры в цирке, если вы посчитаете, что подобная акробатика может улучшить мои шансы.

Старший адвокат нахмурился, очевидно, полагая, что Грейс, несмотря на все его слова, все еще не понимает серьезности своего положения. Станден с чувством сжал ее руку и успокоил:

— Не думаю, что чтобы выиграть дело, нам придется выставлять тебя перед судом в нелепом свете.

— Они, вероятно, и без того посчитают меня достаточно нелепой, чтобы повесить, — ответила Грейс, чувствуя, что от страха находится на грани нервного срыва.


— Прекрати сейчас же, — строго сказал Станден, встряхнув ее за плечи. — Не давай сомнениям закрасться в твою душу. Ты ведь герцогиня Станденская, помни это. Я брал в жены не опасную революционерку, а восхитительную женщину.

Господин Кеньон кашлянул, словно эта сцена смутила его. Его помощник складывал бумаги в кожаный портфель.

— Сейчас мы должны покинуть вас, ваша светлость, — сказал господин Кеньон, прикладывая руку к пряди волос на лбу. — Наберитесь мужества, мэм.

Когда адвокаты ушли, Грейс прижалась щекой к мускулистому плечу Алана, обнимая его за спину.

— Не такой я представлял себе нашу первую брачную ночь, — задумчиво сказал он и поцеловал ее в лоб.

Комок подкатил к ее горлу, и она едва могла дышать от душивших се страха и жалости.

— Я не стану тебя винить, если ты больше не хочешь меня, Алан.

— Что ты, милая, конечно же, я хочу тебя, — заверил ее герцог и, чтобы подтвердить свои слова, взял в руки ее лицо и стал покрывать его поцелуями.

— Ах, Грейс, — сказал он, обнимая ее словно ребенка. Через несколько мгновений, протяжно вздохнув, он признался: — Сегодня меня ожидает одинокая постель, моя дорогая. Но меня утешает то, что у нас с тобой впереди еще…

— Прошу прощения, ваша светлость.

Грейс, вероятно, вырвалась бы из объятий своего мужа, испугавшись неожиданно раздавшегося голоса жены начальника тюрьмы, если бы Станден не обнимал ее столь крепко и в то же время нежно. Уставившись холодным взглядом на появившуюся столь не вовремя женщину с сумрачным лицом, он высокомерно спросил у нее, какое такое важное дело заставило ее войти без стука.

Присев в реверансе, который вовсе не походил на почтительный, она сказала:

— Свидание закончено, ваша светлость. Правилами не разрешается…

— Не раньше, чем вы обеспечите все удобства моей жене, — ответил Алан, — и принесете одежду, еду, постельные принадлежности, книги и бумагу, которые я привез для нее.

— Это все нужно проверить, — сказала ему эта умная женщина, сложив на животе руки, — на предмет наличия оружия и пороха.

— Бог с тобой, женщина, — воскликнул Станден, — ты что, считаешь, будто моя жена, герцогиня Станденская, намеревается взорвать Тауэр, чтобы дать сигнал к восстанию?

Злобное сверкание ее подозрительных сузившихся глаз говорило, что именно так она и думает.

— Излишняя осторожность никогда не помешает, — сказала она, открывая дверь настежь, словно полагала, что сквозняк сдует Стандена в тюремный коридор.

Он не попался на эту удочку, чему Грейс была несказанно рада. Матрона продолжала резать глазами Грейс с такой враждебностью, что той пришла в голову мысль о дурном глазе.

Когда стало ясно, что по собственной воле герцог уходить не собирается, она избрала другую тактику.

— Если вы пойдете вместе со мной, ваша светлость, то сможете сами убедиться, что имущество будет доставлено вашей жене. И мы обсудим условия оплаты услуг, которые я буду ей оказывать.

Цинично приподняв бровь, Станден сказал:

— Конечно, мэм.

Прижав к себе на прощание Грейс, он нежно погладил ее по изящному подбородку и сказал:

— Все будет хорошо, моя дорогая Грейс. Не теряй мужества. Пусти свое воображение по какому-нибудь доброму пути; вспомни рыцаря и его возлюбленную.

— И счастливый конец их истории, — пробормотала Грейс. — Спокойной ночи, дорогой.

Это прозвучало так, словно она всего лишь прощалась с джентльменом, зашедшим на чай засвидетельствовать свое почтение. Нужно было, чтобы он поверил, что она не сомневается в их совместном будущем, даже если на самом деле ее мучили страхи, что никакого будущего для нее не уготовано. И поэтому она поцеловала его и помахала на прощание, и он скрылся за дверью камеры вместе с сопровождающей его женой начальника тюрьмы.

Она уже давно поняла, что не имеет никакого смысла стараться переубедить ту часть сознания, которая была одержима страхом. Страх отвергает все рациональные аргументы. Она решила занять чем-нибудь свои мысли, а именно дописать окончание той сказки, которую они сочиняли вместе со Станденом.

Когда в камеру вернулась жена начальника тюрьмы со слугами, которые принесли Грейс доставленные Станденом вещи, матрона была настолько изумлена спокойным и смиренным настроением Грейс, что даже предложила застелить ей постель.

С присущей Грейс самодисциплиной она, прежде чем доверить слова бумаге, заставила себя сначала создать окончание истории в голове. Поблагодарив женщину за предложение помощи, она отказалась от нее, сказав, что все сделает сама, потому что ей нужно чем-то занять руки. И, прежде чем прислуга покинула камеру, Грейс застелила постель и привела помещение в порядок, чтобы не вызывать с их стороны нареканий.

Исполнение этих привычных операций значительно улучшило ее настроение, ибо она давно научилась получать удовольствие от рутинной работы, и она знала, что если будет соблюдать некое подобие нормального распорядка дня, ее заключение не будет столь сильно давить на нее. Самым естественным после приведения комнаты в порядок было сесть за стол и писать. Покончив с уборкой, Грейс положила на стол письменные принадлежности и стала записывать историю о рыцаре и его возлюбленной.

Состояние оптимизма Грейс продолжалось лишь до следующего утра, когда в камеру с номером Морнинг Пост влетел Станден и потребовал объяснений по поводу эксклюзивного интервью, которое она, якобы, дала корреспонденту этой газеты.

Этого Грейс совсем не ожидала. Вскочив на ноги, она выхватила газету из рук Алана.

— Но я не давала никакого интервью! Просто, когда меня увозили в Тауэр, кто-то из них задал мне вопрос, и я — Господи Боже!

С газетного листа на Грейс смотрел аршинный заголовок: ГЕРЦОГ ОДУРАЧЕН ПОТАСКУХОЙ.

— Но зачем ты стала отвечать? — спросил Станден, судорожным движением взлохматив себе волосы. В его горящем взгляде не было теплоты. — Ты не только заголовок — ты статью прочитай, Грейс: этот газетчик не только выставил меня дураком, он дико радуется, что ты сделала это «признание».

— Я его не делала, — сказала Грейс, пробегая глазами текст, в котором, по сути, ее обвиняли в предательстве. — Клянусь тебе, я не говорила никому из них, что писала лживые подстрекательские статьи. А следом говорится, что я не могу так легко отказаться от своих убеждений. По его словам выходит, что я сама не знаю, что говорю. Ты посмотри на это!

Через ее плечо Станден увидел карикатуру, изображающего его самого в виде кота, играющего лапкой с новоявленной герцогиней Станденской, которая обучает петухов нести яйца, а быков — давать молоко.

Станден уже видел эту карикатуру, но только сейчас осознал, в каком ужасающем образе предстала Грейс на рисунке. Она более походила на кошмарное существо, созданное фантазией Босха, чем на герцогиню, изо рта у нее вылетали слова: «Смерть всем тиранам». Этот лозунг абсолютно не соответствовал умонастроениям Грейс и низводил всю публикацию до крайнего уровня нелепости. Если бы не серьезность нынешнего положения Грейс, герцог посчитал бы и статью, и рисунок просто смехотворными. Но при данных обстоятельствах он просто не мог найти слов, чтобы приободрить жену. Чтобы прояснилось в голове, ему пришлось несколько раз глубоко вздохнуть.

Приняв производимые им звуки за выражение ярости и возмущения, Грейс обвила его шею руками и, заливаясь слезами, сказала:

— Ах, мой бедный герцог, ты простишь меня?

Пытаясь овладеть собой, он несколько мгновений позволял ей обнимать себя, затем отвел ее руки и прижал их к бокам Грейс.

— Грейс, — сказал он. — Я понимаю тебя великолепно. Но все остальные не знают и не понимают тебя. Не могут понять. Поэтому члены Совета и допустили эту статью в печать.

— Но как же они могли? Это несправедливо! — вскричала Грейс. — И все это неправда, по крайней мере, в том виде, как здесь написано.

— Но ты никого не убедишь в том, что ничего подобного не говорила. Люди будут читать статью и поверят ей.

Чуть встряхнув Грейс, он добавил:

— Пообещай мне, что ты больше никому ничего не станешь говорить в свою защиту, кто бы тебя не спрашивал.

Он пристально смотрел на нее, и в этом взгляде Грейс не могла уловить даже намека на теплоту. Это был властный взгляд, в котором сквозила не просто просьба о содействии, но скорее строгий приказ. Именно такая манера смотреть на собеседника, характерная для аристократии, всегда вызывала ее внутренний протест.

Как он мог смотреть на нее, свою жену, таким угрожающим, приказывающим взглядом. Или он вдруг начал думать, что взял в жены не достойную его женщину?

На мгновение в душе Грейс закралось подозрение, что человек, которого она любит, сомневается в ее невиновности.

Он нежно провел пальцем по ее губам. Закрыв глаза от этого ласкающего прикосновения, Грейс оказалась застигнутой врасплох, когда его губы прижались к ее губам.

И хотя поцелуй длился лишь мгновение, Грейс показалось, что прошла вечность. В глазах герцога снова зажегся теплый огонек, и она почувствовала, что ее с ног до головы словно обдало теплой волной. Смущенно улыбаясь, она сказала послушно:

— Мой рот на замке.

Улыбнувшись краешком рта, герцог беззаботно ответил:

— Только не делай, пожалуйста, этого признания своим тюремщикам.

Когда она поняла, что за этими словами может таиться предостережение, не высказанное вслух, сердце ее забилось чаще.

— Я не понимаю, Алан, — сдавленно, с испугом сказала она. — Они ведь не собираются заставить меня говорить? Мне не в чем признаваться.

Он резко притянул ее к себе, заключив в крепкие объятия.

— Я не хотел напугать тебя, Грейс, — сказал он. — Но, может быть, сейчас ты осознала всю опасность, в которой находишься.

— Начинаю, — ответила она, прижимаясь к мужу. Пока она стояла так, обнимая Стандена, все мучительные мысли отошли куда-то на задний план.

Но очень скоро Станден ушел, и с его уходом последние остатки мужества, казалось, покинули Грейс. Этой ночью, укрывшись атласным покрывалом, которое он принес ей, она проваливалась в один кошмар за другим, пока, наконец, не проснулась от своего собственного мучительного крика. Довольно долго она сидела на постели, прижимая к груди покрывало, и прислушивалась, не повторится ли этот зловещий и непонятный крик.

За окном шел дождь. Тишину ночи нарушал лишь звук льющейся воды из медной водосточной трубы. Грейс не хотела снова возвращаться туда, где ее ожидали ночные кошмары. Но и оставаться один на один с сомнениями, поднимавшими свои гнусные головы в темноте, тоже было жутко. Трясущимися руками Грейс зажгла свечу.

Когда, наконец, она села в неярком круге колеблющегося света свечи и принялась затачивать перо, усилием воли пытаясь укротить свою фантазию или хотя бы направить ее в русло истории о рыцаре и его леди, в коридоре раздались негромкие шаги, а затем послышался звук отпираемой двери. Впустив в камеру желтое мерцание фонаря, дверь распахнулась, а съежившаяся на мгновение Грейс ожидала увидеть зловещие фигуры тюремщиков, пришедших за ее признанием. Не желая, чтобы ее страх был виден вошедшим, Грейс натянула одеяло на плечи и встретила непрошенных гостей спокойным взглядом.

Это оказались всего лишь жена начальника тюрьмы и прислуга, в руках которой был поднос с чайником и чашками.

— Я услышала, как вы кричите, — сказала матрона, вешавшая фонарь на крюк в стене. — Это ужасное место, ваша светлость. Иногда по ночам здесь бродят привидения, и все они очень несчастны.

Налив чашку чая, она протянула ее Грейс.

— Чашка чая — это как раз то, что вам сейчас необходимо.

И она бросила вопросительный взгляд на вторую чашку.

— Ради Бога, мэм. С удовольствием немного посижу с вами.

Сев на краешек стула, женщина сначала немного поговорила об отвратительной погоде и о том прискорбном положении дел, когда правительство считает, что его безопасности угрожает женщина, затем сообщила, что суд назначен на понедельник.

— Так скоро? — воскликнула Грейс, недоумевая, действительно ли обвинители считают ее настолько опасной преступницей, что назначили разбирательство ее дела на такой ранний срок. Еще и недели не прошло с тех пор, как ее арестовали. Ее начинала бить нервная дрожь, да такая сильная, что Грейс вынуждена была поставить чашку на стол, чтобы не уронить ее.

Заметив лежащие на столе исписанные листки бумаги, жена главного тюремщика с фальшивой улыбкой спросила:

— Вы не станете возражать, ваша светлость, если я позаимствую ваше сочинение?

Словно почувствовав, что Грейс колеблется, она добавила:

— Или это слишком личное?

— Да, это личное, мэм, — ответила Грейс, — но не настолько, чтобы я не могла вам показать.

Встав с места, Грейс сложила листки в аккуратную стопку, потом бросила взгляд на последнюю недописанную страницу и добавила:

— Я писала сказку для детей моей сестры.

— Детские сказки, а? — сказала матрона, выхватывая листки из рук Грейс и просматривая несколько страниц. — Не похоже на призывы к бунту.

— Боюсь, она еще не вполне закончена, мэм. Окажите любезность, прочтите начало, а я пока набросаю заключительную часть.

Чувствуя себя, вероятно, весьма польщенной, жена начальника тюрьмы придвинула стул и принялась читать. Закончив чинить перо, Грейс быстро написала счастливый конец истории рыцаря и его леди так, как они со Станденом его придумали тогда, сидя на каменной скамейке в саду.

Когда окончание было готово, матрона была все еще поглощена чтением, но Грейс не стала привлекать к себе внимания, лишь извинилась за плохой почерк, когда матрона протянула руку за последней страницей.

— Больше нет? — спросила женщина, поднимая от последней страницы глаза, в которых читалось одобрение.

— Вы же прочитали окончание, — напомнила ей Грейс. — Вам понравилось?

— Замечательный конец, — отозвалась тюремщица. — Я хотела спросить, нет ли других историй?

Грейс знала, что, ответь она утвердительно, это неминуемо привело бы к обыску у нее дома. Не желая подвергать своих родных и, в особенности, мужа такому позору и надеясь, что обыск еще не проведен, она ответила:

— Нет, ни одной, которая могла бы вам понравиться.

Как она и ожидала, глаза тюремщицы подозрительно сузились, и Грейс добавила, стараясь, чтобы слова прозвучали искренне:

— Я полагаю, что власти все остальное уже конфисковали. Так что, сами видите, скрывать мне нечего.

— Ну, тогда ладно, — отозвалась жена главного тюремщика. — Но все, что вы будете еще здесь писать, вы должны показывать мне.

19

Грейс была рада, что ее сочинение заинтересовало тюремщицу, потому что это отвлекало ее от мыслей о предстоящем суде. Ни господин Кеньон с помощником, ни Станден не посвящали Грейс в разрабатываемый ими план защиты, а только лишь все время ужасно раздражающим самоуверенным тоном напоминали ей, что она должна положиться на них.

И хотя она напоминала себе о том, что Станден считает себя ее ангелом-хранителем, посланным Богом, чтобы помочь ей, было непонятно, с какой стати Всевышний так тревожится на ее счет. Но, вспомнив, как сильно они с Аланом любят друг друга, она прекратила думать о Божественном Предначертании и лишь с благодарностью просила Господа, чтобы Его воля поскорее реализовалась.

В день суда погода установилась нестерпимо жаркая. У Весминстер-холла собралась огромная толпа и, когда двери были открыты, весь зал в течение минуты заполнился жаждущими зрелища зеваками, бросавшими на Грейс недружелюбные взгляды.

Грейс вцепилась в прутья решетки и метнула испуганный взгляд в сторону публики, потому что услышала, как волной нарастает ее злобное шипение. Присутствующие стали скандировать «Преступница», и поднимали на плечи детей, чтобы тем было лучше видно, словно дело происходило не в суде, а в зоопарке. Пробежав глазами по залу, она встретила направленный на нее успокаивающий взор Алана Стандена.

В этот момент в душном зале были только она и Алан. И хотя она не могла дотронуться до него или расслышать беззвучно произносимые им слова поддержки, она почувствовала, как этот взгляд волшебным образом наполняет ее уверенностью и спокойствием. Она распрямила плечи, приподняла подбородок и одарила мужа широкой улыбкой.

Станден улыбнулся ей в ответ, кивнув головой в знак одобрения ее мужественного поведения перед лицом недоброжелательной толпы. На зрителей тоже, кажется, подействовала ее спокойная уверенность, и зал притих. Вскоре свои места заняли присяжные и лорд главный судья.

Генеральный прокурор одарил Грейс таким взглядом, словно ожидал увидеть торчащие на ее голове рога, затем спросил у присяжных, читал ли кто-нибудь из них оскорбительную книгу, написанную подсудимой. Тем из них, кто подтверждал, что читал книгу или кто высказал сочувствие по поводу изложенных в ней мыслей, обвинитель предложил «покинуть скамью присяжных» и бросил торжествующий взгляд в сторону Грейс.

Пока три джентльмена выбирались со скамьи присяжных, Грейс улыбалась от мысли, что хотя бы эти трое сочувствовали идеалам, которые привели ее на скамью подсудимых.

Господин Кеньон в ответ на вызов своего оппонента дал отвод тем из присяжных, которые, «прочитав великолепный трактат герцогини Станденской, выразили неприятие призывов к милосердию, столь благородно высказанных в упомянутом трактате». На этот раз скамью присяжных покинуло пять человек, всем своим сердитым видом давая понять, что считают свой отвод чуть ли не вызовом справедливости.

Глядя на этих господ, Грейс не могла удержаться от вздоха облегчения, сорвавшегося с ее губ. И всякий раз, когда очередной потенциальный присяжный заседатель покидал свое место, Грейс чувствовала, будто гора упала с плеч, даже если Кеньон отстранял его на основании того, что он профессиональный карикатурист, и поэтому, как иронически объяснял адвокат Кеньон, имеет предвзятое мнение о любых вещах.

Когда, наконец, число присяжных было сокращено до двенадцати достойных господ, генеральный прокурор зачитал обвинение со стороны короны против «Грейс Пенуорт Фолкнер — герцогини Станденской». Имя Грейс и ее новый титул он произнес с таким видом, точно попробовал заплесневелого хлеба.

Грейс сильнее вцепилась в прутья решетки, когда увидела, что лицо Алана потемнело от гнева. У него был вид человека, готового поколотить нарушителя спокойствия своей жены.

Все время, пока читался обвинительный акт, Грейс не спускала с мужа глаз, мысленно умоляя его обуздать свой нрав, ибо знала, что, если его заставят покинуть зал судебного заседания из-за вспышки гнева, то без его молчаливой поддержки ей не выстоять против тех чудовищных обвинений, которые обвинитель со стороны короны столь злобно выплевывал: «…что ее светлость герцогиня Станденская, не имея страха Божия, но будучи обольщена дьявольским соблазном, злонамеренно написала и предательски опубликовала свои подлые опусы с целью поднять народ на войну против короля, нашего верховного повелителя».

Грейс под безжалостным взглядом обвинителя слегка поежилась, но затем заставила себя распрямить спину и унять нервную дрожь. Между тем обвинитель продолжал:

— Чтобы признать виновность обвиняемой в государственной измене, не требуется доказывать, что герцогиня собиралась организовывать восстание. Если я докажу, а я собираюсь это сделать, что она замышляла поколебать величие короля, тем самым подстрекая толпу насильственно изменить установленный закон и порядок, этого будет достаточно. Ибо даже это является государственной изменой.

Под злорадным взглядом главного обвинителя Грейс побледнела, подавленная выдвинутыми против нее обвинениями. Война против короля! Никогда, никогда не было у нее подобных намерений. Обескураженная, она вспомнила о приказе Алана хранить молчание. Чтобы не вскрикнуть от страха и смятения, ей понадобилось все ее мужество.

Ее прошиб холодный пот. Было так жарко, что ей казалось, что она находится в преддверии ада. Но Грейс удержалась от того, чтобы обмахнуться белым шелковым веером, принесенным ей в тюрьму Аланом, который, по его словам, так подходит к ее элегантному бело-голубому платью, делающему ее похожей на ангела.

Тогда, когда Алан высказал ей этот комплимент, он доставил ей удовольствие, но Грейс сомневалась, что такое сравнение может сослужить ей добрую службу сейчас. Обвинение изображало ее падшим ангелом, призывающим к гражданскому неповиновению и даже откровенному насилию.

Когда обвинитель закончил вступительные замечания, Грейс осознала, что шансы на оправдательный приговор настолько малы, что едва ли он вообще возможен. Если ее писания спровоцировали публику на преступные действия против короля, то, вероятно, она заслуживает наказания не меньшего, чем заслуживала бы изменница.

Ей следует принять приговор с радостью, подумала она, но снова встретившись взглядом со Станденом, поняла, что, раз он любит и верит в нее, ей нельзя сдаваться.

Когда вызвали первого свидетеля обвинения — Уильяма Дю Барри, — Грейс почувствовала, что кровь отхлынула от ее лица. Ведь она обсуждала с ним такие вещи, которые могли бы — даже должны быть — признаны государственной изменой. Если издатель в сговоре с обвинителем, то песенка ее спета.

Главный прокурор сразу же взял Дю Барри в оборот, вертя им и так и эдак, заставляя вспоминать каждый разговор с обвиняемой до мельчайших деталей. При этом совершенно игнорировался тот факт, что в основном мысли о политическом переустройстве высказывал именно Дю Барри. Направляемый обвинителем, Дю Барри изображал Грейс весьма упрямой и самоуверенной и готовой пойти на что угодно ради достижения того, что она называла «настоящим равенством и свободой».

В зале суда эти слова вызвали целую эмоциональную бурю, и председателю суда пришлось громким голосом призвать присутствующих к порядку и пригрозить, что он очистит зал, если присутствующие не в состоянии спокойно реагировать на эти фатальные слова, возвестившие начало якобинского террора.

Это заявление главного судьи вызвало у Грейс новый приступ нервной дрожи, а некоторые из состава жюри удивленно приподняли брови. Ей хотелось крикнуть: настоящее равенство и свобода перед Богом! Почему же Дю Барри выпустил эти два ключевых слова? Неужели он действительно хочет, чтобы ее повесили?

Станден увидел, как Грейс пошатнулась, словно слова Дю Барри ударили ее прямо в лицо. Она часто моргала, чтобы не расплакаться, и печально качала головой, и это зрелище надрывало Стандену сердце. Все его существо стремилось на помощь Грейс, а от негодяя, из-за которого она оказалась в столь унизительном положении на скамье подсудимых, — потребовать сатисфакции.

Лишь величайшим усилием воли смог герцог заставить себя остаться на месте и не броситься на свидетеля, ибо его сразу же попросили бы покинуть зал, а он знал, что его присутствие очень важно для Грейс. И все же он чувствовал, что это не вполне достойно мужчины — позволять взваливать на хрупкие женские плечи такое количество клеветы, хотя бы и в процессе поиска истины.

— Теперь наша очередь, — шепнул на ухо Стандену господин Кеньон, когда обвинитель закончил допрос Дю Барри. — Знаю, что вы хотели бы сами нанести первый удар, ваша светлость, но позвольте, это сделаю я.

— С удовольствием, — ответил Станден, зная, что Кеньон разобьет показания Дю Барри в пух и прах.

— Скажите пожалуйста, господин Дю Барри, чем вы занимаетесь в жизни? — обыденным тоном задал свой первый вопрос адвокат.

— Я издатель.

— Ведь это вы издали книгу герцогини?

— Да, — ответил Дю Барри. — У нее очень убедительный стиль…

— Будьте любезны, отвечайте лишь на мой вопрос, — немного раздраженно попросил Кеньон, потому что словоохотливость Дю Барри сбивала его с мысли. Затем он неожиданно спросил: — Платят ли вам авторы за публикацию их произведений, или вы платите им?

Проведя пальцем между шеей и высоким воротником, Дю Барри нервно сглотнул.

— Они получают гонорар, процент которого зависит от числа проданных экземпляров.

Широко разведя свои полные руки, господин Кеньон мило улыбнулся, изображая из себя кроткого дурачка.

— Прошу вас, просветите темного человека, сэр, — сказал он. — Кто кому платит?

Шея Дю Барри приобрела почти малиновый цвет, а на лбу выступили капли пота. Он ответил:

— Если книга продается хорошо, я плачу автору.

— Понятно.

Несколько мгновений господин Кеньон молча расхаживал по залу перед носом свидетеля.

Грейс никак не могла взять в толк, какое отношение имеет гонорар к тому преступлению, в котором ее обвиняют, и даже подалась вперед. За свою книгу она пока не получила ни пенни.

Внезапно остановившись, господин Кеньон повернулся к издателю и спросил:

— Издательское дело, видимо, весьма опасный бизнес?

— Так оно и есть, — с вздохом ответил Дю Барри.

Кеньон сразу же нанес следующий удар.

— Насколько я знаю, вы были разорены?

По лицу Дю Барри, озадаченно почесывающего макушку, было видно, что он мысленно соображает, к чему задаются все эти вопросы. Несколько раз нервно сглотнув, он неуверенно ответил: «Да».

Похоже, он собирался оправдаться, но Кеньон не дал ему такой возможности.

— Вам до смерти нравится продавать книги.

— Это мой бизнес, — сказал Дю Барри.

— Да, но похоже, что этим бизнесом вы не очень хорошо владеете, — возразил адвокат, — и не можете управлять взглядами ваших авторов.

— Я попытался, но она не захотела меня слушать, не захотела стать моей…

— Стать вашей женой? — быстро спросил Кеньон.

— Да. То есть, нет!

— Вы предлагали герцогине Станденской стать вашей женой?

Грейс чувствовала себя неуютно от того, что вопросы Кеньона вышли в это русло. Она все время ловила взгляд Стандена в поисках поддержки. Герцог смотрел на Грейс не отрываясь. Грейс наградила его, к изумлению некоторых членов жюри, широкой улыбкой.

— Я полагал, что смогу направить ее мысли… — сказал Дю Барри, скользнув взглядом в сторону герцогини. От ее улыбки лицо его побагровело.

Кеньон продолжал напирать:

— Так делали вы все же предложение Грейс Пенуорт?

Воинственным жестом поправив сползающие с носа очки, Дю Барри ответил:

— Да, делал. Она не согласилась. Но уже тогда я знал причину.

— И когда она отвергла ваше предложение руки и сердца и ваше вдохновляющее руководство, — продолжал Кеньон, делая вид, что пропустил мимо ушей сбивчивые объяснения издателя, — вы изобрели превосходный способ отомстить — так разрекламировать ее маленькую книжицу, что это привлекло внимание как к книге, так и к автору?

— Я всего лишь хотел, чтобы книга расходилась, — выкручивался Дю Барри. — Хотел вернуть вложенные в нее средства. Это чисто коммерческий подход.

— Всего лишь?

— Конечно, — Дю Барри бросил яростный взгляд на Грейс, но она не отрываясь смотрела на мужа. — Нет! — вдруг крикнул он. — Я хотел, чтобы она обратила внимание на меня, и знал, что с помощью книги могу…

— Завоевать ее сердце? — хихикнул Кеньон, и сразу же сказал: — Я спрашиваю вас, с чего вы решили жениться на леди, в которой, по вашим словам, вы так обманулись?

— Я не могу этого объяснить, — только и нашел что сказать Дю Барри. — Как и не могу объяснить любовь.

— Я не прошу вас объяснять любовь, но хочу, чтобы вы объяснили свои действия, — сказал господин Кеньон. — Разве вы не стремились добиться чего-то другого?

— Я не буду отвечать на этот вопрос, — рассерженно отвечал Дю Барри.

— Как угодно, — сказал адвокат, словно ответ на этот вопрос не имел для него никакого значения. Но он еще не закончил. — Скажите мне, господин Дю Барри, насколько хорошо расходилась книжка герцогини?

— Очень хорошо, — ответил Дю Барри с нотками гордости в голосе. — Она была раскуплена во всех книжных лавках.

— Вы испытываете гордость, за то, что способствовали ее успеху?

— Да, — без колебаний ответил Дю Барри. — Всех последствий моей рекламной кампании я, конечно, не мог предвидеть, но на книге я отлично заработал.

— А как же так получилось, что герцогиня Станденская не имеет гроша в кармане и к тому же обвиняется в измене? — грозно спросил Кеньон, после чего приказал свидетелю занять свое место.

Издатель постоял еще немного, потом, словно спохватившись, что говорил слишком долго, вернулся на свое место в зале, по пути бросив на Грейс злобный взгляд. Грейс была вынуждена сразу же опустить глаза, ибо этот взгляд ее обжег.

Следующим свидетелем со стороны обвинения был рабочий из Черхилла, недавно уволенный за то, что подговорил работающих на господина Дэвиса ткачей разбить ткацкие станки. При аресте у него была найдена книга Грейс, и под влиянием главного судьи он быстро признал, что она всегда совалась во все дела и была нудной моралисткой. Адвокату стоило больших усилий вытянуть из свидетеля хоть что-то полезное для защиты, ибо этот малый был до крайности флегматичен. Кеньон спросил, обучала ли герцогиня читать его жену.

— Да, она тогда еще не была герцогиней, а я не вожусь с людьми, которые слишком много о себе воображают. Особенно женщины: их надо драть, как сидорову козу, — сказал рабочий по имени Том Флинт. Грейс знала, что со своими домашними он так и поступал.

— Обучала ли обвиняемая читать вашу жену?

— Ну да, обучала. Я как-то раз поймал Элли за чтением этого мусора. Забивала, понимаешь, себе голову этой ерундой. Мужчины и женщины равны перед Богом. Никогда такого не слыхивал. Почему же тогда Он заповедовал женам не поднимать голоса и во всем слушаться своих мужей?

— Стоит подумать над этим вопросом, — заметил господин Кеньон как бы в задумчивости. — Давайте ближе к делу. Зачем же, в таком случае, вы взялись за чтение этой книги?

— Чтобы посмотреть, каким еще враньем моя жена забивает себе голову.

На это заявление Тома сказать было нечего. Грейс почувствовала, как на шее туже затягивается петля.

— Как долго вы знали мисс Пенуорт до того, как она вышла замуж?

— Еще когда она была девчонкой. Вечно лезла в мои дела.

— В ваши дела?

— Именно. Мужчина должен жить такой жизнью, которая ему по нраву. Так она все время, понимаешь, долбила мне, чтобы я шел в церковь, что меня, мол, Бог любит. А? Если Он всех одинаково любит, как она говорит, чего ж я не герцог, как ейный муж?

— Ну, и нашли вы еще какое-нибудь вранье в этой книге?

— А то! — ответил тот, взглянув на Грейс со злобным огоньком в глазах. — Но я не понял половины. А то, что понял, мне не понравилось.

— Это после чтения книги вы начали разбивать ткацкие станки, господин Флинт?

— Вы за кого меня держите? — прорычал Флинт. — Чтоб я слушал женщину, которая не знает, где ее место? Ее светлость скажет вам, что я разбиваю станки с того времени, как Дэвис поставил их в наши дома.

Грейс не была уверена, что столь воинственная речь может как-то помочь ей, однако господин Кеньон просто сказал Тому Флинту, чтобы тот занял свое место.

Когда ее адвокат снова уселся на стул, Грейс приложила к голове руку и оперлась на нее, опасаясь, что от духоты и нервного напряжения упадет в обморок.

20

Грейс все же упала в обморок, но ее подхватили стоящие рядом охранники. Лорд главный судья приказал принести ей стул.

Станден тут же поднялся со своего места и отнес Грейс свой собственный стул. Осторожно усаживая девушку и обмахивая ей лицо платком, он прошептал:

— Крепись, любовь моя. Кеньон знает, что делает.

— А я — нет, — прошептала в ответ Грейс, сжимая его руку.

— Да, это так! Зато я знаю.

— Это меня успокаивает, — отозвалась снова голосом Грейс, цепляясь за последние остатки мужества. — По крайней мере ты будешь знать, за что меня повесят.

Не отпуская руку Грейс, герцог поднялся на ноги и требовательным тоном произнес:

— Нельзя ли принести моей жене стакан воды, милорд?

Хотя и не было принято проявлять заботу о подсудимых, почти мгновенно в протянутой руке Стандена очутился стакан воды. Держа стакан у губ Грейс, Станден сказал:

— Обещаю тебе, любовь моя, что через это испытание мы пройдем рука об руку.

Он нежно провел пальцем по ее щеке и, с обожанием глядя на мужа, Грейс сказала:

— Раз ты даешь слово, Алан, я тебе верю.

— Ваша светлость? — нараспев сказал лорд главный судья, обращаясь к герцогу. — Вашей жене лучше? Мы можем продолжать?

— Да, конечно, — ответил Станден, занимая место рядом с господином Эрскином, который предусмотрительно поставил для герцога новый стул.

От обвинения выступили еще трое свидетелей. Обещание Стандена поддерживало Грейс, когда давал свидетельские показания еще один недовольный прихожанин ее отца, утверждавший, что она всегда была слишком гордой и нудной моралисткой. Когда человек, назвавшийся Вильерсом, стал поносить ее за то, что она, думающая женщина, обманом заманила его жену на собрание в Черринг-кросс, Грейс молилась, чтобы Бог дал ей сил. И совсем упало ее настроение во время выступления последнего свидетеля, утверждавшего, что видел, как она бросилась в объятия к герцогу во время их первой же встречи в придорожной гостинице в мае этого года.

— Завопила так, знаете, пронзительно, словно одержимая дьяволом, — говорил свидетель, — и упала прямо ему на руки. А он подхватил ее, словно был несказанно рад, и утащил куда-то.

Сгладить создавшееся впечатление не смогли даже искусные вопросы к свидетелю адвоката Кеньона. Почему-то теперь пчелиный укус не казался Грейс достаточным оправданием ее неординарного поведения.

Было уже далеко за полдень, когда с места поднялся господин Эрскин, чтобы допросить первого свидетеля защиты, господина Эдмунда Дэвиса, торговца одеждой и состоятельного соседа Пенуортов. Спокойный, с располагающей внешностью торговец и его уравновешенная, даже ленивая речь, явились неожиданностью для тех, кто полагал, что представители среднего класса все как один напористые, прижимистые люди. Он заверил суд, что мисс Грейс очень много времени проводила с прихожанами, совершая добрые дела, словно ожидала второго пришествия с часу на час. Всегда была доброжелательна, неутомима. А когда обвинение попыталось ослабить положительный эффект, произведенный его речью, выставляя его слова таким образом, чтобы Грейс выглядела как сующая во все свой нос и недовольная судьбой женщина, господин Дэвис наградил генерального прокурора холодным взглядом и ответил:

— Я ведь говорил вовсе не это, милорд. Я ни в чем не упрекаю мисс Грейс. Она делала то, о чем большинство из нас только говорит: кормила голодных, одевала бедных и тому подобное. И при этом никого не заставляла чувствовать себя виноватым. Она будет хорошей женой своему герцогу, если вы отпустите ее домой.

Прежде чем он успел еще больше поколебать тот неприглядный образ Грейс, который пыталось создать обвинение, ему было приказано занять свое место на скамье для свидетелей.

Грейс, вероятно, обняла бы своего соседа, когда он возвращался в зал, если бы не была принуждена законом оставаться на скамье подсудимых. Следующим свидетелем был ее отец, и, услышав, как его вызывают, Грейс ощутила тревожные удары сердца.

На вопросы господина Эрскина Его Преподобие господин Пенуорт отвечал откровенно, но немного смущенным и как бы извиняющимся тоном. Он признал, что дочь часто сопровождала его, когда он ходил к прихожанам, и что, возможно, она видела много такого, чего юной леди не следовало бы видеть: ужасную нищету, матерей с детьми, покинутых здоровыми и способными зарабатывать мужьями, но предпочитавшими искать забвения или веселья на дне бутылки, рабочих, которые не могли больше работать из-за старости или болезни и которым отказывали в пенсии.

— Но она всегда была хорошей девочкой, твердой в вере, и всегда помогала своей матери без жалоб и недовольства. Мы воспитывали ее доброй христианкой и лояльной англичанкой. — Но если бы я знал, что ей суждено выйти замуж за «герцога, мы с Летицией, вероятно, воспитывали бы ее по-другому.

Главный прокурор уцепился за эти слова пастора:

— Что изменилось бы тогда в ее воспитании, сэр?

— Ну, мы настояли бы на том, чтобы она получила законченное образование. Вы понимаете, милорд: пение, рисование, рукоделие — занятия, присущие леди. Но ее единственный талант, кроме помощи нуждающимся, — рассказывать сказки.

Грейс при этих словах встала со стула и уставилась на своего отца. Он знал все с самого начала и не запретил ей писать и высказывать собственные мысли.

— Вроде тех, что напечатаны в ее книжке? — осведомился прокурор.

— Нет, они не совсем в ее обычном стиле, — ответил священник, — но больше напоминают проповеди.

— Вот как, господин Пенуорт, проповеди?

— Я думаю, очень большое впечатление на нее произвела нищета моих прихожан. И совесть не позволяла ей просто остаться в стороне. Наверное, из нее получилась бы хорошая сестра милосердия.

Прокурор нахмурился, и это сделало его похожим на паука, готового атаковать несчастную муху.

— Значит вы признаете, что ваша дочь не леди?

В ответном взгляде господина Пенуорта на своего инквизитора, казалось, читался гнев Божий:

— Моя дочь — герцогиня.

Обвинитель сжал руку в кулак и злобно приказал занять свое место свидетелю, не попавшемуся в его ловушку.

Когда Пенуорт проходил мимо Стандена, тот наклонился в его сторону и тихо произнес:

— Если бы вы воспитывали ее по-другому, отец Пенуорт, сомневаюсь, что она стала бы моей герцогиней.

Затем выступил Питер Рамзи и засвидетельствовал, что Грейс обладает добрым характером и всегда доброжелательна к людям, в особенности к тем, кто недавно вошел в их круг. Колин Спенсер поклялся, что, отдавая все свое время благотворительной деятельности, Грейс никак не могла планировать какие-либо мятежи. Несколько жителей поместья Стандена также похвалили молодую герцогиню за милосердие и готовность помогать им в любых трудностях. Даже жена начальника тюрьмы заявила, что «ее светлость была спокойной и послушной узницей и писала просто восхитительные истории».

Наконец, вызвали Стандена.

— Ваша светлость, — обратился к нему господин Эрскин. — Как долго вы были знакомы с мисс Пенуорт до того, как она стала вашей женой?

— С мая месяца, — сказал Станден.

— Высказывала ли она вам когда-либо революционные мысли?

Герцог усмехнулся, словно вспомнил что-то приятное. Что могло позабавить его в такой обстановке, подумала Грейс. Затем он взглянул на нее и сказал:

— Она действительно как-то сказала, что в моем банкетном зале могло бы поместиться множество нищих и калек.

Публика засмеялась, и председатель суда вынужден был призвать всех к порядку. Не разделяя веселья публики, господин Эрскин сказал лишь:

— Это серьезный вопрос, ваша светлость. Можете припомнить еще какие-нибудь случаи?

— Да, однажды она сказала, что я слишком гордый.

— Когда это было, ваша светлость?

— Когда я после бала, на котором танцевал с ней, не заехал с визитом в дом ее родственников на Харлей-стрит. Но я не мог не сделать этого после того, как спас Тэдди — эго ее племянник — в Гайд-парке.

— Как давно вам известно о склонности мисс Пенуорт к благотворительной деятельности?

— С того самого дня, когда мне рассказали о ней ее племянники и племянница. Хотя нет, — вспоминая, Станден улыбнулся Грейс, — это было в тот день, когда мы познакомились. Ее кучер разбил мою коляску у придорожной гостиницы. Сначала она предложила подвезти меня до города в своем экипаже, и по тому, с какой наивностью она это говорила, я понял, что она не имеет представления, какой урон ее репутации это могло бы нанести. Затем она предложила заплатить за ремонт моего экипажа.

— У нее были деньги от издания ее книги, чтобы заплатить столь значительную сумму? — спросил господин Эрскин.

— Едва ли. Она передала мне все свое состояние: пять шиллингов и три пенса. Ничтожная сумма.

— Вы взяли в жены Грейс Пенуорт, чтобы таким образом она могла рассчитаться с вами за поврежденный экипаж?

— Вовсе нет, — с чувством ответил Станден, — я женился на ней, потому что люблю ее.

— Как трогательно, ваша светлость, — заметил прокурор, когда господин Эрскин сел на свое место. Поднявшись с места, обвинитель обошел стол и сказал:

— Это доказывает лишь то, что обвиняемая и вас тоже обманула. Милое личико и стройная фигура… вы не первый, кто попался в эти сети. Но как же вы, герой войны, могли попасться на эту удочку, на эту старейшую уловку?

Взглянув на прокурора словно на врага родины, Станден мысленно обругал себя за то, что так глупо высказался о своих чувствах.

— Я не понимаю, о чем вы говорите, милорд. Грейс не обманула мое сердце. Она завоевала его своей непоколебимой честностью.

— Честностью? Как же она может обладать, «непоколебимой честностью», если даже ее отец и жена начальника тюрьмы подтверждают, что она занималась сочинением сказок, историй? Лживых измышлений. Обманов. Я ясно выражаюсь? Так ваша жена еще и лгунья?

Бросив на обвинителя пылающий яростью взгляд, Станден все же заставил себя отвечать спокойно и прямо.

— Моя жена не лгунья, сэр. Что же касается другого вашего обвинения, то вот эти достойные господа, — и он обвел рукой присяжных, — решат этот вопрос. Я не стану порицать свою жену за то, что она сочиняет романтические истории о подвигах и любви, чтобы развлекать детей и нетерпеливых больных.

Растянув в улыбке свои тонкие губы, прокурор сказал:

— Но ведь мы не сможем ожидать, что вы станете порицать женщину, к которой питаете любовь, не так ли, ваша светлость? У меня больше нет вопросов.

Повернувшись, он неторопливо пошел к своему месту с таким видом, словно сожалел о зря потерянном времени.

Грейс сцепила руки, спрашивая себя, что могло так разозлить главного прокурора. Алан признался перед ним и двенадцатью присяжными, что любит ее. Она это знала, конечно, но то, что это будет записано в деле, подняло ей настроение. Не у многих жен есть официальное подтверждение любви своих супругов.

Несмотря на внутреннее ликование, вызванного словами Алана, она с трепетом ожидала того, что последует. Господин Эрскин снова поднялся с места и задал герцогу свой последний вопрос:

— Где находилась ваша супруга, ваша светлость, если она не присутствовала на том собрании, о котором говорил господин Вильерс?

— Она была в моем поместье вместе со мной и моей бабушкой, — без колебаний ответил Станден. — Рассказывала свои истории заболевшему корью мальчику, а потом мне, так как меня тоже свалила болезнь, чтобы мы быстрее поправились.

— Она находилась рядом с вами постоянно?

— Нет, не постоянно. Но за то время, когда ее не было рядом со мной, она не успела бы съездить в Лондон и обратно.

Господин Эрскин перевел взгляд на присяжных.

— Мы готовы, если суд посчитает это необходимым, дать полный отчет о местопребывании ее светлости час за часом и минута за минутой в тот день, когда, якобы, было собрание в Черринг-кросс.

Его слова прозвучали будто угроза, но такого эффекта адвокат и добивался. Время приближалось к полуночи, и заседание суда длилось уже почти шестнадцать часов. Лорд главный судья не посчитал это существенным.

Взглянув в колеблющемся свете на лица присяжных, Грейс почувствовала к судье более чем благодарность за его решение. Кое-кто из присяжных зевал, да и в публике то и дело слышалось нетерпеливое покашливание и шарканье ног по полу. И сама она, несмотря на серьезность своего положения, едва могла держать глаза открытыми.

Когда господин Эрскин бесстрастным голосом стал читать доводы защиты в пользу Грейс, обращая внимание усталых присяжных на свидетельства о силе характера Грейс и о той глубине ее сострадания к обездоленным, которая не только заставила ее служить этим людям, но и выплеснуть боль своей души на страницы книги, чтобы попытаться разубедить равнодушный мир, Грейс снова воспряла духом.

— Тот факт, что столько граждан ведут себя неподобающим образом, конечно же, нельзя вменять в вину герцогине, — говорил адвокат. — Она вовсе не призывала ни к какой революции, но обращалась к сердцу каждого, чтобы люди относились к своим ближним лучше, чем к самим себе. Это не преступление.

— Но, господа, — добавил он, — мы не занимаемся выяснением, могла ли или должна ли была она признать неблаговидные поступки других людей, но было ли в ее действиях намерение вызвать такие поступки.

Грейс была благодарна адвокату за эти слова, но все же бодрость духа придавал ей спокойный, любящий взгляд мужа. Она не сводила с него глаз.

В то время как герцог и герцогиня были поглощены друг другом, господин Эрскин развивал свою эмоциональную речь.

— Грейс Пенуорт Фолкнер не замечена в злонамеренных действиях против законов нашей страны, ибо все ее поведение отрицает предательские намерения, которые упоминало обвинение. Моя задача выполнена. Я не собираюсь обращаться к вашим чувствам и эмоциям. Я не стану напоминать вам, что герцогиню отобрали у мужа в самый день их свадьбы. Не буду говорить о том, что она молода, что она красива, добра и чистосердечна.

— Останавливаться на подобных вещах имело бы смысл в случае спорного дела, но даже и в таком случае я бы доверился честным сердцам англичан, которые и сами бы все это почувствовали. Законы правосудия ясны и незыблемы, и я полностью полагаюсь на то, что вами будет вынесено справедливое решение, которое восстановит свободу моего невиновного клиента и передаст Грейс Пенуорт в руки ее верного супруга.

Казалось, что в течение нескольких мгновений никто даже не дышал, словно вслушиваясь в замирающие звуки страстной речи, которая приближала Грейс к свободе. Но настроение радостного ликования лопнуло, словно мыльный пузырь, когда прокурор поднялся, чтобы прочитать свои последние доводы.

Он ограничился перечислением фактов, так, как их высказали свидетели обвинения. Он сослался на утверждения господина Дю Барри, что обвиняемая использовала свои чары, чтобы возбудить в нем более радикальные мысли; вспомнил утверждения господина Вильерса, о выступлении Грейс на подстрекательском митинге. Прокурор остановился также на обвинениях Тома Флинта, а затем напомнил засыпающим судьям о «неблаговидном поведении подсудимой в общественной гостинице» и усомнился, можно ли ввиду этого говорить о «чистой любви» между герцогом и обвиняемой.

После холодной речи обвинителя, не столь убедительной, но, тем не менее, эффективной, Грейс уже стала сомневаться, признают ли ее невиновной. Хуже того, она верила, что не достойна своего мужа. Станден не заслуживал того, чтобы иметь такую жену, как она — преступницу.

Слезы утраченной надежды закапали на руки Грейс. Она не подняла глаз на лорда главного судью, который, отправляя присяжных в совещательную комнату, сказал традиционные слова:

— Если вы не обнаружите явного перевеса одной из чаш весов и не будете достаточно уверены в ее виновности, вы должны склониться к благоприятному исходу и оправдать подсудимую.

Грейс не подняла глаз, когда присяжные выходили в совещательную комнату. Она глядела на свои руки до тех пор, пока не почувствовала присутствие Алана.

— Алан, — прошептала она сдавленным от волнения голосом. От его взгляда в ее сердце снова зажглась искра надежды, но она тревожно спросила: — Тебе можно находиться рядом со мной?

— Конечно, любовь моя, — заверил ее Станден. — Но вот тебе не следует здесь находиться. Скоро ты будешь дома, в полной безопасности.

Она покачала головой.

— Нет, Алан, ты заслуживаешь жену, которая…

— Ради Бога, не говори мне опять, чего я заслуживаю, — сказал он, проведя ладонью по ее мокрой щеке. — Я хочу тебя. А теперь — шш. Жюри возвращается.

Грейс сразу поняла, что, раз они вернулись так скоро, значит наверняка признали ее виновной. Она внутренне замерла и вцепилась в руку мужа.

Ее уверенность в этом еще больше возросла, когда господин Эрскин с грохотом упал в обморок. Сердце Грейс стучало так сильно, что она едва слышала, как бейлиф скомандовал:

— Грейс, герцогиня Станденская, поднимите руку.

Алан поднял руку Грейс, а бейлиф продолжал:

— Господа присяжные, посмотрите на обвиняемую. Каково ваше решение? Виновна ли она или не виновна?

Старшина присяжных встал и посмотрел на Грейс. Она ничего не могла прочитать по его лицу, но вдруг обнаружила, что ее страх пропал.

Ухмыльнувшись, он сказал:

— Не виновна.


Птицы приветствовали наступление нового дня радостным щебетанием, когда в шестом часу утра лакей открыл дверь Станден-хауза Алану и герцогине.

Остановившись на пороге, герцог заключил Грейс в свои объятия и внес в дом.

— Добро пожаловать домой, — сказал он и, не обращая внимания на пораженного лакея, прижал свои губы к ее полуоткрытым губам.

— Нужно, наверное, сообщить нашим родственникам? — спросила она.

— Твой отец с зятем объявят о хороших новостях, когда все проснутся, — со смехом отвечал Алан, поднимаясь со своей ношей наверх. — А пока я хочу приберечь тебя для самого себя.

— Мне нравится эта идея, — ответила Грейс, удобно устроившись на руках Алана. Она едва могла поверить, что оправдана и, наконец, находится дома. Положив руку ему на грудь, она сказала:

— Алан?

— Да, любовь моя?

С улыбкой она встретила его взгляд, полный обожания.

— Тебе не трудно было бы отнести меня в нашу спальню?

— Ах, моя Грейс, — ответил он, неся свою любимую к постели. — Даю слово, что мне это вовсе не трудно.

Примечания

1

Граф Томас Брюс Элгин (1766–1841) — английский дипломат и коллекционер произведений искусства. Мраморные барельефы (детали фриза Парфенона работы Фидия) были вывезены им из Греции в 1803 году и проданы Британскому музею (примеч. перев.).

2

Джейн Остин (1775–1817) — английская писательница, автор нравоописательных романов (примеч. перев.).

3

В оригинале — игра слов. В английском языке grace — милость, милосердие, благосклонность (примеч. перев.).

4

В Библии Закхей — житель Иерихона, который, будучи человеком невысокого роста, влез на смоковницу, чтобы увидеть Иисуса, а потом принял Иисуса в своем доме (примеч. перев.).

5

1-й герцог Веллингтон (Артур Уэлсли) (1769–1852) — английский фельдмаршал и государственный деятель. В 1815 году разбил Наполеона при Ватерлоо (примеч. перев.).

6

Мейфер — фешенебельный район Лондона.

7

Лондонская Академия художеств (примеч. перев.).


home | my bookshelf | | Опасный талант |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу