Book: Дикая. Будешь моей женой!+бонус



Дикая. Будешь моей женой!+бонус

Дикая. Будешь моей женой!

Марина Весенняя


Дикая. Будешь моей женой!+бонус


Пролог


Райем оказался совсем близко от точки своего назначения. Он не думал, что при перемещении удастся так точно угадать с координатами, но, тем не менее, темный не прогадал. Метрах в пятистах перед собой он видел домик лесничего, который его интересовал. Хотя, точнее будет сказать, пришел он сюда, чтобы поговорить с обитателями этого дома.


Рыхлый снег, в котором темный лорд утопал по колено, с трудом давал пройти. Но силы на очередную телепортацию темный лорд тратить не желал. Из трубы дома валил густой белый дым, что неудивительно. Электричества и водопровода в такой глуши быть не могло, так что топить наверняка приходилось по старинке — дровами или углем. Тишину бескрайних лесов нарушал лишь глухой стук топора.


Райем обогнул домик, стремясь найти хозяев. На заднем дворе высокий беловолосый эльф ловко орудовал колуном, разделяя небольшие пеньки на ровные поленья. А рядом с ним стояла старая знакомая Райема — бывшая королева Зеленого Трона, златовласая эльфийка Алия. Раньше гордая и статная представительница светлых народов, а сейчас обычная женщина, с заметно округлившимся животом.


— Приветствую вас, леди Алия, — поздоровался Райем, заставив эльфийку вздрогнуть. Погруженная в собственные раздумья, она не обратила внимания на незваного гостя.


— Принц Райем? — ее озабоченное выражение лица моментально сменилось маской презрения и надменности. «Что-то остается навечно», — решил про себя Райем, видя, что годы уединенной жизни вдали ото всех так и не сломили заносчивый дух бывшей правительницы. — Неожиданная встреча.


— Не представите своего спутника? — Райем не хотел забывать о вежливости. Тем более что эльф уже бросил свое занятие и с интересом разглядывал гостя, не опуская из рук тяжелого оружия.


— Не представлю, — холодно отрезала Алия, останавливая эльфа от попытки вступить в беседу. — Иди в дом. Мы поговорим наедине.


— Но…


— Я сказала — иди. Этот лорд не причинит вреда ни мне, ни ребенку, — с уверенностью произнесла Алия, оборачиваясь к Райему.


— Вы уже знаете, кого ждете? — спросил Райем, глядя на эльфийку.


— Девочку, — ответила Алия, нежно поглаживая свой округлившийся живот. Удивительная способность эльфов предчувствовать, кто появится на свет, восхищала Райема. Ни у светлых, ни у темных лордов такой уверенности не бывало, так что пол ребенка они узнавали лишь при рождении.


— Это прекрасно, поздравляю вас, — нашелся Райем. — У нас с Кристиной двое сыновей, и мы мечтаем о дочери.


— Удачи в ваших начинаниях, — произнесла бывшая королева стандартную фразу, ничуть не меняясь в лице. — Зачем ты пришел, Райем? После стольких лет…. Поглумиться над моим положением?


— Отнюдь. Алия, я надеялся, что со временем ты начнешь видеть, что не все вокруг враги, и многие готовы предложить помощь, стоит только попросить.


— Ты сослал меня и моих людей в чужой мир! — Алия сорвалась на крик, но быстро взяла себя в руки. И уже спокойно добавила: — Это была твоя дружеская помощь?


— В некотором роде, — Райем пожал плечами. — Прости, но это был вынужденный шаг. В том числе и для твоего блага. Не думаю, что в Темной Империи тебе удалось бы прожить достаточно долго, чтобы насладиться собственной властью.


— Что тебе надо сейчас, темный? — вновь задала свой вопрос правительница.


— Я пришел оказать услугу. Мы с супругой собираемся вновь открыть этот мир для перемещений. Ограниченно, конечно. Но я думаю, что для нас не составит труда вернуть тебя с малышкой домой.


— И зачем мне это? — Алия скривила губы в презрительной ухмылке. — Что ты зовешь домом, темный? Трона у меня больше нет. Если я вернусь сейчас, новая власть пожелает убить и меня, и моего ребенка.


— Ты не можешь знать наверняка, — грустно ответил Райем, прекрасно понимая, что эльфийка права. — Тебе необязательно возвращаться в столицу. Я могу выделить вам имение, где-нибудь в отдалении от дворцовой суеты. Деньги, прислуга, все что потребуется. Вырасти дочь, она сможет поступить в академию однажды…


— Предлагаешь поменять одну ссылку на другую. Свою дочь я смогу обучить лучше, чем любая академия Союзных Империй. И если мы когда-нибудь решим вернуться, то не раньше того, как Алания научится за себя постоять.


В голосе эльфийки уже читалась невероятная гордость за еще не рожденное дитя. «Да, есть вещи, которые не меняются со временем», — еще раз с грустью подумал Райем, ругая себя за душевный порыв оказать помощь высокомерной особе.


— Я услышал тебя, Алия, — произнес он, доставая из сумки очередное зелье для перемещения. — Но знай, моё предложение остаётся в силе. Если вы однажды решите вернуться, я обязательно с этим помогу.


Райем на прощание протянул Алие конверт с координатами, как его можно будет найти, поцеловал кончики ее пальцев, как того требовал дворцовый этикет и испарился, активировав зелье.


Эльфийка подавила в себе желание выбросить треклятый конверт в огонь, и направилась в дом, чтобы отдохнуть. Роды ожидались со дня на день, и подолгу стоять на ногах, тем более в такой мороз, было уже невыносимо.




***


— Лиса! Я тебе еще раз повторяю, это невозможно!


— Дан, ты не хочешь слышать…


— Нет, это ты меня не слышишь! — Эйдан слишком резко опустил бокал на стол, так что вино расплескалось, документы на столе промокли, заставляя темного выругаться. — То, что ты предлагаешь — неприемлемо. Нельзя рушить вековые традиции моего народа.


— Это теперь наш народ, Эйдан, — настроение Лисы было такое же раздраженное, как и у ее мужа. Она слишком устала от бесконечных споров, но сегодня намеревалась стоять на своем до последнего. — И наши традиции разрушают Империю!


— Я не могу запретить договорные браки!


— Ты Император, и можешь все!


Оба опустились, каждый в свое кресло, давая друг другу возможность обдумать следующие слова.


— Лиса, — Эйдан собрался с мыслями первым. — Я тебя очень люблю. Но ты не понимаешь. Тебя никогда не готовили править Империей. Ты еще слишком мало прожила среди темных лордов, чтобы понять все тонкости. Я иду тебе навстречу каждый раз, когда это возможно. Но сейчас…. Это решение поставит мою власть под сомнение. Если совет взбунтуется, если высшее сословие взбунтуется, под ударом окажусь не только я, но и ты, и наш сын. Твои действия, твое поведение и так постоянно приводят к стычкам с Советом.


— Дан… — Лисе стало горько. Муж хоть и был прав в своих опасениях, но отказывался видеть всю картину. — Мы с тобой сможем выпутаться из любых ситуаций. В конце концов, Райем с Крис всегда нас приютят. А Империя… Мы слабы, как никогда. У нас не хватит магов, чтобы защитить границы в случае войны…


— Отмена браков по договору не исправит этого. Не надо прикрывать свое желание протолкнуть равноправие заботой о стране.


Лиса тяжело вздохнула. Все-таки, какие бы успехи Эйдан не делал в последнее годы, он оставался все тем же Темным. Император учился чуть меньше опираться на варварские традиции и древнее право, когда ему приходилось общаться с женой. Но стоило зайти речи о других женщинах в Темной Империи, он и слышать не хотел о новых веяниях.


— Если отменишь браки, я смогу убедить Крис открыть Землю. Темные смогу брать в жены людей, их дети будут сильными магами. И с разницей в течении времени с Землей, они смогут вырасти быстрее, чтобы укрепить нашу армию.


— Это низко, — произнес Эйдан, понимая, что жена победила. Как всегда, она добивалась своего любыми средствами.


— А давить на меня, говоря про безопасность сына — это не низко? — за годы совместной жизни, бывшая баронесса Мароши переняла у своего достойнейшего супруга его интонации, когда начинала сердиться. — Прости. Может быть, позже ты поймешь, что я права, — сказала Лиса, беря мужа за руку и нежно поглаживая. И она действительно на это надеялась.


Глава 1. Не спорь со старшими…


— Алания! Сколько можно тратить время на эти пустые занятия? — сегодня мать опять была не в духе. Молодая девушка, отвлеченная резким окриком, сбилась со счета, выпуская из рук нужный шнурок. Она отодвинула лампу в сторону, понимая, что сейчас мать слишком заведена, чтобы оставить ее в покое и дать закончить работу. Лана поднялась со своего места, вытаскивая наушники из ушей. Ее мать бывала очень громкой, когда хотела достучаться до дочери. Так что никакая музыка не могла уберечь от очередных нотаций.


— Сколько раз я тебе говорила! Зачем тебе эта ерунда? Нет, чтобы заняться плетением волос. Посмотри на свою голову! Разве можно ходить в таком виде?!


Лана закатила глаза к потолку. Ее пепельно-серые волосы были стянуты обычной резинкой в самый простой конский хвост, чтобы те не мешали работе. А мама, как всегда, заплетала свои золотые локоны в сложные косы, переплетенные шелковыми лентами.


— Как ты не понимаешь, что волосы всегда нужно правильно заплетать. Эти плетения могут однажды спасти твою жизнь! — старшая эльфийка, в чьих золотых волосах уже появилась первая седина, ходила по комнате Ланы, собирая грязные вещи в таз для стирки.


— Мама! — укоризненно застонала Лана, понимая, что начинается тысячный разговор об одном и том же. — Вот эти плетения могут однажды спасти мою жизнь! — девушка взяла со стола несколько браслетов, стремясь показать матери. — Мы живем в диком лесу, где не работает твоя магия, и в радиусе трехсот километров нет ни единой живой души, кроме лосей и зайцев! Так что твои косички никак не помогут, если я вдруг заблужусь. Зато с этим, — очередная попытка продемонстрировать недавно законченный браслет с треском провалилась, — я смогу наловить рыбы. И разжечь огонь!


Увлечение Ланы браслетами выживания началось не так давно, но уже порядком надоело ее матери. Поначалу, следуя советам из книг, а затем, используя собственную смекалку, девушка наловчилась вязать паракордовые браслеты, в которые прятала все больше и больше жизненно важных мелочей. В ее коллекции имелись рыжие браслеты для рыбалки, в которых были спрятаны крючки, леска и грузила. Несколько пустых черных браслетов, сплетенных только ради необходимой для выживания веревки, легкой и прочной. Недавнее достижение — новый объемный и тяжелый браслет, в котором удалось спрятать походную пилу-струну. Про мелочи вроде лезвий, компаса и огнива можно и не вспоминать, их Лана научилась вплетать в грубоватые украшения в первую очередь.


А все эти мамины разговоры про косы и специальные плетения — такой бред! В последнее время Лана все чаще ссорилась с матерью по поводу наследия эльфов. Лану раздражали подобные беседы. Ведь одно дело, когда ты ребенком учишь наизусть все эти бесконечные заклинания, схемы и рецепты эликсиров. Маленькой девочке это весело и интересно, кажется забавным приключением. Другое дело, когда тебе уже двадцать лет. Годы тренировок в магии не дали возможности произвести на свет хотя бы единственный раз удачное заклинание выше третей ступени, открывая неприглядную истину: на Земле магии нет. И, значит, нет места эльфам и их традициям. Так что Лана пришла к выводу, что жить ей стоит как человеку. И, тем более, выживать в условиях сибирских лесов необходимо уметь иными способами, чем эльфийским уловками.


— Алания, я уже так устала с тобой спорить, — вздохнула мать. Лана выскочила из своей комнаты, направляясь вниз по лестнице в общую гостиную.


Пусть их домик и был маленьким, но комнату для обедов они выделить смогли. Внизу, у камина, сидел отец, задумчиво потягивая сигарету. Именно в его лице Лана и надеялась найти поддержку в разгорающемся скандале.


Мать спустилась вслед за ней, оставляя корзину с бельем на ступенях.


— Ты понимаешь, что это всё, — мать кинула на стол браслеты дочери, будто старый противный мусор, — не потребуется тебе в новом мире.


— Это мне не требуется новый мир! — упрямо возразила Лана.


— Конечно, требуется! Ты уже взрослая. В твоем возрасте уже давно пора думать над тем, чтобы завести семью.


— У меня есть семья. Ты и папа.


— Дорогая, — отец выкинул окурок на горящие поленья, поворачиваясь к дочери. Та стояла достаточно близко, чтобы он смог дотянуться и взять ее за руку. — Мама говорит о твоей собственной семье. Мы с мамой не вечные. Ты же не хочешь остаться одна?


— У меня есть Гриша, — Лана продолжала стоять на своем.


— Дорогая, Гриша — это совсем не то. Тебе нужен муж-эльф. Который позволит сохранить чистоту крови, подарит тебе красивых и здоровых детей, — мама подошла к камину, присаживаясь в свободное кресло.


— Кому нужна эта чистота крови? — с презрением спросила Лана.


Очень часто Алия могла видеть в своей дочери саму себя. Та же мимика, те же интонации в голосе. Только совершенно чужой буйный характер.


— И вообще, кто сказал, что я хочу заводить семью? Мне и так хорошо.


— Я говорил тебе, что растить ее в изоляции от других детей — плохо, — с укором произнес отец, глядя на Алию, устало поправляя очки на переносице. — Она не знает, не может знать, как это…


— Не начинай при ребенке, — строго одернула мужа Алия. — Я не позволила бы ей расти среди человеческих детей. Даже здесь, в глуши, ее достигла вся эта зараза, — Алия в очередной раз гневно посмотрела на злосчастные браслеты на столе. — И ты постоянно потакаешь ей!


— Вот и после этого вы хотите, чтобы я тоже завела семью? — Лана укоризненно посмотрела на предков, отходя от них к выходу. — Вы постоянно ссоритесь и спорите. Это невыносимо. И вообще, определитесь для начала, взрослая я у вас, или ребенок.


С этими словами Лана схватила с крючка свой рюкзак и, быстро натягивая обе лямки на плечи, выбежала на улицу. Ей нужно подышать свежим воздухом, и безумно хотелось встретиться и поговорить с Гришей. Уж он ее всегда понимал и выслушивал.


***


— Лорд Лиам, проходите. Вас уже ждут.


Воин поблагодарил прислугу за приглашение и направился в общий зал совета. Его не слишком радовало то, что пришлось покинуть военные сборы, но семья не так часто собиралась вместе. Тем более что дед созвал совет старейшин. И Лиам чувствовал сердцем, что ничего хорошего сегодня он не услышит.


— Лиам, — первым поприветствовал его дед, который восседал во главе стола. Слева и справа от него расположились другие старейшины клана. Старики и старухи, бабки, дяди и тети. Все те, кто уже успел потерять своих супругов, и был слишком стар для того, чтобы заключать новые браки и заводить потомство. Само собой, в совете было больше женщин, чем мужчин. Как и у многих рас, василиски мужского пола могли рассчитывать на появление потомства куда дольше женщин.


— Дед, — коротко кивнул Беар, после чего поклонился всем старейшинам клана. Остальные члены семейства, не относящиеся к совету, сидели на трибунах, стоящих за столом старейшин. Освещение из центра зала не достигало деревянных трибун, так что лица родных Лиам практически не различал. А стоя в круге белого света перед такой публикой, лорд Лиам Беар ощущал себя на суде Императора.


Клан Острого когтя, один из немногих на территории Темной Империи, был вторым по численности и лишь третьим по чистоте крови. Пусть для василисков вопрос чистоты крови никогда не стоял слишком остро, но клановые распри в попытках доказать свою исключительность давали о себе знать.


Лиам Беар, лишь недавно переступив рубеж в сорок лет, считался, по меркам клана, достаточно молодым василиском. Но он прекрасно понимал, что холодную войну кланов необходимо заканчивать. Василисков осталось не больше пары сотен, и то, большинство — самки, слишком слабые, чтобы защищать семьи. Черные василиски Беары могли похвастаться лишь восьмью половозрелыми мужчинами, в сравнении с былым величием это составляло крайне плачевную картину. И тратить свои силы на мелочные склоки с соседними кланами было глупо.


Тем не менее, изменить данный момент лично Лиам все равно не мог. До тех пор, пока не станет новым главой клана. Или хотя бы займет место во главе старейшин. Для первого требовалось, чтобы у него родилось наибольшее количество мальчиков, и это звание придется каждые три года отстаивать новым приплодом. А для второго — и вовсе прожить еще как минимум сто девяносто лет, чтобы оказаться старше любого в этой комнате. И это при условии, что присутствующие перестанут набирать свой собственный возраст. Не далее как неделю назад дед отметил свой двести двадцать четвертый день рождения. И в старике еще хватало прыти, чтобы нести ответственность за весь совет.


— Лиам, мальчик наш, — начал дед. Для хрупкого и дряхлого вида, голос старика оказался на удивление жестким и властным. Низкий бас гулко отскакивал от темных мраморных стен, поднимаясь под купол эхом. — Ты, возможно, знаешь, что с недавних пор Земля вновь открыта для Темной Империи.




— Знаю, старейшина, — кивнул лорд Беар в знак согласия.


Как же не знать, если буквально весь двор сходил с ума по этим новостям! Темнейшая Императрица изъявила свою волю. И Лиам был уверен, что это именно воля взбалмошной простолюдинки, волею судеб занявшей трон Темных лордов. Потому что поверить, что Великий Император Эйдан Дайрел мог в здравом уме приказать такое….


Бывшая человеческая баронесса Мароши, ныне новообращенная темная Императрица, своим указом запретила заключать династические браки. Наивная баба, дорвавшаяся до власти… Теперь весь высший свет не знал, куда деваться. Больше никаких договорных браков. Традиции, сложенные веками, рушились на глазах.


Да, Императрица подсластила горькую пилюлю другим указом, извещающим, что Земля вновь станет доступна для перемещений. И новость, что теперь жители Темной Империи смогут брать в жены человеческих женщин, взбудоражила многих. Если бы не одно но… Человеческие женщины должны искренне хотеть замуж за лордов. Никаких подкупов, шантажа. Только настоящие чувства. Которые каким-то неведомым способом будет проверять Хранитель Земли, прежде чем девушка отправится в новый мир.


Лиам негодовал. Его контракт на брак с младшей княжной Аннески был аннулирован. А по доброй воле девица в брак вступать отказывалась, следуя модному веянию по поиску настоящей любви. Лиам недовольно сжал кулаки, вспоминая этот инцидент. Взбалмошная девчонка, чтоб ей с конюхом в канаве остаток жизни прожить. О любви она мечтает, дура. А ведь у обеих ее сестер уже по три сына родились. И Беар очень надеялся на эту партию. Почти два года договаривался с ее родителями, беспощадно перекупая ставки на девочку у Длинных клыков, зеленых василисков востока.


— Так вот, мальчик, — продолжил говорить старейшина. И Лиам каждый раз морщился, слыша к себе подобное обращение. Он давно уже не мальчик, а взрослый мужчина. С сильным даром, с собственным отрядом, которым он руководил вполне успешно. Но для деда он оставался всего лишь "мальчиком". — Очень многие отправляются на Землю за тамошними девицами. Лордов человеческая кровь делает сильнее…


— Нас этот не касается, дед, — немного резче, чем собирался, перебил Лиам. — В наших семьях дети всегда рождаются нужной крови.


— Не перебивай, мальчик, — огрызнулась троюродная тетка Айра, грозно сощуривая почти ослепшие глаза.


— Кровь не важна, — согласился дед. — Но важен трофей. Сейчас мало кому удается привести землянку в наш мир, но каждый, кто справляется — становится желанным гостем при дворе, получая множество привилегий. И мы не желаем ждать, пока появление землянок в Империи станет обыденностью.


Лиам стоял в нетерпении, ожидая, что же придумал дед на этот раз.


— Нам известно, что остальные кланы еще не занялись этим вопросом. Так что нужно спешить, отправляйся на Землю.


— Но, — попытался возразить Лиам.


— Никаких «но», — в очередной раз шикнула старая мегера Айра. — Ты можешь стать первым василиском, который получит иномирянку в жены. И этот твой вклад поставит наш клан на первое место среди остальных.


— Утрем нос Длинным клыкам! — воодушевленно стукнул по столу кулаком дядя Эру. Конечно, он больше всех пострадал от Клыков. Потерял родовой замок, когда те представили сразу двух чистокровных сыновей-василисков на последних сборах. В то время как дядин внук смог похвастаться лишь одним, и то, зачатым не от клановой самки, а от какой-то троллихи.


— Это решение совета, — твердо закончил дед. — Ступай. У тебя есть время. Приведи нам земную женщину раньше, чем они появятся у других кланов. И тогда, возможно, мы рассмотрим твою кандидатуру на место главы клана досрочно.


Очередная попытка подсластить горькую весть несколько воодушевила Лиама. Если рассуждать здраво, то жена ему все равно нужна. А идиотское условие про любовь и искренность желаний он сможет как-нибудь обойти.




***


— Вот скажи, почему все не могут быть такими же понимающими, как ты? — задала вопрос Лана, скидывая рюкзак на замерзшую землю, чтобы сесть не него. Она с такой силой откинулась на ствол дерева, что снег с хвойных веток чуть опал, осыпая волосы и острые ушки девушки.


Гриша решил промолчать, видимо, понимая, что в семейные разборки лучше не лезть. Он сладостно потянулся, ложась возле девушки, не обращая внимания на холодный снег. Голову положил ей на ноги, позволяя девушке опустить ладони. Лана с радостью зарыла свои замерзающие пальцы в теплую шевелюру своего лучшего друга, массируя его макушку легкими движениями.


Несмотря на то, что Гришка был ниже среднего роста, масса его тела оказалась внушительной, так что ноги у эльфийки быстро одеревенели.


— Вставай, давай, — велела она, выдавая другу шутливый подзатыльник. — Может, хоть покатаешь меня, если разговаривать не хочешь?


Наглости Алании можно было только позавидовать. Гриша еще не успел подняться полностью, когда девушка с легкостью запрыгнула на его спину.


— Не фырчи мне тут, — велела она, устраиваясь поудобнее. Рюкзак так и остался валяться на земле возле сосны. Лана осмотрела все вокруг, запоминая местность, чтобы потом вернуться за своими вещами. — Пойдем сегодня куда-нибудь подальше, — тихо попросила Лана, крепче обхватывая Гришу ногами.


Рыжий красавец Гриша двинулся вглубь леса уверенной ленивой поступью, словно и не ощущал веса девушки на себе.


Дружба с амурским тигром у Ланы началась еще шесть лет назад, когда она нашла оголодавшего мальца в лесу. Его мать убили браконьеры, как это нередко случалось. Здесь, вдали от всех, слишком часто у людей появлялось чувство вседозволенности и безнаказанности. Лана помнила, что уже тогда с трудом могла тащить Гришку на руках до лесничего домика. Где родители впали в ступор, глядя, как единственная дочурка в гостиной старалась маленького хищника накормить цветной капустой. Как будто у эльфов в холодильнике могло найтись что-то, кроме травы.


Отец мягко объяснил дочери, что тигры не едят траву, и им нужно мясо. И предложил отвести животное в город, где о нем позаботятся.


Лане на тот момент было четырнадцать. Она никогда не слышала, что можно есть мясо, зато про зоопарки читала много раз. Места, где животных запирают в клетки для потехи публики, казались ей адом. Так что отцу она ответила категорическим отказом и, оставив маленького Гришу под присмотром родителей, направилась в лес, поймать мяса.


Наверное, как и любых эльфов, животные любили Лану. И поначалу ей было грустно, когда приходилось сворачивать шею очередному доверчивому зайцу, который подошел к ней слишком близко. Зато со слезами на глазах девочка принесла тигренку свежего мяса.


Первые седые волосы на голове матери появились как раз в тот момент, когда дочка вернулась домой с двумя тушками кроликов и вымазанными в крови руками и лицом. Вторая седина настигла бывшую королеву Зеленого трона, стоило Алании поставить в известность родителей, что, как и Гриша, она будет питаться мясом.


"Эльф, который ест мясо!" — кричала тогда мать. — "Какой позор на нашу семью!".


Отец был сдержаннее в своих высказываниях, как, впрочем, и всегда. Ему легче давалась адаптация в новом мире. За его спиной не осталось трона и власти. Он был простым эльфом в прошлой жизни, остался таким же простым и в нынешней.


Отец без проблем получил должность лесничего, с предоставлением дома в полной глуши, как этого хотела Алия. Должность, на которую не желал идти никто, все-таки жить вдали от цивилизации людям было непривычно. Он с удовольствием пристрастился к земному табаку, иной раз выкуривая и по две пачки за день, успокаивая измотанные бывшей королевой нервы.


Конечно, эльф мог поступить, как и вся остальная свита Алии, бросив ее одну. Но честь не позволила. Клятвы верности, как он считал, не отменяло никакие обстоятельства. Так что он остался, выступая надежной опорой изгнанной эльфийской правительницы. Время сблизило их, породив на свет чудесную дочь. Но разница характеров между поколениями все равно сказывалась.


В то время как мать изводила Аланию академическими дисциплинами Союзных Империй, отец тайком привозил из города "человеческую контрабанду". За что Лана была ему безмерно благодарна. С большим трудом девочка освоила русский язык, чтение давалось ей лучше, чем произношение. Ведь книг в ее распоряжении становилось все больше, а практиковаться с речью оказалось не с кем. Мама с папой говорили только по-эльфийски. А та музыка, что нравилась Лане, звучала в ее наушниках на другом, неизвестном языке.


Девушка и не заметила, как задремала от ровного шага Гриши, прильнув к его теплому меху всем телом. Тихое урчание тигра успокоило девушку лучше любых разговоров. А вот пробуждение оказалось неприятным. Зверь попросту сел, стряхивая с себя эльфийку и землю.


— Ай! — воскликнула Лана, ударяясь коленом.


— Спасибо, Гриша, — услышала Лана голос матери. Продрав глаза спросонья, девушка увидела, что тигр вернул ее домой.


— Предатель, — недовольно буркнула она, поднимаясь на ноги. Гриша строго подтолкнул девушку головой в сторону дома.


— Даже твой тигр понимает, — устало проговорила Алия. — Пойдем внутрь, давай поговорим нормально.


Глава 2. Не покидай родительский дом…


— Поверить не могу, что мама согласилась!


Лана с жадностью разглядывала городок из окна автомобиля. Раньше мать никогда не разрешала дочери отправляться в город вместе с отцом. Попытки огородить дочь от земной жизни зачастую доходили до абсурда. Запреты на книги, одежда — только самая необходимая. Если бы не отец, Лана и музыки, наверное, человеческой ни разу бы не услышала. На машине девушка до этого каталась лишь пару раз, и то, потому что отец тайком делал с ней пару кругов вокруг их дома.


Сейчас же Лана вздрагивала на каждой кочке, которую проезжал автомобиль. Каждая выбоина на дороге заставляла повидавший жизнь кузов жалобно поскрипывать. Девушка крепко держалась за пристегнутый ремень безопасности, и все так же с восторгом смотрела по сторонам.


— Приехали, — скомандовал отец, останавливая машину у серого невзрачного здания. — Выходи.


Алания отстегнула ремень, потянула за пластиковую ручку, выныривая на мокрый асфальт. Первое, что привлекло внимание девушки — дикий шум вокруг. Городская жизнь не кипела, как это описывалось в книгах, а гудела. Рев моторов редких автомобилей вокруг, стук тележек о брусчатку пешеходной зоны, крики играющих в снегу детей, басистый мат проходящих мимо пьяниц, музыка из открытой двери магазина. Десятки, сотни разных звуков, доносящихся до ушей Ланы со всех сторон. Какофония городской жизни. Нормальной людской жизни, далекой от лесного уединения.


— За сумкой следи, — предупредил отец, запирая автомобиль, замечая, как его дочь беспечно озирается по сторонам, наслаждаясь новой местностью. Он мог ее понять, все-таки двадцать лет не видеть ничего, кроме небольшого дома на опушке леса, — ненормально. Алия готовила ее совершенно к иной жизни, в другом мире, лелея надежду однажды возвести дочь на престол. Или, хотя бы, вернуть в дворцовую жизнь, как того достойна Алания.


Отец всячески старался восполнить пробелы в знаниях дочери, связанных с этим миром, но вряд ли ему удалось это сделать хотя бы наполовину. Но он утешал себя, что самое главное, что он смог научить дочь постоять за себя. А, следовательно, Лане будет проще сейчас, когда она узнает, что эта поездка — не последний "сюрприз" на сегодня.


— Куда пойдем в первую очередь? — поинтересовалась Лана, подходя к отцу. Тот открывал багажник, а девушка перебирала в голове все возможные варианты.


Папа раз в месяц ездил в город, чтобы получить зарплату, и для этого ему нужно было попасть в банк. Он привозил продукты, зимой особенно много, потому что им с мамой требовались овощи и фрукты, которые было не так просто достать в это время года. О свежей зелени оставалось только мечтать, зато семейство эльфов всегда могло рассчитывать на замороженные заготовки. Лана заглядывала в холодильник перед поездкой и проверила, что у родителей осталось запасов не больше, чем на неделю. А значит, им с папой предстоял поход в продуктовый магазин. И раз уж мать не смотрит, то, может, отец купит ей что-нибудь из мяса?


Лана сгорала от нетерпения, представляя, сколько всего она сегодня сможет попробовать, получив долгожданный глоток свободы.


— Держи, — папа протянул Лане ее рюкзак, который девушка оставила в лесу. Как ни крути, а лучшим следопытом в семье оставался все-таки отец. Ноша оказалась не из легких, так что, накидывая обе лямки на одно плечо, девушка вопросительно посмотрела на родителя. — Пойдем, поговорим.


С этими словами глава семейства направился к небольшому заведению недалеко от места стоянки автомобилей, над которым красовалась вывеска "Рюмочная". Лана несколько раз постаралась вспомнить, как произнести это слово правильно, но тщетно. Практики в языке ей катастрофически не хватало.


— Прости, мышка, но тут совсем нет заведений, приличнее этого, — извинился отец, когда вернулся от кассира. На ярком красном подносе стояли два пластиковых стаканчика с горячим чаем, и картонная тарелка, на которой красовались два чуть подгоревших чебурека.


Лана и слышать не хотела никаких извинений, радостно вгрызаясь в еще теплый чебурек. Конечно! Это было несравненное удовольствие. Ведь когда отец довозил их до дома, преодолевая почти триста километров, мясной деликатес успевал не только остыть, но и становился трудно пережевываемым. На этот раз лосиный фарш оказался чуть жестковат, но это все равно не портило впечатлений. Еще чуть-чуть, и девушка начнет думать, что забыла про свой день рождения, раз родители ее так балуют сегодня.


Мужчина-эльф поднял с тарелки второй чебурек, осторожно откусывая небольшой кусок, в котором, Лана была готова поспорить, даже мяса не оказалось.


— Маме не говори, — отец лукаво подмигнул, уже смелее пробуя произведение местной кухни. — Итак, нам есть, что с тобой обсудить.


— Па, не томи уже… — выдохнула Лана, отпивая крепкий чай из одноразового стакана.


— Мы с твоей мамой поговорили и пришли к общему мнению, что так больше продолжаться не может.


От этих слов кусок в горле девушки застрял.


— Лана, пусть мы с твоей мамой часто спорим, но в отношении твоего будущего я с ней почти согласен. Этот мир чужой, как для нас, так и для тебя. Пусть твоей матерью движет жажда сохранить чистоту крови и, возможно, вернуться однажды к власти, я не знаю. Но я точно знаю, что человеческая жизнь намного короче нашей. Да, на Земле и эльфы стареют чуть быстрее, но не так, как люди. Даже если мы не будем поднимать вопрос семьи… ты пойми, очень скоро мой работодатель обратит внимание, сколько лет прошло, и как я выгляжу. Как выглядит твоя мать. Нам в любом случае придется покинуть это место и искать новое пристанище. Придется бросить этот дом, этот лес. И Гришу.


— Но…. — Лана хотела возразить, что она моложе, и еще долго сможет не покидать любимого леса, но промолчала. В любом случае, родителям же придется уйти, а ей вслед за ними.


— И если мы все-таки будем говорить о семье, о любви…. Твой избранник здесь умрет раньше тебя. Ты переживешь и его, и своих детей, возможно, даже внуков. Это тяжело.


— Пап, — Лана постаралась перебить отца, не желая слушать дальше. Но не получилось.


— Алию всю жизнь готовили править эльфами, и она так и не научилась идти на компромисс. Я же хочу дать тебе возможность выбора. Мы с ней просим тебя уехать на время. Алия уверена, что стоит тебе познать жизнь среди людей, увидеть их пороки и грязь, ты не захочешь оставаться на Земле. А я просто хочу, чтобы ты сама приняла решение, без нашего давления. Посмотри немного мир, поживи для себя. Если захочешь вернуться, просто позвони, и я поддержу твое решение остаться. Вот.


Отец протянул Лане конверт, немного помятый, чуть пожелтевший от времени.


— Здесь координаты одного человека. Он из нашего мира. Когда-то давно он обещал помочь, если мы захотим вернуться. Думаю, ты сможешь поговорить с ним, чтобы на некоторое время оказаться в нашем родном мире, вдруг тебе там понравится….


— Но если он предлагал вернуться, почему вы с мамой не сделали этого? — удивилась Лана.


— Алия была еще слишком молода, вспыльчива и горда, чтобы принять чужую помощь. Думаю, сейчас она уже об этом жалеет. Да и потом, ни она, ни я не знаем, что нас ждет по возвращению. Мы хотели подготовить тебя к любым ситуациям, мышка…


— Папа, — на глазах девушки навернулись слезы. Лана понимала, что сейчас отец с ней прощается. И неизвестно, как скоро они теперь вновь смогут посидеть вот так, вместе, поговорить по душам. Полученный конверт девушка запрятала в рюкзак, уверенная, что он ей вообще не пригодится.




О мире родителей Лана думать не желала. Это мамина утопия, а нее. Лана знала Вечнозеленые леса Зеленого трона лишь по бесконечным лекциям от обоих родителей. Разве она могла считать его родным домом? А вот шанс увидеть нормальную жизнь на Земле — дорогого стоит. Девушка не думала, что когда-нибудь мать на это согласится.


Отец достал из своей сумки еще два конверта. Оба пухлые, но, в отличие от первого, — абсолютно новые, белоснежные.


— Это деньги и документы. Я помогу купить тебе билет на поезд. А дальше смотри сама, — отец протянул девушке оба конверта по очереди. — В этом — мои заметки. Что-то вроде инструкции. Ты у нас девушка начитанная, но мало ли. Вдруг что-то забудешь. Считай памятка на первое время.


— Пап… — слов не оставалась. Или их было слишком много, чтобы выбрать, что сказать. От желания бесконечное число раз благодарить отца за такую возможность до необходимости попросить забыть глупую затею. Подумать только, она будет жить среди людей! Одна! Ужас какой-то. Но так волнительно.


— Не плачь, мышка, — мужчина обнял дочь, и они вместе направились на вокзал, покупать билет на скорый поезд до столицы округа.




***


Беар ненавидел Землю. Он понял это с первой минуты, как оказался на этой убогой планете, и с каждым днем его ненависть ко всему земному только росла. Нет, сама по себе планета его вполне устраивала. Бескрайние территории, подчиняющиеся самым разным погодным условиям, много воды и лесов. Это место могло бы стать отличным домом для всех кланов, если бы не одно но…


Люди. Целая уйма людей, снующих повсюду, как тараканы. Вырубили себе каменные горы, выковали стальные кареты, способные ездить без упряжи, укротили гигантских железных птиц, чтобы летать в их желудках на большие расстояния. В одной из таких птиц как раз в этот момент и находился василиск.


Он сидел в кожаном кресле, потягивая местный крепкий напиток. И радовался, что взял себе самое дорогое место. Стоило подняться по стальной лестнице во внутреннее помещение летающего гиганта, Лиам погрузился в уныние. Длинные ряды сидений, узких и стоящих слишком близко друг к другу, вот-вот собирались наполниться людьми. И если следующие шесть часов перелета лорду пришлось бы тесниться с простым людом, без чьих-нибудь смертей дорога точно бы не обошлась.


Но миловидная девушка в синей обтягивающей одежде, со слишком короткой юбкой, едва прикрывающей ее колени, вызвалась проводить Лиама на его место. Еще одна лестница, и лорд Беар очутился в небольшом зале с приглушенным светом. А в этом зале располагались​ лишь восемь широких кресел, обтянутых настоящей кожей. Здесь Лиам оказался единственным гостем. Улыбающаяся блондинка провела лорда к его месту, невзначай погладив рукой по плечу, а затем нарочито медленно застегнула ремень на бедрах Лиама, утверждая, что того требуют правила безопасности. Лиам лишь довольно улыбнулся девице, не представляя, каким образом поглаживания его паха способствуют безопасности перелета. «Хотя….», — размышлял лорд про себя, — «желание убивать действительно пошло на спад».


Подумать только, лорд Лиам Беар сослан сюда, чтобы заниматься не пойми чем. Вместо военных сборов и тренировок, вместо возможности решать настоящие проблемы клана, ему приходится искать девицу, которая с первого взгляда влюбится в него, возжелав покинуть родной дом.


Беар фыркнул, представляя себе эту картину. Он в жизни бы не смог отнестись к такой бабе серьезно. Дом и семья — самое крепкое, самое главное, что есть в жизни любого уважающего себя василиска. Предать родной кров ради мимолетного увлечения — непростительная низость.


Хотел бы Лиам взглянуть на тех немногих землянок, которые уже согласились покинуть свой убогий мир ради манящей неизвестности. Какие же это, должно быть, пустые глупышки. Хотя, что взять с этих людишек? Беар уже больше двух месяцев на этой Творцом забытой планете, и не видел ни одного достойного воина. Только заплывшие жиром туши, мельтешащие по улицам, словно жалкие муравьи. Если все мужчины здесь такие, то можно понять, почему их самки готовы сбегать из отчего дома с первыми встречными.


Интересно, как представляла себе Темнейшая Императрица ухаживания темных лордов за человечками? Без магии, без древнего права. На что все эти условности? Любовь… Наивные детские сказки. Семьи держатся на долге, верности и уважении. Но никак не на изменчивых бабских капризах. Одно дело брак по контракту — вы все обговорили, заверили и придерживаетесь установленных соглашений. А другое дело — эти глупые эксперименты с иномирянками.


Как темные планируют не сойти с ума с такими партнершами? Они же даже не обучены быть достойными женами! Хотя, быть может, лорды умнее. Получат сильное потомство и выкинут из своих домов ненужную обузу.


Лиам Беар, во всяком случае, считал себя умным василиском. Старейшины четко, громко и несколько раз произнесли — им нужна землянка. Не человек. А женская особь с Земли. И значит, необходимость вступать в сомнительные игры за сердце человечек у Беара отпадала.


Мужчина глубоко вздохнул, стараясь восстановить дыхание. Железная птица набирала высоту, заставляя василиска нервничать. Полеты ему определенно не нравились. Гудение за стеклом и сухой воздух только больше действовали на нервы. И даже кресло не казалось больше таким уютным, как вначале. Беар ерзал в нем, стараясь устроиться удобнее, но никак не мог. Его плечи слишком широки, ноги слишком длинные, чтобы ощущать комфорт на этом сиденье. Хорошо, что он не оплатил более дешевое место в стальной птице. Пришлось бы сидеть, согнувшись в три погибели.


— Уже можно откинуть спинку, чтобы вам было удобнее, — голос блондинки выдернул Лиама из раздумий. Предложение женщины он встретил молча, вопросительно поднимая бровь.


Блондинка нагнулась к нему, протягивая руку к подлокотнику. Какой-то легкий скрип, единственное движение ладонью, а девица уже сломала его кресло. Одни проблемы от этих женщин! Спинка его сиденья провалилась назад, и Беар оказался практически лежащим. Блондинка так и продолжала нависать над ним, широко улыбаясь.


— Вы замужем? — задал свой вопрос лорд.


Девушка смущенно улыбнулась.


— Нет.


Лиам еще раз осмотрел блондинку с ног до головы. Обручальных браслетов она, и правда, не носила. А вот золотое кольцо с пальца, которое было на ней в начале полета, успела где-то потерять.


— Ты бы согласилась сбежать со мной в мой мир? — серьезно спросил Лиам, пристально глядя на женщину.


— Да, — немного растерянно и практически не раздумывая, ответила она.


Что, собственно, и требовалось доказать. Глупая, пустая, беспечная. Еще и проблемная. Кресло сломала, кольцо потеряла. Да и в ее возрасте без мужа… Точно с ней что-то не так, ей же явно не меньше двадцати, а то и двадцати пяти. В кланах к этому возрасту женщины второго, а то и третьего ребенка рожают. Хотя, лорд Беар вынужден был признать, что ему действительно стало удобнее сейчас, когда он почти лежал.


От блондинки он отвернулся, больше не произнеся ни слова, выбирая вглядываться в маленькое окошко. Разглядеть что-либо кроме темнеющих облаков за стеклом оказалось невозможно. Лиам возвращался к своим мыслям.


Одной головной болью меньше, раз он мог не связываться с человеческими самками. Зато новая проблема — найти на этой перенаселенной планете нечеловеческих женщин. И интересовали его вполне конкретные особи. Или особы…


Около пяти лет назад[1] Лиам с его отрядом участвовал в поисках пропавшей делегации эльфов. Травоядные ушастики во главе с их королевой пропали со всех известных территорий сразу после убийства Дайрела-старшего. Неслыханная наглость! Во время свадьбы наследника Темной Империи, практически в присутствии всего высшего света, убить правую руку Императора в собственных покоях. А затем и самого наследного принца Райема[2].


Сейчас это уже старая история. Прошлый Император не успел дожить до возмездия, а молодого уже не интересовал данный вопрос. Это навевало Лиаму подозрения. Отчего Дайрел так легко отпустил убийц любимого брата, оставляя все поиски? Да, Император точно вел какие-то свои игры. Закрытая на долгое время Земля лишь подтвердила догадку василиска. Эльфы скрылись в этом убогом мире, причем без помощи темных магов сделать этого они бы не смогли. Что ж, рвение Эйдана Дайрела к власти лишь восхищало. Если темный лорд даже брата родного не пожалел, кровью пробивая себе путь на трон, то он воистину станет Величайшим Императором. Еще бы не его жена…


Но главное для Лиама сейчас — подтвердить свои догадки. Если он найдет кого-то из эльфов здесь, на Земле, он сможет не только исполнить волю предков, но и, возможно, породниться с правящей веткой Зеленого трона. При этом избежав долгих ухаживаний. Запрет на перемещение с Земли касался ведь только людей. И никак не эльфов. Да и потом, разве любая эльфочка не будет безмерно рада и благодарна тому, кто заберет ее с этой Творцом забытой планеты, которую люди называют домом?




***


Алия мирно сидела на полу возле камина, ожидая возвращения отца своей дочери. Он задерживался, солнце уже давно село. Бывшая королева Зеленого Трона ожидала, что мужчина появится не позднее обеда.


Входная дверь скрипнула, впуская морозный воздух. На пороге появился ее верный спутник, внося тяжелые пакеты в дом. Видимо, эльфийка задремала, раз она не услышала, как подъехала машина. Эльф проделал еще две ходки, выгружая все покупки. Алия поднялась с пола, чтобы помочь разобрать пакеты.


За прошедший день она сильно утомилась. Стирка, уборка за последние годы стали привычны, хоть и не пристало королевской персоне заниматься подобным. Но Алия понимала, что если и эти заботы по дому переложит на плечи своего надежного спутника, то лишится последней опоры в этом мире. Эльф попросту сбежит от нее, так же, как это сделали остальные члены ее свиты. А позволить дочери марать руки грязной работой она не могла. Пусть хоть одна из эльфиек сохранит королевское достоинство.


Пластиковые пакеты быстро пустели, Алия отнесла стиральный порошок и остальную бытовую химию в кладовую, пока ее мужчина раскладывал продукты по полкам.


— Привез? — с нетерпением спросила женщина, заканчивая с последними покупками и не находя самого желанного.


— Конечно, — улыбнулся эльф, доставая из кармана куртки пластиковую коробку.


Бывшая правительница, словно маленькая девочка, побежала рассматривать долгожданный подарок.


— Еле нашел, из-за этого и задержался. Сегодня все было закрыто, — извиняясь, произнес мужчина.


Он не одобрял лицемерие своей королевы, которая запрещала их дочери соприкасаться с земной культурой, а сама тайком проводила вечера за просмотром сериалов. Так и получалось, что для дочери из города приходилось возить контрабанду книг и музыки, а для Алии — очередной сезон какой-нибудь мыльной оперы.


Так и сейчас, эльфийка отправилась на кухню, чтобы разогреть ужин, после чего они вместе пройдут в их комнату смотреть «Великолепный Век». На этот раз можно будет не делить наушники на двоих. Дочери в доме теперь нет, и девочка не услышит, каким непотребством, по мнению Алии, занимаются родители.


— Как думаешь, она справится? — у эльфа весь день на душе кошки скребли. Отпускать Аланию одну казалось сумасшествием. Чтобы расслабиться, мужчина достал из пачки одну сигарету и закурил. Алия не любила, когда он курил в доме, но это был тот вид бунта, который эльф мог себе позволить. В конце концов, он приносил клятву верности своей королеве, обязуясь любить, охранять, служить и почитать. Про табак в клятве не было сказано ни слова.


— Конечно, нет, — беспечно пожала плечами Алия, накладывая овощное рагу в глубокую миску. Вслед за рагу в миску отправились две ложки. — Поедим в комнате?


— Ты совсем не веришь в нашу дочь? — удивился эльф.


— Верю. Как никто другой. Но лучше она сейчас вернется к нам разочарованная земной жизнью и попросится в наш мир, чем мы будем следующие сто лет выслушивать пререкания, когда насильно вернем ее в Вечнозеленый лес.


Мужчина выдохнул густой сигаретный дым, потирая лоб. Не станет он сейчас говорить Алии, что обещал дочери принять любое ее решение. И если Лана захочет остаться на Земле, он сделает все, что от него зависит, чтобы не дать Алии ее забрать. Даже если придется оставить эльфийскую королеву в полном одиночестве.


— Что ты так хмуришься? — спросила Алия, уже почти скрывшись в комнате. — Мне казалось, что мы вместе приняли решение отпустить дочь пожить самостоятельной жизнью.


«Конечно, вместе…», — подумал эльф, выкидывая докуренный бычок в камин. Он-то наивно повелся на шанс для дочери получить чуть больше свободы, уже позже осознав, сколь поспешно согласился на предложение Алии. Алания не готова остаться одна. Не готова жить среди людей. Она почти не знает языка, у нее не получается колдовать. Ее друзья — тигр и дикие леса, а никак не социум.


«Хорошо, что еще инструкцию ей оставил…»


— Пойдем уже! Ты помнишь, на какой серии мы остановились? — нетерпеливо позвала бывшая королева, совершенно не по-царски усаживаясь на пол, заворачиваясь в плед и начиная есть остывающее рагу из общей миски.








[1] Время на Земле и в мире Империй течет с разной скоростью. Один год в Империях соответствует примерно восьми годам на Земле.



Глава 3. Смотри куда идешь…


Лана никак не могла простить себе, что задремала в пути. Девушке так несказанно повезло, что ей досталось свободное место возле окна, а она умудрилась забыться сном младенца под равномерный стук колес о рельсы. Проспала девушка всю дорогу, пока на конечном пункте назначения ее не разбудил проводник с просьбой покинуть вагон.


Спускаясь на платформу и вежливо кивая проводнику на прощание, эльфийка успокаивала себя мыслью, что в любом случае на обратном пути не даст себе вновь все пропустить.


Столица региона встретила Аланию мокрым снегом, который опадал и тут же таял, от чего девушка рисковала промокнуть до нитки раньше, чем сориентируется, что ей делать дальше. Неуверенно ступая по перрону, эльфийка достала конверт с инструкциями от отца.


Еще один минус того, что она заснула в поезде. Лана совершенно не успела ознакомиться с советами, которые для нее подготовил папа. Одно дело, если бы она оказалась в лесу, там все понятно. Соорудить ночлег, поставить силок на зайца, разжечь костер. А в городе… В принципе, если подумать, почти то же самое. Найти, где переночевать, где поесть…. Только как ориентироваться в этих каменных джунглях? В маленьком городке, куда они с утра приехали с отцом, все здания были невысокие, проезды и улицы — широкие. Заберись повыше — и сможешь рассмотреть все. А сейчас, еще не успев отойти от поезда, Лана поняла, что ей придется нелегко. Только здание вокзала оказалось настолько высоким, что дух захватывало. А что будет, когда она выйдет в город?


Крупные снежинки оседали на бумаге, размывая гелиевые чернила в неприглядные кляксы. Девушка старалась прикрыть листы рукой, чтобы уберечь ценную информацию, пока не окажется под крышей.


Столкновение с прохожим чуть не выбило из ее рук заметки отца, заставляя девушку застыть на месте, а следом обернуться в сторону грубого путника. Ушибленное плечо заныло, и Лана вообще удивилась, что устояла на ногах.


— Ящерица лупоглазая, — выругалась она, потирая место удара. — Слепой совсем, гадина кривоногая!


Все-таки свои плюсы в том, что родители приучили ее говорить исключительно на эльфийском, существовали. Во всяком случае, Лана смогла только что высказать свое негодование невнимательным проходимцем, совершенно не опасаясь за последствия. Если он что-то и услышал, то все рано ничего не понял.


Выплеск эмоций помог немного взбодриться после поезда. Довольная собой, девушка двинулась дальше. Ей еще гостиницу найти надо, о которой пишет отец.




***


Беар опешил. Ящерица лупоглазая? Кривоногая гадина?! От неслыханного оскорбления молодой лорд не сразу понял, что произнесенные слова были сказаны на чистейшем эльфийском. А поняв это, уставился вслед удаляющейся особе. Собственно, а чего это он стоит, когда нужно догонять?


Несколько быстрых размашистых шагов, и Лиам нагнал незнакомку, хватая ее под локоть и резким рывком на себя вынуждая остановиться. Длинные серебристо-пепельные волосы девушки от этого движения упали на лицо, почти полностью закрывая его. Зато обнажился кончик заостренного ушка, что несказанно обрадовало Беара. «Отлично! Вот так удача!» — успел подумать Лиам, прежде чем девица со всей силой ударила его по лицу. Так быстро от собственных слов он еще никогда не отказывался. На месте болезненной пощечины расплывалась краснота, в ушах мужчины повис звон. Маленькая ладошка умудрилась задеть ушную раковину, скулу и щеку, в придачу ко всему оставляя на коже неглубокие царапины от ногтей.


Унизительный шлепок привлек внимание людей вокруг. От потрясения лорд застыл на месте, отпуская локоть эльфийки. Прижимая к телу заплечную сумку, девица тряхнула головой, чтобы волосы перестали мешать обзору, и поспешила скрыться в здании вокзала, оставляя Беара стоять под мокрым снегом с обжигающим следом на лице.


Зеваки вокруг, поняв, что продолжения спектакля, судя по всему, не предвидится, потихоньку расходились по своим делам. Лиама смутил тот факт, что все окружающие наблюдали за их маленькой сценкой. Так что лорд не собирался вновь пытаться догнать эльфийку, чтобы не привлекать к себе еще больше внимания.


Смятение после злосчастного удара отходило на второй план, уступая место предвкушению. Два месяца его поисков подошли к концу. Столько ниточек и бесполезных зацепок, переездов между человеческими городами и смен часовых поясов, наконец, увенчались успехом. Кропотливая работа завершилась нелепой, случайной встречей. С настоящей эльфийкой.


В Бездну, Беар позже начнет разбираться, кто она такая. В конце концов, ему любая подойдет, необязательно королевской крови. Главное, чтобы она могла родить ему наследника. Хоть волосы у этой эльфочки[1] оказались необычного, практически седого цвета, и лица Лиам как следует рассмотреть не смог, Беар был уверен, что его незнакомка молода. Кожа ее руки, которой она позволила себе оскорбить василиска ударом, была гладкой и нежной. Морщин на лице он тоже не заметил. А фигура девицы, которая так спешила скрыться от Лиама в здании, выглядела подтянутой. Что уж там, одежда девушки, плотно облегающая ее тело, практически не оставляла пространства для фантазии. Так что в юной упругости некоторых частей тела Лиам не сомневался.


Василиск наспех сплел заклинание-маяк, успевая повесить его на эльфийку, прежде чем та окончательно скрылась из вида. Теперь у него будет время обдумать свои дальнейшие действия. Но главное, что он, наконец, сможет выбраться из этой проклятой дыры, которую люди зовут Землей.




***


Лана чувствовала себя не в своей тарелке. Свобода, которую она получила еще только утром, уже успела ее утомить. Возможно, это всего-навсего переизбыток эмоций за один день, которые навалились снежным комом, но девушка чувствовала себя выжатой, словно лимон.


Ведь даже простое принятие душа перед сном вызывало у нее целую бурю новых ярких ощущений. В родительском доме водопровода не было. Имелась скважина, которая зимой слишком часто замерзала. И воду приходилось носить вручную из колодца ведрами, выливать в бак над отдельно стоящим на улице душем. Затем нужно разжечь печь, чтобы вода прогрелась. И только после — быстро мыться, чтобы нагретой воды хватило на остальных членов семьи.


Опробовать на себе водопровод, о котором Лана читала в книгах, оказалось настоящим погружением в сказку. Одно движение руки, поднимающее стальной вентиль крана в сторону красной точки, и горячая вода с сильным напором стекает из чистенькой новой насадки душа. Еще поворот — и струи бьют по коже ледяными хлыстами. Светлая плитка ванной и теплый пол добавляли впечатлений. Все-таки в их душевой, дома, Лане приходилось в полумраке упираться взглядом в унылое дерево, годами набухающее от неподходящих условий.


А эта ванная пахла чистотой. Немного химическим освежителем воздуха, совсем чуть-чуть — хлоркой от воды, цветочным ароматом мыла и шампуня, которые стояли на краю ванны. Лане и половина названий запахов, что она за сегодня почувствовала, была неизвестна. Она не знала, что такое манго, о котором писал производитель освежителя воздуха, но запах ей нравился. Теплый и солнечный.


Запахи вообще играли огромную роль в жизни эльфийки. И пребывание в городе столкнуло обоняние девушки с невероятным количеством новых оттенков. Живя в лесу, она привыкла к тихому спокойствию окружения даже в отношении ароматов. От летних цветений полян с их бесконечным разнообразием трав и ягод до осенней сырости разных пород деревьев. Даже в мороз, хоть все запахи леса и стихали, становясь бледнее, Лана была способна отличить свежесломанную ветку от отсохшей еще в прошлом году, используя лишь свой чуткий нос.


В большом городе Лана утопала в миллиардах новых ароматов. Плохая погода не позволила ей долго гулять, да и желание девушки каждый раз остановиться, чтобы определить источник новых ярких ноток, щекочущих ноздри, не способствовало обширной экскурсии. Ее завораживал запах мокрого асфальта, хотя в большей степени она старалась ощутить тот волнительный романтический трепет, что испытывали люди, описывая его в романах. Так ничего не почувствовав к этому явлению человеческой жизни, Лана двинулась дальше в своих исследованиях. Запах вокзала ей не нравился. Сотни людей с их разнообразным парфюмом, а иногда с весьма специфическим амбре, холодный металлический и бетонный фон здания, влажный отзвук потертой штукатурки. И электричество. Лана не была уверена, что это его легкий, едва уловимый аромат, ведь книги говорили, что электричество не пахнет. Но она определенно ощущала нечто, стоя под грузными проводами. Вероятно, это и называли наэлектризованным воздухом.


Вода, льющаяся из душа, оказалась иной, чем в лесу. Чуть солоноватой на вкус, с нотками ржавчины. Сильный напор кусал кожу, струи били хлестко, смывая остатки улицы и прошедшего дня с тела.


Вернувшись в комнату с односпальной кроватью, Лана не стала включать свет. Не только ушам и носу требовался отдых от нового массива ощущений, но глазам.


Лане катастрофически не хватало кислорода и свободного пространства. Загрязненный выхлопными газами воздух не давал девушке достаточно силы, заставляя вдыхать чаще. А множество людей вокруг… Лана чувствовала себя неуютно среди толпы. Она успокаивала себя, напоминая, что это лишь вопрос привычки. Но то и дело снующие возле нее люди быстро выматывали.


А тот мужчина, что толкнул ее на вокзале? Девушка задумчиво погладила свой локоть, за который он схватил ее. Почти больно, но следов на коже не осталось. Слишком непривычные ощущения. В ее окружении были лишь родители и Гришка, так что к чужим прикосновениям Лана оказалась не готова. Даже в поезде она усердно вжималась в стену возле окна, чтобы тучная соседка не задевала ее. Мама с папой иногда обнимали дочь, они касались друг друга, во время тренировок, но не более. Гришка вообще не в счет.


А тут посторонний мужчина. Лана прикрыла уставшие глаза, силясь вспомнить, как он выглядел. Высокий, возможно, даже выше отца. Волосы темные. Густые широкие брови. Как жаль, что у нее было так мало книг с картинками, чтобы девушка могла сопоставить портреты героев с их описанием. Ей не доводилось разглядывать других людей, так что фразы вроде "ямочки на щеках", "точеные скулы", "белоснежные зубы" вызывали у эльфийки лишь недоумение. Ведь зубы не бывают белыми, как лист бумаги, всегда имея оттенки темнее. Да и снег бывал и серым, и голубым, если на нем образовался наст, и солнце достаточно ярко светило. Люди же не говорили «белооблачный». Сталкиваясь с непривычными описаниями, воображение Ланы рисовало человека с двумя и тремя подбородками, и при этом с одним единственным ртом, будто причудливого уродца. Но таких Лана сегодня еще не встречала.


Мысли возвращались вновь к незнакомцу. Все-таки зря она дала волю эмоциям. Он испугал ее, вторгнувшись в личное пространство совершенно неожиданно. А на страх у Гриши, например, всегда одна реакция — издать предупреждающее рычание. Хотя по прошествии времени Лана вспомнила, что в книгах в подобных случаях просят прощения.


А смогла бы она правильно произнести эти слова?


— Пь-ри-оость-и…тэ, — попробовала сказать вслух девушка. Неудобное слово. Длинное и какое-то скользкое, неприятное. Да и потом, почему она должна извиняться, если это он на нее налетел?


Больше всего сейчас Лане хотелось вернуться обратно домой. Но было стыдно. Долгожданной свободой девушка насытилась сполна всего за один день. Неужели мир людей не для нее? Если Алания вернется домой сейчас, мама окажется права. И будет настаивать, чтобы семья отправилась в их родной мир. Но этого Лана тоже не хотела. Лучше остаться с Гришкой в лесу. Там спокойнее и комфортнее. Уйти куда-нибудь подальше, чтобы вообще никого не видеть, и жить в тишине, на бескрайних просторах леса. Нет, Лана просто обязана дать городу еще один шанс. Неделю. Она продержится здесь неделю. Пусть даже если это будут походы до магазина за едой и обратно в номер. Чтобы не возвращаться домой слишком быстро, словно какая-то трусишка. Еще шесть дней…


С этими беспокойными мыслями девушка и заснула, так и не забравшись под одеяло.


[1] Эльфа, эльфочка — пренебрежительное обращение к женщинам-эльфам, в противовес вежливой форме «эльфийка»


Глава 4. Не говори с незнакомцами…


Лиам Беар сидел в фойе отеля, устроившись на бежевом кресле возле невысокого столика. Прислуга принесла ему чашку с местным ароматным напитком. Терпкая горечь отлично бодрила в такую рань, оставляя за собой приятное послевкусие. На завтрак Лиам времени себе не оставил, внимательно выжидая свою добычу.


С его позиции отлично просматривался весь холл, лестница, ведущая на этажи, и две подъемные кабины. Кажется, их называли лифтами. Благодаря поставленному поисковому заклинанию, Лиам без труда отследил весь маршрут эльфийки за прошедший день.


Пользоваться магией на Земле оказалось трудно. Даже простейшие заклинания значительно опустошали внутренний резерв. Так что после сплетенного «маяка» пришлось экономить силы. Энергия восстанавливалась достаточно быстро, но рисковать Лиам не собирался. Мало ли, для чего еще ему потребуется магия.


Ожидая, когда же его добыча спустится, Лиам прокручивал в голове варианты предстоящего диалога. В первую очередь он раздумывал, как привлечь внимание девушки, чтобы та вновь не сбежала, устроив сцену на людях. Пусть следа на лице от ее пощечины не осталось, зато память в точности сохранила жгучее прикосновение и волну негодования в душе лорда. Эта девица может быть кем угодно, хоть королевой мира, но поднимать руку на него, на мужчину, на знатного лорда, на подданного Темной Империи, на воина…. Непростительно. Просто так он этого не оставит. Жену надо начинать воспитывать с самого начала.


Мысли, что он мог купить травоядной нахалке какой-нибудь подарок, безделушку, Лиам быстро отмел в сторону. В конце концов, эльфа оскорбила его. И словом и действием. Назвать василиска — ящерицей… За такое убить не грех. Повезло ей, что она оказалась столь нужной ему эльфой, а не простой человеческой девчонкой.


Двери одного из лифтов раскрылись, оповещая холл глухим звоном. Из глубины кабины вышли четверо постояльцев, а за ними и его будущая невеста.


Лиам сразу узнал ее, хотя сейчас на эльфа девушка походила меньше всего. Представительница древней гордой расы, как вчера, оказалась облачена в человеческие тряпки, но на этот раз не столько откровенно демонстрирующие изгибы ее тела. Темно-синие облегающие штаны, длинный шерстяной тулуп, края которого выглядывали из-под верхнего камзола. Да и камзол выглядел совершенно неподобающим образом. Пухлый, одутловатый и бесформенный. Он больше напоминал лысую шубу. Впрочем, Лиам уже успел насмотреться на подобные одежды у людей. Пуховики, так они назывались. Или дубленки? Он не помнил. Лорд Беар не раз слышал эти слова, но не желал придавать им большого значения. То, что ему и так пришлось занимать свою память, выучивая местный язык — уже раздражало.


Беар и раньше не выбирался на Землю, до того, как планета стала закрытой, и в дальнейшем не планировал этим заниматься. Так что тратить свое время и силы на изучение местной культуры он не собирался. Тем более, что на этот гигантский мир приходилось слишком много различных веяний на все случаи жизни. И те, с которыми он столкнулся в последние два месяца, василиску категорически не нравились. Женщины ходили в мужских одеждах, а если и выбирали платья, то их юбки оканчивались зачастую даже не на коленях, а едва прикрывая середину бедра. Может, иногда подобные одеяния и придавали пикантности, но лишь иногда. Лиаму никогда не нравились развратные женщины. Он ценил скромность, как во внешнем виде, так и в поведении. То, в чем предстала перед ним эльфийка сейчас — не вызывало в нем никаких положительных эмоций. Разве что жалость.


Пользуясь примером своих более опытных в путешествиях на Землю товарищей, Лиам предпочел облачиться в тонкое шерстяное пальто по фигуре, белую рубаху и не сковывающие движения брюки. Одежда, отличающаяся от привычной лишь материалом и простотой кроя. Ни тебе вышитых гербов, ни заговоренных плетений. Но все же лучше, чем бесформенные мешки, которые цепляли на себя люди вокруг.


Девушка направлялась к выходу из отеля, натягивая на голову горчично-желтую вязаную шапку, пряча под нее свои густые серебристые волосы и заостренные кончики ушей, пока окружающие не обратили внимания на необычный внешний вид. Да и было бы, на что обращать внимание. Невзрачная серая мышь. Хотя, Лиам был вынужден признать, что лицо у этой мышки вполне миловидное. Для эльфы, конечно.


Лиам поднялся со своего места, намереваясь преградить девушке путь. Теперь, глядя на ее убогий нищий облик, он понимал, что точно сможет заручиться ее согласием.




***


— Мы можем с вами поговорить? — вчерашний незнакомец возник перед Ланой столь резко, что девушка еле успела остановиться, избегая нового столкновения. Родной язык звучал из уст мужчины странно и непривычно. К такому Лана не была готова, уже успев смириться, что эльфийского до возвращения к родителям ей слышать не придется.


— Вы говорите по-эльфийски? — девушка насторожено смотрела на мужчину, начиная сматывать свои наушники, чтобы убрать обратно в карман. Видимо ей предстоит занимательная беседа, так что музыка явно не потребуется.


Ведь если он знает язык… Алания готова была под землю провалиться, вспоминая, что вчера позволила себе высказаться в адрес незнакомца. Но кто же знал, что он поймет?! И вообще, откуда взялся этот мужчина, и почему вчера не начал беседу? Хотя, учитывая, что Лана практически сразу ударила его, стоило незнакомцу схватить ее за локоть…. Может, он и хотел вступить в диалог, но ее выпад его смутил.


Бездна! А ведь этот мужчина мог быть знаком с ее родителями. Иначе, что бы он делал на вокзале? Не просто же так кто-то из другого мира решил оказаться на Земле именно здесь. Лана еще раз окинула собеседника быстрым взглядом. Нет, он точно не эльф. А значит, не один из свиты, которая была у матери, когда ее сослали на Землю. А кто тогда? «Демон!»- выругалась Алания про себя, как только до нее дошло осознание, что если этот неизвестный знает ее родителей, то непременно доложит им, как их дочь на него набросилась. А значит, ей придется вступить с ним в беседу, чтобы не выглядеть грубой, и постараться загладить вину за вчерашнюю вспышку.


— Да, юная леди, — мужчина слегка поклонился в знак приветствия. И Лана ответила ему тем же. Все-таки мать не зря учила ее этикету, пусть девушке и не доводилось до сих пор им пользоваться. — Позвольте представиться, лорд Лиам Беар, к вашим услугам. Вы уделите мне немного своего драгоценного времени?


Мужчина улыбнулся, и Лана поняла смысл слова "обворожительно". Ровные зубы, четко очерченные полные губы, уголки которых чуть приподняты. И, смотря на все это, девушке действительно не хотелось отводить взгляда. Лана и не заметила, как склонила голову к правому плечу, забывая моргать и начиная улыбаться в ответ. Заметив заинтересованность девушки, незнакомец ухмыльнулся, предлагая эльфийке свой локоть.


Лана никак не отреагировала на этот жест, силясь вспомнить, чему ее учила мать. В отличие от остальных дисциплин, которые родители успешно вбивали в голову девушки, доводя многие моменты до автоматизма, этикет давался Алании с трудом. Она точно знала, как сплести любое заклинание, хотя ей ни разу не доводилось получить результат. И никак не могла запомнить, что дозволено, а что нет при общении. И это неудивительно. Ведь заклинания могут однажды спасти ее жизнь, если Лана решит вернуться в родной мир. А вот как ей помогут такие мелочи, как вежливость и соблюдение бесконечных жестов, ужимок и кивков — она представить себе не могла. Тем более, что нюансов в этикете была великое множество. Приходилось учитывать, на чьей территории происходит встреча, формат этой встречи, с представителем какой расы ты разговариваешь и кто из вас выше по происхождению. Выступаешь ли ты в роли просящего или же будешь выступать покровителем.


— Мне кажется, что для нашей беседы подойдет более тихое место, — видя замешательство эльфийки, сообщил Лиам, неверно толкуя ее нерешительность. — Вы, вероятно, еще не успели позавтракать.


Слова мужчины вернули эльфийку в реальность. Голову она поспешно вернула в вертикальное положение, заливаясь краской. Даже в таком легком движении высший свет видел вполне определенный смысл. Склоненная голова к правому плечу — симпатия, заинтересованность, к левому — неодобрение, презрение.


Предложение о совместной трапезе поспело как нельзя кстати. Позавтракать Лана, и правда, не успела. Да и за свое умение сидеть за столом она была спокойна — мать строго относилась к поведению во время приема пищи, даже для легких перекусов сервируя полный комплект посуды. Разве что позавтракать Лана собиралась чем-нибудь мясным, что не сможет позволить при новом знакомом, чтобы до родителей не дошла очередная скандальная выходка дочери. Так что перед эльфийкой стоял выбор — беседа на пустой желудок, или завтрак с лордом Беаром, лишенный мясных изысков. Хотя, какой там выбор! Она уже не приняла руку лорда для сопровождения, а отказать собеседнику дважды подряд — это прямое оскорбление. «Демонов этикет, чтоб его!» — злобно подумала эльфийка, натягивая на лицо приторную улыбку.


— Конечно, вы правы, — учтиво кивнула Лана, вспоминая, что именно так всегда делала ее мать. — Только я не очень знакома с городом и боюсь, что одета неподобающе для места, которое будет достойно лорда.


Лиам еще раз довольно улыбнулся. Ему импонировала вежливая кротость эльфийки, особенно в сравнении с ее вчерашним поведением. Видимо, осознание того, что она имеет дело с лордом, а не с человеческим отребьем, играет значительную роль. Беар уже и простил ей, что она не приняла его локоть, когда он предложил. Пускай. Вероятно, девочка — одна из служанок в свите бывшей королевы и не имеет права касаться знатной особы на людях. И раз по прошествии стольких лет эльфочка все еще способна вести себя прилично, возможно и супругой она станет вполне сносной. А ее вчерашнее оскорбление…. Что ж, она же не знала, с кем имеет дело. Разве можно винить девочку в том, что местные мужчины настолько слабы, что позволяют себя бить на людях? Попросит прощения, и Беар благосклонно его ей дарует.


— Боюсь, что здесь и не найдется такого места, которое было бы достойно нас, — вежливо ответил Лиам. — А по поводу вашего гардероба, прошу, не смущайтесь. Я прекрасно понимаю, в сколь плачевном положении вы оказались, попав на Землю.


Последняя фраза Лане не понравилась. Ей, по правде говоря, плевать, как она выглядит. А вот то, что лорд попытался манипулировать ей, принижая девушку своим замечанием, заставило туманную дымку очарования, которая окутывала молодого мужчину, привораживая, моментально исчезнуть. Лорду Беару следовало сделать ей комплимент, найдя хоть что-то в облике эльфийки приятным. Или соврать из вежливости. Но он этого не сделал. И Лана почувствовала, что с этим человеком нужно держать ухо востро.


— В гостинице есть ресторан. Думаю, мы сможем найти там свободный столик подальше от чужих ушей, — ответила эльфийка, расстегивая теплую куртку и направляясь в сторону обеденного зала. Лорда Беара она обошла, сдержав желание толкнуть плечом, как он вчера задел ее. Этикет — этикетом, но манипулировать собой она точно не позволит. Лорда надо поставить на место.


Лиам в очередной раз оказался неприятно удивлен, не понимая, что спровоцировало девушку сменить кроткий нрав на холодную дерзкую решительность. Он поспешил вслед за ней, недовольный тем, что приходится догонять, в то время как это эльфийке следовало ступать по его пятам.


Зал ресторана оказался практически пустым в столь ранний час. Пока лорд Беар осматривал одинокие столы, накрытые красными скатертями, в поисках подходящего, Лана достала кошелек и протянула купюры администратору. Не зря отец составил ей такую подробную инструкцию. В исписанных с двух сторон листах, казалось, были советы на все случаи жизни. И как добраться до отеля, и какой номер попросить. Кому, когда и какую сумму денег передать, если она захочет принять пищу в ресторане отеля. Даже здесь оказались свои тонкости. Девушка могла просто пройти в зал и получить обслуживание по меню. Но, в таком случае, завтрак бы обошелся ей никак не меньше, чем в пару тысяч рублей. В противовес этому — стоит сообщить администратору на входе номер своей комнаты и оплатить завтрак для постояльцев, сумма за прием пищи опускалась в несколько раз.


Ловя на себе очередной недовольный взгляд лорда Беара, который успел понять, что девушка заплатила за них обоих, Лана проследовала в зал, позволяя мужчине выбрать столик. Эльфийка не хотела быть чем-либо обязанной незнакомцу, пусть даже платой за завтрак. Да и этот маленький бунт против правил приличия немного собьет спесь с лорда. Официанты принесут им стандартный набор еды, даже не предлагая меню. Если Лиам Беар пожелает что-то еще, пусть заказывает сам. Из-за его неожиданного появления и желания пообщаться Лане и так придется вкушать на завтрак салат вместо жареного бекона. О котором девушка мечтала еще со вчерашнего вечера, стоило заметить его в меню. Но ничего не поделаешь. Мама обещала, что лично убьет ее, если в родном мире узнают, что дочь Королевы Зеленого Трона употребляет в пищу мясо. Убить-то не убьет, как понимала Лана, но весь мозг точно выест.


— О чем же вы хотели поговорить со мной, лорд Беар? — холодно поинтересовалась Лана. На стол поставили свежевыжатый апельсиновый сок в высоких бокалах. Девушка сделала пару глотков. С кухни уже доносились приятные ароматы. Наверняка среди них был запах жареных куриных яиц, которые Лане тоже не терпелось скорее попробовать. Родители куриц не позволяли заводить, так что если Алания и кушала яйца, то только найденные по весне в гнездах.


— Я смотрю, вы невероятно решительная девушка, — Лиам улыбнулся, только теперь эдьфийка видела, насколько эта улыбка фальшивая. Словно заискивающая, лишь бледная попытка повторить ту, что была самой первой в их разговоре. — И я прекрасно понимаю ваш настрой. Все-таки столько лет провести среди этих дикарей и, наконец, встретить кого-то из родного мира…


Очередная попытка принизить положение девушки, вызвала волну негодования у Ланы. И какая интересная манера ведения беседы. Льстивый комплемент, вероятно, в надежде умилостивить ее, усыпить бдительность, а затем, завуалированное пониманием возвышение себя над собеседником.


— И я так понимаю, что встреча эта неслучайна?


— В некоторой степени. Я действительно прибыл сюда, надеясь наткнуться на следы пропавшей эльфийской делегации…


— И с какой целью? — перебила Алания. Что ж, если он искал эльфов, возможно с родителями он знаком не был. А со следа она его сбить сможет. Так что в Бездну этикет и формальности.


Лиам Беар ответил не сразу, делая вид, что ему необходимо попить. В этот момент подошел официант, выставляя на стол блюда. Яичницу с беконом для лорда и салат для Ланы. Девушка могла поклясться, что ее блюдо не просто было выложено из пластикового пакета, но еще и замораживалось. Пожухлые листья зелени, легкий аромат фреона, который вряд ли бы оказался заметен, будь она человеком.


— Для начала позвольте мне узнать ваше имя, — попросил Беар, напоминая Лане, что она до сих пор не представилась. — Я хотел бы понимать, с кем именно веду диалог.


Лана, успев убедиться в догадках по поводу салата, почувствовав, что по краям тарелка чуть горячая, отложила вилку в сторону. Есть овощи после подогревания в микроволновке — выше ее сил.


— Мое имя Алания, я дочь Алии, истинной королевы Зеленого трона, — ответила девушка, самодовольно. Пусть лорд знает, что общается не с простолюдинкой. Возможно, это заставит его вести себя вежливее.


Лана жалела лишь о том, что имени рода у нее нет. Мама и папа не были женаты ни по обычаям родного мира, ни по законам Земли. А значит, Лана не могла причислять себя ни к одному из родов матери или отца. В этом мире эльфы сделали для себя документы, взяв фамилию «Зеленолесные», в память о потерянном доме, но Лана не думала, что эта информация касается ее нового знакомого.


Беар сидел, не веря своей удаче. Принцесса. Ему удалось найти не простую эльфийку, а дочь Алии. Неслыханная удача! Видимо, Творец решил воздать Лиаму за его мучения на этой треклятой планете. А сколько перспектив на будущее! Понятное дело, на Зеленый трон девчонка претендовать не имеет права, она лишь незаконнорожденная дочь изгнанной королевы, но при дворе свои прерогативы иметь все равно будет. И главное, старейшины останутся довольны такой добычей. Редчайший трофей! Василиски «Острых когтей» станут первыми среди остальных кланов. А значит, расширят свои территории, увеличат влияние. А раз так, в благодарность эльфийке Беар не станет избавляться от жены слишком быстро. Она сможет побыть его супругой подольше. А если еще родит ему сыновей, укрепляя позиции Беара как главы клана…. Сколько перспектив открывается!


— Очень приятно видеть дочь Алии. Боюсь, с вашей матерью мы не были знакомы лично, но я слышал о ней много хорошего.


Лесть совершенно не красила лорда Беара, и с каждой минутой Лане все больше хотелось уйти с этой встречи.


— Лорд Беар, прошу вас, ближе к делу.


Лиам на мгновение оскалился, но быстро взял себя в руки.


— Я пришел оказать вам услугу. Помочь вернуться домой. Я понимаю, что вы надолго застряли в этом мире, не будучи в состоянии достать или изготовить необходимые зелья для перемещения, — лорд прекрасно знал, что среди эльфов уже очень давно не появлялось магов подходящей силы. Именно по этой причине данный народ никогда не путешествовал между мирами, рискуя не попасть обратно. — Пусть на Земле прошли многие годы с тех пор, как ваша мать со своими спутниками попала сюда, для вашего родного мира минуло лишь пять лет. Да, боюсь, что леди Алия вряд ли вернет себе трон и, возможно, вам при эльфийском дворе будут не рады. Но я смогу помочь вам, леди Алания. У меня есть несколько замков, я подарю вам один из них. К вашему распоряжению будут любые ткани, и портные сошьют вам платья, достойные принцессы. Наверняка, вы скучаете по нормальной одежде…


— Лорд Беар, я родилась и выросла на Земле. И «нормальной» одежды, в вашем понимании, я не знала. Поэтому не могу по ней скучать.


— В таком случае вас ждет приятный сюрприз. Вашей кожи должны касаться только мягчайшие шелка. И камни. Сапфиры прекрасно подчеркнут цвет ваших глаз…


Лана уже поняла, к чему клонит мужчина. Она читала много разных романов, которые привозил ей отец. Недостаток мужской компании он пытался компенсировать ей книгами о великой любви. Так что девушка прекрасно представляла, к чему подводят подобные подарки и одолжения. Эта щедрость идет не от чистого сердца, не требуя ничего взаймы. Не собираясь больше тратить ни минуты, Алания допила свой сок и произнесла:


— Нет.


Лиам замолчал, от неожиданности забыв прикрыть рот.


— Простите?


— Вы расслышали меня, лорд Беар. Я сказала — нет. Мне не требуются ваша помощь, ваши одолжения, замки, шелка или другие сюрпризы.


— Вы не дослушали меня, — строго заметил лорд Беар, гневно сжимая салфетку в руке.


— Я вас дослушала, — медленно отчеканила Лана. — Не стоит далее попусту терять время. Ни ваше, ни мое. Что бы вы там не собирались мне предложить еще, мне это не интересно, — чуть поразмыслив, девушка решила добавить. — Жаль, что ваши поиски оказались напрасны. Спасибо за приятную компанию за завтраком и прошу меня извинить.


Все-таки о вежливости забывать не стоит, не зря же мама ее прививала. Лана поднялась из-за стола, так и не прикоснувшись ни к чему из еды, и покинула ресторан, оставляя сидеть Лиама в одиночестве. Ей предстоял еще очень долгий день и множество новых эмоций. Возможно позже, по возвращении домой, она расскажет родителям об этой встрече, и узнает, кто такие лорды Беары.


Лиам остался сидеть за столом, доедая в меру терпимый завтрак. Будь он сопливым юнцом, бросился бы следом за невоспитанной эльфийкой. Но сейчас ему ни к чему торопиться. Поисковый маячок все еще на ней, так что добыча не потеряется. Он заказал себе еще горячего бодрящего напитка, который люди называли кофе, и сидел, в целом, довольный результатом разговора.


Пусть Алания не пошла ему навстречу, показав тем самым треклятую эльфийскую гордыню. Ему это только на руку. Не придется тратить деньги на подкуп королевской зазнобы. Он добьется желаемого другими методами. Проверенными, жесткими, зато безотказными.




***


Лана вновь вышла из душа. Ей определено нравилось мыться в гостинице. Она чувствовала, что кожа становилась чистой до скрипа, лишь едва оказываясь суше, чем обычно. В магазине девушка купила себе увлажняющее молочко для тела, так что проблема сухости ее не беспокоила.


Второй день, вопреки удручающему началу, прошел отлично. Девушка погуляла в центре города. Окружающий шум и невероятное количество людей все равно быстро утомляли ее, зато девушка с удовольствием посетила дом картин. Тонкие работы старых человеческих мастеров восхищали ее. Мать всегда была против того, чтобы Лана смотрела на местные произведения искусства, повторяя, что с эльфийскими умельцами люди все равно не сравнятся. Но, побродив по залам больше трех часов, рассматривая картины художников разных эпох, Лана пришла к выводу, что вряд ли у эльфов получилось бы намного лучше.


На улице уже успело стемнеть, но Лана не планировала ложиться спать. Взбодрившись после душа, она еще была полна сил. Так что, одевшись во все чистое, нацепив все свои браслеты и натянув на голову любимую шапку, девушка направилась к выходу из номера. Может хоть ночной город не будет столь многолюдным и раздражающим.


Открыв дверь и сделав первый шаг за порог, Алания уткнулась носом в чужую грудь. Неожиданное нарушение личного пространства заставило девушку буквально отпрыгнуть назад, выставляя перед собой руки в предупреждающем жесте. Еще до того, как она рассмотрела в полумраке лицо гостя, эльфийка поняла, что перед ней оказался лорд Беар. Пряный аромат его кожи было сложно с чем-то спутать. Смесь меда, табака, лаванды, с нотками кипариса. Присутствовали еще какие-то оттенки, но их Лана не смогла бы назвать.


Лиам Беар вошел в номер, закрывая за собой дверь.


— Лорд Беар, что вам здесь нужно? — Лана продолжала отступать вглубь комнаты, хотя и понимала, что единственный выход находится за спиной Лиама.


— Время разговоров кончилось, — холодно известил лорд Беар, надвигаясь на девушку, словно лавина.


Эльфийка стянула с себя шапку, кидая ее в лицо Беара, надеясь выкроить себе хотя бы долю секунды, чтобы проскочить мимо него. Но у мужчины оказалась реакция дикого кота. Он не только успел поймать головной убор еще на подлете к своему лицу, но и свободной рукой преградил девушке путь к выходу. Откинув шапку в сторону, второй рукой Лиам схватил эльфийку, накрывая ладонью ее рот, чтобы та не закричала. Он достаточно выжидал, чтобы свидетелей поблизости не оказалось, не хватало, чтобы визг девицы помешал его планам.


Лана на этот раз не почувствовала сковывающую неприязнь от чужих прикосновений. Наоборот, ее мозг заработал с четкой ясностью, заставляя вспомнить все уроки по защите, что давал отец. Девушка дернула головой вниз, чтобы вцепиться зубами в край ладони Беара, одновременно ударяя мужчину в бедро коленом. Лиам предупреждающе громко зашипел, ослабевая хватку.


Маленькая эльфийка, выскальзывая из захвата, пригнулась, собираясь всей массой тела ударить в грудь мужчине. Он выше, его центр тяжести тоже. Если у нее получится, Лана сможет сбить его с ног. Удар она нанесла плечом, попадая точно в солнечное сплетение. Беар пошатнулся, едва не потеряв равновесие от неожиданно сильного напора. Ему попалась бойкая мышка, и он никак не предполагал столкнуться с сопротивлением. От удара грудную клетку свело так, что василиск не мог сделать вдоха.


Но Лиам быстро взял себя в руки, вспоминая, что он воин, а его добыча — просто какая-то эльфа, не ровня мужчине по силе и навыкам. Противостоять ему девчонка не может, этот фарс и так слишком затянулся. В Темной Империи с рождения мужчинам внушали, что женщин бить нельзя, но для того, чтобы скрутить смутьянку, бить ее совершенно не потребуется. Беар ухватил Аланию за свитер, притягивая к себе. Девушка будто ничего не весила для него. Эльфийке показалось, что он с легкостью поднимет ее в воздух даже не одной рукой, а двумя пальцами. Как только Лана очутилась в руках мужчины, Беар навалился на нее, прижимая к ближайшей стене. Он буквально накрыл ее своим телом, не позволяя пошевелиться.


Девушку охватила паника. Слишком все быстро происходило, слишком тесные прикосновения, грубые, лишающие пространства. И опять чужая ладонь на ее губах, не позволяющая закричать, позвать на помощь. Лана силилась вывернуться из тисков, в то время как лорд свободной рукой извлек из кармана пальто небольшой стеклянный пузырек. Он разбил склянку об пол, открывая портал в свой мир, совершенно не обращая внимания на вялые попытки своей добычи продолжить сопротивление. Эльфийка не успела осознать, что происходит, когда Беар прижал ее к себе еще крепче, обхватывая обеими руками, и нырнул в воронку.


Глава 5. Не зли змея…


Лана чуть не упала на колени, когда лорд Беар разжал руки, отпуская девушку. Ее первое перемещение в жизни… Голова кружилась, к горлу подступала тошнота. Девушка глубоко дышала, помня, что и к этому ее мать готовила. Первые перемещения между мирами всегда неприятны, организм слишком перегружается. Но со временем даже к таким нагрузкам привыкаешь.


Лана смотрела на черно-белый пол помещения, в котором оказалась. В то время как лорд Беар продолжал выхаживать по залу, видимо, давая девушке придти в себя. Отдышавшись, эльфийка была готова к новой схватке. Она подняла взгляд, в поисках своего похитителя, готовая броситься на него. Или от него, если поймет, что выход где-то рядом.


— Итак, добро пожаловать в родной мир, Алания, — насмешливо произнес Лиам, явно забавляясь ситуацией. — Я надеюсь, ты не будешь сейчас предпринимать глупых попыток к бегству? — высказал свое пожелание лорд Беар. — Все равно у тебя ничего не выйдет, ты мне только настроение испортишь. Так что будь добра, веди себя прилично.


Прилично? Ее похититель говорит ей о приличии?!


— Что тебе от меня нужно? — к черту дворцовый этикет. Эльфийка продолжала беглым взглядом осматривать помещение, стараясь продумать свои дальнейшие действия.


— Будешь моей женой!


— Это вопрос? — опешила Лана.


— Это утверждение, — спокойно сообщил Беар.


— Тогда нет.


— Я не спрашивал тебя, а поставил в известность, — голос мужчины начинал вибрировать от раздражения.


— А я не отвечаю, — невинно произнесла Лана. — Просто констатирую факт.


Реакция лорда Беара девушку удивила. Он громко засмеялся, совершенно сбивая с толку эльфийку.


«Он сумасшедший!» — подумала про себя Лана.


— Храбрая глупая мышка… — покачал головой Беар. — Я дам тебе выбор. Соглашайся по-хорошему. Или сделаем всё по-моему. Не думаю, что второй вариант тебе сильно понравится.


— Да и первый как-то не особо восторг вызывает, — честно призналась Алания. Та интонация, с которой мужчина назвал ее «мышкой», заставила девушку вздрогнуть. Ведь это папа к ней так всегда обращался. По-доброму, ласково. А лорд Беар говорил с издевкой. Коротко, хлестко, словно плевок или пощечина.


— Эльфочка… — Лиам подошел к девушке ближе, так что она смогла ощутить на себе его теплое дыхание. — Ты лишь хрупкая девушка. Мышка. А я — хищник. Опасный, безжалостный змей. Не играй со мной, и не зли меня. Ты же знаешь, что змеи делают с маленькими беспомощными мышками? Едят их. На завтрак. Обед. И ужин.


— Смотри, чтобы я тебе поперек горла не встала, — с угрозой в голосе произнесла Лана.


Лорд Беар плотно сжал губы, тяжело выпуская воздух через нос. Стоял, сверля девушку злобным взглядом. Видимо, таким образом мужчина стремился запугать свою жертву.


Лана размышляла, что, возможно, подобные речи и действия могли бы произвести впечатление на изнеженных шелками дворцовых глупышек. Но с ней, выросшей в диких суровых лесах России, такие номера не пройдут. Пусть лорд выше нее, физически сильнее и психологически более неадекватный, зато ему и вполовину не переплюнуть эльфийское упрямство Ланы и ее русскую смекалку. И это Лиам Беар еще не знает, кто такие партизаны! А его вспыльчивый нрав только на руку девушке. Мать всегда учила, что эмоции мешают принятию верных решений.


«Ну что, женишок. Поиграем», — подумала Лана, ни на секунду не сомневаясь в собственных силах.


Уверенный взгляд эльфийки, который она не собиралась отводить от лорда Беара, заставил мужчину ухмыльнуться.


— Стража! — крикнул Лиам так громко, что у Ланы зазвенело в ушах.


В помещение зашли двое мужчин в легком кожаном облачении.


— Отведите леди в мои покои. И заприте, — коротко бросил Беар, продолжая разглядывать эльфийку. Ни один мускул на ее лице не дрогнул.


«Смелая, глупая мышка…» — подумал Лиам, прежде чем Аланию подхватили под обе руки и вывели из комнаты.




***


— Леди Айгерим прибыла, — голос слуги заставил Лиама отвлечься от размышлений.


Еще до того, как лорд Беар успел распорядиться пригласить гостью войти, из коридора донесся стук каблуков. Уверенную походку Айгерим василиск мог узнать из тысячи. Двери широко распахнулись, слуга поспешил убраться с дороги. Айгерим не любила церемониться, ожидая, когда ее позовут.


— Не думал, что ты так быстро доберешься, — честно признался Лиам, поднимаясь из кресла, чтобы поприветствовать гостью.


Айгерим почти подбежала к василиску, протягивая руки, чтобы обнять его. И Лиам ответил тем же, прижимая девушку к себе крепче.


— Я скучала, — прошептала она.


— Здравствуй, — ответил Лиам, проводя рукой по рыжим волосам девушки. Отступив на два шага, он добавил. — Отлично выглядишь. Я тоже скучал. Все-таки для меня прошло больше времени, чем для тебя.


— Конечно! — улыбнулась Айгерим, проходя к креслам. — Ты же даже постареть успел! Мне кажется, у тебя и седина в волосах проступать начала, — девушка одарила Беара лукавой улыбкой.


— Творец упаси, — отмахнулся Беар, доставая из серванта бутылку вина и два бокала. — Если преждевременная седина меня и настигнет, то только от нервов.


— Ну, так как, тебя можно поздравить с успешным завершением миссии? — рыжая гостья с удовольствием вытянула ноги, разваливаясь в широком кресле. — Раз ты вернулся, я делаю вывод, что ты встретил любовь всей своей жизни и готов теперь летать на крыльях счастья?


— Все издеваешься? — Лиам протянул наполненный бокал своей подруге, усаживаясь в кресло напротив нее.


— Что ты! Разве я смею? И где же эта бедняжка, которой выпало наказание терпеть твой несносный характер до скончания дней?


— Пытается осознать всю глубину настигшего ее несказанного счастья, — сухо ответил Беар.


Холодность и серьезность, с которой произнес последнюю фразу ее друг, заставили Айгерим забыть о шутках. Девушка села ровно в кресло, наклоняясь к Лиаму. Она знала его слишком хорошо и давно, чтобы различать малейшие изменения в настроении василиска.


— Беар, что ты натворил? — строго спросила она, готовая отчитать своего вспыльчивого друга, словно нашкодившего мальчишку. — Ты должен был привезти человечку, которая по доброй воле захочет быть с тобой…


— Нет, я должен был привезти клану трофей с Земли, который станет моей женой, — поправил лорд Беар, оставляя свой бокал на столе. — И… девушка пока не согласна.


Айгерим прищурилась, догадываясь, что немногословность Лиама не к добру. Привстав со своего места, она дотянулась до Беара, чтобы отвесить ему подзатыльник.


— И как ты умудрился притащить в наш мир человечку, если она была против?!


— А это и не человек. Эльфа.


— И где она сейчас?


— В моих покоях.


— И что она там делает? — с нажимом поинтересовалась рыжая.


— Я ее запер.


— Ты… — слов у девушки не осталось, так что она вновь поднялась, на этот раз выдавая василиску три подзатыльника. — Ты вообще, каким местом думаешь?!


Лиам не ответил, молча ожидая, пока Айка немного остынет.


— Ты ведь не просто так позвал меня? — предположила гостья, с прищуром глядя на Беара.


Лиам кивнул.


— Айка, поговори с ней? Пожалуйста…


— Лиам, ты в своем уме? Что в твоей пустой голове щелкнуло, и ты решил, что я смогу тебе помочь?!


— Ну, ты же женщина! Вы там как-то понимаете друг друга, прислушиваетесь…


— Беар, а самому поговорить с девушкой слабо?


— Да я ее придушу быстрее, чем успею мысль закончить. Ты не представляешь, какая это заноза!


— И ты решил, что я справлюсь? И что мне ей сказать? Какой ты добрый и прекрасный?


— А я не такой? — спросил василиск, невинно улыбаясь. — Ты же со мной нормально общаешься.


— Во-первых, я единственная, кто способен терпеть всех твоих тараканов в голове. А во-вторых, ты меня ни женой, ни любовницей своей сделать не пытался. Да как ты вообще представляешь себе весь этот разговор? Здравствуй, дорогая эльфа, тебе выпала честь стать женой неуравновешенного циничного сексиста, который напрочь лишен тормозов и совести. Но ты не переживай, он не кусается?


— Я не могу быть настолько плох, — возмутился Лиам. — Айка, кто из нас актриса, ты или я? — строго спросил лорд. — Придумай что-нибудь. Побеседуешь, вроде как невзначай, опишешь все перспективы…


Айгерим многозначительно приподняла одну бровь.


— Все? — улыбнулась она.


— Все приятные перспективы. Дай ей пищу для размышлений. А потом я уже как-нибудь сам.




***


Лана просидела, запертая в спальне лорда, полдня. К ней никто не заходил, стражники, запах которых девушка могла отчетливо слышать, стоящие за дверью, с ней не разговаривали.


Покои лорда Беара оказались весьма просторными. Два широких окна открывали вид на небольшой парк возле поместья. В самой комнате располагались несколько платяных шкафов, широкая кровать и письменный стол. Возле одного из окон стояла длинная софа, видимо, предназначенная для дневного отдыха. На каждом предмете мебели можно было найти змеиную символику. Вырезанные прямо на деревянной поверхности, нарисованные на стенах, или в виде серебряных ручек на двери — змеи были повсюду.


У лорда Беара вообще какое-то нездоровое отношение к этим ползучим гадам. Он же даже сам себя назвал змеем. Лане всегда казалось, что мужчинам свойственно мнить себя какими-нибудь грозными и могучими хищниками, вроде львов и медведей. Как сравнение с холодной ползучей тварью способно тешить самолюбие лорда?


Так как маяться от безделья Лане быстро надоело, она приступила к активным действиям. Перерыв содержимое всех шкафов, эльфийка обнаружила два комплекта чистого постельного белья. Подбежав к окну и прикидывая расстояние до земли, Лана принялась рвать простыни на куски. Каждую на четыре части, сначала надрывая край зубами, а затем резкими движениями рук разделяя ткань на длинные полосы. Когда закончилось белье из шкафа, девушка переворошила постель, чтобы снять с матраса еще одну простынь. Уже полученные куски эльфийка ногой затолкнула под кровать, чтобы никто не заметил. Если ее и дальше не будут беспокоить, Лане удастся связать крепкую веревку и выбраться через окно. Одежду Беара для этих целей использовать не представлялось возможным. Она оказалась слишком хлипкой на разрыв. Несколько порванных рубах и штанов, валяющихся возле шкафа, были тому ярким подтверждением. Их эльфийка прятать не стала. Если кто-то и обратит на эту кучу тряпок внимание, решит, что девушка просто мстит нерадивому жениху. Все-таки испортить одежду обидчика — это стереотипно. А вот методично располосовывать простыни — подозрительно.


Дверь тихонько скрипнула. Лана от неожиданности подпрыгнула на месте, неуклюже накрывая покрывалом уже начатую спасительную веревку. В комнату спиной вперед вошла рыжеволосая девушка. Она держала в руках небольшой серебряный поднос с кувшином воды и тарелкой фруктов. Рыжая неуклюже повернулась лицом к Лане, стараясь одновременно удержать свой поднос одной рукой и закрыть дверь второй. Вода из кувшина расплескалась по полу. Видимо, одна из служанок Беара. Бледная, напуганная, с большими зелеными глазами, в простом светло-голубом платье.


Служанка на цыпочках прошла через комнату, оставляя поднос рядом с эльфийкой прямо на кровати.


— Поешьте, леди, — обратилась к пленнице девушка. — Чай, уже полдня без еды сидите. Хозяин не велел, но неправильно это, гостье даже напитка не предложить за столько времени.


Лана с недоверием посмотрела на принесенную трапезу.


— А что хозяин? Не боишься, что накажет?


— Накажет? — удивилась рыжая служанка. — Да нет, что вы! Он, скорее, запамятовал. Может, был чем-то расстроен… Вы его, случаем, не сердили?


— Мы не сошлись во мнениях с твоим лордом по поводу нашего дальнейшего сотрудничества.


Служанка неожиданно ухмыльнулась.


— Ну, и не серчайте на него. Хозяин у нас несколько вспыльчивый. Зато отходчивый. Вы не стесняйтесь, поешьте, — служанка подвинула поднос ближе к Лане. Эльфийка не дождалась, пока девушка нальет воды из кувшина в кружку, так что обслужила себя самостоятельно.


— Я — Айка, — девушка протянула свою руку Лане, будто они уже стали подругами, и подобная фамильярность допускалась.


Лана спокойно ответила на этот жест. В конце концов, на Земле ничего предосудительного в рукопожатии не было. А сидя в плену, любая помощь будет не лишней. Эльфийка крепко сжала ладонь Айки, помня, что отец именно так здоровался со своим начальником, который изредка заезжал на опушку, проведать своего лесничего. Кожа служанки оказалась на удивление мягкой и нежной. Лана чуть придержала ладонь девушки, вглядываясь в аккуратно подстриженные ногти и идеально ровный тон кожи.


— Я — Лана, — представилась девушка, поднимаясь со своего места. Ей хотелось отойти подальше от этой особы. Она вызывала в ней подозрения. — Чем ты занимаешься в поместье, Айка?


— Ой, да всем помаленьку, — отмахнулась девушка. — По кухне помогаю, спальни в порядок привожу. Заметила, как вас в комнаты отводили. А потом смотрю, что распоряжений по вам не дают никаких, вот решила сама наведаться. А то хозяин по делам уехал, а вам что? Сидеть тут голодной?


Лана втянула воздух полной грудью, стараясь уловить окружающие запахи. Айка не пахла, как прислуга. Да ее мать больше походила на служанку, чем эта самозванка. Лана не чувствовала ни ароматов кухни, ни каких-нибудь моющих средств. Лишь розовое масло и немного перечной мяты. На ее руках не было ни следа грубой работы. Подушечки пальцев мягкие и тонкие, кожа совсем не огрубела. Приглядываясь к рыжей гостье, эльфийка замечала все больше и больше несоответствий. Даже платье сидело на Айке плохо, словно с чужого плеча. А ведь в знатных домах прислуге шьют рабочую одежду под заказ, по меркам. Или лорд Беар настолько скуп, что заставлял своих слуг донашивать чужие одежды?


Лана остановилась у окна, опираясь на стекло спиной, задумчиво глядя на неправильную гостью. И почему она не стремится начать убирать бардак, который эльфийка устроила в покоях Беара?


— Уйди, — тихо приказала Лана.


— Простите?


— Оставь меня. Я хочу побыть одна.


Айка поднялась с кровати, поправляя свои юбки. Взгляд ее на секунду показался Лане недовольным, но девушка опустила голову, так что эльфийка не смогла разглядеть точнее.


— А… Это правда, что вы станете новой хозяйкой поместья? — тихо спросила девушка.


Лана удивилась, с какой скоростью среди прислуги разносятся сплетни.


— Ваш хозяин того желает, — сухо ответила девушка.


— А вы?.. Ой, что я несу, простите меня, леди. Это не мое дело, конечно. Да и как можно не желать такого брака?!


Лана не перебивала, позволяя Айке высказаться. Девица осмелела, начиная сопровождать свою торопливую речь бурной жестикуляцией.


— Он же такой… — рыжая мечтательно прикрыла глаза. — Да, характер у него, конечно, непростой. Но к этому быстро привыкаешь. Да и мне кажется, что рядом с достойной супругой он станет покладистее. Оно же как, женская ласка всякому приятна будет. А хозяин у нас ответственный, абы кого в дом не приводит. Хотел бы — уже десять раз женился бы! Сколько за ним женщин бегает, никак увлечь не могут.


«Ну да…. И ты, судя по всему, одна из них», — сделала для себя вывод эльфийка.


— Вы ж не подумайте, что осерчал он на вас. Простите, глупого. Вот сами увидите, вернется, еще прощения просить будет, что неподумавши оставил вас здесь одну. Нет, чтобы парки свои показать, у нас такие цветники прекрасные. Хозяин построить велел. Любит он растения красивые. А уж какое у него чувство юмора!


Лане весь этот фарс надоел. Отставив на подоконник кружку с водой, девушка взмахнула рукой, сплетая заклинание. Удивительное чувство наполненности охватило ладонь. Впервые в жизни эльфийка смогла почувствовать, как энергия переливается между пальцами. Легкое заклинание оглушения быстро приобрело форму в ловких движениях эльфийки и полетело в служанку. Айка даже не успела вскрикнуть, когда бледно-синее плетение ударило ей в грудь. Девушка без сознания свалилась на пол. И вот почему мысль использовать магию не посетила Лану раньше? Атаковала бы лорда и бежала, куда глаза глядят?


Лана подошла к рыжей, опускаясь на одну колено. Принюхавшись, эльфийка почувствовала на волосах девушки и на ее платье запах лорда. Беар, наверное, совсем идиот, если посчитал, что хвалебные речи от его любовницы помогут Лане сделать правильный выбор. Или это так проявляется его чувство юмора? Сначала он хотел подкупить, потом запугать. Теперь решил предстать перед пленницей образчиком добродетели, заставив свою любовницу его…. Наивный змей.


Лана посмотрела на девушку. Что ж, Беар. Получишь свою игрушку обратно в красивой упаковке.




***


Лиам начинал волноваться. Айгерим не возвращалась от эльфийки уже больше часа. О чем вообще можно так долго разговаривать? Айка, конечно, языкастая. Как на уши присядет, так и не остановится, пока все тайны не выведает и свои не расскажет.


Лорд Беар покинул свой кабинет, направляясь к собственным покоям, решив, что, наверное, стоит проверить, все ли в порядке.


— Леди Айгерим не выходила? — спросил Беар у людей, приставленных к охране. Оба стражника отрицательно покачали головами. Что ж, возможно, это хороший знак. Девушки могли поладить. И Алания начнет думать в нужном Беару направлении. — Ступайте.


Охрана покинула свой пост. Лиам постоял перед дверью еще немного, решая все-таки постучать, прежде чем войти. Раз уж Айгерим там столько времени нахваливает его, нужно продемонстрировать свои положительные качества. Тактичность, например. «Хотя это, мать их, мои покои!», — раздраженно выдохнул василиск, натягивая на себя приветливую улыбку.


Три коротких стука костяшками пальцев. И тишина. Дверь никто не открыл. Лиам постучал вновь, на этот раз громче, раскрытой ладонью. В ответ лишь звуки возни в комнате. Лорд Беар рванул ручку двери на себя, но та не поддалась.


— Демонова эльфа! — выругался Лиам.




***


Услышав первый стук, Лана начала торопиться. Рыжая Айка уже пришла в себя, грозно шипя и мыча, не будучи в состоянии избавиться от кляпа во рту. Порванные на полосы простыни эльфийка использовала, чтобы крепко связать лже-служанку. Побег через окно пришлось отменить. Лана поняла, что ей просто не к чему прикрепить самодельную веревку. Кровать оказалась слишком тяжелой, чтобы передвинуть ее ближе к окну. А стоило привязать конец веревки к софе и начать спускаться по стене, как та жалобно треснула, так что Лана поспешно вернулась в комнату, пока не свернула себе шею в недолгом полете к земле. Какое все хлипкое у этого лорда! И софа, и одежда, и нервы…


Так что веревка пошла на «доброе дело». В первую очередь Лана организовала кляп для рыжей шпионки, после чего связала ее по рукам и ногам, так что девица теперь беспомощно трепыхалась на полу. Слов, которые пыталась промычать Айка, Лана разобрать не смогла.


Эльфийка подхватила свой сопротивляющийся подарок лорду Беару за узлы на уровне лопаток и потащила к двери. Рыжая своими попытками отталкиваться от пола ногами только помогала Алании волочь себя в сторону выхода. В двери нетерпеливо забарабанили.


— Вставай, — велела Лана, помогая Рыжей занять вертикальное положение. Из коридора послышалось глухие ругательства лорда Беара.


— Ты прости, ничего личного, — извинилась девушка перед Айкой, отперла замок, который смогла заклинить заклинанием и, распахнув дверь, вытолкнула в коридор связанную любовницу лорда.


Лиам успел подхватить падающую подругу, прежде чем та завалилась на пол. Дверь за Айкой Лана захлопнула, вновь запирая замок заклинанием.


Не успела эльфийка отойти, как деревянные створки вздрогнули от сильного удара с той стороны. Лана отошла на несколько шагов, понимая, что эта преграда долго не выстоит перед напором взбешенного Беара. Так что надо подготовить заклятье оглушения, хорошенько напитав его силой.


Еще два удара, и замок не выдержал. Двери с шумом распахнулись, ударяясь о стены, притворная планка отлетела от двери, и на пороге возник взъяренный лорд.


— Ты хорошего отношения вообще не понимаешь?! — закричал он.


Лана горела желанием высказать своему похитителю все, что она о нем думает, но не стала тратить времени на слова. Зачем? Когда можно опробовать на лорде свои возможности в магии, тем более что заклинание уже было наготове. Эльфийка метнула в мужчину заряженное плетение, готовясь наблюдать картину, как самовлюбленный лорд падет ниц. К неприятному удивлению Ланы, Беар не только не собирался терять сознание, но и остановил, выстроив воздушный щит. Настолько быстро и легко, будто ему было достаточно взмахнуть рукой. К этому эльфийка оказалась не готова. Маг — это очень плохо. Опытный боевой маг — это очень-очень-очень плохо!


Лиам Беар, самодовольно улыбаясь, приближался к Лане. Девушка собиралась вновь попробовать атаковать лорда, но оцепенела, не в состоянии двинуться ни единым мускулом.


— Почему я не могу пошевелиться? — испуганно пискнула эльфийка. Ее голос сорвался, вызывая отвращение к собственной беспомощности.


— Потому что я тебе не позволяю, — как ни в чем не бывало, ответил лорд Беар, по-прежнему не сводя пристального взгляда с Ланы. — Что, все еще нет ни единой догадки?


Эльфийка вновь услышала легкое шипение. Лорд Беар, кивнул в сторону змеиных символик на стене, продолжая смотреть Лане в глаза.


— Как ты там сказала? Ящерица…Гадина кривоногая???


Глаза девушки округлились, от осознания собственной глупости.


— Я — василиск, — угадывая мысли девушки, кивнул Лиам.


— Василиски вымерли, — уверенно произнесла Лана, помня все уроки по расам.


— Верно. Отчасти. Василиски больше не живут на территориях Союзных Империй. Ваши народы приложили немало усилий, чтобы истребить нас. К счастью, Темная Империя с радостью распахнула для нас границы, выделив земли и приняв нас, как равных.


Беар провел рукой по скуле девушки, убирая непослушную прядь с лица.


— Знаешь, я даже надеялся на твое сопротивление. Так меня даже совесть не будет мучить.


Настроение лорда с каждой минутой становилось все лучше и лучше. Он наслаждался тем, каким диким гневом горят глаза его упрямой невесты. Хорошая эльфочка, бойкая. От таких рождаются сильные дети. А способы приручить дикую фурию у Беара найдутся.


— Ты не жила в этом мире и не знаешь, на что способны сыны Темной Империи, — угрожающе тихо произнес Лиам, чуть склонившись к уху Ланы.


Мужчина обхватил ладонью шею девушки со спины, вынуждая чуть согнуться, и подтолкнул в сторону выхода из спальни. Он позволил ей вновь двигаться, но каждый шаг Лане приходилось совершать с усилием, будто она пробиралась через плотную смолу.


Лиам подталкивал Аланию в спину, пока они шли по коридорам его поместья. Он грубо стаскивал ее по лестнице в подвалы. Суставы ныли, мышцы наливались свинцом. И без того тускло освещенные коридоры верхних помещений сменись полным мраком сырых подвалов.


— У нас есть множество способов влиять на своих врагов, — шел Лиам, посвящая девушку в собственные планы. Он открыл перед ней одну из дверей, которая вела в пыточную. — Посмотри внимательно. Эти игрушки ломали не одного бравого воина.


Лана ужаснулась. Помещение было наполнено запахом старой засохшей крови и страха. Ей захотелось отвернуться, чтобы не видеть, но Беар пресек эту попытку.


— Смотри внимательно. Плети, тиски, клещи…. Столько разных способов сделать жертву сговорчивой…


Видимо он ожидал, что девушка начнет молить его о пощаде. Это стало заметно по недовольной гримасе лорда, когда Лана промолчала. Она отказывалась верить, что лорд осмелится испытать на ней все эти орудия. Хотя, глядя в его бешенные звериные глаза, девушка понимала, что он может. Лиам Беар сумасшедший, от которого можно ожидать чего угодно. «Нет, он просто снова меня запугивает», — успокаивала себя Лана.


— Мышка, но я же не животное, чтобы пытать женщину, — милостиво известил Лиам, выталкивая девушку обратно в коридор. — Да и к боли со временем привыкаешь, желательный эффект может быть очень непродолжительным. А мне нужна покорная супруга.


Лиам и Лана прошли еще четыре двери, пока не очутились перед последней, в самом конце коридора. Лорд Беар открыл дверь одним из ключей на связке, после чего отпустил девушку. Развернув эльфийку лицом к себе, он поправил ее волосы, заставляя девушку сморщиться от таких прикосновений.


Беар извлек из кармана тонкий металлический ошейник, ловко защелкнув его на шее Ланы.


— Не могу же я позволить тебе сжульничать, используя магию, — улыбнулся он. И в этой улыбке было некое извращенное искажение нежности. — Прошу.


Лиам пригласил эльфийку пройти в камеру. Девушка осталась стоять на пороге. За дверью была лишь черная мгла комнаты, сквозь которую она ничего не могла разглядеть.


— Что там?


— Твое новое место жительство, — Лиам пихнул девушку в плечо, достаточно сильно, чтобы она завалилась на пол, оказываясь в камере, после чего запер помещение на несколько оборотов ключа.


Лана моментально вскочила на ноги, ударяя руками в металлическую дверь.


— Посидишь здесь некоторое время. Через пару дней взвоешь. Тогда мы с тобой поговорим вновь, — холодно сообщил лорд Беар.


— Ты больной ублюдок!


— Не зли меня, — предупредил змей в очередной раз. — Рассказать, что с тобой будет происходить, если задержишься в этой камере дольше, чем на пару дней? Без света, без единого звука? Через неделю у тебя начнутся галлюцинации… Максимум через две недели — ты перестанешь быть собой, становясь лишь бледной тенью себя прежней. Податливой и послушной. Лично меня такой вариант вполне устроит…. И не волнуйся. Кто-нибудь из моих слуг будет приносить тебе еду и воду. Только не забудь делиться с крысами, если не хочешь, чтобы они с голода решили полакомиться тобой.


— Здесь есть крысы?! — Лана усерднее начала барабанить в дверь кулаками. — Выпусти меня немедленно!


Крики эльфийки Лиама ничуть не заботили.


— Пока посиди и подумай, как стоит вести себя с лордами, — спокойно ответил Беар.


Через дверь до слуха девушки доносились удаляющиеся шаги лорда и его самодовольный смех. Глаза Ланы привыкли к темноте, но все еще не видели ни малейшего очертания ее камеры. Она опустилась на пол, чтобы подумать, как действовать дальше. Из любого положения должен найтись выход, если хорошенько подумать.



Глава 6. Не играй с врагом…


— Лиам, тебе не кажется, что ты перегибаешь палку?


Василиск со своей подругой сидел в его кабинете. И Айгерим уже битый час наседала на Беара в попытках достучаться до упрямца.


— Ты ее защищаешь?! — удивился мужчина, глядя на рыжую. — Тебе напомнить, что она на тебя напала?


— И что? Я вообще не злопамятная, и тебе советую, — улыбнулась Айка. — А в целом, девочка мне понравилась. Тебе с ней повезло.


— Опять издеваешься?


— А что? У нее есть все шансы поставить тебя на место. Я такое пропустить не могу.


— Замучаешься ждать, — пообещал Лиам. — Она у меня как шелковая станет…


— Ли, к чему вообще все эти сложности? Ты зачем эльфу мучаешь? Собрал бы уже своих старейшин, провел обряд, и вперед, в семейную жизнь!


— Есть проблема. Самая жуткая вещь, которая может быть, это непокорная жена… — задумчиво протянул Беар.


— А может, проблема в том, что ты упорно называешь жену — вещью? — предположила Айгерим.


— Не перебивай, рыжая, — строго велел Беар, продолжая свои рассуждения. — А эта эльфа за пару часов нашего общения успела мне все нервы вытрепать. У меня глаз только сейчас дергаться перестал! А всего три дня в темнице — и девочка уже исправляется.


Айгерим продолжала сверлить василиска неодобрительным взглядом.


— И не надо на меня так смотреть! Она сама нарвалась!


— Конечно, ты же у нас просто воплощение добродетели и очарования! — с сарказмом произнесла Айка, взмахивая руками. Профессия актрисы все-таки оставляла отпечаток. Даже вне сцены девушка оставалась эмоциональной, сохраняя любовь к активной жестикуляции. Беара обычно радовали ее веселые гримасы. Но не в те моменты, когда они были направлены на демонстрацию ущербности василиска в общении с противоположным полом.


— Зато смотри, какой прогресс! — произнес Лиам в защиту собственных методов. — Первый день она просто орала, да с такими оборотами речи в мой адрес, что даже ты, при всем твоем желании и безграничной фантазии, придумать не сможешь.


— Это какими? — заинтересовалась Айгерим. Но Лиам проигнорировал этот вопрос.


— На второй день уже спокойнее требовала, чтобы я ее выпустил…


— И ты, конечно же, не пошел на поводу? — догадалась рыжая по довольному выражению лица Беара.


— Конечно, нет! — кивнул Лиам, расплываясь в улыбке. — Эльфа должна понять, что ни приказывать, ни требовать от меня она ничего не может. Вчера Алания уже умоляла вытащить ее из той дыры, просила прощения и соглашалась выйти за меня замуж.


— И почему же она до сих пор не здесь, с нами? — удивилась Айгерим.


— Для профилактики. Посидит еще сегодня до вечера…


— Зачем, Лиам? — простонала девушка, ужасаясь хладнокровности своего друга. — Ты сломаешь ее…


— Для верности. Мне нужна тихая, покорная жена. Которая беспрекословно будет следовать любым моим приказам.


— Она не игрушка, Ли… — возразила Айгерим.


— Она? — Беар удивленно приподнял бровь. Симпатия его подруги к эльфочке была непонятна василиску. — Алания — моя добыча. Трофей для клана. Моя собственность! Мои предки брали женщин, не спрашивая их разрешения. Забирали в гнезда любую понравившуюся самку, запирали и делали их своими женами. Мне не нужно согласие этой эльфы, чтобы взять свое! Она должна быть благодарна, что я не трону ее до свадьбы, оставляя ее честной женщиной в глазах общества и клана. Если бы Алания не начала весь этот цирк, она бы не сидела сейчас в камере, переосмысливая свое новое положение…


Айгерим не выдержала жестоких слов Лиама, поднимаясь из своего кресла. Беар умел быть настоящей скотиной, когда в нем начинал говорить лорд-василиск. Все-таки зря Лана разозлила его. Очень зря. Но оправдывать действия Лиама Айгерим больше не желала.


— Интересно, ты совсем дурак или притворяешься? — повысила голос Айка. — Так нельзя!


— Да почему ты ее все время защищаешь?! — не выдержал Лиам, тоже повышая тон разговора. — Ты знаешь меня лучше, чем кто-либо. И никогда не высказывалась против моих методов.


— Точно, дурак… — тяжело выдохнула Айгерим, расхаживая по комнате. — Одно дело, когда ты разбираешься​ со своими врагами. Но она… Она! Девушка! Так нельзя!


— Эльфа в любом случае первая начала… — упрямо повторил Беар, не понимая, почему вообще должен оправдываться.


— Что начала?! Похитить себя заставила? Или в комнате запереть? Или девочка виновата уже тем, что родилась эльфой? Почему ты не можешь просто взять и поговорить с ней по-человечески? Объяснить ситуацию, попросить….


— Потому что я не человек! — огрызнулся Лиам. — И не надо пытаться судить меня по законам этих жалких существ! Законы Империи я не нарушаю, большего от меня можешь не ждать…


— Ты совершаешь огромную ошибку, — предупредила Айгерим друга. — И я во всем этом участвовать больше не собираюсь. Надеюсь, у тебя хватит совести не обращаться ко мне больше за помощью, когда тебе в очередной раз придется налаживать свою семейную жизнь.


— Айка, ну перестань, — попросил мужчина со стоном, понимая, что на этот раз, возможно, действительно перестарался. Они с рыжей ссорились редко, и Лиам ненавидел, когда это происходило.


— Это ты перестань, — прошипела Айгерим, собираясь уходить. — Я тебя очень люблю, но сейчас ты перешел все границы. Надеюсь, тебе вся эта ситуация выйдет еще боком.




***


Лиам стремительно спускался по ступеням в подвал, стремясь как можно скорее оказаться у камеры эльфийки. То, как поспешно Айгерим покинула его поместье, говорило о том, что девушка действительно взбешена. А свою подругу он хорошо знал. Она многое ему прощала, на многое закрывала глаза. И раз сейчас не сдержалась, видимо, палку Беар все-таки перегнул.


Беар прислушивался к происходящему в камере с Ланой, но ничего не услышал. В помещении царила полная тишина.


— Алания? — осторожно позвал он.


Ответа не последовало.


— Лана?! — Лиам повторил громче, но все так же мягко. — Алания, я сейчас зайду. Пожалуйста, отойди от двери.


Беар медленно приоткрыл дверь, запуская в камеру тонкую полоску света. Эльфийку он заметил сразу. Девушка сидела, забившись в угол, обнимая колени. Грязная, бледная. Сейчас ее спутанные волосы казались действительно седыми. Прислушавшись, василиск понял, что эльфийка тихо рыдает, пряча свое лицо от света.


Такая картина вызвала у Лиама неожиданное отвращение к самому себе. Что ж, он добился своего. Как хотел, сломанная, кроткая, с подавленной волей. Теперь у него будет замечательная супруга, но какой ценой…


Лиам подошел к девушке вплотную, опускаясь рядом с ней на пол. Алания вздрогнула, пытаясь вжаться в угол сильнее.


— Пойдем, я заберу тебя отсюда, — тихо произнес он.


Девушка сжалась еще больше, обхватывая колени руками.


Лиам осмотрел камеру, замечая, что по полу разбросаны куски хлеба, почти целые. Эльфийка не ела, подкармливая крыс? С тяжелым вздохом Беар подхватил девушку на руки, чтобы отнести ее в спальню. Лана тихо вздрагивала в его руках, хватая своей крохотной ладошкой край его камзола. Ее похудевшее тело сотрясалось безмолвным рыданием.




***


«Психолог доморощенный!», — тихонько улыбалась Лана, зарывая лицо в камзол лорда Беара. «Дурак наивный…».


Стоило василиску постучать в дверь камеры, Лана подготовилась к встрече с женишком. Забрызгала лицо водой из кружки, чуть размазывая грязь, забилась в угол и начала свой спектакль.


Несколько дней в камере пришлось провести в раздумьях. Площадь два на два метра не сильно способствовала каким-то другим занятиям. А проклятый ошейник действительно не давал колдовать. Мебели в камере не было, спать приходилось на полу, от чего спина побаливала. Крысы? Их Лана не боялась. Девушка отлично ладила с любыми животными, кроме тех, что пытались ходить на двух ногах и мнили себя людьми.


Беару стоило лучше выбирать способы запугивания, если он надеялся когда-нибудь добиться результата. Пытка одиночеством, конечно, эффективный способ. Но не в том случае, когда имеешь дело с асоциальной личностью. Лана выросла вдали ото всех, и никогда не была частью общества, в котором нуждается большинство. Она могла уходить в леса, на длительные сроки оставаясь в полном одиночестве. Так что это маленькое испытание эльфийку не пугало.


Куда сложнее было сидеть запертой в четырех стенах. Иронично. Она столько переживала, что Гришу заберут в зоопарк, и при этом и подумать не смела, что сама окажется запертой в клетке и закованной в ошейник.


Ей был нужен план…. Сбежать прямо из камеры не представлялось возможным. Эта дыра, словно очень просторный гроб с высоким потолком. Окон нет, только железная дверь на волю, запертая ключами Беара. Еду приносили, подсовывая под дверь. Лана не слышала, как приходили слуги, но чувствовала их запах. Нюх… У нее хотя бы он остался. Глаза ничего не видели в этом мраке, от любых звуков «заботливый» жених ее тоже, судя по всему, отгораживал магией.


Чтоб сбежать, придется для начала выбраться из этого заточения. И ждать, когда лорд Беар смилостивиться, не приходилось. Он псих, а сумасшедшему проще дать то, что он хочет, чем вылечить. Во всяком случае, подарить василиску иллюзию победы…


День сорванного от визга голоса, день сдержанных требований. Вряд ли Беар поверил бы, что Лана осознала всю свою «вину», начни она с первого вечера в темнице вести себя кроткой овечкой. Пришлось для убедительности потянуть время. Самая непростая часть — унизительные вымаливания прощения. Все-таки эльфийская гордость была категорически против подобных действий. И вот результат — Лиам Беар вызволил ее из камеры, поверив каждому фальшивому всхлипу. Глаза Ланы начали слезиться от непривычной освещенности коридоров, так что пара слезинок, стекших по щекам девушки, были вполне настоящими. В отличие от ее вздрагиваний и тихих подвываний. Растрепанные волосы, надежно скрывающие лицо Ланы от Беара, не позволяли видеть лорду, как девушка довольно улыбается, пуская слюни на его вычищенный камзол. Конечно, он отпустит ее с рук и, ощупав влажную ткань, еще больше убедится в ее отчаянном состоянии.


Больше всего Лану интересовал вопрос: проснется ли совесть у василиска? Во всяком случае, она намеревалась максимально правдоподобно изображать жертву, чтобы не только усыпить бдительность лорда, но и достучаться до своего похитителя. Эльфийская жажда справедливости…. А что может быть наказанием хуже, чем муки совести? Раз уж искромсать змеюку на мелкие кусочки пока нет возможности…


Поднявшись в одну из спален поместья, Лиам опустил девушку с рук. Беар все еще стоял очень близко к Лане, нежно поглаживая ее спутанные волосы.


«Я его ненавижу, я его ненавижу», — повторяла про себя эльфийка. От его прикосновений хотелось отпрянуть, но Лана оставалась стоять на месте. Она даже заставила себя чуть прильнуть к его ладони. Но совсем легко, чтобы это движение было еле заметным. Пусть думает, что победил.


Лиам довольно улыбнулся.


— Алания, тебе следует помыться, — мягко произнес Беар. — Я прикажу наполнить ванну.


Беар оставил девушку, выходя из комнаты, плотно затворяя за собой дверь. Лана с облегчением выдохнула. От прикосновений лорда бросало в дрожь. И желание отмыться действительно появилось.


Но расслабляться еще рано. Вторая сцена ее бессовестного спектакля вот-вот начнется. Эльфийка, не зная, сколько времени у нее есть, не стала тратить силы на изучение новой комнаты, а направилась прямиком в дальний угол, где было потемнее. Девушка силилась вспомнить, как называли русские эти действия. Что-то вроде «Марлезонского балета», хотя Лана так и не смогла узнать, что значат эти слова.


***


Беар забежал в спальню настолько быстро, насколько это было вообще возможно. Потому что из выделенных Алании покоев до ушей василиска донесся нечеловеческий визг.


Стоило распахнуть дверь, как перед лордом возникла удивительная картина. Две служанки, которых он отправил, чтобы те помогли Алании принять ванну, безуспешно пытались вытянуть эльфийку, диким зверем забившуюся в угол. Девчонка упиралась, стараясь освободить свои руки из цепких захватов прислуги.


— Что здесь происходит? — прокричал Лиам, привлекая к себе внимание. Обе служанки бросили свои попытки заставить эльфийку покинуть ее убежище, отступая от девушки на несколько шагов. Женщины склонили головы в знак почтения, в комнате воцарилась тишина.


Алания, услышав голос Лиама, замерла. А встретившись взглядом со змеем, медленно сползла по стенке на корточки, закрыла лицо руками, ее тело вновь начало вздрагивать от рыданий.


— Я спросил, что здесь происходит? — уже спокойнее прорычал сквозь зубы лорд.


— Да курва эта артачится! — воскликнула одна из женщин. — Приказов ваших не дает исполнить!


— Забилась в угол, аки мышь дикая, и давай вопить! — присоединилась к обвинениям вторая служанка.


Беар медленно выдохнул, жестом заставляя всех замолчать. Он устало помассировал переносицу двумя пальцами, зажмуривая глаза. Бабы…. Сколько можно? Что за день-то такой? Сначала на него накричала Айгерим, потом демонова эльфа со своим визгом, а теперь еще и собственная прислуга не постеснялась высказываться на повышенных тонах со своим господином.


— Выйти, — коротко приказал он служакам. Те поспешно засеменили в сторону дверей, оставляя своего лорда наедине с дикаркой.


Лиам медленно подошел к Алании, едва различая, как она бормочет себе под нос «нет, нет, нет…». Демонова эльфа, и десяти минут не проведя на свободе, уже успела что-то натворить. Вот что с ней делать?!


— Встань, — сухо приказал Беар. Алания послушно поднялась на ноги, пряча лицо. Ее дыхание сбивалось на всхлипы, тело била мелкая дрожь.


— Боишься меня? — излишне строго спросил Беар.


Девушка собиралась ответить, но голос ее не слушался. Видимо, вновь сорвала, когда кричала. Поэтому эльфа отделалась неловким кивком, так что Лиам едва уловил это движение. «Тогда какого демона ты здесь устроила очередную сцену?!» — захотел закричать василиск, но осекся, заметив руки эльфийки. На тонкой коже предплечий проступали синяки. Мужчина потянулся к Лане, чтобы лучше рассмотреть эти следы, но девушка испуганно встрепенулась, закрывая лицо, будто ожидая удара.


«Неужели она действительно уверена, что я собираюсь ее бить?» — Беар поморщился. Нет, не мог же он казаться таким чудовищем! Или мог? Но он же уже говорил ей, что никогда не ударит женщину.


— Не бойся, — зачем-то приказал Лиам. Девушка чувствовала себя неуютно, переступая с ноги на ногу. — Я просто посмотрю.


Мужчина поднял безвольные руки Ланы чуть выше, осматривая наливающиеся синяки и покраснения на ее коже. Даже легкое касание к этим следам заставляли девушку судорожно втягивать воздух. Лиам отпустил ее руки, чуть отстраняясь. Возможно, он не так все понял. Лана могла просто испугаться служанок, которые пришли к ней, тем более что женщины были шумны и грубы, особенно в сравнении с этой хрупкой девушкой. Забилась в угол, в попытках спрятаться, и когда те попытались силой ее выволочь, стремясь выполнить волю своего лорда, закричала, от болезненных прикосновений…. Глядя на эту трясущуюся от любого шороха мышку, Лиам все больше понимал, насколько он переступил границы дозволенного. Демон, Айка оказалась права. Во всем.


— Тише, не надо слез, — постарался мягко произнести Лиам, понимая, насколько жалко звучат его слова.


Лана, боясь поднять голову на Беара, поспешно вытерла лицо ладонями. Мужчине пришлось осторожно приподнять голову девушки, двумя пальцами прикасаясь к ее подбородку, заставляя посмотреть ему в глаза. Своими ладонями девушка лишь сильнее размазала грязь после камеры по всему лицу. Но даже через эту грязь было видно, что девушка остается очаровательной. Чуть красноватые глаза, искусанные припухшие губы, бледная кожа. Ее нос оставался таким же аккуратным и тонким, несмотря на пролитые слезы. Бывает же, что когда женщина плачет, нос некрасиво опухает и краснеет. Но Лана оставалась вполне миловидной для эльфы. Такая маленькая пугливая мышка.


— Я не собираюсь тебя наказывать, — мягко произнес Беар, пристально глядя на Лану. — Ты же понимаешь, что в прошлый раз я просто был вынужден пойти на такие меры?


Лана опустила глаза в пол, словно провинившийся ребенок. И кивнула.


— И мне самому не нравится так поступать, — искренне заверил ее Лиам. Все-таки он василиск. А василиски всегда берегут своих самок. А Алания теперь его самочка, и он не должен был доводить ее до слез. И да, вероятно, теперь еще придется извиняться перед Айгерим, признавая ее правоту. — Я вижу, что сейчас ты не хотела ослушаться моей воли. И все случившееся — лишь нелепая случайность.


Алания вновь с готовностью закивала, и черты ее лица смягчились, словно у нее появилась надежда.


— Давай мы с тобой договоримся, — вкрадчиво продолжил Беар. — Ты впредь не нарушаешь моих распоряжений, ни на кого не кидаешься, и вообще ведешь себя, как подобает женщине твоего положения. И взамен, мы больше не будем прибегать к использованию столь радикальных мер воспитания.


Стоило Лиаму замолчать, как эльфийка приятно его удивила. Девушка резко подалась ему навстречу, обхватывая торс василиска. Да с такой силой, что Лиам не смог ее от себя отодвинуть. Горестные всхлипы вновь начали сотрясать тело Ланы. Беару ничего не оставалось, кроме как обнять девушку в ответ, осторожно поглаживая по спине.


Вроде простой жест, даже вполне ожидаемый с ее стороны, учитывая, в каком состоянии сейчас находится Алания. Девушка ищет защиту, опору. Но Лиам стоял и чувствовал себя странно. Он испытывал неловкость от такой близости. Ему не часто приходилось видеть женские слезы и, как у любого нормального мужчины, они вызывали в нем смешанные чувства. От жгучей необходимости утешить до безудержного желания убраться как можно дальше. Только повисшая на нем эльфийка не давала Лиаму сдвинуться с места. А успокоить ее? Разве у Беара получится, учитывая, что эти слезы из-за него? Да и не пристало василиску его положения заниматься подобной ерудной.


М-да….Не стоило так долго держать ее в камере…. Бездна, только угрызений совести ему сейчас не хватало! Демонова Айгерим с ее нравоучениями! И вообще, он же добился того, чего хотел. Перед ним стоит невероятно податливая эльфа. Из которой не составит труда вылепить достойную супругу. Которая не станет обременять Беара своим существованием. Только пусть перестанет рыдать!


Беар еще раз попробовал отстранить от себя эльфу, чувствуя, что ее истерика уже пошла на спад. Девушка расцепила свои объятья, покорно следуя воле своего господина.


Лиам в очередной раз тяжело вздохнул. Он неожиданно поймал себя на мысли, что был бы рад, если бы сейчас эльфийка выкинула очередной номер, дерзкий, глупый, как она умела. Так хоть в глаза Айгерим потом не стыдно смотреть будет. Но нет, будто назло, Лана стояла смирно, вновь нацелив свой взгляд в пол. В любом случае, дело уже сделано, и что уж там сетовать на методы, если желаемый результат достигнут? А значит, чтобы все не прошло впустую, пора начинать закреплять эффект. Вероятно, запретить эльфе плакать он не может, размышлял василиск, хотя сейчас это стало чуть ли не единственным его желанием.


— Надеюсь, я больше не услышу твоих криков в своем доме? — решил начать с малого лорд Беар.


Девушка вновь молчаливо кивнула.


— Хорошо. Теперь тебе надо отмыться. Я позову служанок, чтобы тебе помогли.


Беар повернулся в сторону двери, когда почувствовал, как девушка взяла его за ладонь.


— Я… — Лане пришлось прочистить горло кашлем, чтобы выдавить слова хриплым голосом. — Можно… сама…


Беар коротко кивнул, и вышел из покоев.


«Иди-иди», — мысленно проводила его Лана. Девушка брезгливо вытерла руки о свою одежду. Хотелось бросить в спину змея заклинанием потяжелее, но это было бы слишком опрометчиво. Он сильнее, и ничего вспышками гнева Лана не добьется. А вот готовностью внимать каждому слову самонадеянного василиска — очень даже. Немного усыпит его бдительность, и найдет, как сбежать из этого гадюшника. А что до синяков, которые она так упорно набивала на руках об край подоконника до появления прислуги в покоях — то они быстро сойдут. Лана только надеялась, что женщин не накажут. Все-таки ничего плохого они ей не сделали, хотя вряд ли Беар им поверит. Будет жалко, если из-за нее кто-то пострадает. А с другой стороны, на войне все средства хороши?



Глава 7. Не разочаровывай…


— Лорд Беар ждет вас.


Лана отложила книгу в сторону, поднимаясь с софы. Лиам точен до омерзения. Каждый день, ровно в одно и то же время, служанка заходила в покои эльфийки, чтобы пригласить ее к обеду. К этому моменту Лана должна была облачиться в одно из ярких платьев, которые ей преподнес в качестве подарка лорд Беар. Легкие, из струящейся ткани, они превращали девушку в живую куклу. Ей не нравились стягивающие талию корсеты, овальные вырезы, слегка оголяющие грудь, и длинные шлейфы, которые так и норовили запутаться в ногах. Но что делать, Беару так нравилось, и приходилось терпеть.


С вызволения из темницы прошла почти неделя. Надо сказать, что это время пролетело незаметно, особенно в сравнении с бесконечно тянущимися днями, проведенными в темном подвале. Девушка продолжала свой спектакль, жалея, что не стать ей настоящей актрисой. Хотя, выберется из этой дыры, вернется на Землю, а там чем демон не шутит? Может и ударится в актерство.


Лана с готовностью приняла роль послушной запуганной мышки, следуя велениям своего «жениха» беспрекословно. Хотя держаться оказалось не так просто, как представлялось девушке изначально. Первый вечер на свободе был разыгран словно по нотам. У Ланы в распоряжении было предостаточно времени, проведенного в заточении, чтобы продумать каждую мелочь.


Но чем дольше продолжался этот театр одного актера, тем тяжелее становилось исполнять выбранную роль. Вопреки надеждам Ланы, Беар всю неделю никуда не отлучался из поместья, лишая эльфийку возможности незаметно исчезнуть.


Ей выделили покои возле спальни Лиама, более того, чтобы попасть к невесте, мужчине было достаточно пройти через дверь, соединяющую их комнаты. К чести василиска, вел он себя достойно. Помня, что Лана все-таки не уличная девка, лорд Беар не позволял себе ничего лишнего, заверяя, что раньше свадьбы к эльфийке не притронется. За что девушка каждый день воздавала хвалу Творцу. Притворяться послушной невестой она была готова долго, но расставаться с девичеством ради этого… Ну уж нет. От василиска она сбежит раньше, чем они сыграют свадьбу.


Тем не менее, лорд не гнушался появляться в ее покоях без предупреждения, особенно в ночное время. То ли чувствуя подвох, то ли просто проверяя, Лиам мог заглянуть в спальню Ланы, чтобы убедиться, что эльфийка выполняет его распоряжения.


— Почему ты не в постели? — недовольно спросил он в первый свой визит.


Лана тогда даже не думала ложиться спать, стоя у окна и разглядывая ночное небо. Сидя в камере, она успела соскучиться по очень многому. По солнечному свету в первую очередь. Но, так как на дворе уже стояла глубокая ночь, звездное небо тоже подошло. Звезды и луна в этом мире были иные, чем на Земле. Луна крупнее, и не такая светлая, чуть розоватая. А мелкие огоньки звезд отличались от земных лишь иным расположением на небосводе.


Неожиданное появление Беара заставило девушку растеряться, не зная, как реагировать. И Лана не нашла ничего лучше, чем честно признаться:


— Звезды. Я еще не видела этого неба…


Беар постоял некоторое время, видимо, взвешивая слова своей невесты.


— Хорошо, — кивнул он, вероятно, удовлетворенный ответом. — Но на будущее, если я говорю идти ложиться спать, ты должна следовать указаниям. Не разочаровывай меня, Алания.


— Простите, мой лорд, — поклонилась в тот раза Лана, незаметно стискивая зубы.


Она действительно думала, что будет проще. В отличие от первого вечера своей «свободы», в остальное время эльфийке не удавалось уловить смену настроения у василиска, или предсказать, что ему взбредет в голову в следующий момент. Лорд Беар постоянно был начеку, организовывая девушке небольшие проверки на покорность. И за хорошее поведение Лана получала поблажки, словно кобыла кусок сахара. Василиск позволил ей два раза в день совершать прогулки по парку, естественно в сопровождении охраны, с утра после завтрака, и перед сном, когда солнце опускалось за горизонт.


Лиам Беар с удовольствием вкушал плоды своих трудов. Он чувствовал себя настоящим победителем. Вопреки ожиданиям, Лане не довелось лицезреть муки совести на лице самодовольного василиска. Даже в такой мелочи лишил ее наслаждения. Единственная отрада — это то, что лорд Беар пока не претендовал ни на что большее, чем совместные приемы пищи.


Лане пришлось отвлечься от собственных размышлений, когда она подошла к обеденной зале. Там за дверьми ожидает ее тюремщик. И ей нужно собраться с мыслями, чтобы вновь убедительно играть послушное домашнее животное. Бездна, как же это сложно…. Беар раздражает, вызывает желание накричать на него, плюнуть в самодовольную рожу, переломать все конечности…. Но нельзя. Если она вновь окажется запертой в камере, сбежать точно не получится. План побега уже готов, оставалось совсем чуть-чуть подождать. Глубокий вдох, милая улыбка на лице, и Лана вошла в зал.


— Присаживайся, — пригласил ее лорд Беар. Мужчина стоял возле массивного стула, предварительно отодвинув его от стола. Лана прошла через зал, почтенно склонив голову. В глаза василиска смотреть не хотелось. Его способность сковывать движения одним взглядом пугала эльфийку. Она села на край стула, оправляя длинные юбки, а Лиам придвинул его ближе к столу.


— Можешь приступать, — позволил лорд Беар, когда занял свое место.


Алания взяла приборы, осматривая поданные блюда. Слюнки моментально потекли от вида зажаренного на вертеле поросенка, печеных перепелов, копченых колбас. Девушка чуть не забыла, что она эльф, который по общепринятым меркам, мясом питаться не способен. Очередная проверка самовлюбленного лорда? Лана натянула на себя выражение растерянности, в поисках овощей на столе. И не найдя ничего похожего неуверенно посмотрела на василиска.


— Что-то не так? — лорд Беар удивленно улыбнулся, накладывая на свою тарелку тонко нарезанные куски окорока. Его актерским способностям можно только завидовать. Чуть поднятые брови, мягкие доброжелательные черты лица, словно он искренне не понимает, что смутило эльфийку. — Разве ты не голодна?


— Все в порядке, мой лорд, — с готовностью ответила Лана. К мясу она потянулась нарочито неспеша, хотя желудок уже стонал в предвкушении приятных ощущений. Сначала сидеть несколько дней на хлебе и воде в темнице, потом неделя на сырых травах. Лорд Беар не удосужился уточнить у своей невесты, к какой пище она привыкла на Земле, стараясь кормить ее тем, что, по-видимому, употребляли в пищу местные эльфы. Лана так не могла жить. Она любила мясо. Мясо давало ей сил и насыщение. А не эти пустые травы. Словно она действительно какая-то кобыла. Но лицо приходилось держать.


Беар внимательно следил, как его кроткая эльфийка положила на тарелку кусочек свинины и начала медленно разрезать на маленькие кусочки.


— Радость моя, — обратился он, когда ждать ему надоело. — У меня нет целого дня, чтобы ждать, пока соизволишь начать трапезу.


Лана обрадовалась его завуалированному приказу, сразу отправив первый сочный кусок в рот. Как же трудно было удержаться от того, чтобы не прикрыть глаза от удовольствия! Сочная пряная свинина просто таяла на языке. Оставь ее лорд наедине со всем этим мясным великолепием, Лана уплетала бы за обе щеки все подряд, пока ее живот не заноет от переедания. Лиам удовлетворенно улыбнулся. Он однозначно был доволен результатом.


— Я боюсь, что тебе придется привыкать к новому рациону, — произнес лорд Беар, тоже приступая к еде. И вновь, сколько заботы в голосе! — Когда ты будешь вынашивать наших детей, тебе придется питаться мясом каждый день.


От объявленной новости Лана чуть не поперхнулась. Аппетит сразу куда-то испарился. Нет, она прекрасно помнила, что Беар говорил о свадьбе, но и помыслить не могла, что в своих планах мужчина зашел так далеко. Она будет вынашивать его детей?! Он ее не только за дуру держит, но еще и за инкубатор.


— Мне кажется, ты уже готова, чтобы я мог представить тебя клану. На этой неделе я отправлюсь к деду, чтобы договориться о встрече со старейшинами. Для представления клану тебе потребуется какое-нибудь новое платье. И заплести волосы, — Лиам отпил вина, силясь вспомнить, что еще может понадобиться. — Может, что-то из украшений…. Для клана ты должна выглядеть лучше всех.


— Конечно, мой лорд, — кивнула Лана, почтенно склонив голову. Чуть подумав, эльфийка добавила. — Я могу задать вам вопрос, мой лорд?


Взгляд девушка так и не поднимала от своей тарелки.


— Алания, я уже говорил тебе. Когда обращаешься к своему будущему супругу, будь добра смотреть в глаза, — девушка мигом исправила свою оплошность. — Так-то лучше. И, пожалуйста, зови меня Лиамом. Мы уже практически семья, так что можно обойтись без формальностей. Да и старейшины клана будут довольны. Задавай свой вопрос.


— Спасибо, мой лорд. Лиам, — Лана поспешно исправилась. Она так долго заставляла себя привыкнуть к этому услужливому «мой лорд», что не сразу смогла переключиться. Звать василиска по имени…. Как-то совсем неправильно. Словно она не мечтает по ночам придушить гада. — Мой…. Лиам. Я боюсь разгневать вас, но все же… По обычаю моего народа, на помолвку будущие супруги обмениваются подарками. И мне крайне неловко, что я не смогу чего-либо преподнести вам. Все-таки вы постоянно одариваете меня платьями и своим вниманием…


Лана надеялась, что с лестью не перестаралась. Хотя, судя по выражению лица мужчины, его честолюбие было удовлетворено.


— Твоя благосклонность вдохновляет, — произнес Лиам, поднимаясь со своего места. Лана также отложила приборы, все равно кусок в горло не лезет после упоминания о совместных детях. Да и василиск не любил, когда она продолжала есть, если он встал из-за стола. Девушке совершенно не нравилось, что за столько короткий срок, проведенный со змеем, она узнала о Лиаме Беаре столько подробностей. Вероятно, про своих родителей она не смогла бы рассказать больше, чем об этом гаде. — Поднимись.


Девушка послушно встала на ноги, выходя из-за стола.


— Ты не устаешь в последнее время радовать меня, Алания, — Лиам положил руки на шею девушки. Она услышала легкий щелчок. Лорд убрал руки, освобождая шею девушки от проклятого ошейника. — Будем считать, что это мой подарок тебе на нашу помолвку.


Беар убрал ошейник в карман, а Лана с облегчением выдохнула. На такую щедрость от лорда она не смела рассчитывать. Жаль, эльфийка совершенно не была уверена в собственных силах, чтобы прямо сейчас испытать на змееныше одно из смертельных проклятий.


— Как ты понимаешь, это не значит, что я позволяю тебе использовать магию.


Лана учтиво поклонилась, чуть согнув спину.


— Спасибо… Лиам.


— А что касается твоего подарка…. Пожалуй, если ты наградишь меня своим поцелуем, этого будет достаточно.


Лиам застыл перед девушкой в ожидании ее решения. Лана опешила. Она понимала, что это лишь его очередная проверка. Только вот от этого понимания легче не становилось. Она же еще никогда в жизни…. Ох, не так она представляла себе свой первый поцелуй! И не то чтобы она хранила себя для какого-то особенного, но явно не ожидала, что придется совершать его в подобных обстоятельствах. Девушка так часто перечитывала романтические сцены в человеческих романах, с упоением представляла, как ее впервые поцелуют. Ее, не она. Мечтала, что ее избранник запустит свои сильные ладони в ее густые волосы, притягивая к себе, склонится к ней, они сольются в порыве страсти. А теперь все самой делать…


Девушка сделала шаг, чтобы встать ближе к лорду Беару. Она робко взглянула на василиска. Он стоял, расправив плечи, и с легкой издевкой в глазах ожидал, что же предпримет эльфийка. Лиам не шевелился, судя по всему, не собираясь склонить своей головы, чтобы Лане было удобнее до него дотянуться. Он был высок. Слишком высок, чтобы легко выполнить его требование. И Беар знал об этом.


Эльфийка сделала глубокий вдох. Девушке пришлось подойти еще ближе, практически прикасаясь к змею всем телом, и подняться на цыпочки, чтобы дотянуться до рта лорда, искривленного усмешкой. Лана прикрыла глаза и, задерживая дыхание, дотронулась своими плотно сжатыми губами до Беара. Василиск никак не отреагировал, а девушка залилась краской, не ведая, насколько долго будет тянуться ее унижение. Она попыталась отстраниться, но лорд Беар придержал ее за спину, намекая, что они еще не закончили.


«Бездна, что мне делать дальше? Как там обычно бывает? Раздвинуть губы и использовать язык. Проще написать, чем сделать», — подумала про себя эльфийка.


Лана постаралась расслабиться, совершая первые неуверенные движения. Она заставила себя разомкнуть губы, но стоило ей ощутить вкус Лиама, девушка вновь испуганно сжала уста.


Василиск оказался удивительно теплым. Его губы были неожиданно мягкими и нежными, в отличие от огрубевшей кожи его ладоней, которыми он только что прикасался к шее девушки. Лорд еще хранил на себе легкий вкус фруктового вина, которое пил за обедом, и запах пряного мяса, которое он ел.


Лана захотела провалиться под землю, чувствуя неуклюжесть всех своих действий. А Лиам, опустив руку на ее поясницу, чуть склонил голову, требуя продолжения. Девушке ничего не оставалось, как взять себя в руки, и попробовать еще раз. Она вновь приоткрыла рот, на этот раз ее губы оказались плотно прижаты к губам Лиама, раздвигая их. Сердце девушки бешено билось в груди, окунаясь в совершено новые ощущения. Лиам отмер, начиная отвечать на поцелуй, сминая губы Ланы, будто демонстрируя, как стоит действовать. Эльфийка почувствовала, что в помещении стало невероятно жарко, ей не хватало воздуха. Все вкусы обострились, становясь ярче в десятки раз. Его влажный язык, который Лана задела кончиком своего, ароматы вина и сандала, заставляли кровь в голове оглушительно пульсировать.


Лорд Беар прижал свою невесту к себе крепче, начиная поглаживать ее талию, опускаясь ниже. Это стало последней каплей, Лана отпрянула от него, как от огня. Стыд горячей волной заливал девушку, от пят до кончиков ушей. Закусывая губы, на которых все еще оставался вкус Беара, она старалась сдержать слез обиды, на этот раз не поддельные. Нет, пусть лучше снова в камеру, чем еще хоть на секунду прикоснуться к нему. «Ничего, змей», — думала она, — «Я тебе это еще припомню. И не только это!»


Лиам задумчиво облизнул нижнюю губу, глядя на зардевшееся личико своей эльфы, но быстро встрепенулся, возвращаясь мыслями в обеденную комнату.


— Умница, — похвалил он, вновь становясь холодным расчетливым змеем. — Я сегодня же договорюсь, чтобы старейшины нас приняли. Думаю, они позволят нам не затягивать со всеми церемониями. А сейчас, если ты закончила с трапезой, ступай в свою комнату.


— Я чем-то огорчила вас, мой лорд? — Лана с усилием старалась, чтобы ее голос не дрожал. Она говорила тихо, хотя ей хотелось кричать.


— Лиам, — поправил лорд Беар в своей обычной манере. Он протянул ладонь, поглаживая девушку по щеке. — Нет, ты все сделала замечательно, мышка. Я тобой доволен. Но мне пора уходить. Отправляйся к себе. Ужинать сегодня будешь одна. Свои покои не покидаешь. Вечерняя прогулка в мое отсутствие тоже запрещена. Я надеюсь, ты не разочаруешь меня?


— Ни в коем случае, — эльфийка вновь поклонилась. Подумала, и добавила. — Лиам.


— Отлично. Ступай, ты свободна.


Лана еще раз поклонилась, подобрав юбки, и отправилась в свои покои, с грустью последний раз бросая голодный взгляд на оставшееся на столе мясо. Отлично, раз ее надзирателя не будет в поместье, она, наконец, сможет попытаться сбежать.


Глава 8. Беги….






Лана нервничала. Она не могла позволить себе такой роскоши, но все равно ей никак не удавалось унять дрожь в руках. Девушка стояла, вглядываясь в темный парк за окном, прислушивалась к происходящему вокруг. Само собой, уезжая, лорд Беар оставил охрану возле дверей ее комнаты. Двое мужчин. Лана не видела их, но слышала, как один из них похрапывает, в то время как второй иногда уныло постукивает копьем об пол.


Беар отбыл из поместья сразу после обеда. А Лана терпеливо дожидалась наступления сумерек. Прислуга подала ей ужин прямо в покои. И, как только у нее забрали поднос, пожелав спокойно ночи, девушка начала действовать.


В первую очередь ей требовалась нормальная одежда. Совершать побег в платье, в котором и при спокойном-то шаге спотыкаешься о юбки, как минимум опрометчиво. Как максимум — безумие. Хотя, все то, что она собирается сделать сегодня — и так чистой воды безумие. В поисках одежды, Лана забрела в спальню ненавистного лорда, впервые радуясь двери между их комнатами. Девушка бегло прошлась по всем шкафам. Своих земных вещей она и не надеялась найти, так что пришлось переодеваться в одежду Беара. Брюки она подвязала самодельным поясом, коим стал оторванный кусок платья, просторная рубашка была заправлена в штаны. Даже свежепостиранные вещи пахли василиском. Но и этому Лана оказалась рада. В конце концов, если по ее следу пустят псов, может им будет труднее уловить запах. Девушка даже не побрезговала пройти в ванную, чтобы окропить свою новую одежду и волосы всем тем, что стояло у лорда в пузырьках.


В ящиках стола Лану ждал еще один приятный сюрприз. Ее браслеты. Эльфийка была уверена, что лорд Беар успел от них избавиться, но нет. Вот они, все здесь, перед ней. Самое ценное сокровище… Когда Лиам приказал выбросить все ее вещи, с браслетами было расставаться тяжелее всего. Последняя ниточка, связывающая ее с прежней жизнью. Какую же чушь она наплела ему в тот вечер, стараясь сохранить их! Про нищенское существование ее семьи, невозможность родителей обеспечить дочери достойные украшения, и эти дешевые плетенные браслеты — то немногое, что осталось на память о детстве, когда мама с папой дарили их на ее дни рождения… В общем, давила Лана на жалость так, как только могла, да простят ее родители за подобные оговоры. Впрочем, жалости василиск, судя по всему, не знал. Браслеты все равно забрал, пообещав заказать у ювелиров точные копии, но из благородных металлов. «Не может моя невеста, дочь эльфийской королевы, носить подобное убожество», — беззвучно передразнила слова Беара Лана, застегивая на руках украшения. К чему ей золотые нитки, когда самая ценность — в скрытой начинке? Хорошо, что лорденыш держал свое слово, не избавившись от браслетов в тот же день. Вернуться бы домой скорее, и высказать матери по поводу того, что пригодилось Лане для выживания, а что нет.


В свои покои девушка возвращаться не стала. На ее кровати, скрытая покрывалом, лежала обманка, сложенная из подушек. На случай, если охранники захотят проверить, спит ли будущая леди Беар.


Еще немного, и Лану ждет долгожданная свобода. Но перед тем как исчезнуть, она собиралась совершить еще свою небольшую месть. С одной стороны — душу отвести за прошедшие дни в попрании ее гордости, с другой — гарантия того, что если ее все-таки поймают, взбешенный лорд решит убить эльфийку. Потому что Лана была убеждена — смерть намного лучше и милосерднее, чем предстоящий брак и материнство. Она единственного поцелуя выдержать не смогла, куда там исполнение супружеских обязанностей! А если представить детей, которые станут просто маленькими копиями своего отца…. Брррр….. Нет. Нет, нет и нет. И еще миллион раз нет. Смерть предпочтительней.


Девушка опустилась на четвереньки, проползая вдоль стен в поисках своих маленьких друзей. Раз уж крысы жили в подвале, значит, по всему поместью должны были быть ходы. Найдя приличную щель под шкафом, Лана достала хлеб, отложенный с ужина. Она раскрошила немного у самой дырки под полом, наколдовывая легкий поток воздуха, чтобы задуть аромат выпечки в крысиные лазы.


— Хорошие мои, — прошептала она, когда из норки показались первые любопытные носы. Первая крыска вышла, позволяя эльфийке себя погладить. — Помните меня? — ласково спросила девушка, почесывая усатую мордочку. За первым грызуном появился второй, затем третий. — Вы же поможете мне? Зовите всех родичей, сейчас покажем змею, кто у нас тут настоящие хищники.


Умение Ланы общаться с животными даже для эльфов было редкостью. Девушка еще в детстве поняла, что всякая разумная тварь готова слушаться, если с ней обращаться ласково. А в лесной глуши звери заменяли друзей. Тот же Гришка, например. «Эх, Гриша… Как ты там, полосатик?» — с грустью подумала Лана, указывая крысам дорогу в постель лорда Беара. Милые создания, не то, что эта тварь Лиам.


Подойдя к письменному столу, девушка быстро черканула прощальное письмо своему жениху, надеясь, что эти строки заставят сердце змея забиться чаще.


А сейчас лирику в сторону. Пора бежать. Глубокая ночь, все крепко спят. И девушка не желала испытывать судьбу. Вдруг лорд Беар случайно решит вернуться пораньше. Если все пройдет по плану, с утра служанки или охрана заглянут к ней в комнату, проверяя, все ли в порядке. Увидят фигуру в постели, и оставят в покое. Вряд ли до появления лорда Беара ее станут пытаться будить. А значит, Лана получит еще немного времени форы.


Как только заметят подлог, начнется погоня. Лана еще раз улыбнулась, предвкушая, в какое бешенство придет василиск, особенно найдя ее прощальное послание. И эльфийка надеялась, что он выйдет из себя. «Хоть бы убил», — еще раз про себя подумала Лана. Так как она планировала прожить долгую и счастливую жизнь без рептилий-переростков, у нее есть великолепная мотивация, чтобы не попасться.


Девушка осторожно открыла окно, свешивая поочередно ноги с подоконника. Она уже проверяла, сможет ли она спуститься вниз, и точно знала, что это не получится, без серьезных травм во всяком случае. Зато была возможность забраться на крышу. В паре метров от окна ветвился дикий виноград, чьи лозы выглядели вполне крепкими, чтобы выдержать вес эльфийки.


Лана медленно поднялась в полный рост, стоя на подоконнике. Она прикрыла за собой окно, насколько могла сделать это, и посмотрела вверх. Внешняя рама достаточно сильно выступала из стены, чтобы Лана могла ухватиться за нее. Мелкими шажками девушка продвигалась в сторону ветвей. Стены поместья были выложены крупным природным камнем. Время и дожди сделали свое дело, размывая стыки в кладке, превращая из мелких щелей в толстые впадины. Как раз подходящие для миниатюрных пальчиков эльфийки. Лана надежно цеплялась за стену, радуясь, что уже давно не проходило дождей. Иначе стена стала бы слишком скользкой, чтобы по ней карабкаться. Но теплая погода и летнее солнце как следует просушили разросшийся по камням лишайник.


Лана не пугалась, когда из очередной щели выползала сороконожка, стоило девушке погрузить пальцы достаточно глубоко в каменную кладку. Сложнее было найти подходящую опору для ног, не боясь сорваться со стены. На улице ночь, и скупой лунный свет не давал достаточно освящения, чтобы разглядеть, что творится под ее ступнями. Приходилось неспешно пробираться в сторону ветвей, замирая каждый раз, прежде чем нащупаешь подходящий выступ и проверишь его на прочность.


Спасительные лозы винограда оказались совсем близко, так что Лана уверенно вцепилась в ветки, оттолкнувшись от стены, стараясь захватить сразу несколько, чтобы точно не упасть. От слишком резкого движения девушка больно ударилась телом о камни, по-прежнему крепко сжимая ветки, тем более что сейчас опоры под ногами не было. Отдышавшись Лана, стала подтягиваться, чтобы достичь крыши. Несколько раз ей казалось, что вот-вот виноград не выдержит ее, и эльфийка сорвется вниз, но все обошлось.


Козырек крыши оказался таким же сухим, как и стены, Лана без проблем взобралась на него. Мышцы гудели, и девушка с удовольствием легла на прохладную черепицу, вдыхая свежий воздух свободы. Она еще не успела сбежать до конца, но даже эта маленькая победа пьянила. Лана могла дышать, зная, что никто не наблюдает, что не придется сейчас вновь притворяться безропотной покорной мышкой.


Но ничего, мышкой она никогда не была. Разве что для всего этого нелепого спектакля, чтобы усыпить бдительность василиска. А теперь ей нужно перестать отдыхать, и действовать дальше.


Глава 9. Не стоит мстить….




Лана ощупала свои любимые браслеты, в темноте не различая их цветов. Тот, что был чуть шире остальных, она отстегнула. Три минуты ушло у нее, чтобы развязать узел на застежке, затем за несколько секунд она расплела браслет, просто потянув за конец паракордового[1] шнура. Сам шнур девушка отложила в сторону. Сейчас ее гораздо больше интересовало содержание. Внутри, завернутые в плотную пленку, лежали несколько бритвенных лезвий. Широкие прямоугольники, чьи края были плотно вжаты в деревянные пластинки, чуть толще зубочисток. Мера предосторожности, чтобы лезвия не прорезали пленку и плетение.


Девушка извлекла поочередно каждое, освобождая одну острую грань от защиты. По одному лезвию эльфийка зажала между пальцами, получая, таким образом, хоть слабое, но оружие. Теперь даже пощечина оставит после себя длинный глубокий порез. И это много лучше, чем ничего. Конечно, у нее есть магия, но мало ли что…


От тщательной подготовки своего нового средства защиты, Лану отвлек приближающийся стук копыт о гравий. Пригнувшись ближе к крыше, она осторожно подняла голову, чтобы посмотреть, что происходит. К поместью подъезжал одинокий всадник в черном. Во мраке разглядеть его лица не представлялось возможным, с такого расстояния Лана не могла почувствовать запах. Но фигуру спешившегося наездника девушка узнала безошибочно. Слишком высокий, даже по меркам эльфа, лорд Беар вернулся в поместье гораздо раньше, чем она планировала. А ведь девушка даже не представляла, что ей делать дальше.


Мужчина оставил коня стоять на улице, заходя в дом. До острых ушек девушки донесся его голос, приказывающий отвести животное в конюшню. И в подтверждение этому из дома выбежал слуга, который подхватил гнедого жеребца под уздцы и повел в обход здания.


Лана поднялась на ноги и последовала по крыше за слугой. Отличный конь ей сейчас будет очень кстати.


***


Лиам вернулся в поместье на удивление рано. Встреча с дедом прошла спокойно и скоротечно. Старейшина клана похвалил внука за быстрое выполнение задания и пригласил их с Аланией предстать перед советом через два дня. Беар был доволен тем, что не пришлось оставаться с ночевкой в гостях.


Пусть он и был уверен, что его эльфийка под надежной охраной, Лиам все равно переживал. Возможно, он зря пошел на поводу у мимолетной слабости, посчитав, что Аланию пора освободить от ошейника. С одной стороны, длительное ношение проклятого металла могло плохо сказываться на здоровье. И Лиам совершенно не хотел, чтобы у них с эльфочкой возникли проблемы при зачатии ребенка. А с другой стороны, не слишком ли рано он доверился девушке? При всей своей кротости и забитости, Лана умудрялась нарушать его простейшие приказы. Как с обращением по имени, так и с другими малозначимыми мелочами. Вероятно, эльфийское упрямство все-таки сказывалось.


Отдав распоряжение по поводу коня, Лиам поспешно поднимался на второй этаж, слушая отчет прислуги о прошедшем вечере. Алания вела себя, как подобает, в его отсутствие. К магии не прибегала, по расписанию приняла ванную. На ужин съела все принесенное ей мясо. Лиам пожалел, что пропустил такую картину. Когда он расскажет это своим друзьям, все же со смеху помрут. Он приучил эльфу есть мясо! Слуга доложил, что еще час назад дверь в комнату Алании открывали, чтобы проверить. Девушка спала в своей кровати.


Лорд собирался пройти мимо покоев Алании, направляясь к себе. Все-таки долгое время в седле утомляло, и хотелось, наконец, смыть с себя дорожную пыль. Его дед был донельзя старомоден, отказываясь настроить портал на перемещение в собственное поместье. Если бы не этот каприз старика, Лиам мог успеть домой еще до начала ужина. Но нет. Деду нужно было спокойствие, без магических вторжений, так что единственный вариант — добираться верхом.


Дверь в покои эльфийки шла по коридору первой, и неожиданно нахлынувшее воспоминание об их поцелуе заставило Беара остановиться. Девушка оказалась такой скованной. Честно признаться, Беар был худшего о ней мнения, памятуя, в какой убогой дыре росла Алания. На Земле женщины казались слишком распущенными. Сколько раз Лиам видел, как молодые пары начинали ласкать друг друга прямо на улице, не стесняясь постороннего присутствия. Да и окружающие смотрели на такое поведение сквозь пальцы. Так что Лиам до сегодняшнего обеда был уверен, что Алания досталась ему уже использованной. Но вот ее поцелуй говорил об обратном. Такое чувство, что она впервые это делала. Так робко, неопытно. И Лиам никак не мог соотнести ее вздрагивание, стоило их языкам соприкоснуться, со страхом эльфийки перед василиском. Нет, это было нечто новое и неизведанное для его мышонка, что заставило ее сердце забиться чаще.


Лиам подошел к спальне Ланы, осторожно отворяя дверь. Один из стражников спал и не успел прийти в себя, несмотря на то, что его напарник несколько раз подергал его за плечо, стоило заприметить господина в коридорах. Но Лиаму сейчас было не до них.


Он обещал своей невесте, что не притронется к ней до свадьбы. Но к чему эти формальности? Вызвать уважение у эльфийки? Возможно. Впрочем, Лиаму хватало развлечений на стороне, чтобы не задумываться всерьез о своей пленнице. Но сейчас его раздирало любопытство. Как поведет себя эльфочка, когда он поцелует ее? Когда опустится на край ее кровати, проникая под одеяла своими еще холодными после улицы ладонями. Когда он поцелует ее, по-настоящему, как мужчина целует свою женщину, а не так нелепо, как это пыталась сделать эльфа ранее. Глубоко, страстно. Проникая в самые потаенные уголки ее рта, сминая ее губы, заставляя ее дыхание сбиться, а сердце разойтись в бешеном ритме. Как тогда поведет себя Алания? Все также безропотно позволит делать с собой, все что угодно лорду, или испуганной мышкой попробует выскользнуть из неожиданных объятий? Лиаму не терпелось это узнать. Спровоцировать свою эльфочку еще раз, проверяя, готова ли она быть примерной супругой, или все еще теплит надежду избежать этой участи.


Лорд Беар медленно подкрался к постели, на которой мирно спала его невеста, так же аккуратно опустился на корточки, кладя свою ладонь на ее бедро. Лиам собирался наклониться, когда почувствовал что-то неладное. Его ладонь скользнула выше, чтобы убедиться. Он не ощущал ее дыхания. Алания не дышала. На долю секунды сердце Лиама сковал холод. Беар дернул край одеяло на себя, обнажая тело девушки.


На кровати лежали лишь измятые подушки. Беар использовал магию, заставляя все кристаллы в комнате зажечь свет. Глаза моментально привыкли к новому освещению, и Лиам убедился, что ему не показалось. Кровать пуста. Он поднялся, чтобы проверить ванную. Тоже пусто. Вечернее платье эльфийки валялось на полу, истоптанное и порванное.


— Лана! — громко крикнул он в пустой надежде, что его эльфийка откликнется. В покои вбежала охрана.


Лиам вернулся к кровати, перерывая покрывала и подушки.


— Где она? — прорычал лорд на своих подчиненных.


Оба стражника выглядели нелепо растерянными, видимо еще не осознав, что произошло.


— Была у себя, — ответил один из них. — Только час назад проверили — спит.


Лиам начинал терять контроль над собой. По коже рук зазмеилась черная чешуя, означающая, что еще немного, и мужчина не сможет остановить обращение. Беар выхватил с кровати одну из подушек, разрывая ее в клочья, чтоб немного выхлестнуть гнев. Злиться на своих людей было глупо. Он же сам запретил заходить в ее покои. Дурак.




***


Конюшня оказалась пристроена к основному зданию, так что Лана без труда спрыгнула на ее крышу. Распластавшись на прохладной черепице животом, эльфийка осмотрелась. Эту часть владений змея Лана еще ни разу не видела. Окна выходили на парк, и рабочие строения, судя по всему, не должны были интересовать невесту лорда. Коня Беара завели в помещение, на улице никого не оставалось. Лана осторожно спустилась на землю по водосточной трубе, прижимаясь всем телом к стене. Ночная мгла отлично скрывала ее от случайных свидетелей. Неизвестность щекотала нервы. Беар уже обнаружил пропажу? Или у эльфийки еще есть время?


Девушка перебежала двор, намереваясь спрятаться в сарае напротив, чьи двери были так гостеприимно распахнуты. С новой точки будет удобнее следить, когда прислуга покинет конюшню, чтобы Лана могла взять лошадь. Девушка одним глазом следила за происходящим на улице, когда услышала за своей спиной низкое рычание.


Обернувшись, эльфийка поняла, что оказалась на псарне.


— Тише, — шепотом попросила она, протягивая руку к запертой за решеткой собаке. Пес с недоверием обнюхал ладонь. Видимо, животное пребывало в смятении. Резкий удушливый запах от туалетных средств Беара, его одежда, и при этом совершенно чужое тело.


— Я друг, — заверила Лана, проходя от одной клетки к другой, давая каждой собаке познакомиться с ее запахом. Животные нехотя просыпались и приветствовали эльфийку радостным помахиванием хвостов. — Я друг. А друзей не предают. Вы же не дадите змею найти меня?


На ответ рассчитывать не приходилось. Звери лишь возвращались к нагретой соломе, на которой только что лежали, и забывались сном, будто гостья в их доме ни малейшего внимания не заслуживала.


— Дора! Дора! — Лана нырнула с прохода псарни за дверной косяк, прислушиваясь к происходящему снаружи.


Кто-то из слуг прибежал к конюшне, подзывая к себе мужчину, который уводил коня лорда.


— И ты, Коха! — кричал первый. — Обыскать все. Эта зараза беловолосая бежала. Хозяин в бешенстве! Одна дура попалась, а нам теперь всем помирать тут?! Шевелитесь, бездари!


С этими криками слуга побежал дальше, видимо, собираясь перебудить всех, кого можно. Плохо дело. Лана так надеялась обойтись без жертв. Только Коха уже вышел из конюшни, направляясь в сторону псарни.


Времени сплести атакующее заклинание не было, Лана выбежала из своего укрытия, надеясь застать мужчину врасплох. Еще до того, как он понял, что происходит, эльфийка ударила слугу в солнечное сплетение, не давая закричать, накинула ему на шею шнур от браслета и, оказываясь за спиной Кохи, передавила сонную артерию. Нет, убивать она не хочет. Так, чуть подержать, чтобы потерял сознание, пока эльфийка готовит оглушающее заклинание для конюха.


Тело Кохи обмякло, так что Лана ослабила давление веревки, и заклятие было готово. В рыжего полноватого конюха Дору отправилось слабое голубоватое свечение, от столкновения с которым мужичок свалился с ног. Поместье быстро просыпалось, все больше загорался свет в окнах, все меньше оставалось времени у Ланы, чтобы выскочить из этой мышеловки.


Девушка забежала в конюшню, хватая факел со стены. Как жаль, что она не владеет магией огня! Спалить бы здесь все дотла! Подходя к стойлам, Лана распахивала одно за другим, выпуская на свободу лошадей и поджигая сухое сено.


— Бегите!


Единственный конь, которого не успели расседлать на ночь — жеребец лорда Беара. Лана рывком заскочила в седло, хватая поводья. Животное заартачилось. То ли от испуга, завидев разгорающееся вокруг пламя, то ли от чужого наездника. Девушке пришлось плотно обхватить бока жеребца, натягивая поводья, надеясь, что он ее не скинет.


— Угомонись ты! — зашипела эльфийка, стараясь унять животное. — Вон, все остальные умные — помогают. Не подведи, дружок!


Конь чуть угомонился, разворачивая уши в сторону приятного голоса. Лана короткими тычками пятками в бока, заставила пуститься жеребца вскачь. Прочь из этого гадюшника!




***


— Поднять всех! Девушку найти, вернуть целой и невредимой! Поймаете — заприте куда-нибудь подальше.


«Чтобы я не убил ненароком», — добавил про себя Лиам.


— Всем выйти, — добавил лорд Беар, видя, что не может унять свое обращение. Ладони уже полностью покрылись чешуей, Лиам ощущал тянущую боль в спине. Еще не хватало, чтобы из-за бездумной выходки Алании пострадали его люди. — Ко мне не входить. Я сам выйду через десять минут.


С этими словами лорд Беар поспешил выбежать из комнаты, пока не стало слишком поздно. Захлопывая за собой дверь, Лиам подпер ее собственным весом. Его дыхание становилось частым и поверхностным, тупая боль все больше расползалась по телу, кожа покрылась испариной. Отсутствие света успокаивало. Мужчина старался не думать ни о чем, зажмурился, пытаясь совладать с дыханием, кровь неприятно громко стучала в висках. «Надо лечь», — подумал Лиам, отходя от двери. Немного полежать, постараться расслабиться. Если он выйдет из себя…. Бездна, возможно, стоит переместиться куда-нибудь в лес, где никого не будет поблизости…


Лиам упал на кровать, чувствуя, что становится легче. Покрывало оказалось странным. И мгновения не прошло, как в кожу Беара вонзились десятки маленьких зубов, заставляя змея вскочить на ноги.


— Да что здесь… — мужчина стянул покрывало с кровати. Десятки крыс копошились на простынях, начиная сбегать из раскрытого убежища. И только сейчас Лиам обратил внимание, что крыс в комнате намного больше. По полу бегали грызуны, стараясь спрятаться от незваного гостя.


В дверь покоев Беара неуверенно постучали.


— Мой лорд!


— Что еще? — вбежавший слуга поймал на себе гневный взгляд, мигом опуская глаза к земле. Все обитатели поместья прекрасно знали о второй натуре хозяина. И в гневе молодой лорд мог не сдержать своей силы, превратив случайно в камень.


— Пожар!


— Какой пожар? — не сразу понял василиск.


— Конюшня горит!


— И что ты здесь стоишь? — прищурившись, спросил Лиам. — Тушите!


«Мерзавка!» — подумал Беар. Поджечь его конюшню! Неслыханная глупость.


— Коней вывели? Седлайте всех, спустите псов! — предвкушение погони согревало кровь. Дайте только поймать эту тварь….


— Мой лорд, — слуга совсем сник, переходя на шепот. Его невнятное бормотание едва ли походило на человеческую речь. — Лошадей пока отлавливаем по территории. Они как взбесились все! Коха и Дора без сознания, им бы лекаря. И псов никак поднять не можем. Скулят и возвращаются в клетки…


— Что-то еще? — Лиаму пришлось остановиться, сосредотачиваясь на дыхании, пока он окончательно не сорвался. Руки так и чесались убить кого-нибудь.


— Ваш конь…. Мы не можем его найти.


Волна спокойствия накрыла Беара. Конь был вымотан с дороги, далеко эльфийка не сбежит. А значит, скоро этот балаган закончится, и все вернется на круги своя. Возможно, об этом инциденте не станет известно в клане. А то дед поднимет на смех, а кто-то из младших змеенышей наверняка попросит отдать Аланию им. И на этом проблемы клана только начнутся. Они же даже не смогут защитить эльфийку…. А если зеленые решат вступить в борьбу? Нет, Лиам решительно не хотел терять свою эльфочку…


— Идите, — Лиам махнул рукой слуге. — Лекаря вызвать. С пожаром справляются? Или нужна моя помощь?


— Все в порядке, мой лорд. Воду уже подносили, думаю, здание удастся сохранить.


— Отлично. Спасибо.


Лиам подошел к собственному столу, пару раз случайно наступая на грызунов. Бумаги были перерыты, ящик вскрыт. И сверху лежал сложенный втрое лист бумаги. Лорд Беар поднял его, разворачивая.


Бисерный аккуратный почерк мог принадлежать только его эльфочке. Мелкие, округлые буквы, с осторожными завитками.


«Я говорила тебе, что ничего не получится. Пусть каждая мышка на твоем пути, напоминает тебе о твоей наивности. Надеюсь, мои маленькие друзья составят тебе компанию не только на эту ночь, но и на все последующие. Целуй себя сам, земляной червь!».


Лиам улыбнулся. Бойкая, крепкая. Если все закончится хорошо, возможно, он даже сможет уважать Лану. Если не прибьет, конечно.


— Вы еще здесь? — удивился Беар, замечая, что слуга не торопился покинуть его покои.


— Я это… Уточнить хотел. Эльфийку эту может наказать? Все-таки столько вреда… Мы, это…. Как обычно? В подвалы курву эту?


— Нет, — жестко ответил Лиам. — Узнаю, что кто-то тронет ее хоть пальцем — убью. У леди Алании есть свои покои, в которых она должна оказаться. И напоминаю, вы говорите о моей невесте и вашей будущей госпоже. Еще раз услышу нечто подобное, и работать здесь вы больше не будете.






[1] Паракорд — легкий полимерный трос, изготовленный из нейлона, изначально использовавшийся в стропах парашютов.


Глава 10. Не трогай чужих детей…



— Что значит, ты потерял невесту?!

Голос деда затмил все перешептывания, которые не унимались в зале старейшин. Лиам Беар, как мог, долго откладывал эту встречу, сохраняя надежду, что его оплошность не всплывет.

— Почему мы узнаем это от твоих слуг, а не от тебя лично, мальчик?! — Лиам так и думал, что кто-то из его людей побежал жаловаться. И от этого понимания Беар начинал закипать от гнева. — Так сложно найти одну бабу, которая ни в бездну не знает наш мир?

— Она эльф! — огрызнулся Лиам. — Лес — ее родная стихия, эти травоядные могут годами скрываться в своих кустах и деревьях…

Искать эльфа в лесу сложнее, чем иголку в стоге сена. Практически невозможно. Вторую неделю его люди прочесывали все окрестности, стараясь найти Аланию. Собак еле сумели поднять, чтобы те взяли след. И те смогли отследить эльфу лишь до реки. Видимо, дальше она двигалась по воде. Девица хитрила, судя по всему, вообще не прибегая к магии, и у Беара не получалось засечь ее магически. Несколько дней назад, в небольшом поселении вниз по реке удалось найти коня лорда. Лиам ожидал, что Алания проследует на запад, где можно выйти к границам Союзных Империй, а там, по безопасным территориям, вернется на земли эльфов. У этих ушастых внутренний компас встроен, что ли…. Всегда чувствуют, где Вечнозеленый лес находится. Тянет их к родной траве, как пьянь к бутылке.

Но нет, жители этой деревеньки припомнили, что породистого жеребца светловолосая эльфийка обменяла на старую клячу, получив немного денег сверху, и отправилась на север. И карту себе попросила набросать, с окрестными трактами, которые побезопаснее, да к городам ведут.

Беар тяжело вздохнул. Его люди потратили столько сил впустую, проверяя каждую дорогу, каждый город. Но столь приметная эльфочка нигде не объявлялась. И не ясно, то ли темные окончательно ослепли, что эльфу распознать не могут, то ли Алания в очередной раз водит Беара за нос.

— Ты хочешь стать главой клана, но не способен справиться с одной единственной бабой! — продолжал кричать дед. Женская половина старейшин неодобрительно глянула на главу совета после подобных эпитетов.

- Твой дед прав, мальчик, — кивнула тетка Айра. — Если твоя женщина не относится к тебе с уважением, что остальные должны думать?

— Ты должен был обрюхатить ее еще в первый день, — недовольно продолжал дед отчитывать своего внука. Остальные старейшины лишь одобрительно закивали. — А ты развел сопли, словно…

— Хватит! — оборвал его Лиам. — Я поступал, как должно.

— Ждала бы приплод, никуда бы не делась, — с уверенностью махнула рукой Айра.

«Уж ты-то знаешь», — огрызнулся про себя Лиам, — «Не изнасилуй тебя один из моих предков, до сих пор бы гнила где-нибудь на задворках Империи в сточных канавах, а не сидела бы в шелках среди старейшин, решив, что имеешь право раздавать советы!».

— Тебе должно было прославить наш клан, — ответил дед. — А ты лишь попусту потратил время. Ты позоришь всех нас….

«Вы сами позорите себя своим пустым бахвальством», — хотел сказать Лиам, но промолчал.

— Если на будущий год по твоей вине мы проиграем состязания кланов, то в уплату мы отдадим твое гнездо, а не наши, — резюмировал дед. — Мало того, что в своем возрасте до сих пор детей не иметь, так еще и какая-то девица обдурила. Да если зеленые узнают….

Да все прекрасно понимают, что будет…. Охота на эльфийку, чтоб только посрамить Беара. Бездна, зачем эта дура только сбежала?!

— Иди. Делай что хочешь, — устало отмахнулся дед. — Но если эта эльфа достанется другим кланам, на место главы можешь даже не рассчитывать.

***

Столица Темной Империи встречала всех гостей с распростертыми объятиями. Ни тебе стен вокруг города, ни стражи, проверяющей всех приезжих. Подобное гостеприимство воодушевляло. Столько дней пути изрядно вымотали эльфийку. Ей очень хотелось поскорее уже закончить свое затянувшееся путешествие.

Эйфория от удавшегося побега долго не отпускала. Сначала неделя в попытках получить шанс улизнуть от змея, затем эта небольшая потасовка у конюшни. Пожар, который она совершенно не планировала, но который пришелся весьма кстати. Погоня началась не сразу, и Алании удалось добраться до реки. А там вплавь, вниз по течению, давая возможность лошади отдохнуть. А потом? Дневной сон и ночные перемещения. От браслетов ничего и не осталось. В ход пошли и рыболовные снасти, и веревки, чтобы хоть чуть-чуть ушить слишком просторную одежду Беара. Из крепких шнуров получались отличные силки, огниво спасало, когда нужно было развести костер. Магия огня, увы, так и не поддавалась Лане. Видимо, не ее стихия.

Девушке хотелось забыть все произошедшее, как дурной сон. Случайный выход к человеческой деревне стал решающим в ее скитаниях. А то не ясно, сколько бы еще она бродила по неизвестной местности. А там, в деревне, и коня удалось поменять на менее приметного, и одежду сменить, и даже денег чуть выручить. Добрые люди карту показали, которую, впрочем, Лана использовала на свое усмотрение. Объезжала все широкие тракты, проходя лесами, иной раз, петляя кругами по несколько дней. Сердце упорно звало двигаться на запад, только самодельная карта говорила, что там она ничего не найдет. Территории Светлой Империи, а за ними — Зеленый трон. Мечта ее матери, малая родина. Только что там делать Лане? Мало того, что она незаконнорожденная дочь изгнанной королевы, и не понятно, как встретит ее новый правитель, так еще и нужных магов там не встретить. Все знают, что у эльфов нет достаточно сильных волшебников, чтобы перемещаться между мирами. А Лана очень хотела вернуться на Землю.

Таким образом, ее путь лежал в столицу Темной Империи, Айгахаррел. Уж там можно будет найти кого-нибудь, кто поможет ей с возвращением домой. Родители всегда повторяли, что с Темными лучше не связываться, но других вариантов девушка пока не видела. В конце концов, может, все темные и варвары, которые погрязли в древних обычаях, но о чести-то они знают. Тот же Беар, в принципе, кроме одного поцелуя и запирания в камере, не позволил себе ничего… дикого. А, значит, договориться с каким-нибудь магом о сдельной плате за перемещение, может и получится.

Столица Темной Империи напоминала Лане муравейник. Даже на Земле крупные города не так набиты народом, как здесь. Айгахаррел был построен на холмах. Узкие улочки, петляющие между невысоких домов, уводящие путников то резко вверх, то неожиданно вниз. Вокруг сновало такое количество прохожих, что Лане с ее лошадью протискиваться через них стало невозможно. Девушка заехала на первый постоялый двор, что встретился ей на пути, чтобы оставить кобылу.

— Уважаемый! Я могу найти в городе того, кто занимается зельями?

Толстый хозяин не сразу обернулся к Лане, видимо, не понимая, что обращаются к нему.

— Простите! — еще раз привлекла к себе внимание девушка.

— О! Так это вы ко мне? — мужчина бросил свои занятия, подходя к гостье. На эльфийском он говорил плохо, а Лана, увы, практически не знала общего наречия. — А что это эльфа забыла в столице темных? — он неприятно улыбнулся, осматривая девушку с ног до головы.

— Я ищу мага, — повторила Лана, медленно, громко и четко. Сальный взгляд хозяина двора ей не нравился. — Мне нужно зелье….

— Ну и ищи себе дальше, — огрызнулся мужчина. — Откуда ты только свалилась, если не знаешь, что маги все на королевской службе, и лавок у нас никто не держит. Ехала б домой, эльфа. Здесь ваш народ не любят. Кобылу твою оставлю до вечера, а то гляди, сдохнет она у тебя от истощения. Еще детьми леса себя зовете, а животное до такого состояния довела. Я за ней послежу. А потом проваливайте. Если, конечно, нет желания убедить меня, чтобы я позволил тебе остаться на ночь…

Еще не дослушав до конца, Лана покинула постоялый двор. Интересно, у темных все такие хамы, или это ей так «везет»? И как это — маги не держат своих лавок?! Отец рассказывал, что у эльфов можно в любой дом зайти, попросить помощи, если она требуется. И нигде тебя не погонят. А в империи, где маги настолько сильны — неужто никто не готов оказать помощь? И если не даром, то хотя бы за деньги. Хорошо, у Ланы еще осталось немного после продажи коня Беара.

Стоило вернуться на улицы города, как девушка начала замечать на себе посторонние взгляды. Что естественно, она, видимо, была единственным эльфом во всей округе. И сильно выделялась своим внешним видом. Причем не столько изношенной одеждой, которая была чиста исключительно благодаря магии, а своим цветом волос — серебристо-пепельные среди толпы черных голов. Практически все вокруг являлись обладателями темной шевелюры. Цвета вороного крыла, темный шоколад, изредка рыжие…. И одна Лана — со светлыми локонами.

Девушка пробиралась в центр города, стараясь ни на кого не натыкаться и привлекать к себе как можно меньше внимания. Возможно, ей стоит попробовать купить себе накидку с капюшоном, чтобы прикрыть голову. Вряд ли, конечно, василиск заберется так далеко в ее поисках, но если мужчина с конюшни говорил правду, и эльфов в городе не любят, то мало ли, откуда придут новые неприятности? А с другой стороны, Лана сохраняла надежду, что все-таки найдет мага, что поможет с перемещением на Землю, и уже к вечеру будет сидеть дома, со своими родителями.

Вопреки ожиданиям, дворец Императора располагался не в центре столицы, а на некотором удалении от города, на небольшом возвышении, так что мрачный величественный замок можно было разглядеть с любой точки. Центральная же площадь Айгахаррела девушке понравилась. Просторная, вымощенная белым мрамором, она словно сияла в лучах солнца. Камень под ногами, неизвестно каким образом остававшийся чистым, искрился. На площади не оказалось никаких магазинов или лавок, а главным украшением служил фонтан. Идеально круглый, окантованный широкими скамьями, по которым спокойно бегали дети. Струи воды взмывали к небу метров на десять, не меньше, сплетались и расходились, словно танцевали одним им ведомый танец.

— Смотрите, это же эльфочка! — услышала окрик Лана.

Девушка обернулась, но не успела понять, что происходит. Молодой мужчина, озорно улыбаясь, вихрем подбежал к ней, стискивая в объятиях, будто старую знакомую. Так же неожиданно он впился в губы Ланы, вызывая крик возмущения, утонувший в его поцелуе. Несколько секунд совершенно невозмутимый мужчина ласкал эльфийку, прижимая к себе, никак не реагируя на ее попытки к сопротивлению. К такому повороту событий Лана оказалась не готова, пребывая в шоке от подобного напора, напрочь позабыв про любые заклинания. Так что ей оставалось молотить кулаками по груди наглеца и тщетно пытаться высказать свое мнение о сложившейся ситуации. Только вместо слов получалось возмущенное невнятное мычание.

— Азхар! Мы опаздываем! — послышался голос откуда-то из-за спины.

Лану отпустили так же резко, как и схватывали. Девушка смотрела на мужчину перед собой. Таких необычных людей она еще не встречала, даже за свое недолгое пребывание в большом городе на Земле. У парня, стоящего перед ней были длинные ярко-красные волосы, зачесанные на бок, один висок выбрит, оставляя лишь короткие волоски, которые покрасили в черный цвет. Или не покрасили, все-таки брови у мужчины тоже были черные, а значит этот дикий красный оттенок — совсем не натуральный цвет волос. По мере того, как шок отступал, Лана замечала все больше деталей необычного образа целовальщика. В одном ухе красовались сразу несколько серег, хотя Лана была всегда уверена, что такие украшения носят только женщины. Правая бровь чуть подбрита, создавая впечатление наличия шрама. Парень улыбнулся ей, демонстрируя наличие в своем языке еще одной серьги-болта, так что эльфийка поняла, что за странные ощущения она испытывала во время поцелуя с привкусом стали.

— Азхар! — еще раз окликнули мужчину, после чего тот нахально подмигнул Лане, и направился к своим товарищам, на прощание звонко шлепнув зардевшуюся эльфийку по заднице. Группа молодых мужчин удалялась с площади, громко смеясь. Все они были одеты в темно-серую форму, все одинаково крепкие, высокие и широкоплечие, своими габаритами заметно выделяясь на общем фоне.

Лана осталась стоять на месте, как вкопанная, заливаясь краской. А она думала, что это с Беаром было странно целоваться. Но, видимо, у темных все не как у людей. Нет, ей точно нужно возвращаться обратно, и как можно скорее. Эти дикие варвары сведут ее с ума.

***

— Я не понимаю, ты же сама из светленьких. Подготовила бы наших преподавателей.

Утренняя встреча с Советом Семерых была закончена, и, по обыкновению, Эйдан Дайрел оказался завален новыми проблемами. И если в какие-то вопросы по управлению государством удавалось успешно делегировать на советников, то вот случай с поиском нового лектора заводил императора в тупик. Эйдан вообще не понимал, каким образом сложилось так, что Императору Темной Империи приходилось самостоятельно заниматься подбором преподавательского состава. Дожили, называется.… А дальше что? Свахой выступать заставят?

— Дорогой, тебе напомнить, что вместо того, чтобы получать образование в академии, как все нормальные люди, мне приходилось скрываться от тебя, чтобы не стать твоей женой? — Лиса устроилась с противоположной стороны от мужа за столом, притягивая к себе стопку корреспонденции. Хоть чем-то да получится помочь ему.

— Я тебе уже говорил, какая это была напрасная трата сил и времени? — улыбнулся Эйдан, отвлекая супругу от чтения.

— Каждый день нашей совместной жизни, — с мягкой улыбкой ответила Лиса. — Так что, уже поговорили со всеми кандидатами?

— Да, — кивнул Дан. — Никто из Союзных Империй не готов заключить с нами контракт.

— Ну, это вроде как логично. Ты хочешь перенять чужих лекторов, чтобы те обучили твою армию, как успешно уничтожать их родные земли.

— Когда ты так сгущаешь краски, мне начинает казаться, что я монстр, — грустно ответил Эйдан. — В конце концов, с нашей стороны мы ни на кого нападать не собираемся. Я лишь хочу быть уверен, что в случае вторжения мы сможем эффективно дать отпор противнику. Да и ты должна понимать, если наша идея с землянками сработает, в скором времени магов станет больше, а значит, нам придется менять наши боевые построения…

— Это, конечно, все замечательно. Только куда ты спешишь? — перебила Лиса. — Учебный год вот-вот начнется, желающих читать курсы мы так и не нашли. И вообще…

Императрица замолчала, видя, что муж ее не слушает. Эйдан замер, глядя в пустоту, нахмурившись. После чего резко вскочил на ноги.

- Дан? Что-то случилось? — встревожено спросила Лиса.

— Кайрем. Нападение, — коротко бросил Эйдан, растворяясь в воздухе.

Лиса не успела ничего сделать. Перемещение в пространстве она еще не освоила, и Дан поступил жестоко, оставляя ее сидеть на месте с осознанием, что кто-то напал на их сына.


***

Потирая припухшие губы, эльфийка решила покинуть площадь и спустилась в один из переулков в поисках хоть одной магической лавки. Пусть с травами или книгами, но кто-то должен знать, где найти треклятые зелья для перемещения.

Ширины улицы едва хватало на то, чтобы разъехались две лошади. Всадники пытались протиснуться через плотный поток прохожих. Девушка же стремилась как можно скорее покинуть людное место.

С момента появления в этом мире с Ланой не случалось еще ничего хорошего. И от чего мать так горела желанием сюда вернуться? Что за мир такой, где мужчины позволяют себе хватать кого ни попадя прямо на улице. Кто целовать лезет, кто замуж тащит без спроса. Девушка вообще не привыкла к тому, чтобы кто-то к ней прикасался, а здесь каждый встречный язык в рот засунуть пытается. И то, что окружающие постоянно вторгались в ее личное пространство, ничуть не облегчало нервное состояние эльфийки.

Громкий крик женщины выдернул Лану из ее размышлений. Скорее на автомате, чем запланировано, девушка схватила проносящегося мимо нее мальца. Парнишка не глядя, несся сломя голову, едва не угодив под копыта проезжающей лошади. Эльфийка прижала ребенка к себе, стараясь защитить от животного, которое от давки и паники вокруг встало на дыбы.

— Тшш, — выдохнула Лана, не зная, кого успокаивает сейчас, мальчика или коня.

— Вот ты где, несносный мальчишка! — к Лане подбежала грузная женщина, взмыленная похлещи кобылы.

Мальчик крепко вцепился в ногу эльфийки, заставляя ее инстинктивно захотеть защитить малыша.

— Отойди от этой эльфы! — велела женщина.

Лана мягко направила ребенка за свою спину. Мальчик явно не выказывал желания идти с этой женщиной. Да и грубое обращение в свой адрес девушку не порадовало.

— Никуда он с вами не пойдет, — жестко ответила эльфийка.

— Да что вы… — начала возмущаться женщина. — Немедленно отойдите от ребенка! — вновь приказала неприятная дама.

— Не отдавайте меня ей! — громко прохныкал мальчик, убеждая эльфийку действовать увереннее.

— Отойдите, — приказала Лана, когда женщина попыталась протянуть свои руки. — Мальчик останется со мной.

Откуда такое стремление защитить неизвестного ребенка, Лана понятия не имела. Может, оттого, что ее саму никто в последние недели не защищал, хотя от помощи эльфийка точно не отказалась бы.

Дальнейшие события начали развиваться слишком быстро.

В девушку полетел боевой огненный шар, который Лана остановила почти случайно, выставив щит абсолютной защиты. Все-таки обороняться было намного проще, чем атаковать самой. Отец каждый день часами оттачивал ее защитные навыки, доводя до автоматизма. Жаль только, срабатывали эти умения только в экстренных ситуациях, и ни разу, когда к Лане лезли с объятиями разные…

В выставленный щит ударило еще два заклинания, но Лана отлично держала оборону. Прохожие расступались в стороны с воплями, не желая быть задетыми чужой магией. Одной рукой, по-прежнему загораживая собой ребенка, эльфийка сплела ледяной шар, размером чуть больше кулака и, прежде чем ее щита достигла новая атака, потоком воздуха направила снаряд в противницу. За собственными огненными всполохами женщина не заметила летящий в нее шар. Лед столкнулся со лбом нападавшей, разлетаясь в мелкие осколки. Но даже этого удара хватило, чтобы женщина потеряла сознание, падая навзничь.

— Иди ко мне, — Лана подняла на руки мальчика, который до этого цепко держался за ее ногу. Нападавшая лежала на проезжей части, возле нее воробьем прыгала девушка, спешно срывающая с себя амулеты. — Пойдем отсюда, — предложила Лана.

Черноволосый мальчонка с радостной улыбкой обхватил шею Ланы.

— Спасибо! — промямлил детеныш, зарываясь носом в ее волосы.

«Это же какими скотами надо быть, чтобы нападать на маленького ребенка!» — думала про себя эльфийка, пока зеваки вокруг в ужасе расступались. И стоило Лане решить, что это перед ней отступают с почтенным трепетом, наконец, уяснив, что и эльфы на что-то способны, как ее ждало разочарование. В нескольких шагах перед ней возник высокий мужчина в черных одеждах с золотыми узорами.

И до того, как Лана успела как-то отреагировать, в нее ударили две воздушные волны, заставляя ноги проскальзывать по камню, пока девушка не уткнулась спиной в стену. Ребенок на руках не позволял колдовать, так что эльфийке пришлось поспешно опустить его на землю, пряча за своей спиной. Следующий поток воздуха, сбивающий с ног, Лана смогла частично заглушить щитом этой же стихии.

«Здесь вообще есть городская стража?» — со злостью подумала эльфийка, по-кошачьи ловко вскакивая на ноги. Адреналин заставлял кровь кипеть, глаза застилала пелена ярости. Девушка чувствовала, как энергия скапливается на кончиках пальцев, наэлектризовывая воздух вокруг. Не думая ни секунды, Лана позволила инстинктам взять над собой верх. Напряжение в мышцах спадало, а вся концентрация пошла на сотворение заклинаний.

Воин в черном был намного сильнее и опытнее первой нападавшей. Он без труда колдовал атакующие заклинания, чередуя стихии огня и воды. Лане пришлось выставить абсолютный щит одной рукой, а свободной рукой направить импульс в землю.

Мощеный камень проезжей части вздымался вверх на метр, раскидывая зевак, которые не успели отбежать достаточно далеко. Магу тоже пришлось отвлечься, чтобы загасить заклинание. Пользуясь передышкой, Лана опустила щит и пошла в атаку. Оглушающее заклятье, две молнии, ледяной град. И все это лишь для того, чтобы сократить между ними расстояние. Девушка чувствовала, как ее резерв быстро истощается, да и маг перед ней слишком легко отражает каждую атаку. Зато если ей в руки достанется меч, она сможет одержать верх.

Еще один удар молнии, который Лана специально направила чуть в сторону, заставляя воина в черном отвлечься, затем прыжок в его сторону. Эльфийка выхватила клинок из ножен воина, приставляя звенящую сталь к его горлу.

— Уйди прочь, темный, — прошипела она, вдавливая лезвие в кожу.

И что это темных воинов так хвалят? Она первый раз ввязалась в настоящую драку, и теперь держит жизнь мага на острие его клинка.

- Папа, не надо! — голос мальчика раздался за спиной. Ребенок подбежал к девушке, вставая между ней и воином, прикрывая собой Лану. — Она хорошая, не убивай ее!

— Папа? — не поняла эльфийка, уже не так уверенно держа оружие в руке. Поглядывала то на мальчишку, который так мило старался загородить Лану, то на мужчину перед собой, чей взгляд заметно потеплел при виде своего чада.

— Кайрем, отойди, — мягко приказал маг.

— Нет, пап! — упрямо топнул ногой Кайрем, обхватывая Лану за ногу. — Она защищала меня.

Отец перевел взгляд на эльфийку, и от этого у Ланы возникло желание скрыться куда-нибудь подальше. Черные глаза прожигали насквозь. Девушка опустила клинок, после чего ощутила чужую энергию, рассеивающуюся в воздухе. Она и не заметила, как темный воин готовил плетение высшего проклятья. От которого эльфийка не смогла бы защититься. А Лана даже отката от действий темного не почувствовала, наивно полагая, что одержала победу.

— Это ваш сын? — растерянно произнесла девушка, чувствуя себя идиоткой. И надо же было так вляпаться! А мальчонка? Это же он ее втянул! — Боюсь, произошло недоразумение…

Договорить Лане не дали. Темный маг открыл портал за ее спиной и, предварительно подняв сына на руки, бесцеремонно толкнул эльфийку в воронку, после чего и сам вошел в нее, закрывая за собой проход.

Глава 11. Не заключай сделок с темными…


Лана завалилась на спину. Она оказалась в огромном зале с высокими потолками. Цветные стекла витражей окрашивали помещение во все цвета радуги. Но оценить всю красоту архитектуры девушке не дал громкий женский возглас.

— Ты!

Лана поспешила откатиться в сторону, так как девушка, немногим старше нее, с черно-красными волосами, направила в эльфийку огненный шар. Лане пришлось поспешно подняться на ноги, из последних сил выставляя новый щит. Что это за день-то такой!

— Лиса, не надо, — низкий мужской голос прозвучал тихо, но атакующая девушка остановилась. Темный воин, появившийся в зале вслед за Ланой, опустил Кайрема с рук.

— Мама! — мальчик радостно бросился в объятия Лисы, а та, как истинная мать, в первую очередь осмотрела своего ребенка на предмет повреждений.

Следующими в зале появились две женщины из переулка. Грузная, с набухающей шишкой на лбу, и та, что скакала над первой, как испуганный кролик.

— Ваше Темнейшество! — волшебница склонила голову, а Лане стало совсем не по себе. Только сейчас, глядя на мужчину в черном облачении, она обратила внимание, что голову его венчает тонкий золотой обод, пересекающий лоб единственной полосой, которая начинала ветвиться к вискам, создавая причудливый узор. — Эльфа напала на нас в переулке…

Алания хотела вставить слово в свою защиту, но не посмела перебивать мужчину.

— Почему меня вызвали? — строго поинтересовался воин.

— Эрху сразило заклинанием, и я не знала, как мне поступить, — призналась вторая девица.

— Эрха, я требую написать отчет, почему стражу моего сына посреди бела дня в нашей столице смогла оглушить эльфийка. Я нанимал вас не для того, чтобы выполнять вашу работу. Свободны. Обе.

Мужчина, по-прежнему не уделяя внимания эльфийке, прошел к своей жене и сыну.

— Все в порядке, — успокоил он Лису. — Эя в очередной раз перенервничала и воспользовалась амулетом призыва. Бояться было нечего.

— Эя не подходит для этой работы. Кем бы там ни был ее отец, нужно найти другую сопровождающую Кайрему. Кого-то, кто может включиться в защиту, а не дергать тебя каждый раз…

— Э, простите, — решила вмешаться в разговор Лана.

На девушку, однако, внимания не обратили, мужчина лишь поднял руку вверх, приказывая молчать.

— Кайрем, расскажешь, что там произошло? — спросил отец сына.

Мальчик, растеряв былой задор и уверенность, потупил взгляд.

— Я жду, — строго надавил темный.

— Мне не нравится Эрха, — буркнул он. — Она злая!

— И? — с нажимом произнес воин в черном..

— Я решил подшутить…. А потом увидел ее, — Кайрем ткнул пальцем в сторону эльфийки. — Пап, а почему эта девушка седая?

«Так с такими вот шутниками встречаюсь с утра пораньше», — подумала про себя Лана, но благоразумно промолчала.

— Пальцем показывать не прилично, — сделал замечание отец.

— Ну, па-а-а-п. Посмотри, какая она красивая!

«Малыш, что же ты меня подставляешь все время?!» — выдохнула Лана, ловя на себе недовольный взгляд матери семейства. К чести темного, после провокационной фразы своего отпрыска, в сторону эльфийки он даже не посмотрел.

— Можно я оставлю ее себе?

Тут Лана уже не смогла сдержать возмущенного кашля. Мать Кайрема поспешила одернуть сына.

— Ну что ты…. Она живой эльф, а не домашнее животное. Так нельзя говорить. Иди, извинись!

Кайрем словно ждал подобного предложение, и весело подбежал к Лане.

— Извините меня за мою грубость, прекрасная леди. Я не хотел оскорбить вас, — проговорил мальчик четко, громко, словно эти слова репетировал по много часов. Подобная галантность от ребенка его возраста была умиляющей. На вид парню едва можно дать больше пяти лет, хотя Лане не доводилось видеть детей темных лордов, да и каких-либо других детей, чтобы сопоставить их габариты с возрастом.

— Вы самая красивая леди из всех, что я видел. После мамы. И когда я вырасту, вы станете моей женой!

«Час от часу не легче…» — с улыбкой подумала Лана, хотя глядя на столь очаровательного ребенка, она уже и позабыла, как он насолил ей своими шутками.

— Кайрем, иди в свою комнату, мы потом с тобой поговорим, — попросила Лиса. Голос ее оставался мягким, но желания спорить с ней не возникало. Мальчик учтиво поклонился Лане, девушка ответила ему тем же, после чего Кайрем побежал к выходу из зала, оставляя эльфийку со своими родителями.

***

Пара проводила сына взглядами, после чего направилась в сторону стульев с подлокотниками и высокими спинками, от чего Лана в очередной раз осознала степень своего «везения». Золотые короны на головах этих двоих, массивные кресла, вероятно — троны, черно-золотые одежды дома Дайрелов, и это «Ваше Темнейшество»….

— Итак, девушка, позвольте узнать, каким образом столь редкий гость в Айгахарреле, как эльф, позволяет себе нападать на Императора. Для покушения Зеленый трон прислал слишком скудные силы.

Император все так же продолжал говорить на общем языке. Но его чистую речь, в отличие от жуткого говора хозяина постоялого двора, можно разобрать. А Лана поверить не могла, что после признания их сына, эти двое все равно пытаются ее в чем-то обвинить. Темные, одним словом! Вечно нужно манипулировать, вытрясая выгоду из любой ситуации.

- Я не нападала, а защищалась, — устало ответила Лана, не делая попытки перейти на общий язык. Эльфийский она знала отлично, да и столь знатные особы должны его понимать в совершенстве. Как ни как, второй по распространенности язык в мире. — И прошу простить мою грубость, но в тот момент, когда вы засыпали меня своими атаками, мне не представилось возможности рассмотреть ваши регалии.

Женщина тихонько хихикнула, прикрывая рот рукой.

— Откуда вы вообще взялись, если не знаете правящей семьи Темной Империи? — удивленно спросил император, учтиво переходя на эльфийский.

— Я в городе первый день, и не успела еще разобраться, что к чему…

— Зато попытались похитить наследника, — с укором произнесла Императрица.

— Ваш мальчик бежал от своих служанок, и чуть не попал под лошадь, когда я его вытащила. Та, что вы зовете Эрхой, набросилась на меня с криками, а Кайрем попросил его защитить. Зная нравы темных, я просто решила помочь мальчику, посчитав, что он в беде. Ваши люди первые атаковали. Я лишь защищалась, — упрямо повторила девушка. Нет, она не позволит себя оставлять виноватой в этом нелепом стечении обстоятельств.

Император не сразу нашелся что сказать, задумчиво разглядывая эльфийку.

— Щекотливая ситуация, — резюмировал он. — С одной стороны, в ваших помыслах не было ничего предосудительного. А с другой — у нас слишком натянутые отношения с Зеленым троном, чтобы закрыть глаза на этот инцидент. Сначала ваша бывшая королева убила моего отца и брата…

— Вы имеете в виду тот случай, когда ваш отец вел двойную игру с эльфами, а вы, пряча своего брата на Земле, живого и здорового, до сих пор продолжаете манипулировать окружающими с помощью этой истории? — задала свой вопрос Лана, вспоминая конверт от отца.

Тот, что был пожелтевший и старый. Она же открывала его, чтобы ознакомиться с содержимым. Контактное лицо, которое сможет помочь в возвращении в родной мир — Райем Дайрел. Сколько раз мама рассказывала эту историю. Как Кайлен Дайрел[1] обманул ее, обещая трон Темных, как чуть не опозорил, подталкивая к беременности. Его убийство стало делом чести. Которое в итоге привело к изгнанию Алии и ее свиты на Землю силами все того же Райема. «Дайрелам верить нельзя» — постоянно повторяла мать. А теперь Алания стоит перед одним из них, не зная, как вести себя дальше.

— Юная девушка, я так понимаю, что к выживанию в нашей стране вы совершенно не подготовлены. Сначала нападаете на наследника империи, затем на самого императора. Теперь еще и государственные тайны выбалтываете. С чего вы взяли, что мой брат жив? И кто еще в Союзных Империях об этом знает?

Женщина, сидевшая возле императора заметно напряглась, поглядывая то на своего мужа, то в сторону эльфийки.

Лана стояла молча, не зная, что она может ответить. Рассказать, что она дочь Алании? Но мать же убила отца императора. А если он решит отыграться за эту смерть на девушке? Рассказать им про лорда Беара? Как они отреагируют на выходку их подданного? Это же темные! У них все не как у нормальных народов. Может, пожурят нерадивого, а может, и сдадут обратно василиску. Им-то такая невестка точно даром не нужна… Эх, а еще час назад Лана была уверена, что поцелуй с незнакомцем на площади — самая худшая часть дня.

— Я…, - Лана начала неуверенно, стараясь тщательно подбирать слова. — Не думаю, что кому-то на Союзных территориях известна эта информация. Во всяком случае, не от меня…

— И мы должны тебе верить? — все так же давя взглядом, спросил Император.

— Я не была на тех землях ни разу, Ваше Темнейшество. Во всяком случае, уже несколько лет. Я знаю про Райема, потому что была в свите Королевы Алии, когда та бежала из столицы. Ваш брат отправил всех нас на Землю. А по прошествии лет находил, предлагая вернуться, — Лана говорила, надеясь, что хотя бы последняя часть ее истории была правдой. В конце концов, логично предположить, что подобное предложение он сделал не только ее родителям. — На тот момент я отказалась, боясь возвращаться, Ваше Темнейшество. Наша королева в опале, здесь смена власти и ваш гнев… Мне показалось, разумным остаться на Земле на некоторое время.

— И почему мы имеем честь видеть вас здесь? — прищурившись, задала свой вопрос Лиса. Лана смотрела ей в глаза, чувствуя, что императрица ей не верит.

— Я заскучала по родному дому. И захотела вернуться…

— И Райем вам с этим помог?

— Нет, — Лана покачала головой. — Я собиралась отправиться к нему, но на своем пути столкнулась с одним магом. — Лана силилась вспомнить имя какого-нибудь знатного рода, но не слишком приближенного к короне, и надеялась на свою удачу, которая хоть в какой-то момент уже должна перестать ее подводить. — Лорд Айракхем. Он предложил свою услугу, обещая помочь с перемещением.

— Я не знала, что Айракхем тоже отправился на Землю, — шепнула Лиса, стараясь не перебивать эльфийку.

Император ответил таким же шепотом, не забывая продолжать одобрительно улыбаться их гостье.

— А кто сейчас туда не отправляется? Все, кто не на военных сборах, как с цепи сорвались, лишь бы получить человечку в жены…

— Мне продолжать? — решила уточнить Лана. Возможно, темные успели забыть, что у эльфов отменный слух. И то, что они сидят в отдалении от девушки, еще не значит, что их шепот ей не слышен.

— Да, — махнул рукой мужчина.

— Я посчитала, что условия сделки вполне приемлемы, учитывая, что до вашего брата на Земле добираться пришлось бы на другой континент, а это крайне затруднительно в финансовом плане, — по мере того, как Лана продолжала врать, она все больше чувствовала себе уверенной в собственных словах. Да и легкое кивание от коронованных особ успокаивало. — Но, видимо, это было ошибкой — довериться темным. Перемещение лорд осуществил, но не на территории Зеленого трона, а сюда, в Империю. Посмеялся надо мной и исчез. Только старую кобылу выдал, да одежды местной, чтобы я нажаловаться не могла. Сказал, тебе надо — ты сама и добирайся, чай не первый день живу…

— И что же вы…. Кстати, как мы можем к вам обращаться?

— Алания Монтасриэль, — девушка представилась с фамилией отца. Его род был совсем крошечным, но вполне узнаваем по редкому цвету волос. Лане нравилось думать, что волосы ее серебристые с благородной белизной, но, как правильно заметил маленький Кайрем, чаще такой цвет воспринимается просто как седина.

Женщина тихонько хихикнула, прикрывая рот рукой.

— Откуда вы вообще взялись, если не знаете правящей семьи Темной Империи? — удивленно спросил император, учтиво переходя на эльфийский.

— Я в городе первый день, и не успела еще разобраться, что к чему…

— Зато попытались похитить наследника, — с укором произнесла Императрица.

— Ваш мальчик бежал от своих служанок, и чуть не попал под лошадь, когда я его вытащила. Та, что вы зовете Эрхой, набросилась на меня с криками, а Кайрем попросил его защитить. Зная нравы темных, я просто решила помочь мальчику, посчитав, что он в беде. Ваши люди первые атаковали. Я лишь защищалась, — упрямо повторила девушка. Нет, она не позволит себя оставлять виноватой в этом нелепом стечении обстоятельств.

Император не сразу нашелся что сказать, задумчиво разглядывая эльфийку.

— Щекотливая ситуация, — резюмировал он. — С одной стороны, в ваших помыслах не было ничего предосудительного. А с другой — у нас слишком натянутые отношения с Зеленым троном, чтобы закрыть глаза на этот инцидент. Сначала ваша бывшая королева убила моего отца и брата…

— Вы имеете в виду тот случай, когда ваш отец вел двойную игру с эльфами, а вы, пряча своего брата на Земле, живого и здорового, до сих пор продолжаете манипулировать окружающими с помощью этой истории? — задала свой вопрос Лана, вспоминая конверт от отца.

Тот, что был пожелтевший и старый. Она же открывала его, чтобы ознакомиться с содержимым. Контактное лицо, которое сможет помочь в возвращении в родной мир — Райем Дайрел. Сколько раз мама рассказывала эту историю. Как Кайлен Дайрел[1] обманул ее, обещая трон Темных, как чуть не опозорил, подталкивая к беременности. Его убийство стало делом чести. Которое в итоге привело к изгнанию Алии и ее свиты на Землю силами все того же Райема. «Дайрелам верить нельзя» — постоянно повторяла мать. А теперь Алания стоит перед одним из них, не зная, как вести себя дальше.

— Юная девушка, я так понимаю, что к выживанию в нашей стране вы совершенно не подготовлены. Сначала нападаете на наследника империи, затем на самого императора. Теперь еще и государственные тайны выбалтываете. С чего вы взяли, что мой брат жив? И кто еще в Союзных Империях об этом знает?

Женщина, сидевшая возле императора заметно напряглась, поглядывая то на своего мужа, то в сторону эльфийки.

Лана стояла молча, не зная, что она может ответить. Рассказать, что она дочь Алании? Но мать же убила отца императора. А если он решит отыграться за эту смерть на девушке? Рассказать им про лорда Беара? Как они отреагируют на выходку их подданного? Это же темные! У них все не как у нормальных народов. Может, пожурят нерадивого, а может, и сдадут обратно василиску. Им-то такая невестка точно даром не нужна… Эх, а еще час назад Лана была уверена, что поцелуй с незнакомцем на площади — самая худшая часть дня.

— Я…, - Лана начала неуверенно, стараясь тщательно подбирать слова. — Не думаю, что кому-то на Союзных территориях известна эта информация. Во всяком случае, не от меня…

— И мы должны тебе верить? — все так же давя взглядом, спросил Император.

— Я не была на тех землях ни разу, Ваше Темнейшество. Во всяком случае, уже несколько лет. Я знаю про Райема, потому что была в свите Королевы Алии, когда та бежала из столицы. Ваш брат отправил всех нас на Землю. А по прошествии лет находил, предлагая вернуться, — Лана говорила, надеясь, что хотя бы последняя часть ее истории была правдой. В конце концов, логично предположить, что подобное предложение он сделал не только ее родителям. — На тот момент я отказалась, боясь возвращаться, Ваше Темнейшество. Наша королева в опале, здесь смена власти и ваш гнев… Мне показалось, разумным остаться на Земле на некоторое время.

— И почему мы имеем честь видеть вас здесь? — прищурившись, задала свой вопрос Лиса. Лана смотрела ей в глаза, чувствуя, что императрица ей не верит.

— Я заскучала по родному дому. И захотела вернуться…

— И Райем вам с этим помог?

— Нет, — Лана покачала головой. — Я собиралась отправиться к нему, но на своем пути столкнулась с одним магом. — Лана силилась вспомнить имя какого-нибудь знатного рода, но не слишком приближенного к короне, и надеялась на свою удачу, которая хоть в какой-то момент уже должна перестать ее подводить. — Лорд Айракхем. Он предложил свою услугу, обещая помочь с перемещением.

— Я не знала, что Айракхем тоже отправился на Землю, — шепнула Лиса, стараясь не перебивать эльфийку.

Император ответил таким же шепотом, не забывая продолжать одобрительно улыбаться их гостье.

— А кто сейчас туда не отправляется? Все, кто не на военных сборах, как с цепи сорвались, лишь бы получить человечку в жены…

— Мне продолжать? — решила уточнить Лана. Возможно, темные успели забыть, что у эльфов отменный слух. И то, что они сидят в отдалении от девушки, еще не значит, что их шепот ей не слышен.

— Да, — махнул рукой мужчина.

— Я посчитала, что условия сделки вполне приемлемы, учитывая, что до вашего брата на Земле добираться пришлось бы на другой континент, а это крайне затруднительно в финансовом плане, — по мере того, как Лана продолжала врать, она все больше чувствовала себе уверенной в собственных словах. Да и легкое кивание от коронованных особ успокаивало. — Но, видимо, это было ошибкой — довериться темным. Перемещение лорд осуществил, но не на территории Зеленого трона, а сюда, в Империю. Посмеялся надо мной и исчез. Только старую кобылу выдал, да одежды местной, чтобы я нажаловаться не могла. Сказал, тебе надо — ты сама и добирайся, чай не первый день живу…

— И что же вы…. Кстати, как мы можем к вам обращаться?

— Алания Монтасриэль, — девушка представилась с фамилией отца. Его род был совсем крошечным, но вполне узнаваем по редкому цвету волос. Лане нравилось думать, что волосы ее серебристые с благородной белизной, но, как правильно заметил маленький Кайрем, чаще такой цвет воспринимается просто как седина.

— И что же вы не отправились в сторону дома?

— Я собиралась… Но потом поняла, что там меня никто не ждет. Все знают, как течет время на Земле, да и моя сделка с темным не делает мне чести. Кому я там нужна? Лишь позор рода. А на Земле осталась крыша над головой, какая-никакая работа. Да и там с осуждением не смотрят. Я отправилась в столицу, надеясь найти мага, который согласится поделиться зельем, чтобы я вернулась на Землю…

И это даже чистая правда. Лана замолчала, сказать ей было больше нечего, оставалось лишь ждать, что предпримут император с супругой.


***

Эйдан накинул полог тишины, чтобы на этот раз ушастая эльфийка не услышала их разговора.

- Что скажешь? — спросил он у супруги, касаясь ее руки.

— А что я могу сказать? Девушка приятная, но мне кажется, что она что-то не договаривает.

— Мне тоже. Но, как ты сама любишь повторять, ничто в нашей жизни не происходит случайно. И эта встреча в том числе.

— Это ты к чему? — Лиса вопросительно вздернула бровь.

— Знаешь, она же действительно защищала Кайрема. И делала это лучше, чем это получилось у Эрхи. Нет, один на один со мной шансов у нее не было. Но для эльфийки она продержалась достаточно терпимо.

— Ты хочешь отправить ее преподавателем? — удивленно уставилась на супруга императрица.

— Почему нет? Ты сама постоянно борешься за равноправие. Чем это не значимый шаг? Девушка, к тому же эльф, будет готовить наших людей…

Не давая шанс своей супруге начать спор, Эйдан скинул полог, обращаясь к девушке.

— Алания, скажите, а будучи подданной Зеленого трона, в какой из Академий вы проходили свою подготовку?

— Ваше Темнейшество, к сожалению, академий я не посещала, — ответила Лана. И вот промолчать бы ей дальше, но эльфийская гордость взяла верх. Кому же захочется, чтобы правитель целой страны видел в тебе дуру? — Но мои родители обучили меня всему, что знали. И этих навыков мне хватило, чтобы поступить на службу в свиту королевы. А при дворе моим образованием уже занимались многие великие умы нашего народа.

— Отлично! — довольно кивнул Эйдан. — Алания, как вы понимаете, после сегодняшнего происшествия в наших общих интересах сделать так, чтобы вы как можно скорее исчезли с территорий Темной Империи. Мы могли бы выслать вас домой, в Вечнозеленый Лес…

— Нет, — тихо простонала Лана, зная, что подобное решение, скорее всего, закроет ей путь к родителям навсегда.

— А могли бы помочь с возвращением на Землю…

— С вашей стороны это станет великодушным решением, Ваше Темнейшество, — Лана даже чуть поклонилась, от волнения ее сердце забилось в три раза чаще.

— Но, как вы понимаете, за все услуги нужно платить….

«Ну, конечно! Темные никогда ничего не сделают просто так….», — подумала Лана.

— У меня есть деньги. Совсем немного, я думаю… если продать лошадь….

Эйдан рассмеялся. Громко, так что его смех эхом пронесся по залу, взмывая под самый потолок. Лиса тоже усмехнулась.

— Надеюсь, в тот день, когда императору Темных потребуется выманивать последние деньги у юной эльфийки, Творец смилостивится надо мной и пошлет мучительнейшую из смертей. Нет, денег мы не возьмем. Нам потребуется от тебя иная услуга…

— Мне придется выходить за кого-то замуж? — перебила Лана.

Столь неожиданный вопрос поставил Эйдана в тупик.

— Нет. Не думаю. Нет, определенно нет.

— Хорошо. Тогда я согласна, — уверенно кивнула эльфийка, скрещивая руки на груди.

— Вот так сразу? — удивился Эйдан. Ему самому не верилось, что долгие месяцы поиска преподавателя подошли к концу таким нелепым образом. Хотя ему-то что жаловаться? В их ситуации обе стороны приобретают кота в мешке.

— Я уже говорила, Ваше Темнейшество. Мой дом — Земля. Здесь меня не держит ничего. Если вы не собираетесь опорочить мою девичью честь, я согласна практически на любые ваши условия.

— Отлично, — еще раз довольно кивнул Эйдан, с улыбкой глядя на свою супругу. Хоть какая-то хорошая новость за сегодня.




[1] Кайлен Дайрел — Отец Эйдана Дайрела, действующего правителя Темной Империи

Глава 12. Эльфийская гордость, русское упрямство и преподавательская честь…

«Святой Творец…На что я подписалась?!»

Лана стояла на пороге Академии.

Несколько часов назад девушка покинула дворец Императора в бодром расположении духа. Предложение четы Дайрелов оказалось неожиданным, но вполне приемлемым. Постоянно напоминая себе, что от темных нужно ждать подвоха во всем, Лана так и не смогла найти, к чему придраться. Условия сделки казались прозрачными и справедливыми. Казались — ключевое слово.

Его Темнейшество огласил, чего хочет от девушки. Лане предстоит за следующие полгода прочесть в столичной академии курс лекций по теме «Особенности военного дела Союзных Империй». Эйдан Дайрел запрашивал год, но эльфийке удалось сторговаться на полгода, при условии, что занятия она будет проводить не меньше трех раз в неделю. Работа в Академии гарантирует эльфийке все преимущества, которые получают остальные преподаватели: неприкосновенность, достойный оклад, питание и жилье. Неприкосновенность имела огромное значение для эльфийки. Кто бы там ни появился на горизонте со своими претензиями, пока Лана остается в Академии — ее не тронут. А после — сразу домой. Более чем приятные условия, учитывая, что сама Лана понятия не имела, как работать с детьми, и чему она будет их учить. Хорошо, что у нее будет достаточно времени между лекциями, чтобы готовить материал. Родители, конечно, надежно вбивали знания в детскую головку Алании, но мало ли что. Хотя… Можно же просто рассказать, что знаешь, и вернуться домой. А там пусть недовольные темные ищут ее, сколько влезет. Уйдет эльфийка с Гришкой в леса, и поминай, как звали.

Императорская карета сначала отвезла девушку в город, где Лана сменила ненавистные дорожные тряпки на нечто более свежее, и сидящее по фигуре. После чего, решив, что свою лошадь забирать не станет, отправилась все с той же каретой в Академию. Путь занял несколько часов, так что к месту назначения они подъехали уже затемно. К неприятному удивлению девушки, академия располагалась не в столице, а далеко за городом. И если бы на этом сюрпризы закончились….

Стоило вознице остановиться, сообщая, что они приехали, Лана с ужасом поняла, что далеко не все уточнила у Дайрелов, когда соглашалась на сделку. Конечно, она спросила про количество часов занятий, про условия собственной безопасности, гарантии по возращению на Землю целой и невредимой, отсутствие претензий к качеству лекций, и даже про оклад, который ей будут платить во время преподавательской деятельности.

Но девушке и в голову не пришло спросить, в какой именно академии ей предстоит читать лекции. Зачем? Они же все одинаковые, как говорили родители. Их сотни по всему миру, какие-то больше, какие-то поменьше. И все берут на обучение детей из разных сословий, с двенадцати лет (если смотреть по человеческим меркам), и обучение заканчивается к совершеннолетию, когда юный представитель расы готов вступить в брак и начать службу на пользу государства.

«Но у темных все не как у нормальных народов…», — с грустью вспомнила Лана, накидывая на голову капюшон, чтобы тот надежно скрыл ее лицо, прежде чем сделать первые шаги за ограду.

На выцветающей табличке у ворот виднелась надпись: «Академия подготовки высшего командирского состава Темной Империи имени…», а дальше еще три строки с тем самым именем кого-то там.

Да о военных академиях Темных Лана в жизни не слышала! Она понятия не имела, как у эльфов с этим дела обстоят, а тут…. Проходя по территории в сторону основного здания, Лана наблюдала, как по дорожкам ровным строем совершали вечернюю пробежку воины, переговариваясь друг между другом. В темно-серой форме, которую эльфийка уже видела сегодня с утра на площади. Лана думала, что ей предстоит учить детей… Как же! Да половина этих воинов старше нее самой.

Лана подошла к входной двери в здание. Потянув за широкое кольцо, служившее ручкой, девушка не смогла сдвинуть дверь и на сантиметр. Оглядевшись вокруг себя, чтобы убедиться, что ее позора никто не увидел, эльфийка еще раз попробовала открыть дверь, на этот раз повисая на ручке. Бесполезно.

«Неужели закрыто?» — не поверила девушка. Но, прежде чем попробовать постучать, она сплела простенькое заклятие воздушного потока. Направить его в узкую щель под дверью было не сложно, гораздо труднее оказалось влить достаточно силы, чтобы поток с обратной стороны толкнул старинные створки. Зато дверь поддалась, лениво, со скрипом отворяясь перед девушкой. М-да… Ей теперь каждый день придется так изгаляться, чтобы пройти? Может, у них в столовой вилки по полпуда, чтобы тренироваться лишний раз? Лана шла по пустому коридору, гадая, не придется ли по пути в спальню еще и с драконом сразиться.

— Вы опоздали, — услышала она голос впереди, который выдернул девушку из ее размышлений. Подняв голову, эльфийка заметила мужчину, рослого, седовласого. Он был одет все в такую же темную форму, как и все остальные, кого Лана встретила по пути в главное здание академии. — Хотя могли бы вообще не приезжать. Здесь вам не рады. Не думаю, что какая-то эльфа может чему-то научить лучших воинов Империи.

— Я смотрю, уроки хороших манер вам точно не помешали бы, — огрызнулась Лана, подходя ближе к мужчине и протягивая ему конверт с печатью Императора. Тот нехотя взял его, разворачивая. Формальность, конечно. Он наверняка уже получил все распоряжения по поводу эльфийки.

— То, что вы находитесь под протекцией Императора, ничего не меняет, — сухо сообщил он. — Вы напрасно потратите наше время.

— Это уже решать не вам, — в тон темному процедила Алания. — А теперь, будьте добры, покажите мне мои покои. Время позднее, ужин, так понимаю, я все равно пропустила, да и аппетит вы мне уже основательно испортили.

Мужчина молча развернулся, давая знак девушке следовать за ним. Очередные коридоры, лестницы. Темные словно специально старались поддерживать свой статус — тусклое освещение, мрачные камни, обросшие паутиной. Медвежьи берлоги в Сибири выглядят эстетичнее, чем нагромождение черной грязи на коричневых стенах. Словно кто-то сдохнет, если прорубить хотя бы пару лишних окон для солнечного света. Лана старалась запомнить дорогу, потому что, судя по гостеприимности темных, второй раз поводыря ей не выделят.

— Бабского общежития мы здесь не держим, — наконец прервал свое молчание мужчина. — Так что жить будете со всеми. Скажите спасибо, что отдельную комнату получите. Вашу эльфову зелень в столовой тоже готовить никто не собирается. Тут недалеко есть деревня с таверной. Можете попробовать договориться, чтобы вам приносили что-нибудь оттуда. Ну, или на худой конец, на территории академии растет много травы, заодно со стрижкой поможете. Хоть какая-то польза….

— Ваша забота умиляет, — стиснув зубы, улыбнулась Лана. Она слишком устала после дороги, чтобы сейчас вступать в словесную перепалку с хамом.

— Ваша комната. Двери без замков. У нас здесь секретов ни от кого нет. Захотите запираться, пробуйте магию. Общий подъем в шесть утра. Группы выходят на тренировки, преподаватели обычно тоже. Завтрак в половине девятого. В девять начало лекций. Расписание занятий лежит на вашей кровати. Устав академии там же. Советую ознакомиться.

— Что-то еще? — спросила Алания, прежде чем захлопнуть дверь перед носом мужчины.

— Да. Уставом не запрещаются отношения между адептами и преподавателями…

— А что, уже были прецеденты? — ехидно уточнила Лана, понимая, что это учебное заведение до сегодняшнего дня являлось исключительно мужским.

— Нет! — прошипел в ответ темный. — И я надеюсь, что так и будет оставаться. Не хватало еще, чтобы какая-то юбка срывала учебный процесс.

— Спокойной ночи… — в последний раз улыбнулась Лана, — Кем бы вы там ни были.

Мужчина же так и не представился. Эльфийка захлопнула дверь, сразу запирая ее магией. Это будут очень тяжелые полгода….


***

Император продолжал просматривать письма, откладывая одно за другим в сторону. Последнее сообщение заставило его нахмуриться.

— Что-то случилось? — обеспокоенно спросила Лиса, подходя ближе.

— Опять василиски сцепились.

— Что на этот раз?

— Прошел слух, что от Беара сбежала невеста, и зеленые решили поглумиться. Предложили черным отменить следующие состязания за земли, и отдать Гнездо Беаров добровольно. Теперь опять резню устроят…

— И почему мы вообще их терпим? — поинтересовалась Лиса, совсем не по-императорски садясь на стол.

— Потому что у эти звери — отличные маги и дисциплинированные солдаты. И лучше держать их при себе, чем попробовать выдворить с наших территорий. Между собой кланы могут грызться сколько угодно. Но перед внешним врагом…. Я так понимаю, тебе не доводилось видеть василиска в обращенном состоянии?

— Лорду Беару уже сколько? Почему он никак не выберет жену? — Лиса не стала отвечать на вопрос мужа. Конечно, ей никогда не доводилось видеть подобное. Словно вообще кто-то остался в живых после увиденного.

Дан пожал плечами.

— Не знаю. Как-то все не складывается… Хотя он славный воин, достойный сын Империи…

— Может познакомить его с Ланой? Девушка она вроде милая и добрая.

— Император Темных еще только сводником не подрабатывал! — закатил глаза Эйдан. — Женщина, на что ты меня каждый раз толкаешь?

— Да ладно тебе! — фыркнула Лиса. — Он у тебя давно переподготовку проходил? Отправь его в Академию, там они и познакомятся. Если говоришь, что он хороший мужчина… Глядишь, и Лана передумает возвращаться на Землю. Если у них все сложится, семья ее примет. Да и мы с эльфами чуть отношения улучшим.

— Хорошо, я сообщу Беару, чтобы прибыл к началу занятий, — согласился Эйдан. — Тем более, что сидя в академии, он не сможет устроить разборки с Длинными клыками. Так всем спокойнее будет.

***

Лана привыкла просыпаться рано, так что волноваться, что она проспит, не приходилось. Да и как будто она смогла бы продолжить спать, учитывая, как шумно стало на этаже после общего подъема. Эльфийка не подумала, что стоит накинуть полог тишины, а темные топали по коридорам, словно кони. Да и ржали не хуже.

Алании удалось поспать лишь два часа, потому что почти всю ночь она просидела, изучая устав академии. В конце концов, ей надоело постоянно попадать в различные неприятные ситуации только потому, что она не знала каких-то нюансов. Так что глаза девушка сомкнула лишь тогда, когда убедилась что и устав, и свое расписание зазубрила наизусть. Хвала Творцу за заклинание памяти!

Поднявшись с кровати в шесть утра, Лана и не думала присоединяться к общим тренировкам и даже на завтрак идти не собиралась. Во всяком случае, не тогда, когда там будет полный зал темных, агрессивных и недовольных ее появлением мужчин. До начала ее первого урока оставалось чуть меньше трех часов, а ей еще необходимо набросать план лекции. Так что эльфийка быстро приняла ванну, которая, спасибо Творцу, у каждого преподавателя была своя, в отдельной комнате в покоях, облачилась в единственный комплект одежды, который у нее был, и села за стол. Там она достала из ящика чистую бумагу, чтобы записать хотя бы примерно все то, что она сможет рассказать об особенностях военного дела Союзных Империй.

К девяти утра, когда вот-вот должен был начаться урок, эльфийка, к своему приятному удивлению, смогла вспомнить материалов на целых пять страниц. Этой информации вполне должно хватить на первые пару занятий. На вопросы она как-нибудь ответит, или на худой конец, запретит их задавать. А там дальше можно действовать по ситуации.

В общежитии царила тишина, все уже давно разбрелись по кабинетам. А Лане приходилось спешить, проносясь по коридорам почти бегом, удерживая в руках свои конспекты и план здания. Очень не хотелось в первый же день опаздывать.

Каково же было ее удивление, когда ровно в девять утра она забежала в свою аудиторию и обнаружила пустые столы.

Проверив еще раз план здания, расписание и номер лекционной, девушка убедилась, что ошибки никакой нет. Она на месте, а вот группа почему-то не спешила появляться. В полном одиночестве прошли пять минут, затем еще десять.

— Я смотрю, работа кипит, — услышала эльфийка голос седовласого мужчины, который бесшумно вошел в аудиторию.

— Я смотрю, пунктуальностью ваши адепты не отличаются? — поинтересовалась Лана, глядя на мужчину. Теперь-то она знала, кто он такой. Ректор Академии, темный лорд Амин Ак Ситаль.

— А вы все еще думаете, что они опаздывают? Серьезно? — поинтересовался он ехидно.

— А есть еще какие-то варианты?

— Конечно. Еще за завтраком всем преподавателям и адептам сообщили новости. О том, что нам прислали бабу, чтобы она всех учила. Надо сказать, что после того, как все хорошенько отсмеялись, адепты приняли единогласное решение бойкотировать ваш предмет.

— Какая прекрасная новость, — улыбнулась Лана. — И где же сейчас находится моя группа?

— Ушли на полигон, профессор Флайт позволил им присоединиться к его уроку.

Эльфийка улыбнулась еще шире.

— Так что предлагаю вам более не тратить мое время, и покинуть наше заведение…. Чему вы так радуетесь? — ректор на минут растерял всю свою серьезность, глядя на реакцию девушки.

— А как мне не радоваться? — пожала плечами эльфийка, убирая документы в стол. — Это же так замечательно! Мой первый день, и сразу заряд бодрости! Прогулы, бойкоты… О чем еще можно мечтать с утра пораньше?

— Вы адекватная? — настороженно спросил Ак Ситаль, не распознавая в словах девушки ни грамма сарказма.

— А я смотрю, вы совсем не ознакомились с документами, что вам прислал Император, — подмигнула Лана, все также лукаво улыбаясь. — Тогда бы, может, подумали, как стоит себя вести.

— Вы куда?! — прорычал мужчина, когда эльфийка без предупреждения встала из-за стола и направилась к выходу из аудитории.

— Как куда? Провести беседу со своей группой. А вы пока сходите и все-таки ознакомьтесь с моими документами. А то, что же вы, ректор, так своих адептов-то подставляете?

Лана вышла, едва сдержавшись, чтобы не хлопнуть дверью. Надоели все! Сколько можно? Достали! Вытирают ноги об нее, словно она не эльф, а тряпка половая. Хотя, судя по всему, темные разницы действительно не видят. Ничего…. Сейчас она поставит этих мужланов на место. Хоть на такие случаи она подстраховалась. А Ситаль пусть внимательнее читает, что руководство пишет.

Девушка вышла на улицу, не церемонясь с входной дверью, распахнула обе створки воздушным потоком. Расписание она помнила, профессор Флайт сейчас проводил учения на четвертом полигоне. А идти тут минут десять.


***

Лиам стоял со своей группой, наслаждаясь солнечным днем. Вызов от императора оказался неожиданным, да и не вовремя вся эта переподготовка случилась. Ему с женой вопрос решать нужно срочно, а тут академия, на целых полгода! Все как-то сумбурно, скомкано. Пришлось еще ночью быстро собирать вещи и телепортироваться, даже клан не поставив в известность. Хорошо, что хоть Айка недалеко, вечером встретятся, она передаст старейшинам всю информацию.

А бардак словно преследовал Лиама повсюду. То этот идиотский запрет на договорные браки в империи, то невеста сбежавшая, а сейчас… В очередной раз Императрица что-то учудила, не иначе. А что еще остается думать, когда всем на завтраке приказали игнорировать предмет куратора Монтасриэля, сообщив, что лектор временный, и нечего тратить время на то, что потом с новым преподавателем придется переучивать. Так что вся группа в приказном порядке напросилась к Флайту, который сам ни сном, ни духом по поводу этой ситуации. Профессор занимался своими адептами, в то время как старшая группа переподготовки обсуждала, чем бы им заняться в образовавшееся свободное время.

— Азхар, смотри! — Лерк толкнул феникса под ребра.

Красноволосый, а за ним и все остальные в группе, повернули головы в направлении, в котором показывал Лерк. Лиам решил, что у него галлюцинации, так как он четко видел, что в их сторону приближается хрупкая фигурка беловолосой эльфийки.

— Опа… Эльфочка! — воскликнул Азхар, первым срываясь с места в сторону девушки. Лиам не успел отреагировать, всё еще оставаясь на своем месте. Лану, судя по всему, видел не только он. А тот факт, что феникс кинулся к ней, раскрывая объятья, и вовсе сбивал с толка Беара.

— Слушай, я не знаю, как ты меня нашла, и тем более, как вообще сюда попала, — говорил Азхар, приближаясь к эльфийке, уже опуская одну свою ладонь на ее плечо, — но милая, сейчас не время….

«Милая?!» — не поверил ушам Лиам, собираясь уже выйти из оцепенения и уточнить, что за бездна здесь сейчас происходит…

— Адепт… Азхар, — холодно процедила Алания, выставляя перед собой ладонь, не подпуская феникса ближе. — Сделайте два шага назад.

Стальной командный голос заставил группу смолкнуть, а Азхара действительно отойти в сторону.

- Итак, я правильно поняла, что это вы — старшая группа переподготовки? — спросила она, рассматривая воинов. И стоило Лане встретиться взглядом с Лиамом, василиск заметил, как девушка на секунду растеряла свою маску строгости. Словно испугалась. Но лишь на секунду. Потом на лице эльфы отобразилась лишь легкая довольная улыбка.

— Что здесь происходит? — к ним подошел профессор Флайт.

— А вы, я так понимаю, профессор Флайт? — холодно поинтересовалась Алания, глядя на статного мужчину средних лет.

— Я — да, а вы кто такая, и что делаете на закрытой территории?

— Я — куратор Алания Монтасриэль, и пришла уточнить, на каком основании группа полным составом прогуливает мою лекцию.

— Вы новый преподаватель? — не понял профессор Флайт.

— Я только что представилась. Я так понимаю, в академии проблемы не только с дисциплиной, но и со слухом? — такой злобной Лиам ее еще ни разу не видел. — А теперь еще раз вопрос к группе: что щелкнуло в ваших блестящих умах сегодня утром, раз вы все, как один, решили, что прогулять лекцию — отличная идея?

Лиам стоял молча, продолжая пристально смотреть на свою эльфочку. Вот так встреча!

— Ректор Ситаль сказал, что лекции не будет, — сообщил Лерк.

— В таком случае, можете сказать огромное спасибо ректору Ситалю, — жестко ответила Алания, все так же смиряя адептов строгим взглядом. — Я была лучшего мнения о воинах Темной Империи, тем более о командующем составе. В уставе академии четко прописано, что об отмене занятий должен выходить приказ, в письменном виде, который размещается на доске расписаний. И, насколько я видела, его там нет….

— Слушайте, а может это шутка какая-то? — Азхар повернулся к своим товарищам. — Это ж эльфа!

— Конечно шутка, адепт Азхар, — подтвердила Алания, складывая руки на груди. — Более того, я даже намерена продолжить шутить и дальше. Всем же хочется посмеяться? Мне вот очень. Так что вы, полным составом сейчас идете, и пишете докладные по поводу своего прогула, на имя ректора, копии я хочу видеть сегодня до конца дня. Уже смешно?

Темные перестали улыбаться.

- Еще нет? Ну, тогда продолжим. Выговор в личное дело за прогул получит каждый. Три выговора — отчисление с переподготовки с понижением звания, или про это можно не напоминать?

Лиам видел, как градус ненависти к новому лектору у его товарищей растет с каждым высказанным ей словом. Это ж насколько нужно быть безрассудной, чтобы настроить против себя сразу всех? Хотя, что он спрашивает? Эльфа уже не раз демонстрировала, что не умеет делать разумный выбор. А с другой стороны, даже для такого поступка требуется немалая храбрость. Бездна, да что у них там с фениксом-то было?! Женщина-загадка….

— Для любителей поухмыляться, — добавила Лана, неизвестно про чью именно ухмылку она говорила — самого Лиама или кого-то другого из группы. — Если думаете, что все обойдется — ошибаетесь. Если мне станет известно, что неким волшебным образом приказ ректора об отмене урока все-таки обнаружится, я подниму этот вопрос уже перед Императором. И огребете уже не только вы, но и Ситаль. Вопросы есть?

Тишина. Лиам чувствовал, как воздух вокруг начинал буквально искриться от воздействий силы. Сколько темных сейчас сгорают от желания атаковать наглую эльфу? Наверное, каждый…

— Отлично. Пропущенный урок нужно будет отработать…

— У нас еще час от занятия остался. Мы можем провести лекцию, — предложил Азхар, стараясь обольстительно улыбнуться Алании, чем в очередной раз вызвал недовольство Беара.

— Вы? — эльфа смерила феникса взглядом, словно сильно сомневается в его способностях усвоить хоть какой-либо материал. Наверное, Лиам смотрел так же на людишек на Земле, когда те раздражали его своей пустой болтовней. — Вот уж не думаю. Ваша группа погуляла с утра, устроив себе отдых, и я не собираюсь из-за этого стараться уложить необходимый объем материала в часовую лекцию. Сейчас вы отняли мое время. Так что вечером остаетесь без своих свободных часов отдыха. В четыре старший группы зайдет ко мне, с копиями докладных. И я сообщу, во сколько у меня будет время провести с вами занятие. Ректору Ситалю передавайте от меня пламенный привет.

С этими словами эльфийка, гордо вздернув подбородок, не побоялась повернуться к двенадцати разгневанным воинам спиной и неспешной походкой направилась прочь с полигона.

— Стерва! — прошипел Лерк, поймав одобряющие кивки.

— Я все еще слышу вас, адепт! — крикнула девушка, не оборачиваясь и не сбавляя шага.

— Но хороша! — восхищенно протянул Азхар.

«Нет, я определенно должен узнать, что у этого феникса было с моей эльфой …» — недовольно подумал Лиам. Пожалуй, заглянет он к Алании вечером. А то что-то его невеста совсем распоясалась. Ну, побудет он немного старшиной группы, вряд ли кто-то выскажет возражения.

Глава 13. Уходи из Академии…

Покои, предоставляемые каждому преподавателю, были просторны. Небольшая гостевая, служившая так же рабочим кабинетом, отдельная ванная и спальня. Алания сидела за письменным столом, продолжая составлять конспекты. Воспоминания из родительских наставлений медленно превращались из общих фраз и рваных отрывков в ровное повествование, структурированные тезисы и схемы. Тонкие пальцы эльфийки были вымазаны чернилами, о своем желании вздремнуть после обеда Лана и забыла, получая истинное удовольствие, глядя, как обретают смысл ранее непонятые, но зазубренные аксиомы. И то, что она, наконец, сможет опробовать все это по-настоящему — будоражило. Да, жизнь на Земле ее, конечно, устраивала, но сейчас, вглядываясь во все схемы и ощущая, что она может воплотить их в реальность, Лана ощущала себя целой. Все те знания, что годами пылились без дела на задворках сознания, наконец, обретали достойное применение. Ну, как достойное? Делиться ими с темными — вряд ли это то, к чему готовили Лану родители. Но все же лучше, чем бессмысленное занимание места в памяти.

— Ну, здравствуй, Алания…

От знакомого голоса девушка вздрогнула, чуть не выронив перо. Но, прежде чем оторваться от бумаг, поднимая голову, Лана сделала глубокий вдох, напоминая себе, что ей ничего не грозит. Она под защитой. Ничего ей этот змей сделать не сможет.

— Адепт Беар, вас никто не приглашал войти, — возмущенно констатировала куратор, отложив перо в сторону и поднимая взгляд от своих записей.

Лорд Лиам Беар, однако, на ее реплику отреагировал лишь легкой ухмылкой, запирая за собой дверь изнутри простеньким заклятьем. Лана возвела глаза к потолку, в безмолвной молитве. Видит Творец, терпения ей не хватало.

— Вы что-то хотели, адепт? — сухо поинтересовалась Лана.

— Лиам, — поправил своего преподавателя Беар.

— Мы в Академии. Вы адепт, я ваш куратор. Если вы пришли задать вопрос по учебной программе, — Лана собиралась потребовать, чтобы Беар посетил ее в учебное время, но оказалась перебита.

— Мышонок, к чему так официально? — Лиам все приближался, по-змеиному медленно, плавно.

— Адепт Беар, покиньте мои покои, — приказала Лана, надеясь, что голос ее звучал уверенно.

- Ну, раз хочешь поиграть, давай… Куратор Монтасриэль, вы велели занести вам копии докладных и уточнить время отработки.

Мужчина подошел вплотную к столу, протягивая Лане сложенные вдоль листы пергамента. Эльфийка протянула руку, чтобы забрать их, но Лиам не сразу отпустил, не сводя взгляда с девушки. Словно бумаги, зажатые в их ладонях с разных концов, становилось каким-то извращенным приветствием, рукопожатием.

Беар все-таки разжал пальцы. Заполучив документы, Лана быстро пролистала докладные, пересчитывая. Двенадцать. Каждый в группе написал. Отлично. Маленькая, но все-таки победа. Отодвигая грузный стул, девушка поднялась со своего места, чтобы пройти к стоящему слева шкафу.

— Благодарю, адепт, — Лана достала один из пустых кожаных конвертов с полки, намереваясь спрятать докладные. Поворачиваясь спиной к василиску, надеясь скрыть от мужчины, как дрожат ее руки. Страх предательски охватывал эльфийку. — По поводу отработки — не сегодня. Сообщите группе, чтобы следили за расписанием. Я проведу совмещенную лекцию, чтобы ваша группа не отставала. Можете быть свободны, адепт Беар.

Лана едва успела развернуться, как уткнулась носом в грудь лорда Беара.

— Мне эта игра не понравилась, мышонок, — прошипел Лиам, прижимая девушку к себе.


— Отпусти меня! — прошипела Лана, практически вдавленная в книжный шкаф. Близость Лиама сковывала. Эльфийка ощутила себя, словно ее опять заперли в узкой тюремной камере, нацепив на шею ошейник. Лиам поймал ее мечущиеся руки, заводя их за спину, переплетая их ладони, не давая эльфийке шанса воспользоваться магией.

— Твое сердечко так быстро бьется, — прошептал Лиам, наклонившись к ней, рассматривая расширенные от испуга глаза. Он начал свою игру, куда более интересную для него. Его грудь тяжело вздымалась от остроты запретных ощущений. Запах Беара, сильный и терпкий врезался в сознание Алании. Почти забытый безумный коктейль меда, лаванды и табака, сейчас душил эльфийку.

— Расскажи мне, что у тебя было с Азхаром, — приказал он, чуть сжимая ее ладони. Боли это не принесло, лишь дискомфорт.

— Катись в Бездну, Беар, — эльфийка ответила холодно и спокойно, насколько могла. Нет, он не будет ее запугивать, она не позволит ему взять верх над ее чувствами.

— И когда ты все успеваешь? Побег, устроиться в академию, еще и мужчин завлекать. Насыщенная неделя, да?

Лана попыталась рвануть в сторону, но василиск держал ее крепко, все так же резко вернув на место. Не обращая внимания на ее сопротивление, Беар поймал лицо девушки, накрывая ее губы своими. Лиам грубо брал то, что считал своим, то, чего не должна были касаться другие, вторгался в ее рот своим языком, крал ее дыхание, не отрываясь ни на секунду. Словно демонстрируя, кто хозяин, желая запечатлеть свою власть, не желая останавливаться. Не позволяя эльфийке сделать вдоха, пока он как следует не насладиться ее приятным вкусом. Силы были неравны, Лане лишь оставалось пытаться вывернуться из цепкого захвата.

Лиам прервал поцелуй так же неожиданно, как и начал его.

— Знаешь…Мне надо было сразу послушаться старейшин, а не устраивать все эти игры в порядочного…, - протянул он не спеша, продолжая смаковать на языке приятное послевкусие их прикосновений.

«В порядочного?!» — не поверила своим ушам Лана, — «Так до сих пор я видела хороший вариант Беара?!».

— Какого демона тебе надо от меня? — прошипела эльфийка, все также тщетно стараясь освободить руки.

— Мышонок, мои планы я тебе уже озвучил. Ты будешь моей женой. Ты и так заставила меня долго ждать…

— Я спрашиваю, какого демона ты творишь сейчас?! — Лана перешла на крик.

— О, это самое интересное. Я собираюсь заставить тебя проглотить столько эйи[1], сколько смогу, а потом вперед, в счастливую семейную жизнь, к радостям материнства…

— Я — неприкосновенна! — уверенно заявила Лана, борясь с паникой внутри себя. — Только тронь, и я сообщу императору, тебя казнят.

— И что, оставишь нашего ребенка без отца? — насмешливо поинтересовался Беар.

Лиам подался вперед, начиная наклоняться, видимо, намереваясь вновь поцеловать эльфийку. Только Лану такая перспектива не радовала. Мотнув головой посильнее, она ударила василиска, лбом разбивая его нос. Беар отступил, освобождая руки девушки. Секунда, и воздушный поток оттеснил мужчину практически до дверей.

— Надеешься снова сбежать? — огрызнулся Лиам, утирая кровь рукавом. Поджатая верхняя губа в оскале обнажила вытягивающиеся клыки. Ноздри мужчины стали уже, лицо приобрело змеиные очертания. В глаза василиска Лана смотреть не рискнула, боясь, вдруг он вновь заставит ее тело оцепенеть.

— Мне незачем бежать, здесь я под защитой, — пожала плечами эльфийка, на всякий случай готовя еще несколько заклинаний. — Лорд Беар, почему до вас упорно не доходит мысль, что я не наивная пустая дура? Здесь у тебя нет власти, червь.

Лиам предупреждающе зашипел. В глазах василиска отобразилось удивление. Он опустил веки, вбирая в грудь побольше воздуха. Человеческие черты лица вернулись, как и контроль Беара над собственными чувствами.

— Мышонок… — протянул он. — Я не считаю тебя дурой. Более того, меня восхищает твоя находчивость и отвага. Запрятаться в академии, в надежде, что я не доберусь до тебя…. Но ты не видишь всей картины, милая. Ты — моя. Уже все решено, и поменять у тебя ничего не получится. Ты достанешься или мне, или кому-то другому из клана. Я бы сказал, что мне не важно, но это не так. Ты будешь моей женой. И точка. И чем быстрее ты смиришься с этим, тем легче будет всем. У меня не так много времени. И поверь, если ты влюбишься в кого-то еще, тебе самой будет только больнее. Так что будь хорошей эльфочкой, уходи из академии. И я прощу тебе твой побег, твою интрижку с Азхаром, и эту кровь, — Лиам продемонстрировал рукав серой формы, которым он еще минуту назад вытирал разбитое лицо.

— Катись в бездну, Беар, — злорадно улыбнулась Алания, складывая руки не груди. — В бездну со своими угрозами, со своим кланом, и со своей милостью.

Пустые угрозы змея больше не пугали ее, когда она могла видеть его кровь. Лиам — не всесильный, и сломанный нос тому яркое подтверждение. Будет знать, как распускать руки.

— Пока я здесь, у тебя связаны руки, — довольно напомнила Лана. — Еще раз попробуешь засунуть свой язык в мой рот, и носом — не отделаешься. И остальным в своей группе передай, а то нашлись тут любители эльфийской халявы.

Пусть бесится и думает, что он не один такой умный, с претензиями. Раз уж Беар настолько помешанный собственник, пусть хоть часть своего пыла потратит на разборки с собственными товарищами. Глядишь, сами друг друга перебьют, и времени доставать Лану не останется.

Василиск развернулся на месте, и вышел, с шумом захлопнув дверь за собой, оставляя Лану в одиночестве. Нет, ну почему он здесь? Чем она так провинилась перед Творцом, что он упорно сводит их вместе? В любом случае, змей может сколько угодно шипеть, но эти полгода он не сможет ей ничего сделать. А вот Алания подпортить нервы пресмыкающимся вполне способна. Сразу, как подлечит свои. Кажется, самое время прогуляться до деревни, проверить, что ей сможет предложить местная таверна.


[1] Эйя — фрукт, сытный и сладкий. Традиционно употребляется невестой перед брачной ночью, гарантирует наступление беременности.


***

— Что значит «Алия успокойся»?! — кричала бывшая королева эльфов. — Моей дочери нет дома уже почти полгода! Мы не знаем где она, что с ней, а ты говоришь мне успокоиться?!

— Не твоей, а нашей, — поправил мужчина. — Ты сама хотела, чтобы она посмотрела мир. Земля большая, она может путешествовать.

— Да как она может путешествовать? Ты себя сам слышишь? Она не знает ни языка, ни обычаев, у нее не так много денег с собой. Ее должны были напугать люди, чтобы она вернулась домой…

— Ты сама сделала все, чтобы она оказалась в тяжелых условиях, а теперь удивляешься, что Алания пропала?

— Ты еще поиронизируй мне тут, — огрызнулась Алия, готовая сорваться на слезы. Она и так слишком долго успокаивалась уговорами мужа, что с дочерью все в порядке. Ну, месяц ее нет, ну два… Гуляет ребенок. Но полгода? Нет, Алия знала свою дочь, она бы в жизни не бросила своего кошака так надолго. Ладно, родителям продемонстрировать свой вздорный характер, матери потрепать нервы своим упрямством, но ради своего Гриши Алания готова была горы свернуть. Вздорная она у них получилась, вся в отца…. — Ты уже связывался с Райемом? Может, она была у него, может, отправилась в наш мир и забыла про время?

Надежда в душе эльфийки не угасала. Она же мать, она бы наверняка почувствовала, если бы Алания попала в беду, разве нет?

— Я говорил с ним. Ни к нему, ни к Кристине Лана не обращалась. Но он пообещал, что все равно проверит, появлялась ли она в Империях. Успокойся. Мы хорошо подготовили нашу девочку. В этом мире ей ничего не грозит, а если она вернулась в наш мир — то Райем ее найдет и поможет. Он обещал.

— Как будто этим темным можно верить, — фыркнула Алия.

— Как будто у нас есть другой выбор, — в тон ей ответил супруг.


***

Войдя в таверну, Лана пожалела, что вообще способна чувствовать запахи. В воздухе витал настоящий смрад. Потные тела, разлитая и прокисшая выпивка, тонны самых разных одеколонов и приправ. И абсолютно все посетители смотрели на эльфийку с самого момента появления ее в дверях. И если от запаха Лана смогла закрыться воздушной завесой, то с пристальным вниманием к ее персоне бороться оказалась не в силах.

Девушка быстро пробежалась взглядом по залу в поисках свободного столика, чтобы, наконец, присесть и заказать себе еды. Она так ничего и не ела со вчерашнего дня, и сейчас желудок жалобно просил хотя бы свежей зелени.

— Эй! — окликнул ее тонкий голос. — Горх, мы займем кабинет. Эй!

Очередной «Эй!» был адресован вновь эльфийке. Лана несколько раз осмотрелась, в поисках источника звука. Рыжеволосая девушка выскользнула из-за столика в углу таверны, подходя к Алании.

- Привет! — произнесла рыжая, лучезарно улыбаясь и подхватывая девушку под локоть. И уже тише добавляя. — Пойдем скорее, пока эти все не опомнились.

Лана не сразу сообразила, что вообще происходит, позволяя увести себя в один из закрытых кабинетов для посетителей. Крохотное пространство комнатки было заполнено небольшим столом с четырьмя стульями. Низкий потолок и горчично-желтые стены ничуть не скрашивали унылую обстановку. Рыжая уселась, отпуская локоть Ланы. Хозяин заведения, зашедший за ними в кабинет, быстро записал заказ со слов медноволосой, и удалился, оставляя девушек наедине.

— Помнишь меня? — спросила рыжая, хитро прищуриваясь.

Девушка пригляделась, узнавая старую знакомую. Сейчас, с ярким макияжем на лице, озорной улыбкой и горящими глазами, она едва напоминала бледную прислугу из поместья Беара.

— Ты — Айка.

— Значит, помнишь, — довольно кивнула рыжая. — Да стой ты, куда сразу бежать?

Лана замерла, еще раз оценивая девушку напротив себя. Магией та не владела, а значит, и угрозы представлять, скорее всего, не могла.

— Я по доброте душевной пригласила. Тебе там, — Айка кивнула в сторону зала, — все равно проходу не дадут. Мало того, что эльфов тут не любят, но и ты успела уже всем насолить в Академии.

Лана удивлено приподняла бровь.

- Что? — пожала плечами Айгерим. — Я уже пару часов здесь сижу, слушаю сплетни. Ты — главное событие месяца, не меньше.

— Ну, если ты ждешь Беара, то напрасно тратишь время. Его группа сегодня наказана, у них нет свободного времени для посещения таверны.

Айка задумчиво разглядывала эльфийку некоторое время.

— Что ж, тогда я начинаю понимать, чего это все темные сегодня такие взъерошенные. Составишь мне компанию за ужином?

Лана все продолжала смотреть на эту затею с большим сомнением.

— Почему бы вам с Беаром просто не отстать от меня? Исчезните оба из моей жизни, — устало произнесла она.

— Я здесь вообще не по твою душу, милая, — призналась Айка, закатывая глаза. — Я даже не знала, что ты тоже здесь.

— Любовничек еще не поделился с тобой столь радостным открытием? — ехидно поинтересовалась Лана, все-таки присаживаясь к столу. Есть хотелось дико, и сбегать из таверны было бы глупо. Других мест, где можно перекусить, не было. А рыжая врушка — в любом случае компания приятнее, чем три десятка пар злобных глаз, старающихся прожечь дырку в твоей спине.

— Слушай, между нами с Лиамом ничего нет. Мы просто друзья. И за тот случай, в поместье… Знай, я ни при чем. Он попросил поговорить с тобой. Я подумать не могла, что он тебя станет запирать. А как только узнала, пыталась поговорить с Ли, чтобы он одумался…

— У тебя не особо получилось, — заметила эльфийка.

— Знаешь, не обязательно быть такой язвой, — обиделась Айка. — Я в подруги не напрашиваюсь. Поступай, как знаешь. Я просто хотела тебе помочь.

— Если хочешь мне помочь, скажи Беару, чтобы оставил меня в покое.

— Боюсь тебя огорчить, но это вряд ли возможно. Пойми, ты для него не просто последний вариант. А единственный, — задумчиво произнесла Айгерим, вроде как взвешивая, стоит ли вообще продолжать беседу с упертой эльфой.

— Что мешает Беару найти себе жену в клане? Взял бы себе василиску…

— Это больная тема, — неожиданно призналась Айгерим. — Если интересно, лучше спроси у него сама.

— В любом случае, я-то здесь причем?! В мирах миллионы других женщин. И наверняка хоть кто-то да загорится желанием стать женой Беара.

— Наверное, ты просто невезучая, — пожала плечами Айка. — Сбеги ты чуть раньше, может, для тебя бы все и обошлось. Но Лиам успел пообещать своим старейшинам дочь Алии. Не просто жену, а трофей, гордость клана! Плюс, своим побегом ты его опозорила….

— И он не отступится? — с ужасом для себя поняла Алания.

— Увы… — вздохнула Айгерим. Паршиво было сообщать такие известия, но лучше быть честной с этой эльфийкой, чем давать несбыточные надежды.

— И что мне теперь делать? — грустно спросила Лана, нервно закручивая тканевую салфетку со стола в своих руках.

— Смириться? — предложила рыжая, в ее голове промелькнула надежда.

— Так ты все-таки для этого здесь? В очередной раз попросить за своего друга? — Лана чувствовала, что перестает справляться со своими эмоциями. Слишком многое случилось за последнее время. Особенно за сегодня. Накопившаяся злость рвалась выплеснуться наружу.

— Нет. Я уже сказала, мы встретились с тобой случайно. Я ждала Лиама, и здесь я исключительно из-за него. В ваши дела лезть больше не собираюсь, мне и в первый раз хватило…. Но я, правда, хочу помочь. Веришь или нет, но Лиам не так плох, как кажется….

— Он держал меня в темнице, нацепив ошейник. Дрессировал, словно домашнюю собачку, приказывая есть и спать тогда, когда ему хочется. Да, черт возьми, он меньше часа назад вломился в мою комнату, скрутил по рукам и засунул свой язык мне в рот! — незаметно для себя Лана перешла на крик. Непрошеные слезы проступили на глазах. — Сказал, что плевать хочет на все, и сделает мне ребенка, чтобы я уже никуда от него не делась!

Айгерим слушала рассказ девушки с ужасом на глазах. Ее рот так и остался приоткрытым от изумления, и верить сказанному не хотелось. Но она знала, что, к сожалению, ее друг мог перейти всякие рамки дозволенного, если клан начинал на него давить.

— Слушай, мне жаль, что так вышло. Но и ты пойми…. Ты представить не можешь, сколько раз он вытаскивал меня из переделок, ничего не требуя взамен. Но эти темные… у них же совсем другие понятия….

— Что-то я не заметила, чтобы тебя здесь пожирали взглядом и пытались зажимать по углам….

— Лана… Тут дело не в этом. Темные — они как безумные берегут своих женщин. А у василисков с этим вопросом все еще запущеннее. Они своих самок от каждого дуновения ветерка защищать будут, пылинки сдувать готовы…

— А мне тогда за что все это счастье?

— Ты чужачка. Эльфа… Здесь же ваш народ не просто так недолюбливают. У темных и мысли возникнуть не может, что их женщинам придется сражаться, воевать. Зачем? Каждый темный — надежный защитник для своей семьи, а дело женщины — наслаждаться жизнью без страха и переживаний. Эльфы же в своем равноправии позволяют женщинам браться за оружие. Здесь этого не понимают, презирают ваших мужчин за слабость, за то, что они не способны обеспечить защиту и достойную жизнь своим женщинам. А эльфиек жалеют.

— Жалеют? — не поняла Лана.

— Конечно. Ну да, жалость эта проявляется несколько специфично. Эти самцы стремятся одарить своим… кхм, вниманием, показать несчастным обделенным эльфочкам, что такое настоящий мужчина….

— Упаси Творец от жалости темных, — прошептала Лана с ужасом.

— Это точно…. — согласилась Айка. — Темные ценят только силу. И в женщинах эту силу видеть не привыкли. Что касается Ли…. Нет, он, конечно, поступает, как свинья. Но это лишь в твоем понимании, дорогая, — Айка положила свою ладонь на руки Ланы, поглаживая их большим пальцем, чтобы показать свою поддержку. Возможно, эльфа и не заметила, как крупные слезы медленно текут по ее бледным щекам, а сама девушка уже пару минут не сводит взгляда с огня свечи на столе. — Поверь, я знакома с его родней, и на их фоне он самый настоящий эльфийский принц, в своих поступках и решениях. Я знаю Лиама уже очень много лет. Он все равно от тебя не отступит. Так что будь умнее. Подыграй ему, пойди навстречу. Влюби в себя, и он станет для тебя самым верным и заботливым супругом, что ты сможешь представить себе…

— Мне этого не надо, — уверенно произнесла Лана, смахивая остатки слез со своих щек. — Я не хочу. Можешь быть уверена, что если он вдруг когда-нибудь добьется своего, сделает своей женой, в одну из ночей я просто перережу его глотку и оставлю умирать в собственной постели.

Айгерим тяжело вздохнула. К прорицателю не ходи, глядя на эльфийку было понятно, что своего мнения она менять не собирается. Такая же упертая, как и сам Беар.

— Ладно… — нехотя согласилась она. — Я уже сказала, поступай, как знаешь. Я в ваши дела лезть не собираюсь. Но, раз уж мы с тобой так откровенно беседуем, хочу тебя предупредить. Не дразни его. Не зли…. Лиам, он…. Не всегда дает себе отчет в своих действиях. И если он потеряет контроль, то наломает дров. Так что все, что он устраивал до этого, покажется тебя детской шалостью…

— Все сказала? — огрызнулась Лана, решив, что рыжая по примеру своего друга, приступила к запугиванию.

— Нет. Если когда-нибудь случится так, что Беар потеряет контроль… Если на волю вырвется его вторая ипостась…. Беги.

— А то что? — с сомнением поинтересовалась эльфийка, упрямо складывая руки на груди и откидываясь на спинку своего стула.

— Что? В таком состоянии он убьет каждого, кто попадется ему на пути.

Лана не ожидала такого ответа. С минуту она вглядывалась в глаза Айгерим, стараясь уловить хоть малейший намек на то, что рыжая преувеличивает.

— Это ужасно! — наконец, произнесла она, понимая, что Айка говорит серьезно.

— Да…. И поверь, после он будет очень переживать из-за этого. Но когда зверь берет верх…. Василиски не обычные оборотни. У тех хоть мозги на месте остаются. А эти…. Змеи, тупые, как пробки. Что с них взять? В обращенном состоянии они не видят разницы между врагом и другом. Остаются только голые инстинкты. Убить, сожрать, или …. «Или» тебе все равно не грозит, если ты, конечно, сама не окажешься самкой василиска в звериной ипостаси.

Лана поежилась от таких новостей. Вспоминая, как Беар не раз называл ее добычей. Мышонок, которого проглотит большой змей.

— Он добьется своего, так или иначе, — продолжила Айка. — И чем дольше Лиам вынужден ждать, тем хуже у него становится характер.

— Может быть хуже?

— Мое дело предупредить, Лана.

— И что же мне делать? — второй раз за вечер задала этот вопрос эльфийка, понуро опуская голову.

Айка вновь пожала плечами.

— Я уже предлагала тебе варианты. Смириться ты не готова. Добиваться любви василиска тоже не хочешь, — рыжая задумчиво почесала шею. — Но ты мне определенно нравишься, так что я попробую помочь, чем смогу. Мне тоже не слишком хочется однажды узнать, что мой лучший друг найден в луже собственной крови после ночи с дражайшей супругой.

Глава 14. Не устраивай практических занятий…


Лана медленно, отмеряя каждый шаг, пересекала лекционную, двигаясь вдоль первого ряда столов, мысленно считая до десяти. Совмещенная пара со старшей группой переподготовки началась ровно в одиннадцать утра, на этот раз все адепты пришли вовремя, заняв свои места. А эльфийке требовалось еще десять секунд, чтобы взять себя в руки.

Самая проблемная группа сверлила куратора Монтасриэль тяжелыми взглядами, не давая Лане приступить к стандартной лекции. За вчерашний день она уже начала читать свой скромный курс другим адептам. Припуганные выговором темные, которые еще только готовятся получить собственные отряды под свое командование, готовы были смиренно молчать, записывая диктуемый материал. А эти…. Один взгляд Беара чего стоил. Прожигал в ней дырку или надеялся обратить в каменное изваяние, Лана не знала. Азхар, который своей яркой шевелюрой сильно выделялся среди остальных адептов, занял место в первом ряду, слишком откровенно разглядывал эльфийку, пока что ни разу не удосужившись посмотреть своему куратору хотя бы в лицо. И таких перед ней сидело двадцать четыре человека. «Нет, не людей», — напомнила себе Алания. Агрессивные хищники, чей запах злобы и презрения пронизывал воздух аудитории насквозь. Готовые броситься на жертву, растерзать, стоит эльфийке только дать повод.

Нет, с таким настроем, лекция точно не состоится. Хотела бы Лана просто повернуться к ним спиной, начав вычерчивать на доске необходимые схемы, но не могла. Опираясь на преподавательский стол, скрестив ноги, и опустив ладони на гладкую столешницу, Лана решила начать диалог.

— Может быть, лица попроще сделаете? — предложила она, обводя обе группы тяжелым взглядом. Те, что помладше, следуя стадным инстинктам, старались не уступать в своей грозности группе переподготовки. Вежливой эльфийке быть надоело. Остальные адепты, с которыми она проводила занятия вчера, хотя бы сохраняли видимость нейтрального отношения. А эти… Хотя, может девушка просто накручивала себя после вчерашней беседы с Айкой?

Обращение оказалось неожиданным, так что мужчины начали оглядываться друг на друга, словно телепатически договариваясь, как реагировать.

— Вам совершенно не обязательно демонстрировать свое отношение ко мне или к моему предмету. Я и так его прекрасно знаю, — продолжила Алания. — Так как мне глубоко плевать, можете…

— С чего вы, уважаемый куратор, вообще взяли, что ваши лекции будут нам полезны? — раздался голос с заднего ряда.

— Адепт?..

— Лерк Тайрент.

— Итак, адепт Тайрент. Отвечаю на ваш вопрос. Во-первых, решение о пользе моих лекций принимаю не я, а Император Дайрел. И сдается мне, что он гораздо более осведомлен в вопросах профессиональной пригодности своих командиров, чем вы или я. Во-вторых….

— Как много слов, — фыркнул Лерк, видимо намереваясь начать пустую перепалку. — Мы лучшие воины империи. Как какая-то эльфа может чему-то нас научить?

— А что, раз вы умеете сражаться, то считаетесь самыми умными? — задала встречный вопрос Алания. — В ваших стратегиях есть множество пробелов, что делает отряды уязвимыми…

— Уязвимыми? — громче всех из гула возмещения, прозвучал голос Азхара. Оно и понятно, он-то сидел ближе остальных к Лане. — Воинам Темной Империи нет равных!

— Вы слишком привыкли полагаться на силовые методы, отказываясь думать головой.

— Женщина… — кто-то в очередной раз громко возмутился. Лане казалось, что если бы у темных были с собой наготове тухлые овощи, они бы ее закидали. — Что ты можешь понимать? Во время боя нет времени думать, размышлять.

Последовали одобрительные кивки.

— В сражении инстинкты берут верх над разумом.

— Мы доверяем им, и они приносят нам победу.

— Да кому вы объясняете? — вновь донесся голос Лерка. — Какие у эльфа могут быть инстинкты? Дерево пойти обнять?

Дружный мужской хохот наполнил аудиторию.

— Сталина на вас нет, — буркнула Лана, ухмыляясь.

— Кого? — Азхар ее заявление все-таки расслышал.

— Того… Что ж. В остроумии уже все успели попрактиковаться? — спросила эльфийка громко, чтобы каждый расслышал. — Тогда я все-таки обрисую вам всю картину. Для большинства мой предмет на данный момент обязательным не является. Все желающие могут пройти к ректору и написать отказ от посещения лекций.

Данная новость воодушевила коллектив стервятников.

— Прошу обратить внимание на уточнение — для большинства. Старшая группа переподготовки, увы, курс должна не только прослушать, но и успешно сдать. А для тех, кто не понял, успех прохождения моего курса определяю только я. Намек понятен?

Веселый настрой у группы поубавился.

— И что, будешь нас заваливать?

— Будете, адепт. Проявите хоть каплю уважения к куратору, — сделала замечание Алания. — И заваливать мне никого не придется. Вы, со своими инстинктами, сами себе могилу выроете.

— Откуда такая самоуверенность, эльфочка? — полюбопытствовал Азхар.

«Что ж… значит, говорите, темные только язык силы понимают?» — вздохнула Лана. К такому исходу лекции она готовилась. Надеялась, что до рукоприкладства не дойдет, но раз эти продолжают упорствовать…

- Отлично. Предлагаю немного изменить формат наших встреч. Добавим практическую часть к нашим занятиям. Кто из адептов сможет открыть портал на свободный полигон?

— Да она даже портал выстроить не способна, — махнул в сторону куратора рукой Азхар.

Все адепты, во главе с куратором Монтасриэль, оказались на шестом полигоне, не прошло и пяти минут с того момента, как Лана приняла решение действовать. И теперь, стоя на песке, окруженная двумя дюжинами мужчин, эльфийка все больше сомневалась в сделанном выборе.

— Объявляю правила игры, — провозгласила она, стараясь собственным пафосом взбодрить себя. — Я проведу один показательный бой. С одним из вас, на мой выбор.

— Мы не деремся с женщинами, — прошипел Беар. За сегодня это был первый раз, когда он решил высказаться. Возвышаясь над остальными, он словно пытался контролировать своих одногруппников. Напомнил о вежливости, или не желал, чтобы его «собственность» случайно попортили?

— Запомните, адепты. На поле боя нет мужчин и женщин. Есть или враг, или союзник. Если вам, не дай Творец, придется воевать с Союзными Империями, во время сражений противником может оказаться и женщина. И это будет тот самый момент, когда ваши инстинкты начнут вас подводить.

— И что нас ждет, если мы победим? — поинтересовался Лерк.

— А вы так уверены, что сможете одержать верх?

— Конечно, — закивал буквально каждый воин из группы.

— Отлично. Кого-то сегодня будет ждать настоящее разочарование, — довольно произнесла Алания, выходя из круга мужчин. Медленно пятясь, она продолжила. — Допустим, если я не смогу одержать победу, продемонстрировав тем самым, что мне нечему вас учить, я сегодня же отправлюсь к ректору, откажусь от должности и уйду из вашей славной академии.

Лана не смогла упустить зрелища, с каким предвкушением загорелись глаза Лиама Беара.

— Зато, — поспешила добавить Лана, останавливаясь. Их с группой разделяли теперь примерно двадцать метров. Достаточное расстояние для проведения дуэли. — Когда я утру нос одному из вас, изрядно попортив его репутацию и, я надеюсь, шкурку, вы закончите обращаться ко мне «эльфочка», «женщина» и любыми другими шовинистскими эпитетами. Вы станете, как шелковые, внимать моим лекциям, и стараться сделать так, чтобы наше сотрудничество стало максимально продуктивным.

Предвкушение драки и скорейшего избавления от ненавистного лектора раззадорило мужчин. Желающих принести академии столь желанное избавление было много. Практически все. Разве что Беар продолжал стоять неподвижно, сохраняя хладнокровие. Змей был более чем уверен, что его в качестве соперника Алания не выберет. Уж слишком часто их стычки заканчивались тем, что эльфа оказывалась в объятиях василиска.

— Азхар! — выбрала Лана свою жертву. Из всех стоящих перед ней адептов, он казался наиболее безобидным. Добродушный, не агрессивный, в отличие от товарищей. Да и отыграться за случай у фонтана эльфийке не терпелось. Группа одобрительно подначивала бойца.

Воин вышел из группы, на его лице растянулась широкая улыбка.

— А лично для меня моя победа принесет что-то? — задорно уточнил он. Его легкое веселье передалось и Лане. Темные никогда не делают ничего просто так…

— И чего же вы хотите, адепт Азхар?

— Как насчет поцелуя? — Лана закатила глаза к небу. Судя по всему, у темных все мысли об одном…. Но ей только на руку, лишь бы поменьше думал о происходящем на поле.

— Сможете победить, хоть в жены забирайте, — уверенно произнесла девушка, не тратя времени на то, чтобы разглядеть лицо василиска после подобного заявления. Сейчас ей нужно сосредоточиться на предстоящей схватке.

— Правила? — уточнил Азхар.

— Бой до первой крови. Заклинаниями выше седьмого уровня не пользоваться, — громко и четко произнесла Лана, осматривая своих великовозрастных студентов.

— Что, выше слабо? — засмеялся кто-то из группы.

— Правила я огласила, — сухо ответила Лана. — Попытку применить по отношению ко мне заклятья восьмого и выше уровней буду расценивать как покушение на убийство. И реагировать буду соответственно.

— Да что эта эльфочка сможет сделать?! — махнул красноволосый воин. Лана же приняла оборонительную стойку с упором на правую ногу. Магия уже клубилась на кончиках пальцев, готовая в любую секунду обрести форму.

— Не боитесь, что я сделаю вам больно? — Азхар подмигнул своей преподавательнице, продолжая оставаться веселым и расслабленным.

— А вы, Азхар, не боитесь, что больно сделают вам?

Красноволосый адепт был в прекрасном расположении духа, расчерчивая в воздухе огненный круг. Языки пламени, словно послушная зверушка, охватывали тело Азхара, не причиняя вреда, оплели его руки, затем торс. А после зазмеились по земле, обжигая песок.

- Девочка, сколько стихий ты способна подчинять? — презрительно спросил он, полностью уверенный в собственной победе.

Темным лордам подвластны все направления магии, в отличие от эльфов. Это делает их сильными противниками. Но и уязвимыми. Распыляясь на многое, они не всегда посвящают себя изучению тонкостей различных материй. Так что Лане наверняка найдется, чем удивить своих студентов.

— Это слишком личный вопрос, адепт, — сделала замечание Алания. — На поле боя вы не сможете интересоваться у врага, чем он владеет.

— Подумаешь, учитывая, что мы уже практически женаты. Да и на поле боя у меня не будет ограничений по использованию высших уровней магии, — пожал плечами Азхар. — Бросьте, я просто не хочу вам навредить.

Последнюю фразу Лана проигнорировала. Сейчас она готовилась принять на себя атаку. Бить первой она не собиралась. Защищаться всегда проще, чем нападать. Щиты у нее крепкие, много силы они не забирают, что важно, учитывая, что у эльфийки не самый обширный внутренний резерв.

Лане представилась вчера возможность наблюдать тренировки адептов на полигонах. Они все предпочитают наносить максимальный урон, используя минимальное количество ударов. Заклинания до седьмого уровня хоть и проще создавать, но у темных редко доводились подобные плетения до автоматизма. Азхару потребуется чуть больше времени, чтобы выбирать, чем атаковать. Лане нужно лишь выстоять, дожидаясь, пока темный исчерпает собственные силы…

Сохраняя молчание, девушка подала знак адепту, чтобы он начинал. Группа отошла на безопасное расстояние, так и оставаясь стоять всем скопом в одной точке, ближе к Азхару, чем к своему куратору.

Адепт наигранно небрежно хрустнул костяшками пальцев, развел руки, начиная плетение. Снова огонь. Стихия слушалась его, как родная. Лана не успевала замечать, как ловко он накладывает потоки силы, заставляя воздух вспыхивать яркими искрами. Секунда, другая, третья, и в эльфийку раскаленной змеей метнулся поток жидкого, белоснежного огня.

Понимая, что ее щит просто пробьет насквозь, девушка одной рукой зачерпнула горсть земли, зажимая ладонь в кулак, и подняла ее высоко над головой. Прикосновение к этой стихии, немного влитой энергии, несложное пересечение потоков, и в метре от нее земля взмыла ввысь гранитной стеной, не только закрывая эльфийке обзор, но и защищая ее от огненного шквала.

Столкновение двух стихий не погасило заклинания, как если бы Лана противопоставила атаке воду. Азхар продолжал вливать силу в огненную волну, стараясь прожечь возникшую преграду насквозь. От высокой температуры песок спекался в грязные капли стекла, земля трескалась, пересыхая.

Лана выжидала, поднимая еще больше земли, чтобы до нее не добрался жар. Воздух вокруг становился влажным, видимо не так давно проходили дожди, судя по тому, как поднятая масса парила.

— Заканчивай уже! — скомандовал кто-то из адептов, видимо, ожидая, что уже после первого выпада, красноволосый должен был победить.

Азхар отпустил огонь, и Лана разрушила стену перед собой, чтобы видеть противника. Девушка выстроила вокруг себя абсолютный щит, видя, что ее студент собирается сменить тактику. Медленно сокращая расстояние между ними, Азхар атаковал яркими вспышками, которые лишь разбивались о ее защитный купол, не причиняя вреда. Другое дело, что оставаться на месте было опасно. Вблизи адепт мог пробить ее щит.

Лана вновь использовала стихию земли. Пока противник не знает о ее способностях, у нее есть преимущество. Поддерживая щит одной рукой, второй эльфийка начала поднимать взвесь пыли и песка. Встречаясь с вспышками, загрязненный воздух начинал потрескивать и искриться. Легкий воздушный поток, направленный в лицо адепта, и красноволосый вынужден отвлечься, выставляя собственный щит и давая Лане возможность атаковать. Пока Азхар возводил воздушную преграду перед собой, девушка начала убирать опору из-под его ног.

Земля слушалась ее, проваливаясь под ногами воина, заставляя отступать. Слишком затратная по силам магия, но стоящая. Соперник, который не стоит на ногах крепко — практически поверженный.

Азхар начинал терять терпение, плюнув на все, окружая себя абсолютным щитом. Лана перевела дыхание. По ощущениям, бой пора было заканчивать. Внутренний резерв не позволит разойтись, как следует. Кровь слишком громко стучала в висках, в руках проступила неприятная дрожь. Выбирая, как действовать дальше, девушка пропустила новую атаку адепта.

Поток воздуха ударил в грудь, сбивая с ног. Эльфийка завершила падение на землю кувырком назад, чтобы вновь оказаться на ногах. Как раз вовремя, чтобы вытянуть руку перед собой, блокируя очередной толчок стихии.

— Я победил? — поинтересовался Азхар, продолжая оттеснять куратора назад.

— Слабая попытка, — крикнула Лана, прижимая свободную руку к ребрам. Неприятная боль расходилась по животу. Зря она проворонила этот удар.

Лица своего адепта она не видела, но заметила, как он в очередной раз с упоением взялся на огненное плетение. Девушке казалось, что пламя зарождается прямо на кончиках пальцев Азхара, будто его красные волосы, его кожа, извергали огонь из себя. Что ж, у нее есть шанс остудить его пыл.

Пиромант оставил свое давление воздухом, и Лана сбросила щит. Огненные шары метнулись в ее сторону, один за другим, но девушка не оставалась стоять на одном месте. Сплетая обеими руками заклинание, она двигалась, меняя направление, чтобы приблизиться к противнику. Уворачиваясь от очередного файерболла, Лана упала на землю, посылая Азхару свой небольшой подарок.

Адепт даже не думал уворачиваться. Простенькая воздушная магия второго уровня, едва напитанная силой, не смогла бы ему навредить, так что отвлекаться на построение щита? Победа была так близка. Куратор упала на землю, ей нужно время, чтобы подняться. Буквально один точный удар… Лана надеялась на такую безалаберность. Азхар молод, самонадеян. Он видел, как эльфийка использовала воздух и землю. И не мог ожидать, что в него полетит шар воды. А когда осознал, стало слишком поздно, чтобы увернуться. Воздушная иллюзия спала с заклятия меньше, чем в метре от его тела. И шар ледяной воды врезался в Азхара. Нет, вреда он совсем не нанес, но жидкая стихия покрыла воина полностью, гася его пламя.

Пироманты не терпели воды, она мешала их способностям. Не теряя ни секунды, Лана раздавила ногой кусок спеченного стекла, подбрасывая в воздух осколки. И пока Азхар растерянно старался воспользоваться другой стихией, эльфийка швырнула небрежный воздушный поток в его сторону.

Мгновение, и на скуле мужчины проступила тонкая струйка крови, обозначающая его поражение.

— Вы проиграли, адепт, — произнесла Лана. Но Азхар, будто не слышал, все еще пытаясь стряхнуть с себя ненавистную влагу. Эльфийка прошла мимо своего студента, намереваясь обратиться к группе.

— Надеюсь, у меня больше не будет с вами проблем? — мужчины стояли недовольные. Потешное зрелище обратилось полным провалом. — Я думаю, что мы вполне можем оставить практическую часть в наших лекциях…

— Азхар, нет! — голос Лиама Беара прозвучал, словно гром среди ясного неба. Эльфийка повернулась резко, стремясь понять, что происходит.

Азхар, чья кожа начала раскаляться, весь исходил паром. Радужка его глаз перестала быть черной, становясь ярко-огненной. Лана наблюдала, как Азхар стремительно теряет над собой контроль. Его тело дрожало, а руки вливали всё новые потоки энергии в заклинание.

Лана отреагировала молниеносно. Как и обещала. Никакой магии выше седьмого уровня. Кто-то сзади накрыл ее абсолютным щитом, достаточно крепким, так что картинка из-за него становилась чуть размытой. Но плевать. Темный перешел границу, если собирался атаковать ее адским пламенем. Нехитрые движения ладонями, очерчивая схему в воздухе, остатки ее резерва, чтобы напитать контуры, и в Азхара, потерявшего контроль настолько, что даже он не попытался выстроить защиту, полетит проклятье. Его заклинание тоже сорвалось в бой, врезаясь в купол щита.

Лана отвернулась, прикрывая голову руками. Глаза слепило, поток раскаленной плазмы заставил купол пойти крупными трещинами, брызги огня разлетались в стороны, выжигая все на своем пути.

Но Азхару было куда хуже. Родовое проклятье, одно из королевских, подействовало моментально. Прорывая небо раскатом оглушительного грома, в адепта влетела молния, вырывая из него отчаянный крик.

Огонь потух, купол неизвестного защитника спал, открывая всей группе и куратору вид на происходящее. Полигон было не узнать. Вздыбленная боем земля, выжженные песок и трава, обугленные деревья вдоль границы поля. И большая куча пепла на месте, где только что стоял адепт Азхар.

— Вы… убили его! — Лерк первый пришел в себя, подавая голос.

Лана смотрела на результаты их практического занятия, не веря глазам. Не так она себе все представляла…. Проклятье действовало вполне конкретным образом. Наносило ровно такой вред, который собирался нанести обидчик. Не сложная магия, как правило, безобидная. Хотел бы Азхар ее припугнуть, отделался бы сам стрессом. Но, видимо, адепт имел совершенно другие намеренья. По идее, получил по заслугам, но Лане все равно было не по себе. Она же хотела его только проучить за непрошеный поцелуй, а все вылилось в убийство…

— Вы хоть представляете, сколько времени ему потребуется, чтобы восстановиться? — продолжал с упреком говорить Лерк.

«Восстановиться?» — Лана нахмурилась, оборачиваясь к своей группе. И этот взгляд они расценили не как замешательство, а как полную решимость идти до конца.

— Я предупреждала, — произнесла она медленно. На деле лишь стараясь придать веса своим словам, чтобы голос не дрожал. И судя по отсутствию у группы желания снова шутить или бросать на нее агрессивные взгляды — у нее это получилось.

— Нельзя фениксов обливать водой, — все настаивал Лерк, а у Ланы от его слов словно камень с души свалился. Азхар — феникс? Это же замечательно! Теперь понятно, к чему были слова про восстановление. — Естественно, что он не сдержался.

— Это ничего не меняет, — отрезала Лана. Что ж, чуть не произошедшая трагедия обернулась ее безоговорочной победой. Темным нужно было доказательство силы? Они его получили. — Бой он проиграл. А я напоминаю вам, что занятие не окончено. Прошу выстроить портал и вернуться в лекционную. И не наступите на адепта Азхара!


***

Группа не стала спорить. Лиам создал портал, и один за другим воины покинули поле.

— Я буду через пятнадцать минут, — предупредила Алания, подходя к останкам Азхара.

Естественно, что фениксов она никогда не встречала. Родители говорили, что они существуют, но девушка и представить не могла, что это за звери. Как похожи они на обычных людей. Ей очень повезло, что юноша не умер. До бездны повезло. Не говоря уже о том, что она сама осталась жива. Вероятно, прежде чем устраивать новые эксперименты, в следующий раз она будет дважды думать своей головой.

— Я все видел, — мужской шепот обжог ухо эльфийки, заставляя Лану вздрогнуть.

— Ли… Адепт Беар? — удивилась она, обнаружив, что мужчина стоит прямо у нее за спиной. Она постаралась отодвинуться, но василиск прихватил ее за талию, лишь едва надавливая на ее ребра. Легкое прикосновение, но эльфийка все равно поморщилась от боли.

— Ты жульничала, Алания, — тихо произнес он. — Когда пропустила удар…

Змей осторожно провел рукой по линии ушиба, затем перешел к плечу девушки, загадочным образом точно угадывая контуры ее повреждений.

— Остальные не смотрели, но я видел, — вкрадчиво продолжал Лиам, опустившись к ее правому предплечью. — Значит, магией лечения ты тоже владеешь?

Лана отстранилась, убирая с себя руку василиска. Он все видел… Маленький секрет, который эльфийка надеялась скрыть от остальных. Конечно, до первой крови драться удобнее, когда можешь незаметно себя подлечить. Главное сохранять контроль, не давая крови проступить через одежду, и иметь хотя бы одну руку свободной, чтобы восстанавливать поврежденные ткани.

— Что же ты своей группе об этом не сказал? — поинтересовалась Алания.

— Зачем? Чтобы подарить тебе с твоим любовником шанс отправиться в свадебное путешествие, как только он отрастит себе все конечности? В то время как я буду вынужден оставаться в академии до окончания переподготовки?

Змей с презрением посмотрел на кучу пепла, что еще совсем недавно была живым адептом.

— Знаешь, я думал, что вы заранее спланировали весь этот фарс с поединком. Устроите шуточное представление на потеху публике. Но то, как ты его… Что у вас за отношения такие?!

Лана не стала отвечать на этот вопрос. Убеждать Беара, что он ошибается, и с Азхаром у нее ничего не было? Зачем? Пусть сам додумывает, что хочет. Ей только на руку. Такой богатой фантазией эльфийка все равно не обладала.

— Чем же феникс так провинился, что заслужил твою немилость? — Беар вновь попытался приблизиться к эльфийке, но замер, когда она посмотрела на него с коварной улыбкой.

- Забыл про мой день рождения, — соврала она. — Мне стоит объяснять, что вас, адепт Беар, постигнет та же участь, если не оставите меня в покое?

— Ты хоть понимаешь, что если бы не мой щит, от тебя бы сейчас осталось гораздо меньше, чем от феникса?

Алания вновь промолчала, не находя, что можно ответить.

— В таких ситуациях, принято говорить «спасибо», — подсказал Лиам.

Немного поразмычлив, Лана ответила.

— Спасибо. Но он бы не сделал мне ничего плохого, — соврала эльфийка. — Вы сами сказали, что это все был лишь фарс. Я поставленной цели достигла. Хотите нажаловаться своим одногруппникам — вперед. Я с радостью оставлю академию, раз уж вы тут заперты, Беар. А вы будете кусать локти, где взять себе другую знатную эльфийку с земли для своего клана. Удачи в поисках.

Лана блефовала, надеясь, что Лиам ее не раскусит. Из академии ей никак нельзя было уходить. Тем более не сейчас. Полгода, и она вернется домой. И забудет все, как страшный сон.

— Тебе нужно в больничное крыло, — заметил Лиам.

— Я справлюсь, — Лана бы отмахнулась, если бы боль в ребрах и руке не сковывала движения. В пылу сражения, с адреналином в крови и азартом, тело слушалось ее куда лучше, чем теперь, когда эльфийка с каждой минутой все больше ощущала накатывающую слабость.

— Твой резерв на нуле, — устало проговорил Лиам. — Перестань упираться и делать мне все назло, и сходи к лекарю.

— Откуда такая забота, адепт Беар? — прищурившись, поинтересовалась Лана.

— Ты мне целой нужна, мышка. Тебе еще моих детей рожать.

Да… Могла бы и не спрашивать. А к лекарю все равно не пойдет. Ей еще лекцию нужно закончить, это вполне можно сделать и сидя. И с Азхаром что-то сделать… Демон, устроила практическое занятие. Решила одну проблему, нажила несколько новых….


Глава 15. Не дразни…


Лунный свет лениво заполнял своим холодным сиянием комнату. Под покровом ночи все помещение теряло свои насыщенные оттенки, окрашиваясь лишь в бесконечные отливы синего, серого и черного.

Сон упорно отказывался приходить. Мужчина ворочался на кровати, перекатываясь с бока на бок. Что-то не давало расслабиться и сомкнуть глаз. Неприятное предчувствие разливалось по всему телу, зарождаясь в сердце, а дальше — по венам, проедая нервы. Дан сам себе напоминал туго натянутую струну, только тронь — порвется.

Шорох, который то ли был частью его разыгравшейся фантазии, то ли действительно доносился откуда-то из угла, заставил Императора молниеносно подняться с кровати, выхватывая клинок из ножен. Оружие уже давно превратилось в постоянного спутника, даже в ночные часы, оставаясь висеть рядом с ложем.

Эйдан посмотрел на жену. Та безмятежно спала, даже не почувствовав, как он поднялся. «Хорошо», — думал Дан. Хоть кто-то из них должен спокойно спать. Демонов трон вытягивал из них слишком много сил. Мужчина никогда не стремился к власти, а, получив ее, так и не понял, как кто-то готов отдавать свои жизни, жизни своих близких, ради этого.

Темный, беззвучно передвигаясь по комнате, ступая босыми ногами по мрамору, прислушивался. Опять опасность, кто-то есть в спальне, или это все паранойя? Боковым зрением мужчина заметил движение справа. Черная тень, на секунду промелькнувшая в полоске белого света. Император действовал без промедления. Инстинкты брали своё. Выпад, по-кошачьи грациозный, каких-то два шага, взмах клинка, и тень в его руках. Пальцы крепко сомкнулись на чужой шее, сдавливая ее практически до хруста, клинок направлен в лицо незваного гостя.

— Райем?! — прошипел Эйдан, узнавая в пойманной жертве двоюродного брата. Несколько постаревшего с их последней встречи, с длинными темными волосами, который тот заплетал в тугую тонкую косу. В память о мире, который он покинул. На Земле мужчины редко оставляли себе такую длину. В отличие от темных лордов. Хотя, свои волосы Эйдан уже несколько лет отстригает коротко. Еще один символ перемен, которые претерпевает Империя. — Что ты здесь делаешь? Я же тебя убить мог!

Мужчина ослабил хватку, оглядываясь в сторону постели. Нет, Лиса так и спала, не подозревая, что у них гости.

— Я тоже рад тебя видеть, — ответил Райем, так же шепотом, чтобы не потревожить сон императрицы. — Оденься. Я пришел поговорить.

Эйдан быстро натянул на себя брюки, и они с братом растворились в воздухе, чтобы через мгновение оказаться в другом месте. Старая спальня Райема вполне могла подойти. Небрежным движением ладони Дан зажег в покоях кристаллы освещения, устраиваясь в кресле возле небольшого столика. Райем последовал примеру брата и тоже поспешил присесть. Как давно они не встречались вот так, только вдвоем, собираясь пообщаться.

— Ты выбрал странное время для посещения. Чего не днем, детей бы захватил, Лиса очень соскучилась по племянникам.

- Прости, но я действительно по делу.

— Что-то случилось?

— Да. Нет. Я не уверен. Помнишь, я говорил тебе, что у Алии на Земле родилась дочь?

— И почему это как-то должно касаться меня? — нахмурившись, поинтересовался Эйдан. Возможно, Райем действительно упоминал об этом, только мужчина пропустил это мимо ушей. Не его же ребенок, какое ему дело до бывшей невесты?

— Девочка пропала. Я обещал помочь, — Райем говорил серьезно, что заставило Дана еще больше помрачнеть. Ему не слишком нравилось, что его брат вообще связался с эльфами в своем стремлении поиграть в благородство. Дайрелы ничего не должны Алии. Скорее наоборот, если вспомнить, что бывшая королева убила отца Эйдана.

— На Земле я девочку не нашел. Надеялся, может быть, ты хоть что-то слышал…

— Причем здесь я? У нас с Вечнозеленым лесом сейчас отношения натянутые, их внутренние дела меня не интересуют.

— Их я смогу сам проверить. Просто решил начать с тебя. Вдруг у вас здесь объявлялась молодая эльфийка. Высокая, ушастая…

— Как любой из них…, - буркнул Дан. Брата он был, конечно, рад видеть, но усталость сказывалась, ему нужен крепкий сон.

— Платиновые волосы, похожие на седину?

Эйдан весь подобрался. Что только что сказал Райем? Волосы…

— Алания — дочь Алии? — не поверил император, глядя на своего брата.

— Так все-таки появлялась! — поспешил обрадоваться Райем. — Творец, Эйдан, скажи, что ты ничего не сделал с девочкой….

— Перестань, — махнул рукой Дан. — Она жива и здорова. Находится под моей защитой. Сейчас читает лекции в нашей академии.

— Даже так? — удивился Рай, немного расслабляясь. — Это отличная новость. Ее родители очень переживали, что с ней могло что-то случиться. Рад, что смогу их успокоить. И надолго она здесь? Когда собирается вернуться домой?

— Никогда, — отрезал Эйдан. — Девочке здесь нравится. Она сама напросилась на должность, лишь бы остаться.

Врать брату было неприятно. Но что делать? Дочь Алии, принцесса без права на трон… Какая удача. Она сможет пригодиться, мало ли для чего… Наладить отношения с Зеленым троном, или прийти к власти, если темным потребуется уничтожить всю правящую ветвь эльфов, подготовив собственного правителя. Сколько всего открывается….

— Может, в таком случае мы с Крис вернем ее родителей в наш мир…

— Нет, — все также непреклонно ответил Эйдан, заставляя брата удивиться подобной решительности. — Тебе напомнить, что Алия убила моего отца? И не надо пытаться ее оправдать, — Эйдану было плевать на ту историю. Он уже давно забыл и простил. Кайлен не был святым, собирался убить Лису и Райема…. Родителей не выбирают. Но сейчас Эйдану нужно обосновать свой резкий отказ. — Тем более, что Алания сама не горит желанием общаться с семьей. Она не призналась нам с Лисой, кто она такая. Но говорила, что дома ее не принимают. Передай Алие, чтобы они не волновались о дочери. Здесь она в безопасности.

— Дан, это все как-то странно. Ты же сам отец, разве ты не хотел бы видеть своего ребенка?

— Я бы не доводил своего ребенка до того, чтобы сбегать в другой мир, — ответил Эйдан. — Здесь Алания нашла новую семью, — найдет. Очень скоро. — Ее никто не держит. Если она пожелает, то сможет в любую минуту вернуться к родителям, ты меня знаешь. Но, очевидно, ей этого не надо.

— Хорошо. Я тебя услышал, — проговорил Райем, глядя куда-то в сторону. Ему предстоит нелегкий разговор с земными эльфами. А, с другой стороны, может, Алия действительно успокоится, все-таки главное, что ее дочь в порядке, и ей ничего не угрожает. — А теперь извини. Я узнал то, что хотел, мне пора домой. В следующий раз буду с детьми. Да и вы бы с Лисой уже собрались к нам в гости.

Райем сегодня был немногословен. Разбив об пол пузырек с зельем, темный скрылся в возникшей воронке, оставляя Эйдана одного.

«Дочь Алии», — размышлял император…. А ведь если бы обстоятельства сложились иначе, это могла быть его дочь. Только бы девочке сейчас было лет пять, и она не гоняла бы по полигонам магов Империи, испепеляя несчастных фениксов родовой магией. Бегала бы по дворцу, играя в куклы. И волосы у нее были бы такие же черные, как у самого Эйдана.

Хорошо, что все сложилось, как сложилось. Быть императором — тяжкое бремя, зато это бремя он делит с любимой женщиной. А что до эльфийки… Она должна остаться в империях, чего бы это ни стоило. Никакого зелья для перемещения на Землю она не получит. Теперь бы объяснить все это Лисе…


***

Неделя. Лана продержалась целых семь дней в этой академии агрессивных шовинистов. И хотелось бы сказать, что дни пролетели незаметно, в праздной легкости от замечательной победы, с постоянным воодушевлением в сердце. Но нет. Лысого демона вам, а не праздной легкости…

Эйфория от победы прошла в тот же вечер, стоило ректору Ситалю вызвать эльфийку к себе. Почти час мужчина, теряя свое грозное величие, брюзжа слюной, носился по кабинету с криками, что нельзя убивать адептов во время занятий. Причем попытки объяснить ему, что адепт не такой уж и мертвый, да и вообще — сам напросился, ни к чему не привели. Ситаль пообещал донести на нее Императору и запретил проводить занятия у всех групп, для кого ее предмет не входил в число обязательных. Так что Лане оставалось встречаться три раза в неделю со своими «любимчиками».

Лекции… Как она радовалась после первых занятий, что у нее получается находить язык с аудиторией, и каково же было разочарование, стоило понять, что как лектор она все-таки полный ноль. На первых парах, еще до их стычки с группой Беара, адепты младших курсов хоть смотрели на эльфийку с легкой ненавистью, но на занятиях сидели молча и спокойно. Как выяснилось, потому что просто не слушали куратора.

Но старшая группа переподготовки ответственно отнеслась к проигранному пари. Усердно старалась усвоить весь материал. На эльфийку сыпались вопросы, на которые зачастую ответов она не была готова дать. Темных интересовали вещи, над которыми Лане не приходилось задумываться. Лекции проходили скомкано, в основном под шквалом «Почему?», «Зачем?», «А как?». Адепты могли до остервенения вникать в элементарные мелочи, вроде наложение иллюзий на движущиеся заклинания, вроде того, что Лана продемонстрировала на полигоне с Азхаром. Так что девушке приходилось откладывать все свои заготовки, лишь бы объяснить правильное наложение потоков. А потом до хрипоты спорить с темными, чей вариант иллюзии более эффективен. Какие-то моменты, на которые Лана рассчитывала уделить не меньше двух часов объяснений, они наоборот схватывали на лету, так что уже через десять минут куратору было не о чем рассказывать. И благодаря всему этому, за первую неделю занятий Лана так ничего и не рассказала адептам про особенности военного дела Союзных Империй.

Так что теперь всё свободное от редких занятий время Лана проводила в своей комнате, листая учебники младших курсов, чтобы заполнить собственные пробелы. Если она не имела представления, какой базой знаний и навыков располагают ее студенты, разве она может пытаться им хоть что-нибудь объяснить?

Вот и сейчас, отодвигая очередной том в сторону, девушка устало осматривала целую кипу бумаг со своими заметками, понимая, что лекции придется в корне менять. У темных и светлых слишком разнились подходы к обучению. Одни и те же вещи рассматривались с разных точек зрения. Магия жизни, которая давала власть управлять всеми процессами в живом организме, изучалась эльфами только для целительства. В то время как темные делали огромный упор на разворачивание естественных процессов против их носителя. То же заклинание, что Лана использовала, чтобы остановить кровь, любой темный мог применить, чтобы заставить остановиться сердце. И это лишь один из примеров. Подходы слишком разные, слишком разные цели, которых требуется достичь…

— Ты!

Лана вздрогнула. Дверь в ее комнату громко ударила о стену, когда молодой красноволосый воин ворвался в покои. Азхар, целый и невредимый, подбежал к ее столу, смахивая с него стопку книг на пол.

- Ты!

— Адепт Азхар! — Лана повысила голос, чтобы чуть усмирить феникса, который продолжал гневно выхаживать по ее комнате, взглядом разыскивая, что еще можно разрушить. — Потрудитесь взять себя в руки!

Мужчина, чьи красные волос отрасли практически до поясницы после возрождения, сейчас мало напоминал своим внешним видом бунтаря. Не осталось его серег на лице и ушах, прическа более форматная, да и вид после воскрешения в целом стал посвежее.

— Ты! — все так же невнятно кричал феникс, видимо, забыв о существовании других слов.

— Вы, адепт Азхар. — поправила его Лана. — К своему преподавателю необходимо обращаться на Вы.

— Ты, глупое порождение деревьев! — кричать адепту, судя по всему, нравилось. И его ярость передалось эльфийке. — Ты хоть представляешь, каково проходить через возрождение?!

— Это говорит лишь о том, что вам необходимо больше времени уделять построению своей защиты, адепт Азхар.

Удивительное дело, но у феникса не было фамилии. Просто Азхар. Поначалу Алания решила, что это связанно с тем, что он незаконнорожденный. Но с фениксами дела обстояли несколько иначе. У них не было родителей. Вообще. Эти создания в какой-то момент объявляются среди людей, всегда поодиночке, и начинают жить как все остальные. Готовые проживать тысячи лет, умирая и возрождаясь вновь, никому не раскрывая своих тайн. Так и Азхар. Просто появился на территории Темной Империи, раскрыл свою личину и вызвался служить трону верой и правдой.

— Убью!

Очередные угрозы. Как банально и неинтересно.

— Осторожнее выбирайте слова, адепт. Мне кажется, нам лучше переместиться в вашу спальню, для продолжения нашей беседы.

Адепт оказался сбит с толка неожиданным предложением, так что замер на месте, с прищуром уставившись на своего куратора. В его глазах мелькнула искра любопытства.

— Зачем?

— Разве это не очевидно? Я собираюсь вновь превратить вас в горстку пепла. И наблюдать ваше возрождение всю следующую неделю на своем полу я не намерена.

Лана довольно улыбнулась. Глаза адепта вспыхнули недобрым огоньком.

— Нет, если вы настаиваете, я и здесь управлюсь. Только скажите, а вас с полигона ведрами в покои перетаскивали? Или на носилках? Должно быть неприятно. Или вы предпочтете, чтобы я воспользовалась веником?

Лана растеряла свою уверенность, когда в ноздри врезался знакомый аромат табака с медом. Дверь в ее покои так и осталась открыта настежь, и запах приближающегося василиска становился все отчетливее. Только Беара ей сейчас не хватало!

— Что это было за проклятье? — прошипел Азхар, подходя вплотную к эльфийке, нависая над ней, словно гора. — Девочка, тебе больше не застать меня врасплох, так что оставь свои пустые угрозы. Ты ответишь мне за…

Договорить Азхару Алания не дала. Прижавшись к нему всем телом, девушка запустила в его густые волосы свои пальчики, закрывая его рот поцелуем. Мужчина опешил, не сразу сообразив, что вообще происходит. Неожиданный порыв страсти от своего преподавателя смутил феникса. Но ненадолго. Пламенная натура быстро взяла верх, заставляя обвить хрупкую эльфийку горячими руками, чуть склоняя голову для удобства.

— Алания, я слышал крик, что здесь….

Слова повисли в воздухе. Эльфийка, отстраняясь от Азхара, фальшиво поправила на себе одежду.

— Адепт Беар! — строго произнесла она. — Покиньте мои покои.

К ее неприятному удивлению, Азхар только распалился, притягивая девушку к себе, намереваясь продолжить то, что она начала. Беар стоял в проходе, шумно вбирая носом воздух. Его губы медленно превращались в оскал.

— Беар, ты не слышал? — решил повернуться Азхар в сторону одногруппника. — Дама сказала, чтобы ты ушел.

Это он зря…. Для василиска слова адепта стали спусковым крючком. Преодолев разделяющие их метры за несколько шагов, Лиам открыл портал и, подхватывая Азхара за грудки, вытолкнул феникса в неизвестном направлении, после чего, не проронив ни слова, и сам вошел в портал.

Стоило магической воронке закрыться, как Алания сбросила с лица маску волнения. Отлично. Пусть мужчины разбираются. Есть надежда, что переубивают друг друга. Феникс, конечно, в любом случае выживет, но с ним-то у эльфийки справляться получается легче, чем с самоуверенным Беаром. А вот с комнатой нужно что-то делать. Все входят, как к себе домой. Никакого лично пространства.

Глава 16. Осторожнее выбирай союзников…

— Эльфа!

Лана недовольно открыла глаза. Громкий шепот доносился из общей комнаты.

— Эльфа! — снова позвал голос. Точно, Азхар…. Девушка не торопилась скидывать с себя иллюзию невидимости. Поняв, что дверь ей заблокировать достаточно надежно все равно не получится, эльфийка решила, что безопаснее притворяться, что в покоях ее вообще нет.

— Зайчик мой, — чуть теплее произнес Азхар. Судя по приближению голоса, мужчина подошел к спальне. И почему ее вечно все называют разными грызунами? — Эльфочка моя беловолосая. По-хорошему выходи…

Девушка на всякий случай подготовила легкое заклятие-оглушение. Дверь в спальню тихонько скрипнула. Голова феникса нерешительно показалась в проеме.

— Солнышко, я захожу… — как учтиво с его стороны предупредить об этом. Лана вжалась в стену, проверяя, держится ли на ней иллюзия. Азхар вошел в спальню, но эльфийка могла видеть только его спину. Мужчина уставился на пустую кровать, его плечи опустились, словно не такую картину он планировал увидеть.

— Алания, я же чувствую, что ты где-то здесь. Выходи. Я не кусаюсь, — уже серьезнее произнес Азхар. — Я хочу просто поговорить.

Взвесив все за и против, Лана скинула с себя иллюзию, а заклятие продолжила держать наготове. С такого близкого расстояния вряд ли воин успеет выставить защиту.

— Что надо? — спросила она строго. Феникс резко развернулся на месте, чтобы встретиться со своим лектором лицом к лицу. От этого движения Алания вздрогнула, чуть не выпустив заклятие в атаку. Но вовремя спохватилась, замечая, что Азхар вроде не собирался на нее бросаться. Хотя, от этого всего ждать можно…

— Красивый, — с иронией протянула Лана, разглядывая лицо своего адепта. Рассеченная бровь, разбитая губа, правая скула заметно припухла. Опуская взгляд на руки феникса, девушка разглядела окровавленные костяшки пальцев. Адептам строго запрещалось устраивать разборки с применением магии на территории академии. Но про рукопашный бой в уставе ничего не сказано. — Почему не в больничном крыле?

— Милая, после твоих слов я готов каждый день выглядеть именно так. Лишь бы еще услышать заботу в твоем голосе, о прекраснейшая из дев…

— Адепт Азхар, прекратите паясничать, — устало одернула эльфийка, выходя в общую комнату. Пространства в спальне было мало, и девушке не нравилось, что им с Азхаром приходилось стоять на расстоянии вытянутой руки. Слишком близко.

— Алания, шрамы только красят мужчин, — произнес Азхар, выходя вслед за ней. — А по твоей вине, после моего воскрешения, не осталось ни одного. Как же остальные узнают, что я славный воин, если моя кожа чиста и свежа, как у младенца?

— Что вы хотели, адепт? — Лана была уверена, что до общего подъема еще много времени, яркая луна в небе говорила о том, что на дворе стояла глубокая ночь.

— Эльфа, бросай эти формальности. После того, как мой язык дважды побывал у тебя во рту, мы можем общаться более непринужденно.

— Хорошо. Что тебе надо, Азхар?

— В идеале — награду за попытку защитить твою честь. А из реального — чтобы в следующий раз ты предупреждала, прежде чем собираешься натравить на меня василиска. Я, в общем, не возражаю, но с твоей стороны так будет вежливее…

— Это Беар тебя так?

— Можешь не сомневаться, он получил не меньше, — самодовольно заявил Азхар.

— Он хоть живой остался? — зачем-то поинтересовалась Лана. Хотя, выбывание Лиама Беара из статуса живых сильно облегчит ей жизнь. Жаль, конечно, что не она лично с ним расквиталась, но хотя бы руками феникса…

— Конечно! Женщина, мы же цивилизованные монстры. Он выпустил пар, я тоже не остался в долгу.

— Вы с ним поговорили? После, я имею в виду…

— Эльфа… Я же сказал, что мы цивилизованные, приличные воины. А не девочки какие-то, чтобы вытирать друг другу сопли после драки и плакаться в камзолы. У меня есть непреложное правило. Любой разговор возможен только до первого удара. После — уж извиняй. А твой василиск на разговор не был настроен категорически.

— Хорошо. Это все, зачем ты пришел?

— Нет. Раз уж я был втянут в ваши разборки, мне интересно узнать, чем так провинился твой мужчина, что ты решила нас стравить? Допустим, почему я попал под раздачу, я догадываюсь.

— Он. Не. Мой. Мужчина, — отчеканила Лана, чтобы фениксу стало предельно ясно. — А я не его женщина, самка, добыча, или что там себе Беар еще думает…

— Оу…. Как все запущено, — задумчиво протянул Азхар. — То есть…. Я правильно понимаю, что ты ввязалась в эту историю с академией, лишь бы от него скрыться?

Лана пожала плечами. Феникс оказался проницателен.

— Как видишь, у меня не особо получилось.

— Дела….

На несколько минут в комнате воцарилась полная тишина. Девушка села на стол, не спеша покачивая скрещенными ногами, Азхар смотрел куда-то в сторону, погруженный в свои мысли.

— Уже поздно, — напомнила эльфийка, понимая, что адепт никуда уходить не собирается. А ей очень хотелось поскорее уйти спать. Утром у нее первая лекция, а материалы еще раз нужно пересмотреть перед началом занятия.

— Знаешь, я бы мог тебе помочь, — неожиданно высказал Азхар, поднимая на эльфийку взгляд, полный решимости.

— Мне? Ты? Почему? — в голове Ланы зародилась сразу тысяча разных вопросов. И одно большое подозрение, что не стоит доверять фениксу. Уж слишком часто она в последнее время обжигалась, когда думала, что сможет на кого-то положиться.

— Не могу пройти мимо дамы в беде, — улыбнувшись, ответил он. — Я серьезно. Когда живешь далеко не первую сотню лет, учишься ценить то, что заставляет твое сердце биться чаще. Хорошие драки и красивые страстные женщины — моя слабость. А здесь, в первый же вечер моей новой жизни — сразу все вместе.

— Ты поэтому выбрал Темную Империю? — спросила Алания, все еще глядя на Азхара и не веря, что он готов встать на ее сторону. — Тебя приняли бы в любом уголке этого мира, не говоря уже о множестве других миров. Но ты здесь…

— Сейчас да. Я получаю удовольствие, сражаясь бок обок со столь отважными воинами. И с радостью пожинаю плоды своих побед…

— И при этом позволил мне себя убить? — с сомнением уточнила эльфийка. Она-то думала, что Азхар моложе остальных в группе. Но он, судя по всему, был старейшим в академии.

— Тебе просто повезло, эльфа, — ощетинился мужчина. — Если бы не это идиотское условие про уровень заклинаний… Сама понимаешь, что огонь я подчиняю с легкостью, но мне сложно вписывать это в ваши рамки уровней. Но интересно. Всегда любопытно узнавать что-то новое…

— Азхар, мы далеко ушли от темы нашего разговора, — напомнила Алания. — Что ты на самом деле хочешь от меня?

— Я говорю — помочь, — устало повторил феникс. — Василиска мне понравилось злить. А играть на чужих нервах все-таки нужно только ради правого дела. Да и с тобой, видимо, не соскучишься. Еще несколько поцелуев, и я весь в твоем распоряжении.

— Никаких больше поцелуев, — отрезала Лана.

— Ладно, — с готовностью согласился Азхар. — Поработаю на чистом энтузиазме. Ты уверена? — с надеждой решил уточнить мужчина.

— Да!

— Хорошо. Я должен был попытаться. И все-таки, как феникс может тебе помочь? Держать Беара подальше?

— Сможешь достать мне зелье на Землю?

— Неожиданно. Но нет, прости. Зельевар из меня никакой. И сейчас строгий учет по всем перемещениям в ту сторону. Так что вряд ли у меня получится его достать.

— Жаль, — грустно ответила Лана. Возможность вернуться домой прямо сейчас растаяла так же быстро, как и зародилась. Значит, ей все-таки нужно остаться в академии. Беара она может не бояться, змей не посмеет ее тронуть здесь. Что касается остальных? И Императора…. Вряд ли он обрадуется, если узнает, что лекции проходят настолько плохо. Но раз Азхар сам вызвался… — Тогда помоги мне продержаться до конца семестра, чтобы меня здесь никто не убил?


***

— Ты откуда такой расписанный?

Лиам приподнял голову, кидая на Айгерим недовольный взгляд. Настроение выслушивать шутки по поводу собственного состояния отсутствовало. Он и так уже сидит минут двадцать, запрокинув голову в попытке остановить кровь. Челюсть сильно ныла, что-то подсказывало, что и плечо Лиам вправил себе не слишком удачно. Но не идти же посреди ночи к лекарю. Само пройдет.

— А ты как думаешь? Все эта дикая эльфийка…

Айгерим удивлено присвистнула, присаживаясь за стол.

— Только не говори, что это хрупкое невинное дитя смогло тебя…

— Даже вслух такое не смей поизносить! — огрызнулся Беар, ударяя по столу кулаком. Рука отозвалась скручивающей болью. Вероятно, все-таки простой трещиной в кости не обошлось. Придется посетить больничное крыло. — Конечно, не она, — прошипел василиск. Он дотянулся до кружки с элем здоровой рукой, после чего сделал несколько жадных глотков. — Боюсь, что у меня появилась проблема.

Рыжая Айка захохотала, запрокидывая голову.

— Не смотри на меня так. Ты сам не понимаешь всей иронии? Семиглавая Аната[1] воздает тебе за все ошибки. Ты искал легких путей, и теперь твоих забот будет только прибавляться.

— Ты еще храмовниками меня застращай! — огрызнулся Лиам.

— Это не шутки, Ли! — воскликнула Айка. — Ты прогневал богиню. Ты должен был стать опорой и защитой для своей самки, но вместо этого ты начал творить какую-то дикость…

— Она… — в тон Айгерим крикнул Лиам, но быстро взял себя в руки, уже спокойнее добавляя: — Не моя самка. Она просто трофей.

— Лана — не трофей. А слабый, беззащитный ребенок, которого ты вырвал из ее семьи!

— Этот беззащитный ребенок неделю назад убил адепта на занятии! А теперь крутит с ним с шашни у меня перед носом, лишь бы позлить…

— С кем? С трупом?! — ужаснулась Айка.

— Да с каким трупом?! С фениксом. Ты вообще меня не слушаешь?

— Может, я бы лучше тебя понимала, если бы твоя челюсть была чуть более подвижна. А то мямлишь себе что-то под нос…

— Моя челюсть была бы в порядке, если бы моя эльфа не засовывала свой язык в пасть этого ощипанного петуха! — поморщившись, ответил Беар. Голова раскалывалась, и Лиам все никак не мог понять, с какой бездны он вообще сунулся в деревню, а не отправился отдыхать. Еще и Айку заставил прийти, чтобы теперь сидеть и выслушивать ее издевки.

— Знаешь что… — Айгерим не на шутку разозлилась, выставляя на стол кожаную заплечную сумку. — Ты уж определись, твоя она, или нет. Если тебе нужна формальная жена, то какая тебе разница, чем она занимается в свободное время…

— Я не хочу, чтобы кто-то ее касался, — видимо, забывая о больной руке, Беар вновь пристукнул кулаком по деревянной столешнице, о чем сразу пожалел.

— Тогда слушай меня, мой ущербный друг, — Айгерим извлекла из сумки стопку тонких книг в ярких разноцветных обложках, выкладывая их перед василиском. — Заканчивай постоянно играть в страшного змея и начни думать головой.

— Что это? — Лиам брезгливо потянул на себя одну их размалеванных обложек.

— Это тебе вместо мозгов, — дала исчерпывающий ответ Айгерим. — Ты должен, наконец, уяснить, что Лана — не из нашего мира. И то, что нормально для тебя, для всех нас, для нее — что-то из ряда вон выходящее. Она выросла в другой культуре, по другим понятиям…

— Ее воспитывали эльфы, — устало произнес Лиам. — Ее растили будущей королевой, а не человеком…

— Ты именно по этой причине ее на цепь посадить пытался? — с упреком спросила Айка, скептически глядя на василиска. Судя по его выражению лица, у мужчины впервые промелькнуло какое-то понимание ситуации.

Лиам пролистывал одну страницу за другой, бегло просматривая текст.

— Что это такое?

— Контрабанда. С Земли. Советы, как завоевать женщину…

— Пффф…. — Лиам откинул от себя бумаги, словно это была грязь, силясь вспомнить, как же на Земле называли эти книги. Журналы? Должно быть… Но Лиам не был уверен до конца. — Мне не нужны советы каких-то людишек, чтобы знать, что делать со своей невестой…

— Лиам, открой глаза! Она не твоя невеста. Лана не желает тебя знать и видеть. Демон, да она пообещала тебе глотку перерезать, если ты хоть когда-нибудь затащишь ее в постель.

Беар серьезно посмотрел на свою подругу.

— Она так сказала? — не поверил он. Весьма серьезное обещание. Не может же он каждый раз ждать от собственной жены удара в спину.

— Сказала, Лиам. И она не шутит. Ты сам говоришь, она уже убила парня на ваших занятиях. И я не хочу, чтобы ты стал следующим. Поэтому прошу тебя, пожалуйста, если ты не собираешься отступиться от своей затеи… Хотя бы перестань вести себя как темный, пытаясь получить своё силой. Приложи ты хоть немного усилий, покажи Лане лучшую часть себя.

— И ты думаешь, что вот эта белиберда мне поможет?

— Попробуй…

Лиам еще раз притянул к себе одну из случайных книжек, зачитывая вслух наугад выбранный абзац.

— Будьте мужественны… чаще прикасайтесь друг к другу, поцелуи, объятия сблизят вас с вашей половинкой…. Что за бред? Мне кажется, именно это приводит ее бешенство.

— Читай…

— Пачки комплиментов, пачки подарков… Айка, что такое пикап?

— Не знаю, — пожала плечами рыжая. — Главное, что с земными женщинами это срабатывает. Перестань постоянно топать ногами возле нее, повторяя, что она тебе что-то должна. Извинись, что был таким уродом, не навязывайся, дари всякие безделушки. И будь собой.

— То, что ты говоришь мне делать — никак не подходит под определение «быть собой».

— Значит, не будь собой! Просто не дави на нее. Дай Алании время привыкнуть к твоим тараканам….

— У меня в запасе нет столько времени, — тихо произнес Лиам. Айгерим не ответила. Мужчина еще некоторое время сидел молча, постукивая немеющими пальцами по металлической кружке. Затем так же, не произнося ни слова, поднялся со своего места, собираясь уйти.

— Куда ты?

— Поговорить с Аланией.

— Ли, сейчас три часа ночи! Ты не в себе, и выпил. Нет ничего такого, что не подождет до утра.

Василиск не ответил. Он только подошел к Айке, наклонившись, чтобы обнять ее за плечи здоровой рукой, поцеловал ее в рыжую макушку и покинул таверну. Нет, разговор с дурацкой эльфой никак не подождет до утра.


***

Стук во входную дверь заставил Лану вздрогнуть.

— Слушай, а для такой маленькой скромной эльфочки, твоя спальня пользуется популярностью в ночное время.

Девушка пропустила это замечание мимо ушей. В конце концов, она уже и не надеялась хоть на какое-то уважение со стороны феникса. Или кого-то в этой академии. Или Империи. Да и зачем? Плевать, пусть думают, что хотят. О ее происхождении никто не знает, так что родителей никоим разом не затронут слухи о ее небольших приключениях. Бездна, да если бы мать узнала, что вытворяет ее дочь, она бы с ума сошла. А, зная свою мать, Лана прекрасно понимала, что она и слушать не захотела бы, что все, что делает ее дочь, она делает для того, чтобы вернуться домой. Куда там…. Следующие триста лет будет ее отчитывать. Почему не вернулась в Вечнозеленый лес? Надо было выбрать себе достойного эльфа. Ты позоришь наш род…. И снова, и снова, и снова, пока кровь из ушей не пойдет.

— Не надо, я сама, — произнесла Лана, соскакивая со стола на пол, когда Азхар уже направился открывать. У эльфийки не было ни малейшего сомнения, кого там демоны принесли в столь поздний час. — Не высовывайся, ладно?

Зачем она только сказала это? Наверное, не хотела, чтобы и так потрепанный феникс ввязывался в очередные разборки. Подойдя к двери, Лана приоткрыла ее совсем чуть-чуть, на ширину ладони. Впускать еще кого-то в свои покои она не горела желанием. Тем более, Лиама Беара.

— Адепт Беар, вы понимаете, который сейчас час? — устало задала вопрос Алания, понимая, что очередного неприятного разговора все равно не избежать. Да и знать, сколько времени у нее останется на сон сегодня, было бы тоже неплохо.

Нахмуренный, остекленевший взгляд василиска уставился куда-то выше головы эльфийки. Обернувшись, Лана увидела, что Азхар, будто специально дразня Беара, оказался позади нее. И мало того, что просто решил помозолить глаза змею, так за эти несколько секунд, что эльфийка подходила к двери, успел развязать шнуровку на своей рубахе, оголяя загорелые мышцы. Святой Творец, куда она попала, с кем она связалась?

— Я хочу поговорить, — не сводя пристального взгляда с Азхара, произнес Лиам.

Феникс, чувствуя себя хозяином территории, подошел ближе к своему преподавателю, обвивая ее талию рукой. Лана почувствовала, как он наклоняется к ней так, что развернулась в непрошеных объятиях, положив ладони на его широкую грудь.

— Не надо, — попросила она. — Все в порядке. Я поговорю с ним сама.

— Ты уверена? — уточнил Азхар. Если раньше Лана считала, что это в ней великая актриса погибает, то талантом феникса оставалось только восхищаться. Его теплый взгляд, нежная улыбка, пропитанная заботой и беспокойством. Да, адепт, очевидно, с головой окунулся в понравившуюся игру.

— Да. Все в порядке, — еще раз повторила девушка. Рука Азхара скользнула по ее спине вверх. Он начал наклоняться, в явном намерении выхватить еще один поцелуй, раз уж новый спектакль для публики состоялся.

Вперед

Лана подставила свою ладонь, отстраняя от себя Азхара как можно мягче. Его горячие губы коснулись ее тонких пальцев, практически обжигая нежную кожу. Легкий укус заставил девушку поспешно отдернуть руку, заливаясь краской. Азхар обогнул замершую эльфийку, распахивая дверь шире. Выходя, он чуть не задел Беара плечом. Лиам провожал его все тем же пристальным взглядом, приятно подмечая, что феникс все-таки прихрамывал после их прошлой встречи.

— Что вам нужно, адепт Беар?

— А с ним ты о формальностях забываешь, — подметил змей.

— Было бы хорошо, если бы вы не забывали о правилах приличия, адепт.

Лана нервничала. И это отзывалось в ее интонациях, которые получались резче, чем она хотела. От Лиама крепко пахло выпивкой и запекшейся кровью. Василиск стоял в дверях, не делая попыток войти в покои, девушка могла заметить, как его немного пошатывает.

— Я хочу поговорить.

— Для разговоров есть строго отведенное время. Занятия, или, если что-то срочное….

— Ты можешь просто… — Лиам поймал себя на том, что вновь повышает голос. — Пожалуйста, — процедил он сквозь зубы. — Выслушай меня, и я уйду.

Закатывая глаза и скрещивая руки на груди, Лана кивнула, в знак того, что ждет. Ее губы были плотно сжаты, брови нахмурены. Ничего хорошего она от предстоящего монолога не ожидала.

— Я… — Лиам запнулся, будто слова давались ему тяжело. — У меня было время все обдумать. И я понял, что был не прав. Я не должен был похищать тебя и держать в заточении.

— Серьезно? — Лана не смогла удержаться от ехидства. — И что же случилось в этом мире, что тебя посетило сиё озарение?

— Мне объяснили, — признался Беар.

«То есть до этой мысли он даже не сам дошел?!» — не нашла, что ответить эльфийка. Или она сейчас должна восхищаться его откровенностью?

— Я повел себя недостойно и… чересчур импульсивно…

— И не один раз, — подсказала Лана. Василиск задумавшись, согласился.

— Да. Учитывая твое происхождение, ты заслуживала большего уважения с моей стороны…

— То есть, ты хочешь сказать, что окажись на моем месте другая, ты бы своих решений не поменял?

Беар вновь задумался. И Лана не знала, что лучше. Когда он выпаливает фразы без промедления, или когда стоит и взвешивает каждое слово.

— Вероятнее всего, окажись на твоем месте другая, она бы приняла мое предложение, не вынуждая меня прибегать к крайним мерам.

Алания возмущено взмахнула руками. Опять василиск сводил все к тому, что во всех бедах виновата она.

— Но, да, — продолжил он. — Я не врал тебе до этого, и хочу оставаться предельно честным сейчас. Мне очень важен этот брак. Не потому, что я этого хочу, а потому, что это то, что от меня требуют. Мой клан, моя семья. От этого зависит будущее очень многих моих близких. Поэтому да. Если бы ради получения результата мне потребовалось поступить подобным образом с кем-то еще, я бы это сделал. Потому что не могу иначе.

— Все сказал? — поинтересовалась Лана, не понимая, почему до сих пор тратит свое время на то, чтобы слушать эти пьяные откровения.

— Нет. У меня есть долг перед кланом. Хочу я этого, или нет, но отступиться я не могу. Мне нужно, чтобы ты стала моей женой, причем в самые кратчайшие сроки. Я понимаю, что это не твои проблемы. Но все-таки предложу сделку. Ты станешь моей женой…

— Нет.

— Ты станешь моей женой. Для клана. Я не буду требовать от тебя ничего, как от супруги. Можешь жить, как тебе угодно. И с кем угодно, — Беар задумался, и быстро добавил: — Только не с фениксом.

Лана смотрела на василиска, пытаясь оценить, насколько же Лиам не в себе. Айка предупреждала, что василиск может пойти на всякое, но чтобы такое…

— Не навсегда. Полтора года. После — будешь вольна поступать, как знаешь. Захочешь, я отпущу тебя, верну на Землю. Эти годы ты ни в чем не будешь нуждаться. А если ты согласишься стать матерью моих детей…

— А сразу нельзя было все это объяснить? — удивилась девушка, вздергивая подбородок. — Прежде чем похищать, угрожать. Просто, по-человечески…

— Я был не прав. И прошу у тебя за это прощения. Ты согласна?

— Конечно! Это же совсем другое дело! — улыбнулась Алания. Лицо Лиама вытянулось, губы медленно поползли вверх. Василиск выдохнул с облегчением, намереваясь сделать шаг в сторону эльфийки.

— Стоять! — Лана выставила ладонь перед собой, вынуждая Лиама замереть на месте. — Ты совсем идиот? Или только притворяешься?

Василиск растеряно посмотрел на девушку.

— Видимо все-таки первое…. Решил, что можешь заявиться ко мне посреди ночи, вывалить по чужой подсказке свое королевское «прости» и начать давить на жалость? Мол, эльфийка добрая, все стерпит? Когда же ты поймешь — я ни за что не соглашусь связать себя с тобой. Ни на год, ни на неделю.

— Но….

— Не надо, Беар. Я понимаю всё, что ты говорил про семью. Я сама никогда не предам своих родных, и буду свято исполнять волю родителей. Но, как ты верно подметил, это — не мои проблемы. И не надо перекладывать их с больной головы на здоровую.

— Мы могли бы начать сначала, — предложил Беар. — Узнать друг друга лучше, и тогда ты поймешь, что есть совершенно иные исходы событий. Что мне сделать, чтобы ты хотя бы попыталась?

— Оставь меня в покое.

— Не могу. Попроси что-то другое.

— Я ничего не буду у тебя просить. Убирайся с моего порога и дай уже спокойно лечь спать.

Беар стоял, не собираясь уходить.

— Что еще?! — возмутилась Лана, понимая, что даже дверь закрыть не может. Василиск надежно удерживал дерево своей ступней.

— Ты — красивая, — тяжело вздохнул он. — И я не считаю тебя дурой.

Лана опять начала закатывать глаза, когда змей наклонился, чтобы поднять объемную деревянную коробку, которая все это время была скрыта от глаз Алании.

— Что это? — с недоверием спросила эльфийка.

— Подарок.

— Мне ничего от тебя не нужно, — наверное, в тысячный раз за свою жизнь повторила девушка.

— Бери. Я не знал, что у тебя был день рождения.

— Что? — Лана не сразу вспомнила, что успела наврать василиску про это событие в своей жизни. Лиам стянул деревянную крышку, уронив ее небрежно на пол, и вытащил содержимое на обозрение эльфийки. В крупной ладони Беара, взятый за шкирку, вяло повис волчонок.

— Это тотемное животное твоего дома. Насколько я знаю, у Алии при дворе был такой, — не давая Алании шанса опомниться, Беар сунул волчонка ей в руки. Девушка подхватила щенка, прижимая к себе. Тот, видимо, только спросонья, начал обнюхивать эльфийку, задорно размахивая хвостом. Весь белый, с торчащими ушами и черными глазами-бусинками, он казался очень забавным.

— И что мне с ним делать?

— Кормить. Выгуливать. Он станет тебе верным спутником и защитником.

— Ты никогда не смотрел мультик «Красавица и Чудовище»? — зачем-то спросила Лана, прекрасно понимая, что видеть его Беар точно не мог. Лиам замотал головой, в подтверждение этой догадки. — Когда ты пытаешься быть хорошим, ты выглядишь так же, как то чудище.

— Это хорошо?

— Это странно, нелепо и пугает, — честно призналась Лана.

— Раз я извинился, и пошел тебе навстречу, ты можешь выполнить мою просьбу?

— Какую?

— Перестань общаться с Азхаром. Пожалуйста.

— Беар. Когда просят прощения, мало того, что это стоит делать искренне, так еще нужно ничего не ждать взамен.

— Хотя бы подарок прими.

Лана заглянула в милую морду зверя у себя на руках, понимая, что с ним ей уже не хочется расставаться. Волчонок, словно чувствую симпатию новой хозяйки, начал облизывать ее своим мокрым холодным языком.

— Ладно, он остается, — девушка попыталась увернуться от мокрых прикосновений. — А ты нет.

Словно ничего другого он и не ожидал, Лиам отпустил дверь и, прихватив уже пустую коробку, направился прочь, скрываясь в темноте коридоров. Эльфийка посмотрела на белое чудо в своих руках, устало поглаживая густую шерсть.

— И вот что мне с вами всеми теперь делать?

Волчонок робко тявкнул.

— Ладно, ты точно ни в чем не виноват, — заходя в спальню, девушка опустила животное на кровать. — Будешь Анларом. Расти скорей. Защитник мне действительно нужен….



[1] Богиня Аната — семиглавая змея. Символ плодородия, мать всех змей. Культ богини Анаты распространен среди василисков, наравне с верой в Творца.

Глава 17. Вливайся в коллектив…



— Анлар, отвали! — сквозь сон простонала Лана, когда навязчивые слюнявые покусывания за ухо начали мешать. Неугомонное животное. Отоспался, небось, у Беара в коробке, и покоя не дает.

— Эльфа, ты совсем уже сдурела! — возмущенный голос Азхара прозвучал слишком близко, так что эльфийка моментально растеряла остатки сна. — Какой еще Анлар, женщина? Эй! Ай!

Перепуганная неожиданным визитом Лана пнула адепта. Отталкиваясь от феникса руками и ногами, девушка быстро оказалась на противоположной части кровати. Почему он вообще лежит здесь? Растянулся, рукой, согнутой в локте, подпирает голову.

— Знаешь, я в шоке, — продолжал говорить Азхар, будто ничего необычного в его визите в ее спальню не было. Настроение у него, судя по всему, отличное, улыбка широкая. Длинные красные волосы распушены. Следов вчерашней драки не осталось, наверное, адепт все-таки посетил лекаря. Зато можно было видеть, что он вновь проколол правую бровь, на этот раз украшая ее сразу двумя серьгами-шипами. — Я, конечно, за свободные отношения, но, честно, надеялся, что на мне ты остановишься. Допустим, змея я в расчет не беру…

— О чем ты? — возмутилась Лана, вытирая ухо. — Какие отношения?! Что ты вообще здесь делаешь? Я же сказала, что никаких поцелуев…

— Так я и не целовал, — искренне улыбнулся парень, пытаясь сесть. — Ай, да что же это такое?

Лана не заметила, в какой момент волчонок успел запрыгнуть на кровать, в лодыжку феникса он вцепился с остервенением. Его попытки грозно рычать вызвали у эльфийки приступ умиления и гордости. Настоящий защитник. Азхар старался ухватить зверя за шкирку, но волчонок сильнее вдавил тонкие острые клыки в кожу.

— Анлар, брось, — попросила Алания, смеясь. Уши белого волка встали торчком, стоило ему услышать голос хозяйки. Ногу феникса он выплюнул сразу, но с явным недовольством. Видимо, для себя Анлар уже успел решить, что его ожидает славный завтрак.

Азхар потирал укушенное место, с удивлением глядя на волчонка.

— Ладно, если Анлар — это чудовище, то я снимаю свои претензии.

— Какие претензии, Азхар? — Лана поднялась с кровати, потягиваясь. Тех пару часов сна, что у нее выдались, ей катастрофически не хватило. — Что ты вообще делаешь в моей постели?

— Пришел будить, — ответил феникс. — Скоро общий подъем, нам надо идти на утренние тренировки.

— Нам? — не поняла Алания. — Я их не посещаю. Так что будь добр, выйди и дай мне еще поспать.

— Эльфочка, ты же сама просила меня о помощи, — Азхар спрыгнул с кровати, оказываясь рядом с девушкой. — Если ты хочешь спокойно продержаться в академии, тебе нужно влиться в коллектив. Поверь мне, твои попытки лишний раз продемонстрировать, какая ты особенная, ни к чему хорошему не приведут. Всем и так очевидно, что ты… — Азхар положил ладони на талию своего куратора. — Другая.

Девушка поспешила отпрянуть от его прикосновений. Ну вот почему он такой? Зачем все время надо тянуть свои руки?

— Я не хочу…

— Лана, — феникс попробовал сделать шаг в ее сторону, но эльфийка вновь отстранилась. — Ты пойми, все мы здесь — как одна большая семья. Братья по оружию. Мы вместе спим, едим, учимся и сражаемся. Лекторы ведут занятия, но в остальное время сидят с адептами за одним столом и живут под одной крышей. Так что если тебе нужна моя помощь, то с сегодняшнего дня ты прекращаешь вести себя как травоядная эльфа. И становишься нашей сестрой.

— Это ты ко мне как к сестре в постель забрался? — недовольно поинтересовалась Лана, понимая, что Азхар, наверное, прав.

— А я вот вообще не понимаю, чего ты от любого прикосновения шарахаешься? — парень проигнорировал вопрос эльфийки. — Я ничего такого не делал….

А на этот вопрос уже Лана не хотела отвечать. Она просто не любит, чтобы ее трогали. Это неправильно, неприятно, раздражает. Да и то, как это делает феникс — то ли специально дразнит, то ли действительно не понимает границ личного пространства.

— Иди. Мне надо переодеться. Я спущусь через пятнадцать минут.


***

Ректор Ситаль стоял у окна, наблюдая за утренней тренировкой адептов из своего кабинета. Полигоны были заполнены группами, каждый из присутствующих выполнял обязательную программу упражнений. Удивление исказило лицо мужчины, когда он заметил, что вместе со старшей группой переподготовки пробежку совершает лектор Монтасриэль. Лиц адептов Ситаль видеть не мог, так что сложно оценить, как они отреагировали на это появление.

Ректору казалось, что он дал четкие указания всем, как стоит относиться к эльфе. Император может позволять себе многое, но втаптывать гордость темных воинов, присылая женщину в академию — непозволительно. Возможно, Дайрел и не виноват. Это могло быть очередное решение его вздорной супруги. Но какой уважающий себя мужчина позволит себе идти на поводу у бабской дури? Испокон веков только сильнейшие мужи занимали трон Империи. Слабый воин не может вести Империю за собой. И все чаще среди высоких лордов поднимались разговоры о том, достоин ли Дайрел этой чести.

«Вероятно, нет», — решил для себя Амин Ак Ситаль, когда впервые получил извещение о прибытии нового лектора в его академию.

И именно по этой причине, в столь ранний час в его кабинете сидели два гостя. Братья-близнецы, Мигар и Нирук, молодые василиски из «Длинных клыков». Внешне неотличимые, они наблюдали за каждым движением темного своими ярко-желтыми глазами, не моргая. Сейчас оба брата должны были бы проходить переподготовку, но в последний момент к группе присоединился Лиам Беар. Вражда двух кланов переходила всякие разумные границы, и зеленых василисков пришлось отозвать. По этой же причине встреча с ректором проходила именно во время утренней тренировки.

— Рад, что вы нашли время посетить меня, — протянул ректор, отходя от окна.

— Амин, вы друг нашего клана. Вам мы всегда готовы уделить время, — произнес Мигар, старший из братьев. Мужчины носили одинаковые зеленые одеяния, кожаные куртки имитировали змеиную кожу. Единственное отличие — кольцо рода на руке Мигара. Массивный золотой перстень с изумрудом. Обычно он прятал его иллюзией, чтобы посторонние не могли отличить близнецов. Но от ректора ему было нечего скрывать. — Что вы хотели обсудить?

— Наше общее будущее. До меня доходят самые разные слухи, и мне известно, что Длинные клыки не слишком довольны решениями трона в последнее время.

— Амин, многих беспокоит этот вопрос, — согласился Нирук. — Но прежде чем вы закончите свою мысль… Вы понимаете, что даже просто произносить подобное вслух — уже измена?

— В моем кабинете можно говорить спокойно. Никакие слова не покинут эти стены.

— И что это будут за слова? — в предвкушении Мигар придвинулся ближе.


***

— Смотрите, кого тут ветром занесло!

— Не обращай на них внимания, — шепнул Азхар.

Лана коротко кивнула, накладывая себе еды из общих тарелок. Она впервые вошла в столовую и постаралась выбрать место подальше от основной толпы адептов. На утренней тренировке ее игнорировали. Темным не нужны были слова, чтобы продемонстрировать эльфийке, насколько она слаба. И если с бегом девушка справлялась отлично, все-таки ей всегда приходилось много двигаться в родном лесу, то вот с остальными упражнениями дела обстояли намного хуже. Отжимания и подтягивания, которые адепты выполняли десятками, не сбиваясь с ритма и дыхания, Лане давались с трудом. После нескольких подходов, эльфийка сдалась, остаток времени решив провести, валяясь на траве. Еще влажная от утренней росы, она приятно холодила разогретую кожу. Ну и что, что после такого расслабления в волосах осталось несколько зеленых травинок. Темные ее не трогали, позволяя сохранить остатки достоинства. А Азхар и вовсе пользовался случаем, чтобы привлечь к себе внимание эльфийки. Отжимания с хлопками в верхнем положении, акробатический номер с хождением на руках. Все, чтобы заставить Лану чуть расслабиться и улыбнуться. Заодно показывая, в каком отличном физическом состоянии он находится.

— Слушай, когда я говорил тебе, что нужно перестать вести себя как травоядное, я не имел в виду буквально, — произнес феникс, глядя, как девушка тянется за печеной курицей.

Лана впилась зубами в куриную ножку. Жирный сок брызнул на подбородок, так что девушка поспешила взять салфетку.

— Все смотрят, — предупредил Азхар.

— Пусть. Ты говорил, что нужно вписаться в вашу распрекрасную компанию.

— И у тебя это неплохо получается, — улыбнулся феникс. В его сторону одногруппники посматривали с недоумением. Но казалось, что Азхара это не слишком волновало.

— Лектор Монтасриэль, — Лана услышала голос Лиама позади себя. Василиск двигался в сторону выхода, видимо, уже закончив трапезу, и остановился возле эльфийки. — Вы сегодня великолепно выглядите. Было приятно видеть, что вы решили присоединиться к утренним тренировкам.

Алания смотрела на Лиама внимательно. Он не был похож на себя обычного. Вежливый, держится на расстоянии. Девушку должно это успокаивать, но вместо этого Лана испытывала тревогу. Что василиск задумал на этот раз?

— Спасибо, адепт Беар, — выдавила из себя она.

— Надеюсь, вам понравится свинина. В моем поместье ее, правда, готовили лучше, но, помнится, вы не успели как следует распробовать. Надеюсь, ночью вам больше никто не мешал спать?

Беар решил, что она ест мясо из-за него? Из-за его «уроков»? Что ж, нужно будет немного сбить спесь с этого червя. И к чему все эти вопросы? Лана никак не могла понять. Если Беар интересовался искренне, она могла бы высказать, что Анлар половину ночи переворачивал все, до чего мог дотянуться, и скулил, когда эльфийка засыпала, переставая с ним играть. Но Лана не скажет. Змея это вообще не касается.

— Все прекрасно, — процедила Лана, возвращаясь к своей еде. До лекции осталось не так много времени, а ей еще хотелось успеть помыться и переодеться после утренних нагрузок. Да и Анлару надо принести что-нибудь на завтрак. Азхаром он явно не наелся.


***

— Итак, адепты, — Алания чувствовала себя неуклюже, особенно после того, как Азхар перечеркнул половину ее плана лекции, внося собственные правки. Так что девушка держала перед собой листы с пометками, чтобы ничего не забыть.

— В наших занятиях произойдут некоторые изменения….

— Опять? — вздохнул кто-то на задних рядах.

— Опять, — кивнула Алания. — Часы наших встреч будут разбиты. Два раза в неделю мы будем встречаться с вами в этой аудитории, еще два раза — на полигонах для практических занятий. Дни недели мне нужно будет согласовать с ректором Ситалем, чтобы никому не было слишком накладно.

— Решили снова помериться с нами силами? — в предвкушении улыбнулся Лерк. — Я не феникс, так просто не отделаетесь.

— Вы, адепт Тайрент, действительно не Азхар, так что из мертвых восстать после стычки не сможете. Если ваши товарищи-некроманты не помогут, конечно. Что касается заданного вопроса — нет. В мои планы не входит тратить время, выделенное на ваше обучение, в очередных дуэлях. Практические занятия будут нужны, чтобы вы могли лучше усваивать изложенный на лекциях материал. Как вы понимаете, особенности военного дела Союзных Империй заключается не только в принципиально разном подходе в использовании заклинаний…

— Каких?

— Нужен пример? Мы уже обсуждали с вами иллюзии, которые темные предпочитают накладывать на себя, в то время как в Союзных империях широко практикуется изменение и маскировка внешних оболочек. Также, изучив ваши учебные пособия, мне стало ясно, что даже способы использования стихий у наших народов разнятся…

— Все заклинания одинаковые.

— Это не совсем так. Допустим, сколько способов высушить одежду вы знаете?

— Что за вопрос? Простое заклинание испарения, первый уровень.

— Правильно. Но это верно лишь для вас, темных. Вам дано подчинять себе все стихии. Поэтому прибегнуть к огню для вас не проблема. У эльфов маги-пироманты — большая редкость. Поэтому мы используем иные подходы. Многие из вас знакомились с культурой Земли. И, может быть, слышали о таких науках, как химия и физика. Так вот, на Земле люди полагают, что все сущее состоит из частиц. Мелких, невидимых невооруженным взглядом. Если принять это за данность, то способность управлять стихиями — это способность воздействовать именно на эти частицы. Исходя из этого, берусь предположить, что маги воздуха встречаются чаще всего по той причине, что в воздухе расстояние между частицами больше, их связи слабее, а значит, ими проще управлять. Большего мастерства и силы требуют стихии воды и земли. По сути, речь не идет именно об этих двух веществах, подконтрольными становится любые жидкости и твердые структуры. Изначальная стихия лишь дает больше возможностей магу развернуться. Развивая эту теорию, магия огня — это, по сути, способность ускорять движение частиц.

— Возвращаясь к вопросу о том, как высушить одежду. Если я не способна нагреть жидкость, чтобы испарить ее, я могу воздействовать на саму воду, заставляя влагу уйти из ткани. Воздухом также можно выбить частицы жидкости с одежды. Если очень сильно постараться, то можно подобрать заклинание, которое заставит нити вашей одежды стать плотнее, выжимая до последней капли всю воду из нее. Даже такая простая задача может пригодиться вам. Например, когда во время боя противник не должен увидеть вашей крови. Какое-то легкое воздействие первой ступени, не отнимающее сил и времени, и победа в глупом состязании у вас в кармане.

— Я так и знал, что не мог проиграть! Ты жульничала! — первым понял феникс, громко возмущаясь. — Это не честно!

— Во время боя вас никто не будет спрашивать о честности, адепт Азхар. Моя цель заставить всех вас понять, что в определенных обстоятельствах сила не является решающим фактором. Тактика противника может сыграть с вами злую шутку, каким бы сильным бойцом вы ни были. Поэтому записывайте тему сегодняшней лекции. Блокирующие построения групп до пяти магов…


***

Очередной стук в дверь. Откладывая перо в сторону, Алания подошла к двери.

— Не спишь? — Азхар не слишком церемонился, сразу вваливаясь в ее покои, не дожидаясь приглашения. Столь привычную форму академии воин променял на повседневные темно-коричневые штаны и свободную белую рубаху. Вероятно, горячая кровь феникса не позволяла ему мерзнуть, в то время как Лане пришлось закутаться в шерстяной плащ, чтобы не продрогнуть. Видимо, в этой части Империи смена времен года более резкая. Или это эльфийка застала не самый удачный год, когда северные ветра решили пораньше начать продувать массивную каменную кладку насквозь.

— Какой там, — отмахнулась Лана. Анлар выбежал из спальни, проверить, кто пришел. Феникса он встретил недовольным ворчанием. — Конечно, проходи, располагайся, как дома, — проворчала эльфийка.

— Осторожнее с такими приглашениями, — предупредил Азхар. — Фениксы сарказм не понимают.

— Ты понимаешь, — уверенно ответила Лана.

— Я делаю вид. Чем занимаешься?

— Готовлю план следующей лекции. Так что, если ничего срочного… Мне нужно работать, прости.

— А я, в общем, пришел помочь. Бери свои записи, пойдем, погуляем. Я посмотрю, подскажу что-нибудь.

— А почему не здесь? — удивилась Алания. Мысль о прогулке ей и самой приходила в голову. Будет полезно чуть размять затекшие мышцы перед сном, и Анлара может чуть измотает, чтобы это неугомонное животное ночью спало крепко. Но предложение феникса удивило.

Азхар почесал голову, пожимая плечами.

— Ну, не знаю… Ходят здесь всякие, мешают работать. Да и близость спальни, лично меня, будет только отвлекать от дела. Хотя, если…

— Я поняла. Можешь не продолжать. Пойдем. Анлару все равно полезно пройтись.

Девушка сгребла со стола свои записи и позвала волчонка на прогулку. Общий этаж они покинули быстро, спустились по лестнице и оказались на улице. Лана шла, вспоминая, какими лабиринтами вел сюда Ситаль. Как мелочно и недостойно ректора. Ведь существовала короткая дорога к общежитию, но нет, темному обязательно нужно было сделать пакость. Может, надеялся, что Лана заплутает и потеряется с концами?

Свежий вечерний воздух приятно холодил кожу, и совсем чуть-чуть обжигал легкие. Ветер на время стих, так что эльфийке не приходилось удерживать края своего плаща, чтобы его не сдувало прочь. Азхар же, судя по всему, чувствовал себя вполне комфортно.

Анлар с удовольствием носился вокруг своей хозяйки и ее спутника, гоняя в траве кузнечиков.

— Куда мы идем? — поинтересовалась Алания, чувствуя, что молчание затянулось. Феникс продолжал упорно следовать вперед.

— Уже пришли, — улыбнулся Азхар, останавливаясь у широкого дерева. Адепт опустился на землю возле ствола, приглашая Лану присоединиться. — Сидя удобнее обсуждать, чем на ходу. Не бойся, я прогрею землю.

Эльфийка кивнула, но, тем не менее, села почти в метре от Азхара, выкладывая между ними свои записи. Простудиться она не боялась, все-таки всегда можно вылечить себя, а вот от Азхара стоило держаться на некотором расстоянии. Он категорически не был способен уважать ее личное пространство. Или просто игнорировал элементарные правила приличия.

Адепта не смутило то, что девушка попыталась отсесть подальше. Легким, практически игривым движением, он зажег десяток маленьких огоньков, которые не тухли и парили в воздухе, освещая пространство вокруг, чтобы можно было прочесть конспекты Алании. Подобрав листы в руки, Азхар потянулся к эльфийке, чтобы выхватить из ее рук перо и чернильницу.

— Так… Хорошо… Сойдет. Нет, это мы пока уберем, — спешно комментировал он, перечеркивая целые абзацы и дописывая свои заметки на полях. Лана смотрела с возмущением на эти действия. Она столько трудилась, составляя новый план, а ее студент беспощадно его правит, как будто это он лектор, а эльфийка — его ученица. — Это еще рано, лучше перенести. И нужно добавить еще схем…

Лане пришлось самой немного придвинуться, чтобы заглянуть, что именно не устроило феникса в ее записях. А Азхар будто специально отвернулся, продолжая беглым взглядом проходить по тексту.

— Что не так? — спросила она, глядя, как феникс замолчал и хмуро уставился на последний лист.

— Это совсем не годится. Тебе нужно переделать несколько мест и посетить библиотеку, список книг я тебе напишу.

— И откуда такие познания?

Азхар отложил пергамент в сторону, чуть подтянувшись к эльфийке. Закинув руку на ее плечи небрежным жестом, будто они уже сотню лет являются лучшими друзьями, феникс ответил:

— Я гораздо старше, чем ты думаешь. И Темная Империя — не первое мое место жительства. Я много где был, и многому учился.

Девушка поежилась под его объятиями, убирая с себя руку феникса, чтобы вновь отодвинуться. И так каждый раз. Стоит дать небольшую поблажку, слабину, и адепт идет в наступление.

— Что же сам не преподаешь? Зачем тратить время, сидя среди остальных адептов, когда уже все знаешь?

— Не интересно, — в привычной манере отмахнулся Азхар. — Меня привлекает возможность иной раз сразиться на поле боя, чем прозябать без дела за лекторским столом…

Адепт в очередной раз попробовал оказаться ближе к эльфийке, но девушка отпрянула.

— Лана, — тихо произнес Азхар, заглядывая в ее глаза. — Я сейчас задам вопрос, а ты ответь, только честно… Ты каждый раз вздрагиваешь, стоит к тебе прикоснуться. Словно боишься. Это из-за змея? Он сделал что-то плохое, поэтому тебе так неприятно? Только скажи, и я….

— Нет, — поспешила ответить Лана. — Беар здесь ни причем.

— Тогда дело во мне? — и вновь, пока Азхар говорил, он оказался совсем близко от Алании, так, что она смогла ощутить на себе его горячее дыхание. — Я настолько противен тебе?

Его пальцы осторожно легли на ладонь девушки, погладив ее пальцы, вторая рука оказалась на подбородке эльфийки, мягко заставляя ее поднять взгляд на мужчину. Лана отдернула руку, вызвав недовольный взгляд Азхара.

— Нет, — снова призналась она. Эльфийка старалась подобрать слова, чтобы не только не обидеть адепта, но и прекратить этот допрос. — Я просто не люблю, чтобы меня трогали…

— Просто не любишь? — не поверил Азхар, придвигаясь еще ближе. — А почему мне кажется, что ты что-то от меня скрываешь?

— Может, потому что есть вещи, которые тебя не касаются?

— Вроде тех, с каких пор Зеленый Трон учит детей леса с удовольствием поглощать мясо?

— Да, что-то вроде этого, — кивнула Лана, приглаживая волосы.

— И при этом ты просишь моей помощи, ничего не предлагая взамен?

Лана закрыла глаза. Разговор ей не нравился с самого начала, а сейчас и вовсе перешел все границы. Девушка оттолкнулась от земли руками, чтобы подняться, но была поймана наглым адептом.

— Постой, — Азхар почти сразу отпустил ее, как только вернул в сидячее положение. — Я не имел в виду, что ты что-то должна мне. Просто пытаюсь понять тебя…

— Зачем?

— Я уже говорил. Мне скучно. Когда живешь так долго, надоедает практически всё. А ты… Разгоняешь эту скуку. Не даешь мне то, чего я хочу…

— А чего ты хочешь?

Феникс ответил не сразу, загадочно улыбаясь.

— Для начала, понять, кто ты такая, и почему мне нельзя тебя трогать.

Лана тяжело вздохнула.

— Может потому что, трогать людей без спроса — просто неприлично?

— Даже если нравится?

— Слушай, чего ты добиваешься? — раздраженно спросила Лана.

— Я уже сказал, — пожал плечами Азхар. — Ну, и дружбы.

— Только дружба без распусканий рук тебя не устраивает?

Азхар улыбнулся еще шире.

— Давай так. Я просто возьму тебя за руку. И больше ничего. Станет неприятно — уберешь? Соглашайся, все равно я не отстану.

Эльфийка пыталась найти подвох в словах Азхара, но тщетно. Протянув свою ладонь, она позволила ему взять ее. Как и обещал адепт, больше ничего не последовало. Он держал кисть, обхватывая ее миниатюрную руку своей ладонью. Лана была вынуждена признать, что особого дискомфорта от этого не испытывает.

— Ты так и собираешься сидеть? — на всякий случай уточнила она. А, получив молчаливый кивок в ответ, предупредила. — Это глупо.

— Это ты глупая, — словно обиженный ребенок ответил Азхар. — И ничего не понимаешь. Ну, так как, собираешься раскрывать свою самую страшную тайну?

— С чего бы это?

— Это называется диалог, Лана. Я рассказываю что-то о себе, затем ты… Обо мне ты уже знаешь немало, так что твоя очередь.

Чувствуя себя действительно глупой, Лана поддалась на уговоры феникса.

— Ладно. Я не отсюда. То есть, совсем не отсюда. Не из этого мира. Доволен? Мои родители эльфы, но родилась и выросла я на Земле. Всё здесь — для меня чужое. Поэтому мне так важно вернуться обратно, — выпалила она на одном дыхании.

— Что ж, это объясняет твою опрометчивость с выбором профессии. Но, надо сказать, что в какой-то степени тебе повезло больше, чем мне. Я вот и не помню, где родился.

— Это как? А как же твоя семья?

— Лана, Лана… У фениксов нет семьи. Мы… Просто однажды появляемся на свет, и всё. Впереди целая вечность, а за спиной — лишь кучка смазанных, размытых воспоминаний. Так что, поверь мне, как бы по-дурацки не складывались обстоятельства, наслаждайся тем, что заставляет тебя испытывать по-настоящему сильные эмоции. Спустя годы будет, что вспомнить, — Азхар начал водить большим пальцем по тыльной стороне ладони Алании, посылая немного тепла в замерзающие руки. — Гляди, я держу тебя уже пару минут, и ничего катастрофического не случилось. Пойдем обратно. Холодает.

Азхар помог эльфийке подняться, и они отправились к зданию общежития, по-прежнему держась за руки. Анлар, изрядно набегавшись, плелся за ними спокойным шагом. У самого здания Лана все-таки освободила свою руку, не желая, чтобы их кто-то увидел. Все и так становится лишь сложнее, и только новых слухов ей сейчас про себя не хватало. Девушка взяла на руки волчонка, доверив фениксу нести ее улучшенный план лекций. Азхар проводил ее до самой двери преподавательских покоев.

— Завтра вечером моя помощь с планом лекций потребуется? — спросил адепт, прислоняясь плечом к дверному косяку.

— Не знаю, — честно призналась Лана. Она чувствовала, что от феникса нужно постараться держаться подальше, но его помощь действительно была ей нужна. — Посмотрим по погоде. В любом случае, Анлара выгуливать надо…

— Тогда до завтра, — протянул Азхар, еще раз касаясь левой руки девушки. Практически по-дружески пожал ее.

— Темных ночей, адепт Азхар.

— Темных, куратор.

Лана закрыла дверь, тут же прислонившись к дереву. Сердце стучало быстро, и, несмотря на холодную ночь, она чувствовала, что ей жарко и не хватает воздуха. К своему удивлению, она должна была признать, что вечерняя прогулка ей все-таки понравилась. Во всяком случае, вторая ее половина. С легкой улыбкой на лице девушка направилась в свою спальню.

На кровати лежала маленькая деревянная шкатулка, перевязанная широкой черной лентой. «От Л.Б.» — гласила надпись на верхней части. «Еще один подарок?», — удивилась Лана, беря шкатулку в руки.

Нет, ее не интересует, что внутри. Вынеся шкатулку в коридор, чтобы оставить на свободной полке книжного шкафа, эльфийка вернулась спальню. Утром она вернет подарок, и попросит, чтобы Лиам перестал так делать.

Глава 18. На острие ножа


— Я трачу время, которого у меня нет! — Лиам устало отодвинул от себя миску с похлебкой. Аппетита не было. Очередное послание от деда и старейшин напрочь отбило всякое желание есть. Айгерим виновато улыбнулась. Она не могла знать, что именно в письмах, которые ей велели передать, но все равно испытывала неловкость за то, что принесла плохие вести.

— Перестань, — махнула она рукой. — Все не так плохо…

— Не так плохо? — чуть не задохнулся от возмущения Беар. — Почти два месяца ничего не происходит! Я следую всем твоим советам, но никакого результата не вижу.

— Ли, ты сам наломал дров. Так что кого теперь винить?

Василиск не ответил. Хотя ему было, что сказать. Демонов феникс вился вокруг эльфийки практически постоянно. За все это время Лана ни разу не оставалась в одиночестве, чтобы Лиам мог поговорить с ней. Нормально, а не теми несколькими фразами, которые каждый раз оставались без ответа.

Он делал все, что от него требовали человеческие книжки. Был поблизости, привлекал к себе внимание, дарил подарки и каждый раз подбирал для Алании новые комплименты. Но что толку, если все ее внимание занимал этот разукрашенный петух?! Что ни вечер, так он рядом с ней. Если бы Лиам не был прикован к академии, за это время он успел бы устроить отношения с десятком земных женщин. Махнул бы рукой на все. На эльфу, на деда с его истериками. В конце концов, ему не первый раз придется отстаивать честь клана боем, а не наследниками. И удача еще ни разу не отверчивалась от Беара. Он, конечно, уже не двадцатилетний змей, с молодецкой прытью, но и до старости ему еще лет сто пятьдесят-двести. Как-нибудь справится….

Хотя, кого он обманывает? Лиам никогда не предаст свой клан, не станет перечить старейшинам. Что будет, если он не сможет одержать победу? Да и законное место главы клана терять не хочется. Не говоря уже о том, что получить эльфийку в жены — уже дело принципа. Это потом можно будет разбираться, что с ней делать, а сейчас есть совершенно другие проблемы.

— Я могу попросить тебя об одолжении? — серьезно глядя на Айку, спросил Лиам.

— Что еще? — рыжая скептически глядела на своего друга.

— Есть одна личность, которая мне сильно мешает.

— Убей, — безразлично пожала плечами Айка..

— Хотел бы, — искренне признался Беар. — Но при всем желании не получится. Да и нельзя. Это не какой-то простолюдин, один из командиров. Дайрел на это глаза не закроет.

— Ты давай ближе к сути.

— Не могла бы ты привлечь к себе внимания этого… адепта? Занять его на вечер-другой?

— Лиам Беар! — возмутилась Айгерим, бросая на василиска гневный взгляд. — Ты за кого меня держишь? Совсем сдурел?!

— Я не предлагаю тебе ничего, что выходит за рамки приличия. Хотя, смотри сама. Этот феникс — натура ветреная, и мне не нравится, что он так надолго зациклился на моей невесте.

— В кои веки сам Лиам Беар снизошел до того, чтобы позаботиться о моей личной жизни, — Айка в своей привычной манере начала разыгрывать трагедию. — И то, лишь для собственной выгоды.

— Не драматизируй, — фыркнул змей.

— Нет, вы послушайте его! У него целая академия мужчин под рукой, все статные воины, приличные сыны Империи, но нет, за столько лет меня нужно натравливать на какого-то урода…

— Тебе сложно? Не вопрос, хочешь, познакомлю, с кем скажешь. Но сейчас мне действительно нужна твоя помощь…

— Значит, с кем скажу, говоришь? — Айгерим окинула взглядом таверну. В этот момент в зал как раз заходила группа адептов, высоких и статных. Среди темных строгих образов, выделялся лишь один. С ярко-красными волосами, выбритым виском и весь щедро проколотый. — Вот с этим, например. Тот, что красный….

Лиам бросил взгляд на своих одногруппников, хотя и так уже знал, о ком говорила Айка. Лицо Беара озарила довольная улыбка.

— Ты не поверишь, — протянул он. — Это и есть тот самый феникс. Азхар.

Айгерим с интересом разглядывала парня, уже поправляя волосы.

— Ли, дорогой. Ну, ты же мой самый лучший друг. Как я могу оставить тебя в беде? Конечно, я помогу тебе…

— Отлично, — проговорил Беар, в то время как Айгерим уже поднялась, хищно нацеливаясь на свою жертву. — Сможешь задержать его здесь?

— Еще спрашиваешь? — улыбнулась девушка.

Лиам не сказал больше ни слова. Ему стоит спешить. Наконец-то он застанет Аланию без ее чуткого стражника. Для верности василиск даже иллюзию на себя накинул, чтобы феникс не заметил его. Глядишь, еще пустится вдогонку обратно в академию.


***

В покоях Лиам не нашел свою эльфийку. Впрочем, мог и не проверять. Он уже давно понял, что в это время Лана каждый раз выходила гулять в неизменном сопровождении своего надзирателя Азхара. Лиам не часто следил за ними, потому что наблюдать картину, как сладкая парочка держится за ручку, гуляя по территории, или сидит у дерева, прижавшись друг к другу, было просто противно.

Беар немало знал о фениксе. Его заслуги на любовном фронте были известны практически всем. Парень совершенно не стеснялся хвастаться своими победами. Тем более странно, что он так надолго решил задержаться с эльфийкой. Невольно напрашивается сразу два вывода. Или Азхар просто-напросто мстит Беару после их стычки, отыгрываясь самым любимым образом. Или у них с Аланией действительно что-то серьезное. И ни одна из этих мыслей Лиама не радовала.

Мужчина шел по полигонам, стремительно приближаясь к ненавистному дереву. Как и следовало ожидать, эльфийка была там. Стояла, закутавшись в шерстяной плащ, растирая собственные плечи, чтобы не мерзнуть. Зима в этом году решила наступить раньше, так что по ночам холод умудрялся сковывать редкие лужи тонкой коркой льда. Снега, правда, еще ни разу не выпадало, но за дневное время ни земля, ни воздух не успевали достаточно прогреваться, чтобы можно было чувствовать себя комфортно без теплой одежды.

«Стоит подарить ей плащ теплее. С хорошим мехом…» — подумал Лиам. — «Ей еще детей рожать, а она мерзнет». Рядом с девушкой сейчас не было феникса, чтобы он согрел ее своим огнем.

Эльфийка стояла, разглядывая звездное небо. Лиам помнил, что и у него в поместье она любила это делать. Выходила вечерами в парк, и всю прогулку проводила, задрав голову.

Лиам подкрался к девушке, накинув на себя не только полог тишины, но и воздушный щит, помня, какой у Ланы чуткий нюх. Встав за ее спиной, мужчина опустил свои горячие ладони на ее глаза. Ее тонкие пальцы коснулись его кожи, осторожно проведя по костяшкам. Беар почувствовал, как девушка улыбнулась, когда начала поворачиваться к нему.

— Что за глупое ребячество, — произнесла она. — Ты опоздал сегодня…

Эльфийка замолчала, когда подняла взгляд и поняла, кто перед ней стоит. И в следующую секунду попыталась отпрянуть, но Лиам крепко сцепил ладони за ее спиной.

— Неужели ты не меня ждала? — улыбнулся змей. Смотреть на растерянное лицо девушки ему нравилось.

— Отпусти, — прошипела она. Ее глаза сверкнули в лунном свете, словно у дикой кошки.

— А то что? — пожал плечами Беар. — Феникса поблизости нет, чтобы отогнать от тебя страшного злого змея. Да и не придет он. На эту ночь у него другие планы.

— Что ты с ним сделал? — Лана перестала беспорядочно пытаться вырваться из стальной хватки, замирая на месте.

— Я? — Лиам сделал вид, что оскорблен. — Мышка, мне от него ничего не нужно. Твой сторожевой пес устал проводить все свое время с тобой и нашел себе в ближайшей деревне новое увлечение. Такие, как Азхар — очень ненадежные спутники. Их даже птенцом в животе не удержишь. Куда там маленькой эльфочке?

Лана не ответила. По ее выражению лица и так было понятно, что словам василиска девушка не верит. Зато волнение от близкого присутствия Беара отступило. Алания опустила левую руку на его поясницу, а правым запястьем с открытой ладонью нанесла удар под подбородок. Шея Лиама неприятно хрустнула от запрокинутой головы, руки он разомкнул.

Отступив на два шага, девушка выхватила короткий кинжал из-под плаща. И пока Лиам не пришел окончательно в себя, толкнула его к стволу дерева. Навалившись всем весом, девушка опустила руку с кинжалом на ключицу мужчины, прижав лезвие к самой шее. Вторую руку она оставила свободной, чтобы суметь атаковать заклинанием, если потребуется.

— И что теперь, девочка? — ухмыльнулся Лиам, чувствуя, как сталь скребет по его коже. — Знаешь, не так много в этом мире людей, которые остались живы после того, как ударили меня.

— Не смей ко мне прикасаться, — прошипела Лана. Беар мог чувствовать, как сильно бьется ее сердце. Видимо, в своем горячем порыве девушка и не поняла, что сама стоит, прижавшись к Лиаму. Руки так и чесались обвить это тонкое тело, но нож у глотки останавливал. Эльфа на взводе, того и гляди сделает глупость.

— А то что? Поцарапаешь меня своей игрушкой? В чем заключается твой гениальный план? Убьешь меня, попросишь защиты у Императора. А потом вернешься на Землю?

Лана прищурила глаза, злобно глядя на мужчину. Ее ноздри расширились, так что она шумно и возмущенно выдыхала.

— Значит, все-таки мечтаешь вернуться на Землю… И что тебя там ждет? Кому ты нужна? Родителям? Я тебя умоляю… Для них прошло уже два года, и за все это время они даже не пытались тебя найти.

— Заткнись!

— Правда глаза колет? — Лиам улыбнулся. Говорить такое было неприятно, но что делать? До тех пор, пока Лана искренне верит, что у нее есть альтернативные варианты, она так и будет сопротивляться неизбежному. — Мы все знаем, как Алия горяча на расправу. Что ей дочь, которая сбежала из дома, чтобы якшаться с темными? Азхару ты тоже не нужна…

Алания оскалилась. Лиам лишь еще раз ухмыльнулся. Мужчина подался чуть вперед, так что лезвие кинжала распороло кожу. На металле проступила тонкая струйка горячей крови, стекая на руку эльфийки. Девушка отдернула нож в сторону, и Лиам воспользовался этим шансом, чтобы схватить свою невесту. От ствола он оттолкнулся, одной рукой придерживая девушку за талию, а второй перехватывая ее запястье с ножом.

Мужчина без труда прижал девушку к дереву, точно так же, как это делала она еще минуту назад, сжал ее кисть, заставляя выбросить оружие. Боли Беар не причинял, просто надавил на сустав большого пальца, пока ладонь сама не раскрылась.

— Знаешь, я совершенно не задумывался над тем, какой ты еще ребенок, — произнес Лиам, когда ему, наконец, удалось поймать вторую руку эльфийки. Слава Творцу, он сделал это до того, как та успела выцарапать ему глаза. — Я уже был опытным воином, когда тебя еще на свете не было. Не думаешь же ты, что тебе удалось меня одолеть? Сколько тебе? Двадцать, двадцать один? Для эльфы совсем несерьезный возраст…

Лана не ответила. Только смотрела с ненавистью на змея, плотно сжав губы.

— Ты изменилась, — произнес он, все так же оставаясь рядом, разглядывая девушку своим пристальным взглядом. — Где же крики, громкие заявления? Где твое «Иди в Бездну»? Мне нравится, какой ты становишься, мышонок. Словно мягкая глина, податливая. Из тебя можно вылепить бесценное произведение, жаль только, что скульптор не я… Молчишь? А с фениксом проблем в общении у тебя нет…

— Это не твое дело, Беар, — огрызнулась Лана.

— Ты можешь нормально отвечать?!

— Что тебе опять от меня надо? С кем я общаюсь — тебя не касается. Выпусти меня, я не намерена стоять здесь и продолжать слушать твое вранье про моих близких.

— Вранье? Я никогда не врал тебе, Алания. В отличие от твоего феникса, мне это не нужно.

— Отпусти меня, Лиам! И мы поговорим, если ты этого так хочешь.

— Ты немного не в том положении, чтобы что-то требовать.

Лана тяжело выдохнула, прикрывая глаза.

— Пожалуйста.

Лиам отступил, давая эльфийке спокойно вздохнуть.

— Скажи, это ты меня так наказываешь? — поинтересовался змей вкрадчиво, отходя от Ланы. Спиной к девушке он бы поворачиваться не стал. Ее жгучая ненависть пропитала воздух насквозь. — Обижаешься за то, как мы начали?

— Много чести…

— Так что это? Я пытаюсь идти тебе навстречу. Ухаживаю за тобой, как не каждый змей ухаживает за своей самкой. Я предлагаю тебе лучшую жизнь, чем ты сможешь когда-нибудь получить. Я готов подарить тебе дом и семью, в которой к тебе будут относиться с уважением, любовью и заботой.

— Моя семья меня любит, — уверенно заявила Лана.

— Тогда где они? Какие родители позволили бы своей дочери оставаться в мужской академии? Да даже если они еще не знают, почему не нашли тебя? А твой Азхар? Думаешь, ты нужна ему? Что же он не помог тебе вернуться на Землю?

— Он не может, — выпалила Алания с горечью. По ее лицу было видно, что она не собиралась отвечать Лиаму, но чувства все-таки взяли верх над разумом.

Василиск засмеялся. Лана смотрела на мужчину в недоумении.

- Это он тебе сказал? И за все то время, что он тебя учит, как обходиться с адептами, как читать нам лекции, Азхар ни разу не упомянул, что фениксы способны спокойно перемещаться между мирами? И возвращение тебя домой для него дело нескольких минут?

Девушка затаила дыхание.

— Нет, этого не может быть…. Ты врешь…

— Я уже говорил тебе. Мне нет смысла тебе врать. Я просто хочу, чтобы ты лучше представляла себе, кому доверяешь. Поверь мне, когда с тобой что-то случится, этого «друга» не окажется рядом, чтобы тебе помочь.

— Что значит — когда со мной что-то случится? Ты мне угрожаешь?

— Никогда.

— Думаешь, если будешь поливать всех грязью, то сам начнешь казаться лучше?

— Все меня не интересуют, — уверенно ответил Лиам. — Я просто хочу…

Девушка обняла себя руками в защитном жесте.

— Лиам. Давай уже расставим все точки. Мне певать на то, что ты хочешь. И нет, дело не в том, как мы начали. Я… могу понять твои мотивы. Правда. Но сколько можно? Этот разговор повторяется раз за разом, меняются слова, но суть остается прежней. Если ты способен понять — дело не в тебе, не в Азхаре, или в ком-то другом. Ты мне безразличен…

— Безразличен, значит? — тихо прошипел Беар, выгибая бровь. Он оказался возле эльфийки настолько стремительно, что она даже не успела отреагировать.

Его губы перехватили ее возмущение раньше, чем оно успело нарушить ночную тишину. Секунда, две, три… Он не хотел останавливаться, но выпустил эльфийку. На языке оставалось приятное тепло ее дыхания, а щека моментально раскраснелась от полученной пощечины.

— По-прежнему будешь утверждать, что я тебя безразличен? — довольно усмехнулся Лиам, слыша, как забилось ее сердце. Может, феникс и захватил все ее время, но сейчас Лана все еще стоит рядом с Лиамом, и, наконец, говорит с ним. Ее частое дыхание вырывалось из груди густым дымом на морозе.

— Ты…ты…

— Ну, удиви меня.

— Змей!

— Не обидно.

— Червяк!

— Уже было, — протянул Беар. — Ты когда что-нибудь придумаешь, скажи.

Эльфийка повернулась к Беару спиной, стремительно уходя в сторону общежития.

— Беги, беги, — улыбнулся Лиам самому себе. Маленькая наивная эльфочка. От себя не убежишь. От змея тем более…

Глава 19. Одиночество


Лана поспешным шагом двигалась по пустым коридорам общежития. Подумать только, что Лиам ей сейчас наговорил. Про родителей, про Азхара… Змея подколодная, совсем нет ни совести, ни…. Девушка задыхалась от возмущения. И больше всего на свете ей хотелось сейчас увидеть феникса, чтобы… что? Узнать, где он был? Или спросить, правда ли, что он мог вернуть ее домой?

С чего ей вообще верить словам Беара?! Азхар два месяца помогал Лане, почти каждый вечер занимаясь с ней. Да если бы не он, девушка бы не справилась со всем этим. И как она может подвергать сомнению его дружбу, только из-за того, что ей наплел василиск?

Очередной поворот, Лана стиснула кулаки сильнее, вытирая свои губы. Мерзкий, гадкий урод…. А про родителей… Девушка на секунду остановилась, чувствуя, как ей не хватает воздуха. Если все слова Лиама ложь, то почему мать с отцом до сих пор ее не нашли? Нет, не думай об этом. Это все Беар, с его играми. Конечно, родители искали ее, не может быть иначе. Просто у них ничего не получилось…

И не обратились за помощью к Райему? За два-то года?

Да нет, это не может быть правдой…

Девушка пошатнулась. Она судорожно пыталась отдышаться, словно после долгого забега. Голова кружилась. Что-то не так, почему так тяжело дышать?

Алания прислонилась к стене, понимая, что вот-вот упадет. Воздух вокруг — он просто растворялся, исчезал, оставляя вокруг эльфийки вакуум. Ей было нечего вдыхать. И нечем выдохнуть, чтобы позвать на помощь. Медленно она опустилась на пол, понимая, что все тяжелее держать глаза открытыми.

Прежде, чем потерять сознание, она заметила в конце коридора темную фигуру.

***

— Давай же, очнись уже, — услышала Лана знакомый голос. И если бы это был не Лиам Беар, она бы послала все в Хаос, продолжая лежать с закрытыми глазами. Голова раскалывалась, так что хотелось повернуться на бок, свернуться клубочком, до боли стискивая зубы.

— Слава Творцу, — выдохнул змей, поднимаясь с кровати.

Лана осмотрелась, подняв веки. Ее покои, ее спальня. Она лежит на кровати, а Беар потянулся за кувшином воды.

— Что ты… — Лана осеклась, вспоминая, как теряла сознание в коридоре. — Ты! Ты напал на меня! На этот раз, Беар, ты перешел все границы. Я немедленно отправляюсь к ректору.

Девушка попыталась встать с постели, но головокружение не позволило. Начав падать, она оказалась подхвачена Лиамом и усажена обратно на кровать.

— Успокойся. Я ничего не делал.

— Конечно. Ты только что обещал мне, что со мной то-то случится, и вот оно…

— Еще раз, я не собирался тебе угрожать. И даже если бы сделал это — ты держишь меня за дурака? Чтобы действовать настолько прямолинейно?

Лана коснулась пальцами висков, массируя их круговыми движениями, в попытке прогнать режущую боль в глазах.

— Сидение в запертой камере — совсем не прямолинейно, — вздохнула она. — Я бы даже сказала, это вершина стратегического искусства.

— Уже язвишь? — Беар разглядывал полку, на которой были свалены все шкатулки с подарками, что он приносил. — Хорошо. Значит ты в порядке. Но я был бы спокойнее, если бы мы показали тебя лекарю. Я не знаю, сколько ты провела без сознания.

— Значит, хочешь сказать, это не ты на меня напал?

— Я уже очень много раз повторял тебе, Алания. Вредить твоему здоровью — не в моих интересах. Я шел к себе, когда заметил тебя. Кто-то применил магию, блокируя доступ воздуха почти на весь коридор. У тебя уже губы синеть начали, так что я не счел возможным заниматься поиском виновника. Тебе нужна была помощь… Даже не скажешь спасибо?

Лана отвлеклась от своих мыслей, поднимая взгляд на Лиама. Василиск протянул ей воду, от которой девушка отказалась.

— Я еще не решила, стоит ли верить твоим словам. Маловероятно, что кто-то стал покушаться на лектора прямо в академии. За такое казнят…

— И при этом ты считаешь, что я бы мог на такое пойти? — последняя ухмылка резко сменилась на полную серьезность. — Ты не открывала моих подарков?

— Мне они не нужны. Забирай, — отмахнулась Лана, не задумываясь. Она старалась сконцентрироваться, чтобы подлечить свою головную боль, а Беар только отвлекал.

Лиам стоял, смиряя взглядом Аланию. Его губы были плотно сжаты, брови нахмурены, словно он о чем-то размышлял. Наконец, тяжело выдыхая, василиск протер лицо руками.

— Хорошо. Я услышал тебя, — эти слова заставили Лану напрячься. — Можешь быть спокойна. Больше я тебя не потревожу.

— Что ты имеешь в виду? — не поняла эльфийка, сбиваясь с заклинания.

— Я устал. Очевидно, никаких результатов здесь я добиться не смог. Так что не вижу больше смысла тратить свое время. Спокойной ночи, Алания.

Девушка поверить не могла в то, что только что сказал василиск. Или ей нужно сейчас прыгать от восторга, или в очередной раз готовиться к неизвестной подлости.

Беар покинул ее спальню, на пороге сталкиваясь с Азхаром.

— Ооо, — протянул феникс. — А я смотрю, ты недолго меня ждала…

Лиам поднял взгляд на Азхара, но промолчал, выходя в коридор и направляясь прочь от комнаты куратора Монтасриэль. Лана же смотрела на красноволосого парня, пребывая в смешанных чувствах. Это была слишком сумасшедшая ночь, чтобы понять, что вообще творится.

— Что он здесь делал? — недовольно спросил Азхар, все еще выглядывая из комнаты, чтобы убедиться, что василиск не собирается вернуться. Кажется, отсутствие конфликта разочаровало адепта.

- Заходил поговорить, — пожала плечами Лана. — Делился секретами. А ты чем занимался? Мы собирались сегодня встретиться…

Сердце пропустило удар, вызывая в груди неприятное предчувствие. Нет, Лане нет дела до того, как проводит свое свободное время Азхар. И, тем более, с кем. В конце концов, он ей ничего не должен, разве не так?

— Малыш, — произнес парень, подходя ближе. Дверь в спальню он прикрыл, вытягивая руки вперед, собираясь обнять Лану. — Я задержался, был занят и совсем забыл о наших уговорах. Прости.

Лана выставила открытую ладонь вперед, не подпуская феникса к себе близко.

— В чем дело? — не понял он. — Этот змей тебя обидел? Только скажи, я мигом догоню его, и он за все ответит.

— Я должна задать тебе вопрос, — принимая решение, тихо произнесла эльфийка. На всякий случай из спальни она вышла. Большее пространство позволяло чувствовать себя увереннее. — Не обижайся, но я просто обязана быть уверена. Лиам…

— О, он уже Лиам… — хохотнул Азхар.

— Не передергивай. Это правда, что ты можешь перенести меня на Землю?

Судя по замершему на месте Азхару, его растворившейся на лице улыбке, он ожидал совершенно другого вопроса. Любого, кроме этого.

— Значит, правда, — поняла Лана, внимательно наблюдая за реакцией парня. Всегда веселый, готовый ответить колкой остротой или шуткой, он молчал, не находя слов. Можно было уловить, как неуверенно двигается его челюсть в попытке что-то вымолвить, но безуспешно. Девушка отвернулась к фениксу спиной, собираясь вернуться в спальню и закончить на этом разговор.

— Лана…

Его стон заставил ее остановиться.

— Что Лана? Ты соврал мне, Азхар. Я верила тебе! Получается, что напрасно. В этом Творцом забытом мире нельзя верить никому… А я, такая идиотка, решила, что ты искренне хочешь мне помочь.

— Так и есть, — заявил парень, но аргумент был слабоват.

— Только ответь мне, почему? Почему нельзя было сразу все сказать и вернуть меня домой?!

— Я не хотел этого, — пожал плечами Азхар. — Хочешь начистоту? Давай! Если ты еще не поняла, эльфочка, ты мне нравишься! Действительно нравишься. И у меня не было ни малейшего желания избавиться от тебя, вернув на Землю, не попробовав сделать все, чтобы между нами что-то получилось.

— Нравлюсь, значит? Так нравлюсь, что вместо встречи со мной ты гулял сегодня в таверне с другой женщиной? О, можешь не прятать свои засосы на шее, — предупредила эльфийка, глядя, как рука феникса метнулась к вороту рубахи. — Ты весь пропах ей…

— Но я же тоже не железный! Лана, я — мужчина! И у меня есть потребности. Как бы, два месяца ходить, взявшись за руки и изредка обниматься — не достаточно нормальному фениксу…

«Нормальный… Здесь это все называется нормой», — с грустью напомнила себе Лана.

— Да мне плевать, чем ты занимаешься и с кем. Ты мне клятву верности не давал.

— Так и я о том же! — глаза Азхара округлились, он вообще перестал понимать, из-за чего они тогда сейчас ссорятся.

— Просто не надо было мне врать. Верни меня домой. Прямо. Сейчас.

— Нет.

— Прости, что? — опешила эльфийка.

— Я сказал — нет, — твердо повторил Азхар.

— Почему? Ты разве не понимаешь, что, в любом случае, я тебе больше не доверяю. Даже видеть не желаю. Больше никогда.

— Лана… Мы с тобой два практически бессмертных существа. Не так много во всех мирах рас, которые способны жить столь долго, как я или ты. Когда в твоем распоряжении вечность — глупо заявлять так категорично, что ты «никогда» ничего не захочешь.

— Для тебя есть целый мир свободных эльфиек. Переключись на кого-нибудь другого. А меня отправь на Землю.

— Я уже сказал — я не стану этого делать.

— Тогда выметайся.

— Эльфенок мой. Ты не можешь долго злиться. Опять же, вечность — достаточный срок, чтобы забыть любые обиды. Я умею ждать, а тебе нужна моя помощь, чтобы и дальше продолжать успешно проводить занятия. Так что давай перестанем дуться и попробуем переосмыслить то, что между нами происходит?

Лана не ответила. Злость требовала выплеснуться наружу, так что эльфийка дала волю рукам. Отточенными движениями, она переплела сразу пять потоков энергии, направляя на Азхара волну ледяной воды. От сильного напора феникс не только моментально промок, но и был оттеснен к выходу из покоев куратора.

— Я сказала — выметайся! — холодно повторила Лана, давая Азхару шанс открыть дверь и выйти. Парень бросил на девушку гневный взгляд, его одежда уже начала просыхать, заполняя коридор клубами пара.

Дверь громко хлопнула, оставляя эльфийку в одиночестве. Девушка повернулась, обнаружив, что за всем происходящим с интересом наблюдает Анлар.

— Нет, если и ты окажешься таким придурком, у меня совсем руки опустятся, — грустно призналась она волку.

***

Ситаль очень неохотно выдавал разрешение на проведение практических занятий. Ректор долгое время отказывал лектору Монтасриэль в полигоне, ссылаясь на то, что на ее занятии в очередной раз кто-то погибнет. Но в итоге все решилось в пользу эльфийки, когда старшая группа переподготовки полным составом потребовала внести изменения в расписании. Так что Лана со своими адептами два раза в неделю собирается на свежем воздухе, чтобы отрабатывать лекционный материал.

Эльфийка стояла в центре песчаного полигона, окруженная темными воинами. Наверное, в любых других обстоятельствах она бы волновалась в такой компании. Но не сейчас. Все эти недели Азхар занимался с ней практически каждый вечер, помогая составлять лекции, дотошно проговаривая каждое последующее занятие раз за разом. Правда, по его словам, это вгоняло феникса в тоску, так что вечерние прогулки стали вроде как их традицией, чтобы поднять Азхару настроение. И, вспомнив эти вечера, эльфийка загрустила. На душе кошки скребли, особенно сейчас, когда ей приходилось смотреть на мрачное выражение лица Азхара. Он глядел на нее исподлобья, будто это девушка виновата в их размолвке.

Окинув взглядом свою группу, Лана с удивлением обнаружила, что студентов только одиннадцать. Лиам Беар отсутствовал.

— Опоздавших не ждем, — сухо произнесла она. — Разбивайтесь на группы по трое, как обычно, и начинайте отработку построений светлых магов.

— У нас не хватает одного. Вы присоединитесь? — вяло поинтересовался Азхар.

— Адепт Беар подтянется и дополнит группу.

— Не подтянется, — ответил Лерк. — Он сегодня с утра встретился с Ситалем и покинул академию.

Лана удивилась этой новости. Но вздохнула с облегчением. Значит, Лиам не соврал. И действительно оставил ее в покое. Что ж, хоть какая-то хорошая новость за последнее время.

— Хорошо. Тайрент, Гардел, я с вами в связке, — кивнула Лана и добавила остальной группе. — Ограничений не ставлю, постарайтесь друг друга не покалечить. Сражения по турнирному типу. Победившая группа получает зачет по теме. Приступаем.

— Керк, Тисо, Айрелл! — окрикнула она, когда ее ученики приступили к тренировке. Ее группа еще не успела выбрать, по какой схеме им работать. Зато противники попытались мухлевать. — Я сказала — бои по светлой тактике. Вся группа должна колдовать, а не один из вас!

— Вы что, все языки пооткусывали? — негодовала Лана, уже обращаясь к своим двум напарникам. Ей самой не слишком нравилось, что ее интонации все чаще напоминали материны наставления. Но это работало. Ее адепты — не маленькие дети, чтобы с ними сюсюкать. — То, что я с вами в одной команде, не значит, что буду за вас принимать решение.

— Тогда по классической схеме, — кивнул Лерк. — Я сильнее, вы оба на подпитке, формируете купол защиты.

Лана коротко кивнула, отходя от адепта Тайрента. Классическая схема — одна и простейших. Построение тупым углом, двое поддерживающих защиту спереди, в двух метрах от атакующего мага. С этих позиций блокирующий купол самый крепкий. Даже с ее невысоким уровнем, они в паре с адептом Гарделом смогут продержать защиту достаточно долго.

В следующую секунду Лану сбило с ног, протаскивая по песку почти метр. Девушка быстро поднялась, гневно глядя на Лерка.

— Какое плетение «всех стихий» в классической схеме, Тайрент?! Не говоря уже о том, что воздух идет в подчиненном потоке, а не в перекрывающем. Вы откатом решили разом всю группу отправить в больничное крыло?

— Я забыл, — потупил взор Лерк, схлопывая почти законченное плетение. В воздухе разлилась свободная энергия.

— Забыл он, — отряхивая себя от пыли, пробурчала Лана. Темным было сложнее помнить об откатах заклинаний. Когда колдуешь один в отряде — все просто, ты не задумываешься, что кого-то заденешь. Остальные воины находятся от тебя на расстоянии, защищая командира и ведя бой на мечах. Но если действуют сразу несколько магов — начинаются нюансы. Нужно всегда следить, на каком расстоянии вы находитесь друг от друга. Слишком близко — и откат чужого заклятья в лучшем случае отнесет тебя в сторону, как только что это случилось с Ланой и Гарделом. В худшем — разорвет на части. Отойдешь слишком далеко — и положительный эффект от перекрещенных потоков начнет спадать, вплоть до полного исчезновения. А ведь еще нужно помнить о конфликтующих стихиях, контрзаклинаниях… Это не тупое физическое превосходство, здесь головой нужно думать.

— Адепты! Меняем разделение, — скомандовала Лана. — Я не могу следить за всеми, раздавать советы и пытаться не сдохнуть, пока кто-то из вас опять что-то не забудет. Лучшие воины Империи, а запомнить элементарные вещи не способны….

— Что это с ней сегодня?

— Я вас слышу, Райлем, — напомнила Алания своим студентам о прекрасном эльфийском слухе. — Делимся на две группы. Один бой за раз.

Так стало намного удобнее. Лана видела, что творит ее команда, отдавая короткие указания-подсказки, как лучше атаковать соперников. Естественно, что ее адепты победили в трех сражениях подряд. После чего Азхар потребовал, чтобы группы поменялись кем-то, и лектор Монтасриэль оказалась в их команде, и так же давала советы.

Инициатива наказуема, так что Азхар отправился к Лерку и его команде, а Лана присоединилась к проигравшим, склоняя чашу весов в их сторону. Ей нравилось, что сегодня она участвовала в боях. Хоть немного отвести душу после ночных событий.

Заодно показать Азхару, что не так уж он ей и нужен. В конце концов, она быстро училась, а феникс был неплохим наставником. Так что как-нибудь до конца семестра она продержится. А потом на Землю. Пусть не получилось найти способа, как вернуться раньше, зато она никому ничего не будет должна. Император останется доволен ее занятиями и исполнит свое обещание.

— Нет, вы точно прикалываетесь надо мной! — воскликнула Лана, в очередной раз корректируя своих олухов. — Вы зачем феникса подожгли? Тушите теперь…


***

— Лорд Беар? — Эйдан смотрел на одного из своих лучших командиров, не понимая, что он делает в столице. Когда Дайрелу с утра донесли, что василиск просит аудиенции, он и подумать не мог, что встреча состоится так скоро. Лиам Беар не просто запрашивал возможность переговорить, но уже находился во дворце, ожидая Императора в одном из малых залов.

— Ваше высочество, — поклонился василиск, приветствуя своего Императора.

— Не ожидал вас здесь увидеть, — честно признался Эйдан, подходя ближе. — Насколько я помню, у вас сейчас переподготовка в академии. Надеюсь, Ситаль в курсе, что вы покинули занятия?

— По правде говоря — нет, — ответил Лиам. — Но ректор Ситаль — одна из причин, почему я был вынужден приехать.

— Присаживайся, — Эйдан пригласил своего лорда к столу. Обсуждать любые вопросы сидя — гораздо удобнее, чем на ногах. Несмотря на свое высокое положение, Дан никак не мог привыкнуть к тому, что он должен сидеть перед своими бывшими сослуживцами, в то время как им приходится стоять. В конце концов, Беар был старше него, они много лет прослужили бок о бок. — Что привело тебя ко мне? — спросил Император, переходя на более неформальный тон.

— Ночью в академии произошел неприятный инцидент. На лектора Монтасриэль было совершено покушение.

— Амин ничего не докладывал об этом.

— Собственно, поэтому я здесь. Я оказался свидетелем покушения, хотя не смог задержать нападавшего. И, несмотря на мои показания, ректор Ситаль сообщил, что не видит причины поднимать этот вопрос. Подобное отношение показалось мне, по меньшей мере, странным…

— И поэтому ты покинул занятия? Чтобы доложить об инциденте лично?

— В том числе, Ваше Темнейшество.

— Хорошо. Я тебя услышал. Скажи, пожалуйста, как обстоят дела в твоем клане?

Лиам опустил взгляд на пол. Неприятная тема, во всяком случае, он надеялся, что хоть Дайрел не станет ее затрагивать.

— Что именно вас интересует? — уточнил мужчина.

— До ваших соревнований остается меньше года, — напомнил Эйдан. — И насколько я знаю, ты так и не обзавелся наследником. В очередной раз станешь отстаивать свои земли поединком?

— По всей видимости, да, — кивнул Лиам, сплетая пальцы в замок.

— Прискорбно, — вздохнул Эйдан. — У нас каждый воин сейчас на счету. А ваши распри каждый раз выходят за рамки интересов Империи… Была бы моя воля, я бы запретил вам устраивать эти соревнования…

— Я более чем разделяю вашу точку зрения, — ухмыльнулся Лиам. Сколько в прошлый раз погибло василисков? Шесть или восемь? Беар не помнил. И каждый из них был магом, так что сразу несколько отрядов лишились своих командиров.

— После последних соревнований, ты еле выкарабкался, — напомнил Император.

— Но, как видите, жив и здоров, — Лиам даже выпрямился в кресле, чтобы казаться внушительнее. — Лекари постарались на славу.

— Ты сожрал двоих, пока тебя латали, — с упреком уточнил Эйдан. Лиам поморщился, вспоминая этот случай. Причем, сколько раз предупреждал всех, чтобы к нему не подходили, когда он во второй ипостаси, но нет. Все равно полезли. Его змей контролю не поддается. Тем более, раненый. Магов жалко было. Талантливые ребята, но глупые.

— А что с поиском жены? Время еще есть, ты бы мог обойтись без поединков.

— Собственно, это вторая причина моего визита. Я хотел попросить вас, Ваше Темнейшество, освободить меня от прохождения переподготовки, чтобы я мог заняться этим вопросом. На Земле. К сожалению, в условиях академии, я связан по рукам и ногам…

— На Земле?

— Да. Думаю, у меня достаточно времени, чтобы найти достойную девушку. Я надеюсь.

— А что вы думаете по поводу куратора Монтасриэль?

Лиам удивленно приподнял бровь, чуть не поперхнувшись.

— Что вы имеете в виду? Мне кажется, что вся академия оказалась, мягко говоря, удивлена выбором лектора для нового предмета. Но, в общем, эльфийка справляется…

— Что вы думаете о ней, как о женщине? В качестве вашей будущей жены? — уточнил свой вопрос темный правитель.

— Я… Мне не кажется, что это будет удачный союз, — честно признался Лиам.

— А если я скажу, что она дочь эльфийской королевы Алии? Незаконнорожденная, правда, но все-таки. Клан ведь может расценить ее в качестве достойного трофея? Тем более, что я готов несколько вмешаться, предоставить вам с ней некоторое положение при дворе…

— Что ж, — Лиам чувствовал себя неуютно от сложившегося разговора. И почему Творец так жесток, не устроив подобной встречи пару месяцев назад? — Это очень щедро с вашей стороны, Ваше Темнейшество. Но, боюсь, этот брак все-таки не возможен.

Дайрел устало откинулся на спинку кресла, накидывая на всю комнату полог тишины.

— Лиам, — произнес он негромко, будто у стен могли оставаться уши, способные проникнуть под защитный купол. — Я буду с тобой честен. Я имел неосторожность пообещать этой юной особе не только свое покровительство, но и возвращение на Землю по окончании этого семестра. Произошло это до того, как мне стало известно об ее интересном происхождении. Как ты понимаешь, нарушать данное слово — не слишком хорошо для человека моего положения. Но и отпускать из рук столь ценную эльфийку — мне крайне не хочется.

— Вы предлагаете?..

— Я очень прозрачно намекаю тебе, Лиам, что ты не просто так был вызван на переподготовку два раза подряд. Естественно, я не ожидал, что девочка добьется в преподавательстве каких-либо высот. И собираюсь вызвать ее, и всю вашу группу, во дворец для демонстрации результатов. Для формальности, чтобы освободить Аланию от ее должности…

— Я все равно не понимаю, каким образом вы представляете этот союз. Не думаю, что девушка заинтересована, — Лиам юлил. Он-то прекрасно помнил, что Лана категорически против подобных перспектив. В Бездну, снова тратить силы в пустоту он не намерен.

— Лорд Беар, соберитесь с мыслями, пожалуйста, — раздраженно попросил Эйдан. — Я обещаю закрыть глаза на некоторые нарушения наших законов, для достижения поставленной цели. В рамках разумного, конечно. Я бы предпочел, чтобы до трона не дошли слухи, что василиски обращаются со своими женами недостойно.

— Этого не будет, — уверенно произнес Лиам. Конечно. Во-первых, ни один порядочный василиск не обидит свою законную самку, во-вторых — он скорее на Айке женится, чем упертая эльфа поменяет свое решение.

— Я надеюсь. В любом случае, решать вам, лорд Беар. Я предложил вам первому, по старой службе. Но уверяю, кроме вас найдутся еще желающие, которые с гораздо большим энтузиазмом приступят к исполнению моих… намеков. Мы друг друга поняли?

— Да, мой Император.

Глава 20. Делай выбор…


Лана зашла в кабинет ректора Ситаля и обнаружила, что старик не один. Пока сам Амин перебирал бумаги на своем гротескно большом столе, двое молодых мужчин стояли у окна, о чем-то перешептываясь. Стоило эльфийке открыть дверь, как все трое устремили взгляды в ее сторону. И если к пренебрежительному выражению лица ректора Алания уже успела привыкнуть, то двое гостей ее пугали. Их нечеловеческие ярко-желтые глаза словно смотрели прямо в душу, стараясь прочитать все самые сокровенные мысли.

Девушка закрыла за собой дверь, поспешно переводя взор на Ситаля, но по-прежнему чувствовала пристальное внимание со стороны близнецов. Она сама не могла понять, почему ей так не по себе от их присутствия, но кабинет ректора хотелось покинуть как можно быстрее. Стараясь отвлечься, эльфийка осматривала комнату. Рабочий стол занимал почти треть немалого помещения. Вдоль всех стен стояли книжные полки. Ректор Ситаль выбрал своим пристанищем комнату в одной из башен, вероятно, чтобы стервятником наблюдать за полигонами из окна. Ковер под ногами Ланы уже давным-давно выцвел и носил на себе множество разных запахов, которые копились в нем годами.

— Алания, доброе утро, — подозрительно вежливо и довольно произнес старик, протягивая девушке сложенный втрое лист пергамента. — Рад, что вы смогли прийти так скоро.

Конечно, Лана торопилась явиться на встречу. Как еще можно себя повести, когда выдергивают сразу с практического занятия. Да еще это исчезновение Беара наводило на нехорошие мысли. Эльфийка развернула бумагу, бегло просматривая текст, который заставил ее нахмуриться.

- Что это? — уточнила она после того, как дважды ознакомилась с содержанием. — Что значит, всей группе следует немедленно явиться во дворец? Прямо посреди семестра?

— Прямо сегодня, — уточнил ректор Ситаль, устраивая локти на широком столе. — К сожалению, для порталов столица пока закрыта, но кареты уже подготовлены. И ждут. Вашу группу я предупредил, они уже готовятся к отъезду. Постарайтесь не задерживать сборы.

— Это все? — Лана не нашла, что еще сказать.

В кабинете раздался синхронный кашель. Мужчины-близнецы привлекли к себе внимание.

— Чуть не забыл, — в очередной раз фальшиво улыбнулся Ситаль. — Это ваши новые студенты. Лорды Мигар и Нирук Куро. С сегодняшнего дня присоединяются к старшей группе переподготовки.

— Прямо посреди семестра? — повторила свое недоумение Алания. — Я не думаю, что они смогут нагнать остальных…

— Мы способные, — в унисон произнесли братья. Лана посмотрела на них и готова была поклясться, что увидела на их лицах легкий оскал. Их зеленые одежды, слишком яркие для темных лордов, придавали светлой коже мужчин легкий болотный оттенок, на фоне которого желтые глаза и тонкие губы становились совсем… змеиными.

— Я не сомневаюсь, — ответила эльфийка вежливо. — Но разумно ли это? В конце концов…

- Мы не станем это сейчас обсуждать, — жестко прервал ее Ситаль. — Решение принято. Лорды…

— Адепты, — поправила Лана.

— Адепты Куро поедут с вами во дворец. Мигар, Нирук, я предлагаю вам присоединиться к лектору Монтасриэль в ее карете, чтобы по дороге вы начали обсуждать пропущенный материал.

— Но….

— Не обсуждается, — и опять возражения Ланы утонули в стальном отказе ректора Ситаля. — У вас десять минут на сборы. Постарайтесь не опаздывать.

Лана кивнула, покидая кабинет ректора без оглядки. И несмотря на закрытую за собой дверь и то, что девушка уже начала спускаться по лестнице, она все равно чувствовала прожигающие взгляды близнецов на своем затылке.

Это все очень не хорошо. Ее внутреннее чутье подсказывало, что-то произойдет. Что-то не хорошее. Так что девушка не могла придумать ничего лучше, чем поспешно направиться в общежитие. Только цель ее была не собственные покои, а комната Азхара.

В его дверь Лана стучала кулаком, сильно и нетерпеливо. Она же не темная, чтобы вваливаться в чужие комнаты без приглашения. Дверь открыл адепт Тайрент, после чего куратор вспомнила, что только преподавателям в академии выделяют отдельные покои для проживания.

— Лектор Монтасриэль? — удивился Лерк.

— Азхар здесь?

Темный воин не успел ответить, так как из комнаты выскочил феникс, чуть не сбив соседа с ног.

— О, так ты уже готова снова со мной разговаривать? — произнес Азхар без единой эмоции. Лерка он заставил скрыться в их комнате, толкнув мужчину ладонью в лоб.

— Перестань, — закрыв глаза, велела Лана. — Ты знаешь, почему нас вызывают во дворец?

— Понятия не имею, — Азхар все так же не проявлял никаких эмоций. И это сбивало Лану с толка. С ним всегда было легко и весело, но сейчас его отрешенность становилась ледяной стеной между ними. — Да и какая разница? Мне же все равно веры нет, я могу только обманывать и преследовать свои цели…

— Азхар…

— Что, Лана?

Двое смотрели друг другу в глаза. Смиряя, не желая уступать. Феникс отвел взгляд первым, но только лишь для того, чтобы развернуться, собираясь уйти в свою комнату. И Лана сдалась, хватая его за руку, чтобы остановить.

— Послушай, — сказала она с полной серьезностью. — Я… не знаю, как это объяснить. Но я чувствую, что произойдет что-то плохое. Эта внезапная поездка, новые адепты…

— Новые адепты?

— Близнецы Куро. Они пугают меня.

— Перестань, ты просто взвинчиваешь себя…

— Услышь то, что я тебе говорю, — повысила голос Алания почти в отчаянии. Просить помощи, тем более у Азхара, ей не хотелось. Но как поступить иначе, девушка не знала. — Это не то, чем я обычно делюсь. Это не попытка давить на твою жалость. Мне. Действительно. Страшно. Я не боялась Беара, Ситаля и кого-либо из темных, с кем я повстречалась за все это время. Но один взгляд на Мигара с Нируком бросает меня в панику, вызывая дикое желание убежать как можно дальше. Поэтому я прошу тебя, пожалуйста. Если я тебя действительно нравлюсь, и хоть как-то дорога…

— Чем я могу помочь? — взгляд Азхара несколько потеплел, он чуть подтянул девушку к себе, не отпуская ее ладоней.

— Ты можешь поехать со мной в карете? Ситаль хочет, чтобы Куро сопровождали меня. А я не хочу оставаться с ними один на один…

— Что-то еще?

— Да. Не отходи от меня во время этой поездки, — с надеждой попросила Лана. С собственной гордостью пришлось стремительно прощаться. Предчувствие беды было слишком сильно, чтобы сейчас рассуждать о собственных принципах. Она никогда не слышала, что существую эльфы-провидцы, не прислушаться к себе сейчас — просто не могла. Сложно игнорировать свой внутренний голос, когда все тело начинает сокрушать мелкая дрожь.

Азхар сделал то единственное, что мог в этой ситуации. Наклонившись, он обхватил девушку руками, согревая ее своим теплом.

— Все будет в порядке. Я буду рядом.


***

— Моя Императрица, — Лиам низко поклонился, приветствуя женщину. Хотя, какая это женщина? Она слишком молода, чтобы применять к ней это слово. Юная леди, может быть. Девушка? Тоже сойдет.

Та, которая стояла перед Беаром сейчас, едва ли походила на жену сильнейшего воина Темной Империи. Миниатюрная, хрупкая, несколько бледная. Лиса Дайрел никак соответствует образу вздорной Императрицы, своими выходками унижающей великих мужей. Жену Эйдана до сегодняшнего дня Лиам видел всего несколько раз, и то издалека, на официальных приемах. Впервые встретив тогда еще баронессу Мароши на ее помолвке с принцем Райемом, Лиам не думал, что девочка переживет даже тот вечер.

Но вот она. Стоит перед ним, приветственно улыбаясь. Императрица не выглядела величественно, хотя Беар чувствовал, что ее расслабленный и дружелюбный вид скрывает за собой стальной стержень. Не черному василиску боятся женщин, но эта особа вызывала в нем настороженность. Ему не доводилось слышать, чтобы человек мог переродиться в другую расу, как сделала эта девушка. При дворе ходили слухи, что Императрица уже достигла высшей ступени, но ее магические способности только продолжали расти. И эти факты уже заставляли относиться к женщине с большим уважением.

— Лорд Беар? — Лиса чуть склонила голову, приветствуя гостя. — Рада вас видеть, хотя не имела чести быть предупреждена о вашем визите.

— Простите меня, Ваше Темнейшество. Я не знал, получится ли у меня выразить свое почтение лично, и счастлив, что такая возможность представилась.

— Благодарю. Я могу вам чем-то помочь? — Лиам удивленно выгнул бровь. Он еще ничего не просил у этой женщины, и одному Творцу ведомо, как она почувствовала, что он не просто так искал ее по всему дворцу, надеясь застать Императрицу в одиночестве.

— Я не знаю, как сказать это с должным уважением, — признался Беар. — Но я хотел бы задать вам очень личный вопрос, и не знаю, согласитесь ли дать ответ.

Настало время удивиться Лисе. Жестом она пригласила василиска подойти ближе.

— Проходите, и закройте за собой дверь, — произнесла Императрица, а Лиам послушался. — Это очень нестандартная просьба, как вы понимаете. Такой наглости я еще не слышала, признаюсь. Но раз человек вашего положения спрашивает, думаю, это действительно важно…

— Я клянусь, что сказанное в этой комнате никогда не покинет этих стен, и я ни в коем случае не попытаюсь использовать услышанное против вас или короны.

— Я принимаю вашу клятву, лорд Беар. Что вы хотите знать?

Лиам все еще собирался с духом, тщательно подбирая слова. Не хотелось бы отправиться на плаху, нечаянно оскорбив жену Дайрела. Все-таки о ее крутом нраве не раз перешептывались на всех уровнях власти. И кто знал, в какой степени слухи правдивы? Иные лорды поговаривали о ее мудрости и рассудительности, не свойственные в столь юном возрасте дамам, другие же считали наивной дурой и взбалмошной грубиянкой.

— Я хотел бы знать… Вы же из светлых… То есть, почти всю жизнь прожили на территориях Союзных Империй. Было сложно принять наш образ жизни?

— Какой неожиданный вопрос, — еще раз улыбнулась темная. Она казалась такой простой и искренней, что Лиам недоумевал, как это светлое создание может быть столь дурной, как он ней говорят. — И, если быть честной, я не знаю, как ответить. Я думаю, вы не знаете, что выбор сделали за меня, когда я еще была ребенком. И мне пришлось потратить очень много лет, пытаясь избежать этого. Но в итоге, как видите, я здесь. И не жалуюсь. Но, если говорить начистоту, вряд ли бы я справлялась, если бы Эйдана не было рядом. Что бы там не говорили, но любовь — это то, что помогает справиться с любыми сложностями…

— Вы хотите сказать, что без любви — ничего бы не получилось?

— Думаю, что да. Никто не меняется просто так, лорд Беар. И то, что в нас закладывается годами — просто не может исчезнуть по мановению волшебной палочки. Меня с рождения учили ненавидеть и бояться темных, как и всех других девочек в Союзных государствах.

Лиам обдумывал услышанное, пока Императрица задумчиво разглядывала его. Наконец, принимая решение, Беар произнес:

— Я могу рассчитывать на вашу милость и попросить вас еще об одной услуге?

— Еще одной, лорд Беар? — Лиса засмеялась. — Дерзайте. Смелость города берет, не так ли?

Лиам достал из кармана маленький хрустальный сосуд, с голубой искрящейся жидкостью. Крышка была залита черным воском, надежно удерживая содержимое.

— Я могу попросить вас передать это Алании Монтасриэль?

Лиса протянула руку, чтобы забрать флакон.

— А почему вы сами не передадите это ей?

— Боюсь, она ничего не примет от меня лично. А от подарка Императрицы отказаться не сможет. Если вас не затруднит, конечно.

Лиса подняла флакон высоко над головой, вглядываясь в вязкую жидкость. Мягкое свечение магических кристаллов играло на тонкой хрустальной резьбе, отбрасывая на пол множество разноцветных точек. Цокнув языком, Лиса убрала флакон в небольшой карман на поясе, прекрасно понимая, что это за эликсир. Уж его-то она ни с чем не спутает.

— Зачем это ей? А главное, зачем это вам?

— Я провел беседу с Императором. И боюсь то, что он от меня хочет — невозможно. Не мне говорить, как ему должно поступать, но… Это бесчестно — нарушать данное слово. Я понимаю, что Его Темнейшество лучше видит, в каком направлении стоит развиваться государству, но… Грош цена Империи, если ее благополучие зависит от разбитой жизни единственной девушки…

Лиса молчала. Ей было нечего ответить, потому что она полностью согласна с этими словами.

— Я… не совсем понимаю, лорд Беар. С Аланией есть договор, что она вернется на Землю, как только закончится семестр в академии.

Лиам Беар посмотрел на Императрицу с интересом. Она не знает?

— Я говорил сегодня утром с вашим супругом. И он дал ясно понять, что Лана территорий Империи покинуть не должна.

— Вот ведь…. — женщина сдержала гневную тираду, вспоминая, что находится не одна. Ее кулаки недовольно сжались. — И каков же его план?

— Он велел заключить брак.

— Брак, значит…. И почему вы решили отказаться?

— Вы сами сказали, что….

— И вас это волнует? — не поверила Лиса. — Возможно, если вы так заботитесь об этой девочке, идея брака не столь глупа, хоть и мотивы вызывают сомнения?

— Я не… забочусь о девочке. Просто хочу вернуть долг. Вот и все.

— Знаете, Беар… Чем темные меня всегда удивляли, и не перестают удивлять по сей день? Я восхищаюсь тем, как ваши мужчины заботятся о своих женщинах. Действительно восхищаюсь. Но вот эта маленькая оговорка — «о своих»… Для кого-то это матери, жены, дочери или сестры. Для кого-то — сразу все женщины Империи. При этом вы категорически не можете понять одну простую вещь. Заботу, сострадание, защиту — нужно давать не только «своим» женщинам. Мы слабее, нам нужна опора в жизни, иначе мы теряем себя… А темные чтят свое, и готовы пустить в расход не задумываясь, если речь зайдет о «чужачке»… К чему это я? Точно… Лорд Беар, вы темный до мозга костей, насколько я могу судить о вашей боевой славе и тех историях, что до меня доходили. И не просто так сейчас приняли свое решение.

— Вы ошибаетесь.

— Нет, Лиам, — улыбнулась Императрица. — Просто вы еще не поняли, насколько я права. Вы же даже не побоялись, что я выгоню вас прочь, доложив об этом поступке своему мужу.

— Ваше Темнейшество, все ваши действия до сих пор говорили о том, что вы против подобных… насильственных решений вопросов брака.

— В любом случае, я исполню вашу просьбу и передам зелье Алании. Если вы не передумаете, конечно.

— Спасибо, Ваше Темнейшество.

— О вашем участии в исчезновении девушки Император не узнает, — пообещала Лиса на прощание. — А на будущее знайте, что в моем лице вы нашли надежного союзника.


***

— Лана, Лана, Лана!

Маленький принц бежал навстречу девушке, распахнув объятия. Эльфийка радостно подхватила мальчика на руки, проверяя, не собираются ли на этот раз его няньки на нее нападать. Надзирателей, однако, по близости не наблюдалось, только Императрица поодаль прогуливалась по парку.

— Ты приехала! — восторженно кричал Кайрем, заставляя девушку поморщиться. По ушам сильно било его несдержанное веселье.

Конечно, приехала. Как будто кто-то ей выбор оставлял. К слову сказать, братья Куро, заметив, что феникс твердо решил сопровождать лектора во время поездки, ретировались, выбрав себе другую карету. А после прибытия во дворец и вовсе куда-то испарились, не предупредив. Так что всю дорогу Лана провела наедине с Азхаром, чувствуя неловкость от всей сложившейся ситуации. Подняла панику, вытащила его к себе в спутники, а говорить — желанием не горела. Все равно еще осталась обида от его предательства. Феникс же, будто чувствуя ее настрой, развязывать разговор тоже не пытался. Так что почти весь путь до дворца вглядывался в окно на первый выпавший снег, который застилал землю рыхлым слоем белизны. Только под конец, когда эльфийка немного задремала, закутываясь в свой шерстяной плащ и прижимаясь виском к холодному стеклу, Азхар позволил себе пересесть к девушке, обволакивая ее своими теплыми объятиями, чтобы согреть.

Вспоминая, как проснулась, Лана только сильнее покраснела. А ведь в начале пути ей казалось, что более неловкой ситуации, чем сегодняшнее утро, больше не сложиться. Но этот день не уставал ее удивлять.

Адепты смотрели на своего преподавателя и наследного принца с изумлением.

— Почему ты мне не писала? — спросил мальчик, когда эльфийка опустила его на землю. — Я скучал!

— И я скучала, мой принц, — вежливо ответила Лана.

— Тебя там не обижали? — строго спросил Кайрем, переводя взгляд на темных лордов. — Вы не обижали мою невесту?

Эльфийка залилась смехом, видя, как лица темных воинов вытянулись. Больше всего почувствовал себя неуютно Азхар, и от его откровенно недоумевающего взгляда Лане захотелось провалиться под землю.

— Что вы, мой принц, — первым отмер Лерк. — Мы приняли куратора Монтасриэль, как родную сестру…

Лана вновь не сдержала смеха от этих слов. Хотя в последнее время адепты действительно относились к ней… иначе. То ли приняли в свою «семью», то ли поняли, что плевать против ветра — занятие неблагодарное.

— Он шутит, — шепнула девушка своим адептам, после чего те выдохнули с облегчением.

— Алания, командиры, — к группе темных подошла Императрица. Мужчины низко поклонились, приветствуя женщину. — Рада видеть всех вас здесь. Воины, вы свободны. Лана, мы могли бы поговорить с тобой наедине?

Эльфийка перевела взгляд на Азхара, который обещал, что не станет отставлять ее. Но приказа Императрицы он ослушаться не мог.

«Я рядом», — одними губами произнес феникс, покидая парк вместе с остальной группой. Несмотря на отсутствие братьев-близнецов, легкое волнение все равно не покидало Лану, девушка шла возле царской особы, оглядываясь по сторонам.

— Разве у вас здесь нет охраны? — поинтересовалась она, не находя ни одного воина взглядом.

— Это внутренний двор, Алания. Сюда не попадает никто посторонний, так что я хотя бы здесь могу почувствовать себя простым человеком. И несколько людей стоят возле здания, на случай чрезвычайной ситуации. Ты чем-то обеспокоена?

— Нет, все хорошо, Ваше Темнейшество.

— Зови меня просто Лисой, — улыбнулась девушка. Лана смотрела на нее, понимая, что та не намного старше самой эльфийки. Кайрем бегал кругами, играя с Анларом. Волчонок заметно подрос за последнее время, но оставался все таким же ребенком. Так что с юным принцем им было весело. — Скажи, тебе нравится в академии?

— Это непростое испытание, — призналась Алания. — Но, все лучше, чем я могла представить себе, впервые ступив на ее порог.

— А то, что все это время вам приходится находиться среди бравых воинов? Не появилось ли у вас желание задержаться у нас дольше?

— Не думаю, что это возможно, Ваше Темнейшество.

— Почему? Вы говорили, что боитесь, что ваша семья не примет вас. Но если бы вы встретили достойного мужчину, вступили в брак? Какая семья не примет дочь, которая стала женой одного из сильнейших воинов Империи?

— Моя, полагаю, — грустно улыбнулась Лана. — Во всяком случае, за все время, что я здесь, они не попытались связаться со мной. Видимо, сделали свой выбор.

«Ну, Эйдан…», — разозлилась Лиса на своего супруга, — «Если узнаю, что это он перекрыл девочке общение с родителями. Придушу…».

— Лана, думаю, все лучше, чем вы себе представляете…

Анлар низко зарычал, привлекая к себе внимание. Обе девушки повернулись в сторону волка, чтобы проверить. Кайрем, испуганно взвизгнув, бросился к матери. Из-за ближайшего дерева вышел Лерк, держа в руке огненный шар.

— Адепт Тайрент, что вы здесь делаете? — спросила Лана. В ответ мужчина бросил в нее заклинание, вынуждая поспешно выстроить защитный купол.

— Кайрем! — крикнула Лиса, прижимая мальчика к себе и призывая стихию огня для ответной атаки.

Лана быстрее смекнула, что все не так просто. Она коснулась плеча Императрицы, чтобы привлечь ее внимание. Еще с трех сторон выступили воины. Шестеро адептов из старшей группы переподготовки занимали позиции по схеме, которую только с утра отрабатывали со своим куратором.

Эльфийка судорожно сглотнула. Азхара не было среди них. Значит, он еще сможет придти на помощь. Нужно только попробовать продержаться…

— Вы сможете укрепить купол? — с надеждой произнесла Лана, понимая, что ее средних способностей не достаточно, чтобы выдержать атаку сразу шестерых адептов. Которых она сама учила, как действовать в подобных ситуациях.

Лиса не ответила, выхватывая короткий стилет из-за пояса, разрезая ладонь. Красная кровь заструилась на белый снег под их ногами, Императрица поспешно нашептывала заклинания. До этого дня Лана не видела, чтобы кто-то пользовался магией крови. Но точно знала, что отвлекать мага во время ритуала не стоит.

Что ж, в таком случае, придется придумать что-то, чтобы выиграть время. Девушка нагнулась к земле, прикидывая, сколько энергии из своего резерва сможет вложить в заклинание.


Глава 21. Не буди зверя…


— Что здесь делает цепной пес Дайрела? — недовольно прошипел Нирук, когда братья заметили Беара в другом конце коридора. Василиск стоял возле витражного окна, вглядываясь вниз на заснеженный парк.

Мигар не ответил, лишь недовольно поморщил нос.

— Амин не предупреждал об этом, — продолжал переживать Нирук. Из них двоих он всегда был более дерганный, видя угрозу в любой тени.

Мигар не сводил взгляда с Беара, слушая брата. Нирук прав. Амин должен был сказать, что черный змей не просто покинул академию, а находится при дворе. Хотя, с другой стороны, у них появляется шанс расправиться с любимой императорской шавкой. Они долго ждали этой возможности, и когда Ситаль, наконец, сообщил, что пора приступать к действиям — были готовы.

И пусть с самого начала дня их планы стремительно менялись, Мигар оставался решительно спокоен. Это все лишь мелкие загвоздки, не способные им помешать. Слишком все удачно складывалось, чтобы упустить свой шанс. Сначала Беар поспешно покинул академию, затем этот внезапный вызов всей группы во дворец. Амин поторопился пригласить братьев к себе, чтобы они оказались в нужном месте на законных основаниях. Еще бы тупица Лерк не подвел… Ситаль требовал, чтобы эльфийки-лектора не осталось в живых. Но адепты не смогли организовать «несчастный случай» на практике, а в планы Куро на поездку вмешался феникс… Но ничего. Это все оказалось лишь на руку.

Эльфийка осталась наедине с ненавистной Императрицей и ее отпрыском. С двумя бабами шестеро командиров справятся, а если Мигар и Нирук не смогут добраться до Императора, то всю вину за смерть Лисы Дайрел возложит на Аланию Монтасриэль. Темные воины, все как один, расскажут, что не успели спасти Императрицу, когда подлая эльфа атаковала женщину с ребенком. Не зря же ректор Ситаль столько времени проводил свои беседы с верными сынами Империи? Готовил их ко всем возможным исходам покушения.

А Мигар и Нирук… Что ж, они не смогут провалить свою часть задания. Дайрел слишком нежно относится к своей супруге. Стоит братьям явиться в его покои, сообщая печальные новости о кончине Императрицы — им представится возможность ударить в спину. Кто-то скажет, что это бесчестная победа. Но разве победителей судят? Эйдан Дайрел считает себя сильнейшим воином Империй, интересно, что он сможет противопоставить двум василискам? Зеленый клан поднимется над остальными в своем величии!

А Беар… станет приятной закуской…


***

— Не дайте ей бросить вызов! — крикнул Керк, после чего на защитный купол девушек были направлены сразу шесть атак. Тонкая стена, отгораживающая Лану, Императрицу и ее ребенка от врагов, быстро пошла трещинами, местами проминаясь под чужим воздействием.

— Лиса! — окрикнула эльфийка Императрицу, понимая, что даже всего ее резерва не хватит, чтобы удержать щит. И в Бездну всю эту магию крови, она не поможет, если через пару секунд от них троих остается лишь горстка пепла.

Лиса не смогла закончить заклинание, почувствовав, как через прорыв абсолютного купола чужая сила начала раскалять воздух вокруг них, мешая дышать. Времени на сложные плетения просто не хватит. Женщина присоединилась к Лане, подпитывая их защиту.

Эльфийка моментально ощутила, как становится проще поддерживать заклинание. Императрица, с ее высшим уровнем, уверенно фиксировала абсолютный щит двумя руками, возведенными к небу.

— Пояс. Возьми зелье, — приказала она коротко. На них вновь обрушились заклинания, сразу со всех сторон. Яркие вспышки огня, разбивающиеся о купол, ослепляли, опаляя кожу, кто-то из командиров попытался пробить щит валуном.

Лана, дрожащими от напряжения руками отвлеклась от судорожных попыток понять, спешат ли им на помощь, чтобы найти на поясе Императрицы нужный карман. Маленький хрустальный пузырек оказался в костенеющих пальцах быстро, Лана чуть не уронила его, неспособная контролировать свое волнение. Тренировки — это одно, но сейчас шансы выжить в столкновении — минимальны.

— Активируй и разбей, — приказала Лиса, на секунду ослабляя щит, чтобы атаковать одного из воинов возле себя ледяными шипами.

Подземный толчок едва позволил девушкам сохранить равновесие. Кто-то из темных воинов поблизости поднимал пласт земли под их ногами. Тяжелые глиняные массы оказалось трудно контролировать даже высшему магу, земля вибрировала, не выдерживая подобного воздействия.

— Скорее! — бросила Лиса.

— Творец…., - выдохнула эльфийка, силясь вспомнить нужные слова. Сколько раз она повторяла адептам — в бою доли секунды решают всё. И ее заминка сулила проигрыш. Земля ушла из-под ног. Абсолютный щит спал, пока Лиса не уловила новую опору, стараясь не потерять контакта с Кайремом, Лана оказалась отброшена в сторону, за пределы охранного купола.

«Где, мать его, носит Азхара?!», — успела подумать Лана, прежде чем оказалась схвачена за волосы и поднята на ноги. Кожу головы обожгло от такого рывка. Самодовольная рожа Лерка оказалась рядом, так что, не теряя времени, девушка ударила мужчину лбом в нос, насколько смогла дотянуться, а затем направила свою внутреннюю энергию на саму себя. Мать много раз повторяла, что правильно заплетенные волосы однажды могут спасти жизнь. Что ж, она оказалась права. Эльфы не просто так укладывают длинные локоны в хитросплетения тонких косичек и прямых прядей. Волосы — идеальные проводники магии, и правильно сплетенные могут становиться оберегами, в которых достаточно просто влить немного силы.

Энергии Лана не пожалела. Темный воин взвыл, отдергивая руку и ощущая, как по его коже взбухают кислотные ожоги, оставляющие глубокие, чернеющие на глазах раны. Девушка упала на колени, выхватывая из ножен своего адепта короткий клинок, чтобы следующим движением вонзить его в Тайрента. Лезвие входило в человеческую плоть слишком туго, Лана могла чувствовать этот хрустящий звук, заставляющий тошноту подступить к горлу. Запах горячей крови наполнил воздух настолько густо, что во рту возник металлический привкус.

Она только что убила… Хотелось сказать, что человека. Но нет, это монстр, напавший на женщин и ребенка. О его кончине Лана жалеть не станет. Эльфийка повернулась в сторону Лисы, глядя, живы ли они с сыном. Ее купол еще держался, но четверо темных воинов стремительно сокращали расстояние своих атак. Пятый лежал чуть поодаль, Анлар с наслаждением вгрызался в глотку мужчины, не замечая, как теряет белизну собственного меха.

К месту сражения бежало еще несколько солдат, которых Лана не знала. Друзья или враги? Нет времени проверять. Припадая руками к земле, она хотела закончить начатое раннее заклятие. Куски промерзшей земли, глины и камней, все размером не больше кулака, сотнями взмыли в воздух, разлетаясь во все стороны. Легкие удары пришлись по кронам заснеженных деревьев, какие-то снаряды разбивались о защитные купола темных воинов, переключая их внимание на эльфийку. Но самые важные, самые главные — достигли дворцовых стен, разбивая высокие цветные витражи на мелкие осколки. Вся округа оказалась оглушена звоном ударов опавшего стекла о мрамор. Будто волной, звуки все удалялись, по мере того как последние ошметки земли и камней долетали до дальних уголков здания.

«Их услышат», — пообещала себе Лана, понимаясь на ноги, чтобы помочь Лисе.


***

Лиам стоял, разглядывая парк. Кареты академии уже прибыли во дворец. Вряд ли Алания здесь ориентируется, иначе, зачем вся группа направилась к Императору таким странным маршрутом? Через задние дворы, и аллеи.… Хотя, это же эльф. Она любила гулять среди деревьев, наверняка сама попросила показать знаменитые на всю Империю сады. Смотреть на них, правда, интереснее все-таки летом, когда все растения цветут, а не представляют собой голые ветки, воткнутые в землю. Но это же эльфы. Что с них взять?

«Наверное, так даже лучше», — размышлял Беар. Императрица с сыном гуляла по парку, заметив всю группу. Принц Кайрем побежал навстречу воинам. И каково же было удивление Лиама, когда мальчик, вместо того, чтобы поприветствовать бравых сынов Империи, бросился к девушке, крепко обнимая. Эта картина заставила Беара нахмуриться. Алания, с ее светлыми волосами, почти терялась на фоне выпавшего снега, ее хрупкая тонкая фигурка, закутанная в черный плащ, казалась совсем крошечной на фоне темных воинов.

Она обнимала ребенка, прижимая к себе, подняла его на руки и закружилась, так что полы ее плаща распахнулись. И улыбалась. Так искренне и ярко. Лиам до этого не видел, чтобы девушка была такой расслабленной и счастливой. А темноволосый мальчишка на ее руках… Лиам всегда любил детей и, глядя на этих двоих, незаметно улыбнулся.

В Бездну все эти мысли.

Беар сложил руки за спиной, еще сильнее выпрямляя спину. Военная выправка позволяла стоять в такой позе сколь угодно долго. Он просто дождется, пока Императрица передаст зелье девушке, убедится, что Алания исчезнет в воронке, и всё. Лиам отправится на Землю, найдет себе нормальную невесту, представит ее клану. Старейшины… Ничего не сделают. След эльфийской принцессы затеряется, другие кланы ее точно не получат. А Лиам предоставит, в конечном итоге, столь необходимый совету «трофей». На этот раз, выбрав девушку, которая захочет быть с ним. Жаль, конечно, что столько времени потеряно зря… Но что делать? Кто не ошибается?

Хаос, почему так долго? Лиам продолжал хмуриться, глядя, как две девушки гуляют по парку. Так сложно просто передать демонов эликсир, без того, чтобы чесать языками?! Женщины…. Сплошные проблемы.… Все они ведьмы. Или суккубы, которые неведомым образом заставляют меняться, если ты им не угоден. Как еще объяснить принятое Лиамом решение? Стоило услышать от Дайрела его план на Аланию, и на душе будто грифон нагадил. Разве можно вешать на еще совсем юную эльфочку ответственность за дальнейшее благополучие Империи? Использовать девочку, чтобы выиграть политическую пользу… Низко, подло и недостойно. И все бы ничего, но только следующая мысль оказалась совсем неожиданной для василиска. А разве он не собирался поступить с Аланией точно так же? С ее помощью, против ее воли решить свои проблемы со старейшинами, с положением в клане, да и с наследниками…. Возможно, Айгерим права, и семиглавая Аната действительно наказывала Лиама за его решения.

— Эй, змей! Что ты забыл во дворце? — окрикнул мужской голос.

Беар не обратил внимания на это. Он упрямо продолжал вглядываться в женские фигуры внизу, ожидая, когда же Лана уже исчезнет, возвращаясь на Землю. Святой Творец, сколько могут проболтать два совершенно разных, незнакомых человека?!

— Я к тебе обращаюсь! — опять этот назойливый голос, уже совсем рядом с Лиамом. — Гадина, из академии выгнали, приполз просить милости?

Беар отвернулся от окна, чтобы взглянуть на непрошеного собеседника. Двое братьев Куро, один вид которых заставил василиска оскалиться. Руки неприятно зачесались, легкое покалывание, словно предупреждало, что перекинуться во вторую ипостась займет секунды, чтобы разорвать этих двоих на кожаные ремни.

— Тебе не нашлось большей работы, чем приглядывать за деревьями? — хохотнул Нирук.

- Идите, куда шли, — скрипя зубами, выдавил Лиам. Он не станет устраивать в чужом доме разборку между кланами. Здесь он только гость, так что пусть малолетки шипят, сколько влезет.

— Это все, что может сказать грозный змей? — ухмыльнулся Мигар. — Все еще один, Беар? Уже готовишь свое гнездышко, чтобы передать его нам?

Руки сжались в кулаки от жгучего желания заткнуть гаденыша. Гнездо — святое, гнездо трогать нельзя никогда. С уст мужчины сорвалось предупредительное шипение. Оба брата Куро отступили на шаг, ощетинившись. Клыки удлинились, зрачки их глаз вытянулись. Лиам встряхнулся, заставляя взять себя в руки. Поддаваться на провокацию будет крайне глупо.

Послышался звон разбитого стекла. Который не стихал. В спину Беара что-то ударило, и еще до того, как он успел развернуться, мужчина заметил, что в стены коридора врезались куски грязи. Холодный воздух быстро заполнял пространство, мелкие осколки витража чуть порезали одежду Лиама и совсем не задели близнецов.

Беар повернулся, видя, что не осталось ни одного целого окна. А внизу, в парке, разворачивалось сражение. Не успевая разобраться, что происходит, василиск, не тратя времени, шагнул в окно, страхуя свое приземление со второго этажа потоком воздуха. Как только его ноги коснулись обледеневшей брусчатки, Лиам перешел на бег, чтобы скорее оказаться в бою.

Времени обдумывать решения не оставалось. Водяная волна обрушилась на ближайшего темного, который пытался пробить защитный купол Императрицы. Воздушный щит мага рухнул под сильным натиском, отбрасывая мужчину на несколько метров. Сплетая новое тяжелое заклинание, Беар огляделся, силясь найти Аланию.

Девушка оказалась в десяти метрах от него, пытаясь подняться с колен и не улавливая равновесия. Она была вся в крови, руки, живот, под ее ногами снег превратился в багряную лужу. От этого вида сердце Лиама пропустило удар, внутри все похолодело. Больше он себя сдерживать не мог.


***

Лана поднялась на ноги, едва улавливая равновесие на скользкой земле. Нужно помочь Лисе и Кайрему, пока не поспеет помощь. Девушка не побоялась повернуться спиной к бегущим в ее сторону воинам, не чувствуя в них магического дара. Но не успела ступить и двух шагов, как замерла на месте.

Беар был здесь. Только это уже не он. Разодрав на себе рубашку измененными когтистыми лапами, мужчина стремительно терял человеческие очертания. Он рос в размерах, покрываясь черной чешуей. Тело вытягивалось, вдоль позвоночника вырос жесткий гребень. Лана смотрела на это, и ей казалось, что время остановилось. Айгерим предупреждала, что если ей доведется увидеть этого зверя, нужно бежать, как можно дальше. Но как же Лиса и Кайрем?..

В считанные секунды в парке вместо темного воина появился исполинский змей. Шестиметровый монстр, с матовой черной чешуей, раскинул широкий капюшон вокруг морды, раскрывая пасть, чтобы издать протяжный гул. А затем бросился в сторону Ланы, врезаясь в землю мощными руками. Девушка отмерла, пускаясь в бег, но, кажется, змея она не интересовала.

Василиск проскользил мимо, бросаясь на темных воинов, которые бежали в сторону схватки. Услышав надрывный крик, эльфийка оглянулась. Зверь захватил в пасть одного из мужчин, прошивая его насквозь длинными клыками, несколько раз резко мотая мордой из стороны в сторону, пока не выплюнул обмякшее тело в сторону, еще одного воина змей разорвал своими лапами. Остальных ждала быстрая смерть под взглядом монстра, обращающим все живое в камень.

Трое магов отвлеклись от Императрицы, понимая, что сейчас им стоит защитить себя, ведь змей уже повернул свою окровавленную морду в их сторону.

Лиса подхватила Кайрема на руки, чтобы попытаться бежать, Лана поспешила к ним, попутно зачерпывая из воздуха остаточную энергию. Весь парк был пропитан ей, а резерв эльфийки оказался почти на нуле. Справа, из здания подбегали новые воины, но все замирали, не зная, как поступить, глядя на гигантское создание.

Трое магов, помня тренировки с их лектором, которого они только что пытались убить, сплели сначала «Оглушение», которое бесполезно разлетелось о толстую шкуру зверя, затем, окружив себя двойным куполом, начали атаковать всем подряд.

Змей злился, получая болезненные удары по телу, полз в их сторону, гневно впиваясь когтистыми лапами в землю. Он шипел, раскрывая пасть, с его клыков капал яд, который прожигал почву. Один удар толстым корпусом, и темные оказались прижаты к земле змеиным хвостом. Лана не смогла сдержать крика ужаса, видя, как все трое лишись голов одним движением звериной лапы.

Василиск поднял морду, заметив убегающую Императрицу с ребенком, и бросился к ним.

— Нет! — крикнула Лана, резко меняя направление бега, чтобы очутиться перед змеем. Она вскинула руки, чтобы переманить внимание на себя. Змея это затормозило лишь на секунду. Василиск обвил девушку хвостом, убирая с пути. Плотные кольца вокруг ее тела сжимались крепко, почти не позволяя вдохнуть.

Лана пыталась выскользнуть, подтягиваясь на руках, но что-то мешало ей зацепиться. Посмотрев на ладонь, эльфийка поняла, что до сих пор держит флакон с зельем.

— Демонов, как же тебя… — нужное заклинание всплыло в голове. Направленная энергия, и жидкость в стекле начала стремительно темнеть. — Эй!

Лана окрикнула змея, но он не обращал на нее внимания. Его новые жертвы были совсем рядом. Не находя ничего лучше, эльфийка поймала рукой тонкий кончик змеиного хвоста, и что есть силы укусила его. Василиск замер, переводя взгляд на девушку. А та лишь сильнее вцепилась в зверя, кидая склянку с эликсиром в Императрицу.

Хрусталь разбился, разливая жидкость по земле и утягивая Лису с Кайремом в воронку. Лана осталась зажатой в тугих кольцах, пока зверь медленно опускал свою морду к ней. Девушка могла почувствовать на себе его рваное влажное дыхание, пропитанное запахом чужой крови. Эльфийка зажмурилась, готовясь сделать последний вздох в своей жизни.

Ее кожу опалило жаром, вынуждая раскрыть глаза. Огненный смерч, лишь отдаленно напоминающий мужскую фигуру с размашистыми крупными крыльями влетел в змеиную морду, заставляя того с шипением захлопнуть обожженную пасть. Лану мотнуло в сторону, когда василиск завалился на землю.

Огненное создание било по змею, обжигая чешую, заставляя длинное тело извиваться. Монстр отпустил эльфийку, чтобы использовать всю свою мощь. Извернувшись, василиск поднялся, стремясь ухватить атаковавшего.

— Азхар… — прошептала Лана, впервые видя адепта в истинной сущности. От каждого царапающего прикосновения к фениксу в воздухе разносились огненные языки, принимавшие форму перьев. Девушка не могла подняться, лишь отталкивалась от земли ногами, чтобы хоть чуть-чуть отползти от двух сцепившихся тварей. Откуда-то из-за ее спины в василиска полетело черное заклинание.

Эйдан Дайрел приближался, готовя для броска еще одно заклятье из области некромантии.

— Всем уйти! — громко крикнул он, видя, что его люди, следуя за Императором, попытались приблизиться к зверю. — Где Лиса?!

Лане казалось, что после его рева она оглохнет.

— Портал, они ушли, и целы, — быстро ответила она, чувствуя, что если заставит мужчину жать ответа хотя бы секунду, то следующее смертельное заклинание прилетит в нее.

Дайрел коротко кивнул, сосредотачиваясь на василиске. Который, наконец, смог поймать назойливого феникса двумя лапами, припечатывая его к земле со всей силы.

— Азхар! — крикнула Лана, но была схвачена Эйданом прежде, чем смогла двинуться в его сторону. — Нет, пусти!

Эйдан лишь плотнее сцепил руки, не давая девушке сделать глупость. Змей склонился над огненным парнем, заглядывая в его глаза. Огонь начал стремительно угасать по мере того, как тело обращалось в холодный безжизненный камень. Словно сломанную надоевшую игрушку, василиск выпустил феникса из лап, отбрасывая его тело в сторону, и поворачиваясь в поисках новой жертвы.

— Беар, остановись! — рыкнул Император, глядя на змея и задвигая эльфийку за свою спину. Лана на мгновение замерла, то ли от удивления, то ли от искорки надежды. Дайрел мог достучаться до зверя?

Но надежда угасла в следующее мгновение, когда темный воин был откинут в сторону одним махом. Змей захватил эльфийку второй рукой, обводя взглядом всех остальных в парке. Никто не осмелился приближаться. Еще раз с шипением оскалившись на собравшихся, василиск развернулся, чтобы пуститься в бегство.

Перебирая хвостом, набирая нечеловеческую скорость, змей оставил парк, переползая через мраморную ограду, покинул дворцовую зону, свободной лапой расчищая перед собой дорогу от веток и недостаточно прочных деревьев. Эльфийку он надежно сжимал второй рукой. Змей продвигался все выше в гору, в то время как Лана безуспешно молотила по его когтистым пальцам и кричала, пока не сорвала голос на морозном воздухе.

Глава 22. Не целуй…


Василиск расцепил кулак, и Алания приземлилась на камень. Закоченевшие ноги подогнулись, и девушка осела на пол. Находясь в кромешной тьме, Алания не видела змея, но слышала, как его грузное тело скользит между валунами, а острые когти клацают по камням.

Эльфийка едва могла шевелиться. За те несколько часов, что зверь тащил ее с собой, уползая все дальше в горы, она успела промерзнуть так, что зуб на зуб не попадал. Они двигались, пока не начали сгущаться сумерки. Змей казался нервным, будто разыскивал что-то, постоянно шумно втягивая воздух, припадал головой к земле, высовывал тонкий раздвоенный язык, будто пробовал окружающие запахи на вкус. До тех пор, пока не нашел расщелину в горе, достаточно большую, чтобы суметь протиснуться внутрь. А дальше, петляя по проходам, полз гораздо медленнее, пока не достиг просторного, судя по раскатистому эху, грота. Где, наконец, высвободил девушку из хватки.

Лана не чувствовала своих пальцев. Лишенная зрения, она не видела, как змеиная морда приблизилась, чтобы обнюхать ее. Зверь слегка толкнул девушку, так что она завалилась на спину. Эльфийка зажмурилась, вся напрягаясь.

— Беар… — только смогла прохрипеть она, когда эта тварь прошлась слюнявым языком по ее одежде, после чего василиск толкнул девушку носом, аккуратно, но сильно, так что ей пришлось подвинуться. И еще раз, и снова, пока Лана не оказалась на краю чего-то. Ноги не слушались, чтобы сделать хотя бы попытку встать. Эльфийка даже не была уверена, что окоченевшие руки смогут за что-то ухватиться, если она начнет падать. И магию использовать она не могла. Против Беара? Лана видела, что заклинания не могли повредить его толстую шкуру, а лишний раз дразнить зверя не хотелось.

Следующим толчком змей вытолкнул ее за край.

Лана не успела вскрикнуть от падения, когда горячая вода накрыла ее с головой. Немного успело попасть в легкие и, выныривая над поверхностью, девушка закашлялась. Горячий источник… Демонов василиск вытолкнул ее нарочно!

Лана чувствовала, как ее тело прогревается, мышцам возвращается былая подвижность. Обжигающий жар, от которого кожу нестерпимо покалывало, отступал, на его место проходило приятное успокаивающее тепло. Девушка еще дважды погрузилась в воду с головой, прежде чем решилась вылезти. Осторожно нащупав каменный берег, эльфийка подтянулась на руках и села на край, чтобы ноги еще немного побыли в тепле.

Издав низкий стон, змеиное тело упало на пол где-то справа от Ланы.

— Беар, — тихо позвала девушка, — Ты собираешься обращаться обратно?!

Змей не ответил, эльфийка только могла слышать, как он медленно сопел. Промокшая одежда потяжелела, и Лана с помощью магии заставила ее просохнуть, пока не начала снова мерзнуть. Сделав первые неуверенные шаги, девушка чуть не упала, споткнувшись о какую-то из частей змеиного тела.

— Демонов…. Беар! Может, хватит?! — крикнула она сиплым голосом. — Здесь ни бездны не видно… — еще раз споткнувшись о хвост, Лана прошипела. — Вообще не смешно!

Змей не отвечал. По тихому шуршанию Лана поняла, что он начал менять свою позу, и эльфийка надеялась, что он уляжется как-то более компактно.

— Значит, и дальше выделываться будем? — осмелела эльфийка, понимая, что зверь не реагирует на нее. — Придурок…

Садясь на камень, девушка постаралась сосредоточиться, призывая дерево. Она надеялась, что несколько веточек найдется в этой дыре. Или хотя бы что-то, что можно будет поджечь. К ногам припала лишь одна палка, и та почти сырая. Со вздохом девушка зубами оторвала часть рукава, просушила ветку, разламывая ее в мелкую труху.

Из-за пояса она достала кремний, чтобы высечь искру. Если бы не знания с Земли, она бы не смогла распалить мелкое пламя. Силой она заставила кислород сгуститься вокруг ее скромного костра, чтобы поддерживать слабое горение. Пещера наполнилась тусклым светом. И то, это сильно сказано. Древесная труха моментально прогорала, тлеющие остатки лишь едва подсвечивали длинное змеиное тело и пару валунов поблизости.

Змей лежал у стены, чуть прикрыв глаза и тяжело дыша. Лана осмотрелась. Подожгла еще один кусок ткани, находя взглядом проем в стене. Девушка направилась к нему. Но не успела пройти и половину пути, когда василиск перекрыл ход хвостом, утробно рыча.

— Зараза, — выругалась Лана. Единственный источник света начал тухнуть, так что девушка вернулась, подсыпая еще трухи.

Видимо, отпускать ее змей не намерен.

— Как обычно, да, Беар? — бурчала девушка, осматривая их временное пристанище. Во всяком случае, Лана надеялась, что временное. Она надеялась найти что-то, что можно будет еще сжечь, чтобы не потерять зрение, снова отрывая немного ткани от рукава, надеясь ненадолго получить больше света. Под ногами хрустели какие-то насекомые, которые спешно старались спрятаться подальше от ярких всполохов. — Даже в этом состоянии прохода не дашь. Козел.

Еще одно недовольное рычание, но василиск даже глаза не открыл. Лана посмотрела на змея, только сейчас замечая, что он ранен.

— Так тебе и надо, — упрямо буркнула девушка. — Ты… ты убил Азхара!

От этой мысли, внезапно всплывшей в ее голове, девушке стало дурно. Она осела на пол, закрывая рот двумя ладонями. Азхар… Она видела, как он обращается в камень. Но не в пепел. Что, если он не умрет до конца и не сможет перевоплотиться? Это возможно? Что, если Азхар действительно мертв?

К глазам подступили слезы. Почему именно она? Почему ей приходится проходить через все это?! Лана бы все отдала сейчас, чтобы узнать, что с фениксом все в порядке.

Змей снова пришел в движение, протяжно застонав, когда вспоротая рана пошевелилась.

— Так тебе и надо, — повторила Лана, не собираясь помогать. — Беар…

Змей отвернул морду к стене. Судя по всему, возвращаться в человеческое тело он не собирался. И сколько тогда им здесь сидеть?

«Это не Беар», — вздохнула Лана. Айгерим говорила, что это только зверь, которого хозяин не способен контролировать. А разве животное виновато, что у него такие инстинкты? Девушка все продолжала сидеть и слушать, как тяжело сопит монстр. Упрямство боролось с желанием помочь змею перестать мучиться. В итоге, понимая, что потом еще тысячу раз пожалеет о принятом решении, Лана поднялась, чтобы подойти к ране. В конце концов, он ее спас, спас Лису с Кайремом…. В теории, конечно. Во всяком случае, эльфийка ощущала себя вполне живой. А значит, просто обязана отплатить змею помощью. Может, если рана затянется, Лиам быстрее вернется в человеческое обличие и, наконец, выведет их отсюда.

Змей вскинул морду, ощетинившись, стоило Лане коснуться больного места.

— Ты еще пошипи мне здесь! — грозно рыкнула она на тварь, начиная плести лечебное заклинание. — Я тебе клыки знаешь куда засуну?! Я ему здесь помочь пытаюсь, а он строит из себя… Ты же мужчина? Вот и терпи… Вообще, это я на тебя шипеть должна. Уволок меня неизвестно куда. Приличные василиски вообще так поступают? — задумавшись на секунду, вспоминая их с Беаром знакомство, девушка приуныла. — Ах, ну да…

Ворча, девушка чувствовала себя лучше. На лечение зверя ушли почти все силы.

— Ну, все, здоровяк. Жить будешь, — Лана похлопала василиска по крепкой чешуе. В месте ранения кожа змея оставалась совсем тонкой, но, наверное, со временем и она огрубеет. — Может, теперь вернешь Лиама, и мы двинемся во дворец?

В ответ змей лишь фыркнул.

— Значит, нет? — устало вздохнула Лана.

По ноге пробежало что-то, девушка схватила небольшой пушистый клубок. Жирная крыса не укусила ее, но судорожно дергала лапками, пытаясь освободиться.

— Может, ты голодный? — эльфийка повернулась к змеиной морде. Крысу, может, и жалко, но лучше василиск съест грызуна, чем девушку. Не понятно же, зачем он ее потащил в эту пещеру. Может у него эльфы — вроде любимого десерта? Змей широко раскрыл пасть, и ловко подхватил брошенную ему добычу, проглатывая грызуна целиком.

— Можно считать, что поужинали, — Лана посмотрела на догорающую ветку. Скоро здесь все погрузится в кромешную тьму. — Если ты никуда не собираешься деваться и, тем более, выпускать меня из пещеры, то давай спать.

Девушка собиралась уйти в противоположный конец пещеры, но оказалась перехвачена хвостом. Зверь притянул ее к себе, прижал ее хрупкое тело к широкой груди своей лапой-рукой и больше не шевелился. Его дыхание становилось медленным и более ровным.

Эльфийка еще немного пыталась ворочаться, но, поняв, что выбраться из цепкой хватки не получится, постаралась расслабиться. Последний уголек потух, и Лана больше не могла сказать, лежит она с закрытыми глазами или с открытыми, такой густой мрак захватил все вокруг. Она засыпала с надеждой, что когда проснется, все это окажется кошмаром. Азхар будет живой и здоровый. Найдет ее. И, бездна ее забери, если так все и получится, она простит ему всю эту историю с его враньем. Только бы был жив…


***

Глядя на феникса, который продолжал биться в агонии на промерзшей земле, пытаясь побороть обращение в камень, Эйдан хмурился.

— Позовите мага, перенесите его в большой зал, — приказал Император. Там хотя бы феникс ничего не спалит. — Из дворца никого не выпускать. Задержать и допросить каждого.

— Ваше Темнейшество, что делать с лордом Беаром? Отправить поисковый отряд за девушкой?

Эйдан тяжело вздохнул, потому что прекрасно понимал, что Алании, скорее всего, в живых уже нет. Удивительно то, что василиск не разорвал ее на месте, как всех остальных. Жаль девочку. Беар ранен, а значит, прихватил с собой добычу, чтобы подкрепиться позже. Страшная смерть, лучше бы сразу убил.

Оглядываясь на окровавленный парк, Император видел каменные изваяния, некогда бывшие его стражей. Трупы уже начали оттаскивать к зданию. Белый волк жалобно скулил, пытаясь уловить след своей хозяйки, и огрызался на любого, кто пытался подойти слишком близко. Сегодня Империя лишилась нескольких сильных магов и славных солдат. И это только начало, неизвестно, сколько еще людей участвовали в заговоре. Эйдан разрывался между необходимостью найти жену с сыном и остаться во дворце, чтобы разобраться с предателями.

- Амина Ак Ситаля арестовать, — коротко бросил он своему стражнику. С этим воином они много лет служили в одном отряде, и Эйдан знал, что на лорда положиться можно. В отличие от собственной службы безопасности. — Казнить каждого, кто причастен к покушению на моих жену и сына. Совет семерых созвать, их я допрошу лично. Их семьи взять под стражу.

— Но, мой Император…

— Ты слышал приказ. Вызови в столицу всех, кому можешь доверять. Подготовь площадь для публичной казни. Сам знаешь, как поступают с предателями. Военную академию блокировать, никаких контактов с ними не проводить. Я вернусь через двадцать минут. К этому моменту я хочу видеть, что допросы уже проходят.

Наверное, так правители сходят с ума. Все нарастающая паранойя в последние годы вылилась в первое покушение. И Дана не оказалось рядом, чтобы помочь. Как он и боялся. Как смели они ударить по жене и ребенку? Предатели жестко поплатятся за свою ошибку. Каждый, кто принимал хоть какое-то участие…

Эйдан достал из кармана эликсир для перемещения на Землю. Они уже столько лет с Лисой, но с ее первого исчезновения привычка носить это зелье с собой постоянно стала второй натурой. Ему жизненно необходимо убедиться, что семья в порядке, пока он не убил каждого, кто находился во дворце во время нападения. Одних за то, что готовили заговор, других — что не оказали помощь вовремя. Еще и Лиам обернулся… Как теперь к нему относиться? Это была попытка защитить женщин, или беспроигрышный вариант, как убить их? Отличный же план, Беар всегда мог сослаться на случайность, что не контролирует свою вторую ипостась.

Зажимая склянку в кулаке, он мысленно сосредоточился на образе жены. Зелье сделает свое дело, перенося его в нужное место. Хруст стекла в руке, и жидкость моментально втянула его в другой мир.

Эйдан очутился на лесной опушке, по колено погрузившись в снег. В его сторону с грозным рыком посмотрело рыже-полосатое создание, обнажая длинные толстые клыки и прижимая короткие уши. Из дома, стоявшего позади зверя, выглянул мужчина-эльф, с длинными белыми волосами, как у Алании.

— Гриша, фу! — спокойно велел он. После его слов из дома, бесцеремонно отталкивая эльфа в сторону, вышла Лиса, а за ней Кайрем.

— Дан! — крикнула супруга с облегчением. Мужчина направился к домику, пока жена бежала ему навстречу. — Слава Творцу! Я так испугалась.

Эйдан перевел взгляд вновь на дверь. В проеме показалась высокая эльфийка, чье лицо было ему прекрасно знакомо, несмотря на появившиеся мелкие морщинки вокруг глаз. Женщина стояла, протягивая тонкую чашку его сыну, в которой дымился горячий напиток.

- Алия, — кивнул Дан в знак приветствия.

Он остановился, чтобы обнять Лису, словно не сразу поверил, что это она. Жива и здорова, несмотря ни на что. Его очаровательная половинка, казалось, способна выйти сухой из любой ситуации.

— Почему сюда? — задал он вопрос супруге. Он ожидал, что Лиса с сыном попадут к Райему, каким образом они оказались в такой глуши и в такой компании?

— Лана активировала зелье, — пояснила Императрица. — Наверное, думала о родителях в этот момент. Ты должен был сказать мне, что она дочь Алии. Мы бы вернули ее домой сразу же.

Это Лиса так думает… Но какая теперь разница?

— Что с Ланой? — шепотом спросила Лиса у самого уха своего мужа.

— Она с Беаром.

— С Беаром-Беаром? Или с его зверем?

Эйдан промолчал.

— Но ты же не знаешь наверняка? — с надеждой спросила девушка.

— Он не контролирует себя. Ты видела, что было в парке.

— Мы не можем сообщить ее родителям такое…

- Лиам вернется в свое нормальное состояние, и тогда мы все объясним Алии, что с ее дочерью, — твердо произнес Эйдан. — Я свяжусь с Райемом и попрошу, чтобы он забрал вас к себе.

— Мы не возвращаемся домой? — отстранившись, уточнила Лиса. Она хмурилась, растерянно глядя на супруга.

— Пока не закончится расследование, ты с Кайремом остаешься на Земле. И даже возражений слышать не хочу.

— Я должна быть рядом с тобой, — отрезала Лиса.

— Ты должна быть рядом с сыном, — в тон ей произнес Император. — В этот раз повезло, что вы остались живы. Как будет в следующий…. Я не знаю. И вы не вернетесь, пока я не буду уверен, что следующего раза не будет.

Эйдан больше не хотел говорить. Да и времени не было. Убрав с себя руки жены, он отошел, чтобы вернуться в их мир, не давая девушке шанса оспорить его решение.


***

Лиам открыл глаза, не понимая, почему ничего не видит. Наверное, на дворе глубокая ночь, слуги задернули шторы плотнее. Хотя, что-то все равно было не так. Вокруг тепло, а лежать жутко неудобно, словно он не в своей постели, а на камнях вытянулся. И рядом кто-то спит.

Лиам чувствовал, как рукой прижимает к себе тонкое, хрупкое тело. Такое горячее, желанное и родное. Странные ощущения. Он повернул голову, зарываясь в густые волосы, вдыхая нежный аромат. Девушка словно пахла уютом и спокойствием, и Беар не заметил, как притянул ее еще ближе к себе. Они лежат рядом, он чувствовал, что на нем нет одежды, а девушка закутана с ног до головы. Это как-то неправильно… Может, он как-то обидел ее? И так она показывала свой настрой? Что за глупости. Да он бы не стал обижать. Вечер категорически отказывался всплывать в памяти, вероятно, Лиам перепил, учитывая, как раскалывается его голова сейчас. Не в его правилах в таком состоянии тащить кого-то к себе домой, но раз уж так сложилось….

Наверное, это был какой-то изощренный план выкинуть из головы демонову эльфу.

И, судя по всему, он ни в бездну не сработал. Образ светловолосой Алании все равно стоял перед глазами.

В бездну эти мысли. Сейчас больше всего на свете ему хотелось касаться девушки, которая мирно спала рядом с ним. А мысли… это всё… Пройдет…

Лиам чуть опустился, чтобы дотронуться своим носом до плеча девушки. Грубая ткань ее рубашки неприятна на ощупь, и он пошел дальше, втягивая сладкий аромат ее тела. Обычно мужчина не обращал внимания на подобное, но сейчас ему хотелось еще больше ощутить именно ее запах. Дивный, манящий, ускользающий.

Он осторожно коснулся губами ее шеи, делая глубокий вдох. Повел носом выше, до самого уха, покрывая кожу легкими поцелуями. Даже на вкус девушка казалась необыкновенной. Лиам отстранился, позволяя незнакомке повернуться на спину, а сам навис над ней, продолжая медленно целовать, продвигаясь к ее губам. Чуть пухлым и таким мягким. Беар чуть приоткрыл ее ротик своим языком, аккуратно проникая внутрь. По телу словно ударило молнией, заставляя мужчину застонать от наслаждения. Он обвил девушку руками, прижимаясь к ней всем телом, больше не сдерживаясь. Пусть его прекрасная незнакомка проснется, он успеет извиниться за это ночное пробуждение.

Его язык властно захватывал ее рот, но Лиаму было мало. Он целовал ее, словно это был живительный источник, спускаясь ниже, на ее шею, ладонями проскальзывая по ее телу, сходя с ума от того, как девушка просыпается и начинает извиваться под ним.

Оторвавшись на секунду от ее шеи, Лиам собирался вернуться к губам, когда звонкая пощечина обожгла его щеку. «Наверное, еще злится», — сделал вывод василиск, собираясь попытать счастье еще раз. Но стоило коснуться столь желанных мягких губ, как в челюсть прилетел болезненный удар кулаком.

— Беар, ты совсем охренел?! — завопила девушка так, что в ушах зазвенело.

— Лана?! — не понял Беар, пытаясь зажечь кристаллы. — Что ты делаешь в моей постели?!

— Сдурел?! Слезь с меня! — очередной крик эльфийки эхом кружил в раскалывающейся голове. — Я тебя, наверное, больше не буду по голове бить. У тебя и так мозги набекрень, а тут последние растерял.

Ругаясь про себя, в безуспешной попытке заставить демоновы кристаллы, наконец, светиться, Лиам плюнул на все и вызвал несколько мелких пульсаров, чтобы получить хоть какой-то свет.

— Какая постель, Беар? — продолжала Лана, пока василиск оглядывался по сторонам. — Творец, будь добр, прикройся.

С этими словами эльфа кинула в мужчину свой шерстяной плащ, отворачиваясь, пряча лицо за своими ладонями.

— Где мы? — наконец, спросил Лиам.

— Это ты мне скажи, это же ты нас сюда приволок, гад ползучий.

Беар замер, прислушиваясь к внутренним ощущениям.

— Я оборачивался?

Лана повернулась к мужчине, надеясь, что он все-таки успел воспользоваться ее плащом. Сейчас, в свете четырех тусклых пульсаров, эльфийка могла разглядеть воина. Тело мужчины было покрыто шрамами, белесыми, рваными и неровными. Поймав на себе изучающий взгляд эльфийки, Лиам поджал губы и накинул на себя иллюзию. Теперь на нем были темная просторная рубашка и брюки. Шерстяной плащ он протянул обратно девушке, которая смущенно отвела взгляд.

— Оставь, — сказала она. — Иллюзия не согревает.

Лиам удивленно приподнял бровь. Лана заботится о нем? Это было… приятно. Продолжить свои наблюдения он не смог, так как живот скрутило спазмом. Согнувшись пополам, мужчина оперся руками о колени, стараясь отдышаться.

— Почему желудок так болит? — прохрипел он. — Я…. - его глаза округлились, пульсары замигали, маг терял концентрацию. — Я кого-то съел?

— Съел, — кивнула она. Лицо Беара вытянулось, выражение исказило мукой. — Я поймала тебе крысу.

После того, как эльфийка это вспомнила, от отвращения скорчило уже ее.

- Фу… И после этого еще и меня целовал. Фу!

Лане показалось, что Беар позеленел, и на всякий случай сделала несколько шагов назад. Василиск хмурился, глядя куда-то в пол.

— Только крысу? — не поверил Лиам.

— Да…

Василиск с облегчением выдохнул.

— Тогда понятно, почему так плохо…

Лана посмотрела на Лиама.

— Это мерзко.

Мужчина пожал плечами. Как будто сказать ему было больше нечего.

- Слушай, если ты уже пришел в себя, давай открывай портал, и вернемся в столицу.

Лиам посмотрел на Лану изучающим взглядом. Ему очень хотелось снова подойти ближе, чтобы почувствовать ее приятный запах. Торопиться с возвращением мужчине не хотелось. Провалы в памяти после обращения случались, но он быстро все вспомнит, если захочет. Обычно Лиам старался не затрагивать эти моменты своей жизни, но если эльфа говорит, что он никого не съел…. Да и в душу закрадывалось нехорошее подозрение насчет всей этой ситуации. Почему он не порвал Аланию на кусочки?

— Не могу, — соврал змей. — Потребуется время, чтобы я чуть восстановил резерв. Пульсары — это игрушки, на портал меня не хватит.

Лана не ответила. Лишь развернулась и направилась к разъему в стене. Лиам старался не отставать. Желание быть как можно ближе к девушке не отпускало. Руки чесались, на этот раз не от предстоящего обращения, а от желания прикоснуться к эльфийке.

Пока они петляли по тоннелям, он следовал за девушкой, Лана запускала маяки, в надежде, что они выведут из скалы. Память постепенно восстанавливалась. Нападение на Императрицу, Лана в крови и его обращение. Потом несколько трупов, которые точно заслужили смерти, его побег с девушкой в руках. Какое счастье, что он не сломал ее. Василиски хорошо контролировали только тело, но эти лапы… Единственные конечности, которые были пригодны лишь для хватания и разрывания жертв.

— А зачем ты вообще его кормила? — устав от затянувшего молчания, спросил Лиам.

— А зачем ты ел? — не останавливаясь, ответила вопросом на вопрос Лана.

— Я не могу контролировать зверя. Поверь мне — это не самое худшее, что могло произойти.

— Серьезно?

— Я…. Он мог съесть тебя. Или кого-то еще. И в таком случае, я бы не смог вернуться в человеческое состояние, пока бы не переварил все. Месяц. А может дольше…

Лиаму хотелось видеть реакцию на лице эльфийки, но не мог, девушка упорно шла вперед по широким расщелинам.

— Хоть на этом спасибо. Не представляю, если бы я застряла с тобой в этих пещерах на целый месяц…

— Зато мы с тобой, наконец, нормально разговариваем.

Лана фыркнула.

— Почему ты вообще затащил нас сюда? Ты помнишь дорогу обратно?

— Нет, — на этот раз Лиам говорил правду. — Здесь… Темно и тепло. Мой зверь это любит. Скорее всего, мы в пещерах недалеко от столицы.

— Спасибо, гений, — огрызнулась Лана. — Я-то помню, куда ты нас затаскивал. Только как нам теперь выбраться из этих лабиринтов, не понятно.

Девушка в очередной раз наколдовала маяк, который яркой красной точкой метнулся по темным проходам. Как она надеялась, что хотя бы эти сигналы достигают целей. «Наверняка вызывает своего феникса», — эта мысль заставила Беара оскалиться. Парень получил свое, когда бросился на василиска. Удивительно, что такой малолетний сопляк умудрился повредить его шкуру. Рана… А ведь Лана вылечила его. И не только… Лиам вспомнил, как девушка бросилась на него, когда зверь нацелился на Императрицу. Потратила зелье, чтобы спасти чужаков…

— Я чувствую свежий воздух, — произнесла Алания. — Мы идем в правильном направлении.

— Знаешь, — Лиам поравнялся с девушкой, чтобы увидеть ее лицо. — Ты же могла оставить меня там. Зачем вылечила? Бросила бы умирать. Разве ты не этого хотела для меня?

— Я помогала не тебе, а раненому зверю. Мне он ничего плохого не сделал.

— Но мы с ним одно целое, — Лиам никогда не думал, что произнесет подобное. Все-таки он предпочитал разделять две своих сущности. Мужчина заставил Лану остановиться, перекрывая дорогу своей рукой.

— Да, — Лана опустила глаза, чтобы не смотреть на Беара. — И зверь в этом совсем не виноват.

Лиам провел рукой по ее волосам, любуясь, как трепещут ее ресницы.

— Твои шрамы… — вымолвила Лана, стараясь сменить тему разговора.

— Шрамы? — Лиам посмотрел на себя, уже успев забыть, что девушка видела его. — Это то, что происходит, когда василиск моего возраста все еще не завел семью, Алания. Нам приходится отстаивать свое право на собственные земли. У нас всегда есть выбор. Расстаться с родным гнездом или сразиться.

— Почему ты не избавишься от них?

— Не могу. Мы сражаемся в обращенном состоянии. Без магии, только клыки и когти. Есть не так много вещей, которые способны повредить нашу шкуру. Яд василисков — одна из таких. А от него следы остаются на всю жизнь. Не переживай из-за этого. Тем, кто оставил эти отметины, все равно было хуже.

— Хуже?

— Они мертвы.

— Это ужасно….

— Мышонок, — Беар нагнулся к эльфийке, улавливая ее тонкий сладкий аромат, от которого начинала кружиться голова. — Как ты думаешь, почему змей не порвал тебя? Как сделал это с остальными?

Лана уперлась ладонями в грудь Лиама, чтобы чуть отодвинуть. В месте касания иллюзия на секунду растворилась, по коже пробежали мурашки.

— Я хорошо лажу с животными, — абсолютно серьезно ответила эльфа.

— Ты укусила меня за хвост, — протянул Беар вкрадчиво, удивляясь собственным интонациям. Он чувствовал, что зверь в нем спит, но эта фраза заставила мужчину улыбнуться. Желание вцепиться в Лану и сделать своей затмевало рассудок.

— А ты столкнул меня в воду, — ответила девушка с обидой, не понимая смысла, вложенного в слова василиска.

— Ты мерзла, — в свое оправдание ответил Беар.

— Так значит, память вернулась? — с надеждой спросила Лана. — Ты знаешь, куда идти дальше?

Лиам промолчал, а девушка убрала его руку с прохода и направилась дальше, стараясь улавливать прохладные потоки воздуха своим чутким носиком. Где-то недалеко среди расщелин забрезжил свет.

— Зачем ты все время пытаешься сменить тему? — поинтересовался Лиам.

— И не думала пытаться, — Лана упорно не оборачивалась в его сторону.

— Я же вижу, как твое отношение ко мне поменялось, Алания. Нет больше той ненависти. Ты заботилась обо мне.

— Ты ошибаешься.

Девушка прибавила шаг, стремясь как можно скорее вырваться на свежий воздух. Ее нога соскользнула с одного из камней, и Лиам едва успел поймать ее, прежде чем девушка упала.

— Эльфийская гордость не дает признать свое поражение? — прижимая хрупкое тело к своей груди, поинтересовался Беар. Подхватывая эльфийку под колени, дальше он понес ее на руках. Возможно, лодыжку она не подвернула, но Лиаму слишком нравилось чувствовать ее рядом. — Я тебе не безразличен…

Она слишком хрупкая, маленькая… Стоило покинуть пещеру, как девушка зажмурилась от яркого света и моментально начала дрожать под резкими порывами ледяного ветра. Поставив эльфийку на землю, Лиам накинул на ее плечи шерстяной плащ. «Так и знал, что нужно было подарить ей что-то теплее», — подумал он. Демон, как ему не нравились все этим мысли. Из всех женщин всех миров его зверь выбрал именно эту. Упрямую, горделивую… мышку. Василиски могли прожить всю жизнь, не находя своей пары, не самая большая потеря в жизни. Есть жена, дети, семья, клан…. Но если встретить свою самку… Она может сделать тебя сильнее, а может уничтожить. И из всех живых существ Аната свела его с эльфой… Хочешь не хочешь, поверишь храмовникам и в злой рок.

— Ты ведешь себя странно, — с прищуром произнесла Лана. Лиам мог только улыбнуться. В сладком предвкушении. Она не отталкивала, переживала за него, заботилась. Приняла его зверя и, что гораздо важнее, зверь принял ее. Она укусила его за хвост… Была бы девушка василиской, она бы уже считалась его женой. А сейчас их разделяет какой-то крохотный шажочек, прежде чем она скажет ему «да». Только Лиам не знал, что может сказать или сделать, чтобы не спугнуть свою эльфочку.

— Лана, я… — начал Лиам, но его перебили.

— Лана!

— Азхар!

Беар отстранился на звук чужого голоса. Девушка поспешила навстречу фениксу, не видя, как это повлияло на Лиама. Мужчина с трудом сдерживал змея внутри себя, понимая, что не должен пускать его на волю снова.

— Ты жива, — Азхар заключил девушку в объятья. Лана обхватила его руками, зарываясь лицом в его теплую накидку из длинного меха и перьев. — Ты жива, — повторил феникс, не веря своим глазам.

Беар стоял, сжимая кулаки. Смотреть, как руки феникса гладят волосы его невесты, видеть, как Алания с облегчением расслабляется, с улыбкой поднимает свои глаза на Азхара, было больно. И то, как он наклонился к ней, чтобы сорвать поцелуй с ее пухлых губ. И хуже того, эльфийка не попыталась оттолкнуть Азхара от себя.

— Он не тронул тебя? — спросил Азхар, обхватывая лицо Ланы ладонями.

— Нет. Все… Все в порядке, — кивнула эльфийка. — Мы…. Все нормально. Он просто….

Алания развернулась, чтобы посмотреть на Беара. Но того уже не было на скале. Он исчез в портале, который только успел захлопнуться.

— Он говорил, что у него нет сил на портал…

— Неважно. Главное, что ты цела. Я очень переживал.

Глава 23. Не прощай…

— Можешь открывать глаза, — прошептал Азхар возле самого уха девушки.

Лана перестала жмуриться, с удивлением разглядывая комнату, в которой очутилась.

— Где мы? Почему не во дворце?

— Там все пространство перекрыто для перемещений, — ответил феникс, продолжая заворожено смотреть на эльфийку. Его пальцы аккуратно разглаживали пряди волос, немного спутанные после ночи в логове змея. Улыбка не сходила с его лица. — Мы у меня. В столице, у меня здесь небольшой дом.

Лана поняла, что ей приятно то мягкое тепло, что исходит от феникса, стоявшего рядом с ней. Одна его рука придерживала девушку за талию. И такой способ согреться после зимней стужи Алании нравился намного больше, чем быть сброшенной в горячий источник.

— Почему ты так странно смотришь на меня?

— Я думал, что больше никогда не увижу тебя.

— Я тоже так думала… — призналась Лана тихо. — И молилась, лишь бы ты остался жив.

Азхар ухмыльнулся.

— Маленькая, ты забыла, что я феникс? Я всегда сумею выжить, а вот ты… просто чудо.

— Спасибо.

Лана попробовала отстраниться от молодого человека, но Азхар только крепче прижал ее к себе.

— Почему ты не помог нам? Я… просила быть рядом…

— Я был. Но стоило вам отойти глубже в парк, как меня оглушили. Я даже не понял, кто именно. А придя в себя, увидел василиска и… Он не тронул тебя? — спросил Азхар, хмурясь.

— Ты зря переживаешь. Зверем Беар оказался гораздо более… милым.

— Милым?! — Азхар возмущенно взмахнул руками. Лана сказала это, не подумав. Все-таки парень мог серьезно пострадать из-за Лиама.

— Прости, — прошептала девушка, опуская голову.

Парень мягко коснулся ее подбородка, заставляя поднять взгляд на него.

— Тебе не за что просить прощения, — прошептал он. — Меня гораздо больше волнует другое…

— Что? — Лана часто заморгала, пытаясь понять, о чем говорит феникс.

— Ты дала себя поцеловать, — еще одна мягкая улыбка тронула губы Азхара.

— Ах, это… — Лана не знала, куда спрятаться, чтобы перестать краснеть. — Просто…

— Все еще не можешь разобраться в себе?

— Что? Нет, я…Это был просто поцелуй.

Азхар взял девушку за руки. Одну ее ладонь мужчина опустил к себе на грудь, возле сердца, а вторую — приложил к сердцу Ланы.

— Слушай себя, — он чуть приблизился, понижая голос. Склонив голову, феникс медленно и осторожно коснулся ее губ своими. Дыхание Ланы сбилось, но отстраниться она не пыталась. Азхар увереннее прижался к мягким губам, не спеша, давая им обоим насладиться моментом. А затем отступил. — Чувствуешь? Наши сердца бьются чаще. В унисон. А значит, это не «просто поцелуй»…

— Ты не можешь знать наверняка…

— Проживи ты столько же, сколько и я, поверила бы. Спустя много лет понимаешь, что любовь — единственное, что заставляет биться твое сердце чаще.

— Мне казалось, что ты говорил это про хорошие драки и красивых страстных женщин.

— Любые красавицы приедаются, если нет чувства. А бороться стоит только за любимую женщину. А я люблю тебя, Алания. И готов ждать, сколько потребуется…. Теперь, когда вижу, что чувства взаимны…


***

— Лиам, что случилось?

Айгерим вскочила со своего места, будто ужаленная, когда в гостиную ворвался Беар, переворачивая письменный стол одной рукой. Бумаги и оставленная на столе девушкой посуда разлетелись по полу. Старое дерево шумно ударилось о мрамор, рискуя треснуть. Лиам не ответил подруге, будто и не услышал ее вопроса. Его глаза жадно искали что-то, что можно еще сломать. Вслед за столом, под раздачу попал графин с водой, безжалостно отправленный в стену. Подвернувшееся под руку кресло оказалось опрокинуто пинком ноги.

— Ли! — Айгерим подбежала к другу, хватая его за плечи, в попытке чуть встряхнуть. С его немалым ростом это было сделать проблематично. — Ли, это я… все хорошо, — девушка смотрела в глаза мужчине и говорила спокойно. Это помогало, когда он оказывался на грани перехода в звериную ипостась. — Я с тобой. Успокойся… Дыши…

Ноздри Беара расширились, резко втягивая воздух. Айка пыталась вести себя, словно он вот-вот обратится. Но это не так. Сейчас своего зверя Лиам контролировал, как никогда прежде. А вот самого себя…

— Что стряслось? — прошептала рыжая, осторожно отпуская друга.

— Алания.

Опять эльфа? Айгерим подняла взгляд на мужчину, пытаясь понять. Он говорил, что с ней покончено, что сил бороться с упрямством эльфы больше нет.

— Я… Не сдержался, и выпустил зверя…

Рыжая моментально побледнела, отступая от Лиама.

— Ты…. Ты убил ее?

— Если бы… Он не тронул ее. И более того, он решил, что она его самка. Наша самка…

— И что в этом плохого? Это, наверное, самая лучшая новость за очень долгое время, Ли! Найти свою пару… Об этом каждый мечтает! — последнюю фразу Айка произнесла с грустью. Мечтают все, а как часто мечты сбываются? Наверное, ей никогда такой радости не испытать.

— Хорошая новость?! Что в ней хорошего?! Моя эльфа не желает иметь со мной ничего общего. Это для меня все изменилось, стоило ей… А для Ланы все по-прежнему. Ей милее этот петух крашеный!

— Может, ты ошибаешься?

— Если бы, — Лиам устало рухнул на диван. — Я могу ошибиться, но не зверь. Бездна. Я-то думал, что просто женюсь. Выполню свой долг, заведу наследника. Но нет. Демоновой эльфе нужно было все испортить!

— Ли, что за… это же бред! Лана не виновата, что так все сложилось…

— Конечно, не виновата! Она у нас ни в чем не виновата, — Беар вновь терял контроль над эмоциями. — От меня сбежала, и совсем в этом не виновата. С фениксом спуталась — тоже же не ее вина! А как провоцировать зверя, а потом лезть кусаться за хвост! Конечно, совершенно ни в чем не виновата!

— Ли, она же не знала…

— Какая теперь разница? Теперь уже ничего не изменишь. Я не смогу от нее отказаться, — Беар взял паузу, чтобы собраться с мыслями. — Мне плохо, Айка, — признался Лиам тихо. — Все эти сказки про истинную пару… Врагу не пожелаешь. Я до сих пор чувствую ее запах. И внутри все на части разрывается оттого, что ее нет рядом. Будь она василиской…. Мы бы уже были семьей. Но нет…. Нам нужно и дальше показывать свой характер!

Последнюю фразу Лиам прорычал.

— Мы что-нибудь придумаем, — пообещала Айгерим, хотя голос ее звучал неуверенно.

— Что здесь думать? Она — моя. И точка. Хватит. Мы через все это уже проходили. Менялся, старался стать другим. Давал ей много шансов, но она раз за разом делала неправильный выбор. Больше я этой ошибки не совершу.

— Лиам, — предупредила девушка. — В тебе сейчас говорит гнев, а не рассудок.

— В бездну. Надоело. Я не могу сидеть и ждать, пока Алания все осознает. Или пока феникс с ней не наиграется и выкинет, словно испорченную вещь, — мысль, что прямо сейчас его самки касается другой мужчина, практически заставляла Беара взвыть от бессилия.

— Лана будет против.

— Плевать! — Лиам перешел на крик, вновь поднимаясь на ноги. — Почему ей должно быть хорошо с кем-то другим, пока мне плохо?!

— Наверное, стоит поучиться у других, как вести себя с девушкой, — тихо прошипела Айка.

— Что ты сказала?!

— Перестань на меня орать! — Айгерим, переходя на визг, топнула ногой. — Ты один единственный раз почти поступил правильно, делая попытку отпустить девочку. И то, заметь, Лана об этом не знала. Сейчас в таком состоянии ты рискуешь испортить все безвозвратно. Поэтому я прошу тебя. Сядь. Успокойся. И давай подумаем, как лучше поступить в служившейся ситуации.

Лиам рухнул в кресло.

- Я больше не собираюсь терять время, — спокойно произнес он, и от этой внезапной перемены у Айки побежали мурашки по коже. Она много раз видела, как Лиам становился таким. Серьезным, собранным и готовым идти по головам. — Лана моя пара. А значит, что бы я ни сделал, со временем все равно простит. Сначала я заберу то, что мое по праву. А уже потом заставлю ее быть счастливой.

— Так нельзя…

— Или ты мне помогаешь, или проваливай в Бездну со своими упреками.


***

— Сколько заговорщиков поймали?

— Сто сорок шесть человек, Ваше Темнейшество.

Эйдан был недоволен. Райем, накинув на себя иллюзию полноватого секретаря, стоял рядом с троном, просматривая бумаги с допросами.

— Сколько среди них магов?

— Шестнадцать, Ваше Темнейшество.

Еще хуже… Не казнить их нельзя. А империя и так стоит на грани, каждый маг на счету. А теперь…. Не дай Творец, начнется война.

— Скольких еще предстоит допросить?

— Дан, ты мне скажи, чем занималась твоя разведка и безопасность все это время?

Император кинул взгляд на стоящего с неприятными вестями стража и подал ему знак, что тот может быть свободен.

— Без тебя здесь совсем все плохо, — вздохнул Эйдан. — Как видишь. Тебе я мог доверять, а сейчас…

— Что сейчас?

Двери тронного зала распахнулись, впуская нежданного гостя. Лорд Лиам Беар, взъерошенный и злой, как демон, стремительно направлялся в сторону трона. Эйдан и так будучи на пределе, вскочил со своего места, растворяясь в воздухе, чтобы через мгновение возникнуть перед лордом. В руке Императора оказался обнаженный короткий меч, который мужчина приставил к горлу василиска.

— Только попробуй начать перевоплощаться. Я пробью твой череп насквозь до того, как ты успеешь зашипеть.

Лиам не ответил, лишь поднял руки вверх, в знак того, что он безоружен.

— Ты чуть не убил мою жену, — прорычал Император, с наслаждением глядя, как тонкое лезвие царапает кожу Беара.

— Я не хотел.

— Не хотел? — с сомнением поинтересовался Дайрел.

— Я был в замке, когда увидел нападение, — оскалился мужчина, но взял себя в руки, чувствуя, как Император сильнее вдавил клинок в его горло. — И поспешил на помощь.

— Ты всегда держишь зверя под контролем. Если бы ты собирался защищать Императрицу, твоих способностей вполне хватило бы, чтобы вместе с Лисой отбить атаку. Но ты обернулся… Это же так удобно. Никаких свидетелей не осталось в живых, а всю вину можно спихнуть на бесконтрольное животное, — руки Дана чесались до расправы. Он не мог поверить, что лорд Беар тоже причастен к попытке переворота. Столько лет они сражались практически бок о бок. А теперь этот его поступок…

— Клянусь своей самкой и всеми будущими детьми, своим гнездом и своей жизнью. Я никогда не участвовал в заговоре против трона, вас или вашей семьи. Никогда не знал о его подготовке, и не слышал, чтобы при мне кто-то обсуждал что-то подобное, — произнес Лиам, наполняя свой голос внутренней энергией. С клятвой Император не сможет поспорить.

— Ты чуть не убил моего сына, — напомнил Эйдан, тем не менее, опуская оружие.

— И за это прошу у вас прощения. В любых других обстоятельствах, я бы никогда не подверг ребенка такой опасности.

— Почему ты обернулся?

— Из-за Алании. Зверь признал в ней свою пару. И решил, что должен защитить.

Эйдан еще раз смерил лорда тяжелым взглядом. Василиски про своих самок врать не станут. Гнездо и самка — для них святое. Темный отступил от лорда, и повернулся к нему спиной. Не в знак доверия, а для демонстрации, что не видит в Беаре угрозы. Возвращаясь к своему трону, Император спросил:

— Что с девочкой?

— Жива. Здорова. В ближайшие дни станет моей женой.

— Хорошо, — коротко кивнул Дан, задумчиво глядя на своего брата. — Твою клятву я принял. На этот раз, так как моя семья не пострадала, я тебя прощаю. Можешь быть свободен.

— Я еще не закончил.

Дан удивленно вскинул брови, поворачиваясь к василиску. Райем смотрел на обоих с большим интересом.

— Я пришел не только для того, чтобы подтвердить свою лояльность к трону, ваше Темнейшество. Я хочу предупредить вас.

— Предупредить меня? О чем? Тебе что-то известно о других заговорщиках? Готовится новое покушение?

— Нет, — отрезал Беар. — Я хочу предупредить вас по поводу Алании. Она моя. С этого момента девушка находится под моей защитой, и защитой клана. И я не позволю использовать ее для ваших политических игр.

— Это не вам решать, — прорычал Эйдан.

— Мне. Я стану главой клана. И если вы не хотите потерять черных василисков, то не посмеете тронуть мою жену.

— Вы мне угрожаете?

— Я предупреждаю. Она не ваша пешка для переговоров с Зеленым Троном. И вы позволите ее родителям вернуться в наш мир. После того, как мы с Ланой поженимся. Это не требование, конечно же, Ваше Темнейшество. Просто моя настоятельная просьба.

— Что-то еще?

— Да. Возможно, сегодня я убью командира Азхара. Готов понести за это наказание по всей строгости закона. Но это не отменяет то, что Алания останется под защитой клана.

— Что он сделал? — подал голос Райем.

Лиам смерил незнакомого мужчину гневным взглядом. Почему какой-то секретарь позволяет себе подавать голос, пока лорд ведет беседу с Императором? Но, видя заинтересованность во взгляде Дайрела, Беар все-таки удостоил обоих ответом:

— Он прикоснулся к моей женщине. И если попробует встать на моем пути, я развею его пепел между всеми мирами.

— Я услышал вас, лорд Беар. Ступайте. Я в неоплатном долгу перед вашей невестой за то, что она защитила мою семью. В том числе от вас. Ее родители могут вернуться, как только девушка этого попросит. Желаю вам счастливой семейной жизни.

Лиам Беар удовлетворено кивнул и покинул тронный зал.

— Ты позволишь ему так с собой разговаривать? — удивился Райем.

— Он не для себя просил…. Вмешиваться в чужие семьи — не мое дело, — отмахнулся Эйдан задумчиво. Беара он мог понять. Сам проходил через нечто подобное, когда Лиса появилась в его жизни. Истинные пары….Счастье и проклятье одновременно. Они окрыляют, делают тебя сильнее, и становятся твоей слабостью. Напрочь отключая мозги. Убить бы наглеца за такую выходку, но верный клан василисков сейчас нужен Империи, возможно больше, чем что-либо еще.

— Скажи, со мной было так же тяжело, когда я влюбился? — поинтересовался Дан у брата.

— Что ты! Беар — он же из оборотней, в них слишком сильно животное начало. Чистые, бесконтрольные инстинкты. С тобой все было намного хуже, — улыбнулся Райем.

— Серьезно?

— Абсолютно. Ты, вероятно, не помнишь, что творил, преследуя желание сделать Лису своей?

— Мы все ущербные, — с грустью признал Эйдан, опуская голову. — Это должно прекратиться.

— Я говорил тебе об этом, и не один раз. Рад, что ты, наконец, меня услышал.

Эйдан метнул в закрытые двери красный шар вызова, и через несколько секунд в тронный зал вбежал писарь, который всегда находился поблизости, если потребуется своему Императору.

— Пиши указ, — велел Эйдан, снимая с головы корону. Какой-то тонкий кусок золота, но он давил на мужчину каждый день, заставляя разрываться на части. Император, воин, муж, отец…. Столько ролей, и для каждой приходится меняться. Слишком он устал от всего этого. Империя погибала под тяжестью древних обычаев. Погибала, потому что за сотни лет темные лорды не научились жить миром. Только войной, только силой. Что ж, в таком случае, Эйдан покажет свою силу.

— Темнейший Император изъявляет свою волю. Каждая семья, наделенная титулом на землях Империи, должна в течение месяца явиться во дворец для дачи клятвы верности. Каждая семья, наделенная титулом на землях Империи, отдает трону на воспитание своих детей в возрасте от десяти до восемнадцати лет. Мальчиков и девочек.

— Дан! — окрикнул своего брата Райем. Но Эйдан велел ему молчать, поднимая руку с раскрытой ладонью.

— Впредь, за измену или подготовку заговора, казнить будут в первую очередь детей виновников. Заговорщики будут лишаться всех земель и титулов. Пока все. Указ передать совету семерых. Их дети должны быть переданы трону уже завтра. И велите арестовать Азхара. Немедленно, — на вопросительный взгляд брата, Эйдан ответил шепотом. — Он мне живым нужен. Это ненадолго. Беар угомонится, займется свадьбой, а феникс остается цел.

Райем не стал дожидаться, пока писарь выйдет, накинул на них с братом полог тишины и закричал.

- Ты совсем с ума сошел?!

— Нет. Я принял решение. Вы с Кристиной открываете нам доступ к Земле. Я подготовлю верных трону людей, и за этот месяц мы вместе организуем на Земле новую академию, где будут обучаться эти дети. Здесь пройдет год — там восемь лет. Дети вырастут в настоящих воинов, верных трону. И мы укрепим Империю.

— Как ты думаешь их там учить? На Земле практически нет магии…

— Алия смогла обучить свою дочь. И Лана, ни разу в жизни не исполнив ни одного заклинания на Земле, смогла в стычке со мной продержаться почти тридцать секунд. Значит, темные тоже смогут обучиться.

— Это слишком… Ты не станешь казнить детей!

— Пока дети лордов заперты на Земле, никто не станет затевать заговор. Мы лишь выиграем несколько лет, Рай. И потом, взросление среди людей — пойдет темным на пользу. Ты сам видишь, мы все монстры. Нам нельзя доверять воспитание собственных детей. Иначе мы так и будем ходить по кругу. Жесткость, насилие… С этим пора заканчивать.

— Ты не думаешь, что мы слишком сильно изменим жизнь на Земле, если там появятся тысячи новых магов?

— Не все дети окажутся магами. Мы будем контролировать их, по мере возможностей. А о других мирах я начну беспокоиться, когда буду уверен, что с моим родным домом все будет в порядке.


***

Опять этот мир…. Как же Лиам не любил Землю. Глаза б его не видели снующих повсюду людишек. Бесполезные создания, уничтожающие собственные жизни. И родную планету. Но в данный момент у василиска осталось не так много вариантов, как можно добиться желаемого, не прибегая к насилию. И Бездна раздери того, кто после скажет, что он не испробовал все способы мирного решения в сложившейся ситуации. К чему все ухищрения, Лиам, правда, так до конца и не понимал. Лана его пара, его самка. Взял, отвез в гнездо и сделал своей. Во всех смыслах. Но нет, что-то внутри упорно не давало покоя, раз за разом повторяя «так нельзя». Отвратительное состояние.

Погода оставляла желать лучшего. Словно сама природа отображала внутренний настрой Беара. Да что это за место такое? С неба одновременно падали вода, снег и лёд. Проклятое место. Василиски любили тепло, всегда селились на юге. Большинство из них в жизни не видели снега. Лиам только по долгу службы выбирался в холодные края и очень не любил подобные командировки.

Стараясь удержать в руках человеческую конструкцию, для защиты от непогоды, василиск пробирался через влажные сугробы, из-за которых ноги моментально промокли. Как назло, магия не срабатывала, чтобы дать себе просохнуть или согреться. И почему только родители Алании выбрали эту дыру для жизни? Беар видел земные карты. Это не единственный лес на планете. Так почему было не дать дочери нормальные условия для жизни?

Мужчина потратил несколько часов, чтобы добраться в эту глушь. До ближайшего населенного пункта не одна сотня километров. Лошадью, если бы таковая вообще нашлась, Лиам потратил время, которого у него и так в обрез. Пока он здесь, играет в благородство, руки феникса касаются его невесты. Эта мысль заставила хищника заскрипеть зубами. Хорошо, что хоть полный резерв позволил создать портал до нужной точки.

Хижина эльфов смотрелась откровенно жалко. Собираясь постучать в дверь, Лиам поморщился. Старое дерево давно пора менять, оно все рассохлось и вряд ли может служить хорошей защитой от посторонних. Неужели родители не могли дать своей дочери лучшего? В конце концов, они же в лесу живут. Здесь куда не плюнь — дерево. Уж на одну нормальную дверь точно хватит.

— Я посмотрю, — раздался женский голос, прежде чем дверь отрылась. На пороге появилась эльфийка. В мятом, запачканном мукой фартуке, со светлыми волосами, стянутыми в простой хвост. Лиам не сразу узнал Алию. Ему приходилось видеть ее при дворе, но, судя по всему, с тех пор много воды утекло. Сейчас эльфийка едва походила на ту горделивую королеву и все больше напоминала простого человека, которых полным-полно на этой планете. Встретившись взглядом с гостем, женщина замерла, неловко вытирая руки о передник. — Я… простите, — она вся подобралась, расправила плечи и вздернула подбородок. Это выглядело… странно. Комично и неестественно. Королева, пекущая пирожки. — Чем могу помочь?

Вряд ли она помнила его, все-таки Лиам был всего лишь очередной темный из общей свиты тогда еще старого Императора, и Дайрел никогда не представлял своего брата по оружию тогдашней невесте.

— Леди Алия, меня зовут Лиам Беар. Я хочу поговорить с вами по поводу вашей дочери.

Женщина моментально побледнела, плечи чуть сникли. Но эльфийка через силу заставила себя улыбнуться.

— Проходите, — коротко и решительно бросила она. «Совсем как Алания», — подумал про себя Лиам. Алия поспешно повернулась к гостю спиной, быстрым шагом скрываясь в доме.

Лиам принял приглашение, заходя внутрь и попадая в небольшую гостиную. Ветхая мебель, вся обстановка была простой, без излишеств. Осматривая помещение, Беар лишний раз убедился, что Лана не врала ему. Они с семьей жили, мягко говоря, скромно.

В гостиную вошел беловолосый мужчина. Высокий и статный, в его крепкой фигуре угадывалась военная подготовка. Вслед за ним вышла Алия. Лицо бывшей королевы приобрело спокойное и холодное выражение, а легкая краснота вокруг глаз сильно выделялась на бледной коже. Женщина обняла эльфа за локоть обеими руками, пока они подходили к обеденному столу.

— Прошу вас, присаживайтесь, — севшим голосом пригласил мужчина Лиама.

— Вероятно, вы меня неправильно поняли, — поспешил сказать Лиам, опускаясь на шаткий человеческий табурет. И что это за материал такой? Холодный, скрипучий. Беар нахмурился. Ему нужно сосредоточиться на родителях своей невесты, а не на попытке не свалиться на пол. — С Аланией все в порядке.

— В порядке? — не поверила Алия. — Но… как же…

— Даю вам мое слово. Ваша дочь пребывает в добром здравии.

— Но почему тогда вы здесь? — не унималась женщина. Видимо, новость о том, что ее дочь жива — не достаточно хороша, чтобы начать вести себя чуть дружелюбнее к гостю.

— Я пришел просить у вас ее руки, — спокойно ответил Лиам.

— Руки? — Алия посмотрела на василиска оценивающим взглядом, в котором отчетливо читалось презрение. — Да кто вы такой, чтобы приходить и спрашивать такое?!

— Дорогая… — попытался вмешаться в разговор ее муж.

— Все в порядке, — кивнул Лиам. В обычной ситуации он бы вел беседу только с отцом невесты. Но его Алания — особый случай. Мать королева, пусть и бывшая, а отец — Беар понятия не имел, кто это такой. — Я понимаю, что новость для вас неожиданная. Алания предполагала, что вы можете отреагировать… негативно. Но я все-таки порядочный мужчина, и хотел бы соблюсти некоторые формальности.

— Почему Алания сама не пришла, чтобы мы могли обсудить этот вопрос в семейном кругу? — василиск смотрел в глаза эльфийке, и чувствовал, как сильно ей не нравится. Яблоко от яблони, как говорится. Теперь ясно, в кого Лана такая. Копировать интонации матери у нее получалось в совершенстве. А вот холодную и расчетливую мимику — не очень. Все-таки Лана была живой, настоящей и яркой. А на Алию смотреть жалко. Стареющая фарфоровая кукла.

— Она хотела, но, боюсь, в ее положении, перемещения между мирами — не рекомендуются.

— В ее положении?

— Да. Увы, мы не были слишком осторожны, и я понимаю, что вся вина лежит только на мне. Но я счастлив, что Алания носит моего ребенка, — Лиам искренне улыбнулся. Мысли о том, что совсем скоро эти слова перестанут быть ложью — согревала изнутри.

— И после этого вы называете себя порядочным человеком?!

— Поверьте, мое желание жениться на вашей дочери никак не связано с ее нынешним состоянием. — Лиам смерил женщину строгим взглядом. Раздражение нарастало, но показывать это будет неразумно. — И ваше одобрение, если быть откровенным, для меня лишь дань уважения, а не необходимость.

— Дорогая, может, нальешь нам чая? — предложил беловолосый эльф, вмешиваясь в беседу. — Мне кажется, нам все-таки стоит выслушать мужчину, который готов рассказать о нашей дочери чуть больше, чем те пара однообразных фраз от императора, что мы слышали последние два года.

Алия молча покинула комнату, вероятно, направляясь на кухню.

- Что ж… Лорд Беар. Как вы понимаете, мы уже очень давно перестали надеяться, что… Лана действительно в порядке. И хотели бы узнать более подробно, каким образом сложилось, что наша дочь не только оказалась в другом мире, но и собирается замуж, если, конечно, верить вашим словам…

— Даже не знаю с чего начать, — признался Лиам.

— С начала, лорд Беар. Как вы познакомились?

— На вокзале. Я был в командировке на Земле, когда случайно столкнулся с вашей дочерью на перроне.

— И? — леди Алия вернулась, неся в руках цветные толстые чашки.

— И я сразу понял, что эта девушка станет моей женой.

Ответ заставил эльфа улыбнуться. А Лиам смотрел на него и не мог понять, что его так радует? Вообще, что это за родители такие, если отпустили свою дочь в столь далекое путешествие без сопровождения? Если Аната однажды смилостивиться и наградит Лиама дочерьми, василиск не уверен, что выпустит их из родного гнезда без целого гарнизона охраны. Ох, нелегко же придется девочкам…

— И каким чудом вы уговорили ее посетить родной мир? Мы потратили годы, чтобы убедить ее вернуться, но она такая упертая, — произнесла эльфийка, разливая кипяток по кружкам.

— Если быть до конца откровенным, я не спрашивал ее мнения, — в очередной раз признался Лиам. Зачем лишний раз врать?

— Какое варварство!

— Ну, в сравнении с обычаями Темной Империи и моих предков, я был более чем деликатен. Тем более что ваша дочь уже успела высказать своё недовольство, попытавшись сжечь мое поместье. Но, поверьте, Алания была вольна вернуться домой в любой момент. И находилась не только под моей опекой, но и под опекой императора. Я не позволял себе ничего лишнего, относясь к ней как к леди. Она немного попутешествовала, надолго задержалась в столице темных, как вы, должно быть, знаете. Со временем мы сблизились и… вот я здесь.

Лиам расстегнул пальто, чтобы извлечь из внутреннего кармана сложенный брачный договор.

- Я достаточно состоятельный человек, леди Алия. С высоким положением при дворе Императора Дайрела. Вашей дочери я хочу дать только самое лучшее. Алания против заключения договора, но я считаю себя лордом старой закалки. Это дань уважения вам, как ее родителям. И гарантии для меня и наших с Ланой детей, что их примут, как законнорожденных. За выкупом дело не станет. Назовите любую сумму. Император Дайрел заверил меня, что позволит вам вернуться домой. И мой клан всегда окажет поддержку в ваших притязаниях на трон…

— Ваш клан?

— Да. Черные василиски, один из сильнейших в Темной Империи, — с гордостью произнес Лиам.

— Василиски? Моя дочь спуталась с василисками?!

— С вашего позволения, я мог бы так же возмутиться, что судьба свела меня с эльфийкой. Но Лана — моя истинная пара, и это выше всяких предрассудков.

— Разбирайся сам, — махнула женщина своему мужу, вставая из-за стола. — Твоя дочь, тебе решать.

После чего Алия поднялась на второй этаж, оставляя мужчин одних.

— Не против, если мы выйдем на улицу? — предложил эльф. — Вы курите?

— Нет.

Оба мужчины покинули дом, оказываясь на свежем воздухе, и Лиам поежился от неприятного холода. Услышав скрип пола сбоку, он обернулся, чтобы увидеть рыжее чудовище, которое лениво подкрадывалось к нему.

— Не бойтесь, — только за одну подобную фразу эльфа стоило бы убить. Разве позволено обвинять лорда в том, что он боится какой-то земной твари? — Это Гриша.

Животное со странным названием «Гриша» подошло к Лиаму, обнюхивая его ладонь. Гигантская кошка довольно фыркнула, лизнула Беара и легла у его ног.

— Вы ему нравитесь. От вас пахнет Аланией, — прокомментировал эльф, прикуривая сигарету. — Это ее любимец. Она нас иной раз видеть не хотела, только с ним и общалась. Могла по две недели с Гришкой по лесам бегать, даже не заглядывая домой.

— Она скучает по вам, — зачем-то произнес Лиам, продолжая с недоверием смотреть на Гришу.

— Знаете, вы успокоили мою душу, — признался мужчина. — Мы столько времени не видели Лану, не знали что с ней. И такое облегчение слышать, что она встретила свою пару. Всё это время я не мог спать спокойно…

— Вы отец, это нормально — переживать за своих детей.

— Вы не совсем понимаете. Я знаю, это, должно быть, прозвучит ужасно, но… Исчезновение Ланы сильно изменило нашу жизнь… Алия, она…

— Сломлена? — предположил Лиам, вспоминая былую королеву, которая величественно ходила по императорскому дворцу в золотом облачении.

— Сломлена? Нет, что вы… Она изменилась, это да. Но я не думаю, что можно назвать ее «сломленной». Вы понимаете…. Мы почти пятьдесят лет живем на Земле. И один Творец помнит, сколько я прослужил в ее свите до этого. Поначалу Алия тешила себя надеждой, что вернется к власти, потом она пыталась воплотить свои амбиции в нашей дочери. И только потеряв все… Начала меняться. Перестала прятаться за свою броню. Приняла меня, не только как своего слугу и отца ее ребенка, но и как мужчину. Согласилась стать моей женой. Все-таки на месте личной трагедии всегда зарождается нечто новое. У нее не осталось выбора, и она осознала новую действительность. Как говорят у нас тут: что не убивает — делает сильнее. И сейчас…. Наверное, я проживаю самые счастливые годы своей жизни. И теперь, слыша, что у Алании все в порядке, я, наконец, перестану испытывать муки совести….

Все так просто? Лиам не верил. Он и до этого не был уверен в том, что Лане достались заботливые родители, но сейчас…

— Вы считаете, что мне можно верить? — поинтересовался Лиам. — Все-таки вы видите меня впервые в жизни. И принимаете слова незнакомца за чистую монету?

— Лорд Беар. Мне не понаслышке известно, что из себя представляют темные. И как ваш народ добивается желаемого. Насилие, ложь… Будь у меня право выбора, я бы никогда не пожелал своей дочери такого мужа. Но вы здесь. Разыскали в Творцом забытой глуши двух беспомощных эльфов, чтобы слушать наши оскорбления. Так что я делаю вывод, что вам не все равно. Даже самые отчаянные отморозки не станут врать об истинной связи. И я рад, что моей дочери посчастливилось найти свою пару. Вы будете заботиться о ней?

— Клянусь своей жизнью.

— Хорошо. Мне большего не нужно. Обижать вы ее тоже не станете.

— Конечно. И я понимаю, что в случае чего, вы будете иметь полное право на месть…

— Месть? — выпуская густой дым, мужчина рассмеялся. — Лорд Беар, если вы когда-нибудь обидите мою дочь, я даже не успею оказаться рядом с вами, чтобы отомстить. Моя девочка умеет за себя постоять, и упорства в достижении цели ей не занимать. В этом она полностью пошла в свою мать. Их эльфийское упрямство даже меня порой в ступор заводит. Я сорок лет ждал от Алии, чтобы она призналась мне в любви. Представьте себе, сколько вам придется ждать, чтобы моя дочь вас простила?

Лиам уже представил. Мужчина протянул Беару сложенный втрое договор, оставив на последней странице свою подпись.

— Выкупа за невесту не надо. У нас есть всё, что нам нужно для счастья. Передайте Лане, что мы ее любим. Но свадьбу посетить не сможем. Мы тоже ждем ребенка, лорд Беар. Жаль, конечно, но надеюсь, вы посетите нас, чтобы мы познакомились с внуками. А если хотите сделать настоящий подарок Алании, то заберите с собой Гришу. Она его очень любит.

Что ж, с тестем Лиаму очень повезло. И его слова успокоили Беара. Не оставить выбора — разве это не то, что он собирался сделать? Лишить надежды и построить нечто новое и светлое. Отец Алании — весьма мудрый человек.


***

— И все же, нам нужно попасть во дворец, — в очередной раз повторила Лана. Азхар уже успел дважды накормить ее, и в третий раз предлагал посидеть за чашкой горячего вина, чтобы девушка «отогрелась». Но холодно Лане уже давно не было, а настойчивость феникса с алкоголем — по-настоящему начинала пугать.

— Может, завтра? — продолжал уговаривать Азхар. — Мы оба чуть не погибли еще вчера. Я был уверен, что больше никогда тебя не увижу. И не хочу делить наше время с кем-либо еще. Да и вечер уже…

— Вот именно. Я столицы не знаю, а во дворце мне наверняка выделят комнату. Не могу же я бегать сейчас по городу и искать себе гостиницу.

— Ты можешь остаться здесь, — прошептал Азхар, обжигая шею эльфийки своим дыханием. — Тебя никто не гонит.

— У тебя здесь только одна кровать. И девушке неприлично оставаться наедине с мужчиной в его доме.

— Ты уже это сделала. И приятно слышать, что ты, наконец, видишь во мне мужчину, а не своего адепта.

Лана в очередной раз проигнорировала намеки Азхара. Ей нужно как можно скорее выбраться к людям, пока парень от «я готов ждать» не перешел к более активным действиям.

— На улицу. Живо, — коротко бросила Лана, ударяя ладонью в грудь фениксу, чтобы освободить себе дорогу к двери. И не успела девушка схватиться за ручку, как раздался стук. Эльфийка открыла дверь, не успев понять, что кто-то пришел.

— Айка? Что ты здесь делаешь? — Лана смотрела на рыжую девушку, которая неведомо, каким образом оказалась на пороге. — Как ты меня нашла?

— А как тебя не найти?! Это же верх гениальности — прятаться в городском доме своего феникса.

— Айгерим? Ты тут какими судьбами? — подал голос Азхар.

— Вы знакомы? — удивилась Лана.

— Еще как, — поморщилась Айка, бросая гневный взгляд на парня. Эльфийка тоже повернулась к своему другу.

— У нас с ней ничего не было, — уверенно произнес Азхар, скрещивая руки на груди.

— Конечно, не было! Ты же меня только в комнаты завел и сбежал, остановившись не полпути.

Лана густо покраснела, понимая, о каком знакомстве говорила Айка. Не то, чтобы эльфийку волновало, чем занимался Азхар в свободное время, но слушать перепалку оказалось неприятно.

- Знаешь, нужно предупреждать, что ты из василисков. Пусть полукровка, но все же…

— Азхар! — с укором бросила Лана фениксу. Про то, что Айка тоже василиск, девушка не знала, но говорить с таким пренебрежением о чей-либо расе — низко.

- Не надо мне тут этого твоёго «Азхар!» — передразнил парень. — Милая, — уже обращаясь к рыжей гостье. — Против хвостатых чешуйчатых ничего не имею. Почти ничего, — поправился феникс, вспоминая одного конкретного змея. — Но у вас есть маленькая и очень досаждающая особенность: беременеть от фениксов. А портить еще один мир возрождением в нем драконов — я не намерен.

— В любом случае, я здесь не для того, чтобы устраивать разборки с тобой, пернатый. Лана, тебе нужно собираться, и бежать отсюда, как можно скорее.

— Успокойся и объясни, что случилось.

— Лиам…. Он как с цепи сорвался. И боюсь… Нет, я уверена, что в этом состоянии Ли наделает глупостей.

— С чего вдруг? Его зверь меня не тронул. Ну, подумаешь, покормила я его крысой, это же не повод бросаться теперь на меня.

- Наивная… Он не тронул тебя, потому что признал в тебе свою самку. Я, конечно, говорила тебе, что влюбить в себя Беара — это выход из положения. Но ты перегнула палку.

— Я ничего не сделала!

— Мама не учила, что всякую дрянь в рот тянуть не надо? За хвост василиска кто кусал? — услышав это, Азхар присвистнул.

— Я… И что такого?

— Да ничего, в принципе. Разве что вместо периода ухаживаний с влюбленным по уши Беаром, ты получаешь василиска, который настроен как можно скорее свить с тобой гнездо и посадить тебя высиживать яйца. И, кстати, гнездо у него уже есть.

— Яйца?! Я эльф, а не наседка! Мы не несем яйца!

— Это она образно, — уточнил Азхар, притягивая эльфийку к себе, чтобы успокоить.

— А тебе, цыпа, я бы советовала убрать свои лапы от самки моего лучшего друга. Подобные вольности у нас в принципе не приветствуются, а в брачный период так вообще… Лана, как выберемся из города, тебе бы помыться, чтобы его запаха не осталось.

— Так-то Беар уже видел, как миловались, — в очередной раз подал голос Азхар. Феникс, в отличие от девушек, не выказывал ни малейших признаков волнения. И даже выглядел удовлетворенным. Мысль, что его персона умудрилась вывести из себя черного василиска, явно радовала парня.

— А, — кивнула Айгерим. — Тогда трупы мы в расчет не берем. Вдвоем будет только легче скрыться.

— Успокойся, — Алания никуда не собиралась уходить. И тем более бежать. — Беар ничего не сделает. Я под защитой императора.

— Императора? — фыркнула Айгерим. — Как думаешь, а чья идея была вас свести?

— Что?!

— У нас нет времени, чтобы ты приходила в себя после услышанного. Я хочу спрятать тебя куда-нибудь подальше, пока Лиам не придет в себя хоть чуть-чуть. Нет, тебе он, конечно, в жизни не посмеет навредить. Но то, что дров наломает, а думать начнет после — это я тебе гарантирую. А ты будешь потом обижаться. Кому это надо? Ты недельку-другую отсидишься, осознаешь, как сильно любишь этого горячего змея и жить без него не можешь. А после уже тетка Айгерим понянчит маленьких Беарчиков.

Лана хотела было начать возмущаться, только на этот раз распахнувшаяся дверь помешала. В гостиную вошли несколько императорских стражников, не ожидая, когда их пригласят.

— Командир Азхар, вы арестованы по приказу Императора, — начал вещать один из них, пока остальные заходили в помещение и окружали феникса.

— Я говорила тебе, — шепнула Айка, отводя эльфийку к выходу. — Это все Лиам. Нам нужно убираться отсюда.

— Азхар! Перенеси нас на Землю, — крикнула Лана.

Ее голос только отвлек феникса, и он пропустил тот момент, когда один из стражников подошел слишком близко, захлопывая на мужчине тонкий белый ошейник. Эльфийка схватилась за собственное горло. Она носила подобный. Проклятый металл, лишающий сил.

— Пойдем уже! — толкала Айка девушку на улицу.

— Я приду за тобой, — тихо пообещал феникс, прежде чем девушки скрылись из виду.

***

Столица казалась особенно взволнованной. Дом феникса располагался недалеко от центра города, его парадная выходила на просторную проезжую улицу. И уже видя перед собой цель, Лиам довольно улыбнулся. Все инстинкты обострились, он чувствовал, что Лана поблизости. Творец, дай ему сил не наделать глупостей.

Знакомая рыжая фигура скользнула на улицу, утаскивая за собой Аланию. Эта картина заставила Лиама замереть на секунду и оскалиться. Айгерим ясно дала понять, что не собирается ему помогать. Но чтобы пойти против…. Этого Беар не ожидал. Не теряя времени, он прибавил шага, чтобы нагнать беглянок. Нюх своей самки он не стал недооценивать, так что Беар накинул на себя воздушный щит. Пусть радостное воссоединение станет сюрпризом.

Догнав девушек через квартал, Лиам прижал к себе Аланию, схватил за шкирку Айгерим и открыл портал. Хорошо, что хоть столицу для перемещений открыли, не хватало на себе два брыкающихся тела через весь город волочить.

Портал выпустил троицу, оставляя их стоять в заснеженном поле. В месте открытия прохода земля оттаяла, превращаясь в вязкую кашу из грязи и воды. Айгерим быстро вырвалась из бесцеремонной хватки Беара, а Лана продолжала брыкаться в руках василиска. Отпускать эльфийку Лиаму очень не хотелось. Мужчина оглядел местность. Знакомые поля. Он не дотянул портал до своего поместья буквально пару километров. Наверное, после всех перемещений за сегодня — внутренний ориентир сбился. Или это близость Алании окончательно отвлекает от поставленных целей.

— Ты, — Лиам посмотрел на Айгерим. — Отправляешься домой. И чтобы я тебя не видел ближайшую неделю. Или две.

— Отпусти девушку, — прошипела рыжая, начиная меняться.

— Ты серьезно?

Лиам разжал руки, давая Лане отойти в сторону. Девушка поспешила отбежать, помня, какие василиски необузданные твари. И уже с расстояния смотрела, как рыжая Айгерим превращается в изящную белоснежную василиску. Ее одежда спала, соскользнула на снег. Опираясь на две руки, черными когтями царапая землю, Айка оказалась между Ланой и Лиамом, грозно шипя на мужчину.

К удивлению эльфийки, Айгерим в змеиной шкуре оказалось совсем не такой, как Беар. Стоя на хвосте, змейка была едва выше самой Ланы. И, в отличие от своего друга, казалось, Айка прекрасно контролирует себя в этом состоянии.

— Ууу-й-шшш-д-и-и-и, — протянула василиска, раскрывая свой белый кожаный капюшон. Ее способность говорить только больше ввела эльфийку в ступор.

- Айгерим, прочь с моей дороги, — тихо приказал Лиам. Он даже и не думал перекидываться. Драться с подругой он не намерен.

— Ос-с-с-с-та-а-а-вь, — прохрипела змея. Звуки довались ей с трудом. — Не-е-е…тр-р-ронь.

Лиам устало потер двумя пальцами переносицу. Как же не хотелось ссориться с Айкой, но сейчас она переходила все рамки дозволенного.

— Лана — моя, — произнес он, рыча.

В ответ Айгерим еще раз зашипела, раскрывая клыкастую пасть шире. Лана, стоя за спиной василиски, готовила оглушающее заклинание на тот случай, если ее защитница все-таки отступит.

Лиам достал из кармана бумаги и протянул их Айке. Вид, как белая змея берет в руки документы, аккуратно разворачивает сложенные листки и начинает вчитываться в текст, заставил Лану упустить контроль и растерять почти законченное плетение. Василиска выглядела… удивленной. Если вообще по змеиной морде можно считывать мимику.

Белая змейка повернулась к Лане, протягивая ей бумаги.

— Пр-р-р-о-с-с-сти-и-и, — прогудела она.

— Поверить не могу, что ты решила, будто я наврежу ей, — произнес Лиам, открывая портал. — Скройся. И чтобы я тебя в ближайшее время не видел.

Айгерим, склонив голову, проскользила в портал, оставляя эльфийку наедине с Беаром. Лиам удовлетворенно улыбнулся, поворачиваясь к своей невесте. Девушка смотрела на протянутый ей договор, дрожащими руками переворачивая станицы.

— Нет…

— Да, Алания. Теперь ты моя. Твои родители отдали тебя мне.

— Отец не мог, — видимо, девушка дошла до подписи на брачном договоре.

— Я уже говорил. Им не до тебя. Они сыграли свою свадьбу, ждут нового ребенка.

— Ты все врешь, — Лана повысила голос. — И… У вас запрещены браки по договору. Указ Императора.

— Он свое слово дал, свое слово забрал, — лениво протянул Лиам, подходя к своей невесте вплотную. Договор он забрал себе, пряча обратно во внутренний карман. — И потом, ты не темная, чтобы пытаться скрыться за нашим законодательством.

Пока змей возился с бумажками, Лана достала маленький нож, и попыталась ударить мужчину в сердце. Так просто. Между ними почти не оставалось расстояния, и ей не потребуется много сил, чтобы пробить тонкую одежду. Но змей оказался быстрее. Лиам выхватил кинжал из рук эльфийки, затыкая его к себе за пояс.

— Мышка. Уже все решено. Ты видела договор. Ты будешь моей женой. И точка.

— Я не согласна.

— Опозоришь свой род отказом?

— Я не желаю быть частью рода, который так поступает со своими детьми. Если им плевать на меня, то мне плевать на их договоренности с тобой.

Лана сделала еще один выпад, сплетая несколько воздушных потоков одновременно. Но не с целью ударить по Беару, а в попытке отлететь от мужчины дальше. Ей нужно расстояние, чтобы выиграть в этой схватке.

— Алания. Я сильнее тебя. И опытнее, — напомнил Лиам. — Перестань.

Не слушая василиска, эльфийка поспешно готовила новое проклятье. От него василиск не сможет укрыться. Родовая магия — особенная, так просто не защитишься. Плетение было быстро закончено и отправилось в лорда. Выставленный щит послушно пропустил эльфийскую вязь, ударяя Беара в грудь.

Помня, как подобное заклинание подействовало на феникса во время их самой первой практики, василиск поспешно укрепил защиту, чтобы молния не ударила в него. Но за проклятьем, въевшимся в его грудь, ничего не последовало. Подождав с минуту, Лиам разошелся в звонком смехе.

— Осечка вышла? — поинтересовался он, чувствуя, насколько глупо эльфийка растратила свой резерв на пустую попытку. Один короткий портал, и Беар оказался возле Ланы.

Девушка опешила от своей ошибки. Столько лет она оттачивала каждое движение, но почему сейчас проклятье не подействовало?

Беар крепко схватил девушку за плечи, заставляя взглянуть в его глаза.

— А теперь слушай меня. Ты будешь моей женой. Я никогда не причиню тебе боли. И ты будешь со мной счастлива. Хочешь ты этого, или нет. Но если сейчас для того, чтобы ты прекратила истерику и смирилась с новой действительностью, тебе нужен стимул — пожалуйста. Или ты становишься моей женой. Или я прямо сейчас отправлюсь на Землю и принесу тебе голову твоего Гриши. Если этого тебе покажется недостаточно, следом с жизнью распрощаются твои родители. И на закуску, я убью твоего Азхара. И поверь, я сделаю это с удовольствием и так, что он никогда не сможет больше возродиться.

На глазах девушки проступили слезы. Опустив голову, словно сломанная кукла, Лана заплакала. Ее тело сотрясалось, а Лиам не придумал ничего лучше, чем прижать девушку к себе. Его собственные глаза неприятно защипало, сердце щемило от неожиданно нахлынувшей тоски.

— Не плачь, — попросил он. — Я не сделаю этого, если ты просто дашь мне возможность быть тебе мужем. Дай мне шанс показать тебе, что я — твоя истинная пара.

Девушка оттолкнула мужчину, только сильнее заливаясь рыданием. Она осела на землю, пряча лицо за ладонями. Страх и бессилие сковывали хуже любого ошейника. Боль в груди Беара нарастала, так что у василиска перехватило дыхание. Он согнулся пополам, хватаясь за сердце, и не понимая, что происходит.

Когда он упал на колени, Лана, наконец, обратила на него внимание. Его лицо было перекошено мукой, пальцы пытались разорвать на себе рубашку, чтобы хоть как-то добраться до неизвестного источника боли. Глядя на это, Лану посетила догадка. Она поднесла свою левую руку, зубами впиваясь в кожу почти до самой крови.

Беар зарычал, отдергивая свою левую руку, и теряя опору, завалился на землю.

Эльфийка улыбнулась, получая наслаждение от этой картины. И чем больше наблюдала распростертого на земле василиска, тем легче ей становилось. Громкий смех затмил слезы.

— Что смешного?! — прошипел Лиам, неуверенно поднимаясь на ноги.

— Ты сказал, что не причинишь боли…

— Я никогда…

— Боль бывает разная, Беар. А моё проклятье сработало. Намерение… Ты не хотел мне навредить, лишь собирался заставить чувствовать… Любить тебя? — Лана снова засмеялась. — Этого никогда не случится…

— Ты ошибаешься.

— Нет, — с улыбкой ответила девушка. — Зато ты будешь жить, и каждый день ощущать на своей шкуре всё, что делаешь со мной. Всё, Беар. Устраивай этот брак, делай, что хочешь. Но помни, что до конца своих дней ты по-настоящему будешь знать, как сильно я тебя ненавижу.

— Сними проклятье! — приказал Лиам.

— Ни за что, — уверенно произнесла Алания. Спасибо предкам за столь совершенное оружие мести. Он хотел заставить ее понять, что он чувствует. И теперь сам испытает на себе каждое мгновение той боли, что он ей причинит, той ненависти и презрения, что Лана будет к нему испытывать.

Лиам ответил не сразу.

— Ну, что ж, дорогая. В таком случае, мне остается только радоваться, что я не живу так долго, как эльфы.

— То, что ты не проживешь долго — я могу тебе гарантировать. Однажды ты потеряешь бдительность, и я не упущу шанса перерезать твою глотку.

— Шипи, угрожай — сколько влезет. Главное, что ты будешь моей. Это сделает счастливым меня. А я буду делать счастливой тебя. Не важно, сколько на это уйдет сил и времени. Ты будешь моей женой. И будешь любить меня.

Эпилог. Не сбегай со своей свадьбы…

Алания разглядывала свое отражение в зеркале. Прислуга оставила ее одну, чтобы дать собраться с мыслями. Старая традиция. Невеста прощается со своей прежней жизнью, чтобы вступить в брак с чистыми помыслами.

Да…. Лана никогда не думала, что для нее закончится всё подобным образом. Не собиралась замуж. Тем более вот так…Тем более за Него…

Больно, когда предают родные. Лана не могла понять, как родители согласилась заключить договор с Беаром. Как отец согласился на подобное. Столько лет разговоров о чистоте крови, столько лжи и лицемерия с их стороны. Почему они поступили так с ней?

Она просто хотела пожить своей собственной жизнью. Без нравоучений и несбыточных маминых надежд. И чем это все заканчивается? Лана выходит замуж по принуждению. Лиам Беар, наконец, получит то, что хотел. Как и обещал, практически с их первой встречи. Она станет его женой…

Лана смотрела на свое отражение, не веря в реальность происходящего. Ее одели в обтягивающее черное платье, ткань которого имитировала змеиную чешую. Спина осталась оголена. На нее служанка нанесла рисунок — всю ту же змеиную кожу. Все для клана василисков.

Это так неправильно. Лана должна была выходить замуж в цветах своего дома. В зеленом платье, с серыми длинными рукавами. Свободное и воздушное, с вышивкой, изображающей лесных животных. Эльфийка попросила бы, чтобы на подоле вышили тигра, рядом с белым волком ее матери.

«Гришка….Как ты там, милый мой?», — подумала Лана. Теперь они вряд ли когда-нибудь увидятся.

К бракосочетанию ее должны были готовить подруги. Которых у Ланы все равно нет. Даже Айгерим — и та не появилась. Беар не пустил, наверное, все еще наказывая Рыжую за попытку помочь эльфийке.

С самим женихом Лана не общалась ни разу за эти две недели. Все это время эльфийка просто сидела в своих покоях, задыхаясь от воздуха, пропитанного ароматом Беара. Он всегда оставался где-то поблизости. Эльфийка чувствовала его присутствие, хоть и не видела Беара, и не могла ничего предпринять. Снова атаковать его? Глупо. Вдруг зверь исполнит свое обещание и убьет родителей? Даже если они ее предали, их жизнями девушка дорожила.

Иногда Лана могла наблюдать, как под окнами на снегу проступают глубокие борозды, оставленные змеиным телом. Еще реже эльфийка видела, как сам мужчина выходил на улицу в легкой одежде, словно пытаясь нарочно замерзнуть. Однажды девушка застала шестиметрового змея, вяло сворачивающего кольца под окнами ее покоев. Лиам говорил, что будет счастлив? Что ж, в этом он точно ошибался. Лана могла чувствовать, как с каждым днем проклятье набирало силу, заставляя мужчину испытывать на себе всю ее ненависть.

Но это всё пустые размышления. Чтобы она ни чувствовала, ее положение не изменится. Зеленое платье ей никто не даст надеть — это цвет враждебного клана. Гриши рядом нет, и не будет. И надо взять себя в руки, потому что вот-вот в ее покои заявится жених, с очередными лживыми обещаниями и требованиями. В прошлую их встречу в этом поместье Лиам захотел посадить ее в темницу для перевоспитания. В этот раз что ему захочется? Чтобы невеста улыбалась гостям? Смахивала слезы радости с лица и клялась в вечной любви на людях?

Из собственных мыслей девушку выдернул звук разбивающегося стекла. Обернувшись к окну, Алания увидела, как кто-то залезает в ее комнату. Рослая фигура, чье лицо скрыто маской, была с ног до головы затянута в черные одежды.

Эльфийка отошла как можно дальше от окна, выхватывая со столика подсвечник для защиты. Пользоваться манией Беар строго запретил, напоминая эльфийке о возможности скорой расправы с ее близкими. Платье оказалось совершенно неудобным, слишком узким, чтобы девушка могла бежать. Так что оставалась стоять загнанным зверем, в ожидании, что будет происходить дальше.

Мужчина, опуская ноги на пол, отряхивал себя от осколков стекла и трухи разбитой оконной рамы. Он выпрямился и, заметив эльфийку у стены, направился к ней.

— Что вам надо? — спросила Лана, стараясь контролировать голос, чтобы он не дрожал.

— Я пришел похитить тебя, — голос был глухим из-за маски, хриплым. Лана не могла его узнать.

— Я позову охрану, — пригрозила девушка, не подпуская незнакомца к себе ближе, чем на расстояние вытянутой руки. — Кто вы такой?

Мужчина не ответил, лишь вытянул ладонь, на которой вспыхнул тонкий огненный цветок.

— Азхар? — Лана чуть прищурилась, стараясь разглядеть в мужчине знакомые черты, но тщетно. Что-то каждый раз ускользало. Весь его облик — не просто неприметная одежда. На мужчине было нацеплено сразу несколько иллюзий, не позволяющих разглядеть истинную личину.

Спаситель не ответил, лишь прикладывая к лицу указательный палец, давая знак эльфийке молчать. Лана стояла и не могла поверить, что Азхар вернулся за ней. Как обещал.

— Азхар, что ты творишь? — прошептала девушка. — Уходи. Тебя убьют.

Спасение…. Столь желанное и невозможное. Беар четко дал понять, что Лана от него никуда не денется. А иметь на своей совести смерть друга девушка не желала. Лиам уже наверняка почувствовал, как его невеста неожиданно испугалась, а затем в ее сердце зародилась надежда. А значит, может прийти и проверить, что здесь происходит.

Феникс подошел к девушке, забирая у нее подсвечник и ставя его на стол. Схватив эльфийку за руку, он потянул ее за собой к двери.

— Отпусти! Ты с ума сошел! Там охрана…

Азхар распахнул дверь, выходя из покоев эльфийки и таща ее за собой. Двое охранников бросились на мужчину. Но не успели они сделать и пары шагов, как были оглушены заклинанием.

— Азхар, прошу тебя. Ты не понимаешь, я должна выйти сегодня замуж, — в очередной раз постаралась образумить своего друга Лана. Да, она не хотела этой свадьбы, но подставлять под удар всех остальных… Нет, она так не может.

Феникс, не слушая возражений невесты, вновь схватил Лану за руку и потянул за собой к лестнице. Девушка не могла бежать, узкое платье не позволяло, так что ей приходилось семенить за спасителем маленькими шажками, поскальзываясь и спотыкаясь о собственный подол. В очередной раз, когда она чуть не упала, мужчина остановился.

— Азхар, уходи один, пока тебя не заметили, — взмолилась Лана. Но мужчина ее не слушал. Он подхватил девушку на руки, и, уже переходя на бег, направился к лестнице.

Лана разрывалась от чувств. Головокружение от быстрого спуска, страх, что их поймают и Азхара убьют. Надежда, что ненавистной свадьбы все-таки не будет.

Охранники, оставленные лежать в коридоре у покоев Алании, уже пришли в себя, поднимая шум. У парадных дверей путь преградили еще трое стражников. Мужчина отпустил эльфийку, собираясь вновь воспользоваться магией, чтобы расчистить им дорогу к свободе. Лана не могла смотреть, испуганно отворачиваясь в сторону. Но все равно слышала. Чувствовала откаты силы от производимых заклятий, слышала, как охранники падают на пол, роняя на холодный мрамор свое оружие.

И до ужаса боялась помогать. Вдруг, если побег не получится, она сможет оправдаться перед Беаром, что ее вины нет, и он не тронет ее родителей? А может, ей удастся убедить Лиама не наказывать Азхара? Когда она успела стать такой трусихой?

— Идем, — Феникс, не дожидаясь ответа девушки, вновь тянет чужую невесту за руку к выходу. На улице их ждала лошадь. Только одна лошадь.

Лана посмотрела на животное, потом на свое платье, а затем на мужчину.

— Другого транспорта нет, — произнес он, оседлав кобылу. — Вся округа запечатана для перемещений.

И, прежде чем эльфийка смогла что-то возразить, мужчина подхватил ее, перебрасывая через лошадь, словно мешок с мукой. Его рука легла чуть ниже спины Ланы, вызвав бурное возмущение.

— Прости. Это чтобы ты не упала.

После чего мужчина пришпорил кобылу, заставляя животное с места сорваться в галоп.

Из поместья выбегали охранники, командуя собрать погоню. Лана уперлась локтями в бок кобыле, чтобы не биться лицом во время скачки, и смотрела в сторону особняка. Несмотря на возможные последствия, сейчас девушка чувствовала облегчение. А что будет потом…. Они же как-то с Азхаром решат эту проблему? Он перенесет ее на Землю, она поможет родителям скрыться, а потом… Потом сама исчезнет, как-нибудь. Азхар поможет. В конце концов, есть много миров, где василиску ее не достать.

А сейчас девушка надеялась увидеть лорда Лиама Беара, который выбежит на улицу и увидит, как его невесту увозят прочь. Лана очень хотела бы посмотреть на выражение его лица в этот момент.









Бонус. Рассказ "Пламя внутри".

История Азхара до "Дикой".



"Пламя внутри"

Однажды, через много-много-много лет после этой истории, один белокурый ангел спросит меня: «Азхар, в скольких мирах ты был?». И я отвечу ей:

«Во всех».

Жаль, что она так никогда и не спросила, сколько из них я помню.

А если бы мой ангел все-таки задала этот вопрос, я бы признался ей.

Единицы.

Мы с ней не раз обсуждали что-то подобное. Живя столь долго, воспоминания смазываются. В памяти остается лишь то, что по-настоящему тронуло сердце.

Я любил. Много раз. Любил до нее, наверняка полюблю после.

Вечность – моё проклятье.

Я феникс. У таких, как я, не бывает истинных пар…. Наверное, стоит сказать спасибо всем Богам за эту милость.

Наверное…



Я просыпался, неохотно елозя ногами по кровати. Несмотря на то, что я любил высокие температуры, жар и духота в комнате становились неприятными. Святой Творец и пустое междумирье, я способен искупаться в жерле действующего вулкана, но сейчас мне катастрофически не хватало свежего прохладного воздуха. Кто-то рядом со мной пошевелился, так что я открыл один глаз, чтобы проверить. Мое лицо приятно вытянулось.

Близняшки.

Неплохо.

Чувствую, вечер вчера удался. Разве я не шикарен?  Честно, понятия не имею, как их зовут, и как они оказались тут…. Интересно, а где я? Неважно, потом разберусь. Но если после такого количества выпитого, сразу две женщины льнут ко мне, словно грифоны в брачный период, а эта хибара не спалена дотла – я молодец.

Красавчик.

Скидывая с себя бедро одной наглой девицы, которая совершенно бесцеремонно придавливало меня к постели, я резко сел.

Ох, да это тройняшки…

Надо сказать - отличное начало дня. Еще бы теперь понять, где я…

Поднимаясь с кровати, я старался не разбудить девушек. Они, очевидно, устали, да и я на новые подвиги пока не готов. Кожа на спине ноет, будто мне кто-то крылья откручивать пытался всю ночь. Добредя до отполированной медной пластины на стене, постарался разглядеть, что там со мной стряслось.

Коварные женщины! Обязательно нужно так царапаться? Словно я с гарпиями увеселения проводил. Еще раз окинул мулаток взглядом. Да вроде нет. Очень даже не гарпии. А та, что с края лежит, вроде даже миленькая. Думаете - лукавлю? Ведь они тройняшки. Но ничего подобного, я чувствую тот приятный теплый свет, который излучает ее душа. В отличие от сестер, которые были холодны внутри, как сердце… даже не знаю, пусть будет как моё сердце.

Одежда, одежда, одежда…. Осмотрел все вокруг. Штаны нашлись на деревянном комоде, явно собранном вручную из грубо отесанных досок. Рубашка…. Хаос мой папа, что-то ничего не нахожу похожего. В принципе, замерзнуть я в любом случае не смогу. Да и своего тела я не стесняюсь…

На глаза попалась длинная серая мантия. Подцепил ее одним пальцем, чтобы рассмотреть поближе. Кажется, одна из девушек пришла в этом. М-м-м… материал мягкий, приятный.

Интересно, если я возьму себе – это считается кражей?

Да не…

Конечно, нет.

 У девушек еще много одежды, и наверняка они найдут потом мою рубашку. А я пока одолжу себе эту штуку. Будем считать, что это обмен.  Накинул на себя тряпку. Капюшон прикрыл голову, полы мантии доходили до колен, оставляя торс обнаженным. Еще раз бросаю на тройняшек последний прощальный взгляд. Нет, сил моих больше нет. Да и настроение не то…

Больше всего сейчас хотелось глотнуть свежего воздуха, а то в домике, где я в итоге заночевал, хватит искры, чтобы наши алкогольные пары вспыхнули ярким пожаром.

Улица встретила меня прохладным пасмурным днем. Осмотревшись по сторонам, я понял, что вообще не узнаю местность. И ладно бы меня смущало само месторасположение деревни. Понять бы, что за Империя…

В бездну подробности, что это за мир такой?

Воздух совсем иной, не к такому я привык. Но, даже закрывая глаза на такую несущественную мелочь…. Эта планета дышала иначе. Я чувствую такие вещи. Каждый мир уникален. У всех живых существ есть душа, и планеты – не исключение. Может, в гигантских шарах земли, парящих в междумирье и пышущих жизнью, душа обретает несколько иной смысл, чем все привыкли считать, но в любом случае, я чувствую ее. И этот мир мне незнаком.

Вот сколько раз давал себе зарок – не прожигать пространство на хмельную голову. Но нет, Азхар, обязательно нужно перед кем-то покрасоваться! И если тройняшки точно тому причиной не были, то кто меня в этот раз дернул за перья начать выделываться?

- Азхар!

 Ммм, чувствую, ответ на мой вопрос близок. Поворачиваюсь на голос.

Демон.

Натуральный демон! И где я только его подцепил?

- Дружище! – даже так? Становится все интереснее и интереснее. – Хаос тебя за хвост дери, вот это ты вчера устроил!

- Вы кто, уважаемый? – улыбаюсь я крылатому незнакомцу. Интересно, что от меня он своего облика скрывать не стал. А вот для местных жителей накинул простенькую иллюзию, чтобы казаться таким же смертным и беспомощным, как и окружающие.

 - Вот как, значит, мы заговорили. Ведать, не слабо ты вчера перебрал. А я говорил, что с гномьим пойлом лучше не связываться.

- И все-таки? – поднажал я, чтобы вывести собеседника на чистую воду. Не то, чтобы я был сильно занят, но тратить ближайшую неделю на блуждание по междумирью в поисках, откуда меня занесло в этот мирок – не хотелось. А интереса к этой планете я не ощущал категорически.

- Версалирион, - представился черный демон, протягивая руку.

Я нелюбезно отказался от такой чести. Не то, чтобы я брезговал, но с демонами лучше лишний раз вообще не общаться. Тем более касаться. Проблем потом – не оберешься.

- И каким образом мы с вами вчера… познакомились?

- Так ты меня вчера на спор их Хаоса выдернул. С какими-то упырями поспорил на ужин. Бездна тебя за язык дернула, не иначе. Ты знаешь, как это унизительно, когда взрослого демона с собственной помолвки крадут?

Я улыбнулся. Крылатый начинал мне нравиться.

- Друг, я, может, спас тебя от самой большой ошибки в твоей жизни!

- Ага, эти-то слова я и передам Найт, когда тебя на артефакты разберу, феникс.

- Рога еще не отрасли взрослого феникса на артефакты пускать, - осадил я юнца. – Я тебя раз в десять старше. Хотя, может, это ты неплохо сохранился. Или я уже не помню, сколько живу. Да и с чего ты вообще взял, что я феникс?

- Как? Так после того, как ты у гномов сивухи наглотался, сам начал хвастать. Мол – «спорим, я гору расплавить смогу!». А я, дурак, этих карликов пожалел. Предложил показать, как ты пространство прожигаешь. В общем, ты на кой-то меня с собой опять потащил. А дальше бросил, стоило тебе очередной кабак себе приметить.

Задумался. Вообще, на меня похоже, конечно. Но в памяти все равно ничего не всплывало.

- И где мы в итоге оказались?

- Ирриддир, - пожал плечами демон. Название мне ни о чем не говорило. – Хочешь, до Хаоса подброшу. Только давай вечером. У меня тут несколько сделок намечается.

Я поморщился. Притащи демона к людям – он и души поскупает. Ладно, в конце концов, у них свои мозги есть. Не мои проблемы.

- А как же твоя невеста? Не будет злиться, что ты задержишься?

- Днем больше, днем меньше. У нас с ней вечность впереди…

- Тоже мне, наивный, - вздохнул я. Молодой демон еще, что с него взять? – Лет четыреста-пятьсот понежитесь, а потом разбежитесь. Демонессы такие непостоянные.

- Эта другая. Моя половинка.

Выразительно закатил глаза.

- Вот все-таки ты совсем еще маленький, - прям не демон, а демоненок. Демонёночек. Так и хочется нерадивого подойти и по головке погладить. – Слушай, что опытный дядя тебе говорит. Никакой свадьбы, пока не стукнет хотя бы лет триста. Поживи для себя. Истинная твоя никуда не денется. Да и вообще, ты еще жизни нормальной не видел. Вдруг твоя Найт – тебе вообще не пара? И будешь с ней связан, пока твоя настоящая бродит… да хоть здесь.

- Ты прорицатель? Не встречал фениксов, которые видят будущее.

- Ты вообще фениксов еще не встречал, малой. А поживешь с мое – сам прорицателем станешь. Ну, ладно. Иди своей дорогой. А я как-нибудь сам выберусь. Не первый раз.

- Погоди! – не дал мне уйти этот… как его там? – Точно на артефакты не дашься? Мне не так много нужно. Пару ребер там, может перьев чуть…. Ты не подумай, я потом тебя убью, за пеплом могу приглядеть. Все равно же оживешь целый и невредимый.

- Наглый…

- Да ладно тебе, Азхар. После таких ночей… Я твой должник. Хочешь, устрою тебя в гарем приличный в Хаосе?

Я поперхнулся собственным возмущением. Понятие благодарности у демонов весьма… своеобразное.

- А что? Ты зверюшка редкая. Тебя с руками и ногами оторвут.

- Ага. На артефакты.

- Тебе жалко?

- Так, малец. Пшел вон, пока не проклял. Еще хоть слово, и истинную свою точно на этой планетке найдешь. А тут только смертные людишки живут, - втянул воздух полной грудью. – И оборотней чуть. И запомни. К редким, древним и страшим – нужно относиться с большим уважением. А то возомнил себе…. То, что мы с тобой выпивали, еще не ставит нас на одну ступень эволюции.

Дожидаться реакции не стал. Демоны – народ тугой. Ему еще сотню лет высказанная мысль доходить будет. Сложно с ними. Но и без них никак. Вернее без их Хаоса. Отправная точка всех миров. Сколько богов они породили, сколько миров эти боги построили? Один Творец чего стоит.  Только за такое разнообразие следует сказать спасибо. А то тоска смертная бы была. Негде толком вечность скоротать. А так хоть путешествую. Там сотню лет, тут полвека…



Деревня осталась за моей спиной. С тракта я быстро свернул, решив пройтись через луга. Роса еще не просохла на лишайнике, так что сапоги быстро покрылись влагой. Странный мир. Я чувствую в нем силу, но не видел ее в людях. Воздух разве что не искрится от неиспользованной энергии. Наверное, местные жители еще слишком примитивны, чтобы научиться пользоваться даром. Но, повторюсь. Это не моя проблема. Игры в бога бывают забавны, но настроение не то.

Тело ломит от усталости. И дело тут не в том, что я плохо выспался. Нет. Это начинает накатывать очередная хандра. Всё слишком приелось. Вино, женщины, бесконечное просыпание в неизвестной местности, просто потому что мне скучно. Наверное, пришло время опять стереться. Избавиться от памяти, заснуть в каком-нибудь глубоком спящем жерле, пока оно не извергнет меня снова к жизни. В прошлый раз помогло. Сколько я проспал? Лет триста, не меньше. Интересно, сколько раз я поступал так с собой?

Злая шутка – вечность. Просто бесконечная череда дней, когда ты сгораешь изнутри, но никак не сгоришь окончательно. Мне не больно. Огонь не просто мой друг – моя сущность. Только внутри кроме него – лишь пустота.

Вечность в одиночестве – что может быть хуже? Хоть бы одного феникса встретить, чтобы узнать – чем они занимаются? Но нет…. Иногда мне кажется, что я последний. Или вообще единственный. Я даже детей иметь не могу. Во всяком случае, сколько бы я ни гулял – ни одного птенчика не получилось. Да и зачем? Если бы вечные создания еще и размножались…

Вперед

На секунду представил себе мир, заселенный такими, как я, и ухмыльнулся. Нет, себя-то я люблю. Только терпеть долго не могу. А был бы целый мир… Ужас.

Мой путь оборвался неожиданно.

Я подошел к самому краю утеса. Что ж, местные жители выбрали очень высокую точку для своего поселения. Мне нравилось. Вид открывался фантастический. Подо мной распростерлась бездонная пропасть из непроходимых лесов, отвесных скал, припорошенных густыми серыми облаками.

Смотря сначала назад, в сторону деревни, затем вниз, я принял решение. Не идти же теперь обратно? Возможно, для вечного создания я несколько ленив. Пожав плечами, я встал спиной к пропасти. Растянув руки и делая глубокий вдох, я спрыгнул.

Свободный полет. Встречный ветер царапал кожу, я развернулся в воздухе, чтобы ловить потоки лицом. Я провалился в облака, выбирая этот момент, чтобы высвободить свое пламя, которое все утро просится на волю. Частичная трансформация, я создал только крылья за своей спиной. Жар испарил влагу вокруг, не давая промокнуть.

Крылья сложены, я хотел еще чуть-чуть набрать скорость в свободном падении. Первый взмах – и встречный теплый поток расправляет мои огненные крылья, позволяя плавно скользить вниз, лавируя между тонкими вертикальными пиками скал. Словно старые боги воткнули в землю свои гигантские каменные копья.

Мне нравилось летать. Не между мирами, а вот так – просто. Не знаю, почему так редко позволял себе эту приятную мелочь.

Да, в большинстве случаев я скрывал свою натуру. Демон – не единственный, кто с радостью отхватил бы себе кусочек феникса. И не то, чтобы мне было жалко – в конце концов: умер, возродился – и здоров. Но как-то не уважительно это, что ли. Да и больно. А я не из тех мужчин, кто получает удовольствие от жестких игр.

Понимая, что падаю уже слишком долго, я расправил крылья шире, сбавляя скорость. Я знаю, что мне хватит нескольких взмахов, чтобы остановиться и зависнуть в воздухе, если потребуется.

А вот глаза я зря закрыл.

Из скалы на волю вырывался горный родник, водопадом выбивая струи ледяной воды. Как я ненавижу воду! Крылья не справились с напором и погасли, а я сорвался подать камнем вниз. Только на этот раз совсем без удовольствия.

Хорошо, что лететь оказалось недалеко. Под водопадом метрах в трех ниже имелся выступ, куда я мягко приземлился.

Очень мягко. И звонко.

Женский крик яростно высказал возмущение по поводу того, что я невольно использовал девушку в качестве подушки. Я, конечно, ни слова не понял, но интонации у подушки получились весьма красноречивые.

Нет, я, возможно, был неправ. Но драться то зачем? Еще больно так по ребрам локтем ударила. А я и так злой и мокрый. Так что скрутил вертлявую дочь несдержанных варваров, завел ее руки над ее головой, прижимая к камню и посмотрел, кто это так яростно и бесцеремонно меня колотит.

Тогда я и пропал.

В тот момент, глядя в глубокие черные глаза, я ощутил, как мое сердце забилось. Нет, орган всегда работал исправно, но сейчас… Я ощущал каждый его удар. Кровь разносилась по телу с бешеной скоростью, зарождая где-то в животе неприятное щекотание. Я был оглушен собственными эмоциями, чувствовал, как мои зрачки расширяются. Время словно остановилось, когда я смотрел на неё…

И я склонился, чтобы коснуться губ этой незнакомки. Что можно сделать еще в такой момент? Я не знал. Впервые в жизни не знал, как поступить.

Всё, что я делал в своей жизни после этой встречи – я делал в надежде вновь испытать всю ту лавину эмоций. Выходил ли я в сражение, устраивал ли бездумные похищения невест, или просто бросался на понравившуюся женщину на улице. Всё ради возможности вновь ощутить тот сладостный трепет внутри.

Я знал много женщин до неё, и до этого дня ни одна не заставляла почувствовать... что-либо.  Словно я по-настоящему был жив. Впервые с того момента, как я осознал себя. Раньше я просто существовал, а сейчас… Только ее губы, тепло ее влажного тела подо мной, желание раствориться в этой удивительной незнакомке.

Я благодарил богов за тот день. Ведь у меня появился смысл жить. Появилось желание никогда не умирать…. В тот день я полюбил. Впервые в жизни, полюбил. И это было началом конца. Конца всем пьянкам, скитаниям и одиночеству…

Конца того мира.

Потому что она оказалась смертной.

Я проклинал богов за этот миг. Ведь что бы я ни делал, я больше никогда не мог забыть, каково это, когда твое сердце бьется. Я искал хоть что-то, чтобы вновь жить. По-настоящему.

Но все они были смертными…

Это ужасно. Но теперь я даже не вспомню, как она выглядела. Как кто-либо из них выглядел. У первой были черные глаза. У другой – самые идеальные губы. Или нереальные синие волосы.

Я сдался в своих поисках. Достаточно быстро. Сколько лет прошло? Четыреста? Может пятьсот… Не помню. К чему эти болезненные глотки жизни на пару десятков лет? Когда все заканчивается одинаково. Я больше не хотел этого. Больше не мог.

Нашел тихий и скучный мир. Где Империи разделились на темных и светлых. У светлых были эльфы, которые могли жить почти так же долго, как и я. Но я больше не искал. Да и скучно с этими светлыми. Они просто существовали. Как и я. Только без драк, выпивки и безумных женщин на одну ночь.

А темные…. Они хотя бы пытались вкусить жизнь со всеми ее красками. Там меня приняли. А я принял их. И жизнь вернулась в привычное русло, как это было до Ирриддира.

Пока однажды я не полез к одному беловолосому ангелу на городской площади. Просто на спор, чтобы смутить странную эльфочку, которая неведомым образом забрела к темным.

И это стало началом…


home | my bookshelf | | Дикая. Будешь моей женой!+бонус |     цвет текста   цвет фона