Book: Разноцветный снег



Разноцветный снег

Наталия Волкова

Разноцветный снег

© Волкова Н. Г., текст, 2018

© ООО «Издательский дом «КомпасГид», 2018

* * *

Памяти любимой мамы, без которой ничего бы не было


От автора

Дорогие читатели!

Нам сейчас очень трудно представить, каково это было – жить в войну. Ничего удивительного: те, кто были детьми в 1940-е, и вообразить не могли жизнь при Александре II; те, кто будет ребенком через 70 лет, с трудом поймут наше время.

Я тоже не смогла бы даже отдаленно представить, какой была жизнь маленького оккупированного города в Великую Отечественную, если бы не моя бабушка. Все детство я слушала ее поразительные рассказы о городке Острогожске, рисуя в воображении его улочки, площади, палисадники и церкви. Я все расспрашивала и расспрашивала ее, пытаясь осознать, что это значит – видеть, как к тебе врываются незваные гости, принимаются тобой командовать, угрожать, требовать чего-то. Зоя Николаевна Кудинова – так зовут бабушку – вспоминать об этом не любит.

Бабушка родилась через 8 лет после революции и за 16 лет до войны. Детство было счастливым и безмятежным: большой дом, любящие родители, двое братьев.

Но война и оккупация все разрушили: мальчишки-одноклассники погибли, папа подорвался на мине в собственном саду, мама умерла от тифа, старший брат ушел на фронт. Дом опустел, и бабушка осталась одна с младшим братом; тогда-то в город и пришли фашисты.

Из документов, которые доступны сегодня, ясно: оккупированные территории призваны были служить гитлеровской Германии источником продовольствия и сырья. А люди – дешевой рабочей силой. Согласно преступному приказу Вильгельма Кейтеля от июня 1941 года, жители оккупированных поселений не имели права самовольно уезжать, опаздывать на работу, непочтительно относиться к солдатам вермахта и СС, не говоря уже о том, чтобы укрывать евреев. Все это жестоко каралось: тюрьмой, а чаще – смертью.

Нацистское командование боялось восстаний и неповиновения, а потому каждый новый приказ был страшнее предыдущего, оставляя людям все меньше надежды. Малейшее подозрение в шпионаже, ничтожное нарушение правил, одно неверное слово – расстрел. На убийство офицера фашисты отвечали уничтожением целой деревни. Доносы и служба на оккупационную администрацию, напротив, поощрялись.

В основном люди стремились выжить, и более ничего. Они продолжали работать и вели, насколько это возможно, привычный образ жизни, веря в то, что скоро придут «наши» и избавят от несчастий. Для каждого это было испытанием, и всякий справлялся с ним по-разному. Понять, кто твой подлинный друг, а кто может предать, нелегко. Как в критической ситуации поступит знакомый? А как – ты сам? Этими вопросами и задаются герои повести «Разноцветный снег»: быть может, впервые в жизни они попытались в деталях представить, что происходило в их родном городе много лет назад.

Я попыталась представить, каким мог быть Острогожск в Воронежской области, но не уверена, что сделала это правильно, что точно поняла переживания живших здесь в войну. Поэтому в книге город стал просто О-жском – и, утратив сходство с прототипом, превратился в собирательный образ провинциального поселения, пережившего оккупацию. Таких в России пугающе много. Как, наверное, и историй вроде той, что вам предстоит прочитать.

Двенадцать лет ни о чем тебя не просили,

теперь ты взрослый, вот первая просьба. Что же,

мой милый мальчик, если ты только можешь

не стать мессией, не становись мессией.

Я знаю восторг и блаженство этой забавы,

я знаю, как обольщает она и манит.

Мой мальчик, каким бы ты ни был могучим магом,

не надо кормить мегаполис пятью хлебами.

Не потому, что очнешься потом в больнице

или, там, пекарю нечем станет заняться.

А потому, что потребуют объясниться.

Так и будешь ходить всю жизнь,

объясняться.

Ася Роршах

Глава 1

В квартире пахло жареной курицей. Я почувствовала ненавистный запах еще на площадке перед дверью, зажала нос и постаралась как можно тише проскользнуть к себе в комнату, пока меня не засекла Тоня. Я научилась бесшумно удирать из квартиры и незаметно возвращаться. Утром, пока родители еще спали, я в одних носках, как на коньках, скользила по гладкому паркету, зажав туфли в руке. Потом, будто взломщик, по миллиметру всовывала ключ в замочную скважину и, почти не дыша, приоткрывала входную дверь. Тут тоже имелись свои секреты: дверь надо было слегка приподнять и только потом медленно открывать, иначе она могла предательски скрипнуть.

А сейчас мне предстояло, наоборот, тихо вернуться из школы. Движения отточены, слух натренирован: хоть в джеймсы бонды подавайся. И вот я в своем логове. Можно перевести дух, плюхнуться на диван и лежать, уперев ноги в стену. На полках – фэнтези, на стенах – плакаты, над столом – фигурки из «Властелина колец» и герои Миядзаки. Ну, привет, Мононоке, давно не виделись. Если меня сейчас увидит прабабушка – в школьной одежде, на кровати с задранными ногами, – то будет торнадо. Или ураган Тоня. А сейчас Тоню злить нельзя, потому что у кого еще просить денег? Родители вернутся из своей Москвы только к концу недели, до бабушки не доехать. Остается один-единственный вариант – Тоня. Она, конечно, сейчас же начнет расспрашивать, что, да как, да кому это надо. А потом будет осуждать: мол, сами виноваты. Можно подумать, кто-то застрахован…

По правде говоря, поначалу я и сама подумала, что Ромкины родители виноваты, но потом увидела его маму.

* * *

Мы с Ромкой никогда не дружили, просто перекидывались парой фраз на уроках, потому что сидели вместе, и несколько раз созванивались, да и то лишь потому, что англичанка задавала диалоги на дом. У нее была идея фикс, что класс надо сдружить, что это полезно для языкового общения, вот она и придумывала всякие задания, которые хочешь не хочешь, а приходилось делать сообща. До сегодняшнего дня я вообще про Гаврилова ничего не знала: где живет, есть ли у него братья-сестры. А сегодня он явился в школу без портфеля – и сразу к учительнице. Он говорил очень тихо, а вот Марина Владимировна аж вскрикнула:

– Да ты что?! Ромочка, какой кошмар. Иди, конечно.

Как только Гаврилов ушел, все вопросительно посмотрели на классную.

– Беда у них, ребят. Ромкина сестра вывалилась из окна. Невысоко, первый этаж, но голову поранила. В общем, она в больнице, без сознания.

Класс застонал, а потом загудел. Кто-то выкрикнул с задней парты:

– Ромкиной сестренке три года ведь? Никто не смотрел, что ли?

– Да эти мелкие везде лезут, за ними не усмотришь.

– А если бы это десятый этаж был?!

– Может, чем помочь надо? – спросила Соня Певченко.

– Может, и надо, – задумчиво сказала Марина Владимировна. – Я позвоню после урока Роминой маме, спрошу.

А после уроков был незапланированный классный час.

– Значит, так, – сказала Марина Владимировна, – помощь нужна. Материальная. Поэтому мы сейчас в школе объявление повесим и напишем счет, на который можно деньги для Роминой семьи переводить. Ситуация, ребят, аховая: Леночке, Роминой сестре, сделали рентген головы – обнаружили отек. Вы же знаете, у нас в городе больница не очень оснащенная, надо в центр везти к хорошим специалистам. А на это, сами понимаете, нужны деньги. Так что вы дома поспрашивайте, может, кто-то сможет помочь. И еще. Вы же у меня люди компьютерные, в интернете все сидите? «Вконтакте», там, «инстаграм», «вотсап»? Сможет кто-нибудь объявление разместить? Соня? Вадим? Вот только Ромина мама справки от врачей скопирует, чтобы их вместе с объявлением выложить, а то сейчас столько жуликов развелось, Господи, помилуй.

Уже на лестнице я столкнулась с Ромкиной мамой. Правда, я не знала, что это она, но сразу почему-то догадалась. Может, потому что она сжимала какие-то бумажки, а может, потому что чем-то смутно напоминала Ромку. Точнее, это, наверное, Ромка напоминал ее.

– А где здесь седьмой «В»? – тяжело дыша, спросила она, схватившись за перила. – Я к Марине Владимировне.

В кабинет я за ней, конечно, не пошла, осталась у двери. Голос Ромкиной мамы то взвивался вверх, то был почти не слышен, и до меня долетали только отдельные слова.

– Прямо головой… говорят, отек… на минуту отвернулась… я квартиру продам, только бы спасли…

Было как-то неловко стоять там и подслушивать – казалось, что лезешь в чужую беду, которая хоть и рядом совсем, а все равно тебя не касается. Где бы достать денег, вот в чем вопрос… С мамой еще можно договориться, но мама далеко. Уезжая, она мне сказала:

– Стася, присматривай за бабушкой, а то она может чудить.

Я бы, может, и восприняла это всерьез, но потом услышала их разговор с Тоней:

– Присматривай за Стасей, пока нас не будет; у нее переходный возраст.

Глава 2

Я лежала в комнате и думала, что надо пойти и поговорить с прабабушкой. Не монстр ведь она. Хотя да, суровый вид Тони мог напугать кого угодно. И как только у такой маленькой пухлой старушки мог быть такой колюще-режущий взгляд? Ростом Тоня даже меньше меня, хотя и я не гигант, прямо скажем. Про таких говорят «метр с кепкой», но у нее была удивительная особенность: даже на громадного собеседника Тоня умудрялась смотреть как бы свысока. Мама говорит, это от того, что бабушка всю жизнь начальницей проработала и, хотя она уже двадцать лет на пенсии, взгляд сохранился. Под этим взглядом в сочетании с поджатыми тонкими губами и острым, «лисьим» носом хотелось присесть в глубоком реверансе и сказать: «Слушаюсь, Ваше Величество!» Кстати, какое-то неуловимое сходство с английской королевой у нее тоже имелось. Даром, что ли, они в один год родились?

– То-о-о-ня, – позвала я громко, потому что слух у нее в последнее время становился все хуже.

В кухне клубился туман от пыхтящих кастрюль и шипящей сковородки. Прабабушку не сразу и заметишь здесь. Но вот она вынырнула, как ежик из тумана, и схватилась за сердце:

– Стаська! Напугала! Я чуть всю перечницу в суп не сыпанула. Разве можно так подкрадываться?

С чего начать разговор? Как вообще начинают подобные разговоры?

– Тоня, а ты не могла бы у родителей попросить для меня денег? – я решила начать с места в карьер. И присела на табуретку, съежившись, как перед уколом, в ожидании бабушкиного вердикта.

Бабушка насторожилась и открыла форточку.

– Денег? Ты хочешь что-то купить?

Конечно, я могла и соврать. Сказать, что да, мне просто позарез нужны сережки, коньки, интернет-игра, в конце концов. Кстати, именно игра спасла бы положение – не надо было бы отчитываться и демонстрировать коньки. Если бы я только могла соврать! Но в том-то и дело, что я не могла, не умела, сколько раз ни пыталась, все равно сама себя выдавала. Наверное, это у меня какой-то физический дефект. Стоило соврать, как тут же начинала кружиться голова, лицо покрывалось пятнами и горело, а я признавалась, что сказала неправду.

– Не совсем, – протянула я уклончиво, – надо помочь одному человеку.

Я видела, как переменилась бабушка, будто маску надела. Ее лицо стало непроницаемым, губы вытянулись в тонкую линию, а взгляд, который минуту назад был любопытным, стал пустым и чужим. Ну, вот и все.

– Кому? – холодно спросила она.

Я уже понимала, что это бесполезно, но все-таки вяло рассказала про Леночку, про срывающийся голос Ромкиной мамы в кабинете Марины Владимировны, про непривычно тихого Ромку.

– Совсем родители за детьми не следят, – помешивая суп, сказала бабушка. – Бедный ребенок, как пить дать инвалидом останется, если вообще выживет.

Я с надеждой вскинула голову: может, я ошиблась и бабушка поможет?

– Им деньги нужны на обследование, – напомнила я тихонько.

– Ну, вот пусть теперь и ищут спонсоров, раз не смогли ребенка уберечь.

Конечно, я ждала такого ответа, но все равно не выдержала.

– Как ты можешь? Это же несчастный случай! А если бы это со мной? Да и вообще ты всегда меня учила быть доброй, помогать близким.

– Вот именно: близким, – повысила голос бабушка. – А много ты близким помогаешь? Давно посуду последний раз мыла? А в магазин я тебя сколько раз просила сходить? Что ты отвечаешь? Занята! Уроки! Хорошо быть добренькой за чужой счет: родители должны вкалывать с утра до вечера, а ты будешь деньги кому попало раздавать?

Я буквально задохнулась то ли от несправедливости, то ли от тяжелого куриного запаха.

– При чем тут это? Люди в беде! И не кто попало. А Ромкина сестра!

– Людям твоим головой надо было думать. А не ждать помощи теперь. Проще простого ходить и побираться. Я никогда ни у кого не просила денег! И никто мне никогда не помогал. Только наоборот.

– Поэтому и не помогали, что ты жестокая, – я уже кричала на весь дом, – ты злая, ненавижу тебя!

Я схватила тарелку и швырнула на пол, осколки разлетелись по всей кухне, но этого мне показалось мало, хотелось как-то наказать бабушку, и я сжала ладонь с осколком. Пусть кровь, пусть Тоня видит, какая она жестокая. Я сдернула с вешалки куртку и выскочила за дверь. Теперь я не старалась закрыть ее бесшумно – наоборот, шарахнула так, что штукатурка посыпалась.



Глава 3

Я сидела на лестнице и плакала, и мне было все равно, что происходит вокруг. Я слышала, что по лестнице кто-то бежал. Я даже не подумала, что меня за поворотом совсем не видно и тот, кто бежит вниз, скорее всего, натолкнется на меня. Так и вышло.

Какой-то человек круто повернул на последнем лестничном пролете и, не успев сбавить скорость, врезался прямо мне в спину.

– Зараза! – Он споткнулся, пытаясь резко сменить траекторию, но это было не так-то легко на большой скорости. Если бы не схватился за поручень, точно бы упал. Уже проскочив ниже, мужчина обернулся. Я даже не шевельнулась – уткнулась подбородком в кулак и так и сидела. Наверное, он заметил у меня окровавленную салфетку. – Эх, теперь без разборки на работе не обойдется, – тоскливо пробормотал он и вернулся на несколько ступенек.

Я уже не плакала. Кажется, у меня вообще кончились слезы, осталась только космическая чернота внутри. Сколько я сидела тут? Ищет ли Тоня? Ну и пусть ищет, пусть мучается. Какая разница? Мужчина подошел ближе. Ну, сейчас начнется: «Девочка, что ты плачешь? Что случилось?»

– Барышня, вы нарочно препятствие людям строите, чтобы они к соревнованиям готовились? Бег с барьерами? Может, вам лучше на стадион перебраться?

От неожиданности я подняла голову. При чем тут соревнования? Человек смотрел на меня с интересом, словно чего-то ждал. Я молчала. Тогда он продолжил:

– А может, вы каратистка? Пытались рукой пробить стену, но та оказалась слишком прочной? Тогда могу дать телефон хорошего тренера по карате, он даже кирпичи научит разбивать. Дать?

Я смотрела на него как на сумасшедшего. Может, лучше пойти домой? Кто знает, чего он хочет.

– Ладно, не надо так не надо, – улыбнулся странный мужчина, а потом стал рассказывать, будто меня это интересовало: – Эх, никогда не любил лифты. Это меня и подвело. Лифт надо ждать, а ждать я тоже не люблю. И что самое интересное, всегда ведь спешу, но при этом всегда опаздываю. И работаю-то я теперь рядом с домом, можно сказать, в соседнем подъезде, а все равно опаздываю. Может, это потому, что раньше я жил в большом городе, а чтоб начать жить на новый размеренный лад, привычка нужна. Вы замечали, что люди в маленьких городках не только ходят медленней, но и разговаривают с большими паузами, будто у них впереди лет сто свободного времени и его можно заполнить взглядами, запахами, дождем, рекой? Замечательная у вас тут речка Тихая Сосна. Спокойная. Ради всего этого я и выбрал ваш городок. В моем возрасте все стараются из таких мест в Москву сбежать, а я, наоборот, сюда прибился. Но, знаете, иногда хочется прошлое запаковать, как старую одежду, в полиэтиленовый мешок и свалить в ближайший мусорный бак. Знакомо? Вот и я тоже сыт по горло большими городами, большими возможностями, большими людьми…

Он помолчал, потом посмотрел на телефон:

– Опять опоздал, уже пять минут как должен быть на работе. Если что, меня зовут Яков Семенович, и я всегда рад поболтать. А вас как?

Я решила, что пора уходить: все-таки в меня с младенчества вдолбили, что с незнакомыми разговаривать опасно. Уж лучше жестокая Тоня, чем этот Яков Семенович. Я поднялась и повернула наверх.

– Заходите, ладно? Я в библиотеке работаю, в детском отделе. Здесь, в соседнем доме. У меня есть книжка специально для вас. Сегодня мы открыты до шести…

Глава 4

Вернувшись домой после встречи на лестнице, с Тоней я больше не разговаривала – закрылась в своей комнате на замок и просидела там до вечера. А о чем с ней разговаривать? Все равно никогда меня не поймет. Еще и с родителями придется объясняться, когда приедут. Бабушка обязательно им все расскажет: как я нахально денег просила и как потом грубо через дверь кричала, чтоб она отстала, что есть, мол, не хочу и лучше с голоду умру. Потом взяла какой-то обрывок и накарябала на нем больной рукой записку: «Ушла в библиотеку за книгой по биологии». Теперь можно долго не появляться.

Хоть библиотека у нас и в соседнем доме, я почему-то там никогда раньше не бывала, то есть, кажется, приходили на экскурсию с детским садом, и все. Я зашла в полутемное помещение с длинным коридором, из которого в разные стороны отходили светлые залы-норы. Я и не помнила, что здесь столько закутков, куда можно забиться с книжкой или планшетом, и никто не помешает. Я пошла по изгибающемуся коридору и вдруг услышала из-за одной из дверей:

– Ну, Яков Семенович, что вас сегодня задержало? – говорила, похоже, начальница этого заведения. Как она у них называется: директор, заведующая? Я осторожно выглянула из-за угла. Начальница стояла спиной, перегородив своей внушительной фигурой весь дверной проем.

– Простите, Елена Георгиевна, заработался, – раздался голос Якова Семеновича откуда-то из глубины кабинета.

– Работа ваша здесь, если вы забыли, – склонив голову набок, сказала заведующая.

Кабинет начальницы, кажется, был просторный и светлый, но мне он почему-то напоминал подземелье.

– В общем, так. Нам нужна массовая работа. Чем больше привлечем читателей, тем лучше. Классы, группы, мероприятия. Налаживайте связи с детскими садами и школами. А потом ваша задача – заставить всех этих детей полюбить книги.

– Заставить полюбить?! – голос Якова Семеновича казался очень удивленным. – Вы сами понимаете, о чем говорите? Это же оксюморон[1].

Спина заведующей напряглась.

– Как можно заставить полюбить? – продолжал Яков Семенович. – Да еще и книгу! Да еще и тридцать детей одновременно. Нет уж, увольте.

– Уволим непременно. Если вы не будете справляться. Заставить можно. И нужно. А как – это уже ваше дело, вы же педагог. Они сейчас читать не любят и не хотят. Значит, надо заставить полюбить. Понятно?

– Но это же глупость, Елена Георгиевна. Вы вот любите сырую рыбу? Нет? А давайте я заставлю вас ее полюбить. Буду насильно кормить, и вы, конечно, тут же ее полюбите.

– Ваши колкости совершенно неуместны, – прошипела заведующая, – от вас требуется массовая работа, ясно?

– Когда я шел сюда, я думал, что буду заниматься в литературном кружке с группой детей, которым интересно.

– Это каждый дурак может – с теми, кому интересно. А вы попробуйте с теми, кому неинтересно.

Яков Семенович сник.

– Можно хотя бы оставить себе литературный кружок?

– Да пожалуйста. Но в свободное от основной работы время.

Глава 5

Похоже, разговор сворачивался. Мне совершенно не хотелось попадаться на глаза Якову Семеновичу, а тем более заведующей, поэтому я, нахлобучив шапку, выбежала из библиотеки. Потоптавшись на пороге, опять зашла внутрь и направилась в дальний конец коридора, туда, где выдают книжки. Стоя спиной, Яков Семенович рассеянно перебирал карточки. Он, наверное, почувствовал сзади движение и на мгновение замер. Но, видимо, подумал, что это начальница, поэтому поворачиваться не торопился, а делал вид, будто очень занят.

– Здравствуйте, – сказала я.

Ну, теперь он должен понять, что это ребенок. Яков Семенович оглянулся и удивленно посмотрел на меня. Наверное, не ждал уже. И не знал, чего вообще от меня ждать: вдруг я какая-нибудь неуравновешенная, чуть что – кулаками машу? Но все-таки он смотрел довольно доброжелательно и оценивающе, словно делал для себя пометки: топчется на пороге, глаза не красные, на ладонь прилеплен пластырь.

– Здравствуйте-здравствуйте. Хотите все-таки записаться на карате? – усмехнулся он.

– Нет, хочу записаться в библиотеку, Яков Семенович. Можно?

– Раз так, пошли записываться, – кивнул Яков Семенович. – Кого записывать будем?

– Анастасия Бойцова, – продиктовала я.

– Бойцова, значит? Ну-ну, – хмыкнул библиотекарь, косясь на мою ладонь.

– Это я… тарелку разбила. Случайно, – пробормотала я и почувствовала легкое головокружение. Не хватало еще покрыться красными пятнами.

Но Яков Семенович, похоже, не обратил внимания.

– Так, Настя, теперь распишитесь. И можете выбирать книжку.

– Угу, только меня все называют Стасей, так привычней, – буркнула я и отправилась к стеллажам. – Вы мне, кстати, какую-то книжку хотели дать.

– А вы что любите? Фантастику, детективы?

– Без разницы, – я пожала плечами. – А есть что-нибудь про обычных подростков, как я?

– Пока трудно сказать, – улыбнулся Яков Семенович, – я же не знаю, какая вы. Давайте так: я дам книжку, а в следующий раз вы мне скажете, такая вы или не такая. Идет? Встречаемся в субботу в три.

Книжка была небольшая, а читала я быстро.

– Идет!

– И, раз уж мы с вами в одном подъезде живем, у меня будет просьба…

Яков Семенович накинул куртку, выключил в читальном зале свет и направился в хранилище. Через минуту он вышел с тяжеленной стопкой книг.

– Возьмите, пожалуйста, несколько, мне одному не донести.

Пока мы шли к соседнему дому, Яков Семенович рассказывал:

– Понимаете, уже месяц компания ребят собирается на моем этаже. Может, знаете их? Один высокий, лохматый, светлый такой парень, у него еще постоянно то глаз подбит, то губа в кровь.

– Гришка Савельев, что ли? Он в восьмом учится. То есть почти совсем не учится, в школе редко бывает.

– Может, и Гришка. Другие два поменьше, они ему в рот смотрят, он у них вроде главного. Так вот, они с ноября в подъезде собираются, как холодно стало. Они от меня сначала шарахались, на другой этаж сбегали. А я им стал чай в термосе оставлять и булки. А пару дней назад книжки из библиотеки принес, которые у нас списывают. Смотрю – не разбросали, а несколько даже с собой забрали. Вот, хочу им новые подложить.

Я удивленно глянула на библиотекаря. Он что, думает, они и правда будут его книжки читать? Небось, кинут на другом этаже или страницы повыдирают. Святая простота, а еще такой взрослый.

Сгрузив стопку на подоконник, Яков Семенович кивнул:

– Спасибо! Так мы договорились? В субботу в три, да? Не опаздывайте!

Глава 6

В субботу по дороге в библиотеку я встретила Ромку. Он стоял на автобусной остановке и рассматривал расписание. Мама его с утра уехала в больницу, в областной центр, и он изучал, когда она может вернуться.

– Пошли со мной? – предложила я. – Не знаю, что там за литстудия, но дядька прикольный ведет.

Я и не думала, что он согласится, – все-таки у него сейчас такое происходит. А он почему-то сразу кивнул и пошел со мной. Наверное, ему совсем одиноко и страшно было на этой автобусной остановке, он ведь не знал, какие новости привезет автобус из Воронежа. Только внутрь он со мной не пошел.

– Ты сначала узнай, может, мне нельзя. А я тут пока… – Ромка стал изучать табличку на библиотеке с таким же видом, с каким только что рассматривал расписание.

Я была в библиотеке без двадцати три и, как выяснилось, оказалась первой. Якова Семеновича я не увидела и решила подождать на диванчике в коридоре. Достала из сумки книжку; до конца оставалось две страницы. Без четверти три появился высокий светловолосый мальчик – потом я узнала, что его зовут Виталик. Редко кто ходит в выходные в белой рубашке с галстуком и в костюме, а Виталик вот пришел. Может, он, конечно, после студии в театр собирается, но вообще он весь был какой-то приглаженный, даже прическа волосок к волоску. У меня лично так никогда не получалось: на проборе и на лбу волосы всегда торчали в разные стороны, как с перепугу. Мама говорит, что это хорошо, это молодая поросль пробивается. А по мне бы уж лучше ее не было. Виталик переобулся, непонятно зачем причесался перед зеркалом и сразу прошел в читальный зал.

– Яков Семенович! Я подумал над вашим предложением, – поздоровавшись, по-деловому начал он.

– В самом деле? – Яков Семенович раскладывал на столе бумагу и краски. – И?

– И решил, что буду участвовать в конкурсе. Я вот тут рассказ принес, посмóтрите?

– Интересно, – Яков Семенович взял из рук Виталика скрепленные степлером листы и быстро пробежал глазами по строчкам. – Фантастика?

– Ну-у-у, – замялся Виталик, – не знаю. Я туда всего понапихал, по-моему.

– Ладно, почитаю, – нахмурился Яков Семенович, – а оперировать текст готовы, если надо?

– Как это – оперировать?

– Как? Резать лишнее, удалять неудавшееся, отрубать мертвых героев, сокращать, реанимировать, впрыскивать в текст жизнь.

Глаза Виталика расширились от ужаса. Не знаю, как он, а я вот живо представила операционный зал и рассказ, распростертый на столе, над которым в белом халате, в маске и перчатках нависал Яков Семенович и со зверским выражением лица резал его скальпелем.

– Но, может, – лукаво улыбнулся Яков Семенович, – нашему пациенту и не понадобится операция. Может, обойдемся амбулаторным лечением.

– А-а нельзя совсем без лечения? – Кажется, Виталик уже пожалел, что принес библиотекарю свое творенье.

– Практически никогда, – жестко сказал Яков Семенович. – Вы черновики Пушкина видели? Нет? Ну так посмотрите.

– Но это же Пушкин, – начал было Виталик, но тут в комнату ввалились еще двое – мальчик и девочка.

Шуму от них было как от целой толпы. Приглядевшись, я узнала этих двоих: брат и сестра из параллельного класса. Сначала мне казалось, что они совсем не похожи: темненькая остроносая Соня с порога начала щебетать без остановки, то и дело толкая в бок спокойного Даню. Позже выяснилось, что они к тому же еще и двойняшки.

– Дань, дай мне сумку; ну, что ты перегородил проход? Двигайся, шевелись. Здравствуйте, Яков Семенович! Привет, Виталь. Даня, да проходи ты уже.

– Здравствуйте, госпожа сорока, – потрепал ее по плечу Яков Семенович.

– Ха-ха-ха, – Даня бросил рюкзак на ближайший стул, – и точно, сорока, целый день трещит без умолку.

– А ты слон неповоротливый, встал посреди дороги, – не осталась в долгу Соня.

– Ну, начало-о-ось, – закатил глаза Виталик и стал вытаскивать вещи из сумки.

Потом пришла совсем маленькая девочка. Я подумала, она третьеклашка, и удивилась, чтó ей тут делать – она, наверное, еще и писать-то как следует не умеет, не то что сочинять стихи-романы или чем они тут занимаются. Малышку привела бабушка, сказала, что заберет в пять, и ушла.

– Меня зовут Таня, – в отличие от остальных, она сразу обратила на меня внимание и подсела рядом. – Вообще-то мне двенадцать, – добавила она и, заметив мой недоверчивый взгляд, вздохнула. – Никто не верит. Просто у меня родители маленькие. Наташка из нашего класса головы на три меня выше и говорит, что такой, как я, была лет пять назад. Ну и фиг с ним. У взрослых всегда есть присказки, чтобы я не расстраивалась: «мал золотник, да дорог», «маленьких на руках носят», «большие женщины созданы для работы, а маленькие – для любви». Но мне и без этого нормально, я не переживаю; жалко только, в автобусе до верхнего поручня не достаю, до вешалки тоже допрыгивать приходится, ну и до полки на кухне. А еще в школе все называют малышкой и всерьез не воспринимают. Только подойдешь к девчонкам, они тут же замолкают: мол, что я там понимаю в их «взрослых» разговорах. Даже в группу во «вконтакте» не добавили, а я три раза запрос посылала. Зато сюда Яков Семенович позвал. Я в библиотеку давно хожу, а тут этот литклуб появился, мне гардеробщица рассказала. Ну, я и вступила.

На этих словах из зала вышел Яков Семенович.

– Ага, не просто вступила в ряды нашей доблестной армии, а буквально расстреляла меня в упор своими вопросами, – усмехнулся он и, пародируя Танин писклявый голос, затараторил: – А как к вам можно записаться? А в какой день будут занятия? А что надо с собой приносить? А какая у нас сегодня тема? А Виталика еще нет? Будем ждать или без него начнем?

– Я такого не спрашивала, про Виталика, – обиделась Таня.

– Ну, это я предвосхищаю твои сегодняшние вопросы, – похлопал ее по спине Яков Семенович и махнул нам рукой: мол, давайте, заходите уже.

– Одна трещит, другая вопросами засыпает! Как жить, как жить? – Виталик сокрушенно схватился за голову. – А может, мы их отселим куда-нибудь, Яков Семенович? Таня будет спрашивать, Сонька – отвечать. Красота! А мы тут без них тихонечко позанимаемся, в чисто мужской компании.

– Погодите, Виталий, у нас сегодня мужской компании не получится, даже если мы наших балаболок отселим, – улыбнулся Яков Семенович. – У нас новый член клуба, вот. – Он махнул в мою сторону, и тут же все на меня уставились.

– Стаська? Бойцова, что ли? – оживилась замолчавшая было Соня. И, когда Яков Семенович кивнул, пояснила: – Мы в параллельных учимся.

– Ой, я же не одна, – спохватилась я. – Яков Семенович, я по дороге Рому из нашего класса встретила. Можно он тоже на занятии побудет?

Яков Семенович опять кивнул, и я выскочила на улицу. Ромка стоял на крыльце и смотрел куда-то вдаль.

– Пошли!

– Что ж, проходите, – Яков Семенович сделал приглашающий жест, а когда все расселись, облокотился о столешницу. – Больше, кажется, мы сегодня никого не ждем.



– А какая у нас тема? – спросила Танечка и тут же смутилась.

Глава 7

Похоже, Яков Семенович не любил не только лифты, но и долгие предисловия.

– Начнем? – И все глаза сразу же устремились на него. – Перед вами два листа бумаги и краски. Для разминки нарисуйте на одном листе снег, а на другом – ночь. Все ясно?

– А как же… – изумленно промямлил Виталик, – у нас что сегодня, урок рисования?

– А я вообще рисовать не умею, – Даня покрутил в руках кисточку.

– Ага, а кто во всех тетрадях «эксклюзивных драконов» рисует?

– Это секретная информация, предательница, – зашипел на сестру Даня.

– Тоже мне, шпион! – фыркнула Соня.

– А можно что-то еще нарисовать? Ну, домик на снегу или елку в ночи? – решила я уточнить.

Как ни странно, молчала только малышка Таня, чья согнувшаяся фигурка хоть и напоминала знак вопроса, но сама она на этот раз ничего не спрашивала. Таня уже обмакнула кисть в белую краску и старательно водила ею по бумаге.

– Приступайте, – немного разочарованно пробормотал Яков Семенович. – Только снег и ночь, не надо домиков, – а сам подошел к компу и нажал на кнопку.

В читальный зал вихрем ворвалась мелодия, она взмыла к потолку и закружилась вокруг люстры, затихла, притаилась и стекла по стене вниз. Небольшая пауза, и вот она опять медленно поднимается, вылетает желтыми канарейками из-под миллиона смычков и носится по комнате неуправляемой стаей. Я даже чувствовала, как меня обдувает ветер от крыльев маленьких птиц. Это какое-то волшебство? Я оглянулась и увидела Якова Семеновича, который, прикрыв глаза, стоял у компьютера. Он, наверное, думал, что на него никто не смотрит, и помахивал карандашом, словно дирижерской палочкой, в такт музыке.

– У-у-у, – протянул Даня, – лучше бы «Рамштайн» послушали. Моцарта нам и в школе включают.

– Дурак, – хлопнула его по руке сестра, – это Третья симфония Бетховена. Да, Яков Семенович?

Яков Семенович вздрогнул и молча кивнул.

– Ее еще «Героической» называют, – продолжала Соня. – Бетховен ее вроде для Наполеона написал, но потом он в этом Наполеоне разочаровался и название поменял.

– Вот-вот, – еле слышно сказал Яков Семенович, когда музыка смолкла. – Ну что, готовы?

– А что тут размусоливать? – Виталик протянул ему закрашенные листы. – Снег белый, ночь черная.

– У всех? – Яков Семенович явно ждал чего-то другого.

– У меня голубой снег, – я передала свой листочек. – Когда вечереет, на снег ложатся тени.

– Интересное наблюдение, – оживился Яков Семенович, – а тут у нас что?

Он с трудом протиснулся к Роме между столом и роялем и заглянул тому через плечо.

– А вот это уже совсем интересно. Сколько цветов вы использовали, Роман?

– Да в общем-то, все, что были, – смутился Ромка, – просто снег… он такой разный бывает, да и ночь тоже. Ты чего на меня уставилась, Стаська? – окончательно растерялся Роман.

– Прекрасно! – возрадовался чему-то Яков Семенович, возвращаясь на свое место. – Запомните эти слова!

– «Ты чего на меня уставилась, Стаська»? – хохотнул Виталик, но Яков Семенович грозно зыркнул на него, и тот сразу затих.

– Нет, – глядя Виталику в глаза, отчеканил Яков Семенович, – про снег, что он разный бывает. А еще запомните то, что нам тут не совсем вовремя, правда, Соня про «Героическую симфонию» вещала. Это была разминка. А теперь задание для творческих личностей, кто себя к таковым относит. Вот вам портреты, пофантазируйте об этих людях, напишите о них. Какие они? Что они делали час назад, с кем говорили? Способны они поссориться? А пробежаться босиком по траве? В общем, напишите их историю. Вперед! У вас двадцать минут.

Яков Семенович рассыпал по столу распечатанные фотографии. Здесь были физиономии на любой вкус: курносая веснушчатая девчонка в ромашковом венке, улыбающийся старик с морщинистым и темным лицом, похожим на сушеный чернослив, мрачный черноволосый и нахмуренный мужчина с пронзительным взглядом и саркастичной ухмылкой.

Я выбрала фотографию старушки в старомодной шляпке. Немка или англичанка. Какая она? Я зажмурилась – так всегда лучше фантазировалось – и представила, как старушка выходит с чайным подносом из аккуратного бирюзового дома, садится на узорную литую скамейку, достает тетрадь в тканевой обложке и записывает свои воспоминания. У нее давно уже выросли дети и внуки, они живут в городе и навещают ее на выходных, она радуется их приезду, выслушивает новости и никогда не читает нотаций. Она проводит дни за чтением и разговорами с подружками. Настоящий божий одуванчик. Но иногда ей хочется совершить какую-нибудь авантюру, и тогда она отправляется в путешествие или пускает к себе в дом цыганский табор.

Открыв глаза, я настрочила полстранички про вымышленную старушку и отложила ручку. Слева Ромка писал про какую-то старую картину, портрет знатного молодого человека, а справа Соня аккуратным круглым почерком выводила историю то ли рыбака, то ли кочегара.

– Вот интересно, – сказал Яков Семенович, когда все закончили, – догадались ли вы, что все это – известные персонажи? Кто-то вымышленный, кто-то реальный, но у каждого – свой характер и своя история. Смогли вы их понять по портретам? Кто первый будет зачитывать?

Соня, оказывается, сама того не подозревая, писала вовсе не про какого-то кочегара, а про героя Горького, Челкаша. Она его представила бомжом и убийцей. Ну, в чем-то она, конечно, была права, но оказалось, что Горький сам водил читателей за нос: он нарочно придумал Челкашу такую отталкивающую внешность, чтобы по сравнению с другим героем, Гаврилой, Челкаш казался отрицательным персонажем. А получается, подумала я, Челкаш совсем не так плох по сравнению с этим Гаврилой. Надо будет попросить у Якова Семеновича книжку, люблю неожиданные концовки.

– А со Стасиной миловидной английской старушкой совсем забавно, – усмехнулся Яков Семенович. – Это героиня фильма «Молчи в тряпочку». Никто не смотрел? Ваш божий одуванчик, Стася, – главная преступница и убийца. Не ожидали? В том-то и дело, что ночь не всегда черная, а снег – белый.

Он собрал портреты и стал совсем серьезным:

– А теперь, дорогие, вот вам одна загадка. Я над ней сам уже не первый день бьюсь.

Яков Семенович прошелся туда-сюда по читальному залу, выключил верхний свет, оставив только боковой, и зажег две свечи на рояле. Он делал это не торопясь, собираясь с мыслями, потом покопался в сумке и выудил оттуда ветхие исписанные бумажки.

– Это случилось во время войны, здесь, в О-жске, – Яков Семенович крутил в руке пожелтевший листок. – Город оккупировали нацисты. Вы, конечно, историю все знаете, как они расселились по квартирам и домам. Вам в школе, наверное, рассказывали. Так вот.

Глава 8

Голос Якова Семеновича звучал тихо и неторопливо в полутемном зале. За столом притихли, боясь пропустить хотя бы звук. Я всегда любила слушать даже больше, чем читать. Лет в девять у меня стало падать зрение, и врач посоветовал маме накачать мне побольше аудиокниг, чтобы я не читала и не играла во всякие гаджеты. Сначала я возмущалась, а потом мне понравилось: сидишь, слушаешь, а параллельно рисуешь что-нибудь. Я как будто переносилась в другую реальность, как будто оказывалась под зонтиком Оле-Лукойе, который медленно поворачивал его над головой, показывая разные сны.

Сейчас я снова прикрыла глаза и увидела трамвайный вагон, покачивающийся на рельсах. Запрыгнула в него, оставляя за запотевшим окном читальный зал со стульями, столами и всеми собравшимися, а трамвай, поскрипывая и позвякивая, вез меня назад, в прошлое. Цветные пейзажи сменялись черно-белыми, как в старом кино, а закадровый тихий голос Якова Семеновича оживлял увиденные картинки. И вот трамвай остановился. Какой это год? Сорок второй? Сорок третий? В голове всплывали школьные уроки краеведения. Я спрыгнула на замерзшую мостовую и поежилась от пронизывающего зимнего ветра. Было еще раннее утро, и силуэты зданий почти не различались в тумане. Но одно стало понятно сразу: вокруг лишь скелеты домов – выдолбленные, промятые, изувеченные останки. А улица-то знакомая: вот тут, слева, моя школа № 2, а справа – городская больница.

– Во время войны на месте школы устроили госпиталь, – услышала я издалека, – но его разбомбили в первый же день оккупации вместе со всеми ранеными. Зимой жители растапливали снег и пили эту воду. Жилые дома захватчики разбирали на блиндажи, в городе не было воды и электричества, а школы были закрыты. В подвале центральной аптеки устроили тюрьму, где и убивали обычных горожан, ну и за городом, на выгоне шли ежедневные расстрелы. Оккупация города закончилась 21 января 43-го года. В тот день стоял мороз…

Я снова увидела перед собой пустую разбитую улицу: прямо на дороге валялись перевернутые грузовики, мотоциклы, а в отдалении слышались одинокие выстрелы и пулеметные очереди. Но в одно мгновение все переменилось: голоса, топот солдатских сапог по заледенелой мостовой, выкрики со всех сторон. Солдаты открывали двери, стучали в закрытые ставни и кричали, кричали:

– Все кончилось! Город освобожден!

Я, конечно, смотрела фильмы про войну, и по закону жанра сейчас всем положено было обниматься и целовать победителей. Но ничего такого не происходило: из подвалов робко выглядывали истощенные, измученные люди, не верящие в освобождение. Они были готовы к любой провокации, к пуле в лоб, к взрыву мины, поэтому так недоверчиво и выползали на свет. Но, когда окончательно поняли, что вокруг – свои, вот тут и началось то, что показывают в фильмах. Солдат обнимали, поили талым снегом. И вдруг я увидела странное. Голос Якова Семеновича стал громче и напряженней, и тут-то я поняла, что вот ради этого он и рассказывал нам всю историю. По оживленной толпе людей, вышедших на свободную улицу, прошел ропот, потом все громче и отчетливей послышались возмущенные выкрики, ругань и проклятья. Толпа немного расступилась, и я увидела, как два солдата тащили худого избитого человека. Он шел босым, в брюках и рубахе, задравшейся до самой груди, но лица было не рассмотреть: на голову ему накинули мешок. Пока его тащили сквозь толпу, какая-то женщина с ведром плюнула в него, а солдат пнул сапогом.

– В день освобождения города, – голос Якова Семеновича отдавался эхом в тишине читального зала, – было схвачено около тридцати предателей и полицаев, сотрудничавших с фашистами. Среди них арестовали и бывшего учителя немецкого языка Антона Петровича Старцева. С того дня его никто больше не видел.

– Туда ему и дорога, – глаза Виталика горели, – дед говорил, он у фашистов переводчиком был, все их листовки и указы переводил.

– Ага, нам тоже в школе говорили, что из-за этих предателей кучу народа расстреляли и повесили, – убедительно кивнула малышка Таня.

– Да они бы и так расстреляли! – встрял Даня. – Им без разницы было, кого стрелять.

– У меня брата прабабушки чуть не убили за то, что он яблоко у фрица стащил, – вставила я свои пять копеек.

– То есть вы все уверены, что он предатель. И никаких сомнений? – Яков Семенович окинул нас странным взглядом.

Все изумленно уставились на него.

– Ну, вообще-то я тоже так думал, пока не наткнулся на это, – Яков Семенович помахал в воздухе старинной бумажкой. – Это я нашел в архиве военных документов. Не знаю, как его не уничтожили.

Он потер переносицу и нахмурился, разбирая полустертые буквы.

Глава 9

Дорогая Катенька!

Вчера похоронил Сару и Левочку. Есть совсем нечего, завтра иду наниматься в штаб. Сама понимаешь, никогда бы не пошел, если бы не обстоятельства. Ты знаешь, о чем я. Дело даже не в продуктах (хотя и в них тоже) – больше всего я боюсь незваных гостей, и это единственная возможность втереться в доверие. Береги себя, родная, ты единственное, что у меня осталось. И ни в коем случае не ходи ко мне, с завтрашнего дня это станет еще опаснее. Не знаю, свидимся ли когда-нибудь.

Верю, что весь этот ужас закончится.

Целую, твой брат Антон.

– И что? – Виталькин вопрос прогремел как выстрел в полной тишине. – Чем не предатель? Вон он так и пишет: жрать нечего, боюсь за свою шкуру, пойду завтра наниматься к фрицам. Все понятно.

– Да вообще конкретный такой мужик, – подхватил Даня, – решил подстраховаться на случай фашистской победы, да и помочь им немного. Ну, не повезло, не те победили. Его, кстати, тоже понять можно.

– А что за гости? И какие обстоятельства? И почему он уверен, что не свидятся?

– Ну-у, понеслась, – закатил глаза Виталик. – Танечка без вопросов как креветка без моря.

– А вопросы-то толковые, – задумчиво сказал Яков Семенович, и малышка Таня благодарно посмотрела на него. – Вот что у него могли быть за причины, что он решил к немцам пойти?

– Шкуру спасал, – гнул свое Виталик.

– Да погоди ты, Виталь. Во-первых, – стала загибать пальцы Соня, – если он только что похоронил самых близких… кто у него там эти Сара и Левочка?

– Жена и сын? – предположила я.

– Ага, я тоже так думаю. Так вот, только что похоронил жену и сына, а сестра – единственное, что у него осталось, зачем ему бояться за свою жизнь?

Ну вот логически рассуди, Виталь, какой нормальный человек…

– Да он не нормальный, он предатель.

– Не перебивайте, Виталик. Соня, и? Что «какой нормальный человек»?

– Нормальному человеку вообще все до лампочки будет, если жена и сын умерли.

– А я думаю, что не всё, – вдруг подал голос Рома, и все с удивлением оглянулись на него. До сих пор он почти все время молчал, стеснялся, наверное.

– То есть, по-твоему, он родных похоронил и быстренько новую жизнь начал? – вскинулась Соня.

– Нет, – Рома нахмурился, – не так. Если у тебя случается такая страшная беда, то хочется что-то сделать, понимаешь? Бежать, стрелять, мстить. Мстить тем, кто это с твоей семьей сделал. Потому что ничего уже по-прежнему не будет. Бывает, что некому мстить, а у этого Старцева было кому.

– Отличная месть, – издевательски протянул Виталик. – Приходит он такой в ставку к фашистам, садится листовки переводить и вместо «листовка» пишет «лестовка», вместо «январь» – «енварь». Какие же аккуратные немцы выдержат такое издевательство над языком? Как увидели, так сразу в обморок и хлопнулись. Он их всех и повязал.

– Виталька жжет, – хлопнул по столу ладонью Даня.

Все засмеялись, и я тоже не выдержала и хмыкнула. А Рома еще больше нахмурился и зло посмотрел на Виталика.

– Не смешно, – пробормотал он, и мне даже показалось, что он может заплакать. Я наклонилась к его уху и зашептала:

– Не обращай внимания, они же не знают, не понимают…

– А ты много понимаешь? – Рома резко отодвинул стул и вылетел в коридор. Яков Семенович двумя широкими шагами нагнал его и схватил за рукав. Я изо всех сил вытянула шею, чтобы получше расслышать, о чем они говорят, но библиотекарь захлопнул дверь.

Глава 10

– Он что, псих? – Даня скосил глаза к носу и высунул язык.

– Сам ты псих, – толкнула его сестра.

– У него проблемы? – вскинул бровь Виталик и чуть тише добавил: – С головой?

Но я, как назло, этого «чуть тише» не расслышала и кивнула:

– Да, проблемы.

Опять все засмеялись, но тут же замолчали: распахнулась дверь, и в зал вернулся Яков Семенович. Один.

– Рома ушел, но обещал в следующий раз опять прийти, – пояснил он. – У него большие проблемы.

– Ага, это мы уже выяснили – с головой, – продолжал веселиться Виталик.

Яков Семенович остановил его одним взглядом.

И тут меня как будто прорвало:

– Да, проблемы! У него сестра в больнице. Еще неделю назад бегала, а теперь даже не шевелится. И деньги на обследование никак не собираются. И вообще…

Я ловила ртом воздух, как рыба, и никак не могла вдохнуть.

Будто комната, в которой мы сидели, начала сворачиваться вокруг, скатываться, как ковровая дорожка, и моя голова тоже закружилась от вращения и тесноты.

– Я все понял, – раздался вдруг теплый голос откуда-то из-за спины, и комната резко раскрутилась обратно. – Мы обязательно что-нибудь придумаем.

Яков Семенович смотрел на меня совершенно невозмутимо еще пару секунд, а потом повернулся к остальным:

– Как насчет литературного аукциона? У нас как раз Библионочь на носу, через две недели. Каждый принесет что-то, сделанное своими руками. Главное условие – это «что-то» должно быть связано с литературой. Согласны? Заодно и посмотрим, кто из вас на что способен.

В зале загудело, как от включенного вентилятора.

– О, а можно я хоббита свяжу крючком, у меня схема есть? – в своей вопросительной манере предложила Таня.

– Ну конечно, кого еще могла Танечка предложить? Только недорослика, – хохотнул Виталик, но тут же опустил глаза под яростным взглядом Сони.

– Только попробуй Таню обидеть, – рыкнула она, но Таня примирительно похлопала ее по руке: она уже давно привыкла не обижаться.

– О! Знаю, – дернулся вдруг Даня, – я диораму сделаю. Помнишь, Сонь, мы, когда в Москве были, видели в музее? Ну, типа макета: такие там домики, человечки…

– Делай-делай, – одобрила Соня, – интересно, на сколько домиков тебя хватит. Я декупаж сделаю.

– Деку… что? – Похоже, Виталик судорожно думал, как бы поостроумнее посмеяться над незнакомым словом.

Соня, наверное, хотела уесть его лекцией о французском происхождении слова, а я, не подумав, что для нее важно блеснуть, ляпнула:

– Это из салфеток, да?

– Из салфеток, из салфеток. Сама-то что будешь делать? – обиделась Соня.

– Не знаю пока, надо подумать.

– Вы думайте, только недолго: через две недели у нас, – Яков Семенович скривился, – массовое мероприятие в библиотеке, тогда же и аукцион устроим. Договорились?

Виталик начал собирать вещи, но Яков Семенович остановил его:

– Погодите, Виталь. А что же с нашим предателем? Неужто не заинтересовала история с письмом?

– Ну да, прикольно. Только что теперь выяснишь? Это когда было-то?!

– Давно, – согласился Яков Семенович. – Но еще живы очевидцы, между прочим. Их мало, но есть. И документы можно поискать. Да и дедуктивный метод никто не отменял, согласны?

– Ах, Шерлок Холмс, – мечтательно закатила глаза Танечка. – Кто будет Шерлоком? Виталь?

– Я не собираюсь оправдывать этого предателя, – Виталик зло посмотрел на Якова Семеновича, но тут же рассмеялся. – Хотя Холмс – роскошный образ. Почему бы и нет?

– А еще погуглить можно, – сказал Даня.

– Боюсь, в нашем случае «гугл» не поможет, – вздохнул Яков Семенович. – Дела врагов народа, а он именно врагом народа и был объявлен, тщательно скрывались. А потом, когда можно было бы его реабилитировать, заниматься этим стало некому. Выходит, мы с вами первые, кто решил взбаламутить эту болотную воду. Знаете, что я предлагаю? Давайте оформим это расследование как финальный краеведческий проект нашей литературной студии? Напишем его, защитим, в центр округа отправим. Его опубликуют. И дело сделаем хорошее, и библиотеке слава.

Он стоял в стороне, потирая подбородок, и задумчиво смотрел то на Виталика, то на меня.

– Ну, если краеведческий проект – я согласен, – кивнул Виталик.

– Отлично, – обрадовался Яков Семенович, – и какой у вас план? С чего начнете?

– Вы же говорите, свидетели живы. С них и надо начинать, – тут же предложила Соня. – Сходить, поговорить, расспросить, какой он был, этот Старцев.

– У меня прабабушка могла его знать, только я с ней не…

– Вот и поговори с ней! – решительно кинув вещи в рюкзак, встал Виталик.

– Да не разговариваю я с ней, мы поссорились! – выкрикнула я зло.

После короткой перебранки решили сходить к директору школы. Во-первых, в школьном архиве могли остаться какие-то записи про бывшего учителя, а во-вторых, через Александра Михайловича за время его директорства полгорода прошло, уж он-то знает, кого расспросить можно. Договорились, что в понедельник мы с Танечкой, как лучшие ученицы, отправимся к директору. Таня к тому же еще и вопросами его сможет завалить так, что он все расскажет, лишь бы отделаться от нее побыстрее. А Виталик, Даня и Соня пойдут потом со свидетелями разговаривать. Правда, придется одну дополнительную встречу устроить, чтобы информацией обменяться. Яков Семенович в среду раньше работу заканчивал, так что так и решили – собраться в среду в библиотеке. Уже в дверях, надевая шапку, Виталик окликнул Якова Семеновича:

– Не забудьте мой рассказ прочитать.

– Хотел бы, да не получится, – усмехнулся Яков Семенович и обернулся ко мне. – А вы, Стася, задержитесь ненадолго, разговор есть.

– Почему вы нас на «вы» зовете? – спросила я, когда все разошлись.

– Старая привычка, – улыбнулся Яков Семенович, – с института осталась, к студентам так принято обращаться. Ну как, успели прочитать «Само собой и вообще»? Что скажете?

– Нормальная книжка. Только не жизненная. То есть нет, начиналось-то все как в жизни: трое детей, родители разводятся, дети переживают, особенно Ани. Он самый нормальный, по-моему. Только и хотел-то, что собственную комнату; очень его понимаю. И первый понял про папину подружку, Вильму. А вот дальше ерунда – ну, то, что эта Вильма оказалась такой хорошей, лучше мамы даже. Чудовище превратилось в красавицу. Сказки, короче.

– А мы уже взрослые и в сказки не верим? – прищурился Яков Семенович. – Считаете, все вокруг или красавицы, или чудовища?

Я задумалась:

– В основном да. Мы же не общаемся с кем попало, если нам это противно. Вон Бетховен тоже сначала Наполеоном восхищался, а потом даже симфонию переименовал, когда понял, какой тот гад.

– Ясно, – потер висок Яков Семенович, – ну, выберете другую книгу. Вот тут, – он махнул на отдельную полку в углу, – здесь сказок нет.

Я провела по книжным корешкам и вытащила красную книжку. Мне, в общем-то, было все равно, что читать.

– А вы с прабабушкой все-таки про войну поговорите, – неожиданно сказал Яков Семенович, – вдруг поможет?

Глава 11

Поговорить с прабабушкой я так и не собралась – ни в первый день, ни на следующий. Потом когда-нибудь, решила для себя. В школе потихоньку собирали деньги на обследование Роминой сестры. Но время поджимало, а оставалась еще приличная сумма. Во вторник я договорились с Танечкой сходить к директору, а пока судорожно думала, что бы такого сотворить на аукцион: вязать ни спицами, ни крючком я не умела, выжигать-лепить тоже. А вот что пробовала, так это рисовать витражными красками. Да, пожалуй, расписать стеклянную вазочку или чашку вполне по силам. Но какого литературного героя туда присобачить? Малышку Мю из муми-троллей? Гарри Поттера? Засмеют! Эдвард Каллен? Арагорн? Нет, так ловко мне не нарисовать…

И тут вдруг вспомнила: Питер Пэн! Ну конечно, «Питера Пэна» я обожала, перечитывала много раз. И хоть мама говорила, что это для детей, я категорически не соглашалась и тайком продолжала думать о Нетландии. А что, прикольно было бы не вырастать. Остановить время! Круто. И вот я уже вижу желтую песчаную дорогу между холмами к пиратской бухте, где стоит, распустив паруса, огромный «Веселый Роджер». А с капитанского мостика грозно смотрит вниз вечный враг Питера Джеймс Крюк. Такой суровый, мрачный и… одинокий. Стоп, Стася, стоп. Вроде раньше мне всегда нравился Питер Пэн. От удивления я тут же вынырнула из фантазии. Раньше, засыпая, я подолгу думала о Питере. Представляла, как он влетает в комнату и, хихикая, гоняется за тенью. Было в образе этого никогда не вырастающего мальчишки что-то притягивающее и пугающее одновременно. Все-таки ребенок, который не становится старше, – это ведь страшно… Мне всегда казалось, что это про смерть. Я не помню, когда это началось, но даже в детском саду, когда было трудно заснуть в тихий час, я мысленно разговаривала с Питером.

А теперь-то что такое? Откуда в моей бестолковой голове взялся капитан Крюк, злодей и негодяй? Откуда вдруг появился на чашке его силуэт с крюком вместо руки и почти таким же крюком на месте носа? Я и сама не заметила, как нарисовала сурового пирата. Вот те на! Сюрпрайз.

Но еще больший сюрпрайз ворвался ко мне через минуту после того, как я отложила кисточку. Ураган Тоня. Она пронеслась (даже трудно представить, как ей это удается в восемьдесят восемь лет) через всю комнату и распахнула балконную дверь.

– Ты соображаешь, что делаешь? – перевела она дух. – В комнате вонь стоит, даже на кухне слышно! А я там, между прочим, тоже не цветочки нюхаю, а карпа разделываю.

– Да я же просто… я вот… – я так растерялась, что никак не могла подобрать слова.

– В общем, так: берешь свои вонючие краски и идешь с ними на лестничную площадку. Туда, где курят. И там можешь заниматься чем хочешь, понятно? А здесь не смей!

И – шлеп-шлеп-шлеп – прошлепала тапочками за дверь.

На Тоню иногда находит, хотя, по правде сказать, витражные краски действительно сильно пахнут. Что поделаешь? Сгребла баночки, кисточки и оставшуюся вазочку в большую коробку и отправилась на лестничный пролет: там на подоконнике можно было неплохо устроиться. Ну что ж, Крюк так Крюк, придется смириться. Я почти легла на подоконник, поджав ноги, и старательно водила контуром по стеклу, когда этажом ниже послышались быстрые шаги. Кто-то поднимался, перепрыгивая через несколько ступенек. Мгновением позже светлая лохматая голова уже выглянула из-за поворота перил, а длинные нескладные ноги неловко зацепили нижнюю ступеньку.

– Блин, – выдохнул парень, вцепившись в перила, и уставился на меня. Стало обидно: второй раз за последние два дня!

– Да что я, чучундра какая-то? Что вы все спотыкаетесь?

– По ходу, нас тут уже много полегло? – ухмыльнулся парень. – А че, ты нарочно тут сидишь?

– А тебе-то что? Я сижу, никого не трогаю, рисую.

– Че рисуешь? Дай поглазеть! – Парень подошел ближе и наклонился над моими вазочками: – Джек Воробей? А ниче так. Запала на него, что ли?

Я рассмеялась:

– Сам ты воробей. Птица-тетерев! Это капитан Крюк.

– Не помню такого. Он в каком сезоне?

– В осенне-зимнем, балда! «Питера Пэна» не читал?

Парень, похоже, обиделся. Развернулся и хотел уже идти выше, но я соскочила с подоконника и примирительно сказала:

– Тебя ведь Гришей зовут? Савельев? Из восьмого?

– Ну, – развернулся ко мне Гришка.

– Круто, мне про тебя Яков Семенович рассказывал, библиотекарь. Он книжки тут приносит, списанные.

– А-а-а, библиотекарь… – Гришка сморщился, будто хлебнул прокисшего молока. – А я гадаю, что за чувак чудной такой на этаже объявился. Живет один, с книжками носится.

– Слушай, – мне пришла в голову внезапная мысль, – а приходи в библиотеку в среду, мы там дело одно замутили важное. Придешь?

– В би-бли-о-те-ку? Че там делать-то? – кисло протянул Гришка.

– А дома ты что делаешь? В комп, небось, играешь?

– Да только в «батлу» и «доту» иногда. Больше хакерю, по правде. А че вы там, в библиотеке, книжки читаете?

– Да нет, сами сочиняем, интересно, а сейчас одно дело распутываем. Яков Семенович, знаешь, какой? Во! – И я выставила прямо перед Гришкиным носом большой палец.

Гришка взлохматил и без того лохматый затылок:

– Если мамка в среду будет в кондиции, загляну. А то мне ее иногда с работы приходится на загривке тащить.

– Приходи-приходи, – я подмигнула Гришке на прощание.

– А ты давай дальше своего носача рисуй, – ухмыльнулся Гришка и попрыгал наверх через две ступеньки.

Глава 12

С Танечкой договорились встретиться на первом этаже, у канцелярии. Я пришла раньше и теперь от нечего делать рассматривала школьные кубки и грамоты. Тут была и моя – за победу в районной олимпиаде по математике. Вот она, новенькая, блестит золотым гербом. Выше висели более старые; кажется, мама говорила, что где-то и ее есть. Я задрала голову. А там вон, на самом верху, – пожелтевшие листочки с выцветшими надписями. Я подтащила банкетку: снизу не разглядеть. Так, а это что такое? 41-й год? «Награждается ученик 10 „А“ класса Савельев Сергей за 1-е место в заплыве…» – и дальше что-то неразборчивое. Но вот подпись… «Классный руководитель 10 „А“ класса Антон Петрович Старцев». Ого!

– Привет! – раздалось сзади, и я чуть не свалилась от неожиданности.

– Танечка, ты только посмотри, это же наш Старцев!

– Круто. И что? Мы же и так знаем, что он в школе работал.

– Да, но ты посмотри, кого он тут награждает. Сергей Савельев! А что, если это родственник Гришки?

– Гришки? Да ладно… Мало Савельевых, что ли? А если и родственник, ты дату видела? 41-й год! 10 класс. Да мне бабушка говорила, что все мальчишки из 10-го на войне погибли. Потопали к Алмиху, а то перемена кончится.

Александр Михайлович был невысоким, лысым и круглым. В школе его все звали просто Алми́хом. Мне казалось, что это похоже на Алхимика, тем более что как раз химию Алмих и преподавал. Правда, в школе считалось, что тебе крупно не повезло, если ты попал к Алмиху. Во-первых, ему всегда было не до химии, и даже если он присутствовал на уроке, то давал задание по параграфу, а сам, обложившись бумагами, заполнял какие-то документы. Или же вовсе присылал вместо себя уборщицу, которая писала номер параграфа на доске и следила, чтобы все сидели молча. Но зато на контрольных Алмих отрывался по полной! Ходил между рядами, выискивая шпаргалки, и если обнаруживал, то нарушителю приходилось туго. К директору он, разумеется, отправить не мог, а вот поставить рядок двоек – запросто.

– Александр Михайлович, можно? – я робко постучала в директорский кабинет.

– Мда-а-а, – протянули из-за двери, и мы с Таней тихонько проскользнули внутрь.

Алмих, сидевший за столом, не поднимая глаз от бумаг, спросил:

– По какому вопросу?

– Вопросы – это по твоей части, – я пихнула Танечку в бок, а сама отошла подальше в угол: все-таки Алмиха я побаивалась.

– Александр Михайлович, – бодро начала Таня, – а что вы знаете про Антона Петровича Старцева? Он до войны был у нас в школе немцем. Ну, то есть учителем немецкого.

Закончила Танечка уже не так бодро под медленно поднимающимся от бумаг взглядом Алмиха. Взгляд этот не сулил ничего хорошего:

– Зачем это вам?

– Ну, нам доклад задали про судьбы наших горожан во время Великой Отечественной войны. Вот мы и подумали, а почему бы не о нем. Он же был у нас учителем…

– Да почему про него-то? Напишите про Алексея Чернышова, Петра Стаценко. Настоящие герои, честные, хорошие ребята. Про них в архивах много всего, книги даже вроде были, воспоминания. Уяснили? А этот… Старцев, зачем он вам? Стукач и клеветник.

Я решила прийти на помощь:

– Да в том-то и дело, что мы думаем, может, тогда ошиблись, может, он никакой не стукач. Мы хотим провести расследование и выяснить.

– Ха! – засмеялся Алмих и от смеха стал еще более круглым, а его лысина заблестела, как начищенная кастрюля. – Что же вы думаете, до вас никто не проводил расследования? Его по следствию и обвинили, и свидетели были, и доказательства. Короче, кончайте, девочки, дурью маяться, берите любого героя О-жска и пишите про него. Благо их много.

Алмих снова уткнулся в бумаги, давая понять, что разговор окончен. Но я не собиралась сдаваться.

– Александр Михайлович, но ведь наверняка в школьных бумагах про него что-то есть.

Алмих шумно втянул воздух, отчего сделался еще круглее, а кончики его ушей побагровели.

– Это сколько лет назад было! Вы хоть знаете, какие тогда времена были, историю учили? Конечно, всё уничтожили, что врагов народа касалось. И кому сейчас какое дело, предатель он или нет? Его нет, родственников нет. Вопрос закрыт, уяснили?

– Кому какое дело? – я начинала злиться. – Нам, – я оглянулась на притихшую Танечку, – мне! Если человек невиновен, надо его оправдать. И неважно, что он давно умер!

– Интересно, – прищурился побагровевший Алмих. Казалось, еще чуть-чуть – и он задымится. – И кто же вам дал такое познавательное задание? Светлана Сергеевна?

– Нет, – подала голос Танечка, – это в литературном кружке.

– Очень интересно, как учитель немецкого с литературой связан… – Алмих пошарил по столу в поисках ручки. – И кто же ведет ваш литературный кружок?

– Яков Семенович Гилман, – сказала Танечка, а я со всей силы дернула ее сзади за жилетку. Не, ну что, вообще не соображает?!

Алмих что-то накарябал на раскрытом календаре и, отдуваясь, плюхнулся в кресло.

– Выкиньте глупости из головы. Уяснили? – сказал он примирительно. – Кстати, раз уж ты здесь, Бойцова. Мне говорили, ты можешь проект сделать. Нам нужен проект от школы, чтоб с ним на область выйти. Сделаешь?

– Нет! – неожиданно для самой себя рявкнула я и выскочила из кабинета.

Мы с Танечкой чувствовали себя гномами, только что избежавшими смерти в логове дракона. А дракон пошумел, поплевался огнем и улегся остывать.

– Рехнулась? – накинулась я на Танечку, когда мы оказались за дверью. – Зачем ты ему про Якова Семеновича сказала?

– А что такого? Он бы все равно узнал, если бы захотел. И потом, это что, запрещено?

Я только рукой махнула. Может, Танечка и права. Может, и ничего страшного, но мне вот совершенно не понравились прищур Алмиха и то, как он быстро успокоился. Лучше бы орал на нас, честное слово.

На следующий урок я не пошла, у меня было освобождение от физры. Наш класс погнали на улицу сдавать нормативы, а я уселась на скамеечку в спортзале, наблюдая, как восьмиклассники играют в волейбол. Вайфай тут плохо ловил, и я минуты три смотрела, как крутится на экране смартфона колесико загрузки «яндекса». Что я собираюсь искать? Старцева? Яков Семенович ведь ясно дал понять: информации в интернете мы не найдем. Ну ладно, а как вообще люди узнают про расстрелянных в сталинские времена? Я набрала в поисковике «как найти информацию о репрессированном» и ждала еще минут пять. Первой выскочила ссылка на какую-то статью с подробными инструкциями.

Честно говоря, я всегда теряюсь, когда дело касается инструкций и документов. Просто голова, как говорит мама, у меня по-другому устроена: я хорошо думаю картинками. Вот если нужно текст пересказать или, там, ситуацию представить из диалога по инглишу, так это запросто, тут у меня воображение нарисует то, что в тексте есть и чего нет. А вот сквозь инструкцию по сборке кухонного комбайна мое воображение почему-то пробиться не может: «Подсоедините деталь А к детали В, если деталь С стоит в позиции „вкл.“». В общем, гуманитарные у меня мозги, и с этим, похоже, уже ничего не поделать.

Но тут инструкция была понятная, и картинки стали рисоваться сразу. Только вот нам это вряд ли поможет. Первый же пункт говорил о том, что получить хоть какую-то информацию имеют право только родственники. Дальше объяснялось, что в девяностые годы архивы открывали очень охотно, и достаточно было сделать запрос в нужную организацию в том районе, где человека арестовали. Тогда ты мог получить справку, по какой статье он был осужден, какой получил приговор, признал свою вину или нет. Дальше в статье говорилось, что в 2006 году архивы были закрыты. Якобы из опасения, что родственники пострадавших начнут мстить тем, кто был виновен в гибели их близких. Поэтому теперь справки выдают только по специальным запросам. Прочитав это, я приуныла. Мы такую справку никогда в жизни не получим. В конце автор статьи советовала обратиться на сайт, где собирались сведения о репрессированных и где люди обсуждали, как их искать.

Я машинально листала страницы сайта; их там перевалило за тысячу. На экране мелькали фамилии, фотографии, истории людей, которых уже давно нет в живых. Вот совсем молодой мужчина с подбитым глазом сфотографирован в фас и профиль; вот пожилой архитектор, умер в лагере в 44-м. Черт, я и не думала, что их было столько: фотографии, фотографии. О ком-то написаны целые страницы, а про кого-то – одна строчка: «раскулачен, репрессирован в 1933 году». Вся жизнь человека – в одной строчке!

Старцева, понятное дело, в списках не было. Я ткнула в форум. И снова страницы, страницы, как бесконечные пути, по которым идут люди в поисках своих родных. Наверное, если распечатать эти истории, то из листков можно выложить дорогу вокруг всей нашей страны, а может, и всей земли.

Я, конечно, ни на что не рассчитывала и забила фамилию Старцева в поисковик форума просто так. Приготовилась уже увидеть, что «сведений не найдено». А там вдруг появилась надпись: «Найдено одно упоминание». Кто его мог упоминать? Перейдя по ссылке, я оказалась в далеком 2005 году. Некий Титан интересовался судьбой А. П. Старцева. Титану ответил модератор, посоветовал обратиться в местный архив МВД. И все.

Интересно… И зачем Титану понадобился наш Старцев? И кто это вообще такой? Родственник? Да уж, Шерлок Холмс сейчас бы точно уже сделал какой-нибудь вывод… Я выключила телефон. В этот момент длиннющий восьмиклассник подпрыгнул и послал подачу Гришке Савельеву, Савельев замешкался, вытянул руку вверх, но мяч прошел по касательной, и Гришка схватился за запястье, взвыв от боли. А мяч, отскочив, угодил прямиком мне в голову. Удар был не сильный, он уже смягчился о Гришкину руку, но голова зазвенела, как церковный колокол. И вот среди этого звона я вдруг отчетливо услышала ответ на свои вопросы. Прямо не мяч, а ньютоново яблоко какое-то! Или во мне действительно проснулся Шерлок Холмс?

По дороге в медицинский кабинет, куда нас на всякий случай отправили, я сказала удивленному Гришке:

– Давай сегодня в пять встретимся на лестнице. Нужна твоя помощь.

Глава 13

Ровно в пять я снова сидела на окне с коробкой красок. «Капитан Крюк» был готов. Но у меня оставался еще набор детских стаканов, которые я тоже решила разрисовать. На маленьких стаканчиках особо не разгуляешься, поэтому я придумала украсить их атрибутами разных литературных персонажей. Ну, например, трубка Шерлока Холмса, очки Гарри Поттера, цилиндр Шляпника, ключ Буратино… Пока я думала, каких еще героев можно отгадать по таким вот предметам, сверху послышались шаги.

– Ну че? – раздалось раньше, чем из-за поворота высунулась Гришкина лохматая голова.

– И тебе привет. – Я подвинулась на край подоконника, освобождая Гришке место. – Тебе завтра после уроков никуда не надо?

– Нормалек. – У Гришки от удивления вытянулось лицо. – Ты че, на свиданку хочешь меня пригласить?

– Да вроде того. Понимаешь, Яков Семенович, библиотекарь, предложил нам расследовать одно дело. Про Старцева, он у нас в школе до войны учителем немецкого был. Все думают, что он на фашистов работал, ну, его и расстреляли. И никто, представляешь, вообще никто не пытался выяснить: а может, он вовсе и не был предателем?

– Делать нефиг, че ли?

– Да погоди, интересно же. И если удастся доказать, что он невиновен…

– То че? Он тебе родня, че ли?

– Да в том-то и дело, что родни никакой не осталось. Но мне важно, понимаешь? Если он невиновен, это же несправедливо!

Гришка посмотрел на меня странно, покачал головой и сел на подоконник.

– Погоди, слушай. Я нарыла в Сети, что Старцевым интересовался в 2005 году какой-то Титан. Ты же у нас хакер или кто там? Читер? Короче, можешь узнать, кто это?

Гришка грыз ногти и, наверное, думал, какая я дура, а главное, зачем это все ему. А я смотрела на него умоляюще, как гномы в «Хоббите» на ускользающий луч – последний шанс войти в пещеру.

– Ну, чисто попробовать можно, – протянул Гришка, – вычислить ай-пи-адрес, ну, то есть откуда этот Титан в Сеть ходил.

– А кто такой этот Титан, ты вычислить не можешь?

Ну точно больная. Я и сама про себя все поняла, мне даже Гришкин взгляд не понадобился. Гришка спрыгнул с подоконника и развел руками:

– Я тебе не Гарри Поттер. Кароч, завтра после уроков у канцелярии, может, чего и надыбаю.

* * *

На следующий день после уроков я не знала, куда себя деть от нервного напряжения, в сотый раз прокручивала в голове все, что прочитала на форуме, пыталась представить Старцева. Какой он был? И что за Титан такой? После уроков мы встретились у той же стены с грамотами.

– Ну что? – налетела я сразу. – Выяснил чего?

– Тебе это не понравится, – Гришка переминался с ноги на ногу. – Кароч, я вчера до ночи сидел. Получил доступ к серверу форума, добрался до учетных записей, нашел ай-пи-адрес этого Титана. Потом взломал базу ай-пи-адресов О-жска, и… знаешь, откуда писал этот Титан?

Он, конечно, гений, потому что я мало что из его тирады поняла, но что же за паузы такие, а? Я готова была его чем-нибудь стукнуть, чтобы говорил побыстрее, нельзя же так человека мучить. Но Гришка ничего больше не сказал, вместо этого многозначительно ткнул пальцем в директорский кабинет.

– Что?!?

– Ага! Там ай-пи-адрес нашей школы.

Я свалилась на банкетку, пытаясь усвоить информацию. А в голове у меня все завертелось. У нас в школе сейчас много компов, помимо директорского: в кабинете информатики, у физика, биолога, англичанки, в некоторых начальных классах. Но эти все появились уже при мне, лет пять назад. То есть выходит, что в 2005 году у нас в школе были только директорский и какие-то допотопные для информатики.

– Выходит, что Титан выходил на форум с алмиховского компа, – озвучил мои мысли Гришка.

– Не может быть… Титан! – заорала я.

– Чего «Титан»? – не понял Гришка.

– Титан – это не только герой мифов… Это же еще и химический элемент, – прошептала я. Химический! И, опять войдя в образ Шерлока Холмса, изрекла: – Слишком предсказуемо!

Гришка не врубался.

– Забудь, – я махнула рукой. – А можно как-то узнать, что этот Титан в результате выяснил? Получил он какие-то выписки или нет?

– Ты че, правда думаешь, что Титан – это Алмих? Может, кто-то другой с его компа? – Я однозначно мотнула головой, и Гришка сдался. – Ну-у-у, тогда надо в комп лезть.

– Лезь! – без колебаний заявила я. – Только вот как?

Пароль Гришка, конечно, взломает, это для него не проблема, а вот как, действительно, попасть в кабинет Алмиха, чтобы его там не оказалось? Это вопрос. И пока неразрешимый. Я вытащила из сумки блокнот и записала по пунктам. Я всегда так делаю, когда мысли начинают путаться:

1. Попасть в кабинет Алмиха (мы).

2. Взломать комп (Гришка).

3. Сходить в музей (я).

– Гриш, а твоего прадеда случайно не Сергеем звали?

Гришка оторопел от такого перескока на другую тему:

– Сергеем, а че?

– А это ты видел? – Я быстро вскарабкалась на банкетку, которая так и стояла тут со вчерашнего дня, и потянула Гришку за рукав.

– «Награждается Савельев Сергей…» Ну да, наверно, прадед, он тогда как раз в 10-м, по ходу, учился. Дед говорил, подфартило ему – один из всего класса с фронта вернулся. Покалеченный весь только. Ну и недолго пожил – деда моего родил и помер. Ты чего хихикаешь?

– Это нервное. Ладно, на сегодня с Титаном покончим, я лучше в краеведческий музей наведаюсь. Должны ведь со времен оккупации остаться какие-то документы.

– Ну ты, Стаська, даешь, – сказал Гришка, – я за тобой не успеваю.

Мне от его слов почему-то стало приятно. Не то чтобы я хотела, чтоб мной восхищался кто-то такой, как Гришка. Но вот приятно, и всё.

Я и сама никуда не успеваю. Вот как, скажите на милость, незаметно проникнуть к Алмиху в кабинет, да еще и влезть в его комп? Я обещала Гришке подумать над этим и предложила вместе сходить в музей, но он, понятное дело, отказался, потому что там скукотища и пылища. Я тоже в нашем музее была только один раз, когда в началке нас водили туда классом. От массовых посещений остаются обычно странные воспоминания: как Соня Певченко, например, потеряла сережку в зале природы Воронежского края и мы все ползали на коленках и искали ее, потому что Соня сказала, что без сережки ей нельзя возвращаться домой. А еще помню, как в отделе древней истории мальчишки изображали доисторических людей с каменными топорами. В конце нам устроили мастер-класс, где мы из шишек делали человечков, а больше я ничего про музей не помню. Но на их сайте написано, что там есть целый зал, посвященный истории города во время оккупации; как раз туда я и собиралась.

День был теплый и какой-то ласковый, и я вдруг посмотрела на наш О-жск по-новому. Ну да, я знала здесь все улочки и закоулочки, низенькие домики и фонарные столбы. Где-то на улице Ленина жила во время войны Тоня, мы даже ходили с ней как-то к этому дому, только там теперь контора, в которой выдают бумажки о пенсии. А если с улицы Ленина повернуть налево, то окажешься в пешеходной зоне. Издалека видна розовая каланча историко-художественного музея. Когда-то тут стояла пожарная часть, и пожарные обозы по сигналу выезжали из деревянных ворот. Вроде видела эту улицу много раз, но только сейчас представила, как наяву, дам в пышных платьях и с кружевными зонтиками, а рядом – усатых офицеров, вышагивающих чинно по булыжной мостовой. Я даже остановилась, озираясь по сторонам. Ведь, возможно, именно сейчас они ходят здесь сквозь меня, сквозь мороженщицу на углу, сквозь мальчика на велосипеде. Ходят и не видят нас, а мы не видим их, потому что мы существуем одновременно в разных измерениях, и временны́е слои просто накладываются друг на друга, на пересекаясь. Стоп. Что-то меня занесло. Я тряхнула головой и направилась ко входу в музей.

Глава 14

Из музея я вернулась с неплохим уловом. Оказалось, за какие-то пятьдесят рублей там можно фотографировать любые экспонаты и документы, и это было то, что надо. Я пообещала себе, что обязательно приду в музей просто так, без всякого расследования, потому что, честное слово, он у нас очень интересный. Я даже на каланчу поднялась по винтовой лестнице и посмотрела на О-жск сверху, и опять показалось, что я вижу свой город первый раз.

– Ты что-то конкретное ищешь? – поинтересовалась смотрительница.

– Зал, посвященный войне, – сказала я и зачем-то добавила: – Для доклада.

Смотрительница проводила меня в зал с витражами вместо окон, из-за чего он казался немного готическим.

– У нас тут есть уникальная миниатюра, посвященная захвату Сторожевского плацдарма. Хочешь посмотреть? Я подсветку включу.

Я поблагодарила ее, достала блокнот и стала обходить зал по порядку, чтобы ничего не упустить. Автоматы, пулеметы, гранаты, фотографии из личных архивов, медали и ордена героев. Огромное подсвеченное фото жителей О-жска 22 июня в день объявления войны. Вот они стоят и слушают радио: кто-то – опустив голову, кто-то – обняв девушку, а кто-то, кажется, еще ничего не понял и улыбается. Я всматривалась в лица людей: вдруг среди них есть и молоденькая Тоня?

А вот и витрина с документами. Листовки, письма с фронта, газеты…

И вдруг среди газет я заметила эту, «О-жский листок». На ней стояла дата – август 42-го года, и на первой полосе была напечатана «Прокламация», подписанная внизу мелким курсивом: «Перевод А. П. Старцева». Я наклонилась над витриной и прочитала:

Прокламация

Объединенная армия оккупировала данную местность, и в целях обеспечения порядка на данной территории приказываю:


1. Никто из жителей не имеет права покидать город или деревню без особого разрешения. Разрешение дается местной венгерской комендатурой. Лица, покинувшие город без разрешения, будут рассматриваться как партизаны и повешены.


2. Всякое убийство или попытка к убийству венгерских солдат будет караться смертной казнью. Помимо этого, за каждого убитого солдата будет расстреляно 100 жителей, взятых из заложников, а деревня будет сожжена.


3. Гражданскому населению запрещается пользоваться колодцами, предназначенными для солдат и обозначенными особыми знаками, а также подходить к ним на близкое расстояние. Лица, обнаруженные поблизости колодцев, будут расстреляны.


4. Каждый еврей должен о себе заявить в течение 24 часов военному командованию. Не исполнившие этого будут расстреляны, а также и русские, укрывающие евреев и разговаривающие с ними.


5. Гражданское население не имеет права употреблять спиртные напитки.


6. Каждый должен соблюдать светомаскировку. Не соблюдающие светомаскировку будут рассматриваться как шпионы и караться смертной казнью.


7. Все собаки должны быть заперты в домах. Собаки вне дома будут застрелены.


Призываю все население исполнять вышеуказанное. Не выполнившие этого приказания будут строго наказаны.

А дальше шла статья некоего Гранатова.

Освободив немецкий народ, Адольф Гитлер стремится освободить и другие народы, в частности народы Советской России. Социальный подъем не только одной Германии, а всего мира, утверждение национал-социалистических преобразований во всей Европе – вот задачи, стоящие сейчас перед Адольфом Гитлером. Видя, что сделали большевики с Россией, Гитлер не мог оставаться безучастным к этому явлению. Следуя своим принципам освобождения и улучшения положения народов, Гитлер протянул нам руку, желая освободить нас от жидовско-большевистского гнета.

Так вот кого мы собираемся защищать? Старцев хладнокровно переводил на русский такие зверские приказы. Ничего удивительного, что он сдавал фашистам невинных людей. Ладно, по-любому надо все показать Якову Семеновичу и ребятам, а для этого…

Я достала фотоаппарат и сделала несколько снимков.

* * *

В среду, как и договаривались, собрались в библиотеке. Я пришла раньше времени и еще в коридоре услышала голос заведующей, доносящийся из «подземелья». Она отчитывала Якова Семеновича, что кружок, мол, она разрешила устраивать в свободное (она несколько раз подчеркнула голосом это слово) от основной работы время. Яков Семенович объяснил, что у него сейчас как раз читателей нет и что это никакой не кружок, а просто ребята пришли обсудить одно письмо.

– Письмо – это хорошо, – сказала заведующая, – но не запамятовали ли вы, что ваша главная задача как библиотекаря – заставить детей…

– Полюбить читать, – кисло произнес Яков Семенович. – Все? Я могу идти? А то меня дети ждут.

– Ох, договоритесь вы, Яков Семенович…

– А я думал, мы уже договорились, Елена Георгиевна.

Заведующая только хмыкнула.

* * *

– Ну, дорогие мои ватсоны, какие новости? – поднося ко рту воображаемую трубку, спросил Виталик.

Танечка восхищенно смотрела на новоявленного Шерлока Холмса и, конечно, не удержалась от вопроса:

– Тебе подробно отчитываться?

– Абсолютно, – кивнул он важно, – со всеми фактами, уликами и…

– Ну, может, хватит уже паясничать, а? – Меня это бесило: во-первых, тема серьезная, а во-вторых, хотелось побыстрей выложить свои находки. – Давайте ближе к делу.

– Ближе к телу, ты хотела сказать? К телу преступника или жертвы? – не удержался Виталик.

– Да, давайте, – вдруг отозвался молчавший до сих пор Яков Семенович, – нам долго задерживаться сегодня нельзя.

– Тогда вот, – я плюхнула на стол планшет с фотографиями. – Все, что удалось найти в музее. Он писал в газету, переводил про казни, про расстрелы, про евреев… Короче, действительно работал на фашистов.

– Погоди, Стась, – заговорил Ромка, – мы же читали, что он не хотел этого.

– Так вот, – я опустила голову, – наверное, Виталик был прав: он свою шкуру хотел спасти, вот и пошел в штаб работать, доносить там на всех, лишь бы самому в живых остаться.

– Че тэ дэ, – кивнул Виталик. – Что и требовалось доказать. Я же говорю: это элементарно, Ватсон!

– Но как же тогда письмо сестре? – гнул свое Ромка.

– Кстати, а про сестру удалось что-то выяснить? – Яков Семенович перевел взгляд на Соню с Даней.

– Ага, – ответили близнецы хором, – она сразу после войны умерла от тифа, кажется, а сын ее уехал. И ни слуху ни духу.

– Значит, родственников нет. Это усложняет дело, – Яков Семенович задумался, – но можно поискать очевидцев, хотя их очень мало осталось.

– Вуаля, – Соня вытащила из рюкзака тетрадку, – а мы уже. Мы записали всех, кто во время войны жил. И с некоторыми даже поговорили. Но про Старцева нам почти ничего выяснить не удалось. Кто-то был еще маленьким совсем, кто-то не в курсе. Но один дед, представляете, что сказал? Что помнит, как его отец всегда плевался, когда мимо дома у водокачки проходил, и говорил, что там во время войны предатель жил, бывший учитель немецкого. Так что мы теперь знаем, где его дом. Можем показать.

Яков Семенович заулыбался:

– Молодцы! Отлично. А охотно люди с вами разговаривали?

– С Сорокой-то? – усмехнулся Даня. – С ней попробуй не поговори, она как начнет трындеть.

– Трындеть?! Да я ценную информацию добывала, – возмутилась Соня, – ты бы без меня вообще не справился.

– Да чего там ценного? Одна бабулька целый час перечисляла своих родственников, с кем там что во время войны случилось и как они там потом женились, детей рожали. А другая, которая раньше в магазине работала – я ее помню, – рассказала, как они с братом к партизанам попали.

– Ага, – перебила Соня, – представляете, родителей их расстреляли, и фашисты хотели их в лагерь отправить. Но дядя Коля их к себе забрал, а потом к партизанам по реке переправил. Она мало чего помнит, ей только пять лет было, а брату – два.

– А потом еще наша соседка, баба Нина, про своего дядю рассказывала, как он в наступлении участвовал, город освобождал. В общем, наслушались историй.

– По-моему, для первого раза просто замечательно! Вы к дому Старцева сходите, потом расскажете. А у меня к вам вопрос про Библионочь и литературный аукцион…

Яков Семенович вкратце рассказал, как он думает всё организовать. Мы разочарованно застонали, узнав, что ни вампиров, ни привидений не предвидится, а вместо этого нам надо превратить комнаты библиотеки в какие-то литературные произведения.

– Детский сад какой-то, – махнул рукой Виталик, когда мы вышли из библиотеки. – Ну, до субботы, ватсоны!

– Может, прогуляемся в парке? Погода хорошая! – предложила Соня.

Погода и правда была почти весенняя, и то ли из-за пробивающейся сквозь черную грязь новенькой травы, то ли из-за набухающих на ветках почек казалось, что вот-вот вылезет, проклюнется что-то новое, свежее, необычное. Все шли молча и думали каждый о своем. Мне очень хотелось верить, что, освободившись от долгой сонливой зимы, мы наконец проснемся и совершим какой-то настоящий поступок: вон, сестру Ромкину спасем, что ли, или про Старцева выясним. Но пока и то, и другое было недостижимо. К тому же я так и не могла понять, что делать с новым знанием об Алмихе. Рассказывать остальным, что он тоже Старцевым интересуется, или пока не стоит?

Я посмотрела на Ромку. Он, понятное дело, думал о сестре, и мысли эти, судя по его лицу, были совсем не радостными: Леночка до сих пор не пришла в себя, и вчера, зайдя к ней в палату, он ее не узнал. Лена выглядела старше и была похожа на куклу из музея восковых фигур, только в отличие от нее вся была утыкана проводами и трубочками. Жуткое зрелище; он так и не заставил себя подойти поближе.

Близнецы. О чем они думали? Наверное, о том, как придут домой и Даня засядет за свою диораму, а Соня – за декупаж, как потом будут отпихивать друг друга от компа, чтобы запостить фотки во «вконтакте», а потом пойдут выгуливать Бальтазара, упитанного боксера, похожего на свинью, а тот будет выискивать под последним весенним снегом какую-нибудь гадость.

Виталик, судя по самодовольному виду, видел себя победителем литературного конкурса. А как иначе: сейчас Яков Семенович удосужится прочитать его рассказ, поправит там, чего не так, и он – лауреат, юный талант. Может, даже в Москву пригласят?

А вот Танечка… Танечка явно думала о Виталике: высокий, темноволосый, умный, ироничный, он наверняка напоминал ей Шерлока из последнего фильма. И всегда такой аккуратный и подтянутый. Только вот на Таню он вряд ли смотрит серьезно – только подкалывает, как все одноклассники, из-за роста. Но Танечка на него не обижалась. Как можно обижаться на идеал?

Все ждали от этой весны чего-то нового… И тут – опа! – на дорожку из-за дерева выскочило что-то новое, а точнее, кто-то.

– Здорóво! – помахал Гришка и отряхнул испачканные колени. – Ну, че придумала? – кивнул он мне.

– Да ничего не придумала, – я опустила голову. Все заинтересованно столпились вокруг.

– О чем это вы? Что случилось-то?

Пришлось рассказывать. Как я наткнулась на форум, как Гришка всю ночь вычислял, с какого адреса туда писали, и про Титана, то есть Алмиха, конечно.

– Не может быть, – всплеснула руками Танечка. – Алмих-то тут каким боком?

– Всеми двумя. Вот не зря мне не понравилось, как он разволновался, когда мы про Старцева сказали. Но у нас проблема.

Я опустила голову.

– Надо как-то пробраться к нему в кабинет и… Сколько времени тебе там понадобится, Гриш?

– Ну-у, если б знать точно, что мы ищем, а так – час, не меньше.

– А я знаю, что делать, – вдруг сказал Рома, и все посмотрели на него. – Я завтра должен зайти к директору, бумаги для мамы подписать, ну, и попытаюсь окно для вас заклинить, чтобы фрамуга не закрывалась, а вы потом через окно залезете, когда он домой уйдет.

– Супер! – восхитилась я. – Хоть бы срослось!

– Ну вы даете, – покрутил у виска Виталик. – И всё из-за какого-то стукача семидесятилетней давности.

Глава 15

Это было похоже на сплошное дежавю – каждый день встречаться с кем-то под стендом с грамотами около директорского кабинета. На сей раз мы встречались с Ромой: он полчаса назад зашел к Алмиху и пропал там. Я, кажется, выучила наизусть, какую грамоту, кому, в каком году и за что дали. Вряд ли это знание когда-то пригодится, хотя… кто знает? Наконец дверь распахнулась и на пороге появился Ромка.

– Есть, – одними губами произнес он и, подхватив меня под локоть, оттащил за угол. – Короче, сейчас Алмиху звонил кто-то, и он договорился с ним о встрече в четыре часа в здании администрации. Это ваш шанс! Пока он разговаривал, я к окну подошел якобы воздухом подышать. Окно теперь полностью не закроется, я в щель жвачку засунул. Прикрыть можно, а полностью закрыть – никак. Только не забудь потом ее вытащить!

– Вот это да-а-а. – Я начинала чувствовать себя героиней авантюрного романа. Кто бы сказал еще неделю назад, на что я способна, не поверила бы: всегда считала себя спокойной, домашней и, чего уж скрывать, – трусихой.

А тут – нá тебе!

Операция прошла довольно гладко, хотя сначала я подумала, что все сорвалось. Без четверти четыре мы с Савельевым уже сидели в кустах под окном и ждали, когда Алмих выйдет из школы. А он все не выходил и не выходил. В 16 часов, когда он, по идее, должен был уже быть в администрации, я решила, что, наверное, мы проворонили его, и направилась к окну. Я подпрыгнула и, зацепившись руками, стала подтягиваться на карнизе, как вдруг заметила в кабинете какое-то движение. Алмих встал из-за стола и, наклонившись, складывал документы в портфель. Я отпустила руки и ухнула вниз, больно проехавшись коленкой по шершавой стене. Минуты через две из школьных дверей показался Алмих. Он прошествовал к машине, а я облегченно вздохнула: путь к заветному кабинету был свободен!

Пока Гришка возился с компьютером, я стояла на шухере. Алмих запер кабинет снаружи, но я каждый раз вздрагивала, когда кто-нибудь подходил и дергал дверную ручку.

– Прикинь, у него и пароль на компе стоит «Титан1950», разгадать – как два раза плюнуть. А дальше мы что ищем?

– Знать бы. Ну, логически рассуждая, искать надо файл от 2005 года, и, скорее всего, он в pdf будет или в jpg.

– Ага, – кивнул Гришка и углубился в архивы Алмихова компа. Он щелкал кнопочками на клавиатуре, а потом вдруг выругался. Я, конечно, привыкла уже к Гришке, но мат все равно не переношу. Мне хотелось стукнуть его за это, но я сдержалась – уж очень сосредоточенная физиономия у него была. Ведь из Савельева мог бы получиться классный программист, вон он как шарит в компьютерах. Для меня это вообще темный лес, а он как-то до всего доходит. Причем домашний комп он вообще сам собрал из списанных у матери на производстве. И при этом учится Гришка отвратительно, даже по информатике у него трояк, и учителя, наверное, считают его совсем тупым.

– Так я и думал, – простонал Савельев наконец. – Алмих уничтожил этот документ.

– И что? Значит, теперь всё?

– Погодь, Бойцова, я на крайняк флешку захватил. У меня тут программка одна, она может стертые файлы на жестком диске искать.

Я посмотрела на часы: минут сорок мы уже проковырялись. А вдруг Алмих после администрации в школу вернется? Тут ехать-то минут пять всего.

– И сколько это займет?

– Смотря сколько таких файлов найдется.

В кабинете опять стало тихо, только кнопочки щелкали да Гришка прерывисто сопел и чесал свою лохматую голову.

– Слушай, – вдруг сказал он, – пять удаленных. Нам пятый год нужен? Ну вот: в пятом – пять файлов.

Я подошла и посмотрела на экран: три файла были икселевскими, один – вордовым, и только один – в jpg.

– Этот! – ткнула я в него.

Гришка щелкнул по иконке, после чего нам хватило секунды, чтоб понять: это то, что нужно.

– Скидываю на флешку, и валим, – кивнул Гришка. Я выковыряла из фрамуги застывшую жвачку и перемахнула через подоконник. Следом выпрыгнул Гришка.

Глава 16

Дома трясущимися руками я вставила флешку в планшет. Файл открылся моментально – я даже подготовиться не успела, как на экране выскочил документ: «Выписка из протокола № 4 заседания тройки Управления НКВД». Мое богатое воображение сразу подкинуло картинку: за столом сидит трехголовый дракон по кличке Тройка и диктует секретарше.

– Печатайте: «Слушали дело № 156 по обвинению Старцева Антона Петровича 1903 года рождения, учителя немецкого языка. Обвиняется в том, что во время оккупации города пособничал немецко-фашистским захватчикам, работал на них и поставлял им ценные сведения. Постановили: Старцева Антона Петровича расстрелять. Имущество, лично принадлежащее осужденному, конфисковать». Подпись: секретарь тройки М. В. Замышляев.

Замышляев?! И тут мой воображаемый дракон обрел вполне человеческие черты. И черты эти отчетливо напоминали Алмиха. Он ведь тоже Замышляев; я еще всегда думала, что ему очень подходит его фамилия. Так, может, вот этот М. В. – его отец? Я схватила калькулятор. Так, сколько может быть лет Алмиху? Ну, около шестидесяти где-то; значит, родился он в начале пятидесятых, и этот М. В. может вполне быть Михаилом Замышляевым, его отцом.


Перед сном я сидела на диване, поджав под себя ноги, и перебирала струны гитары. Играть я не умела и учиться не хотела, но часто брала инструмент и вот так сидела с ним в обнимку, когда надо было подумать или успокоиться. Это мама у нас – музыкант. Когда я была маленькой, она пела мне на ночь колыбельную про злого чечена, иногда аккомпанируя себе на пианино, а иногда – на гитаре. Позже, уже в школе, я узнала, что, оказывается, песню эту написал Лермонтов, и называется она «Казачья колыбельная», а тогда, в детстве, просто представляла злобного дикаря в набедренной повязке и с кинжалом в зубах, выползающего из моря на берег. Он зачем-то преследовал папу младенца и крался за ним по пятам со своим кинжалом, но воин-отец в латах и длинном красном плаще резко разворачивался и выбивал у него оружие одним сильным и точным ударом в челюсть. Вот такая я была глупенькая… Правда, сейчас ненамного умней. Питер Пэн, Капитан Крюк… А одноклассницы уже давно встречаются с парнями. Но кому я нужна? В началке – да, был Димыч. Тоня вон до сих пор вспоминает, как она встречала меня у школы, а я вышла за руку с Димычем. И Димыч серьезно объявил:

– Когда вырасту, я возьму Стасю в жены. Это решено!

Тоня каждый раз умиляется, вспоминая об этом, и спрашивает без конца:

– Ну, как там твой жених? Не передумал?

Меня это бесит, а Тоня ухмыляется. Ну как, как объяснить прабабушке, что я с третьего класса с Димычем вообще не разговариваю после того случая в туалете? Димыч пришел в гости, и… Ну да, я сама виновата, что дверь на щеколду не закрыла, а он вошел. И вылетел пулей, смущенный. Ерунда, кажется? А мы вот больше не общаемся, даже «привет» друг другу не говорим. И вообще любовь – жестокая штука. Куда как спокойнее любить Арагорна, про него можно что хочешь придумать.

– Привет, заяц, – приоткрыла дверь мама и заглянула внутрь. – Не спишь?

– Нет, – буркнула я, пододвигаясь на кровати, чтобы мама могла сесть, – и я не заяц.

– Ну, как дела, незаяц? Все не ладишь с бабушкой? Она мне жаловалась тут на тебя, что ты непонятно кому деньги решила отдать, что-то там про девочку, выпавшую из окна…

– Ну как это непонятно кому? Мам, это же Ромкина сестренка, она же неизвестно, выживет или нет. Понимаешь, Рома каждый раз, когда в больницу идет, не знает, что его там ждет. И боится зайти в палату, понимаешь? Боится: вдруг ему скажут что-то ужасное. Он стоит в дверях и смотрит на нее, а она лежит как кукла. А он же с ней гулял, и купал ее, и тискал, она его Омкой называла…

Я уже не пыталась сдерживаться – уткнулась маме в халат, в большой красный мак, и старалась намочить его весь. Пусть мама через этот мак почувствует всю боль мою, Ромкину, Леночкину.

– Я поняла, поняла, заяц, – мама накручивала на палец мои волосы, успокаивая, наверное, больше себя, чем меня, – не плачь, бабушка часто бывает резка…

– Почему?

– Ну, заяц, у нее была тяжелая жизнь, война…

– Что, у нее одной война была, что ли? У всех была! Почему ей все равно?

– Ей не все равно, просто война на людей по-разному повлияла… Но ты не волнуйся, я дам тебе денег для Леночки, много не могу, правда.

– А мы уже придумали, как можно заработать, Яков Семенович придумал! – Я вытерла нос рукавом, а мама покачала головой и потянулась за салфеткой.

Я совсем забыла, что мама пока не в курсе, кто такой Яков Семенович Гилман, поэтому пришлось начинать с самого начала. У нас редко выдаются такие вот совместные вечера – мама работает допоздна в офисе и обычно приходит уставшая и недовольная. Я никак не могу понять, почему она не бросит свою работу, если это ее так раздражает. Ведь постоянно жалуется, что это совсем не то, чего она хотела. Она мечтала работать экскурсоводом в большом городе, водить по достопримечательностям группы иностранных туристов или ездить с ними на автобусе по разным городам, поддерживать свой английский… Но мама вышла замуж в О-жске, потом вот я родилась. Туристы и поездки отпали: куда поедешь с маленьким ребенком? Мама много работала, но иногда выдавались вот такие вечера, и мы оказывались как будто одни на всем свете, как будто вокруг бушевал ураган, шел дождь, сверкали молнии, а мы сидели в теплой и уютной пещере с зажженным огоньком, и было совершенно не важно, что творится там, за стенами пещеры, а важно только то, что здесь.

– И что, он правда такой интересный, этот ваш Гилман? Фамилия-то какая!

– Да, мам, очень! Вот бы у нас в школе такая литература была, а то только вслух читаем и на вопросы в учебнике отвечаем. А еще он очень-очень добрый, он мальчишкам из подъезда книжки приносит и еду оставляет, он сразу согласился Леночке помочь, он…

Мама как-то странно, прищурившись, посмотрела на меня и хитро улыбнулась:

– Уж не влюбился ли ты у меня, заяц?

Бдыщ! От одного этого ее вопроса уютную пещеру разнесло вдребезги отколовшимся куском скалы. Ну зачем, мама? Я чувствовала, как каменная лавина врывается в меня и переворачивает там все вверх дном.

– Ни-ког-да! Я никогда ни в кого не влюблюсь! – заорала я. – Ну зачем ты все испортила? Я никогда больше ничего тебе не расскажу!

Меня трясло. Честно говоря, сама не ожидала от себя такого: хотелось все крушить и ломать. Я вылетела из комнаты и закрылась в туалете. «Влюбилась». Да как они смеют лезть в меня? Да что они понимают? Меня просто колошматило. А что хуже всего, теперь-то мама точно уверится, что я влюбилась – ведь только влюбленные ведут себя так по-идиотски: вскакивают, в туалет убегают. Что они все ко мне прицепились? Больше дел, что ли, в жизни нет, как влюбляться? Да вокруг столько всего интересного, а они придумали розовенькие бантики и кружавчики и умиляются на этот свой сироп. И в школе разговоры, кто кого любит, и дома…

– Заяц, – позвал тихий мамин голос из-за двери, – ну прости, я глупость сморозила, просто вспомнила себя в твоем возрасте… А ты у меня совсем особенная девочка. Выйди, пожалуйста.

Я же говорю, я дефективная: не умею долго обижаться так же, как врать. Для меня лучше попросить прощения, даже если я ни в чем не виновата, лишь бы снова все было мирно и гладко. Но вот если я вспылю, то спасайся кто может. И кто не может, тоже берегись и пригибайся, потому что по дому в этом случае летают чашки, тарелки и вообще все, что попадется под руку. А под руку порой попадаются очень неподходящие предметы.

– А не пойти ли тебе, дочка, в цирковое училище? – предлагает в таких случаях папа. – У тебя отлично получится жонглировать.

И я сразу остываю и принимаюсь плакать над разбитой посудой, а потом часами ее склеивать. Тоня говорит, что я как море: если штормит, то лучше держаться подальше, зато после бури будет мягко ласкать нежными волнами.

Мама взяла гитару и устроилась рядом со мной на диване.

– Давай я тебе спою свою любимую, из детства?

Я прикрыла глаза. Мама пела низким глубоким голосом, и не важно, что песня опять была о любви. Про такую любовь можно слушать бесконечно, и мечтать о ней можно, потому что такая бывает только в стихах. «Любовь – над бурей поднятый маяк», – пела мама, а я чувствовала, как и внутри меня буря утихает и успокаивается, отступают волны гнева, и остается только мамин голос, тот самый, что пел когда-то про чечена. «Любовь – звезда, которою моряк определяет место в океане», – да, в такую любовь я верила, а не в эти дурацкие перемигивания взрослых, в шушуканье девчонок на переменках… Просто мой маяк еще не зажегся, и я не хочу подменять его карманным фонариком. Я прислонилась к маминому плечу, а мама пела теперь уже по-английски, и это завораживало еще сильнее, растекалось по комнате, как древняя магия.

– Это на среднеанглийском, – профессионально пояснила она, – сто шестнадцатый сонет Шекспира. – Мама накрыла ладонью последние затихающие ноты. – Мой любимый. Да ты уже почти спишь, заяц. Постарайся с Тоней помириться, она хорошая.

Мама вышла из комнаты, а у меня в голове все еще звучал ее низкий хрипловатый голос: “If this be error and upon me proved, I never writ, nor no man ever loved”. «А если я не прав и лжет мой стих, то нет любви – и нет стихов моих». Сон никак не шел, и я решила начать читать недетскую книгу в красной обложке, которую дал Яков Семенович. Книга называлась «Пятая печать».

Глава 17

Это случилось на математике. В кабинет заглянула перепуганная Марина Владимировна:

– Можно я заберу Бойцову? Это срочно.

Неужели Алмих что-то заподозрил? Не могли же мы оставить следы у него в кабинете? Мы же выключили комп, Гришка даже стер историю поиска. Я послушно собрала рюкзак, с тревогой поглядывая на классную. Марина Владимировна никогда раньше не говорила так жестко и холодно, как конвоир, сопровождающий арестанта на суд.

– Не ожидала я от тебя, Анастасия, – выговаривала мне по дороге классная. – Моя лучшая ученица, отличница. Отличилась, нечего сказать…

– А что случилось? – Я искренне не понимала, в чем дело.

– Сейчас придем к Александру Михайловичу, и узнаешь, – горестно покачала головой Марина Владимировна.

Алмих восседал на кресле, как на троне, и свысока смотрел на меня – ну, ни дать ни взять царь, только что одержавший победу над Наполеоном.

– Ну? – спросил он как-то слишком спокойно, а лицо оставалось на удивление бледным.

Я не знала, как реагировать на это «ну». Переспросить, что он имеет в виду, – как-то невежливо, рассказать, как прошел день, – странно. Я предпочла молчать и вопросительно смотреть на директора.

Алмих тяжело вздохнул, видимо, сожалея, что у него в школе учатся такие идиоты, не способные понять его с первого слова, поэтому добавил второе:

– Ну? Что?

– Ничего, – отозвалась я. А что еще скажешь-то?

У директора начали розоветь уши – верный признак, что кому-то сейчас достанется. Марина Владимировна на всякий случай отодвинулась подальше от стола и заняла оборонительную позицию за стулом для посетителей, куда Алмих так и не предложил ей сесть.

– Вот видите? – Алмих указал на меня пальцем. – Видите, как она разговаривает?

– Анастасия, – вмешалась Марина Владимировна, – почему ты грубишь? Тебе Александр Михайлович поручил защитить честь школы. А ты?

Фуф, так дело просто в проекте? А я-то уже перепугалась, что нас вчера застукали.

– Да я не против, – сказала я.

Сейчас на радостях я готова была согласиться на любой проект. К тому же мне совершенно не хотелось расстраивать классную. Она была хорошая, наша Марина Владимировна… Еще во втором классе, когда только начался английский и когда она не была у нас классной, на самом первом уроке она порывисто ворвалась в кабинет – в темно-зеленой водолазке и клетчатой шотландке – и с ходу начала тараторить на английском. Никто ничего тогда не понял, но все завороженно слушали эти взлетающие вверх и опускающиеся до скрипа вниз интонации. «Англичанка», – с придыханием говорили про нее на переменах. Да, мы тогда были уверены, что она именно англичанка, которую по какому-то недоразумению зовут Мариной Владимировной. Позже, когда она рассказывала про Тауэр и Виндзор, про Генриха VIII и Вильгельма Завоевателя, мы почти так же наивно верили, что она лично знала всех этих Тюдоров и Стюартов – ведь она была в Букингемском дворце и ходила в «Глобус», где играл сам Шекспир! За неимением других англичан поблизости Марина Владимировна стала воплощением всего британского: далекого, чарующего, магического. Она сама говорила, что больна Англией, и, видно, передала свои бациллы всему классу. А во мне этот вирус помножился на врожденный и впитанный с молоком матери – мне, в общем-то, и учить ничего было не нужно, казалось, я уже родилась с английским в голове. Конечно, Марина Владимировна считала меня своей лучшей ученицей. Тем печальнее было разочаровывать ее теперь.

– Сделаю я проект, – еще раз повторила я.

– Ну вот и отлично, – сказала Марина Владимировна. – Ты оставайся, сейчас Александр Михайлович тебе подробно расскажет, что надо сделать, а я пошла на урок.

Алмих не стал ничего объяснять, а просто распечатал стопку бумаг и вручил мне. Я должна была подготовить проект о нашей школе, рассказать о ее истории, чему нас тут учат, какие направления образования, куда потом идут выпускники. В общем, ничего особенного, справлюсь. И, кстати, кто мне мешает в исторической части рассказать про Старцева?

– Проект представишь в мае, в администрации. Изволь подготовиться как следует, нам надо о себе заявить на всю область!

– А вы не подскажете, – совсем некстати спросила я, – вашего отца звали Михаил Владимирович?

– Нет, Михаил Вениаминович. А что?

Алмих удивленно смотрел на меня.

«Че тэ дэ», – подумала я словами Виталика, но вслух, разумеется, сказала не это.

– Просто попались инициалы где-то, не знала, как расшифровать.

* * *

– То-о-о-ня! – закричала я с порога.

– Это ты? – отозвалась бабушка из-за клубов пара.

Такой уютный и домашний голос! Он будил по утрам в детский сад, он волновался, когда я болела, он строго спрашивал о делах в школе и игриво – о женихе Димке. Он мог ругать и читать долгие мучительные нотации, но он совершенно точно любил меня. Когда же все изменилось? Когда меня стало раздражать Тонино вмешательство, громко работающий телевизор с вечными новостями, который никак нельзя было сделать потише – Тоня плохо слышит. А эти ее вечные воспоминания: «Вот мы в нашей семье уважали отца и мать, мы никогда им слова грубого не сказали!» А вламывание в комнату, где я была в безопасности? В мир за стеклянной перегородкой аквариума с сонно покачивающимися на воде вуалехвостками?

Когда Тонин голос перестал убаюкивать и лелеять, а начал резать и бить по нервам? Может, когда я принесла домой Хельму – крошечного котенка, тайского бобтейла, – он на самом деле был похож на сиамского, только без хвоста? Это мне Катя Минина отдала совершенно бесплатно, между прочим; так-то бобтейлы очень дорогие. Тоня отложила швабру, приблизила лицо, приподняла очки и долго и внимательно разглядывала Хельму.

– Уноси обратно, – сказала и стала изо всех сил тереть совершенно чистый пол.

А я стояла, прижимая к себе Хельму, и не могла понять.

А может, это началось еще раньше, когда к нам приехала в гости Тонина племянница Оля с маленькой дочкой? Тоненькая, шустрая и звонкая, она каким-то образом заняла собой всю квартиру: через полчаса после их приезда в духовке уже подрумянивалась шарлотка, полгостиной занимал огромный чемодан, а в моей комнате хозяйничала двухлетняя Саша, сгребая с полки фигурки из коллекции.

Мне было любопытно: я же не видела раньше маленьких детей так близко, а тут можно и поговорить, и поиграть. Тем более мелкое и юркое существо постоянно требовало внимания:

– То че? А то че?

Оно, правда, объяснялось на непонятном языке, нахально лезло везде и кричало, если его не пускали, но оно было такое… теплое… Я украдкой прикоснулась к Сашиной щеке, и она оказалась нежной, провела по ней пальцем, потрогала пушистую светлую кудряшку над мягким ухом. И тут Саша протянула мне зажатого в кулачке гнома и сказала:

– Патя!

– Какой же это Патя? – я была возмущена. – Это Торин. Торин Дубощит. Скажи: «То-рин».

– Патя! – повторила Саша.

– Не Патя, а Торин! Торин-Торин-Торин!

– Патя! – Саша тыкала кулачком в меня, и в ее голосе появились истеричные нотки. Она хныкала и повторяла: – Патя, Патя…

– Ну послушай, – сказала я, – давным-давно жил огромный и страшный дракон. – Я сложила ладони, изображая крылья дракона. – Он прилетел в страну гномов и дыхнул на них огнем. У-у-у-у, – я сделала страшные глаза и приблизилась к Саше. Саша перестала хныкать и замерла. А я продолжала: – Дракон хотел отобрать у гномов золото, но они храбро сражались. Вжиг-вжиг, – размахивала я руками как клинками, – хрясть-шарах, они бились мечами и дубинками. Но дракон победил. А потом Торин, – я взяла у Саши из рук гномика, – решил вернуть своему народу золото и гору. Поняла? Он взял еще других гномов и хоббита, и они пошли. – Я схватила обалдевшую Сашу на руки и стала танцевать с ней по комнате, напевая:

К вершинам седым, к перевалам крутым,

К ущельям и ямам, где пламя и дым,

В скалистые горы, в подземные норы

Уйдем за сокровищем древним своим.

Там пращуры-гномы в пещерной тени

Кузнечных костров раздували огни;

Искусны и стары, могучие чары

Знавали они и ковали они[2].

– Ну, кто это?

– Патя, – уверенно сказала Саша и направилась с гномом к дивану.

Она разгребла плед и одеяло, устроив подобие гнездышка, положила туда Торина и укрыла сверху носовым платочком, после чего гордо посмотрела на меня и опять заявила:

– Патя!

И тут до меня наконец дошло:

– Патя! Ну конечно, СПАТЬ! Ты его спать уложила?

– Да! – просияла Саша от того, что ее наконец поняли, и крепко обхватила мои коленки горячими влажными ладошками.

На секунду у меня перехватило дыхание – захотелось вот так стоять с Сашкой всю жизнь, и пусть все вращается вокруг нас пестрым вихрем. Я даже успела загадать: 23 ноября, 4 часа дня; запомнить во всех подробностях: запах шарлотки с кухни, босые ноги на паркетном полу, горячие ладошки, обнимающие коленки, и пушистые светлые Сашкины волосы.

Такая фотография в памяти – щелк – и на всю жизнь.

Шарах! Дверь со всего маха налетела на угол шкафа, и в комнату ворвалась Тоня. Стремительным соколиным взглядом обозревала она обстановку, выискивая беспорядок. И конечно же, сразу его нашла: среди моих учебников по всему столу валялись фигурки, а на кровати в кульке из одеяла спал Торин.

– Сашенька, – притворно-умильно сказала она, – нельзя трогать чужие игрушки. Это Стасино!

– Нет, – возмутилась я, – мы же играли с Сашкой.

– А я говорю, нельзя!

Саша переводила испуганные глаза с меня на Тоню.

– Она маленькая, сломать может, – гнула свое Тоня, – посмотри, какие фигурки хрупкие. Мать говорила, они по тыще каждая. Тебе все равно, что мать вкалывает с утра до ночи?

– Саша – моя сестра! Мы играли…

– Сестра? – закричала Тоня. – Да много ты эту сестру видела? А Оля вообще наглая: как ей надо – приезжает, а когда не надо – ни слуху ни духу. Да еще и ребенка притащила.

– Тетя Тоня, – на пороге стояла побледневшая Оля, – что же вы мне раньше не сказали, чтобы я не приезжала? Я наглая?

– Наглая, – не мигнув отозвалась Тоня.

Все Олино оживление как испарилось, плечи поникли. Она закусила нижнюю губу и стала швырять вещи в спортивную сумку, как есть, не складывая. Потом уселась на стул, подхватила Сашку и стянула с нее домашнее платье, которое тут же полетело вслед за другими вещами. Она все делала порывисто и случайно заехала Саше ногтем по подбородку, та дернулась и заплакала, а на подбородке осталась красная полоса.

– Стась, принеси перекись, – попросила Оля еле слышно и тут же опять закусила губу. Иначе бы тоже разревелась прямо тут, перед Тоней. А это было никак нельзя.

Пока искала перекись, я слышала, как Оля что-то говорит Тоне, а та отвечает, но, когда я вернулась, в комнате было тихо, как под водой, даже Саша молча сосала палец.

А потом они уехали. Правда, я исхитрилась в коридоре сунуть в Сашкин кулачок Торина в платочке и шепнула:

– Это тебе. Патя.

Прабабушка никогда больше не вспоминала про Олю и Сашу. Первое, что она сделала, когда те уехали, – достала шарлотку из духовки и выбросила в мусорное ведро.

– Нам чужого не надо.

Я только вздохнула и ушла в свое одинокое убежище расставлять фигурки: теперь они снова будут стоять на полке, играть с ними некому.

* * *

Тоня выглянула с кухни:

– Суп на столе!

– А можно мы сначала поговорим? – спросила я нерешительно.

Глава 18

Тоня поправила очки и вытерла руки о фартук привычным движением: сначала тыльную сторону ладоней, потом внутреннюю.

– Я тебе уже сто раз рассказывала про войну: как осталась без родителей в 15 лет, как на мне был маленький брат, как старший…

– Нет, не про это, – перебила я. – Расскажи, как ты жила, когда в доме были немцы? Ты с ними вообще разговаривала?

Прабабушка нахмурилась и несколько минут молчала.

– Да они не немцы были, венгры. Часто всех фашистов под одну гребенку немцами кличут. А разговаривать приходилось. Они же командовали: принеси то, принеси это… Мы, молодые девчонки, мазались сажей и платки повязывали вот так, чтобы фашисты не зарились, – Тоня расправила полотенце, которое комкала в руках, и накрыла им голову по самые брови. – И в подвалах отсиживались. Мы с братом Николаем перебрались в подвал, как только немцы вошли… А потом и вовсе убежали и в сарае за городом прятались – это после того случая, когда Коля яблоко у фрица стащил, а они по пьяни пристрелить его не смогли: он зигзагами по двору бегал, а потом в лопухи упал. По помойкам шарились, очистки картофельные искали. Если бы меня тетка троюродная не пристроила на кухню работать, картошку чистить, – мы бы с голодухи ноги протянули. Ну, тоже у фашистов работать пришлось, конечно, но на кухне они нас не обижали.

– То-онь, а ты немецкий знаешь?

– Знала когда-то… Я в первую школу в кружок ходила, у нас-то не было немецкого. А там моя подруга Геля училась, у них и театр на немецком был. Учитель, правда, потом врагом народа оказался…

– Старцев?! – я аж подпрыгнула от неожиданности.

– Точно, Старцев, я уж и забыла. А ты откуда знаешь?

– Да так, по краеведению проходили. Слушай, а расскажи про него.

– Да что рассказывать? На кружке было интересно: мы спектакли ставили, «Гензеля и Гретель» вот. А еще он такой специальный шифр придумал: мы друг другу послания писали, а потом расшифровывали. Как шпионы. Да он потом шпионом и стал, вишь, как вышло-то.

– А что за шифр?

– Ну, писали буквы вразнобой на листе, а между ними вписывали какую-нибудь фразу. А еще у нас были карточки такие специальные с окошками: их если к этим буквам приложить, то в отверстиях получались слова. И всё на немецком. Мне очень эта игра нравилась. Потом война началась, не до кружка стало…

– А потом?

– Что «потом»? Потом наши пришли, фашистов выгнали, и мы в дом вернулись. Только… – Тоня затеребила полотенце, – бывают и наши люди хуже фашистов.

– Кто? Старцев?

– Да при чем тут Старцев?! Про него я ничего не знаю. Геля, может, знала, только я с ней уже лет двадцать не общаюсь, может, и померла уже.

– Она здесь живет?

Тоня покачала головой:

– Еще в девяностые к дочери в Воронеж переехала. Мы сначала переписывались, а потом она писать перестала. Да, вот к чему я это, про людей?

– Что и наши бывают хуже фашистов…

– А, точно! Когда немцев прогнали, мы с братом вдвоем в доме остались. Я девчонка еще была, года на три тебя старше, а Коля и вовсе пацан. Страшно, знаешь, как? А тут знакомая с севера написала: мол, жить негде, не приютишь? Ну, я и обрадовалась. Дура наивная!

Тоня замолчала, а я боялась ее спугнуть и тоже сидела тихо.

Вдруг запищал таймер на плите, и Тоня сорвалась к духовке – вытаскивать пирожки. В другой раз я ушла бы к себе, но тут вскочила:

– Тонь, дай я, – и ловко водрузила противень на плиту. – Ну?

– Да не люблю я это вспоминать, – Тоня снова уселась на табуретку. – Приехала она с дочкой, поселилась. Сначала я рада была, что в доме взрослый человек… Потом мамины вещи пропадать стали, а потом… Была у меня тетка, мамина сестра, она в аптеке работала. И вот остались у нее ампулы пенициллина, она мне принесла. «Продай, говорит, или на еду обменяй – можно будет полгода спокойно на это жить». А пенициллин тогда вообще запрещено продавать было. Ну, жиличка моя услышала наш разговор и в прокуратуру побежала. Со мной ничего, а тетку посадили на пять лет. А потом еще хуже началось… Пришли ко мне с повесткой, говорят: «Поступила на вас жалоба, явитесь в прокуратуру», – и обвинили меня в таких вещах, я и вспоминать об этом не хочу…

Я испугалась, что Тоня опять замолчит:

– В каких, ба?

– Ну, в каких-каких… Я девчонка, а у нас тут в оккупацию полный дом фашистских мужиков был. Понимаешь, в каких обвинить могут? А потом с обыском пришли, ящики все повытаскивали, нашли фотографию фашиста. Я, наверное, не заметила, когда дом после них отмывала. И в дело ее вклеили, фотографию эту. Это был ад, Стась, меня начали по судам таскать и такие вопросы задавали… А я ведь девочка была совсем, даже с мальчиками ни разу не целовалась… А донесла на меня эта гадюка, которую я жить пригласила. Это я потом поняла уже, что она хотела от нас с теткой избавиться, дом отобрать, а вещи все распродать. А тогда глупая была, ничего не понимала…

Меня словно к стулу придавило чем-то тяжелым. В ушах стучали и гудели Тонины слова. На улице, на площадке под окнами, верещали девчонки, за ними бегали мальчишки и, судя по воплям, загоняли их на горку. К этому ежедневному шуму я привыкла с детства, как привыкла к суровой Тоне, шаркающей по длинному коридору в тапочках не по размеру, привыкла к ее ворчанию, к ее вечным наставлениям. Но сейчас передо мной предстала незнакомая Тоня: простодушная девчонка, оставшаяся одна на свете, обманутая и беспомощная, которую и защитить-то было некому.

Тоня помолчала немного, потом вздохнула и улыбнулась:

– Хорошо все-таки, старшего брата с фронта отпустили из-за ранения. А то бы совсем пропала… Помню, вышла я за калитку белье на веревке поправить, вдруг смотрю: старик какой-то по улице нашей ковыляет, на солдата опирается. Что за старик, думаю? А как приближаться стал, я в нем брата узнала. С трудом, конечно. Седой совсем, раненый. Но меня увидел, разулыбался, кричит издалека: «Тоня, зови маму, папу, скажи, что я вернулся». А я стою и не знаю, что ответить. Как сказать, что ни мамы, ни папы у нас больше нет?


Я опять, как тогда с письмом, нырнула в темный колодец, мимо проносились книги на полках, банки-склянки, время стремительно менялось, щелкали перед глазами кадры кинохроники: демонстрации, воздушные шары, физкультпарады и заводские рабочие – все, о чем я когда-то в кино смотрела или читала. А потом, как Алиса, вынырнула из темноты, но оказалась не перед волшебной дверью в сказочный сад, а на улице О-жска семидесятилетней давности. Город узнавался с трудом, он был похож, скорее, на деревню. У калитки двухэтажного дома стояла остроносая девочка: брови домиком, две косички ниже лопаток. В воздухе повис сладкий сиреневый аромат, а огромный каштан у самого крыльца весь был усыпан белыми цветочными пирамидками. От сладости, разлитой в воздухе, казалось, что и пирамидки эти съедобные – точь-в-точь воздушные пирожные-безе.

Перед девочкой застыли две фигуры: молодой подтянутый рядовой поддерживал седого человека, капитана, кажется, который еле держался на ногах: одной рукой он опирался на солдата, другой схватился за забор, голова опущена. Но тут он поднял глаза, откинул челку со лба, и стало ясно, что этому «старику» не больше двадцати пяти лет: лицо у него гладкое, без морщин, глаза живые. Только сейчас он смотрел перед собой так, что казалось, весь его мир сотрясся и он пытается удержаться на твердой земле и не провалиться в пропасть, открывшуюся прямо перед ним.

– Когда? – произнес он одними губами.

– Еще в сорок первом, уже два года. – Тоня подошла ближе и перехватила брата под руку.

– А Николка?

– Жив.

– А ты как?

– Пойдем внутрь.

Они зашли в дом, в просторную деревянную столовую на первом этаже; в дубовом буфете горкой сложены тарелки. Тоня открыла дверцу, достала две рюмки, поставила перед братом и рядовым.

Капитан залпом осушил рюмку и снова поднял на Тоню взгляд:

– Как?

– Папу – миной, у нас во дворе. Он на крыльце еще постоял, крикнул мне оттуда: «Не забудь только про Николку, а то я тебя знаю, покорми!», – а через минуту рвануло. Он весь целый был, только один осколок попал. Прямо в сердце…

– А мама?

– А мама – через три месяца от тифа. У нас тут эпидемия началась, нас с Николкой тетя Оля сразу к себе забрала, так что мы с мамой даже не повидались.

– Покажи, куда вещи мамины сложила.

– А вещей тоже нет. – Тоня подвинулась ближе к брату и испуганно зашептала, залепетала всю историю про жиличку из Сибири, про тетку в тюрьме, про вызовы в прокуратуру. – Я дура, Вань, знаешь, какая ду-у-у-ура, я боялась одна в доме, а вдруг фрицы опять… – и Тоня завыла на плече брата.

Капитан Ваня обнял сестренку и взглянул на рядового:

– Быстро в часть, приведи с собой еще двоих-троих, сейчас мы ее выставим.


Я слушала откровения Тони, забывая дышать.

– По дому забегали солдаты и чуть ли не под конвоем вывели мою жиличку. Потом брат и с прокуратурой договорился, чтобы они меня больше не трогали. Его послушали, он же герой! Вот только тетку отстоять не удалось, так она и отсидела пять лет ни за что. Я тогда пообещала себе, что не буду людям так вот слепо верить, и тебе поэтому говорю, Стаська: думай побольше о себе!

Я как будто на землю вернулась: снова передо мной была моя прабабушка, со своей правдой жизни, которая никак не вписывалась в мои представления. Но теперь я знала про нее кое-что еще, и ссориться как-то не хотелось:

– Слушай, а ты вот говоришь, в Воронеже у тебя подруга жила. А адрес ты не знаешь? Мне бы про Старцева узнать. Нам по краеведению надо.

– О, гос-с-споди, да зачем он вам понадобился-то, Старцев этот?! Предатель, и предатель, что там еще про него узнавать? Ладно, сейчас поищу ее адрес, когда-то она мне писала…

Глава 19

– Стась, поехали со мной завтра в больницу к Ленке? Она вроде из комы вышла, ее в обычную палату переложили, но состояние у нее… это… как его? Вегетарианское, что ли? Ну, то есть она вроде сама дышит и все такое, но ничего не соображает. Я… мне… понимаешь, как-то я…

– Боишься? – спросила я в лоб.

– Угу. – Ромка рассматривал трещину на асфальте, убегающую от самого школьного крыльца вверх по улице Ленина. На перекрестке она разветвлялась, как крона дерева, на множество отдельных отростков.

– Похожа на нерв из биологии, – улыбнулась я.

– Угу, – опять согласился Ромка. – Ну, так что?

– Поеду! Только у мамы разрешение спрошу.

* * *

Мы с Ромой встретились у школы и теперь вместе шли на субботний клуб. В расследовании мы так и не продвинулись, но, если завтра я поеду с Ромой в Воронеж, можно попробовать отыскать Тонину подругу. Конверт с адресом прабабушка нашла, так что останется только выйти на нужную улицу, а судя по всему, она была как раз рядом с больницей.

Мы уже подходили к библиотеке, когда навстречу нам выбежал Виталик. Всегда причесанный и подтянутый, сейчас он был сам на себя не похож: волосы взъерошены, лицо раскраснелось. Он пробежал мимо, даже не взглянув на нас. Я хотела его окликнуть, но так и повернулась вокруг своей оси с открытым ртом – Виталику было явно не до приветствий.

За круглым столом собрались все, за исключением Танечки. Я поставила рюкзак на стол и принялась вытаскивать из него бережно упакованные расписанные стаканы и вазочку. На столике у окна уже лежали Сонины шкатулки и Танины вязаные игрушки.

– Я еще не закончил, – угрюмо сказал Даня, – на неделе занесу.

– Ага, лет через пять, – тут же поддела его Соня. – Развел мастерскую, весь стол завалил. Не мог чего попроще придумать?

– Мне немножко осталось, – Даня стукнул носком ботинка по ножке стола.

– Ну что, рыцари круглого стола? Все в сборе? – Яков Семенович вынырнул из подсобки.

– Танечки нет и…

– Танечка здесь, – влетела в комнату запыхавшаяся Таня. – А где Виталик?

Все посмотрели на Якова Семеновича.

– Не все могут спокойно воспринимать критику, – бесстрастно сказал он. – Я показал Виталию некоторые нестыковки в тексте, а он занервничал. Но мне кажется, он сейчас остудится немного и вернется.

– Плохо вы его знаете, – вздохнула Танечка, – он все принимает очень близко к сердцу.

В этот раз Яков Семенович включил спокойную музыку и велел написать словесный портрет какого-нибудь литературного героя, просто так, для тренировки. Сказал, что такой навык нам всегда пригодится: кому на ЕГЭ, кому по жизни. Я со вчерашнего дня читала «Пятую печать» и, хоть в книжке почти не было никаких описаний героев, а сплошные диалоги, живо представляла себе и часовщика Миклоша Дюрицу, и столяра Ковача. Пока я писала про Миклоша, в голове все вертелась загаданная им загадка… Под конец сочинения явился Виталик. Он не острил и не хохмил, как обычно, сказал сухо, что пришел, чтобы обсудить план действий. Он ведь Шерлок Холмс, как-никак.

– Яков Семенович, – позвала я, когда мы сдали работы, – а можно спросить? Вот там, в «Пятой печати», была такая задачка. Скажем, есть остров, с которого некуда деться. Островом правит тиран. Он всех мучает и убивает. А еще есть раб, над которым этот тиран издевается: пытает его, убивает жену и сына… Рабу, конечно, плохо приходится, но он рад, что сам он не тиран, что никому зла не приносит и что совесть его чиста. А тиран не знает, что такое совесть, ему и так хорошо. И вот есть выбор: можно стать либо рабом, либо тираном, третьего не дано. Что выбрать?

– Хм… А что, обычным правителем стать нельзя? – спросил Даня.

– Нет, только тираном или рабом.

Воцарилась тишина.

– Интересно, – улыбнулся Яков Семенович и сел.

– Но ведь можно стать хорошим тираном! – снова заговорил Даня. – Ну, жестоким, может, но не убивать.

– Где ты видел хороших тиранов? – накинулась на него Соня. – Тиран, он и в Африке тиран.

– Но ведь тиран имеет выбор, да? – в своей манере спросила Танечка. – Он может убить, а может не убить, а у раба никакого выбора. Не, тираном лучше.

– Ром, а ты? – я взглянула на одноклассника.

– Наверное, тиран, – неуверенно отозвался тот. – У него деньги, власть. Он может, конечно, кого-то тиранить, но кому-то может и помочь. И семью свою он точно защитит. А раб ничего не может.

– А я за раба, – вдруг выпалил молчавший до этого Виталик. – На нем никакой ответственности, ну да, живется ему не очень, но зато он чист. Яков Семенович, а вы что думаете?

Яков Семенович, нахмурившись, смотрел в окно и то надевал, то снимал колпачок с шариковой ручки.

– Это просто рассуждения, – тихо сказал он, не поворачиваясь. Потом перевел взгляд на разбросанные по столу листочки. – Понимаете, что бы мы сейчас тут ни говорили, когда будем стоять на краю, перед реальным выбором, мы удивим сами себя. Потому что он уже у нас внутри: как мы живем, как думаем, во что верим – все это выйдет на поверхность в критический момент. И это будет момент истины, знакомство с самим собой.

– То есть, – возмутился Виталик, – любой из нас внутри может оказаться убийцей, и в критический момент это вылезет наружу, так, что ли?

– Нет, Виталь, я не о том. Каждый из нас внутри очень разный, и мы сами себя не очень хорошо знаем, а других и подавно. Я всего лишь об этом.

– Чушь, – Виталик резко встал из-за стола, – я себя прекрасно знаю. Да и каждого из вас тоже.

С этими словами он вышел из зала.

– Я же говорила, что он все принимает слишком близко к сердцу, – вздохнула Танечка.

Глава 20

В Воронеж поехали с утра пораньше. На автовокзале меня ждали Ромка с мамой. Ромина мама ездила в больницу каждый день, для нее это теперь была все равно что работа. Она бы поселилась там с Леночкой, но не могла Ромку одного оставить. Она сразу же отсела от нас назад, отдернула автобусную занавеску и воткнула в уши наушники.

– У вас нет папы, Ром? – повернулась я к нему.

– Почему нет? Есть, в Москве где-то. И брат у меня там есть сводный.

– А про Леночку ему сообщили?

– Мама пыталась дозвониться, но телефон не отвечает. Написала письмо. Пока ни ответа, ни привета.

– Слушай, а как же вы? Мама не работает?

– Ну, пока на больничном, потом, говорит, посмотрим…

– Ясно…

Я не знала, о чем еще говорить, и тоже уставилась в окно. Весна только начиналась, хотя здесь она приходит немного раньше, чем везде. Вон, вчера показывали по телевизору: в Москве еще снег идет, а тут уже черные деревья начинают покрываться зеленой дымкой, еще не листочки, а так, предвестники. Мне всегда казалось, что это похоже на парикмахерскую: в начале весны деревья пришли такие прилизанные и некрасивые, а летом их будто завили и уложили. А весна – такое время неопределенное: вроде уже тепло, и ждешь чего-то нового, хорошего, и только настроишься на легкий плащ или туфли-лодочки, как на следующий день повалит снег, и весны как не бывало.

– Странный он какой-то, – вдруг как-то некстати сказал Ромка.

– Кто?

– Яков Семенович.

– Почему? – удивилась я.

– Ну, не знаю. Он все спрашивает, а сам почти всегда молчит. Никаких выводов не делает. Вот в школе на литературе все четко и понятно: Пугачев – такой, Гринев – сякой, ответили на вопросы, записали в тетрадь. А тут чего? Вот он ведь даже вчера не сказал, кем надо быть: рабом или палачом.

– Так и я не сказала, потому что не знаю. А вообще, это же каждый сам решает.

– Ну вот мне интересно: как он решает? Какой-то он скользкий, непонятный. Можно так, можно сяк…

– А разве нет? Это вон у Виталика только все однозначно: предатель, и точка. Не, Яков Семенович классный. Я бы не отказалась от такой литры в школе. Только вот почему у него никого нет?

– Вот. Видишь, непонятно! Взрослый, не урод, а семьи нет.

– Ну, мало ли… Может он женоненавистник? Или у него любовь несчастная?

– Ага, – хмыкнул Ромка и замолчал.

Ну и пусть молчит, подумала я, а Яков Семенович все-таки не такой, как другие. С тех пор как он про письмо рассказал, я стала часто задумываться, как всё непросто в жизни. Вот ты считаешь Тоню злюкой, ничего не понимающей, а у нее вон какая история была, и хоть она все равно злюка, но теперь понятно почему. Или вот в поликлинике на той неделе я просидела два часа, потому что какая-то тетка с двумя детьми пролезла без очереди. Все, конечно, возмущались, кричали, чем они, мол, хуже, почему ей можно, а им нельзя. А потом, когда моя очередь подошла и меня пустили в кабинет, я слышала, как участковая с медсестрой взволнованно говорили о том, что одного из детей той женщины надо срочно в больницу, что с ним там что-то очень-очень плохое, я, правда, не поняла что… Или вот Алмих… Он, конечно, не подарок совсем, но в нем же тоже есть что-то… наверное… Ну, что-то ведь должно хорошее быть! Перед глазами появилось покрасневшее лицо директора, раздутые от возмущения ноздри и маленькие сощуренные глаза. И я вспомнила кота из старого диснеевского мультфильма о Золушке. Золушка так и не смогла придумать, что же в нем хорошего.

Когда въехали в Воронеж, было еще утро, но утро в большом городе – совсем не то, что в О-жске: здесь в центре не кричали петухи из-за деревянных изгородей, вместо них тренькали трамваи и сигналили друг другу автомобилисты, все куда-то спешили, на площади у больницы развернули рынок выходного дня, и по нему сновали деловые хозяйки с сумками. Шумный, шебутной народ галдел, как на празднике, и я даже почувствовала резь в глазах от этой разношерстной пестроты, такой странной после мелькающих за окном деревьев и полей. Автобус вполз на станцию и с тяжелым вздохом открыл двери: приехали. Ромкина мама, не глядя по сторонам, шла целеустремленно через толпу к белому больничному входу. Это был не центральный вход, с пандусом, куда привозят больных, а боковой, для посетителей.

Едва за нами закрылась входная дверь, уличный шум как отрезало, будто там, за дверью, и не было яркой улицы с торговыми лотками. Направо и налево расходились длинные коридоры с одинаковыми дверями, у некоторых дверей стояли банкетки и каталки. Ромкина мама уверенно повернула налево, оглянувшись на Ромку и кивнув ему. Я держалась немного сзади, мне почему-то стало тревожно, как только мы оказались в этом мире больничных запахов и тишины. Я всего раз лежала в больнице во втором классе с подозрением на воспаление легких, но это было довольно весело. В палате было еще три девочки постарше, и мы с ними до самого отбоя играли в «Уно». Здесь же было совсем по-другому. «Нейрохирургическое отделение» – прочитала я над аркой в небольшом холле. За стойкой сидела молоденькая медсестра.

– Все так же, – подняла она голову на немой вопрос Ромкиной мамы, а та кивнула и прошла в девятую палату.

– Нам тут ждать?

– Мама позовет, – Ромка опустился на банкетку и принялся очерчивать рисунок на линолеуме носком ботинка.

На потолке гудели белые длинные лампы, а в остальном в больнице было тихо, только в самом конце коридора уборщица терла шваброй пол и периодически гремела железным ведром. Как в Нарнии, подумалось мне, пока там еще не появилось время. Наконец в дверном проеме показалась голова Роминой мамы.

– Посидите тут, последите за капельницей, я к врачу пока схожу.

Ромка нерешительно направился в палату, я – за ним. Я боялась увидеть что-то страшное и осторожно выглянула из-за Ромкиного плеча. Сначала я вообще ничего не разглядела, кроме двух белых кроватей: одна побольше, другая, детская, поменьше. У той, что побольше, на двух составленных друг с другом стульях спала молодая женщина. Когда я лежала в больнице, у нас в палате была двухгодовалая Катюха, но ей сразу вкатили детскую кроватку с решеткой, чтобы она не вывалилась. У Леночки решетки не было, и сначала мне показалось, что кровать вообще пустая. Но потом я заметила маленький сверток одеяла у стены, а из свертка выглядывало бледное Ленино лицо и еще рука, от которой шла прозрачная трубочка к банке с жидкостью на металлической стойке.

– Когда дойдет вот до этого деления, – Ромина мама провела ногтем по банке с лекарством, – зовите медсестру, она отключит.

Ромка приволок стул поближе к кроватке, усадил меня, а сам присел на краешек постели.

– Сейчас хоть трубок поменьше, – прошептал он, – в прошлый раз ее вообще не разглядеть было.

– Слушай, давай я ей почитаю. – Я полезла в рюкзак за шотландскими сказками, прихваченными из дома.

– С ума сошла? – искренне удивился Ромка. – Она же ничего не понимает.

– Пусть читает, – раздалось вдруг с другой кровати. Мы с Ромкой оглянулись: женщина проснулась и расчесывала волосы. – Главврач говорит, с теми, кто в вегетативном состоянии, надо обязательно разговаривать, тогда они быстрее в себя придут.

Я достала книжку и открыла первую страницу: «Давным-давно был в той стране народ, называемый пиктами»…

Я читала легенды о вересковом меде, о фейри и великанах, и мне очень хотелось, чтобы Леночка где-то там, где она сейчас находилась, сквозь ватную тишину и пустоту слышала хотя бы обрывки старинных сказок, в которых все как в жизни, но есть еще и волшебство, и поэтому все можно изменить и поправить… Вот бы Леночка поверила в чудеса так же, как я. Глупо, конечно, мне уже тринадцать, а я все разговариваю по вечерам с Капитаном Крюком… Но сейчас даже он мог бы помочь. И когда я в очередной раз посмотрела на бледное, восковое лицо Леночки, мне показалось, что под полупрозрачными веками задвигались ее глаза, как это бывает, если человеку снятся беспокойные сны.

* * *

– Ром, я обедать не пойду, у меня тут в городе одно дело есть, семейное, – сообщила я Ромке, когда мы вышли из больничной тишины и полумрака на яркое солнце и нас снова окружили разноголосые звуки весеннего города. Мама отпустила нас перекусить, а сама осталась дежурить у Лены.

Мне не хотелось рассказывать Ромке про Тонину подругу и про то, что, возможно, она как-то могла бы помочь в нашем расследовании. Кто знает, может, ее и в живых давно нет?

– Давай я к автобусной станции подойду уже?

Ромка только пожал плечами. От самой палаты он не сказал ни слова, опустил голову, так и шел, но тут вдруг резко повернулся:

– Стась, спасибо…

– За что?!

– Что веришь, ну, в то, что Ленка слышит. Я тоже сначала верил, приходил и разговаривал с ней, пока никто не видел, но она лежит и лежит, не шевелится. Разве может человек так долго быть без сознания, а потом опять стать собой? Мне кажется, она уже никогда не вернется. Оттуда.

– Спятил, да? – Я от возмущения сжала кулаки, мне хотелось стукнуть этим кулаком Ромку по голове, чтобы он сам пришел в сознание. – Если ты верить не будешь, то кто же тогда? Конечно, она вернется. Я читала, люди иногда несколько лет так вот лежат, а потом приходят в себя. А Ленка вообще маленькая, не может с ней ничего случиться. Не должно! Дети не умирают.

Я произнесла последнюю фразу и осеклась. Однажды я уже говорила эти слова…


Мне было девять, когда мама стала заметно поправляться.

– Твоя мама что, беременная? – спросила меня у школы Соня Певченко. Соня знала толк в таких вопросах, у нее полгода назад родился брат. Я посмотрела на нее ошарашенно:

– Не знаю…

– Ну ты даешь, – поджала губы Соня, – там уже месяцев шесть как минимум, а она не знает.

– Да, у тебя будет сестра, – сказала мама буднично, когда я вечером выложила ей Сонино предположение.

А меня будто тряхнуло как следует. Сестра?! И мама молчала? Да что же, она не знает, как я хотела брата или сестру? Да я с шести лет прошу родителей родить мне кого-нибудь. Сестра! Они купят детскую кроватку с музыкальной каруселью, такую, качающуюся, как у братика Сони Певченко. Я буду укачивать сестру, петь колыбельные, а когда та подрастет, мы будем собирать вместе фигурки, и я расскажу ей про хоббитов и Нарнию, про Нетландию, а потом мы будем играть в Питера Пэна, я буду Питером, конечно, а сестра… ее можно будет нарядить крошкой Динь-Динь. Когда мама возвращалась с работы и скручивалась калачиком на диване, я подползала ей под бок, клала голову на живот и вслушивалась. Мне казалось, что я слышу, как малыш булькает и плавает внутри, и я прижималась еще ближе и шептала прямо в живот, чтобы мама не слышала:

– Когда ты вылезешь оттуда, я подарю тебе Ромео. Это мой кроватный заяц. Пока я сама с ним сплю, но потом отдам тебе. Он защищает от кошмаров.

– Щекотно, Стаська, – смеялась мама, – что ты там шепчешь? Малыш все равно ничего еще не слышит.

– Меня – слышит, я ведь сестра, – говорила я убежденно, и мама улыбалась.


А потом маму увезли в роддом, а мы с папой поехали в центр покупать коляску. На рынке было так же шумно, как сегодня, у прилавков с детской одеждой и игрушками толклись мамы с детьми, а коляски в основном присматривали одинокие молодые папы или беременные женщины. Я остановилась у коляски с желтыми мишками на капюшоне:

– Пап, давай такую, малышка будет там лежать и с мишками разговаривать!

– А может, лучше розовую, – задумался папа, – для девочки-то?

И тут зазвонил телефон. У папиного телефона был такой противный звук, «Полет шмеля» называется. Мне всегда казалось, что эту мелодию следовало назвать не «Полет шмеля», а «Сверление зуба бормашиной». Звук постепенно нарастал и сверлил мозг, и даже на шумной рыночной площади его нельзя было не услышать.

Я все еще смотрела на пятерых мишек, улыбающихся с капюшона коляски, когда папа резко схватил меня за руку и потащил от прилавка. Я ничего не понимала и упиралась как могла:

– Но мы же должны купить коляску, пап!

– Уже не нужно, – пробормотал папа на ходу и потащил меня дальше.

Когда мы вышли из толпы и зашли за автобусную остановку, папа повернулся ко мне и сел на корточки. Наши глаза оказались на одном уровне, и я впервые в жизни увидела у папы вертикальную глубокую морщину между бровями. Раньше морщинки появлялись только в уголках его глаз – от смеха.

– Стась, – папа смотрел мне прямо в глаза, но, кажется, не видел меня, – это звонила мама, ее выпишут через несколько дней, и она будет дома. Надо ее не расстраивать и не баловаться. Хорошо?

– А сестренку? Ее тоже выпишут?

– А сестренка… Понимаешь, так иногда бывает, Стась, она родилась мертвой, и врачи не смогли ничего сделать.

– Но ведь дети не умирают! – Я никак не могла вместить услышанное.

– Умирают, малыш, к сожалению, умирают…

Через несколько дней мама вернулась домой, но она еще долго была какой-то чужой, даже меня почти не обнимала и все время плакала. А я чувствовала себя виноватой, непонятно в чем, но виноватой. Может, в том, что вот жива-здорова, в школу хожу, играю в человечков, читаю, а сестренка так никогда не сможет, ей просто не дали шанса. Почему?

Потом мама стала больше работать, по вечерам ходила на курсы вождения, и жизнь в нашей маленькой семье покатилась по привычным рельсам с привычными остановками на пути: «Школа» – «Работа» – «Воскресные прогулки в парке». Только папа сменил на телефоне рингтон, теперь там стояла тема из Джеймса Бонда.


– Дети не должны умирать, – твердо сказала я и улыбнулась Ромке. – Давай встретимся на остановке через два часа?

Ромка кивнул и пошел в палатку за шаурмой. А я вытащила из кармана скомканную бумажку с адресом Тониной подруги.

Глава 21

Уличный шум имеет странное свойство: он может истончаться и совсем исчезать, как кусок мыла от воды, стоит только зайти в каменную коробку подъезда. Пока преодолеваешь первые два пролета, с улицы еще доносятся крики дворников или собачий лай, но чем выше поднимаешься, тем дальше уходишь от внешнего мира. Дом со всеми его запахами и собственными странными звуками поглощает тебя, закрывает в себе. Причем я давно заметила, что запах у каждого дома разный. В некоторых подъездах пахнет кошками и старыми дедушками, в иных – пловом и блинами, а пару раз я заходила в новомодные подъезды, где пахло исключительно моющим средством и духами. В подъезде, куда я сейчас попала, с трудом открыв тяжелую дверь без кодового замка, пахло вкусно: пирогами с корицей. Я сразу прониклась доверием к этому дому и решила, что все у меня получится и Тонина подруга окажется на месте.

Пятьдесят третья квартира обнаружилась на четвертом этаже за коричневой дерматиновой дверью. «Звонок не работает. Стучите» – прочитала я над кнопкой звонка. Стучать совсем не хотелось, но что делать? Сначала я постучала по дерматиновой обивке, но получилось совсем тихо, и тогда я заколотила по косяку что было сил. С той стороны послышался собачий лай, потом кто-то долго ковырялся в замке, и наконец дверь приоткрылась на старинную цепочную щеколду, а в получившейся щелке появился чей-то прищуренный глаз.

– Вы кто? – спросили из-за двери.

– Ох, так быстро и не объяснишь, – вздохнула я. – А вы – Ангелина Федоровна?

– Я-то да, но если вы будете опять предлагать мне купить пылесос или заполнить анкету в поддержку каких-то депутатов, то до свидания.

Дверь стала медленно закрываться, и я решилась:

– Я правнучка вашей подруги, Тони. Помните такую?

Дверь замерла, так и не закрывшись, а изнутри стали нетерпеливо теребить щеколду.

– Одну минутку! Сейчас.

Ангелина Федоровна отошла к стене, давая мне пройти в тесный темный коридор. Все стены занимали книжные стеллажи, на которых, похоже, уже сто лет никто не вытирал пыль. У меня сразу защипало в носу, и я чихнула. Ангелина Федоровна махнула на дверь справа и снова пропустила меня вперед. Комната, куда мы попали, была не очень большая; все стены увешаны картинами, фотографиями и книжными полками. В углу – стеклянный шкаф, забитый куклами, а на низеньком столике у окна громоздилась старая печатная машинка. Как в музее. Я не успела рассмотреть хозяйку дома в коридоре и сейчас с любопытством оглянулась на нее. Ангелина Федоровна напоминала дореволюционную учительницу: высокая, худая, с седым пучком на голове. В отличие от Тони, она держалась как-то слишком прямо, будто в позвоночник была вставлена спица. На руках у нее сидел маленький серый пудель и нюхал воздух. Ангелина Федоровна сощурила глаза и окинула меня с головы до ног оценивающим взглядом.

– Неужели умерла? – спросила вдруг она.

– Кто?

– Тоня.

– Нет, нет, что вы! С ней все в порядке, – испугалась я.

– А зачем же ты тогда пришла? – удивилась Ангелина Федоровна.

Будто больше прийти незачем.

– Это долгая история… – начала я, но хозяйка тут же перебила.

– Тогда садись, а я за чаем, – сказала она и вместе с пуделем вышла в коридор.

Я завертела головой: все-таки комната очень напоминала музей. Особенно сильно притягивал шкаф с куклами. И было с первого взгляда понятно, что это коллекция, которую собирали долго и с любовью. Куклы стояли на полках группами: старинные, с фарфоровыми лицами, – повыше, современные, в национальных костюмах, – внизу.

– Руками не трогать, – донеслось с кухни, – я ими очень дорожу!

Через минуту хозяйка появилась в дверях с двумя заварочными чайниками:

– Там на кухонном столе – поднос с печеньем и чашки; принеси, пожалуйста. Тебе какой чай: черный или зеленый?

Ангелина Федоровна уселась в кресло у окна, налила зеленого рисового чая и пристально посмотрела на меня. Есть я совсем не хотела, но из вежливости взяла сушку с маком и отгрызла маленький кусочек.

– А ты совсем на нее не похожа, – констатировала Ангелина Федоровна. – Значит, говоришь, с ней все хорошо?

– Ну, не совсем хорошо, конечно, руки болят, у нее этот… остеохондроз.

– Да уж не девочка, понятно. И зачем же ты пришла?

– Ой, это долгая история, – повторила я и поняла, что почему-то мне хочется рассказать этой женщине все как есть, так, как я ни за что бы не рассказала собственной бабушке: и про занятия по субботам, и про Якова Семеновича, и про Старцева.

Услышав эту фамилию, Ангелина Федоровна вздрогнула и отставила чашку. Она смотрела на меня не отрываясь и слушала, слушала…

– А Тоня мне сказала, что вы учились у Старцева, вот я и подумала, что, может, вы что-то про него помните, – закончила я свой рассказ и замолчала. Вместе со мной замолчало в комнате все, только часы где-то на кухне перекатывали время, подталкивали его стрелками на циферблате: тик – секунда, ток – еще одна. Ангелина Федоровна сидела, вытянувшись в кресле, и смотрела куда-то на стену за моей головой, прямая и несгибаемая, как вековая сосна. И лицо – как у ее фарфоровых кукол: белое и застывшее.

– Я никогда этому не верила, – вдруг быстро и сбивчиво заговорила она, – ни одной секунды. До последнего, пока школа еще работала, он собирал нас на кружок. Я даже была в него чуток влюблена, ну, так, по-детски, конечно… А перед каждым занятием мы залихватски пели на немецком.

Ангелина Федоровна на секунду замолчала, что-то припоминая, а потом вдруг запела глубоким низким голосом:

Для доброго дела собрались мы тут,

Друзья мои! Ergo bibamus!

Беседа прекрасна, стаканы поют.

Дружнее же: Ergo bibamus!

Вот слово, что славу стяжало давно,

Оно полнозвучно и смысла полно,

Как эхо пиров вдохновенных оно,

Священное Ergo bibamus![3]

– Хорошо, кроме нас, никто не понимал, о чем это… А еще была у нас такая игра в шифровки. На дом он раздавал нам текст, каждому свой, а мы должны были расшифровать. С помощью дешифратора. Так-то и не станет никто читать, а с дешифратором этим даже двоечники покупались. Не, Старцев был голова! И учитель от бога. Не мог такой предателем стать. Вот доказать не могу, а не верю. А трафаретка эта у меня, кстати, до сих пор где-то валяется. Погоди-ка.

Ангелина Федоровна встала и прошествовала к комоду в углу комнаты. Старинные ящички выдвигались со скрипом, будто просили оставить их в покое. Все они были набиты открытками, письмами, квитанциями и записями.

– Никогда ничего не выкидываю, – говорила Ангелина Федоровна, перебирая длинными сухими пальцами бумаги. – Вот, погляди-ка, это мне Тоня писала в пятидесятых.

Ангелина Федоровна передала мне стопку писем, перетянутых аптечной резинкой. Я сразу же узнала убористый Тонин почерк и, вытащив из стопки верхнее письмо, быстро пробежала глазами:

Здравствуй, Геля!

Не ожидала я от тебя такого. Не думала, что будешь мой адрес направо-налево раздавать всяким старым знакомым. Я чуть не умерла, когда ко мне Серега Савельев постучался. Пьяный вдрызг, на кухню прошел. Сидел до ночи, в любви объяснялся. А у меня, к твоему сведению, муж молодой и дочка грудная. Зачем мне эта пьянь? Еле его выпроводила. Я понимаю, что он герой, войну прошел и т. д. Но ты и меня пойми: у меня новая жизнь началась, я не хочу ничего вспоминать, ни про войну, ни про школу. Ты бы хоть разрешения моего сначала спросила. Я очень тебя любила и дорожила нашей дружбой, но так нельзя.

Не пиши мне больше, и тем более никому не давай мой адрес.

Тоня

Я пораженно подняла глаза на Ангелину Федоровну.

– Серега Савельев? Савельев?

– Серега, да, они с Тоней в одном классе учились. Кажется, она ему действительно нравилась. А с войны он вернулся контуженый, ну и пил, как говорится, горькую. Очень непросто привыкнуть к обычной обстановке после того, как там побывал. Там каждый день с жизнью прощаешься, теряешь тех, с кем вчера бок о бок в палатке ночевал, вокруг тебя грязь, кровь. Тем более он в партизанах был, всякого насмотрелся. А сюда вернешься – вроде и радоваться надо, а не можешь, потому что война всю душу съела, пережевала тебя, да и выплюнула. Не все с этим справлялись… Вот Серега так и не выкарабкался. Я, как его увидела, не могла отказать, он очень с Тоней повидаться хотел. Кто знал, что она психанет? Но ты на нее не сердись, ей тоже хлебнуть пришлось, ничего вспоминать не хотела.

– И вы с тех пор не общались?

– Нет, – улыбнулась Ангелина Федоровна, – Тоня такой человек: если решила что-то, то так и будет. Ты же ее знаешь.

– Знаю, – вздохнула я. – Жалко.

– Ко всему привыкаешь… Ага, вот оно. – Ангелина Федоровна повернулась ко мне; в руке у нее был зажат потрепанный картонный прямоугольник с дырочками, которым она торжественно потрясла над головой. – Это и есть дешифратор. Смотри!

Хозяйка вытянула из нижнего ящика исписанный листок и разгладила его на столе. Я склонилась над столом и прочитала:

– Королева позвала к себе гвардейца и дала ему задание, чтобы он отправлялся к соседнему королю и привез от него огромный сервиз на сто человек уже завтра. Она записала приказ на странице из своего блокнота. Но гвардеец потерял его по дороге. Поэтому через день он доставил королеве только пятьдесят чашек и тарелок, четыре из которых тут же полетели в его голову из-за невыполненного приказа. Что это за бред?

– Это не бред, это задание на дом по немецкому языку, – засмеялась Ангелина Федоровна. – Я сама шифровала, между прочим! Попробуй теперь вот так его прочитать.

И она протянула мне дешифратор, показывая, какой стороной его надо приложить к листочку. В окошках дешифратора тут же появилась надпись:

«Задание на завтра на странице пятьдесят четыре».

– Ого! – только и сказала я. – Здорово!

– Это еще не «ого», у Антона Петровича каждый урок превращался в детективную историю. Он нам даже спряжения глаголов не объяснял, мы сами должны были расследовать, почему в словах окончания разные. Из-за него я немецкий на всю жизнь полюбила. Вот хоть режьте меня, а не мог он быть предателем.

– А можно я сфотографирую этот дешифратор? – спросила я.

– Фотографируй на здоровье. Вот отдать я тебе его не отдам, это у меня память о нем. У меня вообще тот комод – ящик с воспоминаниями.

Ангелина Федоровна собрала чашки со стола и отправилась на кухню, а я достала телефон и нащелкала несколько кадров дешифратора, истории про королеву, а заодно еще зачем-то и Тонино письмо отсняла.

– Ты Тоне все-таки от меня привет передавай, – сказала на прощание Ангелина Федоровна. – Я на нее зла не держу, люблю все так же. Глупо на старости лет помнить обиды.

Глава 22

События следующих дней пролетали мимо, как пейзаж за окном несущегося поезда. Год подходил к концу, навалилась подготовка к экзаменам, и вот, между заучиванием топиков по английскому и решением тестов по остальным предметам, мы бродили по городу нашей небольшой компанией – все, кроме Ромки. У него мама решала какие-то вопросы с документами, и он два дня даже в школу не ходил, сидел у Лены в больнице.

– Я ничего-ничего-ничего не успеваю, – ныла Танечка, – и экзамены сдам на двойки.

Виталик только ухмылялся: у него-то точно с учебой проблем не было. Он готовился к финалу литературного конкурса: в пятницу надвигалась Библионочь, на которую должны съехаться участники со всей области. Они будут читать свои стихи и рассказы со сцены, а Яков Семенович и еще человек пять жюри будут все это оценивать. Виталик, конечно, не сомневался в победе; и хотя Гилман его рассказ разгромил, в жюри было еще четыре эксперта, уж им-то он наверняка понравится.

Даня после уроков бежал домой доделывать свою диораму. Соня над ним только подсмеивалась. По ее словам, скоро Даня сам станет частью диорамы, потому что у него вся комната – сплошная стройка, а сам он спит в обнимку с моделями домиков.

Яков Семенович тоже был занят. Я пару раз заглядывала в библиотеку, но он на меня даже не посмотрел: сидел, обложенный бумагами, что-то заполнял.

– Погнали после уроков смотреть на дом Старцева, – предложил среди всей этой суматохи Гришка. – Близнецы говорили, что у водокачки.

– Ага, – согласилась Соня, – там еще река поворот делает. Пошли.

Я в этой части города почти не бываю, да и что тут делать – это уже самая окраина и не город вовсе, а деревня, примыкающая к нему. Тут у многих были огороды и сараи, чтобы грабли-лопаты держать. Но стояло и несколько жилых домов, еще со времен войны. Вот среди них и прятался дом Старцева. Наверное, раньше он считался неплохим, но сейчас от него мало что осталось – забор и тот почти повалился. Не знаю, кто тут теперь жил, но дом точно не пустовал: на веревках сушилось белье, в окнах трепыхался сероватый тюль. Я попробовала представить, как Старцев уходил отсюда на работу в школу, как бегал с сыном на речку, учил его кататься на велосипеде, как обнимал после работы жену. А потом отсюда же ходил в фашистский штаб переводить фашистские призывы. Никак у меня в воображении эти картинки не вязались друг с другом.

Мы обошли дом. Там, где раньше, наверное, был огород, теперь все заросло высокой травой; только узенькая дорожка была вытоптана от дома к деревянному туалету, дверь которого кое-как висела на одной петле.

– Наверное, старуха какая-то живет, – сказал Гришка. – У моего деда дом тут рядом, он говорит, в этой дыре одни старики остались, которые и за порог-то не выходят.

– Смотрите! – крикнула вдруг Танечка. Она сидела на корточках у крыльца и прижимала что-то к груди. Мы подошли поближе и увидели трехцветную кошку с котятами. Один за другим они вылезали из подвала на весеннее солнышко.

– Какие хорошенькие, – Соня тоже схватила котенка.

– Смотрите не затискайте, – поморщился Виталик.

А Гришка лег на живот и что-то высматривал под домом.

– Стаська, у тебя фонарик есть?

– Был где-то. – Я пошарила в кармане и вытащила ключи с фонариком на брелоке.

– А подвал-то приличный, – после паузы заявил Гришка, – прям жить можно. Там у них и диван, и ковер на полу.

Я тоже пристроилась рядом с Гришкой и заглянула в узкую щель под домом. Да, хорошая жилая комната, даже не скажешь, что сверху такая развалюха времен войны. Интересно, при Старцеве она тоже была?

– Дома сейчас, по ходу, нет никого, – сказал Даня, – на двери замок.

– А пошли к деду заскочим? Он тут через дорогу и точно дома. Может, он знает, кто тут теперь живет. Только вы, это… не обращайте внимания, он может быть не совсем трезвым.

Честно говоря, мне не очень хотелось идти к Гришкиному деду, но отказываться было неудобно.

Грунтовая дорога шла вдоль реки и повторяла ее контуры. Как раз напротив дома Старцева река делала крутой поворот, и дорога резко изгибалась вслед за ней. За поворотом через два дома дорога расходилась на две, будто раскидывала в стороны узкие руки: одна удалялась в центр города и одевалась для приличия в асфальт, а вторая терялась где-то в полях. Мы перешли одно из ответвлений дороги и оказались перед низкой калиткой. Гришка перегнулся через нее и повернул изнутри щеколду.

– Велком! – Гришка прошел вперед и придержал дверь.

– Гриш, ты, что ль? – послышался из дома пьяный голос. – Принес чего от мамани?

Мы топтались на крыльце, не очень понимая, что тут делаем, а Гришка просочился в дом, только бросил нам:

– Тут ждите.

Через пять минут Гришка высунулся из окна и махнул нам: заходите, мол. Он провел нас в дальнюю комнату и остановился перед лестницей на чердак.

– Давайте по одному. Не бойтесь, дед получил от мамы выпивку, больше ему ничего не надо.

Я, Виталик, Танечка, близнецы – все поднялись по перекладинам лестницы и оказались на темном чердаке, который очень давно никто не убирал: с потолка лохмотьями свисала паутина, на пол было неприятно наступать из-за липкой грязи и скомканной туалетной бумаги по углам. Вдоль стены стоял рядок пустых бутылок из-под водки. Противно пахло затхлостью. Мы сбились в кучку на свободном от грязи пятачке, а Виталик вообще зажал нос двумя пальцами и брезгливо вертел головой:

– Чего мы тут забыли?

– Да я деда спросил про дом Старцева, он сказал, что жильцов не знает и что дома на этой улице все одинаковые, только вот подвалов ни в одном доме нет, кроме того самого. Тогда я про прадеда спросил, осталось ли чего из вещей. Он говорит, чтоб на чердаке глянул. Тут коробка какая-то должна быть, куда он все вещи запихал.

– А можно я тут ничего трогать не буду? – захныкала Танечка и отступила поближе к Виталику.

Мне, по правде сказать, тоже не хотелось шарить по старым коробкам, но надо же показать, что я не какая-то там неженка.

– Где искать?

– Вон тот угол, за бутылками, там старое барахло складывали.

Близнецы тоже присоединились.

– Вода в колодце есть, я посмотрела, отмоемся, – сказала Соня.

В коробку сваливали, похоже, весь мусор: консервные банки, старые носки, рамки от фотографий. И вот из-под всего этого Даня вытянул замусоленный конверт.

Я сунула в него руку и нащупала сложенные бумажки.

– Бойцова опять на что-то ценное наткнулась? – хмыкнул Виталик.

Я аккуратно разогнула серые от времени и грязи листки, но ничего не могла на них разобрать. Писали карандашом, мелким непонятным почерком.

– Только отдельные слова понимаю: «буханка», «оружие», вот это вот точно «Тихая Сосна». А еще цифры сверху стоят: 14.10.42. Похоже на дневник твоего прадеда, Гриш.

– Дай-ка сюда, – Гришка рванул бумажки у меня из рук, да так резко, что все посыпалось на пол. Близнецы ринулись собирать.

– Эй, смотрите, – вдруг воскликнула Соня, – а на этой совсем другой почерк. Тут вот все понятно.

Мы сгрудились вокруг бумажки в Сониной руке.

– Что-то я опять ничего не могу понять, – сказал Виталик. – Ну да, слова разборчивые, но что за белиберда? Послушайте: «Магда решила срочно выйти замуж, надо было спасти любимую сестру от разорения и краха. На брата не было никакой надежды по известным причинам. Она в последний раз отправилась к реке. Другого выхода у нее нет, думала Магда. Сегодня она станет женой нелюбимого человека. Такое у нее испытание. Такая проверка. Жаль, что дядя Коля не дожил».

– Твой прадед сочинял сказки? – спросила Танечка.

– Откуда я знаю? Я его вообще не видел никогда.

– Слушайте, но это совсем другой почерк. Если дневник – прадеда, то это писал кто-то другой.

У меня в голове крутилась какая-то догадка.

– Гришка, мы же с тобой видели грамоту твоего прадеда! Сергея Савельева, так?

– Ну?

– Ну и вот, а подписана она была Старцевым, так?

– И че?

– А то, что Сергей учился у Старцева и, вполне возможно, тоже знал систему шифрования. Я думаю, это шифровка.

– Вот эта абракадабра про Магду?

– Смотрите, – я достала телефон и нашла фотку с запиской про королеву и гвардейца. – А вот такой штукой (я переключила следующий кадр) ее можно расшифровать. И получается задание по немецкому.

– Откуда?..

Я не дала договорить:

– Потом расскажу, это долго.

– Хочешь сказать, это тоже уроки прадед записывал?

– Не знаю, но знаю, как проверить. Дай-ка мне эту бумажку, я дома распечатаю дешифратор, вырежу его и проверю.

Глава 23

Домой я неслась со скоростью летящего сапсана. Ребята наши рвались со мной, но я представила недовольное Тонино лицо и попросила их подождать меня в сквере, благо погода была уже по-настоящему весенняя.

– Тогда уж, – сказал Виталик, – оставляй нам записку в залог, что вернешься, а то знаю я таких: сейчас все сама расследует и проект сдаст под своим именем.

То ли в шутку сказал, то ли всерьез – я не поняла, да и некогда было спорить, поэтому записку оставила.

Мне казалось, что мы наткнулись на ключ ко всему этому лабиринту. Я скинула фотку дешифратора на комп, распечатала, наклеила на картонку для прочности и вырезала окошки маникюрными ножницами.

– Стася, это ты? – донеслось с кухни привычное Тонино покашливание.

– Я, Тонь, я на минутку, мне в клуб бежать надо.

Тоня показалась из кухни с полотенцем в руках.

– Ты не поверишь, кто мне сегодня звонил.

– Кто?

– Геля. И знаешь, мы с ней так хорошо поговорили… Она сказала, что часто вспоминает нашу дружбу. Про тебя говорила, какая ты у меня хорошая. Мы с ней даже встретиться договорились, она приедет. Так что спасибо.

Я даже забыла, куда бежала. От Тони услышать «спасибо»? Невероятно! Она никогда не признает, что была не права, но вот в этом «спасибо» выразилось все, что она никогда бы не сказала вслух. Я это почувствовала, мне даже обнять ее захотелось. Но я решила, что для одного раза «спасибо» и объятия – это уже слишком.

– Может, и с племянницей Олей теперь помиришься? – выскочило у меня непроизвольно.

Нет, ну вот зачем я сейчас это ляпнула? Только у меня с Тоней все наладилось – и нá тебе. Хоть рот скотчем заклеивай. Но Тоня, как ни странно, не превратилась в фирменный ураган, а грустно на меня посмотрела и вдруг сказала:

– Не помирюсь. Когда Коле, моему младшему брату, исполнилось четырнадцать, старший брат, Ваня, помог устроить его в военное училище в Воронеже. И вот однажды они там с ребятами ушли в самоволку и ограбили ларек со сладостями. Ну, их и посадили в колонию. Когда Оля приезжала к нам с дочкой, Сашенька эта мне очень Колю напомнила, да еще и игрушки твои без спросу брала.

– Да я ей сама игрушки давала, – начала было я, но поняла, что доверительные отношения на сегодня закончились. К тому же меня ждали.

* * *

Виталик отобрал дешифратор и попробовал приложить его к листку. В окошках появились слова, но смысла по-прежнему не было.

– Переверни! – посоветовала я.

Он недоверчиво посмотрел, но положил картонку по-другому.

– Да! – крикнули хором близнецы и стали читать показавшиеся в окошках слова: «Срочно надо спасти сестру и брата. По реке. Выхода нет. Сегодня проверка. Дядя Коля».

– Та-а-ак, – протянул Даня и почесал затылок, – и кто такой дядя Коля? Вы уверены, что мы вообще то, что надо, ищем? Старцев-то тут при чем?

– А кто эту шифровку придумал? Старцев!

– И что это нам дает?

Я задумалась. В принципе, Старцев может быть тут и ни при чем. Этот дядя Коля мог тоже оказаться его учеником, тоже мог пользоваться шифровкой. Или даже не быть учеником. Ему мог Сергей Савельев рассказать про такой зашифрованный способ общения.

– В любом случае, что получается? Дядя Коля отправил брата и сестру по реке к партизанам. Ведь твой прадед был с партизанами, так? Раз бумажка эта у него осталась, наверное, он ее от дяди Коли к партизанам и носил. Так?

– Ну хорошо, – смилостивился Виталик, – пока все логично. Некий дядя Коля спас брата и сестру от какой-то проверки. Отправил с твоим прадедом записку, а потом и самих брата с сестрой. Только мы не знаем, добрались они до партизан в итоге или нет.

И тут Соня задергала рукав Дани:

– А помнишь, помнишь, что бабушка, ну, продавщица бывшая, нам говорила? Что их с братом дядя Коля спас. Помнишь?

– Точно, – округлил глаза Даня. – Да хватит меня дергать, оторвешь!

К бабульке из продуктового пошли опять все вместе; я по дороге успела еще Ромке кинуть сообщение в «вотсап» – мол, если освободишься, приходи. Он нас как раз на полпути и догнал.

– Ну как там?

– Кажется, маме удалось документы оформить, на следующей неделе, если все получится и сумма нужная наберется, наверное, уедем в Германию. Там, говорят, самые лучшие специалисты. Эти, как их там… нейро-кто-то. А еще до папы наконец дозвонились, он как раз большую часть суммы и передал. Мама сначала брать не хотела, но потом сказала, что сейчас не время вспоминать обиды.

Да уж, обиды копить – самое дурацкое дело, подумала я, вспомнив, как Тоня с Ангелиной Федоровной лет сорок не общались. Ну вот и зачем это все? Вслух я, правда, ничего не сказала, да мы уже и подошли к трехэтажному дому. Близнецы не знали, где нужная нам бабулька живет: в прошлый раз они ее с соседками на скамейке у подъезда встретили. А сейчас и на скамейке, и на детской площадке было пусто. Мы постояли немного и хотели уже было идти все квартиры проверять, как тут из одного из подъездов вышла женщина с таксой. Она сразу ответила, что, конечно, знает Марью Даниловну, бывшую продавщицу, она живет на третьем этаже, в десятой квартире.

Вперед мы пустили Даню с Соней – их Марья Даниловна уже видела раньше, а то, если мы к ней такой толпой нагрянем, еще напугаем старушку, чего доброго. Когда она открыла дверь и близнецы объяснили ей, в чем дело, в крошечную прихожую набились и все остальные.

– Да вы проходите, голубчики, – захлопотала Марья Даниловна, – проходите, что в прихожей-то тесниться. Давайте вот сюда, в комнату, сейчас чай согрею, пастила у меня есть, карамельки.

Пока она суетилась на кухне, а Танечка ей помогала, мы расселись на диване с полированной спинкой и рассматривали фарфоровые фигурки и стеклянные вазочки, выставленные в серванте. «Горка», – говорила про такие серванты Тоня, а я никогда не понимала, при чем тут горка какая-то.

– Давайте, голубчики, рассаживайтесь. Ваши друзья мне говорили уже, вы доклад какой-то про историю пишете, так я много не могу рассказать, сама была что ваш мужичок с ноготок, но если чего помню, то скажу, секретничать не буду.

– Вот вы нам в прошлый раз сказали, – начала Соня, отхлебнув чая, – что вас с братом дядя Коля спас. Это ваш дядя?

– Да нет, что вы, что вы, у нас никогошеньки не осталось, совсем никогошеньки. В один день и маму, и бабушку, и дедушку фашисты за город увели. Мне годков пять всего было, а Мише и вовсе три. Мамка у нас такая красавица была, эх, даже фотографий не осталось, ничего не осталось.

– А вы хоть что-нибудь помните про тот день? – гнула свое Соня. Мне, честно говоря, неловко стало от ее вопросов, ведь мы в такое личное лезли, может, человеку больно это все вспоминать. Но, к моему удивлению, Марья Даниловна продолжала:

– Что-то помню, хоть и не знаю теперь уже, что правда, а что напридумывалось. Помню, зашли к нам в дом фашисты, мамка Мишку спать укладывала как раз; она услышала их из комнаты, ко мне обернулась, сунула мне Мишку в руки и велела под кровать лезть. «Сидите тихо», – сказала, а сама вышла. Там крики какие-то были не по-нашему, потом мама кричала, мне так страшно было, а потом тишина. А я все под кроватью сижу и не знаю, можно уже вылезать или нет. А потом помню, как возле кровати сапоги мужские остановились. Дальше плохо помню. Дядя Коля нас забрал, сказал, что, пока мамы нет, он с нами будет. Помню, как он нас к себе в подвал привел и велел мне следить за братом, чтобы он наверх не поднимался – это опасно, мол. Дядя Коля на целый день уходил, а вечером нам еды в железном котелке приносил: суп какой-то, картошки еще теплой. В подвале нормально было, мы с Мишкой даже на настоящей кровати в обнимку спали, а вот окон не было, какие в подвале окна. А однажды он пришел вечером, но еды не принес. Он очень взволнованный был, схватил Мишку, одел его, на меня свой пиджак накинул. И наверх нас потащил в комнату.

– Слушай, Маша, – говорит, – сейчас я вас в лодку посажу, ты ничего не бойся, на дно ложись, Мишку держи крепко, а сверху пиджаком накроетесь. И чтоб ни звука. Ясно? Лодка сама по течению пойдет и до леса вас довезет, а там мой друг вас встретит. Главное, не высовывайтесь.

И тут в дверь застучали, дядя Коля больше ничего сказать не успел, схватил нас вдвоем в охапку и прямо через окно в лодку кинул, она привязанная к окну с той стороны стояла. Он веревку-то отвязал, на меня бросил и окно закрыл. Я, как он велел, на дно легла и Мишку крепко прижала к себе, чтобы не закричал, а сверху нас пиджаком накрыла. Течение нас в лес понесло, а там партизаны выловили. Так мы у партизан жили, там, кроме нас, и другие дети были, партизаны нас «выловленцами» ласково называли, а потом нас – в детский дом. Меня – в один, Мишку – в другой. Так и росли, спасибо советскому государству. А партизаны, говорят, сгинули все, фашисты их обнаружили.

– А дядя Коля? Вы его больше не видели? Ну, после войны?

– Нет, голубчик, не видела. Я спрашивала всех про него, но никто ничего про дядю Колю не знал. И дом я не помню, какой был. Какой-то у Тихой Сосны. Я вот что думаю. Наверное, его тогда фашисты вместе с партизанами схватили и расстреляли, вот следов-то и не осталось. Он же один жил.

Мы допили чай, поблагодарили Марью Даниловну и вышли на улицу.

– Интересно, – сказал Виталик, – загадочный какой-то этот дядя Коля. Как он узнал, что у детей родителей забрали? Почему сразу их не отправил к партизанам? Ничего не понимаю.

– А что, если… – я не договорила. С середины рассказа Марьи Даниловны меня мучила одна идея. Но нет, сначала надо проверить. Пока не буду ничего говорить. – Я сегодня вечером к Якову Семеновичу схожу, посоветуюсь кое о чем. Если мы до чего додумаемся, в чате отпишусь.

Глава 24

Я решила не ходить к Якову Семеновичу в библиотеку, зная, как он там сейчас загружен подготовкой к Библионочи, а подождать его в подъезде и спокойно поговорить. Я расположилась на своем любимом подоконнике с книжкой «Пятая печать». Мне оставалось несколько страниц, как раз успею закончить. Вряд ли я когда-то буду еще раз ее перечитывать, и не потому, что она мне не понравилась, просто это, как говорит мама, очень тяжелое чтение. Друзья, которые собирались в таверне и обсуждали задачку про тирана и раба, в результате оказались в тюрьме у нацистов. Их предал случайный знакомый, фотограф, – рассказал, что они недовольны нацистской властью. И вот они оказываются в комнате, где к потолку подвешен весь избитый и израненный человек. Он уже еле дышит и не может открыть глаза. Тут им предлагают выбор: если они подойдут и ударят этого человека, то их отпустят, а если нет – то с ними расправятся так же, как с ним.

Нацисты хотят не столько уничтожить их пытками, сколько морально сломить, заставить ненавидеть самих себя. И вот, сначала подошел первый из друзей, уже было замахнулся, чтобы ударить, но не смог, так и остановился с поднятой рукой и зарыдал. Его, конечно, тут же увели в застенки. Второй побежал, чтобы долго не раздумывать, чтобы не засомневаться, но третий друг выскочил за ним и заломил ему руки. Оба погибли. Остался последний, часовой мастер Дюрица, тот самый, который предлагал накануне порассуждать о притче про раба и тирана. Он говорил такие добрые и правильные вещи всю книгу, он был самым симпатичным мне героем, и я от него никак не ожидала того, что он сделал дальше. Он единственный из всех подошел и ударил. И его отпустили.

Я перечитала несколько раз: он действительно ударил, несмотря на то что Кирай до самой смерти кричал ему, что так нельзя, несмотря на то что подвешенный человек открыл глаза и посмотрел на него. Дюрицу сломили? Он стал рабом? Или тираном, который ударил другого? Конечно, он сделал это ради детей, которых прятал у себя от нацистов. Я совершенно запуталась, и вопросы мелькали в моей голове, как картинки на ускоренной съемке. Я вдруг ясно поняла, что имел в виду Яков Семенович, когда сказал, что в критический момент люди удивляют самих себя. Трактирщик, который накануне уверенно говорил, что «уж я-то буду изворачиваться до последнего», твердо и без колебаний идет на смерть. А Дюрица бьет умирающего.

Я захлопнула книжку и сидела пораженная. Вдруг дверь подъезда хлопнула, и я услышала шаги на лестнице. Вздрогнула: это было так странно, потому что у меня перед глазами все еще были раннее утро, развороченный венгерский город и одинокий часовщик Дюрица, сползающий в бессилии по стене своего дома. От унижения, от ужаса содеянного, от понимания, что по-другому он не мог. Или мог?

– Яков Семенович, – выпалила я, как только его голова показалась из-за пролета лестницы, – почему книжка называется «Пятая печать»?

– И вам здравствуйте, – улыбнулся Яков Семенович. – Вижу, дочитали…

Гилман сел рядом со мной на подоконник.

– Это из Библии, точнее, из Апокалипсиса. Когда на земле установится власть Антихриста, ангел будет снимать печати. Почитайте на досуге, очень любопытно там все описано. И вот под пятой печатью – невинные жертвы, которые рыдают и спрашивают, почему Бог никак не отомстит за их страдания. А ангел отвечает, что время еще не пришло и жертв еще мало.

– Выходит, все они, из книжки, – такие жертвы? А часовщик Дюрица – он кто все-таки? Раб или тиран?

– А сами-то как думаете? – улыбнулся Яков Семенович.

– Я не знаю…

– Вот и я не знаю, Стась. Правда не знаю.

Я удивленно посмотрела на Якова Семеновича.

– Понимаете, – сказал он после паузы, – мы можем сколько угодно рассуждать, что никогда не совершим подлости, не предадим, но жизнь может посмеяться над нашими намерениями. Кто мы после этого? Рабы или тираны? Кто мы вообще?

– Но мы же можем стремиться…

– Можем. Это, наверное, единственное, что мы можем. И очень многого не можем. Знаете, у меня ведь есть сын в Москве.

Надо же, а я думала, у него никого нет, и поэтому он живет один. Яков Семенович вообще не делился с нами личным, а тут вдруг:

– Я не видел его уже три года. Не могу. Не разрешают. Ему сейчас восемь, а когда мы виделись в последний раз, было пять. Я купил ему ролики, и мы поехали на ВДНХ. Сначала у него ничего не получалось, даже за руку, ноги казались огромными и неподъемными, но в какой-то момент он перестал думать, поймал ритм, и я отпустил его. Помню это ощущение, когда его рука выскальзывает из моей, и он несется один по аллее, все дальше и дальше. А я бегу за ним, кричу, но он уже вырвался, он ощутил свободу, и моя опора ему больше не нужна. А еще помню это растерянное выражение лица, когда он наконец оглянулся, смотрит по сторонам, но между нами уже чужие люди. Я часто вспоминаю его лицо в тот момент и чувство, что он выскальзывает навсегда. Потом мы ели мороженое под брызгами фонтана «Каменный цветок» и катались на лодке у «Золотого колоса», я рассказывал ему, как в детстве боялся огромного каменного быка на павильоне «Мясная промышленность». Последний счастливый день в моей жизни; я могу рассказать его по минутам.

Так странно было смотреть на Якова Семеновича в этот момент: обычно по его лицу было трудно сказать, о чем он думает; преображался он только тогда, когда рассказывал нам о книгах или читал стихи. В остальное же время он был просто вежлив и спокоен, причем ко всем относился одинаково: к своей заведующей, Таниной бабушке, Виталику. И вот сейчас впервые его лицо выражало такую боль, что мне стало неудобно, что я это вижу.

– Простите, Стася, – вдруг сказал он, – я никому этого не рассказывал, но вы глубокий человек и поймете. И вообще, мне кажется, я вас уже сто лет знаю, – улыбнулся он.

– И мне так кажется…

Разговор дальше не клеился, и тут я вспомнила, ради чего, собственно, его ждала. Письмо Старцева сестре! Яков Семенович сказал, что оно у него дома, и пригласил к себе. У него оказалась крошечная квартирка, вся заваленная книгами. Книги были на полках, на столе, на тумбочках, и на полу вдоль стен стояли разнокалиберные стопки.

Пока Яков Семенович рылся в поисках письма, я рассматривала корешки книг и на одной из полок наткнулась на фотографию. С фотографии на меня смотрел Яков Семенович, только на несколько лет моложе: в темных волосах еще не было проседи, а главное, взгляд был другой. Это был взгляд полностью счастливого человека.

Рядом с ним стояла девушка с короткой стильной стрижкой и огромными глазами, она смотрела не в объектив, а на мальчика лет пяти, которого держала за руку. А Гилман смотрел на нее с огромной любовью и нежностью.

– Это было три года назад? – спросила я.

– Было, – сказал Яков Семенович. Лицо его опять ничего не выражало, и я поняла, что тема закрыта. – Вот письмо, держите.

Мне хватило одного взгляда на этот почерк. Безумная теория, в которую я сама верила с трудом, подтвердилась. Почерк Старцева и почерк дяди Коли совпадали. А это значило…

– Я думаю, дело было так, – взволнованно сказала я. – Старцев почему-то скрывал свое настоящее имя, наверное, боялся, что его раскроют. Записки партизанам он подписывал «дядя Коля» и детям, которых спасал и переправлял партизанам, тоже говорил свое ненастоящее имя. Все сходится: Марья Даниловна с братом находились в доме Старцева, а не у дяди Коли, поэтому она ничего не смогла про него выяснить после войны.

– Хм… Интересно, Стася. Мне кажется, вы на верном пути. Но есть одно обстоятельство, которое меня смущает. Вы говорите, что Машу и Мишу этот дядя Коля прямо из окна опустил в привязанную на воде лодку? А как быть с тем, что река от его дома в лучшем случае метрах в 20? Да там еще и обрыв.

– Не знаю, – я полностью была сбита с толку, у меня так все стройно уже укладывалось в мою теорию. Но насчет реки я не подумала.

Вернувшись домой, я отписалась в общем чате, кратко рассказала про почерк в письме и наши с Яковом Семеновичем сомнения насчет реки. Договорились встретиться после Библионочи в субботу, как обычно, в клубе.

Глава 25

Библионочь должна была состояться в пятницу, и уже накануне мы помогали Гилману расставлять столы для выставки-продажи и стулья для подведения итогов областного литературного конкурса. Остальные комнаты Яков Семенович с нашей помощью оформил под литературные произведения. Так, маленькое книгохранилище мы превратили в лес из поэмы «Лесной царь»: на стены повесили сучковатые коряги и рыбацкие сети, расставили электрические свечи, а на одну из стен приклеили жуткое изображение лесного царя в темной короне с седой бородой. Честно говоря, находиться в этой комнате было довольно стремно, особенно после того как мы там выключили свет и установили плеер с арией Шуберта на немецком.

Подобным образом мы преобразили всю библиотеку. Гилман дал нам полную свободу действий, поэтому одна комната превратилась в «Сумерки», другая стала «Хогвартсом», третья – виртуальной комнатой из «Вельда». Яков Семенович попросил нас помочь после конкурса провести интерактивную библиотеку для читателей. Вот мы и расстарались.

После уроков в пятницу мы опять собрались в библиотеке: передвигали стеллажи, столы, украшали стены воздушными шарами. В большом зале соорудили трибуну для объявления результатов литературного конкурса. Мы с Танечкой расставляли на столах поделки для благотворительного аукциона. Как ни странно, Даня все-таки соорудил свою диораму. Получился целый макет О-жска в уменьшенном виде: с домиками, деревьями, нашей школой, библиотекой и Тихой Сосной. Не представляю, как он это сделал, но макет вышел не хуже, чем в музее. Меня охватило оживление, где-то в груди плясали бабочки, и казалось, что я стала частью чего-то очень важного и значительного.

Ближе к вечеру начали съезжаться серьезные гости, приехали даже мэр О-жска и кто-то важный по культуре. Елена Георгиевна, наряженная в алое платье, встречала каждого гостя у входа и чуть ли не с поклонами провожала до большого зала. На праздник пригнали клуб юных барабанщиц в красных юбочках, красных пилотках и белых блузках. Барабанщицы бойко отстучали какой-то марш перед входом и удалились. Потом на трибуну друг за другом выходили важные гости в пиджаках и говорили долгие и скучные речи, которые я почти не слушала. Как эхо, доносились отдельные обрывки: «Бла-бла-бла отличные результаты… бла-бла-бла растут показатели… бла-бла-бла всероссийского значения». Я подумала, что эти выхваченные кусочки напоминают шифровку Старцева. Интересно им, наверное, было на уроках немецкого, и ведь так можно было зашифровать все что угодно. Выступления официальных лиц продолжались, периодически их сменяли музыкальные номера танцевального ансамбля и юных скрипачей, и все это вместе сливалось в какой-то не очень слаженный мюзикл под названием «Праздник чтения». Заведующая в роли конферансье объявляла исполнителей главных партий, и было заметно, что для нее это час славы, потому что она то и дело косилась на камеру местного телевидения и многозначительно туда кивала.

И тут я обратила внимание на Якова Семеновича. Он, как на самом первом занятии, когда мы слушали музыку, стоял с отрешенным видом в углу зала и выстукивал на крышке стола какую-то неслышимую мелодию. Эта мелодия жила внутри него, но я почувствовала ее, поняла и могла хоть сейчас напеть, и эта мелодия не была ни веселой, ни грустной – она рассказывала о чем-то, чего никто из нас не знал. Что мы, собственно, знали о Гилмане? Что он приехал из Москвы, что раньше был школьным учителем, а теперь работает библиотекарем. Ну и вот это его откровение про сына, которое я вообще не уверена, что имела право услышать. Мне вдруг очень захотелось подойти к нему ближе, чтобы лучше расслышать мелодию и… просто быть рядом, потому что он ведь всегда один. Что он там делает вечерами? Смотрит телевизор? Читает? Я вдруг вспомнила, как еще при самой первой встрече, на лестнице, Яков Семенович говорил о том, что сыт по горло большими городами и большими людьми. Какое прошлое он хотел выбросить в мусорный бак? Пожалуй, эта задачка потруднее истории Старцева.

– А теперь Яков Семенович Гилман, сотрудник нашей библиотеки, объявит итоги литературного конкурса для детей и юношества, который проходил у нас в этом году.

Я посмотрела на Якова Семеновича, который с большим трудом вышел из задумчивости и даже слегка тряхнул головой, возвращаясь к реальности. В профиль он сейчас напоминал Капитана Крюка из американского фильма, парика только не хватало.

– В этом году было очень много хороших работ, поэтому жюри пришлось нелегко, – сказал он в микрофон, вскрыл лежавший перед ним конверт и стал зачитывать имена победителей.

Я посмотрела в зал: все замерли в тишине, но замерли по-разному. Кто-то явно волновался и кусал губы, кто-то делал вид, что ему все равно, но по напряженному взгляду было понятно, что это не так. Виталик же спокойно, слегка прищурившись, смотрел на Гилмана. Он-то был уверен, что награда у него в кармане. Яков Семенович тихим голосом без особенной торжественности зачитал общие слова о значении премии, а потом без всяких предисловий сказал:

– Вообще-то я против конкурсов среди детей. Мне кажется, любой нормальный ребенок должен что-то творить, и ставить оценки за творчество как-то не совсем нормально. Но от меня тут мало что зависит, поэтому вот результаты. Первое место жюри безоговорочно присудило Антоновой Насте из школы № 2 за рассказ об истории нашего города.

Виталик удивленно поднял брови и что-то шепнул сидящему рядом папе.

– Второе место присуждается Голикову Константину из школы № 1 поселка Луки за сказку о бабушке, которая однажды начала молодеть.

Виталик весь как-то выпрямился и округлил глаза.

– И третье место достается ученице первого класса школы поселка Новая Мельница Амине Сараевой за сказку о мертвой мухе и семи муравьях.

Виталик вскочил и выбежал из зала, Танечка тут же сорвалась и устремилась за ним. Яков Семенович наградил победителей, сказал ободряющие слова всем остальным участникам и пригласил на сцену Антонову Настю зачитать отрывок из ее работы. Сам же он тихо вышел в коридор. За ним тут же двинулся папа Виталика, следом выскользнула и я.

– Яков Семенович, это что же получается? – кричал Виталиков папа. – Разве это Виталик хотел участвовать? Нет! Вы сами вынудили его подать заявку. И что? Я его каждый день садил писать.

– Сажал, – машинально поправил Гилман.

– И что? Он к вам ходил-ходил, вы ему там что-то насоветовали. Почему он не выиграл?

– Во-первых, он не послушался моего совета, – устало сказал Яков Семенович, – а во-вторых…

– А во-вторых, где ваше начальство?

– Зачем вам мое начальство?

– А вот узнаете, зачем, когда вам кто надо позвóнит, у меня связи!

– Позвони́т, – опять машинально поправил Гилман.

Тут из зала выскочили Соня и Даня.

– Яков Семеныч, у нас все к аукциону готово.

– Иду, – отозвался Яков Семенович, а папа Виталика зло посмотрел ему вслед.

Когда мы появились в зале, Настя Антонова как раз дочитывала свое сочинение. Это был рассказ про О-жск, про музей Крамского, про знаменитых людей, которые тут жили. В конце шел кусочек про Тихую Сосну:

«Дедушка рассказывает, что раньше многие приезжали из других городов полюбоваться разливами Тихой Сосны. В те времена наша речушка поднималась из берегов на высоту до шести-семи метров. Сейчас такого не бывает. Ранней весной река взламывала лед, и по реке плыли льдины. У деревянного моста лед взрывали саперы. Разлив был двойным. Он начинался из верховьев Тихой Сосны, а потом, когда вода шла на убыль, поднимался Дон, и течение шло в обратную сторону. Река превращалась в море. Вода прибывала буквально на глазах, и если вечером камыши еще торчали над водой, то утром открывалась фантастическая картина почти до горизонта раскинувшейся водной глади».


Я чуть не вскрикнула. Вот же оно! Недостающее звено! Спасибо тебе, незнакомая Настя Антонова, спасибо твоему дедушке, который это все помнит. Я победно посмотрела на Гилмана; он, улыбаясь, смотрел на меня. Мы без слов поняли друг друга: расследование дела Старцева можно считать завершенным. Теперь точно понятно, что Старцев и дядя Коля – это один и тот же человек, который работал на фашистов не потому, что был предателем, а потому, что хотел спасти детей, чьих родителей расстреливали нацисты. Работая в штабе, он мог одним из первых узнавать, в какой дом направляются фрицы на этот раз. Мы теперь никогда не узнаем, скольких детей он спас таким образом, но мы можем рассказать всем, что предателем он не был. И я обязательно напишу главу в Алмиховом проекте, я обязательно расскажу там все, что мы выяснили. И пусть в этой администрации узнают правду.

Аукцион прошел просто великолепно. Продали почти все поделки, а Данина диорама так понравилась директору краеведческого музея, что он попросил Даню сделать для них несколько исторических сцен, а деньги на благотворительные цели отдал заранее. В результате мы собрали почти тридцать тысяч и были очень довольны собой. А потом мы волонтерили каждый в своей «литературной» комнате. К моему удивлению, под конец Библионочи явился даже Гришка, который до сих пор обходил библиотеку стороной. А тут пришел и спросил, не надо ли чем помочь. Мы пошли с ним в комнату-«Хогвартс», и я нарядила его в черный плащ и дала баночки, чтоб смешивать «зелья», а сама уселась в углу с книжками и предсказывала по ним будущее. В общем, все оторвались по полной программе. Кажется, и гостям понравилось.

Я тоже радовалась вместе со всеми, но в голове крутились слова папы Виталика, что он будет жаловаться «кому надо». Перед уходом я не выдержала и подошла к Якову Семеновичу.

– Виталик очень расстроился, да?

Яков Семенович как-то странно посмотрел на меня:

– Наверное, это я виноват, внушил ему напрасную уверенность в собственной гениальности.

– Но вы же ничего не внушали. Наоборот, критиковали его.

– Принцип Маленького принца, Стась. Мы в ответе.

– И теперь у вас будут неприятности?

– Не привыкать.

Глава 26

Следующий день после Библионочи я провела в обнимку с ноутом: писала проект. Про Старцева получилось аж десять страниц. И все-таки концы не сходились. Почему его никто не защищал? Партизаны погибли, это понятно, но у него же были коллеги, учителя. Неужели никто на суде не встал на его сторону? Мне, конечно, мама рассказывала про репрессии в сталинские времена. Что иногда было достаточно доноса соседа, чтобы человека расстреляли. Но у Старцева было столько учеников, которые его любили. Да и учителя наверняка тоже. Это не то что Алмих… Стоп. Алмих! Зачем Алмих искал информацию о Старцеве? И почему он так заволновался, когда мы его стали расспрашивать?

Теперь, когда мы всё выяснили, мне было уже все равно. И я решилась. Сохранила проект, скинула его на флешку, надела плащ и через пятнадцать минут уже стучала в кабинет Алмиха.

Я вывалила на него все и сразу: про расследование, Старцева, детей, партизан. Я как будто разогналась с горы и уже не могла остановиться. Только видела, как Алмих сначала покраснел, а потом неожиданно побелел и вцепился в подлокотники.

– Зачем вы запрашивали справку о Старцеве? – выпалила я под конец своей тирады.

Алмих весь как-то скрючился и глянул на меня исподлобья. Он мог бы сейчас заорать, вызвать классную и родителей, даже швырнуть в меня этой вот бронзовой коровой со стола, я бы не удивилась. Но он вдруг посмотрел на меня так, как не смотрел еще ни разу. Прямо в глаза.

– Ты же все поняла, Бойцова. Зачем спрашивать? Отец мой Михаил Вениаминович Замышляев работал в НКВД. Это он подписывал постановление об аресте и расстреле. И не только Старцева. Я про всех запрашивал. Чтоб убедиться, кого еще…

Алмих пошарил в портфеле и вытащил оттуда бутылку простой воды. Я ждала, пока он осушит ее наполовину.

– Я тоже провел свое расследование, Бойцова. И я знаю, что у Старцева никого не осталось, а у других-то есть внуки, правнуки.

– Боитесь, что они вам мстить придут?

Да, я нарывалась. Но мне стало противно от одной мысли, что вот он тоже копался во всех этих документах, выяснял. Только для того, чтобы убедиться, что до него не докопаются? Трус.

– Боюсь.

Я усмехнулась.

– Не того, о чем ты думаешь. Мне даже все равно, кем ты меня считаешь, Бойцова. Я уже много в жизни повидал разного. И даже если мой отец был сволочью, он остается моим отцом. Уяснила?

Я удивленно посмотрела на Алмиха.

– Думаешь, я не понимаю, кем он был? Думаешь, легко с этим жить? Думаешь, мне не снятся по ночам его невинные жертвы? И кстати, отец был не единственным. Если бы за Старцева твоего заступились, кто знает, может, он бы и выжил. Но учителя, узнав об аресте, все как один подписали бумагу, что, мол, давно за ним замечали антисоветские настроения, что он вел подрывную деятельность среди молодежи, пел с ними похабные песенки на немецком и прививал враждебные культурные ценности. А кто-то из учителей, знаешь, как написал? Что человек, чью жену звали Сара Крамер, не может быть невинным.

Я молчала. Просто не знала, что сказать, а Алмих распалялся все больше:

– И думаешь, я за свое положение боялся или жизнь? Да плевать мне на это, Бойцова. Пока тут на руководящих постах поработаешь, и не то повидаешь. Жить вот с таким чувством вины, знаешь, каково? И никакие мои посылки внукам и правнукам этих (он ткнул пальцем в компьютер) не окупят, уяснила?

Алмих тяжело поднялся и отошел к окну. Меня поразило, что он даже не стал выяснять, откуда я про него все знаю. Да и вообще все меня поразило.

Я молчала.

– Ну что, – тихо спросил Алмих, – побежишь теперь рассказывать все в администрацию? Или куда там?

– Не знаю, – так же тихо ответила я.

– Послушай, – Алмих отвернулся от окна, – тебе важно оправдать Старцева, так?

– Так.

– Ну вот и оправдывай. Защищай свой проект. Только прошу тебя, не надо про отца.

Нет, такого Алмиха я раньше не видела. Он что, умоляет меня?

– Поверь, он свое уже получил, последние годы болел так, что врагу не пожелаешь. А я… я до сих пор расхлебываю вот. Может, ты сейчас не захочешь это услышать, но оправдать человека гораздо важнее, чем осудить.

От Алмиха я вышла пришибленная. С одной стороны, хотелось тут же поделиться с остальными, с другой… Я понимала, что Алмих доверил мне то, что не рассказывал раньше никому.


Как обычно, в три часа я пришла в библиотеку. Все уже собрались за нашим круглым столом, только Якова Семеновича и Виталика пока не было. Ну и Ромки еще: они поехали с мамой в больницу подготавливать Леночку. Завтра им уже ехать в Москву, а оттуда – лететь в Берлин, в клинику, для дальнейшего лечения. Все выжидающе смотрели на меня, а я даже не успела придумать, что им говорить, а что – нет. Решила рассказать всю историю Старцева с начала и до конца, умолчав лишь про отца Алмиха.

– Ты гений! – чуть ли не хором сказали близнецы.

– А вы сомневались? – посмотрел на меня с восхищением Гришка.

– Я бы ни за что не додумалась, что дядя Коля – это и есть Старцев.

– Я бы тоже, – призналась я, – но у меня все время в голове крутилась «Пятая печать» и то, что часовщик Дюрица не просто так ударил умирающего. А еще очень вовремя Настя Антонова сочинение про Тихую Сосну написала.

– Слушайте, где же Яков Семеныч? – забеспокоилась Танечка. – Уже половина четвертого, он никогда так не опаздывал.

Подозреваю, она и насчет Виталика беспокоилась, но спрашивать постеснялась – и так она с ним носится, как с последней моделью мобильника.

Тут хлопнула дверь, и в зал влетел Виталик. Как был, не причесавшись, не прихорошившись, вбежал и плюхнулся на стул.

– Папа на него такое нарыл! – выдохнул Виталик без предисловий.

– На кого?

Я почувствовала, как по телу бегут иголочки – от кончиков пальцев до головы.

– На Гилмана. Папа вчера очень разозлился на него, и его можно понять: я ходил целый год на занятия к преподавателю, и этот же самый преподаватель рубит меня на конкурсе.

– Он же не один был в жюри! – крикнула я.

– Ой, да ладно, знаем мы, как там эти жюри работают. Ему достаточно было сказать остальным, что я – подающий надежды и бла-бла. Но он не захотел так говорить.

– А ты не думал, что просто не заслужил? – опять выкрикнула я.

– Слушай, Бойцова, помолчи, а? Сейчас ты о своем любимом Якове Семеновиче такое узнаешь…

– Я не буду слушать про него гадости!

– А придется. Очень пикантная инфа всплыла. И теперь разнесет ее течением по всем печатным изданиям, об этом будет весь город на каждом углу трещать. Поняла?

– Ты гонишь, – сказала я и заткнула уши.

– Я? Гоню? – Виталик аж покраснел. Он открыл сумку и вытащил оттуда распечатанные листы А4. – Смотри, если не веришь.

Все склонились над тем, что принес Виталик. Пока они читали, я наблюдала за лицами: Танечка быстро пробежала несколько строчек и в ужасе прикрыла ладонью рот, Соня и Даня придвинулись друг к другу вплотную и напряженно вглядывались в текст. Потом Даня оглянулся на меня и округлил глаза. Гришка читал медленней других и так же медленно шевелил губами.

– Капец! Прочти, Стаська.

Я пересилила себя и придвинулась к разложенным на столе листочкам. Судя по всему, это были распечатки из какой-то газеты. По ним получалось, что года два назад Гилмана судили за вымогательство. Что года три назад он работал в школе в подмосковном городке. В его кабинете шел ремонт, и его никак не могли закончить. Тогда Яков Семенович одолжил подрядчику собственные деньги, а потом требовал с него гораздо большую сумму, чем дал. И подрядчик написал на Гилмана заявление.

– Ну что, Бойцова, – торжествующе воскликнул Виталик, – поняла? Уголовник твой Яков Семенович!

Я не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой. Это не может быть правдой. Яков Семенович не мог ни у кого ничего вымогать. Хотя к чему тогда были все эти разговоры о том, что человек не знает, чего ждать от самого себя?

– Ничего я не поняла, я должна поговорить с ним.

– Не боишься? Где, кстати, те денежки, что мы вчера на Библионочи заработали? А? И где сам Гилман?

Я ничего не ответила и пошла в раздевалку. А в раздевалке разворачивалась целая сцена. Елена Георгиевна виновато смотрела на папу Виталика и лепетала чуть слышно:

– Но вы поймите, он ничего не говорил, когда пришел на работу устраиваться, а справку о несудимости я только еще собиралась его попросить принести, у нас как раз проверки весной.

– Да как вы можете уголовников к детям подпускать? Он же психопат, наверное. И что хорошего можно ждать от человека с фамилией Гилман? А конкурс этот… То моего Виталика талантищем называл, а то…

– Никогда он его не называл талантищем, – тихо сказала я, протискиваясь мимо них.

– Что?

– Ничего.

И вышла на воздух. Только на улице я поняла, что не могла дышать нормально с того момента, как прочитала документы. Надо поговорить с Яковом Семеновичем, подумала я. Только домой зайду, сумку брошу. На подходе к дому я встретила Ромку.

– А чего ты не в библиотеке? Я бегу попрощаться. Все, уезжаем.

– Да там такое…

И я рассказала Ромке последние события, волнуясь и задыхаясь на каждом слове.

– Я не верю, Ром.

– И я не верю.

– Стаська, Ромка! – вдруг долетело издалека. Мы обернулись и увидели несущегося к нам Гришку. – Стойте.

Гришка добежал и с облегчением выдохнул.

– Думал, не догоню.

– Пошли все вместе, – вздохнула я.

Я оставила ребят на лестнице, а сама зашла домой.

– О, как хорошо, что ты вернулась! – крикнула из комнаты мама. – Я уже хотела за тобой в библиотеку идти.

– А что случилось?

– Мне только что Танечкина бабушка звонила, какие-то ужасы про вашего этого Гилмана рассказывала. Что вы там расследование какое-то устроили, выясняли зачем-то про фашиста что-то.

– Зачем-то, что-то! Мам, ты сначала узнай, а потом говори. Никакой он не фашист. Мы реабилитируем его.

– Ты этим заниматься не будешь. Или, по крайней мере, не будешь заниматься этим в клубе Якова Семеновича.

– Почему?

– Потому что он тоже…

– Фашист? – Меня затрясло.

Какой-то замкнутый круг. Мама впервые не хотела меня слушать, и я поняла, что доказывать ей сейчас, когда она такая накрученная звонком, бесполезно.

– И к тому же, – добавила мама, – меня очень беспокоит твоя привязанность к этому Якову Семеновичу. Он одинокий молодой мужчина. А ты симпатичная умная девушка. И он тебе явно нравится.

– Мама! Ты опять?

Нет, это было уже чересчур. Я швырнула сумку на пол и выскочила из квартиры. Дежавю: я так уже выскакивала и дверью шарахала, когда мы ругались с Тоней, только теперь Тоня мне стала даже ближе, чем мама.

В квартиру Гилмана мы позвонили втроем, а потом долго ждали, когда за дверью послышатся неспешные шаги. Яков Семенович пригласил нас в комнату. Было очень непривычно видеть его в простых домашних трениках, растянутой футболке и небритым, ведь на занятия он всегда приходил в аккуратном костюме. В комнате все было перевернуто, на полу стоял раскрытый чемодан.

– Яков Семенович…

– Я уезжаю, – улыбнулся он, – этого следовало ожидать.

– Но Яков Семенович…

– Наверное, Виталик вам уже всё объяснил? Что на меня было заведено дело? Что был суд?

– Да, но…

– Мне лучше уехать, Стася.

– Я не верю ни одному слову этого их документа, – сказала я.

– Да? – поднял бровь Гилман. – Нет, некоторые слова там действительно правда. Меня нельзя подпускать к детям, так что ошибкой было устроиться на работу в детскую библиотеку.

– Но вы ведь ничего не вымогали?

– Это неважно, Стася. Мне все равно никто не поверит, как сначала не поверили на суде.

– Но почему? – спросил молчавший до сих пор Ромка.

– Я устал, ребята, устал оправдываться и что-то доказывать. – Яков Семенович опустил голову, а потом посмотрел на меня. Видимо, он что-то такое увидел в моих глазах, что передумал и опять заговорил: – Я не вымогал денег. Я очень хотел, чтобы учебный год начался в чистом, отремонтированном кабинете, а у подрядчика, который отвечал за ремонт, кончились деньги.

И я ему одолжил. Приличную сумму. Из личных сбережений. Но вот тут я виноват, конечно. Надо было оформить с ним все официально. А я дурак. Собственными руками… Короче говоря, мы с ним не подписали расписку даже. И, когда потом я попросил его вернуть деньги, он отдал мне тридцать тысяч, и всё. Я обратился в суд и сам же стал обвиняемым. Потому что он записал на диктофон, как передает мне тридцать тысяч и как я прошу больше. В суде-то он сказал, что весь ремонт сделал за свой счет, а я вымогаю.

Гришка поерзал на стуле и встал:

– Но это же несправедливо. Надо доказать.

– Бесполезно, Гриш. Никаких документов нет. А меня все равно уволят, как ни крути. Деньги на лечение Леночки я вчера передал Роминой маме, вот он подтвердит.

Ромка кивнул.

– Но документов у меня опять никаких нет. Так что и тут меня сейчас обвинят в хищении.

Яков Семенович горько улыбнулся.

– А мы докажем! – не выдержала я. – И про школу, и про Леночку. Мы вот с Ромкой прямо сейчас к маме сбегаем, пусть она документ напишет, да?

Ромка опять кивнул.

– Нельзя так уезжать! Вы что, хотите, чтобы Виталик и папа его чувствовали себя победителями? Мол, вот они какие, выгнали человека и живут себе припеваючи?

– Стась, я правда устал. Мне очень полюбился ваш тихий город, и мне было очень хорошо с вами. И я… правда, буду очень скучать. Но ничего не поделаешь… У меня к вам есть только одна просьба: расскажите всем о нашем проекте, о невиновности Старцева, защитите его. Давеча Виталик говорил: какая, мол, разница, что было семьдесят лет назад, кто там прав, а кто виноват, предатель он или нет. Что надо уже успокоиться. Так вот правда важна и через семьдесят лет, и через сто. И даже если это уже не нужно Старцеву, это нужно вам. И успокаиваться нельзя. Потому что, если мы успокоимся, если оставим все как есть, значит, согласимся, что так правильно.

Вот именно, подумала я. Я и не собираюсь успокаиваться. И если Яков Семенович сам не намерен себя защищать, то мы-то на что?

* * *

День отъезда выдался холодным. С утра в прогнозе погоды даже снег обещали. И это в конце апреля! И это в О-жске! Да тут сроду такого не было.

Я хотела сначала пуховик нацепить, потому что ледяной ветер забирался под куртку, гулял в джинсах и как-то умудрялся даже залезть в колготки. Ромка уехал в Германию еще в прошлое воскресенье, но обещал прислать смску, как только станет что-то понятно с Леной и когда они устроятся на новом месте. На вокзал мы пошли втроем: Гришка, я и Яков Семенович. Я ненавижу провожать, но не проводить не могла. Мы стояли на перроне и не знали, что говорить. Вроде бы все уже сказано. Мы пообещали Якову Семеновичу, что обязательно закончим проект, представим доказательства и добьемся, чтобы Старцева никогда и никто больше не называл предателем. А себе я пообещала, что обязательно докажу невиновность Якова Семеновича, только пока непонятно как. Но ведь и со Старцевым сначала было непонятно.

По перрону бежали пассажиры с чемоданами; проводницы кутались в длинные синие пальто.

– Граждане провожающие, поезд скоро отправляется. Пассажиры, просьба пройти в вагоны.

Яков Семенович сгреб нас с Гришкой и крепко прижал к себе, а потом отвернулся и одним прыжком заскочил в вагон, не оглядываясь. Внутри вагона он остановился у окна и грустно смотрел на нас. Я достала телефон, чтобы проверить, сколько осталось до отправления поезда. Пять минут. И тут пришла смска.

«Ленка открыла глаза и улыбнулась!»

– Ленка улыбнулась! – заорала я, и мне было все равно, что на меня оглядываются люди и странно косятся проводницы. Главное, и Гришка, и Яков Семенович поняли. И мы прыгали с Гришкой по платформе и кричали: «Ленка улыбнулась! Ленка улыбнулась!» А Яков Семенович махал нам руками. И тут вдруг крупными хлопьями с неба посыпался обещанный снег. В апреле. В О-жске. И мы прыгали под этим снегом и ловили его. А Яков Семенович наклонился и что-то достал из рюкзака. Он приложил листок к стеклу, чтобы нам было лучше видно. И я узнала! Это был Ромкин рисунок, который он нарисовал в первый день в клубе. И я вспомнила, как он сказал, что снег бывает разным. Я подняла голову и замерла, будто впервые в жизни увидела снег. Он был не черным и не белым. Он действительно был разноцветным.

Сноски

1

Оксю́морон – совмещение несовместимых понятий.

2

Песня гномов из книги Дж. Р. Р. Толкина «Хоббит, или Туда и обратно», пер. Г. Кружкова.

3

И. В. Гете; перевод А. Глобы.


home | my bookshelf | | Разноцветный снег |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу