Book: Звезды и тернии



Звезды и тернии

Глава первая, о случае на Полигоне и падении Веги


Темный силуэт мелькнул за деревьями, затем торопливо выбрался на каменный выступ, покрытый мхом, и приблизился к самому краю. Луна осветила лицо, юное и несколько напряженное, и странный наряд – широкий коричневый плащ с капюшоном, из-под которого выбивались каштановые пряди волос. Но увидеть это все было некому. Едва ли кто-нибудь еще решил бы забраться в горы поздней ночью. Внизу, на Старом Полигоне, огороженном колючей проволокой, тоже было пусто.

Одинокий ночной путник нахмурился и посмотрел на экран мобильного телефона. По его расчетам, все должно произойти прямо сейчас, но вокруг по-прежнему царили тишина и спокойствие.

Он еще раз проверил все параметры, которые ранее ввел в программу, и не нашел ошибок. Неужели снова неудача? Но и программа, и интуиция говорили об обратном. Он чувствовал: это должно было случиться. Прямо сейчас.

Внезапно на черном небе полыхнула яркая вспышка. Невольно вздрогнув, он поднял голову и увидел, как небосвод прорезал поток льдистого света. Длинный хвост оставил за собой сноп пляшущих искр, а ядро, увлекаемое земным притяжением, камнем неслось вниз, прямо в центр полигона.

Смахнув с себя секундное оцепенение, наблюдатель победоносно улыбнулся и тут же снова нахмурился. На площадке должны быть люди, но она все еще пустовала.

– Нет! – панический крик прорезал ночь уже когда световая стрела готова была врезаться в землю.

Через колючую ограду перемахнула девушка с мечом в руке. Она так быстро понеслась к месту падения, что длинные светлые волосы неслись за ней почти горизонтально.

Раздался грохот. Полигон заволокло белым свечением, мутным как молочный туман. Когда оно рассеялось, стало возможно разглядеть девушку, неподвижно лежащую на земле. Больше рядом никого и ничего не было. Лишь редкие темные следы от погасших искр напоминали о том, что на Землю упало нечто извне.

Воздух очень быстро наполнился голосами людей. Взрыв разнесся далеко за пределы городской окраины, и теперь все спешили узнать, в чем дело.

Свидетель падения поправил капюшон и быстро скрылся за деревьями. Никто не должен был узнать, что он увидел.


Наутро средняя школа №3 закрытого города Стожарска гудела от обсуждений. О том, что ночью на Старом Полигоне произошел взрыв и там застукали одну из местных учениц, написали в газетах и рассказали по телевидению. Учителей и старших ребят больше волновали причины происшествия – Полигон был сверхсекретным, но, по слухам, там проводили испытания опасного оружия. Учеников помладше интересовала ученица – ведь на Полигон не то что ходить, даже приближаться к нему было строго запрещено. Запретили бы и думать о нем, имейся такая возможность. Но происшествие взбудоражило весь город, заглушить шум было уже невозможно, и школьники смогли всласть наговориться.

– Я слышал, там пытаются воскрешать людей. И теперь у них взорвалось оборудование.

– Нет, там везде радиация. Как в Чернобыле. И нам теперь всем надо эвакуироваться.

Школа в мгновение ока наполнилась подобными фантастическими слухами. Более здравую версию высказала Соня, которая училась в том же классе, что и виновница переполоха:

– Хватит молоть чушь! Наверное, Вега просто что-то там взорвала. Петарду, например. Да мало ли. Помните химическое конструирование?

Все согласно закивали. Не так давно на уроке химического конструирования Вега возмутилась плохой оценке. Любой бы на ее месте пустился в препирательства с учителем, пожаловался бы родителям или просто смирился – но только не Вега Кострова. Она без лишних слов схватила с лабораторного стола какую-то колбу и запустила ее в окно. Разбившаяся склянка вызвала небольшой хлопок и слегка опалила асфальт. И это была лишь одна из многих жестоких проделок в списке Веги. К отчаянию учителей и некоторых учеников, найти управу на эту девчонку так никому и не удалось: ее упорно кто-то покрывал.

– В этот раз ей руки оторвало, – добавил Сонин сосед по парте.

Ученики зашумели одновременно и испуганно, и восторженно – трагичный поворот вызвал смешанные чувства.

В этот момент в класс вошла та самая Вега.

Ее прежде длинные светлые волосы, вызывающие зависть всей школы, теперь едва прикрывали плечи. Они были неровно, наспех острижены, опаленные кончики топорщились в стороны («Сгорели», – громко шепнул кто-то). Обычно насмешливо улыбающееся лицо Веги помрачнело, кисти рук были забинтованы так, что едва виднелись ногти. Но все-таки она двигала пальцами и поддерживала ими висящую на плече сумку с учебниками. Сонин сосед, пустивший слух про оторванные руки, был немедленно награжден несколькими тычками.

Пока Вега шла по проходу к своему месту, ее сопровождали взгляды и перешептывания. Ученики не угомонились даже когда вошла учительница.

– Тишина в классе! – скомандовала Зоя Владимировна, и только тогда ребята поутихли. – Вам уже тринадцать, а не семь. Ведите себя соответствующе. Это и тебя касается, Кострова.

Раздались неуверенные смешки. Вега подняла взгляд на учительницу, не понимая, чего от нее хотят, потом вспомнила, что не достала учебник и тетради, и взялась за свою сумку. Бинты на руках и сильная боль мешали ей. Вега справилась с застежкой, но уронила пару тетрадей. Послышалась новая порция смешков, на этот раз более смелых.

– Тихо, – сказала Зоя Владимировна и с этой минуты старательно игнорировала Вегу, которая пыталась навести порядок на своей парте. – Урок начнем несколько позже, директор попросил поговорить с вами немного о случившемся… инциденте.

Она поморщилась, как если бы ей велели сделать что-то пренеприятное, но на самом деле за этой недовольной гримасой скрыла торжествующую улыбку. Зоя Владимировна, классный руководитель этого «сложного», по ее собственному мнению, класса, не терпела нарушений дисциплины – а они случались часто, в основном благодаря Веге. И вот теперь можно было вдоволь насладиться тем, что в кои-то веки ее никто не собирается покрывать и списывать все со счетов. Наоборот, поступило распоряжение обращаться с Вегой самым строгим образом и не обращать внимания на ее травму.

– Как вы наверняка уже слышали, ночью одна из наших учениц была поймана на Полигоне.

Все взгляды обратились на Вегу. Она вспыхнула от злости и опустила голову, чтобы этого никто не заметил. «Поймана!» Да ее нашли практически без сознания.

– Там произошел взрыв. Совсем небольшой, средства массовой информации всегда преувеличивают. Уверена, у вас есть свои версии произошедшего…

– Я слышала, там звезда упала, – вдруг сказала Соня, которая совсем недавно убеждала одноклассников, что виной всему наверняка выходка Веги.

Ученики удивленно посмотрели на нее и притихли. За такие слова в младшей школе можно было получить линейкой по рукам или даже щеке.

Но то ли потому, что Соня была круглой отличницей, то ли еще по каким-то причинам, Зоя Владимировна лишь сухо проговорила:

– Уж от тебя я не ожидала такого бреда, Маритова.

– Я оговорилась, Зоя Владимировна, – продолжила Соня. – Я, конечно, знаю, что звезды на самом деле не падают, это просто камни подлетают к Земле и сгорают в ее атмосфере. Но ведь особо крупные долетают до поверхности. Я имела в виду не звезду, а метеорит.

– Курс астрономии закончился во втором классе, Маритова. И лучше бы тебе заняться более полезными размышлениями.

– А я читала, что в других городах астрономию начинают проходить только в восьмом классе или даже позже, и изучают ее очень серьезно!

– Где ты это прочитала? – нахмурилась Зоя Владимировна.

– В интернете.

– Я сообщу куда следует, что надо подрегулировать интернет-контроль, – сказала Зоя Владимировна и демонстративно отвернулась от Сони. – Как вы все знаете, наш Стожарск – особый город. Не стоит сравнивать его с другими городами, в которых вы, скорее всего, никогда не побываете.

– Да, – прошептал Кирилл, сидящий за спиной Веги. – Отец мне сказал, чтобы получить разрешение выехать из города, надо собрать тонну несуществующих бумаг.

– Вернемся к произошедшему, – продолжила Зоя Владимировна. – Кострова легкомысленно нарушила правила, проникла на строго запрещенный Полигон и решила, что будет весело попускать там фейерверки. Она едва не лишилась рук и была строго наказана. От нее отказались опекуны, и вряд ли их можно за это винить. Она опозорена на весь город. Но ей еще повезло – губернатор заверила меня, что следующий пойманный на Полигоне будет нести уголовную ответственность.

– То есть в тюрьму сядет? – уточнил сосед Веги.

– Именно, Иваев. Надеюсь, вы все сделаете выводы. А теперь начнем урок…

Зоя Владимировна начала объяснять особенности сложных технических терминов, и поневоле ученики вовлеклись в занятие. Все, кроме Веги. Она не могла поверить в то, что сказала учительница.

Вега с самого раннего детства переходила из одной приемной семьи в другую. Ее родители погибли. Говорили, что они состояли в опасной секте и поклонялись звездам, словно на дворе были древние времена. Эта секта якобы не только дошла до человеческих жертвоприношений, но и затеяла какое-то опасное дело, угрожающее всему городу. Узнав об этом, ее ликвидировали военные. Остались только дети. Их прозвали «звездными», или «астрантами», и раздали по разным семьям.

Веге не везло с опекунами. К астрантам в основном относились настороженно, считая, что они пойдут по стопам своих родных матерей и отцов, поэтому с Вегой, как и с некоторыми другими, обращались плохо. Доходило даже до рукоприкладства. Но у Веги был горячий характер, она и не думала мириться с подобным обращением. Самые стойкие и жестокие опекуны в конце концов сдавались и отказывались от нее.

С Викторией и Константином все было иначе. Они взяли ее не ради денег, которые выплачивали приемным родителям (за астрантов платили особенно хорошо), а потому, что искренне ей посочувствовали и захотели помочь. Вега в ответ старалась не доставлять им проблем. Впервые в жизни ей ни в чем не отказывали, покупали модные вещи, заваливали разными вкусностями, позволяли оформлять свою комнату как угодно, с удовольствием проводили с ней время. В общем, они здорово сблизились, и Вега поверила, что Виктория и Константин станут ей настоящими родителями.

Но, судя по словам Зои Владимировны, она ошиблась. При первом же проступке от нее отказались. И хотя это был чудовищно громкий проступок, они могли хотя бы выслушать ее, прежде чем выкидывать за порог.

Веге стало невыносимо плохо – теперь болели не только руки, но и сердце. Захотелось заплакать, однако она не собиралась давать одноклассникам лишний повод для злорадства.

Едва прозвенел звонок, Вега вылетела в коридор и взволнованным взглядом стала выискивать знакомые лица. Ей нужен был Нат, но вместо него к ней подбежал Ал.

– Ну ты даешь, сестренка! – он шутливо толкнул ее. – Мало того, что чуть не опоздала, – он имел в виду Полигон, – так еще и засветилась на весь город!

– Отстань, – огрызнулась Вега. – И я тебе не сестра, сколько раз повторять?

– Кто знает! – Ал провел рукой по ежику светлых волос. – Патлы у нас почти одинакового цвета, так что все возможно. Но главное, ты в полном проигрыше! А значит, и твоя команда. Лузеры! Мы ржали над вами всю ночь.

Ал довольно расхохотался и понесся дальше.

Вега наконец увидела Ната.

Он вышел из кабинета литературы, как всегда неотразимый в своей холодной строгости. У Веги при взгляде на него потеплело на душе. Когда она проходила по коридору с ним под руку, никто не смел отрицать, что они – самая красивая пара в школе, если не во всем Стожарске. Нат тоже был астрантом и старше нее почти на два года, а еще славился как один из самых способных учеников. Многие хотели бы завести с ним дружбу, но со всеми он был неумолим, и только для Веги делал исключение.

Сейчас Нат шел на следующий урок с двумя одноклассниками, которые настойчиво расспрашивали его о чем-то. Проходя мимо Веги, он даже не взглянул на нее.

– Эй! – Вега обогнала его и встала посреди коридора. – Ты что, ослеп? – она помахала перед ним забинтованными ладонями.

Нат скользнул по ней презрительным взглядом, глубоко вдохнул и на выдохе коротко произнес:

– Прочь.

Вега не поверила своим ушам и, растерянная, осталась стоять на месте.

– Больше не подходи ко мне и не говори со мной, – добавил Нат. – Из-за тебя у нас всех куча проблем.

– Но я…

– Мне повторить? – безжалостно повторил Нат и оттолкнул ее так, что Вега чуть не упала. Он быстро ушел.

Не слушая смешков, волной прокатившихся по коридору, Вега отошла к окну и уставилась в него невидящим взглядом. В глазах закипали слезы, но она всеми силами сдерживала их.

Невозможно было поверить, как стремительно рушилась ее жизнь. Еще вчера она была если не королевой школы, то принцессой, и вот теперь в одночасье превратилась в посмешище. Ее унизили, ее бросил друг, и даже опекуны отказались от нее. Вряд ли все могло стать еще хуже.

Оказалось, могло.

– Кострова, – к ней подошел директор школы. – Пройди в мой кабинет.

Вега молча подчинилась. Она по-прежнему не желала сдаваться и вместо лишних слов пыталась побороть слезы и вызвать на лице хотя бы тень прежней улыбки.

Директор привел ее в кабинет и тут же ушел. В его кресле Вегу поджидала Евгения – губернатор Стожарска. Молодая и красивая, с волнистыми черными волосами, уложенными в сложную прическу, и роскошном платье, которое делало ее похожей скорее на средневековую королеву, чем на губернатора, она улыбнулась.

– Натворила ты дел, Вега! Боюсь, мне придется сообщить тебе неприятную новость. Ты исключена из Полумесяца.

– Что?

– Что слышала, моя дорогая девочка, – сказала Евгения и укоризненно покачала головой. – Где твое оружие, с которым ты прибежала на Полигон гораздо позже положенного, м?

– Я… – голос Веги охрип. – Когда Падающий… Я… Он… Меч разбился.

– Так я и думала. Вокруг слишком много шума, Вега! Мне не нужны люди, которые опаздывают, уничтожают дорогостоящее оружие и прославляются на весь город. Да знаешь ли ты, чего мне стоило сохранить все в тайне и отвадить людей от Полигона?

– Но послушайте! – Вега заговорила громче. – Вы не понимаете. Все было не так, как всегда. Это был не обычный Падающий, я видела, как… И мне позвонили только…

– Я не хочу слышать никаких оправданий, – оборвала ее Евгения. – И все равно теперь у тебя нет оружия, а новое я доверять тебе не намерена. Его очень трудно сделать, знаешь ли, у нас и так недостаток звездной пыли. Так что забудь о Полумесяце. – Она помолчала немного и добавила: – Думаю, ты понимаешь, что не следует болтать о наших секретах кому бы то ни было… Иначе с тобой может произойти еще один несчастный случай.

Голову Веги распирало от обрывков мыслей. Но когда она сумела собрать их воедино и открыла рот, чтобы высказать, Евгения велела ей замолчать.

– Я уже сказала: ничего не хочу слышать. Ах да, и еще одна новость. Ты уже слышала про своих опекунов? Ну вот. К счастью, нашлась сердобольная дама, которая согласилась тебя приютить. Твои вещи уже доставили к ней. После уроков она тебя заберет. На этом все, – Евгения поднялась и уже у двери сказала: – Вега, еще раз высунешься – пожалеешь, что родилась на свет. И я не шучу. Мы все очень в тебе разочарованы. И в случае чего готовы принять самые суровые меры.

Вега едва досидела до конца уроков. Руки сильно болели, пальцы с трудом держали ручку, но самая ужасная боль грызла изнутри.

До минувшей ночи у Веги была прекрасная жизнь. В школе она чувствовала себя на высоте, могла позволить себе какие угодно выходки, но самым лучшим было то, что она ощущала себя спасителем человечества. Прекрасным воином, который предотвращает конец света. Одной из немногих, кто знал, почему Стожарск – закрытый город, куда нет дороги чужакам. Этот секрет Веге открыла Евгения, когда приняла ее в Полумесяц.

Теперь Вега стала никем. Лишилась всего.


Глава вторая, в которой рассказывается, чем и почему занимаются звездные дети


На выходе из школы Вегу остановила высокая женщина. Ее прическа лишь немногим уступала губернаторской, на лице был профессиональный макияж. Видимо, женщина побывала в салоне красоты, что в сочетании с дорогой фирменной одеждой говорило о достатке.

– Ты Вега? – спросила она без приветствия. – Меня зовут Галина. Теперь я – твой опекун. Пойдем.

Вега молча пошла за женщиной.

Ее новый дом оказался ближе к школе, чем предыдущий. Квартира располагалась в большом панельном доме, где даже подъезд сверкал чистотой, как будто и в нем жили люди. Но, наученная горьким опытом, Вега не спешила расслабляться.

И не зря.

– Вот что я от тебя требую, – сказала Галина, когда они вошли в лифт. По пути она не произнесла ни слова, и Вега почти физически ощущала идущий от нее холод. – Чтобы я о тебе ничего не слышала, ясно? Никаких выходок. Никаких претензий или капризов. Никаких требований. Будешь есть и носить, что дают. Станешь выпендриваться – я не отдам тебя другим опекунам, а сделаю твою жизнь невыносимой. Понятно?



Прежде Вега бы огрызнулась, а то и засмеялась женщине в лицо, но сегодняшние потрясения и усиливающаяся боль в руках высосали из нее все силы, и она снова промолчала.

Галина впустила ее в квартиру и кивнула на ближайшую дверь. Вега отправилась в указанном направлении, надеясь поскорее остаться в одиночестве. Однако жизнь еще не закончила с неприятными сюрпризами.

За дверью оказалась довольно большая комната. Из всей мебели в ней были только письменный стол и старый рассохшийся шкаф. В дальнем углу свалили вещи Веги. До отказа набитые сумки как бы говорили: Виктория и Константин решили окончательно и бесповоротно вычеркнуть Вегу из своей жизни и потому избавились от всего, что о ней напоминало.

И все же самое худшее было в двух других углах. В одном на расстеленном прямо на полу исхудавшем матрасе лежала девочка, по виду младшеклассница. Она увлеченно листала школьную тетрадь. В другом на таком же матрасе под тонким одеялом сопел совсем маленький мальчик. Рядом с ним сидела девушка лет шестнадцати.

– Привет, – сказала она Веге. – Я Алена, это Тема, а это Саша. Твой матрас вон там, около шкафа.

– Привет, – мрачно буркнула Вега. – Вы что, все живете в одной комнате? Квартирка-то вроде немаленькая.

Алена посмотрела на нее своими серыми глазами и заправила за ухо прядь пепельно-русых волос.

– Да, в одной. И лучше не спорь, не то плохо будет нам всем, не только тебе. Хочешь жить сносно – поддерживай нас, а мы поддержим тебя, когда нужно.

– Ну конечно, – пробормотала Вега.

В таких условиях, да еще с несколькими приемышами, ей жить не приходилось. Но Вега слишком устала, чтобы разбираться, что к чему. Вместо этого она кое-как расстелила матрас рядом со своими вещами и без сил упала на него. Руки под бинтами отчаянно ныли.

Во сне Вега увидела Полигон – одну из тех недавних ночей, когда ничто не предвещало беды.

Им не смогли сказать точно, когда ждать Падающего, и они с Натом пришли около полуночи. Они оживленно разговаривали, обсуждая свой будущий успех, в котором не сомневались.

Вспышка осветила небо ровно в час ночи. Тут же появился Ал. Он всегда умудрялся прибегать минута в минуту перед падением.

– Этот мой, даже не пытайтесь! – выкрикнул он, размахивая своим оружием. Это было по-настоящему опасно, потому что в руках он держал длинную черную косу с причудливо изогнутым лезвием, в котором зловеще посверкивал кроваво-красный камень. Ал называл ее Грифом. Вега и Нат не раз видели, как острие пробивает камни, не говоря уже о материалах помягче.

Нат бросился наперерез. Его меч, почти прозрачный и потому слабо различимый в темноте, с противным скрежетом уперся в рукоять Грифа. Ал сделал усилие и так надавил на косу, что Нат был вынужден отступить. Ал прорвался вперед.

Но Вега уже заняла самую выгодную позицию. Сноп света, похожий на комету, несся прямо на нее. Ал бежал изо всех сил, надеясь успеть сбить соперницу с ног. Нат подоспел сзади и повалил его на землю. Вега довольно засмеялась, замахнулась своим мечом, мерцающим в ночной темноте, и высоко подпрыгнула навстречу Падающему.

Из его ядра выскользнули два полупрозрачных щупальца. Они слегка коснулись пальцев Веги, но она не поддалась панике и вонзила меч в ядро. Незваный гость тут же распался на тысячи огней. Какое-то время над Полигоном шел потрясающей красоты дождь из светящихся капель, но всего через полминуты ночь снова приняла обыденные очертания.

Вега победоносно взмахнула рукой. Нат одобрительно улыбнулся ей, а Ал, конечно, пообещал отыграться. Для него все было игрой. Он прекрасно знал: если Падающий успеет достигнуть земли, случится беда, но его это совершенно не волновало.

У Ната было совсем другое отношение. Не допустить Падающих до земли – это дело чести. Провал означал угрозу для всего города, а значит неизбежный позор для него самого.

Воспоминания Веги сменились чистым сновидением: она собиралась поразить очередного Падающего, но Нат оттолкнул ее и велел убираться. Во сне Вега заплакала, и проснулась, как ей показалось, от собственного плача.

Но плакала не она, плакал мальчик в углу комнаты. Вега почувствовала сильное раздражение. У нее смертельно болели руки и голова, а этот ребенок никак не желал угомониться.

– Слушай, заткнись! – прошипела она на всю комнату.

В ней уже было темно, небольшой участок освещала лишь настольная лампа, поставленная на пол у входа.

– Он еще ребенок и ему плохо, – послышался в ответ неприязненный голос Алены. Она по-прежнему сидела рядом с постелью мальчика. – Он болеет.

– Ну так скажи этой Галине! Пусть запихнет в него какое-нибудь лекарство, и мне даст заодно! – не вставая с матраса, Вега было сжала голову руками. Пальцы прорезали судороги.

– Она не дает лекарств. Придется терпеть.

Тон Алены был спокойным, но не допускал возражений. Вега поняла, что спорить бессмысленно. Она натянула на голову свою кофту и попыталась уснуть.


Следующие дни в школе выдались один хуже другого. Нат не обращал на Вегу внимания и не подпускал к себе. Все остальные как с цепи сорвались. Поняв, что Вегу больше никто не защищает, и она безвозвратно потеряла прежнее положение, ребята дали себе волю. Они насмехались над ней, грубо толкались, ставили подножки, кидались сломанными ручками. Вега, несмотря на боль, всегда замахивалась в ответ, и тогда обидчики жаловались учителям, что она затевает драку. Учителя тоже были рады отыграться за прежние мучения с непослушной девчонкой. Они с удовольствием ставили ей двойки по поведению и оставляли после уроков, не разбираясь, кто прав, а кто виноват.

Вега чувствовала себя все хуже – боль в руках была такой сильной, что ручка выпадала из сведенных судорогами пальцев, голова отказывалась соображать. Ей поставили несколько двоек и единиц и пригрозили оставить на второй год, если она не пересдаст работы по систематике и потоковой физике. Вега пыталась объяснить, что неспособна учиться, но все было бестолку. Очень скоро она поняла: учителя прекрасно видят, как ей больно, просто намеренно игнорируют это.

Вега решила, что все устроила Евгения. Увидев ее руки сразу после Полигона, она коротко велела своему подчиненному забинтовать их, а Веге – никому ничего не показывать и не рассказывать. Но знала ли она, как невыносимо болезненно это будет?

Отсутствие сна тоже не способствовало хорошему самочувствию. Маленький Тема продолжал плакать каждую ночь. На резкие реплики Веги никто не обращал внимания. Вскоре окружающий мир превратился в туманное место, где она почти не осознавала, что делает и говорит.

Наконец, когда боль превысила все пределы, Вега не выдержала и прямо на уроке попросилась выйти. Получив разрешение, она пошла не в туалет, а в медкабинет, чтобы сослаться на головную боль и попросить обезболивающее.

– Здравствуйте, – пробормотала Вега.

Новый медбрат повернулся к ней на крутящемся кресле. У него были длинные волосы, забранные в хвост, и несколько сережек в ухе. Если бы не серьезное лицо с намечающимися морщинами, его можно было бы принять за старшеклассника. Вега с трудом разобрала имя на его бейдже: Леонид.

– Привет, – ответил он.

– Можно мне обезболивающего? Голова болит.

– Присядь.

– Мне только обезболивающее…

– Просто так не положено. Присядь.

Вега прошла в кабинет и села на кушетку. Ей было дурно. Боль, казалось, растекалась по всему телу.

– Давай сперва посмотрим твои руки, – предложил Леонид. – Сдается мне, дело в них, а не в голове.

– С ними все в порядке, – промямлила Вега.

– Вот и посмотрим.

Леонид подкатил к ней на кресле и стал снимать бинты. Откинув их в сторону, он внимательно посмотрел на руки Веги. А посмотреть было на что. Сама Вега отвела взгляд в сторону, потому что ее затошнило. Кисти выглядели гораздо хуже, чем раньше.

Кожа покраснела и вздулась, ее рассекали насыщенно-синие узоры. Как будто кто-то неумело нарисовал толстым маркером вены или ветви с обломанными отростками. Но обманчивую схожесть с рисунком рассеивали кровавые царапины, покрывающие кисти почти целиком.

– От чего это? – спросил Леонид, внимательно рассматривая повреждения. – Что с тобой случилось?

Боль лишила Вегу способности хоть как-то себя контролировать, и она зло подумала: сейчас он узнает, что случилось. Почему нет? Даже если после этого Евгения воплотит свои угрозы в жизнь, по крайней мере, ей, Веге, больше не придется терпеть весь этот ад.

– Понимаете, – сказала она, умудрившись добавить яда в дрожащий голос, – в Стожарске происходят странные вещи. Поэтому он для всех и закрыт. Через него на Землю попадают космические твари. И наш губернатор собрала из астрантов свой маленький орден – Полумесяц. Она дала нам оружие из звездной пыли, потому что только оно может уничтожать Падающих, так мы их называем… И уничтожить их нужно до того, как они коснутся земли, иначе они превратятся в Блуждающих и смогут спокойно ходить здесь и уничтожать все подряд. И еще, кстати, есть другой орден, они пытаются разбить Падающих раньше нас. У нас с ними вроде война… Была. Несколько дней назад я пошла разбить нового Падающего, но он оказался необычным, и я… Наверное, немного промахнулась. Он разбился, но не так, как обычно. С тех пор у меня такие руки. И меня выперли из Полумесяца.

Вега умолкла. Леонид, слушая, смотрел на ее руки и задумчиво водил пальцем по подбородку. Рассказ, похожий на фантастическую историю, почему-то совсем его не удивил, и Вега подумала, что он пропустил все мимо ушей. Или решил, что внешне надо соблюдать спокойствие, как принято с сумасшедшими.

– Интересно, интересно… Сейчас кое-что сделаем, – сказал он после долгой паузы. – Не уверен, что поможет, но, по идее, боль должна отступить.

Леонид встал, прошел к шкафу, достал оттуда несколько пузырьков, начал что-то смешивать. Он пропитал получившейся смесью бинты, вернулся к Веге и перевязал ей руки. Потом наполнил стакан водой, бросил в нее таблетку, и когда она растворилась, дал Веге выпить.

Через несколько минут боль и в самом деле ослабла. Теперь Вега могла рассуждать более или менее здраво, но думы были невеселыми. Вдобавок ко всему прочему, она выболтала все медбрату!

– Не напрягай руки, – сказал Леонид. – Не пиши, по возможности даже ложкой не ешь. Держи в покое.

– Я не могу. Меня оставят на второй год, если я не сдам работы по потоковой физике и систематике, – пробормотала Вега, гадая, почему медбрат никак не отреагировал на ее рассказ.

– Лучше без рук, чем отучиться по второму кругу?

– Не знаю. Думаете, руки отвалятся?

– Может, и нет, но выглядит скверно. Что сталось с твоим оружием?

Вега вздрогнула и посмотрела на него.

– Оно… Ну… Мой меч… Он разбился. Вместе с Падающим.

– А осколки?

– Не знаю. Я почти потеряла сознание, не заметила.

– Хм, – Леонид опустился в свое кресло и снова почесал подбородок. – Может, осколки и попали в твои руки? Со звездной пылью шутки плохи. Все же писать тебе не нужно, иначе боль опять усилится. Ты можешь попросить кого-нибудь написать работы за тебя?

Вега, сбитая с толку резкой переменой тем, хотела кивнуть, но вспомнила, что теперь у нее нет друзей. Да и были ли они? Раньше одноклассники вели себя довольно услужливо, но, похоже, на самом деле ненавидели ее. Вега невольно подумала, что у них были причины для этого.

– Нет, – ответила она, пытаясь заглушить слабо знакомый голос совести.

– Ладно, у меня есть кое-кто на примете, может, согласится тебе помочь. Зайди после уроков. Заодно дам обезболивающее, будешь пить дома.

– Хорошо… Спасибо.

Вега вернулась на химическое конструирование, получила выговор за долгое отсутствие и до конца урока просидела, размышляя, как так получилось, что медбрат знает о звездной пыли. Возможно, он был связан с Евгенией, или с тем, на кого работал Ал, но тогда вряд ли бы он взялся ей помогать. Или он хотел потянуть время, чтобы сообщить им – она легко выдала страшный секрет?

Однако выбора у Веги не было. Учебные неприятности можно пережить, такую боль – нет. Когда отзвенел последний звонок, она направилась в медкабинет.


Глава третья, показывающая, что не все астранты попадают в Полумесяц


Леонид поднял голову от своих записей, кивком велел Веге пройти и еще с минуту заканчивал работу. Затем отодвинул листки и пояснил:

– Написал, что ты пришла с жалобой на головную боль. Имей в виду.

– Ну, ладно.

– Вот лекарство. Больше дать не могу, да и вредно это. Пей два раза в день, утром и вечером. Даже если будет слишком больно, больше нельзя.

В дверь постучали. Вега на всякий случай торопливо спрятала пакетики с таблетками в сумку.

– Войдите, – разрешил Леонид.

В медкабинет зашел парень, показавшийся Веге смутно знакомым. У него были каштановые волосы, мягкие и давно не стриженные. Бледное лицо выглядело довольно мрачным.

– Это Ден, – представил Леонид. – А это Вега.

– Кто ее не знает? – сказал парень с кислой усмешкой.

Веге захотелось наподдать наглецу. Если бы только ей не была нужна его помощь!

– Поможешь барышне с физикой и еще чем-то там, и мы квиты, – сказал Леонид. – Ну, идите.

Вега и Ден вышли из кабинета и остановились в коридоре.

– Ты ведь учишься с Натом? – неуверенно спросила Вега.

– Да, – сухо ответил Ден. – Пойдем ко мне домой.

– Вот так сразу? – фыркнула Вега. Поутихнувшая боль позволила ей ненадолго стать собой.

– Можем пойти к тебе. Не хочу, чтобы нас видели в школе.

Это уязвило Вегу. Еще недавно этот парень, как и многие другие, наверняка все на свете бы отдал, лишь бы его увидели рядом с ней.

– Ладно, – сказала она, сдержав себя. – Пойдем к тебе.

Ден жил довольно далеко от школы. Вега никогда прежде не была на этих улицах и не сразу поняла, что находится недалеко от Полигона.

Они вошли в обычную панельную многоэтажку и поднялись на шестой этаж. Ден открыл дверь, пропустил Вегу вперед, и тут выяснилось нечто неожиданное.

Едва они переступили порог, из комнаты – очевидно, гостиной, – послышался женский голос:

– Денеб, это ты?

– Я сейчас, – сказал Ден Веге. – Проходи, – он кивнул на одну из дверей.

Вега послушно прошла в указанную комнату и опустилась на аккуратно застеленную кровать. Открытие настолько потрясло ее, что она забыла оглядеться.

В Стожарске жило не очень много людей с необычными именами, и почти все они были астрантами. Это объяснялось просто – члены Короны Астралиса, той самой секты, называли своих детей именами звезд. Чтобы избежать ненужных разговоров, их часто сокращали, маскируя под обычные. Многие считали, что Ала зовут Альбертом, хотя на самом деле его имя было Альтаир. Кто-то высказывал догадку, что Ната зовут Ренатом, но Вега знала – он Эльнат, так называется звезда в созвездии Тельца.

Теперь Вега сама попалась на эту маленькую хитрость. Она предполагала, что Ден – это сокращение от Дениса, но мать назвала его Денебом. И это точно было название звезды.

Вега озадачилась. Евгения уверяла: астранты никогда не остаются без присмотра, их забирают в Полумесяц, потому что только они могут обращаться с оружием против Падающих. Но Вега никогда не видела Дена на собраниях Полумесяца, а если бы он служил тому, другому, то вместе с Алом пытался бы мешать ей и Нату.

– Ну, что у тебя за задания?

Вега посмотрела на вошедшего Дена и прямо спросила:

– Ты что, тоже астрант?

– Да.

– Почему ты не в Полумесяце?

– Неспособен владеть оружием, – равнодушно ответил Ден. – Давай свои задания, у меня и без того дел по горло.

Вега посмотрела на стол, стоящий у стены. Он был завален таким количеством книг и бумаг, что больше походил на рабочее место профессора, чем школьника.

Руки снова заныли от боли, и Вега решила не углубляться в расспросы. Сначала ей нужно было разобраться со своими проблемами.

Она рассказала, что и когда ей нужно сделать. Ден согласился писать за нее и походя объяснять, что к чему, чтобы Вега могла ответить на дополнительные вопросы.

Они занимались каждый день по паре часов и не говорили ни о чем другом, кроме заданий, но вскоре атмосфера между ними стала теплее. Ден видел, что с каждым новым визитом Веге становится все хуже. Она заметно побледнела, постоянно теряла нить разговора и до крови кусала губы. Ден, наблюдая за ней, углублялся в задумчивость, и порой выходило так, что они молча сидели по четверти часа.

Веге действительно было худо. Ее новый дом больше напоминал тюрьму. Она была вынуждена все время сидеть в комнате с другими приемышами, потому как бродить по квартире строго запрещалось. Посещение ванной два раза в день строго по расписанию. Еду Галина приносила трижды, но ее было немного, и один поднос на четверых всегда ставился у порога в комнате, словно пища предназначалась для животных или заключенных.

Тема продолжал плакать и ночью, и днем. Вега ругалась, угрожала, просила, но ничего не помогало. Алена и Саша просто не слушали ее. А на первую же жалобу Галина влепила Веге пощечину и сказала, что не собирается разбираться с детскими проблемами. Если бы только Вега могла ей ответить! Но боль высасывала из нее все силы; лекарство, выданное Леонидом, быстро закончилось. Вскоре Вега уже думала, что долго не проживет.



Она как раз хмуро обдумывала эту мысль и гадала, что ее ждет на том свете, когда Ден поставил точку в последнем задании и вдруг спросил:

– Что, очень болит?

– Сильнее уже некуда, кажется, – пробормотала Вега.

– Давай прогуляемся.

Веге было не до прогулок, но она кивнула. Это было лучше, чем возвращаться к Галине и пытаться уснуть под непрекращающееся нытье маленького мальчика.

– Ночью, – добавил Ден.

– Что?

– Ну, часов в одиннадцать. Возьми какой-нибудь плащ поплотнее и жди на углу моего дома. Обязательно возьми плащ, не забудь.

– Зачем?

– Увидишь.

Вега внимательно посмотрела на Дена, но не смогла его раскусить. Он выглядел как обычно, спокойным и несколько мрачным. Ей не казалось, что он задумал какую-нибудь подлость. Да и вряд ли было возможно ухудшить ее и без того ужасное состояние.

– Ладно. Я приду.

Однако легче было сказать, чем сделать. В Стожарске действовал строгий комендантский час – после десяти появляться на улицах могли лишь полицейские. У членов Полумесяца было негласное разрешение: Евгения просила не попадаться на глаза служителям закона, однако в случае чего обещала быстро решить проблему. Но поскольку Вегу исключили, рассчитывать на поддержку не приходилось.

Была и еще одна проблема – выбраться из дома. Виктория и Константин не следили за Вегой строго, она легко убегала и возвращалась без их ведома. С Галиной дело обстояло сложнее. Веге было все равно, что она сделает, если заметит бегство, но вот не выпустить ее вполне могли. А тихо выбраться с почти неработающими руками было практически невозможно.

Остаток дня Вега мучительно раздумывала над этой проблемой. Наконец она решилась попросить о помощи.

Саша уже спала в обнимку с потрепанной библиотечной книжкой, Тема хныкал в своем углу, Алена сидела около него, обхватив колени руками. Вега подошла к ней и присела рядом.

– Слушай, – сказала она тихо. – Нужна помощь.

Алена покосилась на нее и ничего не сказала.

– Мне очень нужно уйти после десяти. Помоги мне открыть замок на входной двери.

– Нет. Из-за тебя у нас всех будут проблемы.

– Ну чего тебе стоит? Я дам что-нибудь взамен, – Вега нетерпеливо кивнула на свои вещи, за разбор которых так и не принялась.

Алена призадумалась. Она размышляла с минуту, потом сказала:

– Твое одеяло.

– Бери.

По ночам Веге было жарко, так что она все равно не укрывалась.

Алена подошла к ее постели, взяла одеяло и накрыла им Тему, который и без того лежал под двумя покрывалами. Мальчик спал, но и во сне непрестанно хныкал.

– Чего это с ним? – впервые спросила Вега. – Почему он все время плачет?

– У него волновая болезнь.

Это открытие шокировало Вегу даже сквозь плотную пелену беспрерывной боли. Волновая болезнь в Стожарске была нередким явлением, но Вега еще ни разу не видела больного так близко. Поговаривали, вирус занесли какие-то приезжие, после чего город и стал закрытым. Вега знала, что это неправда. Город был закрыт из-за Падающих, но ей никогда не приходило в голову спросить у Евгении, откуда в таком случае взялась болезнь. Лекарства от нее не существовало, все заболевшие мучились сильной болью и умирали.

– Ему же должны давать лекарство, – неуверенно сказала Вега.

– Как будто оно существует.

– Да нет, я имею в виду, от боли.

– За него надо заплатить. Думаю, ты уже поняла, зачем Галина взяла нас под опеку? Чтобы получать деньги. За Тему платят больше, как раз из-за лекарств, поэтому она и его взяла. Но лекарства не покупает. Хорошо еще еду дает.

– А разве это не подсудное дело? – возмутилась Вега.

– Может, и подсудное, но у нее достаточно друзей, где надо.

Вега посмотрела на Тему, бледного и изнуренного. Ей стало стыдно за то, что она требовала его заткнуть.

В половину одиннадцатого Алена пошла в туалет и по пути осторожно заглянула к Галине. Та дремала перед телевизором. Алена махнула Веге и неслышно приоткрыла ей входную дверь.

До дома Дена Веге удалось добраться незамеченной – к счастью, патрулей на улице было немного, и она успешно их миновала. Ден уже ждал.

– Плащ взяла? – спросил он первым делом.

– Взяла, – Вега указала на сверток под мышкой. – Но вроде не холодно.

– Это не от холода. Пойдем.

Он повел ее вперед. Вега какое-то время сосредоточенно боролась с болью. Когда она снова обрела способность мыслить, оказалось, что они успели уйти от жилых домов и приближались к горам, окружающим Полигон.

Вега остановилась.

– Слушай, если это какая-то шутка или приказ Евгении, то я и так уже получила сполна…

– Я не связан ни с Евгенией, ни с Ильгекартом. Пойдем, у нас не так много времени.

Ден схватил Вегу за локоть и потащил за собой. Вега едва поспевала. У нее в голове все смешалось.

– Подожди… Ильгекарт – это кто?

Ден удивленно оглянулся на нее, его пальцы разжались. Но он ничего не спросил, только сказал, чтобы она шла быстрее. Вега, сама не зная почему, послушалась.

Дома остались далеко позади, но и до Полигона было порядочно. Вега и Ден стали подниматься на гору. Склон был достаточно пологий, так что это оказалось несложно.

Они шли уже с четверть часа, когда небо над ними озарила яркая вспышка. Вега привычно рванулась за ней и едва не упала – Ден лишь чудом успел ее удержать.

С небольшого каменного выступа открывался вид на Полигон. Падающий приближался к земле, к нему со всех ног несся Нат. Но Ал, как всегда появившийся неожиданно, на бегу подсек его рукоятью Грифа. Нат споткнулся, Ал, хохоча, запрыгнул прямо ему на спину, оттолкнулся и в прыжке опустил острие своего оружия на Падающего. Свет разбился на множество маленьких капель, на мгновение завис в воздухе и стал медленно опускаться вниз.

Вега стиснула зубы. С одной стороны, она почувствовала злорадство – без нее Нат не смог опередить Ала. С другой, ей безумно хотелось снова оказаться там, в недавнем прошлом, чтобы успеть вовремя остановить Падающего и остаться в Полумесяце.

– Пойдем, – позвал Ден, ничуть, казалось, не впечатленный небольшим сражением.

Вега с подозрением посмотрела на него. Ден успел накинуть на себя длинную широкую накидку с капюшоном, и в этом наряде он напоминал юного волшебника из какой-нибудь фантастической истории.

– Надень свой плащ.

Вега пожала плечами и развернула свой старый дождевик грязно-серого цвета.

– Поклянись, что никому не расскажешь о том, что сейчас увидишь, – сказал Ден.

– Клянусь.

– Ладно, тогда пошли.

Вскоре он вывел ее на небольшую полянку, заросшую редкими деревьями, еще не успевшими оправиться от зимы. Их голые ветви плотно сплетались друг с другом, но даже сквозь эту паутину Вега заметила слабое свечение. Лунный свет отражался от чего-то, что было за ней.

– Что там?

– Сейчас увидишь.

Они подошли вплотную к мерцанию. Вега изумленно выдохнула. За деревьями высилась серая скала, а прямо в ней были высокие двери.


Глава четвертая, о том, куда ведет Терностар и кого можно встретить на Луране


Вега внимательно смерила взглядом створки, покрытые фиолетовыми, синими и желтыми камнями, выложенными в искусную мозаику. Они складывались в изображения звезд, планет и какие-то странные знаки, вившиеся под этой иллюстрацией небесного свода.

Вега попыталась отворить двери. Но ручек на них не было, а толкание ни к чему не привело.

– Что это? Какой-то памятник?

– Нет. Отойди.

Вега отступила. Ден, наоборот, подошел к дверям и оглянулся через плечо.

– Сейчас я их открою. Когда мы пойдем через них, я буду держать тебя за руку. Ни в коем случае не пытайся вырваться, иди прямо за мной. Если я тебя отпущу, назад ты уже не вернешься. Понятно?

Вега ничего толком не поняла, кроме того, что ей нельзя вырываться, но кивнула.

Ден правой рукой взял ее за запястье, стараясь не задеть бинты, а левой стал касаться то одного символа на двери, то другого. При каждом касании знаки тускло вспыхивали и тут же гасли. Через минуту, отведя своими чудесными створками ветви деревьев, двери отворились. Вега онемела от удивления.

Ден первым прошел внутрь и повел ее за собой. Двери за ними медленно закрылись.

Вокруг было темно. Что-то касалось Веги с обеих сторон. Прикосновения были ощутимыми, но не причиняли ей вреда – они соскальзывали по плотной ткани дождевика.

– Скоро станет светлее, – обнадежил Ден.

Действительно, спустя пару минут пространство наполнилось маленькими шариками света, из которых вырывались крошечные крылья. Махая ими, шарики подлетали поближе к Веге и Дену, словно интересовались, кто зашел к ним в гости.

– Что это такое? – спросила Вега.

– Светыльки. Не отмахивайся от них, они безобидные.

В свете необычных созданий Вега разглядела множество колючих растений, похожих на терновник. Они непролазными стенами тянулись справа и слева, и это их иглы скользили по дождевику. Не накинь она его, колючки наверняка бы расцарапали ее в кровь.

Через некоторое время сквозь ветви стало сочиться слабое свечение и, иногда, разноцветное мерцание.

Вега старалась не замедлять шага, но все же любопытство заставило ее несколько раз приостановиться и заглянуть в просветы между колючими ветвями. Она с трудом сдерживала изумленные восклицания. За колючками виднелись проходы, за каждым из которых открывалось что-то новое. В одном, слева, Вега увидела звездное небо, в другом, справа – темные громады домов, в третьем – широкую тропу, за четвертым бушевало самое настоящее море. Кроме того, Вега увидела, что дальше тянется что-то вроде лабиринта, и там наверняка было еще больше проходов. Но куда они вели и как оказались за красивыми дверьми, поставленными прямо у скалы?

Наконец Ден свернул. Колючие ветви, как по волшебству, услужливо раздвинулись перед ним. Ведя за собой Вегу, он миновал проем, через который едва виднелся переливающийся сиреневый круг на темно-красном небе, повернул направо, потом налево и снова направо. Ветви терновника приподнялись, открывая низкий проход, над которым было написано: «Лурана».

– Лурана? – тихо спросила Вега. – Что это?

Ден не ответил, нагнулся и первым шагнул в проем. Вега волей-неволей последовала за ним.

Они оказались в очень странном месте, если вообще могло существовать что-то страннее, чем тернистый путь, по которому они шли. Под ногами у Веги была неровная серая поверхность, над головой чернело небо, полное звезд. Что куда удивительнее, на нем легко различалось несколько крупных планет, зависших в недоступной космической дали.

Подобие дороги, выложенное обломками камней, вело к темным башням, скопом выстроенным за полуразрушенной оградой. Недалеко от этой стены, напоминающей упавший с неба полумесяц, замер человеческий силуэт, слишком яркий и неестественно белый для этого таинственного, но удручающе серого пейзажа. Он как будто светился сам по себе.

Ден отпустил Вегу и уверенно пошел прямо к нему. Вега не отставала.

Услышав их шаги, человек обернулся. У Веги предательски дрогнуло сердце, ей стало трудно дышать.

Он был примерно одного роста с Деном, но длинные волосы были белы как снег и мерцали в темноте, подобно хвосту кометы. Льдистые сине-голубые глаза смотрели мягко, улыбка оживляла и красила мертвенно-бледное лицо. Одежда на нем как нельзя лучше подходила необычной, почти неземной внешности: с плеч спадала ослепительно-белая накидка, из-под которой виднелась голубая туника, ноги почти до колен обвивали ремешки сандалий. Вега видела такие на картинках в учебниках по истории, у римских солдат. Но солдатом юноша наверняка не был, потому что никакого оружия не имел – в руках он держал простой деревянный посох, вокруг которого вилась колючая ветвь.

Веге стало стыдно за свой потертый дождевик, опаленные волосы и измученное болью лицо. Кем бы ни был этот парень, ей бы хотелось предстать перед ним в более презентабельном виде.

Но чувство достоинства у Веги все же осталось. Она разозлилась на себя за испытанный восторг и постаралась как можно суше спросить:

– Кто ты такой?

– Мое имя Де-Кайтос, – представился он. – Но Денеб, видимо, считает его слишком длинным, потому что зовет меня Кайтом; зови и ты, если хочешь.

Ден нетерпеливо закончил процесс знакомства:

– Это Вега. Посмотри, можешь помочь? Покажи свои руки, – обратился он к Веге.

Растерянная Вега послушно вытянула руки вперед. Ей совсем не хотелось, чтобы он видел еще и это уродство, но выбора не было.

Ден помог снять бинты, и Кайт, взяв ее руки в свои, склонился над ними. Ладони у него были ледяными, но внутри у Веги все бушевало огнем, так, что и боль уже не казалась такой страшной. «Да что со мной творится?» – с досадой подумала она.

– Должно быть, ужасно больно, – Кайт выпрямился и сочувственно улыбнулся ей.

– Д-да, – пробормотала Вега. Отрицать было бы глупо – ведь у нее все наверняка написано на лице.

– Ты можешь что-нибудь сделать? – спросил Ден.

– Могу. Но сначала нужно убрать боль.

Он снова наклонился и легонько коснулся губами сначала одной руки, потом другой. Вега при этом едва не упала в обморок, и отнюдь не потому, что по пальцам пополз обжигающий холод, убравший не только боль, но и способность осязать что-либо.

Несмотря на это пугающее ощущение, в голову Веги пришла дурацкая мысль, что с ней станет, если Кайт поцелует ее в губы. Она тут же обругала себя за нее.

Кайт тем временем извлек из-под накидки небольшой мешочек и развязал серебристую тесемку. Он заглянул внутрь, озадаченно нахмурился и сказал Дену:

– Придется использовать все. Помоги Веге держать руки вместе, нам нельзя просыпать ни пылинки.

Ден зачем-то обмотал свои руки краем плаща и только после этого исполнил просьбу. Кайт перевернул мешочек над ладонями Веги, сложенными лодочкой. На них звездопадом просыпалось что-то блестящее. Вега ничего не почувствовала. Сверкающий ливень словно исчез, не долетев до ее рук.

Но на самом деле это было не так. Множество пылинок мгновенно прошли сквозь кожу Веги и воспламенили ее кровь. Она как будто закипела в жилах. Страшные полосы на руках начали бледнеть, царапины постепенно исчезли, опухоли спали.

Пораженная Вега сжала и разжала пальцы. Ее руки снова стали такими, как прежде. Она могла осязать, но боли не ощущала. Впервые за долгое время Вега смогла расслабиться, снова почувствовать себя самой собой и четко разглядеть и понять мир вокруг.

– Совсем другой вид, – усмехнулся Ден.

– Да, – Вега улыбнулась. – Спасибо. Но как тебе удалось? Что это было? Кто ты такой? И ты? – повернулась она к Дену. – Где мы вообще?

Ден и Кайт рассмеялись.

– Вот что значит отсутствие боли, – сказал Ден. – В Терностаре она спросила только кто такие светыльки и что такое Лурана.

– Давайте присядем, – предложил Кайт. – Разговор будет долгим. Идите за мной.

Он повел Вегу и Дена к полуразрушенной ограде, переступил через обломки и зашел в первую башню. Внутри было так же серо и пусто, как и снаружи, зато имелся стол и стоящие около него две каменные скамьи. Вега и Ден уселись на одну, Кайт сел напротив, положив рядом свой посох.

Вега внимательно огляделась, наслаждаясь вновь обретенной способностью четко видеть и понимать, не отвлекаясь на боль. Было похоже, что когда-то здесь жили люди, но давным-давно покинули это место. Все покрывала серая пыль, стены и остатки мебели оплели сухие голые ветви.

– С чего бы начать? – Кайт вопросительно посмотрел на Дена.

– Начни с себя самого, а то она никак не прекратит тобой любоваться.

– Эй! – Вега, и впрямь снова уставившаяся на Кайта, возмущенно обернулась к Дену и с удивлением заметила, что он тоже стал другим. От мрачного спокойствия не осталось ни следа, он явно наслаждался обществом Кайта и с удовольствием подтрунивал над ним.

– Хорошо, – Кайт улыбнулся. – Хотя как раз это объяснить сложнее всего. Ведь если бы я спросил у вас, кто такие люди, вы бы вряд ли смогли рассказать в нескольких словах.

– Но ты ведь тоже человек? – спросила Вега.

– Таких, как я, называют звездными служителями. Мы следим, чтобы в межзвездном пространстве и в разных мирах все было в порядке. Сейчас я – светоносец. Это что-то вроде звания, которое определяет способности и возможности.

– Светоносец? – переспросила Вега.

– Да. Это значит, что я могу управлять светом.

– Гм-м, – промычала Вега. – А что в… Э-э… Межзвездном пространстве может быть не в порядке?

– Вот об этом я и хочу с тобой поговорить. Но сперва объясню, где ты находишься и как сюда попала. Это, – Кайт сделал широкий жест, – Лурана. Она похожа на вашу Луну, но здесь когда-то жили люди. Сейчас Лурана по сути мертва. Мы с Денебом столкнулись здесь случайно и сделали ее местом наших встреч.

– Так мы на другой планете?

– Могла бы и догадаться по небу, – сказал Ден.

– Мне, знаешь ли, было как-то не до того, – огрызнулась Вега. – Ну и как мы тут оказались?

– Вы прошли по Терностару, – объяснил Кайт. – Это коридор, который ведет через пространство. В него сложно попасть и еще сложнее ориентироваться в нем, но у Денеба есть такая способность.

– Надо же, – пробормотала Вега и повернулась к Дену. – И в Полумесяце об этом не знают?

– Если бы знали, вряд ли бы я сидел сейчас здесь.

– Это верно, – Кайт печально кивнул. – Если в Полумесяце узнают о Терностаре, все станет еще хуже.

– Я не понимаю… Что плохого? Мы вроде справляемся. Полумесяц справляется, – скрепя сердце, поправилась Вега. – Ни один из Падающих не достиг земли.

– Говори все как есть, – попросил Ден Кайта. – Вега не из тех, кто будет хвататься за голову и кричать, что это неправда.

Вега была польщена неожиданным комплиментом, но то, что сказал Кайт, впервые в жизни вызвало у нее именно такое желание.

– Хорошо… Видишь ли, Вега, Евгения сказала тебе и другим астрантам много неправды. Она внушила вам, что Падающие представляют собой опасность, но это совсем не так. Она убедила вас, что космос жесток, холоден и бездушен, но все совсем наоборот. Но самая страшная ложь, которой вас забросали – это ложь о ваших родителях.

– Моих родителях? – Вега вздрогнула. Она старалась не думать о них – ей не хотелось представлять, как они молились на звезды и проводили глупые и страшные ритуалы.

– Всех, кто состоял в Короне Астралиса. Тебе сказали, что это было за общество?

– Ну, это все знают, – нехотя проговорила Вега. – Они думали, что звезды – это боги или что-то вроде того. Поклонялись им и приносили жертвы.

– Это не так, – резко возразил Ден.

– Да, это не так, – подтвердил Кайт. – Люди из Короны Астралиса изучали Вселенную. Они собрались в Стожарске, чтобы исследовать то, что вы называете метеоритными дождями. Они наблюдали за ними и вскоре обнаружили всплески необычной силы, приходящие извне. Они стали изучать ее и узнали правду, в которую долго не могли поверить. Они выяснили, что то, что они часто принимали за метеоры – это Странники. И они – живые.

– Живые? В смысле?

– Почти все во Вселенной живое, ее наполняет особая Энергия. Странники, которых вы называете Падающими, несут в себе часть этой Энергии. Как и звездную пыль, из которой они состоят.

Кайт помолчал, видя, что Веге тяжело переварить эту информацию, затем продолжил:

– Все в мире создано из звездной пыли. Ваша планета. Деревья и животные. Вы сами. Благодаря Энергии она меняет свои обличия снова и снова. Мы не можем знать; возможно, когда-то мы были Солнцами, дающими жизнь другим планетам, – Кайт улыбнулся, и Вега, завороженная его улыбкой, вполне поверила, что так оно и было. – Но в Странниках Энергия течет совершенно особым образом. Люди из Короны Астралиса поняли это и стали относиться к ним с большим почтением. Они, конечно, не поклонялись им, и не приносили им жертв, просто проявляли гостеприимство и пытались глубже проникнуть в тайны Вселенной. Во многом им это удалось. Скажи, Вега, ведь последний Странник чем-то отличался от прочих?

– Ну… Да, – призналась Вега. – Обычно из света показывалось что-то вроде щупалец или нитей, а в этот раз мне показалось… Что я видела руку… Человеческую.

– Странники меняют свою форму, когда достигают земли. Они принимают облик светового потока только когда путешествуют. Некоторые из них выглядят необычно, другие похожи на нас. Люди из Короны Астралиса встретили нескольких таких – тех, кого вы называете Блуждающими – и узнали от них много вещей. О звездных служителях, сефилортах и теневых королях – много, много разных вещей.

Кайт вздохнул и задумчиво провел рукой по каменной столешнице. Рассказ наводил на него печаль.

– К сожалению, когда власти вашего города узнали, что представляет собой звездная пыль и как ее можно преобразовать с помощью Энергии, они решили использовать это для своих целей. Но Корона Астралиса была единогласно против. Они, наоборот, хотели рассказать обо всем миру и сделать так, чтобы Земля всегда была открыта для чудес, наполняющих Вселенную. И тогда их убили. Убили всех – оставили только детей. И придумали для вас страшную сказку… Которая заодно объяснила, как вредно интересоваться космосом и звездами, которые суть не более чем бездушные вещества.

Пока он говорил, Вега обдумывала услышанное и чувствовала нарастающий ужас.

– Но… Подожди… – пролепетала она. – Ты хочешь сказать, что те Падающие… Странники… Мы убивали что-то… Кого-то?..

Для нее Падающие всегда были чем-то враждебным и не совсем разумным. Непонятные твари, если и способные мыслить, то разве что об уничтожении Земли – так их представила Евгения. И вот теперь Кайт говорил о них, как о дорогих гостях, разумных и никому не причиняющих вреда.

– Не совсем, – мягко проговорил Кайт. – Они, конечно, разумны, но вы их не убили. Вы забрали у них большую часть звездной пыли, а оставшейся части хватило только на то, чтобы быть светом. Ты спрашивала у Денеба, кто такие светыльки…

– Это то, что осталось от Странников, – сказал Ден. – Они все еще живые. Многих я увел в Терностар, из него они могут выбрать любое место, по своему усмотрению. Но пока они почему-то не хотят никуда уходить.

– Подождите! – Вега затрясла головой. – Я не понимаю. Если они на самом деле не нападают на нас, зачем Евгении и тому, другому, их разбивать?

– Другого зовут Ильгекарт, – сказал Ден. – Очень странно, что ты этого не знаешь.

– Они собирают звездную пыль. Из-за природы Странников куда легче забрать ее у них, чем, например, вытянуть из воздуха. Цели у Евгении и Ильгекарта разные, хотя и одинаково плохи и губительны. Евгения одержима своими исследованиями, а Ильгекарт, полагаю, намерен с помощью звездной пыли вернуть то, что когда-то утратил.

– Но это еще не самое страшное, – вставил Ден. – Ну, то есть, – поправился он, поймав на себе укоризненный взгляд Кайта, – пока они этого не достигли… Знаешь, почему они натравляют на Странников именно астрантов?

– Евгения говорила, что только мы можем обращаться с оружием…

– Да брось! – Ден презрительно фыркнул. – Любой может взяться за ваше оружие! Ну, почти. Все потому, что у астрантов иммунитет к излучению, которое появляется, когда вы разбиваете Странников. Оно не причиняет нам вреда! А для обычных людей оно смертельно. Как думаешь, откуда взялась волновая болезнь?

Вегу словно окатило холодным душем.

– Ты хочешь сказать…

– Я хочу сказать, что в тот момент, когда вы разбиваете Странников, большая часть излучения достается вам. А остальная ее часть рассеивается по городу, и люди болеют и умирают.

Вега низко опустила голову. Она не могла поверить в услышанное. Перед глазами возникло лицо Темы. Недавно она мнила себя спасительницей человечества, но оказалось, что она не защищала людей, а несла им смерть.

Вега почувствовала холод и подняла голову. Кайт легонько коснулся пальцами ее руки.

– Ты не виновата, – сказал он ласково. – Виноваты те, кто заставил тебя это делать.

– Но ведь тогда… – Вега в волнении вскочила на ноги. – Надо рассказать Нату и Алу…

Ден и Кайт переглянулись.

– Нат тебе не поверит, – сказал Ден. – Он о тебе сейчас, гм, не лучшего мнения.

– А юный Альтаир, полагаю, в общих чертах понимает, что делает, – вздохнул Кайт. – Ильгекарт не похож на Евгению. Он предпочитает говорить правду и сулить при этом горы сокровищ.

– Но нельзя же это так оставить! – вспылила Вега. – Надо убедить их силой, раз иначе никак…

– Да успокойся ты, – сказал Ден.

– Верно, – согласился Кайт. – Понимаю, для тебя это все прозвучало дико. Но дорогу осилит идущий. Надо действовать постепенно. И именно ты можешь кое-что сделать.

– Что?

– Боюсь, тебя это шокирует еще сильнее, чем все остальное.

– Говори, – велела Вега. В ней бушевало желание предпринять хоть что-нибудь, чтобы исправить нанесенный вред.

– Ты ведь не знаешь, что с тобой случилось? – Кайт кивнул на ее руки.

Вега помотала головой.

– Обычно, когда вы разбиваете Странников, звездная пыль остается в вашем оружии – оно специально сделано таким образом, чтобы втягивать ее в себя. Потом Евгения и Ильгекарт извлекают ее и снова возвращают оружие вам. Но на этот раз все случилось иначе. И Странник, и твой меч рассыпались в пыль. Но Странник не погиб. Ты же видела? Я бросил на твои руки звездную пыль, она впиталась в них и помогла твоему телу примириться с тем, что произошло.

– Что произошло?.. – со страхом спросила Вега.

– Странник не погиб и не достиг земли, Вега. Он внутри тебя.


Глава пятая, из которой становится ясно, что найти Терностар не так просто


Когда Вега и Ден вышли из дверей Терностара, небо уже начало светлеть.

– Мы вроде были там не очень долго, – сказала Вега, отпуская край плаща Дена, за который держалась по его указанию. – Время течет по-разному?

– Честно говоря, не знаю. Скорее всего, время на Луране такое же, как у нас. А вот в Терностаре всегда по-разному. Когда я возвращаюсь, иногда оказывается, что прошел всего час, иногда все десять. Бывает, что не проходит нисколько.

– Понятно. Не боишься, что однажды выйдешь – и прошло лет двадцать?

– Ну, это вряд ли, – Ден слабо усмехнулся. – Как-то меня не было целый день, родители чуть с ума не сошли. Но так случилось всего один раз.

– А как ты вообще нашел эти двери и Кайта? Когда?

– Потом расскажу, сегодня ты и так услышала слишком много.

– В школе?

Как Вега ни пыталась придать своему голосу равнодушие, в нем все равно прозвучала надежда. Ден посмотрел на нее с некоторым сомнением и медленно проговорил:

– Нет, не в школе, – Веге удалось скрыть разочарование, но он добавил: – Не хочу, чтобы нас там видели вместе. Но мы можем снова пойти ко мне после уроков.

Вега кивнула. Они молча двинулись в обратный путь.

У дома Дена она остановилась и, нерешительно сказав «спасибо», протянула ему руку. Но Ден не пожал ее.

– Это ответ, почему я не в Полумесяце, – сказал он. – Я не могу прикасаться ни к чему с большой концентрацией звездной пыли. Как, например, в вашем оружии, или твоих руках… Особенно после того, как Кайт сыпанул на них столько пыли.

– Но почему? И что будет, если коснешься?

Ден дотронулся до ее ладони. Послышался глухой щелчок; их руки развела маленькая вспышка. Веге показалось, что ее ударило статическим электричеством, как бывает, когда потрешься обо что-нибудь шерстяное, но Ден отдернул руку куда резче, чем она.

– Тебе больно?

– Терпимо, – Ден сжал и разжал пальцы. – Но и желания повторить особо нет. Ладно, до завтра.

Он пошел к своему подъезду. Вега посмотрела ему вслед, потом, когда он уже скрылся за дверьми, побежала к себе.

Ей удалось вернуться незамеченной – Алена не стала закрывать дверь на замок. Вега вошла в квартиру и неслышно прокралась в комнату. Все спали.

Вега села на матрас и посмотрела на свои руки. Кайт объяснил ей: потребуется время, чтобы Странник проявил себя, и тогда они уже смогут разобраться, как воспользоваться его помощью. Вега пыталась найти признаки того, что в ней поселилось нечто постороннее, но ничего толком не чувствовала.

В другом углу комнаты заплакал Тема. Вега в бессилии стиснула зубы. Теперь плач не раздражал ее, а вызывал чудовищное нытье в душе. Слова Кайта о том, что она не виновата, не слишком утешали.

Грустные мысли смешались с воспоминаниями о Кайте и его леденяще-теплых прикосновениях, и вместе с ними Вега провалилась в сон.

Она проснулась всего через пару часов от холода. Пошарила рукой в поисках одеяла, но вспомнила, что отдала его. Должно быть, она мучилась не только болью, но и лихорадкой, поэтому ей казалось, что в комнате жарко. На самом же деле в ней было прохладно.

Спать больше не хотелось. Ночная прогулка с Деном показалась сновидением, и как Вега ни пыталась отогнать от себя воспоминания о ней, она не смогла подавить искушение еще раз наведаться к дверям Терностара. Перспектива новой встречи с Кайтом была куда приятнее, чем многочасовое сидение на уроках.

Вега быстро привела себя в порядок. Уже перед самым уходом она что-то вспомнила и, открыв первую попавшуюся сумку, стала копаться в ней. Вещи, большинство которых было подарено Викторией и Константином, вызывали тупую боль в груди, но Вега продолжала целеустремленно искать. Неожиданно ее пальцы скользнули по пластику. Удивленная Вега вытащила со дна сумки небольшую коробку. Такие обычно переходили от одних опекунов к другим. Вега полагала, что в ней документы или еще какая-нибудь ерунда. Было странно обнаружить это здесь.

Вега запихала коробку под матрас, чтобы разобраться с этим позже, и перешла к другой сумке. Там она нашла то, что искала – перчатки из тонкой черной ткани. Кончики пальцев у них были открытыми. Раньше Вега носила их, чтобы придать крутости своему виду, но теперь они пригодились для более полезного дела. В них, подумала она, никто не заметит молниеносного исцеления ее рук, а Дену – Вега усмехнулась – больше не удастся отвертеться от рукопожатия.

Она взялась за ручку двери, когда услышала тихий, едва слышный голос:

– Привет. Ты кто?

Вега сперва подумала, что ей показалось. Потом она обернулась и увидела: Тема не спит. Его круглое лицо было серым от боли, глаза – влажными, но он не плакал. Вега впервые увидела мальчика в сознании. Она почувствовала себя неловко, и все же отошла от двери и присела рядом с постелью.

– Привет. Я Вега.

– А я Артем. Это тебе я мешал спать?

Его голос прозвучал виновато. Вега еще сильнее смутилась.

– Я не знала, что ты болеешь.

– Я обычно не реву, – сказал Тема. – Только когда сплю. Тогда это само собой. А так я умею терпеть, – с гордостью проговорил он. – Просто сейчас я сплю много. По-другому не получается.

– Ну… Молодец, – пробормотала Вега.

Тема смотрел на нее огромными карими глазами, и ей стало совсем паршиво. Вега не припоминала, чтобы когда-нибудь ей было так стыдно. Она возомнила себя невесть какой страдалицей и огрызалась на всех и вся, а умирающий мальчик, вдобавок к своей страшной беде, чувствовал себя виноватым из-за нее.

– Я видел, ты что-то спрятала под матрас, – сказал он.

– Да, это мой секрет. Никому не говори, ладно?

– Ладно. Мы все что-то прячем. Знаешь, что у Саши? – прошептал он. – Скрипка!

– Правда? – удивилась Вега и заметила: – Не больно-то ты умеешь хранить секреты.

– Ну это не совсем секрет. Галина не разрешает Саше играть дома. И Саша немного боится, что она отберет скрипку, поэтому прячет.

Вега растерянно посмотрела в другой угол, где спала Саша. Она бы в жизни не догадалась, что делит комнату со скрипачкой.

– Слушай, мне пора идти. Съешь за меня мой завтрак, ладно? И обед. Я приду поздно.

– Ты же будешь голодная, – лицо Темы приняло строгое выражение, совсем как у взрослого.

Веге стало смешно.

– Я поем в школе, – сказала она. – Хоть какая-нибудь от нее будет польза.

Тема улыбнулся. Вега попрощалась с ним, крадучись добралась до входной двери и вышла из квартиры.

Времени до начала уроков оставалось немного, и Вега неслась по улицам как ветер. После разговора с Темой ей пришла в голову мысль, которая с новой силой воспламенила желание увидеть Кайта. И хотя Вега помнила, что в Терностаре легко заблудиться, и понимала, что вряд ли у нее получится открыть его самостоятельно, она должна была хотя бы попытаться.

При свете солнца все выглядело немного иным, но Вега легко нашла тропу, по которой ее вел Ден, и стала быстро продвигаться по ней.

Это заняло у нее много времени. Дорога оказалась коварной и обманывала на каждой развилке. Вега готова была отчаяться и признать – она заблудилась до такой степени, что сложно будет найти путь обратно, не говоря уже о дверях Терностара. Но в тот момент, когда она растерянно озиралась по сторонам, взгляд приметил в ветвях колючего куста маленький огонек.

Вега подошла поближе, чтобы рассмотреть его. Из-под веток выпорхнул крылатый шарик и остановился прямо перед ее носом. Вега от неожиданности отшатнулась, споткнулась о камень и плюхнулась на землю. Шарик заметался перед ней из стороны в сторону, словно смеялся над ее неудачей.

– Как там тебя?.. Ах да, светылек, – сказала Вега. – Ну ладно, после того, что я с вами сделала, имеешь право.

Она поднялась на ноги и отряхнула джинсы. Светылек еще немного помельтешил перед ней, затем, неспешно махая крылышками, поплыл вперед. Потом остановился и завис на месте.

Вега сделала шаг к нему. Светылек полетел дальше. Если это был один из разбитых Странников, то в его планах наверняка было подвести ее к какой-нибудь пропасти. Но все же Вега пошла за ним.

К ее удивлению, светылек вывел прямиком на знакомое место, к выступу, с которого она увидела ночью Ната и Ала. Вега хотела поблагодарить светылька, хотя и не была уверена, что он ее понимает, но тот куда-то исчез.

Она уверенно зашагала к Терностару и вскоре вышла на поляну. Бросилась к той самой скале и замерла.

Никаких дверей не было. За деревьями виднелся обыкновенный серый камень.

Подрагивая от усталости и нетерпения, Вега принялась разводить ветви деревьев в сторону. Она обшарила каменную поверхность снизу доверху, докуда смогла дотянуться, и в бессилии опустилась на траву.

Не могло же ей все присниться! Ведь ее руки в порядке. Да и светылек был тут. Что, если двери в Терностар исчезли навсегда, и теперь она уже никогда не встретится с Кайтом?

Но долго предаваться отчаянию было не в характере Веги. Через пять минут она встала и двинулась в обратный путь. Может, двери и исчезли, но Ден никуда не делся, и он наверняка мог что-нибудь предположить по этому поводу.


Глава шестая, о сложностях потоковой физики и особенностях астрономии


Вега опоздала на урок потоковой физики, с бесстрастным лицом выслушала гневную отповедь учителя и под злорадные смешки одноклассников села на свое место. Кто-то запустил в нее комком бумаги, но учитель потребовал тишины, и вскоре все сосредоточились на занятиях. Ну или почти все.

– Когда вы рассчитываете радиус излучения, – объяснял Василий Иванович, – вы должны представить данные в виде уравнения, где имеющиеся величины будут обозначены…

Все это казалось слишком мутным для Веги, и не для нее одной. Потоковая физика была сложнейшим предметом. Те немногие, кто по ней успевал, после школы сразу отправлялись на специализированное обучение, а потом – в Блок, на самую престижную работу в городе, о которой не было известно ничего, кроме того, что за нее платят бешеные деньги. Но таких счастливчиков находилось немного. Даже самые способные ученики, такие, как Нат, едва добивались четверки.

Не рассчитывая понять хоть что-нибудь, Вега передвинулась поближе к окну и услышала за спиной тихий голос Кирилла Иваева. Он говорил кому-то:

– Сонька дело говорит. В других городах никто эту чухню не изучает. Я связался с одним, он в Москве живет… Они никогда не слышали ни о поточке этой идиотской, ни о систематике, ни о конструировании. У них там обычная физика, алгебра, химия.

– Врешь! – шепотом ответил его сосед справа. – Как ты с Москвой связался, интересно знать?

– Зуб даю, не вру. Нашел программу в интернете, которую еще не заблокировали. И этот парень подтвердил, что в началке никто не учит астрономию. А позже зубрят ее серьезно. И даже за небом наблюдают. На внеклассных работах.

– Ну и подвинутся когда-нибудь. Надо это, извлекать уроки из истории.

– А по-моему, нас просто дурят.

– Прекратить разговоры! – скомандовал учитель.

– Василий Иванович! – Кирилл поднял руку. – Я тут ничего не понимаю.

Класс согласно зашумел.

– Ладно, я начну объяснять сначала, – ответил Василий Иванович с раздражением. – Хоть ты, Маритова, поняла?

Отличница Соня сказала с некоторым смущением:

– Первую часть да, а вот как получать исходные данные, мне непонятно. Мы же опираемся на несколько параметров, а определить можем только два, этого мало…

– Сейчас пройдем еще раз, – вздохнул Василий Иванович. – Постарайтесь быть внимательнее.

– Да тут будь не будь, – сказал Кирилл, – все равно чертовщина выходит.

– Иваев!

– Нет, Василий Иванович, вы скажите! Хоть кто-нибудь по вашему предмету идет на четверку? Ну хоть в каком-нибудь классе? Мы-то ведь не самые способные.

– Говори за себя! – раздалось несколько голосов, впрочем, не слишком уверенных.

– Я слышала, Нат Рестов из девятого идет на четверку.

– А-а, жених Костровой…

– Бывший!

Вега сжала кулаки, готовая покарать всех подавших голос. Но прежде чем она успела выйти из себя, Василий Иванович сухо ответил:

– Несколько человек идут на четверку. А один ученик – на пятерку. Так что нечего жаловаться, главное – старание. Итак, расчет исходных величин…

Класс, не успев прийти в себя от изумления, вынужден был снова попытаться вникнуть в формулы. Вега представила, как взбесится Нат, если узнает. Ему жизненно необходимо было всегда и во всем быть лучшим, и вот кто-то обскакал его по потоковой физике. Или он сам успел подтянуться по этому предмету?

Вега удивилась: мысль о Нате возникла в ее голове неохотно, и она поняла, что не хочет думать о нем. Боли от потери товарища почти не осталось – чего он стоил, если отвернулся от нее, даже не выслушав, не попытавшись понять? Может, она и не была влюблена в него, просто наслаждалась тем, что ходит под руку с самым красивым парнем в школе. Веге стало противно от самой себя.

Как только прозвенел звонок, она вышла в коридор и направилась к лестнице, чтобы спуститься на первый этаж. Путь лежал мимо крыла начальной школы, и там Вега случайно зацепилась взглядом за знакомое лицо. Саша стояла у подоконника, рядом полукругом толклись еще три девочки. Одна довольно резко дернула Сашу за волосы, две другие рассмеялись. Саша неуверенно замахнулась, но вызвала только новый взрыв смеха. Другая девочка вырвала у нее из рук футляр со скрипкой. Саша потянулась за ним и уронила сумку с учебниками. Книги и тетради высыпались на пол. Девчонки снова захохотали.

Вега хотела пойти своей дорогой, однако неизвестно откуда взявшийся внутренний голос потребовал подойти и разобраться. Вега напомнила себе, что если в случае с Темой еще можно поспорить, то уж перед Сашей она ни в чем не виновата и ничего ей не должна. Голос строго заметил, что это не имеет значения, любой достоин безвозмездной помощи. Вега проворчала про себя, что ей никто никогда не помогал, но все же подошла к маленьким хулиганкам.

– Что, нравится доставать других? – с этими словами Вега вырвала скрипку у девчонки и ей же замахнулась на нее. Вся троица шарахнулась назад. – Еще раз – я вам такую жизнь устрою, будете бояться в школу ходить.

– Больно мы вас боимся, приемышей! – несмело огрызнулась та, что дергала Сашу за волосы.

– Ах вот как! – пропела Вега и сделала шаг к ней. Девчонка отступила подальше. – Заруби на носу – приемышам терять нечего, мне так особенно. Поэтому могу такое вам устроить – и в страшном сне не привидится.

Маленькие хулиганки, не сговариваясь, повернулись, отошли с гордым видом, а потом испуганно припустили в кабинет.

– На, – Вега протянула скрипку Саше.

Та взяла, посмотрела на Вегу исподлобья и ничего не сказала.

Вега пробормотала себе под нос что-то неразборчивое, наклонилась к книгам Саши и стала собирать их. Смутно знакомая обложка заставила ее замереть. Это был учебник по астрономии.

– Спасибо, – сказала Саша. – Мне надо идти…

– Ладно, – Вега сунула в ее сумку собранные книги и тетради и показала учебник, который оставила у себя в руках: – Я возьму ненадолго?

– Может, дома?.. У меня астрономия четвертым уроком.

– Я на следующей перемене верну, – пообещала Вега.

Саша кивнула и отправилась в класс. Вега спрятала учебник в свою сумку и поспешила совсем не туда, куда планировала на уроке потоковой физики. Вместо медкабинета она поднялась на последний, четвертый этаж, где проходили только уроки музыки. Сейчас там было пусто. Вега зашла в туалет, заперлась в самой последней кабинке и достала учебник.

В начальной школе Вега всячески избегала астрономии, потому что она неизбежно напоминала ей о родителях – история секты была краеугольным камнем этого предмета. Мало приятного в том, чтобы выслушивать, какими глупыми и опасными они были.

Теперь Веге, вооруженной новыми знаниями, стало интересно, что конкретно указано в учебнике, который детей заставляют зубрить чуть ли не наизусть: невозможно было перейти в среднюю школу, не ответив правильно как минимум на восемьдесят из ста вопросов по астрономии, что подогревало ненависти к этому предмету. «Как наверняка и было задумано», – с усмешкой подумала Вега.

Она без труда нашла нужный параграф («Поклонение звездам») и прочитала:


«Поклонение звездам было известно с древних времен. Можно подумать, что в нашу эпоху научного прогресса подобные вещи невозможны, однако пример Короны Астралиса наглядно показывает, что это не так. Даже высокотехнологичные исследования космоса способствуют помутнению разума.

Как вам известно из курса истории, в Стожарске собралась научная группа из более чем сорока человек. Их целью было наблюдение за метеоритными дождями. Для этого была построена специальная станция, оснащенная новейшим оборудованием. Спустя год группа неожиданно объявила о своем новом названии (Корона Астралиса) и под предлогом дальнейших астрономических исследований стала привлекать к себе новых членов. Общество стало закрытым. Правительственные структуры выяснили, что, опираясь частично на ложные данные, частично на собственные фантазии, сектанты объявили звезды живыми существами. Они поклонялись им, считая богами. Рождавшихся детей стали называть в честь звезд. Уважая свободу верований, правительство не сочло нужным вмешиваться.

Позже стало известно о вспышке болезни, распространившейся исключительно среди членов секты. Губернатор города организовал медицинскую миссию, однако сектанты не допустили врачей к себе. Вскоре сбежавший из секты человек сообщил, что в Короне Астралиса совершаются человеческие жертвоприношения. Губернатор отдал приказ идти на штурм. На территории секты правоохранительными органами было обнаружено тело убитого ребенка. Члены секты при задержании оказали сопротивление и были уничтожены.

Таким образом, мы видим яркий пример опасности увлечения теми сферами науки, которые провоцируют больное воображение».


Уже давно прозвенел звонок, но Вега продолжала читать. Она ожидала увидеть нелепую сказку, а получила действительно жуткую историю, похожую на правду. И если это было жутко для нее, то что говорить о девятилетках?

Вега еще раз перечитала параграф. Многое в нем смущало. Если это все выдумка от и до, зачем такие подробности? Дети бы купились на страшилку и без них. Но текст в учебнике напоминал выдержку из газетной статьи. Какой-то сбежавший человек, убитый ребенок.

Вега спрятала учебник в сумку и отправилась на урок, пытаясь придумать какое-нибудь оправдание очередному опозданию. Проходя мимо кабинета потоковой физики, она случайно глянула в стеклянное окно на двери. У доски, исписанной формулами, мялся какой-то парень. Вега искренне ему посочувствовала.

Василий Иванович, как обычно раздраженный неспособностью учеников вникнуть в предмет, подошел к парте Ната. Нат отрицательно покачал головой. Учитель назвал чью-то фамилию. К доске вышел Ден.

Он небрежно стер последний ряд формулы, быстро начертал два новых и с ничего не выражающим лицом вернулся на свое место. Василий Иванович довольно кивнул и пустился в объяснения.

Вега тихо присвистнула и с любопытством посмотрела на Ната. Тот демонстративно делал вид, что его не интересует ничего, кроме собственных записей.

– Кострова! – вдруг раздалось на весь коридор.

Класс Ната оглянулся на этот крик Зои Владимировны. Вега покраснела до корней волос и под громовой хохот понеслась прочь и от кабинета, и от разгневанной классной.

На следующей перемене Вега занесла учебник Саше. Она хотела сразу уйти, но девочка ухватила ее за рукав.

– У тебя денег нет? – спросила она шепотом.

– Вымогают, что ли?

– Мы для Темки пытаемся собрать. Лекарство купить.

– М-м, – промычала Вега. У нее не было ни копейки. – И много нужно?

– Сорок три тысячи еще осталось.

Вега едва не схватилась за голову, но сдержалась и сказала:

– Может, что-нибудь придумаю.

Выдавив на лице обнадеживающую, как она надеялась, улыбку, Вега стремительно направилась в медкабинет.

– Полегче! – упрекнул Леонид, когда она с такой силой распахнула дверь, что та ударилась о косяк. – Я рад, что тебе лучше, но всему есть предел.

– Извините, – Вега прикрыла дверь со всей возможной аккуратностью. – Вы мне можете дать еще обезболивающего?

– Ни в коем случае, – отрезал Леонид. – Во-первых, я прекрасно вижу, что оно больше тебе не нужно. Во-вторых, я и так рискнул своей… карьерой, – он с усмешкой обвел взглядом скудно обставленный кабинет, – когда дал тебе его в прошлый раз.

– Это не для меня.

Вега коротко изложила ситуацию с Темой. Услышав о волновой болезни, Леонид нервно передернулся. Веге подумалось, что, может, кто-то из его родственников тоже болел.

– Ничего не выйдет, – сказал он. – Для таких больных делается особое лекарство. Обычное обезболивающее, даже самое сильное, не поможет.

– А вы не можете… Ну, это… – Вега не была уверена, как правильно сформулировать свою мысль, и ляпнула: – Стащить где-нибудь?

– Ну, ты даешь, – Леонид покачал головой, но без видимого осуждения. – Нет, не могу. Эти лекарства и легально-то получить сложно. Например, даже если бы у тебя в карманах нашлась пара-другая сотен тысяч, без кучи справок тебе никто ничего не даст. Справка, чтобы пройти на территорию завода, справка, что твоему подопечному нужны лекарства, справка, что ты его представитель, и так далее.

– А мелкая – ну, тоже у этой Галины живет – говорит, они деньги собирают. Зря, значит?

– Зря, пожалуй. Несовершеннолетним уж точно ничего не выдадут, даже со всеми справками мира.

– И что нам делать? – вспылила Вега. – Вы хоть представляете, как он мучается? У вас что, специально все так устроено, чтобы люди не только умирали, но еще и медленно?!

Леонид некоторое время думал, теребя серьги в ухе.

– Попробую поинтересоваться ситуацией, намекнуть кое-кому. Возможно, сдвинут с места вашу опекуншу.

Вега поблагодарила, хотя и не слишком поверила, что это что-нибудь даст. Выходя из медкабинета, она тщетно пыталась успокоиться. Город, к которому она всегда относилась вполне спокойно, а после вступления в Полумесяц – с любовью, вдруг превратился в дикое, нелюдимое место. Тюремная комната в квартире Галины, разве что больше размерами.

После уроков на выходе из школы Вега увидела Ала. Он шел с двумя приятелями, весело лепеча какую-то историю. Ребята слушали его с подобострастным видом, другие школьники, мимо которых лежал их путь, провожали любопытными, подозрительными и иногда чуть испуганными взглядами. Несколько лет назад погиб его приемный отец, и школа до сих пор шепталась о том, что Ал имеет к этому непосредственное отношение. Процветанию этого ужасного слуха немало способствовала реакция Ала: он и не думал ничего отрицать, и в ответ на намеки загадочно молчал, расплываясь в зловещей улыбке.

Но Вегу было не запугать этими россказнями. Ал был младше нее на год и она отлично его знала, а потому нагнала и схватила за рюкзак.

– Эй! – он чуть не упал. – А, сестренка. Как дела? Поправилась?

– Я тебе не сестра. Пошли, отойдем.

– Ладно. Ребята, я скоро. Объясню только, что не могу заменить ей Ната.

Его приятели захохотали. Вега замахнулась на них и потащила Ала в сторону.

– Ну, чего тебе? – спросил он, когда они отошли. – Неужели Нат пожаловался, что я его вчера наголову разбил?

– Если ты и разбил что-то наголову, то не его. Тебе ваш главный вообще сказал, кто такие Падающие и зачем их разбивать?

Ал слегка нахмурился. Глаза у него были необыкновенно светлые, и с каждым месяцем как будто светлели все больше.

– Ты головой повредилась, что ли? Стал бы я этим заниматься, если бы не знал, что и зачем. Между прочим, я как-то раз обжегся об одного так, что месяц писать не мог, помнишь? Продолжать в том же духе веселья ради? Делать мне больше нечего.

– То есть ты знаешь, что они на нас не нападают?

– Нападают – не нападают… – Ал хмыкнул. – Главное – собрать звездную пыль. Моему боссу она позарез нужна.

– А тебе-то это зачем? – не понимала Вега.

– Он мне нравится, – доверительно сообщил Ал. – Будет здорово, если он захватит всю Вселенную. Из него король будет вот какой!

– Тот, кто убивает живых существ, никогда не будет хорошим королем.

– Вырасти, Кострова! – Ал закатил глаза. – Заговорила тут… Чего ты только сейчас подняла эту тему, а? Сама-то скольких поразбивала? А как выперли из Полумесяца – сразу принципы появились, они же не нападают, ну конечно… Зависть это – вот что.

Он фыркнул, повернулся и ушел. Вега осталась стоять на месте. Ее трясло от злости. Не верилось, что она была такой дурой и слепо верила историям Евгении, не задавая ни единого вопроса.

За углом школы Вегу поджидал Ден. Она первым делом сообщила ему о том, что дверей в скале больше нет.

Ден покосился на нее с недоверием.

– Не может быть, – сказал он. – Конечно, они на месте. Зачем ты вообще туда пошла?

– Не знаю. Тянуло. Но серьезно говорю, их там нет.

– Есть.

– Пойдем посмотрим. А если есть, можем сразу туда. Как там его? В Терностар.

Ден со вздохом покачал головой.

– Что ты там забыла?

– Как это? – возмутилась Вега. – А Кайт?

– Ты что, думаешь, он днюет и ночует на Луране, ждет не дождется, когда мы явимся? – Ден усмехнулся. – У него, между прочим, свои дела есть, и уж всяко поважнее, чем наши. Следующая наша встреча через несколько дней.

– Но мне надо с ним поговорить!

– Что, Странник проснулся? – Ден посмотрел на нее с любопытством.

Вега испытала огромный соблазн соврать, но внутренний голос снова запел нравоучительную песню и велел сказать правду.

– Нет, – буркнула она. – Просто один приемыш умирает от волновой болезни, и я подумала, Кайт сможет помочь. Это же от Странников… И руки он мне вылечил.

– Это вряд ли, – сказал Ден, подумав. – Кайт ведь не целитель какой-нибудь. Спросить можно, конечно… Но на помощь особо не рассчитывай.

– Ну так пойдем!

– Куда? Я же сказал, через несколько дней. Сейчас его там нет.

Вега нетерпеливо притопнула ногой.

– Все равно! Я не могу тут сидеть… На умирающих от волновой болезни всем плевать, в учебнике по астрономии про наших родителей написана какая-то чертовщина, а твои двери исчезли. Как тут сидеть?

– Ты и не сидишь. Ладно, пойдем, сама увидишь, что вход в Терностар никуда не делся. Заодно светыльков впустим.

– Да, я утром видела одного, – вспомнила Вега. – Но разве ты не всех их туда увел?

– Некоторые остались. Не хотят уходить. И еще должны быть новые, от вчерашнего Странника.

Они направились к горам. Сначала молчали, потом Ден вдруг сказал ни с того ни с сего:

– Если хочешь помириться с Натом, то лучше вне школы, над тобой и так смеются.

– Ты это о чем… А, – Вега хмыкнула. – Не хочу я с ним мириться. Просто увидела, как ты отвечаешь. Ты, значит, и есть тот гений, что идет на пятерку по потоковой физике?

– Да, у меня пятерка, – Ден безразлично пожал плечами.

– Как тебе удается?

– Не знаю. Мне все понятно.

– И как реагирует Нат? – не сдержала любопытства Вега.

– Делает вид, что меня не существует, – Ден улыбнулся. – Это не так уж и сложно. Я стараюсь особо не высовываться.

Они стали подниматься наверх. На сердце у Веги становилось все тяжелее. Она вспоминала гладкую скалу и была уверена, что ей не приснилось и не показалось. Двери исчезли. Что, если связь с Кайтом оборвалась навсегда?

Ден был совершенно спокоен. Он уверенно вывел ее на поляну и кивнул на скалу. Вега испытала смешанные чувства – она была невыразимо рада снова увидеть красивые двери, ведущие в другие миры, но почему сегодня утром их не было и в помине?

– А вот и первый, – Ден заметил светылька, порхающего среди деревьев. – Передай другим, что я могу выпустить вас в Терностар.

Светящийся шарик взвился в воздух и, усердно махая крылышками, понесся прочь.

– Они что, правда все понимают? – засомневалась Вега.

– Как видишь. Теперь подождем, пока он приведет остальных.

Он опустился на траву. Вега присела рядом.

– Так ты расскажешь, как нашел Терностар и Кайта?

– Это не слишком захватывающая история. Мне было интересно, с какой периодичностью появляются Странники, нет ли какой-нибудь системы. Я приходил на тот выступ, с которого виден Полигон, помнишь? И наблюдал. Однажды поднялся выше, думал, там может быть лучше обзор. И нашел двери. А за ними… Не знаю, почему, но пока я шел мимо этих проходов, даже в голову не приходило куда-нибудь завернуть. Зато когда увидел Лурану, не раздумывал ни секунды. Зашел и сразу увидел Кайта.

– Но ты ведь сказал, он там не днюет и ночует?

– Да, я его случайно там застал. Может, он хотел побыть один. Вид у него тогда был не так чтобы радостный, – припомнил Ден. – Ну и, поскольку там все равно никого нет, мы решили встречаться на Луране.

– Понятно… – протянула Вега, думая о том, что могло заставить Кайта отправиться на мертвую планету.

– У меня тоже есть вопрос. Я видел, ты говорила с этим, с Альтаиром…

– А? – Вега с немалым трудом отвлеклась от мыслей о Кайте. – А, ну да.

– Я думал, вы враги.

– Не то чтобы враги, скорее, противники, – уточнила Вега. – Мы с Алом были вместе в детдоме. Вроде даже дружили. Он нормальный, просто взбалмошный немного. А вот Нат его ненавидит. Наверное, потому что принимает проигрыши слишком близко к сердцу.

– И это правда, что он убил своего отца?

– Ал-то? Да нет, конечно! Просто чем безумнее его считают, тем больше ему это нравится. Поэтому когда кто-то это ляпнул, этот кретин тут же начал изображать из себя невесть какого опасного кадра.

Переливчатое мерцание отвлекло их от разговора. Рой крылатых огоньков примчался на поляну и остановился прямо перед Вегой и Деном. Они поднялись на ноги. Веге стало не по себе. Ей казалось, что за ней наблюдают чьи-то глаза.

– Я открою для вас Терностар, – сказал Ден светылькам. – Оттуда вы можете уйти, куда захотите. – Он помолчал немного и добавил: – Мне жаль, что здесь с вами так обошлись.

Вега снова почувствовала невыразимый стыд.

Ден подошел к дверям Терностара. Вега – за ним.

– А ты чего? – удивился он.

– Ну мы же пойдем?

– Я ведь сказал, что Кайта сейчас нет на Луране.

– Но где-то он ведь есть, верно? – нетерпеливо спросила Вега.

Ден призадумался.

– Есть одно место… Он говорил о нем. Но я там никогда не был. И там его тоже может не оказаться.

– Вот и посмотрим! – воодушевилась Вега. – Это же какой-то идиотизм, иметь столько выходов в другие места и сидеть на Земле.

Ден слабо усмехнулся и коснулся нескольких символов. Двери открылись, светыльки светящимся роем пронеслись внутрь. Ден надел накидку и напомнил Веге, чтобы она держалась за ее край.

– Ладно, – Вега достала из сумки дождевик, который предусмотрительно прихватила с собой, и накинула его на плечи.

Они перешагнули порог.


Глава седьмая, в которой Вега и Денеб знакомятся с хторанцами


Вега с любопытством вглядывалась в места, где плотные стены терний расступались и открывали проходы, за которыми простирались разные пейзажи. Кристально чистое небо. Какие-то серые громады. Странный, дрожащий восход сиреневого оттенка… Вега попыталась всмотреться в него пристальнее, но там мелькнуло несколько пугающих теней – как будто мимо прошло неимоверно длинноногое существо. От неожиданности Вега едва не выпустила из руки край накидки Дена.

– Неужели тебе никогда не хотелось зайти куда-нибудь? – спросила она.

– Пока нет. Не люблю что-то делать без цели.

– А Кайт не говорил тебе, почему здесь эти… тернии?

– Это как-то связано со звездной пылью. Везде, где звезды, есть и тернии – так он сказал.

Ден шел вперед целеустремленно, и Вега забеспокоилась, не забыл ли он, что они идут не к Луране. Но Ден свернул в другую сторону. Он ни на мгновение не останавливался, всегда уверенно выбирая путь. Что касается Веги, у нее, несмотря на хорошую память, от частых поворотов закружилась голова. Она поняла, что если потеряет Дена из виду, то никогда не найдет дороги обратно, и еще крепче сжала в руках его накидку.

– Это здесь, – он наконец остановился перед проходом, за которым зеленели холмы.

Вега подняла взгляд. Вверху вилась надпись: «Хторан».

– Хторан? Выглядит дружелюбно.

– Да, но внешность часто обманчива. Будем поосторожнее.

Вега кивнула, и они вместе ступили на территорию Хторана.

Их сразу же покорил чистейший воздух, его необыкновенная свежесть опьяняла. Небо переливалось причудливой смесью бледно-голубых, белых и золотистых лучей. Мягкая зеленая трава плавно колыхалась под потоками воздуха.

– Похоже на Землю! – воскликнула Вега. – Только небо немного другое.

– И воздух чище, – заметил Ден. – Пойдем туда, – он указал налево.

– А не потеряемся?

– Нет, я хорошо запоминаю дорогу.

Они спустились вниз, без особых усилий перебрались через еще один холм, с которого открывался вид на темную громаду леса вдали, и вышли на извилистую дорогу насыщенно-желтого цвета.

– Прямо как в «Волшебнике из страны Оз», – проворчала Вега. Она присела у дороги и коснулась ее пальцами. – Похоже на каменную крошку.

Вскоре по обеим сторонам стали попадаться деревья. Они были не очень высокими и раскидистыми, их длинные зеленые ветви с темно-фиолетовыми плодами опускались до самой земли.

– Интересно, съедобные?

С этими словами Вега легонько коснулась одного из плодов пальцем. Тот с глухим звуком лопнул, из него на дорогу вылилась ярко-красная жидкость. Но она не осталась на ней и не растеклась, как полагается, а змейкой поползла к траве и быстро исчезла в ней. На дороге не осталось ни следа.

– Нет, полагаю, – усмехнулся Ден, увидев, как Вегу передернуло от отвращения.

Вега хотела огрызнуться, но тут до нее донесся мелодичный перезвон, и она насторожилась. Ден тоже услышал и оглянулся.

– Пойдем туда.

– А если там кто-нибудь есть? – не торопилась Вега. – В смысле, не Кайт.

– Ну и что? Хоть спросим, знают ли его.

– Какой ты спокойный, – проворчала Вега, идя за ним. – Неужели даже мысли не залетело, что нас могут убить? Мы же чужаки.

– Не залетело. С чего бы это? В худшем случае просто велят убраться.

– Хорошо, если так…

Звон двигался им навстречу. Вскоре к ним кто-то вышел.

Ден вел себя с непоколебимым спокойствием. Вега позавидовала его выдержке: у нее приоткрылся рот, когда она увидела высокую, в два человеческих роста фигуру, чье тонкое и гибкое тело с неимоверно длинными руками и ногами было завернуто в фиолетовую полотняную ткань. Зеленоватая кожа плотно обтягивала вытянутый череп, в узких щелках глаз едва виднелись маленькие зрачки, окруженные ядовито-желтой радужкой.

На поводу существо держало животное. Оно тоже было огромным – гораздо выше своего хозяина – и походило на жирафа, за тем исключением, что его шея венчалась головой рептилии, а длинный хвост напоминал змею.

«Никак динозавр», – подумала Вега, с ужасом глядя на морду зверя.

Ден слегка наклонил голову и сказал:

– Привет. Я Денеб, а это Вега. Мы ищем друга, его имя Де-Кайтос.

Зверь издал писклявый звук и дернулся. Перевязь с колокольчиками на его шее издала мелодичный перезвон. Хозяин слегка натянул поводья, успокаивая животное. При этом он не отрывал взгляда от Веги и Дена, и пауза длилась так долго, что Вега уверилась: он их не понимает или не хочет понимать, думает о своем. Например, о том, как побыстрее их убить.

Она уже всерьез занервничала, когда существо, прищелкнув синим языком, сказало приятным мужским голосом:

– Де-Кайтос… Он звездный служитель?

– Да.

– Почему вы ищете его здесь?

– Он говорил, что часто бывает на Хторане.

– Да, – хторанец призадумался. – Да, иногда так бывает. Но я не знаю, здесь ли он сейчас.

– А вы можете сказать нам, где именно он бывает? Мы могли бы поискать его там.

Вега посмотрела на Дена со скрытым восхищением. Он вел себя так, словно всю жизнь путешествовал по другим планетам с дипломатическими миссиями. Лицо бесстрастно, голос уверенный и располагающий, слова тщательно подобраны. И ни следа удивления необычной внешностью местных жителей. Вега заподозрила, не обманул ли он ее, когда сказал, что никогда не бывал нигде, кроме Лураны.

– Я могу проводить вас к селению, – сказал хторанец. – Там наверняка кто-нибудь что-нибудь знает.

– Будем очень благодарны, – кивнул Ден.

– Я Нор. Можете поехать на занарде, – хторанец кивнул на животное. Оно жадно клацнуло зубами.

– Нет! – испуганно воскликнула Вега. Ден ткнул ее локтем в бок, и она пролепетала: – Спасибо, мы лучше пешком.

Хторанец, посмотрев на нее, улыбнулся и снял уздечку. Вега нервно дернулась, но занард сразу сошел с дороги. Он принялся толкать мордой плоды, висящие на деревьях. Они лопались, змейки падали на траву и пытались улизнуть, но занард ловко подхватывал их длинным языком.

Дорога привела к селению. С небольшой возвышенности открывался вид на пару десятков круглых крыш, разделенных кривыми тропами, по которым бродили высокие фигуры. В стороне, у деревьев, паслись длинношеие животные. Вега содрогнулась, заметив их.

– Занарды неопасны, – заметил ее реакцию Нор. – Если, конечно, не пытаться причинить им вред.

Вега промычала что-то неопределенное. Она была бы и рада поверить этому, но не могла.

Они спустились в селение. У самого крайнего дома сидела женщина – так, во всяком случае, решила Вега, поскольку ее одеяние украшали большие красные перья. Рядом на траве было расстелено покрывало с множеством глиняных и стеклянных безделушек.

Она сказала Веге:

– Какой у тебя плащ! Ты можешь отдать его мне, а я дам тебе другой.

– Они здесь не за этим, Арна, – сказал Нор. – Они ищут звездного служителя.

– Чем одно мешает другому? Я дам хороший плащ.

– Э-э… – Веге потребовалось несколько секунд, чтобы убрать с лица и из голоса неловкость от общения с созданиями, так непохожими на людей. – Я бы вам и так его отдала, правда, но он мне нужен, чтобы не зацепиться за тернии.

– Я дам тебе плащ, который убережет тебя от терний, – Арна пожирала ее старый дождевик любопытным взглядом.

– Мы будем на торпане, – сказал Нор. – Приходи туда, если хочешь.

Проходя через селение, Вега и Ден с интересом оглядывались. Местные жители поднимали на них глаза, но в основном тут же возвращались к своим делам – кто перебирал ягоды, кто плотничал во дворе, кто просто беседовал с соседом. Вегу больше всего заинтересовали те, которые водили по траве инструментами, напоминающими грабли. Создавалось впечатление, что они зачем-то расчесывают траву.

Нор привел их на небольшую полянку, где, заменяя скамьи, лежали большие бревна. Там сидели два хторанца. Один сосредоточенно смотрел на корзинку, стоящую у него в ногах, другой то и дело запускал в эту же корзинку руку, чтобы взять что-то, похожее на очень мелкие белые ягоды, и отправить их в рот.

– Подождите здесь, – Нор указал на свободное бревно и удалился.

Вега и Ден послушно присели. Как и остальные жители, хторанцы посмотрели на них с некоторым любопытством, но без тени удивления.

– Что вы здесь делаете? – спросил тот, что непрерывно ел.

– Ищем друга, – ответил Ден.

– Друга? Это правильно. Друзей нельзя оставлять без присмотра.

Хторанец, снова вернувшийся взглядом к корзине, согласно кивнул.

Какое-то время они молчали, будто потеряли к чужакам всякий интерес. Вега не удержалась и спросила, указав на хторанцев с граблями:

– Что они делают?

– Собирают росу. Хотите? – хторанец в очередной раз запустил руку в корзину и протянул им белую горсть.

Вега и Ден поблагодарили и разделили угощение поровну. Вега покрутила в пальцах маленький белый комок. Вблизи он походил на льдинку, но когда Вега отправила его в рот, на языке разлилась приятная сладость.

– Ого, вкусно! – Вега разом съела свою порцию и почувствовала, как голод угас. – Но разве это роса?

– Наверное, здесь она почему-то кристаллизуется, – предположил Ден.

Вега хотела сказать, что это никак не объясняет сладость и сытность, но тут к ним вернулся Нор.

– Похоже, служитель здесь, – сказал он.

– Правда? – Ден поднялся на ноги. – Где?

– Разумеется, в Затенении, – Нор кивнул в сторону леса, который Вега и Ден видели с вершины холма. – Но мы туда не ходим, и у нас нет желания пускать вас туда.

– Везде свои полигоны, – проворчала Вега, полная решимости все равно пойти в это Затенение. Она уже сделала шаг в сторону, но Ден жестом велел ей оставаться на месте.

– Что же нам делать? – спросил он у Нора.

– Вы можете подождать здесь. Когда служители выйдут из Затенения, вашему другу передадут, что вы его ждете.

– Хорошо. Спасибо, – Ден снова сел на бревно и утянул Вегу за собой. Она недовольно зашипела.

Нор внимательно посмотрел на нее.

– Вы голодны? – предположил он.

– Вообще-то уже нет, – Вега несколько смутилась. – Просто я не понимаю, почему нам нельзя сходить за Кайтом в это Затенение.

– Там опасно, – разъяснил Нор. – Для служителей опасности нет, но для таких, как мы – да.

– Но вы ведь не совсем такие, как мы, – не сдавалась Вега.

– Вы больше похожи на служителей внешне, но внутри все иначе.

Вега открыла рот, чтобы поинтересоваться, что и откуда ему известно о ее внутренностях, но Ден перебил:

– Все в порядке, мы подождем.

– Я могу отправиться к Затенению, чтобы сообщить о вас, – предложил хторанец, до сих пор молчавший.

– Да, Дар, отправляйся, – кивнул Нор.

Оба удалились.

– Успокойся, – сказал Веге Ден. – Подождем, ничего страшного.

– Я спокойна, – заверила Вега. – Но мне интересно, с чего он вдруг решил, что мы с Кайтом такие разные.

– Нор сказал правильно, – вмешался хторанец, продолжая кидать в рот белые кристаллики. – Служители отличаются от вас и от нас. То, что безопасно для них, для нас с вами смертельно.

– А что служители делают в этом Затенении? – поинтересовался Ден.

– Забирают то, что нужно им и не нужно нам. – Хторанец посмотрел на Вегу, все еще не убежденную, и рассказал: – Когда-то на месте, где сейчас Затенение, была обычная деревня. Говорят, на нее просыпался небесный дождь, который шел тридцать граней. После на нем выросли тернии, и в них поселились солнца теней. Многие из наших предков, кому удалось уцелеть, пошли туда. Те, кто сумел вернуться, умерли в страшных мучениях.

– От чего? – спросила Вега.

– Мы не знали. Тогда пришли звездные служители и сказали, что это энергия, которая губительна для нас. С тех пор мы не приближаемся к Затенению. Дар как-то пострадал от него. Ему пришлось съесть тонну росы, чтобы выкарабкаться.

Вега посмотрела на корзинку с белыми кристалликами. Рассказ хторанца взволновал ее.

– Но ведь он, Дар, отправился туда? – спросил Ден. – Нам совсем не хочется подвергать вас опасности.

– Все в порядке, – заверил хторанец. – Дар, конечно, не станет снова подходить к Затенению, он же не ненавидит себя. Он подаст знак с расстояния.

Он хотел еще что-то добавить, но его позвали, и он ушел.

– Слушай, – медленно проговорила Вега. – А ты не думаешь, что это… Что в этом Затенении такое же излучение, как у нас, от Падающих? Ну, то есть, Странников.

– Вполне вероятно, я и сам об этом подумал.

– Значит, у этих хторанцев была волновая болезнь.

– Думаешь, эта роса поможет? – догадался Ден.

– А ты думаешь, нет?

– Надежды мало. Если бы ей можно было вылечиться, они бы не боялись заходить в Затенение. Но попробовать можно… Эй! – Ден перехватил руку Веги, которую та протянула к корзине. – Нельзя же без спроса.

– Я дам тебе росы, – послышался голос сзади, – если ты отдашь свой плащ.

Вега обернулась так резко, что чуть не упала, и увидела Арну, хторанку в красных перьях.

– Идет, – сразу сказала Вега, скидывая с плеч дождевик.

– Не идет! – возразил Ден. – Если тернии тебя поцарапают, роса понадобится уже тебе.

– Я дам и плащ, – сказала Арна. – Я же обещала.

Вега взяла в руки протянутый сверток и развернула его. Плащ был из синей ткани, с капюшоном, очень похожий на тот, что был у Дена, и точно ей по размеру. Но он казался необыкновенно тонким.

– Разве он убережет от терний? – спросила Вега.

– Убережет, да получше, чем твой. У твоего спутника плащ из той же ткани.

Вега покосилась на Дена. Он хотел отойти, но она успела схватить край его накидки и как следует ее прощупала. Ткань и впрямь была такая же. Прежде Вега не обращала внимания, насколько она тонкая.

– Интересное кино! – рявкнула Вега на Дена так, что хторанцы, собирающие росу чуть поодаль, оглянулись на них.

– Ну вот, – Арна любовно разгладила дождевик Веги. – А я теперь смогу изучить эту чудную ткань. Она пригодится нам, чтобы защищать росу от дождей. Подождите, я принесу вам немного.

Она ушла, а Вега напустилась на Дена:

– Что это значит?! Ты тут был!

– Не был, – возразил Ден. – А даже если бы и был. Что ты так взбесилась?

– Ну… Мы ведь теперь вроде как… Это… Ну, товарищи. И получается, ты мне соврал.

Ден покосился на нее со смешанными чувствами. Он еще толком не определился, как к ней относиться, и тоже не стал бы употреблять слово «друг». Но Вега была права – в таком необычном деле любой человек хотел бы рассчитывать на правду.

– Я здесь не был, – сказал он. – Плащ дал мне Кайт. Когда я впервые прошел по Терностару, то сильно покалечился из-за терний. Сначала он дал мне свой, чтобы я мог вернуться домой, а потом подарил этот. Наверное, взял его здесь.

– Случаем не после этого ты перестал переносить звездную пыль? – догадалась Вега.

– Да, – признался Ден. – Так что осторожнее с терниями.

Арна вернулась и протянула Веге туго набитый мешочек.

– Вот твоя роса. Спасибо за хороший обмен.

– Вам спасибо!

Вега положила росу в сумку и с удовольствием накинула на плечи новый плащ. Он был очень легкий, да и вид у нее теперь был куда приличнее.

– Так гораздо лучше, – кивнул Ден.

Вега не ответила, но его похвала была ей приятна.


Глава восьмая, из которой можно узнать, чему учатся звездные служители


Пасущиеся неподалеку занарды вдруг заголосили. Вега тревожно обернулась. Сердце екнуло: прямо к ним несся зверь. В движении он был гораздо страшнее.

Но когда занард остановился, Вега увидела, кто устроился за спиной хторанца Дара, и ее сердце забилось совсем по-другому. Она даже не сразу заметила, что за Кайтом сидит еще один служитель. Рядом с высоченным хторанцем они оба казались маленькими детьми.

Кайт первым легко соскользнул с занарда и мягко приземлился на траву. Он улыбнулся Дену и Веге, пряча тревогу за искренней радостью.

– Рад вас видеть! Но почему вы здесь? Что-то случилось?

– Нет, – ответил Ден. – Все нормально.

Он слегка подтолкнул Вегу, рассчитывая, что она сама скажет о цели их прихода. Именно это Вега и собиралась сделать, но тут с занарда спрыгнул второй служитель. Подойдя к ним, он окинул ее и Дена откровенно презрительным взглядом.

Его, как и Кайта, отличала необычная внешность – белые волосы, только совсем короткие, удивительно бледная кожа, холодные синие глаза, и одет он был так же. Посох с колючей ветвью тоже был при нем. Но Веге он не понравился с первого взгляда. Если при виде Кайта на лицо сразу просилась глупая улыбка, то этого типа ей захотелось как следует треснуть, особенно после его слов.

– Поверить не могу, Кайтос, – сказал он. – Ты и в самом деле связался с людьми.

Ден посмотрел на него с непоколебимым спокойствием, а Вега, не удержавшись, надменно проговорила:

– Кто-то что-то сказал?

– Так ты навсегда останешься светоносцем, – игнорируя ее, он по-прежнему обращался только к Кайту. – И это еще в лучшем случае.

– Спасибо за твою заботу, Аэфор, – сказал Кайт с примирительной улыбкой. – Отправляйся без меня, я задержусь.

Служитель фыркнул, а дальше произошло то, что ни Ден, ни Вега потом долго не могли уложить в голове. Высокомерный Аэфор вдруг исчез в луче ослепительного белого света, который взмыл вверх и быстро растворился в переливающейся бледноте неба.

– Как бы то ни было, очень хорошо, что вы меня нашли, – Кайта ничуть не удивило это волшебное исчезновение. – Меня беспокоило, что наша встреча так нескоро. Вы можете сейчас пойти со мной?

– А то! – живо откликнулась Вега.

– Пойдем, – согласился Ден. – Но куда?

– Объясню по дороге. Вести, к сожалению, нерадостные.

Кайт поблагодарил Дара, доставившего его в селение («Прокатиться на занарде всегда приятно», – поделился он с Деном и Вегой, и Вега всеми силами попыталась переоценить этих существ, но безуспешно), они попрощались со всеми и покинули деревню.

– Они вроде славные, – сказала Вега.

– Безусловно, – подтвердил Кайт. – Хторанцы всегда добры и гостеприимны. Так зачем вы меня искали?

– Один ребенок болен волновой болезнью. Я подумала, может, ты сможешь что-нибудь подсказать…

Кайт, не замедляя шага, покачал головой:

– Увы. Тут никто не может помочь.

– Совсем никто? – разочаровалась Вега. – Но у этих хторанцев вроде тоже была эта болезнь, и они лечились росой, разве нет?.. Я взяла у них немного.

– Роса разве что поможет уменьшить боль. Сразу после облучения можно сделать больше: если питаться долгое время одной росой, и потом есть ее каждодневно на протяжении всей жизни. – Кайт помедлил и с видимой неохотой добавил: – Нельзя избавить человека от волновой болезни и оставить его живым.

– Что это значит? – Вега наморщила лоб. – Если он умрет, в чем тогда смысл?

– Больше я ничего не могу сказать.

Кайт произнес это каким-то странным голосом, который, впрочем, прозвучал очень твердо.

– А что у тебя за нерадостные вести? – спросил Ден. – Куда мы идем?

– Вам может понадобиться оружие, за ним мы и отправимся.

– Оружие? – хором изумились Вега и Ден.

– Да, как ни печально. Я думал, будет достаточно того, чтобы помешать Полумесяцу и Ильгекарту причинять вред Странникам, но в последнее время… Денеб, ты разобрался с их появлением?

– Да, – ответил Ден. – Теперь все четко. Но в ближайшее время никого не будет. Несколько Странников приближаются к Земле, вероятно – пока не могу сказать точнее – по крайней мере двое будут здесь через неделю.

Вега не поверила своим ушам. Информация о появлении Падающих была строго засекречена. Наблюдатели на какой-то засекреченной станции передавали данные лично Евгении или ее помощнику Даниилу, а они, в свою очередь, сообщали членам Полумесяца – тоже только и только лично.

– Что за… – пробормотала Вега. – Как ты можешь знать?

– Потом объясню. Так что там, Кайт?

Кайт остановился перед дверьми Терностара и со вздохом повернулся к Дену и Веге.

– Боюсь, один из Странников, разбитых на Земле, был очень важен для многих. Это привлекло кое-чье внимание, и… Следующие Странники прибудут не с миром, а с войной.


У Веги и Дена появилась масса вопросов, но Кайт попросил пока придержать их.

– Мы успеем поговорить по дороге. Денеб, тебе придется вести нас. Сможешь найти Мир-на-Краю?

– Он что, так и называется? – удивился Ден.

– Его называют по-разному, но суть всегда одна.

– Ладно, сейчас попробую…

Он закрыл глаза и как будто стал к чему-то прислушиваться. Кайт тихо объяснил Веге:

– Денеб обладает уникальным даром: находить путь ко всему, чему захочет.

– Ничего себе! – выдохнула Вега. – А ты не можешь?

– Не могу. Обычно я путешествую иначе, проход через Терностар требует от меня больших усилий. Но я не способен, как Денеб, вести кого-нибудь за собой. Для него же не составляет особого труда найти дорогу куда угодно и заодно повести туда хоть десяток человек.

Через минуту Ден открыл глаза, расслабился и сказал:

– Да, я знаю, где это, можем идти.

– Ну ты даешь! – Вега одобрительно кивнула.

– Держись крепче, – сказал он, касаясь символов на дверях. – И учти, что это гораздо дальше.

Вега закатила глаза, но послушно взялась за край его накидки.

Ден пошел первым. Вега за ним, Кайт – рядом. Вега изо всех сил старалась сосредоточить внимание на фантастических пейзажах, мимо которых они проходили, или хотя бы на светыльках – они вскоре запорхали вокруг. Но взгляд нет-нет да и обращался к Кайту. Вега порадовалась, что он и Ден смотрели вперед и не видели этого.

– Так что случилось? – спросил Ден. – Чего хотят Странники? Отомстить?

– Я не уверен, – ответил Кайт. – Думаю, прежде всего они хотят забрать назад пыль и вернуть Странникам прежнюю форму.

– Но я думала, нам теперь нужно наоборот… Позволять Падающим быть Блуждающими, – подала голос Вега. – Теперь, получается, мы должны сначала позволить им стать Блуждающими, а затем это… разбить их?

– Мы же уже говорили о том, что не следует так встречать Странников… Да и вообще кого-либо.

– Я помню. Но зачем нам тогда оружие?

– Если расчеты Денеба верны – а я не сомневаюсь, что это так, – у нас еще есть время, чтобы решить, как вам поступить. Но я думаю, Странники вас послушают, если вы помешаете другим астрантам напасть на них.

– А-а, – протянула Вега. – Это можно, наверное.

– И, в любом случае, мне бы хотелось, чтобы вы могли защитить себя.

– Но что насчет меня? – спросил Ден. – Я ведь не могу держать в руках оружие.

– Ты не можешь держать оружие, сделанное из звездной пыли, – успокоил его Кайт. – Но есть и другие вещества, ничуть не менее надежные.

– Но разве не все сделано из звездной пыли? – вмешалась Вега.

– Все, но со временем она меняет форму и становится, например, клетками вашего организма или дерева, или частичкой воздуха. А оружие Полумесяца сделано из самой пыли – в ее первоначальной форме. Они взяли ее у Странников…

– Но ведь она есть и здесь? Ден сказал, что где тернии, там и пыль.

– Тернии бывают разными, – туманно ответил Кайт. – Некоторые из них возвращают пыль к ее первоначальной форме или рождают ее из праха. Но не эти.

Они остановились перед стеной терний. Колючки не приподнялись, пропуская их, и пройти, казалось, было невозможно.

– Нам сюда, – растерянно сказал Ден. – Странно, я был уверен, что здесь есть проход.

– Есть, – кивнул Кайт, накидывая на голову капюшон своего плаща. – Вот, – он указал посохом вниз, на небольшое отверстие. – Будьте осторожны, следите, чтобы ваше тело было закрыто. Вега, здесь нам лучше поступить так…

Кайт взял край накидки Дена и крепко привязал его к запястью Веги. Она невольно вздрогнула: руки Кайта были ледяными, но, как и в прошлый раз, при его прикосновении внутри разлилось тепло.

– Это совсем ни к чему, – пробормотала она. – Как там можно потеряться?

– В Терностаре соединяются разные пространства. Оказавшись без поддержки Денеба, ты потеряешься среди них – мы просто исчезнем с твоих глаз, а ты исчезнешь с наших. И вряд ли мы когда-нибудь сможем найти друг друга. Идите вперед, я буду сразу за вами.

Ден накинул капюшон, опустился на четвереньки и первым протиснулся в дыру. Вега со вздохом последовала за ним.

Они ползли несколько минут. Справа, слева и сверху вырывались тернии. Шипы не прокалывали плащей, но через ткань слегка царапали кожу, и становилось понятно, насколько они острые. Ни Вега, ни Ден не боялись замкнутых пространств, однако невозможность развернуться неприятно давила на них и спирала дыхание. Так что они были невообразимо рады, когда наконец выползли на открытое пространство.

– Ну вот, – Кайт выбрался последним, как ни в чем не бывало отряхнул плащ и слегка щелкнул пальцем по верхушке своего посоха. На нем загорелся шарик света. – Пойдем дальше.

Здесь Терностар выглядел заметно мрачнее. Светыльки отсутствовали, путь освещал только посох Кайта, да из редких проходов выливались мрачные отблески, совсем не похожие на пейзажи, видневшиеся в начале.

– Мы уходим все дальше, в глубину Вселенной, – объяснил Кайт эту разницу. – Здесь жизнь мало похожа на земную. Не думаю, что у вас появится желание посетить эти миры, но все же предупрежу – их лучше обходить стороной.

– А в каком мире живешь ты? – спросила Вега.

– Ни в каком. Служители живут в сердце Вселенной – это не мир, не планета, просто место вне. Мы называем его Внемирьем. По справедливости, там нечего делать: кроме нашего замка, Стеклянного озера и Пепельной пустоши там ничего нет.

– А тот парень, что был с тобой, ведь тоже служитель? – спросил Ден. – Чем ему так не угодили люди?

– Аэфор считает, что все мысли светоносца должны быть о том, как стать светодателем, то есть, тем, кто умеет не только управлять светом, но и создавать его. А для этого нужно делать лишь то, что приказано. Я не получал приказа помогать людям, вот он и думает, что я поступаю себе во вред.

Ден остановился и оглянулся на него.

– Я никогда об этом не думал. У тебя будут неприятности?

– Не беспокойся об этом. Нужно следовать тому, что велит тебе душа, а она велит мне помогать вам. Да и пока я не посещаю Землю, я не нарушаю никаких запретов.

Они двинулись дальше. Тьма сгустилась еще сильнее. Проходов по обе стороны попадалось все меньше. Несмотря на то, что свет Кайта нисколько не утратил своей яркости, вскоре Вега уже с трудом различала Дена.

– Нам нужно больше света, – сказал Кайт. – Вега, дай мне свою левую руку.

Вега остановилась и с гулко бьющимся сердцем протянула ему свободную ладонь. Но на этот раз Кайт не коснулся ее, а слегка наклонил над ней свой посох.

– Не бойся, – он ободряюще улыбнулся. – Это не больно.

С посоха, словно из кувшина с водой, капнул шарик света. Вега от неожиданности вздрогнула, но когда свет коснулся ее, она ничего не ощутила.

– Не сжимай пальцев, и он останется на ладони. Теперь нам лучше идти рядом, чтобы хорошо видеть. Внизу могут быть тернии, на них нельзя наступать.

И в самом деле, вскоре понизу протянулись длинные витки терний. Острые иглы были коварной ловушкой, через некоторые приходилось перепрыгивать с разбегу. Только Кайт не нуждался в такой подготовке – он просто отталкивался от поверхности и легко перелетал через препятствие.

– Как ты это делаешь? – спросила Вега. – Ты что, летаешь?

– Нет, прыгаю. Ничего необычного, я гораздо легче вас.

– Не стоит говорить такого девушке, – заметил Ден.

– Почему? – Кайт простодушно удивился. – Что плохого в том, чтобы быть тяжелее кого-то?

Вега и Ден переглянулись и рассмеялись.

– А что ты делал, пока не стал светоносцем? – спросила Вега.

– Я был светлентом – учился, чтобы стать светоносцем.

– Везде проклятые школы, – проворчала Вега.

– Что вы изучали? – заинтересовался Ден.

– Как устроена Вселенная, кто и где ее населяет, свойства звездной пыли и света, виды и качества терний, законы времени и пространства, – перечислил Кайт. – Учились трансформировать пыль… Ох, вот и хороший пример.

Он зацепился за одну из терний, и ремешок на его сандалии лопнул. Кайт наклонился и коснулся его пальцами. Полыхнула неяркая вспышка, и ремешок снова стал целым.

– Вот бы нас учили такому, – восхищенно протянула Вега. – А не дурацкой потоковой физике.

– Что это? – спросил Кайт.

– Это предмет, который из всей школы понимают только учитель и Ден.

Ден погрозил ей кулаком и принялся объяснять Кайту:

– Потоковая физика изучает теоретические величины. Например, у нас есть предмет, мы знаем его состояние и скорость, но не знаем его природы. Чтобы ее понять, вводим дополнительный элемент: формулу, которая обозначает некое теоретическое поле, влияющее на объект. Дальше работаем уже с ним – прикидываем, исходя из состояния объекта, как оно действует, как можно скорректировать его воздействие, если нужно…

Вега вздохнула. Она не понимала ни слова, но Кайт вроде бы слушал с интересом. Правда, вскоре он спросил, перебив Дена, какие еще предметы они изучают. Ден охотно пустился в пугающе подробный рассказ о систематике.

Перестав слушать, Вега сосредоточила внимание на дороге. Впереди замаячил проход, из которого лились снежно-белые отблески. Уже привыкшая к мрачным цветам, Вега с любопытством бросила туда взгляд и чуть не вскрикнула: сразу за проходом стояла она сама.

Ден и Кайт прервали беседу и тоже остановились.

Вега сперва подумала, что перед ней зеркало, но за проходом по-прежнему была она одна, хотя Ден и Кайт стояли рядом. Более того, это была другая Вега, прежняя, с волной длинных волос, которые она эффектно перекинула через плечо и зашагала на месте. Потом она перешла на бег и вдруг упала. Ее волосы загорелись.

– Так, – сказала Вега враз охрипшим голосом. – Это еще что?

Она видела себя со стороны – в тот момент, когда принеслась на Полигон.

Картина в проходе сменилась. Вега шла по школьному коридору: руки забинтованы, лицо искажено болью. Она бросилась к Нату, но он грубо ее оттолкнул.

Сердце Веги заныло. Частичкой сознания она удивилась себе, ведь она уже решила, что ей плевать на Ната.

– Ну что ты там такого увидела? – нетерпеливо спросил Ден.

– А ты что, ничего не видишь? – Вега посмотрела на него, а когда повернулась снова, то увидела в проходе лишь тусклое небо болотного цвета с редкими крупицами звезд.

– Вижу мрачноватое место, – сказал Ден.

– Ладно, ничего… Показалось, наверное.

Вегу одолело смятение. Даже при высокой температуре у нее никогда не бывало галлюцинаций. А здесь она увидела все так четко. Как будто воспоминания проецировались на некое магическое зеркало.

Но, с другой стороны, она была рада, что Ден и Кайт не увидели воочию ее унижение.


Глава девятая, о том, чем встретил путников Мир-на-Краю


– Мы уже близко, – сказал Ден, оборвав длинную речь о переменных в систематике.

– Да, – Кайт, встряхнувшись, вышел из глубокой задумчивости. – Теперь я должен вас предупредить: персона, у которой мы попросим помощи, выглядит довольно необычно. Но вы должны игнорировать это и обращаться к ней очень уважительно и почтительно. Она, скорее всего, потребует какого-нибудь испытания. Действуйте спокойно и обдуманно, и все будет хорошо.

– Особенно это касается тебя, – заметил Ден Веге.

– Чего это? – возмутилась та.

– Вот именно из-за этого, – Ден вздохнул. – Говори повежливей.

Они остановились у прохода, за которым клубились розовые облака, похожие на сахарную вату. Вега хотела уточнить, как выглядит «персона», но Кайт уже перешагнул порог.

Комки розовой дымки оказались куда осязаемее, чем можно ожидать от обычных облаков. Они приятно щекотали кожу мягчайшими волокнами, и при этом совсем не мешали идти прямо сквозь них.

Вскоре облачная завеса рассеялась. Вега заметила, что шар света исчез с ее руки. Она хотела сказать об этом Кайту, но подняла взгляд, и свет тут же вылетел у нее из головы, как и все остальное.

Они вышли на ровную скалистую площадку песочного цвета. Каменные изваяния окружали ее полукругом, из-за чего она походила на древний храм, раскинувшийся прямо под розовато-оранжевым небом.

На площадке стоял роскошный шатер темно-бардового цвета, но взгляд Веги устремился вдаль, туда, где за безжизненным пространством высилась огромная башня. Казалось, ее верхушка должна пронзить небо – но не пронзила. Приглядевшись, Вега подумала: это из-за того, что башня не достроена. Если возвести последний этаж полностью, то, не ровен час, и коснется небес.

– Нам сюда.

К разочарованию Веги, Кайт указал на шатер. Хотя башня выглядела немного жутковатой в своей запущенности – золотой цвет потускнел, тут и там выглядывали дикорастущие колючки, – ей очень захотелось пойти туда.

У входа в шатер стояли фигуры, которые Вега приняла за необычные статуи. Как будто мастер не слишком старательно отлил двух средневековых рыцарей, а потом обмотал их бумажными лентами с какими-то надписями, причем сделал это как придется – где-то ленты оставляли большие пустоты, где-то перекрывались, но, самое главное, закрывали забрала. Приблизившись, Вега поневоле уперлась взглядом в знаки, которыми они были исписаны. Они показались ей знакомыми.

– Кажется, такие же на дверях Терностара? – предположила она и протянула руку, чтобы указать на них.

Рыцарь тут же ожил. Обмотанная лентами рука стремительно рванулась вперед и едва не ударила Вегу, но Кайт вовремя обхватил ее за плечо и вместе с ней отпрыгнул подальше.

– Кто там? – раздался из шатра сердитый женский голос.

Кайт ободряюще подмигнул испуганным Веге и Дену и громко сказал:

– Просим прощения за вторжение. Нам нужна ваша помощь.

– С чего это вдруг? – тон голоса сменился на недовольный.

– Потому что только вы можете нам помочь.

Обладательница голоса размышляла. Наконец рыцарь опустил руку, и из шатра донеслось:

– Ладно, пройдите.

Кайт первым вошел в шатер. Вега и Ден прошли за ним, с опаской покосившись на рыцарей. Те не шевельнулись.

Внутри было очень просторно. Слева стоял маленький столик с кувшинами, по полу вился длинный узор из бумажных лент, густо исписанных символами – словно кто-то взялся читать загадочный свиток, но тот оказался слишком большим.

В задней части шатра была отдернута занавесь, которая открывала вид на башню. Рядом в мягком бесформенном кресле сидела девочка, на вид не старше восьми лет. Она была такой маленькой и хрупкой, что буквально тонула в нем, а тугие медные кудри почти полностью скрывали ее голову.

Кайт знаком велел Веге и Дену следовать за ним. Они с готовностью зашагали, уверенные, что хозяйка скрывается за шатром. Но Кайт остановился прямо перед девочкой и низко ей поклонился. И даже Ден, пообещавший себе в точности выполнить то же, что и он, остолбенел.

Девочка подняла голову. Лицо у нее оказалось немного пугающим: с темными миндалевидными глазами и вздернутым носиком, безусловно детское, оно так и излучало высокомерие. В нем нельзя было найти ни намека на наивность, мягкость или доброту.

Она посмотрела на Кайта, и ее тонкие губы тронула неприятная улыбка.

– Служитель пожаловал? – сказала девочка совсем не детским голосом, который они уже слышали. – Вот так-так. Я думала, сефилорты поручают вам лишь те дела, которые вам по силам. С чего бы тебе понадобилась моя помощь?

– Речь не обо мне, всемогущая Анат, – сказал Кайт, выпрямляясь и отступая в сторону. – Это Денеб и Вега; помощь нужна им.

Девочка какое-то время смотрела на гостей так, как смотрят на не виданное прежде животное. Ее взгляд немного задержался на Веге, но потом основа обратился к Кайту.

– Ты кто такой? – спросила она, как показалось Веге, с легким презрением.

– Я светоносец, мое имя Де-Кайтос.

– Да неужели? Похоже, ты задумал что-то не по своим силам, светоносец, и мне это не нравится. Как вы сюда попали?

– Через Терностар.

– Терностар? Что ж, могло быть и хуже. В последний раз его двери открывались в Асторуме.

Анат недовольно поморщилась, уперлась руками в кресло и, приподнявшись, с ленивым видом пересела на его край. Затем подперла щеки ладонями и снова по очереди оглядела гостей.

– Да, – сказала она Дену и Веге. – Не позавидуешь вам. Не больно-то это приятно, когда тебя используют в своих целях, – она слегка кивнула на Кайта.

– Кайт никого не использует! – сердито ответила Вега.

– Он пытается нам помочь, – Ден постарался смягчить ее выпад. – Он наш друг.

– Правда? – Анат криво улыбнулась. – Спросите на досуге своего друга, почему он не назовет вам свое настоящее имя. Для начала. Вы ведь знаете, что звездных служителей называют только именами звезд? Вряд ли вы найдете звезду Де-Кайтос, даже если обыщете всю Вселенную. А потом спросите, какое ему дело до Земли, раз уж он не получал никаких приказов относительно нее.

Вега украдкой посмотрела на Кайта. Его лицо было спокойно, разве что несколько огорчено. Вега решила, что Анат специально на него наговаривает, и едва сдержалась.

– Это не имеет значения, – сказал Ден после короткой паузы. – Мы ему доверяем.

– Логично. Без доверия дружба невозможна. Но доверие подразумевает правду. Иначе откуда ему взяться?

– Да, – согласился Ден. – Но иногда нужно доверять и слепо.

– Только не надо этого нравоучительного тона, – предупредила Анат, и ее глаза угрожающе сверкнули. – Я старше тебя на миллионы лет, человек – а то и больше.

– Прошу прощения, – Ден низко наклонил голову. Чувствовал он себя при этом странно и неловко – все равно что кланялся младшекласснице.

Анат мрачно хмыкнула и хотела было что-то сказать, но тут вдруг раздался страшный вопль, прокатившийся через все окрестности:

– Прочь, прочь! Убирайтесь прочь!!!

Было понятно, что кричащий не близко.

Слова больно отдались в сердце Веги недавним воспоминанием о том, как ее оттолкнул Нат, сказав ей то же самое. Она почувствовала внезапное головокружение и чуть качнулась. Анат это заметила и внимательно посмотрела на нее. Ден и Кайт, отвлеченные криком, ничего не увидели. А вокруг все гремело:

– Прочь, прочь!..

– Что… Кто это? – спросил Ден.

– Это мой братец, – Анат дернула за шнурок, и завеса закрылась. Крик волшебным образом смолк, впору было подумать, что ткань звуконепроницаема. – Он не очень-то любит гостей.

– Он в башне? – с благоговением прошептала Вега. Наговоры Анат тут же забылись, и все ее мысли устремились к удивительному строению.

– Уже много лет не высовывает оттуда носа, – подтвердила Анат. – Помешался на ней. Его называют королем башни.

– А как его имя? – жадно спросила Вега.

– Имя? – Анат усмехнулась. – У него больше нет имени. Он потерял его в своей злобе. Злиться тысячи лет – не шутка!.. Башню называют Эсагилой, а его прозвали Эсагилом. Как его зовут на самом деле, он и сам давно не помнит.

И Анат пропела:

Эсагил сидит в Эсагиле,

Злобой от мира сокрыт.

Он потерял свое имя

И навсегда позабыт.


– Почему он злится? – тихо спросила Вега. Она искренне посочувствовала башенному королю, потому что ей была хорошо знакома упрямая и бессильная злость.

– Это долгая история, и у меня нет никакого желания ее рассказывать. Так что вам от меня нужно?

Кайт коротко поведал о том, что происходит в Стожарске. Анат выслушала его лежа в кресле, со скучающим видом. Однако ни от кого не укрылось, что рассказ немного ее смягчил – она наверняка ожидала услышать нечто иное. И когда Кайт закончил, равнодушно сказала:

– Оружием я могу вас обеспечить, этого добра – или зла, как посмотреть, – у меня достаточно. Но подобрать его надо с умом, иначе вы не сможете с ним обращаться. Что толку давать меч тому, кто не умеет обращаться с мечом?

– Я умею обращаться с мечом, – вставила Вега.

– Я выражалась образно. Для вас у меня мечей нет.

Она обхватила колени руками, снова опрокинулась в кресло и как будто утратила к ним всякий интерес. Ден хотел привлечь ее внимание, но Кайт сделал ему знак молчать. И в самом деле, вскоре Анат села и сказала:

– Если хотите получить от меня помощь, придется кое-куда сходить.

– Куда? – спросила Вега.

Анат неприятно усмехнулась и показала на закрытую занавесь.

– В башню? – эта догадка вызвала в Веге одновременно радость и страх. Ей по-прежнему хотелось туда, но безумный король внушал опасение.

Не успела она об этом подумать, как снова раздалось: «Прочь, прочь!!!»

– Именно туда, – кивнула Анат. – Подойдете к башне, обойдете ее слева, увидите вход. Войдете, на полу найдете кирпичи. Там в основном обломки, но вам нужно отыскать более или менее целый. Найдете – приносите сюда. Тогда и уладим ваше дело.

– Оружие в обмен на кирпич? – хмыкнула Вега.

– Не хочешь – не иди, кто тебя заставляет?

– Мы пойдем, – сказал Ден.

Анат одобрительно кивнула ему и предупредила:

– Только берегитесь, чтобы вас не увидел Эсагил. Слух у него такой, что может услышать войну где-нибудь на вашей Земле – когда не кричит, конечно. Эй, а ты куда собрался? – резко окликнула она Кайта, сделавшего шаг к занавеси. – Ты останешься здесь. Или ты собрался и оружие получить, и за них навести порядок на Земле?

– Действительно, – Ден улыбнулся Кайту. – Мы сами.

– То-то же, – проворчала Анат. – Ты, служитель, будешь сидеть здесь и рассказывать, что ты задумал на самом деле. Раньше миры сольются воедино, чем я подпущу к Эсагиле какого-то там светоносца.

Кайт ответил вполне любезным тоном:

– Но без меня они не найдут дороги.

Вега хотела возмутиться. Надо быть идиотом, чтобы не дойти до башни, которую видно издалека! Но Анат сказала:

– И правда. Ничего, дорогу я им обеспечу… Сейчас. Помоги мне, человек, – она протянула руку Дену, хотя Кайт стоял ближе. – Если меня коснется служитель, я век не согреюсь… Вот, другое дело, – взяв Дена за руку, Анат удовлетворенно кивнула.

С его помощью она поднялась на ноги, сделала несколько шагов, опустилась на колени и начала внимательно рассматривать бумажные ленты, лежащие на полу. Кайт тихо объяснил:

– Дорога к Эсагиле полна миражей. Идя к ней, люди всегда видят ее каждый раз в новом месте – она как будто убегает от них. Не уверен, что даже ты, Денеб, сможешь пройти через эти иллюзии.

– Ну вот, – сказала Анат. – Пойдем.

Она отдернула занавесь, и они вышли из шатра. Прямо шел обрыв, но справа имелся хоть и крутой, но спуск, по которому можно было сойти вниз.

Анат бросила на него бумажную ленту. Та скатилась вниз, расправляясь, на глазах стала удлиняться, и вот уже к башне зазмеилась тропа, полная таинственных надписей.

– Идите по ней. Не сходите, не то потеряетесь, – Анат произнесла это предостережение равнодушно, но Кайт посмотрел на Дена и Вегу с тревогой, и они закивали, показывая, что поняли важность этого указания. – Пойдем, служитель, – она поманила Кайта за собой. – Так как, говоришь, твое имя?..

Занавесь задернулась. Вега и Ден испытали огромный соблазн подслушать, но, вспомнив рыцарей при входе, со вздохом двинулись в путь. Анат наверняка легко могла узнать, есть ли кто-то поблизости.


Глава десятая, в которой Вега узнает историю короля Эсагилы


Чтобы не сходить с ленты, пришлось идти друг за другом. Ден шел впереди, Вега – за ним, погруженная в раздумья. Ей казалось нелепым и оскорбительным, что эта Анат, по виду обычный несносный ребенок, так обращается к Кайту, словно он чей-то слуга и, вдобавок, преступник. Она совсем его не знает, была уверена Вега, ведь, судя по всему, они встретились впервые. С другой стороны, презрительные слова Анат тревожили. Если Кайта на самом деле зовут как-то иначе или у него действительно есть свои планы на Земле – почему он просто не сказал им? От этой мысли у Веги стало хмуро на душе, и она чувствовала, что Дену, который знал Кайта гораздо дольше нее, тоже не по себе. Но едва ли он испытывал желание как следует встряхнуть эту Анат.

В десятый раз прокрутив все в голове, Вега возмущенно фыркнула.

– Ты чего? – спросил Ден.

– Ничего. Просто меня бесит, как говорит эта Анат. А ты как? Улавливаешь дорогу?

– Честно говоря, нет. Не думаю, что сумел бы найти ее, если бы сошел с этой ленты. Вокруг как-то все… Странно.

Вега внимательно оглядела пустыню, отвратительно серую, с редкими вкраплениями высохших кустов. Через некоторое время и она заметила – что-то не так. Сначала воздух вокруг сгущался, расслаивался на несколько частей и колыхался небольшими массами, притягивая взгляд. Потом в этих сгустках стали появляться переливчатые отблески, как если бы на них падали солнечные лучи, хотя солнца здесь не было и в помине. Наконец, Вега увидела человеческую фигуру. Она было в растерянности остановилась, но Ден заметил это и схватил ее за локоть.

– Не останавливайся! Сказали же – иллюзии.

Однако послушаться этого указания было не так-то просто. У Веги снова закружилась голова, ей показалось, что она видит Евгению – в тот далекий день, когда она только привела ее в Полумесяц и показывала, как обращаться с мечом. Сама Евгения когда-то занималась фехтованием, очень гордилась этим и потому с удовольствием показывала астрантам основы.

При воспоминании об этом в душе у Веги снова закопошились боль и обида. Она много тренировалась и достигла немалых успехов, но стоило один раз оступиться – и это потеряло всякое значение.

– Прочь, прочь, уходите прочь!!!

Крик Эсагила немного привел Вегу в чувство. Она зажмурилась и ускорила шаг.

Вскоре башня замаячила совсем близко. Вега переключила внимание на нее.

Вблизи строение было менее красивым и все же впечатляющим. Чей-то грандиозный проект так обветшал, что, казалось, его может разрушить малейший порыв ветра. Но ветер с силой проносился мимо, башня оставалась недвижимой, и приходила уверенность, что она простоит еще не одну тысячу лет.

На каждом этаже башни виднелось по несколько темных проемов окон. Вега с испуганным любопытством пробежала по ним взглядом, боясь и желая увидеть Эсагила. Один раз ей показалось, что на одном из верхних этажей мелькнуло нечто светлое, но она решила: это очередная иллюзия. Вряд ли безумный король мог хоть в каком-то смысле быть светлым. Он представлялся Веге, как Синяя Борода из книжных сказок-страшилок.

Лента подвела их к башне, обогнула ее слева и оборвалась у самого входа, некогда богато украшенного, но сейчас это был просто темный проем с остатками лепнины над ним и разрушенными статуями по бокам. От них остались лишь основания да кучи обломков вокруг, поэтому невозможно было сказать, что они изображали.

– Ну как, заходим? – прошептала Вега и, не дожидаясь ответа, первой вошла в башню.

Внутри было темно и холодно. Из полумрака вырисовывалось большое помещение с колоннами, подпирающими потолок.

Вега пошла вперед, перешагивая через обломки кирпичей и с любопытством оглядываясь. Слева она заметила лестницу, ведущую наверх, подошла к ней и даже встала на первую ступень. Дальше пройти было нельзя – мешала неприступная горка чего-то светлого, напоминающего ворох волнистых колосьев. Вега хотела потрогать их, но ей показалось, что они зашевелились, и она отступила.

– Эй! – тихо позвал Ден. – Надо найти кирпич.

– По-моему, она нас развела, – пробубнила Вега, подходя к нему. – Зачем ей сдался этот кирпич? И тут одни обломки…

Она в сердцах пнула осколок кирпича. Тот отлетел в сторону и с неожиданно громким стуком упал поодаль. Вега и Ден в испуге замерли. По башне пробежал шорох. Вега, холодея, увидела, что колосья на лестнице шевелятся.

Опустившись на пол, она стала спешно осматривать и ощупывать обломки, надеясь поскорее найти кирпич. Ден сначала присоединился к ней, потом вдруг встал, отошел к стене и принялся ее ощупывать.

– Что ты делаешь? – прошипела Вега. – Нашел время!

Ден не обращал внимания. Внутренний голос говорил: то, что ему нужно, находится именно здесь, в этой стене.

Вскоре пальцы нащупали кирпич, неплотно прилегающий к основной кладке. Дену удалось его вытащить. Он уже готов был сказать, что кирпич найден, но отвлекся на слабый блеск, мелькнувший в образовавшемся углублении. Ден запустил туда руку, нащупал предмет и поднес его к глазам.

Сначала ему показалось, что он держит в руках ключ, но, не найдя бородки, Ден посмотрел на него новым взглядом. Из потемневшего серебряного ромба с тусклым синим камнем посередине вырывался короткий штырек. Ден решил, что это обломок какого-то украшения.

Шорох становился все громче. Как будто вниз по лестнице ползли множество змей. Вега была ни жива ни мертва от ужаса. Ден быстро подошел к ней, показал кирпич, и они вместе выскочили на улицу и побежали по белой ленте. Вслед им раздался страшный крик, показавшийся им еще злобнее, чем раньше: «Убирайтесь прочь!!!»

– Подожди! – выдохнула Вега. – Мы уже…

Она хотела сказать, что нет нужды бежать, ведь вряд ли Эсагил покинет свою башню. Ден, погруженный в раздумья о своей находке, услышал ее запоздало – и резко остановился. Вега налетела на него и соскользнула с путеводной ленты. Ден попытался ухватить ее за руку, но не успел.

Вега упала на песок. Белая лента вместе с Деном непостижимым образом исчезла с ее глаз.


Вега вскочила с песка сразу же после падения, но увидела лишь безбрежную пустыню с башней вдали. Сама она осталась на том же месте. Или это только так казалось.

Вега неуверенно пошла вперед, проклиная Дена на чем свет стоит. Дернул его черт так неожиданно замереть! Вега пообещала себе, что если найдет путь обратно, всю душу из него вытрясет.

Эти мысли немного отвлекали и заглушали страх. Вега была одна среди огромного пространства и не представляла, как отсюда выбраться.

Через некоторое время каменистая земля сменилась желтым песком. Идти стало тяжелее. Вега порядком утомилась, ноги слушались все хуже, дыхание сбилось. В отчаянии она села прямо в песок, показавшийся ей таким же безжизненным, как и пейзаж вокруг – не холодный, не теплый.

Справа что-то мелькнуло. Вега с надеждой обернулась и увидела башню, совсем недалеко. Но этого никак не могло быть, ведь она довольно долго шла прочь от нее.

Вега помотала головой и снова посмотрела направо. Башня никуда не исчезла, но, помня о предостережении Кайта, Вега пошла прежней дорогой. Хотя сложно было сказать наверняка, шла ли она прямо или давно сбилась с пути.

По ощущениям, минуло несколько часов. Вега совсем выбилась из сил. Ноги отказывались ей подчиняться, она не раз падала, упрямо поднималась и продолжала идти. Хотелось есть и пить. Вега вспомнила о росе в своей сумке, но необходимо было сохранить ее, и, стиснув зубы, она велела себе терпеть до последнего.

«Почему ты здесь?» – спросил голос, раздавшийся прямо в голове. Веге показалось, что он не больно-то похож на ее собственный, но она задумалась над ответом и пришла к выводу, что во всем виноват Нат – ведь именно из-за него она задержалась в ту ночь. Каждый раз, когда она собиралась уходить, он ее останавливал. Это было так необычно для нелюдимого Ната, что Вега уступала ему и порядком задержалась. Едва она вернулась домой, на нее обрушился звонок разгневанного Даниила: Падающий вот-вот должен был упасть.

Впервые Вега задумалась, почему на Полигон послали ее одну. Нат был дома, до него легко могли дозвониться.

Разозлившись, Вега не сразу поняла, что видит его перед собой. Она поморгала. Видение рассеялось.

Башня находилась слева.

Еще через час ходьбы Вега упала на песок и, лежа на нем, изо всех сил прогоняла отчаяние и бессильную злость. Она вспомнила короля башни. Ей тоже захотелось закричать – и она закричала. Потом посмеялась над собой и, пробормотав с кислой усмешкой «глас вопиющего в пустыне», попыталась подняться. Перед глазами замаячили Виктория и Константин. Вега прекрасно понимала, что это мираж или галлюцинация, но вид единственных приемных родителей, которых она любила, заставил сердце заныть, и Вега осталась сидеть на песке.

Она закрыла глаза и попыталась решить, что делать дальше. Выход был только один – продолжать идти. Но Вега боялась пуститься в дорогу. Видения могли окончательно свести ее с ума.


Ден растерянно стоял на бумажной ленте, не зная, что делать. Вега исчезла, словно ее поглотил воздух. И Ден сознавал – это случилось по его вине.

Нервно потирая руки, он напряженно раздумывал, что ему делать. Вернуться и попросить Кайта о помощи? Но если время играет роль? Кроме того, Анат была права – когда-нибудь придется действовать самостоятельно, а, учитывая, каким даром обладал он сам, глупо было не попытаться.

Ден колебался. Если верить предостережению Кайта, он, скорее всего, мигом затеряется в пустыне, полной миражей, и будет блуждать по ней, пока не погибнет.

Через минуту Ден поймал себя на том, что раздумывает, стоит ли Вега такого риска, и почувствовал отвращение к самому себе. Больше ни мгновения не сомневаясь, он решительно сошел с белой ленты и устремился прочь от башни, силуэт которой внезапно вырос прямо перед ним.


Сидя на песке с закрытыми глазами, Вега потеряла счет времени. И вдруг ей словно бы шепнули на ухо: «Открой глаза». Вега вздрогнула и послушно подняла веки. Она и не заметила, как в пустыне поднялся ветер, перегоняющий с места на место мелкий песок. За этой песчаной завесой она увидела чей-то силуэт. Кто-то приближался к ней.

Вега поднялась на ноги и всмотрелась вперед. Она не спешила верить в чудо и ждала очередного миража.

Неизвестный подходил все ближе. Когда Вега разглядела его, у нее задрожали колени.

Это было самое необыкновенное существо, которое ей когда-либо доводилось видеть – в сравнении с ним проигрывали даже хторанцы и занарды. По песку ступали мощные бычьи ноги с тяжелыми копытами, тело напоминало львиное, но из него вырывались самые настоящие крылья. При всем при этом курчавая голова, сидящая на толстой шее, определенно была человеческой. Самым обычным оказалось лицо – мужское, с орлиным носом и черной бородкой.

Существо подошло к Веге и остановилось. Ростом оно превышало лошадь.

– Зачем ты здесь?

Голос звучал не то чтобы располагающе, но, во всяком случае, не агрессивно.

– Я… Я… – Вега никак не могла справиться с появившимся вдруг заиканием: – Я з-заблудилась… Т-ты кто?

– Я Херуб. Когда-то я охранял башню, но теперь это ни к чему. Ты идешь к ней?

– Нет, – Вега преодолела себя и заговорила более или менее ровно. – Я иду туда, где колонны… И еще там шатер… Туда, где Анат, – кое-как сформулировала она.

– Анат? Это очень далеко отсюда.

– Но я шла не долго.

– В пустыне Миражей не нужно идти долго, чтобы далеко уйти.

Вега промолчала, не зная, что сказать. Она вспомнила Хторан, смелое и вежливое обращение Дена, отзывчивость Нора, который сначала тоже показался жутковатым. Наконец она решилась:

– А ты… Не мог бы ты мне помочь туда добраться? Ну, показать дорогу… Или проводить…

Херуб задумался.

– Я бы мог, – сказал он, – хотя я уже давно не служу людям.

– Я очень прошу, – неуверенно проговорила Вега. Просить о помощи было для нее в новинку. – Пожалуйста.

– Добрая просьба дорого стоит, – сказал Херуб. – Залезай.

Он лег на песок, и Вега не без труда взобралась на его спину. Она была покрыта шерстью.

Херуб выпрямил ноги, и Вега в испуге схватилась за его шею. Ей удалось удержаться. Херуб шел ровно, не медленно и не быстро. Вскоре Вега приноровилась к его ходу и спросила:

– А почему тебе больше не надо охранять башню?

– Эсагил, как его сейчас называют, стал ее хозяином и решил, что больше не нуждается в моей помощи.

– Но разве он не был ее хозяином с самого начала? – удивилась Вега.

Херуб некоторое время молчал, преодолевая большой бархан. Вега не могла понять, как ему удается так тяжело опускать ноги и при этом не проваливаться в песок.

Наконец Херуб заговорил:

– Когда-то, когда он еще не был королем, и у него было имя, он предложил построить башню, такую высокую, чтобы она достигла небес. Людям понравилась эта мысль, они собрались и всем миром принялись за строительство. Эсагила наградили за его идею – у него появились деньги, власть, друзья. Но все, что у него было, он использовал для того, чтобы строить башню.

Через много лет работа была почти закончена, оставались последние этажи. И тогда с небес сошла молния; она ударила прямо в башню. Это не причинило ей особого вреда, но некоторые сочли это знамением. А потом в эти земли пришли другие люди. Они говорили, что это некий бог разгневался на людей, захотевших увековечить свою гордыню. Их многие поддержали… Жители переняли их язык и ушли с ними… В городе осталось мало людей, и никого больше не волновала башня. Один Эсагил был уверен, что необходимо закончить строительство – ведь осталось совсем немного.

Тогда люди сделали вид, что согласились, но уговорили Эсагила подождать, пока они скопят средств на устранение ущерба, который нанесла молния. Они сделали башню местом торговли и подношений, и год за годом откладывали строительство. Когда Эсагил понял, что его обманули, он пришел в ярость. Он ворвался в башню, опустошил ее, убил многих людей и выгнал оставшихся. И провозгласил, что сам когда-нибудь достроит башню, а до той поры будет охранять ее ценой своей жизни. С тех пор его и прозвали королем башни. Со временем к ней перестали подходить, отчаявшись дождаться, когда он уйдет или умрет. И постепенно она оказалась за гранью времен. Ведь, пусть и недостроенная, она – одно из величайших творений человечества, и до сих пор многие люди грезят о ней. Они пытаются найти ее, но теряются в пустыне Миражей.

– Так король злится из-за того, что его обманули? – спросила Вега. После этой истории она стала еще больше жалеть несчастного Эсагила. По ее мнению, с ним поступили ужасно несправедливо – гордыня или не гордыня, но он ведь просто хотел закончить начатое, воплотить в жизнь свою мечту.

– Из-за того, что его обманули, – сказал Херуб. – Из-за того, что его никто не поддержал. Из-за того, что он остался один – так я думаю.

– А ты не знаешь его имени? Настоящего имени?

– Его никто не знает. Даже он сам. Его злоба поглотила все.

– А если бы он достроил башню?

Херуб слегка повернул голову, удивляясь ее словам, и после короткого раздумья ответил:

– Для того чтобы достроить башню, ему понадобится имя. Ведь если бы он помнил, кто он и что там делает, он бы давно ее достроил, хотя бы и один. Но теперь он одержим собственной злобой, а не башней, и сам этого не понимает.

– Это очень грустно, – сказала Вега. – А ты? Ты с тех пор бродишь по пустыне? Так странно, что ты меня нашел!

– Я почуял что-то необычное и пошел посмотреть, кто здесь появился. Несчетное количество лет я не чувствовал обладателя такой силы. Он сиял, как путеводная звезда.

– У меня есть какая-то сила? – изумилась Вега и подумала, что это, должно быть, из-за Падающего.

Но, к ее разочарованию и некоторому испугу, Херуб помотал головой и сказал:

– В тебе есть сила, и часть ее не несет добра. Но ты можешь обратить ее во благо, если захочешь. Однако я почуял иное. Эта сила в руках другого человека… В нем.

Херуб остановился. Вега подняла голову и увидела впереди силуэт – на сей раз безусловно человеческий. Когда он подошел ближе, Вега удивленно подняла брови: это был Ден.


Глава одиннадцатая, открывающая, что у всего на свете есть темная сторона


Евгения, губернатор города Стожарска, пришла на собрание Полумесяца как обычно – в роскошном платье с пышными юбками и многочисленными украшениями. На ее руках были нарядные перчатки, в пальцах одной она держала веер. Волосы ей уложили в высокую прическу. Это был любимый образ Евгении, и если перед журналистами и обычными городскими жителями она себя сдерживала, не всегда успешно, то в Полумесяце давала себе волю. И каждый раз мысленно сетовала, что современная мода напрочь убила понятие об истинной красоте.

Собрание проходило в небольшой комнате, на него пришли всего человек десять. Даниил, первый помощник Евгении, врач Михаил и работники Блока: астронеры, работающие со звездной пылью, энергологи, пытающиеся познать суть Энергии, и один хроновед, занимающийся изучением времени. Это было своеобразное ядро Полумесяца.

– Ну что ж, дорогие мои, – начала Евгения, помахивая веером. – Боюсь, у нас возникла проблема.

– Давайте я включу кондиционер, – любезно предложил Михаил.

– Исключено, тогда мне придется отложить веер. Итак, у нас возникла проблема.

– Да, мы слышали, Эльнат упустил Падающего, – сказал один астронер.

– У Эльната все впереди. Он просто привык рассчитывать на Вегу. И проблема как раз в ней. Не соблаговолите объяснить, Михаил, почему так?

Врач смущенно кашлянул.

– Я был уверен, что то, что с ней случилось, приведет… Э-э… К летальному исходу.

– Не похоже, – Евгения свела тонкие черные брови к переносице. – Вы же не думаете, что я поверила вам на слово? Да, она выглядела скверно. Но теперь с самых разных каналов мне поступает информация о том, что она замечательно себя чувствует! У нее даже нет больше бинтов на руках. Ходит, учится, наверстывает упущенное. Причем это как будто случилось с ней в один день!

– Но этого не может быть! – Михаил недоверчиво хмыкнул.

– Может. Свидетельства сходятся – в школе она была на последнем издыхании, дома – ничем не лучше, а наутро вся светилась.

– Возможно, какое-то обезболивающее…

– Нет бинтов! – Евгения сложила веер и хлопнула им по столу. – А значит, и опухолей. Напрашивается один вывод – ей кто-то помог. Причем не врачи. Им было запрещено помогать ей – это раз, они явно неспособны справиться с подобной проблемой – это два.

– Но тогда кто?

– Ильгекарт, разумеется! – в гневе воскликнула Евгения. – Кто же еще!

– Ему что-то известно об этом? – спросил Сергей, самый молодой специалист из Блока.

– О, ему известно многое. Но ты пока еще слишком юн, чтобы мы просвещали тебя, что он собой представляет. Давайте-ка лучше свои предложения, что нам делать с Вегой.

Все задумались. Кто-то нервно дергал ногой, другие постукивали пальцами по гладкой столешнице. Ученые хотя и понимали, что не всегда их мысли и действия используются во благо, но прямое указание участвовать в преступлении выбило их из колеи.

– Мы не можем вот так просто убить подростка, – наконец сказал Даниил. – Это плохо скажется на всем Полумесяце. Услышит пресса – а она заинтересуется, ведь о Веге уже сообщали – и нам конец, никакое закрытие города не поможет. Раньше предполагалось, что смерть спишут на последствия ее баловства на Полигоне… Но теперь, когда все знают, что она хорошо себя чувствует, это не пройдет.

– Почему? – вдруг выпрямилась Евгения. – Ей же могло стать лучше, а потом… Михаил?

– Да, – подтвердил врач. – Человек может чувствовать временный подъем перед внезапным ухудшением.

– Простите, – снова подал голос Сергей. – А зачем… – он неловко дернул рукой, опрокинув стаканчик с карандашами, которые с шумом рассыпались по столу, и никто не услышал, как приоткрылась дверь. – Ох, извините. Зачем… Зачем так делать? Все равно ее рассказам никто не поверит.

– Нас не интересуют ее рассказы! – Евгения недовольно поморщилась. – Во-первых, в ней находится звездная пыль – причем в немалом количестве, ваши же исследования показали, что в человеческом теле ее собирается больше, чем в оружии. А поскольку меч Веги уничтожен, пыль должна быть в ней – наверняка в ее руках, оттуда и была реакция. Почитайте отчет Михаила!.. А во-вторых, Сережа, могли бы и догадаться, что если Вегу прибрал Ильгекарт, то нам придется несладко. Девчонка ужасно проворна, да и сильна, разбивала Падающих на раз-два.

– Зачем вы тогда ее выгнали? – недоумевал молодой специалист.

– Мы ведь были уверены, что она умрет и станет замечательным объектом для исследований. А она живее всех живых. Нам осталось собрать совсем немного пыли, и наши исследования выйдут на совершенно новый уровень… А если мы возьмем еще и немного света… Ну кто там еще?

Евгения обернулась на стук в дверь рассерженной, но, увидев Ната, смягчилась.

– Эльнат! – улыбнулась она. – В чем дело?

– Вас вызывают, по-моему, это срочно.

– Ни минуты покоя, – Евгения скорбно покачала головой. – Ладно, сейчас… Нат, милый, сделаешь нам пока кофе?

Нат кивнул и отправился на кухню, слыша, как за его спиной снова возобновляется разговор. Последним, что он услышал, были слова Евгении:

– О, подождите-ка! У меня есть одна идея. Будем действовать жестко!


Херуб ссадил Вегу и Дена на белую дорогу совсем недалеко от обители Анат. На прощание он тихо сказал Веге слова, которые не давали ей покоя весь оставшийся путь:

– В тебе затаилось зло, но ты можешь побороть его, если сохранишь в сердце историю Эсагила.

У самого шатра стоял Кайт, он тревожно вглядывался вдаль. Рядом, скрестив ноги, сидела Анат.

– Вот это да, – сказала она, когда Вега и Ден взобрались на площадку. – Пришли. Но не с пустыми ли руками?

Ден молча протянул ей кирпич. Анат посмотрела на него с легким удивлением:

– Вот уж не думала, что возможно найти совсем целый. Хорошо поработали. Эсагила не видели? Нет? Ну да, если бы увидели, назад не вернулись. Ладно, пойдемте.

Они направились к шатру. Кайт по пути внимательно смотрел на Вегу. Она сначала выдавила вымученную улыбку, потом отвернулась. После слов Херуба она чувствовала себя неважно. Вега вспоминала свои видения, злость, которая кружила голову, и с тоской думала, почему она не может просто забыть случившееся и жить дальше. Хороший человек наверняка бы так и сделал. Но у нее не получалось. Хотя, если она такая плохая, то почему Ден смело сошел с дороги и отправился ее искать? Чтобы не ударить лицом в грязь перед Кайтом? Скорее всего.

В этих невеселых размышлениях Вега последней вошла в шатер. Анат уже уселась в свое кресло.

– Начнем с тебя, Денеб. Светоносец рассказал кое-что о вас. И вот тебе-то как раз этот кирпич и пригодится, коли ты не переносишь пыль.

Она вытянула руку с кирпичом и вдруг с размаху ударила им в свой лоб. Вега и Ден остолбенели. Но на ней не осталось ни царапины. Анат преспокойно взяла обломки расколовшегося кирпича, соединила ладони и подула. На ее руках осталась бурая пыль. Анат собрала ее в одну руку, отложила обломки и велела Дену подойти.

Он послушался и опустился на одно колено, словно рыцарь перед королевой. Вега не удержалась и закатила глаза, но Анат это явно понравилось. Она сказала Дену протянуть руки и высыпала часть пыли ему на ладони. Крошечные частички тут же исчезли, и Ден почувствовал внутри что-то чужеродное, медленно распространяющееся от пальцев по всему телу.

– Неприятно? Скоро пройдет, – сказала Анат. – Теперь дай мне тот кувшин, поменьше… Вот так.

Она высыпала оставшуюся пыль в сосуд и потребовала, чтобы Ден выпил все до дна. Он так и сделал. На вкус это была обычная вода с затхлым привкусом.

– Кирпичи Эсагилы сделаны из праха – праха, из которого земля сформировалась в самом начале времен, – объяснила Анат. – На самой Земле его уже невозможно найти, но Эсагила давным-давно оказалась за гранью времени, поэтому в ней он сохранился. Знаешь, что такое земной прах? – Ден покачал головой. – Это своеобразный осадок звездной пыли, и именно из него появляются тернии. Можно сказать, это темная сторона самой пыли. Тернии защищают звезды, но могут и препятствовать им, ведь если их будет слишком много, они сокроют и самый яркий свет.

Ден с интересом и некоторым сомнением посмотрел на свои руки.

– Теперь ты можешь управлять терниями, – сказала Анат, и он, изумленный, поднял голову. – Ты и так мог – немного, из-за того, что частички терний попали в твою кровь.

– Вот почему они поднимались передо мной?

– Да. Теперь ты сможешь куда больше. Но должна тебя предупредить, что с этой силой нужно обращаться осторожно. Применяй ее только по необходимости. Если будешь слишком бушевать и мешать звездному миру, сефилорты мигом тебя устранят. Вот уж кто не любит тернии!

– Но как мне ими управлять? – спросил Ден. – Я не понимаю. Ведь для этого нужны сами тернии?

– Нужны. Считай их своим оружием и носи немного при себе. Пойдем, я покажу, как это работает… Помоги мне встать.

Ден взял ее за руку и помог подняться. Несмотря на хрупкий вид, Анат была удивительно тяжелой, и ходила так, словно ей было крайне трудно удерживать свое тело на ногах.

Они вышли из шатра, прошли мимо рыцарей и остановились на площадке. Кайту и Веге Анат велела отойти, а Дену дала острый шип.

– Бросишь его на землю и заставишь расти. Это не сложно, тернии черпают силу из того, что их окружает, тебе просто нужно направить их к тому, чтобы они выполнили желаемое. Сейчас поймешь.

Она сделала несколько шагов назад. Ден остался один посреди площади. Один из рыцарей у шатра вдруг со скрипом зашевелился и направился прямо к нему.

– Разве они не неживые? – неуверенно спросила Вега.

– Ими управляют мои слова, – Анат указала на бумажные ленты, опоясывающие рыцаря. – В словах заключена великая сила: они могут двигать что угодно и кого угодно. Поэтому твой светоносец назвал меня всемогущей.

Не останавливаясь, рыцарь вытянул из ножен меч. Ден в растерянности отступил.

– Ну же! – рявкнула Анат. – Используй тернии.

Ден неверным движением бросил шип вперед. Он упал точно между ним и рыцарем, но последнего, конечно, это не остановило, он продолжал подходить. Тогда Ден закрыл глаза и постарался сосредоточиться, для верности вытянув вперед руку. Он положился на разум и логику, которые всегда помогали ему на занятиях по потоковой физике и систематике. Сейчас они говорили, что Анат не стала бы просить его делать то, чего он не может – она дала ему некую способность, и эта способность должна проявиться. Помочь этому можно было только найдя в себе нечто новое, энергию, которой нужно дать выход.

И ему удалось. Почувствовав, как внутри нарастает какое-то непонятное напряжение, Ден уделил все внимание ему и представил, как тернии начинают расти. Тут же он услышал грохот и открыл глаза.

Шип пустил росток в полметра, нога рыцаря запнулась об него, и он упал.

– Слабовато, – недовольно отметила Анат. – Но главное, что вообще что-то вышло. Потренируешься и сможешь действовать лучше. Перед уходом я дам тебе немного шипов, но потом тебе придется добывать их самостоятельно.

– Хорошо, – кивнул Ден. – Спасибо вам.

Анат улыбнулась ему и повернулась к Веге.

– С тобой мы поговорим наедине. Пойдем.

Она первой направилась к шатру. Вега пожала плечами и двинулась за ней. У самого входа она на мгновение остановилась, оглянулась через плечо и увидела, что Кайт смотрит ей вслед с встревоженным видом.

– В чем дело? – спросил его Ден, когда Вега и Анат скрылись в шатре.

– От того, что выберет Вега, зависит очень многое.

– А из чего ей нужно будет выбирать?

– Скоро узнаем.

Кайт погрузился в невеселую задумчивость. Ден никогда не видел его в таком состоянии.

– А то, что говорила Анат, правда? – попробовал он отвлечь его. – Тебя на самом деле зовут как-то иначе?

Кайт посмотрел на него и слабо улыбнулся.

– Мое имя Де-Кайтос. Ты ведь уже имел возможность убедиться в этом, правда? На Хторане.

– Да, но почему тогда она обвинила тебя во лжи? – недоуменно проговорил Ден. – То есть… Я хочу, чтобы ты знал – мне все равно, если ты что-то скрыл, но мне ты можешь рассказать все.

– Не все, Денеб. По некоторым причинам… Есть тот, кто… – Кайт с трудом подбирал слова. – Тот, в чьей власти запретить мне говорить об определенных вещах. Поэтому я не могу рассказать тебе всего, хотя очень хотел бы. Что касается моего имени… Раньше оно звучало немного иначе, вот и все. Но и я тогда был совсем другим.

Кайт замолчал, и Дену показалось, что он сделался еще печальнее.

Ден больше не стал ни о чем спрашивать. Они оба молча стали ждать возвращения Веги.


Глава двенадцатая, о трудностях выбора и о том, что не все бывает таким, каким кажется


– Я заметила, что иногда тебе становится плохо, – сказала Анат, усаживаясь в своем кресле.

Вега села напротив, прямо на землю. От слов Анат она вздрогнула.

– Да-да. Головокружение, верно? Наверняка и голоса в голове. Может, даже видения.

– Откуда ты… Вы знаете?

Анат посмотрела на нее холодно.

– Гораздо интереснее, почему об этом не знаешь ты. Светоносец не соизволил объяснить тебе, что к чему, верно? В тебе находится Странник.

– Он сказал об этом.

– А сказал, что с тобой будет, если он не выйдет из тебя?

Вега промолчала. Об этом Кайт ничего не говорил, кроме того, что хорошо бы он появился быстрее.

– Вижу, не сказал. Чем дольше он будет в тебе находиться, тем хуже ты будешь себя чувствовать. В конце концов он просто вытянет из тебя все силы, и ты умрешь.

– То есть… То есть как умру? – похолодела Вега.

– Очень просто, – Анат усмехнулась. – Звездная пыль, из которой состоит Странник, расстраивает работу твоего организма, ему приходится затрачивать все больше энергии, и потом – щелк! – она прищелкнула пальцами. – Ты падаешь без сил, сама не заметив, что все твои органы давно пришли в негодность.

Вега почувствовала дурноту. После чудесного исцеления умирать ей совсем не хотелось, несмотря на массу неприятностей. Особенно сейчас, когда она подошла к порогу необыкновенного приключения. Или, скорее, уже перешагнула через него и оказалась в коридоре – ведь ей довелось побывать в Терностаре, на Хторане, в Эсагиле, но, главное, встретиться с Кайтом.

– Не теряй головы, – сказала Анат. – Конечно, я рассказываю тебе об этом не просто так. Есть способ тебе помочь.

– Правда? – встрепенулась Вега. Она подумала, что, должно быть, именно за этим Кайт и привел ее сюда.

– Да. Я могу вытащить из тебя этого Странника, и дело с концом.

Вега ждала продолжения, но Анат молчала, пристально глядя на нее. В воздухе повисла недосказанность.

– Вы хотите что-то взамен? – предположила Вега.

– Только звездную пыль, которую извлеку. Тебе она все равно без пользы.

Вега задумалась. Что-то не сходилось. Наконец она поняла:

– Подождите, вы сказали – достать Странника. Он ведь не пыль. То есть я хочу сказать, он состоит из нее, но…

– Все верно, – кивнула Анат. – Пока он в тебе, он жив – в неважной форме, но жив. Однако извлечь его из тебя можно только по крупицам. Поэтому на выходе получится одна пыль.

– А если он выйдет сам?

– Останется в своей форме. Но он может не выйти вообще или выйти слишком поздно – точнехонько перед твоей смертью или сразу после нее. Давай думай, – поторопила она. – Даю тебе три минуты на размышление.

Вега на мгновение впала в ступор. Потом принялась лихорадочно размышлять.

Ей все еще было страшно, но теперь страх теснили недавние воспоминания о видениях в пустыне Миражей и встрече с Херубом, и еще – о словах Кайта и ее собственных чувствах, когда она узнала, что Падающие – вовсе не чудовища. Она разбила многих, превратив невинных существ в шарики света, и теперь должна была сделать выбор между тем, чтобы сохранить единственного Странника, которого ей не удалось разбить, и собственной жизнью.

Вега попыталась посмотреть на себя со стороны и увидела мало хорошего. Почти всю сознательную жизнь она только и делала, что расчетливо всем препятствовала и задиралась. Словно этого было недостаточно, она считала подлые нападения на Странников настоящим героизмом.

Ден и Кайт прекрасно знали обо всем этом, но почему-то помогли ей. И вряд ли Кайт, приводя ее сюда, хотел, чтобы она согласилась на предложение Анат. Ведь он сам внушил ей: Падающие – живые, а жизнь в любой форме ценна и неприкосновенна. Но тогда почему он не сказал об угрозе? Наверняка потому, подумала Вега, что был уверен – она тут же решит избавиться от Странника. По правде говоря, ей очень хотелось так и поступить, и сознание этого заставило глаза увлажниться.

– Нет, – сказала Вега. Она сжала кулаки и мотнула головой, прогоняя слезы. – Я не хочу, чтобы вы его доставали.

– Уверена? Тогда ты умрешь.

– Пускай.

– Ты ведь даже не знаешь его. Так, расплывчатая форма жизни. И ужасно холодная, к слову, что твой служитель.

– Я не хочу, чтобы вы его убивали, – твердо ответила Вега.

Анат пожала плечами.

– Ладно, мое дело предложить. Тогда выметайся.

– А… А оружие? – вспомнила Вега. – Вы мне его не дадите?

– Не дам, потому что оно тебе не нужно.

– Я так скоро умру?

– Нет, – Анат чуть улыбнулась. – Просто, раз ты останешься со Странником, оно у тебя уже есть. Дай-ка свои руки… Только убери с них все. Надо подтолкнуть тебя, иначе до самой не дойдет.

Вега сняла перчатки и протянула руки. Анат положила на ее ладони свои маленькие пальчики и что-то прошептала. Вега почувствовала, как по рукам пробегает горячий озноб.

– Ну же! – рявкнула Анат точь-в-точь как на Дена. – Представь что-нибудь!

Вега все еще думала о Страннике, поэтому в голове ярко вспыхнул образ звезды, на которую он походил, когда падал. Воздух вокруг рук сгустился. Вега напряглась, словно пыталась силой мысли перевести воображаемый образ в реальность, и, к ее удивлению, у нее начало получаться. Крохотные блестящие частички собирались прямо из воздуха к ее ладоням, и вскоре на них упала крохотная стеклянная звездочка.

– Н-да, – фыркнула Анат. – Силенок у вас…

– Но каким образом? – пролепетала Вега.

– Пока Странник в тебе, ты можешь притягивать звездную пыль и формировать из нее, что твоей душе угодно. Это очень недолговечно, – стоило Анат это сказать, как звездочка рассыпалась, не оставив после себя ровным счетом ничего, – но действенно – главное, научиться быстро мыслить и концентрироваться.

– А если Странник уйдет?

– Странники бывают разные, да и люди тоже. У них различные способности, цели и характеры… Все, уходи, вы все меня утомили. Еще не хватало читать лекцию о Странниках!

Вега пробормотала слова благодарности и направилась к выходу. Уже там она остановилась и спросила:

– Почему вы такого мнения о Кайте?

– Плевала я на твоего Кайта, – сердито ответила Анат. – Впервые его вижу. Просто я не люблю светоносцев, вот и все.

– Из-за чего?

– Не твоего ума дело.

Анат насупилась и впервые стала похожа на настоящего ребенка.


Вега, Ден и Кайт под крики Эсагила прошли через розовые облака, перешагнули порог Терностара и пустились в обратный путь. Ден по просьбе Кайта снова завел рассказ о потоковой физике, а Вега была погружена в свои мрачные раздумья. Когда она вышла из шатра Анат, Кайт встретил ее обрадованной улыбкой, но ничего не сказал. Вега испытывала смешанные чувства – с одной стороны, она знала, что поступила правильно, с другой – было больно и обидно сознавать, что ее оставили в безвыходном положении и без всякого спроса сделали жертвой.

Идя следом за Деном, Вега с неописуемой тяжестью внутри думала о том, что жить ей осталось немного. Но еще тяжелее этого было сознание того, что ее смерть никого особо не расстроит. Если они успеют разобраться со Странниками, Ден преспокойно продолжит приходить к Кайту на Лурану, и вряд ли они хоть раз вспомнят о ней. О Полумесяце и Виктории и Константине нечего и говорить: наверняка будут только рады.

В очередном проходе, за призрачным серым пейзажем, Веге снова померещился смутный образ. Она лежала на Полигоне – одна, без сил. Вега мотнула головой, и видение исчезло. Ее снова посетило ощущение, что она сходит с ума. Или всему виной Странник? Но почему он заставляет ее видеть собственные обиды и унижения? Это было совсем не похоже на повреждение органов, которое упомянула Анат. Вега слышала, что человек с болезнями мозга может видеть какую угодно небывальщину, но не себя со стороны, как в фильме, снятом тайным наблюдателем.

Кайт вдруг обернулся и спросил:

– Что с тобой, Вега?

Ден, с трудом вынырнув из глубин потоковой физики, тоже оглянулся.

– Ничего.

– Что тебе сказала Анат? – спросил Ден.

– Я же сказала: могу из пыли делать разное.

– И все?

Вега промолчала – в горле стоял ком. Ден и Кайт остановились.

– Скажи, – мягко попросил Кайт.

Вега не могла ответить ему «нет» и, с трудом сдерживая дрожь в голосе, спросила:

– Почему ты не сказал, что Странник меня убьет?

– Что?

– Почему ты не сказал, что пока он во мне, он забирает мои силы и убивает меня? – повторила Вега. – Анат сказала, что если он не выйдет из меня, я умру. Она предложила достать его, но я отказалась, потому что тогда умер бы он. Ты не думал, что я соглашусь на это, и поэтому ничего мне не сказал?

Ден перевел изумленный взгляд с нее на Кайта. Но тот покачал головой.

– Ты не умрешь. Странник черпает из тебя силы, это верно, но он не делает тебе ничего плохого. Он поневоле причинил тебе много вреда, но мы устранили его звездной пылью, помнишь?

– Значит, Анат наврала? – Вега немного приободрилась, хотя и боялась пока поверить в это.

– Я бы не расценил это так. Странник мог бы тебя убить, если бы захотел, но этот не захочет.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что я слышу его голос, – спокойно проговорил Кайт. – Он не желает тебе зла. Он знает, что ты не виновата.

Они возобновили прерванный путь. Вега все еще сомневалась и велела себе не рассчитывать на многое. Ведь Анат точно распознала ее состояние. Возможно, она просто устроила нечто вроде испытания, но могло быть и так, что Кайт заблуждался.

Всю оставшуюся дорогу он продолжал расспрашивать об их школьных предметах. Вега уже начала думать: Кайт намеренно держится за эту бесполезную тему, чтобы она больше не задавала вопросов. В конце концов даже Ден не выдержал и спросил:

– Слушай, почему тебя это так интересует?

Кайт вздохнул и отстраненно посмотрел куда-то в сторону.

– У меня были сомнения, но после твоих рассказов… Дело в том, что я тоже изучал нечто похожее, хотя и иначе.

– То есть? – не понял Ден.

– То, что вы называете потоковой физикой, мы называем природой света. И почти все ваши школьные предметы так или иначе связаны с миром Вселенной.

– Ты хочешь сказать… – начала Вега, но оборвала себя на полуслове, не в силах поверить безумному предположению.

– Да, – ответил Кайт. – Вы изучаете мир звезд. Только не как лучше его сохранить, а как уничтожить.


Глава тринадцатая, в которой рассказывается, как познакомились Денеб и Де-Кайтос


Вега вернулась домой очень поздно и смертельно уставшей. К счастью, Галина в этот момент была где-то в глубине квартиры, откуда слышались звуки телевизора, и Веге удалось пробраться в комнату незамеченной. Саша уже спала, Алена сидела рядом с Темой. Когда Вега вошла, она посмотрела на нее изумленным взглядом.

– Ты где была? – спросила она шепотом.

– А что?

– Галина тебя убьет. Она и за поздний приход такое устраивает… А тебя где-то два дня носило. Мы уже думали, ты не придешь.

– Два дня? – ужаснулась Вега.

Она вспомнила, что Ден говорил о Терностаре. Ну конечно, время в нем течет по-разному, и никогда нельзя угадать, сколько пройдет на Земле.

– Ладно, черт с ней, с Галиной. На, – Вега сунула в руки Алене сверток с росой. – Это что-то вроде обезболивающего, может немного помочь.

Алена посмотрела на нее с сомнением, но, не задавая вопросов, дала Теме пару крупиц.

– Он твой родной брат? – спросила Вега.

– Нет, когда меня сюда определили, он уже был здесь.

Вега хотела поинтересоваться, почему тогда Алена так о нем заботится, но внутренний голос сказал нравоучительным тоном, что это в порядке вещей, и так должен поступать каждый. Вега приняла это как упрек в свою сторону и мысленно огрызнулась.

Через несколько минут дыхание Темы выровнялось, и он больше не плакал.

Вега легла на свой матрас и закрыла глаза. Несмотря на усталость, сон долго не шел. Вспоминалось путешествие по пустыне, слова Анат и открытие, сделанное Кайтом. Если он прав, то, отвращая основную массу школьников от астрономии, в Стожарске старались подготовить для чего-то немногих избранных. Вега догадалась: в Блоке, куда попадают самые одаренные ученики, как раз тем и занимаются, что следят за Странниками и ставят эксперименты со звездной пылью. Но каких масштабов планы Евгении, если под ее цели работают все школы города?

Теперь Вега на многое посмотрела по-новому. Действительно, потоковая физика и систематика вполне могли использоваться для астрономических расчетов, биологическое конструирование – для работы со звездной пылью, энергология – для изучения той Энергии, о которой говорил Кайт. Почти в каждом предмете сквозило эхо Странников, и это объясняло, почему в других школах страны, как утверждал Кирилл Иваев, таких уроков нет.

Лежать было неудобно. Вега вертелась так и этак и наконец вспомнила.

Она запустила руку под матрас и достала белую пластиковую коробку, которую спрятала перед уходом в школу. Казалось, это было целую вечность назад.

Вега села, подцепила крышку ногтями, и та с глухим шлепком слетела с коробки. Как и ожидалось, внутри оказались скучнейшие бумаги: ее свидетельство о рождении, справки из приюта, медицинская карта. Под всем этим лежало что-то, положенное в пластиковый пакет с застежкой. Вега открыла его, и на матрас выпали белый неподписанный конверт, сложенный вдвое листок и две пластиковые карточки.

Сначала Вега рассмотрела карточки. На одной из них была фотография светловолосой женщины с короткой стрижкой. Справа от нее вилась надпись: «Анастасия Кострова. Научно-исследовательский институт г. Стожарска».

Вега рассматривала карточку пару минут. Ей прежде не доводилось видеть фотографий родителей. И хотя она нашла свою мать симпатичной, они с ней совсем не были похожи.

Отложив эту карточку, Вега взяла другую, уверенная, что увидит пропуск Родиона Кострова – своего отца. Но она ошиблась. Вторая карточка была абсолютно пустой, не считая выдавленной в левом верхнем углу золотистой буквы «А», окруженной завитушками. Рядом значилось – (м).

Вега пожала плечами, бросила карточки в коробку и развернула листок. Это было короткое письмо.


«Получили ваше сообщение. Мы доверяем Намиару, но находим странным, что он не говорит больше. Подумайте еще раз. Расспросите его. Если Денеба можно вылечить, почему Намиар ждет вашего согласия? Почему темнит?

Повремените с решением. Поспешность может стоить Денебу жизни – и гораздо раньше, чем его погубит волновая болезнь.

Леон отправился в А(б). Возможно, там он сможет узнать, как ему помочь.


Родион и Анастасия».


Вега в волнении посмотрела в угол комнаты, где спали Тема и Алена.

Речь шла о Дене, а он был жив – значит, болел и выздоровел! Способ вылечить волновую болезнь есть, и кто-то его знает.

Вега перечитала письмо. Намиар… Звучало странно. Возможно, это имя какого-нибудь светоносца, такого, как Кайт, или Странника. Если, конечно, у них вообще есть имена.

«Конечно, есть!» – раздраженно уверил Вегу внутренний голос.

Но Кайт тоже говорил туманно и утверждал что-то непонятное. Нельзя избавить человека от волновой болезни и оставить его живым – так он сказал.

Вега посмотрела на дату. На момент написания письма Дену было года два, не больше. Он мог болеть и не помнить об этом. Вега решила, что завтра первым делом поговорит с ним. Перечитав письмо еще пару раз, она вместе с карточками положила его в свою сумку.

Оставался конверт. Вега заглянула в него с надеждой, но в нем не нашлось никаких записей. Зато была тоненькая золотая цепочка с кулоном в виде лиры. Вега решила, что это для нее, ведь Вега – это самая яркая звезда в созвездии Лиры.

Она застегнула цепочку на шее, бросила коробку к остальным вещам и через несколько минут забылась тревожным сном.

Ей снились звезды, много звезд, горстями разбросанных по небу. Время от времени неподвижное мерцающее полотно рассекали тонкие линии – не то кометы, не то Странники. Вега пыталась добежать до них, чтобы не дать им приземлиться, но всякий раз опаздывала. Там, где светящиеся стрелы вонзались в землю, начинали расти тернии.

Вега была в отчаянии. И тут она приметила очередного Странника и бросилась к нему. Но когда она уже была близка к цели, путь ей заступила призрачная фигура.

– Просыпайся, – велела она.

Вега открыла глаза и увидела рядом с собой Галину. Та поплевала на утюг, от чего раздалось шипение. Вега была уверена, что все еще спит – зачем бы опекунше заниматься глажкой среди ночи? Какой-то безумный сон.

Галина посмотрела на нее.

– Проснулась? Тем лучше. Напоминаю, что возвращаться домой нужно вовремя. И каждый день, а не через два.

Сказав это, она опустила утюг прямо на ее руку. Вега пронзительно закричала. Дикая боль мгновенно замутнила сознание.

– Подростки склонны к саморазрушению, – приподняв утюг, спокойно сказала Галина. – А может, ты просто не умеешь гладить белье.

И она снова прижала раскаленную поверхность к страшному ожогу.


Едва Ден открыл дверь квартиры, ему навстречу выбежала взволнованная мать.

– Денеб! Слава богу! Разве можно так? – напустилась она на него. – Ты в порядке? Что-то случилось? Я чуть с ума не сошла!

Ден видел, что это правда, и ему стало стыдно. Таисия была молодой, красивой, и, главное, умной. У нее имелось два высших образования, и она могла сделать головокружительную карьеру, но вместо этого сделала выбор в пользу семьи: понемногу работала на дому, содержала квартиру в идеальной чистоте, вкусно готовила и непрестанно заботилась о Дене. Резкий контраст с его приемным отцом, который был болезненно-равнодушным ко всему на свете и больше напоминал бледную тень, чем человека. В последние годы он еще и пристрастился к алкоголю.

– Еще час, и я бы обратилась в полицию! – продолжала Таисия. – Я бы сделала это еще вчера, если бы Леня меня не отговорил.

Ден мысленно отметил, что нужно поблагодарить Леонида за неожиданное прикрытие, а вслух сказал:

– Извини, так получилось. Я, правда, не хотел тебя волновать.

– Ты в порядке?

– В полном. Просто… Ну, так вышло. Я совсем не заметил, как время прошло.

– Ты пил алкоголь? – брови Таисии свелись к переносице. – Или…

– Ни разу в жизни ничего такого не пробовал, – заверил Ден. – А где отец, кстати?

Таисия пожала плечами. Ден, как мог, ободрил ее.

За ужином он состряпал не слишком удачную историю о том, как случайно уснул, а когда проснулся, решил, что минул от силы час, и продолжил себе гулять. Таисия пригрозила ему полным обследованием у врача за такие отключки, но в целом успокоилась.

– Ты ведь был не один, правда? – спросила она.

Ден невнятно что-то пробормотал, не желая больше врать. Еще меньше ему хотелось говорить о Веге.

Таисия улыбнулась и на этом закончила с расспросами. Видимо, все-таки подумала, что он увлекся девчонкой, вот и загулял. Дена при мысли об этом передернуло. Вега показалась ему совсем неплохой, однако, вспоминая ее недавние выходки в школе и демонстративные шествия с Натом под ручку, он бы предпочел, чтобы его заподозрили в чем угодно, но только не в романе с такой оторвой.

После ужина Ден заперся в своей комнате и первым делом проверил старый мобильник отца, с помощью которого мог отслеживать передвижение Странников. Это было сложное изобретение, стоившее ему двух лет работы.

Ден запустил программу и с облегчением увидел, что хотя два объекта приблизились к Земле, они все еще находились достаточно далеко. Надо бы добавить в программу функцию точного расчета времени, но сегодня он уже не чувствовал себя способным браться за эту муторную задачу. Голова была занята пережитыми путешествиями, да и следовало набраться сил: завтра хорошо бы начать тренироваться с терниями…

Перед сном Ден подумал о Кайте. Его явно расстроили слова Анат. После них он показался почти таким же печальным, как во время их первой встречи.

Ден слукавил, когда рассказал об этом Веге. Он не наблюдал за Странниками и вовсе не знал об их существовании. Впервые Ден увидел Кайта, когда ему исполнилось девять лет. Кайту на вид было примерно столько же, но на вопрос Дена он ответил, что не умеет считать земные года, а вообще-то появился на свет довольно давно.

В тот день Ден убежал из дома, огорченный поведением отца. В его день рождения он почему-то всегда, словно специально, был мрачнее тучи, почти не говорил с ним и упивался до беспамятства. Ден изо всех сил пытался добиться его внимания, делился с ним своими успехами – уже тогда он умудрился вывести формулу по потоковой физике, которая значительно упрощала расчеты, и получил за это почетную грамоту от губернатора. Но отец только отмахивался от него, а потом вдруг вспылил и грубо сказал, что подобные расчеты он мог бы сделать и в детском саду.

Обиженный почти до слез, Ден побежал на гору, куда часто отправлялся, когда ему хотелось побыть одному. Взбираясь наверх, он мечтал, чтобы у него был кто-то, с кем он мог поговорить, кто мог его понять и поддержать.

Еще никогда Ден не заходил так далеко. Он сильно устал. Выбравшись на небольшую ровную площадку, он сразу плюхнулся на траву. Потом встал и повернулся, чтобы идти обратно, и увидел прямо в скале двери Терностара.

Тогда он, конечно, не знал, что это такое. Но символы на дверях показались ему смутно знакомыми. Он легко соотнес их с привычными буквами латинского алфавита, которые использовались в формулах потоковой физики и систематики, и коснулся нескольких, по привычке выбрав те знаки, которые открывали любой расчет.

Двери отворились.

Ден без страха переступил порог. Все внутри него вдруг задрожало нетерпением; он знал, что впереди что-то есть, что-то, до чего ему необходимо добраться. Путь словно был известен ему заранее, и Ден шел по нему, продираясь сквозь тернии. Он не захотел остановиться, даже когда окровавленные руки онемели и перестали что-либо чувствовать. На Лурану Ден буквально вывалился, обессиленный и удовлетворенный: он пришел в правильное место. Но зачем?

Он с трудом встал и огляделся. Взгляд тут же зацепился за белую фигуру. Ден направился к ней.

Кайт обернулся. Ден поразился его внешности, но удивление в мгновение ока сменилось беспокойством. Выражение лица мальчика было в прямом смысле слова убитым.

– Привет, – сказал Ден. – Что с тобой случилось?

Кайт с минуту недоуменно смотрел на него, словно не верил своим глазам. Наконец он вымученно улыбнулся.

– Привет. Это я должен был спросить. Ты истекаешь кровью…

– Это обычные царапины, просто их много, – сказал Ден.

– Ты прошел сюда через Терностар? Как тебе удалось?

– Не знаю, – признался Ден. – Как тебя зовут?

Некоторое время Кайт молчал. Потом тихо сказал:

– Мое имя Де-Кайтос. Я звездный служитель. А ты?

– Я Ден… Хотя Денеб вообще-то, – поправился Ден. Родители просили его не представляться полным именем, но он решил, что его можно назвать тому, у кого имя еще необычнее.

– Правда? Твое имя Денеб?

– Ну да. А что?

– Ничего… Это хорошо, – Кайт улыбнулся и как будто повеселел. – Денеб – очень красивая звезда. Она самая яркая в созвездии Лебедя – ее видно издалека. Для многих она путеводная.

– Ты первый, кто похвалил мое имя, – заметил Ден. – А все же, что с тобой случилось?

– Ничего, – Кайт оглянулся на темную и пустую громаду старого города. – Просто я видел во сне, что здесь были люди.

Больше Кайт ничего не сказал о Луране. Они с Деном понравились друг другу и договорились встретиться снова.

Ден перевернулся в постели, невольно вспомнив и то, что случилось два года спустя. Даниил, помощник Евгении, пообещал ему торжественное вступление в некую организацию, объяснил, что он сможет защищать город и даже всю Землю. Дену не понравился этот человек, но его обещания увлекли его, и он уже видел себя спасителем человечества – это было бы кстати, потому что к тому времени Кайт стал светоносцем и умел массу потрясающих вещей. Ден не завидовал, но ему хотелось соответствовать своему необычному другу.

Однако когда Даниил вручил ему меч, возникшая вспышка больно обожгла руки Дена. Обескураженный Даниил и его помощники что только ни пробовали. В конце концов Даниил заявил: никакого Полумесяца, конечно, не существует, он просто разыграл его. Но Ден не поверил. Он слышал краем уха, как взрослые говорили о непереносимости звездной пыли и его ненужности – что толку, если он не может держать оружие?

Ден мрачно усмехнулся. Сначала он был ужасно расстроен, но потом обрадовался, что все вышло именно так. Услышав обо всем, Кайт очень встревожился и попросил его узнать больше о Полумесяце. Дену удалось раздобыть немало информации, и они поняли – все очень серьезно.

Подумав об этом, Ден решил, что нужно рассказать Веге все, о чем ему удалось узнать. Хотя бы в качестве извинений за произошедшее в пустыне, которые он так и не принес.


Глава четырнадцатая, о том, как важно уметь забывать прошлое


На следующий день Ден с трудом отсидел первые три урока. На переменах он поминутно высматривал Вегу, чтобы договориться с ней о встрече. Ее нигде не было. В конце концов Ден не вытерпел и, пользуясь расположением Василия Ивановича, воспользовался его компьютером и легко подобрал пароль к базе школы. Он менялся каждую неделю, но Дену никогда не составляло особого труда справиться с ним.

Оказалось, Вега не пришла в школу. Ден подумал, что она проспала.

Однако Вега не появилась и на следующий день, и на послезавтра. Пришло время встречи с Кайтом, и Ден до последнего надеялся, что она вот-вот вылетит из-за деревьев. Но нет. Ден отправился в путь один.

Кайт уже ждал его.

– Привет! – улыбнулся он. – А где же Вега?

– Мы не договаривались, что я буду приводить ее постоянно.

Кайт помрачнел. Это несколько насторожило Дена. Неужели его действительно расстроило отсутствие Веги?

Заметив его внимательный взгляд, Кайт слабо улыбнулся.

– Денеб, сказать эти слова таким тоном тебя могло заставить только серьезное расстройство. Что произошло? Вы рассорились? Она вернулась в Полумесяц?

– Нет, – Ден плюхнулся прямо на землю и устало подпер голову ладонью. – Нет… Честно говоря, я не знаю, где она. В школе она не появляется уже три дня. Я не видел ее с тех пор, как мы вернулись из этого… Мира-на-Краю.

– Почему же ты не выяснил, в чем дело? – удивился Кайт. – Разве ты не можешь узнать, где она живет, и зайти к ней?

– Ну, я мог бы посмотреть адрес в школьных записях, но… Не знаю… Мы же даже не друзья, вроде бы.

– Я не знал, что стать твоим другом так сложно.

В словах Кайта Дену послышался упрек, и он сбивчиво объяснил:

– Ты не понимаешь! Ты просто не видел ее раньше… Ее ненавидела вся школа, и было за что. Мнила себя королевой. Задирала всех. Маленькая, а высокомерия на троих хватило бы.

– Не заметил в ней высокомерия, – спокойно ответил Кайт.

– Странник сбил его, наверное.

– Денеб, – Кайт нахмурился. – Никогда не поздно измениться. Запомни: никогда. И если человек меняется, неважно, по каким причинам, ты должен это принять, а не вспоминать прошлое. Которое, между прочим, у Веги куда тяжелее, чем у тебя.

– Мы оба астранты, и оба потеряли родителей.

– Да, но ей все же пришлось тяжелее, чем тебе. Я бы не стал судить, но ты сам говорил мне об этом.

Ден помолчал, уязвленный его поучением, но вместе с тем он понимал: Кайт прав. Он с самого детства жил со своими приемными родителями, которые заботились о нем, тогда как Вега немало времени провела в детдоме, а вне его попадала к людям, оставлявшим желать лучшего.

– Я, впрочем, не думаю, что ты не можешь в нее поверить, – сказал Кайт уже мягче. – Скорее, тебе трудно принять, как она тебе понравилась, когда ты узнал ее лучше.

– Эй! – вскинулся Ден. – Ничего подобного.

– К тому же, – Кайт словно его не услышал, – именно ты попросил разрешения привести ее сюда, помнишь? Ты хотел ей помочь.

Это тоже было правдой. Ден взялся подтянуть Вегу по потоковой физике, потому что об этом попросил Леонид. Он был близким другом родителей и не раз прикрывал его во время долгих отлучек.

Но когда Ден увидел, какой болью мучается Вега, он просто не мог не думать о том, как ей помочь. И в последнее время она и впрямь сильно изменилась.

– Ну, мы же немного виноваты в том, что случилось… – пробормотал Ден, впервые задумавшись, что будет, если Вега узнает об их с Кайтом плане. – В каком-то смысле…

– Поэтому ли?

– Так, – Ден потер лоб. – Ладно, ты прав. Но почему ты за нее беспокоишься? Подумаешь, не пришла в школу. Она и раньше прогуливала.

– Не знаю. У меня нехорошее предчувствие, – проговорил Кайт неуверенно. – Я все время о ней думаю.

Дена вдруг прошибло волнение. Пытаясь скрыть его, он сказал полусерьезно:

– Тогда это скорее тебе она понравилась!

– Конечно, понравилась, – простодушно откликнулся Кайт, который в каждом умел найти что-то хорошее.

– Я имею в виду кое-что посерьезнее.

Кайт улыбнулся.

– Я ведь звездный служитель.

– Служители неспособны любить?

Кайт никогда не обижался, но когда он слышал что-то, что его задевало – а это бывало крайне редко, – во взгляде появлялся укор. И именно его увидел Ден после своего вопроса.

– Все во Вселенной способно любить, Денеб. Служители, конечно, не исключение. Но наша любовь мало похожа на человеческую.

– Почему?

– Помнишь, ты увидел меня раненым? – ответил Кайт вопросом на вопрос.

– Конечно.

Он не только хорошо это помнил, но и знал, что никогда не забудет.

Около двух лет назад Кайт явился на Лурану в плохом состоянии, он был сильно изранен. Вид друга сильно напугал Дена. Кайт заверил его, что все будет в полном порядке. Он немного отдохнул и ушел через Терностар, а вернулся без единой царапины и вполне бодрым. Но Ден еще долго не мог прийти в себя.

– Ну вот, – сказал Кайт. – Именно поэтому.

Ден медленно кивнул, поняв, на что он намекает. Долго общаясь с Кайтом, он давно перестал думать об их различиях.

– Так что насчет Веги?

– Что?.. А, конечно, – Ден тряхнул головой. – Я навещу ее. Ты прав, надо было сразу пойти к ней.

Следующим утром Ден снова пошарил в школьных записях. В них значился адрес прошлых опекунов Веги.

Ден задумался. Возможно, нынешний адрес знал Нат, но он почти наверняка ничего ему не скажет. Несмотря на то, что они были одноклассниками, за все время учебы они едва перемолвились словом. Нат не любил, когда его опережали в оценках, а Ден делал это постоянно, пусть и без всякого умысла. Не исключал он и того, что Нату не понравится его интерес к Веге. Все-таки они довольно долго были парой, хотя теперь Нат презрительно фыркал каждый раз, когда кто-то произносил имя Веги. Ден недоумевал, как можно так быстро поменять мнение о человеке, с которым столько времени близко общался.

И все же он почти решил отправиться к Нату, когда ему в голову пришла еще одна идея.

Он посмотрел в компьютере, кто классный руководитель Веги, и направился к Зое Владимировне, преподавателю экологической обстановки. После открытия Кайта Ден легко разобрался в истинном назначении этого предмета: он был призван выявить тех учеников, которые будут хорошо разбираться в излучениях, в том числе том, что вызывает волновую болезнь.

Классный руководитель Веги обнаружилась в своем кабинете. Она увлеченно просматривала кипу бумаг.

– Здравствуйте, – сказал Ден, когда она подняла голову. – Меня попросили передать тетрадь Веге Костровой. Ее нет в школе.

– Она болеет. Можешь оставить здесь.

– Сказали, нужно передать сегодня. Может, кто-нибудь занесет ей домой?

Ден был готов к вопросам, кто просил передать и почему такая срочность, но Зою Владимировну явно занимали какие-то собственные проблемы.

– Алена Тарковская из 10 «А» живет с ней, у них один опекун.

Ден хотел сразу пойти на поиски Алены, но прозвенел звонок, и это пришлось отложить до следующей перемены.

После потоковой физики Ден посмотрел расписание и отправился к кабинету систематики. Он остановил первого попавшегося парня и спросил, где ему найти Алену. Тот махнул на первую парту. Около нее симпатичная девушка с длинными русыми волосами собирала учебники и тетради в потрепанную сумку. Алена понравилась Дену с первого взгляда, хотя вид у нее был довольно мрачным.

– Привет, я Ден. Ты живешь с Вегой?

Алена вздрогнула, словно ее застали за каким-то преступлением.

– А что? – спросила она подозрительно.

– Хочу ее навестить, а адреса не знаю.

– Она болеет.

– Именно поэтому стоит зайти, разве нет?

Алена неопределенно повела головой, закинула в сумку последнюю тетрадь и направилась к выходу из класса. Ден проводил ее непонимающим взглядом, потом встряхнулся и нагнал. Они были почти одного роста.

– Не отстану, пока не скажешь адрес, – поставил он ультиматум.

Алена остановилась.

– Ты ее друг?

– Да, – твердо ответил Ден.

– И ты думаешь, Вега тебе обрадуется?

– Да кто ее спрашивает? Я просто хочу удостовериться, что с ней все в порядке.

Он ясно видел, что Алена заколебалась, и решил подождать.

– У нас очень строгий опекун, – наконец, сказала Алена. – Приводить домой никого нельзя, попадет всем.

– Ну не круглосуточно же этот опекун дома?

Алена напряженно размышляла.

– Ладно. Сейчас напишу адрес. – Она достала из сумки ручку и клочок бумаги. – Приходи к трем, не раньше и не позже. Кстати, можешь достать жаропонижающее?

Ден едва досидел до конца уроков. Поведение Алены показалось ему странным. Она постоянно отводила глаза, руки у нее нервно подрагивали. Ден подумал, уж не держат ли Вегу под арестом.

Однако все оказалось в сотни раз хуже.

Ровно в три часа он позвонил в дверь. Алена быстро впустила его и провела в самую кошмарную комнату, которую ему приходилось видеть.

Во-первых, в небольшом помещении жило четыре человека, используя его и как спальню, и как гостиную, и даже как кухню. Во-вторых, удобств в этой комнате практически не было. В-третьих, в этом бардаке лежало двое больных. Увидев истощенного мальчика, Ден сразу понял, что Вега говорила о нем. Но и сама Вега лежала на матрасе в другом углу, и почему-то глухо стонала.

Алена жестом поманила замершего было Дена, и они вместе подошли к Веге. Она пребывала в беспамятстве. Алена приподняла край одеяла и указала на ее руку.

Ден похолодел. Когда он впервые встретился с Вегой, ее руки выглядели ужасно, но страшный ожог, подернувшийся гноем, не выдерживал никакого сравнения со следами, оставленными Странником.

– Как это случилось? – прошептал он.

– Наша опекунша обожгла ее утюгом. А потом несколько раз протерла чем-то… Явно не лекарством. Было похоже на грязную воду.

Ден силился поверить в услышанное, но не мог.

Алена задернула рукав своей кофты до плеча. Ден увидел у нее на руке безобразный шрам.

– Мне тоже когда-то досталось, но тогда она хотя бы вызвала врача. Вчера я пробовала звонить в скорую. Они отказались приехать. И опекунше сообщили. Она лишила нас обеда и ужина.

– Она что, хочет ее убить?

– По-видимому. Я не знаю, что делать. У Веги уже два дня высоченная температура, и, видишь, ожог гноится.

– Телефон есть?

Алена с беспокойством посмотрела на часы и провела его в гостиную. Ден набрал номер Леонида, сначала домашний, потом рабочий и даже мобильный, но ни по одному не дождался ответа. Глухо выругавшись, он вместе с Аленой вернулся к Веге.

– Роса, – насилу вспомнил Ден. – Она должна была принести лекарство для мальчика, больного волновой болезнью.

– Я уже давала ей. Можно дать еще, но когда она в сознании, она отказывается его принимать. Я поэтому и попросила у тебя жаропонижающее.

– Я принес, но тут жаропонижающего мало. Надо обработать ожог.

Ден с немалым трудом отодвинул в сторону проклятия, которыми осыпал себя за то, что не пришел раньше, и стал лихорадочно раздумывать.

Первой его мыслью было отвести Вегу к Кайту. Но Кайт не был целителем, и если он помог Веге раньше, то только из-за особенности травмы, ее связи со Странником. Так что Ден мог рассчитывать только на Леонида, но его не было дома. Скорая отпадала потому, что поддерживала связь с опекуншей.

– А полиция? – спросил Ден без особой надежды.

– Я звонила, когда Теме стало совсем плохо. Так же, как и с врачами: не приехали, но сообщили Галине, что я звонила. У нее все под контролем.

Ден схватился за голову. Он не понимал, как дети могли жить в такой обстановке.

– Давай я еще позвоню.

На этот раз Леонид ответил. Ден сбивчиво описал ему ситуацию.

Леонид долго молчал. Потом с явным трудом выговорил:

– Слушай, тут мало что можно сделать в домашних условиях.

– Так надо забрать ее в больницу!

– Ни в одну больницу Вегу не возьмут. Я тебе не говорил, но… Всем дан приказ не принимать ее. Ни при каких обстоятельствах. Тогда, в школе, я это правило нарушил. Но тут другое. Я не могу лечить ее в школьном кабинете.

– Тогда я приведу ее к тебе домой, – сказал Ден и, слыша, что ему хотят возразить, бросил трубку.

Он вернулся в комнату. Вега пришла в себя и пробормотала:

– Ты чего здесь… Сегодня к Кайту?

– Нашла время мечтать о Кайте! – проворчал Ден. – Давай вставай!

Вега попыталась, но ничего не получилось. Ден осторожно взял ее за плечи и помог ей сесть.

– Голова кружится, – прошептала Вега.

– Сейчас, подожди.

Алена поднесла к ее губам пару росинок. Вега решительно мотнула головой.

– Мелкому оставь, – проговорила она еле слышно. – Я в порядке, только перед глазами немного плывет. И голос этот дурацкий… Заткнись, слышишь?! – прошипела она кому-то.

Ден и Алена обеспокоенно переглянулись.

– Раствори жаропонижающее, – Ден кивнул на лекарство, которое он принес.

Алена бросила таблетку в стакан с водой. Общими усилиями они напоили Вегу. Потом Алена по просьбе Дена собрала в сумку кое-что из ее вещей.

– Ты ее к врачу поведешь? – спросила она.

– Да, он друг моей семьи, не сдаст. Скажи вашей опекунше, что Вега сама ушла, пока ты была в школе, – Ден порылся в карманах джинсов и протянул деньги, которые Таисия регулярно выдавала ему на карманные расходы. – На, пригодятся.

Алена помедлила, но все-таки взяла.

– Спасибо. Я потом верну.

– Не надо, я не голодаю.

Алена помогла Веге обуться и встать. Ден перекинул ее руку себе через плечо, обхватил за талию, и так они вместе вышли из квартиры.

– Дойдешь? – спросил Ден. – Не очень далеко, рядом со мной.

– Наверное, – глухо проговорила Вега.

Она едва стояла на ногах, и чтобы передвигать их, приходилось прикладывать много усилий. Голова болела и кружилась, в уши словно напихали ваты, слабость волнами разливалась по всему телу. Но Вега была уверена, что они идут в Терностар, и одна эта мысль заставляла ее двигаться вперед.

Куда больше физической слабости и боли мешали голос и видения, время от времени вспыхивающие перед глазами. Вега снова видела себя на Полигоне, видела Ната и Евгению. Чей-то голос все громче и четче напевал ей: «Признай… Воздай им по заслугам… Они заслуживают мучений… За то, что они сделали с тобой…» Другой голос рьяно протестовал, и в конце концов Вега, не в силах больше выносить этого, потеряла сознание.


Глава пятнадцатая, в которой Вега встречается со Странником лицом к лицу


Когда Вега отключилась, Ден с немалым трудом взял ее на руки. Двое прохожих обратили на них внимание, но прошли мимо, ничего не сказав. Третий, какой-то старичок, остановился и с тревогой проговорил:

– Девочке плохо? Я вызову скорую.

– Она притворяется, – сказал Ден с глупой улыбкой. – Хочет, чтобы я поносил ее на руках.

Старичок неуверенно усмехнулся, покачал головой и пошел своей дорогой. Ден с тяжелым сердцем ускорил шаг. Что, думал он, если Вега умрет? Почему он не пришел раньше?

Леонид был мрачнее тучи, но находился в состоянии полной готовности. Он застелил чистой простыней тахту в единственной комнате и расставил рядом коробочки и склянки с лекарствами.

Ден ждал на кухне. Он пытался пить воду, чтобы успокоиться, но руки предательски дрожали, и вода выплескивалась из стакана на стол. Увиденное сегодня было невообразимо далеко от всего, что он когда-либо мог представить, даже от катастроф, о которых рассказывал ему Кайт. Вместо глобальных битв и крушений он увидел комнату, где больше ценилась смерть, чем жизнь. Ден знал, что теперь ему не избежать ночных кошмаров.

На кухню вошел Леонид.

– Ну что? – встрепенулся Ден.

Леонид пожал плечами и сел за стол.

– Сделал, что мог, но это, конечно, не дело. Как минимум нужно провести анализ крови…

– А нельзя взять кровь здесь и отдать ее на анализ? Анонимно.

Леонид мрачно хмыкнул.

– Ты хоть представляешь, что у вас, астрантов, за кровь? Даже самый плохой врач на свете сразу поймет, чья она.

– Но это идиотизм! – воскликнул Ден. – Зачем вообще давать приказ не помогать астрантам? Кто его дал? Почему? Я всю жизнь лечился в обычной поликлинике, и никто никогда не отказывал.

– Никто никогда не запрещал помогать астрантам. Только Веге Костровой. Указание дали недавно, сразу после того, как прогремела новость о Полигоне.

После этих слов Дену не потребовалось долго думать, в чем дело. Приказ дала Евгения. Возможно, она не хотела, чтобы врачи задавались вопросами, откуда у Веги необычная травма. Но оставлять человека без врачебной помощи было бесчеловечно, вне зависимости от причин, о чем Ден и сказал.

– Согласен, – кивнул Леонид. – Но в этом городе происходит много бесчеловечного. Так что даже не удивляюсь.

– О чем это ты?

Леонид не ответил. Некоторое время они просидели в молчании, потом он тяжело поднялся на ноги.

– Пойду, прикуплю кое-что. Присмотри пока за своей подружкой.

Он ушел, а Ден переместился в комнату. Лицо Веги было белее простыни, почти как у Кайта, она что-то бормотала. Ден прислушался, однако не смог разобрать ничего толкового.

Дожидаясь Леонида, он принялся рассматривать книжный шкаф, занимающий почти всю стену. Ден и раньше заходил сюда пару раз, но всегда по делу – передать что-нибудь от родителей – и надолго не задерживался. Его удивило, как, оказывается, у Леонида много книг, которые он бы с удовольствием взял почитать. Помимо медицинских трудов, здесь были работы по потоковой физике и систематике, математические трактаты, и – невероятно! – книги по астрономии. И не детские учебники, а самые настоящие научные труды.

Силясь поверить своим глазам, Ден взял один из них и пролистал. Книга была выпущена больше двух десятков лет назад и полна самых серьезных исследований. Ден точно не знал, как законы Стожарска регулируют хранение подобных книг, но их уж точно нельзя приобрести в магазинах или свободно взять в библиотеках. После уничтожения Короны Астралиса все подобные издания не то отправили за пределы города, не то просто сожгли. Если что-то и осталось, все надежно припрятали под крыльями правительства.

Ден взял другую книгу. Из нее что-то выпало. Это оказалась фотокарточка. На ней была запечатлена большая группа людей, стоявших на фоне серого здания. Ден знал, что это старый научно-исследовательский институт, в котором занимались астрономией. Сейчас он не работал, вход на его территорию был запрещен.

Все говорило о том, что на снимке – работники института, а значит, и члены Короны Астралиса. Ден со все возрастающим интересом стал рассматривать каждого человека, и уже во втором ряду обнаружил знакомое лицо.

Ден тряхнул головой, но лицо осталось на месте. И это, вне всяких сомнений, был его приемный отец.

На обороте карточки значилось: «Научно-исследовательский институт г. Стожарска».

– Что за бред? – пробормотал Ден.

Его отец всю жизнь проработал в строительной фирме – сначала обычным плотником, потом начальником, регулирующим работу одного из отделов. Научно-исследовательский институт с этим никак не вязался. Да и выглядел отец на этом фото не как какой-нибудь подсобный рабочий.

Усилием отодвинув мысли об отце в сторону, Ден продолжил изучать людей на фотографии и вскоре увидел еще одно знакомое лицо. Человек стоял в последнем ряду, разглядеть его было непросто, и поначалу Ден подумал, что ошибся. Но чем дольше он всматривался в него, тем больше убеждался: это Леонид.

Ден поставил книгу на место и прошел на кухню. Когда Леонид вернулся, он молча выложил фотографию на стол.

Леонид болезненно дернулся. Дену стало ясно, что вытянуть из него объяснения будет непростой задачей.

Но отступать он не собирался.


Во сне Вегу продолжали преследовать голоса и размытые видения. Она пыталась убежать от них, но они неотступно следовали за ней. Веге казалось, что она мчится по пустыне Миражей, только вместо башни вокруг маячили ее собственные воспоминания.

Отчаявшись убежать от них, Вега поступила так же, как в пустыне: замерла и постаралась сосредоточиться на себе самой, а не на том, что ее окружало.

Это подействовало. Голоса стали глуше, затем и вовсе утихли. Вега уже собиралась вздохнуть с облегчением и насладиться долгожданной тишиной, когда кто-то за ее спиной сказал:

– Ты меня слышишь? Надо поговорить.

Одинокий голос прозвучал очень четко, совсем не так, как раньше. Вега открыла глаза и обернулась.

Теперь она находилась в небольшом помещении с бурыми каменными стенами и единственной прорезью окна без намека на стекло или хотя бы раму. С внешней стороны его заволакивали змеистые ветви. Мебели в помещении не было, лишь каменный выступ, на котором устроился, как сначала подумала Вега, призрак девочки.

Прозрачный силуэт был заметен только благодаря бело-голубоватым сверкающим линиям, обрисовывающим его – словно кто-то обвел контуры волшебной ручкой, но за раскраску так и не взялся. Эти линии обрисовывали хрупкое тельце, маленькое личико и длинные пряди волнистых волос.

– Кто ты? – спросила Вега, с опаской вглядываясь в прозрачное лицо с большими глазами. Их почти полностью скрывали длинные переливающиеся ресницы.

– Ты не узнаешь мой голос?

И впрямь, голос Веге был знаком. Она долгое время принимала его за свой собственный. Именно он в последнее время взывал к ее совести и заставлял чувствовать себя ужасно из-за вещей, до которых раньше ей не было дела.

– Так это ты… Ты говорила мне всякое? И показывала видения?

– К видениям я не имею никакого отношения. Это часть другой силы, взывающей ко злу – с ней нужно быть осторожнее. Она предлагает многое, но оставляет опустошение.

Слова чем-то напоминали то, что сказал Херуб. Однако их зловещее звучание заглушило внезапное открытие.

– Ты Падающий?! – воскликнула Вега.

– Не кричи, – фигура поднесла палец к губам. – Мое имя Юнтерия. Падающими нас называют те, кто встречает оружием. Мы – Странники. А теперь послушай. Твое тело в плохом состоянии. Я могу тебе помочь.

Вега задумалась.

– Анат говорила, – неуверенно начала она, – что ты забираешь мои силы… И что если я умру, тебе ничего не будет.

– Не будет. Сил я у тебя забираю мало – это крохи, ты этого даже не чувствуешь.

– Зачем ты хочешь мне помочь, если тебе это ничем не грозит? – не понимала Вега.

Ей показалось, что Юнтерия нахмурилась, но, учитывая прозрачность ее лица, сказать наверняка было сложно.

– Желание помочь естественно для любого живого существа. Если он чувствует обратное, значит, ему недостает любви – а это очень серьезно.

– Ты о какой любви говоришь? – смешалась Вега, невольно подумав о Кайте.

– О любви к другим, к миру и к себе самому. Пока я с тобой, я знаю, что ты думаешь и чувствуешь, – предупредила Юнтерия. – Тебе лучше забыть Де-Кайтоса, пока еще можешь. Человек никогда не сможет быть со звездным служителем, а служитель не сможет быть с человеком, даже если и захочет.

Вега сомневалась, что во сне можно краснеть, и все же почувствовала, что краснеет – от досады, смущения и злости. Ее дело, о ком думать, и никто не имеет права ей указывать!

Но слова Юнтерии зацепили ее. Вега выдавила на лице безразличную, как она надеялась, ухмылку, и спросила ровным голосом:

– Почему, интересно знать? Запрещено вселенскими законами?

– Нет, – Юнтерия моргнула. – Но, возможно, не запрещено потому, что не было таких случаев? Служителей многие любят, но желать быть с ними может только безумец.

– Почему?

Юнтерия некоторое время молча смотрела на нее.

– Ты отрицаешь очевидное, – сказала она со вздохом. – Поэтому даже если я скажу, толку не будет. Лучше поторопимся, пока тебе не стало еще хуже, и пока нас не заметил Эсагил.

– Эсагил? – вздрогнула Вега. – Мы что, в башне? Но как… Это же просто сон?

– Пожалуй, сон. Но в Мир-на-Краю можно попасть не только через Терностар. Достаточно иметь сильное желание и стремление к величию, а этого у тебя в избытке, – Юнтерия улыбнулась. – Только вот хочется ли тебе сидеть, как Эсагил, в своей башне?

Вега, не слушая ее, рванулась к окну, надеясь отодвинуть ветви и посмотреть, какой вид открывается из башни, но не успела. Все вокруг потемнело. Вегу изнутри пронзил обжигающий холод.


Глава шестнадцатая, о том, что на самом деле случилось в Короне Астралиса, и о таинственной встрече в лесу


– Ладно, – Леонид отбросил карточку. – Я был в Короне Астралиса. Какое-то время.

– Как же ты уцелел?

– Ушел раньше, чем все случилось.

– А отец?

Леонид нахмурился, раздумывая над ответом. Он уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут из комнаты донесся шум. Леонид и Ден бросились туда.

Вега лежала на полу у тахты и пыталась подняться. Ее всю трясло.

– Что с ней? – Ден схватил ее за плечи. Футболка Веги оказалась насквозь мокрой, как будто она только что выбралась из ледяного озера. Вдобавок, Вега стучала зубами от холода.

– Н-н-не надо обо мне в третьем лице! – еле выговорила она с ноткой возмущения. – Черт, к-как же холодно, с-сил нет.

Ей помогли забраться обратно на тахту. Леонид ушел поставить чайник, а Ден сказал:

– Надо сменить одежду, вот твои вещи… Помочь? – неуверенно предложил он, видя, что Вега дрожит не только от холода, но и от слабости.

– Еще чего! Уйди отсюда. Или отвернись хотя бы.

Вега кое-как переоделась. Потом в нее влили горячий чай, и она почувствовала себя гораздо лучше. Пока она лежала с градусником под мышкой, Ден коротко ввел ее в курс дела.

– Спасибо, – тихо сказала Вега – громче не получалось. – Ну и сволочь эта Галина. Что мне теперь делать, интересно знать?

– Что-нибудь придумаем, – обнадежил ее Ден.

Он полагал, что сможет договориться с родителями о том, чтобы Вега пожила немного у них. Вега подумала совсем о другом – а если сбежать на Лурану? И тут же вспомнила слова Юнтерии и помрачнела. Они помнились необыкновенно четко, и Вега была уверена, что это был не сон. Или не совсем сон. Ведь ей действительно стало лучше, хотя слабость была чудовищная.

– Температуры нет, – сказал Леонид, глядя на градусник. – Это хорошо. Хотя на моей памяти этот препарат еще не давал такой реакции.

– Отлично, – кивнул Ден. – Тогда расскажи нам обоим про Корону Астралиса. Он, как выяснилось, состоял там, – объяснил он Веге.

Она широко распахнула глаза.

– Вот почему вы не удивились, когда я наплела вам про Падающих! Вы знали! И жертвоприношение видели?

Леонид мрачно хмыкнул.

– Я думал, ты первым делом спросишь меня, знал ли я твоих родителей.

– Сначала я хочу знать, имели ли они отношение к жертвоприношению, а там разберемся.

– Да не было никакого жертвоприношения, – Леонид поморщился. – Просто несчастный случай, которым умело воспользовались.

– Расскажи, – поддержал Вегу Ден. – И какое отношение ко всему этому имели наши родители… И мой отец. Теперешний, я имею в виду.

Вздохнув, Леонид с усталым видом запустил руку в волосы. Резинка соскользнула с хвоста, темные пряди рассыпались по плечам, но он не обратил на это внимания.

– Да нечего рассказывать. Ваши родители работали, как и все… Общались со Странниками… Так они сами себя называли, Полумесяц зовет их Падающими и Блуждающими… Изучали, писали свои научные работы, надеялись перевернуть мир. Но потом… По случайности… Один эксперимент закончился катастрофой. Несколько человек тяжело заболели, в том числе маленький ребенок.

– Волновой болезнью? – прошептала Вега.

– Да. Один Странник… Якобы благодарный за гостеприимство, – Леонид невесело усмехнулся. – Он предложил избавить ребенка от этой болезни. Все понимали, что это невозможно. Но разве несчастным родителям что-то докажешь. Пусть и ученым. Отдались на милость звезд.

– Денеб, – сказала Вега.

– Что? – спросил Ден.

– Денеб. Так звали ребенка. Да? – посмотрела она на Леонида. – Это Ден.

– Нет, конечно, – Леонид недоуменно пожал плечами. – Ден, слава богу, жив и здоров, как видишь. Тот ребенок умер. Это совершенно точно.

– Но так написано в письме! Его написали мои родители… Дайте мне мою сумку.

Вега порылась в своих вещах, достала листок и протянула его Леониду. Они с Деном внимательно его изучили. Леонид покачал головой.

– Речь не о Дене.

– Да уж, – подтвердил Ден. – Я всегда был здоров, если не считать гриппа и простуды. Может, было еще одно такое имя? Называли-то в честь звезд, вариантов не так много. Ну, я имею в виду, чтобы хорошо звучало… Вряд ли бы ребенка назвали Лямбдой Андромеды или еще как-нибудь в этом роде.

Леонид хотел сказать, что благодаря Странникам список названий звезд значительно расширился, но в последний момент передумал и промолчал.

– Точно не ты? – разочаровалась Вега. – Я думала, все-таки есть способ вылечить эту болезнь… Наверняка есть.

– Тот ребенок умер, – повторил Леонид. – Я сам констатировал смерть. Так что, поймите, обсуждать мне это не хочется.

– Но почему ребенок заболел? Разве он не был астрантом? Кстати, – вдруг задумалась Вега. – А с какой это радости у нас, астрантов, иммунитет ко всяким излучениям?

– Кстати, да, – растерялся Ден. – Я всегда думал, это общение со Странниками как-то повлияло, но ты сказал, что у нас кровь отличается… Почему?

Леонид пожал плечами и поднялся на ноги. Ден ухватил его за рукав.

– Подожди! А мой отец? Что он делал в институте, как он туда попал?

Леонид вырвал руку и сухо сказал:

– Спроси у него. Можешь забрать фотографию.

Он удалился на кухню.

– Что-то он не договаривает, – прошептала Вега. – Как он мог констатировать смерть ребенка, если сам сказал, что ушел раньше?

– Да… Но больше из него сейчас вряд ли вытянешь. Попробую поговорить с отцом.

У них обоих были кое-какие мысли по поводу того, что делать дальше, но день клонился к вечеру, и Веге нужно было набраться сил. Они договорились с Леонидом, что она переночует здесь и останется до завтрашнего вечера. Ден отправился домой.

После его ухода Вега не раз пыталась разговорить Леонида, но у нее ничего не получилось. Он входил в комнату только для того, чтобы принести ей лекарство, еды или воды, и торопился уйти. В конце концов Вега отчаялась и забылась крепким сном.

У Дена вечер и ночь выдались куда более беспокойными. Его отца снова не оказалось дома. Надеясь, что он все-таки явится до ночи, Ден попытался заняться написанием программы для расчета времени, оставшегося до приближения Странников, но его голова была занята другим, и ему никак не удавалось сосредоточиться. Кошмарная ситуация с Вегой и открытие того, что Леонид состоял в Короне Астралиса, к которой также причастен его приемный отец – все это постоянно отвлекало.

В конце концов Ден не выдержал и отправился к горам. Там он планировал потренироваться контролировать тернии, но предполагаемая тренировка неожиданно обернулась самой настоящей битвой.

Поначалу ничего не предвещало беды. Вокруг было тихо. Уже стемнело, но Дену вполне хватало слабого лунного света, чтобы не споткнуться и не сбиться с дороги – он ходил здесь столько раз, что, пожалуй, дошел бы до дверей Терностара и с закрытыми глазами.

Где-то на полпути Ден услышал подозрительный шорох. Он остановился, прислушиваясь, и ему под ноги тут же вылетел светылек. Необычайно активный, он закружил вокруг него, беспокойно хлопая крыльями.

– В чем дело? – прошептал Ден одними губами.

Светыльки не умели разговаривать, но по их движениям вполне можно было понять, что они хотят выразить. Когда светящийся шарик рванул в ту сторону, откуда появился, а потом вернулся обратно и снова завертелся на месте, Ден понял: он от чего-то спасался. И это было как минимум странно. Даже если бы в Полумесяце узнали об их существовании, вряд ли стали бы в потемках разыскивать их здесь, в то время как к земле приближались целых два Странника.

Ден пошел на звук. Шорох вскоре оборвался ударом. Ден ускорил шаг и через минуту увидел за деревьями свечение. Тихо подобравшись к ним, он осторожно выглянул в просвет между двумя стволами.

На совсем небольшой полянке взволнованно кружил рой светыльков. Один из них лежал на земле, дергая крылом. Над ним стоял светловолосый мальчик с огромной черной косой, на лезвии которой зловещим глазом поблескивал кроваво-красный камень.

Он как раз занес свое грозное оружие над подбитым светыльком, когда Ден выкрикнул:

– Не смей!

Еще до того, как мальчишка обернулся, Ден узнал Альтаира, служившего Ильгекарту – он один обладал подобным оружием, происхождение которого, как говорил Кайт, «вызывает сомнения». Наблюдая за стараниями других астрантов на Полигоне, Ден никогда себя не обнаруживал, но теперь не смог удержаться. Если Странники, теоретически, могли нести угрозу, то светыльки были абсолютно безобидными созданиями, состоящими из крох звездной пыли.

– Ты еще кто такой? – спросил Ал. – Лучше свали, не то сделаю то же, что и с ним.

Он взмахнул Грифом. Лезвие вонзилось прямо в трепыхающегося светылька, и он в мгновение ока превратился в облачко сверкающей пыли; оно, однако, не развеялось, а осталось на месте, напоминая крошечную галактику, вдруг появившуюся прямо в воздухе.

Ал нагнулся, протянул руку, и облачко собралось в его ладони, словно его притянула туда какая-то сила.

– Ты еще здесь? – он недовольно нахмурился. – А-а… Я тебя знаю. Ты тот ущербный, что не переносит звездной пыли. Уверен, что тебе стоит сюда соваться?

Ал воззрился в кружащих светыльков, выбирая себе новую жертву. Ден призывно махнул рукой. Светыльки бросились к нему и сгрудились за его спиной.

Ал усмехнулся, повернулся к Дену и замер. Казалось, что его необычно светлые глаза мерцают в темноте.

К удивлению Дена, светыльки снова направились вперед, как будто Ал притягивал их силой мысли. Как бы то ни было, Ден видел, что они двигаются вопреки своему желанию.

Стараясь не думать о том, как такое возможно, он выбросил вперед заранее приготовленный шип. Тот упал между Алом и ним и, что важнее, светыльками. Ден сосредоточил все внимание на шипе. Он словно был связан с ростком, заключенном в шипе, и теперь легко понимал, как нужно двигать тернии в определенном направлении. Как если бы он просто переносил выстроившуюся в уме формулу на школьную доску, хотя манипуляции с терниями, определенно, требовали больших энергетических затрат.

За считанные секунды на поляне образовалась стена из терний в рост Дена. Светыльки вернулись обратно к нему.

– Улетайте подальше, – шепнул он им. – Я вернусь позже и выпущу вас в Терностар.

Однако прежде чем скрыться за деревьями, светыльки еще покружили на месте. Ден расценил это как отказ отправляться в Терностар. Он не понимал, что может держать их на Земле, особенно после этого вероломного нападения, но раздумья над этим вопросом пришлось отложить до лучших времен.

Ал обрушил Гриф на тернии и прорубил несколько ветвей. Лезвие застряло между длинных шипов, и он никак не мог его вытащить, чтобы нанести новый удар. Он яростно глянул на Дена сквозь образовавшийся просвет, вдруг прекратил свои попытки, отпустил Гриф и расправил плечи.

– Думаешь, все? – спросил Ал. – Сейчас увидишь, как правильно использовать этих тварей.

Ал поднял руку, в которой все еще колыхалось призрачное облако, и поднес ее к своему лицу. Усмехнувшись остолбеневшему Дену, он поднес вторую руку, сложил ладони лодочкой, опрокинул их… И буквально выпил остатки светылька.

Глаза Ала сверкнули, и на сей раз это точно был не обман зрения. На мгновение они вспыхнули голубовато-белым светом. Ал снова схватился за Гриф, с поражающей легкостью выдернул его из терний и обрушил на стену. От его нового удара, несравненно более мощного, чем предыдущие, стена распалась надвое, и Ал, замахнувшись Грифом, бросился прямо на Дена. Тот отшатнулся, но Ал был быстрее. Он опустил Гриф, и кончик лезвия скользнул по щеке Дена.

Место пореза больно обожгло. Вспыхнул свет, и сильным хлопком Гриф отбросило в сторону. Ал, впрочем, ловко поймал его еще до того, как он упал на землю.

– Ха, так тебе и надо! – расхохотался он. – Вот, значит, что с тобой происходит? Не повезло. Значит, и подзаправиться пылью не можешь. А вот я могу.

Но Ден и без его слов понял, в чем дело. Этот мальчишка пил звездную пыль и благодаря этому становился сильнее. Ден никогда о таком не слышал и счел, что только безумец способен на подобные эксперименты.

– А Ильгекарт знает, что ты используешь пыль для себя? – спросил он.

Ал перестал смеяться.

– Ильгекарт? А ты прошареннее, чем я думал. Тебя все-таки приютила Евгения?

Воспользовавшись его недоумением, Ден резко дал рост тернии, находящейся ближе всего к Алу. Острые шипы разорвали его одежду, но кожи не коснулись – он успел отпрыгнуть в сторону.

– Ах ты, гад! – выругался Ал. – Ну все, теперь я разозлился.

Ден бросил второй шип и попытался вырастить новую стену, но не успел – Ал походя разрубил сплетающиеся ветви и прорвался прямо к нему. Ден понимал, что не успеет убежать, а потому бросился вперед и упал на траву, так как дальше путь преграждали тернии. Ал пролетел мимо, но он тут же обернулся, размахнулся и опустил Гриф. Он действовал так быстро, что уследить за ним было практически невозможно.

Но лезвие не успело вонзиться в цель. В последний момент Гриф выпал у Ала из рук, острие лишь немного задело Дена – снова раздался хлопок, и оно отскочило в сторону.

– Эт-то еще что?

Ден поднял голову и посмотрел на то, что остановило Ала.

За деревьями стояла высокая призрачная фигура с вытянутой рукой. В лунном свете она переливалась бело-голубоватыми линиями, ярко очерчивающими ее силуэт.

– Т-твою… Это что, Блуждающий?! – почти заорал Ал.

Он в панике бросился к Грифу, подхватил его, но струящийся поток света пронесся от призрачной фигуры прямо к нему. Ал больно врезался в дерево. Он почти сразу вскочил на ноги, однако не торопился снова бросаться в бой; он заметался на месте, потом вдруг повернулся и бросился бежать.

Ден остался на месте. Он медленно поднялся, его сердце гулко билось. Но призрачный силуэт, который становился все более зыбким, как будто больше ничего не планировал.

– Кто ты? – прошептал Ден.

Ему не ответили. Призрак рассыпался на множество искр, и когда Ден осторожно заглянул за деревья, его встретил лишь рой светыльков.


Глава семнадцатая, из которой можно узнать, как устроена Вселенная


Виталий, отец Дена, пришел поздней ночью и в таком состоянии, что разговаривать с ним о чем-либо было бесполезно. Но вынужденная задержка даже обрадовала Дена – у него из головы никак не выходило произошедшее в лесу. Что за существо пришло ему на помощь? Как оно связано со светыльками? Был ли это Странник? Если так, почему он никогда не встречал его раньше? Наконец, зачем Страннику помогать ему? С его точки зрения он был таким же, как все люди, а значит нес угрозу.

Ден плохо спал и пришел в школу разбитым. Единственным плюсом было то, что порез на лице затянулся и выглядел слабозаметной царапиной.

Урок мехатроники прошел как-то мутно. Ден рассеянно слушал учителя и мог думать только о том, что и этот предмет, очевидно, связан с Полумесяцем – чтобы в будущем обеспечить организацию новейшими технологиями. Обычно Ден легко вникал в суть и рисовал сложные конструкционные схемы, но сегодня не понимал ни слова.

На перемене он зашел в медкабинет. Леонид коротко сказал, что Веге гораздо лучше, протянул ему ключ от квартиры и потребовал, во-первых, увести ее после уроков, а во-вторых, не мешать работать своими визитами. Ден хотел насесть на него с расспросами, но тут в кабинет вбежал мальчик с разбитым носом, и ему пришлось уйти.

Он уже смирился с тем, что остаток учебного дня пройдет без интересных событий, когда толпа учеников, несущихся в буфет, столкнула его с Алом.

– Слушай-ка, ты… Этот… Денебола.

– Денебола – это звезда в созвездии Льва, – ответил Ден ничего не выражающим тоном. – В отличие от Денеба из созвездия Лебедя. Странно, что ты путаешь их так скоро после начальной школы.

– Умник, да? – огрызнулся Ал. – Я бы тебе еще врезал, но мой босс заинтересовался твоими отношениями с колючками. И приглашает тебя к себе.

– Что?

– Не обольщайся особо, просто на разговор… Хотя кто знает, – он пожал своими худыми и острыми плечами.

Первым порывом Дена было ответить твердым и презрительным отказом, но он сдержал себя.

– Советую прийти, – Ал принял его задумчивость за колебание. – Вряд ли такому, как ты, предложат местечко в Полумесяце.

– Где его найти? – спросил Ден.

– Так я тебе и сказал! Решишь – позвони мне, я тебя проведу. На, – Ал сунул ему в руку клочок бумаги с номером телефона и быстро ушел.

Все оставшееся до окончания уроков время Ден мучительно раздумывал, каким образом ему поступить, и как никогда жалел, что не может связаться с Кайтом и спросить у него совета. Но выхода не было, он и в самом деле не мог всю жизнь полагаться на друга.

После школы Ден отправился к Леониду. Вега успела принять душ, поесть и переодеться в чистую одежду, и выглядела вполне бодрой.

– Как твоя рука? – спросил Ден.

– Так себе, но хоть не хуже. Леонид оставил инструкции, как менять эту штуку, – Вега дернула зубами бинт, пытаясь затянуть его.

– Давай помогу.

Справившись с перевязкой, Ден подробно рассказал Веге о произошедшем в лесу и неожиданном предложении Ала.

Вегу рассказ очень впечатлил, последнюю его часть она выслушала с приоткрытым ртом.

– Ты думаешь, это был Блуждающий? То есть, Странник?

– Не знаю. А ты как считаешь?

Вега помолчала. Описание, которое дал Ден, очень походило на Юнтерию, но Веге неловко было рассказывать об их с ней разговоре, что неизбежно пришлось бы сделать, поведай она о своем сне.

– Не думаю, – медленно проговорила она. – То есть, наверное, это может быть Странник… Но ведь приближение каждого отслеживалось. Всех мы встретили… Евгения следит за этим, как одержимая, да и Ильгекарт этот наверняка тоже.

– То есть ты ни разу не видела ни одного Странника в полной форме?

– Не видела. Но слышала, что ребята из второй школы пропустили одного… Прежде чем они его разбили, оба загремели в больницу. Больше я их в Полумесяце не видела, не знаю, выжили ли вообще.

– А что с ними случилось?

– Ожоги, переломы, – Вега болезненно поморщилась. – Вроде так. Нам после этого еще ряд лекций прочитали, как опасны Блуждающие и как важно не допустить, чтобы Падающие коснулись земли. Но ничего конкретного не говорили. Можно спросить у Кайта.

– С Кайтом мы теперь долго не увидимся, – разочаровал ее Ден. – У него какое-то важное задание, так что следующая встреча через неделю, да и то не факт, что он сможет прийти.

– Можем опять его найти…

– Слушай, у него своя жизнь, – ответил Ден несколько раздраженно. – Хватило того, что мы заявились на Хторан.

– Но он нам обрадовался! – возразила Вега.

– Конечно, но тебе не приходило в голову, что у него могут быть неприятности из-за нас? Между прочим, ему запрещено иметь дело с людьми. Хочешь, чтобы у него были проблемы?

– Нет, – ответила Вега после короткой паузы. – Нет, не хочу. Но как нам тогда узнать, кто это был?

– Есть у меня одна идея.

– Ты хочешь пойти к Ильгекарту? – догадалась Вега.

– Именно. Сделать вид, что не против рассказать ему о терниях, раз уж ему это интересно… И в обмен попросить, чтобы он рассказал то, что знает. Ал твой ночью был напуган, а в школе вел себя как ни в чем не бывало. Наверняка ему что-то объяснили. Я бы не удивился.

– Ты это о том, что своим он все рассказывает, а Евгения нам – нет?

– Скорее всего, Евгения знает гораздо меньше.

– С чего это?

– Кайт разве не говорил?.. Ах да, – вспомнил Ден. – Упоминал, но тогда нам было не до того. Смотри, – он взял листок бумаги и ручкой нарисовал три больших круга, соединяющихся в середине. – Это Вселенная. Она делится на сферы, в каждой имеется свой теневой король, так их называют, – он поочередно ткнул ручкой в круги. – Их могущество практически безгранично, но большую часть времени они как бы спят и просыпаются только время от времени и по особым случаям.

– И на черта нужны такие короли? – хмыкнула Вега, заинтересованно глядя на лист.

– Я тоже спросил, – улыбнулся Ден. – Когда они просыпаются, они дают указания, которые выполняют сефилорты. Они тоже очень сильны, но все же много слабее, чем короли. Зато их больше. За порядком во Вселенной следят в основном они. И у них, в свою очередь, тоже есть подчиненные.

– Кайт?

– И Кайт тоже. У них много светоносцев, светодателей и мракодетелей.

– А мракодетели зачем? – одно название заставило Вегу передернуться.

– Точно не знаю, но работа у них неприятная, это точно. Светоносцы и светодатели действуют во имя спасения, а мракодетели – во имя уничтожения. Так мне объяснил Кайт. Он сказал, они неплохие, просто…

– Работа такая, понятно. Так и что из всего этого?

– Ильгекарт – сефилорт.

Вега оторопело посмотрела на него.

– Шутишь!

– Не шучу.

– И он действует по приказу одного из этих… теневых королей? – растерялась Вега.

– Нет, он пользуется тем, что король спит, – внес ясность Ден. – Ильгекарт не то чтобы на хорошем счету, когда-то он участвовал в каком-то восстании, и у него отобрали звездных служителей. Но вообще, честно сказать, не думаю, что король бы вступился. Земля у них не в разряде любимчиков, мягко говоря.

– Почему это?

– Не знаю, – хмыкнул Ден. – Может, потому, что мы поганим собственную планету и убиваем всех, кто нас посещает?

Вега посмотрела на изрисованный лист. Новость подействовала на нее, как еще один душ – только холодный.

– То есть Кайт подчиняется этому Ильгекарту?

– Нет, Кайт подчиняется только своему сефилорту, и это, к счастью, не Ильгекарт. Говорю же, звездных служителей у Ильгекарта отобрали.

– Тогда хорошо, – Вега приободрилась. – Пойдем к нему, заодно и про Корону Астралиса спросим! Раз он сефилорт и тусуется здесь, должен все знать.

– Ты тоже хочешь пойти?

– Не то чтобы хочу, но пойду. Это же опасно. Думаешь, он тебя просто так отпустит после того, как ты его расспросишь? Ха!

– Тогда тебе тем более лучше остаться.

– Не обсуждается, – отрезала Вега. – Звони Алу.

Дена так удивила ее решимость, что он сразу набрал номер Ала. Они договорились встретиться неподалеку от озера. Оно находилось в противоположной стороне от Полигона, за густым лесом.

– Ничего себе забрались, – сказала Вега, пряча лицо под капюшоном ветровки – кратчайший путь лежал через оживленную улицу, где торговали всякой всячиной. – У нашего Полумесяца база в городе. А в лесу – как там устроишься?

– Скоро узнаем.

Вега исподволь оглядывала улицу, опасаясь, что встретит Галину. Вдруг ее внимание привлек пронзительный звук, пробравший до самого сердца. Она повернула голову и увидела Сашу.

Девочка стояла рядом с лотком старушки, торгующей теплыми платками, и играла на скрипке. На земле перед ней лежал открытый скрипичный футляр.

Вега отвернулась и вдруг почувствовала головокружение. Оно нахлынуло так неожиданно, что ей пришлось схватиться за Дена.

– Ты чего? – он поддержал ее. – Тебе плохо?

– Я… Нет, – Вега усилием воли заглушила голос, снова зашептавший ей что-то о справедливости, и сделала несколько глубоких вдохов. Головокружение отступило. – Все в порядке.

– Давай вернемся.

– Нет, пойдем дальше, – Вега сделала шаг вперед, кивнула в сторону и объяснила: – Эта девчонка с нами живет. Собирает деньги, наверное. Для того, больного.

Ден не стал говорить, что теперь вопрос в ее новой семье стоит не столько о лекарстве, сколько о еде.

– Хорошо играет, – сказал он, прислушиваясь. – Давай подойдем.

– Нет, зачем? – заспорила Вега. – Вдруг она протреплется, что видела меня!

– Не протреплется. Пойдем.

Он схватил ее за рукав и потащил за собой. Вега, отчаянно упираясь, прятала лицо за капюшоном.

Ден улыбнулся Саше и бросил в футляр несколько купюр. Девочка ответила ему ясным взглядом, но игру не прервала. Вега и Ден пошли дальше.

– Надо что-то делать с этой садисткой Галиной, – сказал Ден.

– Надо, – подтвердила Вега. – Поднаберусь сил и шею ей сверну, честное слово.

«Сделай это!» – с удовольствием подхватил голос, совсем не похожий на голос Юнтерии. Он прозвучал так громко, что у Веги заложило уши, но она бы не возражала, если бы ей выдали еще что-нибудь в этом же роде. Представлять расправу было приятно. Вега с ужасом поняла, что вынашивает на редкость жестокие планы.

Ден очень вовремя отвлек ее вопросом:

– Ты знала, что Альтаир пьет звездную пыль? Ты вроде не особенно удивилась, когда я рассказывал.

– Да, – призналась Вега. – Не так давно он до ужаса напугал нас с Натом. Но я, честное слово, не знала, откуда он берет пыль. При нас он взял ее прямо от Падающего, то есть Странника. Понимаешь, он его разбил раньше нас, а Нат… Э-э… Высказался о нем не особенно хорошо. А Ал в каком-то смысле псих, – «во всех смыслах», – проворчал Ден, – и он взбесился. Мы еще перед этим поцапались, так что сил у него было немного. И он вдруг подносит руку к своему Грифу, а с кончика лезвия выходит что-то вроде тумана… И он заливает его в себя! Мы еле ноги унесли, он после этого набросился на нас, как ненормальный. Но страшнее было оттого, что он решился это сделать. Выпить пыль! Это же безумие.

– Я тоже так подумал.

– Евгения сказала нам, что да, так можно, и сил действительно прибавится. Но вот что будет дальше – черт знает. А, и еще она сказала, что от этого развивается зависимость – организм будет требовать все больше и больше пыли. Поэтому она прямо запретила это делать. Но нам, понимаешь, и не хотелось.

За разговором они миновали улицу, прошли несколькими невзрачными переулками и выбрались на пыльную дорогу, ведущую к озеру. Вскоре они уже увидели его мрачную гладь. Здесь никто никогда не купался – давным-давно в озеро сбрасывал отходы металлургический завод, потом, когда его закрыли, местные жители завели привычку выкидывать в него мусор. Водоем загрязнили до такой степени, что даже на прогулки сюда уже никто не приходил.

Ал ждал их на берегу. От нечего делать он кидал в воду камни. Они с глухим хлюпаньем проскакивали по воде и медленно погружались в бездну.

– Та-а-ак, – протянул Ал, увидев Вегу. – Ты-то, сестренка, что тут забыла?

– Хочу в гости к твоему Ильгекарту. Что, нельзя?

– Нельзя, конечно! – вспылил Ал. – Ему неудачники вроде тебя не нужны. Он сразу об этом сказал.

– Врешь!

– Не вру. А ты хороша – только Нат послал, сразу нового дружка подобрала.

Вега потянулась, чтобы дать ему подзатыльник, но Ден остановил ее.

– У нее тоже есть кое-какая информация для Ильгекарта. Мне она ее сообщить отказалась – только ему.

– Хм… – Ал с сомнением посмотрел сначала на него, потом на Вегу. – Ты что, так обиделась, что решила продать Полумесяц с потрохами?

– Посмотрим, – процедила Вега сквозь зубы. – Смотря до чего договоримся.

– Ну ты даешь! – Ал усмехнулся. – Ладно, пошли, так и быть.

Он первым направился вдоль берега к темнеющей чаще леса. Вега и Ден последовали за ним.

Никто из них не заметил, как неподалеку от того места, где они вели разговор, появился человек. Он посмотрел ушедшим вслед, а затем, опасаясь быть обнаруженным, торопливо вышел на дорогу в город.


Глава восемнадцатая, о планах Евгении и о том, как могут выглядеть сефилорты


Евгения ходила по огромному залу, забитому самой современной техникой. О существовании некоторых аппаратов за пределами Стожарска не знали – в основном это были машины, выполняющие конструкции из звездной пыли, извлекающие Энергию и пытающиеся создать ее искусственно (пока, впрочем, ощутимых результатов энергологи не получили). Хватало и медицинской техники. Необходимо было знать, как звездная пыль и Энергия влияют на людей и нет ли способа избежать волновой болезни или вылечить ее. Евгения не слишком заботилась о чужих судьбах, но понимала, что если не держать ситуацию под контролем, то в конце концов она может остаться без подчиненных. Но и здесь ученые пока не достигли успеха.

Имелся и совершенно новый прибор, его Евгения осмотрела с особенным интересом. Это был третий прототип изобретения, которое, в теории, должно извлечь частички звездной пыли из человеческого организма. Работы над его созданием начались несколько лет назад, когда впервые доказали, что человеческое тело способно накапливать пыль. Изучив астрантов, исследователи заявили: хотя ребята пользуются оружием, обладающим большим притяжением, пыль все равно попадает в организм. Но так мало, что затраты сил и средств на ее извлечение несоизмеримы с результатом.

И все же кое-какие эксперименты были проведены, и часть увенчалась успехом. Один из ребят, сражающихся с Блуждающим, погиб, и из него довольно легко извлекли частицы пыли. Проводить эксперимент на живом человеке тогда не решились, но теперь ситуация изменилась.

Сразу после случая на Полигоне у Веги взяли кровь. Ее анализ был ошеломляющим – девчонка носила в себе столько пыли, что непонятно, как она вообще с этим жила. И поскольку прогнозы врачей, что она скоро умрет, не оправдались, Евгения решила воспользоваться уникальным случаем – с одной стороны, добыть немалое количество пыли, с другой – узнать, возможно ли ее извлечение из живого человека.

Зная, что без боя Вега не дастся, Евгения попросила свою подругу Галину, как она выразилась, «немного помочь ей отключиться». Галина со смешком сказала, что сработала на опережение, проучив Вегу за двухдневную отлучку. Евгения не стала ничего уточнять. Ей было известно: жестокости у Галины достаточно.

Получив сигнал, что можно забирать Вегу, Евгения отправила своих людей к Галине. К их изумлению, и изумлению самой Галины, Веги в квартире не оказалось. Подопечные девчонки сказали, что когда пришли со школы, ее уже не было. Больной мальчик не смог сообщить ничего вразумительного. Тогда люди Евгении опросили нескольких человек в округе, и один сообщил, что видел, как девочку, подходящую по описанию, нес на руках какой-то парень.

Это известие встревожило Евгению. В ее планах было отрезать Вегу от любых связей, чтобы, пропади она, никому не пришло в голову ее искать и сообщать куда-нибудь об исчезновении – такая информация могла просочиться за границу города, и это не сулило ничего хорошего. И вот теперь оказалось, что у нее есть приятель. Возможно, кто-то из людей Ильгекарта, а значит, Вега давно уже была предательницей. Одна эта мысль доводила Евгению до белого каления.

– А, вы все-таки здесь! – из-за стеллажа с препаратами выглянул Даниил. – Эльнат говорит, что видел Вегу.

– Отлично! – обрадовалась Евгения. – Ах, Эльнат никогда меня не подводил.

– Не считая упущенных Падающих.

– Не ворчи, Даниил. Эльнат славный мальчик. Когда я сказала ему, что они с Вегой хорошо смотрелись бы в паре, он тут же стал ходить с ней за ручку – так мило! А когда сказала, что о Веге надо забыть, он тут же и забыл.

– Рановато вы принялись за этот эксперимент, – вздохнул Даниил.

– Что я могла поделать? Среди астрантов всего три девочки, и все маленькие. Придется теперь перевести в третью школу Ригель… Надеюсь, Эльнату она понравится, хотя она и не такая симпатичная, как Вега.

– Может, Вега выживет после извлечения пыли, и вы сможете вернуть ее в Полумесяц.

– Это вряд ли, – сказала Евгения с некоторым сожалением и провела пальцем по блестящей поверхности аппарата. – Я решила попробовать эксперимент со светом, такой возможности нельзя упускать… Но даже если она переживет и это, что еще маловероятнее, то станет для нас бесполезной. Так что лучше переключить Эльната на Ригель. Он скоро придет?

– Он уже здесь, ждет за дверью.

– Так что ж ты сразу не сказал! Пусть заходит.

Даниил впустил Ната и вместе с ним вернулся к Евгении.

– Мне жаль, но у меня плохие новости, – быстро заговорил Нат. – Во-первых, я видел Вегу с Алом и слышал их разговор. Они отправились к Ильгекарту, Вега, кажется, готова рассказать ему все, что знает.

– Мерзавка! – в гневе воскликнула Евгения. – Я так и знала!

– А во-вторых? – спросил Даниил.

Нат нахмурился.

– С ними был еще кое-кто. Он учится в моем классе. Вроде не астрант, но имя у него странное – Денеб.

Евгения и Даниил переглянулись.

– Он астрант, Эльнат, но почему-то неспособен переносить звездную пыль, – объяснила Евгения. – Нам он не помеха, кому он такой нужен? Странно, что он был с ними. Я могу понять, если Вега теперь с ним спелась, но с чего бы Альтаиру отводить их к Ильгекарту? Ты уверен, что они пошли к нему?

– Ал сказал, что отведет их, и они ушли в лес.

– Зря ты их не задержал, – процедил Даниил сквозь зубы.

– Он правильно сделал! – вступилась Евгения. – У всех четкий приказ: ничего не делать, пока не скажут. К тому же, может, Альтаир просто прибьет их обоих в лесу – легкое дело, у них ведь нет оружия.

– Мы не можем на это рассчитывать! Если Вега скажет, где наши самые важные точки, у нас могут быть серьезные проблемы.

Евгения задумалась. Даниил был прав. Ильгекарт запросто мог разрушить их лаборатории, хотя пока он избегал показываться лично, а с его подчиненными вполне можно было справиться.

– Созовите всех, – решила Евгения. – Усилим охрану. А ты, Эльнат, постарайся найти Вегу.

– А если найду?

– Приведи – или принеси, как получится – ее сюда. Желательно невредимой, но если что-то пойдет не так, мы не будем тебя ругать, – и Евгения мило улыбнулась.


Путь до обиталища Ильгекарта был недолгим, но тяжелым и запутанным. В этой части леса не было ни одной тропинки. Ал ловко лавировал между деревьями, перескакивал через поваленные стволы. Когда они прошли табличку с устрашающей надписью «Проход строго воспрещен! Впереди болото!», прибитую к дереву, Ал сказал:

– А теперь осторожнее, тут и правда болото.

Он медленно двинулся вперед, осторожно отмеривая каждый шаг. На то, чтобы перейти болото, им потребовалось целых пятнадцать минут.

– Как, интересно, – начала Вега, – вы успеваете добежать до Полигона, когда поступает информация о Падающем?

– Есть такая прекрасная вещь, как телефон, сестренка.

– Скорее всего, они ходят другим путем, – сказал Ден. – Гораздо короче и удобнее. Но нам не хотят его показывать.

– Умник, – пробурчал Ал себе под нос и ускорил шаг.

Ден обратился к Веге:

– Вы ведь не брат и сестра?

– Нет, конечно, – ответила Вега. – Но Ал считает, что похожий цвет волос – лучшее доказательство родства, чем какие-нибудь документы и уж тем более чьи-то слова.

– Много же у него, в таком случае, сестренок.

– Эй, я вас слышу! – откликнулся Ал. – А ты попробуй, умник, доказать, что она мне не сестра. Кто знает? В сектах иногда такое творится, что всякое может быть.

– То есть и мы можем оказаться братьями? – усмехнулся Ден.

Ал оглянулся через плечо, смерил его оценивающим взглядом и постановил:

– Нет.

Вега фыркнула и закатила глаза. Ден понял, что надо принять странности Ала как данность – нет смысла искать им объяснения, у этого паренька, говоря попросту, крыша была не на месте.

Спустя еще пару сложных переходов – топь и бурелом – они наконец вышли на более или менее ровное место. Деревья здесь не росли, пологий склон, покрытый жухлой травой, упирался в каменную стену с мрачной пастью дверного проема. Граффити завершали образ старого заброшенного здания. Вега заподозрила, что это работа Ала – на стене красовались исключительно названия его любимых музыкальных групп.

Рядом в землю была воткнута ржавая табличка с надписью: «Объект 402. Проход строго запрещен. Опасно для жизни».

– Ну вот и пришли, – сказал Ал. – Сестренка, последний шанс передумать и подождать снаружи. Мой босс, э-э, не особо любит неожиданности.

– Иди давай, – Вега слегка наподдала ему сзади.

Ал в ответ состроил ей рожу.

Под его предводительством они пролезли в проем и очутились в довольно большом и абсолютно темном помещении. Ал пошел строго прямо. В противоположной стене оказалась тяжелая металлическая дверь. Рядом, как Вега и Ден узнали минутой позже, располагалось переговорное устройство, но в темноте его не было видно.

Что-то щелкнуло. Ал наклонился к стене и грянул: «Это я!» Послышался скрежет: дверь сама собой отворилась.

Сразу за порогом протянулась широкая лестница, ведущая вниз. Вплоть до последней ступени создавалось впечатление, что они находятся в каком-то старом бункере, никак не соответствующем личности сефилорта, прибывшего из космических далей. Но как только лестница кончилась и Ал, Ден и Вега прошли через еще одну дверь, это ощущение полностью испарилось. Они оказались в длинном темном коридоре, переливающемся темно-синими красками; каменной плиткой была выложена только узкая дорожка пола, а вокруг вытянулись потрясающей красоты сталагмиты.

Вега и Ден подняли головы вверх. Сверху свешивались сталактиты, лишь над плиточной дорогой тянулся чистый участок с редкими шарами света.

– Классно у нас, а? – заметил их реакцию Ал. – Наверняка получше, чем в Полумесяце.

– В Полумесяце зато все очень современно и чисто, – вступилась Вега. – А в этих сталагмитах, или как их там, наверняка живности полно, – ее передернуло.

– А, ты же не любишь змеек! Ну, если там и есть живность, ты ее увидеть не успеешь. Вот за этими штуками, – он, скрестив руки, указал на крайние ряды сталагмитов, – поле, реагирующее на движение. Один шаг туда и бац – ты как минимум без сознания.

– Зачем это?

– На случай, если недоумки из Полумесяца придут нас навестить, – ответил Ал после короткой паузы.

Вега и Ден переглянулись и с удвоенным интересом стали озираться по сторонам. Они были уверены, что причина в другом. Наверняка за сталагмитами что-то прятали, и именно поэтому потребовалась дополнительная защита.

В конце плиточной дороги возвышались двери, по виду сложенные из сталактонов – колонн, которые образуются при соединении сталактитов и сталагмитов. Они тоже открылись сами.

За ними был большой круглый зал с множеством таких же сталактоновых дверей. Ал подошел к той, что находилась напротив, с другой стороны круга. Над ней красовалось фигурное изображение – узор из терний и звезд с надписью в центре. Ден остановился и прищурился, пытаясь ее разобрать, но Ал шикнул на него, велев проходить. Ден переступил порог следом за Вегой. Ал остался снаружи и закрыл за ними дверь.

– Что-то мне это не нравится, – высказалась по этому поводу Вега.

Ден согласно кивнул.

Они вышли в просторный зал мрачных тонов с мощными колоннами, подпирающими потолок, мерцающий, как колючее звездное небо. По мнению Веги, это больше походило на пристанище не сефилорта-злодея, а какого-нибудь таинственного чародея.

– Почему так несмело? Проходите.

Приятный мужской голос с ноткой веселья заставил Вегу и Дена ускорить шаг. В конце зала на небольшом возвышении стояло красивое синее кресло с узорами, вышитыми золотой нитью. Это поддержало мысль Веги о доме чародея, но создание, сидящее в кресле, разрушило ее одним ударом.

У него было необыкновенно длинное тело, должно быть, как у хторанца, и очень худое. Его словно сплели из древесных ветвей, хотя по форме оно походило на человеческое. Частично тело прикрывал чудесный плащ, тоже синий, и в нем переливалось множество оттенков, создаваемых отсветами не то нарисованных, не то настоящих звезд и туманностей, плывущих по ткани.

Из-под этого волшебного покрова вырывались тонкие руки и ноги: обтянутые кожей кости скелета, как будто вовсе лишенные плоти. Причем руки было не две, а четыре – вторая пара, слегка согнувшись в локтях, распростерлась позади в некой пародии на крылья.

Вид все это создавало довольно жуткий, но самым страшным было лицо. Худое и длинное, оно было начисто лишено привычных органов. На нем имелось только три круга разных размеров – самый большой у лба, самый маленький – недалеко от острого подбородка. Все три влажно посверкивали, и Вега поняла, что это глаза.

Она подняла взгляд и обратила внимание на волнистые светлые волосы удивительного создания. Они что-то ей напомнили, что-то, заставившее сердце болезненно дрогнуть, но Вега не могла дотянуться до воспоминания и сообразить, что именно.

– Вы, кажется, удивлены, – голос выплыл из щели, прорезавшейся на шее, прямо под подбородком. – Получается, вам мало что обо мне известно, кроме моего имени?

– Мы знаем, кто вы, – к изумлению и возмущению Веги, Ден почтительно наклонил голову, совсем как при встрече с хторанцем Нором. – Но мы никогда прежде не встречались с сефилортами.

– Очень интересно, Денеб. Кто же рассказывает вам истории о сефилортах?

Ден не ответил, поняв, что сболтнул лишнего. Он не должен был выдавать Кайта.

– А ты, полагаю, знаменитая Вега? – спросил Ильгекарт, не дождавшись ответа.

Та что-то тихо промямлила.

– Да, так дело не пойдет. Что ж, придется принять человеческую форму, хотя я не очень люблю в ней находиться. Ваши мелкие тела убивают всю красоту, заложенную в вас Создателем.

Ильгекарт встал на ноги. Он оказался огромного роста, даже выше, чем хторанцы, которых довелось видеть Веге и Дену. Было страшно наблюдать, как он двигает своими тонкими конечностями, словно огромное насекомое.

На груди Ильгекарта появилось светящееся белое пятно. Оно стало увеличиваться, растекаясь в разные стороны, и вскоре захватило все тело. Свет был таким ярким, что Веге и Дену пришлось зажмуриться.

Когда они снова смогли посмотреть на Ильгекарта, то обнаружили на его месте вполне обычного с виду человека – среднего роста, с нормальным телосложением, лицом, на котором было все, что ожидаешь увидеть – голубые глаза, прямой нос, тонкогубый рот, и все на положенных местах. Светлые волосы удлинились, стали прямыми и приобрели золотистый оттенок. Чудесный плащ превратился в обычное, хотя и странноватое для современного человека одеяние черного цвета с темно-красной отделкой. Теперь он и в самом деле стал похож на сказочного чародея – или обыкновенного аристократа из давних времен.

– Ну вот, – Ильгекарт, театрально вздохнув, снова уселся в кресло. – Так лучше?

– Намного, – сказала Вега и тут же получила неодобрительный тычок от Дена.

– Я не ожидал, что ты будешь здесь, – обратился к ней Ильгекарт. – Мы обсуждали твою кандидатуру, но решили, что нам не нужны неудачники.

Вега побелела от гнева и даже сделала шаг к возвышению, но Ден ее удержал.

– У меня не было намерения тебя задеть, – продолжал Ильгекарт, ухмыляясь. – Просто ты едва ли понимаешь, что с тобой произошло. Худшей ситуации для человека сложно придумать.

– Проехали, – сказала Вега. – Задаром не нужно. Вы что-нибудь знаете о Короне Астралиса?

Ильгекарта вопрос удивил.

– Что, например? Меня никогда не интересовала эта… Как они себя называли? Ах да, организация. Я видел некоторых ее членов, когда прибыл на Землю, но наша беседа была непродолжительна. Если вам интересен этот вопрос, куда логичнее было пойти в Асторум, а не ко мне.

Вега была разочарована, но слово «Асторум» показалось ей знакомым.

– Что это такое? – спросил Ден.

– О, твоему информатору следовало рассказать об этом – это куда интереснее и поэтичнее, чем моя персона. Однако мне несложно сделать это за него… Легенда гласит, что Асторум – гигантских размеров библиотека, в которой можно найти все, что угодно. Все книги, когда-либо написанные, оказываются там.

– Это невозможно, – заявила Вега.

– Люди очень ограничены в том, что они воображают возможным, – Ильгекарт улыбнулся с долей сочувствия. – Мысли не испаряются в ничто, а мысли, запечатленные в словах, оставляют глубокий след. Тень этого следа появляется в Асторуме. Так гласит легенда.

– То есть нам стоит пойти в легендарную библиотеку? – хмыкнула Вега. – Спасибо.

– Люди из Короны Астралиса были впечатлены этой легендой и верили в существование Асторума. Однако поскольку попасть в него затруднительно – он находится за гранью времен, – они, вдохновленные его образом, сделали свой Асторум… Они называли его Малым и очень гордились им. Там, насколько мне известно, они хранили результаты своих исследований, историю своей организации и прочее – в общем, все, что надеялись сохранить для себя или передать следующим поколениям.

И тут Вега вспомнила. Пропуск ее матери, на котором значилось «А(м)»!

– Где находится этот Малый Асторум? – быстро спросила она.

– Кажется, под тем зданием, где они занимались своими исследованиями. Я не был там. Мне рассказали о нем, объясняя, почему им так важно получить от меня ответы на некоторые вопросы, – Ильгекарт усмехнулся, вспоминая свой разговор с людьми.

Дена насторожило, что с ними так легко делятся информацией, да еще игнорируя грубые манеры Веги, но он решил ковать железо, пока горячо.

– Прошу прощения, еще один вопрос, если можно… Альтаир рассказал вам о нашей… встрече в лесу. Вы знаете, кто там был?

– Конечно, по описанию легко догадаться, – ответил Ильгекарт. – Это существо из тех, кого вы называете Блуждающими. Мы зовем их Странниками.

– Но мы полагали, что Полумесяц и вы не упустили ни одного Странника, все были разбиты.

– Верно. В том числе и те, что были любезно пропущены людьми из Короны Астралиса.

– Что? – вырвалось у Веги.

– Не думаете же вы, что эти люди погибли из-за поклонения звездам? – удивился Ильгекарт. – Да, это была неприятная история. Ваши власти воспользовались весьма мощным оружием, чтобы уничтожить Странников – ради звездной пыли, разумеется. Корона Астралиса, к их чести, выступила против и пыталась помешать. В результате все были убиты под каким-то диким предлогом… Так о чем это я?.. Ах да, ваша битва с Альтаиром. Оружие неспособно забирать в себя всю пыль, что-то остается. Обычно этот остаток принимает форму света.

Ден кивнул. Ильгекарт говорил о светыльках.

– При определенных условиях Странники могут возвращаться в свою прежнюю форму, но ненадолго. Это и видели вы с Альтаиром. Не стоит волнений, он слаб, этот Странник, его ничего не стоит победить. Особенно если выпить его часть, как сделал Альтаир, – Ильгекарт воздел глаза к мерцающему потолку. – Наверняка он скоро выпьет и остальное.

– И вы его не остановите? – возмутился Ден.

– Нет. Он счастливый обладатель свободной воли, и покуда он выполняет мои приказы, пусть поглощает эти крохи, раз его душе так угодно. Надо же его чем-то награждать, верно? Он оказывает мне неоценимую услугу, разбивая Странников. Сам бы я на это не пошел, а мне нужна пыль… Без нее я не смогу вернуть своих служителей.

Вега была готова броситься на него с кулаками – мало того, что он сознательно уничтожал Странников, так еще и плевал на ту беззащитную часть, которую им оставил!

Но тут ей вспомнилась Юнтерия. Вега кое-что сообразила и спросила, придав голосу нарочитой опаски:

– А Странник не может восполнить недостаток пыли и стать прежним? И, э-э, поубивать всех?

– Об этом можешь не беспокоиться, – сказал Ильгекарт. – Странники, как и все создания звездного мира, пополняют свои силы энергией, которой на Земле не существует. Корона Астралиса пыталась это исправить, но у них ничего не вышло. Впрочем, это неудивительно…

Вега хотела задать новый вопрос, но Ильгекарт ее опередил.

– Для меня очевидно, что вы пришли поговорить, – сказал он. – Но, боюсь, у меня другие планы. Я считаю, что достаточно развлек вас своими рассказами. Теперь ваша очередь. Денеб, кто дал тебе силу влиять на тернии?

Ден на секунду запнулся, неуверенный, стоит ли рассказывать о путешествии к Анат. Никто не просил хранить это в тайне, но у Ильгекарта наверняка возникнет вопрос, как Ден умудрился найти Мир-на-Краю.

Наконец он решил, что лучшая ложь – это частичная правда.

– Однажды я сильно изранился терниями. С тех пор я не могу соприкасаться со звездной пылью. Зато недавно выяснил, что способен влиять на тернии.

– Интересно. Продемонстрируй.

– Мне бы не хотелось этого делать, – вежливо, но твердо отказался Ден.

– Понимаю. – Ильгекарт улыбнулся. – Без весомого повода это наверняка непросто. Но мне не составит труда его создать… Альтаир, – негромко сказал он, как будто Ал находился совсем рядом с ним.

Вега и Ден растерянно переглянулись. Ильгекарт молчал, сохраняя невозмутимое выражение лица.

Спустя полминуты дверь, через которую они вошли, приоткрылась, и Ал ветром подлетел к ним.

– Я велел тебе никуда не уходить, – сказал Ильгекарт.

– Возникло неотложное дело, – ответил Ал, спешно комкая обертку от шоколадного батончика и засовывая ее в джинсы. Вега громко фыркнула, и он огрызнулся: – Я со школы ничего не ел!

Ильгекарт коротко вздохнул и велел:

– Заставь Денеба использовать тернии.

Ал просиял, поднял руку, и в ней растекся луч света. Через секунду он обратился в Гриф. Ден отметил про себя, что Кайт был прав. Это оружие имело очень странное происхождение, а сам Ал обладал необычными способностями. И если притягивание светыльков можно объяснить употреблением звездной пыли, то с материализацией Грифа из ниоткуда все было сложнее.

– Черта с два, – Вега решительно вышла вперед, многозначительно вскинув кулак.

– Каф, – сказал Ильгекарт.

В зал, на этот раз откуда-то справа, вошел высокий и худой как жердь черноволосый парень. Вега встречалась с ним на Полигоне – четырнадцатилетний Каф тоже был астрантом, но выходил встречать Падающих крайне редко, только когда не мог прийти Ал.

– Подержи ее, чтобы не мешала, – сказал ему Ильгекарт, кивнув на Вегу.

– Ну, попробуй, – Вега резко повернулась к Кафу.

– Знаешь что? – передумал Ильгекарт. – Запри ее. Я поговорю с ней позже, уверен, она многое может рассказать.

– Только тронь! – Вега замахнулась.

Она не раз ввязывалась в драки и почти всегда выходила победительницей. Однако травма, нанесенная Галиной, не позволила выступить в полную силу. Ал бросился на Дена, и тому пришлось отступать – он не мог помочь, да и, Вега не сомневалась, в рукопашном бою он был не очень-то хорош.

Она попыталась отбиться сама и даже поставила Кафу фингал, но потом он изловчился и схватил ее за больную руку. Вега закричала; от боли у нее потемнело в глазах, и она едва не потеряла сознание.

Каф легко вытащил ее из зала, проволок несколько метров, бросил в длинный пустой коридор с бетонным полом и закрыл решетчатую дверь на замок.

Переждав вспышку ноющей боли, Вега с трудом поднялась на ноги. Она намеревалась попробовать вышибить решетку.

– У тебя ничего не получится.

– А ты еще кто такой?! – Вега обернулась. Она никого не увидела: задняя часть коридора утопала во тьме.

– Тот, кто может помочь тебе, если захочешь, – почти пропел голос. – Разве это справедливо, что после всего, что ты пережила, тебя заперли здесь?

Вега хотела ответить, но оборвала себя на полуслове. У нее перед глазами снова замелькали надоевшие воспоминания.

– Разве это справедливо?

Вега похолодела. Именно этот голос она слышала все последние дни, принимая его за отзвук своего собственного.

Вега глубоко вздохнула и, вытянув перед собой руки, сделала несколько несмелых шагов вперед. Вскоре она уперлась в стену.

Кроме нее, в коридоре больше никого не было.


Глава девятнадцатая, рассказывающая о побеге Денеба и Веги


Ден, сколько мог, уворачивался от Ала, но быстро устал. Лезвие Грифа оцарапало ему руку, и только непереносимость пыли уберегла его от серьезного ранения. Недостаток стал преимуществом: стоило Грифу коснуться кожи Дена, и его тут же отбрасывало назад, поэтому он не мог нанести опасных повреждений. Однако снова быть расцарапанным в кровь Дену не улыбалось.

Мысленно прокляв свою неспортивность, он выкинул вперед руку с заранее приготовленным шипом. Ветвь с терниями начала расти прямо с его ладони и очень быстро опутала Гриф. Ал изо всех сил пытался перерубить ее, и это уже начинало ему удаваться, но тут Ильгекарт, до сей поры молча наблюдавший, сказал:

– Не надо, Альтаир. Подойди ко мне.

– Как, интересно? – буркнул Ал.

Ильгекарт встал с кресла и подошел к ним сам. Он поднес руку к терниям, не касаясь их. Ветвь треснула, и Ал, не ожидавший этого, чуть не грохнулся на пол.

Ильгекарт не обратил на это внимания. Чуть нагнувшись, он внимательно разглядывал тернии. Потом выпрямился, посмотрел Дену в глаза и сухо спросил:

– Кто ты такой?

– Астрант, – ответил Ден, смело глядя ему в глаза.

Ильгекарт поднял руку и легонько коснулся его лба указательным пальцем.

Дену показалось, что по его голове растеклась раскаленная линия, которая затем взорвалась тысячей искр. Закричав от боли, он закрыл руками окровавленное лицо и упал на колени.

– Хм, – Ильгекарт оторопело посмотрел на него. – Действительно, обычный астрант. Но тогда… – он нахмурился. – Кто тебе помогает?

Ден не хотел и не мог отвечать. Лоб пульсировал режущей болью, отдающей прямо в мозг.

– Ладно, – махнул рукой Ильгекарт. – Уведите его.

Пока Каф помогал ему подняться, Ден сквозь ноющую боль услышал, как Ильгекарт сказал Алу:

– Не трогай. Одна царапина – и ты, как и он, перестанешь переносить звездную пыль.

Каф привел Дена к Веге. Обращался он с ним гораздо мягче, чем с ней, но скорее всего потому, что Ден не вырывался, а покорно шел вперед.

Едва решетка закрылась и Каф ушел, Вега подскочила к Дену.

– Что он с тобой сделал?

– Не знаю. – Ден отнял руки.

Вега жалостливо сморщилась. Через лоб Дена пробегала кровавая линия, словно кто-то безжалостно содрал с него полоску кожи.

– Ты как будто носил терновый венец, – мрачно пошутила Вега. – Подожди, у меня же с собой бинты…

Она полезла в сумку и, нещадно ругаясь, стала искать бинты. Поток брани сначала относился к Алу, но когда Ден рассказал, как все случилось, Вега переключилась на Ильгекарта.

К счастью, в сумке нашлось и обеззараживающее средство, которым Леонид велел Веге пропитывать бинты, так что Дену удалось оказать первую помощь. Кровь остановилась, однако боль переместилась из раны вглубь головы, и Ден засомневался, что повреждена только кожа. Но он не стал говорить об этом Веге. Она и без того выглядела испуганной и поминутно оглядывалась через плечо, смотря во тьму коридора.

– Что там? – спросил Ден.

– Ничего.

Вега села спиной к решетке, поджала к себе колени и опустила на них голову.

– Мерещилось всякое, – пояснила она, потому что Ден продолжал за ней наблюдать.

– Не хватает Кайта, чтобы осветить помещение.

Вега улыбнулась. У Дена ее улыбка вызвала непонятные чувства. Он был рад, что она немного успокоилась, но, похоже, эта светлая улыбка выплыла на ее лицо не благодаря его утешению, а из-за мыслей о Кайте. И Дену это не понравилось.

– Зачем ты спросила о Страннике? – перевел он тему. – Он же меня спас.

– Ты не понял. Я как раз подумала, что мы можем как-нибудь ему помочь, и чтобы Ильгекарт не догадался…

– Слушай, точно! Но он сказал об энергии, которой нет на Земле…

Ден погрузился в раздумья, пытаясь игнорировать ноющую боль. Но та побеждала, и тогда он стал медленно проговаривать вслух свои мысли:

– Когда Кайт был ранен, он сказал, что ему нужно уйти, чтобы набраться сил… Когда он вернулся, он был…

– Кайт? Ранен? – Вега подняла голову. – Кем? В смысле, кто его ранил?

– Не знаю, – Ден нетерпеливо отмахнулся. – У светоносцев не всегда безопасные задания, иногда это случается… Так… Да, точно… Когда он вернулся! – Ден прищелкнул пальцами. – Именно тогда он рассказал мне о Хторане, о том, что часто бывает там. Он пошел туда, а вернулся в полном порядке!

– Ну да! – Вега от воодушевления вскочила на ноги. – Хторанцы говорили, что в Затенении то, что не нужно им, но нужно звездным служителям!

– Значит, там находится что-то, что их поддерживает, – рассудил Ден. – Но есть проблема… Хторанцы ведь сказали, что это смертельно опасно для них и для нас.

– И ты туда же! – возмутилась Вега. – Я тебе еще раз говорю, хторанцы не похожи на нас. Сам, что ли, не видел? А вот мы с Кайтом…

– Ты дура или прикидываешься? – раздраженно бросил Ден, но, увидев, как изменилось лицо Веги, смягчился: – Извини. Это из-за боли. – Это было правдой, но только отчасти. – Неужели ты не понимаешь, что Кайт не похож на нас? В этом смысле.

– В каком?

– Он же касался твоих рук.

– Ну, холодный.

– А почему, не задумывалась?

Вега безразлично пожала плечами. Воспоминания о ледяных прикосновениях Кайта вызывали внутри такой огонь, что она не была способна задумываться о чем-либо.

– Слушай, – сказал Ден. – Кайт мой друг. Даже нет. Он мне как брат. Поэтому мне не хочется так говорить, но…

– Что?

– Он не живой.

Вега непонимающе уставилась на него.

– В нем нет крови, Вега, – хмуро произнес Ден. – Он не человек. По сравнению с нами он мертвее мертвого.


«Мертвее мертвого».

Вега молча перешла в другой конец коридора и села в темном углу. Какая-то ее часть хотела, чтобы там оказался обладатель преследующего голоса, но, конечно, там никого не было.

«Ну и ладно, – подумала Вега. – Значит, окончательно сойду с ума. Тоже неплохо».

Она просидела в темноте, не откликаясь, с четверть часа. Ден не мог поверить, что ее так шокировало услышанное. Она как будто смертельно обиделась на реальность и мигом потеряла интерес к жизни – во всяком случае, ее лицо мгновенно потухло, словно кто-то щелкнул выключателем.

Когда Ден увидел Кайта, вместо крови истекающего сверкающей серебристой жидкостью, то не был так поражен. Он жутко испугался, что его лучший друг может умереть, да – но не того, что внутри они совершенно разные. Ден и без того догадывался, ведь, при всей своей душевной теплоте, Кайт был холоден, как лед.

Ден разозлился. У него по-прежнему ныла голова, а Вега предавалась глупым мечтаниям о Кайте и не желала помочь ему обдумать, как выбраться из обители Ильгекарта.

Он уже был готов силой притащить ее обратно, когда в коридоре вдруг полыхнула слабая вспышка, на мгновение высветившая Вегу. Она сидела в углу, положив руки на согнутые колени и сложив ладони лодочкой.

– Что там у тебя? – спросил Ден.

– Ты считаешь, это нормально, называть своего друга мертвым? – донесся в ответ голос Веги.

– Что? Нет! Конечно, нет, – Ден взял себя в руки. – Я просто пытался донести до тебя, что то, что возможно для Кайта, невозможно для нас. Он способен гулять по Затенению, и ему ничего не будет. А вот мы…

– Но мы ведь астранты. У нас иммунитет к этому… излучению. Ты сам говорил.

Ден уже это обдумал. Он чувствовал себя глупо, говоря в темноту, но все же выразил результат своих размышлений:

– Излучение бывает разное. Мы не знаем, что там. Мы получаем излучение от Странников. Скорее всего, на Хторане что-то иное. Сама посуди – они не облучаются, хотя находятся на небольшом расстоянии от этого Затенения. А у нас болеют все, даже те, кто живет далеко от Полигона. Да и, готов голову дать на отсечение, звездные служители не занимаются тем, что разбивают Странников.

– Да… Да, наверное. Глупо соваться туда просто так.

В углу снова полыхнул свет. Ден услышал шаги. Вега вышла к нему, сжимая в здоровой руке что-то наподобие осколка сталактита.

– Что это?

– Попритягивала звездную пыль. Ничего толковее пока не получается, – сказала Вега. Помолчав, она добавила: – Я знаю, куда нам нужно.

– И куда же?

– В этот Малый Асторум. Наши родители изучали пыль и бог знает что еще. Там и выясним, как помочь Страннику. И о Короне Астралиса что-нибудь узнаем.

– Хорошо, – Ден был рад, что она снова стала собой. У нее даже прибавилось уверенности. – Но как нам выбраться? Выбить дверь вряд ли получится.

– Силенок у вас, умников! – сказала Вега точь-в-точь как Ал, и Ден на одну безумно страшную секунду поверил, что они действительно брат и сестра. – Отойди-ка. И готовься прорываться с боем, иначе вряд ли получится.

– Ничего. Есть план.

Надо сказать, хоть Ден и не раз видел Вегу на Полигоне, ему не верилось, что она сможет справиться с дверью. Со стороны то, как она разбивала Странников, казалось скорее магическим актом, нежели силовым.

Вега отвела руку назад и резко ударила. Послышались хруст и металлический звон. Замок сломался, двери легко отворились. Правда, и хрупкое оружие рассыпалось в пыль, словно его никогда и не было.

– Черт, – Вега помахала ушибленной рукой. – Ладно, нет времени создавать что-то новое, пойдем быстрее. Найдешь дорогу?

– Легко. Сюда! – Ден свернул налево. – А ты сильная, – похвалил он.

Вега самодовольно усмехнулась, но внутренний голос, не то ее собственный, не то Юнтерии, заставил сказать:

– Ну, на самом деле, особо сильной для этого быть не нужно. Главное, правильно удар направить.

– Научишь?

– Если будешь делать за меня домашку по потоковой физике.

– Запросто!

Они обменялись улыбками и перешли на бег.

Очень скоро их заметили. Предупредительный крик прокатился по коридору оглушительной сиреной; послышались звуки погони.

Вега на бегу беспокойно оглядывалась, не уверенная, что они бегут правильно. Но через минуту они выбежали в круглый зал и нос к носу столкнулись с Алом.

– Ах, Блуждающий бы вас побрал! – в его руке мигом появился Гриф. – Что вам спокойно не сидится?

Погоня сзади приближалась. Ден бросил за спину шип, и в коридоре с потрясающей скоростью образовалась непроходимая стена из терний.

– Осторожно! – заорал Ал. – Одна царапина и вы…

Но уже раздался крик, а затем – отборная ругань: кто-то не успел остановиться и наткнулся на тернии. Воспользовавшись тем, что Ал отвлекся, Вега буквально налетела на него и от души врезала ему кулаком по щеке. Потом поставила подножку и сильно толкнула. Ал упал на пол. Освободив таким образом путь, Ден и Вега ветром пронеслись через сталактитовый коридор и бросились к выходу.

Они довольно быстро добежали до двери, ведущей наружу, но она оказалась заперта. Рядом на стене был электронный замок с клавиатурой.

– Давай, умник! – поторопила Дена Вега.

– Не называй меня так, – голова у Дена раскалывалась, он с большим трудом заставлял себя сосредоточиться.

– Ладно, гений. Так лучше? Быстрее, вон Ал мчится! Злющий, как черт.

Ден быстро набрал несколько комбинаций, которые обычно использовали для кодов и паролей. Четвертая сработала, замок щелкнул, и они выбежали на улицу. Вега не пожалела времени, чтобы закрыть дверь точно перед носом разгневанного Ала.

– Помнишь дорогу? – спросила она, нагнав Дена. – Эй, ты что?

– Ничего, – Ден оторвал руку ото лба. – Слишком долго. Давай назад.

Он устремился обратно, миновал вход в обитель Ильгекарта и свернул налево. Веге не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ним. Уже среди густых деревьев она поняла: это был очень удачный ход. Конечно, Ал подумал, что они понеслись тем же путем, каким пришли сюда, или просто бездумно бросились вперед.

– А не заблудимся? – прошептала Вега.

– Нет. Дай мне пару минут.

Ден сел на траву, облокотился на ствол ели и погрузился в задумчивость. Его лицо подрагивало, и Вега поняла, что ему очень больно.

«Инвалидная команда, – подумала она, потирая забинтованную руку. – Так мы вряд ли доберемся до этого Асторума».

– Пошли, – шепнул Ден, поднимаясь на ноги.

Он уверенно повел их через дебри, которые, казалось, уводили все глубже в чащу. Вега уже хотела предложить Дену отдохнуть, а потом попытаться вернуться обратно и все-таки воспользоваться дорогой Ала, когда они вдруг вышли к озеру с другой стороны.

– Вот это да! – восторженно протянула Вега. – У тебя и правда компьютер в голове.

Расслабившись, они стали обходить озеро. Было решено, что сначала нужно навестить Леонида, чтобы он помог им с ранами. Вега и Ден шутили друг с другом о том, как он им обрадуется, и, поглощенные разговором, лишь в последний момент заметили Ната, который вышел на дорогу и встал прямо перед ними.

– Привет, – сказала Вега, ничуть не смутившись. – Чего тебе?

Нат посмотрел на нее и сухо сказал:

– Тебя вызывает Евгения. Пойдем.

– С чего это? Я больше не в Полумесяце. Отойди, мы спешим.

Вега пошла было вперед, но Нат вдруг больно ударил ее в плечо, и она, не ожидавшая этого, отлетела назад.

– Ты пойдешь со мной.

Вега, держась за ушибленное место, в бессилии стиснула зубы. Она бы бросилась в бой, но порядком вымоталась. Кроме того, у Ната за спиной был футляр с мечом, и, судя по жесткому взгляду, он собирался взяться за оружие.

Ден растерялся. Он знал, что должен вступиться за Вегу. Удар Ната был выше его понимания, так что сперва он даже не поверил своим глазам. Однако арсенал у него был небогат: тернии и совсем немного сил.

Все же Ден вышел вперед, зажав в руке шип, и сказал:

– Она пойдет туда, куда захочет.

Нат даже не посмотрел на него. Он оттолкнул Дена и схватил Вегу за волосы. Та попыталась двинуть его ногой, но Нат прекрасно знал все ее приемы – в конце концов, долгое время они тренировались вместе – и вовремя блокировал движение. В ответ он ударил ее кулаком в солнечное сплетение. По привычке Вега попыталась защититься рукой, и удар, как и при столкновении с Кафом, пришелся по ожогу. У нее в глазах потемнело.

«Разве это справедливо?»

Голос прозвучал так, словно его обладатель находился вплотную к ней и говорил на ухо.

В короткий миг помутнения сознания Вега мысленно спросила:

«Что тебе надо?»

Голос обрадовано ответил:

«Только твое желание восстановить справедливость. Ты будешь отомщена».

Вега готова была сказать «по рукам», но что-то в голосе неведомого собеседника ее насторожило. Она вспомнила слова Херуба и Юнтерии. Не об этом ли зле они говорили? Проучить Ната хотелось больше всего на свете, хотя крошечная часть сознания надоедливо шуршала, что месть ничего ей толком не даст.

С другой стороны, сейчас это отмщение могло помочь им с Деном спастись.

В уме Веги несколько прояснилось.

Тем временем ногу Ната опутали тернии. Он отвлекся на это и ослабил хватку. Веге удалось вырваться. В тот же момент из леса на берег озера выбежал ошалевший Ал с Грифом наперевес.

– Вот вы где! – грянул он, занося Гриф. – Сейчас я ка-ак…

И тут Нат допустил губительную ошибку. Он был уверен, что Вега служит Ильгекарту, а значит Ал, с которым она и без того в неплохих отношениях, явился ей на помощь. Нат мигом обнажил меч, перерубил тернии и бросился на Ала, планируя заодно поквитаться за свой последний проигрыш.

Ал едва успел отбиться, и от такой наглости его пробрала дрожь. Хотя они и соперничали, и Ильгекарт, и Евгения заклинали: не переусердствовать в личных битвах, не наносить никому особого вреда, чтобы не привлекать излишнего внимания.

И вот теперь Нат бросался на него средь бела дня.

– Ну все, – прошипел Ал. – Нарвался, Эльнатище.

Он размахнулся и обрушил Гриф на Ната.

Ден помог Веге подняться, и они поторопились улизнуть. За их спинами еще долго раздавались злобные крики и лязг оружия.

– У вас с Натом всегда были такие теплые отношения? – спросил Ден, тяжело отдуваясь, когда они уже вышли к жилым домам.

У Веги не было сил юлить или огрызаться.

– Да не было у нас никаких отношений, – пробурчала она. – Все время в Полумесяце… Только для вида… Этот козел и поцеловал-то меня всего пару раз, и то перед всеми. А наедине плевать на меня хотел.

– Не понимаю. Зачем тогда изображали парочку?

– Да я-то думала, что все нормально. Только потом дошло, когда он меня так… После того, как выгнали… Даже не выслушал.

Вега замолчала. Ден не стал расспрашивать дальше.


Глава двадцатая, в которой Денеб узнает тайну своей семьи


Ден открыл дверь ключом, они с Вегой вошли и сразу услышали голоса и звон стаканов: у Леонида кто-то был. Ден сделал Веге знак подождать, прошел на кухню и остолбенел – за столом сидел его отец. Рядом, конечно, возвышалась бутылка, уже наполовину пустая.

– Ден, я же ясно выразился… – Леонид обернулся и сказал не то, что собирался: – Господи, что с тобой?

– Несчастный случай, – ответил Ден. – Ничего страшного.

Его отец рывком поднялся на ноги.

– Денеб, – сказал он хриплым голосом. – Где… Кто это сделал?

– Подожди, Виталий, – остановил его Леонид. – Сначала окажем первую помощь, а потом уже разберемся, что к чему.

– И Веге тоже.

– Кто бы сомневался, – проворчал Леонид, бросив на Вегу недобрый взгляд.

– Веге? – переспросил Виталий и спешно наполнил свой стакан.

Они перешли в комнату. Пока Леонид обрабатывал и перевязывал Дену лоб, его отец, прикладываясь к стакану, не сводил глаз с Веги. Он как будто совсем забыл о том, что у сына травма. И, в отличие от Леонида, его взгляд был скорее заинтересованным.

– Что? – не выдержала Вега. – Почему вы так на меня смотрите?

– Ты очень похожа на своего отца, – объяснил Виталий.

– Ну, ладно, – Вега безразлично пожала плечами. – Я даже фотографии его никогда не видела.

– Денеб, ты забрал фотографию?.. Дай ее мне.

Ден достал из кармана сложенный снимок. Виталий развернул его и протянул Веге, указав пальцем на человека во втором ряду.

Вега внимательно всмотрелась в него. Светлые волосы, виноватая улыбка, застывшая на чуть испуганном лице. Мужчина напоминал ребенка, который случайно оказался посреди оживленной улицы.

– Что-то не очень похож, – сказала Вега. – Ни на моего отца, ни на физика, или кем он там был.

Виталий хрипло хохотнул.

– Физика? Да он даже уравнения школьного уровня решить не мог.

– Тогда сходство идеальное, – не удержался Ден.

Вега погрозила ему кулаком. Виталий продолжил:

– Вот твоя мать была замечательным ученым… А Родион просто записывал все за нами, вел хроники… Надеялся выпустить книгу.

«Значит, скорее всего, работал в Асторуме, – подумала Вега. – Интересное кино».

– Ладно, – сказала она, протягивая покалеченную руку Леониду, который подступил к ней с бинтами и лекарствами. – Я уже поняла, что и вы были в Короне Астралиса. Как спаслись? Тоже ушли раньше?

Лицо Виталия перекосилось. Он залпом осушил стакан и ничего не сказал.

– Расскажи тогда хотя бы о моих родителях, – мрачно сказал Ден. Ему не верилось, что отец столько времени хранил такую важную тайну.

Но оказалось, что это не самая шокирующая правда, которую он от него скрывал.

– Вот твоя мать, – Виталий забрал у Веги фото и указал Дену на женщину во втором ряду. Она стояла рядом с ним.

Ден молча кивнул. Он привык к Таисии, и ему сложно было вот так сразу связать себя с этой женщиной. У нее было красивое, но строгое лицо и волнистые темные волосы. Она носила очки в прямоугольной оправе и напоминала учительницу по систематике.

– Катя умерла от болезни. Еще до… До нападения.

– Понятно. А мой отец?

– Я твой отец.

– Конечно. Я имею в виду, биологический, – терпеливо объяснил Ден.

– Я твой отец, – повторил Виталий.

Его лицо посерело. Он заглянул в стакан, глухо проговорил «мне надо выпить» и ушел на кухню.

Ден круто повернулся к Леониду.

– Что случилось с моим отцом?

– Ничего. Захотел выпить.

– Да нет, с настоящим!

– Он твой настоящий отец.

Раздраженный взгляд Дена медленно сменялся на неверящий. Леонид, обрезав бинт и отойдя от Веги, сказал ему:

– Родной. Биологический. Какие слова еще использовать?

Ден быстрым шагом вышел из комнаты. Вега тут же встала и пошла за ним. Ден встал на пороге кухни, она остановилась в коридоре. Леонид сначала хотел увести ее обратно в комнату, но передумал и встал рядом.

Виталий сидел за столом и смотрел в стакан, наполненный янтарно-коричневой жидкостью.

– Я не понимаю, – сказал Ден дрогнувшим голосом. – Если так, почему вы мне об этом не сказали?

Виталий уполовинил очередную порцию спиртного, прежде чем угрюмо ответить:

– Ты оказался в детдоме после всего этого. Я пришел с чужими документами и усыновил тебя. Если бы выяснилось, что я состоял в Короне Астралиса, только бы я тебя и видел.

– И мама… Таисия не знает?

– Узнает – уйдет, – Виталий горестно вздохнул.

Ден подумал, что если Таисия и могла бросить его, то из-за алкоголя, но никак не из-за давнего членства в организации, изучающей мир звезд.

Вега подошла к Дену и вопросительно посмотрела на него. Ден кивнул ей.

– Послушайте, я нашла письмо моей матери. Вы не знаете, кому оно адресовано?

Виталий взял протянутый листок и с трудом сфокусировал на нем взгляд. Буквально через секунду он отбросил письмо в сторону, словно обжегся.

– Даже если бы мы получили его, это ничего бы не изменило.

– Так, хватит, – громко сказал Леонид, пытаясь пройти на кухню, чтобы вытолкнуть оттуда Дена и Вегу.

– Ну нет, – Ден решительно загородил ему дорогу. – Мы хотим знать. О каком Денебе идет речь?

– О моем сыне, – ответил Виталий, глядя остекленевшими глазами в стену.

Ден потер забинтованный лоб. Вега озадаченно посмотрела на него. Они совсем ничего не понимали.

– Я твой сын. Разве нет? Ты сам сказал.

– Да, – подтвердил Виталий. – Сказал. – Он трясущейся рукой поднес стакан ко рту, но, так и не донеся, поставил обратно. – Вас было двое.

– В смысле?

– Вас было двое, – повторил Виталий. – Денеб… и Денеб Кайтос.

Он спрятал лицо в ладонях, и его плечи задрожали от бессильных рыданий.


Отведя Виталия в комнату, Леонид чуть ли не силой выпроводил упирающихся Вегу и Дена из квартиры.

– Слушайте, хватит! – отрезал он, закрыв входную дверь за своей спиной. – Он не в себе. Доведете еще до сердечного приступа. И так достаточно.

– Подожди! – Ден не дал ему скрыться в квартире. – Он сказал правду?

– Если ты о том, что погибшим ребенком был твой брат – правда. Доволен?

– Нет!

– Понимаю, – голос Леонида смягчился. – Потому и не сказал. Не вини своих родителей – они хотели спасти своего сына от болезни. В общем-то, могу сказать как врач: если бы они не обратились к Страннику, он все равно бы не выжил.

Леонид скинул с себя руку Дена. Дверь квартиры захлопнулась.

– Ну, он прав, – сказала Вега после продолжительной паузы. – Грустно, конечно, но что поделать? Зато отец родным оказался.

У Дена возникло неприятное ощущение, что кровь снова сочится из раны и расплывается вокруг нее облаком боли. Он зажмурился, пережидая приступ. Это было непросто, тем более что ужасные открытия и без того разрывали его изнутри. Он и не думал винить родителей, но это не слишком помогало примириться с услышанным.

– Эй, – Вега потянула его за рукав.

– Пойдем ко мне, – Ден поднял голову. – Немного передохнем, а потом отправимся в Асторум.

– Слушай, а какое странное имя, правда? – осторожно спросила Вега по дороге. – Денеб Кайтос…

– Это звезда в созвездии Кита.

– Ничего не напоминает?

– Ну да, – Ден вымученно улыбнулся. – Теперь я начинаю понимать… Помнишь, Анат говорила, что служителей называют только именами звезд? Наверняка в честь той звезды, от которой берут свет для их создания.

– Они что, правда состоят из звездного света? – удивилась Вега.

– Кайт так говорит. Я просто не сообразил раньше… Наверняка его звезда – Денеб Кайтос, вот почему Анат прицепилась к его имени.

– Нехилое тогда совпадение! – Вега ободряюще хлопнула его по плечу. – Одного Денеба Кайтоса потерял, зато нашел другого.

– Да, – Ден улыбнулся. – Да, верно.

Он вспомнил свое первое путешествие по Терностару, свое отчаянное желание кого-то найти. Должно быть, подумал Ден, в особо болезненную минуту одиночества он подсознательно искал давно потерянного брата, и поскольку вернуть человека из мертвых не представлялось возможным, внутреннее чутье привело его к другому Денебу Кайтосу.

– Интересно только, почему он тогда стал Де-Кайтосом, – сказала Вега.

– Да, – рассеянно проговорил Ден, пропустив ее слова мимо ушей.

Он пытался вспомнить своего брата. Мутный образ мелькнул со скоростью молнии и сразу погас. Немудрено: Ден был слишком мал, когда они расстались.

Но хотя он ничего толком не мог возродить в памяти, мысль о том, что у него был брат, почему-то не сильно удивляла.


Глава двадцать первая, намекающая на то, что Полигон весьма странное место


На улице успело стемнеть. До начала комендантского часа еще оставалось время, однако Вега и Ден все равно были напряжены. И, как выяснилось, их не зря терзали дурные предчувствия.

Уже у дома они замедлили шаг. Ден выглянул из-за угла и увидел, что у его подъезда стоит какой-то человек.

– Думаешь, нас поджидает? – прошептала Вега.

– Скорее, тебя. Нат ведь не зря вышел нас встретить.

– Интересно, они с Алом не поубивали друг друга?

– Было бы неплохо.

Вега хмыкнула.

– Ильгекарт втемяшил тебе в голову жажду крови?

– Может быть. Я пройду первым, – сказал Ден. – Уверен, увидит меня одного и уйдет.

Все так и случилось. Высоченный парень, мнущийся у подъезда, проводил его внимательным взглядом, но за ним не пошел. Поднявшись на второй этаж, Ден выглянул в окно на лестничном пролете. Парень походил из стороны в сторону, достал из кармана мобильный телефон, с кем-то переговорил и пошел прочь. Вскоре в подъезд проскользнула Вега.

– Он из Полумесяца, значит да, по мою душу, – сообщила она.

К удивлению Дена, Таисии дома не оказалось. На кухне он нашел записку, в которой она объясняла, что ее двоюродную сестру забрали в больницу. Она обещала вернуться к завтрашнему вечеру. Ниже следовал внушительный список блюд, оставленных в холодильнике.

– Чего там? – осведомилась Вега, заметив, как помрачнело лицо Дена.

– Родственница заболела. Но ладно, зато ничего никому не надо объяснять. Слушай, я тут подумал… У того парня был мобильный телефон. Почему тогда у вас с Натом нет? Так ведь было бы удобнее предупреждать о Странниках. И ты бы не опоздала тогда…

– О-о, – протянула Вега. – Тоже мне, консультант Полумесяца! Конечно, Евгения и без тебя до этого додумалась еще когда. Но видишь ли, мобильники на Полигоне не работают.

– Почему? – удивился Ден. Он прекрасно знал, что вышка сотовой связи находится совсем недалеко от Полигона. – Должно ловить.

– Они не не ловят, а натурально не работают. Вырубаются, и потом попробуй их еще включи потом. Мы несколько штук угробили. Так и не выяснили, почему это случается. Это со всей техникой, не только с мобильниками.

– Интересно… – Ден задумался. – Может, из-за остатка излучения от Странников? Но тогда почему только на Полигоне?

Вега пожала плечами и нахмурилась. Ей вспомнился день падения. Почему Даниил не позвонил Нату? Почему до последнего ждал, когда она ответит на звонок? Теперь Вега была отчасти рада тому, что все так случилось, ведь иначе она бы не встретила Кайта и не подружилась с Деном. Тем не менее, тот злосчастный вечер не давал ей покоя.

Все было странно. Глупые действия Даниила. Неожиданное расположение Ната, в мгновение ока сменившееся ненавистью.

– Ладно, – отвлек ее Ден. – Едим, дремлем часа два-три и идем в Асторум.

– А ты знаешь, где этот институт?

– Да. Сейчас все расскажу.

Они общими усилиями разогрели еду и уселись за стол. Вега набросилась на первое (густой вермишелевый суп), второе (отбивные с жареной картошкой и салатом из помидоров и огурцов) и третье (пирог с яблоками и сливовый компот) с жадностью – она уже и забыла, когда в последний раз ела так хорошо. У Леонида ей тоже удалось нормально поесть, но в его мужском хозяйстве блюда особым разнообразием не отличались. Все было куплено в готовом виде, и это невозможно сравнить с настоящей домашней едой, да еще приготовленной с любовью к ближним.

Глядя, как она усиленно питается, Ден невольно вспомнил об Алене и подумал, что нужно поскорее помочь ей и другим детям, оказавшимся под варварской опекой Галины.

– Ну так чего там? – спросила Вега с набитым ртом.

– Прожуй сначала.

– Зачем? Ты рассказывай, а я буду слушать.

– Ладно, что с тобой сделаешь… В общем, я давно уже думал о том, что хорошо бы знать, когда Странники приближаются к Земле. И у меня получилось разработать программу, которая их отслеживает. Причем я почти уверен, что гораздо быстрее, чем у Евгении. Вот, смотри.

Ден продемонстрировал ей отцовский мобильник, на котором отчетливо виднелись две светящиеся точки, приближающиеся к окружности с пометкой «Земля». Внизу экрана с космической быстротой скользили строчки с цифрами.

Вега от изумления замерла с приоткрытым ртом, чуть не вывалив то, что успела в него запихать. Спохватившись, она дожевала кусок пирога, сделала глоток компота и, откашлявшись, сказала:

– Я, конечно, ничего не смыслю во всем, что касается математики и прочей чертовщины, но что-то мне подсказывает, что звезды невозможно отследить одним мобильником.

– Правильно, – кивнул Ден. – Поэтому я решил наведаться в старый институт, посмотреть, не осталось ли там какого-нибудь оборудования. Я пришел туда, оказалось, что он не совсем заброшенный. Кое-что из аппаратуры продолжает работать, и именно эти данные использует Евгения. Туда время от времени приходят один-два человека, посмотреть, все ли нормально. Но так, на несколько часов. Я подключился к их оборудованию, и моя программа считывает данные и делает расчеты гораздо быстрее, чем их.

– Гений, – постановила Вега, подавив желание сказать «умник». – Но с чего ты взял, что быстрее?

– С того, что о том Страннике, который столкнулся с тобой, мне было известно за несколько дней. А ты прибежала в самый последний момент.

– Интересно. А Ильгекарт… – Вега замолчала.

– Что?

– Да я вдруг подумала. Ал в ту ночь так и не явился. Почему? Не знаю, чем пользуется Ильгекарт, но раньше Ал никогда не опаздывал… И мне так неожиданно сказали… Раньше такого не случалось. Нас предупреждали минимум за два часа.

– Да, это странно, – согласился Ден. – И еще страннее то, что ты им снова зачем-то понадобилась.

– Через мой труп они меня получат! – заявила Вега. Ден хмыкнул, и она с досадой добавила: – Ну, ты меня понял. Не собираюсь я больше разбивать Странников. Не заставят.

После ужина они улеглись спать – Ден у себя в комнате, Вега на огромном диване в гостиной. Усталость взяла свое, и оба уснули практически мгновенно.

Ден поставил будильник на час ночи. Он встал с тяжестью и такой сильной болью в голове, что пришлось выпить две таблетки обезболивающего. Стало полегче, и он пошел будить Вегу.

Она спала в совершенно невообразимой позе и бормотала во сне. Ден прислушался. Создавалось впечатление, что она ведет с кем-то переговоры – во всяком случае, фразы «а тебе зачем?», «я подумаю» и «катись отсюда» наводили именно на такую мысль.

– Просыпайся, – Ден легонько потряс ее за плечо.

Вега вскочила как ошпаренная.

– А, это ты! Встаю.

Они стали спешно собираться. В процессе Ден спросил:

– Что тебе снилось? Ты говорила во сне.

– Мне у Ильгекарта померещился какой-то придурок, он и снился, – нехотя ответила Вега.

На улице царили мертвая тишина и непроглядная темнота – почему-то отключили те немногие фонари, что оставались гореть ночью. Ден прихватил с собой карманный фонарик, но включил его только когда они вошли в лес. До тех пор они пробирались почти на ощупь.

Ден повел Вегу в другую сторону от Терностара. И хотя Вега с его слов уже примерно представляла, где находится институт, она все равно почувствовала укол разочарования, когда они прошли мимо заветного подъема.

Путь был неблизким, но и Вега, и Ден привыкли бродить в темноте и не испытывали особых неудобств и уж тем более страха, когда ухала какая-нибудь ночная птица или из-за порыва ветра зловеще шелестели ветви кустов. К тому же, дорога была много проще, чем от обители Ильгекарта: имелась тропа, которой хоть и редко, но пользовались. Они шли сравнительно спокойно, не опасаясь, что впереди появится болото или бурелом.

– Слушай, – вдруг сказала Вега. – Можно спросить?..

– Какая вежливая стала, – удивился Ден. – Ну, спрашивай.

– Ты не винишь своих родителей в том, что случилось?

Ден подумал, прежде чем ответить.

– Нет, – сказал он наконец. – Тяжело, конечно, знать, что это «жертвоприношение» в каком-то смысле было, и отец к нему причастен, но… Думаю, что ему в сотни раз хуже, чем мне. Слышала, как он имя сказал?

Вега кивнула. «Денеб Кайтос» Виталий произнес с надрывом, и после этого не смог сдержать плача. Вега впервые увидела, как заплакал взрослый мужчина, и это оставило тяжелое впечатление.

– Хотел бы я ему помочь, – продолжил Ден, – но не знаю, как. Жить с таким – уже подвиг. А почему ты спрашиваешь?

– Просто нам столько времени внушали, что наши родители – злодеи, что я до сих пор не могу отделаться от… Не знаю, как назвать. Отчуждения? Когда я увидела фотографию матери, а потом отца, то ничего не почувствовала. И когда я говорю о Короне Астралиса, я все равно думаю о них как о каких-то ненормальных, хотя и знаю теперь, что это не так.

– Я тебя понимаю, – Ден ободряюще улыбнулся. – Со мной было так же. Промывка мозгов – страшная вещь. Нужно время.

Примерно через час они вышли из леса к большому пустырю, окруженному высоким сетчатым забором. За ним темнела громада мрачного серого здания. Ден скользнул по нему фонариком, и Вега узнала его – именно оно было на фотографии Леонида.

– А здесь… – прошептала Вега. – Именно здесь… Все случилось?

Она имела в виду уничтожение Короны Астралиса.

– Нет, это случилось на Полигоне.

Вега почувствовала, как к горлу подступает тошнота. Два года она резвилась на поле, залитом кровью ее собственных родителей.

Ден понял, о чем она думает.

– Не бери в голову, – он легонько коснулся ее локтя. – Ты же не знала.

Ворота на территорию института были закрыты, но, во-первых, через них ничего не стоило перелезть, а во-вторых, Ден знал ход попроще. Пройдя вдоль забора, он указал на дыру в сетке, кое-как затянутую проволокой. Ден легко ее снял, и они пробрались на территорию. Площадка, слегка поросшая травой, пробившейся между каменных плит, была практически пуста, не считая нескольких бесформенных груд, накрытых брезентом, потемневшим от времени и непогоды.

– Что это? – спросила Вега.

– Разный хлам. Старая мебель, кое-что из аппаратуры. Видимо, то, что сочли лишним и невозможным для продажи. Пошли, зайдем там. У главного крыльца есть камера.

Он провел Вегу за угол. Там оказалась почти незаметная железная дверь. Ден просунул в скважину заранее приготовленный ключ.

– Откуда он у тебя?

– В прошлый раз я сломал окно и забрался через него. Было легко, некоторые рамы подгнили. А внутри нашел ключи.

– И в Полумесяце не всполошились?

– Вроде бы нет. Они и окно-то особо чинить не стали, так, приколотили слегка.

– Безопасность прежде всего, – фыркнула Вега.

– Думаю, они просто не хотят привлекать внимания. Ведь если начать что-то ремонтировать, станет понятно, что институт вовсе не заброшенный и для чего-то используется. Нетрудно догадаться, для чего. И вот представь, какая сенсация: правительство запрещает наблюдение за звездами, а само смотрит в свое удовольствие.

Дверь с тихим скрипом отворилась. Вега и Ден прошли внутрь. Маленькое помещение было чем-то вроде кладовки, в которой под толстым слоем пыли лежали папки, колбы, разная электроника. Из нее они выбрались в длинный темный коридор.

– Как в фильме ужасов, – прошептала Вега.

– Точно. Надо найти подвал… Наверное, он где-то там, – Ден указал лучом фонаря вперед.

– Ты же у нас навигатор, тебе виднее.

Однако в этот раз Дену не удалось блеснуть своими способностями. Он буквально чувствовал, что искомое где-то рядом, но где именно – сказать не мог. Они с Вегой вышли к лестницам, спустились вниз, нашли приоткрытую дверь в подвал. Внутри не оказалось ничего, кроме лабиринта труб. На всякий случай они ощупали стены, но без результата. Гладкие каменные плиты не оставляли надежд обнаружить что-нибудь вроде потайной двери.

– Посмотрим в другом крыле, – сдался Ден.

Они вернулись обратно в коридор и вдруг услышали приглушенные звуки.

Кто-то открывал входную дверь. Раздались голоса. Вега и Ден от неожиданности остолбенели.


Глава двадцать вторая, в которой уточняется, что делает астрантов астрантами


Вега первой пришла в себя и юркнула в единственную приоткрытую дверь. Ден последовал за ней. Они затаились среди каких-то коробок.

– Где здесь свет?.. – разнеслось по коридору. – А, вот.

Вспыхнули потолочные лампы. Как назло, двое мужчин – один постарше, другой совсем молодой – вошли именно в то помещение, где прятались Вега и Ден. Они обменялись угрожающими взглядами, обещая друг другу страшную кару за любой изданный звук.

– Это точно здесь?

– У меня написано, что кабинет 3-А. Рядом с входом план здания, проверь на всякий случай.

По голосу Вега опознала Михаила, главного врача Полумесяца.

– Что-то не заметил там плана.

– Он за распределительным щитом.

Молодой человек вышел, Михаил остался и стал рыться в коробках. Время от времени он отодвигал сразу несколько, ища что-то определенное. Вега и Ден забеспокоились – если так пойдет дальше, их обязательно обнаружат.

– Да, это 3-А, – молодой человек вернулся и присоединился к поискам. – Как выглядит эта штука?

– Похожа на электронный шприц. Будь внимательнее, маркировки на нем может и не быть.

Какое-то время они сосредоточенно рылись в коробках. Потом молодой человек глухо проворчал, не высовываясь из очередного ящика:

– Не понимаю, зачем он вдруг понадобился. Что надо? Вытащить пыль. Аппарат сделали? Сделали, кучу денег и сил угрохали. И вот теперь нужна какая-то похожая штука. На что они надеются? Что ей можно извлечь пыль без опасности для жизни? Да во времена Короны Астралиса технологии были в сто раз хуже.

– Так-то оно так, но это не для пыли.

– А для чего?

– Для света.

– Это та штука, над которой в первом секторе работают? – спросил молодой человек после короткого раздумья.

– Да. Эти, из Короны, накачали им своих детей, потому на них и не действует D-излучение. Нам, сам понимаешь, хотелось бы самим регулировать численность астрантов, но где достать свет – пока неизвестно. Из Падающих и даже Блуждающих его не извлечешь, это что-то совсем другое.

– А Корона где достала?

– Им принесли Блуждающие. Они говорили, что это свет звезд, но ты где-нибудь видел, чтобы свет бывал жидким? Какое-то странное вещество. Так как все равно нет расчета, что Вега выживет, решили попробовать извлечь. Вот и надо найти эту штуку и переделать в обратную сторону. Хоть узнаем, с чем имеем дело.

Вегу при этих словах пробрала дрожь. Голова закружилась. Голос внутри снова что-то заворковал, предлагая разобраться с этими негодяями и вообще со всеми, на кого Вега укажет.

– О! – вдруг радостно воскликнул молодой человек. – Смотри, не это?

Послышалось шуршание.

– Кажется, оно. Дай посмотрю… Да, оно.

– Тут еще что-то интересное. Глянь. Давай все заберем.

– Бери. Пойдем, проверим оборудование на всякий случай, и в путь.

Они вышли из комнаты и еще минут пятнадцать бродили по зданию. Потом выключили свет, заперли за собой двери и ушли.

Вега медленно поднялась, держась за стену – затекшие ноги почти не держали.

– Серьезно они за тебя взялись, – сказал Ден. – Нельзя позволить, чтобы они тебя поймали.

– Да уж. Меньше всего хочу умереть на операционном столе, когда из меня будут вытаскивать пыль и какой-то там свет, – Вега скривилась.

Ден посмотрел на нее с удивлением. Она совсем не выглядела напуганной, разве что злой.

– Тебе совсем не страшно?

– Шутишь? Конечно, страшно. Но больше, кажется, зло. Ладно, давай искать Асторум. Теперь еще интереснее, чем нас предки накачали и, главное, зачем.

– Да уж. Теперь понятно, почему Леонид сказал, что нашу кровь сразу можно узнать…

Подумав, Ден поманил Вегу в коридор. Они легко нашли план, о котором упоминал Михаил. Ден стал внимательно его изучать.

– Вот, – он уверенно указал в левое крыло здания. – Здесь.

Вега безразлично передернула плечом. На плане были указаны только номера кабинетов, так что место, которое он выбрал, для нее ничем не отличалось от всех остальных.

Там действительно нашлась лестница, ведущая вниз. Она привела их в короткий коридорчик с одной-единственной дверью, за которой была совершенно пустая комнатка, если не считать пары рассохшихся комодов, забитых старыми книгами. Ден бегло их просмотрел, но не нашел ничего интересного.

– И что теперь? – лицо у Веги разочарованно вытянулось.

– Подожди. Я чувствую, что мы совсем близко.

Он принялся ощупывать стены комнаты. Вега наблюдала за его бесплодными усилиями. Вдруг ее осенило:

– Пол!

Пол был дощатый, это показалось ей странным. Они с Деном принялись топать и прыгать, потом стали водить по нему руками и наконец обнаружили щель, из которой сочился воздух. Они попытались подцепить доски, но у них ничего не получалось до тех пор, пока их пальцы слегка не соприкоснулись. Послышался хлопок, и крышка подпрыгнула. Вега успела ее подхватить.

– Хоть какая-то польза, – усмехнулся Ден.

Под люком была металлическая лестница, ведущая вниз. Там царил непроглядный мрак, тянуло сыростью и затхлостью.

– Похоже на деревенский погреб, – сказала Вега. – Нам точно сюда?

– Да.

Ден сказал это так уверенно, что Вега, вздохнув, покорилась судьбе. Она уже поставила ногу на первую перекладину, когда до нее донеслось эхо далекого звука.

– Ты ничего не слышал?

– Нет. Давай, лезь скорее, – поторопил Ден.

Помещение внизу было практически копией подвала – пусто, не считая труб. Однако Ден почти сразу разглядел за ними дверь такого же цвета, что и стены. Она была заперта на замок.

– От этого ключа у тебя нет? – спросила Вега.

– Нет. Тут совсем другой замок… Что же делать?

– Ломанем?

– Вошла во вкус? – улыбнулся Ден.

Вега соединила ладони и сосредоточилась. Она чувствовала себя магнитом, испускающим волны, которыми можно притянуть определенное вещество. Вместе с ними уходили ее собственные силы, но не так много, чтобы забеспокоиться.

Сверкающие пылинки появлялись прямо из воздуха и стягивались к ее рукам. Веге удалось необыкновенно четко нарисовать в уме то, что вышло у нее в прошлый раз, и через минуту у нее на ладонях появилось полупрозрачное острие. Вега сразу же вдарила им в замок, и, как и в прошлый раз, оно рассыпалось в пыль, а дверь открылась.

– Хоть в банк отправляй, – пошутил Ден.

Он потянул дверь на себя. За ней простирался длинный коридор. На стене был выключатель, но свет не загорелся.

Коридор петлял и извивался, кое-где уходил под уклон. В конце концов он вывел Вегу и Дена к одной-единственной двери, неестественно белеющей во мраке подземелья.

– Ломанешь? – шепотом спросил Ден.

– Есть идея получше.

Вега порылась в сумке и вытащила белую пластиковую карточку с пометкой А(м). Она несколько раз растерянно тыкнула ей в дверь, пока Ден не показал на щель под ручкой. Вега вставила карту; щель всосала ее и так же резво выплюнула обратно.

Дверь отворилась.


Евгения с хмурым видом подпиливала ногти. Звонок с сообщением, что нужный прибор найден, не принес ей особой радости – ведь найти Вегу пока не удалось. Вдобавок к этой неприятной задержке, Эльнат вступил в бой с Альтаиром и понес кое-какие потери. Ал задел его Грифом, и ранение, оставленное этим оружием, поставило в тупик всю команду Евгении. По краям и внутри рана почернела и не реагировала ни на какие средства, даже на звездную пыль в чистом виде. А по крови Ната растеклось что-то совершенно непонятное.

От маникюра Евгению отвлек Даниил, заглянувший без стука.

– Привезли гостя, – ответил он на укоризненный взгляд. – Как заказывали.

– Пусть войдет.

Евгения бросила пилку в ящик стола, поправила волосы, одернула кружевные рукава блузки и, изящно выгнув ладонь, подперла ей подбородок.

Даниил пропустил человека в кабинет. Евгения широко ему улыбнулась.

– Леонид Валерьевич! Как я рада вас видеть. Мы давно не виделись.

Леонид, нервно дернув головой, опустился на предложенный стул, похожий на металлическую каплю.

– Если я правильно помню, – продолжила Евгения, – с того самого момента, как вы любезно подсказали мне, где и когда застать врасплох Корону Астралиса. Даже за наградой не явились. Хотя когда мне сообщили, что вы имеете намерение устроиться в школу, я лично отдала распоряжение принять вас, так что, думаю, мы в расчете.

– Я не хотел сюда приходить, – резко бросил Леонид. – Ваш помощник вломился ко мне посреди ночи!

– Он был невежлив? Я с ним поговорю. Но поймите, вы сказали по телефону, что Вега наверняка будет с Денебом, когда он вернется домой, а он, понимаете, вернулся один.

– Тогда я не имею понятия, где может быть эта девчонка.

– В самом деле? Мне сложно вам поверить. Согласитесь, странно все это: она зачастила к вам в кабинет, чудесным образом исцелилась, после этого, как гласят мои источники, связалась с Денебом, причем именно вы направили ее к нему. Судя по одному инциденту, произошедшему сегодня, он все-таки представляет для нас кое-какую угрозу, и мне это совсем не нравится.

– Какую угрозу может представлять Денеб? Он никак не может взаимодействовать со звездной пылью.

– Может быть. – Эльнат ничего не сказал Евгении об опутавшей его тернии, списав это на случайность и собственную невнимательность. – И все-таки их дружба наводит на размышления. Уж не устраиваете ли вы новый заговор, на сей раз против меня?

Леонид огрызнулся:

– Я отправил ее к Дену, потому что она жаловалась на проблемы с потоковой физикой. Парень целыми днями сидел один в своих цифрах, его мать неоднократно заводила эту тему. Я подумал, что это хоть немного его отвлечет. И в мыслях не было, что они подружатся. Эту девчонку с трудом выносят в школе.

Евгения внимательно посмотрела на него и вздохнула.

– Ну хорошо. Предположим, я вам верю. Тогда вот вам еще вопрос… – Евгения нажала на кнопку телефона, стоящего на столе, и сказала: – Даниил, принеси снимки и результаты анализов.

Поручение было мгновенно исполнено. Евгения выложила на стол фотографии ранения Ната и несколько печатных листков.

Леонид просмотрел снимки, пролистал бумаги и удивленно поднял брови:

– Что это? Никогда такого не видел.

– Уверены?

– Уверен.

– Это не свет?

– Свет никогда не дает такой реакции. Если сравните с анализами крови своих астрантов, то увидите. Это… это следы чего-то другого.

– Например? Давайте, Леонид, – подбодрила его Евгения. – Вы были лучшим специалистом в Короне Астралиса!

– С чего вы это взяли? – Леонид болезненно поморщился.

– Ну, не зря же они берегли вас, как зеницу ока. Помните, скольких трудов мне стоило уговорить отпустить вас на каких-то два дня?

Леонид еще раз проглядел всю имеющуюся информацию.

– Я давно не имел с этим дела. Но вообще-то похоже на Темную Энергию.

– Темную Энергию? – заинтересовалась Евгения.

– Да. О ней мало что известно… Она имеет определенное сходство с энергией Странников, но… Слушайте, я правда не уверен. Посмотрите в записях Короны Астралиса.

– Всенепременно. Каких именно? Архивных? Научных?

– Нет, из Малого Асторума.

– Хм, – Евгения вытащила из стола ежедневник, раскрыла его и задумчиво поводила пальчиком по страницам. – Боюсь, большую его часть для удобства оставили на месте. Сейчас там мои люди, но они ни разу туда не заходили. Я дам им разрешение. Опишите, как туда пройти? Я сама там не была. Не хочется тратить время, Эльнатик может быть в опасности.

– Левое крыло, сектор Б-5, вниз по лестнице, подпол… – рассеянно сказал Леонид, не отрывая глаз от анализа крови Ната.

– Чудно. – Евгения нажала кнопку телефона и пропела: – Даниил, представь себе, Малый Асторум все-таки существует! Позвони Михаилу и Владимиру, пусть немедленно все осмотрят. Ну и что, что уже уехали? Пускай вернутся.

Леонид поднял на нее оторопелый взгляд. Евгения ответила ему милой улыбкой.

– Да-да, Леонид, мы уже давно смирились с тем, что этого вашего Малого Асторума не существует. Обыскали здание – ничего… Зато в архивах были весьма ценные бумаги. Вот мы и решили, что это вариация глупого мифа об Асторуме, который находится за гранью времен. Я узнала о нем из черновика рукописи Родиона Кострова. Читали? Любопытная вещь. Поверить ей, так Корона Астралиса могла блуждать по разным планетам!

Леонид промолчал. Пытаясь отвлечься от совершенной страшной ошибки и не допустить ненароком еще одной, он сделал вид, что снова занялся снимками и анализами Ната. Воспоминания вспыхнули с необычайной живостью и заиграли яркими красками.

Через некоторое время раздался звонок телефона. Евгения с минуту слушала кого-то, потом с шумом бросила трубку и громко захлопала в ладоши. Леонид, вздрогнув, вопросительно посмотрел на нее.

– Угадайте, кого застали в вашем Асторуме! Вот так подарок! И Вега, и ваш Денеб. Просите, чего хотите.

Леониду потребовалось не меньше минуты, чтобы собраться с мыслями, взять себя в руки и выдохнуть:

– Ден. Не трогайте его.

– А вы, однако, сильно к нему привязались. С чего бы это?.. А-а, понимаю, – Евгения закивала. – Вас грызет совесть! Ладно, не переживайте так, может, и не из-за вас эксперимент провалился. Ну, не хмурьтесь! – она развела руки с деланной щедростью, словно королева, жалующая огромный замок бедному рыцарю. – Так уж и быть, получите своего Дена в целости и сохранности.


Глава двадцать третья, которая проясняет, чем занимались в Короне Астралиса


Сперва Малый Асторум разочаровал Вегу и Дена. Название и таинственность заставляли представлять что-то фантастическое. На деле же это был вполне обычный круглый зал, у стен которого стояли белые шкафы. Их необычная форма, похожая на изогнутые отражения в кривых зеркалах, выглядела забавно, но не более того. В центре стоял длинный стол с множеством ящичков, вдоль него расположились круглые табуреты. Вот и все, что можно было сказать о Малом Асторуме.

– Н-да, – протянула Вега. – Как-то я себе иначе все представляла.

– Неважно, – Ден направился к шкафам. – Главное, тут наверняка есть то, что нам надо. Так, – он открыл первый попавшийся шкаф и пробежал пальцем по корешкам книг и толстых папок. – Ага, это пригодится…

Он взял пару книг и пошел к следующему шкафу, ведя себя так, словно всю жизнь проработал в Малом Асторуме. Ему быстро удалось понять, по какому принципу все расставлено, а стоило открыть очередную книгу, как ему становилось ясно, о чем там примерно идет речь и что следует искать в других шкафах.

– Мозг-компьютер, – проворчала Вега, наблюдая за ним.

Поняв, что Дену не нужна ее помощь, она от нечего делать тоже стала заглядывать в шкафы. Но все книги носили такие устрашающие названия из слов, которые Вега смутно помнила из уроков астрономии, систематики и потоковой физики, что она и не подумала открывать их.

Без особой надежды Вега выдвинула нижний ящик одного из шкафов. Там находились бумаги, на разделителях стояли даты. Вега наугад вытянула один лист и пробежала глазами несколько строк. Она поперхнулась от удивления и хотела сообщить о своей находке, но тут раздались звуки шагов.

Вега и Ден успели только испуганно переглянуться. Дверь распахнулась, и на пороге Малого Асторума возникли те двое, что рылись в кабинете.

Немая сцена длилась от силы несколько секунд, но обеим сторонам они показались вечностью.

Первым пришел в себя Михаил. Он резко отпихнул своего спутника обратно за порог и сам последовал за ним.

– Что за… – начала было Вега.

Ей не понадобилось даже договаривать вопрос, ответ пришел сам собой. Она похолодела и пулей выбежала из зала. Ден оставил книги и понесся за ней.

Они опоздали. Люди из Полумесяца взобрались по лестнице и опустили за собой люк. Вега изо всех сил пыталась его отворить – безуспешно.

– Давай его сюда! – крикнул Михаил. – Я сбегаю за снотворным… Иначе убегут, черти…

Послышалось еще одно чертыхание, затем скрежещущий звук – по полу тащили что-то тяжелое. Вега снова ударила по люку. Он не приподнялся даже на миллиметр. Она догадалась, что на него поставили один из комодов с книгами, а может, сразу два.

Веге и Дену потребовалось несколько минут, чтобы осознать произошедшее. Они оказались в ловушке.

– Без паники, – произнес Ден на удивление спокойно. – Давай вернемся. У нас будет достаточно времени, чтобы придумать, как от них отбиться.

Они миновали сломанную дверь. Ден положил у порога шип и поспособствовал тому, чтобы он как следует разросся. Тернии быстро взмыли до самого потолка, не оставив ни малейшей возможности пройти.

– Теперь закроем дверь, – сказал Ден, когда они вернулись в библиотеку. – Давай карточку.

Он прикрыл дверь и поколдовал с замком. Дверь закрылась. Ден бросился к книгам и принялся их листать.

– Эй, ты чем это вздумал заниматься? – возмутилась Вега.

– Делаю ставку на то, что мы выберемся. Нам ведь нужно узнать, как помочь Страннику, разве нет?

Вега вздохнула, но не нашлась, что возразить. Она вспомнила о своей находке и стала рыться в ящиках с бумагами. Это занятие так увлекло ее, что она вскоре забыла о тяжести положения, в котором они находились.

Обоих отвлекли отголоски шума.

– Начали тернии ломать, наверное, – прислушалась Вега.

– Наверное. Чем ты занимаешься? – Ден поднял покрасневшие глаза от книг и только теперь заметил, что Вега сидит среди множества разбросанных листков. – Я думал, ты пока соорудишь себе меч или еще что-нибудь.

– Делаю великие открытия. Но давай сначала ты, а то после того, что я узнала, у тебя крышу снесет.

Ден с подозрением посмотрел на нее, затем обвел невеселым взглядом разложенные книги и папки.

– Хороших новостей нет. Существует несколько типов излучения – А, B, C и D, от самого сильного к слабому. Когда разбивают Странников, появляется D-излучение, у нас к нему иммунитет. Все остальное нас убьет.

– Очень приятно. Дай угадаю – в Затенении как раз такое убийственное излучение.

– Скорее всего. Здесь указано, что Странники питаются эсперидами. Это вещество, похожее на свет – я имею в виду, тот, что влили в нас, – но рождающееся из Темной Энергии очень сильной концентрации. В определенных условиях она трансформируется и становится чистейшим источником силы. Про излучение ничего не сказано, но если данные, которые у них есть, верны, то оно в этом Затенении должно зашкаливать.

– Но если так, почему хторанцы живут себе неподалеку? – удивилась Вега.

– Чем больше концентрация, тем меньше площадь распространения, – пояснил Ден и вздохнул. – Это очень опасно. Они проводили какой-то эксперимент… Видимо, хотели, чтобы эспериды были здесь, на Земле. У них ничего не вышло. Именно из-за этого все и случилось… Я имею в виду, с моим братом. Он тоже был астрантом, но его это не спасло. И мою маму тоже. Здесь сказано, что она умерла от волновой болезни.

– Понятно… – пробормотала Вега. Она снова вспомнила о Теме и содрогнулась.

– Здесь не указано, как можно обезопасить себя в таком случае. Да и если бы они знали, все вышло бы иначе… Так что у нас ничего не получится.

– А вот это! – грянула Вега, стараясь перекричать усилившийся шум снаружи – против терний пустили бензопилу. – А вот это не факт! Угадай, кто этот Леон из письма моей матери, которого отправили в Асторум?!

Гулкое и всепроникающее дребезжание смолкло. Послышался глухой треск.

– Это твой Леонид! – Вега хлопком ладони шлепнула на стол найденный лист. – И я даже знаю, как он туда прошел!

– Сюда, в смысле? Ну он же состоял в Короне Астралиса…

– Это был другой Асторум, зуб даю! Тот самый, о котором говорил Ильгекарт! Твой Леонид использовал Терностар!

Вега с победным видом шлепнула второй листок. Ошеломленный Ден не сразу смог заставить себя сконцентрироваться и разобрать, что там написано.

Это был документ, подробно описывающий Терностар и результаты экспериментов, в которых участвовал один Леонид. Судя по нему, Корона Астралиса активно использовала его для путешествий.

– Не могу поверить, – растерянно пролепетал Ден. – Он никогда не говорил…

– Скажет он тебе. Не знаю, откуда вы, умники, взялись, но смотри, – Вега перевернула лист и ткнула в его середину. – Помнишь, я пришла к скале и не нашла дверей? Знаешь, почему? Они не всегда там, только когда тебе жуть как надо куда-нибудь пройти.

Нахмурившись, Ден пробежал глазами по строчкам. Вега была права. Неизвестный автор сухим языком утверждал, что Терностар появляется только перед Леонидом, и только он способен в нем ориентироваться. Ниже шел короткий список людей, которые, пройдя через двери, бесследно исчезли.

Любопытно было то, что точка назначения всегда указывалась одна и та же – Асторум. Дену это показалось странным. С другой стороны, он сам, имея перед глазами множество проходов в другие миры, выбрал единственный – Лурану, где он мог встречаться с Кайтом.

– Он тырил оттуда информацию! – торжествующе сказала Вега. – И я теперь поняла, где находится этот легендарный Асторум. Я вспомнила!

– Что ты вспомнила?

– Ильгекарт сказал, что он находится за гранью времен. А потом я вспомнила, что Анат говорила – последний раз двери Терностара появлялись в Асторуме! Уверена, он в башне! Пошли туда.

– Что? – опешил Ден.

– Как это что? Там-то мы наверняка найдем про эти… Эспериды. Раз Корона Астралиса все тырила оттуда по надобности, то и мы можем. Вспомни письмо! Они надеялись найти там лекарство от волновой болезни!

– Подожди, – остановил ее Ден. – Если ты не забыла, мы заперты. Нужно пробиваться с боем, а мы…

Раздался громкий хруст, затем – шаги бегущих людей, затихшие у самой библиотеки. По двери чем-то заскрежетали.

– Куда делся твой ум? – Вега топнула ногой. – Терностар появляется по надобности твоего чертового величества! Хоти! Немедленно!

Ден силой подавил голос разума, во что бы то ни стало желающий отстоять свое мнение, суть которого сводилась к тому, что Вега несет бред и подобное невозможно. Но перед ним лежало письменное доказательство обратного, а ситуация была слишком отчаянной.

– Давай, я их задержку, если что!

Вега бросилась к двери и замерла, не зная, впрочем, что делать, если она вдруг откроется. Люди по другую сторону ругались и лязгали инструментами. Вега невольно вспомнила подслушанный разговор: из нее собираются извлечь пыль и свет, и она наверняка не выживет. Страх несколько запоздало пробрал ее с головы до ног.

Руку внезапно обожгло изнутри, однако Вега не почувствовала боли, лишь желание высвободить это тепло, явно лишнее в ее организме. И Вега знала – она может это сделать.

Звездная пыль стянулась к ней так быстро, что глаза не успели разглядеть ни одной ее частички. Прямо в воздухе нарисовался силуэт меча, точь-в-точь такого же, какой был у Веги в Полумесяце, еще мгновение – и он стал материальным и приятно тяжелел в руке.

Понимая, что сильно рискует, Вега сосредоточилась и послала через руку еще один импульс. Меч исчез, рассыпавшись на множество крохотных пылинок. Вега снова притянула пыль – меч появился. Внезапный испуг наконец-то помог понять принцип действия силы.

Ден тем временем тщился сделать так, чтобы двери Терностара – немыслимо! – появились прямо в библиотеке. Он пробовал использовать силу, данную Анат, но добился лишь того, что из одного шипа, прорвав карман джинсов, вылезла терния. В сердцах отбросив его, Ден закрыл глаза, пытаясь интуитивно проложить путь к Миру-на-Краю. Но и это казалось невозможным. Он маячил где-то невыразимо далеко, и дорога к нему была заполнена туманом.

Пытаясь отстраниться от бесплодных усилий и игнорировать грохот двери, Ден постарался представить, как может выглядеть легендарная библиотека, описанная Ильгекартом. В голове возникли смутные очертания круглого зала.

– Эй! – рявкнула Вега в самое ухо.

Ден вздрогнул и открыл глаза. На единственном участке стены, свободном от шкафов, появились двери Терностара!

Входная дверь предательски треснула. Ден поднял с пола проросшую тернию, подбросил к порогу и спешно вырастил ее так, что пройти в помещение стало невозможно.

– Не пропадать же добру, – быстро проговорил он, касаясь знакомых символов.

Терностар отворился. Вега и Ден спешно надели плащи и отправились в путь.


Глава двадцать четвертая, о том, как опасно заходить в Эсагилу


– Представляю, – веселилась Вега. – Они прорубят и эти тернии, а там никого! Сюрприз.

– Я и не знал, что так могу, – потрясенно выдохнул Ден. – Это точно я сделал?

– Ну не я же. Давай, веди в Мир-на-Краю, и желательно прямо в башню, чтобы не приходилось требовать дорогу у Анат. Вряд ли она нам обрадуется.

– А ты уверена, что Асторум в башне?

– Да, почему-то уверена.

Ден остановился.

– Но ведь там этот безумный король.

– Обошел же его как-то твой Леонид. И вообще, мне не кажется, что он такой злой.

– Ну конечно, – пробормотал Ден, вспоминая яростные крики Эсагила.

Как и в прошлый раз, до Мира-на-Краю пришлось идти долго. Путь заметно отличался, хотя был ничуть не легче.

– Дорог в нашем понимании в Терностаре нет, – пояснил Ден. – Поэтому в нем и невозможно ориентироваться. Все постоянно меняется.

– Но ведь вы с Леонидом можете.

– Не знаю, почему.

– Он тебе не родственник? Может, это какой-нибудь редкий дар? – предположила Вега.

– Двоюродный брат отца. Раз отец родной, получается, родственник.

– Вот видишь! – такое объяснение показалось Веге удовлетворительным.

Некоторое время они шли молча, протискиваясь в узкие проходы и перепрыгивая через преграды в виде терний. Путь освещали светыльки, но чем дальше они заходили, тем меньше их становилось, и тем сложнее становилось идти. В тернистых сумерках Веге стала мерещиться размытая фигура, неотступно следующая за ней по пятам.

– Слушай, – сказала Вега, чтобы отвлечься. – А там, в книгах этих твоих… Там не было сказано, зачем наши родители вообще это сделали? Ну, влили в нас этот… Свет.

– Нет, но я догадываюсь. Там были результаты исследований этого D-излучения. После того, как они начали свой эксперимент, оно уже было повышенным, хотя и не настолько, чтобы вызвать эпидемию волновой болезни. Но, думаю, они понимали опасность и нашли решение – свет.

– Хм… Как-то не очень хорошо, своих обезопасили, а остальных – нет.

– Они ведь только начали, – возразил Ден. – К тому же, свет приносили Странники. Вряд ли можно было разгуляться.

– Интересно, не для этого ли он нужен Евгении?

– Вот уж сомневаюсь.

– Я тоже, – вздохнула Вега.

Ден остановился перед нужным проемом. За ним не было ни розовых облаков, ни пустыни. Впереди простерлось большое сумрачное помещение, пол которого усеяли песок и обломки кирпичей.

– Это башня! – сразу узнала Вега. – Что ж сразу в Асторум не вывел?

– Может, сама попробуешь? – хмыкнул Ден и переступил порог.

В башне было тихо. Ден прикинул, где может располагаться Асторум. Вега невольно отвлеклась, засмотревшись на древние стены. Они манили ее необъяснимой силой и заставляли сердце ныть от незнакомого и непонятного, пронзительного ощущения. Больше всего Веге хотелось начать подниматься наверх, чтобы посмотреть на пустыню с последнего этажа.

Как загипнотизированная, она сделала шаг к лестнице. Ден схватил ее за локоть.

– Асторум явно не там! – прошептал он. – Пойдем сюда.

Вега покорилась, впрочем, без большой охоты.

Они обошли весь этаж – несколько огромных комнат со скудными остатками былого убранства: осколками статуй, полустертыми, уже почти незаметными узорами, рисунками и надписями на стенах.

У одной из них Ден остановился и смахнул рукой толстый слой многовековой пыли. Вега подошла к нему. Значки напоминали те, что были на дверях Терностара.

– Это какой-то язык? – спросила она.

– Да, очень древний. Кайт немного научил меня читать.

– И что, вычитал что-нибудь? – с сомнением спросила Вега.

– Кажется, здесь сказано, что божественный посланник проклял короля башни ам… амэ… Нет, не знаю. Плохо видно, да и с такими словами я дела не имел. Ладно, пошли. Это не имеет отношения к Асторуму.

Вега двинулась дальше, с интересом скользя взглядом по стенам. То, что она прежде принимала за царапины, оказалось надписями. Едва ли их делали для украшения. Казалось, просто каждый заходящий в башню решил оставить какое-то послание, вроде того, как некоторые ребята пишут в подъездах всякую чушь.

Ден, на этот раз остановившийся возле груды кирпичей в углу, тихо окликнул ее и поманил к себе. Его глаза довольно сияли.

Вега бросилась к нему, но не увидела ничего особенного. Груда обломков, пыльный пол. Стена рядом была разделена на квадраты глубокими прорезями щелей, в каждом красовался очередной непонятый знак.

– И что?

– А вот что.

Ден коснулся нескольких знаков, как он делал с дверьми Терностара. Послышался ужасный скрежет; Вега и Ден едва успели отпрыгнуть в сторону. Перед ними разверзлось большое отверстие. Вниз вели ступени каменной лестницы.

– Помешались они, что ли, на погребах этих! – возмутилась Вега.

– Наверное, и впрямь строили по этому…

Ден не договорил. Он замер, сильно побледнев.

Вега обернулась, чтобы посмотреть, что так сильно его напугало, и увидела в дверном проеме высокую костлявую фигуру.

У нее она вызвала скорее жалость, чем страх. Человек казался до крайности истощенным, он буквально состоял из кожи да костей. На его лице с большими и ясными, почти детскими глазами запечатлелось безмерное удивление пополам с отрешенностью и едва уловимой долей печали. Сделав шаг вперед, он чуть качнулся, словно ему было тяжело удерживать равновесие. За ним с шорохом заволочилась громада пышных светлых волос, испачканных в грязи и песке.

Вега хотела осведомиться о личности незнакомца, но слова застряли у нее в горле. Она вспомнила, как в первый визит сюда видела шевелящуюся массу, похожую на солому, и теперь поняла, что ей напомнила волнистая шевелюра Ильгекарта.

Это были волосы Эсагила.

– Вега, быстрее вниз, – шепнул Ден.

– Но он же…

Она не успела закончить. Лицо Эсагила исказилось от животной ярости. Испустив жуткий крик, он бросился на них. Вега ловко увернулась. Ден не успел среагировать; от удара он отлетел в сторону и приложился головой об стену. Он не потерял сознания, но опустился на пол, зажмурившись от слепящей боли.

Эсагил собирался продолжить начатое, однако Вега вцепилась в его волосы, волочащиеся по полу, и что было сил дернула их на себя. Эсагил обернулся и кинулся к ней. Теперь на его лицо было страшно взглянуть: глаза горели бешенством, зубы стиснуты до скрежета, по подбородку стекала слюна.

– Ден! – крикнула Вега, ловко уворачиваясь от его ударов. – Спускайся! Посмотри, там ли Асторум, я догоню!

– Я использую тернии!

– Не надо!

Вега отступила к стене. Эсагил замахнулся, но Вега пригнулась, и его кулак врезался в стену. На пол посыпались обломки кирпичей.

«Так вот откуда их здесь столько», – подумала Вега, перебегая в другой конец комнаты. Удивительно, как в таком худом теле могло таиться столько сил.

Волосы, разросшиеся по всей башне и опутавшие множество комнат, не давали Эсагилу двигаться слишком быстро. Поэтому Веге удавалось легко обходить его.

Ден быстро спустился вниз и понесся по широкому змеистому коридору, ведущему в одном направлении. В его конце он наткнулся на высокие, до самого потолка, двери. На них не было никаких знаков, только узоры. Без особой надежды Ден толкнул их – заперто.

До него доносились безумные крики Эсагила, грохот разбиваемых камней и голос Веги. Ден в отчаянии шарил руками по дверям, но все, что ему удалось найти, это маленькое круглое отверстие примерно в метре от пола. Если это и был замок, Вега вряд ли могла пробить тяжелую каменную дверь.

Внезапно Ден вспомнил. Он выхватил из кармана джинсов предмет, найденный в башне за кирпичом в стене, и от неожиданности чуть его не выронил: на синем камне вдруг распахнулся глаз. Ден секунду поколебался, но все-таки вставил стержень в отверстие.

Раздался протяжный шуршащий звук. Двери стали медленно раздвигаться.

Не посмотрев, что за ними, Ден бросился обратно и на бегу прокричал:

– Вега, скорее сюда!

Вега тем временем продолжала убегать от Эсагила. Поняв, что поймать ее непросто, он в бессильной злости стал кидать в нее камни. Пара попала в цель – один в плечо, другой разбил колено, – но Вега была далека от поражения. Она на разные лады кричала:

– Эй! Эсагил! Король! Прекрати! Никто не трогает твою башню! Ты сам ее разрушаешь!

Эсагил оставался глух к ее воплям. Его трясло от гнева.

Услышав крик Дена, Вега увернулась от очередной атаки и с сожалением скользнула взглядом по безумному королю. Он подбирал все новые и новые обломки кирпичей и тут же бросал их в ее сторону.

Вега побежала вниз по лестнице. За ее спиной раздался крик, затем – грохот отброшенных камней.

«Идет за мной!» – поняла Вега и, хотя уже порядком утомилась, понеслась еще быстрее.

Ден ждал ее у открытых дверей. Вега вылетела к нему, сразу за ней следовал Эсагил.

– Быстрее!

Но король был слишком близко. Ден схватил Вегу за локоть, изо всех сил дернул к себе, и они оба повалились на пол. Двери за ними стали закрываться. Эсагил, видимо, был не настолько безумен, чтобы попытаться протиснуться в сужающийся проход, и остался стоять в коридоре. До Веги и Дена донесся вопль, полный отчаянной злобы.


Глава двадцать пятая, в которой Вега и Денеб становятся читателями Асторума


– Ну что? – спросил Ден. – Не такой уж и злой?

– Представь себе! – хмыкнула Вега, поднимаясь на ноги. – Тебе не понять.

– Почему это?

– Потому что ты никогда не злился так, как он.

– А ты злилась?

– Так – нет, но очень хотелось. Ладно, забей. Это Асторум?

– Не знаю.

Ден встал, и они огляделись. Перед ними была небольшая комнатка, на противоположной стене – еще одни двери. Они подошли к ним. Вверху дугой красовалась надпись: «Блаженны ищущие знания».

Ден настороженно покосился на ключ. Глаз никуда не делся. Он вставил стержень в примеченное отверстие.

– Откуда это? – спросила Вега.

– Нашел в прошлый раз.

– И не сказал!

– Так я ведь не знал, что это. Ты потерялась в пустыне, и я совсем о нем забыл.

Двери открылись. Вега и Ден вошли в них и в изумлении замерли.

Перед ними раскинулось огромных размеров помещение, сверкающее синевой и золотом. Оно напоминало перевернутую башню: Вега и Ден стояли на краю гигантской окружности, ярус ниже был несколько уже и так далее. Они с опаской глянули вниз, но первого этажа им увидеть не удалось, синие и золотые краски мешались в глазах, уходя в таинственную темноту.

– Это разве библиотека? – прошептала Вега.

За их спинами и вообще повсюду, насколько они могли увидеть, стояли высоченные синие арки с чудесной золотой отделкой. Ден подошел к одной из них. Прохода не было, его закрывало нечто вроде темного стекла, за которым с трудом можно было разглядеть очертания стеллажей.

Он уже собирался коснуться его, как вдруг услышал голос:

– Добро пожаловать в Асторум.

Вега и Ден обернулись. Кто-то появился совсем неподалеку от них, на этом же этаже. Внешне незнакомец мало чем отличался от человека. Он был стройным, с мелко вьющимися рыжими волосами и приятным лицом. Но наличие двух пар белых крыльев у него за спиной заставляло думать, что это все-таки некто иной. Он сидел на самом краю этажа, опустив ноги в бесконечную бездну, и совсем не боялся упасть.

– Меня зовут Араэль, – представился он. – Я хранитель Асторума.

Ден хотел вежливо назвать их имена, но Вега его опередила.

– Библиотекарь? – переспросила она. – А зачем тогда крылья?

Ден больно пихнул ее, однако Араэль, похоже, нисколько не разозлился на этот бестактный вопрос. Он улыбнулся и сказал:

– Асторум большой и непрерывно увеличивается, так что если бы у меня не было крыльев, понадобились бы сотни лестниц.

– Это да, – признала Вега. – Но где здесь книги?

– Повсюду. Что вам нужно?

– Ты нам поможешь?

– Конечно. Для чего еще нужен библиотекарь? Но сначала вы должны подписать договор.

Араэль взмахнул крыльями, перелетел к Веге и Дену и изящным жестом протянул им по свернутому листу и перу. Ден первым развернул свой лист и прочитал:


«Торжественно клянусь использовать знания, полученные через Асторум, исключительно во благо.


Кроме этого, обязуюсь:

– обращаться с книгами аккуратно

– не выносить книги за пределы Асторума


Находясь в ясном уме и твердой памяти, сознаю, что в случае нарушения клятвы и неисполнения взятых на себя обязательств моя телесная жизнь будет оборвана, а душа навеки помещена в предместья Асторума».


– Ничего себе библиотечный взнос! – воскликнула Вега, прочитав в своем листе то же самое. – И что это за предместья такие?

– Там формируются новые книги, – объяснил Араэль. – Людские души очень страдают от труда, который им приходится там выполнять.

– Все нормально, – голова Дена запульсировала болью, он приложил к ней руку и поднял взгляд на Араэля. – Чем подписать? Я имею в виду, чернила…

– Коснись пером своего пальца.

Ден послушно кольнул кончиком пера подушечку пальца и поставил на листе подпись, используя вместо чернил собственную кровь.

– Достаточно только моей, наверное? – спросил он, видя, что Вега колеблется. – Вега не будет читать.

– Если не будет, то все в порядке, – кивнул Араэль, забирая у Веги лист и перо. – Что тебе нужно? – спросил он Дена.

– Информация об эсперидах. Где они находятся, как их достать и как человеку защититься излучения, которое их окружает.

– Хорошо. Подождите здесь.

Араэль полетел куда-то вниз и вскоре исчез из поля зрения.

– Как легко ты бросаешься своей жизнью, – сказала Вега Дену.

– Ничего подобного. Просто я не собираюсь использовать эти знания – и вообще какие-либо – не во благо. Так чего бояться?

– Ну, благо – понятие растяжимое… Я вот еще недавно была уверена, что разбивать Странников – это во благо.

– Да, в чем-то ты права. Хотя пытаться уничтожать что-либо… Я бы не расценил это как благо в любом случае.

– Тебе хорошо! – проворчала Вега. – У меня-то не было Кайта над ухом, чтобы объяснить это все.

Ден хотел возразить, что это не оправдание, но тут вернулся Араэль со стопкой книг. Выглядели они как самые обычные земные книги, только очень старые, больших размеров, с потертыми переплетами и толстыми страницами.

– Подожди еще минуту, – сказал он, поставив стопку на пол перед Деном. – Нужна еще одна.

Он подошел к одной из арок, легонько коснулся ее рукой, и темное стекло словно стерли ластиком. За ним оказался узкий коридор, освещаемый мягким золотистым свечением и с обеих сторон стиснутый книжными полками.

Вега и Ден с любопытством заглянули туда. Араэль вошел в проход и вскоре скрылся: коридор уводил в сторону.

– Тебе бы тут работать, – шепнула Вега.

– Да ну тебя, – отмахнулся Ден, хотя такая перспектива показалась ему заманчивой. Он всегда любил книги и идти к какой-нибудь цели. Здесь это было необходимыми качествами для работника. Разве что крыльев у Дена не имелось, о чем он и напомнил Веге.

– Ну вот, – Араэль вернулся, и стекло за его спиной тут же появилось вновь. – Теперь все. – Он положил принесенную книгу к остальным.

Ден, не теряя времени даром, уселся прямо на пол и принялся одну за другой листать книги. Вега сначала наблюдала за ним, потом начала расхаживать из стороны в сторону. Араэль сидел поодаль.

Вега напряженно размышляла. Ей не давал покоя Эсагил. Если раньше она приходила в восторг от проекта башни и полагала, что король достоин скорее жалости, чем страха – хотя бы потому, что он не смог довести начатое до конца, – то теперь все было несколько иначе. Вега воочию увидела, что короля башни, по сути, больше нет. Может, он и существовал когда-то, но теперь остался лишь его призрак, который никак не мог прийти в сознание и понять, что происходит вокруг. Веге казалось, что на мгновение она заметила эхо прежнего Эсагила, когда он только вышел к ним с Деном, и это был очень несчастный человек. Но потом он без видимой причины превратился в настоящего зверя.

Веге вспомнился рассказ Херуба. Он говорил, что Эсагилу нужно вспомнить свое имя. «Ведь если бы он помнил, кто он и что там делает, он бы давно ее достроил, хотя бы и один…» И эта дурацкая песенка Анат о том, что Эсагил позабыл свое имя.

– Ты не знаешь, – обратилась Вега к Араэлю, – как зовут короля башни?

– Может, и знал, но забыл. Если человек забывает собственное имя, остальным его вспомнить тем более непросто.

– А в книгах? – вдруг осенило Вегу. – В книгах оно может быть?

– В книгах есть все. Об этой башне много легенд. Наверняка в какой-нибудь сохранилось настоящее имя. Но найти его будет непросто. Как ты узнаешь, какое имя верное?

– Дай почитать.

– Не могу без клятвы, – Араэль развел руками.

– Давай, подпишу, – сдалась Вега.

Сначала она подумала, что Ден может заняться этим после того, как изучит все об эсперидах. Но внутренний голос возроптал, и Вега поняла: это неправильно. Во-первых, не одному же Дену за все отдуваться. Во-вторых, Ден не понимал Эсагила, и вряд ли захотел бы ему помогать.

Она подписала бумагу, и Араэль принес ей несколько книг. Вега с тяжелым вздохом уселась на пол и принялась просматривать их.

Внутри книги оказались куда удивительнее, чем снаружи. Первый же том заставил Вегу почувствовать укол разочарования – он был написан на каком-то странном иероглифическом языке, ей, конечно, незнакомом. Но не успела она толком расстроиться, как строки мягко стерлись, уступая место новым, на чистом русском.

– Автоматический переводчик! – Вега от восторга прищелкнула языком.

– Знания в Асторуме доступны всем, – пояснил Араэль. – Любая книга покажется на том языке, который посетителю больше всего понятен.

Но вроде бы упростившееся дело снова усложнилось. Вега нашла легенду о башне в первой книге, во второй, третьей… И все они были совершенно разными. В первой книге говорилось, что люди построили башню, чтобы оставить о себе память, но Богу это не понравилось, и он помешал им. Во второй – что люди долго не могли прийти в себя после страшного потопа, во время которого погибло много народу, и какой-то человек решил построить башню – убежище на случай, если наводнение повторится. В третьей было сказано, что люди просто захотели построить высокую башню, но с неба явился ангел, похожий на молнию, и объявил: строить дальше нельзя, продолживший строительство будет проклят.

– Что за… – Вега хотела отшвырнуть книгу, но вовремя спохватилась, что должна быть аккуратной, и осторожно положила ее на пол. – Везде говорится о разном! Неужели нельзя написать только так, как было на самом деле?

– Так редко бывает, – сказал Араэль. – Написать правду очень сложно, потому что каждый видит ее по-своему. Обычно истина находится где-то между.

– Где, например? – проворчала Вега.

– Ведь во многих рассказах есть что-то общее, верно? Высокая башня. Человек, который предложил ее построить. И тот, кто ему помешал.

Вега задумалась. Араэль был прав.

Она снова перечитала несколько вариантов легенды. И заметила еще одну общую черту – везде говорилось, что дело происходит на востоке, в какой-то древней стране. За гранью времен башня оказалась много позже.

Вега снова обратилась к Араэлю:

– А ты можешь дать мне книгу, в которой бы говорилось о королях э-э… – Вега заглянула в последнюю книгу. – Сенаара.

– Конечно. Сейчас.

Араэль взмахнул крыльями и полетел вниз. Дожидаясь его, Вега пролистнула еще пару страниц и увидела картинку. На полуразрушенной стене, за которой плыли облака, озаренные солнечными лучами, сидел красивый юноша в светлых одеждах. Судя по величественной позе и строгому лицу, он что-то выговаривал человеку, стоящему перед ним. В одной руке юноша держал молнию, в другой – палку, окутанную колючей ветвью.

Это была иллюстрация к рассказу о том, как ангел, спустившись с неба, проклял того, кто продолжит строить башню.

От избытка эмоций Вега вскочила на ноги.

– Ты чего? – Ден, погрузившийся в книги, удивленно посмотрел на нее и только теперь заметил, что она тоже читает. – Что это?

– Это о башне. Помнишь, как Анат наехала на Кайта?

– Конечно.

– Везде говорится, что башню не то разрушила молния, не то какой-то ангел с этой самой молнией! Понимаешь, с молнией!

– Ну и что? – не понимал Ден. – Причем тут Кайт?

– Он, может, и не при чем, но вот почему Анат ненавидит светоносцев. Зуб даю, башню разрушил светоносец!

– Даже если так, тебе-то что с этого?

– Я найду этого светоносца, – авторитетно заявила Вега, – и голову ему оторву. Видел, до чего довел человека? Собственное имя забыл и всех терроризирует.

– Это точно, – Араэль взлетел к ним в обнимку с очередной книгой. – Даже Анат не смогла его успокоить и теперь тоже не может войти в башню – он ее не узнает.

– Эгоистка ваша Анат, – буркнула Вега. – Кажется, не больно-то она пыталась ему помочь, просто смылась.

Она взяла у Араэля книгу и раскрыла ее. Горизонтальные линии делили страницы на несколько частей, в каждом прямоугольнике помещалось с десяток строк, часто обрывочных. «Правил Куш, его царству было двадцать лет…» «Валсар пошел войной на Элиазара…» «Правил Мелрод, его царству было пятнадцать лет…» и так далее.

– Раньше было много таких надписей, – объяснил Араэль. – Их делали на памятниках или глиняных табличках. В предместьях Асторума их свели вместе и поместили в книги.

– Я думал, там неприятная работа? – удивился Ден. – А это звучит интересно.

– Люди там занимаются не этим, – произнес Араэль почему-то виновато.

Вега усердно листала книгу. От имен рябило в глазах. Любое из них могло принадлежать Эсагилу. Ведь она даже не знала, действительно ли он считался королем официально, и когда точно это было.

– Эй, – окликнул ее Ден. – Даже если тебе удастся узнать имя, не факт, что это поможет. Мы можем использовать тернии… Или я могу попытаться сделать так, чтобы Терностар появился прямо здесь. Получилось же в Малом Асторуме.

– Я не для этого ищу, – глухо отозвалась Вега. – Я хочу ему помочь.

– Но почему?

– Во-первых, мне его жалко, я уже говорила. Во-вторых, мне безумно нравится башня.

– Тебе? Эта башня?

Ден совсем растерялся. Вега снова была сама не своя, и он решительно ее не понимал. Он не знал, что значит быть ослепленным злобой, однако верил, что это близко Веге, и допускал, что Эсагил достоин жалости. Но любовь к его обиталищу? Пусть последние недели Вега и жила в пренеприятной обстановке, она все-таки была привязана к благам цивилизации. И вдруг помешательство на какой-то древней разваливающейся башне.

Араэль улыбнулся и поманил его за собой. Они с Деном отошли подальше, и он сказал:

– Эсагила всегда так действует на гордых людей. Им хочется забраться повыше, доказать себе и другим, что они чего-то стоят, убедиться, что после них останется глубокий след на земле. Ты не такой, поэтому и не можешь понять. А Вега и Эсагил очень похожи в своих стремлениях.

– Разве? – Ден вспомнил безумного короля и невольно бросил на Вегу испуганный взгляд.

– Такие люди необычайно сильны, – сказал Араэль. – Но они часто оступаются. И если это происходит, им куда больнее падать – и сложнее подняться. Особенно без посторонней помощи.

Эти слова насторожили Дена и заставили его задуматься. Но он не успел толком оформить свои мысли – Вега за его спиной радостно вскричала:

– Я нашла! Нашла! Я почти уверена! Тут написано, что он был королем и строил башню, а потом его прокляла какая-то светоносная зараза!

– Так и написано? – усомнился Ден.

– Ну, если точно… – Вега сверилась с книгой. – Если точно, тут написано «посланник небес».

– Ладно. И как зовут короля?

– А вот не скажу, – Вега захлопнула книгу. – Лучше сразу ему в лицо выкрикну, тогда и услышишь.

– С ума сошла! А вдруг это ничего не даст? И ты же сказала, что «почти» уверена!

– Да, – призналась Вега. – Тут было много похожего, что такой-то башню строил и такой… Но я как это имя увидела, у меня внутри все перевернулось. И оно начинается с буквы «а». Помнишь, на стене было написано? Ты не смог разобрать, кто там проклят, но начиналось с «а».

– Этого мало! – пытался убедить ее Ден. – Скажи ей, Араэль!

– Мало, – покорно согласился Араэль, однако добавил: – Но истина всегда в малом. Да и то, что внутри что-то переворачивается – серьезный аргумент!

– Ну вот! – Вега победоносно взглянула на Дена, сложила книги и поднялась на ноги. – Пойдем, попробуем.

– Я смотрю, эспериды тебя уже не интересуют? – усмехнулся Ден.

– Ой, да! – спохватилась Вега. – Расскажи.

Ден покачал головой.

– Потом, по дороге. Если, конечно, переживем встречу с Эсагилом.


Глава двадцать шестая, о том, как король Эсагилы снова стал королем


На прощание Араэль заверил их, что они могут приходить в любое время с какими угодно запросами – оказалось, что подписанные ими договора бессрочны, – а также предупредил Вегу:

– Бережнее храни имя, которое узнала. Если оно верное, ты очень скоро его забудешь.

Вега и Ден покинули Асторум. Эсагила за дверьми не было. Они пошли к лестнице, стараясь издавать как можно меньше шума.

– Так, – прошептала Вега, собирая из звездной пыли меч. – Подожди меня здесь.

– Нет, я пойду с тобой.

– Не нет, а сиди здесь и не высовывайся, – повторила Вега. – Я от него уворачиваюсь на раз-два. А ты в этом не особо, и вообще ты сейчас пристукнутый какой-то.

«В прямом смысле слова», – подумал Ден. Он старался держать себя в руках, но все-таки головная боль причиняла ему кучу неудобств. Лоб под повязкой горел огнем, а после нападения Эсагила побаливал и затылок.

– Хорошо, – сказал он. – Я буду на подхвате. Если что, я…

– Держи свои тернии при себе, ясно?

Вега погрозила ему кулаком и стала подниматься по лестнице.

В башне царила мертвая тишина. Сначала Вега подумала, что Эсагил ушел на верхние этажи, но потом заметила его: он сидел среди разломанных кирпичей и собственных волос, окруживших его соломенным облаком. Его взгляд был направлен в никуда; он как будто ничего не видел. У Веги снова дрогнуло сердце. Ей показалось, что настоящий король где-то рядом, где-то недалеко от этого костлявого существа, потерявшегося в пустоте башни.

Вега сделала несколько шагов вперед и осторожно ступила на волосы – по-другому подойти к Эсагилу было нельзя. Он не отреагировал, и она пошла дальше. Вега подумала, что опасения Дена совершенно напрасны, это легчайшее дело, но когда она подошла уже почти вплотную к Эсагилу, он вдруг резко развернулся. Его глаза расширились от гнева. Он испустил дичайший вопль и бросился на нее.

Несколько растерявшаяся Вега хотела отступить, но ее ноги запутались в волосах Эсагила, и она рухнула на пол. Король тут же подскочил к ней и едва не впечатал кулак в ее лицо. Вега увернулась лишь в самый последний момент, перекатившись на бок. Но встать она не могла, и в сердцах полоснула мечом по волосам Эсагила.

После этого Вега вскочила на ноги и отпрянула, однако и король стал двигаться быстрее. Его волосы, спадавшие теперь только до колен, волной взметнулись за его спиной, так стремительно он кинулся за Вегой.

В пылу этого противостояния она совсем забыла о своей цели, и лишь когда Эсагил загнал ее в тупик – Вега вжалась в угол, не имея больше путей отступления, – она вспомнила о ней, но с ужасом поняла, что забыла имя.

Эсагил снова испустил рев. Он быстро приближался. Вега лихорадочно сжала в руке меч, который совсем не хотела использовать.

Между ними оставался какой-нибудь метр, когда глаза Веги встретились с безумными глазами Эсагила. Она снова увидела его застывшим на пороге и сидящим на полу, смотрящим в пустоту остекленевшим взглядом.

И вдруг произошло нечто странное.

Вегу словно вытянуло из собственного тела и отбросило куда-то в иные края. Там, среди песков, она увидела людей, собравшихся у груды опаленных обломков. На нее легко взлетел человек. Он поднял руку к небу и прокричал:

– Мы построим здесь башню. До самых небес. Мы построим ее!

Люди восторженно заревели, и Веге показалось, что она тоже закричала, только не поняла, что и где – то ли она поддерживала идею, то ли сама выкрикивала ее, стоя на груде обломков. Или, может, это не кто-то из безликой толпы, а она грянула:

– Мы сделаем так, как говорит…

Это видение – не то мимолетный сон, не то фантазия – оборвалось так же неожиданно, как и возникло. Вега снова была в себе. В реальности не минуло и доли секунды.

Губы Веги сами собой выговорили:

– Амрафел.

Кулак короля замер на полдороге, не достигнув цели. Вега с тревогой вглядывалась в его лицо.

– Амрафел, – хрипло прошептал он.

В это же самое время Араэль, расставляющий книги по полкам, замер с увесистым томом в руке и удивленно сказал:

– Амрафел.

Анат, сидящая в своем шатре, с трудом встала на ноги, качнулась, но устояла.

– Амрафел, – тихо проговорила она, посмотрев в просвет между занавесями, на далекую башню.

Херуб, бесцельно блуждающий по пустыне, остановился, поднял голову и медленно произнес:

– Амрафел.

И во многих мирах самые разные создания называли давно забытое имя короля башни.

Сам король растерянно оглядывался. Из него исчезла всякая угроза. Он словно только что проснулся и никак не мог понять, где и почему находится.

Наконец он посмотрел на Вегу.

– Кто ты? Почему ты в моей башне?

– Я Вега. Мне она нравится.

Вега рискнула отойти от угла. Амрафел снова огляделся и опустил голову.

– Она не достроена. Она разрушена. Я не могу ее закончить… У меня нет кирпичей.

Вега почувствовала небывалое воодушевление. Она подскочила к Амрафелу и с жаром сказала:

– Конечно можешь! Кирпичи мы найдем. Сделаем! Я тебе помогу, если хочешь. Мы сделаем кирпичи, починим ее, а потом достроим!

– Небесный посланник сказал, что любая моя попытка когда-нибудь закончить ее будет обречена на неудачу. Я не поверил ему, но время показало, что он прав.

Вега в очередной раз мысленно возмутилась действиям какого-то обнаглевшего светоносца. Наверняка он был похож на высокомерного Аэфора.

«Ни один светоносец не поступил бы так без причины», – сказал Веге внутренний голос, в котором она сразу различила Юнтерию.

«Но что плохого в том, чтобы построить башню?» – возразила Вега.

Юнтерия не ответила.

– Послушай, – нерешительно проговорила Вега. – Это было давно. И тебе ведь сказали «когда-нибудь», а этого здесь вроде как не существует. Из-за тебя башня оказалась за гранью времен. Ты знаешь, что люди со всех миров пытаются добраться досюда? Не ты один ей бредишь. Но у одного тебя почти получилось!

Амрафел долгое время молчал, глядя в потолок, словно и не слышал ее слов. Но вот он повернулся к Веге и улыбнулся. Эта улыбка в одно мгновение преобразила его. Вега больше не видела несчастного истощенного человека, она видела короля. И даже несколько смутилась от того, что так просто говорила ему «ты».

– Ты правда хочешь помогать мне строить башню? – спросил он.

– Конечно! – воскликнула было Вега, но тут она увидела Дена, который поднимался по лестнице, и вспомнила о Страннике, нуждающемся в помощи. – Ой… Сейчас у меня важное дело, но как только я с ним разберусь, я вернусь к тебе и буду помогать.

– Хорошо, – проговорил король задумчиво. – Это очень хорошо…

– Амрафел!

С этим возгласом в башню верхом на Херубе ворвалась Анат.

– Здравствуй, сестра, – сказал король так, будто они виделись совсем недавно. – Как поживаешь?

– Как я поживаю?! – у Анат вырвался нервный смех. Херуб опустил крыло, она соскользнула по нему вниз, как с горки и, к удивлению Веги, бросилась к королю с объятиями.

Не желая им мешать, Вега помахала Херубу, подошла к Дену и заметила, как он бледен.

– Что с тобой? – спросила она.

– Ничего. Ты молодец. Надо идти, раз здесь все…

– Я-то запросто, а вот ты можешь и не дойти, да? – Вега посмотрела на него с подозрением.

– Пока я тебя ждал, почти отключился, – признался Ден.

– На подхвате он, называется! Эй, эй, я ведь шучу. Надо что-то придумать. Может, сначала к хторанцам? Попросим росы.

Ден после короткого раздумья решил согласиться, так как вполне трезво оценивал свои малые силы, но тут к ним приблизилась Анат.

– Что с тобой? – спросила она у Дена. – Вокруг тебя так и плещется Темная Энергия. Ну-ка, сними это.

Ден послушно взялся за бинты. Вега помогла ему, и когда повязка упала, ее передернуло: след на лбу был ужасен, рана покрылась черной коркой, сквозь которую местами алела кровь.

Анат без малейшей брезгливости и церемонности ткнула пальчиком прямо в рану. Ден стиснул зубы от боли, но не отшатнулся. Анат сунула испачканный кровью палец себе в рот.

– Да над тобой поработал сефилорт! – удивилась она. – Чем ты ему не угодил? Неужели поцарапал терниями?

– Ты можешь ему помочь? – вмешалась Вега.

– А ты помолчи, – резко бросила Анат. – Иди лучше к Эсагилу… Амрафелу. Он хочет тебе что-то сказать.

Вега запоздало вспомнила, что Анат не терпит фамильярного обращения. Зато Ден определенно вызывал у нее симпатию, и это утешало.

Вега вернулась к королю, который продолжал стоять на том же месте, глядя в потолок. Но стоило Веге подойти, он опустил голову и посмотрел на нее.

– Мне пока нечем отблагодарить тебя за то, что ты вернула мне имя, – сказал он.

– А ты уже отблагодарил, – заверила Вега. – Ну, когда согласился, что я буду помогать с башней. Согласился же?

– Конечно. Смотри, – Амрафел показал ей два широких коротких ремешка бордового цвета – один был застегнут на его запястье, другой он держал в пальцах. – Я взял их у Анат. Она сказала, что ты и твой друг пришли через Терностар. Теперь, – он застегнул второй ремешок на запястье Веги, – ты можешь попасть сюда когда захочешь, сама.

– Правда?

– Да. Достаточно очень сильно пожелать, вспомнить башню, и ты окажешься здесь. Когда будешь готова – приходи. Или когда захочешь, это неважно…

– Здорово. Спасибо!

Вега очень обрадовалась такой возможности. Ей нравился Амрафел, и она знала, что захочет встретиться с ним снова. От избытка эмоций она взмахнула руками и поморщилась от боли.

– Что с твоей рукой? – заметил Амрафел.

– Обожглась, – сказала Вега.

– Покажи мне.

Вега легко сняла бинты, ослабшие во время беготни по башне. Амрафел, по счастью, не стал действовать, как Анат. Он внимательно рассмотрел ее ожоги и сказал:

– Пойдем.

Он подвел ее не к Анат, как ожидала Вега, а к Херубу, замершему у дверного проема. Лежа в неподвижной позе, он напоминал статую.

Когда они приблизились, Херуб склонил голову.

– Я рад, что ты вернулся, – сказал Амрафел.

– Я вернулся, когда стал нужен.

– И правда. Теперь помоги Веге; для тебя это просто.

Амрафел велел Веге вытянуть руку и не двигаться. Вега послушалась. Херуб открыл рот и замер. С его губ начала капать густая слюна. Веге стоило огромных трудов не убрать руку и терпеть, пока ее обволакивала вязкая жидкость. Зато боль сразу утихла, и следы ожогов стали исчезать прямо на глазах.

– Ничего себе! – воскликнула Вега. – А я и не знала, что ты можешь исцелять раны!

– Не могу, – Херуб слизнул с подбородка остатки слюны. – Только ожоги. Я не могу избавить тебя от тени за твоей спиной.

Вега быстро обернулась, но никого за собой не обнаружила. Она насторожилась, вспомнив силуэт, виденный в заточении у Ильгекарта. Однако Херуб больше ничего не сказал.

Анат тем временем приводила в порядок Дена. Она сложила ладонь лодочкой, подула в нее, и прямо на ее руке вспыхнуло цветастое пламя. Анат поднесла его ко лбу Дена. Он подумал: все кончится тем, что у него сгорят волосы, но когда она плавно подбросила огонек в воздух и снова подула, тот рассыпался на множество шариков, попавших точно в его рану. Ден почувствовал лишь слабое тепло. Боль начала стремительно утихать, пока совсем не исчезла.

Почувствовав себя освобожденным, Ден благодарно поклонился Анат.

– Имей в виду, – сказала она, кивком приняв его молчаливую благодарность, – что я не уверена, какие будут последствия. От Темной Энергии ты избавлен, но еще ни один человек не получал такого дара. Особенно в сочетании с ядом терний и земным прахом. Так что наблюдай за собой.

После этого Вега и Ден простились с ней, Амрафелом и Херубом и подошли к дверям Терностара. Напоследок они оглянулись и с радостью ответили на прощальные улыбки. Веге показалось, что Амрафел тихо что-то проговорил, одними губами, но она не успела переспросить – Ден шагнул через порог, и Вега, крепко державшаяся за его плащ, волей-неволей последовала за ним. Уже потом она догадалась: он просто сказал «спасибо».

Это неслышное слово стало для Веги одним из самых драгоценных воспоминаний.


Глава двадцать седьмая, из которой читатель узнает немного больше об Альтаире и Ильгекарте


Ал без спроса отворил дверь и вошел в комнату. Ее стены были сделаны из темно-синего материала. По виду он напоминал камень, но был теплым и в некоторой степени живым: он постепенно рос, и при строительстве приходилось лишь корректировать его направление. Когда комната была готова, он замкнулся в, как говорил Ильгекарт, самодостаточную систему. Здесь, в условиях, приближенных к его дому, сефилорт чувствовал себя очень комфортно, что несколько смущало Ала: пещероподобное помещение, в которое постоянно тянулись пауки, многоножки и прочие твари, совсем не соответствовало высокому статусу хозяина. А уж когда по его требованию там водрузили вполне себе земные стол, стул и кофеварку, стало и вовсе нелепо.

Ильгекарт сидел, закинув ногу на ногу, и с удовольствием потягивал кофе из большой кружки.

– Здрасьте, – сказал Ал. – Чего это вы в таком виде?

Он имел в виду, что Ильгекарт выглядит как человек, хотя при нем он все чаще появлялся в своем истинном обличии. Ала оно нисколько не пугало, наоборот, нравилось ему гораздо больше. По определенной причине человеческое лицо Ильгекарта каждый раз заставляло его недовольно морщиться и сдерживать эмоции.

– Недавно я узнал, что мой вид с кружкой кофе – повод для веселья, – ответил Ильгекарт с ноткой возмущения в голосе.

– Ну, это выглядит, э-э… Странновато. И немного забавно, да. Может, вам просто не пить кофе во время приемов? Говорить в тронном зале, например.

– Вот еще! – Ильгекарт нахмурился. – Кофе – чуть ли не единственная стоящая вещь на вашей планете. И я не собираюсь от нее отказываться.

– Не переусердствуйте, – посоветовал Ал. – А то станете, как моя Элис. Пары часов прожить не может без своего кофе!

Элис, или, точнее, Алиса, была матерью Ала. Когда она и ее муж усыновили его, ей было всего восемнадцать, и по возрасту она годилась ему скорее в старшие сестры, поэтому он всегда звал ее по имени. После гибели мужа она и впрямь чересчур пристрастилась к кофе.

– Вы, люди, слабые создания, Альтаир. Вам необходимо чем-нибудь заглушать боль. Отсюда и большинство ваших проблем. Но не волнуйся об этом. Все могло быть куда хуже.

– Знаю, – нехотя признал Ал.

– Если бы ты сам убил того человека, ты бы тоже пристрастился к чему-нибудь такому. К печали или кофе, неважно.

– Но ведь его убили вы, а не я.

– Да, и вместо кофе ты пристрастился к звездной пыли… Что ты чувствуешь, когда пьешь ее?

Ал сладко зажмурился, вспоминая свои ощущения.

– Как меня переполняет сила.

– Хорошо. Старайся соблюдать меру, пока твои глаза не стали совсем белыми, – усмехнулся Ильгекарт, для которого увлечение Ала было чем-то вроде занятного эксперимента. – Ну, теперь к делу, – он отодвинул пустую кружку, сложил руки на столе и посмотрел на Ала в упор. – Источник из Полумесяца сообщил тревожные вести. Они смогли вычислить Темную Энергию.

– Как они смогли?

– Может, благодаря тому, что кто-то ранил Грифом кого-то из них?

Ал протянул «а-а» и немного сник. Он не особо расстроился из-за того, что упустил Вегу с ее приятелем, и был рад, когда Ильгекарт отреагировал на его провал довольно равнодушно. Но оказалось, что он все-таки сильно напортачил.

– Не расстраивайся, – заметил его состояние Ильгекарт. – Я просто хотел предупредить тебя, чтобы ты был настороже. Неизвестно, к чему они придут. Так как источник Темной Энергии затруднительно найти на Земле, они могут открыть на тебя охоту. Я, впрочем, велел намекнуть, что в этом случае им придется иметь дело со мной лично.

– Ладно. Но я и сам могу их порубить… А что с Вегой и этим ее? Они нас не выдали?

– Их ищут, но не для того, чтобы что-то выпытать. Судя по всему, они скрываются от Полумесяца. И это меня тоже тревожит.

– Но почему?

– Помнишь, что я сделал с Денебом? – Ал кивнул. Ильгекарт продолжил: – Я был почти уверен, что он не тот, за кого себя выдает. Обычный астрант, умеющий управлять терниями? Это по-прежнему кажется мне маловероятным. Если бы было так, он бы принял свой истинный облик… Но этого не произошло.

– Да, вы тогда спросили, кто ему помогает.

– Вот именно, Альтаир. Ему кто-то помогает. Кто-то извне. С одной стороны, это успокаивает: Полумесяц не работает с терниями. С другой стороны… Понимаешь?

– Вы думаете, что ему помогает какой-нибудь другой сефилорт? – ужаснулся Ал.

– Надеюсь, что нет. Но кто бы это ни был, он может поднять шум, и тогда проснется король. Если это случится, у нас могут быть проблемы. Видишь ли, король отобрал моих служителей, и ему не понравится, что я пользуюсь разбитыми Странниками, чтобы их вернуть. И вдвойне ему не понравится мысль, что я делаю это не просто от скуки, а она обязательно придет в его гигантскую голову.

– Давайте я найду этого… Денеболу и все у него выпытаю.

– Боюсь, на это уже нет времени. Нам нужно поторопиться. И самое лучшее, что ты можешь сделать – это не упустить двух Странников, которые очень скоро будут здесь. Если ты добудешь эту звездную пыль, это станет финалом наших дел на Земле. До поры до времени…

– Хорошо, – Ал в предвкушении сжал кулаки. – Я вас не подведу. Я уже разбивал сразу двух Странников, помните?

– Альтаир. Полумесяц может как-нибудь обуздать Темную Энергию… Понимаешь? Они становятся все… наглее. – Он поднялся на ноги, отвернулся от Ала и почему-то с любопытством уставился в стену. – Странники бывают разными. Предпоследний был особенным. Его кто-то послал. Он был опасен. Именно поэтому в ту ночь я не предупредил тебя о нем. Мне ни к чему было рисковать тобой. Я был уверен, что Полумесяц поступит так же. Однако вместо этого они отправили ему навстречу Вегу. Причем отправили с циничным расчетом.

– С каким-каким расчетом? – переспросил Ал. – Вы о чем это?

Ильгекарт вернулся на свое место за столом, закинул ногу на ногу, и, сложив руки на колене, пояснил:

– Все было устроено так, что у Веги не было времени на раздумья или решения. Странник мог подать ей сигнал, тогда она, вероятно, не стала бы его трогать, но это по понятным причинам не входило в планы Полумесяца, ведь им нужна пыль.

– А зачем Страннику подавать ей сигнал? – не понимал Ал. – С чего бы это вдруг?

– Потому что, Альтаир, он был послан лично к ней, – сказал Ильгекарт и усмехнулся вытянувшемуся лицу Ала. – Во всяком случае, именно на эту мысль наводит то, что он сиял светом Веги. Уверяю тебя, до этого на Землю не прибывало никого из созвездия Лиры. Они там все жутко высокомерные. Меня и раньше удивляло, что кто-то умудрился достать свет Веги и передать его землянам.

– Но кто мог послать кого-то Веге? И зачем?

– Не знаю, и это меня тревожит. Хорошо, что она все-таки его уничтожила. Девчонка сильна… Но чего добивался Полумесяц? Уверен, они устроили это не только из-за звездной пыли. Скорее, просто хотели посмотреть, что произойдет. А это значит, что они зашли так далеко, что готовы жертвовать своими. С жертвами, как правило, дело продвигается быстрее, – Ильгекарт брезгливо поморщился. – Но я не привык отправлять в расход тех, кто мне верен. Поэтому повторяю: добудь мне звездную пыль, но будь осторожен. Не недооценивай противника.

– Без проблем. Я справлюсь.

Ильгекарт кивнул. Его облик сменился на привычный, и хотя у любого другого человека монстрообразная внешность вызвала бы ужас, Ал расплылся в довольной улыбке. Именно таким он увидел Ильгекарта в их первую встречу.

Это произошло четыре года назад. Ала не так давно усыновили люди, которые очень хорошо к нему относились. Он чувствовал себя почти счастливым, но вскоре случилась трагедия, уполовинившая его счастье.

Ал со своими новыми родителями гулял по берегу озера. Вдруг им наперерез выбежал человек с ножом в руке. Без лишних слов он бросился на отца Ала и вонзил в него лезвие по самую рукоятку. Жертва упала без чувств, а убийца кинулся на Алису, остолбеневшую от шока.

Девятилетний Ал вместо страха испытал ярость. Он с криком повис на человеке, в нем билось одно отчаянное желание: не дать тронуть Алису.

Убийца не устоял и упал на землю. Ал вцепился зубами в руку, держащую оружие. Человек сначала ударил его свободной рукой, потом сообразил взять в нее нож. Он замахнулся им, но опустить не успел и бессильно откинулся на землю.

Пелена безумной ярости спала с глаз Ала, и он увидел, что убийца мертвым лежит на земле, Алиса – без сознания, а рядом стоит необыкновенное существо. В одной из четырех его рук колыхалось темное пламя, как и у тела убийцы.

Именно поэтому Ал не любил, когда Ильгекарт принимал человеческий облик. К сожалению, он был точной копией того самого сумасшедшего с ножом. Сефилорт не раз объяснял, что очень удобно быть копией реального существовавшего человека, и Ал это понимал, однако все равно каждый раз внутренне вздрагивал от злости и спешно напоминал себе, что это Ильгекарт, спасший его и Алису.

В тот вечер, плавно превратившийся в ночь, Ал спросил, почему он защитил его. Ильгекарт сказал, что не хотел, чтобы нож потревожил свечение такой прекрасной звезды, как Альтаир. Так Ал узнал, что является частью звездного мира, и с радостью отдал себя в распоряжение сефилорта.

– Я справлюсь, – повторил Ал и не сдержал ухмылки, когда увидел, как рука Ильгекарта тянется к кофеварке.

Он спешно попрощался и вышел. В нем кипела кровь, и он жалел, что Странники пока далековато и еще рано идти на Полигон. Вместе с тем Ал чувствовал тревогу. Нельзя сказать, что он проникся предостережением Ильгекарта, он был уверен в себе. Но его поразили вести о Страннике. Кто мог отправить его к Веге?

И, главное, зачем?


Глава двадцать восьмая, о прахолюдах, удильщиках и других обитателях Семетериума


– Куда мы направляемся? – спросила Вега, перепрыгивая через тернии, вьющиеся под ногами.

– Это место называется Семетериум. Кладбище миров.

– Невеселое какое-то название.

– Если верить книгам Асторума, все там когда-то окажемся, – Ден слабо усмехнулся. – Я этому верю: когда я попытался найти дорогу туда, это оказалось значительно легче, чем узнать путь к Миру-на-Краю. Да и гораздо ближе к Земле.

– И что там? – Вега терялась в догадках. – Сплошные кресты?

– Вряд ли. Там сказано, что это место рассеянных галактик и погасших звезд.

– И что мы будем там делать?

– Искать. Где-то там протекает река, если мы из нее выпьем, то будем защищены вообще от любого излучения.

– Потому что умрем, – предположила Вега.

– Я могу выпить один, не обязательно пить обоим.

– Лучше наоборот.

– Что? – Ден резко остановился.

– Не делай так! – выговорила ему Вега. – Что за дурацкая привычка?! Хочешь, чтобы я опять потерялась где-нибудь?.. Так вот, – продолжила она, когда Ден принес извинения, – лучше я выпью.

– Почему?

– Ну, у тебя родители, и Кайт, и все такое. А у меня в общем-то никого нет, – Вега с болью вспомнила Викторию и Константина и нарочито небрежно закончила: – Никто скучать не станет.

Дену вспомнились слова Араэля. Только теперь он осознал их истинный смысл и понял, что должен поддержать Вегу.

– Мы же дружим, да и Кайт у тебя тоже есть, разве нет?

– В смысле? – не поняла Вега.

– Ну, это он первым забеспокоился, когда ты пропала, и потребовал, чтобы я поскорее тебя нашел.

Вега невольно опустила глаза. Ее сердце гулко забилось, мешая дышать.

– И Алена за тебя волновалась. Король башни тебя ждет… Поэтому не говори ерунды, – сказал Ден несколько раздраженно. – Даже если кажется, что ты никому не нужна, это не повод умирать.

– Я и не собираюсь, – пробормотала Вега. – Просто, ну, если уж выбирать…

– Не надо выбирать. Вместе решили, вместе и сделаем. Я не думаю, что с нами случится что-то плохое. Выпьем воды, отправимся в Затенение. Там найдем эспериды, возьмем один и поможем Страннику.

Вскоре они приблизились к нужному проему. Его мрачность превзошла все ожидания. Впереди была полная темнота: черная земля сливалась с черным небом, на котором безжизненно зависли редкие серые сферы.

– Что-то подсказывает мне, что мы там ничего не увидим, – сказала Вега.

Ден согласно кивнул. Он тщетно старался придумать какой-нибудь выход, когда к ним подлетело несколько светыльков.

– Вы отправитесь с нами? – спросил он.

Светыльки закружились на месте.

– Отлично! – Вега, приняв это за положительный ответ, потянула было Дена вперед, но он ее остановил.

– Подожди.

– Что?

– Ну… – Ден, хоть и думал об этом всю дорогу, не сразу нашел слова. – Я хотел сказать, что это здорово. То, что ты помогла Эсагилу… Амрафелу. Ты молодец.

Вега побагровела. Такая похвала была ей в новинку. Если благодарность от Амрафела казалась вполне естественной, то от Дена, которому не было до него особого дела – отнюдь.

– Да ладно, – сказала она.

– Нет, не ладно. Именно ты настояла, нашла имя, вышла к нему… Я бы не решился. Я не верил, что он может быть нормальным. А ты… Ты буквально вернула его с того света.

– И тебя верну, если потребуется, – пообещала Вега. – Пошли уже!

И она первой ступила на кладбище миров.

Сразу за порогом их окутал жуткий холод, пробирающий до костей. Из-за ледяного воздуха было тяжело дышать. Он с трудом протискивался в легкие и растекался по телу холодящей массой. Это мерзкое ощущение не было похоже ни на что из когда-либо испытанного Вегой и Деном. Даже леденящие прикосновения Кайта не выдерживали никакого сравнения с этим затхлым холодом.

Вокруг царила мертвая («В прямом смысле, – отметила про себя Вега) тишина. Ни дуновения ветра. Ни шороха. Ни единого звука. Вокруг была лишь недвижимая, полная черноты и блеклых серых пятен пустота – мрак земли сливался со мраком безжизненного пространства. Глядя на него, Вега и Ден в полной мере осознали, как прекрасен свет звезд, и насколько унылым может быть лишенное его небо.

– Куда нам? – тихо спросила Вега, заворачиваясь в плащ. Она не понижала голоса, но плотная темнота забиралась в горло вместе с ледяным воздухом и приглушала звук.

Ден чувствовал себя не лучше. Ему казалось, что его бросили в узкое ущелье, из которого нет выхода. Чтобы развеять это ощущение, он даже вытянул вперед руку. Она прошла сквозь холод тяжелее, чем через обычный воздух, но все-таки прошла. Это немного успокоило Дена, и он сосредоточился.

Окружающая местность, пусть и совсем незнакомая, возникала в его голове в виде заготовки для карты, где ориентирами служили в основном предчувствия. Он понимал, где находится, и мог найти место, куда ему нужно. От точки к точке прокладывался путь, и хотя Ден не мог сказать, насколько он безопасен и что ждет впереди, он, по крайней мере, легко переносил проложенную дорогу на реальную местность. Даже если эта местность, как сейчас, утопала в непроглядной черноте, лишь слабо разбавляемой светыльками, медленно и тяжело хлопающими крыльями.

Ден кивком головы указал влево.

Вдруг где-то вдали раздался громкий, пронзительный звук, пробирающийся в самое нутро. Он прокатился по Семетериуму волной убийственной тоски и ужаса.

– Что это? – прошептала Вега.

– Будем надеяться, что не узнаем… Пошли скорее.

Идти было сложно. Ноги, с трудом прорываясь сквозь вязкий воздух, быстро уставали, плащи не спасали от холода. Но хуже всего было чувство физически ощущаемой безнадежности: как будто если ты упадешь, не случится ничего страшного, просто ты станешь пылью и сольешься с печальным пейзажем.

– Меня, кажется, что-то по лицу задело, – Вега остановилась и передернулась всем телом.

И правда. Ден тоже ощутил прикосновение какой-то крупицы, скользнувшей по щеке. Светыльки вылетели вперед, и в их свете Вега и Ден увидели, что с неба падают мелкие серые хлопья.

– Что это? Пепел?

Вега подставила руку, поймала несколько хлопьев и растерла их между пальцами.

– Странно. Жестковато для пепла, но внешне похоже.

– Наверное, это с них, – Ден указал на серые сферы, зависшие наверху. – Подожди… Видела?

– Что?

– Там что-то сверкнуло. Впереди, вон там. Пойдем.

Они ускорили шаг и вскоре едва не вступили в воду. Темная глянцевая поверхность была почти недвижимой, но периодически мелькающее свечение позволяло разглядеть слегка колышущуюся гладь. Вега и Ден подняли головы, чтобы увидеть, что отражается в воде, но вокруг по-прежнему царила тьма.

– Это река? – спросила Вега несколько обреченно.

Ответ Дена несколько успокоил.

– Нет. Думаю, это озеро… Да, – сказал он после короткого раздумья. – Его можно обойти. Давай направо.

Вега кивнула, но тут в воде снова появился блеск. Заинтересованная, она опустилась на колени и заглянула в воду.

– Это в воде, – сказала она. – Там что-то плавает. Светящееся.

Она наклонилась пониже, но увидела только свое размытое отражение на водной глади. К ней подлетел светылек, и отражение стало четче. Веге казалось, что она смотрит не в воду, а в отполированную столешницу черного дерева.

Вдруг за ее отражением появилось еще одно. Кто-то стоял у нее за спиной.

Вега резко обернулась. Позади никого не было, Ден стоял чуть поодаль.

– В чем дело?

– Показалось, что кто-то стоит…

Вега снова заглянула в воду, и снова увидела за своим отражением темный силуэт. Обернулась – никого.

– Пойдем, – поторопил Ден.

Вега встала на ноги. В ушах прозвучали слова Херуба: «Я не могу избавить тебя от тени за твоей спиной…»

Что это за тень такая, – с досадой подумала Вега, идя следом за Деном. Все ей говорят о неком зле внутри, силуэт мерещился ей в обители Ильгекарта, теперь – в воде, голос нашептывал ей бредни о справедливости. Раньше Вега была почти уверена, что у нее помутился рассудок после того, как внутри поселился Странник, но теперь она подозревала, что дело в другом. Ее словно кто-то преследовал. Но кто, как и зачем?

Они обошли озеро и двинулись дальше. До их слуха донеслись слабые стукающие звуки. Словно кто-то перебирал по твердой земле маленькими острыми коготками.

– Что это?.. Ай! – Вега неожиданно резво отпрыгнула в сторону, чуть не сбив собой Дена. – Что-то коснулось моей ноги!

– Спокойно, никто не говорил, что тут нет ничего живого.

Светыльки устремились вниз и выхватили из темноты существо, похожее на огромных размеров мокрицу. В длину оно было около полуметра, спину покрывали узкие пластины, складывающиеся в нечто вроде панциря, по бокам из-под него выглядывали короткие ножки.

Вега поначалу немного успокоилась: насекомых и всего, что на них походило, она боялась куда меньше, чем змей. Но тут первый сектор тела приподнялся, показав голову, обтянутую темной, в пятнах, кожей, с узкими щелками глаз, широким ртом и почти плоским носом. Она напоминала не то изуродованную тлением младенческую голову, не то ссохшуюся до размеров дыни старческую.

– Прахолюды, – сказал Ден напряженным голосом и объяснил удивленной его познаниями Веге: – Я прочитал о них в Асторуме.

– Ага. Им тоже надо кланяться?

– Нет… Они…

Ден хотел сказать, что от прахолюдов ничего хорошего ждать не следует, но его перебили. Рот уродливого существа приоткрылся, и из него донесся хриплый и скрипящий голос:

– Тепло… Отдай мне свое тепло… – прахолюд перебрал своими ножками и приблизился к ним на десяток сантиметров.

– Мне самой не жарко, – Вега отступила еще дальше.

– Кровь, – прошипел прахолюд и быстро двинулся вперед.

Светыльки испуганно отпорхнули от него. В их свете Вега и Ден увидели еще нескольких существ.

– Бежим!

Ден схватил Вегу за руку и понесся вперед. Вега едва за ним поспевала. Она испуганно прислушивалась к нагоняющему их стуку множества ножек и одновременно силилась понять, что происходит и почему происходящее кажется ей абсолютно нереальным.

Через минуту ей стало ясно.

Ден держал ее за руку. Его пальцы касались ее пальцев, и ничего не происходило.

Земля неожиданно резко пошла под уклон. Ден не удержался, и они с Вегой кубарем покатились вниз. Шуршащий и перестукивающийся поток прахолюдов устремился за ними.

Вега первой вскочила на ноги и понеслась дальше, но через несколько секунд заметила, что бежит одна. Она обернулась. Ден лежал на земле лицом вниз, вокруг него взволнованно кружили светыльки. В их свечении Вега увидела, как к нему подбирается с десяток прахолюдов.

– Эй! – Вега бросилась обратно, наклонилась и потрясла Дена за плечо. – А ну вставай!

– Что? – Ден словно проснулся и стал подниматься. Но прахолюды уже были слишком близко.

Вега уже привычным жестом вытянула руку и сосредоточилась, чтобы создать меч, но не тут-то было. Звездная пыль стягивалась невообразимо медленно, ее как будто силой приходилось вырывать из окружающего пространства.

Глухо выругавшись, Вега решила действовать по-другому.

Ден с изумлением смотрел, как она смело выходит вперед и с силой бьет ногами по прахолюдам. Первый же удар заставил ближайшее существо с противным визгом отлететь в сторону и упасть на спину. Поскольку она была чуть выгнута, сразу подняться ему не удалось, а Вега и не думала останавливаться: следом полетели второй, третий. Она словно тренировалась на футбольном поле.

Один прахолюд изловчился и уцепился зубами за ее сапог. Вега вскрикнула. Ден бросился ей на помощь и напрягся до предела, собираясь с силами.

Неожиданно его сотрясло необычное ощущение: через него прошла волна энергии. Это смутно напомнило чувство, возникшее, когда Анат бросила земной прах на его ладони.

Прахолюды без видимой причины с визгом отлетели назад, кубарем катясь в разные стороны, как будто их сдуло порывом ветра. Вега, размахнувшись, с силой выкинула ногу вперед, и последний прахолюд отлетел к своим собратьям.

Вега и Ден бросились бежать.

– Что это такое было? – крикнула на бегу Вега.

– Понятия не имею! Осторожно, вода!

Они резко затормозили перед гладкой поверхностью очередного водоема и беспокойно оглянулись. Стук ножек раздавался где-то позади.

– Куда нам теперь? – кое-как отдышалась Вега.

– Туда, – Ден уверенно указал вперед. – Но для этого нужно пересечь эту реку. Обойти ее не получится.

– Но нам же вроде нужна река?

– Это не та река. Здесь их пять.

– Тогда легче легкого, – фыркнула Вега. – Полагаю, ты умеешь плавать.

Ден покачал головой. В Стожарске не было мест, предназначенных для купания, и не имелось ни одного бассейна. Впрочем, поскольку купаться все равно было негде, никто не расстраивался из-за своего неумения плавать.

– Сделаем плот из прахолюдов, – предложила Вега. – Они, кстати, опять за нами. Слышишь?

– Может, попробуем перейти? Вдруг тут неглубоко.

Ден подошел к самой воде и осторожно опустил ногу на поверхность. Прямо под его кроссовкой что-то сверкнуло, и Ден почувствовал, что подошва опустилась на нечто твердое и скользкое. Он отдернул ногу.

Из воды сначала показалось бледное узкое лицо с абсолютно темными глазами – ни белков, ни зрачков, просто два темных пятна на зеленоватой коже. Из лысой верхушки вырывался хоботок, на конце которого болтался фонарик. Вега мысленно перебрала различные варианты сущности этого подводного жителя – от русалки до необычной глубоководной рыбы, – но голова продолжала подниматься, и Вегу в конце концов замутило от ужаса.

Это была гигантских размеров змея, вскоре ее голова уже маячила на вышине двух метров.

Вега с удовольствием бы упала в обморок, но позади нарастал стук проклятущих лапок. Она снова попыталась стянуть пыль. Ничего не вышло.

– Кровь, – прошелестела змея.

Ден решился:

– Перевезешь нас через реку и обратно? Получишь кровь.

– Спятил! – в панике прошептала Вега.

Ден не был уверен, что змея, прахолюды и прочие существа, населяющие этот мир, разумны и способны произносить хоть что-то кроме требования отдать кровь. Он морально готовился бежать вдоль реки.

Змея неожиданно певучим голосом спросила:

– Сколько крови я получу?

– Не очень много. – Ден всегда старался быть честным.

Змея молча покачивала над ними своей головой. Потом сказала:

– Ладно.

Она скрылась под водой. Вега было облегченно вздохнула, но через секунду существо выползло на берег. Оказалось, это не змея, их ввела в заблуждение очень длинная шея. У создания было тело сколопендры. Однако бедной Веге от этого легче не стало.

Ден бесстрашно взошел на склизкую спину. Вега категорически покачала головой, и тогда он без лишних слов втащил ее за собой. Вега отчаянно упиралась. Когда сколопендра скользнула в воду, она, испуганно вскрикнув, обхватила Дена сзади. Он, в свою очередь, схватился за шею речной жительницы.

На берег выбежали прахолюды, но Веге и Дену было уже не до них. Вода доставала Дену до подбородка, и чтобы не захлебнуться, Веге, которая была значительно ниже, пришлось забраться ему на спину и схватиться за него мертвой хваткой. Как ни странно, вода была довольно теплой, во всяком случае, по сравнению с температурой воздуха. Но снизу, с чудовищной глубины, тянуло холодом, и от мыслей о недосягаемом дне Вегу замутило.

– Ты меня задушишь! – не выдержал Ден.

– И задушу. За твои дурацкие сделки. Нужна жизнь? Нужна кровь? Обращайтесь к Денебу!

– Да хватит уже. И осторожнее, не касайся кожи, а то слетишь.

– Не слечу, – в доказательство своих слов Вега хлопнула его рукой по щеке. – Видишь? Ничего.

– И правда, – недоуменно проговорил Ден. – Но почему?

– У меня не получается притягивать звездную пыль, очень тяжело. Может, здесь она как бы исчезает?

– Нет, это невозможно. Скорее, атмосфера замедляет процесс… Воздух очень тяжелый… Но это не может повлиять на пыль внутри тебя.

Сколопендра закончила плыть и задом выползла на берег. Вега мигом слетела с нее.

– Кровь, – прошелестело создание, когда и Ден сошел на землю.

– Туда и обратно, – напомнил Ден. – Мы вернемся, ты перевезешь нас, и получишь кровь.

Сколопендра качнула головой и скользнула в воду. Под ней тут же замелькал огонек. Еще один проплыл справа, слева – еще два.

– Господи, их там много! – застонала Вега. – Ну нет, я туда больше не полезу.

– Куда денешься.

Больше им никого не встретилось, если не считать длинных прозрачных червей огромных размеров, ползающих по земле. Вега при виде них смертельно побледнела, но только сжала губы и ускорила шаг – черви и не думали им препятствовать, наоборот, они лениво расползались в разные стороны.

Еще через четверть часа снова показалась река.

– Ахерон, – сказал Ден. – Это она.


Глава двадцать девятая, в которой Денеб открывает смысл человеческой жизни


Вега опустилась на корточки и с некоторой опаской заглянула в воду, ожидая снова увидеть в отражении тень за своей спиной.

Опасения не оправдались. Вода ничего не отражала. Светыльки порхали прямо над ней, но и их отблески не гуляли по поверхности.

Вега окунула в реку палец и брезгливо поморщилась.

– Что-то не очень похоже на воду.

Ден присел рядом. Жидкость была вязкая как кисель, мрачного темно-серого цвета.

Неожиданно Вегу и Дена ослепил свет. Как будто где-то наверху закачался из стороны в сторону яркий фонарь. Они отступили назад и посмотрели вверх, заслоняя глаза от режущего луча. Из-за его неровных движений кружилась голова.

Наконец луч замедлил свое движение и остановился. Вега и Ден увидели зависший над рекой круглый желтый шар размером с человеческую голову. С него на них смотрело лицо, похожее на человеческое чуть более, чем лица прахолюдов. Но, в отличие от последних, широко распахнутые глаза говорили о наличии разума.

Ден хотел произнести вежливое приветствие, однако при ближайшем рассмотрении этого перекошенного ярко-желтого лица, испещренного не то морщинами, не то шрамами, слова застряли в горле и наотрез отказывались выходить оттуда.

Вега сориентировалась быстрее.

– Привет, – сказала она довольно-таки бесцеремонно. – Что-то лицо у тебя знакомое!

Ден с удивлением заметил, что она права. Сморщенная физиономия и ему кого-то напоминала.

– Я Смертень, – проскрипел шар, недобро глядя на них. – Я наблюдаю за разными мирами. Кто-то может меня увидеть, кто-то – нет. Но я вижу всех.

Вега вспомнила, где видела это лицо прежде, и поперхнулась от этого открытия.

– В чем дело? – прошептал Ден.

– Луна, – кое-как выговорила Вега. – Это… Луна. Лицо на луне.

Ден с трудом догадался, о чем она говорит. Когда он был маленьким, ему при взгляде на луну тоже мерещилось человеческое лицо. Потом отец рассказал, что это оптический обман, создаваемый углублениями на лунном ландшафте. Иллюзия тут же развеялась, и с тех пор Ден лица не видел, хотя и знал, что далеко не все так легко отделываются от кривой лунной физиономии. Ученые посвятили этому явлению не один десяток статей.

Но вряд ли хоть один из них смог бы предположить, что все дело в желтом шаре по имени Смертень, обитающем на кладбище миров и наблюдающем за людьми.

– Теперь понятно, почему волки воют на луну, – пробормотала Вега.

– Я не позволю вам выпить воду Ахерона, – сказал Смертень.

– Почему? – спросил Ден. – Это разве твоя река?

– Нет, но это изменит порядок вещей. А порядок вещей – моя забота.

Вега снова присела и протянула руку, чтобы зачерпнуть воду. Желтый шар на мгновение превратился в смазанную полосу: так быстро он метнулся к ней. Веге показалось, что она получила удар по лицу баскетбольным мечом.

– Ах ты!.. – она вскочила на ноги, полная жажды мести, но шар снова завис на недосягаемой высоте и смотрел на них невозмутимым взглядом.

– Успокойся, Вега! – шепнул Ден. – Надо попробовать договориться.

– Что на этот раз? Свои органы ему предложишь?

– Да ну тебя! Смертень! – громко сказал он. – Мы можем дать за воду что-нибудь взамен.

– Мне ничего не нужно.

– Но ведь зачем-то ты наблюдаешь за людьми? Наверняка не просто затем, чтобы следить за порядком вещей.

Шар нарисовал в воздухе окружность. Смазанный свет неприятно ударил по глазам. Когда Смертень двигался, его свечение становилось ярче.

– Я наблюдаю за людьми, – сказал он, – потому что пытаюсь узнать ответ на вопрос, который не знает никто.

– Если я тебе на него отвечу, ты дашь нам воды?

Смертень некоторое время молча смотрел на него.

– Хорошо. Но если ты не ответишь, я буду бить вас до тех пор, пока вы не умрете.

– Идет.

Вега с беспокойством следила за ними. Ден, конечно, был невыносимо умен, но он опять слишком легко все решил. И ведь вряд ли, подумала Вега, этот Смертень спросит что-то по потоковой физике.

На всякий случай она попыталась сделать из звездной пыли меч. У нее снова ничего не получилось.

– Задавай свой вопрос, – сказал Ден.

– В чем смысл человеческой жизни?

– Это нечестно! – разъярилась Вега.

– Погоди! – одернул ее Ден. – Ты это серьезно? – спросил он Смертеня.

– Я не умею быть несерьезным. Отвечай.

– Ладно. Просто это очень легкий вопрос, я ждал чего-нибудь посложнее.

Вега оторопело уставилась на Дена. Он был совершенно спокоен. У нее же не было даже приблизительного представления, что можно ответить на такой всеобъемлющий вопрос.

– Смысл человеческой жизни, – заговорил Ден, – в том, чтобы принимать то, что дает окружающий мир; развивать разум и тело, чтобы раскрыть заложенные способности и с помощью них сделать мир лучше, а других счастливее.

Он говорил так, словно давно зазубрил ответ наизусть. Но Смертень хрипло хохотнул и сказал:

– У людей слова никогда не соотносятся с действиями. Если это так, зачем тебе вода Ахерона?

– Это нужно для того, чтобы помочь кое-кому. А в чем смысл твоей жизни?

Смертень издал нечто среднее между хрипом и визгом. Веге показалось, что он вот-вот бросится на Дена, но вместо этого он заметался в воздухе, вновь отбрасывая пляшущий луч. Вега и Ден заслонили глаза, а когда убрали ладони, Смертеня уже не было.

Ден первым опустился на колени, обеими ладонями зачерпнул вязкую жижу из реки, поднес ко рту и сделал несколько глотков. Вега, не давая себе времени на раздумья и колебания, поступила так же. Жидкость была почти безвкусной, разве что немного отдавала затхлостью.

– Как думаешь, достаточно?

– Да. Не стоит пить слишком много. – Ден поднялся на ноги. – Давай возвращаться.

– Почему этот Смертень так легко исчез? – спросила Вега, уже когда они двинулись в путь.

– Легче простого. Тот, кто спрашивает других о смысле жизни, не может найти свой собственный. То, что он наблюдает за всеми – тоже тому подтверждение. Ему можно было ответить что угодно, все равно бы не устроило.

– Но твой ответ… Был очень уверенным.

– Ну да, – сказал Ден и после короткой паузы признался: – Мы с Кайтом так решили. Давно.

Вега, вспомнив Кайта, почувствовала, как защемило сердце. Почему они с Деном обсуждали подобные вещи? Ей бы никогда не пришло в голову начать такой разговор, например, с Натом. Где сейчас Кайт? Успеют ли они увидеть его до того, как Странники прибудут на Землю?

Они подошли к берегу первой реки. Из воды сразу высунулась сколопендра. Она перевезла их на другую сторону, где кишмя кишели прахолюды. Но когда сколопендра выбралась на поверхность, они быстро разбежались.

– Кровь, – прошелестело по берегу.

Ден закатал рукав водолазки и вытянул руку вверх.

– Бежим! – прошипела Вега. – Она наверняка не сможет долго без воды, мы успеем смыться!

Ден нетерпеливо сделал ей знак молчать.

Сколопендра, изогнув свою длиннющую шею, поднесла лицо к его руке и принюхалась. Ден не дрогнул ни единым мускулом. Чудовище будто колебалось. Вега уже подумала было, что все обойдется, но тут сколопендра разинула рот, обнажив острые, как иглы, зубы, и сомкнула их на локте Дена.

У Веги внутри все перевернулось. Она бросилась на помощь, но Ден свободной рукой отпихнул ее.

Сколопендра отшатнулась и разразилась истошным воплем, быстро перешедшим в хрип. Ее шея судорожно задергалась, голова затряслась, брызжа слюной, перемешанной с кровью.

– А вот теперь бежим! – скомандовал Ден.

– Подожди! Из тебя же кровь хлещет!

Вега выхватила из сумки последний кусок бинта, они общими усилиями наложили жгут – сколопендра за это время, продолжая дико извиваться, наполовину ушла под воду – и понеслись вперед.

Но бегство длилось недолго. В нескольких метрах от берега дорогу им преградили прахолюды. Светыльки высвечивали только первые два ряда, но судя по стуку ножек и шипению, их было несравненно больше. Они удивились выбежавшим навстречу жертвам лишь на пару мгновений, а потом сразу бросились на них, норовя вцепиться в ноги и прокусить одежду. Особенно они пытались добраться до Дена, распространявшего аромат крови. Вега видела это и изо всех сил отпинывала их подальше, но они перекатывались на своих спинках, снова вставали на ноги и быстро возвращались.

– Давай свои тернии! – прокричала Вега. – Может, они через них не переползут!

Ден хотел послушаться, но не довел руку до кармана, где лежали шипы – та сама собой остановилась. Не понимая, что с ним творится, он бросил взгляд на прахолюдов и почувствовал, как его снова прошибло энергетическим потоком.

Прахолюды отлетели в сторону. Веге тоже досталось – она упала на землю.

– Что это было? – пробормотала она, когда Ден подскочил к ней и помог подняться.

– Потом разберемся. Скорей!

Прахолюды устремились к ним, перекрывая дорогу. Вега беспомощно огляделась, и вдруг ей в голову пришла неплохая идея.

– Быстро! Завернись в плащ! И руку под него спрячь.

Ден, не задавая вопросов, так и сделал. Вега тоже расправила свой плащ, посекундно пиная ногами подбирающихся прахолюдов, и как следует завернулась в него.

– А теперь, – сказала она, – вспоминай уроки физкультуры. Двигай ногами быстрее и поднимай их повыше, понял?

– Ты ведь не хочешь?..

Но Вега уже прыгнула вперед, прямо на гущу прахолюдов. Их спины были отвратительно скользкими, однако ей удавалось скакать прямо по ним. Они визжали от боли, те, кто не попал под удар, пытались добраться до Веги, но соскальзывали по гладкой ткани плаща. И хотя паре существ все-таки удалось вцепиться ей в ноги, они не добрались до кожи. Вега успела сбросить их с себя.

Дену приходилось легче: он следовал по полю уже завершенного боя, где прахолюды, прижатые к земле весом Веги, визжали и копошились в выдавленной из них слизи.

– Ну скажи теперь, – сказала Вега у дверей Терностара, – что мне нельзя было калечить бедняжек!

– Ты нас спасла. Хотя и очень оригинальным способом, – фыркнул Ден, вспомнив, как скакала Вега, выдергивая ноги из гущи прахолюдов и скользя по их спинам.

– Расскажешь кому-нибудь – прибью, – пообещала Вега.

Они благополучно покинули Семетериум. Вслед им донесся знакомый звук – громкий, пронзительный, полный тоски и несущий в себе вирус беспросветного страха.


Глава тридцатая, подтверждающая лишний раз, что нет худа без добра


Нат сумрачно наблюдал за Леонидом и Михаилом, склонившимися над сложной аппаратурой, и боролся с головокружением и собственными чувствами. Чем сильнее на него накатывала слабость, тем труднее было подавлять желание немедленно отправиться на поиски Ала.

В лабораторию вошла Евгения. Увидев Ната, она всплеснула руками.

– Эльнат! Что с тобой? Тебе плохо?

– Конечно, – хмуро ответил Нат. – Они забрали у меня галлон крови.

– Не преувеличивай, – поднял голову Михаил. – Сейчас, дам тебе кое-что…

– Давно пора! – разгневалась Евгения. – Что за бесчувственность! Посмотрите, какой он бледный!

– Вы дадите мне больничный? – спросил Нат.

– Конечно, милый, – пообещала Евгения. – На сколько захочешь.

– Ему не нужен больничный, – возразил Михаил, смешивая крововосполняющее средство. – Утром будет в полном порядке.

– Даже раньше, – сказал Нат. – Но если я увижу Ала в школе, я за себя не ручаюсь. И не просите, – предупредил он увещевания. – Это не в моих силах.

– Михаил, откройте Эльнату больничный, – велела Евгения. – На Полигоне не сдерживайся, Эльнат, но помни, что главное все-таки разбить Падающего, а не голову Альтаира. Как прогресс, Леонид?

Леонид не сразу услышал вопрос. Евгения повторила и вдобавок ткнула его наманикюренным пальчиком в плечо. Леонид вздрогнул, обернулся и только тогда заметил, что она находится в лаборатории.

– Где Ден? – спросил он первым делом.

– Сплыл ваш Ден, – произнесла Евгения недовольно. – Что вы так на меня смотрите? Никто его не трогал. Понятия не имею, где он. Его и Вегу застали в вашем Малом Асторуме – кстати, уж не вы ли им подсказали, как туда пройти? – они доставили очень много странных проблем, и когда удалось прорваться в библиотеку, их уже не было. Не хотите объяснить для начала, куда они могли деться?

Леонид отъехал от стола на своем стуле. Его взгляд сменился с яростного на недоуменный.

– В Малом Асторуме только один выход. Он же вход.

– Похоже, ваших подопечных вы информируете раньше, чем нас. Мне это не нравится, Леонид.

– Но я ни разу не говорил Дену об Асторуме! И об институте… Вообще ни о чем, он не мог просто…

Леонид вдруг осекся. Его лицо побледнело почти как у Ната. Евгения с интересом наблюдала за ним.

– Кажется, вы до чего-то додумались. Поделитесь?

– Я… Нет, просто вспомнил кое-что. Это не имеет отношение к… Ко всему этому.

– Понятно, – сказала Евгения, но ее тон не предвещал ничего хорошего. Тем не менее, она не стала развивать тему, хотя – Леонид ясно это видел – не собиралась оставлять ее совсем. – Ладно, есть задачи более важные. Что с Эльнатом? Вы разобрались?

После короткого раздумья Леонид схватился за эту соломинку. Он надеялся, что, получив недурной результат, Евгения забудет о Дене и о каких-то странных проблемах, которые он умудрился доставить. Леонид начал догадываться, что к чему, и потому решил, что называется, отделаться малой кровью.

– Альтаир скорее всего управляет Темной Энергией. В отличие от обычной Энергии, о ней известно мало. Мне, по крайней мере. В Странниках не было ни одного ее следа, а Ильгекарт, как вы понимаете, не захотел просветить нас на этот счет.

– Получается, эта Темная Энергия подвластна сефилортам? – Евгения очень заинтересовалась.

– Они с легкостью ей управляют, но вот состоят ли они из нее – это мне неизвестно. Вряд ли ей может управлять сам Альтаир, скорее всего, Ильгекарт просто дал ему специфическое оружие. Теперь Темная Энергия в Эльнате – так же, как и свет.

Нат насторожился. Евгения нетерпеливо подалась вперед. Леонид немного поколебался, но все-таки сказал:

– Думаю, он может ей управлять. Я кое-что вспомнил из записей, которые я читал… Раньше, – Леонид неловко оборвал сам себя и поторопился закончить: – Это несложно, покуда Темная Энергия уже в нем. Я объясню, как это сделать.

– Замечательно! – возликовала Евгения. – Эльнат, теперь тебя никто не остановит!

Нат коротко кивнул, по привычке не выражая радостных эмоций, но в душе у него все ликовало. Он думал только об одном: как отомстить Алу за ранение и Веге за то, что предала Полумесяц и сбежала к Ильгекарту.

Леонид тем временем отвернулся обратно к столу и украдкой смахнул со лба пот. Теперь Евгения вряд ли начнет расспрашивать его об исчезновении Дена. А значит, тайну Терностара, которую он наверняка сумел раскрыть, можно сохранить еще на какое-то время.


На Хторане царила ночь. Было совершенно темно. Светыльки на этот раз за ними не последовали, но Ден без малейшего труда вышел на желтую дорогу, ведущую к селению.

– Как рука? – спросила Вега.

– Нормально.

– Напомни, чтобы я не просила тебя быть донором, если что.

– Очень смешно, – Ден улыбнулся. – Хотя тебе моя кровь, может, и подошла бы… Я почти уверен, что этой многоножке не понравился свет, который в ней содержится. Было бы странно, если бы существа тьмы принимали его с удовольствием.

– Вот почему ты так легко согласился, – протянула Вега. – Коварно. Но у нее ведь была лампочка на лбу.

– Вряд ли она имеет хоть какое-то отношение к звездному свету. Тела некоторых глубоководных рыб вырабатывают свет, но какое отношение он имеет к солнечному? Никакого.

– Гений, – пробормотала Вега, имея в виду «умник».

Ден достал из кармана мобильник.

– Как я и думал, не работает.

– Из-за купания в Семетериуме?

– Нет, корпус водонепроницаемый. Просто не принимает данные. Но отсчет времени ведется, так что если скорость Странников не изменилась, можем ориентироваться на него. Время еще есть.

В селении горело множество огней, улицы были полны народа. Судя по всему, хторанцы отдыхали после рабочего дня. Собравшись большими и маленькими компаниями, они беседовали друг с другом, пили и ели, даже играли музыку на замысловатых инструментах, отдаленно напоминающих скрипки. Веге это напомнило о Саше, а следом вспомнился Тема, и она почувствовала в сердце тяжесть.

Она только и узнала, что помочь мальчику нельзя. Но почему-то ее не оставляла надежда. Ей казалось: все что-то не договаривают, и в давней истории, произошедшей с братом Дена, есть намеренно скрытые детали. Однако стоило Веге попытаться разобраться в этом, как голос рассудка безжалостно раскладывал все по полочкам: мальчик умер, никто его не спас.

«Но, может, – думала Вега, – Странник мог его спасти, просто у него почему-то не получилось?» Эта мысль возникала у нее время от времени, и ей хотелось как можно скорее вернуться на Землю, помочь Страннику обрести прежнюю форму и расспросить его, не знает ли он что-нибудь о той давней истории.

Погруженная в эти размышления, Вега не обратила внимания на подошедших хторанцев, и очнулась лишь когда их с Деном подвели к уже знакомому им Нору. Он сидел на площадке, которую они называли торпаном, и беседовал с другими хторанцами. Но увидев их, он оборвал разговор, встал и наклонил голову в знак приветствия. Ден поступил так же. Вега последовала его примеру.

– Вы опять потеряли своего друга? – подал голос хторанец, угостивший их росой.

– Надо быть внимательнее, – укорил другой.

– Какого друга? – вмешался третий.

– Они ищут Де-Кайтоса. Он светоносец.

– Я его помню.

– Светоносцев здесь сейчас нет, – сказал четвертый. – Ни одного.

– Да, ночью легче определить: за версту видно! – сказал первый, и все засмеялись.

– На этот раз мы здесь по другой причине, – сказал Ден. – Мы должны отправиться в Затенение.

Хторанцы зашумели. Ден поднял руку, прося дать ему договорить.

– Мы все выяснили об этом месте, приняли меры и знаем, что делаем.

Нор внимательно посмотрел на них и сказал:

– Если вы так уверены, у нас, пожалуй, нет права вас останавливать.

– Я могу доставить вас туда, – сказал Дар, который в прошлый раз привез Кайта и Аэфора.

Вега хотела было возразить, что они прекрасно доберутся и сами, но Ден ее опередил:

– Это будет очень кстати, спасибо.

– Можешь взять моего занарда, Дар, – сказал Нор.

Хторанец кивнул и отошел. Ден шепнул Веге:

– Не съест тебя этот занард! А нам дорого время. Вдруг мы не успеем к приходу Странников?

– Ладно, – смирилась Вега. – Но если все-таки съест, пеняй на себя.

Дар вернулся, ведя за собой занарда. Веге показалось, что зверь посмотрел прямо на нее. Он вскинул ящероподобную голову и пронзительно завопил. Вега не удержалась и, вскрикнув, метнулась за высокого Нора.

Хторанцы расхохотались.

– Кажется, вы друг другу понравились, – весело сказал один.

Потребовалось несколько минут подначивания и уговоров, чтобы заставить Вегу подойти к занарду, после чего Дар наклонился и, схватив ее одной рукой, легко поднял наверх, где уже устроился Ден. Вега вцепилась в него, но не от боязни упасть, а от бесконтрольного страха перед чудовищем, на котором они сидели.

Занард, если и остался чем-то недоволен, ничем этого не показал и не пытался сбросить с себя наездников. Он побежал вперед – сначала небыстро, но потом его скорость все увеличивалась и увеличивалась, и вот он уже несся как ветер. Ден был восхищен этой сумасшедшей ездой.

Вега сидела с закрытыми глазами, уткнувшись в его плечо, но ветер так трепал ее волосы и плащ, что в какой-то момент она решила посмотреть вокруг. И когда Вега увидела, с какой скоростью мелькает слабо различимый ночной пейзаж, восторг заставил ее забыть о занарде. Во всяком случае, до того, как они остановились.

– Долго еще? – прокричал Ден. – Затенение же вроде совсем недалеко. Мы видели в прошлый раз.

– Ваши глаза обманывают вас! – ответил Дар. – Как и наши. Затенение гораздо дальше, чем кажется. Пешком вы бы добрались нескоро.

Дар был прав. Хотя занард несся с поразительной скоростью, путь был не таким уж коротким.

Они остановились довольно далеко от Затенения. Дар дал им фонарь – в стеклянной колбе с выгнутой ручкой трепыхались огоньки, напоминающие светлячков – и объяснил им, что они должны идти строго прямо.

– Но не могу понять, как вы туда пройдете, – сказал он. – Эти колючие ветви – как неприступная стена.

– Тогда как туда попадает Кайт… Звездные служители? – спросила Вега.

– В основном сверху.

Вега недоверчиво посмотрела сначала на него, потом на небо.

Они с Деном поблагодарили Дара и двинулись в указанном направлении. Дар еще долго смотрел им вслед, пока слабый отсвет фонарика не исчез в темноте.


Глава тридцать первая, о неожиданной встрече в Затенении


До Затенения пришлось идти добрых четверть часа. Дар и тут оказался прав. Колючие ветви сплетались друг с другом, создавая естественную преграду. Оставались лишь узкие щели, продраться через которые представлялось большой проблемой.

Ден просунул в одну из них руку с фонарем. Насколько они смогли увидеть, стена из сплетшихся ветвей была шириной около метра, дальше тернии расступались и между ними даже вилась тропа.

– Надо попробовать, – сказал Ден. – Давай я первый.

– Обойдешься, – Вега оттолкнула его. – С твоей неуклюжестью только по таким местам лазать.

Она собрала звездную пыль – на этот раз все получилось очень легко, – и сформировала из нее меч. Вега стала рубить им по ветвям, свободной рукой прикрывая лицо. Мелкие щепки и обломанные шипы летели во все стороны.

– Ну ты даешь, – покачал головой Ден, когда Вега жестом пригласила его к образовавшейся дыре.

Они друг за другом пролезли внутрь. Воздух в Затенении был необычный. Запахи затхлости, влажности и свежести удивительным образом перемешивались, создавая странный коктейль. Под ногами не было даже травы, одна голая земля синеватого оттенка. Повсюду раздавалось мерное гудение, как на электрической станции.

Вега посмотрела наверх. Кое-где виднелись просветы, сквозь которые маячило небо, но в основном ветви сплетались так же плотно, как и внизу.

Ден первым двинулся по тропе. Вега пошла за ним. Дорога виляла, разветвлялась, путалась, но Вегу беспокоило совсем другое. В конце концов, Дену было виднее, куда идти.

– Слушай, – прошептала Вега. – Что это гудит?

– Лучше не думай об этом, – посоветовал Ден. – Как можно скорее найдем эспериды и уйдем.

– А ты знаешь, как они выглядят?

– Нет, но поскольку они похожи на свет, можно предположить.

– А ты его когда-нибудь видел? Я имею в виду, тот, что в нас влили.

– Видел похожий, – коротко отозвался Ден после паузы. – Смотри, там что-то горит.

Дорога расступилась. Вега и Ден вышли на небольшую поляну. Тернии почему-то разошлись, дав ей место, но вверху их было столько, что между шипами не виднелось ни единого просвета, и колючие ветви свисали вниз, словно лианы.

Но самое удивительное заключалось не в этом. Между шипов, словно некие чудесные яблоки, висели светящиеся шары. Они были разных размеров и переливались в темноте серебристым свечением.

Ден хотел подойти и присмотреться к одному из них – он был почти уверен, что это дело чьих-то рук, уж больно неестественно они выглядели, – но Вега с силой дернула его за рукав. Он оглянулся, и она указала чуть влево.

Ден замер. Человек – если это был человек – с длинными темными волосами и в темной одежде преспокойно протянул руки к большому шару, взял его в ладони, запрокинул голову и поднес к губам. Шар без видимой причины стал превращаться в жидкость и по ладоням стекать в рот. Выпив его полностью, незнакомец тряхнул головой, помедлил несколько секунд, и вдруг обернулся и посмотрел прямо на Вегу и Дена.

От неожиданности они отступили. Ближайший шар осветил лицо, но светлее оно от этого не стало. Его кожа была грязно-серого цвета. Он определенно не был ни человеком, ни хторанцем.

Ден недолго терялся в догадках. Он заметил, что одежда неизвестного походила на ту, что носил Кайт, а за спиной у него был привязан посох, окутанный колючей ветвью.

– Ты, наверное, мракодетель? – спросил Ден.

– Так и есть. А вы похожи на людей.

– Мы и есть люди, – сказала Вега.

– Тогда вам полагается быть мертвыми, раз уж вы здесь. Действительно ли вы люди? – мракодетель недобро усмехнулся и взмахнул рукой.

С его ладони слетело сине-черное пламя. Вега и Ден бросились в разные стороны. Огонь ударил в тернии, и они, окутанные темно-синими искрами, с треском повалились на землю.

– Ты что творишь?! – выкрикнула Вега.

– Не двигайся и дай в себя попасть, – невозмутимо проговорил мракодетель. – Если ты человек, для тебя не будет особой разницы, умереть от моих рук или от Затенения.

Он запустил пламенем в Вегу. Путей отступления практически не было – отовсюду вырывались острые иглы. К счастью, Ден сообразил бросить шип перед Вегой и возвести стену из терний. Она приняла на себя удар, тут же превратившись в горелые останки, зато Вега не пострадала.

– Интересно, – мракодетель медленно перевел взгляд на Дена. – Я вижу в тебе Энергию. Ты управляешь терниями. И после этого ты утверждаешь, что ты человек?

– Представь себе! – крикнула Вега. – Какая тебе вообще разница? Ты тут главный, что ли? Ни за что не поверю.

Мракодетель почти лениво махнул рукой сначала в ее сторону, потом – туда, где стоял Ден. Два темных потока, на сей раз отливающие кроваво-красным свечением, устремились к ним почти одновременно.

Вега решила использовать звездную пыль. Но вместо меча она представила шар – такой же, какие были на терниях. Он быстро образовался в ее руке. Вега схватила его обеими ладонями и бросила навстречу пламени. Они соприкоснулись; шар с громким звоном разлетелся на мелкие кусочки, но и пламя распалось на части и растаяло в воздухе.

Ден тем временем возвел еще одну стену из терний. Поток пламени с треском прорвался через нее. Поняв, что не успеет увернуться, Ден инстинктивно повторил жест мракодетеля. С его руки сорвалось похожее пламя, но оно было не черным, а переливающимся, как то, что использовала Анат. Оно не только вобрало в себя темный огонь, но и продолжило нестись дальше. Мракодетель едва успел отшатнуться.

Его волосы чуть подпалились. Пламя врезалось в тернии, прошибло их и затерялось в недрах Затенения.

– Ты труп, – спокойно констатировал мракодетель, зажимая тлеющие кончики волос краем темного плаща.

Следующая его атака была так внезапна, что Вега и Ден едва уловили движение, когда он метнулся вперед. От его удара Ден отлетел в сторону.

Вега не сдержала крика ужаса. Ей показалось, что шипы пронзили Дена насквозь, так много хлынуло крови. Он не упал на землю: не позволили тернии, вонзившиеся в его тело.

Мракодетель удовлетворенно хмыкнул и повернулся к Веге.

Страх за Дена сменился яростью. Она собрала из пыли меч и бросилась на противника. Тот уклонился и одновременно попытался достать ее рукой, в которой снова заколыхался темный огонь. Но ловкости Веге было не занимать – она вовремя заметила его маневр, круто повернулась и нанесла удар с другой стороны. Меч отсек подпаленную прядку волос.

Лицо мракодетеля перекосилось от злобы.

– Это тебе за Дена!

К ней метнулась стрела темного пламени. Вега увернулась и атаковала снова, но мракодетель достал из-за спины посох и с обидной легкостью остановил им ее меч. С виду казалось, что посох был сделан из обычной ветви, однако стоило мечу Веги как следует в него упереться, и ее оружие рассыпалось в пыль. Она еще не успела толком осознать это, а мракодетель уже с размаху ударил ее. Вега отлетела прямо к зарослям, готовая вот-вот повторить судьбу Дена.

Но этого не случилось. В последний момент кто-то поймал ее и удержал. Вега больно ударилась лбом о твердое, как камень, плечо, но в остальном не пострадала.

Она вернула себе равновесие и посмотрела на своего спасителя. Сердце радостно екнуло – это был Кайт.

– Что здесь происходит? – спросил он, посмотрев на мракодетеля.

– Этот козел на нас напал! Мы ничего ему не сделали! – выпалила Вега.

– Не вмешивайся не в свое дело, светоносец.

Кайт тихо сказал Веге:

– Помоги Денебу, – и подошел поближе к мракодетелю.

Вега послушно кинулась к Дену. Он был в сознании, но сильно изранен. Вега помогла ему освободиться от шипов. Дену пришлось опуститься на землю, чтобы стерпеть боль. Вега присела рядом с ним, поддерживая его, и они стали в волнении наблюдать за звездными служителями.

– А ведь я узнал тебя, – сказал мракодетель, присмотревшись к Кайту, и вдруг широко ухмыльнулся. – Ты Де-Кайтос!

– И я узнал тебя: ты Сетрат.

– Де-Кайтос, разрушитель Лураны! – мракодетель расхохотался. – И вот ты снова с людьми! Если, конечно, они действительно люди.

Вега и Ден переглянулись. Слово «разрушитель» никак не вязалось с Кайтом.

– Людям не запрещено находиться в Затенении, – ответил Кайт. – У тебя нет причин нападать.

– Я вижу, это твои друзья, – сказал Сетрат, глянув в сторону Веги и Дена. – И, похоже, они не знают твоей славной истории! Я могу рассказать им: героям не пристало самим говорить о своих подвигах.

– Будет достаточно того, если ты просто уйдешь, – сказал Кайт без каких-либо эмоций. – Или уйдем мы.

– Не так быстро, Де-Кайтос, – Сетрат крутанул в руке свой посох.

Шары один за другим начали гаснуть. Вега, почуяв неладное, встала и попыталась помочь Дену подняться, однако его боль была слишком сильна. Он сдавленным шепотом предложил ей уйти одной. Вега вместо ответа вернулась на прежнее место.

Все вокруг заволокла темнота с пугающими кроваво-красными прожилками. Исчезли тернии, темно-синий земной покров. Стало тихо, пропало даже надоевшее гудение. Вега и Ден видели только Кайта – на конце его посоха вспыхнул свет – и Сетрата.

– Это недолгая история. Она прогремела если не на весь звездный мир, то на его половину! – начал Сетрат со злобным удовольствием. – Юного светлента отправили на Лурану с простейшим заданием. Но его увидели люди и приняли его за маленького бога. Он, судя по всему, таким себя и возомнил. Потому что когда планета погрузилась во мрак, он принес людям свет, который предназначался совсем не для них… Люди начали убивать друг друга из-за этого никчемного шарика, и в конце концов самому сефилорту Арданелу пришлось вмешаться, чтобы вернуть его. Разумеется, он был вынужден убить всех этих людей. Нам оставалось только поклониться Де-Кайтосу – ни до, ни после никто не расправлялся с планетой так быстро и просто. – Сетрат на секунду задумался и посмотрел на онемевшего Кайта с некоторым недоумением: – Кстати, мне всегда было интересно, почему тебя не уничтожили после такой выходки.

Однако если Сетрат хотел этим рассказом унизить Кайта, то у него ничего не получилось. Ден вспомнил свою первую встречу с Кайтом, его убитый вид, его слова: «Я видел во сне, что здесь были люди…» Мертвая Лурана предстала для него в новом виде, и Дена захлестнула волна сочувствия и боли. Он не представлял, что мог ощущать Кайт после такого ужасного события, и одному Богу было известно, как он сумел это пережить.

Ну а Вега почувствовала себя еще ближе к Кайту, ведь он, как и она, в свое время совершил зло, думая, что делает благо. Вега понимала, насколько тяжело для него произошедшее, и ей и в голову не пришло обвинить его в чем-либо. Зато она ощутила сильнейшую вспышку злости на Сетрата и попыталась снова собрать себе меч.

– Здесь ты не сможешь управлять звездной пылью, – сказал Сетрат, заметив ее усилия. – Это – тьма. Это моя территория, и все здесь подчиняется мне. Никакой пыли, никаких терний, никакой Энергии, – посмотрел он на Дена, – и никакого света, – перевел он взгляд на Кайта. – Ну, не считая этого никчемного светильника.

Кайт оглянулся через плечо и посмотрел на Вегу и Дена. Вид у него был неважный.

– Думаю, – сказал Сетрат, – за уничтожение такого светоносца, как ты, меня не только не осудят, но и скажут спасибо. А на людей и без того всем плевать.

– Последний раз прошу: уйди с миром, – попросил Кайт.

– Не будь я о тебе наслышан, то подумал бы, что ты мне угрожаешь, – Сетрат скептически приподнял черные брови, едва заметные на темном лице.

– Я всего лишь хочу, чтобы ты оставил нас в покое.

– Твое желание не будет исполнено, – Сетрат поднял вверх свой посох.

Красные прожилки стали тоньше. Тьма сгущалась и ощущалась физически. У Веги и Дена возникло неприятное ощущение, что что-то вязкое давит на них со всех сторон. Это было похоже на тяжелый воздух Семетериума, но в несколько раз хуже.

– Кайт! – позвал Ден в легкой панике.

– Все будет хорошо, – сказал он, не оборачиваясь. – Закройте глаза.

– Тебе так же далеко до светодателя, как отсюда до Мира-на-Краю! – Сетрат засмеялся. – Что ты можешь мне сделать?

Стало совсем темно. Кайт поднес руку к груди и закрыл глаза. Он просто стоял и ничего не делал.

Мрак мерзким щупальцем коснулся плеча Веги, и она уже собиралась закричать, но Кайт вдруг резко выбросил руку вверх.

Все вокруг озарилось ослепительным светом.


Глава тридцать вторая, в которой Вега признается в своих чувствах


Вега и Ден на несколько секунд зажмурились, а когда открыли глаза, все приняло прежний вид: их окружали тернии и шары света. Рядом находился один Кайт.

– Где этот гад? – спросила Вега.

– Ушел. Свет опасен только для тьмы.

– Я и не знал, что ты так можешь! – сказал Ден.

– Главное – верить в свои силы. Вера рождает звезды. Иногда буквально, – добавил Кайт, вспомнив, какую яркую вспышку света ему удалось создать.

Он опустился на колени рядом с ними и внимательно осмотрел раны Дена.

– В этот раз хуже, – Ден вымученно улыбнулся, намекая на их первую встречу.

– Гораздо, – Кайт выглядел расстроенным. – Но ничего, все будет в порядке… Если вас не погубит это место.

– Мы были в Семетериуме и наглотались воды из какого-то там Хер…

– Ахерона, – перебил Вегу Ден.

– Вот как! – удивился Кайт, пристально глядя теперь на лоб Дена, на котором все еще виднелся шрам. После действий Анат он выглядел значительно лучше и напоминал скорее царапину, чем серьезную рану.

– А еще на него наехал Ильгекарт, но Анат ему помогла, – сообщила Вега.

– Мне не терпится узнать, почему, как и зачем все это было, но сначала, Денеб, нужно тебе помочь. Придется поспать.

– Прямо здесь?

– Ничего не поделаешь. Готов?

– Смотря к чему, – насторожился Ден.

– Это не больно, – заверил Кайт. – Просто постарайся не сопротивляться. Когда ты проснешься, тебе станет лучше. – Он было протянул к нему руки, но вдруг бессильно их опустил. – Ты мне не веришь? Я пойму.

– Сдурел, что ли? – Ден из последних сил ткнул его кулаком в плечо. – Давай, действуй.

Кайт призрачно улыбнулся, положил ладони ему на щеки, наклонился и коснулся губами его лба. Ден почувствовал, как голову буквально заливает холодом, парализующим и мысли, и чувства. Помня указание, он расслабился и так быстро отключился, что едва не опрокинулся на землю. Но Кайт вовремя его придержал и осторожно уложил, подложив ему под голову свой плащ.

Вега поймала себя на осознании того, что завидует Дену. Она сосредоточилась, пытаясь побороть это чувство, поэтому до нее слишком поздно дошло – они с Кайтом впервые остались один на один.

Предскажи ей кто такой поворот, Вега бы побилась об заклад, что не промолвит ни слова или будет мямлить какие-нибудь глупости. Но сейчас ей было очень тепло и спокойно. И хотя вспоминались слова Дена и Юнтерии о том, как Кайт отличается от нее, Вега легко отмела их и почувствовала себя очень уверенно.

Она взяла Кайта за руку. Его пальцы были жутко холодными и твердыми, как лед.

Кайт удивленно посмотрел на Вегу.

– Что ты делаешь? Ты замерзнешь.

– Может, замерзну, а может, и нет. Ты что-нибудь чувствуешь? – спросила Вега, не отпуская его. Ее рука онемела от холода, но внутри, как и в прошлые разы, бушевал огонь.

– Конечно. Ты меня касаешься.

– А тепло чувствуешь?

– Это сложно объяснить, – сказал Кайт. – Я ощущаю что-то, но не так, как вы чувствуете тепло. Я могу приблизиться к самой раскаленной звезде во Вселенной, и со мной ничего не случится. Я просто почувствую ее энергию. Понимаешь?

– Да. Но я не совсем то тепло имею в виду.

Вега уже не чувствовала своей руки. Кайт мягко высвободил ладонь из ее пальцев.

Некоторое время они сидели молча. Теперь Кайт избегал встречаться взглядом с Вегой. Она, полная дурных предчувствий, уже собралась задать волнующий вопрос в открытую, когда он вдруг встал и сказал:

– Пойдем со мной. Я хочу тебе кое-что показать.

Вега была готова пойти за ним куда угодно, но внутренний голос немедленно сделал выговор, и она с сожалением спросила:

– А как же Ден?

– С ним ничего не случится. Сейчас здесь никого нет.

Они пересекли поляну и пошли дальше по узкой дороге, петляющей между терниями.

– А если вернется этот мракогад? – спросила Вега.

– Не вернется. Я, кажется, немного переборщил, – сокрушенно проговорил Кайт. – Не суди его строго, – прибавил он, заметив, что Вега сильно удивлена его расстройством. – Быть мракодетелем нелегко.

– Разве он не сам захотел таким стать?

– Нет. Раньше он был светоносцем, как и я. Но его звезда погасла, и теперь он такой, какой есть.

– Что это значит? – не поняла Вега.

Кайт помолчал, обдумывая возможность ответа, и медленно заговорил:

– В наших жилах течет не кровь, а звездный свет. Когда гаснет звезда, от которой он был взят, гаснем и мы. Мы больше не можем приносить свет, и остается лишь сеять тьму.

– Это… случается со всеми? – спросила Вега, и ее пробрала дрожь – ей представилось, что Кайт станет таким же темным и жутким, как Сетрат.

– Рано или поздно все звезды гаснут. Но до этого еще надо дожить. Многие служители умирают прежде, чем гаснут их звезды. Это считается благом – тяжело существовать, зная, что твоя звезда мертва.

– А сколько вы живете?

– Очень долго, по сравнению с людьми. Если с нами не случается какая-нибудь беда.

– Значит, мы умрем раньше, – сделала неутешительный вывод Вега. – И что ты будешь без нас делать? – она шутливо ткнула Кайта в плечо.

– Буду скучать, – он улыбнулся.

– Похоже, тебя не очень-то расстроит наша смерть.

– Конечно, расстроит, ведь какое-то время мне будет вас не хватать. Но потом я тоже умру, и все изменится. Люди обычно непримиримо относятся к смерти, и это неправильно… Часто смерть печальна, но она никогда не страшна. Ведь это не конец. Это новое начало.

– Хотелось бы верить, – пробормотала Вега, вспоминая маленького Тему и слова людей из Полумесяца, пророчащие ей скорую гибель. Когда смерть была так близко, не получалось рассуждать, как Кайт.

Тернии по краям тропы сплелись так туго, что превратились в непреодолимые стены узкого коридора, изгибающегося через каждые несколько шагов. Сквозь узкие щели виднелись отблески светящихся шаров, но туда нельзя было просунуть даже палец, не говоря уже о руке. Веге подумалось, что никто их не достанет, и они так и будут сверкать между шипами, недосягаемые, пока не погаснут – маленькие звезды в своем крошечном неприступном мирке.

Естественный коридор выпрямился, и Веге показалось, что впереди выход из Затенения. Но они вышли на очередную поляну и остановились. У Веги вырвался восхищенный вздох.

Темно-синие тернии обступали пространство идеальным кругом. Земля внутри него мягко переливалась золотыми и серебряными искрами, будто кто-то широкой рукой разбросал всюду множество блесток. Из этих посверкивающих островков тут и там вырывались ветви, на концах которых светились фигурки, похожие на огромные снежинки. Мерное гудение сменилось тихим перезвоном.

– Что это? – спросила Вега, не в силах оторвать взгляда от этого поля чудесных фонариков.

– Эспериды. Мы питаемся ими, когда они созревают, но эти еще слишком малы. Красиво, правда?

– Не то слово, – прошептала Вега.

Она не выдержала нахлынувших чувств и снова взяла Кайта за руку. Он не шелохнулся. «Но он ведь не вырывается», – попыталась Вега успокоить себя. Кайту не было все равно. В то же время, что-то его сковывало.

– Я тебе не нравлюсь? – тихо спросила Вега. – Если да – так и скажи. Я пойму.

– Дело не в этом, – помедлив, ответил Кайт. – Есть кое-что, что тебе нужно знать.

– Я знаю, Ден сказал, что ты… Ну… Не такой, как мы.

– И это тоже. Но я сейчас не об этом.

– А о чем?

Кайт по-прежнему отводил взгляд.

– Ты слышала, что Сетрат сказал о Луране?

– Ну и что? Ты же хотел как лучше.

– Возможно, все было не совсем так. Возможно, это не все. Возможно, я сделал что-то еще.

– Например?.. А вообще, знаешь, мне все равно, – твердо сказала Вега. – Даже если ты уничтожил целую галактику. Я не могу перестать о тебе думать, хоть убей. У меня рука заледенела, а внутри тепло.

– Правда? – Кайт наконец посмотрел на нее.

– Конечно. Зачем мне врать?

Кайт не отводил от нее глаз. Вега была почти оглушена собственным сердцебиением, а он вдруг наклонился и легонько коснулся пальцами ее щеки. По лицу тут же поползли ниточки обжигающего холода, но это было самое приятное, что Вега когда-либо чувствовала.

– Я знаю, о чем ты говоришь, – тихо сказал Кайт. – Но лучше нам обоим забыть об этом. Пойдем, вернемся к Денебу.

Он повернулся и первым зашагал назад. Вега на мгновение замерла. «Я знаю, о чем ты говоришь… Нам обоим…» Неужели Кайт хотел сказать, что чувствует то же самое? И при этом предлагает просто забыть об этом!

«Ну нет, – подумала Вега, пытаясь совладать со сбившимся дыханием. – Не так быстро!»

– Подожди! – она нагнала Кайта и придержала его за край плаща. Он остановился. – Ты меня не поцелуешь?

– Что? – Кайт посмотрел на нее так, словно не понял, о чем она говорит.

– Ты меня не поцелуешь? – терпеливо повторила Вега и приложила пальцы к своим губам. – По-настоящему.

– Нет. Если я это сделаю, ты перестанешь дышать.

– Серьезно? – Вега не сдержала разочарования.

– Да, – сказал Кайт без тени усмешки. – Твое дыхание начнет замедляться, пока совсем не остановится.

– То есть я умру?

– В некотором смысле.

– Что значит «в некотором смысле»? – не поняла Вега.

– Больше я ничего не могу сказать, – отстраненно проговорил Кайт.

Он сказал это так же, как когда говорил о волновой болезни, и возобновил прерванный путь. Вега поняла, что больше от него ничего не добиться, и поцелуи у служителей, к сожалению, совсем не то, что у людей. Тем не менее, Вега с недоумением поймала себя на мысли, что готова рискнуть.

– Слушай… – начала она, снова нагнав его. – А откуда ты это знаешь? Ты уже целовал кого-нибудь?

– Нет, к счастью, не доводилось. Когда я был светлентом, мы изучали возможности своего воздействия на других. То, что ты называешь поцелуем – очень серьезно. Никто не посмеет сделать подобного без прямого приказа своего сефилорта. Оно и правильно, ведь речь идет о жизни.

– Ну и ладно, – Вега вздохнула. – Мне просто хорошо рядом с тобой.

– Мне тоже.

Вега не нашла слов, чтобы выразить свою радость, и слегка сжала его руку в своей. Кайт ответил, но слабо. Было ясно – его по-прежнему что-то гнетет.


Глава тридцать третья, о том, что всему тайному рано или поздно предстоит стать явным


Они вернулись на прежнее место, и Кайт попросил Вегу привести Дена в чувство. Это оказалось несложно: едва она коснулась его плеча, он вздрогнул, открыл глаза и резко сел.

– Что случилось?

– Мы немного обманули твой организм, – объяснил Кайт. – Так что успеем добраться до селения и там обработать твои раны. Тебе ведь больше не больно?

– Да, – Ден поднялся на ноги и посмотрел на свои раны. Они по-прежнему выглядели скверно, но больше не кровоточили. – Совсем не больно.

– Отлично, тогда пойдем скорее.

– Подожди! Мы ведь пришли сюда за эсперидами. На Земле есть Странник, он не может обрести свою форму… Ему нужно помочь, иначе он погибнет.

Кайт внимательно посмотрел на него.

– Вы могли взять его с собой.

– Он не хочет уходить. Не знаю, почему.

– Очевидно, что-то его удерживает. Раз так… Перенести эсперид можно только одним способом, и это не очень приятно.

– Знаю, я прочитал об этом. Я готов.

– Давай лучше я, – вызвалась Вега.

– Нет, – возразил Кайт. – Денеб справится.

Вега почувствовала укол обиды, но промолчала.

– Я уже в некотором роде подготовился, – Ден указал на рану, полученную в Семетериуме. – Эспериды можно перенести только в своей крови, – пояснил он Веге. – Поэтому, наверное, Кайт не может брать их с собой про запас.

– Поговори с ним, Кайт. Он свою кровь раздает направо и налево.

– Да, Денеб, не будем рисковать всей твоей кровью. Поступим несколько по-другому.

Кайт попросил Дена надавить на рану, чтобы потекла кровь, и подставил под нее ладонь. Указательный палец другой своей руки он с силой прижал к одному из шипов ветви, опутавшей его посох. Зачарованная Вега смотрела, как с поврежденной кожи вместо крови капает серебристая жидкость. Она переливалась и красиво сверкала в сумраке Затенения.

Ден заметил ее реакцию и сказал:

– Когда он однажды явился на Лурану, истекающий вот этим, я чуть не умер от страха.

– Ну, основания для волнения были. Вы можете умереть от потери крови, а я – от потери света. Но в тот раз только выглядело страшно. Бывало и хуже.

В ладони Кайта собралось уже порядочное количество крови. Он кивком головы показал, что этого достаточно. Вега помогла Дену снова наложить жгут.

Кайт поднес к руке с кровью проколотый палец. Серебристые капли начали медленно расплываться в крови, создавая дивной красоты узор. Но Кайт очень скоро заслонил его ладонью, скрыв от глаз. Полыхнула слабая вспышка света. Он убрал руку, и Вега и Ден увидели кроваво-красный шар размером с теннисный мяч.

– Держи, – Кайт передал его Дену. – Сюда и поместим.

Он подошел к ближайшему эспериду, взял его в руки, поднес к кровавому шарику и наклонил. Свет превратился в жидкость и просочился внутрь. В шарике заиграло серебристое свечение.

– И один для меня. В общем-то, за этим я сюда и пришел.

Кайт поступил со вторым шаром так же, как и Сетрат – выпил до капли. После этого он продемонстрировал проколотый палец, на котором теперь не было ни царапины.

– Здорово! – восхитилась Вега.

– Но вы не вздумайте это делать! – предупредил Кайт. – К сожалению, с людьми так не получается.

– Но в нас тоже ведь есть свет?

– Да, но эспериды подпитывают не только свет, но и материю. У вас живой организм, состоящий из тканей. Это другое. Эспериды вас убьют.

– И откуда вы такие беретесь, – проворчала Вега.

– Нас создают сефилорты. Из материи и света. Именно поэтому каждый служитель подчиняется лишь своему сефилорту – тому, кто его создал.

– И именно поэтому вы такие ледяные, понятно, – Вега горестно вздохнула.

Ден посмотрел на нее вопросительно и с некоторым любопытством, но она отмахнулась. Изливать душу Вега никому не собиралась – достаточно было того, что в свое время, поддавшись эмоциям, она рассказала о Нате и пожаловалась на ненужность.

Кайт напомнил, что им еще немало идти до селения хторанцев, а Ден убережен от боли на короткое время, и повел их к выходу из Затенения. По дороге Ден заговорил о Луране и, как мог, выразил сочувствие. Кайт попытался улыбнуться, но его лицо словно окаменело, и ничего толком не вышло.

– Мы можем устроить другое место для встреч, если хочешь, – предложил Ден.

– Нет… Нет. Все в порядке, – Кайт посмотрел на Вегу довольно странным взглядом и тряхнул головой, явно отделываясь от каких-то мыслей. – Я люблю Лурану. Пока она не окажется в Семетериуме, я буду продолжать приходить туда. Я полюбил это место… Что бы там ни произошло прежде, потом я встретил там вас обоих.

Они вышли из Затенения и с удивлением увидели вдали маячок света. Вскоре им предстал Дар – он сидел на траве рядом с дремлющим занардом, поставив перед собой фонарь.

– Вы и правда вернулись! – сказал он. – Хотя, пожалуй, я с самого начала в это верил, иначе не остался бы здесь. Приветствую тебя, служитель. Что ж, места хватит всем четверым, благо вы меньше нас.

Занард зевнул – при этом его пасть раскрылась пугающе широко и открыла острейшие зубы, – потянулся и застыл в ожидании.

Вега подумала было, не отстоять ли ей право на пешую прогулку, но Ден и Кайт быстро и с удовольствием забрались на занарда, и ей не оставалось ничего другого, кроме как последовать за ними. Зато она уселась рядом с Кайтом, и хотя он сказал держаться за плащ, чтобы не замерзнуть, Вега обхватила его сзади. Можно было представить, что она обнимает фигуру изо льда, если бы не бушующее внутри тепло, заставляющее крепче прижимать замерзшие руки к источнику холода.

Дар быстро доставил их обратно в селение. Его улицы почти опустели, на торпане остались всего трое хторанцев. Они безмерно удивились, но очень обрадовались их возвращению. Нор обработал Дену раны и угостил их с Вегой росой, отчего они сразу набрались сил. Походя Ден рассказывал об их приключениях.

Когда он дошел до схватки с Натом, Вегу пробрало дрожью. В сознании возникла уже знакомая неразбериха, голос внутри пропел: «Разве это справедливо?» Странное дело, но Вега, которую после разговора с Кайтом переполняли радость и любовь к нему, вдруг ощутила, как эти чувства померкли, и на смену им пришла горькая обида. А ведь ей казалось, что это уже давно ее не волнует. Ей было плевать, что о ней думают Полумесяц в целом и Ильгекарт, и уж тем более заносчивый Нат, который, если говорить о душе, был в сотни раз холоднее Кайта. И тем не менее она чувствовала боль, а внутри шевелился червячок злобы.

Вега разрывалась. Очень хотелось подтопить его и выпустить наружу, отомстив тем, кто ее унизил. Вместе с тем она понимала, что это неправильно, что она может побороть это желание, если захочет. Более того, она должна это сделать. Где-то в подсознании ее поддерживал в этом голос Юнтерии… Но это злило Вегу еще сильнее. Почему она не могла принадлежать самой себе?

Ден заметил, как она помрачнела, и поскорее перешел к рассказу об Эсагиле. Эта история произвела огромное впечатление как на Кайта, так и на хторанцев, с интересом прислушивающихся к Дену. Услышав, что Вега вернула королю имя, они ликующе заголосили, а Кайт восторженно заулыбался. На душе у Веги потеплело.

– Это потрясающе, Вега, – сказал Кайт. – Ты сделала великое дело! Дело, которое никто не мог разрешить тысячи лет!

– Ну, я думаю, никто не пытался по-настоящему, – скромно проговорила Вега.

– Скорее, не мог найти в себе веры и храбрости это сделать, – возразил Кайт. – А у тебя получилось! Значит, его имя – Амрафел?

– Да. Кстати, ты не знаешь, кто из светоносцев разрушил башню?

– Знаю, но не скажу, – глаза Кайта смеялись. – Тебе все равно не удастся его поколотить. Да и ни к чему: он просто выполнял то, что должен.

– Но я не понимаю. Чем ему мешала башня? И Амрафел? Зачем он его проклял?

– Светоносцы приносят свет туда, где он нужен, Вега. Тот светоносец не проклинал Амрафела, это сделали люди. Пойми, ведь тогда вокруг башни был город. Поначалу идею о башне восприняли с энтузиазмом, но вскоре она стала такой огромной, что заслонила солнечный свет. Люди не хотели жить в ее тени, она губила их урожаи, а Амрафел не желал ничего слушать. Тогда они взмолились, чтобы им вернули свет – и молитва была услышана.

– Как-то это нечестно, – заметил Ден. – Оно понятно, конечно… Но они ведь сами поддержали идею.

– Да. Поэтому желание Амрафела тоже было исполнено – башня оказалась за гранью времен. Как только это случилось, он мог строить ее сколько угодно, никому не мешая. Но он утонул в собственной обиде и злобе и никак не мог из них выбраться. До этого времени, – Кайт снова улыбнулся Веге.

Она попыталась улыбнуться в ответ. Получилось неважно.

Слова Кайта напугали ее. Вега снова подумала: с ней могло произойти то же самое, что с Амрафелом. А если однажды она потеряет контроль над собой, и таинственный голос возьмет верх?

Ден тем временем описал, что с ним сделала Анат. Кайт кивнул:

– Да, я заметил. Она дала тебе уникальный дар: повелевать Энергией. Он выместил из тебя тот всполох темноты, который загнал Ильгекарт. Это было жестоко с его стороны… Зато теперь, управляя Энергией, ты неосознанно приглушаешь действие яда терний, поэтому тебе больше не страшна звездная пыль. Правда, – Кайт лукаво улыбнулся, – не забудь прекратить это действие, если на тебя вдруг нападет кто-то с оружием из звездной пыли.

Ден перешел к путешествию в Семетериум.

– Я не понял, что случилось… Прахолюды отлетели в сторону, и Вега тоже.

– Ты управлял Энергией, – объяснил Кайт. – Это несложно: нужно просто сосредоточиться и дать ей выход. И лучше сосредотачиваться тщательнее, чтобы не задеть друга, – добавил он с легким укором.

Ден, успокоенный объяснением своих новых сил, продолжил рассказ. Кайт слушал и периодически внимательно смотрел на Вегу, но она этого не замечала. И даже когда он отозвал Дена в сторону, далеко не сразу обратила на это внимание.

– В чем дело? – спросил Ден.

– Мне кажется, с Вегой что-то не так.

– Да, иногда она как будто зависает.

– Расскажи подробнее, – попросил Кайт.

Ден, немало удивленный его наблюдательностью, рассказал все, что заметил – бред, разговоры во сне, головокружения, возможно, даже галлюцинации. Поневоле вместе с этим он выдал и то, о чем не хотел рассказывать из уважения к личной жизни Веги – о Нате, садистской опекунше, которая сильно ей навредила, об угрозах со стороны Полумесяца.

– По-моему, ты чересчур сильно волнуешься, – заключил Ден. – Это, конечно, было ужасно, но теперь она в порядке.

– Физические раны, Денеб, зачастую не так страшны, как душевные.

– Что ты имеешь в виду?

Кайт не ответил.

– Ты же не хочешь…

– Мы должны сказать ей правду. Иначе все может стать еще хуже. Рано или поздно она все равно узнает, и будет скверно, если не от нас.

Вега подошла к ним как раз вовремя, чтобы услышать последнюю фразу Кайта. Она не была уверена, что расслышала правильно, но почувствовала себя совсем скверно, хотя и постаралась не показать этого.

– Надо, наверное, идти, у нас же Странники на подходе.

– Верно, – встревожился Ден.

Дар снова предложил прокатить их на занарде, но Ден, сдавшись под напором умоляющего взгляда Веги, сказал, что они пройдутся пешком. Кайт вызвался их проводить.

От всего сердца поблагодарив хторанцев за помощь, они направились к Терностару.

По пути Кайт пристально смотрел на Вегу. В конце концов она сдалась и остановилась. Она понятия не имела, что у них с Деном за тайны, но подозревала, что раз уж они решили обговорить их наедине, дело плохо. Сердце заранее предательски ныло, предвещая беду.

Голос ядовито советовал ей не сдерживать себя и возопить о справедливости. Вега в слабой надежде мысленно позвала Юнтерию, но не услышала в ответ ни малейшего отзвука.

– Ладно, – сказала Вега. – Почему вы оба так на меня коситесь? Говорите, что хотите сказать.

Ден открыл было рот, но Кайт жестом попросил позволить говорить ему.

– Я уже упоминал об этом, – он старался произносить слова как можно мягче. – Что Лурана – это еще не все.

– Ну… – Вега неуверенно посмотрела на Дена. – А я сказала, что мне все равно.

– Возможно, и нет. – Кайт помолчал и наконец сказал: – То, что с тобой произошло на Полигоне, неслучайно. Это я отправил к тебе Странника.


Глава тридцать четвертая, в которой Таразед предлагает свои услуги


Веге показалось, что ее голову наполняет жужжание, в сотни раз более неприятное, чем в Затенении.

– Что?

– Это я отправил к тебе Странника, – с усилием повторил Кайт. – Денеб рассказывал мне о том, что происходит на Земле, и мы хотели это остановить. Я решил отправить Посланника. Я думал, что из всех ты одна сможешь прислушаться.

Его слова вливались в уши Веги талой водой – такой холодной, что она вызывала боль.

– Посланники отличаются от остальных Странников, – продолжил Кайт. – Обычно Полумесяц и Ильгекарт избегали с ними контактировать. Это чревато многими неприятностями. Но все пошло не так… К сожалению, Полумесяц все-таки решил его встретить, отправил на Полигон именно тебя, и все случилось так, как случилось.

Дена испугал остекленевший взгляд Веги, и он сделал к ней шаг. Но она отступила назад.

– Вега, – Кайт быстро приблизился и легонько коснулся ее плеча. – Клянусь, я не хотел сделать тебе больно. Посланник должен был поговорить с тобой, только и всего.

– Конечно, – Вега отошла еще дальше. – Конечно. Я сама виновата, верно? Отправилась на Полигон. С мечом.

– Я не это имел в виду…

– Рассказывай еще, – потребовала Вега. – Может, ты солгал, что Юнтерия меня не убьет? Может, я давно уже не жилец? Знаете что, нет, хватит! – выкрикнула она, когда Кайт попытался что-то сказать. – Мне надоело, что все крутят мной, как хотят! Даже вы! Вы, оба!

В запале она выкрикнула несколько таких слов, что Кайту пришлось тихо уточнить у Дена:

– Как она нас назвала?

– Забудь, ничего особенного, – Ден не представлял, как расшифровать ему грязные ругательства.

– Это несправедливо! – продолжала тем временем бушевать Вега.

– Держи ее.

– Что? – Ден подумал, что ослышался.

– Держи ее! – жестко велел Кайт.

Ден, никогда не слышавший от него такого тона, схватил Вегу за плечи. Она принялась вырываться, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы устоять с ней на месте.

Кайт подошел к ним и поднес палец ко лбу Веги. Жест точь-в-точь повторял действие Ильгекарта, и Ден не на шутку встревожился, что Вега получит такую же тяжелую травму, как он.

– Не волнуйся, – быстро проговорил Кайт. – У сефилортов Темная Энергия, у нас – нет. Ничего страшного не случится. Это совсем не больно. Просто не очень приятно.

Вега едва расслышала его сквозь туман злобы.

Прикосновение Кайта было похоже на выстрел, прошивший ее голову. Он зыбкой волной прокатился по мозгу и отправился вниз, заставив все тело неприятно содрогнуться.

Однако после этого Вега почувствовала, что ей стало легче. Она нашла в себе силы обуздать эмоции и успокоиться. И даже услышала голос Юнтерии, убеждающий, что Кайт сказал правду, и что никто не хотел причинить ей вреда.

Ден отпустил ее. Вега, почувствовав слабость, упала на колени.

– Я знал, что здесь что-то не так, – сказал Кайт на редкость недружелюбно.

Вега вздрогнула и подняла на него виноватый взгляд. Но он обращался не к ней, они с Деном смотрели мимо нее. Вега обернулась.

За ее спиной стояла высокая фигура. Если бы кто-то заранее сказал, что зловещий силуэт, виденный ей в обители Ильгекарта и в озере Семетериума, обретет очертания, Вега бы нарисовала в воображении какое-нибудь страшилище вроде самого Ильгекарта или, на худой конец, Сетрата. Но, ясно видимый в свете посоха Кайта, он походил на сказочного волшебника. Растерянная Вега отказывалась верить своим глазам. Приятное молодое лицо, темно-синие волосы, украшенные звездами и полумесяцами, черный наряд, поверх которого накинута красная мантия. Вид у него был несколько торжественный и одновременно очаровательный.

Вега вовремя стряхнула с себя это впечатление. Этот кто-то, как бы он ни выглядел, столько времени мешал ей – и пытался манипулировать!

– Ты кто такой? – возмущенно выдохнула она, вскакивая на ноги.

– Таразед. К твоим услугам, – манипулятор, как мысленно окрестила его Вега, лучезарно улыбнулся и даже поклонился.

– Какие еще услуги?! – Вега была готова броситься на него с кулаками, но Ден ее удержал.

– Это Судья, – сказал Кайт без тени улыбки. Радушное приветствие Таразеда его ничуть не смягчило. – С каких пор ты следуешь за Вегой?

– С недавних. Я увидел ее в Терностаре. Можно ли представить лучший подарок судьбы? Астрант, жестоко обиженный и полный самых горячих чувств. Вега, – он посмотрел на нее и снова улыбнулся. – Я могу помочь восстановить справедливость. Для начала – светоносец использовал тебя в своих мутных целях, почему бы нам от него не избавиться?

– Помолчи, – прошипела Вега. Мрачные мысли по-прежнему одолевали ее – узнать о предательстве Кайта было очень больно. Но при виде обладателя надоедливого голоса обида заглушалась гораздо легче. – Кайт, кто он такой?

– Судей создали в незапамятные времена, во время Восстания сефилортов. Они должны были навести порядок. Но их эпоха давно прошла, и теперь они занимаются тем, что провоцируют всех подряд. Не безвозмездно, конечно, – по лицу Кайта наверняка можно было сказать, что нынешние действия Судей он, мягко говоря, не одобрял. – За то, что они называют восстановлением справедливости, они забирают годы жизни.

– Ты так говоришь, будто мы делаем что-то плохое! Разве восстановить справедливость – это плохо? Или, может, ты не считаешь, что с Вегой поступили несправедливо? – Таразед фамильярно положил ей на плечи руки с длинными, увешанными перстнями пальцами. Вега с удивлением почувствовала, что они очень теплые, почти горячие.

– В мире много несправедливости. Но месть отравляет душу и заводит в тупик.

– Едва ли ты сделал такой вывод из собственного опыта. Такие, как ты, безропотно принимают позицию жертвы. Вега другая. Она понимает, что попустительство не приведет ни к чему хорошему.

– Оставь ее в покое, – попросил Кайт обреченно, не надеясь на положительный ответ.

– Вот! – Таразед удовлетворенно кивнул. – Именно об этом я и говорю. Ты просишь меня о невозможном. Ты знаешь, что я не отступлюсь, но все равно унижаешься и просишь.

– Действительно! – подхватила вдруг Вега. – Зачем просить? Давайте просто ему врежем как следует.

– И вот лишнее доказательство вашей разницы, – Таразед усмехнулся. – Что ты можешь знать о ее чувствах, о желании бороться против несправедливости? Но, Вега, я как раз хочу тебе помочь. Проблема не во мне, а в твоем желании сказать свое веское слово Полумесяцу.

Вега знала, что он прав. И все же она посмотрела на Дена и Кайта подстегивающим взглядом, призывая действовать.

– Может, и правда? – прошептал Ден.

– Нет, – тихо ответил Кайт. – Судьи практически непобедимы. Они сильнее сефилортов и уж тем более сильнее нас. Кроме того, нападение на Судью – серьезное преступление.

– Ты хочешь сказать, этот гад и дальше будет жить у меня в голове? – возмутилась Вега.

– О вышние сферы! – воскликнул Таразед. – Конечно, нет. Поверь, милое дитя, делать у тебя в голове совершенно нечего. Я стал частью твоей тени, как и многих других. Светоносец использовал старый трюк, показывающий истинные обличия Видоизмененных, и вот я здесь – во плоти и в не слишком хорошем настроении. Однако тень осталась при тебе, как была, разумеется; что мне жалкие всполохи Энергии?..

– Да что тебе от меня нужно, не пойму? – перебила Вега. – Чего прицепился? Какое тебе до меня дело?

– Мне есть дело до справедливости, а в тебе большой потенциал для ее установления. Мне нужно твое согласие, только и всего. И я поступлю в твое полное распоряжение. Я разберусь с твоими врагами, со всеми, на кого ты укажешь, а взамен возьму совершеннейший пустяк – четверть твоей жизни.

– То есть ты знаешь, сколько я проживу?

Таразед заискивающе улыбнулся, но Кайт его опередил:

– Не знает. Если ты уже приближаешься к своему сроку и заключишь с ним договор, то умрешь сразу после его исполнения.

– Подумай все-таки о том, чтобы убрать светоносца, – сказал Таразед Веге. – Он тебя обманул. Он послал тебе навстречу Странника, который и стал причиной всех твоих бед. Если бы не он, ты бы продолжала жить, как прежде. С Викторией и Константином. С Эльнатом. Любимая всеми. Сражающаяся за Землю и несущая ей спасение.

Сердце Веги заныло, желая возвращения в безоблачное прошлое. Она бросила взгляд на Дена и Кайта. Ден смотрел на нее испуганно, Кайт – взволнованно. Веге показалось, что обеспокоен он не своей собственной судьбой, а ее. Веге очень хотелось поверить в это допущение, и, вспомнив их разговор у маленьких эсперидов, она поверила.

Отчаяние утихло, уступая место горькой обреченности, и позволило рассуждать более здраво. Вега поняла, что Таразед рисует перед ней ее собственные иллюзии.

Ден и Кайт скрыли от нее причины их встречи, но они ее не обманывали. Вега лишь думала, что ее любили, однако это было не так; в трудную минуту все от нее отвернулись, кроме Дена и Кайта. Она думала, что защищает Землю, но на самом деле вредила безвинным Странникам. Юнтерия могла убить ее, но вместо этого помогла ей.

– Нет, – тихо сказала Вега. – Не надо никого убирать. Уходи.

– Ты спустишь им все с рук? – тут же сменил тему Таразед. – Ты столько сделала для Полумесяца, и как они обошлись с тобой после этого?

Веге вспомнились бесконечные тренировки, постоянный риск. Искра гнева все еще тлела в душе, и норовила разгореться вновь.

Кайт вдруг пропел:

Эсагил сидит в Эсагиле,

Злобой от мира сокрыт.

Он потерял свое имя

И навсегда позабыт.


Вега встряхнулась. Ей совсем не хотелось пережить то же забытье, что и Амрафел.

– Ты плохо влияешь на нее, светоносец! – упрекнул Таразед.

– Это ты плохо на нее влияешь, – вмешался Ден. – Оставь ее в покое. Она же сказала – ей твои услуги не нужны.

– Нужны. Она говорит вопреки своим истинным чувствам, – Таразед недобро улыбнулся. – Вы не представляете, какое пламя она сдерживает. Но это будет длиться недолго. Я действую только тогда, когда замешаны искренние чувства. У Веги их в изобилии. Чистая, незамутненная ярость. И она не сможет удерживать ее. – Он посмотрел на Вегу. – Ты ведь понимаешь, что речь не столько о твоей личной мести, сколько о справедливости? Разве это плохо – восстановить справедливость?

– Лучше простить и забыть, – сказал Кайт. – Ярость порождает ярость и причиняет боль всем – и тому, на кого она направлена, и тому, кто ее испытывает.

– Ты вообразил себя мудрецом, светоносец? – Таразед вздохнул с таким видом, словно обращался к неразумному ребенку.

– Я уверен в том, что говорю. Я не хочу, чтобы Вега погубила себя.

– Светоносец не хочет! – Таразед картинно всплеснул руками. – В последнее время ты часто вмешиваешься не в свои дела, Де-Кайтос. Как бы это не вышло тебе боком. Вега, ты…

– Довольно! – Кайт решительно встал между ним и Вегой. – Уходи.

– Однако, – Таразед оторопело посмотрел на него. – Светоносец препятствует Судье! Это войдет в историю. Что ж, продолжать разговор затруднительно. – Через плечо Кайта он посмотрел на Вегу. – Я буду ждать твоего ответа. Я могу появиться в любой момент – стоит тебе только принять решение. И, конечно, я по-прежнему остаюсь частью твоей тени.

Таразед исчез, обратившись в струи темного дыма, которые не то растворились в воздухе, не то слились с ночной темнотой.

– Нет, ну что за бред здесь творится?! – в отчаянии вскричала Вега.


Глава тридцать пятая, рассказывающая о пользе созерцателя


До Терностара дошли в полном молчании. Вега была расстроена. Ден несколько раз порывался заговорить, но Кайт жестом просил его подождать. Дену хотелось донести до Веги, что все не так, как может показаться на первый взгляд. Кайт и сам хотел того же, однако понимал – Веге нужно время.

Когда они впервые завели речь о том, чтобы остановить Полумесяц, Ден усомнился в этой затее. Ведь они не могли ничего противопоставить могущественной организации, держащей под контролем целый город. Но Кайт сказал, что действовать силой в любом случае не стоит, достаточно просто открыть астрантам глаза на то, что происходит.

– Это не поможет! – пытался доказать Ден. – Они все с приветом. Уверен, им будет плевать. Может, они и так все знают. А если и нет, думаешь, они меня послушают?

– Нет, – согласился Кайт. – Тебя не послушают. Но могут послушать кого-нибудь другого. Начинать надо с малого. Пока будет достаточно того, если нам поверит хотя бы один человек.

Ден призадумался.

– Возможно, Ригель. Мне кажется, лучше попробовать с ней. В моей школе все астранты сумасшедшие психи. Нат эгоист до мозга костей, Вега тиранит всю школу, а Ал, по-моему, вообще не в себе. Ты бы видел, что он выделывает на Полигоне.

На этой рекомендации его роль в предприятии закончилась. Кайт обещал подумать.

Вернувшись во Внемирье, он воспользовался созерцателем – особым стеклом, через которое можно было заглянуть в любой уголок Вселенной. Обычно им разрешалось пользоваться только при получении задания от сефилорта, но Кайт уговорил одного из светодателей уступить. Через созерцатель он увидел Старый Полигон, где как раз пытались опередить друг друга трое астрантов – каждому хотелось первым добраться до Странника.

Кайт, скрепя сердце, внимательно наблюдал за ними. Вега сразу привлекла его, несмотря на то, что Ден отзывался о ней совсем не лестно. Во-первых, для нее, казалось, это было чем-то вроде игры – Эльнат был настроен убийственно серьезно, Альтаиру, был уверен Кайт, обо всем рассказал Ильгекарт, и мальчика это не смутило. Во-вторых, в Веге чувствовалось нечто особенное. Она словно светилась изнутри. Кайт пожалел, что не может встретиться и поговорить с ней лично – ему строго запретили посещать Землю, а открывать тайну Терностара члену Полумесяца было очень, очень опасно. И Кайт, как и собирался, отправил Посланника.

Все жители созвездия Лиры были о себе весьма высокого мнения, и в свое время очень переживали из-за света своей звезды, отданного людям. Когда Кайт сообщил о том, что астрант Веги в своем неведении уничтожает Странников, это вызвало настоящий переполох. Кайту предложили в распоряжение сразу нескольких Посланников. Некоторые из них, надо сказать, были настроены совсем не мирно и явно планировали перевоспитать Вегу силой, поэтому Кайт остановил свой выбор на Юнтерии. Она тоже была недовольна, но к Веге испытывала скорее жалость. Ведь было очевидно, что девочка просто стала орудием в руках настоящих злодеев.

Но все пошло не так, как планировалось. Посланник разбился, Вега получила серьезную травму и была исключена из Полумесяца. К первой после этого встрече с Кайтом Ден уже несколько дней проводил время с Вегой. Он рассказал все другу и попросил разрешения привести Вегу, чтобы оказать ей помощь. Кайт согласился, не раздумывая. Случившееся сильно встревожило его. Прежде люди вообще избегали нападать на Посланников, зная об их исключительной силе, и вдруг отправили одного-единственного астранта в заведомо проигрышный бой.

Когда Вега и Ден остановились перед дверьми Терностара, Кайт попросил их задержаться и рассказал обо всем Веге. Ден, впрочем, тоже кое-что узнал.

– Ничего себе! – сказал он. – Ты мне не говорил, что сразу положил глаз на Вегу.

Вега не знала, как реагировать. Так произошедшее выглядело еще более спланированным, но было безусловно приятно узнать, что Кайт заинтересовался ей давно, и, значит, его внимание – не просто чувство вины за содеянное.

– Не мог бы ты выражаться иначе, Денеб, – попросил Кайт. По его лицу скользнул призрак смущения, что еще сильнее заинтриговало Дена.

– Ну, все-таки интересно, что ты такого во мне увидел через этот созерцатель, – встряла Вега.

Кайт посмотрел ей в глаза и серьезно произнес:

– Твой свет сиял слишком ярко, чтобы я его не заметил.

Вега смутилась, не уверенная, как понимать сказанное.

– Ее свет мы еще обсудим, – беспардонно вмешался Ден, несколько возмущенный таким поворотом. – А пока лучше скажи, что нам делать со Странниками. Я подумал… Может, нам вообще не приходить на Полигон?

– То есть как? – изумилась Вега.

– Очень просто. Мы не придем, Странники разберутся с Натом и Алом, разгромят Ильгекарта и Полумесяц, заберут пыль – и все наладится. Или можем, если уж по-благородному, задержать Ната и Ала по пути на Полигон, чтобы вообще никто не пострадал.

– Боюсь, все не так просто, – тихо проговорил Кайт. – Мне совсем не хочется, чтобы вы подвергали себя опасности, но… Даже если эти Странники планировали бы просто забрать пыль, это все равно обернулось страшными разрушениями, и вы бы все равно могли пострадать. Но если верить слухам, их волнует то, что люди вообще уничтожают Странников. Они попытаются это пресечь.

– А как же Ильгекарт? Он ведь сефилорт! – вспомнила Вега.

– Да, и в этом тоже проблема. Если они до него доберутся, он может использовать их в своих целях. Не удивлюсь, если он сумеет выставить себя в самом благородном свете. Так что лучше всего будет дать понять Странникам, что вы намерены и способны решить все мирно.

Вега и Ден задумались. Задание представлялось практически невыполнимым.

– Все в порядке, – ободрил их Кайт. – Им многое скажет уже то, что вы не дадите другим астрантам встретить их с оружием.

– Думаешь? – с сомнением проговорила Вега. – Нат и Ал подойдут точно к приходу Странников. Значит, они приземлятся, пока мы будем их утихомиривать. Скорее, они просто грохнут нас всех разом.

– Вега! – одернул ее Ден.

– Что Вега? Ты что, не слышал, что я рассказывала о тех, кто с ними встретился? – Вега круто повернулась к Кайту. – Не подумай, что я боюсь, но, может, ты сам с ними поговоришь? И с Натом и Алом, и со Странниками. Они тебе поверят.

– Увы, мне нельзя на Землю, – Кайт тяжело вздохнул. – Я был бы рад вам помочь, правда.

– Почему нельзя? – не отставала Вега.

– Это прямой запрет. Я не могу являться на Землю ни при каких обстоятельствах.

– И ты слушаешь этого своего сефилорта только потому, что он тебя создал? – Вега никак не желала успокаиваться.

– Это естественно – любить и уважать того, кто тебя создал, – сказал Кайт. – А значит – следовать его словам. Важно понимать, Вега… Запреты сефилортов всегда имеют веские причины.

– Это из-за Лураны, да?

– Хватит, Вега! – не выдержал Ден. – Успокойся. Еще не хватало, чтобы у него были из-за нас неприятности.

«А сколько неприятностей пережила из-за него ты, Вега?» – услышала она голос Таразеда.

– Заткнись! – в сердцах бросила Вега и спохватилась: – Это я не тебе, Ден, это Судья этот чертов. И чего он ко мне привязался?

– Что бы он сейчас ни сказал, полагаю, он прав, – печально проговорил Кайт. – Но я правда не могу явиться на Землю.

– Ладно, не можешь так не можешь. Значит, сами разберемся. Еще и жалеть будешь, что пропустил наш вселенский подвиг.

– Уверен в этом!

Ден открыл двери Терностара. Кайт не стал заходить с ними и на прощание пожелал им удачи. Вега с сожалением смотрела на него, пока не закрылись двери. В самую последнюю секунду, когда Ден уже отвернулся, чтобы идти, Кайт тепло улыбнулся ей.

– Ты правда не боишься? – спросил Ден.

– Не особо. Мне не впервой рисковать собой на Полигоне. Просто так было бы проще. И мне хотелось, чтобы Кайт пошел с нами, – призналась Вега.

Дену оставалось только покачать головой. Ему бы, конечно, тоже этого хотелось, но за годы общения с Кайтом он твердо усвоил, что они из разных миров, которые пересекаются лишь на Луране. Даже в самых смелых мечтах он не мог представить, чтобы Кайт вдруг явился к нему в гости, или чтобы он заглянул к нему во Внемирье. До начала дружбы с Вегой Дену бы и в голову не пришло отправиться за ним на Хторан или куда-нибудь еще.

По дороге Вега напряженно представляла себе встречу на Полигоне. Если она и боялась чего-то, то не пострадать в битве, а того, что они не справятся и Странники начнут крушить все и вся. И даже если они вовремя и успешно нейтрализуют Ала и Ната, станут ли Странники их слушать? Едва ли. Вряд ли Кайт просто на всякий случай позаботился о том, чтобы у них было оружие. Он с самого начала говорил, что они должны уметь себя защитить.


Глава тридцать шестая, о битве на Полигоне


Вопреки своему обыкновению, Ал пришел на Полигон заранее, но, как он увидел издалека, Нат уже был там. Ал ухмыльнулся – он прекрасно знал, к чему такой ранний визит. Нат хотел поквитаться с ним за битву у озера и ранение, которое в ней получил. Но даже если бы не его присутствие, Ал все равно бы обошел Полигон стороной и направился в дебри, раскинувшиеся за ним. Ему хотелось найти светыльков, чтобы обратить их в звездную пыль и выпить.

Ильгекарт предупреждал: если он увлечется этим делом, то вскоре начнет сходить с ума, желая все больше и больше пыли. Но, опять же по его словам, у Ала не было особого выбора. Бушующая в нем Темная Энергия требовала колоссальной подпитки. До сумасшествия, правда, пока не дошло, но с каждым разом промежутки без звездной пыли становились все короче и короче.

Год назад Ильгекарт предложил Алу наполнить его Темной Энергией, и он с энтузиазмом согласился. Однако выяснилось, что, в отличие от сефилортов, человеческий организм не справляется с такой нагрузкой. Ал нуждался в дополнительных ресурсах. И хотя Ильгекарт время от времени позволял ему взять немного звездной пыли, Ал предпочитал находить ее самостоятельно. Это было несложно: светыльки, остатки разбитых Странников, собирались в ближайшем лесу, требовалось только улучить момент. Что Ал и собирался сделать. На этот раз он приготовил Гриф заранее – на случай, если снова явится новый дружок Веги.

Ал с четверть часа высматривал проблески в лесном сумраке. Пару раз перед ним мелькали крохи света, но стоило ему пройти немного вперед, и они исчезали. Ал начал нервничать. Времени оставалось совсем мало.

Неожиданно вспышка света мелькнула в двух шагах от него. Светылек пытался скрыться в ветках кустарника. Ал метнулся к нему и уже замахнулся, как вдруг услышал за деревьями знакомые голоса:

– Хорошо, что мы вышли здесь, а не в институте.

– Да уж. Давай быстрее, Странники вот-вот появятся. Осталось всего десять минут, а нужно еще дойти до Полигона.

Ал опустил лезвие Грифа. Ветки кустарника с треском поломались. Светылек метнулся в сторону, но Алу удалось зацепить его за крыло. Вега и Ден, привлеченные шумом, ускорили шаг и вышли прямо к ним.

– Собрались на Полигон, значит? – спросил Ал. – А откуда получили вести, интересно знать?

– Отпусти его, – потребовал Ден.

Ал вместо ответа нагнулся, схватил светылька за свободное крыло и поднес к нему лезвие Грифа. Вега очертя голову бросилась на него.

– Эй, полегче! – Ал пытался отбиться, но обе руки были заняты, причем ту, в которой он держал Гриф, Вега предусмотрительно перехватила.

– Слушай сюда! – грянула она. – Отпусти светылька и не ходи на Полигон, понял! Не то пожалеешь!

– Размечталась!

– Я тебе серьезно говорю! На сегодняшних Странников нельзя нападать! Иначе нам всем кранты.

Пока они препирались, Ден сообразил, как можно освободить светылька и одновременно помешать Алу отправиться в бой. Ему не хотелось этого делать, но все же он поднял тяжелую ветку и подошел к нему сзади, намереваясь ударить по голове. Однако Ал вовремя разгадал его замысел. Он отпустил светылька, двумя руками схватился за Гриф, вырвал его из цепкой хватки Веги и рванул прочь.

– Как только разберусь с Падающими, вам конец! – проорал он на прощание и понесся к Полигону.

– Черт! – заметалась Вега. – Времени совсем мало!

– Бежим!

– Нет, ты останься и сначала верни этому Страннику прежний вид. Не зря же мы таскались за этим эсперидом! А то если покалечимся или еще чего, Ал успеет его сожрать. Я их задержу.

Правота Веги была очевидной. Ден подумал, не оставить ли эту роль ей, но Вега обладала гораздо большим боевым опытом, чем он, да и Ната и Ала она знала как облупленных.

– Ладно, – сказал Ден. – Я тебя догоню.

Вега тут же сорвалась с места и помчалась за Алом.

– Тебя что, вернули в Полумесяц? – прокричал он, на бегу оглянувшись через плечо.

– Нет! Я же сказала – этих Странников нельзя трогать!

Ал не ответил и побежал еще быстрее. Он ворвался на Полигон первым. Давно ожидавший этого Нат сразу заступил ему дорогу, однако Ал и не подумал остановиться. Он хохотнул, ловко проскользнул прямо под мечом Ната и пробежал мимо, крикнув:

– Подождешь! Сейчас мне важно занять удобную позицию!

Нат был другого мнения. Он повернулся, чтобы последовать за ним, но у него на пути встала Вега.

– Нат! Эти Странники…

Не дослушав, Нат взмахнул мечом. Лезвие не достигло Веги, но с его кончика сорвалось темно-синее пламя, похожее на то, что использовал Сетрат. Вега не успела увернуться, потеряла равновесие и упала на землю. Пламя обожгло ее наискось, от талии до плеча, но ей показалось, что огнем вспыхнуло все тело. Боль была невыносимой; у Веги помутилось в голове. Она не могла даже двинуться.

Ал обернулся посмотреть, что происходит, и увидел, как Нат подходит к Веге, занеся меч.

– Эй, Эльнатище, у тебя крыша поехала? – спросил он. – Это же Вега.

– Так будет с каждым, кто служит Ильгекарту.

– Она не служит Ильгекарту. Очень ему нужно!

– Плевать. Она больше не в Полумесяце. А ты будешь следующим.

Нат опустил меч с явным намерением вонзить его в Вегу. Ал, поколебавшись, кинулся к ним. Он с впечатляющей скоростью подлетел к Нату, буквально прыгнул под меч и сумел остановить его Грифом.

– Так я и думал, – прошипел Нат.

– Даже такой псих, как я, не бьет тех, кто и так в отключке! – довольно-таки самокритично отметил Ал и, за неимением лучшего, ударил Ната головой, причем с такой силой, что тот отлетел на пару метров. – Подумай об этом, Эльнатище.

Взбешенный Нат снова взмахнул мечом. Ал встретил всполох пламени с диким хохотом. Он ловко поймал его Грифом и отвел в сторону. Пламя ударилось в землю, выбив в воздух комья земли.

– Не на того напал! – проговорил Ал сквозь смех. – Я получше тебя знаю, как обращаться с Темной Энергией!

Он с силой ударил Грифом в землю. По ней пробежала черная зигзагообразная линия. Нат отпрыгнул в сторону в последний миг перед тем, как на том месте, где он стоял, вспыхнул столп кроваво-красного пламени.

Вега тем временем пришла в себя. Несколько секунд, невообразимо долгих, в ее голове царствовал голос Таразеда, предлагающий немедленно уложить Ната, потому что, разумеется, это все жутко несправедливо – он напал на нее ни с того ни с сего. Вега сердечно попросила его заткнуться.

Мутными от боли глазами она кое-как разглядела сражающихся Ната и Ала. С меча Ната то и дело слетало темное пламя, но у Веги не было времени думать, что это и откуда. На небе уже появились две белые точки, слишком яркие для обычных звезд.

Вега с трудом поднялась на ноги, на всякий случай соорудила из звездной пыли меч и стала обходить Ната и Ала. Она надеялась, что, увлеченные друг другом, они не обратят на нее внимания.

Однако ее надежды не оправдались. Заметив, как Вега пробирается вперед, они прекратили бой.

– Сестренка, шла бы ты отсюда! – сказал Ал. – Убьем ведь.

– Вы не понимаете! – рявкнула Вега. – Этих Странников нельзя трогать!

– Верю. Только я их все равно трону, и лучше бы тебе этому не мешать. И вообще, не отвлекай! Видишь – твой бывший благоверный балуется с Темной Энергией, которую я ему одолжил.

Лицо обычно невозмутимого Ната перекосило от ярости. Он набросился на Ала с такой стремительностью и силой, что тому пришлось как следует сосредоточиться, чтобы не пропустить какой-нибудь удар.

Вега подняла голову и посмотрела наверх. Странники приближались – небо прочертили две яркие белые полосы.

Ал тоже заметил их и, без особых усилий отбив последний удар Ната, отпрыгнул в сторону. Нат тут же сообразил, в чем дело. Оба кинулись к Веге, уверенные в том, что она сама намерена разбить Падающих и забрать пыль. Вега отбивалась с трудом и старалась отступать, уводя их подальше от места, куда, она полагала, приземлятся Странники. Из-за ранения ей было больно двигаться, а уворачиваться приходилось ежесекундно. Если бы не опрометчивые удары Ната, которыми он пытался достать и Ала тоже, Вега бы не продержалась и минуты.

И вдруг Нат снова решил воспользоваться Темной Энергией. Ни Вега, ни Ал этого не ожидали.

Вега увидела черный всполох прямо перед глазами, услышала чей-то крик – быть может, свой собственный – и подумала, что все кончено. Ей потребовалось время, чтобы осознать – она все еще способна чувствовать твердую землю, на которую упала, дышать холодным вечерним воздухом, и, что было невероятнее всего, ныла только прошлая рана, нанесенная Натом.

– Вставай, Вега! – услышала она смутно знакомый голос.

Поскольку он раздался рядом с ней, Вега не сразу его признала. Открыв глаза, она поднялась на ноги и обомлела. Перед ней стояла Юнтерия! Она выглядела точь-в-точь так же, как в ее сне: полупрозрачный силуэт, очерченный яркими линиями, мягко переливающимися во тьме голубоватым светом.

Ала задела атака Ната, но он уже вставал с земли, со злобным шипением прикрывая рукой обожженное плечо. На части его лица и шее тоже были ожоги. Что касается Ната, он, изумленный, смотрел на Юнтерию и силился сообразить, как такое возможно. Он пришел к единственно возможному выводу: они упустили Падающих.

Нат посмотрел вверх, Ал с воплем бросился вперед, но было поздно. Странники врезались в землю между Вегой и Юнтерией и Натом и Алом.

Вега зажмурилась от яркого света. Когда она открыла глаза, Странники уже обрели форму. Вега испуганно замерла.

Они были совершенно не похожи на Юнтерию.


Глава тридцать седьмая, в которой читатель впервые познакомится со светодателями и узнает еще одну тайну Эсагилы


Как только двери Терностара закрылись, Кайт с силой оттолкнулся от земли и взмыл ввысь. Случайному наблюдателю могло показаться, что он вдруг исчез в на мгновение вспыхнувшем облаке света, но на самом деле он с невообразимой скоростью вырвался прямо в черный простор Вселенной. Так, подобно Странникам, путешествовали все звездные служители. Если бы люди Земли сумели разглядеть его в телескоп, то приняли бы за комету, мчащуюся, вопреки устоявшимся представлениям, по своему собственному вольному пути, способную изменить направление когда угодно и куда угодно.

Сейчас Кайт несся хорошо знакомой дорогой, далекой от галактики Млечного Пути. Вскоре он увидел внизу гигантскую полупрозрачную сферу, внутренность которой утопала в тумане. Хторан находился не очень далеко от Внемирья, и именно поэтому его облюбовали для походов за эсперидами. Немаловажное значение имело и то, что хторанцы всегда были настроены исключительно мирно и дружелюбно. Помоги им кто-нибудь, никто бы не удивился, и, вероятно, никого бы не наказали; с людьми же, заслужившими самую плохую славу, была другая история.

Вздохнув, Кайт камнем бросился вниз и без малейшего повреждения прорвался сквозь раскаленную оболочку сферы и густой туман. Он приземлился у Стеклянного озера, гладь которого лоснилась, как огромное зеркало. В нем отражались слабо светящиеся клубы тумана, собранного под небом, и казалось, что в глубине озера плывут переплетающиеся друг с другом струи света.

Кайт прошел по безжизненному чернокаменному берегу и направился к замку. Он призывно голубел в полутьме, вечном спутнике Внемирья. Это место не было планетой, и, соответственно, не имелось звезды, которая могла бы освещать ее. Полумрак поддерживался силами светодателей, некогда напитавших светом облачный туман. Это вполне устраивало и светоносцев, и мракодетелей. Время от времени им приходилось возвращаться в свой дом, где они обрели силы и знания, с помощью которых теперь служили Вселенной.

Едва Кайт ступил на территорию замка, ему навстречу вышел Аэфор.

– Наконец-то. Где ты был? – спросил он, но его лицо ясно говорило, что ему и так все известно, поэтому Кайт не стал отвечать. – Тебя уже ищут, – Аэфор кивнул назад. – Сефар-агдей тебя ждет.

Кайт, занятый своими мыслями, рассеянно кивнул.

Сефар-агдей был светодателем и пользовался огромным уважением – в конце концов, ему было без малого десять тысяч лет. Но хотя его звезда и не думала гаснуть, он, по его же словам, «подустал» и потому уже несколько столетий коротал время во Внемирье, обучая светлентов и передавая им задания от сефилортов. Сами сефилорты здесь не появлялись, находя Внемирье крайне неудобным местом.

– Вот и ты, Де-Кайтос! Я уже начал волноваться.

Сефар-агдей был выше него, но обладал столь юным лицом, что никто не признал бы в нем старейшего служителя. На его пышных, ослепительно белых волосах, в сравнении с которыми волосы Кайта казались скорее голубыми, громоздился венок из синих кристаллов – отличие светодателя.

– Что-то случилось? – спросил Кайт.

– Вообще-то, это я должен спрашивать. Свет, который я тебе дал, вспыхнул так, что, признаться, я и не думал, что это возможно.

Кайт совсем забыл: светодатели, снабжающие светоносцев светом, способны чувствовать любые его изменения. Поскольку серьезных заданий Кайт в последнее время не получал, у него при себе имелись лишь слабые вспышки, годившиеся разве что на освещение дороги. Он мог представить себе удивление Сефар-агдея – ничтожный шар света, пусть и на мгновение, вдруг превратился в настоящую звезду! Кайт и сам не мог понять, как это у него вышло.

Лучшим было сказать правду, но ему не хотелось выдавать Сетрата. Тогда станет известно, что он помог людям, которые каким-то образом оказались на Хторане.

Сефар-агдей ждал ответа, и Кайт наконец пробормотал:

– В Затенении я столкнулся с одним мракодетелем.

Брови светодателя удивленно взлетели вверх, затем свелись к переносице. Столкновения между звездными служителями были крайне редки. Сефилорты не терпели склок, поэтому любые конфликты пресекались на корню и строго карались.

– Он напал на тебя? Но почему?

– Я бы не сказал, что напал… Ничего особенного. Просто, кажется, он счел, что я плохой светоносец, – Кайт тщательно подбирал слова, опасаясь сболтнуть лишнего.

Лицо Сефар-агдея смягчилось.

– Ты хороший светоносец, Де-Кайтос. То, что ты сумел сделать с моим светом – тому подтверждение. Было время, когда ты… У тебя были трудности, но это вполне естественно: ты был слишком юн и, к сожалению, сохранил в себе память. Иногда такое случается. Но это осталось в прошлом, верно?

Кайт молча кивнул. На самом деле память, о которой говорил Сефар-агдей, осталась при нем. Но не она была причиной произошедшего на Луране, и не из-за нее он взялся помогать Земле.

– Я думаю, ты станешь светодателем гораздо раньше, чем думаешь, – продолжил Сефар-агдей, и Кайт удивленно посмотрел на него, не веря своим ушам. – За последние годы ты побывал в самых темных уголках Вселенной и принес свет туда, куда мало кто отваживался заглядывать.

– Я совершил много ошибок.

– Все совершали ошибки… Знаешь что? Сейчас я расскажу тебе небольшую историю. Часть ее ты знаешь. Когда я разрушил Эсагилу, башню, которую построил Амрафел… – Сефар-агдей улыбнулся. – Совсем недавно я вспомнил его имя и очень этому рад… Итак, когда я разрушил башню, Амрафел был вне себя. Его отчаяние трудно вообразить. Он так страдал, что я решил помочь ему.

– Ты уговорил перенести башню за грань времен? – предположил Кайт.

– Нет, это не моя заслуга. Я поступил куда хуже. Я оставил ему ключ Пандоры. Это была невероятно ценная вещица, которую запретили возвращать людям… Она могла открыть любую дверь, даже невидимую. Я обошел приказ. Я оставил ключ в башне, надеясь, что Амрафел с его помощью найдет свой путь. Можешь себе представить, как на это отреагировал сефилорт Тэантет.

– Он забрал ключ?

– Если бы он успел! Ключ нашел не Амрафел, и те, кто его обнаружил, открыли двери, которые открывать не следовало. Земля погрузилась в хаос. Последствия были ужасны. – Сефар-агдей помолчал, справляясь с мрачными воспоминаниями. – Нам долго пришлось расхлебывать это. В конце концов ключ возвратили в башню, на этот раз чтобы надежно спрятать его ото всех… В то время она уже была за гранью времен. Сефилорт Тэантет был уверен, что Амрафел слишком безумен, чтобы его найти, и, пожалуй, он был прав. Сколько лет потребовалось, чтобы он снова вернул себе имя?.. Я уже давно потерял надежду, что это когда-нибудь произойдет. Но, так или иначе, после этой истории с ключом я долго занимался не самой приятной работой, – Сефар-агдей усмехнулся. – И был уверен, что доверие ко мне никогда не восстановится. Но в один прекрасный день сефилорт Тэантет просто сказал: теперь ты будешь светодателем. Понимаешь, что я хочу сказать?

Кайт понимал только одно: ключ Пандоры теперь у Дена – судя по рассказу, он нашел его в башне и именно им отворил дверь в Асторум. Косвенным образом Кайт оказался причастен к тому, что опасная вещь вновь оказалась в человеческих руках.

– Мою ошибку уже не исправить, – тихо проговорил он, думая и о Луране, и о ключе, и о Веге.

– Не наши с тобой ошибки привели людей к гибели, Де-Кайтос. Люди Лураны получили от тебя свет; они могли мирно хранить его, делясь им со всеми, но вместо этого предпочли превратить его в собственность и убить друг друга. Люди Земли получили от меня ключ; они могли открыть двери мира, но вместо этого распахнули двери войны. И знаешь, что самое интересное? Они и не думали себя винить. Они винили нас, Бога, Дьявола, кого угодно, только не себя самих. Таковы люди… Они не понимали, не понимают и вряд ли когда-нибудь поймут, что их судьбу решает лишь их собственный выбор.

Сефар-агдей печально покачал головой и гораздо мягче проговорил:

– Твоего сефилорта волнует не то, что ты совершил ошибку. Ты ее осознал и не повторял впредь, вот что главное. Если продолжишь в том же духе, очень скоро будешь вознагражден.

Кайт растерялся. С одной стороны, он был безусловно рад похвале и неожиданно приятному прогнозу. Но с другой, благое пророчество Сефар-агдея подразумевало, что ему следует отказаться от каких-либо контактов с людьми. Он и так подверг себя риску, отправив на Землю Посланника, отведя Дена и Вегу в Мир-на-Краю и сцепившись с Сетратом.

Кайт еще не успел толком обдумать свое положение, когда в зал вошел другой светодатель – Менкар. Он озадаченно хмурился и был так сосредоточен на своем деле, что полностью проигнорировал присутствие Кайта и обратился к Сефар-агдею без всяких предисловий:

– Это ты спрашивал меня о Странниках, направляющихся к Земле?

– Не припомню, Менкар. Может, и спрашивал. Что-то случилось?

Если бы в жилах Кайта текла кровь, то он бы залился краской. Это он окольными путями, через разных светодателей, пытался что-нибудь выяснить.

– Но ты ведь знаешь о том, что земляне стали нападать на Странников?

– Да, об этом я слышал. Кажется, кто-то пытался решить этот вопрос. Требовали ответных действий, нападения… Верно?

– Да, – закивал Менкар. – Говорили, что какие-то Странники отправились на Землю, но нам не было известно, кто именно. Теперь мы знаем.

– И кто же?

– Всадники Ориона.

Кайт выронил свой посох. К счастью, он успел поймать его до того, как он упал на пол, иначе его реакция привлекла бы ненужное внимание.

Сефар-агдей помрачнел.

– Ты уверен? В таком случае, стоит сообщить королю.

– Сефилорты уже знают об этом, и они решили его не будить.

– Вот как… – Сефар-агдей беспомощно пожал плечами. – Наверное, когда-нибудь это должно было случиться, почему бы не сейчас. Что с тобой, Де-Кайтос? – заметил он странное состояние Кайта.

– Ничего, – с трудом выдавил из себя Кайт.

– Лгать ты не умеешь, – Менкар закатил глаза.

– И это хорошо, – улыбнулся Сефар-агдей. – Не думай об этом, Де-Кайтос. Всадники Ориона необычайно сильны, но они ведь не сумасшедшие. Они не будут уничтожать целую планету только потому, что в одном конкретном месте разбили несколько десятков Странников. Ну, во всяком случае, без королевского приказа.

– Наверняка они уничтожат это конкретное место, – подтвердил Менкар. – Найдут своего Странника, если он до сих пор там, может, заберут пыль, и все.

Одно конкретное место. Кайт почувствовал головокружение. Он не предполагал, что все может обернуться таким образом.

Всадники были самыми сильными Странниками во Вселенной, и их особо отличало то, что они не находились в подчинении у сефилортов. Остановить Всадников мог только король, но в данной ситуации он мог этого и не сделать, даже если бы проснулся.

Спасти Стожарск было невозможно. И что хуже всего, Кайт сознавал – пытаясь защитить город, он отправил Дена и Вегу на верную смерть. Им нечего было противопоставить Всадникам – скорее всего, они даже не заметят, как их сметут с лица земли.

Боль пронзила Кайта с такой силой, что у него потемнело в глазах. Он пытался поступить правильно, но сделал все еще хуже. Он не мог поверить, что из-за собственных действий больше не увидит Дена и Вегу и будет виновен в их смерти.

А ведь они ему верили. Вега верила ему даже когда Таразед искушал ее. Вспомнив их разговор в Затенении, Кайт качнулся и с силой оперся на посох.

– Можно мне… – прошептал он. – Можно мне заглянуть в созерцатель?

– Знаешь, Де-Кайтос, – сказал Сефар-агдей, чуть нахмурившись. – Отправляйся-ка лучше на Энос. У меня есть для тебя сложное задание. Оно тебя отвлечет. И это хороший шанс показать себя.

– Неплохая мысль, – проворчал Менкар. – Эти ваши земные штучки порядком раздражают. Уже два светлента в истерике после этой новости! Клянусь, я брошу их в озеро.

– Надо поработать с их памятью, – вздохнул Сефар-агдей. – Итак, Де-Кайтос. Вот в чем будет заключаться твое задание…


Глава тридцать восьмая, из которой становится ясно, что Денеб и Де-Кайтос ближе, чем кажется


Из замка Кайт направился к Стеклянному озеру, откуда удобнее всего было начинать путешествие. Он получил от Сефар-агдея подробные указания и запас света, по своей силе не идущего ни в какое сравнение с тем, что доверяли ему раньше.

Но на душе у Кайта было неспокойно. Он бы отдал все, что имел, лишь бы повернуть время вспять и сказать Веге и Дену, чтобы они переждали опасное время на Хторане, или ушли прочь из своего города, или, на худой конец, просто где-нибудь спрятались и не вздумали выходить навстречу Странникам. Вместо этого он отправил их в заведомо проигрышный бой. В конечном итоге Кайт поступил с Вегой точно так же, как Полумесяц. Если бы она и выжила каким-то чудом, то никогда не смогла бы его простить.

Впрочем, это уже не имело значения. Он не мог даже взглянуть в созерцатель, чтобы увидеть их с Деном в последний раз.

В светящихся волокнах, медленно покачивающихся под гладью озера, вдруг мелькнуло желтоватое круглое пятно. Кайт, скорее убегая от собственных страданий, нежели из любопытства, подошел к самому краю берега и заглянул в воду.

Из озера на него уставилось сморщенное лицо.

– Звездный служитель, – проскрипело оно.

– Здравствуй, Смертень, – тихо проговорил Кайт. – Нечасто ты появляешься здесь. Предвещаешь мне смерть?

Смертень, неотрывно глядя на него, подплыл ближе.

– Я никогда ничего не предвещаю.

– Знаю. Ты лишь указываешь на ее возможность…

– Я смотрел на Землю, – перебил Смертень.

– Что там? – прошептал Кайт.

– Сражение.

– Сражение?

– Те люди, что досаждали мне в Семетериуме. Мальчишка, слово в слово повторивший мне твои слова о смысле человеческой жизни!

– Денеб, – Кайт улыбнулся. – И Вега.

На его плечи словно опустилась одна из мертвых планет Семетериума. Он отложил посох, уперся руками в берег и наклонился так низко, что почти коснулся воды.

– Что с ними? – прошептал он.

– Что сказал тебе Сефар-агдей? В чем смысл человеческой жизни?

Не получив ответа на свой вопрос, Кайт почувствовал новый прилив безнадежности. Ему показалось, что свет внутри него обращается в пепел.

– Мы не говорили об этом. Он сказал, что человеческую судьбу определяет выбор.

Смертень с минуту молча смотрел на него сквозь переливающееся зеркало озерной воды.

– Это так.

– Но это я сообщил обо всем Денебу и Веге.

– Это всего лишь слова, Де-Кайтос.

То, что Смертень назвал его по имени, не предвещало Кайту ничего хорошего, но он был слишком подавлен, чтобы встревожиться.

– Я дал им ложную надежду на победу.

– Ты думаешь, если бы ты велел им бежать, они бы тебя послушали?

Кайт подумал и покачал головой. Денеб и Вега отправились на Хторан, чтобы узнать, можно ли спасти больного ребенка; решив помочь Страннику, они пустились в опаснейшее путешествие; Вега смело шагнула навстречу Эсагилу, чтобы вернуть ему имя. Как бы ни была велика опасность, вряд ли бы они повернули назад, узнав, что на кону многие жизни.

– То-то же, – проскрипел Смертень. – Выбор сделали они. Ничто не мешало им отказаться.

– Человеческую судьбу определяет выбор… – повторил Кайт, пытаясь заново прислушаться к этим словам.

– А что определяет судьбу звездного служителя?

– Решения сефилорта.

– Разве? – обычно мрачнейшее лицо Смертеня расплылось в ехидной улыбке, сделав его во стократ страшнее.

Кайт сел на берег и задумался. Голос разума говорил, что он должен подтвердить сказанное ранее. Но так ли все было на самом деле? Сефилорт Арданел не приказывал ему приносить свет на Лурану. Не приказывал помогать Денебу и Веге. С другой стороны, он и не запрещал, и это было совсем не то же самое, что нарушить прямой приказ.

– Знаешь, что происходит со служителями, которые ослушиваются приказа своего сефилорта? – спросил Смертень, будто прочитав его мысли.

– Конечно.

– Так разве у них нет выбора?

– Пожалуй, есть.

– Конечно, есть. Иначе бы для них не существовало наказания.

Смертень еще сильнее сморщил свое лицо и исчез под светящимися линиями Стеклянного озера.

Мертвая планета соскользнула с плеч Кайта. Он взял свой посох и поднялся на ноги.

Кайт сказал себе, что должен поверить в друзей. Денеб и Вега умны и сильны. Пусть они не способны справиться со Всадниками, но это не значит, что они непременно погибнут. И если они вступили в неравный бой, это не его вина, а их собственный выбор.

Лицо Смертеня снова выплыло на поверхность. На этот раз он даже высунул из воды приплюснутый нос.

– Куда ты? – спросил он.

– Я должен лететь на Энос.

– Я явился сюда не просто так, Де-Кайтос.

– Я знаю. Выбор за мной.

Кайт кивнул ему на прощание, поправил плащ, оттолкнулся от твердого берега и отправился в путь.


Вега еще не успела скрыться за деревьями, а Ден уже искал светыльков. Они с некоторой опаской выглядывали из кустов, травы, спускались откуда-то сверху, и только убедившись, что перед ними Ден, подлетали ближе. Он не был уверен, как много их должно быть, но долго ждать не мог. Когда вокруг собрался небольшой рой, Ден указал на камень и попросил всех собраться у него. Светыльки, взволнованно потрепетав крылышками, выполнили его просьбу.

Ден взял шар с эсперидом.

– Я разобью его, – сказал он. – Хватайте все, что оттуда выльется.

Светыльки закружили на месте, словно голодные кошки, которым показали пакет с едой. Ден размахнулся и с силой ударил шаром о камень.

Во все стороны полетели брызги слепящего света. Ден инстинктивно отдернул руку, но долететь до него они не успели: светыльки в мгновение ока перехватили их, и, засветившись ярче, стали сливаться в одно серебристое облако. Ден попятился.

Облако, время от времени вспыхивая белыми и голубыми искрами, увеличивалось в размерах, потом вытянулось в столп. Дену пришлось заслонить глаза ладонью – свечение стало ослепительным. Когда оно померкло и он снова посмотрел перед собой, то увидел Странника в его истинном обличии, каким он уже явился ему однажды.

Ярко очерченный силуэт переливался голубоватыми линиями. Теперь он был гораздо четче, чем раньше, и время от времени странно мерцал, будто вот-вот собирался снова рассыпаться на искры света.

Но он не рассыпался. Странник оставался на месте и смотрел на Дена пристальным взглядом.

– Ты в порядке? – неуверенно выдавил из себя Ден. – Наверное, одного эсперида недостаточно?..

Странник согнул руку и посмотрел на свою мерцающую ладонь с расплывающимися очертаниями.

– Достаточно, – произнес он шепчущим голосом. – Недостаточно звездной пыли. Кто ты такой? Я вижу в тебе свет Денеба.

Ден хотел напомнить, что они уже виделись, но вовремя спохватился: едва ли разрозненные светыльки знали его биографию.

– Да, меня зовут Денеб. Я астрант. Ну, из тех детей, что когда-то напитали звездным светом.

– Денеб… Да, я знаю. Я приносил людям свет. Спасибо, что помог мне.

– Я могу открыть для тебя Терностар, если хочешь.

Странник отстраненно посмотрел куда-то в сторону и покачал головой. Затем снова перевел взгляд на Дена и задал неожиданный вопрос:

– Где твой отец?

– Он… – Ден опешил. – Я не знаю. Наверное, дома. Зачем он тебе?

– Он знает про Денеба Кайтоса?

– Ты про моего брата? – совсем растерялся Ден.

– Да. Я принес свет для вас обоих.

– Он давно умер. Отец, конечно, об этом знает.

– Я должен рассказать ему правду. Только после этого я уйду отсюда.

– Какую правду?

– Ты должен знать об этом, Денеб. – Странник внимательно посмотрел на него.

– Я знаю, что моему брату предложил помочь один Странник, но…

– Намиар. Это я.

– Ты?!

– Я. Я сказал твоему отцу, что могу избавить Денеба Кайтоса от болезни, и я это сделал. Позже я вернулся, чтобы рассказать о нем, но был встречен… Не так дружелюбно, как прежде, – он усмехнулся и снова взглянул на свои мерцающие руки. – Но я должен был объяснить ему то, чего он не хотел понимать, и поэтому не мог уйти, даже в таком жалком состоянии.

Растерянный Ден не знал, что сказать. Он совсем не ожидал встретить в спасенном Страннике убийцу своего брата – пусть и, судя по всему, невольного. Во всяком случае, Намиар не выглядел так, словно сделал что-то плохое. Он был уверен, что с честью сдержал данное обещание.

Ден подавил неприятные чувства и постарался как можно мягче сказать:

– Послушай, для людей это все не так просто… Я имею в виду, что для них сложно соотнести смерть и спасение…

– Если этого не понял ты, то я не могу надеяться, что поймет твой отец, – по полупрозрачному лицу Странника яркой белесой линией заскользила улыбка. – Люди могут считать Денеба Кайтоса мертвым, но ты, которому открылся мир звезд! Я не убивал твоего брата. Я просто забрал его душу из умирающего тела и попросил одного сефилорта продолжить его существование. Твой брат не мертв. Он путешествует по Вселенной. Теперь вместо крови его наполняет звездный свет, и хотя это свет Денеба Кайтоса, даже ты его не узнал.

– Кайт, – прошептал Ден, веря и не веря в услышанное.

Ему вспомнились странные слова Кайта о том, что раньше он был другим, его печаль от того, что он не может чем-то поделиться, и Ден понял: он знал. Все это время Кайт знал, кто он такой.

– Служители получают новое имя, – продолжил Намиар, – в честь звезды, свет которой дает им жизнь. Но твой брат получил при жизни и свет, и имя… Поэтому сефилорту Арданелу пришлось изменить его. Я видел тебя и Де-Кайтоса в Терностаре и думал, что наконец-то могу закрыть страницу этой истории. Но, вернувшись сюда, я понял, что ты ничего не сказал своему отцу, или сказал, но он тебе не поверил. Поэтому мне пришлось остаться здесь. Я не могу уйти, пока не уверю его, что сдержал свое обещание.

– Но я не знал! – пробормотал Ден. – Я правда не знал… Я ведь даже не знал, что у меня был брат!

– Вот как… В людском мире все сложно, – посетовал Намиар.

В этот момент небо прорезали две линии. Послышался грохот. От земли вверх взметнулись два столба света.

– Странники! – спохватился Ден.

Выбежав за деревья, он увидел на Полигоне две белые фигуры. Вокруг стояли явно испуганные Вега, Нат и Ал. Рядом с Вегой мерцал призрачный силуэт.

Ден хотел было броситься к ним, но Намиар остановил его.

– Подожди. Это Всадники Ориона. Они необычайно сильны и вряд ли прибыли с добрыми намерениями.

– Все равно!

– Даже сефилорту будет непросто справиться с ними.

– Я должен помочь! Там мой друг!

Ден сорвался с места и побежал со всех ног.


Глава тридцать девятая, рассказывающая о том, как началась битва на Полигоне


– Это Всадники Ориона, – сказала Юнтерия. – Лучше уходить.

Вега впервые слышала такое словосочетание, но по тону и словам Юнтерии поняла: перед ними кто-то необычайно могущественный. Впрочем, и без того было ясно, что дело плохо – от незваных гостей исходило ужасающее ощущение силы.

У них были худые тела, лысые головы отличались вытянутой формой. Длинные руки у локтей разветвлялись, образуя по три тонких пальца сантиметров в тридцать. У каждого Всадника имелся хвост, похожий на скопище щупалец. Их рост превышал два метра, а узкие лица были лишены носов и глаз, их прорезала только зубастая линия рта. Когда один Всадник повернул голову, Вега едва подавила вскрик: с другой стороны головы вместо затылка был еще один рот.

– Блуждающие! – взвыл Ал. В его вопле причудливо смешались испуг и ярость.

Нат ничего не сказал. Он побледнел, но вдруг сделал шаг вперед. Взмахнув рукой, он атаковал Всадников Темной Энергией.

Всадник, в которого ударился темный поток, даже не повернул головы. Запал энергии распался на несколько искр и растворился в воздухе.

Однако Нат счел, что Всадник ошарашен нападением, и это добрый знак. Он снова атаковал. На этот раз белая фигура медленно, как будто лениво, подняла руку, направив ее в сторону Ната. Всплеск слепящего света промчался с такой скоростью, что никто не успел толком понять, что происходит. Ната сбило с ног, и он остался неподвижно лежать на земле.

Ал стоял на значительном расстоянии от него, но ему тоже досталось – атака Всадника откинула его в сторону. В отличие от Ната, Алу удалось приземлиться на ноги и удержать равновесие. Он обеими руками вцепился в Гриф и выпустил из него поток Темной Энергии, несравненно более мощный, чем жалкий удар Ната.

Всадник, стоявший ближе к Веге и Юнтерии, повернул голову, явно заинтересовавшись, что происходит. Второй вытянул вперед руку, растопырив три длинных и тонких пальца, буквально поймал ими Темную Энергию и собрал ее в большой шар, разражающийся черными искрами. Широко открыв челюсти, он положил его в рот и вдруг резко наклонился вперед. Из Всадника вырвался поток грязно-серого света, и хотя Ал умудрился уклониться, его искры оставили на нем глубокие и нестерпимо ноющие раны. От боли он упал на землю и выронил Гриф.

Всадники повернулись и пошли прочь с Полигона.

– Стойте! – Вега, переборов страх, обогнала их и бросилась им наперерез. Юнтерия предостерегающе закричала что-то ей вслед, но Вега сочла за лучшее пропустить это мимо ушей.

Они даже не остановились. Трехпалая рука одного Всадника ударила Вегу и отбросила ее на несколько метров. Но она тут же вскочила на ноги и снова встала у них на пути, на этот раз с мечом наперевес.

– Стойте! – рявкнула Вега. – Вы вообще меня слышите?

Всадники Ориона никак не отреагировали – они продолжали молча идти вперед. Вега примерилась, надеясь задеть одного по ноге, просто в качестве предупреждения. Но из-за спины Всадника высунулось длинное щупальце, легко перехватившее ее руку. Вегу приподняло вверх и с силой метнуло в сторону. Она не поняла толком, как и куда упала. Жуткая боль пронизывала ее насквозь.

– Вот черт, – услышала она рядом шипение Ала. – Они пойдут в город, как пить дать! Всем кранты.

Вега приподняла голову и мутным взглядом посмотрела вслед удаляющимся Всадникам.

Неожиданно перед ними появилось какое-то движение. Вега, прищурившись, узнала Дена. Очевидно, он использовал Энергию. Всадник дернулся; на мгновение Вега поверила в удачу, но в следующую секунду щупальца хвоста метнулись вперед, и Ден, пролетев порядочное расстояние, упал неподалеку от Ната.

Он сразу приподнялся и бросил шип тернии. Колючая ветвь быстро опутала ноги Всадников. Один из них, прищелкнув подобием пальцев, выпустил яркую искру, которая упала на тернии и в мгновение ока сожгла все до последней иголки. Дену вдобавок досталось искрой от второго Всадника – он не успел увернуться и тяжело упал на землю.

Сердце Веги болезненно заныло.

– Ты живая? – спросила Юнтерия.

– Ты можешь их остановить? – прохрипела Вега.

– Нет. Даже Ильгекарту пришлось бы постараться.

– Попробуй хотя бы! – взмолилась Вега. – Я же прошу просто остановить их, а не убить!

Юнтерия с сомнением посмотрела на нее, поколебалась, но все-таки вышла вперед.

Сноп искр дождем просыпался на Всадников. Они приостановились и ответили Юнтерии так же, как и Алу: собрали искры в слепящие шары, на мгновение поглотили их и выплюнули обратно. Юнтерия предусмотрительно отошла, поэтому атака пронеслась поверх голов Веги и Ала.

– Я думала, они своих не трогают! – возмутилась Вега, пытаясь подняться на ноги.

– Если у Всадников есть цель, им все равно, кто и зачем им препятствует.

Вега принялась лихорадочно соображать. Всадники уже приближались к выходу с Полигона. Было ясно, что своими силами их никак не остановить. Но если они отправятся в город, то наверняка пострадает куча народу – они пошли даже против Странника, что говорить о людях! Эти Всадники явно не имели ни малейшего представления о справедливости.

Словно чтобы подтвердить ее слова, один Всадник, не замедляя шага, вскинул руку вверх. Из его уродливой ладони широкой дугой вырвалась ярко-оранжевая линия. Она упала где-то далеко, втянув за собой длинный и тонкий хвост.

Послышался чудовищной силы взрыв. В небо взметнулось пламя.

Вега и Ал, пораженные, отказывались верить своим глазам. Всадник тем временем снова поднял руку.

Вдруг в мозгу Веги вспыхнула спасительная мысль.

– Эй! – выкрикнула она. – Ты! Как там тебя… Зед! Ты здесь? Отвечай! Судья чертов!

– Свихнулась, – поставил диагноз Ал.

«Таразед, – уточнил голос в голове у Веги. – Что ты хочешь?»

«Ты можешь остановить этих Всадников?» – мысленно задала вопрос Вега.

Таразед помолчал, затем с четко различимым сожалением ответил:

«Два года».

Всего-то! – удивилась Вега. Но секундой позже ее осенило: наверняка чем мелочнее был запрос, тем большую цену давал Таразед. Личная месть из-за обиды обходилась четвертью жизни, однако желание спасти невинных людей стоило гораздо дешевле.

«Давай», – решила Вега.

Таразед не замедлил появиться. Тень Веги, падающая на землю от мерцающей Юнтерии, заколыхалась, и из нее буквально вырос Судья – во всей своей ехидной красе. Ал при этом выразился весьма грубо, отпрянул в сторону и тут же скривился от боли.

– Я надеялся на большее, – Таразед картинно вздохнул. – Что ж, Вега, вырази свое согласие и цену вслух – и заодно попрощайся с жизнью, мало ли что.

Вега, проигнорировав шпильку, сказала:

– Я хочу, чтобы ты остановил тех двух Всадников. Они не должны покинуть Полигон и попасть в город, и не должны причинить никому вреда на расстоянии.

– И цену.

– За два года моей жизни.

Таразед снял с волос сверкающую звездочку и подкинул ее вверх. Она взлетела так высоко, что на какой-то момент потерялась среди сверкающих точек ночного небосвода. Но потом она ярко вспыхнула, и от нее во все стороны растеклось что-то тонкое и прозрачное, словно по невидимым стенам огромного купола побежала вода.

Огненная линия ударилась о незримую преграду, расплылась по ней и погасла. Всадники уже приблизились к выходу. Они намеревались смести забор очередной атакой, но волна света тоже ударилась обо что-то невидимое, всосалась в одну точку и испарилась. Всадники повторили попытку – безрезультатно. Один протянул руку, чтобы коснуться препятствия, и тут же ее отдернул.

Таразед в это время с любопытством смотрел на Вегу. Поняв, чего он ждет, она ощутила, как от волнения едва не остановилось сердце. Неужели она умрет прямо сейчас?

Вега слышала, что в минуту смертельной опасности у человека вся жизнь проносится перед глазами. Однако у нее пронеслись только воспоминания о Кайте. Она глухо фыркнула, смеясь над собой.

– Видимо, твое время еще не истекло, – сделал вывод Таразед. – Ну, это мы еще посмотрим, – он указал на Всадников.

Те повернулись и подняли руки. В длинных пальцах заполыхало багровое свечение.

– Могу тебя защитить, – мгновенно сориентировался Таразед. – Десять лет.

– Обойдусь!

– Зови, если передумаешь, – Таразед насмешливо поклонился ей и растворился в ночной темноте.

Ал сумел подняться на ноги и поковылял подальше. Вега в волнении следила за Всадниками.

– Они ударят по всему Полигону, – сказала Юнтерия.

– По всему Полигону… – эхом повторила Вега.

Это значило, что достанется и им, и Алу, и Нату, и Дену, если они еще были живы. Вега подумала, а не попросить ли все-таки Таразеда о помощи.

Подсказку дала Юнтерия.

– Можно отвлечь их сверху.

– Как это?

– Ты ведь умеешь собирать звездную пыль. Сделай ступени. Заберись наверх.

У Веги не было времени на раздумья и сомнения. Она сосредоточилась, собирая звездную пыль, и махнула пальцами по воздуху перед собой. Движение оставило после себя хрупкую с виду пластину. Вега поставила на нее ногу, едва удержалась, вытянула руку вперед и сделала еще одну. Делать ступени оказалось несложно, куда труднее было удержаться на них.

Вега старалась не думать, какая сила держит их в воздухе, и насколько развито ее умение держать равновесие. Покачиваясь, она сделала еще один прыжок. Полоска, с которой она сошла, тут же рассыпалась.

Вега вдохнула в грудь побольше воздуха и понеслась вперед. Она вытягивала руки, делала очередную ступень и перепрыгивала на нее. Не думая, это было довольно легко. Вега не заметила, как вокруг ощутимо похолодало, а люди и Странники на Полигоне стали казаться совсем маленькими.

Осознав, на какой высоте находится, Вега почувствовала головокружение, но устояла.

«Все в порядке, я смогу создать ступеньки вниз», – уверила она себя.

– Эй! – прокричала Вега, сложив руки рупором. – Всадники Ориона, или как вас там! Я здесь!

Не уверенная, что ее услышали, Вега собрала из звездной пыли небольшой шар и запустила им во Всадников. Теперь они точно ее заметили. Их руки вытянулись в ее сторону. Четыре зловеще светящихся потока вырвались из ладоней Всадников и почти сразу слились в один.

Увидев огромный сноп багрового света, Вега потерялась, потом, в бестолковой попытке спастись, отпрянула в сторону. Сноп пролетел мимо, но мощный поток энергии, как взрывная волна, понес ее к земле с такой силой и скоростью, что у Веги не было никакой возможности спасти себя ступенями. Не оставалось сомнений: она разобьется.

На этот раз у нее перед глазами действительно пронеслась вся жизнь. Вега пожалела о трех вещах – что не нашла лекарства для Темы, не поцеловала Кайта и не помогла Амрафелу достроить башню.

Вдруг Вега вспомнила о ремешке, который дал ей король. Она отчаянно попыталась представить Эсагилу. Смутный образ замаячил в сознании, но ничего не произошло.

Она продолжала падать.


Глава сороковая, в которой астрантам приходят на помощь


Вега зажмурилась, ожидая удара о землю, но не дождалась. Неожиданно ее подхватили и удержали чьи-то сильные руки! И приземлилась она на что-то мягкое, точно не на жесткую почву Полигона. В лицо ударил ветер, а шею защекотали длинные волосы.

Вега с опаской приоткрыла глаза и ничего не поняла. Полигон все еще казался маленьким. Она летела вниз, но с куда меньшей скоростью, да и не сама по себе.

Наконец парализующий страх прошел. На смену ему пришли изумление и необычайная радость.

– Херуб! – Вега посмотрела на спину и голову существа, на котором сидела, затем обернулась к наезднику. – Амрафел! Что ты здесь делаешь? Я думала, я окажусь в башне!

– Если вспомнишь о ней, – ответил Амрафел, улыбнувшись. – Но ты вспомнила обо мне, а не о башне.

Вега смутилась и пробормотала слова благодарности.

Херуб мягко приземлился рядом с Юнтерией и Деном, который успел прийти в себя. Вега соскользнула на землю. Нат все еще лежал без сознания, Ал стоял в стороне и нервно крутил в руках Гриф.

Внезапно он издал дикий вопль и бросился на Всадников. Размахивая Грифом, Ал пытался достать их. Они в ответ отбивались от него потоками Энергии, но Ал успевал либо увернуться, либо ответить темным всплеском. Даже когда Всадники заходили с обеих сторон, он ловко уходил от них.

– Бесполезно, – сказал Амрафел, спрыгнув с Херуба. – Так ничего не выйдет.

Вега посмотрела на него. От болезненной истощенности не осталось и следа, Амрафел был крепок и уверен в себе. Вместо лохмотьев он был одет в расшитую золотом тунику, с его плеч падал темно-красный плащ, на поясе висел меч, украшенный драгоценными камнями. Настоящий король! Вега немного оробела.

– Ты думаешь, не стоит и пытаться?.. – тихо спросила она.

Амрафел ответил ей ясным, спокойным взглядом.

– Они необычайно сильны, победить их нельзя. А вот прогнать можно.

– Уж в этом ты разбираешься! – вырвалось у Веги. Амрафел добродушно усмехнулся. – Но как нам это сделать?

– Вы можете создать нечто, похожее на союз звезд и терний – это самая мощная сила во Вселенной. Сложно соединить элементы, враждебные друг другу, но если это все-таки удается… Ты, – кивнул он Дену, – управляешь Энергией. Он, – Амрафел указал на Ала, в отчаянии отступающего от Всадников, – владеет Темной Энергией. Тебе, Вега, подвластна звездная пыль, и с помощью нее ты сможешь соединить и направить их силу.

– Да, это может сработать, – подтвердила Юнтерия.

– Ну конечно! – воскликнула Вега. – Как мы сами не додумались?! Шарахнуть всем сразу! Эй, Ал! – грянула она. – Кончай заниматься ерундой! Иди сюда, атакуем их вместе!

Уже порядком уставший Ал упал на землю, уворачиваясь от очередного залпа Энергии, перекатился, вскочил на ноги и подбежал к Веге и Дену.

– С вами-то, придурками? – спросил он первым делом и с опаской покосился на Херуба и Амрафела.

– Заткнись, – велела Вега.

Рядом с ее рукой заискрилась звездная пыль. Создание меча далось с куда большим трудом, чем ранее – Вега жутко устала.

Но все же у нее получилось.

Всадники пошли прямо на них, на ходу готовясь атаковать. Ребята занервничали.

– Возьмитесь за рукоять, – подсказал Дену и Алу Амрафел. – Направьте Энергию через меч. А ты, Вега, продолжай собирать звездную пыль.

Ден сразу послушался. Ал поворчал, но тоже взялся за меч. Руки всех троих соприкоснулись.

– На счет три, – сдавленно проговорила Вега. – Раз… Два… Три!

С лезвия меча сорвался сноп ослепительного золотого света. Всадник, стоявший у него на пути, медленно поднял руку, собираясь не то отразить его, не то ответить ударом на удар.

Золотистый свет врезался в него и рассыпался тысячами искр. Всадник упал на землю.

Второй вскинул руку. Знакомая оранжевая линия сорвалась с его ладони и, сделав дугу, полетела прямиком к Веге, Дену и Алу. Юнтерия словно растворилась в воздухе, но Вега почувствовала – она не исчезла, а снова вернулась к ней.

Амрафел вскочил на Херуба, нагнулся и схватил Вегу.

– Нет! – вскрикнула она, вырываясь. – Не оставляй их!

– Все нормально, – быстро сказал Ден. – Мы сами.

Они с Алом понеслись прочь. Херуб взмахнул крыльями. Сердце Веги бешено колотилось, когда она смотрела на убегающих друзей. Ей вспомнилось, какой чудовищный взрыв вызвала прошлая такая атака… Даже если Ден и Ал убегут достаточно далеко, их все равно заденет.

Вега резко дернулась, кубарем скатилась с Херуба и со всех ног побежала к Дену и Алу. И очень скоро поняла: она серьезно просчиталась. Луч был направлен на конкретную цель, и этой целью была она.

Вега остановилась и застыла на месте. Почти машинально она снова соорудила себе меч, хотя и понимала, что от него не будет никакого толка. Ден, обернувшись, тут же понял, в чем дело, и бросился к ней. Ал выругался, но последовал его примеру.

Яркий свет ослепил Вегу, и она крепко зажмурилась. Она почувствовала, как Ден схватился за рукоять мечта, но, сбитый с толку истекшим временем, так и не успел ничего сделать. Ал остановился в двух шагах от них.

Спустя несколько секунд все трое отметили, что прошло слишком много времени, а они все еще живы.

Вега первой открыла глаза. Ноги у нее подкосились.

– Кайт, – прошептала она.

Кайт оглянулся через плечо и виновато улыбнулся.

Он стоял прямо перед ними. Вокруг них не было никого и ничего – ни Всадников, ни Херуба и Амрафела; Полигон просто исчез, и теперь их окружала лишь ослепительная белизна.

– Значит, не только мракодетели так умеют? – спросил, улыбаясь, Ден.

– Не только, – кивнул Кайт. – Но это ненадолго.

– Ты что еще за снежная королева?! – возмутился Ал. – Где мы?

– А ну заткнись! – напустилась на него Вега. – Что ты здесь делаешь, Кайт?

– Тебе же нельзя на Землю! – подхватил Ден.

Уже сказав это, он вдруг догадался о причине, по которой Кайту запретили возвращаться сюда. Ведь когда-то Земля была его домом, о чем ему, вероятно, необходимо забыть.

Кайт посмотрел на Дена и понял: тот все узнал. Он снова улыбнулся и пожал плечами, как бы говоря, что не уверен, каким должен быть его ответ.

– Для начала разберемся с Всадниками. Понадобится ваша сила – всех троих.

– Но мы уже пробовали! – сказала Вега. – Один упал, но потом встал, а другой разозлился, оно и понятно…

– Просто бить их не имеет смысла. Нужно заставить их уйти.

– Как?

– Скорее, «куда», – поправил Кайт. – Денеб, ключ все еще у тебя?.. Тот, которым ты открыл двери Асторума.

Ден сунул руку в карман джинсов и, к своему облегчению, обнаружил там ключ. Запоздало он понял, сколько раз мог его потерять – в Семетериуме, в Затенении…

– Отлично, – кивнул Кайт. – Вам с Альтаиром следует обойти Всадников и открыть двери, которые находятся прямо за ними.

– За ними… Но там нет дверей, – удивленно проговорил Ден. – Это что-то вроде Терностара?

– Да, в некотором роде. Но из Терностара они бы сразу вышли обратно, а из Дверей Мрака выйти не смогут.

– А я тут причем? – хмыкнул Ал, с подозрением разглядывая Кайта.

– Денебу понадобится Темная Энергия, чтобы добраться до дверей. А я пока отвлеку Всадников, чтобы они вам не помешали.

– И я! – тут же вызвалась Вега.

– Сдай ее Амрафелу, Кайт! – не выдержал Ден. – Она уже потеряла два года своей жизни! Пусть унесет ее подальше.

– Кто бы говорил, – огрызнулась Вега, но умолкла, увидев, как дрогнуло лицо Кайта.

Однако он сумел быстро взять себя в руки.

– Свет рассеивается, – сказал он. – Будьте готовы.

Свет действительно начал бледнеть. Сквозь него постепенно проступал Полигон. Всадники успели переключить свое внимание с противников, исчезнувших за светящейся сферой, на защитный купол Таразеда. Но как они ни старались, пробить его у них не получалось. Вега скривилась, услышав в мыслях, что Таразед похвалил свою работу.

– Ты вовремя подоспел, служитель, – сказал Амрафел.

Вега заволновалась. Но он, судя по всему, спокойно относился к светоносцам, в отличие от Анат.

– И впрямь, – ответил Кайт. – Хотя стоило прийти еще раньше.

Он наклонился, подобрал несколько комьев земли, задержал дыхание, а потом резко дунул на свою ладонь. Земля превратилась в лед. Кайт размахнулся, бросил льдинки вперед и поднял посох. Они понеслись с сумасшедшей скоростью, на глазах превратившись в крошечные кометы. Ал насмешливо хмыкнул.

Но когда они ударились во Всадников, оказалось, что лед только выглядит безобидно. Льдинки оставили царапины, из которых брызнула темно-оранжевая жидкость.

Всадники не издали ни звука. Они быстрыми шагами направились к Кайту. Ден, схватив Ала за локоть, силой потащил его за собой.

– Кайт, – напряженно проговорила Вега, глядя на багровое свечение в руках Всадников.

– Тебе лучше остаться с Амрафелом, – сказал Кайт.

Вега собиралась горячо возразить, но Амрафел ее опередил.

– Не выйдет, – сказал он, вытягивая из ножен меч. – Я уже пробовал ее забрать. Но если бы вышло иначе, я бы, пожалуй, разочаровался.

Амрафел вышел вперед и встал перед Кайтом и Вегой. Всадники атаковали одновременно – два багровых луча соединились и понеслись на Амрафела. Он поднял меч острием вверх и повернул его плашмя. Луч ударился в лезвие и будто бы задержался на нем. Амрафел с явным усилием удерживал меч, а потом с силой взмахнул им. Луч отразился и ударился в землю, подняв в воздух комья земли и пелену пыли.

– Спасибо, – сказал Кайт. – Пожалуй, с ними лучше работать на опережение.

Он откинул за спину свой плащ. Вега заметила, что с внутренней его стороны вьются тонкие серебряные нити, на концах которых маячат крохотные огоньки света.

Кайт взял один из них, сорвал его и сжал в кулаке. Потом бросил и поднял посох. Маленький шарик начал стремительно разрастаться в размерах.

Именно этот свет дал Кайту Сефар-агдей – он предназначался для того, чтобы развеять тьму на далеком от Земли Эносе; тьму живую, а потому это было очень мощным оружием. Кайт знал, что даже оно неспособно победить Всадников Ориона, но, по крайней мере, это могло на некоторое время остановить их.

Кайт подал знак Дену, указав, что они с Алом находятся на нужном месте. В следующий момент шар света, приобретя поистине огромные размеры, буквально смел собой Всадников.


Глава сорок первая, о том, как открылись Двери Мрака


– Ну, и чего тут? – Ал нервно оглянулся на Вегу, Кайта и Амрафела. – Поналетели!..

Ден в растерянности огляделся. Ничто вокруг не говорило о наличии дверей, даже подобных Терностару. Двери Мрака… Ден сосредоточился, пытаясь понять, где они могут находиться. Как будто недалеко, и в то же время добраться до них сложно. Они надежно спрятаны от человеческих глаз…

– Они под землей! – осенило Дена. – Бей.

– Это легко, – приободрился Ал. Больше всего на свете он любил шарахнуть со всей силы по недвижимой мишени.

Поудобнее перехватив Гриф, он с боевым ором ударил им в землю. По ней пробежала зигзагообразная трещина. Ал ударил еще несколько раз. Ден, как мог быстро, откидывал землю в сторону.

Сначала показалось сплетение каких-то ветвей. Гриф разломал их. Ден, изрядно поколов пальцы о шипы, сумел развести их в стороны и стал разгребать оставшуюся землю.

Вскоре они увидели тяжелые металлические двери.

При взгляде на них и Дену, и Алу стало не по себе. Хотя подернутые ржавчиной створки не выглядели необычно – ни дать ни взять двери какого-нибудь старого бункера, – от них исходила явная угроза. Из узкой щели стыка веяло холодом.

На ключе Пандоры широко распахнулся глаз.

Свет Кайта тем временем развеялся. Всадники медленно поднимались с земли. Вид у них был потрепанный, они слегка шатались, но все понимали: это ненадолго.

Ден спрыгнул на двери и быстро нашел маленькое отверстие. Он вставил ключ. Двери начали раздвигаться. Полигон наполнил сводящий зубы скрежет.

– Денеб, уходи оттуда! – закричал Кайт.

Ден, поздно поняв свою оплошность, попытался выбраться, но не успел – двери отворились достаточно, чтобы он упал в проем, где угрожающе темнела бездна.

В последнюю секунду его схватили за руку. Ал, закатив глаза и пробормотав «спасай тут всяких!» удержал Дена и помог ему выбраться. Они побежали к остальным.

– Отлично! – улыбнулся им Кайт. – Теперь время ударить.

– Раскомандовался, – буркнул Ал.

Однако после тычка от Веги он все-таки взялся за ее меч. Ден уже держался за него.

Все трое сосредоточились. Через несколько мгновений Вега взмахнула мечом, и с него снова соскользнул золотистый поток. Всадники, еще не успевшие прийти в себя, не смогли увернуться и отшатнулись назад. До пропасти, разверзшейся в земле, им оставался какой-то шаг.

В конце концов Вега не выдержала и сорвалась с места. Но Херуб по указанию Амрафела легко ее обогнал и, встав на задние лапы, передними ударил Всадников. Оба Странника не удержались, качнулись и рухнули вниз.

На невыносимо долгую минуту Полигон погрузился в тишину. Никто не двигался и не произносил ни звука.

И вдруг послышался крик. Громкий, тоскливый и одновременно злобный, он пробирал до костей. Над раскрытыми дверьми заколыхались темные всполохи.

– Это еще что? – содрогнулся Ал. – Это они?

– Нет, – прошептал Ден. – Нет, это не они.

Они с Вегой испуганно переглянулись. Им был знаком этот звук: они слышали его в Семетериуме.

Всполохи усилились. От них стали отделяться небольшие фрагменты. Падая на землю, они превращались в мелких многолапых существ и разбегались в разные стороны.

Из дверей показалась длинная гладкая паучья лапа.

Вега вскрикнула.

– Похоже, – сказал Амрафел, – на землю явилась сама Смерть.

– Как будто у нас тут ее недостаточно! – возмутилась Вега.

– Если ничего не сделать, нынешнее время покажется вам раем.

– Все в порядке, – сказал Кайт. – Мы с Денебом остановим чудовище Семетериума.

– Правда? – Ден совсем не был в этом уверен.

– Да. Пойдем.

Страх пробирал Дена с головы до ног, но Кайт направился к дверям, и он последовал за ним. Остальным Кайт велел оставаться на месте.

Паучья лапа ступила на землю. Кайт взял Дена за руку.

– Не бойся, – прошептал он.

– Пытаюсь. Что мне делать?

– То же самое, что ты делаешь, когда управляешь терниями. Но сосредоточься не на шипах, а на себе. Найди в себе Прах, который дала тебе Анат, и воспользуйся его силой. Попробуй.

Из дверей высунулась вторая лапа. Существо уперлось в землю и явно готовилось выбраться наружу полностью.

Ден закрыл глаза. Мысль, что его пальцы сжимает рука брата, придавала ему спокойствия. И хотя ладонь очень быстро онемела от холода, вскоре Ден снова ее почувствовал: по ней как будто пронесся вихрь колющих песчинок.

Не отпуская его руки, Кайт поднял посох. Сноп света взметнулся вверх, достиг неба и камнем рухнул вниз, в распахнутые Двери Мрака.

Пронзительный крик раздался снова. Лапы, судорожно подергиваясь, исчезли в темном проеме.

Кайт отпустил Дена и первым подскочил к Дверям. Ден последовал за ним. Вместе они попытались закрыть тяжелые двери, но им не хватало сил. На помощь подоспели Вега, Амрафел и даже Ал. Объединив усилия, они смогли закрыть сначала одну створку, потом вторую.

– Я впечатлен, светоносец! – сказал Амрафел. – Это почти союз звезд и терний… Когда-нибудь вы сможете полностью объединить свои силы, а не только их часть.

– Хватило и этого, – Кайт улыбнулся. – Главное, что чудовищу Семетериума не удалось выбраться на Землю.

– А что будет с Всадниками? – спросил Ден.

– Не волнуйся. Они сильны, мрак им нестрашен. Скоро они вернутся домой.

Ден улыбнулся. Он спросил скорее из страха, чем от волнения.

– Хороший конец, – сказал Амрафел Веге. – Мне пора, я и так успел достаточно постареть.

Вега всмотрелась в его лицо и заметила, что оно успело немного измениться. Кожа чуть потемнела, появилось несколько морщин.

– Точно, здесь же есть время! – спохватилась Вега.

– Ты его стоила. Я жду тебя в башне!

Амрафел вскочил на Херуба. Тот прыгнул вперед и словно бы утонул в невидимом воздушном море. Веге стало грустно и одновременно радостно: хотя Амрафел вроде как спас ее в ответ и теперь уж точно ничего ей не должен, все же он сказал, что будет ждать.

Вега обернулась, чтобы посмотреть на Кайта и Дена. Но взгляд зацепился за Ната, лежащего на земле. Вега подошла к нему одновременно с Алом.

– Чего, живой? – Ал бесцеремонно ткнул Ната носком ботинка.

– Полегче! – сказала Вега, уступая Юнтерии. Ей самой хотелось поступить так же. После нападения Ната тело до сих пор ныло от боли. – Живой, дышит. Надо, наверное, сообщить кому-нибудь, – добавила она, игнорируя предложение Таразеда немедленно покарать обидчика.

– Странно, что Полумесяц твой еще не здесь. Они ведь наверняка наблюдают за Полигоном, – Ал передернул плечами. – Ладно, я пошел. Мне еще три часа объясняться о той фигне, что здесь случилась.

– Спасибо за помощь.

Ал скривился, покосился на Кайта и беспрепятственно вышел с Полигона. Это удивило Вегу, однако потом она рассудила: ограничения Таразеда либо действовали только на Всадников, ведь в договоре речь шла именно о них, либо они исчезли вместе с незваными гостями, что тоже логично.

Вега подошла к Кайту и Дену. Они так смотрели друг на друга, будто увиделись впервые. Вега хотела пошутить над этим, но вдруг увидела впереди, там, где начинались деревья, слабый блеск.

– Что там? – пригляделась она.

Ден вспомнил:

– Намиар! Странник, которому мы отдали эсперид!

– Намиар? – удивленно проговорил Кайт. – Неужели правда он?

– Ты его знаешь?

– Намиара знают и ценят все, и давно его ищут. Думаю, именно из-за него Всадники явились сюда.

– Если так, мог бы просто выйти к ним! – возмутилась Вега.

За деревьями действительно оказался Намиар. Он оставался в прежней форме, его очертания больше не расплывались, наоборот, они обрели потрясающую четкость. Вокруг него искрилось множество блесток, похожих на рой крохотных светыльков. Но Странник не двигался и ничего не замечал.

– Что с ним? – забеспокоился Ден.

Кайт обернулся. Вдалеке в темное небо поднимался столб дыма.

– Это Всадники, – сказала Вега. – Они успели стрельнуть один раз.

– Они атаковали Полумесяц, – кивнул Кайт. – Теперь вокруг слишком много звездной пыли. Намиар пополнил себя, и ему нужно время, чтобы свыкнуться с этим. Пойдем, откроем Терностар, чтобы Странники могли вернуть себе прежнюю форму.

Они добрались до дверей Терностара. Ден отворил их, и в ночь вырвались десятки, сотни светыльков. Некоторые замирали тут же, сливаясь со своими собратьями, другие отлетали подальше, и скоро там появлялись призрачные силуэты.

– Они не станут на нас нападать? – прошептала Вега.

– Нет, – заверил Кайт. – Они продолжат свой путь.

– Но зачем они вообще прибыли сюда? – спросил Ден.

– У них были свои задачи.

– Именно здесь, в Стожарске? – усомнилась Вега.

Кайт покачал головой.

– Странники бывают всюду. Они прилетают и улетают, выполняя то, что должны, но люди их обычно не видят. Только здесь, где Корона Астралиса оставила огромное количество звездной пыли, они становятся видимыми для вас, и именно поэтому Полумесяц и Ильгекарт выбрали это место.

Вега и Ден не успели толком осмыслить его слова – их насторожили голоса, вдруг раздавшиеся совсем рядом с ними.


Глава сорок вторая, о важности правильного использования полученных знаний


– Нет, вы идите за Эльнатом! – командовал голос, хорошо знакомый Веге. – Вы тоже, Михаил… Потом разберемся с этими… явлениями. Почему до сих пор никого нет?

– На телефон не отвечают. Надеюсь, это не наше здание горит?

– Конечно, нет! Сам знаешь нашу систему безопасности. Леонид, куда вы нас ведете? Если вы что-то задумали, то…

Евгения умолкла. Она, Даниил и Леонид вышли на поляну и остановились. Даниил и Леонид поразились – главным образом присутствием Кайта. Евгения же как будто и не заметила его.

– Изумительно! – проговорила она, глядя на Терностар. – Вы не лгали, он и впрямь здесь. Откройте нам его, Леонид. Чего вы встали? Покажите, как он открывается. Уж не боитесь ли вы троих детей?

Леонид сделал несколько неверных шагов вперед. Ден встал у него на пути.

– Как ты мог? – с трудом выговорил он.

– Ты… Ты не понимаешь, – хрипло ответил Леонид. – Я рассказал им, чтобы спасти тебя.

– И выпил его свет тоже ради этого?.. – послышалось вдруг из-за спины Даниила.

К ним вышел Намиар. Теперь он выглядел сильным, уверенным в себе.

– О чем ты? – спросил Ден.

– Когда я принес свет Денеба, он должен был дать его тебе, – сказал Намиар. – Он сделал это, но часть оставил для себя. Денеб – одна из путеводных звезд, и именно поэтому вам обоим стали подвластны двери Терностара. Тогда я согласился с тем, что он поступил во благо… Люди говорили, что полезно изучить действие света на взрослом, чтобы тебе потом было легче совладать со своими способностями. Но он использовал его не для этого…

– Неправда! – возразил Леонид. – Я сделал это ради их исследований!

– Если так, зачем же ты рассказал Полумесяцу историю, которая не была правдой? Они простили тебе свет Денеба, простили твою ошибку в расчетах с Темной Энергией – а ведь из-за этого погибло столько людей. Но ты все равно предал их.

– Ты! – выдохнула Вега. – Это ты всех угробил! Это ты всех сдал!

– Вы не понимаете! – заорал Леонид. – Ден, я хотел уберечь твоего отца от безумия! Я хотел спасти Денеба Кайтоса!

– Я Денеб Кайтос, – сказал Кайт. – И своим спасением я обязан не тебе.

Вега бросила на него изумленный взгляд.

Леонид оборвал себя на полуслове. Он смотрел на Кайта расширенными глазами, из его горла вырвался неразборчивый хрип.

– Очень интригующая история, Леонид! – воскликнула Евгения. – Но сперва откройте ваш Терностар, а там, если хотите, мы снова заключим договор и как следует изучим Денеба Кайтоса. Что-то мне подсказывает, что он не с Земли, как и этот Блуждающий. Тем интереснее!

– Вы совсем страх потеряли? – Вега беззастенчиво покрутила пальцем возле виска. – Да Кайт и этот Странник вас одним ударом…

– Вега, дорогая, как ты думаешь, кто расправился с Блуждающими, когда погибли астранты? – Евгения широко усмехнулась. – Мы долго изучали их, и поверь, у нас есть на них управа! Другое дело, что там, где они приземляются, создаются помехи, и наши изобретения не работают. Но, к вашему несчастью, сейчас мы не на Полигоне. Даниил!

Даниил запустил руку за пазуху, но вытащить ее не успел. Двери Терностара стали медленно открываться. В земную ночь выпорхнул рой светыльков. Они как будто узнали, что теперь смогут обрести свою прежнюю форму.

Евгения радостно вскрикнула и пошла к Терностару. Кайт решительно преградил ей дорогу своим посохом. Она хотела оттолкнуть его, но передумала и оглянулась на Даниила, чтобы призвать его к действию.

Ее помощник вытаращенными глазами смотрел на Терностар и не двигался с места. Евгения проследила за его взглядом и тоже окаменела. Подобного она не видела ни в одном из отчетов Короны Астралиса, не говоря уже о своей команде.

Из Терностара вышла высокая фигура с совершенно черным лицом, на котором треугольным созвездием сияли три ярких точки. За спиной распростерлись четыре угольно-черных крыла, черная же рука сжимала тонкое копье со сверкающим острием.

Вегу пробрало до мурашек от вида этого существа. Кайт мягко, почти невесомо коснулся ее плеча и шепнул:

– Все хорошо. Это Крылат. Уверен, он пришел не за вами.

Действительно, совершенно проигнорировав их, черное создание остановилось перед Леонидом.

– Ты нарушил договор с Асторумом, – сказало оно громким, ясным и совершенно безжалостным голосом.

– Что?.. Нет! – Леонид попятился.

– Ты использовал полученные знания не во благо.

– Тот договор… Это же бред! – взвизгнул Леонид. – Я и раньше передавал все другим! Короне Астралиса! Все об этом знали!

– Не грех желать знания и делиться им с другими жаждущими, – невозмутимо проговорил Крылат. – Но теперь ты передал все тем, кто – ты знал – использует их не во благо. Ты помог им, зная, какое зло это принесет, и тем самым нарушил договор. Я забираю твою жизнь и душу.

Он взмахнул копьем. Ден рванулся вперед – несмотря ни на что, Леонид долгое время был для него почти другом, – но Кайт предусмотрительно взметнул перед ним поток света. Ден отпрянул, Вега зажмурилась; когда свет рассеялся, на поляне уже не было ни крылатого существа, ни Леонида.

– Ни к чему вам было видеть это, – объяснил свои действия Кайт. – И уж тем более вмешиваться, – посмотрел он на Дена.

Двери Терностара медленно закрывались.

– Нет! – Евгения подбежала к ним и успела придержать одну створку. Ее руки дрожали. – Нельзя упустить такой возможности. Даниил, вы представляете, на какой уровень это выведет наши исследования?!

Придерживая дверь, она переступила порог одной ногой.

– Если вы войдете туда, то уже не сможете выбраться обратно, – предупредил Кайт.

Евгения то ли не поверила ему, то ли предпочла не услышать. Она зачарованно смотрела на тернии и отсветы из ближайших проходов и изо всех сил вытягивала шею, чтобы их рассмотреть.

Зато услышал и поверил Даниил. Он схватил Евгению за руку, говоря, что бездумно вот так соваться в неизвестность, и попытался оттащить ее назад. Евгения принялась сердито вырываться. При этом она шагнула за порог, увлекая за собой Даниила.

Оба сразу же исчезли с глаз.

– Они выбрали свой путь, – сказал Кайт.

Ден вошел в Терностар. Он никого не увидел и не услышал никаких голосов. Коридор был пуст.

Вернувшись обратно, Ден затворил двери.

Терностар исчез.


Глава сорок третья, наглядно показывающая, что произошло с Денебом Кайтосом


– Мне, пожалуй, пора, – сказал Кайт. – Да и тебе, Намиар, тоже – сефилорт Арданел давно тебя ждет, как и все остальные.

Намиар хотел что-то сказать, но его опередила Вега. Схватив Кайта за край плаща, она взмолилась:

– Я пойду с тобой! Ты же знаешь… Я… Ну… Ты…

Ей хотелось сказать сразу обо всем – о том, что здесь у нее никого нет, о том, как он ей дорог, что больше всего на свете ей хочется быть с ним. Что она его любит, в конце концов. Но слова отказывались складываться.

Впрочем, Кайт прекрасно понял ее и так.

Ласково улыбнувшись, он коснулся кончиками пальцев ее щеки, совсем как тогда, в Затенении.

– Нет, Вега. Ты не можешь пойти со мной. Мы из разных миров. Но совсем необязательно постоянно быть рядом, чтобы любить… Я буду думать о тебе.

После этих слов он сделал шаг назад, завершая их разговор. Вега, сраженная ворохом противоречивых эмоций, осталась стоять на месте. Она была и счастлива – ведь Кайт прямо сказал о любви, – и расстроена тем, что он не возьмет ее с собой.

«Но мы сможем видеться на Луране, – стала убеждать она себя. – Ден от меня не отделается, будет приводить к нему, вот так!»

Намиар тем временем сказал:

– Я не могу уйти, Де-Кайтос. Не могу, пока не рассказал всю правду…

В голову Дена вдруг пришла простая и дерзкая мысль.

– Кайт… Раз ты все равно здесь… Может, ты мог бы просто поговорить с моим… с отцом? Это его спасет, я уверен… И Намиар сможет спокойно уйти.

– О чем это вы? – встрепенулась Вега.

Ден передал ей то, что рассказал Намиар. Вега от волнения заметалась на месте.

– Да, я мог бы, – сказал Кайт после короткого раздумья. – Вряд ли еще представится такой случай.

– У тебя будут серьезные неприятности? – тихо спросил Ден. – Из-за того, что ты пришел сюда?

Кайт улыбнулся ему с нарочитой бодростью.

– Сефилорт Арданел, наверно, простит меня.

– Я вступлюсь за тебя, если потребуется, – сказал Намиар.

Кайт кивнул ему с благодарностью, хотя, если говорить начистоту, сомневался, что его сможет спасти чье-то заступничество. Но ему совсем не хотелось пугать Дена и Вегу страшной судьбой, которая его ожидала.

– Вега, да прекрати уже! – не выдержал Ден. – Стой смирно! Сказали же – простят Кайта!

– Нет… То есть да… Ох, пожалуйста! – она метнулась к Намиару и схватила его за руки. На ощупь они были очень странные, как холодная вода, готовая пролиться в любой момент. – Пожалуйста, сделай так еще раз! Есть мальчик, который умирает от волновой болезни… Ты ведь можешь спасти его! – Намиар отрицательно покачал головой, и Вега еще горячее заговорила: – У него нет родителей, и вообще никого, а я, конечно, знаю, что ты его не убьешь, а просто…

– Вега, – Кайт коснулся ее плеча. Вега вздрогнула и отпустила Намиара. – Дело не в этом. Дело в том, что ты не можешь решать его судьбу.

– Но что тут решать? Он мучается от страшной боли и все равно скоро умрет. Он так мало прожил, и уже… Ну, да, я ему не мать, но матери-то у него нет, а опекунше плевать, она его просто использует! Пусть тогда решит он сам!

– Он слишком мал для этого! – возразил Ден.

– И не из каждой души можно создать звездного служителя, – добавил Намиар.

– Бессердечные! – разъярилась Вега. – Кто это решил, что ребенку нельзя предоставлять выбора, жить ему или умереть?

Намиар задумался. Затем сказал:

– Покажи мне его. Де-Кайтос, я прошу пойти и тебя.

– Как скажешь, Намиар.

Они покинули лес и пошли по темным улицам. На них было безлюдно. Где-то вдалеке слышались крики и звучали сирены. Едко пахло дымом, небо окрашивали всполохи пламени. Пожар, вызванный Всадниками, пока так и не удалось потушить.

Кайт не смотрел по сторонам. У него не сохранилось воспоминаний о городе, но его дороги напоминали путешествие по давно забытому, зыбкому сну, и ему казалось, что если он будет слишком внимателен, сон станет четче и принесет с собой боль и тоску.

У квартиры Галины Вега нажала на звонок и не отпускала его, пока не раздались сердитые шаги и дверь не отворилась. Как и ожидала Вега, увидев ее, опекунша сперва опешила от такой наглости. Потом она заметила Кайта и Намиара и так побледнела, что Вега подумала – упадет в обморок.

Галина и впрямь качнулась, но устояла. Слабой рукой она попыталась закрыть дверь. Вега легко ее удержала. Тогда Галина просто повернулась и ушла вглубь квартиры. Не то вызывать помощь по телефону, не то досматривать сон, за который она приняла происходящее.

Вега повела Дена, Кайта и Намиара в детскую. Туда она зашла более осторожно, не желая пугать своих соседей по несчастью.

Через открытое окно в комнату врывались порывы ночного воздуха, слегка отравленного гарью. Саша спала. Алена, несмотря на поздний час, сидела около Темы и читала книгу под светом настольной лампы. Но когда она подняла глаза на Вегу, они показались ей заплаканными. «Вряд ли из-за книги ревела, – подумалось Веге. – Наверняка с Темкой совсем все плохо».

Алена протерла глаза и уставилась на Кайта и Намиара в явном ожидании, что они – плод ее недосыпа и сейчас исчезнут.

Намиар наклонился над Темой.

– Он слишком взрослый. Я могу это сделать, но ему будет сложно стать звездным служителем. В нем будет слишком много памяти. Решать надо быстрее… Времени осталось совсем мало.

От звука его голоса Саша ненадолго выглянула из сна, села на своей постели и недоуменно моргнула.

– Ангелы, – сонно пробормотала она. – Вы за Темой?

– Если он захочет, – сказал Кайт.

Саша, похлопав глазами, пробормотала «счастливого пути» и снова улеглась, так полностью и не проснувшись.

Кайт коснулся пальцем лба мальчика. Вега поняла: он сделал то же, что и с ней, когда обличил Таразеда – пустил разряд Энергии.

Тема вздрогнул и тут же проснулся.

– Ух ты! – сказал он, глядя на Кайта и Намиара. – А вы кто?

– Это неважно, – сказал Намиар. – Важно другое. Ты можешь оставить это тело, пойти со мной и стать таким, как он, – он кивнул на Кайта. – Ты избавишься от боли, станешь звездным служителем и будешь приносить людям свет, а если придется – и тьму. Это долгий и сложный путь, но ты повидаешь множество миров.

– И больше никогда не вернешься на Землю, – добавил Кайт.

– Или ты умрешь, – продолжил Намиар. – Что тоже неплохо.

Тема озадаченно нахмурился.

– А что будет, если я умру?

– Твоя душа окажется там, где и должна быть. Она вернется домой. Когда-нибудь это все равно произойдет.

– Я пока не хочу умирать, – сказал Тема. – Я хочу к звездам. Я правда стану таким? – он робко и восторженно посмотрел на Кайта.

– Да, – ответил он. – Со временем.

– Ты мне разрешишь? – Тема повернул голову к Алене. – Я буду скучать, но я очень хочу пойти с ними! Смотри, какой у меня будет плащ!

Алена расплакалась. Она перестала что-либо понимать. Она почти не спала несколько ночей подряд, присматривая за Темой – ему становилось все хуже и хуже. Каждую ночь она ждала и боялась, что он умрет. Этим вечером ей стало ясно: грядущая ночь будет последней. Алена знала и не могла поверить в это.

Но смерть пришла, хотя и совсем не такой, какой она ожидала ее увидеть. Не в виде предсмертной агонии и последнего стона, а в облике двух призрачных существ, которые утверждали, что могут забрать мальчика с собой.

– Да, – наконец проговорила она сквозь слезы. – Мы тоже будем скучать по тебе.

– Закрой глаза, – сказал Намиар.

Тема послушался. Странник склонился над ним и коснулся лбом его лба. Слабо мерцающие очертания прядей волос заслонили их лица. Веге показалось, что они постепенно налились светом.

Когда Намиар отстранился от Темы, мальчик уже не дышал.

– Все в порядке. Его душа со мной, она в безопасности. Я передам ее сефилорту Арданелу, и он создаст для нее новое тело.

– Кайт, – сказал Ден не своим голосом. Он неотрывно глядел на Алену, впавшую в ступор. – Сделай… Сделай то же, что и тогда… В Затенении.

Кайт понимающе кивнул, повернул к себе лицо Алены и коснулся губами ее лба. Она сразу потеряла сознание. Ден придержал ее и помог уложить.

– У нас осталось еще одно дело, – тихо проговорил Кайт. – Пойдем, Намиар.

– Кайт… – Вега задержала его руку в своей.

– Мы еще встретимся, – Кайт улыбнулся ей и Дену. – Я буду верить в это. Верьте и вы.

Они с Намиаром подошли к открытому окну. Мелькнуло две белых вспышки, и они исчезли.


Глава сорок четвертая, в которой Денеб и Вега наблюдают звездопад наоборот


Виталий, в прошлом видный ученый, бывший член Короны Астралиса и работник строительной фирмы, на днях потерявший и эту работу, сидел на балконе в тесной компании бутылки. Он смотрел на отблески пламени, разукрашивающие небо, и поднимающиеся клубы дыма. Он знал, что горит здание Полумесяца, мозг организации, но чувствовал лишь эхо горького удовлетворения. Даже если бы погибли все, причастные к давней трагедии, это не могло вернуть прошлое и возродить мертвых.

Он приложился к бутылке и сделал несколько глотков. Прошло уже много времени, а Денеб все не возвращался. Таисия сходила с ума и требовала заявить в полицию, но Виталий был уверен: все дело в открывшейся тайне. Сын больше не хотел иметь с ним никакого дела, и он его вполне понимал. Таисия последовала этому примеру. Обвинив мужа в пьянстве и равнодушии, она ушла – не то в полицию, не то искать Денеба самостоятельно, не то начинать новую жизнь в другом месте. Будь так, Виталию нечего было бы сказать ей в упрек.

Леонид не отвечал на телефонные звонки. Все куда-то пропали. Оставили его.

«И поделом», – сонно подумал Виталий.

Бутылка выскользнула из ослабших пальцев. Звон разбитого стекла вывел его из тяжелого забытья и вернул к мрачным мыслям.

Вот уже который год он задавал себе один и тот же вопрос – как можно было поверить в безумную мысль, что Странник способен спасти его сына. Спасти на самом деле, а не в том смысле, что смерть тоже считается избавлением от болезни.

– Если ты решился поверить, важно сохранить свою веру до конца.

Услышав чей-то голос, Виталий вздрогнул и поднял голову. Он не поверил своим глазам.

На перила балкона мягко приземлился парнишка, белый, как смерть, с посохом, обвитым терниями. Проклятые тернии! – невольно вспомнил Виталий. Все из-за них… Но кто это?

– Ты ведь не Странник, – тихо проговорил он. – Но наверняка оттуда же… Или я совсем допился.

Намиар опустился рядом.

– Нет. Странник – я. Ты помнишь меня?

– Намиар, – прошептал Виталий.

– Он долго ждал, чтобы донести до тебя – он сдержал свое слово, – сказал Кайт. – Ты не узнаешь меня, отец?

Виталий, не веря ни своим ушам, ни глазам, долго всматривался в его лицо. Наконец он прошептал:

– Денеб… Кайтос?..

Кайт улыбнулся.

– Да. И я рад тому, что все случилось так, как случилось. Ты сделал выбор за меня, но это был хороший выбор. Я путешествую по разным мирам и несу свет в самые темные части Вселенной.

– Я… Я не винил тебя, Намиар, – пробормотал Виталий, дрожа всем телом. – Я винил только себя.

– Напрасно. Как и сказал Де-Кайтос, ты сделал хороший выбор, и он доволен им.

– Мы больше не увидимся, – сказал Кайт. – Но Денеб останется рядом с тобой. Береги его.

Виталий сделал шаг к нему. Кайт оттолкнулся от перил и белой стрелой взмыл в небо. Намиар последовал за ним, и вскоре два ярких луча затерялись среди множества звезд.


Вега и Ден вышли на улицу. Они решили немного пройтись, чтобы привести в порядок мысли и чувства.

Не сговариваясь, они пошли к Полигону, но остановились, не доходя до него. Им открылось удивительное зрелище: Странники уже заканчивали принимать свою форму, одни силуэты призывно белели в зарождающемся рассвете, другие стремительно неслись вверх.

– Звездопад наоборот, – сказала Вега, глядя на бесчисленные светлые линии.

– Да, точно.

Некоторое время они молча наблюдали за уходящими Странниками. Вега мысленно спросила у Юнтерии, не собирается ли и она улетать.

«Если можно, я пока останусь с тобой», – ответила ей Юнтерия.

«Оставайся, – великодушно разрешила Вега. – Только не подслушивай особо мои мысли».

– Кайт говорил, что Странники видны потому, что здесь много звездной пыли, – сказала Вега вслух, обращаясь одновременно и к Юнтерии, и к Дену. – Где ее могла взять Корона Астралиса? Кайт сказал, это все из-за них.

Ден задумался.

«Тернии», – прошептала Юнтерия.

– Тернии? – тупо повторила Вега.

– Точно! – воскликнул Ден и резко повернулся к ней. – Помнишь, что мы нашли в Малом Асторуме? Корона Астралиса хотела сделать здесь что-то вроде Затенения, чтобы Странники могли прибывать к ним за эсперидами. Эксперимент провалился. Но ведь они начали! На Полигоне наверняка были тернии, как в Затенении!

– Подожди, но если так, тернии-то должны были остаться… Нет? Иначе откуда взяться пыли? Она бы давно развеялась, наверное.

– Они остались, – сказал Ден, вспомнив битву с Всадниками. – Они под землей. Наверное, земля сдерживает излучение, иначе бы мы с тобой были уже не жильцы, да и Ал с Натом тоже. И именно поэтому на Полигоне не работает техника.

– Понятно, – вздохнула Вега. – Как думаешь, что теперь будет?

– Сложно сказать. Блок-то все еще есть. Может, кто-то займет место Евгении. Да и Ильгекарт никуда не делся.

– Обрадовал!

– Если что, ты всегда можешь сбежать к Амрафелу, – пошутил Ден.

Вега усмехнулась. Да, она собиралась навестить Амрафела, но куда больше ей хотелось бы оказаться рядом с Кайтом.

– Мы что-нибудь придумаем, – посерьезнел Ден. – Ну, если они все еще будут пытаться до тебя добраться. И с опекуншей твоей разберемся. Кстати, надо позвонить кому-нибудь…

– Кому? Зачем? – не поняла Вега.

– Затем, что один из подопечных твоей Галины умер.

– Он не умер. Ну, то есть…

– Я-то знаю, – вздохнул Ден. – Но тот факт, что он скоро станет звездным служителем, не отменяет того, что в квартире Галины лежит его тело.

– Ой, да, – спохватилась Вега. – Да и девчонки перепугаются. Они небось подумают, что им все приснилось.

– Так что пошли. Может, после этого вашу Галину лишат права на опекунство. Кстати, хочешь, попрошу родителей тебя удочерить? – предложил он неожиданно даже для себя.

– Не вздумай, – решительно отказалась Вега.

– Почему?

– Не хочу быть твоей сестрой. Потому что у меня есть виды на твоего брата.

– Да, это я заметил.

И они рассмеялись.


Глава сорок пятая, заключительная


Следующие месяцы выдались бурными для всего города. Крупную катастрофу – взрыв и пожар в здании Полумесяца – замять не удалось, и в Стожарск пожаловала комиссия из столицы, за которой просочился не в меру активный журналист. Он не преминул оповестить всю страну о том, что организация, которой принадлежало здание, занималась какими-то странными делами и, судя по всему, использовала для своих темных целей беспризорников, к гибели родителей которых, возможно, была причастна.

История вызвала волну возмущений и требований разобраться, что вообще происходит в закрытом городе, почему детей в школах учат совсем не тем предметам, каким положено, и куда пропала губернатор, щедро спонсировавшая Полумесяц.

Расследование велось долго и трудно. Вегу, Ната и других астрантов не раз допрашивали. Однако никто из них не рассказал о том, что происходило на Полигоне.

Зато Вега подробно поведала о своих злоключениях – как ее лишили медицинской помощи и отправили к совершенно невменяемой опекунше. К Галине немедленно явились с проверкой и застали ее в, мягко говоря, нетрезвом состоянии – после визита Кайта и Намиара она не расставалась с вином. Как выяснилось позже, прежде у нее уже умерли двое подопечных. Евгения помогла замять это дело. Увидев на пороге своей квартиры гостей из звездного мира, Галина решила, что к ней явились умершие дети, и чуть не сошла с ума.

Ее в мгновение ока лишили права на опеку и поместили в закрытое учреждение дожидаться суда по делу о смерти уже троих детей. Вегу, Алену и Сашу отправили в детдом. Но они пробыли там недолго.

Сашу очень скоро удочерили родители Дена. Его отец успел кардинально измениться: он завязал с алкоголем и даже сумел устроиться на работу в местный институт. Планы у него были далеко идущие – он хотел снова заняться наукой. Вдохновленная этим и полная самых радужных надежд, Таисия поинтересовалась у Дена, что он думает о возможном появлении брата. Ден ответил, что брат у него уже есть, а вот от сестры он бы не отказался и даже может предложить кандидатуру.

И его, и Таисию, и Виталия очень расстроило исчезновение Леонида (Ден втайне рассказал отцу, что с ним случилось). Хотя он совершил немало ошибок, все же он не раз приходил им на помощь и был их другом. Появление Саши сумело отвлечь семью от этого горя. Виталий и Таисия быстро привязались к девочке и с удовольствием слушали ее игру на скрипке.

Что касается Веги, в один прекрасный день ее посетили нежданные гости. Она не поверила своим глазам, когда директор детдома распахнула дверь и впустила в комнату Викторию и Константина, ее старых опекунов.

– Вега! – Виктория бросилась к ней, но Вега невольно отступила.

– Вы зачем здесь? – вырвался у нее довольно-таки грубый вопрос.

– Мы пришли забрать тебя, – сказал Константин. – Ты не хочешь?..

– Так легко бросили, а теперь обратно? – Вега с подозрением посмотрела на них. – С чего бы это?

– Мы тебя не бросали! – воскликнула Виктория. – Кто тебе это сказал?

– Учительница. И Евгения. Ну, губернатор.

Виктория изумленно посмотрела сначала на нее, потом на мужа. Константин принялся объяснять:

– Это неправда. Той ночью к нам заявились домой и сказали, чтобы мы отдали твои вещи, потому что тебя у нас забирают. Якобы мы не уследили за тобой, и из-за этого… Мы понимали, что так быстро дела не делаются, но с нами не собирались разговаривать. Мы положили в твои вещи письмо. Ты его не получила? – Вега помотала головой. – Мы читали в газетах, что с тобой случилось, и чуть не сошли с ума. Звонили в больницу, приемную губернатора, даже пытались пройти в школу, когда узнали, что ты ходишь на уроки. Но нам не позволяли. Только теперь… Думаю, из-за того, что явились столичные власти… Удалось договориться и восстановить наше право на опеку.

Вега глотала вдруг подобравшиеся слезы. Ей очень хотелось поверить в услышанное, но червячок сомнения настойчиво грыз ее.

«Вспомни, сколько ты испытала боли из-за них, – сказал Таразед. – Они оставили тебя».

«Почему ты считаешь, что они говорят неправду?» – услышала Вега и Юнтерию.

– Ты не хочешь к нам? – голос Виктории задрожал.

– Дайте мне минуту, – сдавленно проговорила Вега.

– Конечно, – сказал Константин, взяв Викторию за локоть и потянув за собой. – Мы понимаем, на тебя столько свалилось… Мы подождем, сколько нужно.

Они вышли в коридор. Вега бросилась перерывать свои вещи. Ей отчаянно хотелось заставить Таразеда умолкнуть и доказать себе и ему, что он не прав.

Наконец рука скользнула по какой-то бумаге. Вега вытащила со дна сумки конверт, распечатала его и, прочитав лишь первую строчку, не выдержала и расплакалась. Заветные слова, которые так хотелось услышать, все это время были рядом. Виктория и Константин спешно написали, чтобы она потерпела, пока они не разберутся с явно незаконными действиями властей и не смогут снова забрать ее к себе, потому что они ее любят – и ни за что не оставят.

Успокоившись и приведя себя в порядок, Вега вышла в коридор и сказала:

– Слушайте, а вы не хотите удочерить еще кое-кого?

Так вместе с Вегой к семье Виктории и Константина присоединилась Алена. Узнав ее непростую историю, они прониклись к ней глубоким сочувствием. Алена, подавленная после смерти Темы, с трудом возвращалась к обычной жизни – но все-таки возвращалась. Уверенность Саши в том, что Тему забрали два ангела, немало помогала ей в этом. Ведь это значило, что визит двух странных созданий не был сном, и, возможно, мальчик действительно продолжал жить.

Единственное, что огорчало Вегу и Дена – это отсутствие Кайта. Они регулярно наведывались на Лурану, но заставали лишь пустующую громаду покинутого города. За три месяца они исходили его вдоль и поперек, подбадривая друг друга. С каждым новым визитом их голоса звучали все неувереннее.

Несколько раз они заглядывали на Хторан. Там им отвечали, что Де-Кайтоса давно никто не видел.

Вега совсем приуныла. Виктория и Константин даже сводили ее к врачам, думая, что она серьезно заболела. Ден тоже беспокоился. Он не терял надежды и однажды снова потащил Вегу на Лурану, едва ли не силой.

И вот на ее фоне замаячил знакомый белый силуэт.

Вега так соскучилась по Кайту, что бросилась ему на шею. Он обнял ее в ответ. Вега вскрикнула от обжигающего холода его рук и тут же счастливо рассмеялась.

– Где ты был столько времени?! – выговорила она ему.

– Все в порядке? – в волнении спросил Ден.

– Ну, скажем так, – Кайт улыбнулся. – Много чего случилось, но да, сефилорт Арданел простил меня.

– Хорошо, – Ден облегченно вздохнул.

– Да, – сказала Вега и громко повторила: – Да. Вот теперь все хорошо!


Автор обложки: *ральф | https://vk.com/ralf.herzfield


home | my bookshelf | | Звезды и тернии |     цвет текста   цвет фона