Book: Рождественская невеста



Рождественская невеста

Мэри Бэлоу

Рождественская невеста

Глава 1


Мистер Эдгар Доунс решил жениться. Несомненно, он должен был сделать это намного раньше, теперь ему уже было тридцать шесть лет, он испытывал уважение к институту брака и трепетную нежность к семейной жизни. Но правда заключалась в том, что он не спешил. Он чувствовал себя пойманным между двумя мирами. Эдгар не был джентльменом. Он был сыном бристольского торговца, который очень разбогател в течение своей жизни, а затем купил и отремонтировал великолепный особняк недалеко от Бристоля и удалился, чтобы жить там как джентльмен. Эдгар учился в лучших школах, стал уважаемым и успешным адвокатом, а затем взял в свои руки дело отца.

Он был чрезвычайно богат и получил образование джентльмена. Он говорил, одевался как джентльмен и наследовал Аббатство Мобли после смерти своего отца. И это было справедливо. Но он не был джентльменом по рождению, а в определенных кругах этот факт имел решающее значение.

Он думал о браке с девушкой своего сословия. На отдельных этапах его взрослой жизни он даже присматривался к некоторым дочерям или сёстрам своих знакомых, как к возможным жёнам. Но при этом Эдгар не чувствовал, что принадлежит к их миру, особенно когда это касалось такого личного дела, как брак. Он и сам затруднялся сказать, почему это было так. Возможно из-за почти пуританских отношений, царящих среди людей его класса, или, возможно, из-за вульгарной озабоченности этих людей деньгами и имуществом. Хотя, ни одно из этих объяснений не казалось ему серъёзным.

Он думал и о женитьбе на леди. Но существовали очевидные аргументы против такого брака. Все они исходили из того факта, что он не был джентльменом. Конечно то, что его сестра Кора, семь лет назад вышла замуж за младшего сына герцога и стала леди Фрэнсис Неллер, говорило в его пользу. Верно было также, что Эдгар удивительно легко нашёл общий язык со своим чрезвычайно элегантным шурином и со всеми его друзьями-аристократами, с которыми познакомился. Но, хотя брак Коры казался действительно удачным и увенчался четырьмя замечательными детьми, было очевидно, что при обычных обстоятельствах лорд Фрэнсис не женился бы на ней. К этому их привела глупая привычка его сестры разыгрывать из себя героиню, даже на секунду не задумываясь над мудростью своих действий, которые не раз вынуждали его спасать Кору из неприятностей, созданных ею самой. Да и какой в конце концов у бедняги был выбор? Заковать Кору в кандалы?

Лорд Неллер и его друзья... Граф Торнхилл, например, маркиз Кэрью или герцог Бриджуотер весьма охотно общались и принимали Эдгара, брата леди Фрэнсис Неллер, в своём кругу. Но отнеслись бы они к нему так же благосклонно, если бы он стал ухаживать за их сестрой или кузиной, желая жениться на ней? Это был вопрос, на который Эдгар не мог ответить даже с малой толикой уверенности, так как никогда не обращался с этим ни к кому из упомянутых джентльменов. Однако у него были определённые предположения на этот счёт.

Возможно, нашёлся бы джентльмен с дочерью на выданье, который обнищав, или в случае некрасивости, или даже сварливости своей дочери, согласился бы на её брак с адвокатом, сыном торговца. Который был столь же богат, как и лорды с голубой кровью, и станет ещё богаче, после смерти своего отца. Но смог бы этот джентльмен утверждать, что поступил так в согласии со своими истинными желаниями и совестью? И вошли в его положение господа из высшего общества: что он так низко пал только из желания увидеть свою дочь замужем?

И всё же, в возрасте тридцати шести лет, Эдгар Доунс решил найти себе невесту. Невесту с хорошей родословной, одним словом - леди. И он не собирался затягивать с этим. Он обещал своему отцу, что к Рождеству выберет и пригласит свою суженую с семьёй в Аббатство Мобли, чтобы провести вместе праздники и отпраздновать помолвку. А когда он что-то обещал, то всегда сдерживал своё слово.

Мистер Доунс-старший отпраздновал свой шестидесятилетний день рождения в начале сентября. И хотя трудно было найти более здорового, крепкого и здравомыслящего человека его возраста, он решил вспомнить о том, что смертен и объявил себя стариком. Старик, имеющий последнее желание. Кора рыдала, когда он начал описывать все знакомые ему видимые и скрытые смертельные болезни, а лорд Фрэнсис только кривил губы.

Эдгар качался на стуле, когда услышал, что последнее желание его отца состояло в том, чтобы увидеть его женатым. Возможно, предположил мистер Доунс-старший, он даже проживёт ещё достаточно долго, чтобы увидеть внука в детской? Не то, чтобы у него были какие-либо возражения против внучек, но, как это обычно водится, пожилой мужчина жаждал по крайней мере одного внука.

А так как мистер Доунс достиг всего, что ставил себе целью в жизни, включая, пускай и печально короткий, но блаженно-счастливый брак, а также рождение лучших сына и дочери, которых только можно себе пожелать, не говоря уже об успешной карьере и приобретении Аббатства, - у него было только одно желание, кроме брака сына, конечно, и это было - рождение внука. Он хотел также, чтобы его сын, женившись, соединил наконец-то фамилию Доунс с семьёй чистокровных аристократов.

- Ты - джентльмен, сын мой, - сказал он, кивая головой в направлении Эдгара, и глаза его излучали гордость и привязанность. - Ваша дорогая мать была леди во всех смыслах этого слова, имеющих для меня хоть какое-то значение. Но для моего сына я хочу урождённую леди. Ты заслужил такую жену.

Эдгар чувствовал себя смущенным, тем более, что эти слова были произнесены в присутствии лорда Неллера. А также он ощутил, что его глаза подозрительно повлажнели. Его отец значил для него больше, чем кто-либо другой в этом мире.

- Тебе и правда пора жениться, Эдгар, - сказала Кора. – Детям, конечно, хорошо иметь дядю, который их ужасно балует каждый раз, когда видит, но кузены для них не менее важны. И для тёти.

Лорд Фрэнсис засмеялся.

- Ты должен признать, Эдгар, что у тебя было достаточно времени, чтобы насладиться холостяцкой жизнью. И твоя семья, начала осаждать тебя только теперь, когда тебе уже стукнуло тридцать шесть.

- Это неправда, Фрэнсис, - сказала Кора. - Ты сам знаешь, что каждый раз, когда Эдгар приезжал в Сидлей, с того самого момента как мы поженились, я всегда представляла ему множество молодых особ. Ты знаешь, я делала всё что могла.

Лорд Фрэнсис снова засмеялся.

– Но преуспела в этом не больше, чем в своих уроках по плаванию, любовь моя.

- Хорошо, - ответила Кора раздраженно, - Но кто сказал, что человеческое тело - конкретно моё - не тяжелее воды и не пойдет ко дну, как камень? Это всё, что я могу сказать по этому поводу.

- Ещё один повод поблагодарить Бога за милосердие! - сказал Эдгар, вызвав громкий смех шурина, сопровождаемого смущенным хихиканьем его сестры.

Но отец был не намерен отклоняться от темы, которую очевидно запланировал миссией своего шестидесятого дня рождения. Эдгар должен был жениться, и жениться на леди. Хотя, заметил он, для его сына ещё не каждая дочь герцога была достаточно хороша.

- Как жаль, что сестры Фрэнсиса уже замужем, - сказала Кора. - Не так ли, Фрэнсис?

- Согласен с тобой, любовь моя.

С другой стороны, любая леди, которая подарит ему внуков, продолжил мистер Доунс-старший, подойдёт на роль невестки, при условии, что Эдгар сможет полюбить, испытывать привязанность и уважать её. Это - главное, и имеет большее значение, чем что-либо ещё.

- Она не должна быть обязательно богатой, мой мальчик, - сказал мистер Доунс. - Она может прийти к тебе без единого пенни, если будет действительно любить тебя и подарит наследников.

Обедневшая леди из высшего света, вероятно, любила бы его деньги намного больше, чем его самого, цинично подумал Эдгар. Но он не мог спорить со своим отцом, который утверждал, что вряд ли доживёт до возраста ста лет, оставаясь таким же крепким и трезвомыслящим, как сейчас в шестьдесят. Было понятно, что его отец хотел увидеть следующее поколение наследников того, ради чего он работал всю свою жизнь, а не уйти, понимая, что его род прервётся после смерти неженатого сына.

Поэтому Эдгар согласился, что действительно настало время подыскать для себя невесту и раз отцу так хочется, он постарается, чтобы у девушки были титулованные предки. В промедлении не было смысла и он решил заняться поисками безотлагательно, тем более, что у него были дела в Лондоне, городе, который он ненавидел и всячески избегал, насколько было возможно. У него были там определённые связи, чтобы навести справки о предполагаемых невестах. Эдгар обязался выбрать себе невесту, и, возможно, даже обручиться уже до Рождества. Он пригласит её, или, по крайней мере, её родителей в Аббатство Мобли на рождественские праздники. Таким образом, к шестьдесят первому дню рождения отца он будет уже женат, а может даже и в ожидании первенца.

Кора завопила от восторга и прижала руки к своей груди.

- Что ты задумала, любовь моя? – спросил лорд Фрэнсис, улыбаясь. Он часто улыбался, решив, что будет намного проще смеяться, живя с Корой, чем каждый раз хмуриться над всеми её выходками и задумками. Мудрец.

- У Фрэнсиса в этом году не было возможности провести свой обычный месяц в Лондоне, во время Сезона. - сказала она. - Сначала мы были на севере с Дженнифер и Габриэлем, а затем поехали вместе с ними к Стефани и Алистеру. Мы замечательно провели время, да и дети тоже! Не правда ли, Фрэнсис? У Стефани такой восхитительный малыш, папа! Глядя на него я даже начала мечтать о пятом ребёнке, но Фрэнсис настаивает тем самым гадким тоном, который он использует, когда хочет доказать, что он хозяин и повелитель, что четверо детей вполне достаточно – за что я ему премного благодарна... Так о чём я начинала говорить?

- Так как я не провёл месяц во время Сезона в городе, - сказал лорд Фрэнсис, - я должен поехать туда с тобой и детьми сейчас, осенью. Полагаю, что это именно то, что ты пыталась сказать, любовь моя.

Кора одобрительно кивнула и одарила мужа сияющей улыбкой.

- Какая блестящая идея, Фрэнсис! Дженнифер с Габриэлем и Саманта с Хартли говорили, что поедут в Лондон примерно через месяц после того, как спадёт жара. Мы могли бы замечательно провести время. А заодно сопровождать Эдгара и проследить, чтобы он встретил нужных людей.

- Со всем уважением к тебе, любовь моя, - ответил Фрэнсис. - Но я не думаю, что Эдгар безусый щенок, нуждающийся в нашем патронаже. Хотя, конечно, мы познакомим его, с несколькими влиятельными людьми, которые обеспечат ему доступ ко всем светским развлечениям нового Сезона. И ты должен остановиться у нас, Эдгар. Пожалуйста. Гостиница «Палтиней» потеряет, конечно, ощутимую прибыль, если ты не остановишься у них, как обычно, но мы можем предложить тебе шумную стайку племянников и племянниц в качестве развлечений. Ну как, можешь сопротивляться такому предложению?

- Эдгар окончательно испортит и разбалует их, – простонала Кора.

- Дедушка по материнской линии портил их в течение последних двух недель. Мы тоже портим их, любовь моя, - заметил её муж. – И всё же мы отлично с ними управляемся, когда это необходимо. Их баловство и проказы вовсе не указывают на нехватку манер и дисциплины.

Так была решена судьба Эдгара. Он должен был поехать в Лондон в конце сентября и остановиться в городском доме своего шурина. Он должен был начать принимать участие в общественной жизни светского общества, в соответствии с осенним сезоном. Это время года не изобиловало балами и пышными приёмами, которыми славился весенний Сезон, но всё же большинство жителей великолепных особняков на Мэйфере вернутся в город в поисках привычных развлечений. Лорд Фрэнсис проследит, чтобы Эдгар получил приглашения на самые значительные светские мероприятия, а Кора побеспокоится представить его возможным кандидаткам в невесты.

Он нуждался в их помощи. Несмотря на учтивые слова шурина, Эдгар не сомневался в этом. Он, конечно, мог бы и самостоятельно управиться с поставленной задачей, но ему пришлось бы затратить гораздо больше усилий, опираясь лишь на тот факт, что Фрэнсис, муж его сестры, является сыном герцога и вхож в высшее общество.

Эдгар понимал, что будет достаточно трудно прижиться в кругах, в которые он не был вхож по праву рождения. Он был готов к некоторому холодку, а возможно даже высокомерию некоторых аристократов. Но он также знал, что его богатство откроет множество дверей, особенно в дома тех членов общества, которые, так или иначе, нуждались в средствах.

Доунс не сомневался, что найти невесту к Рождеству дело вполне выполнимое. Благородную девушку, которая не смотрела бы на его собственное происхождение с презрением или снисходительностью. Девушку достаточно милую, чтобы он смог полюбить её, по крайней мере, на это хотелось бы надеяться. Он принадлежал семье, в которой придают большое значение явлению, называемому любовью. Он любил своего отца и сестру, а они любили его. Его родители наслаждались браком по любви. Так случилось и с Корой и Фрэнсисом, хотя, поначалу, их брак не казался слишком многообещающим. Эдгар решил, что ему тоже хотелось бы брака по любви, ну а если не получится, то хотя бы основанный на взаимной привязанности.

У него есть время до Рождества. Три месяца.

Он выберет себе невесту, размышлял Эдгар по дороге в Лондон. Эта мысль в какой-то мере пугала его, но в какой-то и ободряла.

В конце концов, он был сыном своего отца и найдёт решение этой проблемы.

* * *

Друзья лорда Неллера действительно были в Лондоне. Граф и графиня Торнхилл и маркиз Кэрью с супругой вместе прибыли из Йоркшира в сопровождении их шестерых детей, с целью посетить магазины и показать достопримечательности, желательно в менее безумном темпе, чем предполагал Сезон. Даже герцог и герцогиня Бриджуотер приехали со своим новорожденным сыном, главным образом, потому что все их друзья были здесь. Сестра герцога и близкая подруга Коры, графиня Гринвалд, также прибыла в столицу со всей своей семьей. Все они по-доброму отнеслись к брату Коры и решили взять его под свою коллективную опеку.

Это было, конечно, очень приятно, но и довольно смущающе. Для мужчины, привыкшего командовать другими людьми и самостоятельно управлять собственной жизнью и делами – это казалось маленьким унижением. Своё первое приглашение Эдгар получил на мероприятие, названное суаре в узком кругу, от графини Гринвалд. Памятуя о том, что речь идёт об «узком круге» Эдгар подумал, что это будет хорошим началом и подготовкой к более многолюдным приёмам, ожидаемым в течение Сезона.

Но, когда его сестра упомянула, что приглашены около ста человек, Эдгар внезапно почувствовал нелепую нервозность. Он никогда не забывал, как другие мальчики в школе заставляли его страдать, смеясь над его происхождением, но никогда не жаловался своему отцу, или директору, который, несомненно, разделил бы чувства большей части своих учеников. Эдгар просто научился использовать свои кулаки и язык, также нанося боль своим одноклассникам. Он научился выносливости, гордости и чувству собственного достоинства. Он осознал существование невидимого барьера между мальчишками из аристократических семей и теми, кто относился к более низким слоям общества. Эдгар поклялся себе, что он не будет пытаться пересечь этот барьер.

Будучи юношей, он презирал даже саму мысль о том, чтобы хотеть пересечь его. Он гордился тем, кем он был и тем, что он добился сам и чего достиг его отец. Но Кора вышла замуж за лорда Фрэнсиса, тем самым построив мост в Высшее общество. А затем его отец выразил своё последнее желание, пускай и, вероятно, за тридцать лет до своей смерти.

Эдгар тщательно оделся, собираясь на суаре. Он надел простой синий вечерний сюртук, серые бриджи и белую сорочку. И попросил своего камердинера завязать его шейный платок простым узлом, а не делать одно из этих сложных сооружений, модных сейчас в Высшем свете. Единственной драгоценностью, украшающей его костюм, была алмазная булавка, сверкающая в складках шейного платка. Его одежда была из дорогого сукна и сшита на заказ. Эдгар предпочёл качество вычурности. Он не пытался выставить на показ своё богатство. И уж конечно он не надел бы ничего, что можно было бы назвать щегольским - от одной только мысли об этом его бросало в дрожь.

Кора и её друзья собирались представить его этим вечером нескольким молодым особам. Он был прекрасно осведомлён, что вчера после обеда у Кэрью, они обсуждали его.

Он понимал, что скрывается за восторженным перешёптыванием и украдкой брошенными заинтересованными взглядами в его сторону, - он был предметом их беседы.

Эдгару только хотелось надеяться, что они не будут представлять его очень молодым девушкам. Ему всё-таки уже тридцать шесть лет и было бы несправедливым ожидать, что молоденькая девушка, только что вышедшая из классной комнаты, полюбит его. Да он и сам не хотел жениться на девушке, которая по возрасту годилась бы ему в дочери. Эдгар решил сказать Коре, что хотел бы найти девушку не моложе двадцати одного года. Хотя такие леди считались уже засидевшимися. И с ними могло быть что-то не так, раз им не удалось никого заманить в брачную ловушку, не достигнув двадцати лет. Может в этом что-то есть? Как же он сможет узнать?



- С удовольствием пригласил бы тебя сыграть партию в карты, старина, - сказал лорд Фрэнсис Эдгару, когда они вошли в фойе городского дома Гринвалдов. Он похлопал шурина по плечу и усмехнулся. - Но Кора оторвёт мне голову, если я вмешаюсь в её планы относительно тебя. Она с рвением возьмётся за возложенные на себя обязанности, как только выйдет из дамской комнаты. Но нет, даже так долго тебе ждать не придётся. Вон идёт наша хозяйка и, судя по блеску в её глазах, Эдгар, смею предположить, что за тебя возьмутся серьёзно.

И действительно, приблизившись к ним, леди Гринвалд поприветствовала обоих с тёплой улыбкой, а затем, пропустив свою руку под локоть Эдгара, повлекла его в сторону зала, чтобы представить его нескольким гостям, «которые могли бы быть ему интересны».

- Все просто жаждут познакомиться с новым лицом и услышать нового человека, мистер Доунс, - сказала она. - Особенно в это время года, когда в городе не так уж много людей.

Эдгару показалось, что людей в гостиной леди Гринвалд было более чем достаточно, но возможно это впечатление основывалось на том факте, что почти все леди, находящиеся здесь, были ему незнакомы.

Он был представлен многим гостям и кратко поговорил с новыми знакомыми о погоде и на другие такие же общие темы, пока леди Гринвалд, наконец, не повела его туда, где, как он предположил, была её первоначальная цель. Сэр Уэбстер Грейнджер сердечно потряс его руку, вместо того, чтобы просто поприветсвовать кивком, и смеялся так сердечно, что одно это уже выдавало его причины. Леди Грейнджер сделала реверанс, который выглядел бы гораздо более уместным в гостиной королевы, а мисс Фанни Грейнджер, молоденькая и небольшого роста, густо покраснев, потупила свой взгляд в пол, куда-то в район ботинок Эдгара.

Это было запланировано, подумал Доунс. А он, будучи опытным адвокатом и бизнесменом, неплохо разбирался в интонациях и жестах. Слова оппонента не всегда были необходимы для оценки ситуации. Ему с первого момента стало ясно, что сэр Уэбстер Грейнджер и его жена были заинтересованы выдать за него свою дочь. Он не сомневался, что леди Гринвалд хорошо выполнила свою задачу и Грейнджеры были осведомлены о его социальном статусе.

- Вы бывали в Бристоле, мистер Доунс? - спросил сэр Уэбстер, когда леди Гринвалд извинившись, ушла поприветствовать вновь прибывших гостей.

- Я живу в Бристоле и там же веду большую часть своих дел, сэр, - сказал Эдгар намеренно открыто, не допуская даже тени ошибки.

- Мы неизменно проводим день в Бристоле всякий раз, когда едем в Бат, где леди Грейнджер принимает лечебные ванны, - продолжил сэр Уэбстер. - У неё там живёт тётя. В Бристоле, как Вы понимаете.

- Это - замечательное место для проживания, - ответил Эдгар. О Господи, девочке не более восемнадцати! Он, должно быть, был в её возрасте, когда она родилась, а её мать, скорее всего, его ровесница.

- Фанни всегда особенно наслаждается днями, проведёнными в Бристоле, - добавила леди Грейнджер. - Вы должны назвать достопримечательности, которые Вам больше всего нравятся в Бристоле, мистер Доунс, а Фанни скажет, согласна ли она с Вами.

Наверное, невозможно было найти более верного способа связать язык девочки. Она подняла глаза сначала к его груди, а когда попыталась посмотреть ему в глаза, опять отчаянно покраснела. Бедный ребёнок.

- Всякий раз, когда я, побывав в Лондоне, возвращаюсь домой, - сказал Эдгар, - меня спрашивают, что я видел, и что мне больше всего понравилось в столице. Я никогда не могу ответить на этот вопрос. Я могу описать Лондонский Тауэр, Гайд-парк или дюжину других увиденных мест, но никогда не могу выбрать что-то одно, как наиболее понравившееся. Вам нравится Бристоль, мисс Грейнджер?

Она бросила на него короткий, благодарный взгляд. У неё были прекрасные серые глаза и довольно тонкие черты лица.

- Да, мне нравится там, сэр, - ответила Фанни. – Думаю, потому что моя двоюродная бабушка живет там.

Это не был глубокомысленный ответ, но привлекательно-искренний.

- Это - лучшая причина для того, чтобы любить какое-то место, - заметил Доунс. - Я вырос в Бристоле, живя там с отцом и сестрой, которых я любил и по-прежнему люблю, поэтому Бристоль для меня всегда будет более дорогим местом, чем Лондон.

Девочка почти расслабилась и даже неуверенно улыбнулась.

– А Ваша матушка? Она не живёт там же, сэр?

- Она умерла, производя на свет мою сестру, - ответил Эдгар. - Но я помню ощущение любви, которое она дарила всем, кто её окружал.

- А Ваша сестра - леди Кора Неллер, мистер Доунс, - объявил сэр Уэбстер, потирая руки, таким тоном, как если бы Эдгар не знал этого. - Замечательная леди! Я помню случай, произошедший ещё до её брака с Неллером, когда она спасла пуделей леди Келлингтон от участи быть растоптанными в Гайд-парке.

- Ах, да. - Эдгар улыбнулся. - У моей сестры есть привычка бросаться всем и вся на помощь.

- Она спасла собак, которых чуть было не растоптали? - Мисс Грейнджер, наконец, взглянула ему прямо в лицо.

Фрэнсис, несомненно, гораздо лучше смог бы представить историю во всей её ложногероической славе, но и Эдгар прилагал все усилия. Тем не менее, казалось, ему не удалось передать юмор героизма Коры, подвергнувшую опасности свою жизнь, чтобы спасти чужих собак, хотя единственной угрозой для которых, были её попытки их спасти. Мисс Грейнджер смотрела на него во все глаза, а её рот, сложился в небольшое беспокойное «О». Рот, предназначенный для поцелуев? Скорее он напоминал Эдгару рты детишек Коры, когда они слушали его рассказы, при его посещениях детской.

Он, должно быть, становиться старым, подумал Эдгар. Слишком старым, чтобы искать невесту.

А затем он посмотрел через комнату в сторону двери, в проёме которой стояла только что прибывшая леди. Она была одна. Одетая по-модному и изящно - в шёлковое облегающее платье ярко-алого цвета, которое как нельзя лучше подчёркивало великолепную грудь женщины. Вся её фигура была великолепна и очень чувственна - это было тело зрелой женщины. По предположению Эдгара ей было уже за тридцать. Тёмные волосы леди были высоко уложены и лишь слегка завивались, а не были закручены в локоны, как у большинства присутствующих женщин. Она обвела зал смелым взглядом с лёгкой полуулыбкой на губах, которая могла означать уверенность, презрение или же насмешливую иронию. С такого расстояния трудно было сказать точно.

Эдгар неожиданно понял, что для джентльмена, он смотрит на женщину непозволительно долго и пристально. Сэр Уэбстер, кажется, продолжал говорить что-то лестное о Коре... Взгляд женщины остановился на его лице, на мгновение скрестившись с его, а затем намеренно медленно скользнул вниз по его телу и снова вернулся к лицу. Она насмешливо приподняла одну бровь, когда их глаза встретились, а её губы сложились в удивлённое «O», которое ему напомнило о губах мисс Грейнджер. С той лишь разницей, что в этот раз мысль о племянницах и племянниках не пришла ему в голову. Он почувствовал, как горячая волна окатила его, как если бы руки, а не взгляд женщины, скользили вдоль его тела.

Если бы они не находились в гостиной графа Гринвалда, то он бы подумал, что она одна из знаменитых и красивейших куртизанок Лондона.

- Ах, да, действительно, - сказал он сэру Уэбстеру, чувствуя, что это был правильный ответ на то, что было только что сказано, хотя и не испытывал особенной уверенности.

Сэр Уэбстер казался удовлетворенным ответом. Леди Грейнджер улыбнулась, а мисс Фанни опять опустила свой взор к полу.

Леди в алом, пройдя в комнату, подошла поприветствовать графа Гринвалда, который в ответном приветствии склонился к её руке.

Глава 2


Элен Стэплтон была приглашена всюду. Она была достаточно респектабельна, будучи вдовой уже десять лет. Прожив первые четыре года своего вдовства с кузиной в Шотландии, она не следовала ни одной из двух линий поведения, которые ожидают от вдовы. Элен не удалилась от общества, чтобы жить в поместье сына ее умершего мужа, но и не проявляла интереса к новому браку.

Она стала путешествовать. Ее муж, на тридцать лет старше неё и безумно влюбленный в жену, оставил ей щедрое наследство. Это наследство она сохранила и приумножила, делая осмотрительные вложения. Леди Стэплтон побывала в каждом уголке Британских островов и каждой стране Европы. Она даже побывала в Греции и Египте, хотя всем, кто интересовался, говорила, что слишком заботится о своих удобствах, чтобы повторить любое из этих путешествий. Иногда она отдыхала от поездок, поселяясь во временной резиденции в Лондоне, где продолжала развлекаться, участвуя во всевозможных мероприятиях. Это был один из таких случаев. Она почти всегда избегала давки весеннего Сезона.

Элен всегда была осторожна, путешествуя с компаньонками, подходящими знакомыми дамами и джентльменами в качестве сопровождения. В Лондоне она всегда снимала дом вместе с компаньонкой, обычно с тетей, которую отсылала в деревню навестить племянников, детей племянников и племянниц, как только были соблюдены приличия. Таким образом, она всегда одна участвовала в развлечениях, передавая извинения гостям от тети. Не было ни одной столь же болезненной тёти, как миссис Кросс.

От тридцатишестилетних вдов, даже обладающих средствами, не ожидают поездок по городу и посещения множества вечеринок, особенно когда они имеют компаньонку, которая, к несчастью, часто подхватывает простуду или мучается от головных болей. От леди в этом возрасте не ожидают, что они будут одеваться по своему усмотрению, отдавая предпочтение пурпурным или темно-красным цветам и носить высокие тюрбаны, украшенные экзотическими перьями. И уж тем более от них не ожидают склонности к алым, изумрудно-зелёным и солнечно-жёлтым платьям или выходам в общество с непокрытой головой.

Леди Стэплтон делала все, что не ожидают от леди ее возраста. Но ее непоколебимость и уверенность в себе, кажется, служили достаточным оправданием отсутствию эскорта или компаньонки. Она была красива и обладала гордой манерой держать себя, что вкупе с безупречным вкусом и элегантностью, не давало возможности назвать ее внешний вид вульгарным или даже неподходящим для ее лет.

Если у неё и были близкие друзья, то очень мало. Вокруг нее была атмосфера отчужденности, даже загадки, хотя она достаточно свободно рассказывала о своих путешествиях и впечатлениях. Все знали, что она - дочь респектабельного, но обедневшего шотландского джентльмена и вдова сэра Кристиана Стэплтона. Элен была любезна, очаровательна и общительна, но все же создавалось впечатление, что она скрывает намного больше, чем показывает.

Она была приглашена всюду. Джентльмены считали ее обворожительной, несмотря на то, что она была уже далеко не юна. Дамы тайно завидовали ей, а возраст Элен защищал её от их ревности. Было ощущение, хотя никто не мог объяснить почему, что она балансирует на грани респектабельности.

Элен ощущала это, но ее беспокоило это не более, чем щелчок пальцев. Она давно решила, если быть точными, шесть лет назад, что жизнь дана, чтобы жить и наслаждаться, вот и она жила, и наслаждалась. Она заслужила удовольствие. В своей жизни Элен была лишена любви (или это просто глупая чувствительность, которой подвержены молодые люди?), выданная в девятнадцать лет замуж за старого, богатого пятидесятичетырехлетнего Кристиана Стэплтона. Она прожила семь лет в браке с ясной улыбкой, некоторой привязанностью и притворным пылом в постели. Она прожила их, но не смогла бы вспомнить, что еще было в ее жизни в течение этих лет. После смерти мужа она сама себя наказала за вдовство и молодость с её слабостями, вернувшись к тихой жизни в Шотландии, где встретила свою прежнюю любовь уже женатым, обладающим пятью детьми и огромным желанием завести с ней интрижку. Хотя ей очень хотелось согласиться, она устояла и в целом стала скучным и малодушным человеком, как будто поверила, что не заслуживала лучшего.

Она заслуживала большего. Любой человек заслуживает возможности жить. Никто никому ничего не должен. И она не была в долгу перед кем-либо. Неужели она не оплатила свой долг одиннадцатью годами своей жизни? Семь лет с Кристианом и четыре после его смерти.

В тридцать лет (возможно, это был шок от этой особой цифры?) она сбросила оковы. И, хотя она всегда старалась тщательно сохранить респектабельный вид, теперь ее не беспокоило то, насколько близко она подошла к его краю. На самом деле, она скорее наслаждалась ощущением, что она почти, но еще не совсем, скандально известна.

* * *

Элен прибыла достаточно поздно на суаре леди Гринвалд, что было обычным для нее. Она любила приезжать после всех, тогда она могла оглядеться и выбрать группу, к которой хотела бы присоединиться. Элен ненавидела находиться среди людей, у которых нет больше тем для беседы, кроме погоды и состояния их здоровья. Ей нравились интересные люди.

Она была знакома с большинством гостей, находящихся в гостиной и смотрящих на неё.

Это обычное явление на большинстве приёмов в Лондоне. И это было так же верно для большинства мероприятий вне Сезона.

Было не слишком много семей, находящихся в Лондоне в это время. Неизбежно, все кто был, были приглашены везде. Так же неизбежно все, кто был приглашен, посещали каждый прием.

Здесь был маркиз Кэрью в компании своих друзей. Она встретила маркиза первый раз всего лишь неделю назад и не искала продолжения знакомства с ним, так как он, в её глазах, выглядел заурядным мужчиной со слегка травмированными рукой и ногой, а его безмятежная улыбка, казалась ей глупой. Тогда он говорил с ней об её увлечении декоративным садоводством - несомненно, самая глупая тема для разговора. Неожиданно её внимание привлёк необычайно элегантный лорд Фрэнсис Неллер, стоявший в этой же группе. Где бы Элен не увидела его, она начинала ощущать сожаление, что он уже женат. Его женой была дочь торговца, которая сопровождала его всюду, куда бы он не пошел. И сейчас она была с ним, смеясь несколько не по-светски на чем-то сказанным. Какая потеря совершенно восхитительного мужчины.

Скользнув глазами к другой группе приглашённых, она заметила мужчину, с которым не была знакома. Её взгляд остановился на нём, сначала лишь потому, что он был для неё незнакомцем. А затем он обернулся, и ей не хотелось первой отводить свой взгляд. На самом деле было больше причин посмотреть на него, чем просто упрямство. Он был достаточно высоким и крупным мужчиной. Но эта крупность не создавала ощущение полноты. Она была уверена, что на его теле не было ни одной лишней унции жира. Но, несомненно, он не был худым мужчиной. У него была великолепно сложенная фигура - она снова скользнула взглядом сверху вниз и обратно, неторопливо изучая, в то же время отмечая простоту и элегантность очень дорогой одежды. Его лицо и голова полностью соответствовали такому телу. Каштановые волосы были коротко и мастерски подстрижены. Лицо было удивительно привлекательно. Он создавал ощущение силы и достоинства, подумала она. Но не физической силы. Он выглядел так, словно полностью осознавал, кто он такой и что из себя представляет, и все это полностью его удовлетворяло. Мужчина, который знает чего хочет, и которому нет дела до того, что думают об этом другие.

Она почувствовала волну чистой страсти, когда он вновь обернулся к Грейнджерам, рядом с которыми стоял, и в то же мгновение граф Гринвалд подошел чтобы поприветствовать ее. Она объяснила, что ее тетя вынуждена остаться дома, чтобы вылечить непрекращающийся кашель.

«Кто он такой?» хотелось спросить женщине, но она, конечно же, этого не сделала. Это было не в ее стиле так прямо проявлять интерес к мужчине. Но она решила потихоньку предпринять некоторые шаги, ведь не было необходимости спешить, чтобы узнать кто он. И не только узнать, но и познакомиться с ним. Было вполне очевидно, что мужчина не женат, и, должно быть, очень близок ей по возрасту. В гостиной леди Гринвалд не было незнакомых женщин. Было маловероятно, что у него была жена, которая сейчас отсутствовала. Мистер Грейнджер, беседующий с ним, привёз в город дочь, в надежде найти ей мужа еще до Рождества. Он был не богат. Это не позволяло ему привезти дочь на Сезон, когда тратятся непомерные деньги на туалеты, бесчисленные балы и вечерние платья. Поэтому он приехал сейчас, в надежде поймать в ловушку одинокого джентльмена с достаточным состоянием. Девушке было двадцать, и она была опасно близка к тому, чтобы остаться в девицах.

Неизвестный джентльмен должен быть одинок и богат. Он определенно выглядел состоятельным – достаточно богатым и самоуверенным, когда не требуется наглядной демонстрации этого. Он не украшал себя драгоценными камнями, часами или кружевами. Но, несомненно, его портной получил небольшое состояние за пиджак, в который он сегодня одет.



Элен немного поговорила с лордом Кэрью, лордом Фрэнсисом Неллером и их женами, а затем посидела со старым лордом Холмсом во время музыкального представления. Она рассказала мистеру и миссис Протеро и растущей группе других гостей, пока они вместе наслаждались охлаждёнными напитками, о некоторых некомфортных событиях в Египте, а затем приняла предложение сэра Эрика Мэмфорда присоединиться к нему за ужином. Он даже не понимал, что она скорее управляла им, чем подчинялась, следуя вместе с ним в столовую. Она села рядом со все еще неизвестным джентльменом, но сразу же отвернулась от него, чтобы вести беседу с партнером.

Она была экспертом манипулировать ситуацией так, как ей нужно. Особенно там, где дело касалось мужчин. Мужчинами было так легко управлять. Она смеялась чему-то, что говорил ей сэр Эрик.

* * *

Её низкий смех дрожью пробежал вниз по его позвоночнику. Он как будто пришел из спальни, хотя она сидела в переполненной столовой под ярко горящими люстрами.

Она сидела на стоящем рядом с ним стуле и смеялась над чем-то сказанным ей соседом по столу. Она не замечала его так же, как и весь вечер, после первого оценивающего взгляда, подумал Эдгар. Ни единого взгляда в его сторону после этого. Она была леди Стэплтон, вдова сэра Кристиана Стэплтона из Брукхерста. Брукхерст находился не очень далеко от Аббатства Мобли, не больше двадцатипяти-тридцати миль. Но она больше не жила там. Сэр Джеральд Стэплтон, её пасынок, был нынешним владельцем.

В течение вечера Эдгар был представлен трем леди, достигшим брачного возраста, чьи родители довольно прозрачно намекнули об их интересе к нему, и молчаливом согласии, чтобы их дочерям был представлен человек, чье огромное богатство, возможно, могло бы компенсировать тот факт, что он не был джентльменом. Все три леди были любезны, благородны и миловидны. Все три знали, что он был предполагаемым женихом и, кажется, принимали этот факт. Он подумал, что его сестра с ее компанией проделали очень большую работу за короткое время. Они позаботились обо всём надлежащим образом, тщательно подбирая, но оставляя окончательный выбор за ним.

Была только одна проблема… фактически две, но вторая не была на самом деле настоящей проблемой, только неприятностью. Проблема была в том, что все три леди показались ему слишком юными. Ему пришло в голову, что любая из них будет прекрасным выбором именно по этой причине. У всех троих было еще много лет для вынашивания ребенка, а именно потомство было главным стимулом для женитьбы. Но они показались ему тревожно юными. Или он чувствовал себя слишком старым? Хочет ли он жену только для продолжения рода? Нет, конечно, он хочет большего. Намного большего.

Проблемой, которая на была проблемой, было его постоянное осознание – некомфортное, чисто физическое осознание присутствия леди в алом. Леди Стэплтон. Его рот пересох, как только она села рядом с ним, и он почувствовал запах ее духов – что-то тонкое, женственное, и, очевидно, очень дорогое.

А затем она повернулась в его сторону и заговорила с леди на другой стороне стола, полностью игнорируя его.

- Как поживаете, мисс Грейнджер? - спросила она. - Разрешите мне сказать, как вы восхитительны в голубом. Это ваш цвет.

Ее грудь задевала поверхность стола, когда она говорила. И ее голос был как чистый бархат. Сейчас, когда он был так близко, Эдгар мог видеть красные отблески в ее темных волосах, и это не было отражением платья. Они были настоящие. Он не мог решить какого цвета ее глаза – зеленые или ореховые. В них сочетались оба цвета.

- О, спасибо! - сказала мисс Грейнджер, краснея от удовольствия. - Это мой любимый цвет. Но иногда я жалею, что не могу носить такие же яркие цвета, как вы.

Снова этот низкий интимный смех.

- О, могу я представить вам мистера Доунса? – спросила мисс Грейнджер. - Это леди Стэплтон, сэр.

Ее глаза остановились на нем. Она не подалась назад, хотя все еще была наклонена вперед и находилась очень близко от него. Он сам сопротивлялся желанию отклониться назад. Она смотрела прямо на него с легкой насмешкой или развлечением, а возможно и тем и другим во взгляде.

- Мадам, - сказал он, склоняя голову.

- Мистер Доунс. - Она пристально посмотрела на него. - А, теперь я вспомнила. Леди Фрэнсис Неллер была мисс Доунс до замужества, не так ли?

- Она моя сестра, – ответил он.

- Ах. - Она не сразу сделала попытку заговорить о чем-нибудь другом. Он почти ощущал, как она вспоминала, что Кора была дочерью торговца из Бристоля, и осознала, что он не был джентльменом. На мгновение это вызвало у него полуулыбку. - Вы из западной части страны, сэр?

- Из Бристоля, мадам, – и, чтобы внести ясность, добавил, - я жил там всю свою жизнь, работал там всю жизнь, начиная с совершеннолетия, сначала адвокатом, а позже занялся торговлей.

- Как захватывающе, - пробормотала она и её глаза передвинулись на его губы лишь на один, лишающий самообладания момент. Он не был уверен, услышал ли он в ее голосе искренность или насмешку. - Прошу меня простить, я постыдно пренебрегаю сэром Эриком.

Она повернулась к своему собеседнику. Очевидно, это была насмешка. Леди села на стул рядом и разговаривала с ним, пока не осознала, кем он был. Она больше не повторит этой ошибки.

Он повернулся к мисс Грейнджер, чтобы вновь почувствовать себя более комфортно. Он чувствовал себя ее защитником. Она ясно осознавала, для чего она в Лондоне, почему она здесь в этот вечер и проводит значительную часть вечера в его компании. Грейнджеры должно быть будут более настойчивы в своем внимании к нему, чем две другие пары. Симатичное голубое платье мисс Грейнджер, как он заметил, не было ни новым, ни дорогим. Не было оно и последним писком моды.

* * *

После ужина Элен сидела вместе с мистером Энди и несколькими другими гостями и слушала рассказ двоих из них о путешествии из Швейцарии в Италию. Они оба сошлись во мнении, что им очень повезло остаться в живых.

- Я восхищаюсь горами, - говорил мистер Энди, - но больше как зритель, чем как путешественник, ползущий по узкой ледяной дороге рядом с вертикальным обрывом, по крайней мере в милю высотой.

- Я полагаю, что могла бы выдержать такое передвижение, - заметила Элен. - Ехать на спине одного из этих дьявольских горных ослов - вот что заставило бы меня истово молиться.

Слушатели рассмеялись.

Мистер Доунс покинул свою группу и направился к буфету, чтобы взять себе напиток. Там никого больше не было. Элен, извинившись, поднялась и последовала за ним, держа в руке пустой бокал.

- Мистер Доунс, не могли бы вы наполнить мой бокал из этого графина, что бы в нем ни было - промолвила она, когда подошла. - Любой смертельно заболеет от этого миндального ликера, тем более, если этот любой – слабая женщина. Я предпочту ему даже лимонад в Олмаке.

- Мадеры, мадам? - Он неуверенно взглянул на графин, а затем, подняв брови, на нее.

- Мадеры, сэр. - Ответила она, протягивая бокал. - Я полагаю, что вы не пробовали лимонад в Олмаке?

- Я никогда не бывал там.

- Вы ничего не пропустили, - заметила Элен, - это неинтересное место, там скучные балы и безвкусный лимонад. И все же многие могли бы совершить убийство или что-нибудь похуже, что бы достать туда приглашение во время Сезона.

Он наполнили ее бокал наполовину и посмотрел ей в глаза. Складывалось отчетливое ощущение, что если бы она попросила полностью наполнить бокал, он бы отказался. Она не стала этого делать. Он был адвокатом, торговцем. Преуспевающий торговец, если ее предположение верно.

Но, тем не менее, торговец. Если бы его сестра не поймала, так удачно, лорда Фрэнсиса Неллера, он бы никогда не получил приглашения в такое место, как гостиная графа Гринвалда. Но сейчас женщина почувствовала на себе ту ауру уверенности и власти, которую он излучал. Он был сильным и богатым человеком, самостоятельно этого достигшим. Она находила это крайне волнующим. Она считала его волнующим.

Сексуально волнующим.

- Меня несколько утомил этот прием, мистер Доунс. Но, увы, я здесь одна. Моя тетя – обычно она бывает моей компаньонкой, нездорова, мои слуга и горничная не остались в кухне с кучером, а предпочли пойти домой, и вернутся не ранее, чем через час. А если я вернусь одна, тётя и слуги будут меня ругать.

Эдгар не был уверен, что правильно понял ее. Он внимательно смотрел на женщину, когда она говорила. Леди Стэплтон подняла брови, слегка улыбнулась и сделала глоток мадеры. Это было явно лучше, чем миндальный ликер.

- Я мог бы предложить сопровождать Вас, мадам, если бы думал, что это предложение будет принято, – сказал он.

- Как вы добры, мистер Доунс, – ответила она, подразнивая его взглядом. - Я бы приняла его.

- Тогда, разрешите я найду коляску для нас. Необходимо ли найти горничную для сопровождения?

Женщина позволила себе мягко рассмеяться.

- В этом совершенно нет необходимости, мистер Доунс, если, конечно, вы не боитесь меня. Мы оба взрослые люди.

Он поклонился, не отрывая глаз от Элен, поставил свой бокал и бесшумно выскользнул из комнаты.

Флирт был возбуждающим, призналась себе Элен, потягивая напиток из бокала и осматривая комнату, не делая попыток присоединиться к какой либо группе. Она не отказывала себе в этом удовольствии, когда чувствовала желание пофлиртовать, но всегда приватно. Ради себя она могла отвергнуть правила приличия, но как можно флиртовать на глазах у всех? Ее не беспокоило, что люди могут заметить её уход с неким джентльменом и сочтут распутницей.

Она не была такой. Она никогда бы не пожелала себе ощутить отвратность полной физической близости – она достаточно долго терпела это в течение семи лет замужества. Конечно, было время в замужестве, когда… нет! Женщина вздрогнула внутри. Она не будет думать об этом сейчас или позже.

Она никогда не пыталась оживить свое вдовство романами или даже хотя бы одним. Но она редко встречала мужчину с большей физической притягательностью, чем мистер Доунс.

Она бы пригласила его в дом и завлекла в гостиную. Ей хотелось узнать о нем побольше.

Элен считала, что мистер Доунс очаровательный мужчина – возможно, он смог бы пленить ее на час или больше сегодня вечером. Ночи всегда длились так бесконечно долго. Возможно, она позволила бы ему украсть поцелуй, хотя обычно она избегала даже этого.

Возможно, он захотел бы большего, чем поцелуи. Но она этого не боялась. Элен опасалась иметь дело с влюбленными мужчинами, даже если знала что это ее счастливый шанс.

Элен улыбнулась, когда ее глаза остановились на графине Гринвалд.

Она поставила бокал на стол и направилась к хозяйке, что бы пожелать ей доброй ночи.

Возможно, она не удовлетворится просто поцелуями, думала она несколько минут спустя, позволяя мистеру Доунсу помочь ей сесть в экипаж и расположиться рядом с ней.

Она никогда не чувствовала такое искушение.

“Что она будет чувствовать рядом с ним?” – задавалась она вопросом, поворачиваясь к нему и слегка улыбаясь с насмешкой, думая, что он совсем не объект для насмешки. Что она будет чувствовать с красивым, мужественным, сильным и, несомненно, очень опытным мужчиной?

Она почувствовала приступ тревоги от того, какое направление приняли ее мысли. Это беспокоило её сильнее, даже чем желание.

Элен думала про себя, что могла бы говорить разумные вещи себе до приезда домой. Она могла бы даже оставить его на мостовой за дверью или отправить его назад на прием.

Но она знала, что не сделает этого.

Иногда одиночество было почти осязаемым.

Глава 3


Эдгар был не вполне уверен, что понимает сложившуюся ситуацию. Или верит её истории. Почему двое сопровождающих ушли домой после того, как проводили её к Гринвалдам? И она не выглядела женщиной, которую быстро утомляют приёмы. В течение вечера она становилась центром в каждой группе, к которой решала присоединиться.

Так почему же именно он?

Он сел насколько возможно дальше от нее, чтобы не вызвать подозрения, что хочет использовать ситуацию в своих интересах. Леди Стэплтон сидела в своём уголке экипажа, глядя на него в полутьме, и легко и без зла говорила о людях, которые были на вечере. Она говорила низким бархатистым голосом, с лёгкой насмешкой или чем-то похожим в улыбке, видимой в свете уличных ламп, освещающих её лицо.

Он проводит её до двери дома, думал Эдгар, убедится, что она в безопасности зашла в дом и затем вернется к Гринвалдам. Это не очень далеко. Он отклонит её возможное предложение вернуться на вечер в её экипаже. Лучше вернуться к Гринвалдам, чем сразу домой. Он не сказал Коре, что уезжает.

Но когда леди спустилась из экипажа на мостовую и убрала свою руку с его руки, она не подхватила юбку, чтобы облегчить себе четыре шага до парадной двери, а взяла его под руку.

- Вы должны зайти, мистер Доунс, и что-нибудь выпить перед возвращением, - сказала она.

Предположительно тётя, про которую она упоминала, была дома. Но насколько вероятно застать тётю не в постели в это позднее время, ведь должно быть уже за полночь, а сидящей в гостиной за вышивкой, чтобы её можно было позвать сыграть роль компаньонки? Он не был наивным. Он просто неохотно принимал очевидность его умозаключений.

Слуга открыл парадную дверь ещё до того, как стук колес экипажа затих вдалеке. Он взял шляпу и плащ Эдгара после одобрительно-оценивающего взгляда. Мужчина был так же высок, как Эдгар, но шире и лыс как полированное яйцо. Со своим сломанным носом он больше походил на боксера, чем на дворецкого.

- Вам не обязательно ждать, Хоббс, - сказала леди Стэплтон, беря Эдгара за руку и поворачивая его по направлению к лестнице.

- Хорошо, миледи, - ответил дворецкий голосом, который можно ожидать от человека, у которого в горле застряла горсть гравия.

Леди задержалась на мгновение на первом этаже, казалось, принимая какое-то решение, и поднялась на второй этаж. Эдгар должен был быть абсолютно наивным, чтобы подумать, что за дверью, возле которой она остановилась и попросила открыть кивком головы, будет гостиная. Это был жилой этаж дома. Но даже понимая это, он испытал небольшой шок, оказавшись в уютной спальне. Под ногами лежал мягкий ковер. Занавеси балдахина приоткрывали большую кровать. Покрывало аккуратно отогнуто. На туалетном столике и возле кровати горели свечи. В камине пылал огонь.

Эдгар закрыл дверь у себя за спиной и остался стоять там, где был. Это была очень женственная комната, тёплая, чистая и удобная. В воздухе витал изысканный запах духов. Это была комната очень дорогой куртизанки. Возможно, в ближайшем будущем ему предоставят непомерный счет, размышлял он. Но его это мало беспокоило.

- Итак, мистер Доунс, - Элен вошла в комнату и повернулась к нему, одной рукой опираясь на туалетный столик, она глядела почти с вызовом, подняв одну бровь в усмешке, - мне позвонить, чтобы принесли чай?

- Едва ли это необходимо. - Он направился к ней, и остановился в одном футе.

Но почему именно он? - размышлял Эдгар. Потому что она поняла, что он не джентльмен? Предложил бы ей джентльмен эскорт? Зашел бы в дом вместе с ней? Поднялся бы с ней на второй этаж?

К чёрту всё, что сделал бы или не сделал джентльмен. Она сделала свой выбор. И это произойдет сегодня. Его руки легли на талию женщины - не слишком тонкую, но, бесспорно, стройную. Он привлек её к себе, наклонил голову, раскрыл губы и, закрыв глаза, поцеловал.

Эдгар почувствовал себя в центре фейерверка, но не как зритель, а как один из его огней.

Она двигалась к нему. Не просто придвигалась ближе, а двигалась с ним. Он начинал остро осознавать её тёплые красивые изгибы, великолепные бёдра, грудь, плечи и её живот, трущийся о его мгновенно отвердевшую плоть. Одна её рука проникла под пиджак, обнимая его за талию. Пальцы другой запутались в его волосах. Её рот приоткрылся под его губами и придвинулся к нему. Тогда Эдгар сделал то, что не делал со времен своей молодости, посчитав тогда это неприятным. Он глубоко вторгся языком в её рот.

А затем они отодвинулись друг от друга и стояли, всё ещё соприкасаясь нижними частями тел, пристально глядя друг на друга и тяжело дыша. Странная улыбка застыла на её губах, а глаза горели от страсти и возбуждения.

- Я надеюсь, вы выполните своё обещание, мистер Доунс?

- Я сделаю всё возможное, мадам.

Затем она повернулась, и перед ним предстал ряд крошечных жемчужных пуговиц на платье, спускающихся вниз по её спине. Он по одной расстёгивал их, а она, подняв руки, вынимала заколки из волос. Элен придержала волосы, пока он не закончил расстёгивать платье, и только затем позволила им упасть - длинными, тёмными волнами с соблазнительными красноватыми отблесками. Эдгар осторожно потянул платье с её плеч вниз и она позволила ему упасть, перед тем как повернуться и снять бельё и чулки, пока он наблюдал за ней.

У неё была зрелая, роскошная, чувственная фигура. Она была невероятно красива. Его рот снова пересох, когда он снял пиджак и принялся расстёгивать пуговицы своего жилета.

- Ах, нет, - воскликнула женщина, отводя его руки и смеясь тем хриплым смехом, который, казалось, наконец-то был в правильной обстановке. - Вы получили удовольствие, раздевая меня, мистер Доунс. Теперь вы не должны лишать меня удовольствия сделать это для Вас.

Он слышал стук сердца в ушах, пока она раздевала его, и пытался сконцентрироваться на том, чтобы контролировать свое стремление опрокинуть её на постель и как можно быстрее получить желанное освобождение. Она делала всё неторопливо, как-будто совершенно никуда не спешила.

До тех пор пока они не оказались в кровати. Тогда она дала волю своей страсти. И не было никакой застенчивости, никаких уклонений, никакой благовоспитанной сдержанности, никаких ограничений. Руки Элен исследовали его с откровенным интересом и бурным требованием, когда он ласкал её. Её рот участвовал в исследовании тела Эдгара, двигаясь по нему, целуя, полизывая, посасывая и покусывая. Он жадно поглощал её собственным ртом, чувствуя вкус духов, пота и женщины.

Он никогда не предпочитал грубый секс. Вероятно, из-за его размеров он всегда старался быть осторожным – сдерживать свою страсть, мягко касаться, медленно опускаться и сдержанно двигаться. Но он никогда не встречал женщину, чья сила страсти могла сравниться с его, и, возможно, даже превосходила. Когда он начал перекатывать её соски между большими пальцами и основаниями указательных, она заговорила.

- Сильнее, - умоляла она. - Сильнее.

И когда он сжал, она с болью выдохнула - он прекратил, её ладони накрыли его руки и он снова сжал пальцы. Она выдохнула с болью ещё раз.

А затем она просила:

- Иди ко мне, - Её тело находилось в сумасшедшем движении. - Дай мне это, дай мне это.

Мужчина расположился между её бедер и почувствовал как ноги Элен поднялись, обвивая его, а руки крепко легли на его ягодицы. Он устроился поудобнее и крепко и глубоко вошёл в неё. Она закричала. Он перенёс свой вес на неё – весь свой вес. Он знал, чего хочет она, и знал, чего хочет он. Но ни он, ни она этого не получат, если он позволит ей спешить и извиваться под ним. Он осознавал, что именно поэтому она сильно опережает его. Это было не в его характере позволять женщине диктовать каждое движение и каждую ответную реакцию.

Она подгоняла его безумными словами, сжимая руками, мускулами бёдер и внутренними мышцами. Но он брал её без спешки, методично двигаясь глубокими, ритмичными ударами. Его сердце горело как в огне. С каждым толчком внутрь он чувствовал, что вот-вот взорвётся. Но он не мог позволить женщине управлять им.

Она умоляла его. Она проклинала его, с удивлением понял он. А затем она потеряла контроль и с дрожью рассыпалась вдребезги. Он продолжил движения, и когда она уже расслабилась, достиг собственного освобождения, издав рык удовольствия в её волосы.

Он не был полностью уверен, что будет жить, думал он, расслабленно опускаясь на её влажное, горячее тело. Он почувствовал как ослабли ноги Элен, отпуская его и как-то нашёл силы приподняться над ней, перетащить и положить её рядом с собой, перед тем как закрыть глаза и провалиться в сон.

* * *

Элен не спала. Она расслабленно лежала рядом с его горячим телом и пробовала собрать энергию, чтобы разбудить и отослать его прочь. Ей нужно было отправить Эдгара домой. Ей нужно побыть одной.

Ей нужно было обдумать всё то, что только что произошло – и чему она была причиной. Она даже не собиралась пускать его дальше гостиной. И даже остановилась на первом этаже.

Кажется, она оказалась подхвачена силой, намного большей, чем она могла контролировать. Нелепая мысль, хотя это могло случиться и раньше. Она сама решила привести его в свою постель, так же как решила в другое время.

Она глубоко вздохнула… ошибка. Она тут же почувствовала запах его одеколона и мужественности.

По крайней мере, её первое любопытство было удовлетворено. Она узнала - каково это быть с ним.

Это было опасно. Наслаждение? О, да, чересчур большое - она получила сверх того, чем могла бы управлять. Всё было под его контролем, и он забрал его у неё вполне осознанно. Она молила его? Да. Когда его вес заставлял её быть неподвижной, и он настойчиво устанавливал собственный темп. Приняв решение, она хотела, как минимум, управлять ситуацией. Она хотела защитить что-то внутри себя. Он не позволил ей этого.

Элен была в испуге. Всё что у неё было - это она сама.

У него было самое великолепное тело, какое она только могла представить. Казалось, он полностью состоял из мускулов. И эта часть его… Она закрыла глаза и медленно вдохнула. Она была растянута и наполнена. На один безумный момент она почувствовала себя девственницей, чего не могло быть. Она скорее поверила бы, что кричала.

Он был именно таким мужчиной, как она думала. Он был дельцом. Очевидно, очень успешным и богатым. Человеком, который не достиг бы успеха в деловом мире, если бы не был твёрдым, и даже беспощадным руководителем, если бы не мог сделать себя безусловным хозяином любой ситуации. Она, конечно, почувствовала это при первом же взгляде на него. Не только его внешность вызвала тот внезапный прилив желания и растущего искушения. А затем на ужине интуитивное предположение подтвердилось, когда он с легким пренебрежением на лице заявил, что раньше был адвокатом, а сейчас занимается торговлей.

Чувственные слова. Она задавалась вопросом - понял ли он, что она их так восприняла?

Она не должна была выбирать его для нарушения своих собственных и общественных правил.

Она вновь хочет его, подумала Элен. Она чувствовала как в её груди, лоне, внутренней части бедер начинает пульсировать жажда. Она хотела ощутить его вес, его мастерство. Нет, не так. Она хотела быть сверху. Хотела управлять им. Она хотела скакать на нём со своей собственной скоростью, сводить его с ума от желания, заставить его рассыпаться в экстазе так, чтобы она могла почувствовать, что отомстила за то, что он сделал с ней.

Женщина задумалась: а, смогла бы она командовать им, если бы разбудила его сейчас, пробудила в нём страсть и забралась на него сверху? Выиграла бы она в этом случае? Или он просто возобновил бы эти пугающе-контролируемые удары и продолжал бы так долго, пока вновь не послал её в счастливый и сладостный полёт? Было бы унизительно, если бы это случилось дважды.

И поразительно невероятно.

Она не хотела больше ничего столь невероятного.

Пока она воевала сама с собой, решение уже перешло в другие руки. Она не заметила, как он проснулся. И вновь возбудился. Он повернул её на спину и опустился сверху. Она почувствовала, как раздвигает ноги, поднимаясь к нему, позволяя вырваться дыханию в жалобном стоне, когда он вошёл в неё, твёрдый, длинный и толстый, скользя в её влажности. Она вновь почувствовала на себе его полный и совсем не незначительный вес, нисколько не сопротивляясь этому. Она лежала под ним, возможно, как она всегда лежала под Кристианом… но нет, не было никакого сравнения. Абсолютно ничего общего.

Элен наблюдала их соединение почти как зритель. Почти. Несомненно, было пульсирующее желание, которое она ощущала даже в то время, когда Эдгар ещё спал, и бурное нарастание страсти там, где он безжалостно двигался в ней, волнами распространяющееся в ней от лона к груди, горлу и даже позади носа. Он нашел её рот, и она открылась его языку, даже не пытаясь бороться с вторжением в её тело или с пугающим ощущением, что абсолютно вся её личность подверглась захвату.

За мгновение до того, как последние капли самообладания Элен испарились в пламени другого более мощного чувства, чего-то, что казалось почти счастьем, она подумала, что она немного боится мистера Доунса, торговца из Бристоля и выскочки. И вполне возможно, это было значительной частью его притягательности. Она никогда не боялась ни одного из мужчин. Эдгар достиг собственной кульминации через несколько мгновений после неё, как и в первый раз. Итак, он прекрасно контролировал себя даже в постели.

Она сделала ошибку. Несомненно, она сделала большую ошибку.

Они лежали рядом друг с другом, тяжело дыша, ожидая, когда упокоится биение сердец, слегка касаясь внешней поверхностью рук. Она размышляла, пытался ли он одурачить её, или его мастерство столь врожденное, что он даже не задумывается о ней, как о достойном противнике. В это момент Элен ненавидела его так же сильно, как до этого страстно желала.

Она встала с постели, неторопливо пересекла комнату на слегка дрожащих ногах, свечи еще не погасли, подняла своё ночное одеяние, которое горничная оставила на спинке стула, накинула на себя и подойдя к окну посмотрела на пустынную улицу внизу. Элен сделала тихий глубокий вдох и медленно выдохнула.

- Спасибо, мистер Доунс, - сказала она, - Вы в высшей степени хороши. Мастер, можно сказать. Но, полагаю, вы знаете об этом.

- Я с трудом могу представить себе ответ на комплимент такого рода, - ответил он.

Она взглянула на него через плечо. Он лежал на кровати, укрытый до талии, положив руки под голову. Даже столь удовлетворенной, как она сейчас, он показался притягательным.

- Вам пора уходить, сэр, - сказала она.

- Полагаю, что время позднее, - ответил Эдгар, отбрасывая покрывало и вставая с постели с поразительным для столь крупного мужчины изяществом. - Не хотелось бы, чтобы меня застали крадущимся из вашего дома на рассвете в вечернем костюме.

- Да, действительно.

Она стояла, наблюдая за тем, как он одевается. Она никогда не предполагала, что мужчина может быть столь красивым. Но он был. Конечно, был. Она бессознательно сжала руки. Он был молодым, стройным и очаровательным…

Женщина повернулась спиной к окну.

Она пожала плечами, когда Эдгар положил на них свои руки и он убрал их.

- Спасибо, - сказал он. - Это было огромное удовольствие.

- Я полагаю, вы сможете самостоятельно найти выход, мистер Доунс. Доброй ночи.

- Доброй ночи, мадам.

Она услышала, как открылась и снова тихо закрылась дверь спальни. Через минуту или чуть больше она увидела, как он вышел из парадной двери и повернул направо, двигаясь широким уверенным шагом. Она наблюдала за ним, пока он не скрылся из видимости - мужчина, совсем не боящийся тёмной пустоты лондонских улиц. Вероятно, он имел дело с худшими вещами в Бристоле, если его работа приводила его в область доков. Она будет соболезновать тому бедному разбойнику, который пристанет к мистеру Доунсу.

Интересно как его зовут, задумалась Элен. Но нет, она не хотела этого знать.

Она стояла у окна, пристально глядя на пустую улицу внизу. Теперь она полностью деградировала, подумала женщина. Она привела домой незнакомца, взяла его в свою постель и разделила с ним наслаждение. Она поддалась страсти, одиночеству и иллюзии, что где-то в этой жизни есть счастье и для неё.

И она должна быть справедливо наказана. Она знала это. Ее спальня уже казалась неестественно пустой и тихой. Она все еще могла ощущать его запах и предполагала, что этот воображаемый (хотя все это, несомненно, было) волнующий, эротичный запах, будет осуждением для нее столько, сколько она будет жить в этом доме.

Теперь она действительно стала неразборчивой. Какой и была всегда, хотя Элен никогда не была ни с кем, кроме Кристиана, до сегодняшней ночи. Сегодня её настоящая сущность проявила себя. Она закрыла глаза и прислонила голову к холодному оконному стеклу.

И она наслаждалась этим. О, как она наслаждалась этим! Секс с незнакомцем. Женщина услышала собственный стон и сжала зубы.

Она была переполнена знакомым чувством, только в этот раз более сильным, чем обычно - отвращением к самой себе. И ещё ненавистью, тупо ноющей ненавистью к человеку, который мог позволить ей искупить вину и избежать этого. В течение многих лет она терпеливо (или нетерпеливо?) ждала от него освобождения от ужасного бремени собственной вины. Но, в конце концов, всего год назад он погрузил её в неотвратимый вечный ад. Она чувствовала ненависть к человеку, который ничего не сделал, чтобы заслужить её.

Ненависть, которая вышла наружу, потому, что сама она была переполнена ненавистью к себе.

Элен почувствовала комок в горле, который искал выхода в слезах. Но она презирала слёзы. И она не даст себе этого облегчения и успокоения.

Она ненавидела мистера Доунса. Зачем он приехал в Лондон? Зачем он пришел на приём к леди Гринвалд? У него не было дел здесь, даже если его сестра была замужем за членом светского общества, даже если он сам был выскочкой. Он не был джентльменом. Он ненадолго вышел из своего мира, но успел перевернуть её.

Было несправедливо ненавидеть его. Ничто из того, что случилось, не было его виной. Его вина была только в том, что он позволил себя соблазнить.

На один момент, нет на два отдельных момента, одиночество было оттеснено назад. Теперь же оно снова было с ней, в два раза сильнее давя на плечи.

Она никогда не должна, пусть даже легким флиртом, пытаться снять этот груз. Она никогда не должна позволять себе такую роскошь, как встречаться с мистером Доунсом.

* * *

Эдгар чувствовал потрясение. То, что случилось, было абсолютным телесным и эротичным потрясением, и выходило далеко за пределы его обычного опыта. Он был полностью охвачен безрассудной страстью.

Леди Стэплтон. Он не знал её имя. Его тревожило, что он не знал о ней даже этого. Но очень близко познал каждый дюйм её тела снаружи и внутри, её секреты.

У него были женщины все эти годы. Но за исключением самой ранней молодости, он никогда не был ведом к ним одной лишь страстью. Всегда это были некоторого рода отношения. Она всегда знал их имена. Он всегда укладывал их в постель со знанием, что акт принесет ему больше удовольствия, чем им. Он всегда пытался быть внимательным и нежным, доводя их до вершины всеми доступными способами.

Сегодня вечером он понял, что никогда ещё не встречал столь страстную женщину. И он был не уверен, что хочет встретить эту или другую такую же. Он был уверен в её согласии, но все еще чувствовал неясную вину за то, как он использовал её. Он был несомненно груб.

Он питал отвращение к тому, что сделал. И чувствовал неприязнь к ней. Она ясно намеревалась завлечь его в свою кровать. Если кто и был соблазнителем сегодня вечером, то это была она. Ему не нравилась мысль, о том, что его соблазнили. Если бы они пошли ее путем, он не сомневался - она бы диктовала каждое движение их первой схватки, в том числе время и способ получения им оргазма.

Эдгар приехал в Лондон и пошел на суаре, чтобы найти себе невесту. И был представлен трём вполне подходящим кандидатурам. Он должен выбрать у кого из них искать расположения. И обручиться ещё до Рождества в Аббатстве Мобли или во время праздника. Он хотел жениться как можно скорее, и был бы ещё больше доволен собой, если бы жена прежде, чем весна перейдёт в лето, носила бы его ребенка. Он обещал это отцу, и это давно пора было сделать даже без обещания.

И хотя этим вечером Эдгар познакомился с тремя подходящими молодыми леди, он позволил увлечь себя низменной страстью незнакомкой - женщиной, чьё имя он даже не знал.

Она была леди, не куртизанка. Красивая леди, которую принимали в обществе. Очевидно, сегодняшнее поведение не было обычным для неё. Если бы это было обычным, то она не смогла бы достаточно хорошо спрятать их от острых глаз и сплетничающих языков бомонда. Значит, очевидно, что есть доля его вины в том, что случилось. Доунс пристально посмотрел на неё, когда она только появилась, и она поймала его за этим. Он свободно признал свое происхождение и существующий образ жизни за ужином и тем самым открыл ей, что является мужчиной не её круга.

Так или иначе, он соблазнил её. Он понимал, что молодые вдовы, и, возможно, те, кто уже не столь молоды, могут ощущать одиночество и чувство неудовлетворенности. Одна из его бывших любовниц была вдовой коллеги. Возможно, в конечном итоге, он даже женился бы на ней, если бы однажды она внезапно не объявила о том, что выходит замуж за капитана и должна с ним уехать.

Он поступил с леди Стэплтон неправильно. Это не должно повториться. Он задавался вопросом, должен ли он принести извинения. Возможно, нет, но он должен был ей кое-что. Завтра он посетит её. Своего рода объяснение. Он должен дать ей понять, что не презирает её за то, что случилось этим вечером.

Эдгар ожидал с нетерпением этого визита.

Лорд Фрэнсис вышел из своей библиотеки, как только Эдгар зашёл в дом. Он приподнял чашку, которую держал в руке.

- Шоколад всё ещё тёплый, - сказал он. - Проходи и попробуй немного.

Эдгар надеялся, что все уже будут в постели.

- Ждёшь меня, Фрэнсис? - спросил он, неохотно заходя в библиотеку и наполняя чашку шоколадом.

- Нет, на самом деле я жду Кору. Аннабель проснулась, когда мы на цыпочках вошли в комнату, чтобы поцеловать детей, и Кора прилегла с ней. Я полагаю, она заснула. Это уже не в первый раз. Однажды Эндрю пришел ко мне за утешением и залез ко мне в кровать, потому что его мама заснула в его постели, и для него не осталось места.

- Это вполне в духе Коры, - ответил её брат. Он чувствовал, что требуются некоторые объяснения. - Я сопровождал леди Стэплтон до дома, поскольку у неё не было сопровождения. А затем решил прогуляться по Мэйферу и подышать свежим воздухом, а не возвращаться к Гринвалдам. Несколько часов таких развлечений для меня вполне достаточно.

- Ну что ж, - сказал Фрэнсис, – доработай немного рассказ до завтрака с Корой, старина. Она пожелает узнать о каждом столбе и травинке, которые ты проходил в своей ночной прогулке. Тебе не требуется давать мне какие-то объяснения. Она женщина необычайно, ах, щедро наделённая шармом.

- Леди Стэплтон? - спросил Эдгар небрежно, будто это была новость для него. - Да, полагаю, что так.

Лорд Фрэнсис усмехнулся.

- Хорошо, - сказал он, - я собираюсь в свою одинокую постель. Ты выглядишь так, будто тоже готов лечь в свою, Эдгар. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи.

Проклятье! Фрэнсис всё знал. Но он, в самом деле, должен был быть чрезвычайно глупым, чтобы поверить в историю с прогулкой и свежим воздухом.

Глава 4


По утрам Элен обычно выходила из дома. Ей нравилось утро. Нравились ранние прогулки по парку, когда ей не встречалось никого за исключением немногочисленных торговцев, спешащих на работу, да нескольких горничных, выполняющих поручения или выгуливающих хозяйских собак. Ее собственная многострадальная горничная, семенящая вслед за нею или чаще – грозная фигура Хоббса, слуги, который всюду следовал за нею, превращали такую раннюю прогулку во вполне пристойную. Ей нравилось ходить за покупками на Оксфорд-стрит или Бонд-стрит, или ходить в библиотеку, чтобы полистать газеты или взять почитать книгу. Ей также нравилось посещать галереи.

Утро было лучшим временем суток. Каждое утро мир был чистым и новым, и беспокойство и плохие сны, которые угнетали ее по ночам, оставляли ее в покое. Иногда по утрам ей удавалось наполнить легкие воздухом, а тело – энергией и притвориться, что ее жизнь стоила того чтобы жить.

Но утром после суаре у леди Гринвалд она осталась дома. У нее не было ни сил, ни желания выходить из дома. Она обратила внимание на низкие и тяжелые облака. В любой момент мог начаться дождь. Было холодно и сыро. На самом деле, конечно, она редко позволяла какой бы то ни было погоде помешать ей выйти из дому, если она того хотела. Но этим утром она была утомленной и вялой, и поэтому искала подходящий предлог.

Она могла бы послать за своей тетей, подумала она. Как бы то ни было, тетя Летти любила город больше, чем деревню и была бы очень счастлива, если бы ее пригласили. По сути, она была скорее подругой, чем просто престарелой родственницей, и в этом, возможно, и лежала проблема. У Элен было множество хороших знакомых, и она легко могла бы превратить нескольких из них в близких друзей, если бы того пожелала. Но она не захотела. Друзья, по своей природе, знают друг друга очень близко. Друзьям нужно было бы доверять. Она же предпочитала держать своих знакомых на некотором расстоянии. И уж конечно, ей не нужен был друг у нее дома. Но, как это ни парадоксально, такое одинокое существование иногда становилось невыносимым.

Тем не менее, она все откладывала и откладывала написание письма, которое могло бы привести к ней в дом ее тетю. Она равнодушно стояла возле окна гостиной, пристально вглядываясь в серую, продуваемую ветром улицу. Она стояла там, когда увидела его, уверенными шагами приближающегося к дому, который он покинул не далее как прошлой ночью. Он был одет в теплое пальто, бобровую шапку и высокие сапоги. Он выглядел довольно элегантно и довольно высокомерно, как если бы был герцогом. Но эта решительная походка принадлежала мужчине, который гордился тем, что проложил собственный путь в своем собственном мире и оказался достаточно успешным, богатым и самоуверенным, чтобы вторгнуться в ее мир.

Она возненавидела его. Потому что, увидев его вновь, она ощутила глубокое пронизывающее желание у себя внутри. Как же она допустила это прошлой ночью? Что она наделала? Сегодня утром было очень сложно не обращать на это внимания. Ее руки сжались в кулаки, когда она увидела, как он повернулся и приблизился к ее входной двери. Она едва успела отпрянуть от окна, чтобы он не увидел ее, когда поднял глаза.

Итак, он решил, что приобрел любовницу из высшего общества? Последний, так сказать, штрих в картине его благополучия. Она полагала, что любовница из светского общества могла бы быть более выгодным приобретением, чем даже жена, хотя, возможно, он подумывал заполучить обеих. Грейнджеры не выказывали бы прошлым вечером такого интереса к нему, если бы не услышали от кого-то, что он - доступный и приемлемый кандидат на роль мужа для их дочери.

Вероятно, он решил, что, так как явно доставил ей удовольствие прошлой ночью, она могла бы стать его добровольной рабыней, чтобы получить еще. Она сглотнула, вспомнив о полученном наслаждении. Как это унизительно!

Дверь гостиной открылась и вошел ее дворецкий. Он принес визитку на серебряном подносе. Она взяла и взглянула на нее, хотя это казалось излишним жестом.

Мистер Эдгар Доунс. Эдгар. Она не хотела знать. Она подумала о викингах-завоевателях и средневековых рыцарях. Эдгар.

- Он ожидает внизу? – спросила она. Она очень надеялась, что он просто оставил свою визитку в качестве жеста вежливости, а сам ушел.

- Так точно, миледи, - ответил дворецкий. – Но я сообщил ему, что не уверен, дома ли Вы. Сказать ему, что Вас нет?

Это было очень заманчиво. Именно это она и хотела сказать ему, именно это она намеревалась велеть ему передать, до того, как открыла рот и начала говорить. Но это было не так просто, как казалось. Она открыла новую страницу своей жизни. С этим мужчиной у нее был не просто флирт.

- Пригласите его, - сказала она.

Ожидая, она разглядывала визитку в своих руках. Эдгар. Мистер Эдгар Доунс.

Внезапно ей вновь стало очень страшно. Что она делает? Прошлой ночью как и сегодняшним утром она приняла решение никогда больше с ним не встречаться. Он представлял собой слишком большую угрозу шаткому равновесию ее жизни. Она провела шесть лет, пытаясь обрести независимость и уверенность в себе, убеждая себя, что этого достаточно. Прошлой ночью стеклянный домик, который она выстроила внутри себя, с оглушительным звоном разбился . Чтобы восстановить его заново, требовалось много усилий.

Мистер Эдгар Доунс не сможет ей в этом помочь. Никоим образом.

Она не могла больше отрицать, что желала его. Ее тело пульсировало от болезненной пустоты. Ей вновь хотелось почувствовать его тяжесть, его властность, его запах. Его проникновение. Она хотела, чтобы он заставил ее забыться.

Но она знала - прошлой ночью обнаружила, если у нее когда-нибудь и были какие-то сомнения прежде - что забвение невозможно. Чем больше она пыталась заглушить свои воспоминания, потакая своим прихотям, тем хуже ей становилось. Она не должна была говорить Хоббсу, чтобы тот проводил мистера Доунса к ней. О чем она только думала?! Ей бы следовало покинуть комнату раньше, чем они поднимутся сюда.

Но дверь открылась снова прежде, чем она успела сделать хоть шаг к ней. Она замерла на месте и улыбнулась.

***

Эдгар знал, что в его профессии бывали определенные неприятные задачи, которые должны были быть выполнены, и что было мало проку в том, чтобы пытаться избежать их или отложить их выполнение. Он приучил себя быстро и решительно делать то, что должно было быть сделано.

Было немного труднее так же поступать и в личной жизни. Сегодня утром, например, он предпочел бы пойти куда угодно и делать что угодно, вместо возвращения в дом леди Стэплтон. Но тут его воспитание сослужило ему хорошую службу. Это должно было быть сделано, а, следовательно, это надо было сделать без промедления. Хотя при приближении к ее дому он обнаружил, что надеется, что ее не окажется дома. Глупая надежда. Если бы ее не оказалось дома, ему бы пришлось вернуться сюда в другое время, и, несомненно, тогда это было бы еще тяжелее.

Он понял, что она дома, когда повернул, чтобы подняться по ступенькам к ее двери, и заметил, как она промелькнула у окна, поспешно скрывшись из виду. Она, конечно же, отнюдь не желала вновь увидеть его. Его безрассудные надежды вновь воскресли, когда этот слуга с внешностью боксера, который открыл ему дверь, уведомил его, что не уверен, дома ли леди Стэплтон. Может, она откажется от встречи с ним? Такую возможность он не рассматривал по пути сюда.

Но она была дома и не отказалась встретиться с ним. Он глубоко вздохнул, поднимаясь по лестнице вслед за слугой, и попытался вспомнить свою отрепетированную речь. Как адвокат, он понимал, что отрепетированная речь вряд ли пригодится ему, когда действительно придется говорить.

Этим утром, одетая в бледно-зеленое утреннее платье, она казалась еще более привлекательной. Этот цвет красиво оттенял красноватый оттенок ее волос. Из-за этого она выглядела моложе. Она стояла на небольшом расстоянии от двери, улыбаясь ему. Эта довольно насмешливая улыбка напомнила ему о предыдущем вечере. События ночи казались нереальными.

- Доброе утро, мистер Доунс.

Держа в руке его визитку, она посмотрела поверх его плеча:

- Благодарю Вас, Хоббс. Это все.

Дверь тихо закрылась. Здесь не было никаких признаков присутствия тети или любой другой компаньонки. Хотя глупо обращать на это внимание после событий прошедшей ночи. Он был рад, что здесь не было больше никого, чье присутствие вынудило бы их обсуждать погоду или светскую хронику утренних газет.

- Доброе утро, сударыня.

Он поклонился ей. Ему следовало сразу перейти к делу. Возможно, она была столь же смущена, как и он.

- Я полагаю, что я обязан принести Вам свои извинения.

- В самом деле? – ее брови приподнялись. – Извинения, сэр?

- Я неучтиво обошелся с вами прошлым вечером, - сказал он. Даже в своей отрепетированной речи он оказался неспособен придумать более подходящее и менее дурацкое слово, чтобы описать то, как он с ней обошелся.

- Неучтиво? – казалось, она развеселилась. – Неучтиво, мистер Доунс? Разве в Вашем мире существуют правила этикета для того, что происходит между мужчиной и женщиной в постели? Вы должны были сказать «пожалуйста» и не сделали этого? Вы прощены, сэр.

Она смеялась над ним. Ему не следовало этого говорить. Он почувствовал себя униженным.

- Я воспользовался Вами, - сказал он. – Это было непростительно.

После этих его слов она на самом деле рассмеялась низким гортанным смехом, который он слышал прежде.

- Мистер Доунс, - сказала она, - неужели Вы столь же наивны, как и слова, которые произнесли. Вы не понимаете, когда Вас соблазняют?

Он резко отдернул голову, словно она ударила его по лицу. Неужели она не собиралась позволить ему даже притвориться джентльменом?

- Я с готовностью воспользовался ситуацией в своих интересах, - сказал он. – Я сожалею об этом сейчас. Это не повторится.

- В самом деле?

Ни один из них не сдвинулся с места с тех пор, как он вошел в комнату. Теперь она сделала один шаг по направлению к нему. Глаза ее стали томными, а улыбка – немного более соблазнительной.

– Не повторится? Мне хватило бы и пяти минут, чтобы заставить Вас повторить все, что Вы сделали вчера, мистер Доунс, если бы я так решила.

Он рассердился. Рассердился на нее, потому что, несмотря на обстоятельства ее рождения, положение в обществе и титул, она не была леди. Рассердился на нее, потому что она относилась к нему с презрением. Рассердился на себя самого, потому что все, что она сказала – было очень похоже на правду. Он хотел ее. И, тем не менее, он считал неприемлемым хотеть то, что не мог уважать.

- Не думаю, сударыня, - резко сказал он. – Еще раз благодарю Вас за Вашу щедрость прошлой ночью. И прошу прощения за любое душевные или физические страдания, которые я мог Вам причинить. Я должен просить Вас поверить, что когда бы мы ни встретились вновь, а в ближайшие несколько недель это вполне возможно, если Вы планируете оставаться в городе, я буду обращаться с Вами со всей необходимой вежливостью, с какой должно относиться к леди Вашего положения.

Вот так. В конце концов, он воспользовался частью заготовленной речи.

Она захватила его врасплох. Преодолела расстояние между ними, взяла его за руку обеими руками и увлекла к камину, в котором так уютно потрескивал огонь.

- Вы начинаете меня утомлять, сэр, - сказала она. – Проходите, садитесь и позвольте мне распорядиться, чтобы принесли кофе. Мне необходимо выпить чашечку. Какое сегодня унылое утро. Побеседуйте со мной, мистер Доунс. У меня хандра, потому что мне не с кем поговорить. Визит моей тети в деревню затянулся, и она вернется самое раннее - через два дня. Расскажите мне, зачем бристольскому торговцу приезжать на пару недель в Лондон. Вы здесь по делам или ради удовольствия?

Он обнаружил, что сидит в удобном кресле возле огня и наблюдает, как она вызывает прислугу. Он же намеревался остаться всего на пару минут. Он слегка растерялся. Это чувство было не из тех, которые ему нравились.

- И то, и другое понемногу, сударыня, - сказал он.

- Расскажите мне сначала о деловых причинах, - сказала она. – Я так мало слышу из того, что на самом деле мне интересно, мистер Доунс. Заинтересуйте меня. Расскажите о своем бизнесе. Почему дела привели Вас в Лондон?

Ему пришлось подождать, пока она давала указания кривоносому слуге, а потом она вновь посмотрела на него пытливым взглядом. Вопросы, которые она задала, не были риторическими.

Он рассказал ей о том, что она хотела узнать, и ответил на другие многочисленные вопросы, которые она задавала. Умные, глубокие вопросы. Во время его рассказа принесли и разлили кофе.

- Какое это, должно быть, удовольствие, - сказала она, - иметь цель в жизни, знать, что ты смог чего-то достигнуть. Вы чувствуете, что жить все-таки стоит? Что жизнь в Ваших руках, мистер Доунс? Что она заслуживает продолжения?

Странные вопросы. Он никогда над ними особо не задумывался. Возможно, потому, что ответы на них казались само собой разумеющимися.

- Жизнь – это постоянный вызов, - сказал он. - Но невозможно почувствовать, что ты достиг всего, чего только мог. Кто-то так и не сможет добиться успеха. Главное – двигаться в намеченном направлении. Как грустно было бы, достигнув цели, обнаружить, что тебе больше не к чему стремиться.

- Некоторые люди назвали бы это блаженством, - сказала она. – Не иметь вовсе никакой цели, мистер Доунс, - вот сущий ад. Не так ли?

- Ад, который человек устраивает себе сам, – ответил он. - Ад, которого можно избежать. Это называется лень - никогда пытаться достичь чего-то большего.

- Или правда жизни, - сказала она. – Вы должны признать это, мистер Доунс. Или Вы столь закоснели в деловом практицизме, что не осознаете того, что жизнь, в конечном счете, потеряла свою ценность. Реализм или безысходность.

Он получал удовольствие от их оживленной дискуссии. Он почти забыл, с кем разговаривает или, по крайней мере, почти забыл, что прошлой ночью она была его любовницей, и нынче утром ему было очень нелегко придти к ней. Но ее слова поразили его. Он заметил, что улыбка на ее губах стала горькой. Она рассуждала теоретически? Или говорила о самой себе?

Она не дала ему возможности ответить. Она сделала маленький глоток из своей чашки, и выражение ее лица повеселело.

- Но Вы приехали в город также и ради удовольствия, - сказала она. – Расскажите мне об этом, мистер Доунс. На какого рода удовольствия Вы надеялись, приехав сюда? – Ее улыбка вновь стала насмешливой.

К своей досаде Эдгар почувствовал, что покраснел.

- Моя сестра и зять приехали в город в то же время, что и я, - сказал он. – Они настояли, чтобы я составил им компанию.

- Сколько Вам лет, мистер Доунс? – спросила она.

У нее мастерски получалась выводить его из равновесия. Он ответил, прежде чем смог понять, что делать этого не следовало.

- Мне тридцать шесть, сударыня, - сказал он.

- Столько же, сколько и мне, - сказала она. – Но мы не будем сравнивать даты рождения. В девятнадцать я вышла замуж за пятидесятичетырехлетнего мужчину, мистер Доунс. Я была замужем за ним семь лет. У меня нет желания повторять этот опыт. Я заслужила свою свободу. Но такой опыт необходим каждому, по крайней мере, один раз в жизни. Вы приехали в Лондон в поисках жены?

Он молча уставился на нее. Она действительно ожидала, что он ответит?

Она рассмеялась.

- Это всего лишь догадка, - сказала она. – Сэр Уэбстер Грейнджер и его жена настойчиво оказывали Вам внимание прошлым вечером. Они отчаянно ищут богатого мужа для бедной мисс Грейнджер. Осмелюсь предположить, что Вы, несомненно, очень богаты, ведь так?

Он проигнорировал ее вопрос.

- Бедная мисс Грейнджер? – сказал он. Он вновь ощутил явное раздражение. Как она посмела вот так вот вмешиваться в его личную жизнь? Осмелилась бы она на такое, если бы он был джентльменом? – Вы думаете, что она будет заслуживать жалости, если выйдет за меня замуж, сударыня?

- Очень может быть, - сказала она. - Вы на шестнадцать лет старше ее, сэр. Это не кажется слишком большой разницей в возрасте для нас с Вами. Мы оба знаем, что Вы – энергичный мужчина в самом расцвете сил. Но это выглядело бы огромной разницей в возрасте для очень молодой леди, мистер Доунс. Особенно для той, у которой имеется прежняя привязанность, которую сочли неприемлемой.

Он нахмурился. Она умышленно подстрекала его? Он не мог до конца поверить в то, что беседует с ней на такую тему. Но было ли это правдой? Испытывала ли мисс Грейнджер привязанность к кому-нибудь еще?

- Не стоит притворяться, что вы так уж поражены, мистер Доунс, - сказала она. – Такое часто случается, как Вы понимаете. Молодые леди в светском обществе - всего лишь товар на продажу. Иногда люди совершают ошибку, думая, что они являются личностями, но это не так. Они - предметы для продажи, с помощью которых их отцы могут увеличить или восстановить свое состояние. К сожалению, молодые леди имеют чувства и тревожную тенденцию влюбляться без дополнительных раздумий о положении благосостояния их отцов. Но они быстро учатся на ошибках. Вот единственное, в чем женщины искусны.

«Она, - подумал он, - действительно, ожесточившаяся женщина. И, несомненно, умная женщина. Возможно даже слишком умная, себе во вред».

- Именно это случилось с Вами? – спросил он. – Вы любили другого мужчину?

Она улыбнулась.

- Он сейчас женат, и у него пятеро детей, - сказала она. – Он был достаточно любезен, чтобы предложить мне положение своей любовницы, после того, как я овдовела. Я отказалась. Я не желаю быть ничьей любовницей.

Ее глаза насмехались над ним, бросая ему вызов.

Он поднялся.

- Я отнял слишком много Вашего времени, сударыня, - сказал он. – Благодарю Вас за кофе. Я…

- Если Вы опять собираетесь извиняться за Вашу неучтивость из-за того, что Вы оказались в постели со мной, не сказав «пожалуйста», мистер Доунс, - сказала она, - то я прошу Вас воздержаться от этого. Иначе я почувствую себя обязанной извиниться за то, что соблазнила Вас, а это было бы очень утомительно, так как я не чувствую никакого сожаления. Но Вы не должны бояться, что я сделаю это вновь. Я никогда не соблазняю одного мужчину дважды. Это мое правило. Кроме того, по моему опыту, ни один мужчина не стоит повторного соблазнения.

- Ах, - сказал он, внезапно скорее развеселившись, нежели рассердившись. – Вы всегда оставляете за собой последнее слово, не так ли? Речь была великолепна.

- Я тоже так думаю, - сказала она. – Вы – превосходный любовник, мистер Доунс. Примите этот комплимент от женщины, которая имела в любовных отношениях немалый опыт. Но мне не нужен любовник, даже очень хороший. Наверное, особенно, очень хороший.

Он презирал себя за то удовлетворение, которое получил от этих ее слов.

- Я бы предпочла друга, - сказала она.

- Друга? – он посмотрел на нее.

- Жизнь может быть весьма скучной, - сказала она, - для вдовы, которая предпочитает не обременять своих родственников просьбами погостить, и не обременять себя новым мужем. Вы – интересный мужчина. С Вами много о чем можно поговорить, не ограничиваясь темами здоровья, погоды и лошадей. Многие мужчины не способны беседовать ни о чем, кроме своих лошадей, ружей и охоты. Вы охотитесь, мистер Доунс?

- Я никогда не увлекался приличествующими джентльмену видами спорта, - сказал он.

Она улыбнулась.

- Тогда Вы никогда не будете полностью приняты в моем мире, сэр, - сказала она. - Будем друзьями. Давайте. Вы развеете мою скуку, а я помогу Вам войти в мой мир. Вам нравится ходить по галереям, любуясь живописью. Или – по Британскому музею, изучая историю?

- Я полагаю, сударыня, что я достаточно образованный человек, - сказал он.

Она оценивающе взглянула на него.

- Но, в конце концов, Вы ведь не совершенны? – заметила она. - Вы крайне чувствительны в вопросе о Вашем происхождении. Я не подразумеваю, что Вы – болван, сэр. Но Вы ведь не слишком хорошо знаете Лондон?

- Не слишком - согласился он.

- Возьмете меня завтра куда-нибудь, - сказала она. – До завтра я решу куда именно. Мне будет приятно провести время с умным человеком, с которым можно будет разделить свои наблюдения.

Он почувствовал сильное искушение. Как он мог сказать «нет»? Он должен отказаться.

- Вы беспокоитесь, что Ваши матримониальные планы будут нарушены, - сказала она, правильно догадавшись о причине его колебаний. - Как это провинциально, мистер Доунс. И как буржуазно. В моем мире никого не волнует, если джентльмен сопровождает леди, которая не приходится ему ни женой, ни невестой, даже при условии что существует другая персона, которая является для него таковой. И никого не шокирует, когда женщина позволяет мужчине, который не приходится ей ни мужем, ни братом, ни отцом, быть ее спутником, даже если эта женщина замужем. В моем мире считается дурным тоном – довольствоваться исключительно компанией своего супруга или супруги.

- Тогда, я полагаю, - сказал он, - что моя сестра – очень плохо воспитана. Впрочем, как и ее муж – лорд Фрэнсис Неллер.

- О, эти двое.

Она отмахнулась, поднявшись со стула.

- Я полагаю, что они все еще воображают себя влюбленными, сэр, хотя и состоят в браке уже целую вечность. В светском обществе существуют и такие чудаки, хотя они в явном меньшинстве, уверяю Вас.

- Вы были правы, - сказал он. – Я приехал в Лондон в поисках невесты. Я обещал моему отцу, что сделаю выбор к Рождеству. Я полагаю, что мне следует сосредоточиться именно на этой задаче.

- Значит, мое предложение дружбы отклоняется? – спросила она. – Моя просьба о дружбе? Как это низко. Вы – не джентльмен, сэр.

- Нет, - сказал он с неторопливой четкостью. – Я – не джентльмен, сударыня. В моем мире мужчина не ищет дружбы с одной женщиной, ухаживая за другой.

- В особенности, с женщиной, с которой он переспал, - сказала она.

- Да, - согласился он, – особенно с такой женщиной.

На этот раз ее улыбка была полна презрения.

- Вы были правы минуту или две тому назад, мистер Доунс, - сказала она. – Вы здесь слишком задержались. Я устала от Вашего буржуазного мышления. Вряд ли я нашла бы дружбу с Вами столь же удовлетворительной, каким мне показалось Ваше мастерство любовника. И я вовсе не жажду любовных ласк. Я время от времени использую мужчин для собственного удовольствия, но только очень редко. И никогда не использую одного и того же мужчину дважды. Мужчины необходимы для выполнения определенных функций, сэр, но по существу они скучны.

Ее слова, вид, поведение – все было предназначено, чтобы оскорбить его. Он знал это и чувствовал себя оскорбленным. В то же самое время, он чувствовал, что каким-то образом причинил ей боль. Она предложила ему дружбу, а он отказался. Он отказался, потому что не хотел снова быть соблазненным и, вне всяких сомнений, понимал, что любая дружба с Леди Стэплтон неизбежно привела бы их, в конечном счете, обратно в постель. Она, конечно, тоже должна была понимать это.

Ему не нужна была тридцатишестилетняя любовница. Разумом он не хотел ее. Тело же было с ним не согласно. Он был разумным человеком, и хотел обзавестись женой, которая была бы моложе тридцати лет, женой, которая родила бы ему детей, которые были так нужны ему - наследники Мобли-Эбби.

- Я сожалею, - сказал он.

- Уходите, мистер Доунс, - сказала она. – Меня не будет дома, если Вы вновь нанесете мне визит. Мне следовало так же поступить и сегодня, если бы у меня имеласть хоть толика здравого смысла. Но я полагаю, что Вы здесь больше не появитесь.

- Нет, - сказал он. – Я больше не приду, сударыня.

Она отвернулась от него и подошла к окну. Пока он не покинул комнату, она продолжала смотреть в окно, так же как она смотрела в окно спальни накануне ночью.

Она была странной женщиной, подумал он, когда вышел из ее дома и двинулся вдоль по улице, благодарный воздуху за его прохладу. Самоуверенная, независимая, чуждая условностей, она производила впечатление женщины, чьей главной целью было получать наслаждение и потакать своим прихотям. Другие женщины, должно быть, завидуют ее свободе, богатству и красоте. И все же была в ней какая-то затаенная горечь, которая наводила на мысль о чем угодно, но не о счастье.

«У нее, наверное, был плохой брак, подумал он, который озлобил ее, заставив поверить, что все мужчины похожи на ее мужа»

Видимо, он стал одним из длинной вереницы любовников, которых она использовала только единожды. Это была мрачная и неприятная мысль. Она не делала секрета из своих беспорядочных сексуальных связей. По-видимому, она даже гордилась этим. Его короткая связь с нею была событием, которое ему будет нелегко забыть. Он был очень рад, что это событие осталось в прошлом. Он был доволен, что нашел в себе силы отказаться от ее предложения дружбы. Хотя, конечно, он испытывал искушение согласиться.

Она не была приятной женщиной. Красивая соблазнительница – да, но отнюдь не приятная женщина. Она не нравилась ему.

И, тем не менее, он обнаружил, что сожалеет, что не увидит ее снова, а если и увидит, то должен будет смотреть на нее издали. Возможно, она могла бы стать интересным и умным другом, если бы между ними никогда не было ничего другого.

Глава 5


Элен вызвала из деревни свою тетю, и когда та приехала, почувствовала себя виноватой из-за того, что сама подтолкнула тетю к отъезду всего лишь за несколько недель до этого. Ей было очень неловко признаваться себе в том, что ее тетя вовсе не из тех людей, которые заслуживают такого отношения.

- Ты какая-то чересчур задумчивая Элен, дорогая, - сказала миссис Кросс, стоя посреди прихожей, в окружении своего весьма скудного багажа. – Знаешь, я нахожу жизнь с Кларенсом и его семьей мучительной, и вот ты приглашаешь меня обратно сюда, где я всегда счастлива. Ты хорошо проводила тут время без меня?

- Когда же я этого не делала? – сказала Элен, крепко обняв тетю, и взяв ее за руку, чтобы подтолкнуть по направлению к лестнице. - Хоббс позаботится о Ваших чемоданах. Пойдемте в гостиную и выпьем чаю. Там разожжен огонь.

Она позволила тете рассказывать о ее путешествии, о пребывании в деревне, о свежих новостях и сплетнях, которые она там узнала. «Иногда, - думала она, - здорово иметь компаньонку, кого-то, кто является членом твоей семьи, кого-то, кто безоговорочно любит тебя». Часто это раздражало и ограничивало свободу. Но иногда это было здорово. Сегодня это было здорово.

- Но что я все о себе, да о себе, - в конце концов, заметила тетушка. – А как твои дела Элен? Ты выглядишь бледной, или это мне только кажется?

- Все эти дни постоянно дул ветер, и солнце совсем не проглядывало сквозь облака, - сказала Элен. – Я все время проводила дома. Поэтому такая бледная.

Она улыбнулась.

- Теперь Вы здесь, и я вновь начну выходить на улицу. Завтра утром мы пойдем за покупками. Когда Вы приехали, я заметила дырку на Ваших перчатках. Полагаю, что в деревне неподалеку от дома Кларенса не было магазинов, где бы Вы могли купить себе новые перчатки. Я рада, что сейчас у меня есть повод купить их для Вас в качестве подарка. Я ведь была в Швейцарии во время Вашего дня рождения.

- Ох, Элен, - расстроилась тетя. – Ты не должна покупать мне подарки. Я ношу эти старые перчатки, потому что они удобные, и никто не смог бы увидеть их в экипаже.

Элен улыбнулась. Миссис Летиция Кросс так же, как и сама Элен, была вдовой. Но мистер Кросс не оставил ей состояния. Ее скудное денежное содержание едва давало ей возможность скромно одеваться. Она вынуждена была зависеть от многочисленных родственников, дававших ей кров и пищу и оплачивающих ее переезды с места на место.

- Мне тоже нужны перчатки, - сказала Элен, - и, возможно, муфта. Мне необходимы теплые платья и плащ для английской зимы. Брр! Кажется, она скоро доберется и до нас. Почему в этом доме никто не в состоянии прилично развести огонь?! - Она поднялась и резко дернула за звонок.

- Но, Элен, дорогая, - рассмеялась ее тетя. – Огонь просто великолепный. Должна сказать, что для того, чтобы разглядеть огонь в каминах Кларенса, любому понадобилась бы лупа. Хотя я не должна жаловаться. Они были так добры ко мне. Детям и гувернантке тоже не позволялось разжигать огонь в камине в их спальнях.

- Я распоряжусь, чтобы к сегодняшнему вечеру Ваш камин привели в порядок, - сказала Элен. И повернулась, чтобы раздраженно переговорить с Хоббсом, который невозмутимо посмотрел на ревущее пламя и сказал, что немедленно пришлет еще угля.

- Я подумываю уехать на Рождество в Италию, - сказала Элен, беспокойно усаживаясь обратно на свой стул. – Там будет теплее. А празднования будут не такими скучными и фальшивыми, как здесь. По-моему, Повайзы собирались туда в конце ноября, а с ними всегда едет целая компания. Я присоединюсь к ним. И Вы тоже. Вам понравится Италия.

- Я не стану вовлекать тебя в такие большие расходы, - сказала миссис Кросс со спокойным достоинством. - Кроме того, у меня нет гардероба, необходимого для такого путешествия. И я слишком стара для поездок в чужие края.

Элен поцокала языком.

- Сколько Вам лет? - спросила она. – Вы рассуждаете так, словно Вам уже восемьдесят.

- Мне пятьдесят восемь, - ответила тетя. – Я полагала, что ты планируешь остаться здесь на зиму, Элен. И на весну. Ты говорила, что тебе очень хочется вновь увидеть английскую весну.

Элен беспокойно вскочила и подошла к окну, хотя оно находилось довольно далеко от огня, в который горничная только что подкинула угля.

- Я устала от Англии, - сказала она. – Здесь никогда нет солнца. Какой смысл в английской весне, тетя, и в английских нарциссах, подснежниках и пролесках, если на них никогда не светит солнце?

- Что-нибудь случилось? – спросила тетя. – Ты из-за чего-то расстроена, Элен?

Ее племянница рассмеялась.

- Конечно, кое-что произошло, - сказала она. – Много чего. Я побывала на обедах, балах, суаре и частных концертах. И куда бы я ни пошла, - везде я видела одни и те же лица. Приятные лица. Люди и милые разговоры. Как это скучно, Летти, видеть одни и те же лица, и слушать одни и те же разговоры, куда бы ты ни пошел. И нет никого, кто бы был достаточно любезен, чтобы сделать хоть что-нибудь мало-мальски скандальное, что дало бы всем нам пищу для более живых обсуждений. Каким респектабельным стал мир!

- Нет никакого особенного джентльмена? - спросила тетя. Она всегда считала, что Элен следовало бы найти себе нового мужа, хотя сама так и не сделала этого за все свои двадцать лет вдовства.

Элен, не оборачиваясь от окна, ответила:

- Нет никакого особенного джентльмена, тетя. И никогда не будет. У меня нет на это никакого желания. Я слишком ценю свою свободу.

Улица снаружи была весьма оживленной, заметила она, но высокого широкоплечего джентльмена, уверенно шагающего по ней, как если бы весь мир принадлежал ему, там не было. И тут она осознала, что за прошедшие пять дней она провела достаточно много времени, высматривая его, ожидая, что он вернется, чтобы вновь извиниться. Она действительно ждала его, даже не осознавая этого? Она пришла в ужас.

- И все же, моя дорогая, - сказала миссис Кросс, - не следует осуждать всех мужей только потому, что твой собственный сделал тебя несчастной.

Элен обернулась, глаза ее сверкали, сердце неистово стучало.

- Мой брак не был несчастным, - сказала она так громко, что ее тетя поморщилась. – А если даже и был, то в этом была моя вина. Всецело моя. Кристиан был лучшим из мужей. Он обожал меня. Он одаривал меня подарками и своей любовью. Он заставил меня почувствовать себя красивой, очаровательной и любимой. Я не желаю слышать ни единого плохого слова про него. Вы слышите меня? Ни единого слова.

- Ох, Элен.

Ее тетя вскочила, на лице ее появилось выражение глубокой тревоги.

- Мне так жаль. Прости меня. То, что я сказала, было непростительным.

Элен прикрыла глаза и глубоко вздохнула.

- Нет, - сказала она. – Это была моя вина. Я не любила его, Летти, но он был очень добр ко мне. Пойдемте, я провожу Вас в Вашу комнату. Там должно быть уже тепло. Я расстроена, потому что уже пять дней никуда не выходила. – Она рассмеялась. – Это, должно быть, мой рекорд. Вы можете представить, чтобы я просидела дома пять дней подряд?!

- Откровенно говоря, нет, моя дорогая, - ответила тетя. – Ты не получала приглашений? В это весьма трудно поверить, хотя на дворе и октябрь.

- Я отклонила их, - ответила Элен. – Я простудилась, по крайней мере, так я всем говорила. Полагаю, что за это время мое здоровье улучшилось. Что Вы думаете о неофициальном танцевальном вечере завтра у графа Торнхилла?

- Я всегда находила их обоих – и графа, и графиню очаровательными, - сказала миссис Кросс. - Они не пренебрегают людьми просто потому, что тем уже за сорок, и они носят одно и то же платье в течение трех лет и даже более.

Элен сжала ее руку.

- Завтра утром мы пройдемся по магазинам, - сказала она. – Я хочу быть расточительной. И я вновь ощущаю в себе столько нерастраченной энергии, что ума не приложу, что мне с нею делать.

Она остановилась наверху лестницы и импульсивно сжала свою тетю в объятиях.

- Ох, Летти, Вы себе не представляете, как это здорово вновь видеть Вас здесь.

Она была удивлена, когда ей пришлось сморгнуть слезы, чтобы вновь ясно видеть.

- А ты не представляешь, - сказала миссис Кросс, - как хорошо опять оказаться здесь, с тобой, Элен. Ах, комната, действительно теплая! Как это мило с твоей стороны. Я вновь чувствую себя человеком. И как неблагодарно это звучит по отношению к Кларенсу. Он действительно был очень добр ко мне.

- Кларенс, - сказала Элен, - самодовольный, скупой зануда, и я очень рада, что он не мой родственник. Вот так. Я облекла это в слова за Вас, чтобы Ваша совесть Вас не мучила. Я оставлю Вас, что Вы могли отдохнуть. Нет ничего более утомительного, чем долгая дорога.

- Благодарю, дорогая, - сказала тетя с признательным вздохом.

«Неужели я действительно просидела пять дней взаперти? – подумала Элен, спускаясь обратно по лестнице. – Неужели я действительно убедила себя, что погода была слишком ненастна? И что великосветское общество, собравшееся сейчас в Лондоне, было слишком скучным, чтобы выносить его?»

Ее губы искривились в насмешке над самой собой. Неужели она боялась встречи с ним? Потому что он отверг ее? Потому что он отказался от ее предложения дружбы и не пожелал сопровождать ее в одну из галерей? Неужели она была столь унижена, что теперь не сможет взглянуть ему в глаза?

Да, она была унижена. Она не привыкла к отказам. Ни один мужчина не отвергал ее прежде. Ох! Ее желудок тревожно сжался. Ох, это не правда. Внезапно она осознала кое-что еще об этих пяти днях. Она едва ела.

Быть отвергнутой низкородным выскочкой! Быть отвергнутой мужчиной, который даже не был джентльменом. Мужчиной, которому она отдалась. Она предложила ему лучше познакомить его с Лондоном. Она предложила ему свое покровительство, она наконец-то подобрала нужное слово. А он ответил ей отказом по чисто буржуазной причине: потому что собирался ухаживать за какой-то молодой девушкой.

Как он только посмел отказать ей! Какой раздражающей была сама мысль об этом. Конечно же, ей не следовало просить его о дружбе. Она не нуждалась ни в чьей дружбе, особенно в дружбе мужчины. Особенно этого мужчины. Она не могла понять: о чем только она тогда думала! Ей не следовало даже принимать его. И ведь он явился не для того, чтобы просить о дальнейшей благосклонности, а для того, чтобы извиниться за свою невежливость. Если бы все это не было столь унизительно, то могло бы даже показаться забавным. Страшно смешным.

Естественно, она не собиралась избегать его. Или показывать ему, что его отказ что-нибудь значит для нее. Сама идея, что она должна тосковать и скрываться только потому, что он отказался ее сопровождать во время дневных прогулок, была смехотворна! Она желала ему счастья с его юной девицей.

Завтра вечером она пойдет на неофициальный бал у графа Торнхилла, и будет там танцевать и веселиться. Она собиралась стать королевой бала, несмотря на ее возраст, или, возможно, благодаря ему. Она намеревалась одеть свое атласное платье бронзового цвета. Она никогда раньше не надевала его в Англии, считая его слишком смелым для консервативных англичан. Но завтра вечером она была намеревалась одеть именно его. Она собиралась вызвать повышенное слюноотделение у мистера Эдгара Доунса, если он там появится. И она собиралась полностью игнорировать его.

Она надеялась, что он будет там.

* * *

Эдгар чувствовал себя неловко из-за возраста Фанни Грейнджер. Оказалось, что ей было двадцать – по крайней мере, года на два старше, чем она выглядела. Но даже в этом случае она казалась ему совсем ребенком. Леди Стэплтон была неправа, когда сказала, что разница в возрасте играет роль только для девушки, и ничего не значит для него. Ему неприятно было осознавать, что его юность уже в прошлом, в то время как девушка только вступала в свою.

Две другие молодые леди, которых он встретил у графа Гринвалда, казались ему столь же юными, но гораздо менее привлекательными. Мисс Тернер, которую он встретил два вечера спустя, была значительно старше – пожалуй, ближе к тридцати, нежели к двадцати, но она была глупа и апатична, и совершенно не умела поддержать беседу. И она непрерывно сопела – раздражающая привычка, которая действовала ему на нервы в течение всего получаса, который он провел с нею.

Он полагал, что самой предпочтительной кандидатурой будет мисс Грейнджер. Отправляясь в Лондон, он надеялся, что у него будет несколько свободных недель на то, чтобы осмотреться и определиться с выбором, прежде начать серьезно ухаживать за какой-нибудь определенной леди, и что ему удастся не афишировать свои намерения. Конечно же, этого не случилось. И сэр Уэбстер Грейнджер и его супруга начали оказывать ему внимание. Казалось, что они были весьма решительно настроены заполучить Эдгара Доунса для своей дочери.

Она была милой и очаровательной. Если бы он был лет на десять моложе, он, возможно, по уши влюбился бы в нее. Но, сейчас, в тридцать шесть, с ним этого не произошло. Он помнил о заявлении леди Стэплтон о том, что у девушки уже была «неприемлемая» привязанность. Он не знал, откуда ей это было известно. Возможно, она всего лишь пыталась заставить его почувствовать себя неуютно. И она в этом преуспела. Мысль о том, что он встанет между девушкой и ее возлюбленным только потому, что он был почти до неприличия богат, была ему противна. Вопрос о том, испытывала ли девушка к нему неприязнь, вызывал у него отвращение. Всякий раз, когда он беседовал с ней в присутствии ее родителей, она была вежливой и милой. Ее более глубокие чувства, если таковые у нее имелись, были надежно скрыты.

Кора была довольна.

- Она приятная молодая леди, Эдгар, - заявила она однажды утром за завтраком. – И, несомненно, она будет тебе хорошей спутницей, как только избавится от своей застенчивости, бедняжка, и от своего трепета из-за твоих властных манер. Ты должен постараться смягчить свое поведение. Когда оно станет достаточно естественным, она вскоре поймет, какой ты на самом деле.

- Ты не думаешь, что я слишком стар для нее, Кора? – спросил он, неосознанно используя ее старое прозвище, которое он старался не употреблять после ее замужества.

- Ох, она не будет так думать, когда полюбит тебя, - заверила его любящая сестрица. – И это обязательно случится очень скоро. Верно, Фрэнсис?

- О, весьма вероятно, любимая, - сказал лорд Фрэнсис. – Эдгар – в высшей степени привлекательный человек.

Это замечание вызвало у Коры приступ безудержного смеха, но оставило Эдгара не убежденным.

Сейчас, по прошествии времени, обещание, которое он дал своему отцу, казалось ему весьма опрометчивым.

«Возможно, на балу у Торнхиллов, подумал Эдгар, он будет танцевать с девушкой, и у него появится шанс поговорить с ней подальше от всевидящего ока ее родителей. Возможно, он сможет найти ответы на некоторые из его вопросов и обнаружит, что Кора была права. Может, мисс Грейнджер и впрямь окажется хорошей парой».

Неужели в его манере поведения по отношению к другим людям, особенно к молодым леди, за которыми он ухаживал, было что-то устрашающее или властное? Леди Стэплтон не была напугана. Но он совершенно не желал думать о ней. Он не видел ее с того ужасного утреннего визита.

Он понял, что ее здесь нет, когда танцевал с мисс Тернер, испытывая облегчение от того, что сложные фигуры танца освобождают его от необходимости пытаться поддерживать беседу с девушкой. Бал был небольшим. Леди Торнхилл со смехом извинилась за это и настояла на том, чтобы его называли не балом, а неформальным танцевальным вечером. На его взгляд, бальный зал казался достаточно переполненным, но он и правда мог видеть почти всех гостей одновременно. Он окинул зал взглядом и увидел ее в дверном проеме.

Пожилую леди, стоявшую рядом с ней, он даже не заметил. Он видел только ее и понял, что судорожно сглатывает. На ней было платье, которое, возможно, показалось бы неприличным даже в будуаре. Это было узкое облегающее платье бронзового цвета, которое мерцало в свете канделябров. Просто сказать, что у него было глубокое декольте, значило сильно преуменьшить действительность. Оно едва прикрывало вершинки ее грудей. Платье не было плотно подогнанным, и все же оно облегало ее тело, словно вторая кожа, подчеркивая каждый красивый и соблазнительный изгиб. Оно оставляло мало простора для воображения, если вообще оставляло. Это невольно заставило Эдгара вспомнить, как выглядело ее тело, и каким оно было на вкус под тонким бронзовым атласом.

Она стояла, осматриваясь вокруг скучающим взглядом и с немного фальшивой улыбкой, очевидно, совсем не осознавая непристойности своего внешнего вида. Но даже при этом, она каким-то образом умудрялась выглядеть слишком надменной, чтобы быть вульгарной. Она была великолепна.

Леди рядом с нею, должно быть, ее тетя, решил Эдгар, заметив женщину, когда та повернула голову, обратившись с каким-то замечанием к леди Стэплтон. Она была седовласой, приятной наружности и одета со скромным изяществом.

Эдгар вновь сосредоточился на фигурах танца.

Он вспомнил, что она также опоздала и на суаре Гринвалдов. Очевидно, ей нравились такие «театральные» выходы. Но благодаря ее внешности и силе духа они ей блестяще удавались. Торнхилл уже спешил ей навстречу.

По окончании танца Эдгар отвел свою партнершу к ее матери, поклонился обеим и направился к своей сестре. Следующим танцем был вальс. Он собирался танцевать его с Корой, которая была ближе к нему по росту, чем почти все присутствовавшие в зале леди, потому что чувствовал себя неуютно, вальсируя с очень маленькими женщинами. Но, когда он проходил мимо, графиня Торнхилл, одна из ближайших подруг Коры, окликнула его, и он повернулся к ней с упавшим сердцем.

- Мистер Доунс, - улыбалась она ему, - Вы знакомы с леди Стэплтон?

Конечно же это был риторический вопрос. Она не сделала паузы, чтобы позволить ему ответить, что «он познакомился с этой леди неделю назад на суаре у Гринвалдов и провожал ее домой, а потом уложил ее в постель и дважды занимался с ней сексом».

- И миссис Кросс – ее тетя, - продолжила леди Торнхилл. – Мистер Эдгар Доунс, леди. Он – брат леди Фрэнсис Неллер из Бристоля.

Эдгар поклонился.

- Рада нашему знакомству, мистер Доунс, - сказала миссис Кросс.

- Как поживаете, мистер Доунс?

Он почти позабыл, как от этого бархатного голоса у него по спине бегали мурашки.

- Леди Фрэнсис – очень мила, - сказала миссис Кросс. – И всегда очень жизнерадостна.

Да, это было подходящее описание для Коры.

- И совершенно бесстрашна, - продолжила миссис Кросс. – Я помню тот год, когда вдовствующая герцогиня Бриджуотер, тогда еще просто герцогиня Бриджуотер, вывела ее в свет. В том году она вышла замуж за лорда Фрэнсиса.

- Ах, да, сударыня, - сказал он. – Герцогиня была очень добра, предоставив моей сестре возможность выезжать в том Сезоне.

- Следующий танец – вальс, - сказала графиня Торнхилл. – Я обещала танцевать его с Габриэлем, хотя это, возможно, покажется вульгарным – танцевать с собственным мужем на балу в собственном доме. Но это не настоящий бал, а просто неофициальный танцевальный вечер для друзей.

- Я думаю, что нет надобности извиняться за то, что танцуешь с собственным мужем, - любезно сказала миссис Кросс.

Эдгар мог чувствовать на себе взгляд леди Стэплтон, даже несмотря на то, что не отрывал глаз от ее тети. Он чувствовал слабое презрение ее улыбки так, как если бы она касалась его кожи.

- Сударыня, - он повернул голову, чтобы взглянуть на нее, - окажете ли Вы мне честь, позволив танцевать с Вами?

- Вальс, мистер Доунс? – она приподняла брови. – Думаю, да.

Она протянула ему руку, и, хотя не было никакой необходимости сразу начинать танец, он взял ее за руку.

- Миссис Кросс, - сказала графиня, когда Эдгар увел свою партнершу в центр зала. - Позвольте мне найти для Вас стакан лимонада и подходящую компанию. Не доставите ли Вы нам с мужем удовольствие своим обществом, поужинав за нашим столом, когда вальс окончится?

Чувства Эдгара были обострены опьяняющей смесью знакомого тонкого аромата и истинной женственности.

* * *

- Ну что же, мистер Доунс, - сказала она, поворачиваясь к нему и ожидая начала музыки, - Надеюсь, в Вашей школе подающих надежды торговцев Вас научили танцевать вальс?

- Достаточно хорошо, чтобы я не отдавил Вам пальцы на ногах, сударыня, - сказал он. – Я получил образование в учебном заведении для джентльменов. Мне позволили учиться там после того, как я поклялся никогда ни при каких обстоятельствах не проглатывать гласные и не вытирать нос рукавом.

- Остается лишь надеяться, - сказала она, - что Вы сдержали свои обещания.

Она была встревожена своей реакцией на него: чувствовала, что задыхается и ощущала дрожь в желудке а, возможно, - чуть ниже, и слабость в коленях. Поклявшись себе игнорировать его весь вечер, она не предполагала, что очень неуклюжее представление леди Торнхилл, заставит ее поступить совсем наоборот. Как странно. В делах такого рода она никогда не терялась – за исключением сегодняшнего вечера. Она не хотела быть так близко к нему. Он пользовался тем же самым одеколоном. Хотя, скорее, это было запахом самой его сущности, чем какого-либо одеколона. Не далее как прошлой ночью ей показалось, что она чувствовала его на соседней подушке.

Он хорошо танцевал. Конечно же. Ей следовало этого ожидать. Наверное, он все делал хорошо, начиная с занятий любовью.

- Вас можно поздравить, мистер Доунс, - спросила она, пытаясь отвлечься от нервирующих ее мыслей, и разрушить его холодную невозмутимость. – Вы уже обручились с подходящей благородной и богатой молодой леди? Или уже женились? Как Вы знаете, существуют особые разрешения.

- Еще нет, сударыня, - сказал он, внимательно глядя на нее. Он смотрел ей в лицо с того момента, как заиграла музыка. Боялся ли он взглянуть ниже? Но он уже видел все, что можно было увидеть в предыдущий раз. – Думаю, вы понимаете, что это не похоже на покупку скота.

- О, конечно же, нет, - смеясь, согласилась она. – Если под скотом Вы подразумеваете лошадей, мистер Доунс. Если бы Вы выбирали себе лошадь, я бы не стала так скоро спрашивать Вас, можно ли Вас поздравить. Я знаю, что такой выбор должен быть сделан с величайшей тщательностью и занимает немало времени.

Он так долго и пристально разглядывал ее, что ей стало не по себе, но отвести взгляд первой она посчитала неприемлемым.

- Кто обидел Вас? – спросил он, заставив ее вздрогнуть от удивления и изумления. – Это был Ваш муж?

Одно и то же предположение за два дня от разных людей. Бедный Кристиан. Она улыбнулась Эдгару.

- Мой муж обходился со мной так, как если бы я была королевой, мистер Доунс, - сказала она. – Или будет более точным сказать – как если бы я была фарфоровой куклой. Я просто реально смотрю на вещи. Разве Вашего богатства недостаточно, чтобы привлечь благородную невесту?

- Думаю, что мое финансовое положение и моя личная жизнь Вас не касаются, сударыня, - с ледяной вежливостью произнес он, так что она почувствовала как по ее спине пробежала приятная дрожь.

- Вам хорошо удается это тон, - сказала она. – Правда ли, что все Ваши противники терпели крах в суде? Вы были очень успешным адвокатом? Нет, это не вопрос, а утверждение. Я не сомневаюсь, что Вы были успешны. А Ваши служащие дрожат мелкой дрожью под каждым Вашим взглядом? Готова поспорить, что все обстоит именно так.

- Я уважительно отношусь к своим служащим, - сказал он.

- Но готова поспорить, что Вы ждете от них полного повиновения, - сказала она. – И требуете объяснений, когда его не получаете.

- Конечно, - сказал он. – Как иначе я бы смог добиться успеха в делах?

- И Вы точно такой же в личных отношениях, мистер Доунс? – спросила она. – Следует ли мне пожалеть Вашу жену, когда Вы на ней женитесь, конечно же, сперва поздравив?

Она насмешливо смотрела на него. Она умирала от возбуждения, но понятия не имела почему. Ей никогда не хотелось, чтобы мужчина был властен над ней. Совсем наоборот.

- Вам нет необходимости испытывать какие-либо чувства к моей жене, сударыня, - сказал он. – Или ко мне. Наши дела - не Ваша забота.

Она шумно вздохнула.

- Вы так наивны, мистер Доунс, - сказала она. – Когда Вы женитесь на ком-то из светского общества, все Ваши дела становятся интересны этому обществу. О чем еще нам говорить, как не друг о друге? Где еще мы можем наблюдать самые восхитительные скандалы, как не у тех из нас, кто недавно вступил в брак? Особенно когда речь идет о мезальянсе. Как Вы понимаете, Ваш брак будет именно таким. Все мы будем выискивать деспотизм и вульгарность и надеяться, что в Вашем браке будет не только мещанская скука. Станем ждать от Вашей жены неповиновения и измен, и окажемся чрезвычайно разочарованы, если она останется верной и послушной. Будете ли Вы настаивать на повиновении и послушании?

- Этот вопрос я буду обсуждать с той женщиной, на которой женюсь, - ответил он.

Она вновь вздохнула и рассмеялась.

- Как Вы утомительны, мистер Доунс, - сказала она. – Разве Вы не понимаете, что я ищу повод для ссоры? Я хочу поссориться с Вами, но не могу делать это в одиночку.

Впервые она на какой-то миг заметила веселый огонек в его взгляде.

- Но у меня нет желания ссориться с вами, - мягко сказал он, кружась с нею в углу бального зала. – Мы с Вами не противники, сударыня.

- Но мы также и не друзья, - ответила она. – И не любовники. Значит, мы друг другу никто? Совсем никто?

Он одарил ее еще одним очень долгим взглядом и открыл рот, собираясь что-то произнести, но передумал. Наконец он улыбнулся и сразу же стал выглядеть моложе и человечнее.

- Никто? - спросил он. – Да неужели. А как же та ночь?

Ее колени ослабли. Она посмотрела ему в глаза, и внезапно перед ней промелькнуло яркое воспоминание о той ночи, о его лице так близко около ее лица.

- Вы знакомы с правилами этикета на таких вечерах, мистер Доунс? - спросила она. - Это последний танец перед ужином. Будет невежливо, если после него Вы не отведете меня ужинать, не сядете рядом со мной и не будете со мной беседовать. Вот только о чем мы будем разговаривать? Дайте-ка подумать. Какая-нибудь безопасная тема, на которую люди, являющиеся никем друг другу, могут вполне счастливо болтать. Могу я рассказать Вам об ужасном происшествии, случившемся со мной в Греции? Я – чудесная рассказчица, по крайней мере, мои слушатели всегда уверяли меня в этом.

- Я думаю, мне это понравится, - серьезно ответил он.

Она едва поверила ему и едва не расплакалась. Как глупо! Ей хотелось заплакать.

Она никогда не плакала.

Глава 6


Удивительно, как богатый выбор в конечном итоге сводится всего к одному варианту, Эдгар с трудом осознавал эту истину в течение всего следующего месяца. Он очень старался не выказывать свои предпочтения просто потому, что еще не встретил леди, о которой мог уверенно сказать всем сердцем, да, именно ее он желал видеть своим партнером по жизни, своей любовницей, матерью его детей.

Мисс Тернер подходила по возрасту, но он считал ее скучной и физически непривлекательной. Мисс Уоррингтон, того же возраста, была намного живее и симпатичнее. Но ее разговоры в основном касались лошадей, а этой темой он совсем не интересовался. Мисс Кроули была слишком молода и все еще сюсюкала, как маленькая, а также у нее была привычка хихикать над любым замечанием, которое ей доводилось услышать. Мисс Эвери-Хилл была такой же юной, но очень симпатичной и привлекательно жизнерадостной. Она ясно дала понять Эдгару, что приветствует его ухаживание. Но также ясно было, что с ее стороны согласие выйти за него замуж будет величайшим ему одолжением.

Оставалась только мисс Грейнджер и ее родители. Ему нравилась эта девочка. Она была симпатичной, скромной, спокойной, но не молчуньей, с приятным характером. Она была покорной. Без сомнения, она станет хорошей женой. Она, безусловно, станет хорошей матерью. И достаточно приятной компаньонкой. Она будет достаточно привлекательной в постели. Она понравилась Коре. А также его отцу.

Но чего-то не хватало. Не любви, но определенно чего-то такого не хватало. Хотя он не слишком об этом беспокоился.

Если выбрать невесту взвешанно и тщательно, возникнет привязанность, а со временем и любовь. Он не был совершенно уверен в том, чего именно не хватает в мисс Грейнджер. В действительности не хватало только приданого, но его это не волновало совсем. Ему не нужна была богатая жена. Если что-то было не так, то причина была в нем. Вероятно, он был слишком стар, чтобы выбирать жену. Его взгляды на жизнь вполне сложились.

Возможно, он так и не выполнил бы обещание, данное своему отцу, если бы события не вышли из-под его контроля. Эдгар обнаружил, что на каждом светском мероприятии, которое он посещал (а они проходили почти ежедневно), его ставили в пару с мисс Грейнджер хотя бы на некоторое время. На обедах и ужинах, он часто сидел рядом с ней. Однажды он сопровождал ее с матерью в библиотеку, так как сэр Уэбстер был чем-то занят. Дважды он ездил кататься в парк вместе со всем семейством Грейнджеров. Однажды его пригласили к Грейнджерам на обед, плавно перетекший в музыкальное представление. Там были только четверо других гостей, немногим старше него.

Кора частенько упоминала Рождество, и предложила, чтобы Грейнджеры приехали в это время в Мобли. Она старалась убедить друзей, своих и Френсиса, тоже провести праздник там.

– Папа будет очень рад, – сказала она как-то утром за завтраком, когда всплыла эта тема. – Разве не так, Эдгар? – Фрэнсис только что предложил ей написать отцу прежде, чем рассылать массу приглашений от его имени.

– Верно, – согласился Эдгар. – Но записка с кратким предупреждением не такая уж плохая мысль, Кора. Толпа гостей и их снующие отпрыски, которые будут требовать своей порции единственного рождественского гуся, могут привести отца в замешательство.

Лорд Фрэнсис усмехнулся.

– Ну, я, конечно же, намереваюсь предупредить папу, – ответила Кора. – Как тебе только в голову пришло, что я могу забыть об этом, Эдгар. Ты что, считаешь меня настолько безмозглой?

Лорд Фрэнсис был настолько неосторожен, что снова рассмеялся.

– И все в курсе, что единственная моя задача в жизни – служить для тебя развлечением, Фрэнсис, – сердито заметила она.

– Совершенно верно, любовь моя, – согласился он, на что его супруга ответила совсем неэлегантным взрывом хохота.

– И позволю себе заметить, что мисс Грейнджер будет намного лучше в обществе Дженнифер, Саманты и Стефани, и, конечно же, со мной, – продолжала Кора. – Она знакома с ними, а они с ней. И потом она застенчива, так что твое присутствие, как и папино, произведет на нее пугающее впечатление.

– Ерунда, – ответил ее брат.

– Я чувствовал себя также, Эдгар, – отметил Лорд Фрэнсис. – Когда я кинулся в Мобли, чтобы попросить позволения ухаживать за Корой, только один взгляд на твоего отца и на тебя вызвал пугающие картины моих костей, стертых в порошок. А от тебя у меня тряслись кисточки на гессенских сапогах, и ты бы это заметил, если бы глянул вниз.

– А откуда ты взяла, что мисс Грейнджер будет в Мобли на Рождество? – поинтересовался Эдгар у своей сестры. – Я что-то пропустил? Ты ее уже пригласила? – Спросил он, испытывая ужасное подозрение, что судьба его уже решена.

– Ну, конечно же, нет, – сказала она.– Я бы никогда ничего подобного не сделала. Но ты пригласишь ее, не так ли? Она твоя любимица и подходит тебе по всем статьям. Я люблю ее уже почти как сестру. И ты пообещал папе.

– И это жизнь Эдгара, любовь моя, – заметил лорд Фрэнсис, поднимаясь на ноги. – Нам лучше подняться и спасти няню от наших отпрысков. Они уже, без сомнения, вне себя от ожидания ежедневной, энергичной прогулки в парке. Чья очередь кататься на моих плечах, Эндрю или Пола?

– Аннабелль, – ответила Кора, когда они выходили из комнаты.

Но тем же самым вечером Кора была очень близка к тому, чтобы совершить поступок, который, как она утверждала, никогда не сделает.

На светском вечере она составила группу из Грейнджеров, Эдгара, Стефани, герцогини Бриджуотер и маркиза Кэрью. Герцогиня упомянула, что магазины на Оксфорд и Бонд Стрит уже полны рождественских товаров, несмотря на то, что еще даже декабрь не наступил. А маркиз добавил, что сегодня они с женой ходили по лавкам в поисках подарков в надежде избежать суеты, которая царит там в предпраздничные дни. Кора упомянула Мобли и выразила надежду, что на Рождество там выпадет снег. Все их дети, если она убедит своих друзей поехать, придут в восторг от возможности покататься на коньках и на санках, и поиграть в снежки.

– У нас есть коньки всех размеров, – заметила она. – А санки достаточно велики и подходят как для детей, так и для взрослых. А Вы любите снег, мисс Грейнджер?

Эдгар почувствовал тревогу и пристально посмотрел на сестру. Но она была настолько охвачена энтузиазмом, что ничего не заметила.

– Хорошо, – сказала Кора, когда девушка ответила, что ей и в самом деле нравится снег. – Тогда Вы прекрасно проведете время. – Кора отреагировала очень правильно, когда поняла, что она только что сказала – она открыла рот и впихнула туда полную ложку еды, а Эдгар немилосердно понадеялся, что она ею подавится. Кора покраснела, начала болтать и смеяться. – Да вот тогда, когда пойдет снег. Если там, где Вы будете праздновать Рождество, будет снег, тогда Вы прекрасно проведете время. Так и будет, если…Хартли, помогите мне объяснить то, что я пытаюсь выразить словами.

– Вы надеетесь, что пойдет снег, что сделает Рождество еще более веселым праздником, – мило ответил маркиз Кэрью. – И что он – снег - выпадет по всей Англии всем на радость.

- Да, – ответила Кора. – Именно это я и имела в виду. Как здесь жарко. – Она открыла свой веер и стала решительно им обмахиваться.

Сэр Уэбстер и леди Грейнджер выглядели, как заметил Эдгар, очень довольными.

* * *

А потом, в самом конце ноября, когда петля, казалось, крепко затянулась на его шее, он узнал о существовании неподходящего возлюбленного, о котором говорила леди Стэплтон.

Эдгар шел по Оксфорд Стрит, поеживаясь в своем теплом пальто, избегая луж, после недавно прошедшего дождя, и думая, будет ли снова сиять солнце, а также, найдет ли он подходящие подарки для всех в его списке. Он как раз размышлял о том, что в Лондоне много проще сделать покупки, нежели в Бристоле, когда нос к носу столкнулся с мисс Грейнджер, которая неподвижно стояла посреди тротуара, мешая движению пешеходов.

– Прошу прощения, – сказал он, коснувшись рукой полей шляпы прежде, чем узнал ее. – А, мисс Грейнджер. Мое почтение. – Эдгар слегка поклонился и осознал две вещи. С ней не было родителей, зато присутствовал молодой человек.

Она повела себя совсем неразумно. Ее глаза расширились от ужаса, а рот открылся, а потом, спустя некоторое время, плотно закрылся. Потом она широко улыбнулась, но забыла изменить выражение глаз на более приличествующее, и принялась болтать.

– Мистер Доунс, – заговорила мисс Грейнджер. – О, доброе утро. Как странно, что я Вас тут встретила. Разве это не прекрасное утро? Я ходила в библиотеку, чтобы поменять книгу. Видите ли, моя мама не могла со мной пойти, но я взяла с собой свою служанку. – Она рукой указала, на молодую девушку, которая стояла немного позади нее. – Как приятно видеть Вас. По еще одному странному совпадению, я встретила еще одного своего знакомого. Мистер Сперлинг. Позвольте Вас представить? Мистер Сперлинг, сэр. Джек, это мистер Доунс. Я-я-я хотела сказать мистер Сперлинг, это мистер Доунс.

Эдгар кивнул стройному, красивому, очень молодому человеку, который холодно посмотрел на него.

– Сперлинг?

Он сразу осознал еще кое-что. Это место на Оксфорд Стрит находилось совсем не по дороге между библиотекой и жилищем Грейнджеров. А вот кафе, которое предоставляло стулья с высокой спинкой и отдельные кабинеты находилось совсем рядом справа от них. А служанка плохо выполняла свои обязанности по присмотру. Джек Сперлинг был не просто случайным знакомым, и их встреча с мисс Грейнджер была вовсе не совпадением. Сперлинг знал, кто он и вонзил бы кинжал ему в сердце, если бы осмелился, и имел хотя бы один такой при себе. Мисс Грейнджер была в ужасе. А он, Эдгар, почувствовал себя почти столетним стариком.

Он продолжил бы свой путь и оставил свою предполагаемую невесту на эти таинственные полчаса – он не думал, что она и ее «случайный» знакомый, которого она звала по имени, позволили бы себе продлить свою встречу. Но она опередила его.

– Джек,- позвала мисс Грейнджер. Она все еще нервничала. – Т-то есть, мистер Сперлинг, рада была с Вами повидаться. Д-доброго Вам утра.

И Джеку Сперлингу, чье выражение лица было убийственно бледным и мрачным, ничего не оставалось, как кивнуть, касаясь рукой полей шляпы, пожелать им доброго дня и пойти вниз по улице, как будто он и не собирался ни в какое кафе.

Фанни Грейнджер ослепительно улыбнулась Эдгару – но в ее глазах плескалась паника.

– Разве это не счастливый случай? Он – наш сосед. Я его так давно не видела. – Эдгар полагал, что под румянцем от мороза, она покраснела, и ее щеки стали пунцовыми.

– Могу ли я проводить Вас? – поинтересовался он у нее. – Вы идете в библиотеку или уже возвращаетесь?

– О, – ответила Фанни. – В библиотеку. – И указала на свою служанку, которая прижимала к груди книгу. – Д-да, пожалуйста, мистер Доунс, если Вас не затруднит.

Он чувствовал себя так, словно в чем-то виноват перед ней. Но ему совсем необязательно было это делать. Он должен был испытывать сильное неодобрение. Он должен был испытывать оскорбленное чувство собственника. А он чувствовал себя столетним. Она взяла его под руку.

– Мистер Доунс, – начала Фанни прежде, чем он выбрал тему для разговора, – п-пожалуйста, вы собираетесь? Я, я могу Вас попросить, пожалуйста? Пожалуйста, сэр.

Он хотел положить свою руку на ее в знак уверенности. Он хотел похлопать по ней. Он хотел сказать девушке, что для него ничего не значит то, что она тайно встречается со своим возлюбленным. Но, конечно, для него это имело некоторое значение. До Рождества оставался месяц, и Эдгар намеревался, – он как раз принял окончательное решение прошлым вечером, – пригласить ее с родителями в Аббатство Мобли на праздник, хотя предложение он намеревался сделать по прошествии нескольких дней там, когда будет достаточно уверен, чтобы предпринять этот последний шаг.

– Я полагаю, моя дорогая, – сказал он и тут же пожалел о таком обращении, которое напоминало обращение дядюшки к любимой племяннице, – что мои размеры и поведение – и возраст временами вызывают трепет, и даже страх у тех, кто плохо меня знает. По крайней мере, так мне говорили те, кто меня знает хорошо. Я не хотел ни причинять Вам боль, ни расстраивать Вас. Что случилось?

Он увидел, что она прикрыла на секунду глаза, прежде чем ответить.

– Пожалуйста, – попросила она, – не могли бы Вы не упоминать маме и папе, что я случайно встретила мистера Сперлинга этим утром? Видите ли, он им не нравится, и, вероятно, они выбранят меня за то, что я с ним поздоровалась. Но я не могла поступить иначе. Или я не подумала об этом, пока не стало слишком поздно.

– Конечно, – заверил он ее, – я уже позабыл не только имя этого человека, но даже само его существование.

– Спасибо, – страх частично исчез из ее взгляда, когда она снова посмотрела на него. – Мне не следовало так поступать. Неправильно было приветствовать его. Я испытала такое облегчение, когда появились Вы.

– Разве ситуация настолько безвыходная? – спросил он ее, хотя ему предполагалось поддержать ее игру.

Страх опять появился в ее глазах. Она закусила губу, сдерживая слезы. – Извините меня, – прошептала она. – Пожалуйста, не сердитесь на меня. Это было в последний раз. Понятно? Больше такого не повторится. О, пожалуйста, не сердитесь на меня. Я вас так боюсь. – И тут же страх перерос в ужас, когда она осознала свои слова - признание того, что чувствует по отношению к нему и к Джеку Сперлингу.

На сей раз, он положил свою руку на ее руку – достаточно крепко.

– По крайней мере, Вы не должны меня бояться, – ответил он. – Какое препятствие? Отсутствие состояния?

Но она изо всех сил прикусила верхнюю губу, борясь со слезами и ужасом – несмотря на его слова.

Перед ними показалась библиотека.

– Я оставляю Вас на попечение служанки, – сказал он, останавливаясь на тротуаре перед библиотекой, и отпустил ее руку. – Мы забудем про это утро, мисс Грейнджер. Этого не было.

Она не убежала, как он ожидал, а серьезно посмотрела ему в глаза.

– Я всегда была послушна маме и папе, – сказала Фанни, – разве только были мелкие проступки. И я буду – я была бы покорной женой своему мужу, сэр. И никогда не подавала бы повода для битья. – И поспешно направилась в библиотеку, а ее служанка пошла за ней.

Милостивый Боже! Что это она выдумала? Он что, выглядит настолько устрашающе? Что за поворот, подумал он. Конечно, теперь жениться на ней для него стало невозможно. Но, вероятно, он уже слишком далеко зашел, чтобы отступить без объяснений. Существовала очень веская причина, которой он не мог поделиться ни с кем. Он не мог жениться на молодой леди, которая любила другого мужчину. Или, которая настолько его боялась, что решила, что он способен побить жену.

И что ему теперь делать?

Но ему не суждено было задуматься над ответом, пока он стоял тут на тротуаре, глядя на двери библиотеки. Они открылись, и оттуда вышли леди Стэплтон и миссис Кросс. Он забыл про свою проблему – все равно она касалась мисс Грейнджер. Он всегда забывал всех и обо всем, стоило ему взглянуть на леди Стэплтон. Они избегали друг друга весь прошлый месяц. Они посещали одни и те же светские вечера, и частенько им было необходимо находиться в одной и той же группе, а также обменяться парой слов. Но они больше не оставались наедине с того самого вечера, когда вальсировали и ужинали вдвоем. В тот вечер, когда он сообщил ей, что они не могут стать кем-то друг для друга из-за той ночи.

Та ночь. Он все время вспоминал о ней, видел во сне, чего не случалось с другими подобными воспоминаниями. Вероятно, он забыл бы о ней, если бы не старался так решительно забыть. Воспоминания волновали его. Он был человеком хладнокровным и рассудительным, а не страстным. Он даже был слегка встревожен своей страстью во время того памятного события. Он с нетерпением ожидал возвращения в Мобли, а затем в Бристоль. После этого, он надеялся, больше ее не видеть. А воспоминания поблекнут.

Он поклонился и ушел бы тут же, но миссис Кросс позвала его.

– Мистер Доунс, – закричала она. – О, мистер Доунс, не могли бы Вы задержаться на пару минут? Моей племяннице нехорошо.

Он заметил, приглядевшись, что леди Стэплтон тяжело опирается на руку своей тети, ее лицо и даже губы были пепельно-белыми, а глаза полузакрыты, – пока тетя не назвала его по имени, она даже не сознавала его присутствия. Глаза её распахнулись, и она встретилась с ним взглядом.

* * *

Семейство Повайз уже уехало на Континент в компании друзей и знакомых. Они намеревались медленно продвигаться на юг, и провести Рождество в Италии. Элен могла бы поехать с ними. В действительности, они требовали, чтобы она поехала, да и мистер Кратчли, у которого были планы на нее вот уже несколько лет, требовал того же, хотя со своей стороны, она никогда не поощряла его. Разумеется, эта поездка была бы веселой. Она бы великолепно провела с ними время, если бы поехала. Она бы избежала самой печальной из всех печальных зим в Англии, – а ведь стоял еще только ноябрь. Она могла бы уехать до весны или даже дольше. Вероятно, она бы смогла убедить тетю поехать вместе с ней, стоило ей приложить некоторые старания.

Но она не поехала.

Она не знала почему. Определенно, Лондон ей не нравился. Почти ежедневно были какие-то развлечения, и она посещала большинство из них ради своей тети. Компания, хотя и разнородная, была близка по духу. Куда бы она ни пошла, с ней всюду обращались с уважением, и даже с теплотой, – даже в тот вечер, когда она надела бронзовый шелк, и леди Фрэнсис Неллер провозгласила ее храброй. Конечно, находится в одном комфортабельном доме предпочтительнее необходимости перебираться с одного постоялого двора на другой. И поездки в экипаже день за днем были утомительны и определенно некомфортны. Она должна была быть счастлива. Но если счастье для нее недоступно теперь, она могла хотя бы быть довольной. Она должна была быть довольной.

Но чувствовала себя вялой и даже больной. После возвращения в город, ее тетя подхватила сильную простуду, но Элен не заразилась. Было бы лучше, если бы это было не так, думала она про себя. Она бы пострадала несколько дней, а затем выздоровела. А так, она постоянно испытывала недомогания, без особых симптомов, которые можно было бы вылечить. Даже подъем по утрам, – ее любимое время дня, – стал трудной задачей. Иногда, она долго лежала в постели, проснувшаяся, скучающая и испытывающая неудобство, но будучи не в силах встать, а после некоторого усилия, оказывалось, что она испытывала тошноту и была не в состоянии съесть завтрак.

Конечно, она знала причину своего недомогания. Она пережила одну одержимость, – и это не было ей внове. Если бы это было не так, вероятно, она бы лучше с этим справилась. Но это было ей не внове. Она раньше была одержима, и даже одно воспоминание об этом, – хорошо спрятанное, но не полностью скрытое подсознанием, – заставляло ее устроить голову на ближайший табурет, стараясь удержать внутри хотя бы остаток пищи.

А теперь она снова была одержима. Она не могла себе этого объяснить. Хотя она все еще встречала его ежедневно, но не испытывала желания снова его соблазнить, – само понимание того, насколько непросто было бы совершить это еще раз, само по себе было искушением. Она просто не могла оторвать от него взгляда, когда они находились в одной комнате.

Хотя это было неточно. Она никогда не смотрела прямо на него. Она считала, что так делать неприемлемо. Он, точно, это заметил бы. Да и остальные тоже. Она не смотрела на него глазами. Но все её существо тянуло к нему, словно мощным магнитом.

Она даже не была уверена в том, что это сексуальное притяжение. Иногда она представляла, какого это быть с ним в постели снова, делая с ним то, что они делали той ночью, которую провели вместе. И хотя эти мысли ее определенно возбуждали, она сознавала, что хотела вовсе не этого. Не только этого. Она не знала, чего хочет.

Она хотела забыть его. Этого она очень хотела. Она его ненавидела. Слова, сказанные во время вальса, никогда не исчезнут из ее памяти.

Значит, мы никто? Никто друг для друга?

Мы никто. Мы не можем значить что-то. Потому что была та ночь.

В ее желудке возникала темная пустота всякий раз, когда она слышала эхо его слов, – а слышала она их практически постоянно.

Она должна была уехать. Она обязана была уехать с семьей Повайз. Она осталась ради тети, уверяла она себя. Но разве когда-нибудь она обращала внимание на чьи-то чувства, кроме своих собственных? Когда она делала что-то без каких-либо эгоистичных мотивов? Или не делала? Она должна уехать. Она должна провести Рождество в Шотландии, жуткая идея. Но он уедет на Рождество. Он поедет в поместье своего отца возле Бристоля. Она слышала, как леди Фрэнсис Неллер говорила об этом.

Девчонка Грейнджер, несомненно, тоже поедет туда. Они будут помолвлены и поженятся до весны. Вероятно, тогда на нее снизойдет покой.

Покой! Что за смехотворная надежда. Ее последняя надежда на покой исчезла больше года назад со свадьбой другого мужчины.

Однажды утром она решила проводить тетю в библиотеку, несмотря на то, что во время завтрака испытывала не только тошноту, но и головокружение, и хотя тетя отправляла ее в постель еще на часок. Ей станет лучше на свежем воздухе, таков был ее ответ.

Она не почувствовала себя лучше. Она сидела с газетой, пока ее тетя выбирала книгу, но не прочла даже заголовки. Она была слишком занята, воображая, каким унижением станет для нее то, что ее стошнит в таком людном месте. Она справилась с позывом, как раньше, в уединении своих комнат.

Но волна головокружения охватила ее, стоило им дойти до входной двери. Головокружение было настолько сильным, что ее тетя заметила и встревожилась. Она взяла Элен под руку, и та, бесстыдно, оперлась на нее в поисках поддержки. Она несколько раз глубоко вдохнула холодный воздух улицы, полузакрыв глаза. А затем ее тетя заговорила.

– Мистер Доунс, – закричала она, голосом полным отчаяния. – О, мистер Доунс, не могли бы Вы задержаться на пару минут? Моей племяннице нехорошо.

Глаза Элен распахнулись. Он стоял тут же, высокий, широкоплечий, безукоризненно выглядящий и хмурый, совсем не настроенный на веселье. Из всех людей именно он! И тут же она испытала еще один приступ тошноты, который следовало бы побороть.

Глава 7


Она отпрянула от тети и выпрямилась.

– Мне уже совсем хорошо, благодарю Вас, – заявила она. – Доброе утро, мистер Доунс.

Эффект от ее гордой осанки и оживленных слов был испорчен тем, что она закачалась на месте и упала бы, если бы миссис Кросс не схватила ее за руку, а Эдгар не кинулся вперед и не подхватил ее за талию.

– Мне уже совсем хорошо, – повторила она раздраженно. – Вы можете отпустить меня, сэр.

– Тебе нехорошо, Элен, – мягко настаивала ее тетя. – Мистер Доунс, не затруднит ли Вас вызвать для нас экипаж?

– Нет! – сказала леди Стэплтон, когда Эдгар посмотрел через плечо на дорогу. – Никакого экипажа с конной упряжкой. И вообще какого бы то ни было. Я пойду домой пешком. Свежий воздух пойдет мне на пользу. Спасибо за участие, мистер Доунс, но нам нет нужды задерживать Вас. Мне достаточно только руки моей тети.

Она попыталась улыбнуться своей знаменитой насмешливой улыбкой, но в сочетании с пергаментно-белыми лицом и губами, это выглядело устрашающе. Глупая женщина явно пыталась игнорировать раннюю зимнюю простуду.

– Я вызову экипаж, мэм, – ответил он и повернулся, чтобы поймать его.

– Меня вырвет, стоит мне только сесть в экипаж, – крикнула она ему в спину. – Вот. Разве Вы не этого хотели, мистер Доунс? Послушать, как я произнесу что-то столь неаристократичное?

– Моя дорогая Элен, – заговорила ее тетя. – Мистер Доунс просто…

– Мистер Доунс просто был властным, как обычно, – заявила леди Стэплтон. – Если Вы хотите предложить свою помощь, сэр, дайте мне вашу руку и проводите меня домой. Я могу опираться на вашу руку сильнее, чем на руку Летти.

– Элен, моя дорогая, – миссис Кросс была шокирована. – У мистера Доунса вероятно, где-то есть дела.

– Тогда он мог бы опоздать, – возразила ее племянница, принимаю предложенную руку Эдгара и опираясь на нее всем своим весом. – О, как же я жалею, что не уехала с семьей Повайз. Так утомительно находится в Англии, когда тут так холодно, пасмурно и уныло.

– У меня нет никаких дел, которые нельзя было бы отложить, мэм, – заметил Эдгар миссис Кросс. – Я Вас провожу, леди Стэплтон, а потом пойду за доктором, если вы скажете, где он находится. Я так полагаю, что Вы с ним давно не консультировались. – Это было скорее утверждение, а не вопрос.

– Как это мило с вашей стороны, сэр, – заметила миссис Кросс.

– Я не зову врача всякий раз, когда перегреваюсь до полуобморочного состояния в библиотеке из-за духоты, – сказала леди Стэплтон. – Через мгновение я приду в себя.

Но она была далеко не в порядке даже пять минут спустя. Она продолжала тяжело опираться на его руку и довольно медленно шла по улице. Она больше не говорила, даже, чтобы возразить, когда миссис Кросс сообщила Эдгару, что у нее не все в порядке со здоровьем вот уже некоторое время. К тому времени, как показался ее дом, ее глаза были полуприкрыты, и она отставала больше, чем когда-либо.

– Возможно, мэм, – Эдгар предложил миссис Кросс, – вы могли бы пройти вперед и постучать в дверь, чтобы ее открыли к тому времени, как леди Стэплтон подойдет к ней. – И не предупреждая свою поникшую спутницу, он остановился, отпустил ее и тут же подхватил на руки.

Тогда она заговорила, одной рукой обхватив его за шею и опустив голову ему на плечо.

– Черт возьми, Эдгар, – сказала она, напомнив ему, как ругала его в прошлый раз. – Черт тебя побери. Я полагаю, что Вы ждали меня снаружи только, чтобы унизить меня. Как же я Вас ненавижу. – Но она не стала бороться, чтобы он ее отпустил.

– Ваши бурные выражения благодарности могут подождать, пока Вы придете в себя, – ответил он.

Плосконосый боксер стоял в холле, и как будто собирался принять госпожу в свои руки. Эдгар прошел мимо, даже не взглянув на него, и понес свою ношу вверх по лестнице. Она отнюдь не была легкой ношей. Он испытал благодарность, когда увидел миссис Кросс возле комнаты миссис Стэплтон, открывшую дверь настежь. Если бы она поднималась за ним, он мог бы и забыть, что ему не следовало бы знать, где находится спальня леди.

Он опустил ее на постель и отступил, пока тетя снимала с нее шляпку, а служанка, которая поспешно вбежала за ними, полусапожки. Она все еще была ужасно бледной.

– Как зовут Вашего врача? – поинтересовался он.

– У меня нет своего врача, – Элен открыла глаза и посмотрела на него снизу вверх. Часть ее волос распустилась при снятии шляпки, и темные каштановые пряди подчеркивали бледность лица. – Мне не нужен доктор, мистер Доунс. Мне нужно горячее питье и отдых. Позволю себе заметить, что увижу вас на музыкальном вечере у леди Кэрью сегодня.

– О, я так не думаю, Элен, – заявила миссис Кросс. – Я пошлю записку. Маркиза поймет.

– Вам нужен врач, – заметил Эдгар.

– А Вы можете катиться к дьяволу, сэр, – резко ответила она. – Могу я располагать уединением своей собственной спальни? Вам же, не пристало стоять здесь и пялиться на меня, правда же? – Прежняя насмешка показалась на ее лице и прозвучала в голосе. Эта была та же комната и та же постель, разумеется.

– Когда ты почувствуешь себя лучше, Элен, – заметила миссис Кросс с мягкой серьезностью, – ты захочешь извиниться перед мистером Доунсом. Он был безмерно любезен с нами этим утром. И нет никакой непристойности в его присутствии, так как здесь есть также я и Мари. А теперь мы оставим тебя на попечение Мари. Сэр, не пройдете ли в гостиную на чай или кофе? Или, возможно, что-нибудь покрепче?

– Благодарю Вас, мэм, – ответил он, поворачиваясь к двери. – Но у меня действительно есть дела. Я, если возможно, справлюсь завтра о здоровье леди Стэплтон.

Уходя, посмотрев на кровать, он увидел, что леди Стэплтон лежала с закрытыми глазами и презрительной ухмылкой на устах.

– Я волнуюсь за нее, – сказала миссис Кросс, когда он закрыл дверь. – Она не в себе. Она всегда была очень энергичной. А теперь она кажется какой-то обеспокоенной.

– Вы хотите, чтобы я вызвал врача, мэм? – спросил Эдгар.

– Вопреки пожеланиям Элен? – произнесла она, подняв брови и рассмеявшись. – Вы не знаете мою племянницу, мистер Доунс. Она была непростительно груба с Вами сегодня утром. Я приношу извинения Вам вместо нее. Я уверена, что она сама принесет Вам извинения, когда почувствует себя лучше и вспомнит, что она Вам высказала.

Эдгар в этом сомневался.

– Я понимаю, что леди Стэплтон проявляет гордыню в своей независимости, – сказал он. – Она была расстроена тем, что ей пришлось воспользоваться моей помощью утром. Вам не стоит извиняться.

Они уже стояли в холле, и слуга снова придя в себя и обретя уверенность, ждал, чтобы открыть двери на улицу.

– Вы очень любезны, сэр, – заметила миссис Кросс.

Он бы хотел, чтобы Элен пошла к врачу, думал Эдгар, пока шел по улице, прилагая все старания, чтобы не слишком сильно опоздать на встречу со своим деловым партнером. Она была не из тех женщин, которые подвержены действию духоты, и которые нуждались в помощи мужчины, чтобы дойти до ближайшей кушетки. Ей пришлось воспользоваться его помощью утром. Она даже кляла его – и называла его по имени. Ее нездоровье было явным и длилось уже некоторое время, если верить словам тетки.

Он беспокоился о ней.

А потом он нахмурился, поймав себя на этой мысли. Он беспокоился о ней? О леди Стэплтон, которая не значила для него ничего? Как там они говорили друг другу в тот вечер, когда вальсировали? Они не были врагами, друзьями или любовниками. Они были никем друг для друга. Из-за той ночи.

Но эта ночь была. Он узнал ее тело очень-очень близко. С ней он познал возбуждающую, пламенеющую страсть.

Да. Думал он, она определенно что-то для него значит. Но что именно? Он не мог выразить словами.

Потому, что была та ночь.

И поэтому он беспокоился о ней.

* * *

Она позволила Мари раздеть себя и укрыть одеялом. Она разрешила тете зайти в свою комнату только для того, чтобы задернуть занавески на окне и послала ее принести горячий, некрепкий чай, – одна мысль о горячем шоколаде или кофе вызывала сильную тошноту. Она позволила им обеим суетиться над ней, хотя обычно не выносила, когда над ней тряслись.

И теперь ее оставили в покое, чтобы она поспала. Но спать совсем не хотелось. Она лежала, уставившись на шелковую розетку, венчающую балдахин ее кровати. Она не могла поверить, что была настолько глупа. Она была потрясена собственной наивностью.

Хотя ее мужу было пятьдесят четыре, когда она вышла за него замуж и шестьдесят один, когда он скончался, он был энергичным мужчиной. В первый год их брака он занимался с ней любовью почти каждую ночь, да и потом это происходило часто, до самого конца. Она ни разу не забеременела. Она стала думать, что причина в ней самой. И хотя Кристиан был его единственным сыном, ей говорили, что у первой жены было ужасающее число мертворожденных детей и выкидышей.

Возможность зачатия не приходила ей в голову ни до, ни после, ни во время той ночи с Эдгаром Доунсом. И даже тогда, когда она постоянно стала испытывать недомогание.

Она не следила за своим месячным циклом. Ее месячные, та неприятность, которой были подвластны все женщины, всегда заставали ее врасплох. Она не знала, идут ли они регулярно или нет. Она была из тех женщин, кому повезло не испытывать ни боли, ни дискомфорта, ни слишком обильного кровотечения.

И теперь она позволила себе не заметить те симптомы, которые были у нее прямо под носом. Даже сейчас, хотя она и старалась, но не смогла вспомнить, когда они у нее были в последний раз. Она была уверена, что их не было уже некоторое время, - нет, с той самой ночи, во всяком случае. Она была почти уверена в этом, чтобы утверждать, что достаточно уверена насчет этого. О, разумеется, она была уверена. Это было больше месяца назад.

Она чувствовала себя устало, и ее тошнило, – особенно по утрам. Ее грудь стала очень чувствительной на ощупь.

Пока она глядела перед собой, сильное подозрение потихоньку переросло в уверенность, – и в бессмысленный, грызущий ужас. Она закрыла глаза, когда балдахин завертелся у нее перед глазами, – а потом снова их открыла. Головокружение только ухудшается, если закрыть глаза. Она несколько раз глубоко вздохнула и задержала дыхание, а потом медленно выдыхала.

В возрасте тридцати шести лет она ждала ребенка.

Она была беременна.

Она станет огромной, гротескной громадиной прямо как юная невеста. А потом родится младенец. Ребенок. Человек. А ей придется его кормить.

Нет.

Нет, она не может этого сделать. Она не может выдержать смущение. И стыд. Хотя она совсем не беспокоилась про стыд. Но вот смущение! Ей уже тридцать шесть. Она уже десять лет как вдова. И в обществе предполагают, что иногда она берет себе любовников, – с ее безразличием к нормам пристойности это было просто неизбежно, – и они полагают, что она опытная и знающая достаточно, чтобы позаботиться о себе. Это была непростительная бесшабашность позволить себе забеременеть, в особенности, когда рядом нет живого мужа, кому можно приписать отцовство этого плода любви.

Она станет посмешищем.

Ее это не заботило. Зачем ей волноваться о том, что подумают про нее люди? Ей давно уже было все равно.

Ее страх имел мало общего со смущением и стыдом. Он касался только того факта, что у нее будет ребенок. Ребенок, наполовину ее, который выйдет из ее тела. Ребенок, которого ей нужно будет нянчить, любить и учить.

Она привела, затянула еще одного человека в свою тьму. Ребенка. Невинного.

Ее мысли спутались. Если она тщательно выберет хороший дом, и отдаст туда ребенка после рождения, если она будет осторожна и никогда не увидит его снова, и он не узнает, кем или чем была его мать, будет ли у этого ребенка шанс?

Но она не могла думать ясно. Элен только что осознала правду, хотя она уже некоторое время была у нее перед глазами. Эдгар остановился, не доходя до дома и, без предупреждения поднял ее на руки и пронес остаток пути. Она чувствовала силу его рук и твердость его тела, – и испытала ослепляющее чувство одержимости им.

Ее тело говорило уже несколько недель, но ее разум оставался глух. Ребенок этого мужчины рос внутри ее тела.

И поэтому она его проклинала и назвала бы его даже худшими словами, если бы у нее оставались силы.

Куда она могла пойти? Она закрыла глаза и с облегчением поняла, что головокружение исчезло. В Шотландию? Ее кузены были уважаемыми людьми. Они не будут в восторге от перспективы ухаживать за беременной женщиной, чей муж скончался десять лет назад. В Италию? Она могла бы найти семью Повайз и их компанию. Если она расскажет интересную историю, им это даже понравиться. Они были достаточно опытными, чтобы понимать, что подобное может случиться.

Она не могла перевести все в шутку. Это затрагивало ребенка. Невинного.

Куда тогда? Куда-нибудь в другую страну Европы? Куда-то здесь в Англии?

Она не могла мыслить ясно. Ей нужно было поспать. Она смертельно устала. Если она сможет поспать, она сможет прояснить свой разум, а потом подумать и рационально все спланировать. Если только она сможет уснуть…

Но она все еще видела Эдгара, стоящего у ее постели, который выглядел еще более крупным и угрожающим в теплом пальто с пелериной, расставив свои обутые в сапоги ноги на ее ковре, он хмуро смотрел на нее и предлагал вызвать врача.

А что больше всего тревожило ее, что она продолжала видеть его над собой в этой постели, когда он всем своим весом давил на нее, а его горячее семя потоком пролилось внутрь нее. Она продолжала видеть картины того, как она забеременела.

Она ненавидела его. Но ни в чем его не винила. Это все была ее вина. Она соблазнила его и не предприняла никаких мер, чтобы избежать последствий. Но она все равно его ненавидела.

Он не должен ни в коем случае узнать правду. Она не переживет такого унижения.

Вероятно, он даже захочет нести ответственность. Отправить ее куда-то, где она могла бы родить ребенка в комфорте и секретности. Возможно, он бы нашел для него дом. Возможно, он бы поддерживал его, пока тот не стал бы взрослым, а потом нашел бы ему подходящую работу. Он бы решил, что она слабая женщина, которая не в состоянии справиться со всем в одиночку.

Он не должен никогда узнать об этом. Он не должен организовывать жизнь ее ребенка. Он не должен забрать у нее ребенка и лишить ее ответственности и заботы об этом. Это был ее ребенок. Это находится внутри нее. Сейчас. Он. Или она. Реальный человек.

Она прикусила верхнюю губу. Затем она почувствовала вкус крови. Она не спала.

* * *

Леди Стэплтон и миссис Кросс не появились на музыкальном вечере леди Кэрью. Миссис Кросс прислала записку с извинениями, объясняла маркиза Кэрью, когда кто-то заметил их отсутствие. Леди Стэплтон плохо себя чувствует.

Кто-то заметил, что просто удивительно, что большинство из них остались здоровы в такую ужасную погоду.

Фанни Грейнджер упомянула, что видела сегодня леди Стэплтон в библиотеке, и что та выглядела очень больной.

– Она была сама не своя несколько недель, – сказала графиня Торнхилл. – Бедняжка.

От некоторых болезней не так просто вылечиться.

– Но только вспомните, в какие платья она была одета, или, скорее, раздета, – намекнула миссис Тернер. – Неудивительно, что она подхватила простуду.

Никто не стал развивать данную тему.

– Я обязана навестить ее, – заявила Кора Неллер в экипаже по дороге домой. – Интересно, вызвала ли она врача? Но, по крайней мере, у нее есть миссис Кросс, которая позаботится о ней. Миссис Кросс очень дружелюбная и отзывчивая дама. Мне она безмерно нравится.

– Я пойду с тобой, Кора, – сказал ее брат.

– О, отлично, – она выглядела довольной и совсем не выказывала подозрений, в отличии от лорда Фрэнсиса. – Тогда тебе не нужно сопровождать меня, Фрэнсис. Ты можешь отвезти детей в парк.

– Вероятно, именно они возьмут меня с собой, любовь моя, – ответил он. – Но я покорюсь им.

Поэтому Эдгар пришел, как и обещал утром вместе со своей сестрой. Он надеялся, что леди Стэплтон все еще в постели, и они только расспросят миссис Кросс и немного поговорят с ней. Но когда они вошли в гостиную, то увидели обеих леди там.

Леди Стэплтон была больше похожа на себя. Хотя ее щеки все еще были бледными, но она выглядела невозмутимой и одета со своей обычной элегантностью. Она даже одарила Эдгара своей обычной, насмешливой улыбкой, здороваясь с ним. Его и Кору пригласили присоединиться, миссис Кросс позвонила, чтобы принести чай.

– Я так забеспокоилась, когда вчера вечером узнала, что Вы нездоровы, – сказала Кора. – Я и сама сегодня вижу, что Вы еще не оправились. Я надеюсь, что Вы проконсультировались у врача.

Леди Стэплтон улыбнулась Эдгару.

– Нет, – сказала она бархатным голосом. – Я не верю врачам. Но благодарю за заботу, леди Фрэнсис. И за вашу тоже, сэр.

Эдгар только кивнул и ничего не сказал.

– Летти сказала, что я должна извиниться перед Вами, – заговорила она. – Она сказала, что я была очень груба с Вами вчера. Я помню, что говорила вчера то, что думала, но я плохо себя чувствовала и могла ненамеренно обидеть Вас. Я прошу у Вас прощения.

– Вчера, – переспросила Кора. – Ты видел леди Стэплтон и ничего не сказал, когда мы обсуждали ее отсутствие? Я такого от тебя не ожидала!

– Ах, но, несомненно, мистер Доунс слишком скромен, чтобы сознаться в собственной любезности, – леди Стэплтон насмешливо посмотрела на него. – Я тяжело опиралась на его руку всю дорогу от библиотеки домой, и он даже нес меня на руках несколько ярдов и вверх по лестнице в мою спальню. Но спешу заметить, что моя тетя была с нами. У вашего брата удивительная сила, леди Фрэнсис. Я вешу целую тонну.

– О, Эдгар, – заговорила Кора с любопытством. – Какой ты заботливый. И ты ни слова об этом не сказал. Я не удивлена, что ты захотел прийти сюда сегодня. Но с Вами все в порядке, мэм? – Она повернулась к миссис Кросс.

Они обе стали обсуждать здоровье леди Стэплтон, как будто ее здесь не было. Миссис Кросс волновалась, так как ее племянница была больна уже больше недели, – да, определенно, – хмыкнула она, – но она отказывалась принимать лекарства. Каждое утро она чувствовала себя настолько больной, что не могла ничего съесть на завтрак. И ее энергия пропадала, казалось, несколько раз за день. И не раз она была на грани обморока. И такое поведение было совсем на нее не похоже.

Леди Стэплтон продолжала смотреть на Эдгара с выражением насмешливого веселья в глазах.

– Я знаю, на что это похоже, когда не можешь завтракать, – сказала Кора. – Я сочувствую Вам леди Стэплтон. Со мной так было каждый раз на ранних месяцах, когда я носила каждого из своих четырех детей. А ведь завтрак мой любимый прием пищи.

Леди Стэплтон подняла брови, но продолжала смотреть на Эдгара.

– Боже мой, – заметила она. – Мы смущаем мистера Доунса. Мне кажется, он краснеет.

Он не покраснел, но чувствовал себя определенно неуютно. Только Кора могла говорить настолько неделикатно в смешанной компании.

– О, Эдгар не возражает, – сказала Кора. – Не так ли, Эдгар? Но в моем случае, леди Стэплтон, это был естественный эффект моего состояния и прекратился через месяц-два. Так же, как и ужасная усталость. Ненавижу уставать в течение дня. Но в Вашем случае подобные симптомы неестественны и Вам следует поговорить с доктором. Так невоспитанно с моей стороны говорить с Вами о таких вещах, когда я Вам не родственница и не близкая подруга. Но я обеспокоенная приятельница.

– Благодарю, – сказала леди Стэплтон. – Вы очень любезны.

Разговор перешел на более общие темы здоровья, а затем плавно перетек на тему погоды. Рождества и самые интересные магазины на Оксфорд Стрит.

Эдгар не принимал участия в разговоре. Его дискомфорт превратился во что-то более резкое, хотя он пытался себя уговорить не быть настолько глупым. Она была его возраста, она как-то ему говорила об этом. Насколько ему было известно, у нее никогда не было детей, несмотря на то, что была замужем несколько лет, и призналась, что имела любовные связи во время вдовства. Возможно ли, чтобы женщина забеременела в тридцать шесть лет? Глупый вопрос. Конечно, возможно. Он был знаком с женщинами, которые рожали и в более старшем возрасте. Но первый ребенок? Возможно ли это? После нескольких лет бесплодия или нескольких лет тщательной защиты от чего-то подобного?

Определенно это невозможно. Как бы она хохотала, если бы знала, какие мысли сейчас бродят у него в голове. И только из-за того, что Кора сравнила первую стадию своих беременностей с болезнью леди Стэплтон. Что за чепуха заставила его провести прямое сравнение?

Но Кора же не знает, – и в своей невинности даже не подозревает, – что у этой леди был любовник точно чуть больше месяца назад. Ее тетя тоже ни о чем не подозревала.

– А какие у Вас планы на Рождество, мистер Доунс? – внезапно спросила его миссис Кросс.

Он с минуту непонимающе смотрел на нее.

– Я отправлюсь в Мобли, мэм, провести праздники со своим отцом, – ответил он.

– Там будет домашний праздник. Я, Фрэнсис, наши дети, а также несколько наших друзей приедут туда. Я этого жду с нетерпением.

– И будущая невеста мистера Доунса тоже будет там, Летти, – заметила леди Стэплтон, глядя на Эдгара. – Разве Вы не знали, что он приехал в Лондон, чтобы выбрать себе невесту из светского общества? Он возьмет ее с собой в Мобли, чтобы представить своему отцу и получить одобрение. Рождественская невеста. Разве это не романтично? – Но по ее словам выходило как раз наоборот.

На сей раз, Эдгар, в самом деле, покраснел.

– Теперь ты точно смутила мистера Доунса, Элен, – укоризненно заметила миссис Кросс.

– Но вам совсем незачем смущаться, сэр. Желаю Вам удачи в поисках. Любой молодой леди невероятно повезет, если на нее падет Ваш выбор.

– Благодарю Вас, мэм, – сказал Эдгар и с облегчением заметил, что Кора поднялась, чтобы уйти. Он встал, то же самое сделали две другие леди. Он поклонился им и ждал, пока Кора подумает, что бы еще такого сказать миссис Кросс напоследок. Он пристально посмотрел на леди Стэплтон, которая улыбнулась ему в ответ.

– Вы беременны? – хотелось ему выпалить. Но это было просто смешно. Странно. Она была тридцати шестилетней вдовой. С которой у него были сексуальные отношения, – дважды, – около месяца назад. А теперь она страдает от утренней тошноты, усталости и обмороков, когда пытается заняться ежедневными делами. И она не хотела показаться врачу.

На мгновение он почувствовал головокружение.

Он не мог себе представить худшего несчастья. Этого не может быть. Но какое еще объяснение можно было найти? Утренняя тошнота. Усталость. Даже он знал про эти два симптома, которые характерны для беременности на ранней стадии.

Он прошел за своей сестрой вниз, испытывая потребность в свежем воздухе , – даже если речь шла о холодном, мокром, ветреном воздухе. Ему надо было подумать. Ему надо было убедить себя в своей глупости.

Но что было глупее, думать о том, что это возможно, или о том, что это категорически невозможно?

Была ли она беременна?

От него ли?

Глава 8


Элен решила остаться в Лондоне после Рождества. Несколько дней она испытывала тщательно подавляемый ею страх и легкую форму паники, пока не успокоилась достаточно и не решила, что ей нужно тщательно все спланировать и в спешке нет необходимости. Она беременна чуть больше месяца. Скоро тошнота и усталость пройдут. Ничего не будет заметно еще несколько месяцев. Она не должна отправляться куда-либо в слепой панике. У нее было время все обдумать и спланировать.

Вскоре большинство ее знакомых отправятся в свои загородные имения на праздники. Некоторые из них останутся, приедут другие, но люди, от которых она хотела избавиться прежде всего, уедут.

Эдгар Доунс уедет со своей дерзкой привлекательной сестрой и ее семьей. С ними поедут некоторые другие люди – Кэрью, Бриджуотеры, Торнхиллы, Гринволды. И скорее всего, Грейнджеры.

Она чувствовала жалость к Фанни Грейнджер, хотя обычно она не жалела людей, это было не в ее натуре. Вероятно, она жалела девушку потому, что вспоминала себя в ее возрасте или немного моложе. Такой же несчастной и покорной судьбе. Очень покорной. Словно ягненок на бойне, как бы банально это не звучало.

Фанни будет сломлена Эдгаром Доунсом.

Она заставила себя посещать большую часть светских мероприятий, на которые ее приглашали, - а ее приглашали всюду, - но она старалась меньше уделять времени утренним занятиям, а также освободить послеобеденное время, чтобы отдохнуть. Ей удалось выглядеть и чувствовать себя немного лучше, чем раньше и, в результате тетя, хоть и не была полностью удовлетворена, но перестала требовать, чтобы она обратилась к доктору.

Рано или поздно ей придется пойти к доктору, размышляла Элен.

Как ей будет стыдно. Но она подумает об этом, когда придет время – после Рождества. К тому времени она точно решит, куда поедет и как поступит с ребенком. Иногда она думала, что могла бы оставить ребенка себе и жить где-то на Континенте, не обращая на мнение общества никакого внимания. Возможно, она отдаст ребенка в тщательно выбранную семью и исчезнет из его жизни. Она не была достойна стать матерью.

Она старалась думать о ребенке, как об «этом». Если бы она стала думать о личности, внешности и поле ребенка, к ней вернулся бы страх. А если это будет мальчик, похожий на него как две капли воды! Ей нужно было перестать думать об этом. Она не могла представить настоящего, живого ребенка, вышедшего из ее тела, который бы нуждался в ее объятиях и ее молоке, и ее любви.

Она не была способна на любовь. Она ничего не знала о воспитании.

О, да, подумала она, ей все-таки лучше отдать ребенка. Это.

Она часто встречала Эдгара Доунса. Они прекрасно научились избегать друг друга, сидеть далеко друг от друга за столом во время обедов и ужинов, беседуя и играя в карты в разных компаниях, они сидели в разных концах комнаты во время концертов. Они никогда не игнорировали друг друга – это могло привлечь внимание общества, жадного до сплетен, как будто оно постоянно рылось в грязном белье друг друга. Когда они сталкивались лицом к лицу, то вежливо улыбались, и он спрашивал о ее здоровье, а она заверяла его, что чувствовала себя хорошо и благодарила. Они следили друг за другом, но не глазами – странное понятие. Они чувствовали друг друга. Она была уверена, что это взаимно. Иногда она чувствовала, что он смотрел на нее, но когда бы она ни взглянула на него, чтобы подтвердить свое подозрение, всегда оказывалась неправа. Когда он спрашивал ее о здоровье, она ощущала, что за этим вопросом скрывалась не только вежливость. После того, как он принес ее на руках в постель, а потом вернулся справиться о ее самочувствии со своей сестрой, она несколько дней ждала, что он появится с доктором. Это определенно было тем, что она ожидала от него, – принять ответственность, заставить принять его волю, даже если у неё не было никакого желания подчиняться, делать то, что он считал лучшим, несмотря на ее чувства.

И она сознавала его присутствие. Она не могла избавиться от одержимости и, в конце концов, перестала пытаться. Скоро он уедет и не будет ежедневно о себе напоминать. Через восемь месяцев его ребенок исчезнет – из ее утробы и жизни. У нее будет своя жизнь, свой собственный, специальный ад, все вернется на круги своя.

Она думала об Эдгаре постоянно – не в сексуальном смысле. Если бы так, было бы хоть понятно, и она не была бы такой встревоженной. Она продолжала думать о том, как он провожал ее домой, какой была его рука, сильной и уверенной, под ее рукой, как он замедлил свои шаги, чтобы приноровится к ее походке. Она продолжала думать о том, как он взял ее на руки и внес в дом, пройдя два лестничных пролета, как будто весила она не больше перышка. Она продолжала думать о том, как он почти не говорил, когда пришел навестить ее с леди Фрэнсис, о том хмуром, пристальном взгляде, которым он смотрел на нее, как будто, в самом деле, беспокоился о ее здоровье. Она продолжала представлять себе, как она купалась в его силе, забывая обо всех трудностях своей жизни благодаря ему, позволяя ему самому с ними справиться. Она продолжала думать о том, как спала в его объятиях. Просто спала – ничего больше. Абсолютный отдых и забвение. Безопасность. Покой. Она ненавидела это чувство. Она ненавидела слабость своих мыслей. И поэтому, несмотря на свою одержимость им, она все равно его ненавидела. К середине декабря она уже с нетерпением ждала его отъезда. Он приехал, чтобы выбрать себе невесту. Он уже давно ее выбрал. Так пора отвезти ее к отцу и устроить великое празднование. Она не могла понять, почему он медлил. Она возмущалась этим промедлением. Она хотела освободиться от него. И презрительно посмеивалась про себя каждый раз, когда ловила себя на этой мысли. Разве она позабыла, что для нее не будет свободы ни в этой жизни, ни в следующей? Разве в ней снова возродилась надежда, хотя она знала, что такая надежда вела только к отчаянию? Она заглушила свои чувства в угоду действительности до того ужасного вечера, когда отчаянная потребность заставила ее соблазнить Эдгара Доунса. Иногда ей в голову приходила мысль, что она сильнее боролась бы с этим искушением, если бы знала, что не скоро его забудет.

И что она забеременеет от него.

Она терпеливо и с нетерпением ждала, когда он уедет.

* * *

Эдгар всегда считал себя решительным человеком, и по натуре и по воспитанию. Он прежде никогда не тянул с решением.

Он все еще не объявил о своих намерениях мисс Грейнджер и ее родителям. Он все еще откладывал разговор с леди Стэплтон, в котором он собирался высказать свои подозрения. И поэтому, за две недели до рождества он действительно испытывал панику.

Он был на танцевальном вечере у миссис Парметер, - она и ее муж только что прибыли в Лондон, чтобы принять участие в рождественских праздниках. Он только что закончил танцевать с герцогиней Бриджуотер и подошел к группе людей, где был сэр Уэбстер. Разговор, принимая во внимание число в календаре, неминуемо сконцентрировался на Рождестве и на планах на праздник.

– Ваш отец собирает много людей в своем доме в Аббатстве Мобли, как я слышала, мистер Доунс, – заметила миссис Палметер, улыбаясь ему с явно выраженным презрением. Как вновь прибывшая, она не привыкла, в отличие от большинства гостей, веселиться с рядом с простым торговцем.

– Да, в самом деле, мэм, – ответил он. – Он очень рад, что приедет столько гостей. Включая детей. Он обожает детей.

Сэр Уэбстер покашлял в ладонь и стал переминаться с ноги на ногу.

– Я должен Вас поздравить с таким количеством народу в Вашей гостиной, мэм, – сказал он.

– Да, – миссис Парметер неявно, но мило улыбнулась. – И сэр Уэбстер говорил нам, что он, его леди и мисс Грейнджер будут среди этих гостей, мистер Доунс, – продолжила она, акцентируя внимание только на одном имени. Она подняла брови домиком. – Следует ли нам ожидать интересного заявления на Рождество, сэр?

– О, я сказал, – сэр Уэбстер определенно испытывал ужас. – Я просто сказал, мэм…

– Я очень надеюсь, что сэр Уэбстер и леди Грейнджер с дочерью погостят в доме моего отца, - сказал Эдгар, встревоженный тем, во что его втравили, - будучи успешным дельцом, он мастерски научился избегать вопросов, которые предварительно не обдумал и, по которым не принял самостоятельного решения. По крайней мере, у него хватило ума не отвечать на последний вопрос этой женщины.

– Я уверена, что так и есть, сэр, – ответила миссис Парметер. - Вы же в курсе, я полагаю, что отец леди Грейнджер – барон Саффилд?

– Да, это правда, мэм, – ответил Эдгар.

Она принялась расспрашивать других гостей в этой группе, и вскоре, Эдгар оказался с сэром Уэбстером немного в стороне от остальных.

– Я говорил, – начал объясняться он. – Миссис Парметер совершенно неправильно меня поняла, знаете ли. Я просто говорил… – Но, казалось, он не мог вспомнить, что же он сказал.

Похоже, подумал Эдгар, что его насильно заставляли сделать предложение. У него оставалось только две недели, чтобы сдержать свое обещание. Не было девушки более подходящей, - и более досягаемой, - чем мисс Грейнджер. Конечно, был еще тот ее молодой человек, но он должен был уже найти способ, как с ним покончить к настоящему моменту. И была еще одна проблема, - но нет. Казалось, что она выздоровела от того, чем болела, хотя она все еще выглядела бледнее, чем раньше. Он не мог найти никого лучше мисс Грейнджер, - у него не оставалось на это времени. И, вероятно, его ухаживание уже слишком далеко зашло, чтобы теперь отступить, не оскорбив семью и девушку. А отец определенно ожидал предложения.

– Но мой отец будет очень рад принять Вас, Вашу жену и дочь в Аббатстве Мобли, сэр, – заметил Эдгар, освобождая человека от заслуженного смущения. – И моя сестра, и я будем также рады, если Вы присоединитесь к нам и нашим друзьям там на Рождество. Если только у Вас нет других планов. Я понимаю, что времени осталось немного.

– Нет, – тут же ответил сэр Уэбстер. – У нас нет никаких планом. Мы думали остаться на Рождество в городе и насладиться праздником. Так было, когда мы приехали сюда. Мы не знали, оставаться ли нам на Сезон. Фани понравится там. И как раз пора вывезти ее, я полагаю. Тяжело расставаться с дочерью, мистер Доунс. Очень тяжело. Мы хотели лучшего для нее. Мы принимаем Ваше любезное приглашение, сэр. Благодарю вас. И мы решим насчет Сезона позже.

Сезона не будет, если он поступит в соответствии с нормами, понял Эдгар. И также его не будет, если он этого не сделает. Ходили слухи, что Грейнджеры были слишком бедны, чтобы позволить себе такое дорогое удовольствие. Но на сей раз он не собирался заглотить наживку. Он только улыбнулся, поклонился и сообщил сэру Уэбстеру, что Кора напишет их отцу завтра.

Он подумал, что его отец поймет скрытое содержание этого письма. А возможно не такое уж и скрытое. Кора определенно сообщит ему, что мисс Грейнджер подходящая кандидатура, и он приготовится встреть свою будущую невестку через две недели.

Эдгар почувствовал, что ему не хватает воздуха, но это следовало сделать.

Наставало время перестать тянуть волынку. Молодой Джек Сперлинг не мог ему помочь. Это реальный мир. И возраст девушки тоже не был ему в помощь.

Юные леди все время выходили замуж за пожилых джентльменов. Он будет добр и щедр по отношению к ней. Он будет проявлять к ней привязанность. Также будут к ней относиться его отец и Кора. Ее примут в семью с радостью, в этом он не сомневался. Она научится жить в этом браке, который был совсем не хуже, чем тысячи браков, заключаемых каждый год. И он тоже привыкнет к нему. Ему понравилась мысль иметь собственных детей. Как и его отец, он любил детей.

Своих детей, - вот опять эта мысль. Это мучительное подозрение.

Его глаза остановились на леди Стэплтон. Она была на другой стороне комнаты – даже не глядя друг на друга, они всегда, казалось, могли манипулировать событиями, - она разговаривала и смеялась с мистером Парметером и графом Торнхиллом. На ней было алое платье, то самое, что и в ту первую ночь, - с крошечными пуговками на спине. Их расстегивание заняло у него целых пять минут…

Она выглядела достаточно здоровой и веселой. И бледной. Казалось, что ее не тошнило. Но сейчас же был вечер, а не утро. К тому же, Кора говорила, что это ощущение должно пройти через пару месяцев. А прошло два месяца с… Да, прошло два месяца. Она не выглядела пополневшей. Но прошло всего два месяца.

Этого не могло быть. Она выглядела прекрасной и пленительной. Это была зрелая красота и зрелое очарование. Но ей было всего тридцать шесть. Она все еще была в детородном возрасте. Она никогда не имела детей, - во всяком случае, он об этом не знал. Почему она забеременела сейчас? А почему бы и нет?

Такие вот противоречивые мысли бродили в его голове последние две недели. Они вмешивались в его сны – когда ему удавалось заснуть. Они не давали ему спать.

Он встретился с ней взглядом через всю комнату, что случалось крайне редко. Но вместо того, чтобы отвернуться, они продолжали смотреть друг на друга, словно ожидая, кто первым потеряет терпение. Она насмешливо подняла бровь.

Он презирал нерешительность. Если и было то, что не давало мужчине добиться успеха в бизнесе, то это была именно нерешительность, влекущая за собой ненужную осторожность и непонятные страхи и удерживающая от принятия необходимых решений. Он знал, что должен поговорить с ней. Времени почти не оставалось. Он должен был уже уехать в Мобли. Он должен сделать это в ближайшие дни.

Он обязан сначала поговорить с леди Стэплтон. Он не хотел…. он хотел сделать все, чтобы не делать того, что нужно было сделать. Но он не мог.

– Мэм, - он поклонился к ней. – Могу ли я пригласить Вас на следующий танец?

– Да, разумеется, мистер Доунс, – ответила она. Этот ее низкий бархатный голос всегда волновал его, несмотря на то, сколько раз он его слышал. – Это вальс и я знаю, что Вы прекрасно танцуете. – Она подала ему руку. Она была очень холодной.

– Как Вы поживаете, мэм? – спросил он, когда они заняли свои места на танцевальной площадке в ожидании начала музыки.

– Прекрасно, благодарю, мистер Доунс. – Ее духи навевали воспоминания.

Не стоило ходить вокруг да около, решил он, когда пианист начал играть и положил свою руку ей на талию, а другой рукой взял ее руку. И потом он просто задал вопрос.

– Вы ждете ребенка? – Его голос был настолько тихим, что он даже не был уверен в том, услышала ли она его.

Но она явно его услышала. Ей удалось почти сразу изобразить изумление и улыбнуться с жестоким презрением.

- Вы должно быть считаете себя чертовски хорошим любовником, мистер Доунс, - насмешливо заметила она. - Вы что так измеряете свой успех? У Вас куча бастардов живет в Бристоле?

Но сделала это недостаточно быстро. На долю секунды, – если бы он не смотрел на нее, то точно бы пропустил этот момент, - в ее взгляде было не только презрение. Там был страх, паника.

– Нет, – ответил он. – Но я считаю, что Вы от меня забеременели. – Теперь, когда слова были наконец произнесены и он увидел эту мимолетную реакцию, он почувствовал себя удивительно спокойным. Практически хладнокровным.

– Да неужели? – ответила она. - Вы понимаете, насколько абсурдно Ваше предположение, сэр? Знаете ли Вы сколько мне лет?

– Вы мне однажды сказали, – ответил он. – Я не верю, что Вы вышли из детородного возраста. Ведь так?

– Вы грубите, сэр, – таков был ее ответ. – Вы спрашиваете такое у женщины, практически незнакомки?

- Незнакомки, с которой я переспал два месяца назад, - заметил он. - Той, что родит ребенка через семь месяцев, если я не ошибаюсь.

Она улыбнулась ему – яркой, дружественной улыбкой, больше для других танцующих и смотрящих, нежели для него, подумал он.

– Вы, мистер Доунс, – ответила она, – можете убираться к черту.

– Однако я заметил, что Вы не сказали мне: нет, это неправда. Я такие вещи замечаю, мэм. Я был и все еще являюсь юристом. Вы что боитесь мне солгать? Скажите мне. Да или нет. Вы ждете ребенка?

– Но я не свидетель на слушании, мистер Доунс, – возразила она. – У меня нет ответов на Ваши вопросы. И я с презрением отношусь к Вашему обвинению, что я боюсь. Я не отвечу. Я так решила.

– Вы ходили к доктору? – спросил он.

Она посмотрела ему в глаза и улыбнулась.

– Вы прекрасно вальсируете, мистер Доунс, – похвалила его Элен. – Я думаю это потому, что Вы такой крупный. Вам легко доверить вести в танце.

– Вы все еще страдаете от утренней тошноты? – снова задал он вопрос.

– Конечно, – отвечала она, – это не только Ваш размер, верно? Ведь нельзя же насладиться вальсом с быком. У Вас великолепное чувство ритма. – Ее улыбка стала неприятной.

- Я сам все узнаю завтра. Вы меня однажды приглашали пойти с Вами в галерею. Я согласен. Мы встретимся завтра утром. Мы договоримся обо всем сегодня вечером. Вы можете сказать об этом миссис Кросс, если пожелаете. Если же Вы не скажете, я приду завтра и сам сообщу миссис Кросс, что пришел обсудить Вашу беременность.

- Черт Вас побери, мистер Доунс, - резко бросила она. - У Вас манеры быка, хотя танцуете Вы прекрасно.

– Завтра утром, – напомнил он. – И если Вам придет в голову мысль взять с собой свою тетю, хочу Вас предупредить, что я все равно буду говорить с Вами откровенно. Я так полагаю, что она не в курсе?

– Убирайтесь к черту, – ответила она.

– Так как мы танцуем, чтобы получить удовольствие, я предлагаю Вам помолчать до конца танца. Я думаю, что нам больше нечего сказать друг другу до завтра, - заметил он.

- Как же ваши подчиненные должно быть ненавидят Вас, - ответила она. - Но я не одна из них, мистер Доунс. Я не подчиняюсь Вам. И я не поддамся Вашему шантажу.

– Правда? – Поинтересовался он. – Так Вы скажете миссис Кросс правду и прикажете вашему слуге отказать мне от дома завтра утром? Я думаю, что мне понравится помериться с ним силами.

– Черт вас побери, – сказала она снова. – Черт вас побери. Черт вас побери.

Никто из них ничего после этого не произнес ни слова. Когда музыка закончилась, он подвел ее к тете, постоял, обмениваясь с леди любезностями несколько минут, а потом перешел в другую часть комнаты.

Он чувствовал себя, как будто его подбросил бык, о котором она говорила, а после приземления он его растоптал. Значит, это правда. Он больше не должен уверять себя в том, что его подозрения абсурдны. Она не признала правду, но само отсутствие такого признания было достаточным доказательством.

Она была беременна. От него. Он почувствовал головокружение, как будто эта мысль только что пришла ему в голову.

Что к дьяволу они будут делать?

И почему он себя об этом спрашивает?

* * *

Она проклинала его всю ночь, которую провела без сна. Она разбила свое любимое блюдце, схватив его с комода и швырнув об дверь. Она думала назвать его лжецом, а тете сказать правду, хотя она хотела поехать куда-нибудь одна, чтобы никто не знал, а потом приказать Хоббсу отказать ему от дома.

Но он придет завтра утром, даже если она расскажет тете и Хоббс попытается его остановить. Она безмерно верила в силу и решительность Хоббса, но у нее было отвратительное ощущение, что Эдгара Доунса никто не остановит. Он придет и вытянет из нее правду, а потом примет на себя ответственность за ситуацию, что бы она ни делала.

Она не будет плясать под его дудку. Нет, не будет. Она не сомневалась, что он все спланирует до самой мельчайшей детали. Она не сомневалась, что он найдет ей безопасный и уютный дом, где она будет скрываться до родов, а потом найдет ребенку уважаемую семью. Он все это выполнит с профессиональной эффективностью и конфиденциальностью. Никто никогда не узнает правду. Никто никогда не узнает, что они были больше друг для друга, чем просто приятели. И он за все заплатит. Она в этом тоже не сомневалась. Ему отправят все счета.

Она не позволит этому случиться. Она будет кричать правду на крышах, пока не разрешит ему защитить ее репутацию и обеспечить ее безопасность. Уж лучше тогда она сохранит ребенка и возьмет его с собой, куда бы ни поехала, чем позволит ему хорошо скрыть само его существование.

И все же, подумала она, насмехаясь над собой, у нее не нашлось мужества, чтобы рассказать своей тете. Она выйдет с ним в свет завтра утром, двое знакомых, которые посещают вместе галерею, замечательно уважаемое заведение и она позволит ему себя запугать.

Никогда!

Она будет бороться с Эдгаром Доунсом до смерти, если нужно. Эта театральная мысль заставила её закусить губу от презрения, снова.

Она сообщила тете за завтраком, что мистер Доунс будет сопровождать ее в Королевскую Академию. Он заметил, что хотел бы пойти туда, когда они танцевали накануне вечером, а она сказала, что это одно из ее любимейших мест. И поэтому он попросил позволения сопровождать ее туда утром.

– Я пообещала показать все лучшие картины, – сказала она.

Миссис Кросс пристально на нее посмотрела.

– Ты хорошо себя чувствуешь, Элен? – поинтересовалась та. – Я привыкла, что ты по утрам остаешься дома, так что я сама договорилась погулять.

– Великолепно, – ответила Элен. – Вы идете по магазинам?

– С несколькими другими леди, – заметила миссис Кросс. – Ты не возражаешь?

– Мне не слишком нужна компаньонка в моем возрасте, Летти, – ответила Элен. – Я считаю, что мистер Доунс достоин доверия, чтобы меня сопровождать.

– Конечно, – согласилась ее тетя. – Он невероятно милый мужчина, когда миссис Парметер начала высказываться насчет его родословной, как будто думала, что мы тут же мистера Доунса разорвем, я очень резко ответила миссис Парметер прошлым вечером, что мистер Доунс больше джентльмен, чем многие из аристократических семей. Мне кажется, что он не равнодушен к тебе, Элен. Так жаль, что он единственный сын своего отца, и он обязан исполнить свой долг и жениться на юной леди, чтобы он смог заполнить детскую и получить наследника для того имения возле Бристоля. Девочка Грейнджер ему не подходит, хотя она хорошенькая и очень милая. У нее не было ни времени, ни возможности развить характер.

– А у меня было? – улыбнулась Элен. – Вы думаете, что ему будет лучше со мной, Летти? Бедняга мистер Доунс.

– Позволь мне сказать, что ты можешь хорошо вести в танце, – сказала миссис Кросс. – Но я думаю, что он тоже сможет вести. Однако, он должен выбрать юную леди.

- Как мрачно,- со смешком сказала Элен.- Но я и за миллион фунтов не стану моложе, Летти. Я содрогаюсь, когда думаю, какой девочкой я была.

По крайней мере, у нее будет преимущество над мистером Эдгаром Доунсом, этим утром, подумала она, когда они с тетей заговорили о другом. Она встретится с ним на своей территории - дома. Ее тетя собирается погулять утром. Значит ей и мистеру Доунсу не нужно покидать дом. Не нужно будет мило улыбаться другим людям на улице или в галерее. Она может кричать, и орать, и швыряться вещами, сколько душе угодно. Она сможет использовать любые слова, по настроению.

Только одно она не могла сделать, - по крайней мере, не смогла сделать прошлой ночью. Оказалось, она не могла солгать Эдгару Доунсу.

Она могла бы избавиться от него в одно мгновение. Если бы только была в состоянии это сделать. Но она презирала ложь. Она бы скрыла правду, но никогда бы не солгала.

После завтрака она прошла наверх, чтобы переодеться и причесаться. Она хотела выглядеть и чувствовать себя наилучшим образом прежде, чем наступит время встретиться с посетителем.

Она ждала его в гостиной уже час, когда он пришел. Хоббс получил от неё указание сразу проводить его к ней.

Глава 9


Эдгар был удивлен, что его допустили в её дом. Слуга, с весьма безразличным выражением лица, прошествовал впереди него наверх, постучал в дверь гостиной, и, открыв её, объявил о его приезде.

Элен была одна. Она стояла, облокотившись на каминную полку, и выглядела удивительно привлекательной в темно-зелёном халате простого, классического покроя. Ее подбородок был гордо приподнят. Она не улыбалась, даже общепринятая вежливая полуулыбка отсутствовала на ее лице. И она не была готова к прогулке.

- Спасибо, Хоббс, - сказала Элен. - Доброе утро, мистер Доунс.

Ее лицо было бледным. Под глазами залегли тени. Возможно, она плохо спала - подумал Эдгар. Мысль о том, что эта гордая, изящная женщина была беременна от него, всё ещё вызывала головокружение и заставляла задерживать дыхание.

- Я полагаю, следовало ожидать, - сказал он, - что Вы, так или иначе, даже в этой ситуации, постараетесь поступить по-своему. Мы не пойдём любоваться портретами и пейзажами?

- Ни сегодня и ни в какой другой день, мистер Доунс, - ответила женщина. – Тем более вдвоём. Моей тёти нет дома. Я могла бы наказать Хоббсу не впускать Вас, но Вы настолько неблагородны, что устроили бы сцену. Поэтому, если у Вас есть что сказать, надеюсь, более разумное чем то, что Вы говорили прошлым вечером, пожалуйста - говорите и уезжайте. У меня есть дела и поважнее.

Он не мог не восхититься её выдержкой, даже если его это раздражало. Большинство женщин в ее ситуации, вели бы себя как обезумевшие и требовали определенности по поводу его намерений.

- Спасибо за предложение, - сказал он, проходя в комнату и снимая пальто. Почему слуга не предложил забрать его внизу? Эдгар бросил пальто на стул. - Я полагаю, что сяду здесь. Но, пожалуйста, миледи, садитесь и Вы. Я - достаточно джентльмен, чтобы знать о том, что я не могу сесть, пока Вы стоите.

- Вы слишком дерзки, мистер Доунс.

- А также, конечно, весьма буржуазен? - Ответил он, жестом предлагая, самый близкий к ней, стул.

Элен села, он тоже. Она была разъярена, он видел это, хотя она, конечно, никогда не дала бы вырваться этому чувству. Её фигура была напряжена, спина выпрямлена, а губы поджаты.

- Вы беременны, - сказал Эдгар.

Она молчала.

- Это - реальность, которая не пройдёт сама по себе и без видимых последствий, - добавил он. Ему, наконец, тоже потребовалась бессонная ночь, чтобы осознать это. - С этим нужно что-то делать.

- Ни с чем в моей жизни Вы не будете ничего делать, мистер Доунс,- отчеканила Элен. - Я сама разберусь со своими проблемами, большое спасибо. Полагаю, визит окончен.

- Я считаю, миледи, - сказал он, - что это - наша общая проблема.

- Нет! - Ее ноздри затрепетали, а обе руки сжались в кулаки на коленях. - Вам не удастся превратить это в сделку, мистер Доунс. Оставить меня с холодной расчётливостью где-нибудь в тихом местечке, на попечении умелой акушерки, и забыть обо всём. Я не позволю найти приличный, подходящий дом, в котором позаботятся о моём ребенке, чтобы я могла возвратиться к своей привычной жизни. Возможно у Вас большой опыт в управлении вашими подчиненными, но Вам не удастся помыкать мной!

Господи!

Он откинулся на спинку своего стула, упёрся локтями в подлокотники, и сплёл пальцы под подбородком. Эдгар смотрел на неё в течении долгого времени перед тем, как снова заговорить.

- Я надеюсь, Вы понимаете, - сказал он, наконец, - в чём Вы только что признались? - Если у него ещё и были какие-то сомнения, то теперь они окончательно рассеялись. В целом, он был рад этому. Ему нравилось, когда было ясно в чём заключается проблема.

Краска залила её щеки, но выражение лица не изменилось и она продолжала хранить молчание.

- Вы неправильно оценили мой характер, - сказал Эдгар. - Не будет никакого тихого местечка, приличного дома для ребенка вдали от матери и никакого возобновления Вашего старого образа жизни. Мы естественно должны пожениться.

Её голова резко откинулась назад, как от удара. Глаза женщины расширились, а брови удивлённо приподнялись. Затем она засмеялась.

- Поженимся! Мы поженимся? Вы, конечно, шутите, сэр.

- Я не шучу.

- Мистер Доунс, – Былое насмешливое выражение вернулось на её лицо. Нет, это была даже больше чем насмешка - это было открытое презрение! - Вы серьёзно полагаете, что я выйду за Вас? Вы очень самонадеяны, сэр. Желаю Вам доброго утра.

Элен встала.

- Сядьте. - Сказал он, спокойно оставаясь на своём месте и принимая её молчаливый вызов. Он никогда не проигрывал такие сражения. На сей раз, после минуты тягостного напряжения, он согласился принять компромисс, когда она повернулась и пересекла комнату по направлению к окну. Элен стояла спиной к нему. Он остался сидеть.

- Я благодарю Вас за Ваше предложение, мистер Доунс, - сказала она, - Но мой ответ нет. Вы поступили благородно, но я не согласна. А теперь, пожалуйста, уезжайте.

- Мы поженимся по специальной лицензии в Аббатстве Мобли на Рождество, - сказал он.

Она снова засмеялась.

- Я должна стать вашей Рождественской невестой? - спросила она. - Так или иначе, но Вы настроены следовать своему плану? А как же мисс Грейнджер, разве Вы уже не пригласили её в Аббатство в этом качестве? Или у Вас появилось желание обзавестись гаремом, мистер Доунс?

Он не осмеливался думать о том, что уже пригласил мисс Грейнджер. Пока нет. Опыт научил его, что щекотливые проблемы нужно решать по очереди, не торопясь. Сейчас надо разобраться с этой.

- Лучшее, что мы можем сделать, - повторил он, - это взять лицензию и пожениться там. И моему отцу это понравится.

- Ваш отец будет просто в восторге, - съехидничила Элен, - Когда увидит, что Вы привезли домой невесту столь же старую, как Вы сами. Не сомневаюсь, что ему хотелось бы внуков.

- И они у него, определённо, будут.

По тому, как опустились её плечи, он догадался, что Элен поняла свою ошибку. И хотя она, должно быть, знала намного дольше него, что носит под сердцем ребенка, Эдгар предположил, что правда должна казаться ей столь же нереальной, как и ему.

- Будет проще, если Вы смиритесь с действительностью, - сказал он. - Если мы оба сделаем это. Два месяца назад мы получили удовольствие, не задумываясь о возможных последствиях. Но последствия есть. Это невинный ребенок, который не заслуживает клейма незаконнорожденного. Мы создали его или её. И это наша обязанность - дать ему родителей, состоящих в браке, лелеять и растить его, так хорошо, как мы сможем. В данный момент, мы довольно незначительные персонажи, леди Стэплтон. А вот для этого, ещё не рождённого человечка, это может стать центральной проблемой всей его жизни. А станет ли, должно решиться сейчас, в этой комнате, этим утром.

- Будьте Вы прокляты!

- Что Вы предпочитаете, - спросил он заинтересованно, - пожениться здесь или в Мобли? Выбор за Вами.

- Какой Вы умный, мистер Доунс. - Она повернулась, чтобы посмотреть на него. – Даёте мне иллюзию свободы выбора, когда уже связали меня по рукам и ногам, и заткнули рот. Я не буду выбирать. Я даже не сказала, что выйду за Вас. И хотя, может среди людей вашего класса это происходит по-другому, Вы должны знать, что в моём мире женщина должна дать согласие на брак, прежде, чем он будет объявлен действительным. Таким образом, у меня действительно все ещё есть некоторая свобода.

Он встал и направился к ней. Элен выставила вперёд обе руки, не давая ему подойти слишком близко.

- Нет, - сказала она. – Не так близко. Вы - слишком высокий и крупный, мистер Доунс. Я ненавижу больших мужчин.

- Потому что боитесь, что не сможете командовать ними?

- Именно по этой причине. – Отрезала женщина. - Два месяца назад я сделала ошибку, хотя и ошибаюсь редко. Я выбрала не того мужчину. Вы не только слишком большой – Вы душите меня. Уходите. Я была весьма приветлива с Вами этим утром, но могу стать и жестко-невежливой, если увижу в этом необходимость. Уходите. - Её дыхание прерывалось, она была взволнована.

- Я не собираюсь причинять Вам боль. И не собираюсь прикасаться к Вам против вашего желания, - заверил её Эдгар, сжав руки за спиной.

Она засмеялась.

– А как же чувства пылкого жениха, мистер Доунс? Вы говорите только о настоящем времени, или у Ваших слов более универсальное значение? Вы никогда не притронетесь ко мне против моего желания? Ваша жизнь стала бы скучной и холодной, сэр, разве что, если Вы не заведёте себе любовницу.

- Я твердо намерен хранить верность в браке.

- Как буржуазно! - Она снова засмеялась.

- Да.

- Мистер Доунс. - Её руки безвольно повисли по бокам, а выражение тревоги и презрения ушли с лица. Сейчас она смотрела на него более искренне, чем когда-либо прежде. Лицо женщины опять побледнело. - Я не могу выйти за Вас. Я не могу стать женой и матерью.

Он искал ответ в её глазах, но они ничего не говорили. Никогда. Эта женщина очень умело скрывалась за своими многочисленными масками. Внезапно Эдгар понял, что совершенно не знал её, даже несмотря на то, что познал её в сексуальном плане.

- Почему нет? - спросил он.

- Потому. - Она вяло улыбнулась. - Потому, мистер Доунс, потому.

- И всё же, - настаивал он, - Вы станете матерью, желаете Вы этого или нет. Дело сделано и возврата нет.

Элен закрыла глаза и, казалось, покачнулась. Но тут же справилась с собой и опять посмотрела на него.

- Я разберусь с этим, - сказала она, - Я не могу растить ребёнка и не могу выйти за Вас замуж. Я разрушила бы обе ваши жизни. Поверьте мне, мистер Доунс - я говорю правду.

Эдгард нахмурился, опять пытаясь прочесть ответ в её глазах. Но не видел в них ничего, её взгляд был абсолютно непроницаемым.

- Кто причинил Вам эту боль? - спросил он.

Она засмеялась.

– Никто. Никто, сэр.

- Я собираюсь стать Вашим мужем, - сказал Эдгар. - И надеюсь также стать Вашим компаньоном и даже другом. На долгие годы, ожидающие нас впереди.

- Вы не собираетесь отступать, не так ли? – спросила Элен. – И Вы намерены получить желаемый ответ, да?

Доунс кивнул.

- Ну что ж, хорошо. - Её голова откинулась, а глаза и губы дразняще улыбались ему. – Полюбуйтесь на свою Рождественскую невесту, мистер Доунс. Это - Рождество и невеста, о которых Вам ещё придётся сожалеть, но все мы сами выбираем наш собственный ад. С широко открытыми глазами, мы нашли свой. Это случится в Мобли. Я хочу увидеть радость в глазах Вашего отца, когда мы свяжем наши судьбы. – В её голосе слышалась резкая горечь.

Он наклонил голову.

- Я не думаю, что буду когда-либо сожалеть о том, что поступил правильно, миледи. И прежде, чем Вы скажете мне, как буржуазно моё чувство и слова, позвольте мне предупредить Вас. Я верю в то, что у буржуазии гораздо более устойчивые, и не столь циничные понятия о благопристойности и чести, чем у большинства представителей дворянства и аристократии. Но и осмелюсь добавить, что, как и во всех правилах, в этом тоже есть исключения.

- Я не позволю Вам командовать мной, - сказала Элен.

- Я и не хочу командовать женой.

- Или притронуться ко мне.

- Как Вы пожелаете.

- Я заставлю Вас сгорать от страсти ко мне, Эдгар. Но не позволю прикоснуться к себе.

- Возможно.

Её губы сжались.

- Я не смогу втянуть Вас в ссору, не так ли? – спросила Элен. - Я хотела бы поссориться с Вами, мистер Доунс. Но именно так Вы выражаете свою власть надо мной, не допуская этого, не правда ли?

- Возможно.

- Вы понимаете, как это унизительно, - спросила она, - ссориться с кем-то, кто не отвечает на твои оскорбления?

- Вероятно, действительно, унизительно, - ответил Эдгар, - Поскольку получается, что пока только Вы сами сгораете, в то время как хотели заставить гореть меня.

Она медленно улыбнулась.

- Мне кажется, что, если бы я не ненавидела Вас, мистер Доунс, то Вы мне могли даже понравиться.

Он не ненавидел её и не сердился. Ему не нравилась ситуация, в которой он оказался, но, оставаясь справедливым, он не перекладывал всю вину только на Элен. Для зачатия ребёнка нужны были двое, и они оба добровольно вступили в связь, следствием которой стала эта беременность. Элен ему не нравилась. Она была язвительной, злоязычной и даже не пыталась скрыть своё презрение к его происхождению. Но было в ней и что-то такое, что волновало его. Быть может её сексуальная привлекательность? Несомненно, он расстроился бы гораздо больше, если бы считал, что она подразумевала то, что сказала. Но дело было не только в её сексуальной притягательности. Был какой-то вызов, подстёгивающий его интерес к ней. Леди Стэплтон не была женщиной, с которой легко справиться, но он и не был уверен, что хочет управлять ею. Она никогда не станет тихой и молчаливой спутницей его жизни, но если им удастся установить товарищеские отношения, он всегда сможет рассчитывать на её поддержку. И жизнь с нею никогда не будет скучной.

- Неужели мне наконец удалось заставить Вас замолчать? - спросила она. - Вы сражены? И изо всех сил пытаетесь не оскорбить себя признанием, что любите меня?

- Я не люблю Вас, - сказал он спокойно. - Но Вы станете моей женой и матерью моего ребёнка. Я буду уважать Вас и попытаюсь взлелеять к Вам чувство привязанности. Надеюсь, это не окажется невозможным. У нас будет общий ребёнок и я, конечно, буду любить его также, как и Вы. Это будет связывать нас.

- Да ведь так, в конце концов, мистер Доунс, я действительно поверю, что Вы склонны к романтизму.

Дверь позади них открылась.

- О! – раздался удивлённый голос миссис Кросс. - Мистер Доунс здесь? Я очень сожалею, Элен. Я думала, что ты одна и задавалась вопросом, почему ты так рано вернулась.

- Останьтесь, тётя, - сказала леди Стэплтон, обходя Эдгара, чтобы взять миссис Кросс за руку. Она улыбалась, когда вновь обернулась к нему. - Вы должны поприветствовать мистера Доунса, который теперь является моим женихом. Мы собираемся пожениться в Аббатстве Мобли перед Рождеством.

Лицо миссис Кросс выражало неподдельное удивление. Она смотрела на Эдгара почти раскрыв рот. Он поклонился ей.

- Я сделал предложение леди Стэплтон и она оказала мне большую честь, приняв его.

- О, перестаньте, мистер Доунс. - Леди Стэплтон казалась удивленной. – Та, с кем вы говорите - моя тётя. Правда заключается в том, Летти, что я два месяца, как беременна. Эдгар и я станем родителями. Однажды ночью, незадолго до Вашего возвращения из поместья, случилось то, с последствиями чего мы теперь имеем дело. Узнав о моём состоянии, мистер Доунс примчался сюда, чтобы исправить положение. Он собирается сделать из меня честную женщину. Пожелайте нам счастья.

Миссис Кросс хранила молчание в течении нескольких минут.

– Я желаю, - сказала она наконец. - О, правда! Простите меня, Элен, мистер Доунс, но я просто не знаю, что сказать. Я действительно желаю вам счастья!

- Конечно желаете, - сказала леди Стэплтон. – Не Вы ли говорили, недалее как этим утром, что мистер Доунс стал моей слабостью? - Глаза Элен дразнили его, в то время как её тетя вспыхнула и казалась пристыженной. - Кажется, Вы были правы.

- Мадам, - обратился Эдгар к миссис Кросс, игнорируя язвительные нотки в тоне своей суженой. - Мы поженимся по специальной лицензии в Аббатстве Мобли, как уже упоминала леди Стэплтон. Мой отец и сестра будут там, так же как и многие из наших друзей. Но мне очень польстило бы, если бы Вы тоже согласились присутствовать на нашей свадьбе и провели вместе с нами Рождество. Моей отец тоже будет рад.

- Как это любезно с вашей стороны, сэр. – Постепенно к миссис Кросс возвращалось самообладание. - Очень любезно. Я, конечно, хотела бы присутствовать на свадьбе Элен. И у меня нет никаких других планов на Рождество.

Эдгар посмотрел на леди Стэплтон.

- Возможно, Вы желаете пригласить и других членов Вашей семьи или хороших друзей?

- Нет, - сказала она. – То, что мы планируем, Эдгар, не пышная великосветская свадьба, а брак по необходимости.

- Возможно Ваш пасынок? Брукхёрст находится всего лишь в тридцати милях от Мобли, если я не ошибаюсь?

На её лице застыло какое-то непонятное выражение. Ужас, неприязнь, отвращение? Он не мог сказать точно.

- Нет! - сказала она тоном, не допускающим возражения. - Я сказала нет, мистер Доунс. Нет! Со мной будет моя тётя. Она будет представлять мою семью. Она - единственная родственница, которую я желаю там видеть. И да, Летти, Вы обязательно должны поехать. Я не смогу пройти через это без Вашей поддержки. Я вообще не хочу этого, но мистер Доунс, как обычно, решил всё сам. Я выйду за него замуж, поскольку и Вы считаете, что это единственно верный выход, но он предупрежден и должен жить с этим. Однако Вы, Летти, обязательно должны сопровождать меня в Мобли.

- Ты предложила мистеру Доунсу чашку чая, Элен? - спросила тётя, озираясь по сторонам.

- Нет, не предложила, - ответила леди Стэплтон. - Я пыталась избавиться от него, с того самого момента, как он появился у двери. Но он не уехал.

- Элен! – воскликнула миссис Кросс, явно опять испытывая неловкость. – Мистер Доунс, позвольте мне послать за чаем или кофе?

- Спасибо, мадам. - Он улыбнулся. - Но у меня есть дела, требующие моего внимания. Я увижу Вас обеих у моей сестры сегодня вечером? Мы сделаем там объявление и завтра же утром я займусь бумагами. Хорошего Вам дня, миссис Кросс. И Вам, леди Стэплтон. - Он поклонился дамам и надел пальто.

- Надо бы запомнить, - сказала Элен, - что всякий раз, когда я захочу избавиться от Вас, мне просто нужно предложить Вам чай. Это кажется, единственно-действенный способ.

Он улыбнулся ей, и уже покидая комнату, почувствовал себя неожиданно удивленным. В последний момент он увидел в её глазах что-то, что можно было истолковать как покорность судьбе. Его суженая, вскоре жена. Мать его ребёнка. Спускаясь по лестнице, Эдгар покачал головой, чтобы прояснить свои клубящиеся мысли.

* * *

Эдгар был рад снова оказаться на улице. Прибыв домой, он столкнулся с Корой и Фрэнсисом, которые только что вернулись с детьми с их обычной утренней прогулки.

- Эдгар, - поприветствовала его Кора, ослепительно улыбаясь, - Ты уже покончил со всеми своими делами? Ты будешь готов ехать в Мобли завтра утром, после сегодняшнего приёма? Мы встретили леди и мисс Грейнджер в парке, не так ли, Фрэнсис? Они чрезвычайно довольны, что ты пригласил их в Мобли. Я написала папе, чтобы предупредить его.

Монологи Коры могли продолжаться бесконечно долго. Эдгар прервал её.

- Леди Стэплтон и миссис Кросс тоже поедут в Мобли, - сообщил он сестре и Фрэнсису. Брови последнего удивлённо взлетели.

- Они тоже? - переспросила Кора, - О, как замечательно! У нас будет по-настоящему весёлый приём, с большим колличеством гостей! Папа уже знает?

- Я собираюсь жениться на леди Стэплтон в Мобли перед Рождеством, – объявил Эдгар.

Похоже Кора впервые в жизни не знала что сказать, и так и стояла с раскрытым от удивления ртом. Брови лорда Фрэнсиса приподнялись ещё немного.

В попытках приукрасить истину не было никакого смысла. Да для этого было уже и слишком поздно.

- Она уже два месяца как беременна. Этот мой ребёнок, поэтому мы поженимся.

Фрэнсис пожал ему руку и поздравил в надлежащей форме. Кора сначала была безмолвна, а затем слишком говорлива. К тому времени, когда Эдгар наконец-то сбежал из дома, она уверовала сама и пыталась убедить его и Фрэнсиса, что все, имеющие хоть какое-то отношение к семье, должны быть просто счастливы. Что леди Стэплтон была лучшей из возможных невест для Эдгара. По её убеждению, леди Стэплтон, как никто другой подходила к его характеру, и обязательно сделает его счастливым, сама Кора никогда прежде не была так рада чему-либо, а папа будет безумно счастлив. Фрэнсис был призван, подтвердить всю эту бессмыслицу.

- Я думаю, что этот брак имеет шанс стать удачным, любовь моя, - сказал он менее восторженно, чем она, но с очевидной искренностью. - Я не мог и вообразить, что Эдгар удовлетвориться чем-нибудь меньшим. Эта леди обладает и характером и красотой.

Но до его бегства, Кора естественно успела вспомнить о том, о чём напоминать ему никакой нужды не было.

- О, Эдгар! - Её глаза стали огромными, как блюдца, а рука, взлетевшая к губам, хлопнула по ним с громким звуком. – Что же ты собираешься теперь делать с Фанни Грейнджер? Ты ведь почти сделал ей предложение. И она приглашена в Мобли.

Эдгар понятия не имел, что он собирается делать в отношении Фанни Грейнджер, кроме того факта, что он не собирался жениться на ней. Он не сделал ей официального предложения, но подразумевал его. И прошлым вечером, когда он сделал последний шаг и пригласил её с родителями в Мобли на Рождество, все конечно сделали единствено-разумный вывод о его намерениях.

Эдгару нравилась эта девочка, даже при том, что он не желал жениться на ней. Последнее, чего он хотел – это публично оскорбить её. Но, похоже, у него не было иного выбора. Если...

Была ли это просто случайность? Удивительная случайность? Он шёл по Оксфорд-стрит, когда мельком увидел молодого человека, которого встретил почти на этом же самом месте, несколько недель назад, когда натолкнулся на него и Фанни. Джек Сперлинг быстро шагал, опустив голову, полный решимости как можно быстрее добраться до своей цели. Что было вполне понятно, поскольку ветер сегодня был резким и холодным.

Эдгар шагнул в сторону, загородив дорогу молодому человеку. Сперлинг остановился.

- Я прошу Вашего прощения, - сказал он прежде, чем рассмотрел кто перед ним и нахмурился, всем своим видом излучая недружелюбие. - О, это Вы.

- Добрый день. - Доунс коснулся края своей бобровой шляпы и сделал то, что было совершенно ему не свойственно - начал действовать под влиянием момента. – Мистер Сперлинг, не так ли?

- Я спешу, - ответил молодой человек нелюбезно.

- Интересно, мог бы я убедить Вас не торопиться?

Недружелюбие превратилось в открытую враждебность.

- О, Вам не стоит бояться, что я стану охотиться на вашей территории, - сказал он. - Этим утром она прислала мне письмо и объяснила, что оно последнее. Мы не увидимся снова, потому, что оба обладаем чувством собственного достоинства, сэр. – Добавил Сперлинг, выплёвывая слова, словно оскорбления.

- Я действительно должен попросить Вас не спешить, - сказал Эдгар. – Мне нужно поговорить с Вами.

- Мне нечего больше сказать Вам. Кроме этого. Но если Вы когда-нибудь будете плохо с ней обращаться, и я об этом узнаю, то Вам придётся научиться не поворачиваться спиной к кому-либо. - Голос молодого человека дрожал.

- Здесь ужасно холодно, - сказал Эдгар, дрожа. – В том кафе должно быть намного теплее. И я полагаю, что они подают хороший кофе. Давайте пойдем туда и спокойно поговорим.

- По мне - так упадите Вы замертво, сэр.

- Надеюсь что этого не случится, - ответил Доунс. - Позвольте мне кое-что сказать Вам. Я собираюсь жениться на следующей неделе, но не на мисс Грейнджер. Однако она приглашена в дом моего отца, и я чувствую определенную ответственность за её счастье, так как кажется, мне суждено, по крайне мере частично, разрушить его. Возможно мы могли бы обсудить этот вопрос?

Джек Сперлинг молча смотрел на него в течение нескольких минут, с выражением глубокого сомнения на лице. Потом он резко повернулся и зашагал в направлении кафе.

Через полчаса мужчины пошли каждый своим путём, пожелав друг другу на прощание доброго дня. Его отец получит в это Рождество намного больше, чем рассчитывал, подумал Эдгар, добавляя ещё одного гостя к списку приглашённых.

Глава 10


Бракосочетание леди Стэплтон и Эдгара Доунса состоялось за шесть дней до Рождества в маленькой церкви в деревне Мобли, в двух милях от Аббатства. На свадьбе присутствовало много гостей, в основном из числа приглашенных на праздники, но прибывших заранее, за исключением Грейнджеров и Джека Сперлинга. Несколько наиболее близких коллег Эдгара и пара представителей старшего поколения, из числа друзей отца Эдгара были приглашены на свадьбу из Бристоля.

Первоначальное решение Эдгара быстро и тихо пожениться в Лондоне, было отклонено Элен. В скоропалительной свадьбе не было никакого смысла. Правда, в любом случае, станет известна, попытались бы они её скрыть или нет, поэтому они не стали даже и пытаться. Она рассказала правду своей тете; он признался во всём своей сестре и шурину. Она говорила об этом в весьма свободной и бесстыдной форме, заявляя об их помолвке, как если бы в случившемся не было ничего позорного, и это была обычная тема для светской беседы.

Но леди Стэплтон была известна своими откровенными речами и часто высказывалась на грани респектабельности, умудряясь при этом никогда не переступать её.

Элен и миссис Кросс по дороге в Аббатство делили экипаж с Корой и её маленькой дочкой, Аннабель. Лорд Фрэнсис путешествовал с Эдгаром верхом, время от времени сажая в седло одного из трёх сыновей. Герцог и герцогиня Бриджуотер с новорожденным сыном, граф Торнхилл с супругой, маркиз и маркиза Кэрью и чета Гринвалд со всеми детьми внушительной кавалькадой последовали за ними из Лондона на следующий день.

Ещё до их прибытия в Мобли, свадебные приготовления были в полном разгаре. Кора заранее написала отцу, и мистер Доунс-старший сердечно и радостно приветствовал свою будущую невестку, не обращая внимания на её возраст и положение.

В течение нескольких дней никто даже и не вспоминал о Рождестве, предстоящая свадьба затмила своей важностью грядущий праздник. Эдгар привёз домой Рождественскую невесту.

* * *

Пытаясь скрыть собственную слабость, которая, по её мнению, была причиной её согласия на предстоящий брак, Элен вооружилась презрением против глупого чувства собственного достоинства Эдгара и лицемерно-радостного бракосочетания, к которому, казалось, все готовились.

Она настроилась увидеть в отце Эдгара грубого и вульгарного мужлана, а встретила человека, который хоть и был громким и сердечным и имел почти потрясающее внешнее сходство со своим сыном, но ни в коем случае не был вульгарным. Речь и манеры Доунса-старшего были не такими отшлифованными, как у Эдгара, который обучался в лучших школах страны, но он был не менее благородным, чем многие её знакомые джентльмены. Она рассчитывала увидеть Аббатство Мобли вычурным образцом дурного вкуса и демонстрацией богатства. И действительно, судя по всему, на его восстановление было израсходовано небольшое состояние, но им удалось возродить не только стены, но и духовное происхождение Аббатства, от которого захватывало дух. И в тоже время это был большой и удобный частный дом, каждая деталь убранства которого свидетельствовала о безупречном вкусе.

Элен была несколько разочарована, что настолько ошиблась в своих предположениях и напрасно вызывала в себе презрение, но по крайней мере она никогда не обманывалась в главной причине своей горечи и ненависти. Хоть тут она была права.

Сначала она решила надеть в день свадьбы платье из шёлка цвета бронзы. Но за день до бракосочетания в ней проснулось что-то, напоминающее угрызения совести. Никто из этих людей, даже Эдгар, не заслужил такого пренебрежительного отношения. У Элен был наряд, который она купила во время последней поездки в Вену и надевала лишь однажды, не найдя больше подходящего случая, до сегодняшнего дня. Может одеть его на свадьбу? Простое, но очень умело и тонко изготовленное белое шерстяное платье с круглым вырезом, прямыми, длинными рукавами, и прямой юбкой, немного расклешённой от высокой талии; белое пальто на меху, муфта и шляпа, также украшенная белым мехом. По крайней мере в этом простом, изящном, и очень элегантном одеянии был элемент иронии, подумала Элен, рассматривая себя в зеркале перед отъездом в церковь. Это был чудесно-девственный наряд.

Она не хотела замуж. Не за Эдгара. Но у неё не было выбора. Она почувствовала накатывающий приступ болезненной паники, но не позволила ей вырваться наружу. Женщина насмешливо улыбнулась своему отражению. Она снова была невестой. Невольно возникал вопрос, станет ли этот брак такой же катастрофой, как и первый? Несомненно это могло случиться. Но Эдгар был предупрежден. И не мог отрицать этого.

Элен спросила маркиза Кэрью, будет ли он столь любезен, чтобы сопроводить её к алтарю, хотя и считала это глупой формальностью, без которой, возможно, можно было обойтись, если бы она поговорила со священником. Идея передачи тридцатишестилетней вдовы новому мужу, была довольно абсурдна. Она спросила именно лорда Кэрью, потому что он был кротким и доброжелательным джентльменом. Иногда он даже напоминал ей... О, нет! Этого не может быть. Он страдал хромотой и даже спросил Элен, не смутит ли её такой сопровождающий. Леди Стэплтон уверила его, что нисколько. Её скорее даже очаровывало то, что, не смотря на его недостаток и притом, что маркиза была намного красивее своего супруга, она, казалось, благословляла землю, по которой он ступал. Но ведь Элен никогда и не отрицала существование романтичной любви? А просто не верила в возможность возникновения таковой в её собственной жизни.

Её жених был очень изящен в модном тёмно-синем фраке, панталонах цвета буйволовой кожи, белой сорочке, и сапогах, отполированных до зеркального блеска. Она бесстрастно смотрела на него, когда шла по проходу маленькой старой церкви, не обращая внимания на гостей, которые, повернув головы, наблюдали за её приближением. Элен не замечала ни хромоту маркиза, ни его руку, которую он положил поверх её собственной ладони, покоящейся на его рукаве. Эдгар Доунс выглядел солидным, спокойным и уверенным в себе. Он выглядел великолепно.

Она вновь испытала уже знакомое чувство, когда остановилась возле него, а маркиз передал её руку жениху. Чувство того, что она маленькая, слабая и беспомощная, и в то же время ощущение, что с ним она в полной безопасности. Всё иллюзии. Его глаза были обращены на неё. Она не хотела отвечать таким же пристальным взглядом, но не видела другого выхода. Она не опустит взгляд, беря на себя роль скромной невесты. Элен слегка улыбнулась ему, скрывая свой страх за привычной маской.

Страх? Да, призналась она себе, усмехнувшись. Страх.

Она слушала его, обещающего ей луну и звезды твёрдым, громким голосом, который, должно быть, доносился до последней скамьи в церкви. Она, словно со стороны слышала свой голос, обещающий ему её душу. Элен смотрела на золотое кольцо, сверкающий символ собственности, скользнувший на ее палец, а затем услышала слова священника, объявляющего их мужем и женой. Она подняла лицо к мужу, чувствуя подступающую волну тошноты, которая, казалось, покинула её более недели назад.

Эдгар посмотрел ей в глаза, а затем на губы, на которые она вызвала соблазнительную улыбку. А потом сделал то, что застало её врасплох. Он сжал её руки в своих, и слегка склонившись, поднёс их поочерёдно к губам и поцеловал.

Элен чуть не взвыла от ярости! Слёзы подступили к её глазам, и она до боли закусила верхнюю губу, пытаясь их сдержать. Глаза и губы Элен просили поцелуя, но похоже, Эдгар вспомнил о своём обещании никогда не притрагиваться к ней без её разрешения и не дал её приглашающему взгляду ввести себя в заблуждение. Когда он поцеловал её руки она с потрясающей ясностью поняла, что сама лишила себя его тепла и нежности. Элен пришлось бороться с ощущением боли, возникшем в горле, всё ещё пытаясь сдержать слёзы унижения. Но Эдгар, должно быть, всё же увидел правду в её глазах, так как уж очень пристально вглядывался в них. Как она его ненавидела.

Он стал её мужем. И уже устанавливал над ней свою власть.

* * *

Пока он не заподозрил, что Элен беременна, Эдгар даже и не думал о женитьбе на ней. Он был в ужасе от своих подозрений и ещё больше от того, что они подтвердились. Доунс чувствовал, что его заставляли что-то делать против воли. Он не хотел жениться на ней.

Но как только это стало реальностью, как только он убедил ее согласиться на брак, и получил специальную лицензию - свадебные приготовления начались. Доунс испытал удивительное ликование и странное чувство справедливости присходящего. Ему было сложно поверить, что с самого прибытия в Лондон, он не замечал того, что находилось у него прямо под носом.

Она была самой подходящей женщиной для него.

Опытная женщина с сильным характером, она была для него интересной и захватывающей собеседницей. Эдгар понимал, что у него есть привычка доминировать над другими людьми, брать под свой контроль, настаивать на своей точке зрения по поводу выполнения того или иного дела. В профессиональной жизни это свойство было ему только на пользу. Но в браке оно могло стать причиной краха. Он мог бы превратить в робкую мышку молоденькую, неопытную девушку, - например, мисс Грейнджер, - уже через месяц после свадьбы. А он не хотел робкую мышку. Он желал партнёршу, собеседницу, подругу.

Даже такую, что поклялась не позволять ему больше прикоснуться к себе. Такую, которая пообещала превратить его жизнь в ад. Ту, что почти всегда смотрела на него с насмешкой на губах и в глазах.

Эдгар всегда намеревался почитать брак, на ком бы не женился. Он намеревался уважать и хранить брак с Элен Стэплтон. Настоящий брак. И перспектива преодоления её враждебности была до странности волнующей. Ему, определенно, это удастся.

Сама по себе Элен была, конечно, очень соблазнительной. Женщины такого типа становятся с возрастом лишь красивее. Или, вероятно, он, зрелый мужчина, находил женщину своего возраста более привлекательной, чем девушку, только вышедшую из детского возраста.

* * *

Когда наступил день свадьбы, Эдгар был вынужден признаться себе, что влюблен в свою невесту. Но он ещё не зашел настолько далеко, чтобы признать, что любит ее. Мужчина даже не был полностью уверен, что она ему нравилась. Он не знал Элен настолько хорошо, чтобы решить, была ли неприятная сторона ее натуры, которую она с удовольствием всякий раз ему демонстрировала, просто выражением дурного нрава или следствием измученной, раненой души. Эдгар подозревал, что последнее более верно, хотя она и отрицала, что ее когда-то сильно обидели. Он был готов бороться за возможность узнать её. Хотя правда могла ему и совсем не понравиться. Эдгар понимал, что скрываемая ею тайна, могла убить в нем все чувства к Элен, а он всегда мечтал о том, что будет любить свою жену.

Но он определенно был влюблен в нее. Это была тайна, которую он собирался очень тщательно оберегать, всю жизнь, если понадобится. Не следовало давать этой женщине больше власти, чем у нее уже было.

Эта свадьба была его мечтой, и он запечатлел в памяти каждую деталь, чтобы иметь возможность снова переживать эти ощущения в будущем. Тут был его отец, сердечный и гордый, - волнующийся за сына, которого он любил с безоговорочной нежностью. Кора, всегда плачущая на свадьбах, вооружилась полудюжиной больших носовых платков Фрэнсиса, объясняя, что на венчании своего брата она, разумеется, прольет море слез. Фрэнсис был возле неё, и вид его выражал одновременно и веселье, и заботу об обожаемой жене. Были и другие гости, это было пестрое собрание на свадьбе человека, который даже не мог похвастаться тем, что он джентльмен.

А когда появилась его невеста, все потеряло для него значение, пока они не оказались на ступенях церкви спустя некоторое время. Элен обычно носила яркие цвета, весьма вызывающие наряды и выглядела ошеломляюще красивой. Но в этот день, вся в белом, с головы до пят, она выглядела просто божественно. Хотя это слово по отношению к ней было совершенно неуместным. Ее красота лишила его способности дышать и связно мыслить. Когда она подошла к алтарю, он почувствовал, что сейчас заплачет. Но не сделал этого.

Эдгар произнес свою клятву в соответствии с брачной церемонией. Он не обратил внимание на слегка насмешливый тон, с которым Элен произнесла свои клятвы. Со временем она будет жить в соответствии с этими клятвами, и даже по-настоящему верить в них. Элен представляла для него серьезный вызов, но он никогда не проигрывал, задумав что-то. И никогда еще успех не был таким важным для него.

Она была его женой. Эдгар слышал, как викарий произнес эти слова, и почувствовал шок от их реальности. Она была его женой. Наступил момент, когда ему следовало поцеловать ее, хотя викарий не сказал этого вслух. Он почувствовал ожидание собравшихся гостей. Элен подняла к нему лицо, – и он увидел там насмешку и вспомнил обещание, которое дал ей. Поцелуй был традицией, и вряд ли касался того обещания. Но он не даст ей даже эту маленькую возможность восторжествовать.

Эдгар поцеловал тыльную сторону ее рук вместо губ, и в этот момент на публике не скрывал своего отношения к жене. Он на мгновение испытал торжество, когда, подняв голову, увидел блеск слёз в ее глазах. Но мужчина не сомневался, что она заставит его заплатить за эту минутную слабость.

О, он в этом не сомневался. Он рассчитывал на это!

Он вывел свою невесту из темной нереальности церкви в холодную, яркую действительность декабря снаружи.

- Сегодня утром вы просто удивительно красивы, Элен, - сказал он ей в тот краткий момент, когда они остались наедине прежде, чем их гости вышли вслед за ними.

- О, и вы тоже, Эдгар, - сказала она небрежно, - Удивительно красивы.

Туше!

* * *

К тому времени, когда Элен, наконец-то, осталась одна в тишине своей спальни, она была страшно раздражена. Казалось, комбинация свадьбы и наступающего Рождества приводила всех в состояние безумной радости. И она способствовала всеобщей эйфории, приехав сюда на бракосочетание с Эдгаром в поместье его отца, и оказавшись в центре потрясающей семейной домашней жизни.

Это было последнее, чего ей хотелось.

Домашняя жизнь пугала её больше, чем что–либо другое.

Мистер Доунс-старший, её тесть, фактически предложил ей сегодня называть его папой, и был просто бесконечно милым. Шум и суматоха, которыми он был окружен весь день, вернее, которыми были окружены они все, были по меньшей мере ужасными. Взрослые пребывали в приподнятом настроении. И просто не существовало такого слова, которым можно было бы описать состояние детей. А тут были орды детей, и ни один из них не находился в детской. Элен думала, вернее сильно надеялась, что на них влияли особенности ситуации, преддверии Рождества и всё такое.

Она была просто не в состоянии запомнить, какие дети принадлежали к каким взрослым. Одно Элен знала точно - самый маленький младенец был отпрыском Бриджуотеров, и она думала, что может указать четырёх детей Коры и Фрэнсиса. Святые небеса, они были теперь её племянниками! Но остальные были неопознаваемыми и неразличимыми. И всё же её тесть знал их всех по именам, а они все звали его дедушкой, кроме того, который ещё не мог разговаривать, но даже он радостно подпрыгивал на коленях Доунса-старшего, булькая и хихикая.

Она сойдёт с ума, если каждый последующий, из оставшихся до Рождества дней, будет походить на сегодняшний, подумала Элен. Сплошные шум и веселье. Семьи. Счастливые пары... Похоже, в этой семье и среди их друзей не было несчастных в браке. За исключением Эдгара и её, конечно. А дети! Дети её решительно раздражали. Ей не нравилось их постоянное присутствие и то, что они всё время крутились вокруг взрослых. Но скоро и у неё будет собственный ребёнок.

Она шевелила угли в камине, пытаясь уложить их так, чтобы они горели как можно дольше, когда дверь позади неё резко распахнулась, и Эдгар вошел в комнату, облачённый лишь в халат. Женщина встала, всё ещё сжимая в руке кочергу.

- И что, спрашивается, Вы здесь делаете? - спросила Элен, готовясь к сражению и почти радуясь тому, что нашла на ком сорвать своё раздражение. Эта ночь должна была стать их брачной, но она не собиралась делать исключения из установленного ею же правила. Если Доунс хочет узнать, как громко и пронзительно она может кричать, ему нужно сделать лишь пару шагов в комнату.

Он сделал шаг, затем ещё один.

- Я собираюсь лечь здесь спать, - ответил Эдгар. - Это - моя комната, Элен. Наша. Я спал в другой комнате до сегодняшнего вечера, чтобы соблюсти приличия.

- О, нет - это не наша комната! Она - или ваша, или моя. Если она станет вашей спальней, то я найду себе другую, но Вам не удастся, вот так просто, нарушить своё обещание, Эдгар!

- У меня нет ни малейшего намерения отступать от своего обещания. – От его голоса и движений веяло холодом. - Кровать достаточно широка, чтобы мы оба могли спать на ней, не касаясь друг друга. И поверьте, я достаточно контролирую себя, чтобы держать свои руки подальше от Вас. Мы оба будем спать здесь. В моей семье мужья и жены спят в одной кровати. Всегда.

- И у Вас нет храбрости, чтобы бороться с семейной традицией, - прошипела Элен, стараясь, чтобы в её голосе прозвучало как можно больше презрения.

- У меня нет желания делать это, - сказал он, снимая халат и бросая его на спинку стула. Элен увидела что под халатом на нём была ночная рубашка. – От меня Вы в полной безопасности, Элен. И Вам пора спать. Мне кажется, что в последнее время Вы не достаточно спите.

- Надо полагать, я выгляжу измученной, - бросила она раздражённо.

- Бледной и загадочной. - Он улыбнулся. - Ложитесь в кровать. Даже несмотря на огонь, здесь холодно.

Элен решила, что нет никакого смысла спорить, когда Эдгар так спокоен и рассудителен. А он всегда был спокоен и разумен. Но однажды она обязательно втянет его в громкую, недостойную ссору, чтобы он наконец-то понял во что ввязался.

Она легла на спину, подняв взгляд к балдахину, пока её глаза постепенно не привыкли к темноте. Эдгар лежал на своей стороне, отвернувшись от неё. Он так больше ничего и не сказал. И не сделал ни единого движения, в попытке нарушить своё обещание. Элен злилась. Как мог он ожидать, что она будет спать?

Он спал? Она прислушалась к его дыханию. Нет, похоже он ещё не уснул, но судя по всему был на полпути к этому. Похоже, Доунса ничто не отвлекало от хорошего сна, как если бы рядом с ним в кровати лежала связка тряпок, а не женщина! Как мог он спать? Как смел так оскорбить её?

- Будьте Вы прокляты, Эдгар! - воскликнула женщина. Это был один из тех моментов, когда ей хотелось сказать что-нибудь оригинальное, но она была просто не в состоянии придумать, что.

Он повернулся к ней лицом и подпёр голову одной рукой. Его щека покоилась на ладони.

- Моя единственная надежда заключается в том, что Вы не будете стоять около святого Петра, когда настанет моё время предстать перед Жемчужными Вратами.

- Я не в настроении для глупых шуток, - сказала Элен. - Это просто смешно. Я – всего лишь марионетка, которой приходится подчиняться всякий раз, когда Вы дёргаете за верёвочки. Мне не нравится это чувство.

- Если Вы чувствуете, что нас соединяют какие-либо «верёвочки», то Вы их сами и придумали, Элен. Я не собираюсь трогать Вас, даже если бы действительно имел их.

- Будь проклят Ваш омерзительный самоконтроль! - ответила она ему. – Но у меня нет даже его. Займитесь со мной любовью. Это - то, чего мы оба хотим. Так давайте сделаем это.

Элен перекатилась на его сторону и прижалась к телу Эдгара. Она мгновенно возбудилась, почувствовав твёрдые мускулы и тепло мужского тела. Женщина потёрлась грудями о его грудь и прижалась губами ко рту мужа.

Он поцеловал её нежно, но без страсти. Элен отстранила своё лицо и, тяжело дыша, попыталась заглянуть ему в глаза.

- Любовью занимаются ради обоюдного удовольствия, Элен, - сказал он спокойно, - Для продолжения рода или из любви. А не из гнева или желания наказать. Мы не будем наказывать друг друга страстью с примесью злобы. Будет лучше, если Вы попытаетесь уснуть. - Он подсунул руку ей под шею и привлёк жену поудобнее к себе. - Расслабьтесь и спите.

Элен подумала, что могла бы сейчас умереть от оскорбления, если бы не одна вещь. Он был возбуждён. Она прекрасно чувствовала его восставшую плоть, упирающуюся в её живот. Значит, и на сей раз, ей удалось заставить его хотеть её. Просто всё дело в том, что он желал покорную жену, которая будет дарить ему любовь, а не только страсть. Никогда! Она могла предложить только страсть.

- Спите, - пробормотал Эдгар.

- Я думаю, что Вы безжалостны, Эдгар, - сказала она в его плечо. - Я ожидала властного тирана, который использует даже самую крохотную возможность, чтобы нарушить данное обещание и овладеть мной. Я должна была догадаться о том, что Вы задумали, когда не стали спорить со мной. Ведь Вы уже тогда решили справиться со мной таким образом, не так ли?

- Спите, Элен, - сказал он, и его голос, показался ей утомлённым. - Мы не ведём против друг друга военные действия, а вступили в брак. Спите же. – Повторил Эдгар, поцеловав её в лоб.

Женщина закрыла глаза и затихла на некоторое время. Он слишком хорошо знал её, понял какова она, поэтому и захотел делить с ней кровать, подумала Элен. Но как только он переспит с ней, то опять оставит в покое. А это было именно то, чего она хотела – остаться одной. И как можно скорее. Но нет, он пытался обольстить её объятиями, рассуждениями о любви и словами, произнесёнными шёпотом. Он пытался создать для неё иллюзию уюта, нежности и комфорта.

- Удовольствие, - сказала она, - Вы говорили, этим занимаются ради удовольствия? Эдгар, Вы не считаете, что должны доставить мне его? И получить его самому? Вы думаете, что я железная?

Он вздохнул и, опустив голову, накрыл её губы своими. На сей раз поцелуй был тёплым и возбуждающим.

- Нет, я так не думаю.

- Тогда займитесь со мной любовью, - потребовала Элен. - Давайте сделаем это ради удовольствия, Эдгар.

Она презирала себя. Её голос сорвался на крик. Но она подумает об этом позже. Она будет презирать себя и ненавидеть его, но потом. В данный момент она отчаянно нуждалась в наслаждении.

Эдгар стянул с неё ночную рубашку и сбросил свою прежде, чем перевернуть Элен на спину. Он навалился на неё всем телом и широко раздвинул её ноги своими коленями.

Ей очень хотелось, чтобы тяжесть его тела отрезвила её, но вместо этого женщина почувствовала только то, что её возбуждение нарастает. Не было никакой прелюдии. Она думала, что это расстроит и разочарует её, но неожиданно поняла, что ей этого и не нужно. Всё чего хотелось Элен – это чтобы муж вошёл и заполнил её, страстно и глубоко.

Эдгар был человеком жёсткого самоконтроля. Но сейчас он был горячим, влажным и нетерпеливым. Объятый желанием, Эдгар медленно двигался в ней, почти полностью выходя из лона прежде, чем твёрдо и с силой погрузиться снова. Если бы была ещё и прелюдия - она сошла бы с ума от сжигающей страсти, к тому времени, когда он вошёл в неё. Элен сжимала его внутренними мускулами, пытаясь удержать, довести до кульминации, и отчаянно желая достигнуть собственного мимолетного момента счастья.

Неподвижно лёжа под мужем, Элен чувствовала как постепенно расслабляется её тело, а наслаждение набирает силу с каждым ритмичным ударом его тела. Она не имела понятия, сколько прошло времени. Несколько минут, дольше? А потом она, словно со стороны, услышала свои стоны и поняла, что удовольствие постепенно перерастает в сладостную боль развязки, без какого-либо участия с её стороны. На мгновение она хотела побороть свою пассивность, но сознание того, что Эдгар, не обращая ни на что внимания, продолжает брать её, была столь обольстительна, что Элен решила ничего не предпринимать.

Она вздыхала и дрожала под ним, когда мир вокруг неё засверкал всеми цветами радуги, а затем с мечтательной усталостью наблюдала, как он получил своё освобождение. Этот момент счастья был блаженно-продолжительным, и Элен решила принять его с тихой благодарностью, как подарок. Момент прошёл, но она сохранит воспоминание о нём в своей памяти и душе. Они вернулись в реальный мир, который, как она вспомнила, замер в ожидании Рождества. И в этот момент Элен поняла, что любит его. Даже обожает.

Он лёг рядом с ней и привлёк её к себе. Их тела были и разгорячёнными и потными. Элен с удовольствием вдохнула его запах.

- Успокоилась? - спросил Эдгар мягко.

- Ммм...

- Тогда спи теперь, - сказал он.

- Ммм...

Если бы у неё сейчас было хоть немного больше сил, она бы непременно возмутилась, потому что его слова вновь прозвучали, словно приказ. Но сил у неё не было, поэтому она повиновалась.

Глава 11


Поскольку до Рождества оставалась всего одна неделя, нельзя было отрицать, что привычный ход событий был нарушен. Элен смутно подозревала, что и ее собственная жизнь изменилась. Навсегда изменилась.

Больше ей не придется все время путешествовать. Осознание этого факта не слишком ее расстроило. Путешествия могут быть куда более утомительными и тяжелыми, чем это кажется тем, кто только мечтает изведать дух странствий. Ее куда более тревожило понимание причин, по которым она снова и снова отправлялась в путь, и из-за которых она так и не смогла нигде найти себе пристанище. Она не уезжала, она убегала. Да, верно, она получала удовольствие от новых впечатлений, но не в той мере, в какой ей этого хотелось бы. Теперь она знала – и как она догадывалась, знала это всегда, – что ее желанию не суждено сбыться в этой жизни. Возможно, и в другой жизни тоже. Оставить позади то, от чего она так сильно хотела сбежать. Она никогда не сможет убежать от себя самой. Куда бы она ни отправлялась, она всегда брала себя с собой. Да, она знала это и прежде. Она знала, что живет в своем собственном персональном аду.

С этого момента ее жизнь по большей части будет проходить в Аббатстве Мобли. Эдгар объяснил ей, что он всегда был привязан к отцу, и так будет и впредь. Остальное время она будет проводить в Бристоле, в доме, который она еще не видела. Эдгар сказал ей, что это очень большой дом. По отрывочным описаниям, которыми он также снабдил ее, она поняла, что дом элегантно и со вкусом обставлен.

Она стала миссис Доунс. Ее титул не имел для нее никакого значения. Она бы отказалась от него, если бы могла, сразу после смерти своего первого мужа. Титул напоминал ей о той части ее жизни, которую она хотела бы забыть. Но был какой-то вызов в том, чтобы оставаться леди Стэплтон, состоятельной, независимой вдовой. Она тщательно культивировала этот имидж. Миссис Эдгар Доунс – звучало солидно и респектабельно.

Она стала частью семьи. Теперь у нее были не только кузины в Шотландии и тётя, к которым она относилась скорее по-дружески, чем по-родственному, а настоящая семья, которая гордилась своей фамильной близостью.

Кора сжала ее в крепких объятиях сразу же после свадьбы, и со слезами на глазах настояла, что теперь, когда они стали сестрами, им следует обращаться друг к другу по имени. И потребовала, чтобы ее муж и Элен тоже последовали ее примеру. Она просто не оставила им выбора. Лорд Фрэнсис рассмеялся, и Элен подивилась, насколько привлекательными могут быть морщинки от смеха в уголках мужских глаз.

– Мы подчинимся тирании? – спросил он, склоняясь над ее рукой. – Думаю, мы должны. С Вашего позволения, с этого момента для Вас я просто Фрэнсис.

Какой у неё был выбор, кроме как ответить таким же добросердечием?

Ее тесть, этакая слегка постаревшая дружелюбная копия Эдгара, – хотя Элен смутно подозревала, что, несмотря на все его дружелюбие, перечить этому человеку в важных вещах не стоит, – обращался с ней по-отечески. Она могла бы поклясться, что он рад выбору сына. Когда на следующее утро после свадьбы, преступно поздно, Элен вышла в гостиную к завтраку, он поднялся из-за стола, протягивая ей навстречу обе руки. Он оставил свободное место рядом с собой – для нее.

– Доброе утро, дочка, – произнес он, сильно стискивая ее ладони и, притягивая невестку к себе, чтобы сердечно поцеловать в щеку.

И опять, какой у нее был выбор? Она не могла ответить на такое радушие сухим «доброе утро». Она не могла назвать его в ответ «мистер Доунс».

– Доброе утро, папа, – ответила она и присела на стул рядом с ним. Обращаться к нему таким образом, и осознавать, что этому утру предшествовала ее первая брачная ночь, и что внимание всех гостей и семьи, включая Эдгара, который тоже сидел за этим столом немного дальше, приковано сейчас к ней, – все это было очень унизительно и заставило ее покраснеть. Все сидящие в этой комнате знали, почему она и Эдгар поженились, и вот на следующее утро после свадьбы она покраснела. Как ужасно неловко!

Она чувствовала себя пойманной в ловушку. Ловушку, из которой она не сможет выбраться так просто, как она обычно это делала, – собирая свои вещи и позволяя воображению проложить новый маршрут. Теперь это ее жизнь, возможно навсегда. И вчера ночью она отказалась от той иллюзии свободы и власти, которой еще обладала. Ей не хватило самоконтроля, и поэтому она отказалась от большего, ради.… Ради чего? Не ради страсти. Этой ночью страсти было на удивление немного. Но и не ради удовольствия. Удовольствие было – и, откровенно говоря, очень сильное удовольствие. Но она просила о другом. Она искала утешения. И он ее утешил.

Это воспоминание напугало ее. Оно означало, что она нуждается в нем. Даже хуже, это означало, что он мог принести ей удовлетворение. Вчера она была удовлетворена до такой степени, что крепко проспала всю ночь и не проснулась даже тогда, когда он встал с постели. Но она ни в ком не нуждалась! Она отказывалась нуждаться в ком-либо. И меньше всего в Эдгаре. Он мог поглотить ее целиком.

А поскольку ее не привлекала перспектива быть поглощенной целиком, она нашла бы способ сразиться с ним, сразиться за свободу. И сломала бы его. Он не заслужил страданий от вздорной жены.

За завтраком она начала оживленно рассказывать своему тестю и тёте, которая сидела по другую руку от него, о том, как она проводила Рождество раньше – в Вене, в Париже, в Риме. Вскоре к ее слушателям присоединились почти все присутствующие за столом.

– А в этом году, дочка, – вмешался мистер Доунс, похлопывая ее по руке, – Вы сможете насладиться старым добрым английским Рождеством. Должен сказать, с ним ничто не может сравниться, хотя я никогда не был в других местах, чтобы судить объективно. Но я никогда и не стремился в чужие края.

– Нас ждет сбор зелёных веток для украшения дома, – добавила Кора, – и, конечно, будут подарки. В рождественский день у нас всегда детский праздник, а вечером – бал для взрослых. Будут корзины для раздачи подарков, и катание на коньках на озере, – если морозы продержатся, то уже через пару дней лед станет достаточно прочным. Будет – о, так много всего! Я так рада, что в этом году мы проведем Рождество здесь. И Элен, Вы должны помочь в организации праздника, ведь теперь Вы главная хозяйка в нашей семье. Вы – жена Эдгара. – Кора выглядела совершенно невозмутимой, передавая свою привычную роль другой женщине.

– Я не удивлюсь, если на Рождество пойдет снег, – сказала миссис Кросс, глядя в окно и привлекая всеобщее внимание к погоде. Мир снаружи действительно казался серым и холодным.

– Конечно, будет снег, мадам, – ответил мистер Доунс. – Я постановил, что это Рождество должно быть прекрасным.

– Дети будут в восторге, – добавил граф Торнхилл.

– Дети всех возрастов, – улыбнулась его жена, – Никто так не любит салазки, как Габриэль.

– И никто не делает таких ангелоподобных снежных ангелов, как Джейн, – присоединился к разговору граф Гринвалд.

– Думаю, мне придется бросить Вам вызов в этом вопросе, – усмехнулся маркиз Кэрью, – и выдвинуть вперед кандидатуру моей жены. Снежные ангелы Саманты получаются всегда с нимбом.

– Мне кажется, – вмешалась Кора, – ты сегодня против обыкновения молчалив, Фрэнсис.

– Это противоречит моим убеждениям, любовь моя, – отозвался он, – бросать вызов в рождественские праздники. Но вот в любое другое время… – Он вздернул брови и подмигнул ей.

– Мне кажется, Кэрью, – произнес Эдгар, – что в иерархии небожителей есть не только херувимы, но и воинственные ангелы.

Фрэнсис засмеялся, а вслед за ним и все остальные, и Кора громче всех.

– Какими противными бывают братья, – воскликнула она. – Прошу вас, Элен! Возможно, Вам удастся привить ему немного хороших манер.

Элен улыбнулась и встретилась взглядом с Эдгаром. Он показался ей ужасно красивым и непринужденным, но она не могла принять участие во всеобщем подшучивании друг над другом. Это было слишком хорошо. Слишком привлекательно. Слишком заманчиво. Пусть это продолжается без ее участия.

Этим утром она решила, что Эдгара следует поставить на место прежде, чем он сочтет прошлую ночь началом новой эры семейного счастья. Поэтому, когда завтрак был завершен и Эдгар остановился у двери, чтобы проводить Элен в ее покои, она проигнорировала протянутую им руку.

– О, тебе не стоит беспокоиться обо мне, Эдгар, – небрежно вымолвила она, – Мне есть чем заняться. Ты можешь развлекаться по своему усмотрению, – присоединиться к другим джентльменами, или заняться тем, что ты обычно делаешь в Мобли.

– Тебе потребуются ботинки, теплый плащ и шляпа, – сказал он. – В последние дни всё было посвящено нашей свадьбе, и теперь мой отец обеспокоен, что не сумел как следует выполнить свой долг гостеприимного хозяина. Он приглашает всех принять участие в экскурсии по парку. Большинство гостей здесь впервые, также как и ты.

– О, – Элен не нашлась, что ответить. И на этот раз у неё не было никакого выбора. Ее не спросили, хочет ли она вместе с остальными парами прогуляться по парку в этот унылый, холодный день. Она – вторая половина, а это значит, она должна делать то, что решит Эдгар. Кроме того, он был наследником всего этого. Конечно, она обязана пойти. Она поступила бы невоспитанно, если бы отказалась. Демонстрировать плохие манеры в Мобли представлялось ей крайне неуместным и затруднительным.

– Возьми меня под руку, – сказал он, – я провожу тебя наверх.

Видимо, надменность – это типичная черта мужской психики, решила она. И возможно, отчасти также физиологии. Сегодня ночью ей следует восстановить правила. Он должен понять, что, несмотря на то, что вчера она позволила дотронуться до нее, это не дает ему абсолютное право на брачные отношения по его желанию.

– Ты чувствуешь себя достаточно хорошо для прогулки? – спросил он, подводя ее к спальне.

Еще внизу она подумала, а не воспользоваться ли этим предлогом, чтобы отказаться от экскурсии. Но Элен решила не прятаться за свое положение от чего бы то ни было. Она не собиралась прикрываться своей женской слабостью.

– Со мной все в порядке, спасибо, – ответила она, высвобождая руку и направляясь в гардеробную. – Почему я должна чувствовать себя плохо? Я жду ребенка, Эдгар. Ежедневно тысячи женщин находятся в том же положении.

– Но только одна из них – моя жена, – возразил он. – И только одна из них ждет моего ребенка.

Элен никогда не пыталась понять этот его тон. Если он хотел утвердить свое право собственности, то мог бы и не тратить лишних слов. Вчера он уже сделал это – и весьма эффектно. Она принадлежала ему душой и телом. Но она не собирается впадать в состоянии безопасности и комфорта, которые ей сулило это обстоятельство.

– Я надеюсь, Эдгар, – обратилась она к нему из комнаты, повышая голос, чтобы у него не осталось сомнений насчет ее тона, – что ты не начнешь трястись надо мной. Это было бы так утомительно.

Когда она вернулась в спальню, та была уже пуста. Он ушел в собственную гардеробную. Она не была уверена, слышал ли он ее или нет.

Элен спустилась вниз и тут же поняла, что экскурсия будет еще более тяжким испытанием, чем она предполагала. Зал заполонили не только взрослые, но и целые орды детей. Все малыши покинули детскую, чтобы принять участие в прогулке. Шум стоял невообразимый. Она скорчила гримаску, желая вернуться в комнату, но, не зная, как сделать это вежливо.

Вскоре стало ясно, что ее будет сопровождать сам мистер Доунс. Он взял Элен под руку и велел Эдгару быть спутником ее тети.

И благодаря такому соседству всю дорогу она была окружена резвящимися шалунами. Четверо детей в группе приходились внуками мистеру Доунсу, и дед явно входил в число их самых любимых родственников. Но кроме этих четверых было еще шестеро детей, – Элен наконец смогла сосчитать их всех, – которые за последние несколько дней пребывания в Мобли очень привязались к нему. Таким образом, каждая находка, будь то треснувший каштан или потрепанное птичье перо, являлась достаточно важной причиной, чтобы мчаться к «дедушке» за более тщательным изучением сокровища и выражением восторга. Конечно, Элен тоже призывали повосторгаться за компанию.

Когда группа уже прошла живописный грот и большую часть зелёного холма, по которому старшие дети пронеслись с криками и раскинутыми в сторону руками, словно стая безумных птиц, мистер Доунс решил, что малыш Бриджуотер слишком тяжёл, и его родители устали нести его. Поэтому он переманил ребенка к себе на руки и начал смешить его, щекоча, подкидывая вверх и болтая чепуху. А затем ему пришло в голову передать это привилегированное удовольствие своей невестке.

И вот на руках у Элен оказался розовощекий карапуз, в чьём взоре читалась надежда, что здесь его ждет не меньшее развлечение, чем с предыдущим партнером по игре. В глазах ребёнка светилась детская невинность, полное доверие человечка, которому еще не приходилось сталкиваться с предательством окружающего мира и близких людей.

Она была испугана. И очарована. И готова расплакаться. Она улыбнулась и поцеловала его, а затем начала игру с его щечками. Он смеялся и подпрыгивал, требуя продолжения. Он был мягким, теплым и неожиданно легким. Его улыбка сияла белыми маленькими зубками.

Элен сделала глубокий вдох. Вдруг ей вспомнилось, как в ранние годы своего первого супружества она мечтала о ребёнке, и какое разочарование испытывала каждый месяц, когда обнаруживала, что ее надеждам не суждено сбыться. Позже она стала свободной и, казалось, что и впредь она будет бездетной, так что она даже забыла, что когда-то давно жаждала познать радость материнства. И вот теперь в ее лоне находился малыш. В это же время на следующий год, если все пойдет хорошо, она сможет нести на руках собственного младенца, немногим младше этого.

Она почувствовала, как на нее нахлынула волна столь сильного желания, что оно скорее походило на боль. И тут же ей панически захотелось оторвать от себя ребёнка Бриджуотеров и убежать так далеко, как только сможет. Ее соблазняло видение счастливой семейной жизни.

– Позвольте, я заберу его, мадам. – Герцог Бриджуотер, красивый невозмутимый мужчина, мог на первый взгляд показаться человеком холодным и суровым, но Элен видела, каким тёплым взглядом он иногда смотрел на свою жену и сына.

– Он питает ошибочную веру в то, что руки взрослых созданы, чтобы на них прыгали. Иди сюда, плут.

Малыш был в полном восторге, вернувшись к своему папе. С гуканьем он продолжил вертеться и подпрыгивать.

– Ах, эти воспоминания, дочка, – вздохнул мистер Доунс. – Я был совершенно счастлив, когда мои дети были маленькими. Я бы не отказался еще от нескольких, если бы миссис Доунс не умерла, рожая Кору. Моё сердце не лежало к повторному браку и детям от другой женщины.

Если бы Кристиан был жив, подумала Элен, сейчас он был бы старше её тестя. Семьдесят один год – вот сколько ему было бы теперь. Эта мысль поразила ее.

– Дети любят Вас, – заметила она.

– Это потому, что я их люблю, – сказал он со смешком. – Нет такого непослушного ребенка, которого бы я не смог полюбить. А теперь у меня есть внуки. Я вижусь с детьми Коры так часто, насколько это возможно. Вашего я буду видеть ещё чаще. Я буду выманивать Вас сюда из Бристоля под любым предлогом. Так что готовьтесь.

– Уверена, для меня всегда будет радостью приезжать в Мобли, сэр, – ответила она.

Он поднял брови, глядя на неё.

– Папа, – поправила себя Элен.

– Верю, – произнес он, сворачивая на другую тропинку и уводя группу вниз, туда, где виднелся лес, – Вы будете хорошей женой моему сыну. Возможно, он слишком долго тянул, выбирая себе невесту. За это время он многого достиг, и вместе с успехом его характер становился твёрже и сильнее. Я был удачлив, дочка, свидетельство тому – Аббатство Мобли, которое я купил, а не унаследовал. Но мой сын куда более успешен, чем я. Только сильная женщина может дать ему то, что нужно – тот брак, который ему требуется.

– Вы думаете, я сильная женщина? – удилась Элен.

– Вы были вдовой много лет, – объяснил он, – хотя с Вашей красотой, титулом и богатством Вы могли бы составить хорошую партию в любое время. Вы путешествовали и оставались независимой. Эдгар рассказал, что он чертовски долго уговаривал Вас принять его предложение, хотя Вы уже знали, что ждёте ребёнка. Да, я считаю Вас сильной женщиной.

«Как обманчива бывает внешность», подумала Элен.

Сквозь деревья уже можно было увидеть озеро. Озеро, покрытое льдом.

– Вот она – сцена для некоторых из наших рождественских шалостей, – сказал ее тесть. – Я верю, что здесь можно будет кататься. И деревьев много, так что мы наберём достаточно зелёных веток для украшения дома. Мы сделаем из этого настоящий ритуал, дочка. Рождество очень важный праздник для нашей семьи. Любовь, дар, мир и рождение младенца. Это хорошее время, чтобы собрать полный дом детей и гостей.

– Да, – вымолвила она.

– И хорошее время для нового супружества, – добавил он. – Есть вещи и похуже, чем быть рождественской невестой.

Дети с гиканьем разбежались, – кто направился к озеру, кто к ближайшим деревьям, на которые можно было бы залезть.

***

«Кажется, я обречен на брак с очень колючей женой», – так думал Эдгар на следующее утро после свадьбы. После брачной ночи он надеялся, что, даже если впереди их и не ждет «счастье на век» то, по крайней мере, они могли бы обрести радость в новых отношениях, найти надежную основу для чувства взаимопонимания и привязанности. Но как только она спустилась к завтраку, он увидел, что она вновь надела привычную маску. Она выглядела очень красивой, гордой, отчуждённой и немного насмешливой. Он знал, она не собиралась позволить прошедшей ночи смягчить их отношения. Отпор, который она дала ему после завтрака, не был для него чем-то неожиданным.

Во время прогулки он беседовал с миссис Кросс и наблюдал за женой. Он видел и своего отца, и Элен. Его отец, – Эдгар знал это, хотя тот и не сказал ему ни слова, – был сильно обеспокоен браком сына, и тем, каким образом этот брак был заключен. И все же он очень живо беседовал с Элен, и окружил ее вниманием и поддержкой, так же, как и снующую вокруг него малышню.

Элен не любила детей, – это был факт, который приводил Эдгара в ужас. Но за время прогулки он смог убедиться, что еще не все потеряно. Когда его отец передал младшего сына герцога Бриджуотера ей на руки, она выглядела испуганной, словно не знала, что с ним делать. Та игра, которую она затеяла, в итоге позабавила и малыша, и ее саму. Эдгар зачарованно наблюдал, как с ее лица исчезает маска равнодушия, открывая миру обычную красивую женщину, играющую с ребёнком. Маска вернулась, как только Бриджуотер забрал у Элен своего сына.

А потом они очутились у озера, где все разбрелись по разным направлениям: дети – чтобы найти подходящие площадки для игр, взрослые – чтобы присматривать за ребятней и не позволить им сломать себе что-нибудь столь же существенное, как шея. Кора прощупывала лёд толстой палкой, его отец – носком ботинка. Фрэнсис рычал на своего младшего сына, чтобы тот немедленно сошёл с ледяной корки. Несколько ребятишек затеяли игру в прятки, остальные начали лазать по деревьям. Элен стояла в одиночестве, и весь ее вид говорил о том, как ей хочется улизнуть отсюда. Миссис Кросс нагнулась к дочери Торнхилла и внимательно прислушивалась к тому, что девочка говорила ей, а затем позволила себя увести.

Эдгар решил подойти к жене, хоть она и выглядела так неприступно. Ну почему она не может расслабиться как все остальные и просто наслаждаться жизнью? Неужели она так непреклонна в своем стремлении быть несчастной? Он почувствовал, что начинает раздражаться. Но когда младший сын Коры, который уже успел проверить лёд на озере и испытать отцовский гнев, ухватился за его пальто и потребовал, чтобы дядя застегнул ему пуговицу, Эдгар стянул перчатки, опустился на корточки и начал сражаться с непослушной петлей.

Когда, наконец, он снова поднялся на ноги, Элен на месте не оказалось. Он оглянулся и увидел ее, – она помогала одному из малышей графа Гринвалда взобраться на дерево. Эдгар еще раньше обратил внимание на мальчика, который стоял, с тоской глядя на своих старших и более высоких товарищей, но сам не решался вскарабкаться на ветку. И вот Элен пришла ему на помощь. В течение десяти минут она терпеливо подбадривала ребёнка, помогая ему найти опору, убирая мешающие ветки, хваля его, поздравляя и улыбаясь его успехам, поддерживая его, когда он соскальзывал и, вселяя в него уверенность, когда он терял храбрость. Она снова скинула маску, стала женщиной, которая забыла, что ей следует быть достопочтенной, циничной леди Стэплтон. Это была женщина, которая искренне и сердечно любила детей, и в ее любви ясно чувствовались сопереживание и терпение. Эдгар замер, прислонившись плечом к дереву и зачарованно наблюдая за ней.

А потом мальчишка подпрыгнул в отчаянном рывке, не удержался и упал, сбив с ног и Элен. И вот они оба оказались на земле, ребёнок закричал сначала от испуга, а потом, когда понял, что у него ничего не болит, и от удовольствия, а Элен тихо и с искренней радостью рассмеялась. Она повернула голову, и увидела, что за ней наблюдают.

Элен подняла ребенка на ноги, отряхнула на нём одежду, и отправила к родителям. Затем она привела в порядок себя, напустила на себя безразличный вид, и зашагала в ту сторону, где никого не было. Не глядя на Эдгара, или на кого бы то ни было.

Еще мгновение он оставался на своем месте. Должен ли он пойти за ней? Или лучше оставить ее дуться в одиночестве? Но дуться на что? На то, что он просто смотрел на нее? В том, что она делала, не было никакой тайны. Она находилась в окружении людей и играла с ребёнком. Но, увидев, что он наблюдает за ней, Элен, непонятно почему, вдруг то ли засмущалась, то ли рассердилась. Невозможно было догадаться, что привело ее в такое состояние.

Сегодня он так же мало знал свою жену, как и в тот первый вечер, когда, разговаривая с Грейнджером, поднял глаза и увидел ее в проёме двери в алом платье. Она была для него загадкой, тайной, вооруженной шипами. Иногда он задумывался, а стоит ли вообще разгадывать эту тайну.

Но она была его женой.

И он был влюблен в нее, даже если она ему и не нравилась.

Он оттолкнулся плечом от дерева и последовал за ней.

Глава 12


Элен отошла не слишком далеко, но дерево, к которому она прислонилась, скрывало ее от посторонних глаз почти наполовину. Она смотрела прямо перед собой и не перевела глаза на Эдгара, когда тот появился в поле ее зрения. Тогда он встал прямо перед ней, положил одну руку на ствол рядом с ее головой, и подождал, когда ее взгляд целиком сосредоточится на нем.

– Устала? – спросил он.

– Нет.

– Это была долгая прогулка для тебя, – сказал он, – к тому же тебе пришлось поддерживать беседу с новым тестем.

– Ты хочешь сделать из меня беззащитную фиалку? – усмехнулась она. – Не получится. Тебе следовало жениться на какой-нибудь юной девственнице.

– Ты хорошо обращаешься с детьми, – заявил он.

– Вздор! – Ее ответ прозвучал неожиданно резко. – Я их терпеть не могу.

– Малыш Гринвалд был один рядом с тем старым деревом, – добавил он. – Он чувствовал себя покинутым, если ты не заметила. Ты сделала его счастливым.

– О, это так легко – сделать ребёнка счастливым, – нетерпеливо воскликнула она, – и как утомительно для взрослого человека.

– Ты выглядела довольной, – возразил он.

– Эдгар. – Она посмотрела ему в глаза. – Ты хотел бы полностью владеть моим телом и душой, не так ли? Это у тебя в крови – желание контролировать все, что находится в твоей власти. Ты владел моим телом, и я собираюсь и дальше позволять тебе это, хотя и решила сегодня утром напомнить о твоем обещании и воззвать к твоей чести, чтобы ты сдержал слово. Но, чёрт побери, у нас общая кровать, и я не в силах отказаться от доступного мужчины. Владеть моей душой ты не будешь. Ты можешь пытаться провоцировать меня столько, сколько хочешь, но ничего не добьешься. Будь благодарен, что я не позволяю тебе влезть в мою душу.

Ее слова причинили ему боль. Частично из-за того, что она пренебрежительно отозвалась о нём, как о доступном мужчине, – впрочем, это было вполне в ее духе. Куда сильнее Эдгара задело то, что Элен твердо решила не впускать его в свою жизнь. Она отдавала только тело, но не душу. Более чем когда-либо она казалась ему незнакомкой, – незнакомкой, которую нелегко было полюбить. Но он страстно желал узнать ее ближе и полюбить.

– Неужели твоя душа столь ужасна? – спросил он.

Она улыбнулась и сняла с рук перчатки, чтобы опереться ладонями о его грудь.

– Ты не представляешь, как привлекательно ты выглядишь в этом пальто с капюшоном, – сказала она, – и с этим суровым выражением лица. Ты выглядишь так, словно можешь удержать весь мир на своих плечах, Эдгар, и решить все земные проблемы.

– Возможно, – отозвался он, – я мог бы помочь решить твои проблемы, если бы ты поделилась ими со мной, Элен.

Она засмеялась.

– Ну, хорошо, – воскликнула она, – тогда помоги мне справиться с одной из них. Как мне убедить сильного, властного, нахмуренного мужчину поцеловать меня?

Он пытался поймать ее взгляд, чувствуя одновременно разочарование и раздражение.

Она скорчила гримаску и одарила его одной из своих самых насмешливых улыбок.

– Ты предпочитаешь более сложные проблемы, Эдгар? – поинтересовалась она. – Или это значит, что ты не хочешь целовать меня? Как это ужасно унизительно.

Он поцеловал ее – жёстко, открытым ртом. Ее руки обхватили мужские плечи, она прижалась к нему плотнее, и на несколько мгновений страсть поглотила их целиком. Затем он опустил свои ладони на ее талию и отодвинул Элен назад к дереву, увеличивая расстояние между ними. На смену раздражению пришел гнев.

– Мне не нравится, когда мной играют, Элен, – заявил он, – мне не нравится, когда ты используешь меня в свое удовольствие для развлечения. И не надо соблазнять меня, чтобы таким образом сменить тему. Я не люблю, когда надо мной смеются.

– Ты очень глуп, Эдгар, – отозвалась она, – ты только что дал мне в руки превосходное оружие. Тебе не нравятся быть объектом насмешек? Я специалист по высмеиванию. Я не могу противиться вызову, который ты только что бросил мне.

– Ты так сильно меня ненавидишь? – спросил он.

Она улыбнулась.

– Я жажду тебя, Эдгар, – промолвила она. – Даже с ребёнком в моем чреве, я все равно жажду тебя. Этого недостаточно?

– Что я сделал, что ты возненавидела меня? – продолжал допытываться он. – Я должен взять всю вину на себя за то, что ты оказалась в таком положении?

– Что ты сделал? – она вскинула брови. – Ты женился на мне, Эдгар. Ты дал мне респектабельность, безопасность, защиту и богатство. Ты очень богат, не так ли? Богаче, чем твой отец, даже если не считать того, что ты он него унаследуешь. Ты сделал меня частью очень уважаемой семьи. Ты привез меня в это Аббатство Мобли на Рождество и окружил меня близкими и детьми. Дети везде, куда бы я ни повернулась. Это то, что твой отец называет старым добрым Рождеством. Я в этом ничуть не сомневаюсь, поскольку уже сейчас вижу множество тому доказательств, хотя Рождество еще даже не наступило. И словно всего этого мало, ты пытаешься присвоить мою душу. Ты душишь меня. Я не могу дышать. Вот что ты со мной сделал.

– Боже мой. – Его рука снова вернулась на ствол дерева рядом с ее головой. Он придвинулся ближе, хотя все еще не касался ее. – Боже мой, Элен, кто это был? Кто сделал с тобой такое? Кто причинил тебе столько зла?

– Ты глупец, Эдгар, – ее голос был холоден. – Никто не обижал меня. Это я всегда причиняла боль. Это в моем характере. Я дьявольское создание. Тебе не нужно понимать меня. Довольствуйся моим телом. Оно твоё. Тебе не нужно понимать меня.

Он не поверил ей. О, да, она обижает людей. Он не сомневался, что он не первый мужчина, которого она использовала и осмеяла. Но он не думал, что ей действительно было свойственно так вести себя. Если бы она и вправду была столь аморальна, в ее улыбке и в глубине ее глаз не было бы горечи. И не было бы чего-то более сильного, чем горечь, – того, что порой мелькало в ее взгляде. Что это было? Отчаяние? Что-то или кто-то вызвал все это. Возможно, кто-то. Какой-то мужчина. Когда-то в прошлом ей причинили сильную боль. Такую сильную, что с тех пор она перестала быть собой.

Но как ему теперь узнать правду, как помочь ей, когда она полностью отгородила себя от помощи?

И все же он видел проблеск надежды. Вещи, которые душили ее, должно быть, также и пугали ее. Ее брак с ним, его семья, гости его отца и их дети, Рождество. Но с чего бы ей бояться таких безопасных вещей? Потому что они грозили лишить ее горечи, ее маски? Сегодня ее маска уже пару раз исчезала – сначала, когда она играла с малышом Бриджуотером, а потом – с ребёнком Гринвалдов. И, возможно, даже прошлой ночью, когда она отдала ему себя, ища успокоения.

– В одном ты был прав, – сказала она. – Я устала. Отведи меня домой, Эдгар. Позаботься о своей беременной жене.

Он взял ее под руку и повёл назад, к остальным, чтобы дать знать отцу, что они с Элен возвращаются домой. Его отец улыбнулся и кивнул, а затем склонился к Джонатану, младшему сыну графа Торнхилла, чтобы уделить тому внимание. Малыш Гринвалд вприпрыжку подбежал к Элен и сообщил, что будет кататься на коньках, как только лёд станет достаточно прочным.

– Я буду кататься как ветер, – воскликнул он.

– О, Боже, – сказала она, слегка дотрагиваясь рукой до его шерстяной шапки. – Это очень быстро. Возможно, все, что мы увидим – это лучик света. Это будет Стивен, который катается на коньках.

Он счастливо рассмеялся и убежал обратно.

Ее голос был тёплым и нежным. Она могла верить в то, что не любит детей, но на самом деле, она любила всех малышей без исключения и очень сильно.

В молчании они прошли через лес и поднялись на горку, к широкой дорожке. Она тяжело опиралась на его руку. Он подумал, что ему не следовало позволять ей гулять так долго, ведь всего неделю назад или около того ее все еще мучили тошнота и усталость.

– Расскажи мне о своем первом браке, – попросил он.

Она засмеялась.

– Там ты ничего не найдешь, – заявила она. – Он продлился семь лет. Мой муж был старше твоего отца. Он хорошо заботился обо мне. Он обожал меня. Не удивительно, не так ли? Мне и сейчас приписывают немного красоты, но раньше я была прелестной девушкой, Эдгар. Мне оборачивались вслед. Я была его призом, его любимицей.

– У тебя никогда раньше не было детей? – спросил он.

– Нет. – Она снова засмеялась. – Никогда, но не потому, что он не хотел или не пытался. Можешь представить себе мое изумление, когда я узнала, что беременна от тебя, Эдгар. Семь лет супружества и миллион любовников с тех пор, как я убедилась, что совершенно бесплодна.

Он задался вопросом, осознавала ли она то, что так свободно и небрежно упоминая о любовниках, она унижает его? Впрочем, у него нет причин для жалоб. Эдгар никогда не заблуждался насчет ее прошлого, частью которого был он сам. Она никогда не делала из этого тайны.

– Его бедная первая жена много лет подряд страдала от выкидышей и от рождения мертвых детей, – сказал она. – Возможно, к счастью, это не я была бесплодной?

– Был только один ребёнок, который выжил? – спросил он.

– Да, только Джеральд, – ответила она. – Хотя почему выжил именно он, когда все остальные умерли, – загадка. По крайней мере, так всегда говорил Кристиан. Мальчик не был ни высок, ни крепок, ни красив; он был застенчив и робок; он был не слишком умён; он не выделялся ничем, чем стоило бы выделяться молодому человеку. У него был только один талант – девичий талант, по словам его отца. Он играл на фортепьяно. Полагаю, Кристиан был бы только счастлив, если бы никто из его отпрысков не выжил.

Похоже, ее первый муж не был приятным человеком. Эдгар не мог представить себе, чтобы их отец был нетерпим по отношению к нему или к Коре, даже если они и не оправдывали его ожиданий. Его отец – при всем своем твёрдом характере и жесткой деловой хватке, – дарил безоговорочную любовь всем родным и близким, а также и их супругам. Обращался ли сэр Кристиан Стэплтон со своей женой так же, как и с единственным сыном? Видимо, с тем же презрением, с каким она с тех пор относится к себе самой? Может ли это объяснить ее горечь? Ее отчаяние?

– У твоего ребёнка будет отцовская любовь, – сказал он. – Не важно, у него или у нее. Мне не важно, какого он будет пола, как будет выглядеть и какие у него или у нее будут способности и таланты. Даже если у него действительно будут серьёзные дефекты. Это будет мой ребёнок, и я буду глубоко любить его.

Если он хотел смягчить ее, то сильно ошибся.

– Это ты сейчас так думаешь, Эдгар, – презрительно возразила она. - А если это будет сын, и у него не будет таких прекрасных физических данных, как у тебя, или он не сможет сложить два и два, или начнет убегать, чтобы поиграть на фортепьяно, когда ты захочешь обучить его своему делу? Тогда ты начнешь его сравнивать с собой, и со своим отцом, и сочтёшь его неполноценным. И он будет считать себя презираемым, и превратится в слабое, болезненное существо. Но он не сможет прийти ко мне за утешением, я не дам ему этого. Я повернусь к нему спиной. Я не хочу воспринимать эту беременность в романтичном свете. Я не хочу думать в возвышенных выражениях о привлекательном малыше, о безумно любящей его матери и сильном, дающем защиту отце. Вифлиемская пещера[1] должна была быть холодным, вонючим, неудобным и совершенно унизительным местом для младенца и его матери. Как мы посмели превратить это во что-то блаженное?! Это было отвратительно. Именно в этом заключен главный смысл. Смысл в том, что начало жизни того самого младенца, было таким же мучительным, как и его конец. Вот что я собираюсь сделать для тебя, именно об этом предупреждает нас та пещера. Но вместо того, чтобы принять реальность и смириться с ней, мы все смягчаем и превращаем в сентиментальность. Что подвигло тебя на этот страстный и нелепый монолог?

– Я осмелился думать о моем ребёнке с любовью, – сказал он, – хотя она или он еще даже не родился.

– О, Эдгар, – произнесла она устало, – не представляла, что ты настолько благороден. На первый взгляд ты кажешься серьёзным, властным и безжалостным. Наша первая встреча только подтвердила это впечатление. Я бы хотела, чтобы ты не был таким благородным. Благопристойность приводит меня в ужас.

– А я, сударыня, – признался он, – окончательно сбит с толку. Ты хочешь заставить меня поверить в то, что добрые чувства тебе совершенно не свойственны. Но ты помогаешь покинутому ребёнку взобраться на дерево и ласково гладишь его по голове. И ты горячо защищаешь женщину и ребёнка, чьи мужество и страдания были низведены до слащавых сантиментов, которыми окружена рождественская история. И ты держишь меня на расстоянии вытянутой руки, чтобы защитить от себя самой, от собственного несчастья. Ведь в этом все дело, не правда ли?

Она склонила голову ему на плечо и вздохнула.

– Эта прогулка была долгой, – произнесла она. – Я очень устала, Эдгар. Устала оттого, что меня все время понукают, провоцируют и мучают вопросами. Давай на этом закончим. Поднимись вместе со мной, когда вернёмся домой. Раздели со мной ложе. Обними меня так же, как ты делал это прошлой ночью. Ты ведь держал меня в объятьях всю ночь, не так ли? Твоя рука, наверное, онемела. Обними меня сегодня снова. И вовлеки меня дальше в этот ужас супружества. Возможно, я засну, а когда проснусь, снова буду полна сил и энергии, чтобы сражаться с тобой. Я буду сражаться с тобой, ты же знаешь. Видишь, я ненавижу тебя.

Он неожиданно улыбнулся, а потом громко рассмеялся. Она произносила слова почти с нежностью. О, да, он завлечёт ее глубже в ужас супружества – их супружества, ее новой семьи, детей, Рождества. В одном она была права. Он мог быть безжалостным, когда ставил перед собой какую-либо цель. Сейчас у него была цель. Цель, которая была важна не только для его разума, но и для сердца. Он хотел супружеских отношений с этой женщиной.

Настоящего брака.

Он нашёл ее слабое место, – она сама вручила ему в руки это оружие. Он был знатоком – безжалостным знатоком – в нахождении и изучении слабостей противника, и не отступал до тех пор, пока не получал то, что хотел. У Элен, миссис Эдгар Доунс, не было ни единого шанса.

За исключением того, что она была чертовски упряма. Она – сильный противник. Он не смог бы противостоять слабому противнику, который сдаётся при одном виде грозного соперника. В такой битве нет вызова. Элен не была таким противником. Она могла бросать ему в лицо слова ненависти, в то время как нуждалась в поддержке его рук.

– Могу я понести тебя на руках остаток пути? – спросил он, видя ее усталость.

– Если ты только попытаешься, Эдгар, – ответила она, – двери моей спальни будут для тебя навеки закрыты, и я буду выкрикивать через них гадкие слова, которые постыдится произнести любая уважающая себя леди, в ответ на все, что ты захочешь мне сказать. Я буду позорить тебя перед твоим отцом и сестрой, и перед всеми этими отвратительно важными людьми. Я не куль с картошкой, чтобы тащить меня только потому, что я имела несчастье оказаться в положении и в твоей власти.

– Простого «нет, спасибо» было бы достаточно, – сказал он.

– Мне хотелось бы, чтобы ты не был таким большим, – заявила она. – Мне хотелось бы, чтобы ты был маленьким и слабым. Я ненавижу твою силу.

– Верю, – откликнулся он на ее слова, когда они вошли в дом, – я понял твою мысль. Пойдем. Я провожу тебя наверх, и буду держать в своих объятиях, пока ты будешь спать.

– Ой, уходи, – воскликнула она, отпуская его руку, – поиграй в бильярд, или выпей портвейна, или сделай то, что ты обычно делаешь, чтобы заработать еще один миллион фунтов перед Рождеством. Я не нуждаюсь в тебе, и во сне тоже. Я напишу несколько писем.

– После того, как отдохнешь, – твёрдо сказал он и снова взял ее за руку. – И если ты действительно ищешь ссоры, Элен, я как раз в настроении обеспечить тебе ее. – Он повел ее вверх по лестнице.

– Ну тебя, – фыркнула она. – Нет, не хочу. Я слишком устала.

Он снова рассмеялся.

* * *

Джек Сперлинг прибыл в Аббатство Мобли ближе к полудню, Грейнджеры – как раз перед ужином.

Джека незамедлительно провели в библиотеку, и Эдгар вместе со своим отцом сразу же присоединился к нему.

– Сперлинг, – Эдгар кивнул головой в ответ на приветствие молодого человека. – Рад, что вы благополучно добрались. Это тот самый молодой джентльмен, о котором я говорил Вам, отец.

– Мистер Сперлинг, – старший Доунс нахмурил брови и окинул гостя взглядом с головы до ног. – Вы очень молоды.

– Мне двадцать два, сэр, – произнес юноша, краснея.

– И осмелюсь сказать, Вы, как и большинство молодых джентльменов, любите тратить деньги при любой возможности, – заявил мистер Доунс, – или даже чаще.

Джек покраснел еще больше.

– Последние два года я зарабатывал на жизнь, сэр, – он расправил плечи. – Все, что я заработал, все, что скопил, тратясь только на питание и жилье, я отдавал в счет оплаты долгов, в которые я не влезал.

– Да, да, – хмурый вид мистера Доунса говорил о его недовольстве. – Полагаю, Вы достаточно глупы, чтобы разориться из-за расточительства своего отца. Во имя этого нелепого понятия о чести джентльмена.

– Сэр, – возмущенно воскликнул юноша, раздувая ноздри, – со всем моим уважением, я не желаю слушать, как оскорбляют моего отца. И честь для джентльмена – это наивысшая ценность.

Мистер Доунс махнул рукой.

– Работая с моим сыном и со мной, молодой человек, – сказал он, – Вы сможете стать богатым. Но если Вы намереваетесь тратить Ваши с трудом заработанные фунты на выплату отцовских долгов – Вы не наш человек. Вам потребуется более дорогая и стильная одежда, чем та, которую Вы сейчас носите. И также более чем приличная крыша над головой. Вам нужна будет жена, которая будет поддерживать Ваш имидж в деловом мире. Я думаю, у Вас уже есть достойная девушка на примете. Вам следует думать о себе самом, а не о кредиторах, которым Вы ничего не должны, если забыть о чести джентльмена. В этом перспектива. Мой сын уже предлагал Вам работу у нас, и я склонен поддержать его. Но только если Вы готовы стать преданным своему делу бизнесменом. Вы готовы?

Джек побледнел. Он мог бы работать на этих двух могущественных людей, которые знают, как стать успешным и разбогатеть. Как джентльмен, который получил достойное образование и приобрел опыт, управляя имением отца, а также работая клерком в Лондоне, он мог бы учиться у них, пройти хорошую школу, и когда-нибудь открыть свое собственное дело. Это был уникальный шанс, возможность, о которой можно было только мечтать. Он сможет сделать предложение Фанни Грейнджер. Все, что от него требовалось – отказаться от пары принципов и сказать «да».

Эдгар наблюдал за лицом юноши. Сам он не стал бы использовать этот подход, но его отец вырос в более суровом мире.

– Нет, сэр, – лицо Джека Сперлинга стало белым, как бумага. Он почти прошептал эти слова. Но они были совершенно отчетливыми. – Нет, спасибо, сэр. Я вернусь в город на почтовых. Благодарю, что уделили мне время. И Вас тоже, сэр. – Его взгляд обратился к Эдгару.

– Почему нет? – пробурчал мистер Доунс. – Надо думать, потому что Вы джентльмен. Глупый щенок.

– Да, сэр, – с достоинством ответил Джек. – Потому что я джентльмен и горжусь этим. Лучше я умру от голода, оставаясь джентльменом, чем буду жить в богатстве, но как… как… – Он стремительно поклонился. – Всего Вам доброго.

– Присядьте, мистер Сперлинг, – сказал мистер Доунс, указывая на стул рядом с юношей. – Кажется, мой сын верно оценил Вас. Я тоже узнал достаточно. Мы должны поговорить о деле. Люди, которые начинают заниматься торговлей с единственной целью – разбогатеть, даже если ради этого им придется отказаться от своих обязательств, от ответственности, и пройтись по головам, – такие люди часто добиваются успеха. Но это не те люди, с которыми я хотел бы иметь дело или вести совместный бизнес. По-видимому, Вы не такой человек.

Джек перевел взгляд с него на Эдгара.

– Это была проверка, – пояснил Эдгар, пожимая плечами. – Вы прошли ее.

– Я оправдал бы Ваше доверие, сэр, – натянуто произнес юноша, – без всякой проверки. Я джентльмен.

– А я – нет, мистер Сперлинг, – парировал мистер Доунс. – Я бизнесмен. Присядьте. Вы счастливчик. Полагаю, Вы знаете, почему моему сыну пришла в голову идея нанять Вас как перспективного сотрудника для нашей фирмы?

– Мистер Доунс был вынужден жениться на леди Стэплтон, – ответил Джек Сперлинг, – и хотел компенсировать унижение, причиненное мисс Грейнджер, которая ждала от него предложения. Да, я понимаю, сэр.

– Это в наших интересах сделать Вас приемлемым женихом для леди, – продолжил мистер Доунс. – Той леди, которая прибудет сюда вместе со своими родителями ещё до захода солнца, так сказать. – Джек снова покраснел. – И будьте уверены, молодой человек, речь не идет о взятке. Мы требуем работы от своих служащих.

– Я не взял бы и гроша, который не был бы заработан мною, – воскликнул Джек. – И не согласился бы на невесту, которую бы мне купили.

– А что насчет собственности вашего отца, – спросил мистер Доунс. – Вашего покойного отца?

Молодой человек опустил голову.

– Он умер более года назад, – ответил он.

– Что стало с имением? – Мистер Доунс барабанил пальцами по подлокотнику кресла. – Оно было продано?

– Еще нет, – сказал Джек. – Оно в состоянии упадка.

– Я готов купить его, – предложил мистер Доунс. – В качестве инвестиции. Деловой риск. Когда придет время, я выгодно продам его, или мой сын сделает это после меня. Вам, мистер Сперлинг. Когда Вы будете в состоянии его выкупить. Оно не достанется Вам дешево.

Эдгар заметил, как побелели костяшки пальцев, которыми молодой человек вцепился в подлокотники кресла.

– Я не ожидал этого, сэр, – произнес он. – Спасибо, сэр.

– Мы заботимся о своих служащих, мистер Сперлинг, – заявил мистер Доунс. - Мы также многого ждём от них.

– Да, сэр.

– Мы надеемся, что в течение следующей недели Вы насладитесь Рождеством в Аббатстве Мобли и станете очень осторожно ухаживать за юной леди. Ее отец не в курсе, что Вы тоже будете здесь, если, конечно, Вы не сообщили девушке, а она – матушке. Он не станет благожелательно относиться к поклоннику, который собирается работать клерком у моего сына, еще даже не получив повышения. Не сейчас, когда он питал надежды в отношении моего сына.

– Нет, сэр.

– Возможно, он смирится, когда поймет, что Вы – привилегированный сотрудник, – продолжал мистер Доунс. – Тот, от кого ждут стремительного подъема в деловом мире, и тот, кто в конечном итоге сможет соперничать с нами в богатстве и влиянии. Будучи сам джентльменом, он, без сомнения, оценит и то, что мы планируем вложить средства в покупку и восстановление поместья Вашего отца – как Вашей будущей загородной резиденции, которой Вы сможете владеть, когда достигнете определенных высот в компании.

Молодой человек плотно сжал веки.

– Да, сэр.

Мистер Доунс посмотрел на своего сына.

– Полагаю, мы обсудили все, что требовалось. – Он поднял брови. – Или мы что-то упустили?

– Не думаю, – улыбнулся Эдгар. – Осталось только поблагодарить мистера Сперлинга за то, что согласился выручить меня в трудной ситуации.

– Вы отправитесь в Бристоль, когда мой сын вернётся туда после Рождества, – сказал мистер Доунс. - Он даст Вам работу. Понятное дело, на испытательный срок. Эдгар, пожалуйста, позвони в колокольчик. Дворецкий покажет Вам Вашу комнату, мистер Сперлинг, и объяснит, как пройти в гостиную. Будем рады, если Вы спуститесь туда к чаю в четыре часа.

– Благодарю Вас, сэр. – Джек поднялся на ноги и поклонился. Он кивнул головой Эдгару и вышел вслед за дворецким.

– Никогда не жалел о своей отставке, – сказал мистер Доунс, когда двери за гостем закрылись. Он с удовольствием рассмеялся. – Но чертовски приятно время от времени возвращаться к старому. Полагаю, ты верно оценил его характер, Эдгар. На какой-то момент мне даже показалось, что он собирается вызвать меня на дуэль.

– Вы были ужасны, – Эдгар тоже усмехнулся. – Бедный молодой человек. Он даже забыл, что это он оказывает мне любезность.

– Мы не можем содержать бесполезных служащих только потому, что они оказывают нам любезность, Эдгар, – возразил его отец. – Насколько я могу судить, из юноши выйдет толк. Ты не жалеешь о девушке?

– Я женат на Элен, – натянуто произнес Эдгар.

– Достойный ответ, конечно, – согласился его отец. – Черт побери, в наши дни не было принято забираться в постель к респектабельным дамам до свадьбы. Ты меня разочаровал. Но ты поступил правильно, и можно только надеяться, что все обернется к лучшему. Она красивая женщина, и у нее есть характер. Хотя многие задаются вопросом, о чем она думала, позволяя уложить себя в постель, ведь она леди.

– Это ее проблема, отец, – отрезал Эдгар, – и моя.

– Еще один достойный ответ. – Мистер Доунс поднялся на ноги. - Я обещал показать консерваторию миссис Кросс. Очень приятная дама, Эдгар. Она напоминает мне вашу мать, или какой она была бы сейчас. – Он вздохнул. – Бывает, я не вспоминаю о ней несколько дней подряд. Должно быть, я старею.

– Должно быть, Вы наконец начинаете прощать себя, – тихо отозвался Эдгар.

– Хмм. – Его отец покинул комнату.

Глава 13


Грейнджеры прибыли в Аббатство Мобли как раз вовремя для того, чтобы присоединиться к семье и другим гостям для чаепития в гостиной. То, что они все-таки решились приехать сюда на Рождество, даже после того как узнали о помолвке и скоропалительной женитьбе Эдгара, сначала вызвало у Элен удивление. Но, имея достаточно времени на размышления, она в итоге пришла к выводу, что на самом деле ничего поразительного в этом нет.

Грейнджеры не были богаты. На носу было Рождество. Если бы они пошли на поводу у своего разочарования и вернулись к себе, им бы пришлось потратиться на организацию праздника дома, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А главная проблема заключалась в том, что сэр Уэбстер не мог позволить себе снова вывезти дочь в город на Сезон. Ей оставалось только примкнуть к сообществу старых дев, а он вынужден был бы содержать ее до конца жизни.

Они потеряли очень богатого Эдгара Доунса в качестве потенциального супруга, но Рождество в Аббатстве Мобли давало им шанс провести время в обществе нескольких представителей светской элиты, насладиться радушием состоятельных хозяев и надеяться на лучшее. В таком завидном окружении, кто знает, что может случиться?

Так что в том, что они все-таки прибыли, нет ничего неожиданного, думала Элен, приветствуя их, когда они вошли в гостиную. Они любезно поздравили ее со свадьбой. Мисс Грейнджер была весьма сердечна.

– Миссис Доунс, – вымолвила она, – я очень рада за Вас. Уверена, Вы будете счастливы. Мне нравится мистер Доунс, – добавила она, краснея.

Элен решила, что девушка была искренна. Она вышла бы за Эдгара без единого слова протеста, но чувствовала бы, что он подавляет ее.

– Спасибо, – ответила Элен и тут заметила, как Фанни внезапно уставилась на кого-то справа, казалось, ее глаза сейчас вылезут из орбит. Девушка заметно побледнела.

– Ох, – прошептала она беззвучно.

Эдгар подошел и поздоровался с Грейнджерами.

Элен взяла Фанни под руку.

– Пойдемте, поприветствуем моего тестя, – предложила она. Мистер Доунс беседовал с тетей Элен и недавно прибывшим молодым человеком. Элен была представлена юноше, но еще не имела возможности пообщаться с ним.

– Папа, – сказала она, – это мисс Грейнджер, она только что приехала из Лондона вместе с родителями. – Фанни присела в реверансе и сосредоточила все свое внимание на мистере Доунсе. Элен показалось, что девушка близка к обмороку.

– А, – сердечно отозвался мистер Доунс. – Прелестна, как картинка. Добро пожаловать в мой дом, мисс Грейнджер. И, – Эдгар как раз подвел чету к отцу, – Сэр Уэбстер и леди Грейнджер. Добро пожаловать. Полагаю, вы уже встречались с миссис Кросс. Разрешите представить вам мистера Сперлинга, молодого джентльмена, на которого мой сын возлагает большие надежды в бизнесе. Нам нужны образованные, воспитанные и предприимчивые люди, которые смогут сделать карьеру и достичь высот власти и богатства. Должен сказать, что через пять-десять лет я, по сравнению с мистером Сперлингом, буду выглядеть нищим. – Он потер руки и весело засмеялся.

Мистер Сперлинг поклонился. Фанни сделала глубокий реверанс, даже не взглянув на юношу. Сэр Уэбстер откашлялся.

– Мы уже знакомы с мистером Сперлингом – выговорил он. – Мы соседи… были соседями. Как поживаете, мистер Сперлинг? – Он, наконец, смог взять себя в руки.

– Знакомы? Соседи? – Мистер Доунс был само удивление. – Ну что ж. Кто сказал, что в эти дни не бывает совпадений? Это же потрясающе, не так ли, Эдгар?

– Поразительно, – согласился Эдгар. – Надеюсь, Вы, сэр, и леди Грейнджер, – и мисс Грейнджер тоже – помогут нам позаботиться о мистере Сперлинге, так, чтобы на время Рождественских праздников он чувствовал себя здесь, как дома.

– Да, конечно. Моя дорогая миссис Кросс, – попросил мистер Доунс, излучая сердечность и добродушную игривость, – будьте так добры, налейте мне чашечку чая.

Элен перехватила его, когда он отвел ее тетю к подносу с чаем. Кэрью, добрейшие из людей, насколько она их знала, взяли под свое крыло мистера Сперлинга, который все еще чувствовал себя неуютно, и Фанни Грейнджер. Эдгар предложил Грейнджерам присоединиться вместе с ним к Коре и Фрэнсису.

– Садитесь сюда, дочка, – мистер Доунс указал на большое кресло с подлокотниками, расположенное недалеко от камина. – Мы должны хорошо позаботиться о Вас. Было безответственно с моей стороны увести Вас сегодня утром так далеко от дома.

– Чепуха, – живо возразила она. – Что Вы задумали, папа?

– Задумал? – он взглянул на нее в изумлении. – Я забочусь о своей невестке и моем будущем внуке. Вы оба важны для меня.

– Спасибо. – Она улыбнулась. – Кто такой мистер Сперлинг? Нет. – Она подняла руку, прося не перебивать ее. – Только не рассказывайте мне историю о счастливой, но совершенно случайной находке Эдгара. Я хочу услышать правду.

Он проницательно посмотрел на неё.

– Эдгар не рассказывал Вам? – спросил он.

– Позвольте угадать. – Она присела на краешек кресла, и подняла на него глаза. – Думаю, от меня не потребуется большой изобретательности. Мистер Сперлинг – молодой и довольно красивый джентльмен. Он сосед Грейнджеров. Фанни Грейнджер, когда увидела его несколько минут назад, была близка к обмороку – излишне острая реакция на просто соседа. Когда мы подошли к нему ближе, его лицо стало белее бумаги. Какова вероятность, что он может быть нежелательным ухажером? Человеком, за которого ей не позволяют выйти замуж?

– Думаю, – признал ее тесть, – что это возможно, дочка, ведь, как мы уже установили, совпадения случаются.

– И Эдгар, чувствуя себя виноватым в том, что был вынужден жениться на мне и тем самым не смог оправдать надежды Грейнджеров, – добавила Элен, – придумал этот план, как сделать мистера Сперлинга более подходящим женихом и соединить два любящих сердца. А Вы, папа, оказываете ему всяческое содействие. Более невероятную пару сводников трудно себе даже представить.

– Но не заблуждайтесь, – поправил ее мистер Доунс. – Деловые интересы для меня и Эдгара всегда стоят на первом месте. Он не пригласил бы этого молодого человека в Мобли и не предложил бы ему работу, если бы не был уверен, что мистер Сперлинг оправдает оказанное ему доверие. Здесь нет никаких сантиментов, дочка, только бизнес.

– Ерунда, – воскликнула она, снова изумляя его. – Возможно, вы двое и верите в тот миф, что окружает вас, будто вы безжалостные, жестокие и бессердечные дельцы, для которых делать деньги – это все в жизни. Как и в большинстве мифов, здесь вряд ли имеется хотя бы крупица правды. В глубине ваших глупых сердец вы очень мягки. Вы, сэр, обманщик.

Его глаза заблестели.

– Это Рождество, дочка, – сказал он. – Даже такие мужчины, как я и мой сын, мечтают о счастливых развязках на Рождество, особенно, если речь идет о любви и романтике. Позвольте нам помечтать.

Эдгар, как заметила Элен, смеялся вместе со своими собеседниками. Он положил руку на плечо Коры в неосознанном жесте братской привязанности и выглядел расслабленным и беззаботным. Но мечты – это такая вещь, которой она не собиралась поддаваться. Тот, кто мечтает, начинает питать надежды, рисовать картины будущего счастья и гармонии. Надеяться на мир во всем мире и счастье для всего человечества. Как она ненавидела христианство.

Ее тесть ласково похлопывал ее по плечу, когда миссис Кросс принесла им чай.

– Позвольте мне помечтать, дочка, – сказал он. И она понимала, что сейчас он говорил не о Фанни Грейнджер и мистере Сперлинге.

* * *

На следующий день из Бристоля прибыло еще несколько гостей, – из тех, что были на свадьбе, а теперь вернулись, чтобы провести Рождество в Аббатстве Мобли. Среди них были близкие друзья Эдгара и его отца. Почти у всех без исключения были сыновья или дочери брачного возраста.

Как объяснил мистер Доунс своему сыну, он пригласил их, когда стало очевидно, что его дом будет полон аристократических гостей. Он приветствовал связи, – разумеется, он был доволен, что его сын и дочь нашли спутников жизни в высшем обществе, – но не собирался при этом отказываться от своего круга. Он был человеком, всегда стремящимся расширить горизонты, но при этом, отнюдь не тем, кто способен зачеркнуть старое, заменив его новым.

– Но и, кроме того, Эдгар, – объяснил он, – я понял, какая большая разница в возрасте будет между пожилыми, женатыми гостями и детьми, с одной только Фанни Грейнджер между ними. Эта мысль пришла мне в голову еще тогда, когда планировалась твоя помолвка с ней на Рождество. Ей наверняка потребовалась бы компания ее возраста. В изменившихся обстоятельствах, мне кажется, это еще более важно. И мне нравится молодежь. Они оживляют стариковскую жизнь.

– Старик – это Вы, я полагаю, – усмехнулся Эдгар. – Да в Вас больше энергии, чем в любых двух юношах вместе взятых, папа.

Его отец рассмеялся.

Но Эдгар был рад прибытию новых молодых людей и своих друзей. Это заметно успокоило его. И он обратил внимание, что Фанни Грейнджер и Джек Сперлинг тоже немного расслабились.

Все гости добрались благополучно и прибыли вовремя. Следующая ночь, – ночь перед запланированным мероприятием по сбору остролиста и омелы для украшения дома, – принесла обильный снегопад, который засыпал все вокруг, и отрезал их от внешнего мира так, что на ближайшие день-два выбраться куда-либо пешком стало невозможно.

– Посмотри, – сказал Эдгар. Он только что встал с постели и теперь стоял, прислонившись к окну спальни. Он повернул голову, чтобы взглянуть на проснувшуюся Элен, которая все еще лежала в кровати. – Подойди и посмотри.

– Слишком холодно, – пожаловалась она.

– Вздор, – возразил он, – огонь уже разожгли. – Тем не менее, он подошёл, чтобы подать ей тёплый халат. Она встала, ворча, и он помог ей одеться. – Иди, посмотри.

Он обнимал ее за плечи, а она смотрела на снег и сгущающиеся мрачные тучи. Крупные снежинки летели вниз в плавном кружащемся танце. Она ничего не сказала, но на мгновение он увидел в ее глазах восхищение, – вечное восхищением первым падающим снегом, которое испытывают дети всех возрастов – от одного года до девяноста лет.

– Снег перед Рождеством, – вымолвила она, наконец, и тон ее голоса был прохладным. – Как вовремя. Все будут в восторге.

– Мой первый снежок я закину тебе за шиворот, – заявил он. – Я дам тебе насладиться этим замечательным ощущением тающего снега, медленной струйкой стекающего по спине.

– Какое ребячество, Эдгар, – протянула она. – Но почему именно за шиворот? Мой первый снежок попадет тебе прямо в лицо.

– Это объявление войны? – поинтересовался он.

– Это естественная реакция на угрозу, – пояснила она. - А сбор зелёных веток придется отложить? Эти сугробы, наверное, несколько дюймов глубиной.

– Отложить? – переспросил он. – Ни в коем случае. Что может лучше выразить дух Рождества, чем сбор остролиста в снегу? Будет такой беспорядок, что процесс займет в два раза больше времени, чем обычно. Но беспорядок может доставить такое невыразимое удовольствие!

– Да, – вздохнула она.

Вдруг его словно что-то толкнуло изнутри, и он понял, что счастлив. Он был в Аббатстве Мобли вместе со своей семьей. Через несколько дней наступит Рождество. За окном было достаточно снега, и вряд ли все эти сугробы растают до Рождества. И он стоит у окна собственной тёплой спальни и обнимает свою беременную жену. Как удивительно, что счастье может незаметно подкрасться к человеку и проявить себя столь волнующим образом.

Он наклонил голову и поцеловал Элен. Она не сопротивлялась. Они любили друг друга каждую ночь своего супружества и, хотя в их близости было немного страсти, они оба испытывали удовольствие и сердечное тепло. Он притянул ее к себе, приоткрыл своим ртом ее губы, и его язык вторгся внутрь. Одна ее рука обвила шею Эдгара, а пальцы зарылись в его волосы.

Как это прекрасно, подумал Эдгар, заниматься с ней любовью по утрам, смотреть, как за окном идёт снег, думать о Рождестве и о том, что еще нужно успеть сделать к празднику. Как это здорово – быть женатым.

Элен подняла голову.

– Не надо, Эдгар, – промолвила она.

Он тотчас же отпустил ее. Как глупо, – забыть, что та, на ком он женился, – это Элен, со всей ее колючестью.

– Прошу прощения, - сказал он. – Мне казалось, я имею право на супружеские отношения с тобой.

– Не обманывайся из-за этого снега и Рождества, – предупредила она. – Не воображай нежность там, где ее нет, Эдгар. Ее нет ни в тебе, ни во мне. Мы поженились, потому что я соблазнила тебя, мы провели ночь, полную удовольствий, и зачали ребенка. Наш брак может быть реальным. Мне нравятся твой отец, твоя сестра и твои друзья. И я смирилась, что буду жить в одном месте, даже в Бристоле, – помоги мне, Боже, – буду твоей хозяйкой и займусь домом. Я даже готова стать матерью и найду лучшую няньку для малыша. Но нам не следует воображать, что между нами существует нежность. Ее нет.

Если бы он поверил ей до конца, то, наверное, уже заледенел бы от холода. Он чувствовал себя так, словно его окатили целым ведром снега.

– Стоит хотя бы попытаться добиться любви, – возразил он.

– Я не способна испытывать любовь, – заявила она. – Не пытайся вовлечь меня в это, Эдгар. Ты красивый мужчина, и я очарована тобой. Я не собираюсь отрицать, – то, что мы делаем вместе в этой постели, доставляет мне истинное удовольствие. Но все это – только для тела, не для души. Я уважаю тебя как человека. Иногда ты мне даже нравишься. Если сможешь, относись ко мне также. Но не растрачивай свои чувства впустую на меня.

– Ты – моя жена, – сказал он.

– Я причиняю боль тем, кого люблю, – она сделала еще одну попытку убедить его. – Раню больно и навсегда. Я не хочу любить тебя, Эдгар. И я не стараюсь быть жестокой. Ты славный человек. Я хотела бы, чтобы ты им не был, но это не так. Не заставляй меня влюбляться в тебя.

Осознавала ли она, что именно сейчас сказала? Она любила его и отчаянно сопротивлялась этому чувству. Но что она сделала? Он понял, что ранее был глух к ее словам. Каждый раз, когда Эдгар ее спрашивал, она настойчиво повторяла, что никто не обижал ее. Что это она сама причиняла другим боль. Он не слушал. Кто-то обидел ее, думал он, и задавал соответствующие вопросы. Он спрашивал не о том. Кому она причинила боль? Я раню сильно и навсегда. Эти слова звучали бы напыщенно, скажи их кто-нибудь другой. Но Элен имела в виду именно это. И он чувствовал в ней горечь, отчаяние, невозможность снять маску, отречение от любви.

– Ну, хорошо, – ответил он и улыбнулся ей. – Будем наслаждаться уважительными отношениями и, возможно, даже симпатией друг к другу и необузданной страстью. Мне это нравится, особенно последняя часть.

Она одарила его одной из своих редких очаровательных улыбок.

– Черт тебя подери, – беззлобно фыркнула она.

– Нам лучше одеться и спуститься вниз, – предложил он, – до того, как весь снег растает.

– Я не хотела бы, чтобы тот снежок избежал своей судьбы и не встретился с твоим лицом, – сказала она.

* * *

Они разбрелись по берегу озера, собирая веточки остролиста, омелы и других подходящих вечнозеленых растений. Само озеро стало похоже на огромное ровное снежное поле, и часть ребят, а также трое или четверо молодых людей, катались по нему с радостными возгласами. Конечно, для коньков было рановато, – снег еще не растаял, но зато лед стал достаточно прочным, чтобы выдержать вес взрослого человека. Они решили, что катание на коньках лучше перенести на завтра. А сегодняшний день следует целиком посвятить сбору зеленых веток и украшению дома.

Но, конечно же, как и предсказывал Эдгар, полностью сосредоточиться на намеченной цели не удалось. Сразу же, как только они покинули пределы дома, начались шумные игры и развлечения. Они не успели отойти и на двенадцать ярдов от порога, как развязалась жестокая война в снежки. Первый снежок Эдгара благополучно достиг плеча Элен, – она видела, как летел белый шарик. Ее собственный снаряд попал точно в его смеющееся лицо.

– Если ты мечтаешь выиграть какую-либо битву против меня, Эдгар, – заявила она, пока он отряхивался как мокрый пёс и вытирал лицо перчаткой, – пусть это послужит тебе предупреждением.

– Ты победила, – с печальной улыбкой ответил он и засунул руку ей за шиворот. Когда он успел зачерпнуть в ладонь пригоршню снега, Элен так и не узнала. Но зато она прочувствовала спиной каждую растаявшую каплю, которая стекала по ее позвоночнику.

Саманта, маркиза Кэрью и Джейн, графиня Гринвалд показывали девочкам и примкнувшим к ним взрослым участникам, как правильно делать снежных ангелов. Вскоре там, где раньше была лужайка, образовалось целое небесное войско.

Постепенно они добрались до озера и распределились на группы. Ее муж и тесть в один голос уговаривали Элен вернуться домой. Не стоит проделывать весь путь целиком, убеждали они. Она пожалела, что они заговорили об этом. Если бы ее предоставили самой себе, она, скорее всего, вернулась бы. Но раз отказавшись, она не оставила себе другого выбора, кроме как идти вперёд. Не то, чтобы она чувствовала себя слабой или утомлённой. Ей просто не хотелось больше развлечений.

Вскоре ее вовлекли в очередное мероприятие. Это действительно было неизбежно. Там были дети, с которыми нужно было поиграть, и дети, которым требовалась помощь. А также молодежь и люди ее возраста, которые приглашали посмеяться вместе с ними. Она забыла, какой светлой и замечательной может быть семейная жизнь. Она забыла, каким радостным может быть старое доброе Рождество. Она забыла, какое это истинное удовольствие – расслабиться и общаться с другими людьми всех возрастов, болтая, поддразнивая друг друга и смеясь. Было так легко поддаться соблазну Рождества. Элен не впервые ловила себя на этой мысли, но, видимо, была уже не в силах бороться с этим.

Стефан, сынишка Гринвалдов, избрал ее любимой тетей и уговорил своих друзей того же возраста последовать его примеру. И Элен, которая собиралась просто помочь ребятам отнести ветки остролиста к общей куче у озера, вдруг обнаружила себя танцующей в хороводе и поющей вместе с озорниками «Кольцо вокруг розы». И каждый раз, когда звучала любимая всеми строчка «мы все упали», она, так же как и дети, падала в снег. И, поднимаясь на ноги и отряхиваясь, она смеялась так же, как каждый из них.

Она знала, что это случится. Она плохо сопротивлялась и позволила снегу и Рождеству выиграть эту битву. Возможно, даже в загробной жизни, подумала она, бывает кратковременное освобождение от ада. Наверное, для того, чтобы потом стало еще хуже. Она старалась не смотреть на Эдгара, который помогал племянникам, племянницам и другим детям срывать ветки с высокой омелы. Он подсаживал малышей на свои широкие плечи так, чтобы они могли дотянуться до самых хороших веточек. И почему все самое лучшее обычно находится вне пределов досягаемости вытянутой руки? Почему все лучшее в мире обычно нам недоступно?

Когда они закончили и сгрудили собранную зелень в одну кучу, чтобы отнести ее домой, их ждал сюрприз. Несколько тепло одетых слуг и садовников развели большой костер и теперь жарили на нем орехи и варили шоколад.

Все вдруг обнаружили, что замерзли, устали и проголодались. И дружно начали топать ногами и хлопать руками, отряхиваясь от снега, веселясь и болтая. И кто-то, – Элен подумала, что, возможно, это был один из бристольских гостей, – завел песню, что было бы довольно рискованно, если бы ему пришлось заканчивать ее соло. Но, конечно, ему не пришлось. Вскоре уже все присоединились к рождественскому песнопению, и один гимн сменял другой. Это было очень весело, очень сентиментально и лишь отчасти – музыкально.

Элен вздрогнула и, найдя подходящее бревно, присела на него, ее руки в перчатках грелись о чашку с шоколадом.

– Я думаю, – начал Эдгар, усаживаясь рядом с ней, – моей голове грозит опасность быть откушенной, если я спрошу, не устала ли ты.

– Да, согласилась она, – наверняка.

Этим утром он предлагал ей привязанность. Да, он был на это способен. Как человек, стремящийся к совершенству во всем, он не мог чувствовать удовлетворение от брака по необходимости с женщиной, чье поведение в Лондоне должно было в равной степени как возбудить его, так и ужаснуть. То, что у них есть, он обязательно постарается превратить в брак по любви. А она дала ему отпор.

Будет ли это возможно? Ее пугал вопрос, который отчетливо сформировался в ее голове. Ответ был ей совершенно ясен. Конечно, это будет возможно. Нельзя уважать мужчину, восхищаться им, находить его привлекательным, наслаждаться близостью с ним, и при этом не привязаться к нему всем сердцем. Конечно, если бы она ослабила свои защитные барьеры, она могла бы даже признаться себе в.… Нет!

Неужели она позволила чувству привязанности укорениться в их отношениях? Может быть теперь, после всего, что было, пришёл конец наказанию и ненависти к самой себе? Возможно, Эдгар достаточно сильный, чтобы… Конечно, он сильнее, чем.… Нет!

Ее чашка опустела и утратила свое тепло, и Элен поставила ее рядом с собой на землю. Когда Эдгар взял ее за руку, она переплела свои пальцы с его пальцами. Он пел вместе со всеми. У него был приятный тенор. Она никогда раньше не слышала, как он поёт. Он был ее мужем. Их судьбы соединены навеки. В ней рос его ребенок. Они станут родителями, – и, возможно, не единожды. Это была новая, неожиданная мысль. Возможно, у них будет несколько детей. В течение последующих лет у них будут и другие возможности, подобные этой.

Получится ли у нее освободиться и просто наслаждаться жизнью? В то время как кто-то другой будет из-за нее страдать всю оставшуюся жизнь?

Она повернула голову и посмотрела на своего мужа. Благородный, сильный, честный Эдгар. Он заслуживал лучшего, чем она была готова ему дать. А если она осмелится дать больше, то, скорее всего, он будет жалеть об этом впоследствии.

Эдгар оглянулся на нее и прекратил петь. Он улыбнулся и наклонил голову, чтобы быстро поцеловать ее в губы. Маленький жест привязанности. Она задумалась, а собирался ли он вообще внимать ее предупреждениям?

– Какой холодный взгляд, Элен, – сказал он. – И все же ты выглядела очень счастливой.

– Давай не будем начинать сначала, – отозвалась она.

Но следующие его слова заставили ее вскочить на ноги от панического ужаса.

– Расскажи мне о своем пасынке, – попросил он. – Расскажи мне о сэре Джеральде Стэплтоне.

Она повернулась и бросилась прочь, назад к дому. Когда он догнал ее и схватил в объятия, она сделала попытку вырваться.

– Значит, я был прав, – сказал он. – Я угадал правильно. Успокойся, Элен. Ты не сможешь бежать всю дорогу до дома. Мы пойдем медленно. Ты не сможешь больше убегать от себя. Неужели ты так этого и не поняла? И тебе не убежать от меня. Но мы все будем делать медленно, – и гулять, и все остальное. Сбавь темп.

Священник, который молится за осужденного, должно быть, говорит таким же спокойным, успокаивающим голосом, подумала она.

– Черт тебя побери, Эдгар! – закричала она, – Проклятье, проклятье, проклятье!

– Успокойся, – уговаривал он. – Пойдем медленно. Спешить некуда.

– Я ненавижу тебя, – воскликнула она. – О, как я тебя ненавижу. Ты отвратителен, и я ненавижу тебя. Черт бы тебя побрал, – добавила она для ровного счета.

Глава 14


Невероятно, но ничего больше не было сказано в отношении пасынка Элен. Они возвращались домой в тишине, и Эдгар повел ее прямо в их спальню, где она упала от усталости на кровать, потратив перед этим время только на то, чтобы снять обувь и верхнюю одежду. Он отошел и встал возле окна, внимательно смотря через плечо, когда заметил, что женщина не укрылась, хотя в комнате было довольно прохладно. Он заботливо укутал ее стеганым одеялом до самого подбородка. Она уже дремала.

Элен крепко спала около двух часов, а Эдгар наблюдал за ней, затем он обратно отошел к окну и, в конце концов, спустился вниз, когда увидел всех остальных гостей, возвращающихся в дом, наполняющийся зеленью. Мужчина помог внести охапки внутрь, в то время как принесшие их стучали ногами, обивая с обуви снег и отряхивая одежду. Эдгар взял ребёнка Бриджуотеров из рук герцога и стал снимать с него большое количество слоев теплой одежды, прежде чем пришли няни, торопящиеся вниз, чтобы отвести всех детей обратно в комнату. Они обязаны были быть приведены в порядок: обогреты, накормлены и непременно должны отдохнуть, прежде чем к ним вернется волнение из-за украшения дома.

Эдгар сказал нескольким гостям, которые спрашивали, что его жена просто переутомилась и сейчас спит.

- Я предупреждал, что это слишком трудно для неё, - сказал мистер Доунс-старший. - Ты обязан вести себя твёрже по отношению к ней, Эдгар. Ты не должен позволять ей рисковать своим здоровьем.

- Я полагаю, что Элен не будет кротко подчиняться, папа, - ответил Эдгар.

- О, дорогой, конечно, нет, - согласилась миссис Кросс. - Нет никого более упрямого, чем Элен, мистер Доунс. Но этим утром она была чрезвычайно счастливой. Элен же знает, как обращаться с детьми, впрочем, как и всегда. Малыши быстро чувствуют к ней симпатию, может быть, потому, что они ей тоже нравятся. Да, спасибо вам, сэр. Вы очень любезны, - обратилась она к мистеру Доунсу, когда он забрал ее накидку и капор и оглянулся, ища лакея, который бы без дела стоял поблизости.

- Позвольте мне провести вас в гостиную, мадам, - сказал Эдгар, предлагая руку, - Где тёплый огонь и, вероятно, также будут и горячительные напитки перед полдником.

- Спасибо, - ответила она. - Я должна признаться, что замерзла. Но даже не знаю, когда наслаждалась так, как этим утром, мистер Доунс. Вы не можете знать, что это значит для меня – быть частью такого счастливого семейного Рождества.

- Отныне Вы всегда будете с нами, мадам, - проговорил Эдгар. – Едва ли мы с женой могли бы сказать что то другое. Вы когда-либо навещали Элен во время её первого замужества?

- Ох, да, конечно, - произнесла она, - Два или три раза. В те дни Элен радовалась жизни. Надо полагать, тот брак не являлся её выбором. Сэр Кристиан Стэплтон был намного старше, вы знаете. Но она мирилась с трудностями. У неё были и недовольства, и улыбки. - Женщина непринужденно засмеялась. - Возможно, они снова вернутся. Я уверена, что да. Вы - это лучшее испытание для неё.

- Спасибо, - ответил Эдгар. - Я надеюсь, что Вы правы. Вы знали сына сэра Кристиана?

- Бедный мальчик, - проговорила она. - Он казался так одинок и застенчив и не очень любим отцом, как я считаю. Но Элен была добра к нему. Она по-матерински заботилась о нём и ограждала от раздражительности отца. Элен всегда обхаживала его своим радостным настроением. Они оба почитали её. Но Вам совершенно не интересно слышать это, мистер Доунс. Это произошло уже давным-давно: я очень рада, что у Элен есть, наконец-то, шанс родить собственного ребенка и она замужем за мужчиной своего возраста. Я вначале была потрясена и, возможно, недоброжелательна к Вам. Приношу извинения за это. Вы – прекрасный молодой человек, я уверена.

- Вы были очень любезны, мадам, - сказал Эдгар. - Присядьте на этот стул, пока я принесу Вам напиток. Вам необходимо согреться.

К тому времени как проснулась Элен, полдник закончился. Эдгар отослал ей поднос, а гостиная, столовая, бальная комната и холл были убраны и готовы к украшению. Дети постарше уже спустились вниз, а младшие пришли, как только спустилась Элен. Нужно было многое сделать, но и людей оказалось достаточно. Конечно же, сейчас не время для серьезного разговора.

Эдгар заранее был назначен руководить большинством мужчин и некоторыми самыми старшими детьми в украшении бальной комнаты. Это включало в себя: залезание на стремянки и ненадежные наклоны в пространстве. Кора пронзительно закричала, когда увидела своего старшего сына, взобравшегося на одну из лестниц с целью передать отцу молоток. Она продемонстрировала намерение самой залезть на стремянку, чтобы спасти ребёнка, хотя боялась высоты, но была изгнана в гостиную.

Стефани, герцогиня Бриджуотер, и Фанни Грейнджер, самопровозглашённые эксперты в формировании омелы, создавали главную ветвь для гостиной с поддержкой других леди. Элен составляла вторую композицию с помощью детей с любой степенью эффективности. Эдгар заметил, что она с озарившимся энтузиазмом лицом бросилась выполнять это задание. Конечно, сон пошел ей на пользу, в чём женщина уверила его отца и несколько других людей, которые подумывали спросить её об этом. Вся энергия была восстановлена и удвоена. Она ослепительно улыбнулась. Элен игнорировала мужа, как будто его и не существовало.

Конечно, она не могла продолжать эту неопределенность. Наконец, приготовления были сделаны, и всех вызвали в гостиную на горячий пунш, лимонад для детей и ежегодную церемонию крепления веточек омелы, объявил мистер Доунс, когда они все собрались. Взрослые возликовали, и дети заверещали со смехом.

В конечном счёте, они оказались в самом центре комнаты под люстрой. Все пристально глядели на это с восхищением. Маркиз Кэрью начал аплодировать, и Фанни покраснела, в то время как герцогиня засмеялась.

- Это кажется мне подходящим, - произнес мистер Доунс, - Проверить ветвь новыми новобрачными. Мы должны убедиться, что это сработает.

Аплодисменты возобновились. Дети снова закричали. Граф Торнхилл засвистел.

- Давай, Эдгар, старина, - сказал лорд Фрэнсис.

Отлично, подумал мужчина, ступая вперед и дотрагиваясь до руки своей жены, он не поцеловал её на их свадьбе. Эдгар предположил, что задолжал всем присутствующим здесь этот поцелуй.

- Сейчас, дайте мне подумать. - Он играл с аудиторией, затем положил свои руки на плечи Элен и посмотрел наверх, сведя брови от напряжения. - Ах, да, здесь. Точка отсчета. Это должно сработать. - Он усмехнулся жене. Элен улыбнулась в ответ, яркая радость продолжала светиться на её лице. - Счастливого Рождества, миссис Доунс.

Поцелуй был продолжителен к удовольствию приветствующей их аудитории. Хотя не в его правилах объятия и нежности на публике. Эдгар оказался удивлен потоком теплоты, наполнившим его. Не физической или, во всяком случае, не плотской. Только теплота любви, его и жены, буквально окруженной семьей и друзьями на Рождество.

Эдгар улыбнулся Элен, когда они закончили.

- Это срабатывает чрезвычайно хорошо, - проговорил он. - Но мы не ожидаем, что кто-то поверит этому просто потому, что мы так сказали. Правда, любовь моя? Пожалуйста, попробуйте все сами.

Розамунда, младшая дочь семейства Кэрью, вывела маркиза под омелу, он склонился над ней, улыбаясь, и поцеловал под аккомпанемент смеха. Никто, казалось, не был готов поймать Эдгара на слове или чтобы кто-то попытался выяснить и подтвердить его мнение. Здесь сложно найти кого-то, кто бы ни целовался, но кто же они? Это двое детей среднего возраста, которые были так взрослы и так юны для поцелуев. У них даже поникли головы, от мысли, что им придется вести себя так исключительно по собственному выбору.

Джек Сперлинг и Фанни Грейнджер были почти последними. Эдгар наблюдал за их застенчивостью и нерешительностью до тех пор, пока мужчина ни собрал всё своё мужество, ни преодолел одним шагом расстояние до девушки и ни встал под недавно освободившееся место под омелой с твёрдой решимостью, которую хотел бы видеть в служащем любой деловой человек, обладающий чувством собственного достоинства. Их губы слились с очевидным желанием, возможно, в продолжение целой секунды. А затем Фанни стремглав бросилась бежать, красная до кончиков ушей, избегая смотреть на своего обожателя и с трудом улыбающихся родителей.

Мистер Доунс-старший был последним.

- Хорошо, миссис Кросс, - сказал он сердечно. - Я не убежден, что верю всем этим молодым людям. Кажется, есть что-то печальное в этой веточке, в ее прелести, в том, как она висит под тяжестью омелы. Я думаю, мы должны выяснить из-за чего вся эта суета.

Миссис Кросс не стала спорить или даже краснеть, заметил с интересом Эдгар. Женщина спокойно ступила под омелу и подняла свое лицо.

- Я полагаю, что нам следует, сэр, - произнесла она.

Это было странным ощущением наблюдать, как отец целует женщину, даже если это всего лишь рождественский поцелуй под омелой. Он не был склонен думать о нем, как о своём родителе в такие минуты. Это не было тем причмокиванием, которым его отец частенько одаривал Кору и внуков. Хотя он был краток и приличен, это определенно тот поцелуй, которым мужчина обменивается с женщиной.

- Ну, что Вы скажете, мадам? - Его отец свирепо нахмурил брови и обернулся к кричащей толпе, подпрыгивающим детям, которые немного утратили интерес к процедуре, пока их дедушка не решил принять участие.

- Я думаю, должна сказать, что это действительно омела, сэр, - спокойно и серьёзно проговорила миссис Кросс. - Я скажу, что в действительности она срабатывает очень хорошо.

- Полностью мои ощущения, - ответил мистер Доунс. - Теперь я не совсем уверен в чудовищной смеси лент и бантов, которые развешаны в холле. Творение детей и моей невестки, я уверен. Это не омела. - Он все еще держал свои руки на талии миссис Кросс, заметил Эдгар, в то время как продолжал гримасничать от шума детей, визжавших в негодовании.

- Что? - сказал отец, озираясь на них в некотором изумлении. - Разве?

Дети ответили как греческий хор.

И так ничего бы и не сделали, но мистер Доунс взял под руку миссис Кросс и повел всех непослушной процессией вниз в холл, где висело нелепое и рваное творение Элен в полной своей безвкусице. Он снова поцеловал женщину, на этот раз звучно, и объявил детскую омелу еще более эффективной, чем та, что была в гостиной.

Малыши взорвались в массовой истерии.

Это был очень приятный день для всех. Но родители всего лишь люди, в конце концов. Малыши постепенно начали уходить в детскую, где на долю бедных нянек выпало успокаивать их приподнятое настроение. Что-то похожее на тишину установилось в доме. Оранжерея стала самым тихим местом, подумал Эдгар. Он хотел привести сюда свою жену. Они не могли оставить неопределенным разговор, который стал неизбежным из-за открывшихся этим утром обстоятельств.

Он должен узнать о Джеральде Стэплтоне.

Но у Коры были другие планы. Она добралась до женщины раньше, чем он.

- Элен, нам нужно спланировать детский праздник на Рождество, - сказала она. - Папа, конечно, отослал все приглашения и у повара все меню под контролем. Но ещё очень многое надо организовать. Может быть, мы потратим час на это сейчас?

- Конечно, - ответила Элен. - Только Вы и я, Кора?

- Стефани до того, как стать герцогиней, была гувернанткой, - проговорила Кора. - Вы знали об этом? Она замечательно ладит с детьми.

- Тогда мы попросим и её, если Стефани пожелает помочь нам спланировать игры, - ответила Элен.

Они ушли в неизвестном направлении, беря с собой герцогиню, так же как жену и дочь одного из бристольских друзей Эдгара. Когда они вернулись, уже пришло время для ужина. На нем было много гостей, много восхищения от рождественских украшений, а также много рождественских планов, которые были обнародованы и обсуждались, вечер обещал продлиться очень долго. А позже гостиная станет местом для развлечения молодых людей, пьющих кофе, играющих на фортепиано и поющих.

Но это не должно продолжаться до сна, решил Эдгар. И уж, конечно, не до завтра. И мужчина начал размышлять. Он регулярно думал о том, что знал об Элен и обо всем, что она ему рассказала, и сделал вывод, что ее первый муж не был ключевой фигурой в существующем несчастье и горечи. И, наиболее вероятно, что это пасынок. Её реакция на вопрос этим утром оставила его в неопределенности. Она была так потрясена и обеспокоена, что даже не попыталась обмануть мужчину своим хладнокровием.

Они обязаны поговорить. Элен должна рассказать ему всё. Для её собственной же пользы и ради их брака. Возможно, принуждать её противостоять лицом к лицу прошлому, по его мнению, было совершенно неправильным поступком. Горечь, которая скрывалась во взгляде жены и за улыбками, могла прорваться и разрушить хрупкий контроль, который она наложила на свою жизнь. Раскрыть свою душу, чего Элен никогда не собиралась делать, как неоднократно повторяла ему, всё это могло бы уничтожить их брак. Она могла бы действительно очень сильно возненавидеть его до конца жизни.

Но их брак не будет иметь реального шанса стать удачным, если Элен будет хранить свои секреты. Они могли бы жить вместе, как муж и жена в мирных отношениях и гармонии. Но были дружными незнакомцами, которым случилось разделить имя, дом, кровать, ребёнка или двух. Но он хотел большего. Он не удовлетворится малым. Эдгар хотел рискнуть малым, что у них было. В надежде получить взамен большее, но с очень реальной опасностью потерять всё.

Но в свое время его жизнь состояла из серии тщательно спланированных рисков. Ни одна ошибка никогда не сокрушала Эдгара точно так же, как и ни одно удачное мероприятие не возвышало его. Конечно, как опытный и успешный бизнесмен, мужчина никогда не рисковал всем или даже почти всем на одном предприятии. Но на этот раз всё было по-другому. Сейчас он ставил всё, чем он обладал.

Эдгар понял в течение дня, что не только влюблен в Элен. Он любит её.

Мужчина мог бы с головой уйти навстречу саморазрушению. Но у него не было выбора.

Элен разговаривала с группой его друзей. Она казалась очень энергичной, обворожительной, и все они были очарованы ею, как он мог видеть. Он дотронулся до её руки, улыбнулся и принял участие в беседе в течение нескольких минут, прежде чем обратиться только к ней.

- Изумительно ясная ночь, - сказал он. - Небо будет выглядеть прекрасным в оранжерее. Ты пойдешь со мной, чтобы увидеть это?

Элен улыбнулась, и он мельком увидел отчаяние в её взгляде.

- Это самое плохо проработанное приглашение, которое муж когда-либо делал новобрачной, Эдгар, - провозгласил один из его друзей. – Но в своё время мы все делали его. «Пойдем посмотрим на звезды, любовь моя.»

Смех, который сопровождал его слова, был полностью добродушен.

- Не обращайте внимания, Эдгар, - произнесла одна из жен. - Хорас просто завидует, потому что не подумал об этом первым.

- Я пойду любоваться звёздами, - ответила Элен низким, бархатным голосом, оставляя его друзей с впечатлением, что она не хотела бы увидеть одного из них в оранжерее.

Что было, в действительности, правдой.

Они подошли к одному из широких окон оранжереи и остановились, руки мужчины были скрещены за спиной, а ноги слегка расставлены. Он посмотрел вверх, прямо на звёзды. Эдгар выглядел спокойным и расслабленным. Она знала, что это ложное впечатление.

Ей нравилась оранжерея, хотя у неё не было возможности провести здесь много времени. Двор оказался полностью виден через множество окон. В оранжерее было много растений и тепло, как летом в саду. Контраст со снежным двором этим вечером оказался очень заметен. Небо действительно было ясным.

- Яркие звезды, - произнесла она. - Но ты, Эдгар, всё же не должен ожидать, что увидишь Вифлеемскую звезду. Слишком рано, ещё около двух ночи.

- Да, - ответил он.

Она не подошла к окну. Элен уселась под пальмой на сиденье из кованого железа. Она чувствовала себя необычно спокойной. Женщина предположила, что с того момента, как увидела Эдгара Доунса и почувствовала непреодолимую тягу к чему-то более серьёзному, чем простой флирт, это было неизбежным. Элен стала устойчивым сторонником веры в судьбу. Почему она вернулась в Лондон в не сезон в высшее общество? Почему он выбрал такое неподходящее время, чтобы отправиться в Лондон искать невесту?

Потому что их встреча была предопределена.

- Ему было четырнадцать, когда я вышла замуж за его отца, - проговорила Элен. - Он казался малышом. Когда тебе девятнадцать, Эдгар, четырнадцатилетний мальчик для тебя как ребёнок. Он казался маленьким, худеньким, застенчивым, и непривлекательным. У него не было перспектив.

Поскольку тогда Элен была несчастна и немного смущена, то на мгновение почувствовала симпатию к мальчику больше, чем если бы он оказался красивым, сильным и уверенным.

- Но он понравился тебе, - произнес Эдгар.

- У него была грустная жизнь, - ответила женщина. - Его бросила мать, когда ему исполнилось восемь, чтобы жить со своими двумя сёстрами. Он боготворил её и чувствовал себя обожаемым взамен. Кристиан пытался смягчить удар, сказав, что она умерла. Но когда через пять лет женщина и вправду умерла, Джеральд неожиданно понял, что скорбит по ней и осознал, что мать любила его не так сильно. Или так казалось. Нельзя действительно знать правду о той женщине, я думаю. Но всё в нём раздражало Кристиана. Бедный Джеральд! Он ничего не мог сделать правильно.

- И ты стала для него новой матерью? - спросил Эдгар.

- Больше похоже на старшую сестру, наверное, - произнесла Элен. - Я говорила с ним и слушала его. Помогала ему с уроками, особенно, с арифметикой, которая не имела никакого смысла для него. Когда Кристиана не было дома, я слушала, как он играет на фортепиано, иногда пела ему в аккомпанемент. У него был талант, Эдгар, но он стыдился его, так как отец считал это слабостью. Я помогала Джеральду пережить ужасное осуждение Кристиана: что мальчик непривлекательный, ничего не стоящий и глупый. Он был мил. Это слабое слово, применимое к мальчику, но это правильное слово, описывающие Джеральда. Было что-то добродушное в нем. - Он заполнил пустоту в жизни Элен.

- Я предполагаю, - произнес Эдгар, прерывая молчание, которого не замечал, - Что он влюбился в тебя?

- Нет, - ответила она. - Он рос. В восемнадцать лет он прекрасно выглядел и был милым по природе. Он был… был молод.

Эдгар широко расставил свои руки на подоконнике и наклонил голову.

- Ты покорила его, - произнес Эдгар, тяжело дыша. - Сына твоего мужа.

Она откинула свою голову на пальму и закрыла глаза.

- Я любила его, - сказала Элен. - Как человек, я любила его. Он был мил и доверчив. Являлся намного более умным и талантливым, чем представлял. И Джеральд был очень раним. Смысл его собственной ценности казался очень хрупким. Я знала это и боялась за него. И я... я хотела его. Я была шокирована. Ненавидела себя. Ты не можешь знать, как сильно. Никто не мог ненавидеть меня так, как я делала это сама. Пыталась бороться, но была очень слаба. Однажды я сидела на мосту, в одном из самых живописных мест имения Брукхёрст, и он шёл ко мне навстречу, глядя в упор, страстно желая поговорить о чем-то. Не могу вспомнить о чем. Я взяла его руки и… Да, напугала его, и он ушел. Из всего позора, который я испытывала с тех пор, не верила, что когда-либо смою этот, который почувствовала, когда юноша покинул меня. И все же это случилось ещё дважды, пока он не убедил Кристиана отослать его в университет.

- Я думала о самоубийстве, - вспоминала Элен. - Даже задавалась вопросом, как лучше сделать это. Но у меня не было достаточно храбрости для этого.

- Теперь ответь мне, что ты рад тому, что я сказала тебе, Эдгар, - спустя мгновение проговорила Элен. - Скажи мне, что ты горд тем, какая у тебя жена.

Наступила опять очень продолжительная пауза.

- Ты была молода, - сказал Эдгар, - И оказалась в устроенном браке с человеком, намного старше тебя. Между тобой и пасынком всего лишь пять лет разницы. Ты была одинока.

- Это ты для меня пытаешься найти оправдания, Эдгар? - спросила она. - Или для себя? Ты пытаешься убедить, что не вступил бы в такой пагубный брак, в конце концов? Нет никаких оправданий. То, что я сделала - непростительно.

- Ты просила у него прощения позже? - спросил Эдгар. - Он отказался сделать это?

- Я видела Джеральда только однажды, после того как он уехал в университет, -произнесла она. - Это было на похоронах его отца три года спустя. Мы не разговаривали. Есть определенные вещи, за которые нельзя просить прощения, Эдгар, потому что нет никакого помилования.

Он, наконец-то, повернулся, чтобы посмотреть на нее.

- Ты слишком строга к себе, - сказал Эдгар. - Это неприятный поступок, что ты сделала, но не такой, что не заслуживает прощения. И это было давным-давно. Ты изменились с тех пор.

- Я соблазнила тебя немногим более, чем два месяца назад, - ответила она.

- Я равен тебе по возрасту и опыту, Элен, - произнес мужчина. - Как я предполагаю, и все твои любовники. Ты хотела убедить себя, что неразборчива, не так ли? Ты должна была наказывать себя, чтобы удостовериться, что являешься злом. Теперь пришло время оставить прошлое.

- Оно всегда со мной, Эдгар, - проговорила Элен. - У прошлого есть последствия. Я уничтожила его.

- Это сильное преувеличение, - произнес Эдгар. - Он не флиртовал бы с женой своего отца и ушел. Это хорошо для него. Он проявил некую силу характера. Возможно, в некотором смысле этот опыт создал его. Ты слишком строга к себе.

- То, о чем я надеялась, случилось, - продолжила женщина. - После смерти Кристиана я отправилась в Шотландию и все ждала и ждала письма, что жизнь Джеральда была так или иначе улажена. Затем я отправилась путешествовать. Но я ждала… И, наконец, услышала новости о нём в конце лета прошлого года. Несомненно, ты бы тоже узнал, Эдгар, если бы вращался в тех кругах. Думаю, Кора и Фрэнсис слышали. Он женился.

- Вот и хорошо. - Он подошёл и встал перед Элен. Эдгар хмуро посмотрел на нее. - Он женился. Нашел мир и удовлетворение. Джеральд, несомненно, забыл то, что так завладело вами.

- Глупец! - отозвалась Элен. - Я, наконец-то, убедила Джеральда в том, на что указывали события его жизни, на то, что он непривлекательный и ничего не стоящий. Он женился на шлюхе, Эдгар.

- Шлюхе? - спросил мужчина. - Это сильные слова для женщины, которая призналась в том, что у неё было много любовников? - добавил он.

- Возможно. Но она работала в борделе. Половина мужского населения Лондона платили ей за услуги, осмелюсь сказать. Я предполагаю, что там Джеральд и встретил эту женщину. Он забрал её и сделал своей любовницей, а затем женился на ней. Разве это действия человека с какой-либо осмысленной самооценкой?

- Я не знаю, - произнес Эдгар. - Я не знаю этих людей и обстоятельств.

Она горько засмеялась.

- Я знаю Джеральда. Это именно то, что он сделал бы и как раз то, чего я все эти годы боялась услышать. Джеральд думал, что не достоин ничего лучшего, чем жена-шлюха.

- Сколько лет ему исполнилось в прошлом году? - спросил Эдгар. - Двадцать девять? Тридцать?

- Нет, - ответила она. - Тебе не стоит приводить этот аргумент, Эдгар. Я не позволю, чтобы ты уговорил меня не верить в мою собственную ответственность за то, что случилось с ним. Не хочу, чтобы ты прощал меня. У тебя нет такой власти. Ни у кого нет.

Он присел и протянул к ней свои руки.

- Коснёшься меня сейчас, - сказала Элен, - и я никогда тебя не прощу. Крепкие объятия ничего не решат, Эдгар. Я не нуждаюсь в этом. И ты не можешь утешить меня. Нет никакого успокоения. Нет прощения. И не притворяйся, что не чувствуешь отвращения к тому, что я сделала, чтобы заманить тебя в ловушку, сообщая, что ношу твоего ребёнка.

Он вздохнул и громко выдохнул.

- Когда это случилось, Элен? - спросил он. - Десять лет назад? Двенадцать?

- Тринадцать.

- Тринадцать. - Он пристально посмотрел на неё. - Ты жила в придуманном самой аду в течение тринадцати лет. Моя дорогая, больше этого не будет. С этого момента больше не будет.

- Я устала. - Элен осторожно встала, не касаясь его. - И иду спать. Мне очень жаль, что тебе пришлось выслушать это, Эдгар. Может, ты желаешь сделать другие распоряжения?

Затем мужчина схватил её и привлек к себе так, что женщина почувствовала полную силу его напряжения. Хотя Элен боролась с ним, она не смогла высвободиться. После нескольких попыток уже и не пыталась сделать это. Она прислонилась к нему, впитывая теплоту и силу, вдыхая его запах. Чувствуя ловушку несуществующего мира.

- Ненавидь меня, если сможешь, - произнес мужчина, - но я буду прикасаться к тебе и держать тебя в объятиях. Когда мы ляжем в постель, я буду любить тебя. Ты моя жена. И если ты настолько недостойна, чтобы быть боготворимой и желанной, Элен, почему тогда я могу простить тебя? Почему могу любить?

Она дышала медленно и глубоко.

- Я так устала, Эдгар, - ответила Элен. - Так устала.

Всегда уставшая. Не только от беременности, конечно. Она была утомлена духовно.

- Пожалуйста. Я так устала. - Неужели этот тихий голос принадлежит ей?

- Мы ляжем спать, скоро, - пообещал Эдгар, - но сначала я хочу тебе кое-что показать. - Он подвёл её к окну, крепко держа одну руку у неё на талии. - Ты видишь? - Мужчина указал вверх на одну звезду, которая светила ярче, чем все остальные. - Вон там, Элен. Не только в Сочельник. Всегда, если мы только ищем это. Всегда есть надежда.

- Романтик, - проговорила женщина, её голос дрожал. - Сентиментальный человек. Эдгар, мне казалось, что ты являешься человеком доводов и холодного здравого ума.

- Я также мужчина, который любит, - продолжил Эдгар. - Всегда, с детства. И я тот, кто навязался тебе. Боюсь, что на всю жизнь. И я никогда не позволю тебе забыть, что та звезда всегда там.

В ней смешались чувства отчаяния и надежды, что даже защемило в груди, и возник ком в горле. Элен положила голову на его плечо и ничего не сказала. После нескольких минут молчания он отнёс её в спальню.

Глава 15


Эдгар проснулся на рассвете следующим утром немного раньше, чем обычно. Огонь ещё не был разведён. Его охватила дрожь, когда он вытянул свою руку из-под головы и посмотрел в окно. Поскольку прошлой ночью небо было ясным, то снега больше не выпало.

Он устал. Тем не менее Эдгар был рад пробуждению. Он спал беспокойно всю ночь и чувствовал бессонницу Элен, хотя они не говорили и лежали, отвернувшись друг от друга, пока не занялись любовью.

Её история была достаточно ужасной. То, что она сделала, действительно, позорно. Элен была замужем, однако немногие могут сказать, что женщина имела голос в выборе супруга. Она знала и понимала мальчика. Он являлся сыном её мужа. Элен была достаточно взрослой, чтобы знать лучше, и, конечно, всё понимала. Притяжение, желание – это ясно, сын оказался ближе ей по возрасту, чем отец. То, что она предпочла искушение, заслуживало порицания. Она оказалась нравственно слаба. Но её совесть не была такой.

С тех пор Элен наказывала себя. Женщина не захотела извиниться перед Джеральдом или простить себя, так как думала, что её грех нельзя искупить. Она никогда не позволяла себе быть счастливой, любимой или любить. Элен предполагала, что её постоянные путешествия являлись попыткой к бегству от самой себя. Можно даже сказать, что истинное раскаяние должно было заставить её воздерживаться от вступления в новый брак. Но Эдгар верил, что он прав в том, что сказал ей предыдущей ночью. Элен наказывала себя беспорядочностью сексуальных связей, убеждением, что она действительно развратная, падшая женщина.

Не было ни единого шанса из миллиона на то, что их брак принесёт им обоим удовлетворение. Разве только…

Это был огромный риск. Он думал об этом на протяжение всей ночи. Она была совершенно уверена, что погубила своего пасынка, что её предательство стало последней каплей в уничтожение его несчастной жизни. И Элен убеждена в своих фактах, описывая его брак. Он женился на проститутке из лондонского борделя.

Казалось очень вероятным, что она права. Но если это так, то для неё никогда не было бы покоя. Эдгар мог бы спорить до бесконечности, что сэр Джеральд Стэплтон оскорблен и отцом, и матерью, намного более важными людьми в его жизни, чем Элен, и что он не использовал свою свободу, когда достаточно вырос, чтобы не сопоставлять себя с образом жертвы. Жена всегда винила бы себя.

И поэтому сегодня он должен сделать единственную вещь. Это была одна лишь оставленная надежда, однако очень хрупкая. Он должен вспомнить, что сказал Элен вчера вечером о звезде. Она была там, Рождественская звезда, постоянный символ надежды, которая должна быть всегда. Единственное, что оставалось без неё – это отчаяние. Элен жила слишком долго с этим.

Её неподвижность и молчание не обманули Эдгара. Она бодрствовала, как и большую часть ночи. Он перекатился через кровать и положил свою руку ей на плечо.

- Я собираюсь в Бристоль, - произнёс Эдгар. - Есть кое-какие дела, которые я должен решить до праздника. Остановлюсь в доме на ночь, а завтра утром вернусь.

Он ожидал вопросов. Какие дела возникли так внезапно за два дня до Рождества, когда вчера вечером даже не было никакой почты.

- Да, - ответила она. - Хорошо.

Эдгар сжал ее плечо.

- Отдохни, - проговорил он.

- Да.

Сумрак всё ещё не давал появиться солнечному свету, когда мужчина вывел свою лошадь из конюшни, заставляя животное взять средний темп из-за заснеженных дорог, и направился к Брукхёрсту, находящемуся на расстоянии тридцати миль.

Это было огромным облегчением не видеть Эдгара в течение дня. Элен рассердилась на себя за то, что уступила его постоянным поддразниваниям. Она никогда не должна была говорить ему правду о Джеральде. Женщина сделала это, потакая своим слабостям. Но она чувствовала себя удивительно очищенной, сидя там, в тишине, в затемнённой оранжерее, вновь переживая те воспоминания, не предназначенные для чужих ушей. Элен почти завидовала католикам за то, что они могли исповедоваться.

Но это не просто потакание своим слабостям. Она должна была сказать ему правду. Ведь он - её муж. Но в этом и заключалась истинная проблема. Женщина не привыкла заботиться о чувствах других людей. Это то, чего она не делала в течение многих лет. Что хорошего могло когда-нибудь получиться из её симпатии и сострадания?

Элен заботилась о муже. Эдгар был порядочным человеком и слишком хорош для неё. Но она не должна тревожиться о нем или позволять себе ощущать радость и комфорт из-за его постоянной заботы. Элен помнила, что он сказал прошлой ночью. «Почему же тогда я тебя люблю?» Она покачала головой, чтобы избавить свой разум от звука его голоса, произносящего те слова.

Женщина была рада, что он уехал. Конечно, нет у него никаких дел в Бристоле. Его друзья выглядели удивленными, а отец Эдгара изумился, когда Элен объяснила причины его отсутствия. Он уехал просто так, чтобы побыть вдали от неё в течение дня, чтобы мог всё обдумать и спланировать. К тому времени как Эдгар вернется, между ними будет огромная пропасть, один раз у него был реальный шанс оценить полностью то, что она сказала ему. И даже более того, со своей стороны, она должна перейти к равнодушию, даже к язвительности. Эти черты были в её характере, но исчезли после того, как женщина вышла замуж. Элен радовалась, что не сказала ему той заключительной правды.

Она чувствовала облегчение, что он уехал.

Женщина провела день в заботах. Утром вместе с Корой и Джин, графиней Гринвалд, она отправилась в деревню, чтобы купить разнообразные призы для игр на Рождественский праздник. Дети, молодежь и большинство мужчин вышли на холм, чтобы прокатиться на санях вниз по снежным склонам. После полдника её тесть отослал Элен под предлогом отдыха в комнату, и женщина была удивлена, когда обнаружила, что беспробудно спала около часа. А затем она вышла на улицу, когда стало очевидно, что герцог и герцогиня, которые планировали слепить снеговика для сынишки, собрали значительных размеров вереницу маленьких детей. Малыши были решительно настроены пойти посмотреть и даже помочь.

- Вы замечательно обращаетесь с детьми, миссис Доунс, - сказал ей герцог Бриджуотер, когда три снеговика разных размеров и художественного оформления, стояли перед ней в ряд. - Как и Стефани. Я мог бы остаться дома и греть ноги у огня.

Это удивительно в некоторой степени, потому что он не сделал так. Элен была знакома с ним несколько лет, и она считала его строгим, безукоризненным и немного надменным аристократом. Он всё ещё производил такое впечатление, когда не находился в компании жены и сына.

На мгновение Элен в глубине души ощутила пустоту. Она согласилась с герцогом притворной улыбкой.

- Это должно быть начинающееся материнство, которое заставляет вести себя так несвойственно, ваша милость, - произнесла женщина. - Меня никогда нельзя было обвинить в плохом отношении к детям.

- Я прошу Вашего прощения, мадам, - проговорил он с блеском в глазах. - Я испытывал почти такой же ужас месяц назад, когда мой дворецкий наблюдал, как я скакал галопом, вдоль верхнего коридора нашего дома с сыном на плечах. Почему я признаюсь в этих деталях, я не знаю. - Он тихо засмеялся.

Элен улыбнулась в ответ.

Вечером все собрались в гостиной. Семья и гости провели это время с музыкой, картами, разговорами и энергичной игрой в шарады, предложенной юными сыном и дочерью одного из друзей мистера Доунса, в которую с большим энтузиазмом приняли участие почти вся молодежь и несколько человек постарше.

Весьма заметный роман развивался между Фанни Грейнджер и мистером Сперлингом, обнаружила Элен. Они были очень осторожны и осмотрительны, так как за ними почти постоянно наблюдали мистер Уэбстер и леди Грейнджер, которая не казалась слишком неодобрительной, но была далеко и не в восторге.

За чаем тесть Элен небрежно предположил, что, возможно, делом её мужа являлась покупка и восстановление загородного имения для мистера Сперлинга в качестве будущего дома молодого человека, когда он займет достаточно высокую должность в компании; ведь это признак высокого статуса.

Эдгар или чувствовал себя виноватым по отношению к мисс Грейнджер, сделала вывод Элен, или у него было очень доброе сердце, унаследованное с намного более жесткими чертами характера от отца. Она надеялась на вторую версию, а именно, что муж является чрезвычайно заботливым мужчиной.

Хорошо побыть снова в одиночестве, думала Элен, по крайней мере, быть свободной от Эдгара в течение дня. Она размышляла, благополучно ли он добрался до Бристоля. Женщину интересовало, оделся ли он достаточно тепло для путешествия или, возможно, он простудился. Она задавалась вопросом, чем Эдгар занимался этим вечером. Сидел ли он дома, размышляя? Или наслаждался одиночеством? Посещал ли он друзей или же развлекался самостоятельно? Её интересовало, была ли у него содержанка? Она предположила, что да, в течение многих лет. Кроме того, он очень опытный и искусный любовник. В конце концов, ему тридцать шесть, и он никогда не был женат. Но Элен так или иначе не могла предположить очень респектабельного, буржуазного Эдгара Доунса, содержащего любовницу теперь, когда у него есть жена. Не то, чтобы она возражала. Но тут Элен внезапно представила Эдгара, занимающегося с другой женщиной тем, что он делал с ней в их кровати наверху, и моментально почувствовала раздражение и ревность.

Но затем её перестало волновать то, что он делал сегодня вечером в Бристоле.

Она была только счастлива вести беседу и смеяться, даже присоединиться к игре в шарады, не чувствуя его взгляда на себе.

Думал ли Эдгар о ней?

Она надеялась, что он не терял напрасно время и энергию, но Элен постаралась выбросить это из своей головы.

Дворецкий сэра Джеральда Стэплтона собирался разузнать, дома ли его хозяин, кланяясь Эдгару, когда тот представился и показал свою карточку, стоя возле входных дверей Брукхёрстов ближе к вечеру. Слуга указал мистеру Доунсу на приемную, ведущую в зал.

По крайней мере, подумал Эдгар, это долгое путешествие не было напрасным. Стэплтон мог бы отказаться видеть его, но ясно, что он остался здесь на Рождество. Дворецкий тогда бы знал, что его нет в доме. Мужчина подошел к окну. Во дворе оказалось также много снега как и в Мобли. Это был изящный особняк. А парк казался большим и привлекательным, даже несмотря на снежный покров.

Он обернулся, когда дверь снова открылась. Мужчина, который вошел в комнату, не удивил его ничем, кроме одной детали. Он не казался особенно высоким, атлетически сложеным или красивым. Но был хорошо одет, без каких-либо причуд. У мужчины оказалась весьма непримечательная внешность. За исключением его приятного и открытого выражения лица, что было удивительным. Хотя, наверное, он мог смотреть так просто из вежливости, когда принимал гостей, конечно.

- Мистер Доунс? - произнес он, смотря на карточку в руке.

Эдгар наклонил голову.

- Из Бристоля, как Вы можете прочесть, - ответил мистер Доунс. - Моему отцу принадлежит Аббатство Мобли, в тридцати милях отсюда.

- Ах, да, - сказал сэр Джеральд Стэплтон. - Вот почему Ваше имя знакомо мне. Снег, должно быть, замедлил Ваше путешествие. Вы едете в Аббатство Мобли? Я рад, что Вы нашли Брукхёрст, и решили передохнуть здесь. Я пошлю Вам несколько человек в помощь.

- Я выехал из Аббатства Мобли сегодня, - промолвил Эдгар, - чтобы увидеться с Вами и поговорить. Я недавно женился. Моя жена – леди Стэплтон, вдова Вашего отца.

Выражение лица сэра Джеральда тотчас стало настороженным.

- О, да, - сказал он. - Мои поздравления Вам.

- Спасибо, - ответил Эдгар. Было очень трудно понять, как дальше продолжить разговор. - И моей жене? - спросил он.

Сэр Джеральд посмотрел вниз на карточку и рассеянно положил её в карман. Он обдумывал свой ответ.

- Я не держу обид, - наконец, проговорил мужчина. - Но и у меня нет никаких добрых чувств к миссис Доунс.

Ах. Это был непростой случай. Сэр Джеральд Стэплтон не забыл и не простил Элен.

- Тогда Вы оскорбляете меня, - спокойно сказал Эдгар.

Сэр Джеральд слегка улыбнулся.

- Я бы предложил Вам гостеприимство своего дома, - ответил он, - Но думаю, что мы оба будем чувствовать себя более комфортно, если Вы остановитесь в деревенской гостинице. Она весьма респектабельна, и там есть регистрация. Благодарю Вас за предоставленную информацию.

- Она верит, что уничтожила Вас, - произнёс Эдгар.

Сэр Джеральд на мгновение сморщил губы.

- Она не делала этого, - сказал он. - Вы можете сообщить ей, если пожелаете.

- Она думает, что предала Ваше доверие, когда Вы были особенно уязвимы, - проговорил Эдгар. - Элен полагает, что Вы не восстановились после её эгоистичной жестокости. И поэтому она не может простить и перестать наказывать себя.

- Элен? - спросил сэр Джеральд, направляясь к камину и вглядываясь в огонь, горевший там. - Она была такой властной. Столь уверенной. Только без совести. Я помню её на похоронах моего отца, холодной, гордой и недавно разбогатевшей. Я прошу прощения, сэр. Я говорю о Вашей жене и не ожидаю, что Вы останетесь спокойным, в то время как я порочу её. Вы должны уверить Элен, что она не имела никакого длительного влияния на мою жизнь. И Вы даже можете сказать, если хотите, что я желаю ей всего хорошего в новом браке. Это всё, что я могу сделать для Элен. Если мы можем найти какую-либо другую интересующую нас тему, то я прикажу подать обед, прежде чем Вы выйдете на холод. Мне бы хотелось поговорить об Аббатстве Мобли. Я слышал, что оно восстановлено до практически первоначального блеска.

Невозможно было избежать этого разговора.

- Моя жена полагает, что Ваш брак был результатом Вашего длительного несчастья, - сказал Эдгар, задаваясь вопросом, будет ли его собеседник драться на дуэли, прежде чем закончится этот день или на рассвете.

- Мой брак? - Лицо сэра Джеральда потеряло все следы хорошего настроения. - Хотелось бы узнать, что Вы хотите сказать о моём браке, сэр. Но это не подлежит обсуждению. Я полагаю, было бы лучше для нас обоих, чтобы мы пожелали друг другу всего хорошего, пока ещё можем.

- Сэр Джеральд, - обратился Эдгар. - Я люблю свою жену.

Лорд Стэплтон закрыл глаза и громко вздохнул.

- Вы можете любить такую женщину? - спросил он. - Но не верите в искренность моих чувств? Вы верите, что я женился на своей супруге из чувства презрения к ней или к себе?

- Это то, во что верит Элен, - произнес Эдгар.

Сэр Джеральд стоял спиной к огню долгое время в тишине. Затем он шагнул к двери, и Эдгар был готов увидеть, как он уходит, и знать, что вернется в Аббатство Мобли ни с чем более утешительным для Элен, чем гарантия её пасынка, что она не имела никакого длительного влияния на его жизнь. Но сэр Джеральд остановился в дверях, давая распоряжения своему дворецкому.

- Спросите леди Стэплтон, не будет ли она столь любезна спуститься сюда, - сказал Джеральд.

Он вернулся на место перед огнем, не смотря на Эдгара и не заговаривая с ним. Прошло несколько минут, прежде чем дверь вновь открылась.

Внешность женщины оказалась полной неожиданностью для Эдгара. Она была маленькой, стройной, темноволосой, элегантно одетой и очень милой. У неё оказалось яркое, интеллигентное лицо. Она посмотрела на Эдгара, а затем на мужа, словно интересуясь.

- Присс? - Сэр Джеральд протянул ей одну руку, выражение его лица смягчилось, что безошибочно свидетельствовало о глубокой привязанности. - Иди сюда, любовь моя. Это сэр Эдгар Доунс из Бристоля. Он недавно женился на Элен. Моя жена, леди Стэплтон, сэр.

Вначале женщина посмотрела на лицо мужа с очевидным беспокойством и глубокой нежностью и подошла к нему, Джеральд обнял ее за талию и притянул к себе, словно защищая. Затем девушка повернулась к Эдгару. Ее глаза излучали доброту и спокойствие.

- Мистер, Доунс, - сказала она, - я желаю Вам счастья.

- Ты отослала Питера обратно в детскую? - спросил её сэр Джеральд.

- Да. - Она улыбнулась ему, а затем снова повернулась к Эдгару. - Мой муж предложил Вам чай, мистер Доунс? Сегодня прохладный день.

Она говорила с акцентом, и в голосе послышались нотки милосердия, которое, казалось, было естественным для неё.

- Присс. - Сэр Джеральд взял её руки в свои. - Мистер Доунс говорит, что Элен никогда не забывала того, что случилось и не прощала себя.

- Я говорила тебе, что она, вероятно, не могла, Джеральд, - ответила леди Стэплтон.

- Элен полагает, что уничтожила меня, - произнес мужчина.

Девушка слегка наклонила свою голову в одну сторону и посмотрела на него с такой нежностью, что Эдгар задержал дыхание.

- Элен была очень близка к правде, - сказала она.

Сэр Джеральд быстро закрыл глаза.

- Элен рассматривает наш брак как свидетельство своего поступка.

- Понятно почему она так думает, - спокойно проговорила леди Стэплтон.

- Элен просит моего прощения. - Джеральд был слегка удивлен всей этой ситуацией. - Я предполагаю, именно поэтому Вы и приехали, мистер Доунс? Я не могу сделать этого. Но Вы можете поведать ей о моей жене, если хотите, и сказать, что леди Стэплтон – женщина, которую я почитаю выше других женщин, и люблю больше, чем свою жизнь. Этого будет достаточно? Если нет, то боюсь, мне больше нечего добавить.

Эдгар в изумлении посмотрел на леди Стэплтон и почувствовал шок от симпатии, которая возникла между ними.

- Если миссис Доунс не забыла боль того времени в течении стольких лет, сэр, - проговорила она, - То это также касается и моего мужа. Джеральда всё ещё ранят воспоминания о тех событиях. Я пыталась убедить его, что в действительности существует очень мало людей, которые являются монстрами без совести. Я говорила ему, что Элен, вероятно, всегда сожалела о том, что произошло между ними. Она очень несчастна?

- Очень, мадам, - ответил Эдгар.

- И Вы любите её. - Это было утверждение, а не вопрос. Женщина внимательно посмотрела на него.

- Да, мадам.

- Джеральд. - Она обернулась к нему и искренне произнесла, - это твой шанс для окончательного мира. Если ты простишь её, то сможешь, наконец, всё забыть.

Эдгар попытался представить её в лондонском борделе. Но это было невозможно.

- Ты мягкосердечна и добра по природе, Присс, - сказал Джеральд. – Но я не могу простить её. Ты же знаешь, не могу.

- И всё же, - ответила она мягко, добавив, - ты простил меня.

- Не было ничего, чтобы прощать, - проговорил он горячо. - Боже мой, Присс, не было ничего, чтобы прощать.

- Только потому, что ты увидел мой внутренний мир, - ответила женщина. - Только потому, что ты знал о моём страдании. Есть мало проступков в этой жизни, за которые нельзя простить, Джеральд. Я знаю, как трудно понять Элен. Но ты должен это сделать. Из-за неё ты так отчаянно не уверен в себе. Но если бы не она, дорогой, я бы никогда не познакомилась с тобой. И оставалась бы там, где ты встретил меня. И поэтому я могу простить её. Она была несчастна в течение многих лет, осмелюсь сказать.

Сэр Джеральд стоял, наклонив голову и закрыв глаза.

- Ты слишком великодушна, любовь моя, - проговорил он через некоторое время.

- Страдание учит состраданию, Джеральд, - ответила женщина. - Ты знаешь это. Ты можешь чувствовать сострадание ко всем, в том числе и к Элен, я верю. Мистер Доунс, в гостиной зажжён огонь. Пройдёмте туда? Вы всё ещё не обедали. А снаружи уже потемнело. Вы останетесь здесь на ночь? Вы не можете ехать в такое время, а гостиницы - унылые места, чтобы останавливаться там. Переночуете у нас?

Эдгар посмотрела на сэра Джеральда, который поднял свою голову.

- Пожалуйста, примите наше гостеприимство, - сказал он. - Возвращайтесь назад в Аббатство Мобли завтра и скажите миссис Доунс, что она получила мое прощение. - Его голос казался жёстким, а его лицо бледным. Но слова были произнесены весьма твёрдо.

- Спасибо, - ответил Эдгар. - Я останусь.

Леди Стэплтон улыбнулась.

- Тогда пойдемте наверх, - проговорила она. - Я надеюсь, Вам нравятся дети, мистер Доунс. Мы слишком любим Питера, чтобы отправлять его в комнату так рано. Я приведу его обратно, если позволите. Ему немного больше года, и он уже терроризирует маму и папу. - Она пересекла комнату и дотронулась своей рукой до Эдгара.

- Я люблю детей, - ответил мужчина. - Элен должна родить ребенка следующем летом.

- О, - промолвила леди Стэплтон. - Это великолепно. И я тоже, мистер Доунс.

Гостиная была очень удобной и выглядела жилой. Здесь повсюду находились книги и рукоделие, но не хрупкие предметы. Причина этого стала очевидной, как только Питер Стэплтон прибыл в комнату. Он учился ходить, исследуя всё с энергичным любопытством, прежде чем уселся на колени своего отца и стал играть цепью его часов и брелком.

Комната была украшена к Рождеству. Тёплый огонь горел в очаге. Сэр Джеральд сидел на стуле у камина, выглядя непринужденно с ребёнком на коленях. Леди Стэплтон наклонила голову к своей вышивке после того, как налила чай и положила пирожные на тарелки.

Это был теплый семейный круг, в котором оказался и Эдгар благодаря гостеприимству хозяйки. Вскоре он стал рассказывать о жизни в Бристоле и об Аббатстве Мобли.

Но это было Рождество, на котором не присутствовали больше никакие другие гости; Стэплтоны же не собирались куда-то отправляться на праздник.

- Вы собираетесь праздновать Рождество в одиночестве? - cпросил Эдгар.

- Да. - Улыбнулась леди Стэплтон. - Граф Северн, друг Джеральда, пригласил нас в Северн-парк, но его мать и вся семья должны быть там, и мы не стали вторгаться на семейный праздник.

Сэр Джеральд наблюдал за женой.

- Мы счастливы здесь вдвоем, - сказал он.

Но это было не так. Довольны, возможно. Они были парой, глубоко любящей друг друга. Но, вероятно, обстоятельства только усилили чувства. Леди Стэплтон была проституткой. Теперь она оказалась парией в высшем обществе.

- Я хочу, - сказал Эдгар, застав себя врасплох, как и их, - чтобы Вы отправились со мной в Аббатство Мобли и отпраздновали Рождество там.

Они оба посмотрели на него, совершенно пораженные.

- В Аббатство Мобли? - переспросила леди Стэплтон.

- Это невозможно! - тотчас же проговорил ее муж.

- Я бы хотел, чтобы Вы и моя жена снова встретились, - сказал Эдгар сэру Джеральду. - Увидели друг друга снова. Чтобы возвратить, возможно, часть симпатии и дружбы, которая когда-то была между Вами. Рождество кажется для этого идеальным временем.

- Вы просите слишком многого, сэр, - жестко сказал сэр Джеральд.

- Там много гостей, - ответил Эдгар, поворачиваясь к леди Стэплтон. - У моего отца и у меня там друзья и их родственники, все они принадлежат к торговому классу. Также присутствуют семья моей сестры, леди Фрэнсис Неллер. Они аристократы: это герцог и герцогиня Бриджуотер, а также маркиз и маркиза Кэрью. Было бы приятно добавить ещё троих гостей в нашу компанию.

Леди Стэплтон была женщиной с чувством собственного достоинства и храбростью, он видел это. Она не отводила от него взгляда, пока говорила.

- Полагаю, что Вы знаете, сэр, о том, кем я однажды была и кем всегда буду в глазах высшего общества. Я не стыжусь своего прошлого, мистер Доунс, поскольку это являлось средством выживания, и я выжила, но хорошо знаю об ограничениях, которые теперь накладываются на всю мою жизнь. Я приняла их. Как и Джеральд. Спасибо Вам за приглашение, но мы должны отказаться.

- Я думаю, - ответил Эдгар, не уверенный в том, что прав, - что Вы могли бы найти свои страхи необоснованными, мадам. Я сам вошёл в высшее общество несколько месяцев назад, когда был в Лондоне. Меня там неуважительно называли торговцем, все относились ко мне с неизменной неприязнью везде, где бы я ни находился. Я знаю, что наши ситуации не сопоставимы, но думаю, что мои отец и сестра примут с любезностью и теплотой каждого, кого я представлю им как своего друга. И Элен нуждается в прощении, - добавил он.

- Мистер Доунс. - В больших, умных глазах женщины стояли слёзы. - Это невозможно, сэр.

- Я не буду ставить свою жену в такую ситуацию, которая может причинить ей боль, - проговорил сэр Джеральд. - Я не хочу, чтобы люди относились к ней с презрением, считая, что она ниже их по статусу.

Глаза Эдгара сосредоточились на мальчике, который извивался на коленях у отца и запутался в шёлковых нитях матери.

- В Мобли есть дети разных возрастов, - произнес Эдгар. - Я насчитал четырнадцать, но, может быть, их на три или на четыре больше. У детей есть привычка постоянно двигаться, поэтому их трудно сосчитать. Вашему ребенку было бы с кем играть на Рождество, мадам.

Женщина прикусила нижнюю губу, и он увидел её глаза прежде, чем она повернулась к мужу. Они оказались наполнены тоской. Питер был её слабостью. К тому же она ждала второго ребёнка. Женщина, скорее всего, должна бояться за их будущее, изолированное от других детей их класса.

- Джеральд, - промолвила леди Стэплтон.

- Присс. - В голосе сэра Джеральда были и боль, и нежность.

Если это всё ошибочно, думал Эдгар, то несколько людей направляются навстречу неприятностям. Внезапно он ощутил смятение. Но это оказалось чувство, с которым он был хорошо знаком в своей деловой жизни. Это рассчитанный риск, который он взял на себя. Элен должна знать, что не загубила жизнь своему пасынку. Прощения было недостаточно.

Жизнь Стэплтонов не казалась полной и счастливой. И она стала бы менее безоблачной по прошествии лет, когда их дети начали бы взрослеть.

- Пожалуйста приезжайте, - повторил Эдгар. - Я обещаю Вам самое счастливое Рождество, которое Вы когда-либо праздновали.

Леди Стэплтон улыбнулась ему.

- Вы не можете так поступать, мистер Доунс, - сказала она. - Мы не возложили бы такую ответственность на Ваши плечи. Так же как и то, что это будет весьма неудобно для Вас. Но считаю, что мы обязаны поехать. Джеральд, я думаю, мы должны.

- Присс. - Он нахмурился. - Я не выдержу этого…

- А я не могу прятаться здесь всю жизнь, - ответила она. - И я не могу позволить тебе прятаться здесь. И Питер обожает других детей. Ты можешь наблюдать это каждую неделю в церкви. Кроме этого, я собираюсь увидеться с Элен. Хочу, чтобы ты встретился с ней снова. Я хочу... О, Джеральд, я хочу свободы, даже если она должна прийти за счёт некоторого неудобства. Я хочу свободы для нас обоих, и для Питера, и для нашего второго ребёнка.

- Тогда мы поедем, - решил Джеральд. - Мистер Доунс, я надеюсь, Вы знаете, что делаете. Но это несправедливо. Как говорит моя жена, Вы не можете быть ответственным за то, что мы решили сделать. Давайте тогда проясним ситуацию. Я увижу Элен, а Присс примут в обществе. А Питеру будет с кем играть. Мы отправимся утром? Или в Сочельник? Ты действительно уверена, Присс?

- Полностью, дорогой. - Она улыбнулась ему со спокойствием, которое вряд ли ощущала.

Но Эдгар, также внешне решительно настроенный, дрожал весь внутри от мысли, что он собирался сделать.

Сэр Джеральд и его жена одновременно бросились по направлению к сыну, который был поглощен созданием невероятной путаницы из ярких нитей.

Глава 16


Сочельник. Для Элен это был относительно спокойный день. Хотя некоторые из взрослых совершили поездки в деревню для последних покупок, а молодежь выбралась из дома на прогулку и возвратилась с таким количеством снега на себе, какое бывает после игры в снежки. Ещё несколько отдельных пар отправились с детьми на улицу для различных занятий. Несмотря на все это, была общая атмосфера лени и ожидания вечера. Все берегли силы непосредственно для Рождества, которое начиналось вечером.

Обед был назначен на час раньше обычного. Колядовщиков ждали в течение вечера, и мистер Доунс со всеми своими гостями должен был встречать их в холле, потчевать горячим пуншем с сахаром, пряностями и печёными яблоками, а также пирогами после того, как они споют свои рождественские гимны. Позже в деревенской церкви должна была состояться праздничная служба, на которой планировали присутствовать все, за исключением, конечно, самых младших детей. Потом все соберутся в гостиной, чтобы подкрепиться горячими напитками после холодной прогулки и встречать наступление нового дня.

Само Рождество, конечно, будет безумно напряженным из-за обычных празднований и раздачи подарков, с которыми этот день всегда был связан, а также детского праздника днем и бала вечером.

Ее тесть сегодня не стал настаивать на том, чтобы Элен отдохнула после ленча, однако спросил, хорошо ли она себя чувствует. Он и все остальные, конечно, задавались вопросом, почему Эдгар уехал в Бристоль всего за два дня до Рождества, и почему к полудню Сочельника он все еще не вернулся. Элен чувствовала беспокойство и напряжение за улыбками мистера Доунса и Коры. Поэтому сама приняла решение за час до чая удалиться к себе и отдохнуть.

Она не спала, и на самом деле не устала. Первый, особенно утомительный период беременности прошёл, как она понимала. Это было больше спасение, чем отдых. В доме царствовала атмосфера нетерпеливого ожидания. Кто-то мог бы подумать, что такой многолюдный прием не пройдет без нескольких ссор и споров, некоторой зависти или даже неприязни. На самом деле не произошло ни одной ссоры, кроме нескольких незначительных среди детей.

Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Это надоедало.

Элен чувствовала себя одинокой, как и почти всю свою жизнь. Ей всегда казалось, что она стоит снаружи и заглядывает внутрь, а когда попыталась войти и стать частью "тёплых семейных взаимоотношений", то тут же совершила ужасную ошибку. Она постаралась приумножить любовь, что было лишним. Следовательно, она сама все разрушила? Все! Теперь она понимала, что если бы она оставалась терпеливой и верной Кристиану, что не было особенно трудным, поскольку он всегда хорошо относился к ней, Элен, возможно, носила бы траур по нему в течение года и все еще была бы достаточно молодой, чтобы встретить своё счастье в лице другого мужчины.

Но в таком случае она никогда не повстречала бы Эдгара, или, если бы встретила, то была бы уже замужем за кем-то другим. Может быть, так было бы лучше? Если бы она вышла замуж этой осенью и встретила его в гостиной Гринвалдов, признала бы она в нем, после одного долгого взгляда через всю комнату, того единственного человека, который сможет сделать ее жизнь полной? Единственную любовь всей своей жизни?

Элен лежала на своей постели, глядя вверх и сглотнула несколько раз.

Влюбилась бы она? Влюбилась бы она в него так безрассудно, так безвозвратно, в независимости от обстоятельств ее жизни? Были ли они созданы друг для друга? Элен это вопрос казался смешным. Она не верила в такой сентиментальный вздор. Созданы друг для друга!

А если это правда?

Как она желала, чтобы они вообще не встречались.

Если бы они не встретились, сейчас она была бы в Италии. Праздновала бы Рождество так, как привыкла. В пределах мили от нее не было бы теплой семейной идиллии. Конечно, она не была бы счастлива. Никогда не могла быть счастливой. Но Элен была бы на знакомой территории, в обществе близких людей. Управляла бы своей жизнью и судьбой. Сохранила бы свое сердце, надежно заключенным в лед.

«Приедет ли он домой сегодня?» - задавалась она вопросом. Или хотя бы к Рождеству? Ну конечно, он приедет. Он приедет хотя бы ради своего отца. Несомненно, приедет.

А что, если нет? Что, если он никогда не вернётся?

Ей казалось, что она никогда не была настолько погружена в жалость к самой себе. Элен ненавидела себя за малодушие. Нет, она ненавидела его. Да, это правда. Она ненавидела его.

Неожиданно дверь ее спальни открылась, и женщина повернула голову, чтобы посмотреть кто там. Он несколько мгновений постоял в открытом дверном проеме, посмотрел на нее, прежде чем шагнуть внутрь и закрыть за собой дверь.

Элен закрыла глаза.

* * *

Весь день Эдгар сходил с ума от беспокойства. Он сильно рисковал жизнями нескольких людей. Если бы дела пошли вкривь, то жизнь для сэра Джеральда и леди Стэплтон, также как и для Элен, стала бы неизмеримо хуже. Возможно, он разрушил бы свой брак. Его отца могли бы осудить за поведение, неподходящее для человека с претензиями на аристократизм.

Но лёд тронулся и все, что он мог теперь сделать, это попытаться направлять и контроллировать события.

Стэплтоны не передумали отправиться лишь утром. Поэтому, рано в Сочельник, они отправились в Аббатство Мобли, и должны были ехать с осторожностью по дорогам, которые были все еще покрыты снегом. Сэр Джеральд, как заметил Эдгар, был очень напряжен. Его жена была спокойна и внешне безмятежна.

За время своего короткого знакомства с ними Эдгар понял, что каждый из них чувствовал к другому глубокую и покровительственную любовь. Без сомнения они вместе нашли комфорт, мир и гармонию. Также без сомнения, они были двумя ранеными людьми, раны которых затянулись тонкой пленкой за время их брака, немногим больше года, как он предполагал, что, должно быть, почти точно совпало с рождением их сына. Но были ли раны излечены? Если нет, то эта поездка в Мобли могла снова их открыть и сделать заживание тяжелее, чем когда-либо.

Они достигли Аббатства Мобли в середине дня, уложившись вовремя. Эдгар, приехавший верхом, сам опустил ступеньки экипажа, все-таки сэр Джеральд должен был позаботиться о жене и спящем ребенке. Няня быстро прибежала из сопровождающего экипажа и взяла малыша, затем Эдгар поручил лакею сопроводить их в детскую и вызвать домоправительницу. Он повел сэра Джеральда и Леди Стэплтон в библиотеку, которая, к его счастью, была пустой, распорядился насчет закусок, и с их позволения покинул комнату.

Эдгар прошел сначала в гостиную. Элен там не было, а только его отец вместе с несколькими гостями.

- Эдгар! - Поспешила к нему Кора и взяла за руку. - Ты негодник! Как ты посмел отсутствовать в течение почти двух дней непосредственно перед Рождеством? Элен была очень расстроена, и я почти не отводила глаз от неба из страха, как бы еще одна снежная буря не воспрепятствовала твоему возвращению. Надо полагать, ты ездил в Бристоль, чтобы купить невероятный рождественский подарок для своей жены? Возможно, какую-нибудь почти бесценную драгоценность?

- Эдгар, - вторил ей отец, поднявшись с дивана, на котором он сидел и беседовал с миссис Кросс, - хорошо, что ты дома засветло. Что тебе понадобилось в Бристоле?

- Я не ездил в Бристоль, - сказал Эдгар. - Я сказал Элен, что направляюсь туда, потому что хотел сохранить в тайне истинную цель своей поездки. Мы все окружены семьей и родными, в то время как у Элен здесь только одна тетя.

Он поклонился миссис Кросс.

- Я ездил, чтобы повидать ее пасынка, сэра Джеральда Стэплтона, в Брукхёрст, и убедить его поехать со мной, и провести Рождественские дни здесь.

- Превосходно! - Мистер Доунс потер руки. - Чем больше нас будет, тем веселее. Ты сказал, пасынок моей невестки, Эдгар?

- Какая замечательная мысль, мистер Доунс, - сказала миссис Кросс.

- Сэр Джеральд Стэплтон? - голос Коры повысился почти до визга. - И он приехал, Эдгар? Один?

Кора всегда была столь же прозрачна, как недавно отполированный кристалл. Вопросы, которые она задавала, едва скрывали то, что она хотела спросить на самом деле. Эдгар посмотрел на нее и на своего зятя за ее спиной.

- Это - Рождество, - сказал он, - конечно, я привез также и леди Стэплтон, и их сына. С твоего позволения, папа. Я должен найти Элен и проводить ее в библиотеку, чтобы встретиться с ними. Ты знаешь, где она?

- Она наверху, отдыхает, - ответил мистер Доунс, - это поднимет ей настроение, Эдгар. Она была в некотором унынии, я полагаю. Но причиной этому было твое отсутствие. - Утверждение больше походило на вопрос. Но Эдгар не остался, чтобы прояснять что-либо. Он оставил комнату и мучимый мрачным предчувствием, подошел к своей спальне.

Она лежала на кровати, хотя и не спала. Их взгляды встретились на мгновение, и он понял, с ужасающей ясностью, что его и её будущее, будущее их брака, зависело от событий следующего часа. Он шагнул в комнату и закрыл дверь. Элен закрыла глаза, невозмутимо отгораживаясь от него. Казалось, она осталась равнодушна к его появлению. Возможно, вообще не соскучилась. А может надеялась, что он не вернется к Рождеству.

Эдгар сел на самый край кровати и коснулся тыльной стороной ладони ее щеки. Она все еще не открывала глаза. Эдгар склонился и нежно поцеловал ее в губы. Ему очень не хотелось заставлять Стэплтонов ждать бесконечно.

- Твой отец будет счастлив твоему возвращению, Эдгар, - сказала она, не открывая глаз. - А также Кора. Пойди и выпей с ними чаю. Как ты мог заметить, я пытаюсь отдохнуть.

- Я привез ещё гостей, - ответил он. - Они сейчас в библиотеке. Я хочу, чтобы ты встретилась с ними.

Женщина открыла глаза.

- Еще друзья? - спросила она. - Как отрадно для тебя. Я встречусь с ними позже.

Она находилась не в лучшем расположении духа, а это не сулило ничего хорошего.

- Сейчас, - сказал Эдгар - Мне хотелось бы, чтобы ты встретилась с ними сейчас.

- О, прекрасно, Эдгар. Знаешь, когда ты играешь в "супруга и повелителя", ты совершенно неотразим. Если ты соизволишь перестать так угрожающе маячить надо мной, я встану и кинусь выполнять твой приказ.

Чертовски колючая. Он отошел, чтобы встать у окна, в то время как она поднялась, поправила свое платье, посмотрелась в зеркало, и удостоверилась, что с ее волосами все в порядке.

- Я готова, - произнесла она. - Дай мне руку и проводи в библиотеку. Я буду любезной хозяйкой, Эдгар, не беспокойся. Не надо так сердито смотреть.

Он не смотрел сердито. Просто был напуган. Правильно ли он поступал? Нужно ли ее предупредить? Но если он сделает это, велика вероятность, что она категорически откажется сопровождать его в библиотеку. И что ему тогда делать?

Эдгар кивнул лакею, когда они достигли холла, и тот открыл двери библиотеки. Эдгар сделал медленный, глубокий вдох.

* * *

- Сэр Джеральд и леди Стэплтон. - Кора кружилась вокруг и смотрела на мужа с волнением в широко раскрытых глазах.

- Пасынок моей новой дочери, - сказал мистер Доунс, лучезарно улыбаясь миссис Кросс и снова заняв место около нее. - Также его жена и сын. Еще члены семьи. Было ли когда-нибудь такое же счастливое Рождество, сударыня?

- Я уверена, что никогда не знала более счастливого, сэр, - спокойно ответила миссис Кросс.

- Расскажите мне, что Вы знаете о сэре Джеральде Стэплтоне, - обратился к ней мистер Доунс.

- Я полагаю, что Эдгар скоро пригласит их к чаю, – сказала Кора.

- Да, любовь моя, - ответил лорд Фрэнсис, направляясь в ее сторону.

- О, дорогой, – произнесла она. - О чем только Эдгар думал? Возможно, он даже не знает.

Внезапно она воинственно посмотрела на группу друзей за ее мужем, которые прислушивались к ней в тишине. Она подняла свой подбородок:

- Ну, что ж, я буду вежливой по отношению к ней. Она - родственница Элен по замужеству, даже если это не кровные узы. И она гостья Эдгара и папы. Никто не должен ожидать от меня невежливого обращения.

- В противном случае, я был бы крайне разочарован в тебе, Кора, - мягко произнес ее муж.

- И почему же кому-нибудь может прийти в голову относиться к леди, жене баронета, такой же гостье в этом доме, невежливо? - поинтересовался граф Торнхилл, подняв свои брови.

- Ты не помнишь, кто она, Габриэль? - спросила его жена. - Хотя я очень надеюсь, что ты повторишь свои слова, даже когда вспомнишь.

- Леди совершила что-то опрометчивое, Дженнифер? - спросил он, хотя для всех его слушателей было очевидно, что он с самого начала очень хорошо знал ответ. - Каждый совершал опрометчивые поступки в своей жизни. Я помню время, когда ты и я были замечены целующимися целым бальным залом, полным танцующих, в то время как ты была обручена с другим человеком.

- О, браво, Габриэль, - сказал лорд Фрэнсис, поскольку графиня зарделась как маков цвет. - Остальные уже тактично позабыли тот инцидент. Хотя что-то очень схожее случилось с Корой и мной. Не то, чтобы мы целовались. Мы смеялись и держались друг за друга. Но для всего мира это выглядело так, как будто мы были поглощены страстными объятиями, и это вызвало очаровательный скандал.

- Светское общество настолько глупое, - сказала Кора.

- Сэр Джеральд и леди Стэплтон - гости в этом доме, - напомнил герцог Бриджуотер. - Также, как Стефани и я, Кора. Я не собираюсь рассматривать их через мой монокль или задирать перед ними нос. Вы можете быть спокойны.

- Конечно, - сказала герцогиня. - Алистер делает обе эти вещи в совершенстве, но он приберегает их для претенциозных людей. Я помню время, когда я превратилась почти в нищенку, Кора. Я помню страх. Мне повезло. Алистер пришел, чтобы спасти меня.

- Есть слишком много леди, которым не столь повезло, - тихо произнес маркиз Кэрью. - Инстинкт выживания один из сильнейших. Я уважаю тех, кто, дойдя до отчаяния, находит способ выжить, не прибегая к грабежу, убийству или причинению вреда кому-то еще кроме себя. Я верю, что леди Стэплтон одна из выживших.

- О, Хартли, - сказала его жена, лаская его руку. - Ты найдешь добродетель в убийце, которого собираются повесить, скажу я тебе.

- Я, конечно, попробовал бы, любовь моя, - ответил он, улыбаясь.

- Я знаю графиню Северн, - сказала Джейн, графиня Гринвалд. - Она и граф оказали поддержку Стэплтонам. Они не сделали бы так, если леди Стэплтон была бы невозможно вульгарной, не так ли?

- Вот, любовь моя, - сказал лорд Фрэнсис, кладя руку на талию Коры. - У тебя должно было быть больше веры в твоих друзей и в меня.

- Да, - согласилась она. - Спасибо. Теперь мне интересно, как бедная Элен отнесется ко всему этому. Ох уж этот Эдгар и его сюрпризы! Это напоминает поговорку о быках, бросающихся на ворота.

- Я верю, что и Эдгару, и Элен, можно доверять, - сказал лорд Фрэнсис. - Я искренне считаю, что бы ни случилось, эти двое до конца останутся преданными друг другу.

- Я надеюсь, что ты прав, - сказала Кора с громким вздохом.

- О чем это ты, Фрэнсис? - окликнул мистер Доунс через все комнату. - Об Эдгаре и моей невестке? Конечно, они преданны друг другу. Он поехал, чтобы привезти ей этот загадочный подарок, и в его отсутствии она была в подавленном состоянии. У меня есть большие надежды. Даже не надежды. Уверенность. Что Вы скажите, сударыня? - повернулся он к миссис Кросс.

- Я скажу так, сэр, - ответила она. - Если кто и сможет приручить мою племянницу, то это мистер Эдгар Доунс. И если кто и заслуживает преданности Элен, то это Эдгар Доунс.

- Совершенно верно, сударыня, - он похлопал по ее руке. - Совершенно верно. Теперь, где же это мой сын с нашими новыми гостями? Уже почти время вечернего чая.

* * *

Элен посмотрела сначала на женщину, которая стояла по одну сторону от камина. С виду очень благородная молодая особа, подумала она, стройная и хорошенькая, с умными глазами. Она улыбнулась и перевела взгляд на мужчину. Приятный вид, но от него было не очень уютно. Определенно неуютно, надо сказать.

И затем она узнала его.

Паника была похожа на тяжелый шар внутри нее, который быстро раздувался и готов был взорваться. Она повернулась, с намерением без оглядки покинуть комнату как можно быстрее. Элен поняла, что уперлась в очень широкую, мужскую грудь.

- Элен, - голос мужа прозвучал твердо, - успокойся.

Она посмотрела на него диким взглядом. Прошло одно кошмарное мгновение, а в следующий момент женщина яростно прошипела:

- Я никогда не прощу тебя за это. Позволь мне пройти. Я никогда не прощу тебя.

- У нас гости, дорогая. - Его голос и лицо были твердыми, как камень. - Повернись и поприветствуй их.

Ярость нахлынула вслед за паникой. Элен вгляделась в его лицо, ее ноздри раздувались от гнева, и потом она повернулась.

- Это Вы, Джеральд? - спросила она, смотря прямо на пасынка. - Что Вам здесь нужно?

- Здравствуйте, Элен, - ответил он.

Он выглядел таким же скромным, благородным и спокойным, как и всегда.

Она не могла поверить, что смотрела на него в течение целой секунды, не узнавая. Он почти не изменился. Вероятно, совсем не изменился.

Этот внешний вид всегда скрывал его чувства неприятия, незащищенности, неуверенности в себе.

- Я имею честь представить Вам мою жену, - сказал он. - Присцилла, леди Стэплтон. Элен, миссис Эдгар Доунс, дорогая.

Элен не сводила с него глаз.

- Мне нечего Вам сказать, Джеральд, - произнесла она, - и полагаю Вам нечего сказать мне. Я не смею просить Вас уехать. Вы - гость моего мужа. Прошу меня простить.

Она повернулась, чтобы оказаться перед той же самой широкой, твердой грудью.

- Какой ты глупый, Эдгар, - сказала она горько. - Ты думаешь, что достаточно свести нас вместе в одной комнате? Ты думаешь, что мы поцелуемся, помиримся и станем жить поживать да добра наживать? Мы, конечно, не будем целоваться. Ты глупый, настырный человек. Дай мне пройти.

- Элен, - произнес он ледяным голосом, - кое-кто был представлен тебе, а ты не ответила. Разве леди так себя ведут?

Она уставилась на него с недоверием. Он посмел учить ее манерам? И порицать ее на глазах у других людей? Она повернулась и посмотрела на женщину. Подошла к ней.

- Леди Стэплтон. Присцилла, - произнесла она спокойно, с горькой усмешкой на лице, - я прошу Вашего прощения и рада познакомиться с Вами.

- Я понимаю, - ответила женщина, спокойно глядя в глаза Элен. Ее голос был столь же совершенен, как и ее внешность. - Сначала я, так же как и Вы, не горела желанием знакомиться с Вами, когда мне это было предложено, Элен. У меня было немного причин думать о Вас хорошо.

Как она посмела!

- Тогда я должна думать, что это в высшей степени любезно с Вашей стороны преодолеть сомнения и приехать, - резко сказала Элен.

- Я сделала это ради Джеральда, - ответила леди Стэплтон. - И ради мистера Доунса, который является истинным джентльменом, и заботится о Вас.

Женщина говорила с достоинством. В ней не было ни высокомерия, ни подобострастия, и, конечно, никакой вульгарности. Только достоинство.

- Я смогла бы довольно счастливо прожить и без его заботы, - сказала Элен.

- Элен.

На сей раз, это был Джеральд. Она повернулась, чтобы посмотреть на него и увидела, что мальчик, которого она так нежно любила, превратился в мужчину.

- Я хотел тебя больше никогда не видеть. Я хотел никогда не слышать твоего имени. Естественно, я не хотел прощать тебя, но твой муж умеет убеждать.

Элен закрыла глаза. Она не могла вообразить худшего кошмара, чем этот.

- Я не могу винить тебя, Джеральд, - произнесла она, чувствуя, что весь ее боевой дух улетучивается. - Возможно, я бы попросила твоего прощения, до кончины твоего отца, или на его похоронах, или в течение времени, прошедшего с тех пор, если бы считала нанесённую обиду простительной. Но я так не считала. Поэтому и не попросила прощения, и не буду делать этого теперь. Я заберу этот проступок с собой в могилу. Я нанесла непоправимый вред твоей жизни, не добившись малого утешения для себя самой.

- Я должен поправить тебя в одном заблуждении, - сказал он, дрожащим и задыхающимся голосом. - Я вижу, что ты все неправильно понимаешь. Ты простишь меня, Присс? Я встретил мою жену при обстоятельствах, о которых, я уверен, ты знаешь, Элен. Она не по своей воле попала в эти условия, но даже среди них она оставалась веселой и скромной, доброй и достойной. Она всегда была гораздо выше меня. Если кого и следует жалеть в этом браке, то это ее.

- Джеральд? - начала леди Стэплтон, но он остановил ее поднятой рукой.

- Но не надо ее жалеть, - сказал он. - И меня тоже. Присс - любовь всей моей жизни, и сейчас у меня есть твердая уверенность, что я - любовь ее жизни. Я не имею привычку придавать огласке такие сугубо личные чувства, но я понял по твоему поведению и узнал от твоего мужа, что ты горько осуждаешь себя в том, что случилось между нами. И что ты стойко отказываешься простить себя или позволить себе хоть толику счастья. Я думал, что я все еще ожесточенный. Я думал, что никогда не прощу тебя. Но в течение прошедшего дня я понял - то были устаревшие, мелкие чувства. Ты была молода и несчастна, Господь знает, что и я никогда не был счастлив со своим отцом. И хотя молодость и несчастье не извиняют плохое поведение, они многое проясняют. Держать обиду на протяжении тринадцати лет и даже больше, само по себе непростительно. Если тебе необходимо мое прощение, Элен, то оно у тебя есть, данное свободно и искренне.

Нет. Это не могло быть так легко. Бремя лет не могло быть снятым единственной короткой речью, произнесенной этим спокойным, хорошо знакомым голосом.

- Нет, - сказала она натянуто. - Это не то, что я хочу, Джеральд. Это не в Вашей власти.

- Значит, Вы отошлете его все еще обремененным? - спросила Присцилла. - Это непросто предложить прощение и быть отклоненными. Это заставляет человека чувствовать странную вину.

- Завтра Рождество, - вышел Эдгар вперед. До сих пор он был безмолвным зрителем. Элен глубоко негодовала на него. - Мы все собираемся провести его здесь, в Аббатстве Мобли. Вместе. И сейчас время вечернего чая. Пора пройти в гостиную. Мне хотелось бы представить Вас моему отцу и другим нашим гостям, Стэплтон, леди Стэплтон.

Они не были представлены? Леди Стэплтон еще не была представлена герцогу и герцогине Бриджуотер, маркизу и маркизе Кэрью, графу и графине Торнхилл, и всем остальным? Присцилла должна была бы оскорбиться. Возможно, именно так она себя и чувствовала.

Тогда почему она приехала? Ради Джеральда? Она так его любила?

Неужели она пошла на такое унижение ради него? Для того чтобы он мог обрести спокойствие? Но Джеральд не сделал ничего, чтобы сожалеть. За исключением того, что она отказалась принять его прощение.

- Опрись на мою руку, Присс, - голос Джеральда был напряжен из-за предчувствия.

- Нет. - Элен шагнула вперед и сама взяла руку женщины. Жена Джеральд была ниже ее, изящнее. - Мы отправимся вместе, Присцилла. Я представлю Вас своему свекру, невестке и своей тете. И всем нашим друзьям.

- Спасибо, Элен, - тихо произнесла Присцилла. Если она и боялась, то никак не показывала этого.

- Я должна показать всем, что за восхитительный подарок мой муж преподнес мне в Сочельник, - сказала Элен. - Он привез моего пасынка и его жену провести Рождество со мной. И, надеюсь, моего внука. Это – сын или дочь?

- Сын, - ответила Присцилла. - Питер. Спасибо, Элен. Джеральд рассказывал мне, какой сердечной и очаровательной женщиной Вы были. Теперь я вижу, что он был прав. И Вы увидите в последующий день или два, какой он надежный, содержательный человек, и Вы простите себя и позволите ему простить Вас. Я видела достаточно страданий в свое время, чтобы знать все о масках, за которыми оно скрывается. Пора нам всем прекратить страдать.

И это непосредственно перед тем, как они вошли в гостиную, навстречу тому, что, возможно, было одним из самых суровых испытаний в жизни Присциллы.

- Я могу только восхититься Вашей храбростью, - сказала Элен. - Я подведу Вас сначала к моему свекру. Он Вам понравится, и Вы, конечно же, понравитесь ему.

- Благодарю Вас, – улыбнулась Присцилла. Но все же ее лицо было очень бледным.

Глава 17


Эдгар вглядывался в небо за окном их спальни. Каким-то чудом оно снова было ясным. Но ведь это Рождество. В Рождество люди, так или иначе, верили в чудеса.

- Подойди сюда, - сказал он, не оборачиваясь. Он знал, что она все еще сидит на краю кровати, расчесывая волосы, хотя ее горничная уже сделала это, и они были гладкие и блестящие.

- Я думаю, - сказала женщина. - Рождественская звезда сияет так же, как она сияла, когда мы шли домой от церкви несколько часов назад. Я полагаю, ты хочешь, чтобы я любовалась ею вместе с тобой, и поверила в весь этот Рождественский миф.

- Да, - произнес он.

- Эдгар. - Он услышал ее вздох. - Ты - такой романтик, такой сентиментальный человек. Мне и в голову никогда не пришло бы думать о тебе так.

- Подойди. - Он повернулся и протянул ей руку. Она пожала плечами и подошла.

- Вот.

Эдгар указал наверх, что было излишне.

- Подожди секунду. - Он оставил ее, чтобы задуть свечи и затем присоединился снова, положив одну руку на ее талию.

- Вот. Теперь нет ничего, что могло бы соперничать с этим. Скажи мне, если сможешь, что ты не веришь в Рождество, даже в последнюю деталь того жалкого хлева.

Она опустила голову на его плечо и вздохнула.

- Я должна была быть сейчас в Италии, - сказала она, - погруженная в цинизм. Почему я поехала в Лондон этой осенью, Эдгар? Почему поехал ты? Почему мы оба оказались в гостиной Гринвалдов тем вечером? Почему посмотрели друг на друга и больше не отводили взгляда? Почему я забеременела в самый первый раз, когда легла с тобой в постель, в то время как прежде у меня это не получалось?

- Возможно, мы найдем свои ответы в Рождество, - ответил Эдгар.

- Чудеса? - Ее голос приобрел прежний насмешливый тон.

- Или что-то, что было предначертано, - сказал он. - Я никогда не верил в подобные вещи. Я считал, как и многие другие, что являюсь хозяином своей судьбы. Но с возрастом человек может оглянуться назад и понять, что в его жизни была определенная закономерность, которую он не мог продумать заранее или контролировать.

- Ряд совпадений? - спросила она.

- Да, - ответил он. - Что-то в этом роде.

- Значит, закономерность соединила наши жизни этой осенью? - произнесла Элен. - Бедный Эдгар. Я не достойна тебя. Ты такой по-настоящему порядочный человек. Я могла убить тебя сегодня. Буквально.

- Да, - сказал он, - я знаю.

Она повернула голову к его плечу и закрыла глаза.

- Она очень храбрая, - сказала Элен. - Я никогда не смогла бы сделать то, что она сделала сегодня. Она сделала это ради него, Эдгар. Ради Джеральда.

- Да, - ответил он, - и ради их сына, и будущего ребенка. И себя самой. Ради них всех. Ты тоже была великолепна. Я очень горд тобой.

Она проводила Присциллу Стэплтон в гостиную к чаю, представила всем как жену ее пасынка, в своей манере: уверенно, очаровательно, даже по-королевски. Элен не покидала женщину до конца дня. Они шли к церкви и обратно с сэром Джеральдом и его женой, а также разделили с ними скамейку.

- Но я ничего такого не сделала, - сказала Элен. - Все приветствовали ее с любезностью и даже теплотой. Выглядело так, как-будто они ничего не знали, хотя я не сомневаюсь, что им все известно. Знаешь, Эдгар, в ней совсем нет ничего вульгарного.

- Она - леди, - сказал он.

- Джеральд счастлив с ней. - Он увидел, что она сильнее зажмурила глаза. - Он счастлив. Ведь так, Эдгар? Ведь так? - Вскинув голову, она вопросительно заглянула в его глаза.

- Их жизни, - ответил Эдгар, - переплелись самым неожиданным образом, Элен. Но они безусловно счастливы. Чувство, связывающее их не влюбленность - это что-то намного более глубокое. Да, он счастлив.

- А также невредимый и успокоившийся, - добавила она. - Я не сломала его жизнь.

- Нет, любимая, не сломала.

Она вздрогнула.

- Замёрзла? - спросил Эдгар.

- Но я могла бы, - произнесла Элен, - если бы он не встретил Присциллу.

- И если бы она не встретила его, - сказал он. - Они оба искали путь к выживанию, Элен. Мы не знаем, что с ними было бы, если бы они не встретили друг друга. Возможно, они оба были сильными личностями, которые, так или иначе, обрели бы каждый свою гармонию. Мы не знаем. Также как и они. Тем не менее, я убежден, что они не были бы так счастливы вместе, если бы просто использовали друг друга в качестве эмоциональной опоры. Но они встретились, и теперь они такие, какими мы их видим сегодня.

Она отодвинулась от него и положила свои ладони на подоконник, как будто высматривая что-то за окном.

- Я тоже не буду использовать тебя как эмоциональную опору, Эдгар, - произнесла она. - Это было бы легко сделать. Ты все устраиваешь и улаживаешь, не так ли? Для тебя это естественно. Ты обнаружил, что моя жизнь разбита вдребезги и постарался исправить дело, соединив кусочки воедино, пытаясь излечить меня. Ты взял на себя ужасный риск сегодня и победил, как и в большинстве случаев, я полагаю. Тебе так легко довериться, что я и сделала, позволив управлять моей жизнью. Похоже, у тебя это получается намного лучше, чем у меня самой. Но это моя жизнь. Я должна сама прожить ее.

Эдгар почувствовал страх. Но он ведь сам сказал о ее пасынке и его жене, что они не смогли бы быть счастливы вместе, если бы слишком зависели друг от друга. И он сказал правду. Как полностью доминирующий в браке партнер, Эдгар не был бы счастлив, хотя, с его характером он всегда пытался бы доминировать, думая, что он просто защищает и заботится о жене.

- Тогда ты так и сделаешь, - сказал он, - без моего дальнейшего вмешательства. Я не сожалею о том, что сделал вчера и сегодня. Будь у меня выбор, я поступил бы так же, потому что ты моя жена и потому что я люблю тебя. Но теперь ты должна принять это, Элен, или не принимать. Выбор за тобой. Я ложусь спать. Уже поздно, и я замерз.

Но она отвернулась от окна, чтобы посмотреть на него с прежней насмешливой улыбкой на губах, хотя, как ему показалось, обращенной скорее себе, чем ему.

- Я не пыталась поссориться с тобой, Эдгар, - сказала она. - Тебе ни к чему дуться, как мальчик. Я хочу заняться любовью. Но не так, как мы делали это со времени нашей свадьбы. Я позволяла тебе делать всё по-своему, потому что это было так приятно. Ты превосходный любовник, не авантюрный, как и твои методы.

Его брови взлетели вверх. Не авантюрный?

- Я хочу быть сверху, - объявила Элен. - Хочу вести. Хочу, чтобы ты лежал неподвижно, как обычно делаю я, и позволил мне устанавливать темп и выбирать ключевые моменты. Я хочу заняться любовью с тобой.

Эдгар никогда не делал это так. Это казалось отчасти неправильным, отчасти греховным. Его дыхание участилось, и он почувствовал напряжение внизу живота. Элен все еще улыбалась ему, и хотя была одета в бледный пеньюар, со струящимися по спине волосами, при слабом свете луны и звезд она снова выглядела как дама в алом из гостиной Гринвалдов.

- Тогда, чего мы ждем? - спросил он.

Эдгар сорвал с себя рубашку и лег на спину на кровати. Он был благодарен, что огонь в камине все еще горел, хотя на минуту воздух показался ему достаточно холодным. Обнаженная, она опустилась на колени, около него и начала ласкать его нежными, искусными руками и теплым ищущим ртом. Дерзкая девчонка, конечно, она была искусная. Он не имел никакого желания узнать, где она приобрела эти навыки, хотя ему действительно было безразлично. Он приобрел свои собственные с другими женщинами, но они больше не имели значения. Так же, как и другие мужчины больше не имели значения для нее. Он проследит за этим лично.

Было трудно удержать руки, подчиниться сладкой пытке любовных ласк, которая продолжалась слишком медленно для его удовольствия. Трудно быть пассивным, позволить себе быть ведомым и управляемым, отказаться от своей инициативы.

Элен оказалась верхом на нем, когда он уже подумал, что не справится с болью. С широко раздвинутыми коленями она осторожно устроилась, и решительно скользнула вниз на него. Его руки прошлись по ее бедрам, ему просто необходимо было дотронуться до нее, но он вовремя вспомнил и убрал их, оставив лежать там, где они были.

- Ах, - сказала она. - Так хорошо. Ты так глубоко. Ты ведь не делал этого прежде, не так ли?

- Нет.

- Я покажу тебе, как это хорошо, быть подчиненным, - произнесла она, наклоняясь и целуя в его открытый от удивления рот. - Это действительно хорошо, Эдгар, если это - только игра. И это игра, интимная и замечательная, в которой мы нуждаемся. Я не желаю управлять тобой за пределами этой игры, или, чтобы ты управлял мной. Только здесь. Сейчас.

Он стиснул зубы, когда она начала двигаться, скользить на нем, неторопливо раскачивая бедра. Руками она оперлась о его плечи, голова опрокинута назад, глаза закрыты. К счастью, сокращения ее внутренних мускулов подсказали ему, что она на последней стадии возбуждения. Это произошло незадолго до того, как она снова заговорила.

- Да, - прошептала она страстно. - Да. Сейчас, Эдгар. Сейчас!

Его руки напряглись на ее бедрах, и он вонзался в нее снова и снова, пока они вместе не достигли наивысшей точки.

- О-о, любовь моя, - проговорила она тем гортанным, бархатным голосом, которому было самое место здесь, в их постели. - О, любовь моя. - Ее голова была все еще откинута назад, глаза закрыты.

Возможно, Эдгар не обратил бы внимания на слова, если они не прозвучали бы так странно и столь непривычно для его слуха. Он сомневался, что она сама услышала их.

Элен не вставала. Она опустилась на него и выпрямила ноги так, чтобы они лежали с обеих сторон от него. Она прижала свою голову в ложбинку между его плечом и шеей, и вздохнула.

- Я вешу тонну, да? - спросила она, пока он старался как-нибудь натянуть на них покрывало.

- Только половину, - ответил Эдгар.

- Вы не джентльмен, сэр, - сказала она. - Вам следовало ответить, что я вешу не больше пёрышка.

- Двух пёрышек.

- Спокойной ночи, Эдгар. Я действительно получила удовольствие.

- Спокойной ночи, любимая. - Он поцеловал ее в щечку. - Мне понравилось быть управляемым.

Она засмеялась своим хриплым смехом и почти сразу заснула.

Они были все еще соединены.

Ему казалось, что этот брак будет интересным. И вряд ли спокойным. Или особенно веселым. Но что странно, он был больше склонен согласиться на интересный брак, чем на спокойный. Что касается счастья, то в данный момент он чувствовал себя полностью счастливым. А жизнь состояла из моментов. Досадно, что этот должен быть прерван сном, но будут и другие, завтра, или послезавтра, или на следующий день.

Он уснул.

* * *

Рождество был одним из тех волшебных дней, которые Элен тщательно избегала в течение десяти лет. В нем было все, чего она больше всего страшилась. День, переживаемый скорее на эмоциях, чем на какой-либо нормальной рациональности. И эмоции эти, конечно, были весельем, любовью и счастьем. Элен сделала заключение, что Доунсы: ее свёкр, муж, золовка пользовались любовью, великодушием, добротой и открытостью как основополагающими принципами в их собственной семейной жизни, и они передавали эти чувства всем вокруг. Казалось почти невозможным, что хоть у кого-нибудь в их доме не будет совершенно счастливого Рождества.

И, по-видимому, оно и будет у всех.

Каждая семья провела утро, раздавая подарки. У Элен было гораздо больше дел. Нужно было принимать слуг в течение часа, пока мистер Доунс раздавал им щедрые подарки. Нужно было отвезти корзины с дарами нескольким малоимущим семьям, которые жили на их землях и в деревне. Кора и Фрэнсис отвезли одну половину из них, в то время как Элен и Эдгар - другую.

Элен было так хорошо, она начинала принимать это чувство, становилась частью семьи. Начинала ценить любовь вокруг нее, понимала, что большая ее часть была направлена на нее, не из-за того, что она когда-то сделала или не сделала, а просто потому что она была членом семьи. Элен осознавала, что начинала снова любить, осторожно, робко, но без сопротивления.

Она решила наслаждаться Рождеством, этим добрым, старинным английским Рождеством, по определению ее свёкра. Завтра она все обдумает, и решит, может ли позволить своей жизни взять новый курс.

Но сегодня она не будет думать. Сегодня она будет чувствовать.

Молодежь умудрилась найти утром время, чтобы сходить к озеру, покататься на коньках. Они шли обратно, розовощекие и веселые, когда Элен и Эдгар возвращались из деревни. Фани Грейнджер и Джек Сперлинг были вместе - то, чего они со всей деликатностью пытались избежать в течение прошедших нескольких дней.

Фанни улыбнулась своей милой, застенчивой улыбкой. Джек поклонился им и обратился к Эдгару.

- Могу я поговорить с Вами, сэр? - спросил он.

- Конечно, - ответил Эдгар, указывая в сторону библиотеки. – Если это не слишком личный разговор, Вы не будете против присутствия моей жены?

- Нет, - Джек улыбнулся Элен, и она поменяла свое мнение относительно его внешности.

Он был больше чем просто привлекательным. Он был почти красавцем. Джек предложил свою руку Фанни и повел ее к библиотеке.

- Итак. - Эдгар переводил взгляд от одного к другому, когда они все оказались в комнате. - Скоро здесь будет горячий сидр, который я попросил принести. За что мы выпьем?

- Ни за что и за все, - засмеялся Джек, но Элен заметила, что он осторожно обнял Фанни за талию, а та смотрела на него сияющими от счастья глазами.

- Для меня этот тост звучит достаточно хорошо. - Эдгар улыбнулся Элен и указал на два кресла ближе к камину. - Присядьте, пожалуйста, мисс Грейнджер, и согрейтесь. Ну а теперь, в чем же заключаются эти "ничто" и "все"?

- Сэр Уэбстер Грейнджер позволил мне, - начал Джек, - ухаживать за мисс Грейнджер. Формальная помолвка не состоится, пока я не смогу доказать, что в состоянии обеспечить ей такую жизнь, к которой она привыкла, а свадьба - пока я не смогу предложить ей дом, достойный дочери баронета. На это могут уйти годы. Но Фа... Мисс Грейнджер молода, а мне всего лишь двадцать два. Ожидание кажется раем, если учитывать, что только несколько недель назад мы даже это считали невозможным.

Элен обняла Фанни. У нее не было привычки обнимать людей, долгое время не было. Но она была искренне счастлива за девушку и ее молодого человека. А также за Эдгара, который, должно быть, чувствовал себя виновным в ожиданиях, которые он вселил в Грейнджеров.

- Ну что ж, - улыбнулся Эдгар. - Вероятно, долгое ожидание можно немного облегчить. Так как Вы, мисс Грейнджер, стали близким другом моей семьи, а Вы, Сперлинг, должны стать привилегированным служащим, при условии, конечно, что Вы окажитесь достойным такого положения - я полагаю, что Вы двое могли бы достаточно часто встречаться здесь или в моем доме в Бристоле.

Фанни прикусила свою губу, ее глаза блестели от слез.

- Я благодарю Вас, сэр, - сказал Джек Сперлинг. - За все. Мы оба благодарим, не так ли, Фанни?

Она кивнула и взглянула на Элен. В ее глазах было такое счастье, что Элен поразилась. Девушке предстоит долгое ожидание, возможно годы ожидания. Но счастье заключается в надежде. Возможно даже больше, чем в любой другой составляющей. Мгновение могло бы быть счастливым, но если не чувствуешь уверенность в надежде, что будут другие такие мгновения, счастье немногого будет стоить.

- В Бристоле для меня все будет внове, - сказала Элен. - И хотя у меня будет Эдгар, а также друзья, которых я здесь приобрела, я некоторое время буду чувствовать себя одинокой. Возможно, мы сможем устроить так, чтобы Вы остались со мной весной, на месяц или два, Фанни. Ведь у Вас, по-моему, есть тетя в Бристоле? Я буду рада завести с ней знакомство.

Две слезинки скатились по щеке Фанни.

- Благодарю Вас, - прошептала она.

Прибыл горячий сидр. Все еще не согревшиеся после прогулки на открытом воздухе, они, провозгласив тосты за счастье друг друга, за Рождество, потягивали долгожданную теплоту своих напитков.

* * *

Эдгар не планировал присутствовать днем на детском празднике в танцевальном зале. Дети могли быть шумными и активными до головной боли, даже те четырнадцать, которые были гостями дома. Хотя уже пятнадцать, теперь когда к ним присоединился маленький и очень буйный Питер Стэплтон. После того, как к ним присоединились еще и несколько соседских детей, шум стал оглушительным. Эдгар намеревался только время от времени заглядывать, просунув голову в дверь, чтобы удостовериться, что зал не был разобран по частям.

В результате он остался. Четверка Коры надвигалась на него так же, как если бы к его груди был прикреплен гигантский детский магнит. Затем сама Кора подозвала его и спросила, возглавит ли он вместе с Габриэлем, Хартли и Фрэнсисом одну из четырех соревнующихся команд. Потом он заметил Присциллу Стэплтон и свою жену за игрой в кругу с младшими детьми. И, наконец, он обратил внимание, что человек, который сидел за фортепиано, приготовившись играть музыку для игры, был никто иной, как сэр Джеральд Стэплтон.

Именно из-за жены Эдгар задержался в зале, даже после того, как "отбыл свое наказание" в качестве капитана команды. Дети неизменно были ключом к тому, чтобы прорваться через все ее маски, и вернуть ту нежную, живую, любящую пошутить женщину, какой она, очевидно, была. Возможно, она еще не знала этого, и вероятно отрицала бы, даже если знала, но из нее получится замечательная мать. Её сопротивление было понятно. Элен убедила себя в том, что ее пасынок был ребенком, когда она пыталась совратить его. И поэтому она боялась своего влияния на детей. Но ее влияние было весьма доброжелательным. Сын Гринвалдов, Стивен обожал ее, она была третья в списке его привязанностей, сразу после мамы и папы.

Эдгар решил наслаждаться Рождеством, расслабиться и выбросить из головы все заботы. Он решил больше не пытаться управлять событиями и людьми, не в личной жизни, по крайней мере. Он женился на Элен и полюбил ее. Он обнаружил ее самые темные тайны и предпринял усилие, чтобы дать ей шанс исправить то, что случилось в прошлом. Она не отвергла полностью его усилия, была необыкновенно добра к Присцилле и ребенку. Вежлива с Джеральдом. Но она реагировала не совсем так, как надеялся Эдгар.

Он не мог сделать большего. Или скорее, он не станет делать большего. Остальное было за ней. Если она хотела жить в аду, который сама создала, и в котором прожила в течение тринадцати лет, то пусть будет так. Он должен позволить ей это. Он должен предоставить ей свободу, которую она жаждала, которая, он знал, была необходима в любых отношениях.

Он собирался наслаждаться Рождеством. Это было так просто. Помимо основной радости дня и его действий, был еще один счастливый, или потенциально счастливый, момент - результат его схемы сведения Фанни Грейнджер и Джека Сперлинга вместе.

И было кое-что ещё.

Его отец несколько раз появлялся на детском празднике, и каждый раз подвергался нападению. При последнем появлении, как только праздник начал подходить к концу, он пригласил Эдгара и Кору с супругами в свою личную гостиную.

- В конце концов, - сказал он, пока они пробивали себе дорогу, - человек имеет право урвать полчаса Рождественского дня, чтобы провести его только с самыми близкими и самыми дорогими.

Но в гостиной был кто-то еще, когда они вошли туда. Эдгар подавил улыбку. Они должны были быть слепыми и глупыми в течение прошедшей недели, чтобы не предположить, что произойдет что-то подобное.

Миссис Кросс улыбалась им, но выглядела она немного менее спокойной, чем обычно. Совсем немножко взволнованной.

Мистер Доунс откашлялся после того, как чай был разлит, и несколько минут они провели в занимательной, но неловкой беседе.

- Эдгар, Кора, - начал он. - Вы - мои дети и, конечно, унаследуете мое состояние после моей смерти. Эдгар унаследует Мобли, но я проследил, чтобы Кора получила наследство почти в таком же объеме. Мне кажется несправедливым, что интересы моей дочери должны рассматриваться с меньшей значимостью, чем интересы сына. Ты состоятелен сам по себе, Эдгар, так же как и Вы, Фрэнсис. Поэтому, мне показалось, что, возможно, ни один из моих детей не будет слишком расстроен, если обнаружит, что они получат немного меньше, чем ожидали.

- Папа, - сказала Кора, - я никогда не видела Вас таким смущенным. Почему Вы просто не скажете то, что собирались?

- Любовь моя, - произнес Фрэнсис, - ты не представляешь, насколько это трудно для мужчины сказать такую вещь. Вы, леди, об этом понятия не имеете.

Элен улыбнулась своей тете, которая пыталась удалить особенно неподатливое, невидимое пятнышко со своей юбки.

- Ни Кора, ни я не жаждем Вашей собственности или Вашего богатства, папа, - сказал Эдгар. - Мы любим Вас. Мы хотели бы, чтобы Вы остались с нами навсегда. И, конечно же, пока Вы с нами, мы не хотим ничего, кроме Вашего счастья. Не так ли, Кори?

- Как глупо, - сказала она, - что от меня ждут ответа на этот вопрос. Папа! Вы, когда-либо сомневались в этом?

- Нет. - Их отец на самом деле выглядел глупо. - Я нежно любил Вашу мать. Я хочу, чтобы все здесь знали это, и не сомневались в этом ни на минуту.

Прозвучал хор протестов.

- Ваши дети никогда не станут сомневаться, Джозеф, - сказала миссис Кросс, наконец-то подняв взгляд. - Конечно, никогда не станут. Как и я. Вы любили миссис Доунс так же, как я любила мистера Кросса.

Мистер Доунс снова откашлялся.

- Это может оказаться большим сюрпризом, - начал он, но был прерван другим возгласом, на этот раз счастливым. Он нахмурился. - Миссис Летиция Кросс оказала мне большую честь, приняв предложение руки, - сказал он с трогательной попыткой сохранить достоинство.

Затем поднялся такой шум, как если бы все действительно были удивлены. Кора плакала и требовала носовой платок Фрэнсиса, который был занят, пожимая руку своего тестя. Элен крепко обняла свою тетю и пролила одну или две слезы. Эдгар ждал своей очереди, удивляясь, что этого никогда не случалось прежде. Его отец, с огромным сердцем и вселенской любовью, оплакивал свою жену почти тридцать лет, и дарил всю свою любовь детям. Но они оба были в браке теперь, и отеческой любви было недостаточно, чтобы удовлетворить сердце человека на оставшуюся жизнь.

Миссис Кросс была удачливой леди. Но потом, Эдгар подумал, что вероятнее всего, это его отец был удачливым человеком.

Его отец повернулся к нему, с влажными глазами, и сердито нахмуренный. Эдгар обхватил его медвежьей хваткой.

Глава 18


На рождественский бал Элен надела свое алое платье. Возможно, это было несколько смело для приема в загородном доме, особенно для замужней женщины тридцати шести лет. Тем более, что она стремительно теряла талию. Но все было вполне прилично, и мягкие сгибы юбки с завышенной талией скрыли небольшую выпуклость, а это подходило ее настроению. Элен чувствовала себя яркой, праздничной.

И отчаянно нежелающей, чтобы день закончился. Он почти уже подходил к концу. Был уже поздний вечер, после ужина.

Завтрашний день тоже Рождественский, но самое главное уже закончится.

Так же, как всегда. Великий миф только поднимал людям настроение, чтобы позже привести их в еще большее, чем прежде, уныние. Что пугало Элен в этом году. Она поклялась не поддаваться этому, но она уступила Рождеству!

Уступив, она взяла бы от праздника все, что могла. И дарила бы, конечно же. Это было важнейшей частью Рождества, дарить. И это было то, чего Элен избегала. Она была напугана. Когда-то давно она верила, что у нее щедрая душа. Несмотря на разочарование в любви в девятнадцать лет, она отдала многое их с Кристианом браку. Элен могла бы погрузиться в несчастье, горечь и отвращение, но не сделала этого. Она намеревалась сделать его счастливым и преуспела в этом, с Божьей помощью. Но она сосредоточила большую часть своего великодушия и симпатию любящего сердца на Джеральде. Она попыталась помочь ему преодолеть последствия ухода матери и неприязни отца, а также приобрести уверенность в себе, понять, что он был мальчиком, достойным уважения и любви.

А затем она сломала его.

Но не навсегда. Вероятно, она переоценила значимость своего поступка. Да, Элен навредила ему. Заставила его страдать, в течении долгого времени. Но он оправился. И она смела полагать, что теперь он счастлив. Он все еще был тем добрым, тихим Джеральдом, но уже в гармонии с собой. Элен не знала всех обстоятельств его странного брака, но без сомнения, он и Присцилла были преданы и отлично подходили друг другу. И их сын, маленький Питер, был просто прелестным.

И сегодня они были еще более счастливы. Питер, должно быть, нуждался в компании других детей и теперь жадно наверстывал упущенное. Присцилла была принята в Мобли так, как будто она никогда не была кем-то, кроме леди. Элен предположила, что ее счастье было важно как ради Джеральда, так и ради нее самой. Он больше не будет чувствовать, что должен отлучаться от общества ради нее. И счастье Джеральда, несомненно, имеет такую же бескорыстную причину. Его жене больше не надо было скрываться от общества ей равных.

Элен смотрела на них, танцующих котильон, в то время как сама танцевала со свекром. Однако они были не единственные, за кем она наблюдала. Эдгар и ее тетя. Дорогая Летти. Она была довольна, не привлекая всеобщего внимания. Наконец-то у нее снова будет собственный дом и муж, который, несомненно, очень любит ее, так же как и она его. И больше никогда она не окажется в зависимости от милости родственников.

Если бы она не вышла замуж за Эдгара, думала Элен, ее тетя не повстречала бы мистера Доунса, и никогда не нашла бы это новое счастье. Впрочем, как и он. Если бы она не вышла замуж за Эдгара, Фанни Грейнджер сейчас не танцевала бы с Джеком Сперлингом и не выглядела бы такой сияющей от счастья, как будто ее свадьба ожидалась в ближайшем месяце. Вместо этого она танцевала бы с Эдгаром и улыбалась через силу. Если бы Элен не вышла замуж за Эдгара, Джеральд и Присцилла были бы в Брукхёрсте, одни со своим сыном, пытаясь убедить себя в том, что совершенно счастливы.

Элен все тщательно обдумала, стараясь не делать поспешных выводов, и поняла, что в последнее время не произошло ничего страшного, в чём она могла бы обвинить себя. За исключением того, что она заставила Эдгара жениться на себе, хотя на самом деле он сам на этом настоял. И Эдгар не казался несчастным, даже утверждал, что любит ее. Он сказал так несколько раз. Она отказывалась слышать, отказывалась реагировать.

Элен боялась верить этому. Она боялась, что это было правдой.

Как будто несколько дней кто-то держал широко открытой дверь, за которой был яркий солнечный свет, пение птиц и благоухание тысячи цветов. Все, что Элен надо было сделать, это перешагнуть порог, и дверь закроется навсегда, отгородив ее от мрака, из которого она вышла.

Но она боялась сделать этот решающий шаг. А если она шагнет, и обнаружит грозовые тучи, закрывающие солнечный свет, заглушающие пение и благоухание? Возможно, она все испортила бы.

Но ведь Элен еще ничего не испортила в это Рождество. Вероятно, ей следует отважиться. Может быть, она сможет сделать этот шаг. Если все обернется несчастьем, то она только снова окажется там, где так или иначе предполагала оказаться. Что ей терять?

Внезапно женщина поняла, что теперь появилось многое, что она могла потерять. Котильон закончился, и свекор поцеловал ее руку, а Эдгар, улыбаясь, склонил голову, чтобы услышать то, что говорила ему Летти.

Кора громко смеялась над чем-то с одним из друзей Эдгара, а Фрэнсис улыбался в некотором изумлении от звука. Герцог Бриджуотер присоединился к Джеральду и Присцилле, разговаривая с последней. Он, должно быть, просит у нее следующий танец. Аромат сосновых веток и остролиста, которыми был украшен бальный зал, перекрывал запахи различных духов гостей. Было очень сильное чувство Рождества.

О, да, она могла многое потерять. Не только солнечный свет, пение птиц и манящие цветы.

Эдгар направился к ней. Следующим танцем должен был быть вальс. Она очень хотела танцевать его с ним. Но внезапно решила, что не на этот раз. Пока нет. Она позже потанцует с ним, если до окончания бала будет еще один вальс. Элен повернулась и поспешно ушла, не глядя на него, так, чтобы он подумал, будто она его не увидела.

- Следующим должен быть вальс, - сказала она без особой надобности, когда присоединилась к герцогу с Джеральдом и Присциллой.

- Да, действительно, - сказал Его светлость. - Леди Стэплтон согласилась танцевать его со мной.

Казалось странным услышать, как другую женщину называют этим именем, понять, что оно больше не принадлежит ей. Элен подумала, что совсем не сожалеет. Миссис Доунс звучало намного более прозаично, чем леди Стэплтон, но это имя, так или иначе, дало ей новую индивидуальность, новый шанс.

- Превосходно, - сказала Элен. - Тогда Вы должны танцевать со мной, Джеральд. Вам никогда не пойдет на пользу быть желтофиольей.

Пасынок смотрел на нее с некоторым удивлением, но она взяла его под руку и одарила

ослепительной улыбкой.

Они не избегали друг друга с той первой встречи в библиотеке за день до этого, но и не искали.

- С превеликим удовольствием, Элен, - ответил он.

И несколько минут они безмолвно вальсировали, улыбаясь друг другу.

- Я рад, что мы приехали, - сказал он натянуто через некоторое время. - Мистер Доунс и Ваш муж были необычайно добры к Присс и ко мне. Как и все остальные. А Питер в восторге.

- Я рада, - сказала Элен. Вдруг она поняла, что у нее на лице натянутая улыбка. Это было то, за что она почти с ужасом цеплялась. Но это было лишним. Она прекратила улыбаться. - Я действительно рада, Джеральд. Она очаровательна и восхитительна. Вы замечательно подходите друг другу.

- Да, - сказал он. - Я мог бы сказать то же самое о Вас, Элен. Ваш муж - человек с сильным характером.

- Да. - Она улыбнулась ему, и на сей раз, это была искренняя улыбка. Он улыбнулся в ответ.

- Джеральд. - Элен встревожилась, когда у нее перед глазами все поплыло. Она крепко зажмурила глаза. - Джеральд, я так сожалею. Я никогда не могла сказать это, потому что считала свой грех непростительным. Я считала, что его последствия неизгладимы и необратимы. Я была неправа, не так ли? Сказать, что я сожалею, это ведь не бессмысленное отпущение грехов.

- Это никогда не было этим, - сказал он. - И никогда не будет, Элен. Нет ничего, что нельзя было бы простить, даже когда последствия необратимы. Все мы делаем ужасные вещи. Все. Задолго до свадьбы я вел себя по отношению к Присс так, будто клеймо ее профессии, полностью отображало ее личность. Если это не очевидный непростительный грех, тогда я не знаю что. Я должен был потерять ее прежде, чем понял, каким драгоценным даром мог бы обладать. Вы не обладаете исключительным правом на низкие поступки.

- Если бы я попросила прощение на похоронах Вашего отца, - спросила она его. - Вы простили бы меня, Джеральд? - Несла ли она ответственность также и за потраченные впустую годы?

Джеральд не отвечал некоторое время. В замысловатом кружении он увлек ее в один из углов зала.

- Я не знаю, - ответил он, наконец. - Возможно, нет. Я чувствовал себя жестоко обманутым. Это чувство усугублялось еще и тем, что я любил Вас больше чем, кого-либо в моей жизни, не считая матери. Но со временем, возможно, это помогло бы мне понять, что Вы, по крайней мере, чувствовали себя виноватой и сожалели о случившемся. До недавнего времени я считал, что Вы не чувствуете за собой вообще никакой вины, хотя Присс всегда утверждала, что это не так. У Присциллы есть дар. Она может заглянуть в душу человека и понять, что происходит у него глубоко внутри, даже если внешне он не подает никаких признаков. А она даже не знала Вас.

- Я очень надеюсь, - сказала Элен, - что смогу подружиться с моей невесткой. Джеральд, если то, что Вы сказали вчера, было сказано серьезно и искренне... Вы действительно сможете простить меня? Простите?

Он улыбнулся. Вся теплота привязанности и доверия, которые она привыкла видеть на его лице, появились снова.

- Присс был права, - сказал он. - Она так часто бывает права. Постоянное чувство обиды на Вас - было единственным изъяном в гармонии с самим собой. Я принял своего отца таким, каким он был, и мне больше не причиняют боль воспоминания о его неприязни. Мне нравится человек, которым я стал, даже если я не такой, каким меня хотел видеть отец. И я вернул воспоминания о моей матери. Она не бросала меня, Элен. Она была выслана моим отцом, и ей было запрещено видеть меня или общаться со мной любым способом. Я посетил своих тетушек и узнал правду от них.

- О, Джеральд! - сказала Элен, чувствуя всю прежнюю боль за его разочарования.

- Когда-нибудь, - сказал он, - возможно, я смогу рассказать Вам всю историю. Она доставила боль, но и принесла окончательную гармонию. Моя мать любила меня. И Вы любили меня. Я думал об этом в эти дни и, наконец, осознал, что это правда. Вы были очень добры ко мне, и не из-за тайных помыслов, как я думал до сих пор. Вы не плели интриг. Вы просто были молодой и одинокой. Но даже если все мои худшие опасения по поводу моей матери и Вас были верны, Элен, они не явились бы причиной моей неудавшейся, несчастной жизни, на которую Вы, по Вашему мнению, обрекли меня. Я человек со своим мнением и собственными желаниями. Все мы должны прожить жизнь с картами, которые нам раздали. Все мы, большинство из нас, имеем шанс построить жизнь так, как мы хотим. Вы не были бы в ответе за мою неудавшуюся жизнь, в ответе был бы я.

- Вы великодушный человек, - сказала она.

- Нет, - покачал он головой. - Всего лишь повзрослел, я надеюсь. Вы действительно отказывали себе в счастье в течение тринадцати лет, Элен?

- Я не заслуживала счастья.

- Вы заслуживаете его. - Он покружил ее снова. - И счастье Ваше, стоит только захотеть, не так ли? Я верю, что Доунс любит Вас, Элен. Я не хотел бы раскрывать тайны, но Вы, так или иначе, должны знать. Он сказал Присс и мне, когда приехал в Брукхёрст, что любит Вас. С самого нашего приезда мы видим, что это правда. Знаете, этот человек подходит Вам. Он сильный и напористый, но вместе с тем тонко чувствующий и любящий. Это - совершенное сочетание. Вы должно быть счастливы, что ждете ребенка? Я помню, как Вы делились со мной своим разочарованием, когда только вышли замуж за отца и чувствовали, что не можете говорить с ним на эту тему. Помню, как Вы хотели ребенка! И насколько Вы были добры с детьми, с которыми сталкивались, включая меня.

- Я начала бояться стать матерью, - сказала она ему.

- Не надо. - Она внезапно поняла, что их роли полностью поменялись. Он стал утешать, убеждать, чтобы она поняла, что была способна любить, и достойна любви. - Все малыши здесь обожают Вас, Элен, включая Питера, который стесняется почти всех взрослых, кроме Присс и меня. Сегодня во время игр, он боролся с остальными детьми за право держать Вас за руку. Вы будете замечательной матерью.

- Но я такая старая, - сказала она, скорчив недовольную мину.

- Бог или, если хотите, природа не делает ошибок, - ответил он. - Если Вы способны стать матерью в Вашем возрасте, тогда Вы не так стары, чтобы быть ею. Наслаждайтесь этим. Быть родителем замечательно, Элен. Изнурительно, устрашающе и замечательно. Как сама жизнь.

- Джеральд, - начала она. Но сказать было больше нечего. Иногда чувства были превыше слов. И в данный момент ее чувства вызывали слезы. - О, Джеральд.

Он улыбнулся.

* * *

- Что ты хочешь сделать?

Эдгар склонил свою голову ближе к жене, хотя услышал ее совершенно ясно. Бал закончился, гости, которые не оставались на ночь, уже разъехались, а остальные направились в свои покои. Слуги были проинструктированы оставить уборку до утра. И Эдгар горел желанием поскорее добраться до постели. Элен сияла весь вечер, особенно после вальса, который он хотел станцевать с ней, но она отдала предпочтение своему пасынку. Она выглядела еще прекраснее, чем обычно. Эдгар определенно был влюблен.

- Я хочу покататься на коньках, - повторила она.

- На коньках? - удивился он. - В час ночи? После головокружительного дня? Пройти милю до озера, и еще одну обратно? В ледяной холод. Когда ты беременна. Ты сошла с ума?

- Эдгар, - сказала Элен, - не будь скучным. Это так буржуазно, чувствовать, что нужно лечь спать просто, потому что поздно, и у человека был трудный день, а снаружи холодно.

- Буржуазно? - переспросил он. - Я заменил бы его словом нормально.

Элен закружилась, привлекая всеобщее внимание, хлопнула в ладоши и подняла руки.

- Это ведь Рождество, - сказала она, - и прекрасная ночь. Бал окончен, но ещё не глубокая ночь. Эдгар и я хотим покататься на коньках. Кто еще пойдет?

Все выглядели такими же ошеломленными, как и Эдгар, когда она впервые упомянула об этом безумии. Но через мгновение он увидел, что идея привлекла всех так же, как и его. Молодежь почти сразу же восторженно приняла ее, потом несколько из старших пар переглянулись с сомнением, робко, вопросительно.

- Это одна из лучших идей, которые я услышал за сегодняшний день, дочка, - сказал мистер Доунс, потирая руки. - Летиция, моя дорогая, как Вы находите идею о прогулке к озеру?

- Я нахожу ее весьма занимательной, Джозеф, - спокойно ответила миссис Кросс. - Но я надеюсь, что будет не только прогулка. Я уже много лет не каталась на коньках и склоняюсь к тому, чтобы попробовать снова.

Так-то вот. Большая часть их компании решила пойти, кроме нескольких пар постарше, достаточно мудрых, чтобы не поддаваться повальному безумию. В час ночи отправиться кататься на коньках!

- Вот видишь, Эдгар? - сказала его жена. - Не все такие же скучные и благоразумные, как ты.

- Или буржуазные, - добавил он. - Я не должен позволять тебе кататься на коньках, Элен, или еще как-то напрягаться сегодня. Ты носишь ребенка. Ты точно умеешь кататься?

- Любимый, - сказала она, - я проводила зимы в Вене. Как ты думаешь, я там развлекалась? Конечно, я умею кататься на коньках. Ты хочешь, чтобы я научила тебя?

Любимый?

- Я провожу тебя наверх, - сказал он, предлагая руку. - Ты переоденешься во что-нибудь теплое. Мы пойдем к озеру спокойным шагом, и ты немного покатаешься на коньках с моей поддержкой. Ты не подвергнешь свое здоровье большему риску, чем это. Ты поняла меня, Элен? Я должно быть сошел с ума, раз согласился на такую авантюру.

- Я сказала, что заставлю тебя побеспокоиться своими забавными капризами, Эдгар, - сказала она, с сияющей улыбкой. - Ключевое слово здесь - забавными. - Она взяла его под руку. - Я не буду рисковать безопасностью твоего наследника, не бойся. Он или она, важнее для меня, чем что-либо еще в жизни. Но я не желаю отпускать Рождество. Возможно, никогда не отпущу. Я буду повсюду носить со мной Рождество, каждый день до конца моей жизни. Веточку остролиста за одним ухом, омелы - за другим.

Она была в странном настроении. Он не знал, что и думать. Единственное, что он мог сделать в настоящее время - согласится с этим. А ведь было что-то необычайно притягательное в том, чтобы пройти одну милю до катка на озере, после часа декабрьской ночи.

- Остролист был бы решительно неудобен, - сказал Эдгар.

- Ты такой реалист, любимый, - ответила Элен. - Но ты мог бы целовать меня за другим ухом, под веточкой омелы всякий раз, когда ты пожелаешь, не опасаясь моего возражения.

Он тихо засмеялся. Любимый, снова? Да, жизнь с Элен собиралась быть действительно интересной. Впрочем, это касалось не только будущего. Она уже была интересной.

* * *

Она вышла замуж за тирана, весело думала Элен. Она так ему и сказала. Поверхность льда, конечно, ухудшилась из-за слоя снега, и в нескольких местах образовались достаточно глубокие сугробы.

Нескольким мужчинам потребовалось десять минут, чтобы снова расчистить каток, в то время как все остальные подбадривали и согревали их настолько, насколько это было возможно в два часа зимней ночи.

Эдгар категорически отказался позволить Элен взять одну из метел. Он даже угрожал на глазах у своего отца и всех присутствующих, что перебросит ее через плечо и понесет в дом, если она собирается продолжить спорить с ним. Она сладко улыбнулась и назвала его тираном на глазах у его отца и всех присутствующих.

А потом, как будто всего этого было недостаточно, он твердо взял ее под руку, когда они ступили на лед, и катался с ней по периметру расчищенного льда так, будто они были степенной парой средних лет. То, что они и были именно такой парой, вообще не имело никакого отношения к ее обвинению в тирании.

- Я так полагаю, - сказал он, когда Элен выразила свое неудовольствие, - ты желаешь выполнить несколько показательных головокружительных вращений и рискованных прыжков.

- Ну, я действительно хотела покататься на коньках, Эдгар, - ответила она ему.

- Ты сможешь сделать это в следующем году, - сказал он ей, - когда малыш будет дома, в своей теплой детской кроватке и в безопасности от безрассудства его матери.

- Или ее матери, - добавила Элен.

- Или ее матери.

- Эдгар, - спросила она, - быть беременной в моем возрасте ужасно вульгарно?

- Ужасно.

- Я стану ещё толще в течение нескольких следующих месяцев. - Сказала она. - А свою талию я уже где-то потеряла.

- Я заметил, - произнес он.

- И, наверное, думаешь, что я похожа на пудинг?

- На самом деле, - ответил Эдгар, - я думаю, что ты выглядишь очень красивой, и чем больше будешь увеличиваться в размерах, тем привлекательнее будешь выглядеть.

- Значит, в нормальном состоянии я не столь красива?

- Элен. - Он заставил ее остановиться, и четыре пары немедленно пронеслись мимо них. - Если ты пытаешься снова поссориться со мной, воздержись. На днях я окажу тебе эту услугу. Я обещаю. Неизбежно, что у нас будут несколько потрясающих ссор в будущем. Но не сегодня. Не этой ночью.

- Хм-м. - Она вздохнула. - Черт бы тебя побрал, Эдгар. Какой ты скучный.

- А еще буржуазный, деспотичный и влюбленный в тебя.

На сей раз, она услышала и обратила внимание. На сей раз, она посмела предположить, что, возможно, это правда. И что, возможно, пришло время ответить тем же. Но она не могла сказать это вот так. Это было что-то, к чему надо было подойти с особой осторожностью, что-то, что подкралось бы и прыгнуло бы так неожиданно, что слова выскочили бы почти по их собственной воле. Кроме того, она была напугана. Ее ноги были подобны желе, и ей не хватало воздуха. Не из-за прогулки или катания на коньках. Она не была настолько нездоровой.

- Если мы не можем кататься на коньках даже черепашьим шагом, Эдгар, - сказала она, - возможно, нам всем следует уйти.

- Я отведу тебя домой, - сказал он. – Ты, наверное, устала.

- Я не хочу идти домой, - возразила она, глядя вверх, где звезды больше не были видны. Надвигались облака. - Скоро будет новый снег. Завтра мы, вероятно, не сможем выйти из дома. Давай найдем дерево, за которым можно уединиться. Я хочу поцеловать тебя. Я хочу, чтобы ты поцеловал меня. Почти греховно.

Он засмеялся.

- Зачем тратить время впустую на распутный поцелуй за деревом, - спросил он, - когда мы были бы только отчасти скрыты? Почему бы не возвратиться домой, где мы можем использовать совершенно удобную и полностью уединенную постель, и заняться большим, чем просто поцелуи?

- Потому что я хочу, чтобы меня поцеловали сейчас, - сказала она, пытаясь высвободиться из его объятий и взять за руку. Она покатилась через центр катка в направлении скамьи. - И потому что я могу растерять свою храбрость во время прогулки назад к дому.

- Храбрость? - удивился он.

Но Элен больше ничего не сказала. Они едва избежали столкновения с Летти и ее свекром. Убрали свои коньки на скамью. И почти выбрали дерево, но оно уже было занято Фанни Грейнджер и Джеком Сперлингом. Наконец они нашли другое, с прекрасным широким стволом, к которому Элен могла прислониться. Она обняла его и подняла к нему лицо.

- Ты совершенно безрассудна, - сказал он жене.

- Ты рад? - прошептала Элен, ее губы слегка касались его. - Скажи мне, что ты рад.

- Я рад.

- Эдгар, - сказала она, - он простил меня.

- Да, любимая, я знаю.

- Я позволила себе любить и быть любимой в эти рождественские дни, - сказал она, - и это никому не принесло несчастья.

- Нет, - сказал он, и она могла видеть блеск его зубов в темноте, поскольку он улыбнулся. - Если конечно, завтра никто не сляжет с простудой.

- Какая страшная угроза, - сказала она. - Только этого от тебя и следовало ожидать.

Он поцеловал ее, крепко и страстно. А потом нежнее и продолжительнее, его язык проник в ее рот, вызывая такой жар, который мог бы побороться с холодом ночи.

- Ты принесла счастье многим людям, - сказал он, в конце концов. - Ты искренне любима. Особенно мной. Я не хочу обременять тебя этим, Элен, и ты никогда не должна волноваться, что твои чувства менее глубоки, чем мои. Но я люблю тебя даже больше, как мне кажется, чем, вообще можно любить женщину. Я не сожалею о том, что случилось, о том, что я женился на тебе. Мне все равно, если ты заставишь меня волноваться из-за твоих «забавных капризов», хотя и надеюсь, что они всегда будут такие же забавные, как этот. Для меня только важно, что ты моя, что я тот человек, которому выпала честь быть твоим мужем до тех пор, пока мы живы. Вот. Я не скажу этого снова, не беспокойся.

- Черт бы тебя побрал, Эдгар, - сказала она. - Если ты будешь отмалчиваться на эту тему хотя бы в течении одной недели, мои капризы будут самыми безрадостными, которые ты когда-либо мог себе вообразить.

Они снова нежно поцеловались.

- Эдгар. - Она держала свои глаза закрытыми, когда поцелуй закончился. - Я лгала тебе.

Он вздохнул и на мгновение прислонился своим лбом к её.

- Я думал, мы пришли сюда, чтобы греховно целоваться...

- Не считая Кристиана, - продолжила Элен, - я никогда ни с кем не была, кроме тебя.

- Что? - Его голос звучал озадачено. Она не открывала глаза, и не видела выражение его лица.

- Но я не могла сказать тебе это. Ты подумал бы, что являешься кем-то особенным для меня. Ты считал бы меня уязвимой.

- Элен, - произнес он мягко.

- Ты был... - Продолжила женщина. - Ты... Я... Проклятие, Эдгар, - произнесла она раздраженно, - я думала, что это мужчины должны затрудняться, когда говорят это.

- Говорят что? - Она увидела, когда осмелилась, прищурившись посмотреть на мужа, что он снова улыбался, практически усмехался. Он прекрасно знал, что она не могла сказать, и это делало его самоуверенным.

- Я-люблю-тебя. - Проговорила она быстро, закрыв глаза. Вот. В конце концов, это было не так уж трудно сказать. И вдруг она услышала громкое, неуклюжее рыдание, и с ужасом поняла, что оно исходило от нее.

- Я люблю тебя, - прорыдала она, когда его руки обхватили ее железным кольцом, и она столкнулась с его массивным телом. - Я люблю тебя. Черт бы тебя побрал, Эдгар. Я люблю тебя.

- Да, любимая, - успокаивал он ее. - Да.

- Я люблю тебя.

- Да, любимая.

- Какая утомительная беседа.

- Да, любимая.

Потом она захихикала и фыркнула в его плечо, и он тихо рассмеялся в ответ, но достаточно, чтобы трястись пока держал ее.

- Но я действительно люблю, - обвинила она его.

- Я знаю.

- И ты не можешь сказать ничего лучшего, чем это?

- Ничего лучшего, - ответил он, слегка отстраняясь, - Кроме осторожного, скучного, буржуазного предложения, что, возможно, пришло время лечь в нашу постель.

- Скучные и буржуазные вещи внезапно стали звучать как очень желанные, - сказала она.

Они медленно улыбнулись друг другу, и могло показаться, что не находили ничего лучшего или подходящего, чем это, в течении целой минуты.

- Чего мы ждем? - спросила она в итоге.

- Тебе показать дорогу? - спросил Эдгар. – Или ты начнешь проклинать и оскорблять меня, решив, что я играю в "супруга и повелителя"?

- О, Эдгар, - сказала она, взяв его под руку. - Пойдем домой, в постель. Займемся любовью. Кому вообще пришла в голову эта глупая идея, прийти сюда?

- Я не собираюсь выяснять это с тридцатифутовой беременной женщиной, - ответил он.

- Мудро с твоей стороны, любимый. - Элен опустила свою голову на плечо мужа, и они пошли в сторону дома.

Эпилог


Кора с шумом пронеслась по лестнице в гостиную Бристоль-Хауса в своей обычной недостойной манере. Но сказала просто, что все в порядке и он должен немедленно подняться наверх. Когда Фрэнсис поднял брови в ожидании дополнительной информации, а мистер Доунс прямо спросил об этом, она ослепительно улыбнулась брату, который находился на грани обморока.

Он вышел из комнаты и без дальнейших проволочек поднялся по лестнице в спальню, перешагивая через две ступеньки, - хотя у него все еще был какой-то гул в голове, а воздух в носу был ледяным.

Кора сказала: «Всё в порядке».

Новая жена отца бросилась ему на встречу, переполненная эмоциями, когда Эдгар открыл дверь спальни, а доктор шел за ней, с сумкой в руке. Летти улыбнулась ему и поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать в щеку; доктор поклонился и вышел вслед за ней.

Эдгар остался один. Хотя нет, не один. Элен лежала на кровати, бледная и молчаливая, ее глаза были закрыты. Рядом с ней лежал свёрток, глядя на который Эдгар конвульсивно сглотнул. Свёрток двигался и издавал тихие, протестующие звуки. Но не это было его главной заботой. Жена выглядела слишком спокойной и бледной, чтобы с ней было все в порядке, - а роды у нее длились четырнадцать часов. Мужчина боязливо приблизился к кровати. Возможно ли, что она…

- Черт побери, Эдгар, - сказала Элен, не открывая глаз. Ее голос прозвучал странно нормальным, - Если бы я знала, - хотя могла бы и догадаться, - что ты можешь зачинать таких крупных детей, я никогда и за миллион лет не соблазнила бы тебя.

Он не мог испытывать веселья. Только облегчение, - и вину. Было слишком невыносимо бродить внизу, вместе с отцом и Фрэнсисом, в течение четырнадцати часов. На что должно было быть похоже…

- Ты многое пережила, - сказал он ей, как-будто она сама этого не знала. – Извини меня, Элен. Если бы я мог взять эту боль на себя...

Женщина открыла глаза и посмотрела на него.

- Он почти разорвал меня пополам.

Эдгар поморщился, словно одно из ее слов больно ударило его в живот

- Он? – мужчина снова сглотнул. – У нас сын, Элен? – Не то что бы пол имел хоть какое-то значение. Он больше надеялся на дочь, но не это было важно. – У нас ребёнок, Элен? - Плод их тел? Продукт их любви? Их собственный малыш? Это чудо парализовало его.

- Ты доволен, что я выполнила долг, как и положено хорошей жене? – спросила Элен мужа. – Я дала тебе наследника состояния Доунсов.

- К чертям состояние Доунсов, - сказал он, на мгновение забывшись, охваченный эмоциями. – У нас родился ребёнок, любовь моя. Малыш.

Она мимолетно улыбнулась и Эдгар заметил, что она отчаянно устала.

- Познакомься со своим сыном, - сказала она и повернулась, чтобы отбросить одеяло с шевелящегося свёртка. Маленькое, сморщенное, уродливое личико и бессмысленно распахнутые глазки - вот что на минуту предстало его взору. Потом он больше ничего не видел.

- Глупенький Эдгар, - заметила его жена. – Как буржуазно заплакать при виде своего новорожденного сына. Предполагалось, что ты посмотришь поближе, чтобы удостовериться, что у него нужное количество глаз, носов и ртов, во всех нужных местах, а потом ты должен вернуться к своему бренди, собакам и охоте.

- Правда? – Элен подняла свёрток и протянула ему. Эдгар боялся что уронит его. Как может человеческое существо быть настолько маленьким? – Но я и есть буржуа, Элен, и поэтому плачу при виде своего сына. – Он осторожно взял свёрток в руки. Он был теплым, мягким и живым.

- Разве он не самый красивый ребёнок на свете? – Ее голос больше не нёс никакого оттенка насмешки.

- Да, - он поднял малыша и слегка прикоснулся губами к мягкой, теплой щеке своего сына, - По меньшей мере, самый красивый. Благодарю, любовь моя. – Он наклонился над ней, что положить ребёнка обратно на кровать, прежде чем он мог бы уронить его из-за своей неловкости. Он улыбнулся жене. - Теперь ты должна отдохнуть.

- О, чёрт тебя побери, - ответила она, поднимая руку и проведя ею по щекам, - Теперь ты заставил и меня заплакать. Это потому, что я устала после всех этих проклятых схваток. Иначе, я бы так себя не вела.

Вдруг Элен ухватилась за него, когда Эдгар стал подниматься, чтобы уйти. Она крепко обняла его руками за шею и спрятала своё лицо в его шейном платке.

– Эдгар, - резко выпалила она, - у нас есть ребёнок. В возрасте тридцати семи лет!

- Да, - он поцеловал её в макушку. – А у Присциллы и Джеральда появилась новорожденная дочка. Утром пришло письмо. Всё в порядке, любовь моя.

Она ничего не сказала, но глубоко вздохнула, прижавшись к нему, и расслабилась. Она простила себя за прошлое, он знал, и установила близкие взаимоотношения с бывшим пасынком и его женой. Но часть ее всегда будет стремиться знать, что они совершенно счастливы, что она больше не оказывает дурное влияние на их жизни.

- Все в порядке, - снова прошептал он.

И все было в порядке, подумал он, поцеловав ее, потом встал с кровати и тихо прошёл к двери. Их брак, начавшийся при неблагоприятных обстоятельствах, принёс им больше радости, чем они могли ожидать; его отец и Летти были счастливо женаты; Джеральд и Присцилла приняты в обществе; бизнес процветал; и он стал отцом.

Он стал отцом!

- Я люблю тебя, Эдгар Доунс, - сказала Элен, когда он взялся за дверную ручку. Ее глаза были снова закрыты, но на бледном лице играла улыбка. – И даже если бы мне пришлось все пережить снова, я бы всё-таки соблазнила тебя. Клянусь, я бы так и сделала.

Эдгар улыбнулся ей, хотя она и не открыла глаза.

– Эта ночь памятна, - ответил он, - во многих отношениях. Но ее можно повторить, и так и будет. Не теперь, даже не скоро, но это снова произойдет, - но соблазнителем буду я. Я обязан тебе, - и самому себе. Тебя честно предупредили.

Он услышал, как Элен тихонько рассмеялась, когда он выходил из комнаты и закрыл за собой дверь, намереваясь спуститься в гостиную и отпраздновать рождения сына со своей семьей.

Он и Элен стали родителями. У них есть ребёнок.

Эдгар спустился по лестнице, снова перешагивая через две ступеньки.


[1] Вифлиемская пещера - загон для скота, место, где по преданию родился Иисус.




Внимание!

Текст предназначены только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.



home | my bookshelf | | Рождественская невеста |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу