Book: Детектив из села Бубновый Туз



Детектив из села Бубновый Туз

Детектив из села Бубновый Туз

Глава 1

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ ВАСИЛИЯ ПОДЕЛЬНИКОВА, ЖИТЕЛЯ СЕЛА БУБНОВЫЙ ТУЗ

Сначала о селе, где родился и вырос герой нашей повести. Вернее, о его странном названии. Согласитесь, что для населённого пункта, расположенного где-то в Среднем Поволжье, оно, мягко говоря, не стандартно. Однако объясняется это просто. Ещё во времена правления Петра Великого за особые заслуги перед отечеством некоторые лица, не только из дворянского сословия, но и самые обыкновенные, получали в награду вместе с дворянским титулом какую-нибудь деревеньку. Получил такую деревню с тремястами душ и лихой рубака-драгун Николай Платонович Подельников, который во времена затишья, т. е. между военными кампаниями, был отчаянным гулякой и картёжником. Эта деревня называлась Кленовый Лист. Новоиспечённый помещик навещал её неожиданным наездом из двух столиц всего лишь раза три. Четвёртый его приезд стал роковым для деревни и крепостной девки Анюты, с которой драгун переспал несколько раз между игрой в карты. Николай Платонович проиграл все наличное, находившееся при нём, а заодно и селение вместе с его тремястами душами и ещё одной, уже зачатой в утробе Анюты, бывшему с ним приятелю. Прямо с крыльца, он прыгнул в седло своего боевого скакуна и выкрикнул:

— Если бы не бубновый туз, то быть бы мне до конца дней своих помещиком!

А когда конь опустил свои передние копыта на землю, драгун лихо заломил шапку и добавил:

— Прощай, моё село Бубновый Туз и ты, дама Треф!

Дамой Треф он называл крепостную Анюту.

Пришпорив коня, азартный игрок налегке умчался в неизвестном направлении, навсегда оставив после себя потомкам от крепостной Анюты фамилию Подельниковы, а деревне прилепившееся и никаким указом несмываемое название — Бубновый Туз.

После революции большевики из идейных соображений переименовали село в Интернационал, но жители в своих автобиографических справках, в графе «место рождения», продолжали писать: Бубновый Туз. Потом власти махнули на это рукой и только во время коллективизации вновь задумались над названием. После некоторых раздумий назвали созданный колхоз «У заставы Ильича». Отчего в сводках в райком или в область всегда получалось что-то среднее между коммунистической идеологией и карточной игрой: «Труженики колхоза „У заставы Ильича“ из села Бубновый Туз в социалистическом соревновании по всем показателям побивают своих соседей из „Красного будёновца“.

А при въезде в село многие десятилетия красовался лозунг такого содержания: «Колхоз „У заставы Ильича“ села Бубновый Туз достойно завершил пятилетку!» Не уточнялось, какую. Их было много за семьдесят лет Советской власти. А лозунг был универсальный. Его не меняли, только подкрашивали время от времени. Он перестал существовать лишь пару недель назад, когда «Волга» главы администрации района забуксовала в глубокой колее шоссе. Находчивый водитель положил выцветший щит с лозунгом под заднее колесо.

Ну, а теперь пришло самое время рассказать вам о главном нашем герое — Василие Подельникове, частном детективе села Бубновый Туз. Он замаскировался в овражке у небольшого стожка сена в буйно разросшемся ивняке, чтобы добыть неопровержимые доказательства против двадцативосьмилетней красавицы Ксеоноры, по-русски Ксении, в измене своему пятидесятисемилетнему мужу, занимающему пост председателя акционерного общества «Гвоздика и Арбуз». О клиентах частного сыщика разговор особый и интересный. Но вначале о личности нашего героя, который сыграл немаловажную роль в победе демократии в вышеуказанном селении Бубновый Туз.

Василий — высокий, худой, нескладный мужчина лет тридцати пяти от роду, с низким лбом и быстро бегающими голубыми глазками, утонувшими в глубине глазниц. Портрет его дополнял сильно искривлённый нос, по-видимому, переломанный когда-то, и большой кадык на тонкой шее.

Родился он в самом начале застойного правления Леонида Ильича Брежнева, зачатый неизвестно где и от кого своей матерью Клавдией Петровной, а потому и фамилию ему дали ту же, какая была у его пра-пра… деда. По уличному же звали Васькой Нагуленным.

В детстве он ничем не отличался от других деревенских ребятишек, вечно сопливых, босоногих, с цыпками на руках. А подростком увлёкся чтением детективов, особенно о подвигах Шерлока Холмса. Выучил назубок все раскрытые им преступления, раздобыл увеличительное стекло и стал развивать свои дедуктивные способности. Первым объектом исследования стала учительница по литературе Вера Самойловна, молоденькая и очень привлекательная. Юный сыщик сидел за первой партой, рядом с учительским столом. На носке ботинка он приладил осколок зеркальца и через некоторое время уже знал кое-какие интимные подробности о Вере Самойловне. И, конечно, поделился добытыми сведениями с друзьями. Теперь на уроках литературы класс возбуждённо гудел, обсуждая новые факты, передавая их шёпотом друг другу.

Вера Самойловна сначала недоумевала, почему всегда тихий шестой класс вдруг стал неуправляем. Стала прислушиваться к шёпоту, уловила однажды: «Сегодня опять в розовых, с гипюром…» — и побледнела… Усекла и склонившегося под парту Подельникова, колдующего с собственным ботинком. Лицо её стало багровым. Она подошла к ученику, за ухо вытащила его из-под парты и так же за ухо, не обращая внимания на вопли Василия, выдворила его из класса.

Ухо потом долго болело. Сидеть Василию пришлось только на задней парте. Пацаны смеялись над незадачливым сыщиком. Но занятия по сыскному делу он не бросил, а вскоре случай подкинул настоящее криминальное дело. У тёти Нины, проживающей по соседству с Подельниковым, пропала коза Сонька. Все село и все прилегающие к нему овраги и овражки обошла тётя Нина, но так и не нашла свою Соньку.

— Как сквозь землю провалилась! — горестно сетовала она Клавдии Петровне Подельниковой.

Василий это слышал и предпринял поиски козы Соньки в частном порядке. После месяца упорных трудов все же отыскал пропавшую козу. Дедуктивным чутьём проснувшегося в нём сыщика почувствовал. Зашёл, будто за спичками, к другому своему соседу — дяде Грише, а у порога — ссохшаяся шкура вместо половичка. «Сонька, — мелькнуло в голове у Василия, — вернее, то, что от неё осталось».

Сыщик дяде Грише, конечно же, ничего не сказал, взял спички и ушёл. Но тёте Нине сдал отчёт о проделанной работе на шести ученических тетрадных листках в клеточку, о всех своих поисках и, в конечном итоге, о найденной шкуре её козы Соньки у соседа дяди Гриши. Та с этим отчётом сразу же побежала к участковому и уже вместе с ним — к соседу. Пришлось дяде Грише большой штраф уплатить, чтоб суда избежать. А новоиспечённого Шерлока Холмса как-то поймал за селом в овражке без свидетелей и отделал так, что тот с месяц отлёживался на печке.

Но, отлежавшись, в сыскном деле Василий стал ещё злее и находчивее. С того самого дня, когда он слез с печки, и началась настоящая сыскная работа.

Он начал следить за всеми жителями села, насколько хватало сил и времени. «Компромат» потом рассылал адресатам анонимно: обманутому мужу — с кем и где грешит жена, милиции — кто и что ворует в колхозе. Хотя и работал Василий инкогнито, все в селе знали о его сыскной деятельности, а потому, когда он проходил по улице, все двери в домах закрывались наглухо, занавески на окнах зашторивались. Его боялись как чумы.

Но зато, когда Подельникова призвали в армию, правление колхоза решило сделать этот день нерабочим. Все односельчане пели, плясали и дали призывнику на дорогу наказ, чтобы он никогда не возвращался в родное село.

В армии Василий охранял заключённых, а потому, прислушиваясь и приглядываясь к их повадкам, ещё больше поднаторел в сыскном деле. Добросовестно отслужив в армии, выполнил наказ односельчан и не вернулся в Бубновый Туз. Поступил в ряды советской милиции и прослужил в ней несколько лет. Всё шло хорошо. Принципиальность и непреклонность Василия помогали ему в работе. Начальник подразделения ценил его за неподкупность и ставил в пример:

— Вот Подельников — взяток не берет, угроз он не боится, ни перед какими слезами даже дряхлой старухи не склонит головы и оштрафует её за переход улицы в неположенном месте!

И быть бы ему вечным милиционером, если бы не эта неутомимая жажда к сыскному делу и раскрытию преступлений глобального масштаба.

В стране полным ходом шла горбачевская перестройка. То тут, то там вскрывались застарелые язвы общества, всем хотелось стать обличителями, клеймить старое, отжившее. Всюду пахло демократией. А Василий с рождения демократ в душе, всегда борьбу за справедливость считал своим долгом. Стоял он как-то на посту у обкомовских дверей и заметил, как в два правительственных ЗИЛа складывают ящики с динамитом, замаскированные под чёрную и красную икру. То, что это был динамит, он знал точно. Потому что не бывает же икры в таком количестве! Подумал про себя: «Готовят диверсию!» и тут же, как только ЗИЛы отъехали, оседлал свой служебный милицейский мотоцикл и решил проследить, кому подложат эти ящики с динамитом, замаскированные под икру.

И проследил, конечно же, все, до последней баночки. После чего вернулся в своё родное отделение милиции и доложил обо всём увиденном вышестоящему начальству, за что утром же следующего дня и был уволен из рядов милиции, как самовольно покинувший ответственный пост. Зачитанный приказ об увольнении из МВД Василий перенёс стоически, покорно отдал удостоверение, а потом, приложив правую ладонь к левому нагрудному карману, торжественно сказал:

— А вот партийного билета я вам не отдам!

На что кадровик МВД, седеющий подполковник, улыбнулся и ответил:

— Болван ты, Вася! В Центральном-то Комитете боссы свои билеты в нужники побросали или принародно сожгли, чтобы в других демократических партиях высокие посты занять. А ты: «Не отдам!» Ну и сохрани его для своих внуков. Пусть потом посмотрят как на экспонат. В милиции же, при демократии, люди поумнее тебя должны быть. Те, которые могут и взять, и дать, и с преступным миром в одной связке поиграть. Да что тебе, дубовому человеку, объяснять! — сказал под конец он без улыбки и выдал Василию трудовую книжку.

Пришлось Василию с женой Маней (детей у них не было) вернуться в родное село. Клавдия Петровна умерла, оставив сыну в наследство старую, скособочившуюся на левый бок избу да пятнадцать соток приусадебного участка за ней.

Колхоза в Бубновом Тузе уже не было. При новой демократической власти его реорганизовали в акционерное общество «Гвоздика и Арбуз». Руководил этим обществом неизменный до этого председатель колхоза Иван Парфенович Свешников, мужчина предпенсионных лет, с тройным подбородком и белесыми глазками под кустистыми широкими бровями. У него был бульдожий оскал, даже когда не злился, и такая же мёртвая хватка в делах. Акционерное общество «Гвоздика и Арбуз», благодаря деятельности этого человека, процветало, а потому в сейфе Ивана Парфеновича можно было увидеть пачки не только российских денег, но и зелёненькие американские доллары. Насколько росло благосостояние Ивана Парфеновича и его окружения, настолько же падала планка доходов рядовых членов общества. Но никто не роптал на такое неравенство, боясь, что бульдог может проглотить любого из них.

Как только Иван Парфенович прослышал о возвращении «великого сыщика», то сразу прислал за ним посыльного. Василий не заставил себя долго ждать. Иван Парфенович тут же, без всяких предисловий, предложил работать на него, в качестве частного детектива. В основную задачу Подельникова входило слежение за его, пятой по счёту, молодой женой Ксеонорой. Иван Парфенович опасался, что ища утех на стороне, она принесёт ему от какого-нибудь кобеля наследника, потом разведётся и по нынешним несовершенным законам отхватит большую часть его капитала. Потому-то и нужно доказать неопровержимыми фактами, что она шлюха, а потом уже выгнать её, на основании всех тех же несовершенных законов.

— Она уйдёт из моего особняка в том же синем сатиновом халате доярки, в котором пришла! — потирая руки и оскалясь по-бульдожьи, добавил он.

Нанятому сыщику шеф акционерного общества назначил зарплату, такую же, как личному шофёру. Подельников остался доволен: наконец-то его талант кому-то понадобился. Но радость не выказал. Решил сразу приступать к делу. Спросил Ивана Парфеновича на прощанье:

— Почему это ваше АО так странно называется?

— Тебе-то, дурак, зачем это знать? — хитро засмеялся Иван Парфенович.

— Так ведь я давно дома не был, должен в курс дела поскорее войти, узнать, что тут творится.

— Беру свои слова назад, Вася! Не такой уж ты и дурак, как снаружи кажешься. Так и быть, отвечу тебе честно. Ты думаешь, что коммунисты совсем ушли? — невзрачные глаза его засияли огнём. — На-ка вот, выкуси, если думаешь, что они ушли! — он почти ткнул в кривой нос Василия свою фигу. — Коммунисты сейчас так же, как после февраля в семнадцатом, в подполье ушли, чтобы выжить, снова набрать силу, как во времена Сталина, и одним махом покончить со всеми партиями!

Тут он замолчал, подошёл к стоявшему в углу холодильнику и вынул баночку пива. Щелчок — и пиво забулькало в его горле. Подельников сглотнул слюну, кадык его заходил, как поршень. Но Иван Парфенович и не думал угощать работника. Оторвавшись от пива, крякнул, пухлой ладонью вытер губы и с увлечением продолжил:

— Я ведь от пяток до корней волос коммунистическим духом пропитан. А потому, пока демократы и разные элдепеэровцы разглагольствуют и в мальчишеские игры в центре и у нас в глубинке играют, я тоже под них подладился. Часть колхозной земли своему брательнику под ферму отдал. Теперь он фермер. Но чтобы на меня бочку не катили, я ещё одному приезжему горлопану землю дал. Не по душе это мне все, потому что я был коммунистом, коммунистом и останусь. Хоть и скрытый пока. Вот отсюда и гвоздика.

— А арбуз, арбуз-то с зелёными полосками? — не выдержал Подельников.

— Хоть ты и детектив, Василий, но политической хитрости в тебе нет! Если арбуз разрезать пополам, то какого он будет цвета?

— Если созревший, то красный!

— То-то и оно, что красный! — возликовал Иван Парфенович. — Конспирация — дело тонкое. Понял?! — И не дав собеседнику ответить, заключил: — Значит, так. Гляди у меня за Ксенькой в оба. За каждым её шагом от меня на сторону следи. И чтобы, при всём этом, были неопровержимые доказательства против неё.

— За Ксеонорой Федоровной, — поправил Василий Ивана Парфеновича.

— Какая она к чёрту Ксеонора?! — взорвался тот. — Съездила в Испанию. Я, дурак, ей путёвку туда выхлопотал! Оттуда-то она и приехала Ксеонорой. Другого имени и слышать не хотела. А по ночам, во сне, часто выкрикивала: «Тореодор! Миленький!» Тьфу! Развратница! Она мне через этого тореодора и племенного быка Кузьку испортила. Напялит на себя красную юбку и — на ферму. А там, об этом мне уже потом скотник Федька рассказывал, перед привязанным на цепь быком и крутит задом. Как говорил Федька, до истерики доводила Кузьку. И как-то сорвался он с цепи и к центру села направился. А тогда ещё на шесте перед правлением красный флаг висел. Кузька-то, выйдя на площадь, и увидел это серпастое полотнище, не раздумывая, попёр на него, пригнув к земле свою рогатую голову. Даже на дыбы становился, что с быками случается редко. И казалось, залезть хотел по гладкому шесту, будто мужик на ярмарке за сапогами. Свалил он шест и полотнище красное вмял своими копытами в пыль. После этого он и бурёнок не стал к себе подпускать. Мычит как оглашённый. И получается у него прямо-таки по-человечески: «Свободу-у-у!»

Ксенька тоже как белены объелась. На каждого вновь появившегося в селе мужика, как голодная собака, кидается. А если я её учить начинаю, так она мне рот теперешней демократией затыкает: «Дурак ты, — говорит, — старый, а потому и в сексе ничего не понимаешь! Вот когда я на Западе была, там демократия так демократия! Любая девушка, к примеру, прямо на улице у дверей дома стоит, ласково улыбается и проходящих мужиков к себе в дом заманивает. А что у нас?! Анютка всего-то один только разочек соседа завлекла, так муж её за это краткое любовное увлечение второй год как Сидорову козу лупит. Темнота!» Стучит кулаком мне по лбу и отворачивается. Теперь я решил окончательно развестись с ней. Но без обличительных, неопровержимых фактов против неё, этого сделать нельзя. Наш-то районный суд за хорошую взятку и разведёт, и без всего из моего особняка отправит, но ведь есть сейчас ещё и Конституционный Суд. А тот суд не подкупишь. Некоторые фракции, чтобы попасть в Государственную думу, с какими деньжищами туда прут! И то ни в какую. Не конституционно — и все тут. А по новой конституции она мне жена, и без неопровержимых доказательств её в одном сатиновом халате из дома не вытуришь. — Тут Иван Парфенович сделал ещё перерыв, достал новую банку пива. Щёлк! Буль-буль-буль! И опять кадык Василия заходил поршнем. Не было уже сил слушать шефа. А он, как назло, разговорился, не остановишь.



— Недавно Стёпка Криушин приехал в село погостить. Говорят, три года по загранкам плавал без выхода на берег. Потому, как наших в портах-то и с кораблей не выпускают. Сначала боялись, что мы им коммунизм завезём, а теперь боятся. — российскую демократию. А я думаю, ещё причина была. Увидишь сам Стёпку, поймёшь. Кобель он ещё тот! Целыми днями по улицам Бубнового Туза с оттопыренной ширинкой ходит, на баб, будто голодный зверь, глядит. Вот за ним-то и за Ксеонорой ты, Василий, и проследи. Нутром чую, что вот-вот между ними связь начнётся. Неопровержимые факты мне раздобудь. Сначала с этим делом закончим, а потом уже с некоторыми членами нашего общества разбираться будем. Не то впились в меня, как пиявки, и деньги, которые зарабатываю, из моих закромов высосать хотят.

В эту минуту зазвонил телефон, и Иван Парфенович грозно крикнул:

— Свободен! Иди работай!

Глава 2

ВСЕ НАЛИЦО, А ФАКТЫ УСКОЛЬЗАЮТ

Подельников лежал в засаде уже два часа. Тело затекло. Ломило шею, которую приходилось то и дело вытягивать, прислушиваясь к шорохам и шагам. В довершении всего сыщику хотелось есть. В животе глухо урчало. Позавтракать он не успел. Маня любит долго поспать. Да и готовить-то особо не из чего. Картошки, и то своей нет. Вот получит от Спешникова деньги за успешное раскрытие дела и купит барана… Сварит тогда Маня щи из баранины… При мыслях об этом в животе Василия вновь заурчало. Но тут он услышал чьи-то приближающиеся шаги. Сыщик осторожно выглянул из укрытия: к стожку вразвалочку подходил моряк.

Накануне вечером Василию удалось подслушать, сидя в колючих зарослях крыжовника, как Ксеонора назначила ему свидание в 9 утра, здесь, у стожка.

Стёпка тяжело дышал. Может, от быстрой ходьбы, а может, от предстоящего волнующего кровь события. Был он высокий и стройный, с тренированной спортивной фигурой и мощным квадратным подбородком боксёра. От нетерпения он шагал взад и вперёд рядом с кустом ивняка, где замаскировался детектив, и, о чём-то рассуждая про себя, сильно размахивал правой рукой. Один раз, когда Василий приподнял голову, для того, чтобы убедиться, не появилась ли где поблизости Ксеонора, флотский так рубанул ладонью, что сломал ветку над головой детектива, и она со свистом пролетела всего лишь в полпальца выше его затылка. После этого детектив, вжав голову в плечи, больше не высовывался, пока не услышал ласковый голос Ксеоноры:

— Давно ждёте?

— Да нет, Ксеонора Федоровна, совсем недавно пришвартовался к этому пирсу, — и, широко улыбнувшись, показал на стожок сена. — Может, пришвартуемся вместе. Корма к корме, как говорят у нас на флоте.

Ксеонора лукаво оглядела Стёпку с головы до ног. Взгляд её задержался на его оттопыренной ширинке.

— Ненавижу, когда начинают ходить вокруг да около! К тому же ещё разными иностранными словечками бросаются! Я и сама за границей побывала. И многие слова наизусть выучила, но больше все же люблю изъясняться по-русски.

Пристальнее глянув на топтавшегося в нерешительности флотского, с нетерпением и какой-то злостью выкрикнула:

— Ты зачем приволокся сюда?! Мозги мне пудрить? Стёпка от слов Ксеоноры даже икнул и неестественно улыбнулся, выдавив из себя:

— Конечно же, нет. Я тебя с первого взгляда полюбил…

— Ни о какой любви говорить не следует! — тут же оборвала его Ксеонора. — На западе о таких чувствах не говорят. Там с плеча рубят: «Будем заниматься любовью или нет?» А ты хоть и говоришь, что в загранку ходил, но как наш деревенский телок вислоухий. В любви решил изъясняться. Хотя ладно, я тебя прощаю. Вижу, твоя шпага скоро штанину проткнёт! — и Ксеонора вплотную подошла к Стёпке, прижалась к нему всем телом.

А тот уже вконец одурев от желания, схватил Ксеонору в охапку и вместе с ней упал на стожок сена. Как рассвирепевший зверь, почуяв близкую добычу, он задрожавшими вдруг пальцами старался как можно быстрее расстегнуть ремень брюк, но у него, как назло, ничего не получалось.

Ксеоноре надоело держать на себе тело бугая, и она, оперевшись обеими руками в его широкие плечи, с силой оттолкнула от себя. Флотский отлетел от стожка почти к тому месту, где замаскировался детектив. Но Стёпка уже плохо соображал, что делает. Рыкнув, как возбуждённая горилла, он с силой рванул ремень и бросил его в кусты. Увесистая модная пряжка попала сыщику прямо в лоб. В голове зазвенело, и Василий на какое-то мгновение потерял сознание.

Когда он пришёл в себя, любовники возились и пыхтели, зарывшись в сено. Но вот среди нечленораздельных звуков послышался свистящий возмущённый шёпот Ксеоноры:

— Нет, так не пойдёт! Так не по-человечески. Что я, лягушка, что ли, чтобы на меня с размаху прыгали? На Западе так любовью не занимаются, — и, добавив тон, приказала: — Слазь!

Флотский без всякого ропота свалился с партнёрши.

А Ксеонора, получив свободу, сначала села, а потом, встав во весь рост, принялась срывать с себя одежду, представляя изумлённому Стёпке и не менее изумлённому Василию своё изящно вылепленное тело. А когда сняла последнюю полоску материи с бёдер, с наслаждением потянулась, но тут же, глянув с высоты на лежащего флотского, резко сказала:

— Ну, чего вылупился? Я хоть и деревенская, но по-деревенски, лишь подол юбки задрав, не могу! Я люблю по-ихнему. — И она махнула рукой на запад.

Стёпка поспешно сбросил с себя оставшуюся ещё рубашку. У Ксеоноры, при виде мускулистого молодого тела, по спине пробежала крупная дрожь.

Подельников сглотнул слюну, предвкушая сладостный спектакль. Но Ксеонора опять заартачилась и категорично заявила флотскому:

— Без презерватива не дам! Если ты говоришь, что за границами разными бывал, кто знает, что привёз оттуда.

Стёпка, услышав такие претензии, широко улыбнулся и, встав во весь рост, потеряв всякую бдительность, шагнул к брюкам, которые валялись перед замаскировавшимся в кустах детективом. Подняв левой рукой брюки и поддерживая их на весу, он запустил правую руку в один из карманов, а через секунду извлёк оттуда несколько целлофановых пакетиков. Вернувшись к Ксеоноре и встав перед ней на колени, разжал кулак и кратко сказал:

— Вот…

— Что это? — глянув сначала в лицо Стёпки, а потом на его раскрытую ладонь, переспросила партнёрша.

— Индийские презервативы с усиками.

— С какими ещё усиками?

— Наши таких делать не умеют, — разрывая пакетик, начал пояснять ей флотский. — Здесь есть такие отросточки, от которых, как говорят бывалые люди, женщине очень приятно.

Ксеонора склонила голову набок, разглядывая на его ладони ещё свёрнутый в колечко презерватив, а потом вдруг улыбнулась и проворковала:

— Попробовать, конечно, можно. До страсти люблю, что-нибудь новенькое и заграничное.

Торопливо, в четыре руки, принялись одевать, чуть не лопавшегося от возбуждения «младшего брата» флотского. А когда он, одетый в индийскую резинку, был готов, оба упали в траву. Сыщику плохо было видно происходящее, но зато хорошо слышно. Подельников заёрзал в кустах, не в силах больше спокойно лежать. Ему хотелось видеть, что происходит у стожка, поэтому он слегка приподнял ивовую ветку перед глазами и раздвинул густую траву. В эту секунду индийский резиновый мешочек с усиками, молниеносно пролетев по прямой не более двух с половиной метров, влажно и мягко влепился в надбровную дугу детектива. На что Василий Подельников не рассердился, а, наоборот, чуть слышным шёпотом поблагодарил любовников за такой неожиданный подарок.

«Факт налицо», — ликовал он, и, отлепив презерватив от надбровной дуги, погрузил его в заранее приготовленный непромокаемый пакетик. Он больше не смотрел, как любвеобильная парочка во второй раз одевает в четыре руки «братишку» флотского.

Раздобыв неопровержимую улику, он потихонечку по-пластунски покинул свой наблюдательный пост. А когда оказался недосягаем глазам и слуху любовников, встал на ноги, и, отряхнувшись, запустил руку в нагрудный карман пиджака. Вынув пакетик, он слегка растопырил его края, достал презерватив и принялся внимательно изучать улику. На конце он увидел два небольших усика, и в его голову пришла оригинальная мысль: «А что, если этот индийский презерватив помыть, просушить, а потом попробовать с Маней? Новый-то такой я где найду? А то, что он во второй раз будет использован, так то не беда. Стирают же наши российские бабы целлофановые мешочки? И ничего. Просушат и другие продукты в них складывают. Это ведь только на Западе все одноразовое. У нас в России все по-другому. У нас в России все многоразовое. Потому-то нас, россиян, и боятся на Западе, что мы им многоразовость как неизлечимую болезнь занесём. И Маня будет рада, хоть разочек за совместную жизнь неплохо бы её удовлетворить, а то постоянно обижается».

Подумав и помечтав ещё немного, Подельников решительно спрятал улику поглубже в карман. А вслух добавил:

— Нельзя его на своей бабе испытывать. Что ни говори, а это вещественное доказательство.

Глава 3

ФАКТЫ ЕСТЬ, НО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕТ

Срезая прямые углы, через изгороди и огороды, по огуречным лункам и по морковным грядкам, сопровождаемый лаем собак и хозяек, Василий Подельников не бежал, а летел. Правда, только на одном «крыле», потому что другой рукой он придерживал вещественное доказательство, спрятанное в нагрудный карман пиджака.

В коридоре, по правую сторону двери, ведущей в кабинет председателя акционерного общества «Гвоздика и Арбуз», развалились в креслах два дюжих телохранителя Ивана Петровича Свешникова. Они не успели ещё шевельнуться, как детектив влетел в кабинет и притормозил перед письменным столом председателя. Следом ворвались в кабинет и телохранители. Тут же бросились к Василию и скрутили ему руки за спиной так, что он заорал от боли во всю силу своих лёгких.

Иван Парфенович поднял вверх правую руку и гаркнул:

— Отпустить! Человек свой.

Когда телохранители выпустили бедного сыщика из своих лап, Василий покрутил шеей, словно убеждаясь, на месте ли голова, и с вызовом произнёс:

— Шеф, задание выполнено! Ксеонора изобличена! Вещественное доказательство налицо! — и запустил правую руку в нагрудный карман пиджака.

Вытащив из целлофанового пакетика за тонкий ободок вещественное доказательство, поднёс к самым глазам Ивана Парфеновича.

— Что это!? — с недоумением спросил тот и перевёл взгляд на детектива.

— Это индийский мешочек с усиками. А в нём то, что оставил флотский… Ну, сами знаете!

После такого пояснения Иван Парфенович смущённо глянул на телохранителей, которые делали вид, что не слушают, хотя у самих уже искры в глазах вспыхнули и желваки заходили.

— Ну! — повысил голос шеф. — Чем же ты, Василий, докажешь, что эта индийская усатая штучка, — и он скосил глаза на покачивающийся перед его лицом презерватив, — принадлежит Степану Криушину и взята она с места совокупления с моей супругой?

Подельников не смог произнести ни одного членораздельного звука, хотя и пытался уже несколько раз открыть рот и что-то объяснить. До него дошло, что единственная его улика оказалась дутой. Это не доказательство и не аргумент! Его на суде при разводе не покажешь!

Когда же председатель АО, насупившись, уселся в глубоком мягком кресле, Василий Подельников наконец обрёл дар речи:

— Иван Парфенович, давайте посмотрим на дело с другой стороны. Во-первых, я свидетель совокупления Ксеоноры и Стёпки. Во-вторых, этот предмет, — и он ещё раз тряхнул индийской резиной над столом, — всё-таки, аргумент и факт! Стоит только проверить сперму у Стёпки и сперму, которая находится здесь, и окажется фактически…

Не дав ему закончить мысль, Иван Парфенович захохотал:

— И каким образом ты возьмёшь сперму у Стёпки?!

— А для чего же у тебя эти молодцы? — не растерялся детектив, показав глазами на телохранителей.

Иван Парфенович ещё хохотнул, но тут же, сделавшись серьёзным, сказал:

— Вообще-то, ты дело говоришь. Эти двое и Стёпку куда угодно затащат и что угодно из него вытащат! Они мне уже не одну услугу оказали. Недавно один акционер хотел было из общества нашего выйти с паем земли, да ещё трактор отхватить, чтобы землю эту обрабатывать и собственником стать. Так эти ребята так его обработали, что он уже с полгода в больнице лежит и письма на моё имя оттуда шлёт. А в письмах просит, чтобы семью его из села не гнал; и за это он мне по гроб жизни благодарен будет. Так что будет теперь помнить пословицу: всяк сверчок, знай свой шесток! Или, скажем, другой случай. Фермер здесь один объявился из городских. Районные власти подействовали, по блату, за деньги ли, от нашего общества клок земли получить. Хотя он, этот клок, и брошенным был, но всё-таки наша землица. Я по всем инстанциям ходил и взятки в крупных купюрах за счёт акционеров давал, но землю-то, по нынешним законам о фермерстве, за тем горожанином так и оставили. Зато мои парни без суда и следствия его выжили. Раза два его постройки сожгли вместе со скотиной, да самого проучили. Так потом он ко мне вот в этот кабинет пришёл и землю нам подарил. Только и попросил пятнадцать соток под дачный участок оставить.

Если бы с миром сразу пришёл, а не в законы меня мордой тыкал… пусть себе живёт и на своих пятнадцати сотках выращивает, что пожелает. Доброму труженику ничего не жалко, только в карман общества руку не запускай. Те же несколько гектаров земли, хотя и с тех пор бурьяном поросли, но они наши. Когда коммунисты назад вернутся, я так и доложу, что землицу всю в пределах тридцатого года сохранил. Знаю я ещё и то, что по всем нынешним демократам тридцать седьмой год плачет. Придёт время, когда красные лебеди назад вернулся. — Закончив этой торжественной фразой свою речь, Иван Парфенович вдруг выдавился из глубины кресла и, вперив глаза в детектива, сказал: — А вообще-то ты прав! Пожалуй, придётся снести твою находку в нашу лабораторию при ферме и сделать анализ! — и, повернувшись к телохранителям, приказал: — Срочно доставить в лабораторию Стёпку Криушина!

И только после этого, встав из-за стола и подойдя к детективу проговорил:

— Запаковывай-ка эту резиновую вещичку и пойдём немедленно к нашему эскулапу Юртаеву. Он — коновал добрый и во всех заключённых в резинке живчиках вмиг разберётся. Не один десяток лет этой гадостью наших коров осеменяет.

Когда председатель АО и частный детектив вошли в захламлённую, давно небелёную лабораторию по искусственному осеменению, ветврач Дмитрий Васильевич Юртаев, озабоченный тем, что племенной бык Кузька перестал подпускать к себе не только общественных, но даже и частных бурёнок, уже выпил две стопки чистейшего медицинского спирта и, намазав на стёклышко сперму того же Кузьки, пытался рассмотреть её под стоявшим на запылённом столе микроскопом.

Незваные посетители прервали его опыт. Прямо с порога Иван Парфенович громко приказал:

— Бросай все дела, Василич, и вот эту штуку, — детектив к этому времени уже извлёк из пакетика презерватив и держал его на весу своими грязными пальцами. — Вернее сказать, то, что находится в ней, надо проверить под микроскопом, как бы для судебной экспертизы.

Дмитрий Васильевич, ни слова не говоря, проржавевшим пинцетом взял презерватив и полиэтиленовой ложечкой зачерпнул из резинового мешочка спермы столько, сколько ему требовалось, чтобы капнуть на поверхность запылённого стёклышка. Когда он проделал эту процедуру и хотел уже было положить стёклышко под окуляр микроскопа, то неожиданно вспомнил, что за фанерной перегородкой у него уже налит граммов на семьдесят мерзавчик спирта. В голову ударила беспокойная мысль, что спирт может выдохнуться. Не обращая внимания на посетителей, поспешно шмыгнул за перегородку. Пропустив содержимое мерзавчика внутрь и запив мутноватой водой из колбы, он удовлетворённо погладил ладонью живот, чувствуя, как хмельная радость с урчанием присоединяется к предыдущей, многозначительно хмыкнул и нетвёрдым шагом вышел из-за перегородки. Подойдя к столу, взял стёклышко со спермой племенного быка Кузьки и положил его под микроскоп. Не поворачивая головы, спросил:

— И что же мы желаем знать, господа хорошие?

— Человека, которому принадлежит эта гадость!… — строго ответил Иван Парфенович и тут же добавил: — Подозреваемого сейчас сюда доставят.

— Понятненько, — кивнул Дмитрий Васильевич, продолжая глядеть в микроскоп.

Иван Парфенович с Василием тоже вытянули шеи, пытаясь заглянуть в загадочный окуляр микроскопа. Но они тотчас отпрянули назад, как только услышали визгливое, режущее уши восклицание:

— Что такое? Не может быть!!! — У ветврача было испуганное лицо.

— Что не может быть? — почему-то вдруг осипшим голосом переспросил его Иван Парфенович, а прокашлявшись, чуть потвёрже добавил: — Спид или какую-нибудь другую болезнь у этого морячка обнаружил?

— Какой там спид?! — немного придя в себя, радостно выкрикнул Дмитрий Васильевич. — Тут дело не спидом пахнет! Хуже…

Иван Парфенович округлил глаза и снова осипшим голосом спросил:



— Так какой же ещё иностранной болезнью сукин сын мог мою Ксеньку заразить?!

— Если бы не этот резиновый мешочек, то ваша Ксенья через девять месяцев обязательно бы бычка принесла!

— Какого бычка? Морского, что ли?! — изумился Иван Парфенович.

— Да нет. Обыкновенного, как наши коровы от Кузьки приносят, — успокоил его осеменатор и, тут же хлопнув от радости в ладошки, продолжил: — Считай, что наши коровы теперь яловыми не останутся. Теперь я этой спермой их всех осеменю, если Кузька за это дело не хочет браться.

— Ты, Василич, не того? — покрутил указательным пальцем у своего виска Иван Парфенович: — Что-то пока на своём веку я ещё не слышал, чтоб коров человеческой спермой осеменяли?

Дмитрий Васильевич ещё шире улыбнулся и торжественно сказал:

— Это научное открытие мирового масштаба! Если не веришь, то сам посмотри в ок-ок-кулятор и увидишь, как там на стёклышке целое стадо бычков и телок резвятся.

Иван Парфенович, а следом за ним и детектив уже шагнули было к столу с микроскопом, как дверь лаборатории с треском распахнулась и телохранители председателя АО втащили в неё упирающегося Криушина, который при этом вопил:

— Это незаконно! Сейчас у нас демократия! Я буду жаловаться!

— Кому? — рыкнул, подступив к Стёпке почти вплотную, Иван Парфенович.

Степан, заметно оробев, ответил:

— В милицию! В Думу или Конституционный Суд в Москву писать буду. Там сейчас тоже права граждан защищают.

— Дурак ты, как я погляжу, — миролюбиво, совсем по-отечески начал поучать Иван Парфенович флотского. — Хотя ты и по многим морям плавал. И много портов в цивилизованных странах с борта своего корабля повидал, а ещё никак не освоил нашей российской демократии, — и уже повышая тон, заговорил по-начальственному: — Какая тебе милиция поможет?! Она же вся из моего корыта кормится! И про Конституционный Суд позабудь! Ему с разными партийными блоками времени не хватает разбираться! Так что судить тебя сами будем. И приговор сами в исполнение приведём. Закопаем вон в силосную яму, и весь твой рыболовецкий флот тебя не сыщет.

— Торговый, — тихонечко поправил его Степан. На что Иван Парфенович съязвил:

— Это все равно, будь хоть военный… Сейчас сами командующие флотами-то никак не могут разобраться, не только в людях, но и в кораблях. Какой корабль принадлежит Украине, а какой корабль за Россией числится? Так что ни один торговый комиссар не вспомнит о пропавшем морячке. Понял?

Побеждённый таким веским доказательством Степан Криушин чуть слышно пролепетал:

— Понял.

— А раз понял, тогда штаны с себя стаскивай.

— Это ещё зачем?! — испуганно спросил флотский. Иван Парфенович, все больше и больше чувствуя свою власть над Степаном, вновь по-отечески заговорил:

— Ты, сынок, должен дать нам сперму для анализа. Думаю, походная жизнь научила тебя этому нехитрому делу. Так что не кобенься. Стаскивай с себя штаны и начинай.

— Не буду! — сказал и набычился Степан.

— Я тебе не буду! — рявкнул один из телохранителей и приложил свою широкую ладонь к его затылку так, что голова флотского качнулась на полметра вперёд.

Дмитрий Васильевич, чтобы не быть свидетелем насильственного взятия спермы у Стёпки Криушина, вытащил из-под микроскопа стёклышко с размазанной по нему Кузькиной спермой и, положив его на стол рядом с микроскопом, заспешил за фанерную перегородку, чтобы пропустить там ещё один мерзавчик спирта. В голове у него давно уже шумело, а после принятия очередной порции, Дмитрий Васильевич уже ничего не слышал. Все голоса и звуки там, за перегородкой, слились в один гул, словно над ушами висел рой пчёл, вылетевших из улья.

— Василич! Ты что, заснул там за перегородкой-то?! — послышался грозный голос Ивана Парфеновича. — Готово вещественное доказательство для следующего анализа. Иди бери!

Пошатываясь, Дмитрий Васильевич вышел к ожидающим и забрал из дрожащих рук Стёпки пепельницу с драгоценным содержимым. На лабораторном столе взяв все то же стёклышко со спермой племенного быка Кузьки, макнул палец в вздрагивающую и перекатывающуюся жидкость и мазанул им по стёклышку. Потом приблизил свои затуманенные глаза к окуляру микроскопа и пристально в него посмотрел. Сначала как-то неестественно дёрнулся, а потом, оторвав глаза от окуляра и подняв голову, тряхнул ею раза три из стороны в сторону, а затем снова прильнул к окулярам. Все с недоумением смотрели на исследователя. Василий даже рот открыл из опасения не услышать что-нибудь важное. Иван Парфенович, нащупав слева от себя колченогий табурет, в волнении сел и старался дышать не так шумно.

Но вот наконец ветврач оторвался от микроскопа, поднял голову и, широко улыбаясь, торжественно произнёс:

— Феноменально!

Подельников с удивлением посмотрел на шефа. Тот, не выдержав неясности и тумана, положил свою тяжёлую руку на плечо осеменатора и грубовато спросил:

— Это как же понять? Уж не новый ли какой-нибудь африканский вирус ты там обнаружил? Говори, ничего не таи, Василич, лучше горькая правда, чем пугающая неизвестность!

— Какой вирус, Иван Парфенович! — воскликнул осеменатор. — Это, так сказать, переворот в науке! Мы в нашем селе Бубновый Туз за счёт Степкиной спермы можем вместо дерьмовой демократии настоящее коммунистическое завтра сотворить! Ведь подумать только! — и Дмитрий Васильевич, скрестив руки на груди и закатив куда-то под потолок глаза, мечтательно объяснил: — Ведь если каждую бабу из Бубнового Туза осеменять его спермой, — и он снова ткнул пальцем в сторону Стёпки, — то каждая будет приносить и телку, и будущую доярку одновременно. Ну, а если осеменять коров его спермой, то и коровы ежегодно будут приносить и пастуха, и бычка тоже одновременно. И будут у нас, значит, в изобилии и рабочие руки, и молоко с мясом. Вот если бы до этого дня Никита Сергеевич Хрущёв дожил! Царство ему небесное. Он только мечтал догнать по мясу и молоку Америку. Если бы сейчас жив был, то за такое открытие уж точно бы к Ленинской премии представил. Да что там к премии?! Героями бы соцтруда стали!

Ивану Парфеновичу наконец надоело слушать бред пьяного осеменатора, он снова положил на его плечо руку и тряхнул так, что голова Дмитрия Васильевича была готова скатиться с плеч куда-нибудь под лабораторный стол. При этом он ещё и гаркнул начальственным голосом:

— Ты, коновал чёртов! Лучше толком скажи, что там на стёклышке увидел?! А потом, если позволю, и сказочное завтра рисовать будешь!

— А я и так всю правду рассказал. Что на стёклышке под микроскопом вижу, то и рассказываю. В Степановой сперме — бычки и телки, пастухи и доярки, правда, ещё в живчиках, табунами бегают. Теперь понял?!

— Пусть там стадо африканских слонов и бегемотов бродит! — взорвался председатель АО. — Но Ксеньку, хотя и разводиться с ней собираюсь, на порчу этому флотоводцу не отдам! — и, переводя дыхание, добавил: — Чтобы в течение двадцати четырех часов и духу его в нашем селе не было!

— Не имеете право! — возразил Стёпка, в это время натягивающий на себя брюки.

— Имею! — рявкнул в ответ Иван Парфенович.

— А я говорю, не имеете! — расхрабрился от чего-то Степан. — Я ещё свой отпуск не отгулял! А отпуск по демократическим законам я могу провести, где хочу и с кем хочу! Это вам не при коммунистах в двадцать четыре часа из страны выдворять!

— Ишь ты, как он снова запел! — нахмурил брови Иван Парфенович. — О коммунистах, как о покойниках заговорил! — и, стукнув кулаком себя в грудь, закричал: — Мы как были коммунистами, так и остались ими, каждый на своём месте! Понял, сопляк?! И, переводя дыхание, обратился к своим телохранителям: — Одним словом, вывезите его, ребята, за пределы села немедленно. А не послушается, сами знаете, что делать.

Но тут за флотского вступился Дмитрий Васильевич:

— Ошибку, Иван Парфенович, допускаешь. Большую ошибку! Всего-то один раз за три столетия в наше село попал нужный человек, который без обещаний о рае, к настоящему земному раю может всех нас привести. Ты же его за двадцать четыре часа хочешь из села выдворить.

— Так он же со своими способностями может такое натворить! Не расхлебаем. Ты что, разве этого не понимаешь?!

— А мы ему в нос кольцо, — не сдавался осеменатор, — и, как нашего быка Кузьку, на цепь посадим.

— Не хочу на цепь! — завопил флотский.

— Вот видишь?! На цепи он сидеть не хочет, а значит, ко всем бабам и девкам без разбора шастать будет!

— Ну и что же! — не сдавался Дмитрий Васильевич. — И пусть его шастает. Как раз это для богатства нашего села и надо. Телки-доярки! Бычки-пастушки! — пропел последние слова ветврач.

— Вздор все это! — вдруг вновь вспылил председатель АО. — Ведь он не к твоей сухопарой Лизке полез, а сразу к моей Ксеньке! Хорошо ещё, что с индийским презервативом! А если бы без него?! Или с нашим российским, пригодным только для того, чтобы бутылки с самогоном закрывать. Тогда через девять месяцев пришлось бы мне, старому дураку, телку с каким-нибудь морским петухом в придачу в люльке качать.

Подельников хихикнул на это, но тут же поймал на себе свирепый взгляд рогоносца и замолчал. Ивану Парфеновичу было довольно и этого. Глаза его налились кровью. Челюсти клацнули. И голос стал неузнаваемый:

— Вон из села немедленно!!! А рай для самого себя и без этого кобеля сделаю! — и, повернувшись к телохранителям, добавил: — выкиньте его из села! В любой попутный грузовик забросьте и пусть отчаливает куда-нибудь на Канарские острова свой отпуск догуливать!

Когда телохранители выволокли из лаборатории Степана Криушина, председатель АО сказал уже совсем опьяневшему осеменатору:

— Ты Василич, пить-то пей, но разум не пропивай. И чтобы я в последний раз слышал о подобном рае в нашем селе! Эти все вещественные доказательства куда-нибудь в навоз закопай. И больше не мечтай о бычках да о пастушках, иначе сам в пастухи пойдёшь!

— Но ведь Кузька… — хотел было возразить Дмитрий Васильевич, но Иван Парфенович, тоном, не терпящим возражений, закончил:

— Не будет охаживать коров Кузька, купим другого! И не спорь! Понял?!

Дмитрий Васильевич кивнул на это, а когда председатель АО вместе с детективом вышли из лаборатории, поспешил за фанерную перегородку. Там, пропустив ещё одну порцию спирта, сделал глубокомысленный вывод:

— Если бы не наш консерватор-коммунист, то люди вошли бы в двадцать первый век с мясом, с хлебом и молоком на столе!

Глава 4

ИНСТРУКТАЖ ПО ДОРОГЕ

Когда Иван Парфенович с Василием вышли из лаборатории, был самый разгар дня. Солнце стояло в зените и играло всеми цветами радуги в огромной луже, куда стекалась навозная жижа со всех концов молочно-товарной фермы. Лужу пришлось преодолевать, перепрыгивать с кочки на кочку, как в непроходимом болоте. При этом председатель АО умудрялся ещё делать нравоучения нанятому им частному детективу:

— Сыск — дело, конечно, не простое, и ты не учёл того обстоятельства, что бабу изобличить такой вещью, какую добыл ты, невозможно! К тому же такой способ расследования, как подглядывание, — на суде назовут не демократичным. Скажут, что такие методы слежения, подглядывания и подслушивания проводились только при тоталитарном режиме. А значит, нас же с тобой подведут под какую-нибудь статью демократических законов. Посадить не посадят, но шумихи в газетах, по радио и телевидению наделают столько, что навсегда испортят карьеру и, чего доброго, попросят из кресла председателя акционерного общества.

Выбравшись наконец на твёрдую грунтовую дорогу, он немного помолчал, а потом, улыбнувшись, задал Василию неожиданный вопрос:

— Ты «Три мушкетёра» читал? Забыл, кто написал, но точно помню, что француз. Дюна, кажется? Ну да, Гобсек Дюна ту книжку написал, это уж точно! Так ты читал или нет?!

Подельников, не моргнув глазом, честно ответил:

— Я за свою жизнь только одну книжку прочитал, о Шерлоке Холмсе, — и, почесав в затылке, добавил: — ох и здорово же он о раскрытии преступлений пишет! Зачитаешься!

— Ну, твоего Шерлока я не читал, а вот что Дюна в «Трех мушкетёрах» написал, то в разоблачении Ксеньки в самый раз подойдёт.

— Это что же там написано! — с величайшим изумлением и любопытством спросил любитель-детектив.

— Там было такое: чтобы изобличить в измене королеву, главный их поп Франции велел одной шпионке стащить у любовника королевы подтяжки, которые она ему подарила на память.

— А что, разве французская королева тоже подтяжки носила, как наши мужики при Леониде Ильиче, когда носок с резинками не было? — прервал Ивана Парфеновича Василий.

Председатель АО недовольно мотнул головой:

— Не перебивай, а слушай, если сам того писателя не читал! У них, у королей, а вернее, у королевы, подтяжки-то были нужны не для ног, а чтобы на шею их вешать.

— Это зачем же подтяжки — и вдруг на шею? — не вытерпев, снова перебил детектив.

— Затем! — разозлившись, что его перебивают, гаркнул Иван Парфенович, но остыв и чуть подумав, уже неуверенно сказал: — Может быть, затем, чтобы титьки подтягивать? Ведь королеве-то, наверное, неприлично по дворцу рассупоненной ходить, как нашим дояркам без лифчиков. Потому у наших баб титьки-то у самого пупка и болтаются. А она как-никак королева! И ей неположено с распущенными титьками, к примеру, перед иностранными послами появляться. Для этого они, по-видимому, и придумали себе подтяжки. А впрочем, чёрт с ними, с этими подтяжками, и для чего они служат. Дело тут в том, что они, как вещественное доказательство в измене королю, послужили бы, если бы какой-то там мушкетёр их вовремя не спёр и на танцы во дворец не принёс.

Теперь понял, дурак, к чему я веду? Для того чтобы изобличить Ксеньку в измене, нужно у неё, когда она с кем-нибудь опять совокупляться будет, какую-нибудь вещь стащить. Или же вообще все вещи, чтобы она голой по селу прошлась. А ты притащил какую-то резинку с усами, и доказывай потом, где она была.

Некоторое время собеседники шли молча по накатанной грунтовой дороге, но потом Иван Парфенович вдруг крякнул и снова заговорил:

— Но Ксенька — это не все твои дела. Она, можно сказать, дело второстепенное. Тут ещё один конфликт назревает. Члены акционерного общества хотя пока ещё и шёпотом, но зарплату требуют. Ведь нынче уже июль на дворе, а я им с февраля месяца ни копейки не платил. Только так, кое-кому авансом. Чтобы с голодухи на стенку не полезли… А откуда мне им деньги на зарплату взять?! У меня свободной сейчас нет ни одной тысячи. В данный момент я сыну от первой жены, а дочери от второй в областном городе по трехэтажному особняку строю. По нынешним ценам непростое предприятие. Одни наёмные строители замотали в доску. Только и долдонят: «Деньги! Деньги нужны!» Я уж и так полстада дойных коров на мясокомбинат сдал. А сколько бычков да свиней всяким организациям за импортный материал перевозил! Ведь дети-то свои, родные, и хочется, чтобы они жили не хуже, а лучше других!

— Иван Парфенович! — решительно перебил его сыщик. — Зачем мне все это знать? Рисковый вы человек!

— Я ведь почему перед тобой раскрылся? — остановился и обнял за худые и костлявые плечи председатель АО своего работника. — Ведь ты мне тоже, как сынок. Потому и нанял тебя на должность. Нет у тебя законного родителя. А в те времена, по молодости-то лет, и я к твоей матери захаживал. Вполне возможно, что ты от меня и зачат.

Подельников, потерявший от услышанного дар речи, со свистом и всхлипом вдохнул в себя воздух и шумно выдохнул. Ивану Парфеновичу было не до его тонких чувств. Он продолжал свои откровения дальше:

— Мне нужно, Василий, и днём и ночью за каждым членом общества следить. И каждую промашку в карточку заносить. Вдруг кто-то насчёт зарплаты или каких демократических законов пасть раскроет, а мы ему этот его неприглядный изобличающий фактик перед обществом туда и сунем. Понял?! — спросил он и опять замолчал, степенно шагая рядом с детективом.

Но пройдя ещё несколько шагов, глядя прямо перед собой, вдруг повернулся к Василию и торжественно сказал:

— Я тебе, сынок, верю! И доверяю, как никому больше. Ты человек надёжный, проверенный. Не зря, когда в милиции служил, на ответственных постах вместо светофора стоял. Поэтому-то я тебе и рассказываю обо всём. Вздумаешь заложить меня — дохлый номер. Такому человеку, как ты, все равно не поверят!

У Подельникова ныла душа и сосало под ложечкой. Он вспомнил, что сегодня ещё не ел ни разу. С тоской подумал о Мане и о миске густого наваристого борща. Всё было так же безнадёжно, как обещанный Хрущёвым коммунизм. А Иван Парфенович продолжал давать инструкции:

— И ещё, Василий, проследить обязательно нужно за Сенькой-трактористом. Вернее сказать, уже бывшим трактористом. Он где-то аттестат или диплом семинариста раздобыл. Съездил в епархию и получил там в нашем селе приход. Избу свою под церковь переоборудовал, а сам в хлев жить перебрался. Икон разных по стенам избы понавешал, благо, их сейчас в городских магазинах вместо картинок продают. А там, где у него дверь в спальню была, царские ворота соорудил, с большим, маслом писанным, как люди говорят, портретом Христа. Вместо купели, в которой новорождённых крестят, двухведерный бак. Колокол у курятника, приспособленного под часовню, на яблоню повесил. Наверняка где-нибудь спёр этот колокол. Вот и узнай это.

Сенька — наш конкурент, большие деньги гребёт с прихожан, а вернее, с наших односельчан. А помогает ему во всём его бывший напарник по тракторной бригаде Колька Силин, который в штатном расписании Сенькиной церкви дьяконом числится. Голос-то у Сеньки, или, как его сейчас величают, — отца Михаила, мощный. Как затянет «Отче наш», так мороз по коже. Народ теперь в эту церквушку валом валит. Сам не пойму, отчего. Вот и разнюхай, расследуй. Потом доложи.

Когда подошли к крыльцу двухэтажного здания, где размещалось старое правление колхоза, а ныне офис акционерного общества «Гвоздика и Арбуз», детектив протянул было руку шефу, чтобы попрощаться. Но словно не заметил этого Иван Парфенович, свысока посмотрел на детектива и строго сказал ему:

— Сюда, Василий, часто не наведывайся, чтобы люди пореже нас вместе видели. Ты — лицо частное и ведёшь, значит, расследование в частном порядке, а не под давлением и не по указке с моей стороны. Однако помни, что ты делаешь очень важное и нужное общественное дело. Нельзя было без стукачей жить при тоталитарном режиме, нельзя без них жить и теперь. Так что, дерзай! Вернутся коммунисты, похлопочу за тебя, чтобы опять вместо светофора постовым милиционером где-нибудь в городе поставили.

Иван Парфенович, круто развернувшись, поднялся на крыльцо своего офиса и исчез в дверях.

Детектив раскрыл было рот, чтобы спросить своего босса: «А как же быть с дополнительной зарплатой за неблагодарный труд, пока коммунисты не вернутся?» — но увидел подходивших к правлению телохранителей, махнул рукой и, как всегда, озираясь по сторонам, заспешил домой.

Глава 5

МАНИНЫ СТРАДАНИЯ

Когда Василий вошёл в свою избу и окинул её опытном взглядом детектива, то сразу заметил на своём любимом табурете у среднего окна небрежно брошенные кем-то мужские брюки. За лёгкой перегородкой в спальной услышал тяжёлое пыхтение и Манино поскуливание. Он сразу же все понял. Маня страдала ради их будущего ребёнка. Фельдшер Егор Силыч приходил три раза в неделю делать Мане массаж.

Подельников хрипло кашлянул, чтобы его услышали за перегородкой, а подождав секунд двадцать после своего сигнала, негромко спросил:

— Маня, ты скоро с массажем закончишь? А то набегался я, есть захотелось.

— Подожди минут шесть от си-и-лы де-е-вять, Васенька. Сейчас ещё сзади Егор Силыч промассажирует, а потом уж я тебе и бульончик куриный разогрею.

Василий ничего не ответил, сел на своё излюбленное место у окна, прямо на брошенные брюки Егора Силыча.

Из-за перегородки до него доносились звуки, похожие на похрапывание жеребца, и сладкое постанывание. Детектив же, глядя через окно на улицу, мысленно разговаривал с самим собой: «Моя Маня, конечно же, жена верная, не то, что другие. Совсем не такая, как Ксеонора, которая от мужниных глаз в овражек бегает. То — самая настоящая измена, если жена от мужа куда-то на сторону ходит. А Маня моя и шагу с чужим мужиком из избы не сделает. И Егора Силыча пригласила с моего разрешения. Ведь она уже сколько лет мечтает род Подельниковых продлить. Только что-то у нас с ней ничего не получается. И чего только за десять лет совместной жизни не перепробовали».

Тут Василий оживился, вспомнив, какой Маня была десять лет назад: худенькая, с непокорной чёлкой и неумело накрашенными губами девушка. Её несколько раз подряд приводили в отделение нетрезвую, шумную дружинники из мужского общежития. И каждый привод заканчивался её слезами и раскаяниями.

Однажды Василий, бывший в вечернем наряде, наткнулся на Маню в компании пьяных заводских парней. Парни стали задирать милиционеров, и их пришлось отправить в вытрезвитель. А Маню проводить домой досталось Подельникову. Через полгода они расписались.

Василий размечтался, вспоминая свадьбу, первые совместные покупки, Манины полудетские шалости и капризы. Но тут он почувствовал, как кто-то выдёргивает брюки из-под него. Поднял глаза и увидел перед собой потного и рассерженного массажиста Егора Силыча. Пришлось Подельникову извиняться за помятые брюки.

В это время из спальни в накинутом на круглые плечи халате вышла Маня и, протянув руку к кошельку, лежавшему на холодильнике, спросила:

— Сколько Вам, Егор Силыч, за сегодняшнюю работу полагается?

На что Егор Силыч категорично заявил:

— Ничего, Мария Григорьевна, не надо! Я — патриот!

— Ну нет уж, нет! — протестовала Маня. — Ведь вы же теряете своё драгоценное время и приходите лечить меня.

— Не возьму! — снова категорически заявил Егор Силыч. — Как я уже сказал, что являюсь патриотом Родины! И если я не буду лечить женщин, таких, как вы, Мария Григорьевна, то рождаемость у нас в районе, я не говорю уже о всей России, неуклонно покатится вниз. Ведь уже и сейчас наблюдаются тревожные симптомы. В нашем районе смертность превышает деторождаемость. Вы понимаете?! — И, не дожидаясь, чтобы кто-то ему ответил, направился к двери. А когда он уже ухватился за дверную ручку, то вдруг услышал мягкий, воркующий голос Мани:

— Егор Силыч, вы не сказали, когда мне готовиться к следующему сеансу?

— Завтра, милочка! Завтра! — не оглядываясь, через широкое плечо бросил массажист.

Как только он вышел, Маня повернулась к мужу и ласково заговорила:

— На этот раз, дорогой, потомок Подельниковых родится обязательно. Это уж точно. Потому как Егор Силыч прекрасный специалист.

Василий почесал затылок и сказал:

— Все это хорошо, но пожрать бы сейчас не мешало. Сама ведь знаешь, что с самого раннего утра на ногах, — и уже с досадой добавил: — И когда только у нас в России не будет ни слежки, ни подслушивания? Надоело все… И так есть хочется, что хоть умирай!

— Что ты? Что ты говоришь?! — Тут же заволновалась Маня. — Да я тебя сейчас же, родненького моего, куриным бульончиком накормлю. Размечталась я о твоём потомстве и совсем позабыла, что муж у меня со вчерашнего вечера некормленный сидит, — и, всплеснув руками, побежала к печному шестку.

Маня поставила неразогретый бульон, прямо в кастрюле, перед мужем и заворковала:

— Потомственные дворяне, как ты, раньше перед боевыми действиями тоже из походных котлов кушали. Но после боевых действий они деньги имели, чтобы по-царски погулять.

— Ничего, вот как только с Ксеонорой разберусь и достану доказательства её падения, то Иван Парфенович мне даст и деньги, и, может быть, ещё барана в придачу.

— Как, ещё одного?! — всплеснула руками и закатила под лоб глаза Маня.

— А что, разве я уже одного приводил? — спросил Василий и наморщил лоб, припоминая такой случай.

— Боже мой! — выдохнула Маня и, сдерживая подступившие слезы, ушла за перегородку в спальню, упала ничком на постель.

Василий же, не обратив внимания на состояние жены, быстро расправился с куриным бульончиком. Чтобы не оставлять на дне кастрюли маленькую мутноватую лужицу, взял эмалированную посудину за оба уха и, подняв её край к широко раскрытому рту, сглотнул то, что оставалось на донышке. Почувствовав, что насытился, он удовлетворённо похлопал себя ладонями обеих рук по животу, громко икнул и только после этого посмотрел через окно на улицу.

На противоположной стороне улицы он увидел Ксеонору и как ошпаренный вскочил с табурета, схватил со стола морской бинокль и побежал к двери.

Уже держась рукой за дверную ручку, повернулся и прокричал давно заснувшей после массажа жене:

— Пошёл по следу! Скоро не жди! — и выскочил из избы.

Глава 6

НОВЫЕ РАССЛЕДОВАНИЯ И НОВЫЕ ФАКТЫ

Когда Василий выскочил из избы, Ксеоноры нигде не было, будто провалилась сквозь землю или взлетела в воздух. Детектив покрутил головой в разные стороны и даже на всякий случай изучил пространство над головой. Но голубизна летнего неба была безупречной: ни единого облачка. Утоптанная тропа под ногами тоже была цела — ни провалов, ни трещин. Поразмыслив несколько минут, озадаченный сыщик двинулся по улице в сторону озера, знаменитого когда-то на всю округу своей целительной водой.

Была ли озёрная вода целебной и от чего она исцеляла, никто толком не знал. Но после того, как отец Михаил освятил это озеро выкованным в местной кузнице медным крестом, с водой в озере что-то стало происходить. Она вдруг начинала бурлить и кипеть после непонятного всплеска, словно кто-то бросал что-то тяжёлое в центр озера. А после бурления за версту пахло карбидом. Или вдруг начинала выплёскиваться на тощий прибрежный камыш в самую тихую и ясную погоду. Об этих явлениях сначала заговорили в самом селе, а потом уже во всей округе.

Настоящее же паломничество за целительной водой к озеру началось с того самого случая, когда у одного из сельских мужиков после омовения озёрной водой отцом Михаилом прекратилась изнурительная тяга к местному самогону из-за непроходимости его вовнутрь. Бедняга умер через шесть месяцев великим трезвенником. Это было записано даже в церковной книге для потомков. Сей факт был описан и в документах районной поликлиники. История болезни умершего гласила, что бывший алкоголик имел раковую опухоль в горле. Но весть о том, что самый горький пьяница после омовения озёрной водой бросил пить, мгновенно облетела не только близлежащие районы, но просочилась даже и в соседнюю область.

Местные уносили воду из озера бутылками, бутылями и бидонами, приезжие — флягами, канистрами и даже цистернами молоковозов и бензовозов, платя за целительную воду немалую мзду. Деньги собирал поставленный у шлагбаума сын отца Михаила — Колька, объясняя, что они пойдут на сооружение церкви в селе Бубновый Туз.

Хотел в эту кассу запустить свою лапу и председатель акционерного общества «Гвоздика и Арбуз», но прихожане, собравшиеся воедино, сильно поколотили его телохранителей. Потому-то Иван Парфенович и наказывал Подельникову проследить, кроме своей Ксеоноры, и за отцом Михаилом.

Потеряв след Ксеоноры, частный детектив решил навестить лечебное озеро.

Когда он дошёл туда и выглянул из-за густо разросшегося ивняка на противоположный берег, то острым и намётанным взглядом детектива сразу же оценил обстановку. Всё было как обычно: на берегу, перепачканные прибрежной целебной тиной, лежали желающие исцелиться. И поодиночке, и парами. Василий приставил к глазам бинокль и принялся разглядывать публику. По лицам, измазанным лечебной тиной, трудно было определить человека.

Но по пропорциям тела он узнавал ту или иную личность. Ведь данные о росте, объёмах и особых приметах в его картотеке имелись на каждого. Однако сколько ни напрягал своё зрение через сильные линзы морского бинокля, разглядывая лежбище, Ксеонору, по хорошо известным параметрам, он не находил. А чутьё подсказывало, что она здесь. «Чтобы разоблачить её во второй раз, надо действовать совершенно другим способом», — решил Подельников и, закрепив бинокль на брючном ремне, чтобы не мешал движениям, по ивняку, крапиве и разросшимся кустам ежевики начал пробираться к противоположному берегу. Ободранный, исцарапанный и изжаленный крапивой, он добрался до первой пары, зарывшейся по шею в тину, и собрал брошенную ими в беспорядке на сухом месте одежду. С облегчением вздохнул: его не заметили. Ползая как уж в траве, между кочек и корней ивняка, он вскоре собрал всю одежду лечащихся. И с удовлетворением думал: «Когда они голенькие в сумерках будут пробираться к своим избам, легко установить каждую блудливую личность».

Всю одежду, связанную двумя брючными ремнями в один большой узел, он приволок и свалил у себя в сенях. Не теряя времени, вышел на улицу снова.

Солнце уже клонилось к закату. Округа наполнилась мычанием и блеяньем: пригнали стадо. Чтобы не попадаться на глаза сельским, встречающим стадо, он свернул на огороды.

Дорог он не признавал с детства, а потому через штакетник и различные ограждения частных приусадебных участков напрямую пошёл к ферме.

Проходя по овражку, по дну которого бежал узенький, негромкий ручеёк с навозной жижицей с фермы к водам целебного озера, он вдруг услышал за спиной тяжёлые торопливые шаги и негромкий мужской разговор. Детектив упал на живот прямо в жижу и замер.

Шаги, не доходя до него, замерли, и он услышал мужской голос:

— Все. Больше не могу. Тяжёлая, сволочь! Второй ответил ему:

— Неужто не тяжело. За три бутылки самогона, посчитай, двадцать коров посыпкой-то недокормили! — и уже выдохнув, добавил:— И правда, нужно передохнуть, — сбросил с плеча тяжёлый мешок в сантиметре от носа распластавшегося по земле детектива. Полетела во все стороны ячменная посыпка. Василий от неожиданности чихнул.

Скотники отскочили в испуге на безопасное расстояние и остановились, соображая, кто мог чихнуть. В это время из-за мешка с посыпкой показалась голова Василия Подельникова.

— Стукач! — процедил сквозь зубы один из мужиков. — Ну, погоди, падло! — и, подбежав, замахнулся пудовым кулаком.

Подельников опять упал в жижу. И мужики стали остервенело пинать его ногами, обутыми в кирзовые сапоги, как мяч в ворота незадачливого голкипера. «Игра» без смены вратаря продолжалась долго. Подельникову показалось, что целую вечность.

Он сначала увещевал обидчиков, потом грозил, потом стал вопить, прося пощады. Но мужики только матерились в ответ и лупили по «мячу». А закончив «игру» в пользу команды скотников и оставив побеждённого на прежнем месте, неспешно, каждый с мешком посыпки на плече, продолжили свой путь.

Избитый детектив неделю не выходил из избы и отлёживался на печке, иногда прислушиваясь к постаныванию Мани и пыхтению массажиста, который ежедневно с двенадцати до часу дня приходил делать пациентке массаж. Но к началу второй недели, понимая, что больничный ему никто не собирается оплатить, слез с печки и с ещё большей рьяностью взялся за сыскное дело.

Весь август то в одном, то в другом конце села визжали от побоев ревнивых мужей бабы и, как драные коты, с фингалами под глазами, ходили угрюмые мужики, изменившие своим жёнам. Блеяла, ревела, визжала и неистово хрюкала вся живность на фермах акционерного общества от нехватки посыпки и других кормов. В конце концов недовольными жизнью стали не только скотина, но и все мужики и бабы села Бубновый Туз.

Масло в огонь подливали и проповеди отца Михаила, в которых он призывал к святости, терпению и послушанию Богу и начальникам.

Первой публично в защиту прав человека выступила Ксеонора перед бабами в сельмаге:

— Посмотрели бы вы, бабы, — почти выкрикнула она, — как женщины на Западе живут. И власть, и любовь, и все другое прочее у них есть. И в парламентах за косы, как у нас в Думе, мужики их не таскают! А что при нынешней демократии в нашем селе творится?! При коммунистах проституток не было! А если какой хам и обзовёт таким словом, так его штрафовали за это! Сейчас же мой муж раз сто за день проституткой меня обзывает и развестись из-за этого хочет, хрен старый! Ваську Подельникова за мной следить нанял. И по его же навету человека с нерастраченной энергией, будто при тоталитарном режиме, за двадцать четыре часа из села выгнали! Да ещё надругались. Так где же свобода и демократия, бабоньки, если этот же нанятый моим мужем недоумок у лечащихся на озере мужиков и баб одежду ворует? От этих его краж только женские вопли по селу и слышно.

— Верно! Правду говоришь, Ксеонора! — сразу же поддержали её несколько женских голосов. Громче всех орали бабы, у которых ещё осталась желтизна после синяков под глазами.

Женщины вывалились толпой на улицу, возбуждённо крича и ругаясь, чем привлекли внимание засидевшихся на скамейках безработных домохозяек.

Когда толпа женщин достигла внушительных размеров, всё та же Ксеонора, вскочив на капот остановившегося у сельмага трактора «Беларусь», громко выкрикнула:

— Бабоньки! Отстоим демократию! На контору! На последний оплот красных, которые засели там во главе с моим мужем! — и громко запела:— Это есть наш последний и единственный бой!

Стихийно вспыхнувший митинг у сельмага взбудоражил все население Бубнового Туза. И когда женщины пёстрым потоком высыпали на площадь перед конторой, с другой стороны туда приближались доярки и скотники во главе с племенным быком Кузькой. По главной улице, на двух тракторах с прицепленными к ним навозными тележками подъезжали механизаторы, которые перекрывали матом урчащие моторы тракторов.

Но неожиданно, как по мановению волшебной палочки, стало вокруг совсем тихо. На крыльцо из конторы вышел Иван Парфенович, сжатый по бокам телохранителями и выглядывающим из-за них Василием Подельниковым. Иван Парфенович поднял руку, собираясь что-то сказать толпе, но его прервало утробное мычание племенного быка Кузьки. Все разом обернулись и испуганно расступились, давая дорогу разозлённому чем-то быку. Роя землю копытами, набычив голову, Кузька медленно шёл к крыльцу.

Его внимание привлекло красное полотнище флага с алой гвоздикой и зелёным арбузом в углу. Но всем казалось, что он идёт на Ивана Парфеновича, который вместе со свитой шустро скрылся за дверью конторы.

В считанные секунды бык свалил перила крыльца, и крыша его рухнула вместе с флагом. Это и послужило сигналом к буйству присмиревшей толпы. По центру, во главе с Ксеонорой, пошли на штурм конторы женщины. С левого фланга, с требованием немедленной выдачи зарплаты за пять месяцев, наступали доярки и скотники. А с правого крыла напирали механизаторы. Не успели сообразить, как власть в селе Бубновый Туз пала.

На улицу выволокли связанных вместе телохранителей и сыщика. Сам же Иван Парфенович уже лежал тут на животе в пыли, а на его широкой спине стояла улыбающаяся Ксеонора. Но когда она увидела, что один из трактористов взял в руки камень и приготовился бросить им в окно конторы, она грозно крикнула:

— Положи камень на место!

Все разом притихли, а она с волнением добавила:

— Мы свергнули наконец-то тоталитарный режим в своём селе и не должны жить по его правилам. Не должны разрушать и сжигать все старое, как большевики в семнадцатом или как новые русские в начале 90-х годов, когда они сжигали друг у друга комки, ломали «мерседесы». «Мы свой, мы новый мир построим!» — вдруг громко запела она, но тут же спохватилась, поняв, что пропетая ею строчка не из той песни, вскинула руками и выкрикнула: — Да здравствует демократия и свобода! Ура, господа доярки, трактористы и скотники!

Толпа многоголосно, с радостным возбуждением, выплеснула из широко раскрытых ртов ликующее «Ура!». Оно взлетело вверх, распугивая задремавших на вётлах и тополях грачей, а потом понеслось дальше в поле и в соседнюю область.

Детектив из села Бубновый Туз

home | my bookshelf | | Детектив из села Бубновый Туз |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу