Book: Железный мустанг



Железный мустанг

Джек Логан

Железный мустанг

1

— Перегонять скот — все равно что отправлять нужду в ненастную погоду, — философски изрек И. В. — В обоих случаях можно искупаться не только в славе, но и в дерьме.

Слокум механически кивнул головой и зевнул. Он уже был сыт по горло бесконечными разглагольствованиями И. В. о мире, Западе, людях, скотине и дерьме, которыми тот его пичкал всю дорогу до Абилина и все обратные шестьдесят миль к юго-востоку от Ашланда, штат Монтана. Не то чтобы И. В. был самым большим треплом и занудой, с которым Слокуму когда-либо доводилось гонять скот, но семьсот миль верхом вокруг Черных гор по границе Плохих земель, через Великие равнины — вымотают душу из кого угодно. В монотонно-размеренном течении времени звук человеческого голоса действовал на нервы, как жужжание пчелы перед носом.

И. В. — иначе его никто не называл — коренастый, похожий на круглый кактус мужчина с розовой лысиной, одетый в задубевшую от пота грязно-серую куртку из грубой бумажной ткани и кожаные штаны, которые выглядели так, будто по ним прошлось десятитысячное стадо буйволов, Вилей Ханикатт — самый тощий и ленивый пьянчуга и бездельник, которого только приходилось встречать Слокуму (И. В. втихомолку утверждал, что Ханикатт будет слизывать пот с бычьих яиц, если его фляга с виски когда-нибудь опустеет), и Вэйд Симпсон, большеглазый, зеленый как трава юнец, который божился на Библии, что ему уже двадцать, и для солидности жевал табак «Боевой Топор», — все трое входили в число тридцати двух человек, которые, глотая пыль и дождь в течение всего лета, перегоняли скот Форда Сирлза на рынок в Абилине. Бесконечная тряска в седле, рев животных с утра до полудня и с полудня до вечера, поиски отбившихся от стада, жара, жажда, ветер, змеи, скука и в конце жалкая кучка «зелененьких», ровно столько, чтобы кое-как пережить зиму в условиях, далеких от комфорта, — все это мало сочеталось с представлением Слокума о нормальной жизни. Но пока ему, как и другим, приходилось заниматься именно этой работой.

Никто из тех, кого он знал, не считал работу пастуха приятным времяпровождением. На протяжении всего пути этот вопрос обсуждался десятки раз. Однако как ни крути, а Форд Сирлз платил на целую треть больше, чем любой другой скотовладелец в округе, у которого Слокуму случалось работать, поэтому, когда ему предложили эту работу, он долго не раздумывал.

— Он наверняка щедрый тип, — заметил Ханикатт, прихлебывая из фляги.

Сделав солидный глоток, он тщательно закупорил ее пробкой и повесил на место рядом с пороховницей.

— А я все-таки не понимаю, почему он не расплатился с нами в Абилине? — сказал Слокум. — Ехать обратно в Монтану не имеет никакого смысла. Пустая трата времени, на мой взгляд.

— Похоже, мистер Сирлз забыл поинтересоваться твоим мнением, — встрял в разговор И. В.

— Надо ехать туда, где деньги, — произнес их молодой спутник — Банк в Ашланде, наверное, ломится от долларов и только и ждет, чтобы с нами поделиться.

Солнце уже садилось, светлый круг, полузакрытый синебрюхим облаком — предвестником скорой бури. Двадцать минут назад они миновали каменный брод на Порошковой реке, где смыли дорожную грязь с лошадей, одежды, остудили лицо и голову прохладной влагой.

Все четверо падали от усталости. Они достигли уже того состояния, когда восемь часов сна, завернувшись в одеяло у тлеющего остатка маленького костра, не могли возместить израсходованной за день мускульной энергии и придать гибкость телу и его членам. Слокум не мог припомнить, чтобы он когда-нибудь так уставал. У него было такое чувство, как будто его протащили за ноги через щель в двери коровника, выжав все соки из его костей и всю кровь из вен и артерий. Ему казалось, что он похож на вялую, мокрую крысу. Ковбой судорожно ловил воздух ртом, не в силах сделать глубокий вдох. Его голова, шея, глаза, внутренности разламывались от усталости. Руки, сжимающие поводья на уровне груди, казалось, утратили всякую чувствительность. Но из всех органов наибольшие мучения ему доставлял позвоночник, узкая цепочка хрящей, протянувшаяся от копчика до затылка. На протяжении более тысячи миль его подбрасывало, трясло, гнуло, ломало, толкало, било об твердое, как камень, седло. Слезать с лошади стало настоящей пыткой, особенно когда приходилось ступать на землю. Боль тупо отдавалась в крестце. Когда же Слокум садился на лошадь, осторожно устраиваясь в седле, боль с такой силой пронизывала его тело, что это было похоже на взрыв бомбы, зажатой между ног.

— Как насчет того, чтобы сделать привал, разжечь огонь и немного подкрепиться? — спросил Ханикатт.

— Я за, — поддержал его юноша.

Слокум замотал головой со всей энергией и выразительностью, которую позволяла ноющая шея.

— Нет, спасибо. Нам осталось каких-то сорок вонючих миль. Доберемся до места — будем отдыхать. Я сказал: едем дальше!

— Он прав, — заметил И. В.

Они ехали по широкой полосе скошенной травы, покрывавшей весь ландшафт, однообразие которого изредка нарушалось небольшими островками полыни. Чуть дальше виднелась река с поросшими ивняком берегами, а за ней на западе вырастала гряда скалистых гор Рокиз, напоминавших гигантскую красную игуану, припавшую к земле перед смертельным прыжком.

Воздух был душным, приближался дождь. Ветерок стих, позорно дезертировав перед лицом огромной тучи, накапливавшей ярость в синем небе. Они ехали навстречу сгущавшейся мгле — сквозь вечерние сумерки, только сухой перестук копыт по твердой земле нарушал тишину.

Слокум зевнул в кулак и с тоской подумал о простых прелестях жизни, в которых они были вынуждены себе отказывать за время своего нелегкого пути до Абилина: мягкие белые бедра, которые воспевал Ханикатт, горьковатое, приятное тепло виски, наждаком проходящее по всем внутренностям. Вкусная еда, веселая компания, игра за столом, короли, дамы, красные и черные тузы, появляющиеся в руке, растущая гора фишек, голубой табачный дым, обволакивающий головы игроков.

Там, впереди, его ждали триста «зелененьких», запакованных в конверт с надписью: «Дж. Слокуму». Триста хрустящих бумажек, которые обеспечат ему самую прекрасную жизнь, которую только можно купить за деньги в этой части мира. Это, конечно, не Мехико-Сити и не Фриско. Это даже не Абилин со свежевыглаженными простынями в номерах отелей, мягкими подушками и самыми смазливыми и чистыми женщинами во всем Ашланде. Но Ашланд со всеми своими прелестями стоял там, где и стоял.

«Проклятый Форд Сирлз! — выругался про себя Слокум. — Заставил нас тащиться обратно к самому началу пути, чтобы получить заработанные деньги. Мог бы, по крайней мере, предупредить, когда нанимал на работу».

Чем больше он об этом думал, тем сильнее в нем росло чувство негодования. За все те годы, что он провел на этих территориях, ему приходилось перегонять все виды четвероногих животных. И всегда оплата производилась на месте доставки. Ни разу ему не приходилось возвращаться назад для окончательного расчета.

— Дай бог, чтобы эта толстобрюхая скотина сейчас сидела в своем кресле-качалке с коробочкой на коленях. Во имя общего блага! — процедил он сквозь зубы.

— Ты что-то сказал, Джон? — спросил его И. В.

— Да так, ерунда. — Он смахнул пот с конской шеи себе на штаны. — Послушай, И. В., а что ты знаешь о Сирлзе?

— Он честный парень, если тебя это волнует.

— Откуда тебе это известно?

— Ашландцы так говорят. Он здесь живет еще с войны. Много лет. Ребята утверждают, что у него незапятнанная репутация.

— Почему же он не расплатился с нами в Абилине?

— Я точно не знаю.

В разговор вмешался Ханикатт:

— Покупатели — Голландец и Француз — заплатили ему вперед, насколько я слышал.

— Ничего подобного, — возразил юноша. — Он настолько богат, что у него хватит средств на счетах Ашландского банка, чтобы расплатиться со всеми. А деньги за скот он кладет прямо в банк в Абилине. Тот платит больший процент.

— Кто это тебе сказал? — поинтересовался И. В. — Какая-нибудь крошка?

— Повар.

— Святой Иисус! Человек, который ворует столько муки, бекона и бобов, не может быть не в курсе.

Юноша откусил кусочек плитки табака и усмехнулся.

— Он состоял в «Трипл С» десять лет. Он-то знает, что происходит в округе.

— А ты давно состоишь в «Трипл С»? — спросил его Слокум.

— С апреля.

— А чем ты занимался до этого?

— Работал дома на ферме.

— А где твой дом?

— За Ашландом. Мой старик, сестра, брат и я выращиваем бобы и сахарную свеклу.

— А как ты попал в пастухи? — спросил Ханикатт. Юноша сосредоточенно прожевал табак, вытер тыльной стороной

грязной перчатки небольшую коричневую струйку, сбегавшую по его

подбородку, и уныло ответил:

— Старик отдал концы. Мы успели вспахать и засеять поле, и я решил, что, пока появятся первые всходы, неплохо было бы заработать немного лишних денег, чтобы к урожаю в октябре нанять несколько дополнительных рук.

— Хорошая мысль, Вэйд, — одобрительно сказал Слокум.

Он заметил, что юноша горделиво выпрямился и расправил плечи, польщенный комплиментом. Слокум вдруг почувствовал себя очень старым и измученным. «Таким же был я сам, — думал Слокум, — только занятие у меня было другое». В пылу юношеской горячности он натянул на себя серый мундир и отправился защищать идеалы Конфедерации.

Четыре года войны, четыре кровавых, беспорядочных, грохочущих года отступлений по заваленным трупами дорогам к полному поражению. А послевоенные годы, где они? Сколько он сменил профессий? Сколько раз бывали неприятности с законом? Пьянки, потасовки, продажные женщины, светлые дни, темные ночи и скитания от Чиапас до канадской границы, от Калифорнии до Кентукки. Все было — и плохое, и хорошее, порой приходилось нелегко, а иногда бывало совсем невмоготу. Друзья, враги, смех, облегчение, боль — всего не перечислишь. Годы утекли в одно мгновение.

Он смотрел на юношу со смешанным чувством восхищения и зависти. Он никогда не был таким, как этот мальчик: молодым, неопытным, целомудренным, с нежной кожей, не употреблявшим ничего крепче той коричневой бурды, которую повар именовал кофе.

— Я хотел спросить тебя, Вэйд, — произнес Слокум. — Нескромный вопрос. Прости мою назойливость, но скажи мне честно: сколько тебе все-таки лет?

— Шесть — двадцать, — огрызнулся юноша.

— Это больше похоже на расписание поездов, чем на возраст, — вставил И. В., посмеиваясь.

— Двадцать? — переспросил Слокум.

—Угу.

— Когда ты получишь деньги, ты вернешься на ферму? — поинтересовался Ханикатт.

— Вообще-то я собирался так сделать, но теперь не знаю. — Юноша потрепал по шее своего коня. — Перегонять скот гораздо интереснее. Побывать в Абилине с его деревянными улицами, женщинами и все такое прочее. Согласитесь, что это не самый худший способ зарабатывать на жизнь.

— Конечно не самый, — вспылил Слокум, — особенно для тех, у кого рыбьи мозги в голове!

— Я…

— Послушай доброго совета, сынок. Забирай деньги и возвращайся домой. Выращивай бобы, пока не станешь богатым, как Сирлз. Женись на самой красивой девушке в округе, роди себе шесть здоровеньких ребятишек и, когда тебе стукнет семьдесят, собери их вместе с внуками и расскажи, как в молодости ты гонял скот в Абилин.

Юноша пожевал, сплюнул и снова начал жевать.

— Если вам это занятие не по душе, почему же вы им занимаетесь?

— Когда у человека пусто в кармане, ему выбирать не приходится, — заметил И. В.

— Аминь, — отозвался Слокум.

Грозовая туча, нависшая над горизонтом, увеличилась вдвое. Ветер гнал ее прямо на них, задевая за высокие пики гор.

— Скверная погода и скверное виски, — продолжал рассуждать И. В., — вместе составляют самое мерзкое сочетание. Одно донимает снаружи, другое изнутри. Существует только один выход из этого положения.

— Я не спрашиваю какой, потому что ты все равно нам расскажешь, — сухо произнес Ханикатт.

— Натяните шляпу до колен и блюйте, пока все не выйдет.

— Ради бога, замолчи, — не выдержал Слокум. — Давайте поторопимся. Посмотрим, как нам удастся пережить этот ливень.

Жирные капли, похожие на кусочки расплавленного свинца, настигли их у самого дома. Дождь барабанил по шляпе, хлестал по бокам лошадей. Амбар и конюшня выглядели пустыми и заброшенными в ночной темноте. Дверь в кораль была распахнута и висела на одной петле. Двухэтажный дом был погружен в темноту.

— Никого нет, — с тревогой в голосе произнес Ханикатт, подъезжая ближе.

— Пусто, как в барабане, — подтвердил Слокум.

— Ну-ну, нечего задирать хвосты раньше времени, — сказал И. В. — Возможно, Сирлз уехал в город.

— Будем надеяться, — ответил юноша.

И. В. одним жестом унял их нарастающую тревогу.

— Ерунда, не стоит волноваться.

— Сейчас выясним, — процедил Слокум.

Ашланд был полон огней и веселья, хотя ставни окон во многих домах были тщательно прикрыты в ожидании скорой грозы. Все четверо спешились, потянулись, разминая затекшие члены, привязали коней, ослабили подпруги и остановились перед дверьми салуна Дикенсона. Его посетителей, видимо, мало беспокоила приближающаяся буря, во всяком случае не настолько, чтобы помешать их веселью. Звенели бокалы, смех сливался с нестройным гулом голосов а пианист наигрывал модный куплетик:

Она была дочкой министра

С манерами как у княжны.

Не отличала воду от виски

И голую правду от лжи

Давайте выпьем, — предложил Ханикатт. — Мне надо наполнить свою флягу.

— Чуть погодя, — сказал Слокум. — Сперва давайте разделимся и поищем Сирлза. Встретимся на этом самом месте через десять минут.

— Говорят, когда он в городе, то останавливается вон там, — сказал юноша, указывая вдоль по улице. — «Кловер Хаус».

В разговор вмешался какой-то длинный разиня. Во рту у него торчала кривая сигара, на рубашке не хватало половины пуговиц, и от него за версту несло запахом пшеничного виски.

— Простите, друзья, я не ослышался? Вы ищете Форда Сирлза?

— Знаешь, где он? — спросил Слокум.

— Вы с ним немного разминулись. — Незнакомец явно находил нечто забавное в своем ответе. Слокум не понимал, что означала усмешка на его отвратительной физиономии, но то сомнение, которое зародилось в его мозгу при виде покинутого ранчо, зашевелилось с новой силой. — Он смотал удочки четыре часа назад!

У всех четверых отвисла челюсть.

— Что ты мелешь! — прорычал Слокум.

— Я просто объясняю, что его нет в городе, — ответил незнакомец, расплываясь в издевательской улыбке. — Говорят, он отправился в Майлз-Сити. А вы, ребята, приехали из Абилина? — Они кивнули. — Остальная группа прибыла всего полчаса назад. Они чуть не разнесли город, когда узнали, что он смылся.

— Господи! — выдохнул И. В.

— Сволочь! — прошептал Ханикатт. — Толстая сука, ворюга!

— Он не мог, — растерянно бормотал мальчик. — Он не мог так поступить!

Слокум молчал, с трудом сдерживая кипевшую в нем ярость.

— Через Майлз-Сити проходит железная дорога «Норзен Пасифик», — сказал И. В. Незнакомец кивнул.

— Совершенно верно, проходит.

— С какой стати он бы направился в сторону железной дороги, если бы не хотел успеть на поезд, — рассудительно произнес Ханикатт. — Весь вопрос в том, куда он собирается удрать.

— Да уж понятно, что не на Запад, — зло ответил Слокум и выругался.

— Чем Восток лучше? — поинтересовался Ханикатт.

— Я скажу тебе, чем лучше, — вмешался И. В. — Я знаю этот маршрут. Поезд доходит до Миссуолы, затем поворачивает на северо-запад и через Айдахо попадает в Боннер-Каунти.

— Боннер-Каунти здесь недалеко. — Слокум задумчиво потер подбородок. — Я там работал два года назад. Он может доехать прямо до Форка или даже до Хоупа, сойти и попробовать дилижансом добраться до границы. Это миль семьдесят. Подумайте сами. Если кто-то из ребят грабанул бы банк и помчался к ближайшей железнодорожной станции, то какой самый надежный путь для побега?

— Конечно в Канаду, — произнес И. В.

— Боже милостивый! — прошептал юноша.

— Хватит божиться! — решительно сказал И. В. — И не распускай слюни, мы его догоним. И ты получишь свои деньги. Мы все получим.

— У свиньи в заднице ты их получишь, толстопузый, — вмешался незнакомец.

Засунув руки по пояс и откинув голову назад, он оглушительно захохотал, его небритая физиономия приняла красноватый оттенок. Слокум сжал кулаки и шагнул вперед, но И. В. загородил ему дорогу.

— Подожди, Джон.

Его кулак описал быструю широкую дугу и пришелся точно в челюсть незнакомца. Оборвав смех, весельчак грудой мокрого белья шлепнулся на землю.

— Нам не догнать поезд, — удрученно заметил юноша. — Моя лошадь так измотана, что еле держится на ногах.

— Черта с два, — решительно ответил Слокум. — Мы достанем свежих лошадей, может, поменяем на этих. Затем поскачем в Миссуолу по тому пути, что и эта ворона. Там поезд делает круг, а затем дорога идет в гору. Мы отрежем всю юго-западную часть.

— Но ведь это еще почти четыреста миль верхом, — заметил И. В.

Слокум рассвирепел.

— Хоть четыре тысячи, мне плевать! Эта толстая сука украла у нас деньги. Он доберется до Боннер-Каунти, перейдет границу, и только мы его и видели.



Лицо И. В. приняло страдальческое выражение.

— Джон, ты не представляешь, как у меня болит задница.

— Так стисни зубы и терпи! — воскликнул Ханикатт. — Мне лично плевать, даже если она треснет пополам. Если надо, я буду ехать стоя. Я за предложение Слокума. В погоню!

— Я с вами! — воскликнул юноша. Слокум отрицательно покачал головой.

— Как бы не так. Ты отправишься домой. Когда мы его догоним, мы вернем тебе твои деньги.

— Подите к черту, мистер Слокум! Если вы едете, то и я с вами. И. В., Ханикатт и Слокум обменялись взглядами.

— Он имеет право, Джон, — спокойно произнес И. В. Лежавший у их ног без сознания незнакомец издал стон и зашевелился. Никто не обратил на него внимания. Слокум на мгновение задумался.

— Хорошо, Вэйд, можешь ехать с нами. Но если станет жарко, ты останешься сзади и держишься в тени, понял? Я не хочу, чтобы твоя смерть была на моей совести.

— Если станет жарко, можете на меня рассчитывать. Я умею обращаться с шестизарядным револьвером.

— Я тебе говорю…

— Ради бога, — оборвал их Ханикатт. — Хватит трепать языком. Надо двигаться.

— Видите в конце улицы стадо? — спросил юноша, указывая в нужном направлении. — Оно принадлежит Стэси Кумбсу. Они были большие друзья с моим отцом. Сейчас я все устрою. Это будет выгодный обмен.

3

Как это бывает довольно часто с планами, составленными и выполненными наспех, сомнения по поводу идеи преследования Форда Сирлза начали глодать Слокума буквально через несколько минут после того, как отважная четверка на свежих лошадях покинула город и окунулась в объятия бури. Фляга Ханикатта была до краев наполнена виски, револьверы до отказа набиты патронами, а в глазах горел холодный огонь. Всем грезился толстяк с поднятыми вверх руками, пояс, туго набитый деньгами, и слова оправдания, срывающиеся с его лживых уст.

Здравый смысл подсказывал Слокуму, что Сирлз, скорее всего, сев на поезд в Майлз-Сити, доедет до самой северной точки — Хоупа, что в Боннер-Каунти, а оттуда уже будет добираться до 1 границы.

Единственная трудность со здравым смыслом, с которой неоднократно приходилось сталкиваться Слокуму, заключалась в том, что он не всегда оказывался действительно здравым. Многие люди пренебрегали им, и Сирлз мог оказаться из их числа. Даже такие трезвые умы, каким должен бы быть Сирлз, судя по его удачливости, порой изменяли логике, подчиняясь какому-то капризу, и действовали совсем не так, как этого можно было от них ожидать. В любом случае, думал Джон, у них нет ни выбора, ни времени, чтобы спокойно сидеть и обсуждать различные варианты.

Они были на верном пути, они были просто обязаны. Если они ошиблись — значит, они ошиблись, и здесь уже ничего не поделаешь. Покончив с этим, Слокум принялся за оставшиеся сомнения. А что, если этот весельчак, все еще валяющийся перед салуном Дикенсона, придумал всю эту историю сам? Что, если он профессиональный шутник? Что, если, пока они мчатся в погоню за призраком, кристально честный, респектабельный и добропорядочный Форд Сирлз сидит спокойно в своем номере в «Кловер Хаус», раскладывает на столе пухлые пачки денег и ждет, когда его верные служащие постучатся в дверь и потребуют свою плату? Никому из них и в голову не пришла мысль проверить «Кловер Хаус» перед тем, как покинуть город.

В довершение всех бед гроза разразилась с новой силой, обрушивая на них сотни литров воды, слепя лошадей и превращая дорогу в жидкое месиво.

— Четыреста миль по такой дороге превратят наших лошадей в ходячие скелеты, если они, конечно, раньше не сдохнут! — прокричал И. В.

— Не беспокойся о лошадях! — крикнул в ответ Слокум. — Будет им и отдых, и пища!

Он одобрительно потрепал по голове своего коня и еще раз мысленно поблагодарил Вэйда Симпсона, который благодаря своему знакомству со скотовладельцем сумел выгодно обменять их измученных животных.

Дождь без устали стучал пятидесятифунтовыми молотками по их склоненным головам. Ветер трепал пончо на Слокуме, и весь он ниже пояса промок до нитки. В ботинках хлюпала вода, а лошадь, пытаясь противостоять бешеному натиску урагана, жалобно фыркала и храпела.

Они продолжали ехать, держа путь на Литл-Биг-Хорн и Бювиас-Крик. Слокум и И. В. ехали рядом, периодически поглядывая через плечо на небо в надежде увидеть хоть небольшой просвет в темном небе. И. В., как выяснил Слокум, приходилось работать на «Сэнтрал Пасифик» — железной дороге, связывающей Сакраменто с Огденом в Юте. Он проработал кочегаром на паровозе два с половиной года и при случае не забывал вставлять, что кочегар является самым важным членом паровозной бригады.

— Пассажирский или товарняк! На любом поезде машинист зависит от кочегара, выполняющего самую грязную работу. Помимо сгибания спины и поддерживания постоянного давления с помощью угля, в котором попадаются зеленые от времени деревяшки, у вас на попечении еще находится двигатель, который давно уже пора выбросить на свалку. Вы считаете, что пасти скот тяжело? Черт меня подери, подбрасывать уголь в топку в шесть раз тяжелее. Те из нас, кто имел удовольствие испытать это на себе, считают это гениальной репетицией перед Адом. Начинается с того, что вы берете масло, жир и драите этот проклятый двигатель, как горничная комнату. Затем натираете медные части, моете паровозную будку и окна, приводите все в порядок от скотосбрасывателя до тормозного вагона. И все свое свободное время вы учитесь забрасывать уголь в топку. Хитрость состоит в том, чтобы разбрасывать его равномерно, так он меньше дымит. Раз я забросил в топку четыре тысячи восемьсот фунтов угля в течение двадцати восьми минут. Что является мировым рекордом. Чуть не сломал себе хребет и с тех пор к лопате и не притрагиваюсь. Доктор сказал — нельзя.

— Все это чертовски интересно, — громко ответил Слокум. — Но меня больше интересует, с какой скоростью движется поезд, на котором, как мы считаем, он едет? Не могла буря немного задержать его движение?

— Нет, черт побери. Поезд может остановить только снег на рельсах, разобранные пути, стадо бизонов, коров или диких мустангов, и еще саранча.

— Саранча?

— Вот-вот. Я знавал одного парня (он работал тормозным кондуктором на железнодорожной ветке «Канзас Пасифик»), который рассказывал, как поезд, на каком он ехал, задержала саранча. Их налетело целое облако, огромное, как та туча, что мы только что видели. Миллионы! Скиллионы! Они завалили пути по дымовую трубу. Ведущие колеса скользили по ним как по льду. Всей бригаде пришлось высыпать на рельсы и лопатами расчищать пути.

— Ты жалкий лгун, ты знаешь об этом?

— Это я-то? Спроси любого железнодорожника — может такое быть или нет.

— С какой скоростью движется поезд?

— Восемнадцать миль в час.

— А быстрее он может?

— Не должен. Он обязан идти с той же скоростью, что и товарняк, то есть восемнадцать миль в час. Видишь ли, в служебном вагоне каждого поезда есть такая штука, которая зовется голландскими часами. Она показывает скорость движения. Если машинист ее превысит, то с него снимут стружку, причем наверняка. И никаких оправданий по поводу снижения или повышения скорости на железной дороге не принимают.

— Сколько, по-твоему, от Майлз-Сити до Миссуолы?

— Миль пятьсот. Да еще миль шестьдесят пять — семьдесят от Ашланда до Майлз-Сити. В лучшем случае вся дорога займет у него часов шестьдесят. Включая остановки по расписанию. И помимо расписания. Да еще подъем в гору, где он тащится медленнее пешехода.

— Это, черт меня подери, самая утешительная новость за все наше путешествие, — хмуро заметил Слокум.

Дождь начал затихать и вскоре совсем перестал. Из-за горизонта медленно, как бы нехотя, показалось бледное и желтое, как лимон, солнце. Местность становилась все более холмистой, словно предупреждая о приближении Рокиз, которые мертвой громадой высились впереди. Трава исчезла, зато стали попадаться деревья, и среди них сосны. На следующий день ближе к вечеру они миновали Кэйюз-Хиллс, где сделали второй привал и напоили лошадей. К своему удивлению, Слокум обнаружил, что эта дополнительная езда уже никак не отражается на его измученном теле. Наверное, подумал он, я слишком взвинчен, чтобы обращать внимание на ноющие от усталости мышцы. Если бы Сирлз отправился в Фербенкс или на Северный полюс, он бы, не раздумывая ни минуты, пустился следом.

И. В. повернул свою грушевидную голову и посмотрел на высоченные пики гор, стоящие у них на пути. Перевал, черной трещиной пробегающий между ближайших вершин, отсюда казался не толще двух пальцев. Здесь, на высоте, воздух был чище, прохладнее, чем на равнине. Они стояли, захваченные величественной картиной, с благоговейным трепетом взирая на могучих каменных гигантов, мертвой громадой нависающих над их головами. Казалось, только крылья могут поднять и перенести людей через эти неприступные скалы. Остроконечные вершины кутались в белоснежные мантии, ослепительно сверкающие на солнце. А над ними висело небо, голубое, как глаза младенца.

— Вот то место, где мы и поезд наверняка снизим скорость, — произнес И. В. с несвойственной ему покорностью в голосе. — Они такие большие, высокие и длинные. Стена, воздвигнутая господом, чтобы не допускать таких грешников, как мы, в благословенную землю с молочными реками и кисельными берегами.

— Держи курс на запад и продолжай трепаться, — сказал Ханикатт. — Ты что, предлагаешь прорубить насквозь туннель?

4

Утром третьего дня они выехали к железнодорожному полотну позади Нью-Чикаго. Снова пошел дождь, правда, не такой сильный, но моросящий, пронизывающий сыростью и холодом их измученные тела. Лошади находились на последнем издыхании, да и они сами выглядели не лучше. Если бы не четырехчасовой привал в Таунсенде, они бы сюда не добрались. Нью-Чикаго предложил И. В.

— Нет никакого смысла ехать до самой Миссуолы, — заявил он. Таким образом, Нью-Чикаго или, вернее, железная дорога в полутора милях южнее стала конечным пунктом их путешествия. Соорудив на путях баррикаду из поваленных деревьев, они спрятались в единственном надежном убежище — небольшой лиственной роще, стоящей неподалеку, — и стали ждать, когда появится желтый глаз поезда, идущего в Айдахо. В их намерения не входило спускать поезд с рельсов, план И. В. состоял в том, чтобы выехать навстречу ему и остановить, не доезжая завала. Если машинист попытается с ходу проскочить завал, то поезд неминуемо сойдет с рельсов.

Во время их привала в Таунсенде юноша подобрал газету. В ней была заметка о строительстве новой железнодорожной ветки между Сан-Франциско и Новым Орлеаном.

— Сволочи, — выругался Слокум. — Скоро здесь вообще негде будет ездить верхом. Вместо копыт лошадям придется приделать эти проклятые колеса.

Ханикатт тщательно просмотрел газету

— Смотри сюда! Позавчера в Майлз-Сити был пожар. Остальные сгрудились вокруг газеты, читая про себя заметку. Слокум повернулся к И. В.

— Как ты думаешь, это могло задержать поезд?

— Откуда, к черту, я могу знать?

— Весь вопрос в том, не опоздали ли мы? — заметил Ханикатт. — Эта хреновина могла проехать час тому назад. Что тогда делать?

— Давайте об этом не думать, — сказал Слокум. — Этого не могло случиться и потому не случилось.

— В одном мы можем быть уверены, — сказал И. В. — Если появятся огни, то, значит, это он. По этой линии на Запад ходит не так уж много поездов От силы три-четыре в неделю. От кого-то я слышал, что их компания сидит по уши в долгах.

Они продолжали с нетерпением ждать. Сгущались сумерки, приближалась ночь. Дождь продолжал барабанить по земле. Время от времени трое из них по очереди прикладывались к фляге Ханикатта, при этом не забывая пояснить юноше, почему виски особенно опасно для растущего организма, что это медленно действующий яд, который может сжечь человеку горло, превратить внутренности в черные головешки, кровь в воду и наделать в стенках желудка столько язв, «что и костоправ не сосчитает», — ввернул И В.

— Как же тогда вы его пьете? — поинтересовался юноша.

— Сами не знаем, — отшутился Ханикатт.

Разговор снова перешел на Форда Сирлза и его подлый поступок.

— Все торговцы скотом — мошенники, — заявил И. В. — Если они вас не надуют при найме на работу, то урежут вам паек. И наверняка вычтут половину заработка, если вы заболеете или упадете с лошади и не сможете ездить верхом.

— А сами они скот не гоняют, — поддержал его Слокум. — Слишком жестко для их жирных задниц. Знаете, что я думаю? Мне кажется, те тридцать или сорок человек, которые перегоняют скот, должны получать половину рыночной выручки. Ну, скажем, тысячу поделить на сорок человек. Сколько это получится?

— Двадцать пять, — подсказал юноша.

— Как это ты сосчитал без карандаша и бумаги? — поинтересовался Ханикатт.

— Я могу считать в уме. Я учился в школе, умею писать и читать. Между деревьями замелькал бледно-желтый луч света, движущийся в направлении деревянной баррикады, воздвигнутой на путях, донесся перестук колес и чуханье паровоза.

— Идет! — радостно воскликнул И. В.

— Отлично, — сказал Слокум. — И. В., ты берешь на себя паровоз. Убивать никого не надо, просто держи под прицелом кочегара и машиниста. Проверь, чтобы тормоз был закреплен.

— Хорошо.

— Ханикатт, ты берешь на себя тормозных кондукторов и занимаешь последний вагон. Держи ухо востро, чтобы эта сволочь не сбежала в лес, увидев нас. В этих горах мы его вовек не найдем. Я поднимусь в первый вагон и пройду по всему составу.

— А мне что делать? — спросил юноша.

— Ты останешься на месте, пока мы тебя не позовем, — ответил И. В.

— Черта с два! Я имею такое же право пойти туда, как и вы. И я пойду!

Слокум пристально посмотрел на него.

— Хорошо, пойдешь со мной. Будешь держаться рядом. И не вздумай открывать пальбу.

Из завесы дождя вынырнул паровоз — черное неуклюжее чудище, заметно сбавившее скорость. Это был длинный восьмиколесный «Болдвин», тащивший за собой тендер, полный дров. Название «Болдвин» было написано на борту большими золотыми буквами. Машинист, очевидно, заметил препятствие: из-под колес с шипением вырвались клубы пара, предостерегающе взвыл гудок, отзываясь в горах сиплым эхом, а свет продолжал прорезать ночную тьму.

Слокум в сопровождении юноши забрался в первый вагон. Он рванул на себя внутреннюю дверь и ворвался в вагон, размахивая револьвером с самым угрожающим видом, на который был способен. В вагоне пахло сыростью и плесенью. Проход занимала пузатая печка фирмы «Глоуб Лайтхаус». По обе стороны стояли деревянные скамейки, а с потолка свисала папа медных ламп. Окна казались желтыми от грязи и копоти, и дождь стучал по ним, как сотня маленьких барабанчиков.

— Входите, входите! — произнес ласковый голос.

В дальнем углу сидел огромный, здоровый мужчина. Слокум впервые видел такого здоровяка: он весь, казалось, состоял из плеч, необъятной широкой груди и улыбки. На нем был модный костюм из серой шерсти, который был явно ему мал, пиджак был расстегнут, а массивные руки высовывались из рукавов на добрых четыре дюйма. Двое других стояли неподалеку, держа вошедших на мушке револьвера. Они были одеты примерно так же, разве что костюмы сидели на них получше. Из двери заднего вагона, улыбаясь, появились еще двое мужчин, также держащих в руках оружие, направленное на незваных гостей.

— Оружие лучше оставить здесь, — сказал гигант. Слокум и юноша вздохнули, но подчинились.

— А теперь проходите и представьтесь.

Вполне возможно, это был первый случай в истории железнодорожных ограблений, когда нападавшим удалось задержать и захватить поезд, который, к их удивлению и явному неудовольствию, уже был, в свою очередь, задержан и захвачен группой грабителей. В течение нескольких минут Ханикатт и И. В. были окружены и под конвоем доставлены в первый вагон, где уже находились Слокум и юноша. Все четверо были представлены Рэйли Барлоу, который не без гордости поведал им, что он вместе с двадцатью девятью другими заключенными несколько часов назад совершил побег из Дирлоджской тюрьмы, взорвав вдребезги внутреннюю стену с помощью динамита, подложенного его друзьями. В суматохе побега было убито семеро охранников.

Рэйли Барлоу. Это имя было знакомо Слокуму. Грабежи, угон чужого скота, убийства — целый свод правонарушений. Арестован, судим, за последнее преступление — двойное убийство — приговорен к виселице. И побег из тюрьмы, наглый, как игра в покер колодой, в которой десять тузов.

— Сейчас каждая судебная ищейка рыщет по территории в поисках наших следов, — подытожил Барлоу.

— Так какого черта вы здесь делаете? — спросил И. В. Барлоу посмотрел на одного из своих людей, затем на другого. У всех троих на лицах было написано величайшее изумление, смешанное с сомнением: они не могли поверить своим ушам.

— Дружище, где ты найдешь более надежное убежище, чем этот поезд? — Он широко развел руками. — Кто нас будет здесь искать?



— Это укрытие на колесах, — произнес один из мужчин, стоящий рядом с Барлоу.

— Как вы поступили с пассажирами и паровозной бригадой? — спросил Слокум.

— Они сошли, — ответил мрачный детина, развалившийся на скамье, бесцельно покручивая барабан своего кольта 44-го калибра. Барлоу причмокнул и показал на сиденье напротив себя. Оно было завалено вывернутыми наизнанку бумажниками.

— Мы собрали у них деньжата, пушки, кой-какую одежду и отпустили их обратно в Гаррисон.

«Так я и поверил», — подумал Слокум.

— Бригаду тоже? — спросил Ханикатт.

— Всех до единого, дружок. Раздели, обыскали хорошенько и отпустили.

— Кто же управляет паровозом?

— Один из моих ребят. Еще один поддерживает огонь. Двое других сидят наверху на тот случай, если кому взбредет в голову идея задержать наш поезд.

Все находящиеся в вагоне, за исключением Слокума, И. В., Ханикатта и юноши, покатились со смеху.

— Мне крайне жаль огорчать вас, мистер, — начал И. В., — но, имея большой опыт работы на железной дороге, должен предупредить вас об одной вещи, которую, по моему мнению, вы должны знать.

— Что же это может быть? — поинтересовался Барлоу.

— Такая небольшая штуковина, которая называется телеграфный провод. С ее помощью новости могут перемещаться куда быстрее любого поезда.

— Конечно могут. Если не перерезать провода, что мы уже проделали в четырех местах. Имея богатый опыт работы на железной дороге, как вы думаете, сколько понадобится времени, чтобы отыскать обрыв и срастить его? Можете не отвечать, дружище.

Он зевнул и поудобнее устроился в кресле, которое угрожающе заскрипело под его тяжестью.

— Я ответил на все ваши вопросы. Можно и мне задать один? Как случилось, что вы оказались на этом поезде?

— Мы искали одного человека, — ответил Слокум. — Толстый мужчина с пухлыми красными губами. Носит на животе большую золотую цепь.

Один из мужчин поднял цепь.

— Вот эту?

— Похоже на нее, — сказал Ханикатт.

— Что вы с ним сделали? — спросил Слокум. Барлоу беспомощно развел руками, стараясь подчеркнуть очевидное.

— Я вам уже говорил. Раздел до кальсон, взял цепь и бумажник. — Он сделал паузу. — Найдете его в этой куче?

— Даже если бы видел, не узнал, — ответил Слокум.

— М-м, насколько я помню, денег у него с собой было немного. Двадцать пять, ну, может, тридцать долларов. Зачем он вам нужен?

— Он застрелил нашего парня в Ашланде, — нс задумываясь произнес Слокум.

— Продолжай.

— Отличный малый, он и дух не успел перевести, — поддержал его вранье Ханикатт.

— Какое несчастье! Ну ладно, хватит трепать языком. Нам пора отправляться. Вы не будете столь любезны помочь моим ребятам очистить путь?

Джон сильно подозревал, что если они и нс окажутся столь любезны, то это ровным счетом ничего не изменит. Вместе с двумя людьми Барлоу они расчистили рельсы и были под конвоем доставлены обратно на поезд.

— Если вам пора, то мы тоже не будем засиживаться, — произнес И. В. будничным тоном. — Мы желаем вам удачи в вашем деле. Надеюсь, оно у вас выгорит.

— Постойте, — остановил его Барлоу. — Зачем торопиться? Почему бы вам не прокатиться с нами?

— Куда? — настороженно спросил Слокум.

— Пойдемте в почтовый вагон, я вам покажу. Раздался паровозный гудок, и поезд рванулся вперед. Они начали спуск.

— Мы должны отсюда выбраться, — прошептал И. В.

— Не раньше, чем найдем, куда Сирлз спрятал деньги, — прошептал в ответ Слокум, пока их вели по коридору — юноша и Ханикатт впереди в сопровождении Барлоу и его двух парней, и четверо вооруженных бандитов замыкали шествие. Они миновали несколько пассажирских вагонов и очутились в багажном отделении, где Слокум и его друзья, к своей радости, обнаружили четверку своих коней.

Барлоу заметил их реакцию.

— Мы не упускаем случая раздобыть пару-тройку лишних лошадей. На всякий случай стоит иметь под рукой запасной транспорт. Как вы считаете, друзья?

Один угол вагона был сплошь завален мешками с почтой. Практически всю левую стену занимали полки с корреспонденцией. Здесь же стояли высокий стол и стул. Помимо них в вагоне находились печка и сейф. Барлоу указал на большую карту Западных Соединенных Штатов, прикрепленную к двери. По ней во все стороны от Миссисипи до тихоокеанского побережья разбегались тонкие линии, обозначенные цифрами.

— Знаете, что это за линии? — спросил он.

— Железные дороги? — догадался И. В.

— Верно. Вот смотрите. Если мы покинем Дирлодж верхом, нас переловят как зайцев. Но на поезде, который движется преимущественно по ночам, особенно через населенные пункты, мы можем добраться до побережья залива. — Он провел пальцем по маршруту. — Вот место, где мы находимся сейчас, около Нью-Чикаго. Отсюда мы едем в Боннер-Каунти, пересекаем юго-западную часть Вашингтона и попадаем в Орегон. В Портланде мы сворачиваем на железную дорогу Орегона и «Навигэйшн Компани» и едем обратно в Айдахо до орегонской «Шорт Лайн». Затем на запад от Шинина по «Юнион Пасифик» через Денвер, сворачиваем на «Денвер Пасифик» и через Рио-Гранде до Санта-Фе в западный Пуэбло, потом снова на юг до Лос-Анджелеса и обратно на восток по «Саузен Пасифик» через Южную Калифорнию, Аризону, Нью-Мексико, через Эль-Пасо, через Южный Техас до самого Нового Орлеана.

— А что потом? — спросил Слокум.

— Садимся на корабль, отплывающий в Южную Америку. Ну скажите честно, вы встречали более прекрасный план? Девять различных путей. Как только нас начинают настигать, мы сворачиваем на другую линию, по пути перерезая телеграфные провода, запасаясь продовольствием и отсиживаясь на запасных путях. Причем те города, которые будут у нас на пути, мы трогать не будем, а займемся промыслом в окрестностях за две-три мили от станции. Так что кто бы нас ни преследовал, непременно потеряет наш след, мы преспокойненько возвращаемся на поезд… чух-чух-чух… отправляемся дальше.

Ханикатт показал ему на угол вагона, в котором из-под груды пустых почтовых мешков выглядывала паровозная труба.

— А это вам зачем?

— Это так называемая ромбовая труба. Мы останавливались на одной из сортировочных станций по пути из Дирлоджа, чтобы пополнить продовольствие, и свистнули эту трубу. Чтобы поставить ее вместо нашей прямой трубы для маскировки. И еще мы раздобыли немного черной и золотистой краски. — Он сделал паузу, наслаждаясь их недоумением. — Когда кончится дождь, мы остановимся, переставим трубу, поменяем номера на паровозе и закрасим название на тендере. Понятно?

— Понятно, — ответил Слокум, — но все равно я не уверен, что этот номер пройдет.

— Господи, да почему? — воскликнул Барлоу. — Вот вы, — он обратился к И. В., — вы старый железнодорожник. Что вы скажете?

— Ничего не выйдет. Скорее индейцы отпустят бакенбарды.

— Но разве вы не видите, что мой план уже действует?

— С массой оговорок. Если за день вы не будете проезжать слишком много станций. Если на дороге не будет затора. Если у вас не кончится топливо. Если после того, как вы один или два раза измените маршрут, они не разгадают ваш маневр и не накроют вас на стрелке. Если ваш паровой котел не взлетит на воздух — паровоз, похоже, еще довоенной работы. Но есть и еще одно обстоятельство, которое стоит всех остальных вместе взятых.

— Какое же?

— Движение на дороге. Как вы будете знать, что находится впереди вас?

— Точно так же, как это узнают на других поездах. Познакомьтесь, это Тэйт Мэлрей, наш телеграфист. Он может принимать и отправлять любые депеши. Господи, да он может закрыть целую линию, чтобы расчистить нам путь. Правда, Тэйт?

— Запросто.

— Ну что, ребята, какие еще проблемы? Слокум и его друзья переглянулись.

— А как насчет машиниста? — спросил И. В.

— Лучший в своем роде. Гнул спину на Пенсильванской линии еще до войны, — ответил Барлоу.

— Не сомневаюсь в его сноровке. Но спать ему, видно, вовсе не придется.

Барлоу захохотал.

— Кассиди? Да будет вам известно, мистер, старина Деннис спит ночью часа два. А если вдруг он захочет отключиться на полных восемь часов, то у него будет сколько угодно возможностей. Нам частенько придется отсиживаться по целым дням на запасных путях, ожидая, пока не стемнеет. Нет, положитесь на мое слово, ребята, мы должны прорваться.

Полное отсутствие энтузиазма у слушателей разочаровало Барлоу — это выдавало выражение его лица.

— Теперь я перехожу к сути дела, — продолжал он. — Настоящим я официально приглашаю вас четверых участвовать в нашем путешествии. Вы, похоже, можете постоять за себя в любой передряге, ребята вы опытные, крепкие и из тех, кто любит со вкусом провести время.

— Нельзя ли мне отвязать флягу от своего седла? — прервал его

Ханикатт.

— Ради бога, — сказал невысокий человек, стоящий рядом с его жеребцом. — Особенно если тебе понадобилась пустая посуда. Все расхохотались. Ханикатт кисло улыбнулся. Слокум приглушил раскаты смеха.

— Благодарим вас за ваше предложение, мистер. Нам нужно несколько минут, чтобы обсудить его между собой.

— Валяйте. Можете разговаривать сколько угодно. Мы перейдем в вагон. Пошли, оставим ребят наедине.

Задняя дверь захлопнулась за последним из вышедших. Он обернулся, помахал им через окно и скрылся в соседнем вагоне.

— О, господи! — начал И. В. — Проехать четыре сотни миль, чтобы так влипнуть!

— Я, кажется, понимаю ситуацию, — сказал Слокум, скребя подбородок. — Если мы попробуем отказаться, они нас пристрелят. Так что нам придется идти с ними до конца. Но давайте, бога ради, разберемся во всем по порядку. Нужно решить три вещи: во-первых, как нам переправить отсюда юношу…

— Подождите, — прервал его парнишка.

— Вэйд, заткнись! — раздраженно взорвался Слокум. — Если бы ты оставался в лесу, как мы тебя просили, ты никогда бы не попал в такую заварушку. Наше дело здесь приказывать, а твое выполнять наши приказы.

Юноша ничего не ответил. Заговорил Ханикатт:

— Почему бы нам не пойти самым простым путем? Напрямую спросим Барлоу, не может ли он отпустить парнишку? Скорее всего, он согласится.

— Ты, должно быть, шутишь, — отозвался Слокум. — Ты что же, думаешь, что они отпустили пассажиров и паровозную бригаду?

— Скорее всего, они их перестреляли и сбросили в ущелье, — глухо проговорил И. В.

— Так они и поступили! — воскликнул Слокум. — Мертвецы не болтают. Если мы попросим Барлоу отпустить Вэйда, то не успеет тот пройти и тридцати футов, как получит четыре пули в спину.

Юноша судорожно вздохнул.

— Джон прав, Ханикатт, — сказал И. В. — Мы сможем переправить юношу отсюда, только когда подвернется удобный случай.

— Как ты думаешь, что вообще нужно от нас Барлоу? — поинтересовался Ханикатт.

— Скорее всего, он взял нас как заложников, — ответил Слокум.

— А почему же он не воспользовался пассажирами или паровозной бригадой?

— Поинтересуйся у него самого. Может, он ведет с нами какую-то игру, кто его знает. Одно можно сказать определенно: они не нашли набитый деньгами пояс Сирлза.

— Думаешь, нет? — спросил юноша. Слокум кивнул.

— Наверняка. Мы бы его сразу заметили в куче бумажников, сваленных на сиденье. Подозреваю, что Сирлз заметил их еще из окна, скинул пояс со своего толстого пуза и запрятал под сиденьем или где-нибудь еще. Нам придется поискать его, не привлекая к себе внимания.

— У нас уйма времени, — отозвался И. В. — Мы сможем еще разобрать весь этот поезд до последнего винтика.

— Вот именно этого нам делать не следует! — резко прервал его Слокум.

— У меня есть мысль, — сказал юноша. — Почему бы нам не убедить их, что кто-то из нас что-нибудь потерял— ну, там, кольцо или брелок от часов. Мы могли бы все вчетвером притвориться, что заняты поисками.

Слокум недоверчиво посмотрел на парнишку.

— Вэйд, какого черта ты собираешься всю жизнь сажать свеклу?

— А что?

— Сынок, с твоими мозгами ты мог бы еще учителей учить. Клянусь, давно не слыхивал ничего подобного.

— Итак, решено. — С этими словами Ханикатт отвязал свою флягу, вытащил пробку и перевернул ее вверх дном. Одинокая капля виски упала на пол. — Связываемся с этими ворами и головорезами.

— Пока не найдем денег, — подтвердил Слокум.

— Джон, сколько, ты думаешь, зашито у него в поясе? — спросил И. В.

— Тысяч пятнадцать или двадцать. А возможно, и вдвое больше. Всем четверым хватит.

— Думаешь, нам вернут оружие? — спросил И. В.

— Пока наверняка нет, — ответил Слокум. — Так что нас четверо безоружных против тридцати вооруженных бандитов. И это так же точно, как то, что из трех карт можно составить стрит.

— Карты во многом сходны с оружием, — ораторским тоном сообщил И. В., изливая свою житейскую мудрость. — Не результат решает судьбу человека, а сама игра.

Слокум повернулся к Ханикатту.

— Мистер…

— А?

— Ты не мог бы засунуть свою флягу ему в глотку?

— С превеликим удовольствием!

6

Рэйли Барлоу опаздывал к назначенному свиданию с палачом уже на семьдесят два часа. Как и всякий, кому удалось ускользнуть от преждевременной смерти, он находился во все более приветливом и благожелательном настроении. Случайный пассажир, севший в поезд в то время, как тот пересекал горы Биттер-Рут на пути в Айдахо, мог бы принять его за состоятельного железнодорожника, совершающего путешествие на личном поезде и окруженного друзьями, лакеями и подхалимами. Он давал тронный прием, как император Нерон в зените славы.

На следующий день после неудачной и бесплодной попытки Слокума и его друзей захватить поезд и добраться до Форда Сирлза Дождь прекратился. Джон рассматривал через грязное окно высокие хребты, возвышавшиеся над цепью гор, и строил догадки о том, как этот толстяк встретился со своим творцом. Он наверняка протестовал и умолял сохранить ему жизнь. Стоя на краю пропасти и дрожа в одном нижнем белье, он продолжал истошно просить о пощаде, пока, получив две пули в брюхо, не рухнул вниз и не нашел себе последнее пристанище.

Рэйли Барлоу, несомненно, готовил нечто подобное и для их четверки. Даже Вэйда Симпсона не могла спасти его молодость. Для Слокума самым главным были не поиски денег. Сначала надо было как-то устроить, чтобы мальчишка выбрался с поезда целым и невредимым. Тут двух мнении быть не могло.

Двадцать девять друзей Барлоу и четверка по очереди выполняли всю грязную работу, необходимую для того, чтобы поезд продолжал движение. Однажды за Пайл-Сити они остановились, чтобы пополнить запасы дров и бакалеи. На четверых лошадях отрядили четверых добытчиков. Они ограбили склад, взяв там продовольствие, фураж и все, что попалось под руку. В местном салуне они взяли выпивку. Шесть ящиков «Таос Лайтнинг» были свалены в багажном вагоне. Удалось достать и оружие с боеприпасами.

Барлоу принял добычу и поздравил доставивших ее людей. Впрочем, он тут же напомнил, что для того, чтобы добраться до Нового Орлеана, придется достать значительно больше разнообразных продуктов.

— Не знаю, как вы, ребята, — сказал он, — но я не собираюсь всю дорогу до Нового Орлеана сидеть на диете из бисквитов, бобов и грязи.

Слокуму определили место у топки. И. В. стоило большого труда научить его поддерживать огонь Было не так-то просто, как выяснил Слокум, равномерно разбрасывать дрова и избавляться от дыма. Он старался изо всех сил. Поленья были мелкие, но очень сырые. Несмотря на все его усилия, иногда дым от топки попадал в кабину, к большому неудовольствию машиниста.

— Следи за паром, дружище, — предупреждал его машинист, плотный, краснолицый ирландец. Он неохотно признался, что заработал двадцать лет в тюрьме Дирлодж за повторное участие в вооруженном ограблении. — Давление должно быть сто сорок фунтов. Если оно повышается, надо приоткрыть створку, а когда падает — подкидывать дрова двумя руками. Будешь подкидывать дрова как бешеный, пока мы заберемся вверх на эти горы.

Машинист был терпелив, но Слокум так и не смог проявить своих талантов на месте кочегара. Чуть больше практики — и он сумел бы, однако, управляться лучше. На этом месте требовалась только выносливая спина. Рано утром на следующий день его вызвал Рэйли Барлоу. Он попросил его временно поменять обязанности и вместе с Ханикаттом забраться наверх, чтобы управлять тормозами.

Слокум бы первым признал, что работа на высоте — занятие не для него. Его не тревожили высившиеся перед ним горные вершины. Но когда он смотрел вниз в разверзшиеся там и казавшиеся бездонными ущелья, дух его захватывало, щеки бледнели, появлялось чувство тревоги. Да и само управление тормозами было связано со многими опасностями. Для него необходимы уравновешенность, ловкость, бесстрашие, сила и полнейшее безразличие к высоте. Слокум же мог положиться только на силу своих плеч и спины, но больше ему рассчитывать было не на что. Если верить И. В., при спуске вниз на отдельных участках пути нужно было тормозить по восемь-десять минут на одном отрезке, чтобы не потерять управление поездом.

Перед тем как Джон забрался на крышу багажного вагона, И. В. предупредил его, чтобы он не ослаблял тормоз при спуске. При этом увеличивалась вдвое нагрузка Ханикатта, державшего середину привода. Если они упустят поезд из-под контроля, потом нельзя будет ничего поделать.

— Есть, — сказал И. В., — умная штука — воздушный тормоз. Ее изобрел парень по имени Вестингхауз. Она может остановить два паровоза и сотню вагонов, несущихся со скоростью шестьдесят миль в час, в шесть раз быстрее всех ручных тормозов мира. Но на старом паровозике нет тормоза Вестингхауза. Вы с Ханикаттом служите тормозной силой, да благословит вас господь. Если упустите поезд, можете прощаться со всеми святыми и готовиться гореть на адском огне.

— Не очень-то я люблю высоту, — спокойно сказал Слокум.

— Тогда закрой глаза.

— От этого эти проклятые горы не выравниваются.

— Не смотри вниз.

— А у меня возникает искушение.

— Так не поддавайся ему. Дерьмо такое, да что я с тобой нянчусь! Давай, поднимай задницу, лезь со стариком Хани наверх и делай уж, пожалуйста, все, как я тебе сказал.

Слокум и любитель приложиться к фляге полезли наверх, на смену двум друзьям Барлоу.

— Что бы там ни было, не отпускай тормоз при спуске! — завопил тот, которого сменял Слокум. — Когда Кассиди дает свисток, крепко тяни за привод.

— Знаю, слышал.

Ветер бешено завывал, и поезд раскачивался, угрожая сойти с рельсов то влево, то вправо. Вечнозеленые растения внизу окаймляли ущелья и расселины, которые уходили, казалось, к самым недрам земли. Когда их устья опасно расширялись, Слокум крепче держался за колесо, слегка сгибая колени и закрыв глаза.

«Сукин ты сын, какого черта, спрашивается, я здесь делаю?»

Поезд скрипел, стонал и раскачивался на поворотах, взбираясь выше и выше к узкой межгорной впадине, вырванной, как казалось, из гряды каким-то неземным чудовищем. Слокум сглотнул, чтобы образовалась слюна и отпустило горло, перехваченное в тисках страха. Впадина была все ближе и ближе, а двигатель тянул все слабее по мере того, как наклон становился круче. Через впадину просвечивало синее небо. Дым, насыщенный золой и сажей, обволок Ханикатта, а потом распространился вдоль поезда до тормозного кондуктора на последнем вагоне. Частицы сажи больно обжигали кожу. Стоя с закрытыми глазами, Слокум представлял себе, как его осаждает рой ос. Дым добрался до его носа, проник в горло и легкие. Он кашлял, отплевывался, скулил и пританцовывал. Расправив плечи, он пытался освободиться от крошечных красных частиц, выпущенных дымовой трубой и осаждающих его. Собрав последние силы, паровоз втянул поезд на перевал, тендер и вагоны болтались за ним. Не в силах противиться искушению, Слокум открыл один глаз в тот самый момент, когда его вагон уже перевалил через впадину и стал спускаться на другую сторону.

— Боже всемогущий!

Перед ним на глубине восьми тысяч миль простиралась долина. По крайней мере, так ему казалось. Вниз вел зигзагообразный спуск с четырьмя поворотами налево и тремя направо, после чего рельсы выходили на длинную плавную излучину.

Слокум сразу же почувствовал усилившееся давление задних тормозов на железный круг, зажатый между его кулаками. Опустившись на одно колено, он уперся другим в вертикальный шток. Он дергал изо всех сил за колесо, чувствуя, как усилие передается на плечи и спину. Он поворачивал колесо все резче и резче, до тех пор, пока цепь не начала скрипеть, а из-под колес не вырвался целый сноп искр. Ковбой согнулся, выкручивая колесо, так что стало казаться, что он вырвет железное основание крепления. Но все его усилия никак не передавались вниз, на тормозные колодки. Поезд начал набирать скорость, поднялся ветер, его завывания становились все выше и выше. Они стали спускаться вниз, волоча за собой пышный шлейф из дыма, насыщенного искрами, золой и сажей.

— Держи проклятую цепь! — отчаянно кричал Ханикатт. — Крепче! Крепче!

— Я не могу крепче! Вся эта чертова махина рухнет! — взвыл Слокум.

Ханикатт, стоявший против ветра, не расслышал ни слова. Постепенно его лицо исказила маска ужаса — его осенила мысль, что слабак, который не может удержать последний вагон, может упустить поезд и обречь его на верную гибель.

— Сло… кум!

— Заткнись ты, пьяный сукин сын! Я делаю, твою мать, все, что могу!

— Сло… кум!

— Так тебя перетак вместе с твоей семьей! — грубо прошептал Слокум самому себе.

Сжав зубы, он вцепился в колесо так, что костяшки едва не отлетели от пальцев, а кисти задергались, как высушенные прутья. Шея и лицо налились кровью, побагровев от напряжения. Ковбой ругался так, как никогда раньше.

Зеленые лесные участки, ущелья, обнажения пород пролетали внизу. Линия, по которой они двигались, вилась, как лента, небрежно размотанная с катушки. При скорости миля в минуту их неожиданно швырнуло к горе, к тому же они вышли на первое закругление — рельсы опасно прижимались к склону и развертывались в серпантин. Отличная возможность, подумал Слокум, чтобы весь этот чертов состав слетел с рельсов, отскочил от поверхности склона и вдребезги разбился о скалы, как жемчужная нитка от удара о каменную стену.

Но колодки уже начали схватывать. Сила Слокума вместе с напряжением Ханикатта позволили замедлить поезд, как по волшебству, завели его на закругление и провели по нему. При движении под этим рискованным углом Слокуму казалось, что из-под ног у него уходит весь мир, а вагон, на котором он стоит, летит по воздуху и завершит поворот раньше, чем сможет снова оказаться в колее.

Так произошло, что Джон Слокум первый и последний раз столкнулся с искусством торможения в горной местности. Часом позже он приветствовал сменщика, передал тому колесо, устало спустился вниз в багажный вагон и уснул на мешках с почтой.

Барлоу наметил дополнительные меры безопасности, связанные с его грандиозным планом бегства. Слокум предположил, что на пути из Боннер-Каунти в Новый Орлеан на рельсах могут быть устроены завалы — в шестнадцати разных точках. В ответ на это большой человек заметил, что Слокум, похоже, незнаком с важнейшей особенностью западных железных дорог. В отличие от восточных штатов, система железных дорог на Западе не была никакой системой.

— Разные линии независимы и, как женщины,-чертовски ревнуют друг друга.

— Мне приходится согласиться, — подтвердил И. В. — Редко увидишь такую несговорчивость, как у «Юнион» и «Сэнтрал Пасифик».

— Это относится и ко всем остальным. Вообще, как только мы перейдем на линию Орегонской дороги, мы будем в безопасности. Ни одна линия не станет себя утруждать поисками состава, принадлежащего чужой компании.

Под предлогом поисков отсутствовавшей «серебряной клипсы», принадлежащей И. В., Слокум со своими ребятами распотрошили все мыслимые тайники в каждом вагоне. Но попытка розыска дорогого пояса, принадлежавшего Форду Сирлзу, ничего не дала. Тем временем «Железный мустанг» — так Барлоу окрестил «Болдвин-881» — безо всяких происшествий и задержек продолжал свой путь через Спокейн и вдоль границы штатов Вашингтон и Орегон в удаленный Портланд.

Вскоре после полуночи они пристроились в хвост другому пассажирскому поезду, проследовали за ним из города, перешли с ветки «Норзен Пасифик» на Орегонскую дорогу и на линию компании «Нэвигэйшн». Переход на другую ветку произошел безупречно — с той же точностью, по словам Барлоу, что и «перемена тональности в „Вальсе прерий"“. В шестидесяти милях восточнее Портланда неподалеку от городка Сэкет-Спрингз он приказал машинисту перейти на запасной путь и переждать светлый день. При этом он предупредил своих налетчиков, чтобы они подготовились к рейду ближайшей ночью. По его сигналу все собрались в багажном вагоне.

— Клемент, — обратился Барлоу к тощему субъекту с бегающими глазами, постоянно шмыгающему носом, — ты с братишкой, Диллард Сайкс и Стинк Бой поедете и приведете лошадей. Не меньше двух дюжин.

— Рэйли, ты что, шутишь? Куда мы их денем? — спросил первый помощник Барлоу, техасец по фамилии Бестер.

— А что тут такого, Перси? Выбросим сиденья из какого-нибудь вагона, отправим их в топку, а там разместим лошадей.

— А кто будет каждое утро убираться?

— Твои ребята могут натаскать соломы. Мы засунем, сколько сможем, в вагон к лошадям, а остальное пусть лежит здесь. Как только вы возвращаетесь с лошадьми, не меньше двух десятков парней садятся на них, вы скачете обратно и вычищаете Сэкет-Спрингз. Достаньте свежей жратвы, фрукты, овощи, посуду, консервы, одежду, седла — все, что может пригодиться. Если нам что-нибудь не понадобится, выкинуть мы всегда успеем. Обязательно привезите инструменты. Гаечные ключи, кувалды, засовы, ручные масленки, смазку, колесную мазь, приводы для поезда. Если придется съездить два раза — отлично. Если три — тем лучше. Хочу, чтобы вы обчистили этот город. Кстати, не скупитесь на оружие и боеприпасы.

— У тебя, кажется, зуб на этот городок — Сэкет-Спрингз? — вставил Бестер.

— Первый раз меня впервые арестовали именно там. Мне было тринадцать лет, дали тридцать дней исправительных работ.

— За что?

— Постреливал по окнам в офисе шерифа. Из позаимствованного кольта 44-го калибра.

— Позаимствованного? — переспросил Бестер. Барлоу усмехнулся и кивнул.

— Ну да, у шерифа.

Багажный вагон затрясся от хохота, однако Слокум не спешил присоединяться к всеобщему веселью. Кроме перевала через горы и изматывающего действия, которое оказало на его нервную систему управление тормозом, путешествие проходило для него без происшествий и даже утомительно. Теперь их хозяин решил сам себе поискать неприятностей. Только время покажет, что выйдет из замышляемой им аферы и чем все это может кончиться для их четверки.

8

Успокаивающая пелена ночи спустилась с синих гор северо-восточного Орегона на сосновые леса, хранящие в себе темноту всех предыдущих ночей, на массивные гранитные выступы, испытанные временем ледяные валуны, на узкий, мягко журчащий ручеек, сопровождающий линию железной дороги и облегчающий ее путь на восток.

Четверо налетчиков оседлали коней и отправились в Сэкет-

Спрингз. Как только темнота поглотила их, Слокум и Ханикатт прошли по составу к головному вагону. Они решили потревожить Барлоу по весьма важному вопросу. Здоровяк расположился на своем любимом сиденье и наигрывал на целлулоидной губной гармошке «Все ближе к тебе, господи!». Заполнявшая вагон грустная лирическая мелодия, судя по виду Барлоу, заставляла слезы выступать на глазах. Завершив исполнение, Барлоу кончиком большого пальца стер слюну с инструмента и поднял глаза.

— Мой любимый гимн, мистер Слокум, мистер Ханикатт. Наши два аса по торможению, как я слышал.

— Быть может, худшие во всем экипаже, Рэйли, — поспешно откликнулся Слокум.

— Чем могу служить?

— Мы переговорили между собой, — продолжал Слокум. — Мы с вами уже достаточно давно, чтобы показать себе цену и доказать свою преданность.

— Несомненно.

— Так как насчет того, чтобы вернуть наши пушки? — взорвался Ханикатт.

— Боже всемогущий! — Барлоу ударил себя по коленке. — Я-то думал, вы о них так и не заикнетесь. Перси! — прорычал он в дверь, открытую в следующий вагон.

Бестер высунул голову.

— Да?

— Слокум и Ханикатт просят вернуть их железки.

— И. В. и мальчишка тоже, — ввернул Слокум.

— Если вас это не затруднит, — добавил Ханикатт. Бестер исчез и вернулся через несколько минут с кольтом Слокума и оружием остальных.

— Передайте вашим дружкам, — сказал он.

— Что-нибудь еще? — поинтересовался Барлоу.

— Нет, весьма благодарны, Рэйли, — отозвался Ханикатт.

— Спасибо, — подтвердил Слокум.

— Всегда рад вас видеть. Надеюсь, вы довольны поездкой — одни пейзажи чего стоят.

Барлоу поднес гармошку ко рту и стал наигрывать «Когда на той стороне трубят сбор».

Бестер прервал его:

— Если ребята приведут лошадей, не пора ли нам заняться каким-нибудь вагоном?

— Хорошая мысль. Возьмитесь за тот, который прицеплен перед багажным.

Он возобновил игру. Бестер снова прервал его, на этот раз слегка колеблясь, почуяв нараставшее в Барлоу раздражение музыканта:

— И еще последний вопрос, Рэйли. Как мы затащим этих треклятых лошадей в эти чертовы вагоны?

— По подвесной двери в багажный вагон, а из него — в следующий. А как еще?

— Но лошадь не пройдет в дверь, связывающую вагоны.

— Ради бога, Перси, у тебя что, своей головы нет? Уж если вы сломаете все сиденья и перегородки, несложно, наверное, расширить двери с обеих сторон на шесть дюймов.

— Ух ты! — Коровьи глаза Бестера понимающе засветились по мере того, как мысли Барлоу начали проникать в его недоразвитый мозг. — Отличная мысль, Рэйли.

— Все, что сгодится на дрова, будете выкидывать в окна. — Барлоу повернулся к Слокуму и Ханикатту. — Вы вдвоем станете снаружи, будете собирать дрова и складывать их в тендер.

— Хорошо, — ответил Ханикатт.

— Но до этого, раз уж вам все равно выходить наружу, возьмете ведра для воды у Кассиди и наполните бак. Мы уже столько проехали, что у паровоза наверняка началась жажда.

Они вместе спустились по ступенькам вагона и пошли по насыпи к паровозу. Вытащив оружие, стали рассматривать его при тусклом свете наружных фонарей вагонов.

— Дерьмо! — сказал Слокум. — Так и есть.

— Что такое?

— А положи палец на чеку!

— Вот черт, ее нет! Вытащили!

— Негодяи!

Ханикатт, несший оружие, отшвырнул его в сторону.

— Эй, — возразил Слокум. — Оставь их. Сделаем вид, что мы на них даже не посмотрели.

— На кой черт они тебе сдались — орехи колоть?

— Оставь, может быть, нам удастся их подменить. Вытащить четыре кольта, пока они будут спать. Кстати, и у них будет на четыре пушки меньше.

Ханикатт подобрал оружие.

— Чертовы ублюдки. Жду не дождусь, когда я смогу распрощаться с этим проклятым поездом, Барлоу и его дружками.

— Как только найдем пояс Сирлза.

— Да нет никакого пояса! Мы уже все обыскали.

— Будем продолжать, пока не найдем!

— Если раньше Барлоу нас не пристрелит.

— Ну, если бы он собирался, то давно уж разделался бы с нами.

Они дошли до паровоза. Ханикатт закричал Кассиди, дремлющему в кабине:

— Эй, ирландец! Спусти нам ведра!

— Джон, полезай на подножку, я тебе их передам.

— Ладно. — Слокум поставил одну ногу на ось колеса, вторую на шатун и подтянулся на боковую подножку. Когда он вытянулся в полный рост, то рукой случайно прикоснулся к бойлеру.

— Господи боже!

— Осторожно, — сказал Кассиди. — Это горячая штука.

— Горячая! Господи помилуй! Всю кожу содрало до самой кости! Ему удалось залить в полупустой бойлер десять ведер воды к тому времени, когда из последнего вагона стали вылетать остатки сидений, стоек, спальных полок. Ночь наполнилась звуками: топоры вгрызались в ненужное дерево. Он выплеснул в бак последнее ведро и осторожно спустился вниз. Вдвоем с Ханикаттом они двинулись к задней части поезда и стали собирать обломки дерева. Ханикатт нагнулся и набрал почти полную охапку дров, когда из окна вылетела стойка, едва не угодив ему по голове.

— Будете вы смотреть, куда кидаете, мать вашу! — со злобой закричал он.

— Эй, ковбой, утри задницу! — ответил ему чей-то голос. Через окно Слокум видел, как парнишка орудует топором вместе с тремя мужчинами — лица знакомые, но имен Слокум не помнил. Некоторое время он наблюдал, как юноша подрубает стойку. Он легко держал в натренированной руке топор, лезвие которого глубоко вгрызалось в дерево. Неожиданно один из работавших прошел в опасной близости от занесенного для удара топора юноши. Еще немного, и он мог бы лишиться уха.

— Эй, малыш, смотри, куда замахиваешься топором! Ты меня чуть не убил, черт тебя дери!

— Извините, я же не видел…

— Смотри по сторонам, черт возьми! Это тебе топором работать, а не семечки лузгать!

— Я же извинился.

— Дерьмо ты со своими извинениями!

Мужик был здоровый и широкоплечий, плотный, как Кассиди, но, в отличие от ирландца, постоянно всем улыбающегося, он на весь мир, ад и рай смотрел одинаково безумными глазами. Отбросив свой собственный топор, он схватил юношу за шиворот, вывернул ему руку и со злобой дал пощечину. Вэйд рухнул, сшиб подрубленную им стойку и исчез у Слокума из вида.

— Ты, мерзавец! — заорал Джон снаружи.

Отбросив дрова, он побежал к ступенькам лестницы и вскочил в вагон. Мальчик лежал у ног мужика, оглушенный, смущенный, и пытался ощупать рукой быстро покрасневшую щеку. Схватив напавшего на Вэйда бандита, Слокум развернул его ударом левой и резко двинул правой прямо в скулу.

— Подбирай себе подходящего по размерам противника, ты, сукин сын!

Удар был неплохой, точный, основательный, достаточно сильный, чтобы сшибить с ног любого — только не противника Слокума. Он не то что не пошатнулся — и не поморщился. Он обрушил на Слокума силу обоих кулаков, буквально пересчитав ему ребра, заставил согнуться и сильно ударил по макушке. У Слокума зазвенело в ушах, перед глазами заиграли багровые молнии. Он отшатнулся от удара, застонал, сглотнул слюну, окончательно пришел в себя и успел отклониться влево от второго удара по голове, так что бандит только задел висок.

Теперь они стояли вплотную друг к другу, выставив кулаки. Через глотку Слокума со свистом вышел воздух — удар противника вдавил ему живот в спину. Противник бил настолько сильно и болезненно, что Слокум решил: в кулаках у него зажаты камни размером не меньше десятицентовика.

Неожиданно пришедшая в движение гора вклинилась между ними. Слокум почувствовал, как его оттаскивают назад. Его глотку зажали в кулаке величиной со среднюю дыню, и он почувствовал, как его отрывают от пола, уходящего из-под ног. Ковбой попытался достать пол, вытянув носки, но не мог. Он посмотрел вниз и за длинной рукой Барлоу увидел его здоровое плечо. Другая рука была вытянута в противоположном направлении, в кулаке был зажат противник Слокума, болтавшийся над полом. Удерживая руки под прямым углом к туловищу, Барлоу начал медленно вращать своих жертв против часовой стрелки, строго выговаривая им при этом:

— Если вам, подлецы, хочется остудить свой пыл и поиграть в кулачный бой, займитесь этим, когда сделаете свою работу. После этого, понятно? Для своего удовольствия и в свое свободное время, как говаривал мой шеф — чучело огородное.

Он совершил три круга, не выпуская из зажима обоих противников. Затем, высоко подняв их, дал каждому пинка и швырнул об пол.

— Господи, помилуй!

Произнеся последние слова, Барлоу повернулся и вышел из вагона, ненадолго задержавшись у двери, чтобы подобрать обломок сиденья и вышвырнуть его в окно.

Через редколесье раздались громовые раскаты топота лошадей. Клемент, Сайкс и остальные гнали целый табун к центральной подвесной двери багажного вагона.

— Шевелитесь! Расширьте двери! — воскликнул Барлоу, показывая на проход между вагоном и багажным отделением. Юноша и человек, испытавший на себе вместе со Слокумом силу Барлоу, стали обрубать дверной проем.

Поднявшись, Слокум подошел к парнишке.

— Все о'кей, сынок?

Парень продолжал рубить, не поворачивая головы.

— Мистер Слокум, зачем вы встряли в это дело?

— Я…

— Вы что, думали, я сам не разберусь?

— Я…

— Вы меня что, за маменькиного сынка держите, сюсюкающего? Мистер, я сам о себе могу позаботиться! Так оно было и так будет!

Слокум вздохнул. Раскинув руки, он попытался хоть немного охладить обожженную тыльную сторону ладони. Отыскав свою шляпу, надел ее на голову, повернулся и вышел.

9

Через расширенный проход провели всего одну лошадь, чтобы проверить, пройдет ли она. Потом Клемент, его брат Лейф, Диллард Сайкс и Вонючка-Стинк Бой повели два десятка остальных в налет на Сэкет-Спрингз. Слокум, Ханикатт, И. В. и мальчик наблюдали, как последние наездники исчезали в облаке пыли. Ночная тишина восстановилась вокруг.

— Может, нам стоило бы сейчас удрать отсюда? — заметил И. В.

— Без деньжат? — спросил Слокум.

Ханикатт отвернулся от окна, уселся на узкий подоконник и желчно взглянул на Слокума.

— Я говорил — по меньшей мере сто раз — нет никаких денег. Если они и были, Сирлз их унес с собой в могилу.

— Мистер, это настолько глупо, что даже и не смешно! — прорычал Слокум. — Бога ради, ты же слышал, Барлоу сказал, что он раздел всех пассажиров. Что же ты думаешь, они бы не увидели его пояса с деньгами? Слепые они, что ли? Нет, он должен был его спрятать где-то на этом проклятом богом поезде.

— Интересно где, Джон? — спросил И. В.

— Какого черта я могу знать? Ты что, думаешь, я его за руку держал? Толстяк, сделай одолжение, не задавай глупых вопросов.

— Не горячись и не называй меня толстяком, — сварливо проворчал И. В., заметно помрачнев.

— Не будем ссориться из-за пустяков, — сказал Ханикатт. — Давайте решать, что делать. Уходим или остаемся?

— Уйти может только юноша, — раздраженно сказал Слокум.

— Черта с два! — Вэйд прожевал и сплюнул. — Только я сам буду решать, уходить мне или оставаться.

— Заткнись! — Слокум свирепо посмотрел на юношу, потом понизил голос. — Слушайте внимательно. У меня здесь примерно шесть долларов. — Он порылся в нагрудном кармане. — Сколько вы наберете, Ханикатт и И. В.?

Всего насчитали шестнадцать долларов. Пересчитав их и крепко увязав в пачку, Слокум сунул деньги в карман Вэйда.

— Не нужны мне ваши чертовы… — начал мальчик.

— Я же тебе сказал — заткнись! — оборвал его Слокум — Послушай. Эта шайка вернется сюда примерно через час. Тем временем поезд стерегут только Барлоу, Бестер, Кассиди и еще трое или четверо.

— Да, самое время сматываться, — согласился И. В.

— Как бы не так! — воскликнул Слокум. — Спорю на что угодно, что эти четверо следят сейчас за нами как ястребы, только дожидаются, когда мы шелохнемся. Вон тот подлец с блестящими глазами сидит в углу багажного вагона неподвижно уже много дней подряд. Можно подумать, что его пригвоздили к стулу. — Он взглянул на мальчика. — Стоит тебе отойти от вагона на шесть шагов, как тебя изрешетят пулями скорее, чем хромого индюка. — И какой план ты предлагаешь? — спросил И. В.

— Они вернутся обратно, нагруженные всякой всячиной, в том числе и виски. Дайте им полчаса, и все, кроме Кассиди, будут мертвецки пьяны, включая и часовых. Как только мы продолжим наш путь вверх в горы, Кассиди придется иногда замедлять ход до пешеходного. Когда я подам тебе знак, Вэйд, пойдешь в заднюю часть багажного вагона.

— А как насчет парня, который следит за нами? — спросил Ханикатт.

— Этого я возьму на себя, — ответил Слокум. — Ты, Вэйд, дожидаешься удобного момента, выскальзываешь через дверь и спрыгиваешь.

— Я бы хотел взять лошадь.

— Слишком рискованно. И обрати внимание, ты будешь поблизости от границы штата Айдахо.

— Где-то в районе Пульсифера или Глада, в каком-то из этих мест, — продолжал И. В. — Направишься на юг, от Голубых гор. Это населенные районы. Если повезет, наткнешься на поселок еще до рассвета.

— Разыщешь шерифа и все ему расскажешь, — сказал Слокум. Он повернулся к И. В. — По какой линии мы поедем дальше?

— По ветке «Орегон Шорт». Как только пересечем границу штата. Мы поедем вдоль Айдахо до Вайоминга.

— Через Чьенн? — спросил Слокум.

— Нет, — ответил И. В. — Нам придется перейти на линию «Юнион Пасифик», чтобы проехать через Чьенн. — Он восхищенно покачал головой. — Надо отдать должное Барлоу. Его план работает без сучка, без задоринки. Черт возьми, с тех пор как мы проехали Портланд, мы даже не перерезали телеграфный провод.

— Если не возражаешь, давай не отвлекаться, — продолжил Слокум. — Вэйд, ты должен добиться, чтобы власти остановили поезд.

— Расскажи им все, — добавил И. В. — Если тебя обвинят во лжи, скажи, чтобы телеграфировали в Дирлодж. Охрана им все подробно расскажет насчет побега.

— Думаю, я справлюсь со всем этим, — сказал юноша. — А что будет с вами? Если власти попытаются остановить поезд, начнется перестрелка. Вас попытаются использовать как прикрытие. У вас не останется никаких шансов.

— Мы можем сами о себе позаботиться, — сказал Слокум. — Мы что-нибудь придумаем. Если нам хоть немного повезет, то к тому времени, когда поезд остановят, мы уже будем далеко. Если, конечно, мы найдем деньги.

— Да плевать на деньги! — заворчал Ханикатт. — Никакие деньги не стоят того, чтобы из-за них рисковать шкурой!

— Он прав, Джон, — согласился И. В.

— Так почему бы нам не спрыгнуть всем четверым? — спросил мальчик.

Слокум покачал головой.

— Слишком ненадежно! Они в два счета обнаружат наше отсутствие. Зато отсутствие одного могут обнаружить только через полчаса. Этого вполне достаточно, чтобы оторваться от погони.

— У них лошади, — угрюмо проговорил юноша.

— О лошадях не беспокойся, — уверил Ханикатт. — В твоем возрасте на своих двоих можно в горах обскакать целый табун лошадей.

— Когда доберешься обратно на ферму — сиди тихо и не высовывайся, пока мы не привезем твою долю денег, — сказал Слокум.

— Мечтатель ты трахнутый, Слокум! — взорвался Ханикатт. — У тебя мозги вертятся только в одном направлении.

— Не люблю, когда меня дрючат, — отозвался Слокум.

— Пусть лучше вздрючат, чем пришьют! — отрезал Ханикатт.

— Это точно, — подтвердил И. В. Слокум оглядел их всех.

— Ну, тогда вас никто не задерживает. Убирайтесь все в задницу! Перси Бестер открыл переднюю дверь и вошел в вагон.

— Хоть бы они притащили немного «Форти Род», — сказал Слокум. — Не пробовал «Форти Род» уже полгода.

Бестер медленно приблизился к ним, причем было видно, что он что-то заподозрил.

— Ничего вы тут не замыслили? Может, сбежать хотите?

— С чего ты так подумал? — спросил И. В.

— Интересно. — Бестер похлопал по кобуре. — А чего бы вам не попробовать?

— Да чего тут сложного?

— Это точно. Скажи мне, толстяк, — Бестер обратился к И. В., — нашел ты эту серебряную клипсу, которую искал?

— Нет еще.

— Держу пари, что ты думаешь, будто ее спер кто-то из нас.

— Я этого не говорил.

— Я не об этом. Ты так про себя думаешь. Но если бы я ее нашел, ты бы мне предложил вознаграждение?

— Обязательно.

— А какое?

— Шесть фунтов собачьего дерьма в старой шляпе, — спокойно ответил И. В.

— Веселый ты парень.

Бестер сплюнул и попал на сапог И. В. Смеясь, Бестер отошел с важным видом. И. В. неслышно чертыхнулся и двинулся за ним, но Ханикатт и Слокум удержали его.

Звуки рожков и рев голосов ворвались откуда-то из ночной тишины. Высунувшись из окна, они увидели кучу ящиков, бочонков и тюков с сеном.

— Начисто очистили эту дыру, — подытожил Ханикатт. Вернувшийся в кабину Кассиди дал гудок. Этим, подумал Слокум, он хотел поторопить всех, включая лошадей, на посадку. Он повернулся к юноше.

— Все понял, Вэйд? — Так точно.

— Ну, парнишка, молись. Может, нам удастся выкрасть для тебя ружье.

10

Несмотря на нетерпение Кассиди двинуться в путь (его разделял и Барлоу), поезд оставался на месте. Налетчики вчистую ограбили город. Они притащили все мыслимые роскошные вещи — среди прочих две сотни бутылок виски: «Тангллег», «Тарантула Джюс», «Томбстоун Лайтнинг», «Форти Род», «Рукус Джюс», «Тэнглфут», «Вэлли Тэн», «Таос Лайтнинг», «Ваззард Тиарлз», «Скорпион Блад», «Уайт Файр», «Ниддл Джюс».

Пропало всего два предмета, точнее, двое налетчиков. Барлоу приказал всем собраться в первом вагоне. Устроившись на подлокотнике сиденья, он переводил взгляд по очереди на каждого из своих людей. На лице его была написана растущая тревога. Было ясно, что он разрывается между возможностью тронуться в путь и оставить двоих на произвол судьбы и мыслью о том, чтобы дождаться их.

— Клемент и Лейф, — сказал он каменным тоном. — Кто-нибудь видел их?

— Все мы их видели, Рэйли, — пропищал Вонючка высоким голосом.

— Никто не слышал, не хотели ли они остаться? Хотя бы намек на то, что они замышляют что-нибудь подобное?

Все покачали головой и переглянулись с соседями справа и слева. Изучая их лица, Слокум пришел к выводу, что пессимизм Барлоу начал передаваться и остальным.

Большой человек продолжал:

— Никто не знает, не отсюда ли они родом? Может быть, у них тут поблизости есть родня? Никто не знал.

— Кто-нибудь видел, как они уезжали? Пожилой человек, косивший на левый глаз, робко поднял руку. Губы его были скрыты седой бородой.

— Я видел, как они поехали на дальний конец города. Мы вшестером расправились с шерифом и его помощниками, пока остальные ребята занимались запасами. Мы уже собрались обратно, когда они тронулись на другой конец.

— Понятно, — сказал Барлоу. Потерев руки, он скрестил пальцы и обхватил голову. — Это серьезно, ребята. Город отсюда всего в девяти милях. Если власти устроят погоню, то стрельба здесь начнется через несколько минут.

— Нет, Рэйли, — возразил Вонючка. — Мы выехали из города широким кольцом и запутывали следы. Ни одна ищейка нас не разыщет.

— Гм. — Барлоу посмотрел на пол, мгновенно оставшись один на один со своими мыслями. Его люди молча смотрели на него. Наконец он заговорил: — Я не собираюсь так рисковать из-за этих двоих или любых других. Они могли уехать отсюда за пятьдесят миль. Они могут лежать в ущелье уже без дыхания. Они могут напиться и забраться в какую-нибудь дыру с парой шлюх. У кого есть часы?

Бородач протянул ему совершенно новые эмалированные часы в стальном корпусе, чем вызвал взрыв хохота.

— Дадим им три минуты. Деннис… Кассиди выступил вперед.

— Возвращайся в кабину и приготовься к отправлению.

— Хорошо.

Кассиди ушел. Они тихо просидели две минуты. Новый владелец часов любезно держал их над головой для всеобщего обозрения. Наконец, минутная стрелка прошла через установленную отметку и минула ее.

Неожиданно Бестер хлопнул себя по боку.

— Кто-то сюда едет! — закричал он, высовываясь из окна. — Упряжка с колесным фургоном.

Клемент и Лейф. Они сидели бок о бок на высоком сиденье и правили самым большим фургоном, который выпускала когда-либо компания «Конкорд». Поперек двери, едва видимая в свете фонаря, который держал Вонючка, была выведена надпись: «Бисмарк Экспресс Ко». Пронзительные крики, женский смех и болтовня доносились из фургона, пока упряжка двигалась вдоль поезда.

— Ну полюбуйтесь! — сказал Бестер. — Вот и они, да еще с фургоном добычи!

11

Барлоу устроил Клементу и Лейфу зверскую взбучку, хотя при этом и улыбался. Девочек и лошадей загрузили на борт, открыли пробки, и виски полилось рекой. Медная блондинка, украшенная родинкой величиной с пятицентовик и с грудями, по форме, размеру и весу напоминающими небольшой арбуз из Джорджии, заявила свои претензии на Барлоу. Она пристроилась на его вместительных коленях и один за другим заказывала ему исполнять церковные гимны на губной гармошке.

Слокуму досталась половина украденной бутылки «Форти Род» и бездумная завитая брюнетка. Она непрерывно улыбалась и отличалась страстностью. Их интересы соединились на спальной полке, подведенной над печкой во втором вагоне. Слокум обычно не избегал такой возможности облегчиться. При наличии участливой подруги, постели, пола, земли или — на случай наводнения — развилины на тополе можно было не сомневаться, что он потеряет всякое ощущение времени, отдав все свое внимание трепетной кошечке.

Несмотря на огромное желание, он не мог избавиться от глубоко засевшей в нем тревоги за мальчика и его отъезд. Прибытие девочек, возобновление движения поезда и предстоящая неделя тихих домашних радостей, к которой все уже были готовы, давали отличные шансы Для исчезновения Вэйда. Но парнишке нужны были поддержка и оружие, а безраздельное внимание Слокума к проститутке лишало его этого.

— Тебя что-то беспокоит, Джон? — спросила Дэйзи Джан Ладлоу, как звали завитую кошечку, снимая с себя последнюю деталь одежды.

— Ничего особенного.

— Это означает — да. Я тебе что, не нравлюсь?

— Ты самая красивая женщина на свете.

— Дерьмо ты, лошадиный помет!

— Ты чертовски хороша.

— Ты тоже хорош. Но я хочу в этом убедиться.

Слокум вежливо улыбнулся и нагнулся в проход, чтобы осмотреться. И. В. сидел на полке, вспотев под натиском своей подруги, а глаза его едва не вылезали из орбит. Ханикатт спаивал свою женщину. Но юноши нигде не было видно. Слокуму пришло в голову, что повсеместно, кроме, быть может, вагона с лошадьми, начавшаяся оргия внушила юноше отвращение и Вэйд мог уже сбежать с поезда.

Но тут мир взорвался, застлав ему глаза, бесшумно отдаваясь глубоко в ушах, дробя черепную коробку и расправляя ему позвоночник. Женщина, все сделав сама, снова стремительно бросилась на него. Он сморщился, когда она присосалась к его губам. Потом она начала покрывать поцелуями его щеки, глаза и лоб. Схватив ее за плечи, он повернул ее набок, после чего, свесив ноги с полки, посмотрел вдоль прохода.

— Ждешь кого-нибудь? — спросила она.

— Да, надо насчет кое-чего договориться. Оставайся на месте. Я буду через две минуты.

— Обещаешь не дольше?

— Да, чтоб я пропал!

Натянув кальсоны, он спустился и пробрался через сцепившиеся тела к хвостовой части поезда. В каждом вагоне шла своя пьяная оргия.

Слокум протолкнулся через лошадей и пробился через пирующих к юноше, стоящему в дальнем конце вагона и с ужасом взирающему на всеобщее веселье. Рядом с ним скрючился на стуле часовой, лицо которого было обращено к полу. В каждой руке у него было по бутылке. Он громко храпел, а ширинка его была расстегнута. Вытащив из кобуры спящего кольт 45-го калибра, Слокум сунул его в руку мальчишке.

— Засунь его под ремень и прикрой рубашкой.

— Ладно. А что, пора?

— Уж лучшего момента не придумаешь!

Они снова продрались сквозь толпу к противоположному концу вагона, протиснулись между лошадьми и вышли к широкому пролому, служившему раньше дверным проходом. Осторожно осмотревшись вокруг и прячась за лошадей, Слокум кивнул парнишке. Взъерошив ему волосы, он подтолкнул его к наружной площадке и вышел туда сам.

— Сейчас будем подниматься в горы. Дождись, пока Кассиди снизит скорость, — громко сказал он прямо в ухо юноше, стараясь перекричать шум поезда. — Когда спрыгнешь, побыстрее скройся в зарослях, иначе кто-нибудь из тех, кто стоит наверху на тормозах, может тебя заметить.

— Обязательно.

— Помни, что Голубые горы должны все время оставаться у тебя спиной, а ты должен держать курс на юг.

— Хорошо.

— Что бы ни случилось, не забудь, куда следует поезд.

— В Чьенн.

— А потом?

— Обратно к Огдену, штат Юта.

— Точно, поэтому власти смогут остановить поезд, пока тот будет следовать через два штата — Айдахо и Вайоминг.

— До этого вам надо будет найти пояс с деньгами.

— Найдем. Успеха тебе, сынок!

— Спасибо, мистер Слокум. Вам того же. Попрощайтесь за меня с мистером Ханикаттом и И. В.

— Ладно.

Слокум усмехнулся, потрепал парнишку по плечу и вернулся в вагон. Неожиданно у него возникло чувство неуверенности в успехе.

Прямо перед ним, держа палец на спусковом крючке кольта, стоял Бестер. Он ухмыльнулся, медленно покачал головой и почти уже открыл рот. Слокум резко двинул его коленом в пах. Бестер согнулся, челюсть его отвисла, а из глотки вырвался предсмертный вой. Слокум сильно ударил его в челюсть правой рукой, так что рот закрылся с громким треском, после чего Бестер отшатнулся на крепкую лошадь, стоящую сбоку.

Схватив его одной рукой, Слокум, придерживаясь за разбитый косяк, выволок его на наружную площадку. Юноша уже спрыгнул. Повернув Бестера набок, Слокум скинул его, как мешок с почтой. Потом, ухватившись за перила, свесился с поезда и заметил, как тот скатился с насыпи в придорожные заросли. Парнишку не было видно.

Слокум вернулся через все вагоны во второй и нашел Дэйзи Джан на своей полке. Но она уже была занята со здоровым жлобом, которого едва не пришиб топором Вэйд Симпсон.

— А, красавчик… подожди! — проговорила она, перемежая свои слова хрюкающими звуками.

— Не беспокойся! — твердо сказал Слокум.

— А… что случилось? — Ничего.

— Ты сказал, две минуты, а было… больше похоже на пять… Не уходи, я быстро…

— Конечно… Желаю хорошо провести время.

— Подожди… ты мне должен доллар, нет, полтора! Слокум ушел, бормоча что-то себе под нос, лицо его исказилось, а в глазах появилась злоба.

12

Слокум закинул еще два полена в топку, захлопнул створку и отшвырнул промасленную тряпку, которой обмотал правую руку.

— Присядь на пару минут, — пригласил Кассили, откидывая заслонку и проверяя показания манометра.

Слокум уселся, упершись локтями в колени и наклонив голову. На его лице было написано глубочайшее отвращение.

— Какие-то сложности?

— Да нет, нет проблем.

— Что же ты, дерьмо такое, думаешь, я не вижу, что ты бормочешь что-то себе в усы с тех пор, как пришел сюда? Кто-нибудь увел у тебя девку?

— Да нет, ничего подобного.

Поезд пересекал Вайоминг, все выше взбираясь в Скалистые горы. Налево и направо простирались неровные цепи утесов, окрашенных в оранжевые, красные, зеленые и коричневые тона. Впереди внизу волнистая Грин-Ривер прокладывала себе путь на юг, отрезая западную часть Свитуотер-Каунти. Но внимание Слокума, как всегда, привлекали окрашенные во все цвета радуги холмы, которые в грозном величии высились по обеим сторонам от ниток стальной магистрали. Многие холмы были обезображены старыми и новыми оползнями. Следы их наводили на мысль о каком-то гиганте, пробиравшемся наверх, в белоснежные облака из ущелья долины. Снизу и до самых уходящих в небо вершин горы поросли карликовыми соснами и можжевельником.

— Что тебе известно о Рэйли? — спросил Слокум Кассиди.

— Да можно сказать, абсолютно все. Мы знаем друг друга лет двадцать. Это энергичный, сильный, решительный человек. Он всегда умеет настоять на своем.

— Он пролил столько крови, что все это больше похоже на беспечность.

— Да, он беспечный. Пока его хорошенько не рассердить. Тогда он полностью меняется. Я слыхал, он тут на днях оторвал тебя с Дугласом Эйресом от пола.

— Да, в силе ему не откажешь.

— Благослови своего ангела-хранителя, что он не рассвирепел! Я помню, в одной драке в баре в Ларами он приподнял двух парней и трахнул их спинами друг о друга. Я бы тебе мог много рассказать о нем и вспомнить, что о нем поговаривали, но совет я тебе могу дать один…

— Не сердить его?

— Ну вот, ты правильно все себе представляешь.

— Я думаю, все эти ребята — крепкие орешки?

— Ни один из них Рэйли и в подметки не годится. Вот поэтому он сейчас всем заправляет, и никто не задает ему лишних вопросов.

— Я уже это заметил. А этот парнишка, Мэлрей, которого они называют Тэйт?

— Он работал на линии «Сэнтрал Пасифик» и пристрелил босса. Судья приговорил его к пожизненному заключению. Повезло еще, что не к виселице. — Кассиди сделал паузу. — Давление падает. Займись лучше топкой.

Слокум поднялся и снова принялся подкидывать дрова в топку.

Поезд устало продолжал свой путь в гору к перевалу, нависшему в пятидесяти ярдах наверху. Слокум с волнением смотрел на цепочку вагонов и на тормозных кондукторов, стоявших, крепко вцепившись в колеса, расставив ноги, и напряженно ожидавших перевала и неизбежного спуска вниз.

— А кстати, Слокум, вы нашли с ребятами то, что искали, — я все забываю тебя спросить?

— Серебряную клипсу И. В.? Нет.

— Иди ты в задницу с этой клипсой! — Кассиди расхохотался. — Перси Бестер сказал, что вы в каждом вагоне обшарили каждый сантиметр, как будто искали золотые слитки.

— Подавился бы Перси Бестер в своем дерьме.

— Может быть. А впрочем, это не имеет значения.

— Почему?

— Вы что-то у нас очень уж задержались, заигрывая с Рэйли, — как будто не знаете, что играете с огнем. Ему же оторвать тебе голову — все равно что сплюнуть. Мистер, можете не морочить мне голову, что вы здесь ищете клипсу — пусть даже серебряную. — Повернувшись, он пристально посмотрел на Слокума. — Что вы здесь ищете?

— Дневной свет.

— Как угодно. — Кассиди пожал плечами. — Но имейте в виду, если найдете, не вздумайте оставить у себя. Лучше бы вам ничего не находить.

— Мистер, вы говорите загадками. Я что-то почти ничего не понимаю.

— Потому что не хочешь раскинуть мозгами. — Кассиди улыбнулся, обнажив свои золотые зубы, в глазах у него запрыгали чертики. — Ты до сих пор не понял, что жив только потому, что вы еще ничего не нашли? — Он кивнул. — Доходит теперь? Рэйли все знает с тех пор, как вы пытались продать ему эту дерьмовую историю про клипсу.

Утреннее солнце вышло из-за облаков, затопив светом долину, блики играли на кожухе и шатунах. Дуглас Эйрес просунул свою бычью голову поверх тендера.

— Слокум?

— Да?

— Рэйли хочет поговорить с тобой!

— Я занят на топке.

— Я сменю тебя. — Он рассмеялся. — Лучше поспеши. Он собирается разобраться с тобой и с твоими дружками — Слокум прошел по левой подножке, а Эйрес пробирался по другой стороне — Не хотел бы я быть в твоей шкуре.

Барлоу сидел на своем обычном месте рядом с подругой-блондинкой. Король и королева вероотступников, подумал Слокум, подходя к ним. И. В. и Ханикатт прошли через заднюю дверь. Оба были совершенно бледны. Встретив взгляд Слокума, Ханикатт пожал плечами.

— Мистер Слокум, мистер Ханикатт, И. В., вы знакомы с миссис О'Лири? — Блондинка кивнула головой, когда все трое пробормотали нечто вроде приветствия. — Элоиза, нам тут надо поговорить о деле, — продолжал Барлоу. — Ты бы нас не оставила с глазу на глаз?

— Конечно, любимый.

— Дерьмо, — сказал про себя Слокум. С усилием, опираясь на свою долгую практику, завидную решительность и грубую силу, миссис О'Лири приподняла свое тело с места, извинилась и вышла.

— Что происходит, ребята? — спросил Барлоу, силясь выразить на лице невинное изумление.

— О чем вы говорите? — поинтересовался Слокум.

— О Перси Бестере. Он исчез вместе с этим вашим щенком. Мы уже все обыскали. Ни следа ни того, ни другого. Странно! Что ты об этом скажешь, Джон?

Слокум пожал плечами.

— Откуда мне знать?

— И. В.? Ханикатт? — Барлоу встал, вытянулся во все рост и поманил их за собой. — Пойдемте-ка в багажный вагон, а?

Они прошли через отсек, который быстро окрестили коровником миссис О'Лири — здесь была собрана ее личная коллекция бывших обитательниц Сэкет-Спрингза, — и через остальные вагоны в хвост поезда.

— Здесь есть для вас кое-что интересное, — сказал Барлоу. Его манера речи заметно изменилась, подумал Слокум. Он пришел в состояние, в котором они его еще не видели. Обычный его шутливый тон кончился. Глаза сузились, челюсть напряглась, он с трудом сдерживал гнев. Он дошел до конца вагона, остановившись у пустого стула охранника. Показав на кучу мешков с почтой, он сказал: — Ну-ка, Джон, убери их с пути.

— Зачем?

— Сложи их на остальные!

Согнувшись, Слокум стал собирать мешки, складывая их в угол. За их спинами двое вошли в вагон. Одним из вошедших был Диллард Сайкс, участник ночного грабежа, которому, как заметил Слокум, понравилась лошадь, вымененная им в Ашланде.

— Давай поторапливайся, Джон! — покрикивал Барлоу. — Ты что, хочешь прокопаться здесь год?

Слокум поднял мешок. Показались ноги человека, прикрытые грубым сукном. Барлоу оттолкнул Джона в сторону и стащил оставшиеся мешки, открыв все тело целиком.

Оно принадлежало Вэйду Симпсону, левая часть лица которого была размозжена — на ее месте осталась тошнотворная масса спекшейся крови, перемешанной с волосами. Все трое громко вскрикнули.

— Сукин сын! — воскликнул Слокум. — Кто это сделал? Клянусь, я сейчас задушу мерзавца!

— Кто сделал? Да вы сами! Да, бог мой, вы, можно сказать, спустили курок! Да, вот как стыдно! Такой еще молодой парень! Как же вы бессердечны!

— Какого черта! О чем ты говоришь?

— Да нет, знаешь! Ты же попробовал посреди всей этой кутерьмы организовать ему побег с поезда! Дело кончилось для него неудачно — один из наших охранников заметил его и свалил, прежде чем тот смог отойти на двадцать футов. Когда поезд замедлил скорость, он сел в седло и обнаружил тело. — Барлоу посмотрел на каждого из троих по очереди. — Кстати, действует приказ, который я, быть может, забыл вам сообщить. Никто не может покинуть поезд без моего разрешения. Никто. Прикройте тело!

— Сам его прикроешь, ты, проклятый убийца! — закричал Слокум.

— Слокум, ты это сделаешь, — вступил голос из-за его спины. — Иначе я прострелю твою башку между вонючих ушей!

Слокум прикрыл тело, причем глубоко в желудке зародилось чувство тошноты. И жалость, ее волна буквально пронизала его мозг. Барлоу не ошибался. Слокум, по сути дела, убил Вэйда так же, как если бы он прицелился и выстрелил в него. Какого черта он решил помочь ему бежать? Самому неопытному из всех! Почему он сам не занял его места? Он бы легко мог оторваться от преследователей и найти дорогу на юг. Через час он нашел бы ранчо, стащил бы там лошадь, доехал до ближайшего города и еще до рассвета поднял бы власти на ноги.

— О, господи! — взорвался он.

Замахнувшись левой рукой, Барлоу дал ему пощечину. У Слокума возникло ощущение, что череп ему проломили лопатой, мозги вытряхнули наружу, а вагон закружился на месте.

— Заткни свой рот и держи его закрытым, мистер! — прорычал Барлоу.

— Послушай хорошенько, — ответил Слокум. — Я убью тебя, если ты еще раз сделаешь что-нибудь подобное!

Сайкс и его напарник в другом конце вагона раскатисто расхохотались.

— Слышишь, Рэйли, ты навлек на себя гнев страшного человека! Барлоу по очереди ткнул пальцем в лицо Слокуму, И. В., Ханикатту.

— Когда остановимся для заправки водой, втроем похороните его. Тем временем я займу вас работой — круглосуточно. Хватит топить, заливать воду и тормозить. Будете убирать за лошадьми. Увижу где-нибудь лошадиный помет — ты, Слокум, съешь все, до последнего кусочка. Ножом, вилкой, на чистой оловянной тарелочке. Диллард!

— Да?

— Принеси три метлы!

— С удовольствием!

13

— Проехать всю дорогу из Абилина не разгибая спины в надежде найти заработанные чистым способом зелененькие, дать себя обчистить до последнего доллара, остановить этот треклятый поезд и обнаружить, что этот головорез со своими дружками командует им, наконец, выскребать лошадиный помет отсюда — а в перерывах стоять с метлами наготове и ждать, пока снова появится работа, — это самая дерьмовая цепочка невезенья, которую только можно придумать! — плакался И. В.

— Дерьмо! — воскликнул Слокум. И. В. энергично кивнул.

— Это уж точно!

Все это не забавляло Джона. Смерть парнишки угнетала его. Представляя себе его тело, погребенное под кучей мешков в соседнем вагоне, он одновременно расстраивался и приходил в ярость. Он так напряженно работал, что с трудом мог собрать собственные мысли. Они все заплатят, поклялся он сам себе: Барлоу, Эйрес, Сайкс, все до последнего. Кроме Кассиди. В том оставалось еще что-то человеческое, он был непохож на остальных. Его интересовало только одно: попасть на судно, уходящее в Южную Америку. Он не хотел разорять города, долбить шлюх и расстреливать в упор безусых подростков.

— Знаешь, что это за здоровая сука, которая вцепилась в Барлоу? — спросил И. В.

— Не знаю и знать не хочу! — ответил Слокум.

— Это их мадам, Элоиза О'Лири. Похоронила не меньше шести мужей и в два раза больше любовников. Больше девушек обратила в грех, чем шанхайский опиум. Содержала публичные дома на всем пути из Уако в Вашингтон. Ее столько же раз выкидывали из разных городов, сколько яблок на дереве. Говорят, она припрятала в сейфе банка в Сакраменто такую коллекцию алмазов, что перед ней бледнеют богатства английской королевы.

— Барлоу у нее точно под каблуком, — отметил Ханикатт. И. В. кивнул.

— Она ему докучает просьбами играть церковные гимны на губной гармошке, — пошутил он.

— Ничего, она тоже играет на его гармошке, — заметил Ханикатт.

— Слушай, Хани, ну ты пошутил так пошутил! Послушай, Джон, вот это шутка!

Слокум швырнул свою метлу в копыта искалеченной чалой лошади, та испуганно дернулась.

— Черт, вы можете заткнуть свои поганые рты на две минуты? — спросил он.

И. В. обиделся.

— Что на тебя нашло?

— Ты!

— А что я?

— Все и ничего! Никогда ничего толкового сказать не можешь. Болтаешь и болтаешь. Хуже шлюхи.

— Я просто хочу взбодриться. Надо же отыскать и светлую сторону.

— Да нет светлой стороны, тупая ты задница! Мальчик погиб, ты что, своей башкой этого понять не можешь?

— Его никто не заставлял уходить, — сказал Ханикатт. Слокум рассвирепел.

— Сукин ты сын, насильник! Он убежал, потому что мы его заставили, и ты это знаешь. Он был вконец перепуган. Мы его уговорили. Он был еще дитя. Посмотрел бы ты на него в тот момент, когда здесь все трахались. Он был настолько потрясен, что едва дышал! Боже милостивый, да что с вами? Вас это не угнетает? Не беспокоит, мать вашу? Вы что, ледяные?

— Джон, — прервал его И. В., — расслабься, выпусти пар. Мы не животные, но ничего не поделаешь. Если мы будем до конца наших дней корить себя — мы его все равно не оживим. Жизнь — сложная штука. Мальчик, который берет в руки оружие и садится в седло вместе со взрослыми мужчинами, сам решает свою судьбу. Вэйду не повезло, ему пришла не та карта. Просто…

— Ты прав, — отозвался Слокум. — Я вас двоих и не обвиняю. Это ведь я вытолкнул его за дверь. Это я с самого начала решил, что он должен удрать. Меня просто тошнит от этого. Господи, хоть ложись и помирай!

Снова взявшись за метлу, он начал выбрасывать помет в конец вагона, откуда Ханикатт выметал его наружу. Потом они кормили лошадей, чтобы, как заметил И. В., «убедиться, что нам хватит навоза надолго».

Состав спустился в долину и перешел на запасной путь. Вагон остановился, лошади затряслись друг о друга.

— Пора сматываться, — сказал Слокум, сжав зубы; — Все это слишком далеко зашло. В конце этого путешествия нас в любом случае ждет только могила.

— Я мог бы сказать то же еще в Монтане, — сказал Ханикатт. В проходе появился Сайкс, его рыжие волосы свисали на запотевшее лицо.

— Мы будем стоять на запасных путях до конца дня. Если вы закончили с чисткой лошадей, возьмите мальчишку, найдите подходящее место и похороните его. Лопаты есть в багажном вагоне.

Они выбрали место в тополиной роще, находившейся в пределах видимости с поезда. Шлюхи и бандиты высунулись из окон, с интересом наблюдая за ними. Жаркое солнце иссушило листья, которые лежали на земле вперемежку с сережками. Убрав этот лиственный ковер, они вырыли парнишке могилу. Затем опустили туда завернутое в одеяло тело.

— Кто-то из нас должен сказать что-нибудь из Библии, — сказал Ханикатт, с надеждой посматривая на И. В.

— Давай, — сказал И. В.

— А я не знаю.

— И я. Джон?

— И не я.

— Почему? Если ты знаешь, то скажи. Ты зная его, так что имеешь право.

— Я убил его. Так что это исключено.

И. В. грустно посмотрел на него, вздохнул и раскрыл руки как бы в молитве.

— Господи благослови и храни тебя, Вэйд, мальчик мой! — произнес он. — Аминь.

Кто-то, высунувшись из окна, сказал что-то. Остальные рассмеялись, но потом замолчали, остановленные одним из их компании.

— Жаль, у меня нет гатлинговского ружья, — пожаловался Слокум. — Я бы разнес эти окна из конца в конец.

Они опустили тело в могилу, набросали сухую красную землю на останки мальчика. Затем насыпали холм, после чего Слокум стал кидать горсти сережек сверху.

— Что ты делаешь? — спросил Ханикатт.

— Они мягкие и симпатичные, — ответил Слокум возбужденно, — а цветов у нас нет. А, дерьмо, я и сам не знаю, что делаю.

Швырнув последнюю горсть сережек на могилу, он повернулся и зашагал к поезду.

14

Вскоре после заката Слокум был в вагоне-конюшне, когда туда постучал Ханикатт и позвал его.

— Что случилось?

— Открой дверь. Мы только что узнали, — сообщил Ханикатт, — о том, что в Вайоминге поедем только до Грэнджера.

— И куда дальше?

— Там мы перейдем на линию «Юнион Пасифик».

— И что же?

— Мы не доедем до Шайенна. Мы даже не доедем до Грин-Ривер. Мы поедем на запад к Огдену, в Юту. И. В. говорит, что знает Огден как пять своих пальцев. Он считает, что, если все получится, мы сможем вырваться верхом из багажного вагона и скрыться в Уосетских горах. Он уверяет, что мы легко сможем уйти от любой погони. Он знает там полдюжины пещер.

— Так и поступим. А где он сейчас?

— Барлоу послал его наверх. Там свалился вниз один из тормозных кондукторов. Сломал себе шею и разбился насмерть. Мы даже не остановились и поехали дальше.

— Бог мой!

Чем больше Слокум думал об этом предложении, тем более разумным оно ему казалось. Что же до пояса с деньгами, то они могли и не терять из вида поезд. Оказавшись в горах, они могли легко следовать за ним. Не вызывало сомнений, что Барлоу с его шайкой и сэкет-спрингзскими подружками должны были остановить поезд задолго до Нового Орлеана или же могли уйти с поезда сами где-нибудь по дороге. Барлоу занервничал. Слокум видел, что за последние несколько дней он очень изменился и даже страстное внимание миссис О'Лири не могло его успокоить.

Они доехали до Грэнджера глубокой ночью. Кассиди развернулся, Мэлрей запросил путь на запад, и они двинулись к Огдену. И. В., дождавшийся уже смены на тормозной площадке, утверждал, что расстояние между двумя поселками было около ста миль — при той скорости, которую обычно поддерживал Кассиди, от шести до шести с половиной часов пути.

В десяти-двенадцати милях от Грэнджера, однако, сломался клапанный распределитель Стефенсона. Кассиди пришлось остановить состав и заняться неисправностью. Он смог ее устранить, однако остановка задержала их часа на полтора.

Тем временем Дэйзи Джан Ладлоу выследила Слокума в третьем от конца вагоне и вовлекла его в разговор.

— Ты меня что-то избегаешь, ковбой! — тихо сказала она, широко улыбаясь, и отгородила его руками с двух сторон, зажав у двери.

— Я так понял, что вы сошлись с большеротым Эйресом. Опустив руки, она жестом и голосом выразила несогласие.

— Мистер Тихоня! Знаешь что?

— Что?

— Твое счастье, что ты мужчина и не знаешь, что такое наша профессия.

Она дотронулась кончиком пальца до его подбородка и провела через все туловище.

— Эйрес из тех, кого мы, в нашем ремесле, называем «Мужчи-на-раз-в-неделю». А ты, с другой стороны… мммм… ты мне нравишься, Слокум. А я тебе нравлюсь?

— Мне не нравится, как ты ходишь по кругу, как шайенская трубка мира.

— Ты обещал прийти через две минуты. Я не знала, когда ты вернешься.

— У меня были неотложные дела в багажном вагоне.

— Я знаю. — Она опустила глаза, улыбка сошла с ее лица. — Мне жаль твоего друга, это было ужасно.

— Вот что я вам скажу, леди. Вы со своими подругами просто с ума сошли, решив остаться на этом поезде.

— Мы слушаемся Элоизу. Мы собирались сбежать из Сэкет-Спрингз. Так что эти двое на конкордовском фургоне поспели как раз вовремя. — Она махнула рукой. — Нам здесь нравится. Полно еды и выпивки, и мы можем путешествовать. Говорят, что для работающей девушки Новый Орлеан — просто рай.

— Не думай, что вы попадете туда.

— Мистер Барлоу говорит…

— Мистер Барлоу — сумасшедший маньяк-убийца. Не думай, что он будет колебаться, прежде чем наврать с три короба. Ваша мадам, миссис О'Лири, думает, что обвела его вокруг пальца.

— Но так оно и есть.

— Черта с два. Не знаете вы этого сукина сына. Ей повезет, если он, разозлившись на нее, не пнет ее в толстую задницу на краю какого-нибудь ущелья!

— Чего это ты так бесишься? Если это так, то почему вы со своими друзьями от него не сбежали?

— Ас чего ты взяла?

— А куда вы собираетесь сбежать?

— Это не так уж и важно. Мы смоемся, вот и все.

Мысленно он дал себе по шее. Зачем он ей сказал? Разве можно быть таким болтливым? Каким же идиотом, черт возьми, надо было оказаться!

— Другие вещи куда важнее. — Она снова погладила его. Он вздохнул, расслабил свои челюстные мышцы в добросердечную улыбку и взял ее за руку.

… Когда угар страсти прошел, они продолжили разговор. В конце концов ковбой убедил свою жрицу любви в том, что разумнее всего сбежать.

— Как только этот подонок доберется до Нового Орлеана, леди, можно смело не рассчитывать на пароходное путешествие!

— О'кей, ты меня уговорил. Ты поедешь, а я вместе с тобой.

— Попридержи лошадей — тут я ничего не могу пообещать!

— Хочешь, чтобы я уехала, но не хочешь брать с собой — так, что ли?

— Я этого не говорил.

— Тогда что же?

— Мне нужно все это еще обсудить.

— Сначала займемся делом, потом поговорим еще. Слокум застонал и ухмыльнулся, и они принялись за прерванное занятие.

15

Поезд замедлил ход и остановился, связки между вагонами залязгали, дым из паровоза вырывался со звуком, напоминающим порывы зимней вьюги. Солнце позолотило серо-зеленые горы, проникло через окна, отбрасывая блики на пол в проходе. Любовники сели, пытаясь продрать глаза. Дэйзи Джан обернула вокруг себя одеяло.

— Почему мы встали?

— Понятия не имею.

Ковбой натянул брюки и спустился. Дойдя до конца вагона, он открыл дверь и посмотрел вперед.

Сбоку на поезд спускался вооруженный отряд индейцев. Впереди он увидел огромный завал, блокирующий путь составу. Она подошла к нему.

— Индейцы!

— Змеи.

— Что?

— Индейцы-змеи. Шашоны. Господи, помилуй!

— Беда?

— А что же еще ждать от краснокожих? Возвращайся в вагон. На поезде все уже проснулись, включая Барлоу. Вместе с Элоизой О'Лири, Клементом, Дугласом Эйресом и парой других своих людей он вышел навстречу шушуну, возглавляющему банду. Ханикатт и И. В. присоединились к Слокуму и наблюдали за происходящим со ступенек лестницы, ведущей в вагон.

— Я командую этим поездом, — сказал Барлоу, показывая на состав.

— Бог мой! — застонал Слокум. — Начинается!

Вождь шушунов в каменном молчании выслушал объяснения Барлоу относительно того, кто они такие, куда направляются, и что он со своими храбрецами должен разобрать завал на рельсах и с миром уйти. Чем дольше говорил Барлоу, тем более очевидным становилось то, что его слушатели не понимали ни слова. По взгляду вождя было, впрочем, ясно, что он не согласен пойти на уступки.

— Кто-нибудь может объясниться на их языке? — спросил Барлоу, оглядываясь вокруг.

— Я могу, — отозвался Ханикатт.

— Поговори с этой краснокожей скотиной, выясни, чего они хотят.

— Но-ен-со-пикс! — выпалил вождь, тыча пальцем в свою широкую грудь и поднимая пику.

— Говорит, что его зовут «Тот, кто убегает на холмы», — начал Ханикатт.

— Какого черта! Какое нам дело, как его зовут. Выясни, что он хочет за то, чтобы разобрать этот дурацкий завал.

Ханикатт начал медленно и неуверенно строить цепочку отрывистых слогов. Вождь слушал, смеялся, отвечал, показывая на вагон, в котором держали угнанных лошадей, — животные хорошо были видны через окно.

— Он хочет… — начал Ханикатт.

— Скажи, что на этот раз ему не повезло! — отрезал Барлоу. Дерьмо такое, подумал Слокум. В это время подъехали остальные индейцы, так что число их утроилось, по крайней мере, до шестидесяти человек. С тыльной части поезда еще дюжина индейцев закидывала камнями рельсы, ставя перед Кассиди два непреодолимых препятствия.

— Бога ради, отдай ему лошадей! — взорвался Слокум. Барлоу повернулся на звук его голоса и уничтожающе посмотрел на него.

— Заткнись, черт тебя возьми, и не лезь в это дело! — нервно предупредил его И. В.

— Дерьмо! Рэйли, ну раскинь ты мозгами! У нас же на поезде женщины!

Барлоу презрительно выпятил челюсть и покачал головой.

— Нам нужны все лошади до последней!

Слокум тяжело вздохнул и посмотрел на вождя. Как большинство шушунов, он и его люди были коротконогими, темнокожими, одеждой им служили выделанные шкуры антилопы и буйвола, разукрашенные дюжиной красок. Одежда была отделана скальпированными локонами и горностаем, головные уборы были из орлиных перьев. Все до одного они носили прямые черные волосы с пробором посредине, смазывая их медвежьим жиром.

Но-ен-со-пикс был еще украшен и ожерельем из человеческих пальцев. Лишь однажды Слокум видел подобное украшение — в шайенской деревушке в Бигхорнских горах. Шайенский воин убил восемь противников и, чтобы доказать это, отрубал у каждого средний палец. Но-ен-со-пикс использовал для ожерелья только один комплект пальцев, оставив их счастливого законного владельца с копьем в спине.

— Все назад в поезд, кроме Ханикатта! — прорычал Барлоу. — Ты останешься со мной. Кассиди!

— Да, Рэйли?

— Приготовься к движению!

— Ты что, всерьез? — Высунувшись из кабины, Кассиди показал на хвостовую часть поезда. — Ты предлагаешь ехать прямо на камни или в объезд?

— Подай назад и прорывайся вперед!

— Куда назад? — Второй завал позади поезда был уже готов. Барлоу громко выругался.

— Черт, я что, не сказал, чтобы все вернулись в поезд?

— Дай им этих проклятых лошадей! — завопил Слокум, пока все взбирались в вагоны.

Барлоу схватился за ружье. Но-ен-со-пикс и его люди резко напряглись, а лошади стали бить копытами землю. Но Барлоу, не обращая внимания на индейцев, нацелил ружье на Слокума.

— Все по вагонам! Ханикатт, иди сюда!

Теперь все вернулись в вагоны, собрались у окон и смотрели, как Ханикатт переводит речь Барлоу. Переговоры были в разгаре, когда выстрел нарушил тишину и вождь упал со своей лошади. Тут все словно взорвалось. В грудь Ханикатта попала стрела, и он упал замертво. Барлоу взобрался в вагон, двигаясь удивительно резво для своих габаритов. Женщины начали визжать, а мужчины стрелять. Индейцы разбежались в разные стороны. От поезда их отделяло не более десяти ярдов. После оглушительного раската выстрелов, последовавших за первым, можно было считать, что, по крайней мере, половина отряда уничтожена. Убито было, впрочем, всего четыре индейца. Классический пример пальбы, подумал Слокум, когда никто не прицеливается и не думает, прежде чем выстрелить. В каждого из четырех убитых всадили по десятку, а то и по дюжине пуль, зато все остальные преспокойно ускакали и вступили в бой, окружив поезд. Они стреляли из старых ружей «Шарп», еще более старых «Генри» и не гнушались точно пускаемыми стрелами.

«Шарпы» были страшным оружием — выстрелы пробивали деревянные стены вагона, в котором укрылись Слокум, И. В., Дэйзи Джан и дюжина других. Они отвечали на огонь из шести ружей и горсточки винчестеров, захваченных в Сэкет-Спрингз.

— Кто-нибудь дайте мне проклятое ружье! — молил Слокум. Никто не отозвался. «Шарпы» продолжали пальбу по стенам вагона, одна из пуль пробила доски, задела за печную трубу и упала на пол. Дэйзи Джан сжалась и прижалась к Слокуму.

— Из чего они стреляют, когда такие громкие выстрелы?

— «Шарпы» пятидесятого калибра. На буйволов охотиться. Стреляет сегодня, а убивает завтра. Столько народа уже погибло, молясь, чтобы те сволочи, которые продают «Шарпы» индейцам, попали на адский огонь.

— Попал в одного! — закричал Диллард Сайкс, стоящий по другую руку от Слокума.

Слегка приподнявшись, он радостно закричал. Пуля попала ему в глаз и прошла сквозь мозг. Его радость сошла с лица — смерть была мгновенной.

— Бог мой! — воскликнула Дэйзи Джан. Слокум успел выхватить ружье Сайкса еще до того, как тело мертвеца рухнуло на землю.

— Сними с него патронташ!

— Он же мертв, я не могу его трогать!

— Делай, что тебе говорят, черт возьми! Она послушалась и передала ему патронташ, держась за пряжку, как за хвост мертвой змеи.

— У них перевес в два раза, — запричитала Дэйзи Джан. — Они нас убьют и скальпируют, точно?

— Увидим. Вот сукин сын!

— Что случилось?

— Не надо было его убивать! Тогда мог бы уцелеть Ханикатт. Подлец, выстреливший первым, все равно что убил его.

— Это был Сайкс.

— Ты видела?

Она кивнула и показала:

— Он был с другой стороны печки.

Она не успела договорить, как Слокум направил свое ружье в голову Сайкса и выстрелил.

— Зачем ты это сделал?

— Захотелось. Не высовывайся и заткнись!

Среди серо-зеленой освещенной солнцем долины прекрасным утром продолжалось сражение. В осеннем небе клубился грязновато-белый дым выстрелов, раздавались свист и удары стрел, ругань. Грохот, крики дикарей, непрекращающееся клокотанье выстрелов, стук копыт лошадей… И запах смерти, стоящий в воздухе, как туман над болотом.

Барлоу метался взад и вперед по поезду, подбадривая своих людей. Его слоноподобная подруга лежала поперек сиденья, зажав уши пухлыми, розовыми пальцами, унизанными кольцами. На ее видавшем виды лице отражался жуткий ужас, который не могли скрыть пудра и помада, огромные груди колыхались от охватившей ее паники.

Слокум расстрелял обойму Сайкса, перезарядил ружье из патронташа и стал прицеливаться перед каждым выстрелом. Несмотря на это, за сорок минут он расстрелял все свои боеприпасы. Отбросив бесполезное ружье, он упал на пол, подложил руки под голову и стал смотреть в потолок. До него Доносились звуки стычки. Выстрелы разрывали полки, иногда с лязгом влетала стрела, как бы напоминая ему, что на поезд напали индейцы.

— Долго ты собираешься так лежать? — укоризненно сказала Дэйзи Джан.

— У меня нет патронов. Если ты мне их достанешь, я с удовольствием постреляю еще.

— Ты просто смешон!

— Ну и что? Не я начал эту заварушку! Помнишь, я предлагал отдать им этих проклятых лошадей.

— Сейчас это уже касается всех. Они же нас всех вырежут, если мы не будем защищаться.

— Знаешь, что нам нужно сделать? Проползти в багажный вагон, открыть дверь, опустить рампу, а потом выпустить проклятых лошадей наружу: если индейцам только это и нужно, они сразу же ускачут восвояси.

Слокум повернул голову набок, объясняя все это Дэйзи Джан, когда неожиданно почувствовал, что что-то холодное упирается ему в лоб. Это было дуло револьвера, оставшаяся часть которого была зажата в массивной волосатой руке.

— Ну как, Джон, пулю или ружье?

Слокум поднял глаза, увидел Барлоу, свирепо смотревшего на него, и медленно отвел дуло в сторону.

— Привет, — сказал он с деланным равнодушием.

— Предлагаю тебе вот эту игрушку. Поднимайся и займись делом. — Барлоу сунул ему в руку револьвер.

— Ну, видишь, чего ты добился? — спросил Слокум.

— Ты о чем?

— О том, что ты вытащил чеку из моего кольта, — он бы сейчас пригодился. Да и оружие И. В., Ханикатта и парнишки не помешало бы.

— Я сожалею о Ханикатте.

—Да уж.

— Как только мы разберемся с этим делом, мы похороним его.

— Да. — Слокум осмотрел оружие. Это был «ремингтон» 44-го калибра. Он запихнул патроны в подол рубашки.

— Постарайся стрелять поточнее.

— Лучше бы твои ребята взяли в Сэкет-Спрингз поменьше виски и побольше оружия.

Барлоу не обратил внимания на его слова и, согнувшись, продолжал свой путь вдоль вагона. Слокум возобновил стрельбу, присев у подоконника. Дэйзи Джан была рядом: она настояла на том, чтобы выбирать для него мишени. Он стрелял и промахивался, снова стрелял и снова не попадал.

— Ты все время промахиваешься! — воскликнула Дэйзи.

— Я тут ни при чем, это все пушка. У этого проклятого «ремингтона» ствол стесался настолько, что стал похож на печную трубу!

Постепенно в боевых действиях наступил перелом. Это случилось неожиданно — Барлоу вовремя и очень крупно повезло. У шушунов кончились пули и стрелы. Пальба прекратилась, индейцы стали жутко вопить, собрали своих погибших и удалились, подняв облако пыли невероятных размеров.

— Пока, ребята! — попрощался Слокум.

— Счастливое избавление, — заметила Дэйзи Джан. Убитых было десять человек: Ханикатт, Сайкс, трое сбежавших из Дирлоджа и четыре шлюхи, которые, как предположил Слокум, не смогли обуздать свое любопытство и попали на линию огня. раненых было в два раза больше, но серьезным было только ранение Дугласа Эйреса — пуля попала ему в грудь. Он сидел на излюбленном месте Барлоу, издавая стоны и постоянно сплевывая кровь. Слокум, едва взглянув на него, понял, что тот обречен. Ему уже не нужна была помощь компании нянек, слетевшихся к нему, как пчелы на цветок.

Кассиди получил ранение в руку, но не обращал внимания на тоненькую струйку крови, сочившейся на ладонь. Его беспокоила только судьба паровоза. Он пришел в первый вагон обсудить положение с Барлоу.

— Ребята разбирают завал, — сказал Барлоу. — Так что можно двигаться.

— Ничего не получится, Рэйли. — Кассиди помотал головой. — Никуда мы не поедем.

— Что?

— Иди и посмотри сам.

Слокум, И. В., Дэйзи Джан и почти все остальные прошли вслед за Барлоу и Кассиди из вагона и вдоль поезда вышли к паровозу. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что Кассиди прав. Паровоз уже никуда не годился. Он был изрешечен пулями, а бойлер напоминал сито для овса.

— На дне осталось два литра воды, — мрачно сказал Кассиди, стирая тыльной стороной ладони кровь с руки.

— Можно его починить? — спросил Барлоу.

— На то, чтобы запаять все дыры, потребовалась бы неделя. Кроме того, нам все равно нечем паять.

— Может, нам запрячь в него… — начал Барлоу.

— Как ты себе это представляешь, Рэйли, — лошади потащат паровоз?

— А нельзя ли просто заделать дырки? — спросил кто-то из глубины толпы.

— Интересно чем — воском? — злобно выпалил Кассиди. — Да будет вам известно, мистер, пар подается под давлением. И если от бойлера еще что-то осталось, то от цилиндров — вообще ничего. Посмотри туда, Рэйли.

Выводная труба, обшивка цилиндров, колокол и гудок, кабина Машиниста были так же испещрены отверстиями. Но основной Проблемой были бак и цилиндр.

Барлоу кивнул.

— Мэлрей, как ты думаешь, мы не сможем достать новый паровоз? Телеграфист протиснулся через толпу.

— Да?

— Лезь на столб, подключись и выясни расписание — когда будет следующий поезд. Одолжим у них паровоз.

— Подожди, — остановил его Кассиди. — Не стоит этого делать.

— Тогда захватим весь поезд.

— После этого за нами будет охотиться в два раза больше ищеек, чем в Монтане. — Кассиди потрепал колесо. — У меня есть мысль. Мы можем избавиться от этой старушки, поехать в Грэнджер и подыскать ей замену.

— Грэнджер позади нас, — возразил Барлоу. — Если привести оттуда паровоз, то как его прицепить спереди? Кассиди ненадолго задумался.

— Мы можем дотащить весь состав до ближайшей станции до развилки. Там мы подгоним паровоз и прицепим его. Кстати, миль десять назад, у Медвежьей реки, мы проезжали разветвление.

— А как мы потащим эти чертовы вагоны? Будем толкать? — спросил И. В.

По толпе пронеслась волна хохота.

— Будем тащить, — спокойно ответил Кассиди. — Отцепим тендер и паровоз, свяжем оставшиеся вагоны и потащим обратно. Барлоу покачал головой.

— Не знаю, сможем ли мы это проделать, Деннис.

— А почему нет, местность здесь ровная.

— У нас нет достаточно крепких веревок, только поводья для лошадей.

— Сможем, — ответил Кассиди. — Самое трудное — сдвинуть состав с места. Как только он покатится, его сможет тащить одна лошадь. Слокум дотронулся до рукава И. В.

— Пусть они сами разбираются. Пойдем займемся останками несчастного Ханикатта.

И. В. кивнул. Они раздобыли лопаты, вырыли могилу в зарослях у насыпи и похоронили в ней Ханикатта без церемоний, лишь Слокум заметил:

— Это начинает становиться дурной привычкой.

— Да уж, — ответил И. В. — Интересно, кто из нас последует за ним?

— Заткнись ты!

Пока их не было, решили принять план Кассиди. Помимо того, что они оттащат вагоны к ветке у Медвежьей реки, они, как распорядился Барлоу, отцепят паровоз и тендер, чтобы уменьшить вес состава, а потом перевернут их с путей.

— Если мы оставим их на месте, они заблокируют путь следующему за нами поезду. На линии станет об этом известно, и наше положение затруднится.

— Рэйли, ты предлагаешь перевернуть машину массой сто тридцать тысяч фунтов, не считая тендера! — воскликнул Кассиди.

— А может, стоит запрячь стадо буйволов? — спросила миссис О'Лири, которая, видимо, быстро оправилась от своего шока. Кассиди положил обе руки на переводные тяги и покачал их.

— Рельсы, — сказал он спокойно.

— Ты что-то сказал, Деннис? — спросил Барлоу, приподняв бровь.

— Ослабим костыли, крепящие рельсы. Один рельс подсунем вот сюда, — он показал на переднее ведущее колесо. — Второй — вот сюда, — он показал на заднее. — Разобьемся на две группы, подсунем плечи под рельсы и перевернем эту штуковину.

— Не очень-то рассчитывай на этот вариант, — сказал Слокум. — Приподнять такую тяжелую штуку можно лишь стометровым рельсом.

— А какая длина у этих? — спросил Барлоу.

— Тридцать три фута, — ответил И. В.

— И они не бамбуковые, — сказал Кассиди. — Каждый ярд весит девяносто фунтов. Это всего примерно полтонны рельсов. — Он начал сомневаться в собственной идее.

— Можно сделать только одно, — пояснил И. В. — Поставить всех на один рельс и выкапывать из-под него гравий. Тогда паровоз начнет переворачиваться.

Мэлрей отошел прослушать сообщения о передвижении поездов. Когда он прибежал обратно, его мальчишеское лицо светилось оптимизмом.

— Грузовой поезд пройдет через Грэнджер тремя часами позднее.

— Отлично! — прокомментировал Барлоу.

— Не так уж это и хорошо, — возразил Кассиди. — Три часа — это не так уж и много. Нам еще предстоит очень большая работа. Барлоу не принял во внимание его возражения.

— Займемся делом. Деннис, ты вместе с Клементом, Лейфом и еще шестью-семью человеками соберите инструменты, снимайте рельс и тащите сюда. Остальные берите лопаты и начинайте копать с другой стороны. И. В., идея твоя, ты и командуй!

Заговорил Клемент:

— Мы должны захоронить тела, Рэйли.

— Позже, пока просто сложите их под вагоном, чтобы они не лежали на солнце.

Одна из сэкет-спрингзских леди, с такими красными губами, как будто постоянно кровоточащими, спустилась со ступенек ближайшего вагона.

— Эй, кажется, Дуглас умер!

— Тссс… — ответил Барлоу. — Нам бы наверняка пригодилась его помощь. Накройте его пока чем-нибудь. Похороним его, как только до этого дойдут руки.

16

Перевернуть паровоз оказалось вовсе не так трудно, как все предполагали, включая и Слокума. Стоя в цепочке позади И. В., он, как и все, уперся плечом в подошву рельса, и общие усилия Увенчались тем, что «Болдвин-881», и без того наклонившийся уже под опасным углом, свалился в заросли. Через несколько минут за ним последовал и тендер.

— Восстановите насыпь под рельсами, — сказал Кассиди.

— Черт с ней! — взорвался Клемент, вытирая пот с лица грязные платком.

— Давайте, давайте, — отрезал Барлоу. — Вы что, забыли, нам же еще возвращаться тем же путем. Деннис, возьми двух-трех человек возвращайся в Грэнджер и добывай себе паровоз. Оставшиеся потащат состав к развилке.

— О'кей, Рэйли.

Барлоу собрался было уйти, но Кассиди придержал его за рукав.

— Когда поставите рельсы обратно, проверь, точно ли входят костыли. А то на обратном пути мы можем сойти с рельсов.

— Хорошо. Кассиди оглянулся.

— Со мной пойдут Клемент, Мэлрей и Слокум.

— Слокум? — Барлоу повернулся, недоуменно помотал головой и уставился на Кассиди.

— Он лучший кочегар, Рэйли.

— Хорошо. Джон, пойдешь с ними.

— Могу я взять «ремингтон», который ты мне дал?

— Бери.

— Но у меня больше нет к нему патронов. Барлоу покачал головой.

— Мммм… Вообще я передумал — обойдешься без оружия. Остальные будут защищать тебя. И давай без глупостей. Помни, что толстяк и твоя девка останутся с нами.

— Ясно.

Клемент, Кассиди, Слокум и Мэлрей оседлали лошадей. Вокруг шеи телеграфиста болтались наушники, а из нагрудного кармана торчали ключ и проволочная катушка.

Оглянувшись назад, они увидели, как Лейф с остальными ребятами выводят лошадей из багажного вагона, чтобы подготовиться к перетаскиванию состава.

— Жарко сегодня! — закричал Кассиди Слокуму, заглушая топот копыт.

— Точно.

— Ты что такой невеселый?

— Ничего. Надеюсь, что дело обойдется без особой стрельбы. Неуютно без оружия.

— Если начнется заварушка, просто оставайся в стороне. В конце концов, если пообещаешь, что не пристрелишь меня, я тебе дам свою пушку. — Кассиди засмеялся. — Не очень-то я люблю оружие.

— А я думал, ты специализируешься на вооруженных ограблениях.

— Я устроил только два и оба раза попался. Да я этим занимался, потому что выхода не было, — от голода. Меня вряд ли можно назвать профессионалом.

— Из двух раз попался дважды?

— И на двадцать лет.

— Да, профессионалом тебя не назовешь. — Слокум вздохнул. — Однако лучше оставь пушку у себя. У меня может возникнуть соблазн снести голову этому чертову Клементу. Не очень-то мне нравится эта немытая скотина.

Они перешли на галоп. На всем пути по этой поросшей сорняками земле их сопровождало облако пыли. Двигаясь вдоль полотна дороги, группа добралась, наконец, до Медвежьей реки — берега ее поросли ивами и тополями, уцепившимися за крохи влаги на этой выжженной земле. Они пересекли реку Альберта и скакали вдоль Мутной реки Наконец показался Грэнджер — городок настолько маленький, что, по понятиям Слокума, останавливаться в нем было неинтересно.

Клемент остановил их в четверти мили от городка. Они уже могли рассмотреть амбары, загруженные платформы и водокачку.

— Нам не удастся остановиться, чтобы заправиться водой, — с беспокойством сказал Кассиди. — Надеюсь, что на паровозе ее будет достаточно.

— Сколько может быть людей на станции? — спросил Клемент у Кассиди.

— Ты что, смеешься, Клемент? — И машинист озадаченно посмотрел на него.

— Да конечно нет.

— Но тогда, именем всех святых, скажи мне, откуда, ты думаешь, я могу об этом знать? Попробуйте угадать, и я с вами соглашусь Тэйт!

— Да, Деннис? — Мэлрей ускорил шаг и поехал рядом с Кассиди.

— Там должен дежурить начальник станции. Скачи к нему, скажи, что хочешь узнать, когда приходит грузовой поезд. Мы тебя подождем вот в этой ивовой рощице

— Хорошо.

— Только оставь мне свой телеграфный ключ, пусть побудет у меня. А то ты слегка подозрительно выглядишь.

Мэлрей улыбнулся, отдал наушники, проволоку и ключ и ускакал.

Через пять минут он вернулся.

— Нам везет. Их там всего двое — начальник станции и телеграфист.

— Я ими займусь, — сказал Клемент. — Как только заметим, что подходит поезд, ты, Деннис, займешься машинистом и кочегаром. Тэйт, пойдешь в служебный вагон и покажешь им свою пушку.

— А я что же, буду вести дневник для потомства? — спросил Слокум.

— Ты отцепишь тендер от первого вагона.

— А как, черт возьми9

— Это очень просто. Ты же тормозной кондуктор со стажем. Просто вытащишь защелку, как пробку из бутылки. Как только отцепишь, дашь сигнал. Вскочим в кабину и поедем — поезд должен быть под паром.

— А как насчет машиниста и кочегара? — спросил Мэлрей.

— Они уже будут валяться на земле, — ответил Кассиди.

— А что сделаем с лошадьми, вашими и моей7 — вспомнил Слокум.

— Я возьму твою, а Клемент — лошадь Денниса, — рассудил Мэлрей.

— Интересно, кто из нас командует? — сердито зарычал Клемент.

Кассиди ткнул себе пальцем в грудь.

— Командует машинист. Сделаем, как сказал этот парень. Черная точка, из которой выходило облако дыма, появилась на горизонте. Товарный поезд двигался мучительно медленно. Наконец обрисовался паровоз, давший гудок о прибытии. Стало слышно пыхтение, которое доносил до них бриз.

— Кажется, он отличается он нашего. Намного больше. Ты умеешь водить такие здоровые паровозы?

— А как блоха живет на собаке? — спросил Кассиди. — Видишь дым? В топке горит уголь. Придется тебе потрудиться, Джон.

— Как ты думаешь, они успели дотащиться до ветки? — спросил Слокум.

— Будем надеяться, — ответил Клемент. — Мне не нравится перспектива сидеть там и ждать, пока шериф соберет своих людей и пустится за нами в погоню. Тогда мы окажемся самыми усидчивыми утками, на которых ведут охоту.

— Надо двигаться, — сказал Мэлрей.

— Навостри уши, — посоветовал Клемент. — Если что-нибудь заподозришь, пали не раздумывая.

— Дерьмо ты, — возразил Слокум. — Мы просто угоняем паровоз. Зачем это превращать в убийство. Клемент засмеялся.

— Да что ты понимаешь, Слокум? Этот парнишка уложил уже пятерых! Какая разница — двумя больше или меньше?

Слокум взглянул на Мэлрея, которому никак не могло быть больше восемнадцати. Как сказал бы в таком случае И. В.: жизнь прожить — не поле перейти. Слокуму и самому приходилось убивать людей, но только из самозащиты. Однако убийству всегда можно мысленно придать такую форму, что оно покажется вынужденным и неизбежным. Он видел, впрочем, как в людей стреляли лишь за вымышленное оскорбление — стрелявший реагировал чересчур быстро. Цена жизни была невелика и на Западе, и на Востоке. Стоявшие у власти много говорили о порядке и законности, но дело обычно не шло дальше разговоров. Как-то ему сказали, что к западу от Биг-Мууди на две тысячи населения приходился один врач — это не считая индейцев и китайцев, укладывавших рельсы. Примерно столько же было и блюстителей порядка. Неудивительно, что Рэйли Барлоу и его шайке удавалось продолжать свой путь на юг с подобной безнаказанностью.

Для Слокума, его подруги и И. В. Огден должен был стать конечной целью путешествия — при условии, что им удалось бы отцепить и угнать паровоз. Хорошо узнав Барлоу, он был теперь уверен, что никто, кроме его дружков, никогда не увидит пароходов в Новом Орлеане. Как и ее подруги, Дэйзи Джан была околдована миссис О'Лири, подчинялась этой толстой суке, подавленная силой ее личности. Если уж старая Элоиза верила Барлоу, то что говорить о девочках?

Но теперь, когда Дэйзи Джан согласилась уйти с ними, ответственность за ее судьбу целиком ложилась на плечи Слокума. Когда, с горечью подумал он, ты, наконец, научишься держать свой болтливый рот на замке?

Они видели, как Клемент доехал до конца станционного здания, слез с лошади и вошел внутрь. Приближавшийся поезд был сейчас не далее чем в трехстах ярдах, были видны его передние колеса и оперение из дыма, поднимавшегося из трубы и развеваемого ветром.

Когда паровоз остановился, Слокум и Кассиди приблизились к нему, а ирландец побежал к кабине, вытащив шестизарядный револьвер.

— Руки вверх, оба!

— Не стреляйте! — закричал кочегар, вскинув обе руки и швырнув лопату под ноги.

— Заткнитесь и слезайте вниз, вы оба! Джон, займись делом! Слокум кивнул, вылез из седла и побежал к сцепке. Схватившись за головку шпильки, он потянул ее на себя. Но она не вытаскивалась.

— Черт возьми!

— Что случилось?

— Она застряла!

— Вышиби ее ногой к чертовой матери! Слокум ударил ногой по головке, освободил шпильку и вытащил ее.

— Все!

— Залезай сюда!

Кассиди запустил паровоз, пока Джон взбирался на борт. Одна его рука была на дросселе, вторая держала под прицелом машиниста и кочегара. Высунувшись из окна, он посмотрел на цепочку вагонов. Клемент и Мэлрей отвязывали их лошадей.

— Все! — закричал Слокум. — Они уже ведут лошадей!

— Черт с ними, — оборвал его Кассиди. — Начинай подкидывать уголь.

Слокум открыл задвижку и начал равномерно раскидывать уголь по поверхности пламени.

— Черт, вот о чем мы не подумали!

— Что?

— Телеграф на станции. Как ты думаешь, у Клемента хватило ума его разбить?

— Конечно. — Кассиди рассмеялся. — Может, он и глуп, но не настолько же!

— А что ты развеселился?

— Да думаю о тебе. Барлоу схватил тебя, сделал тебя заложником, а ты здесь помогаешь нам красть эту штуковину. Да еще беспокоишься, поймают нас или нет!

Сердце Слокума екнуло, и он застонал. Этот ухмыляющийся ирландец был абсолютно прав!

Паровоз быстро мчался по рельсам вдоль мутной реки к границе штата.

— Много чего я крал в своей жизни, — веселился Кассиди, — но такую здоровую штуку утащил в первый раз. Да еще средь бела дня! — Он посмотрел на манометр. — Отложи лопату и закрой створку, пока ты еще не взорвал бойлер! Вода резко упала.

— А мы сможем доехать до ветки?

— Не знаю. Впечатление, что там не больше шести литров. Выгляни, посмотри, как дела у Клемента и Тэйта.

Слокум посмотрел назад. Четыре лошади с двумя седоками скакали за ними по тропинке, идущей по спуску от насыпи к берегу реки.

— Не отстали. — Он сделал паузу. — Мне пришла в голову неприятная мысль. Как ты думаешь, а эти шушуны не могут вернуться, а?

— Сомневаюсь. Они потеряли человек пятнадцать.

— И вождя. Но они, наверное, пришли в ярость, когда их разбила горстка людей, половина из которых женщины. Они могли вернуться и привести за собой все племя.

— Нам и так есть о чем побеспокоиться. За нами в погоню бросилось, наверное, полгорода. Догнать нас легко — просто держаться вдоль путей. Вода все равно нужна. Посмотри под сиденьем, нет ли там ведер?

Слокум встал, приподнял сиденье и порылся под ним.

— Только одно.

— Вот дерьмо!

— А водокачки будут поблизости?

— Только краны. Я, по крайней мере, не видел. Здесь нет больших городов — незачем держать водонапорные башни.

— Влипли!

— А веревка там есть?

— Полно. Пенька шириной в три четверти дюйма. Кассиди затормозил и остановился.

— Черт, Деннис, мы всего в четырех-пяти милях от города! Эти сволочи набросятся сейчас на нас, как грифы.

— Что ты мне талдычишь? Скажи этому проклятому бойлеру! Раздражение Кассиди усилило природную красноту его лица.

Впервые Слокум видел, как он теряет самообладание. Клемент и Мэлрей догнали их.

— Что случилось? — спросил Клемент у Кассиди. Тот объяснил.

— Господи помилуй! — завопил Клемент. Он взглянул в сторону города. — Лучше выбирайтесь оттуда, садитесь на лошадей и смоемся. Бросим этот проклятый паровоз здесь.

— Не говори глупостей! — выпалил Кассиди. — Мы должны его привести, даже если нам придется тащить его на себе!

— На себе потащишь, ирландец, а не на мне! — закричал Клемент и ускакал.

Он бросил поводья лошади Кассиди, тот плюнул ему вслед и повернулся к Мэлрею.

— А ты что скажешь?

— Здесь командуешь ты, Деннис.

— Тогда снимай шляпу, — сказал Кассиди усталым голосом, протягивая Мэлрею свою шляпу. — Наполни обе и напои водичкой вот эту старую лошадку. Джон, бери ведро!

— Подождите, я тут нашел еще одно!

Слокум вытащил искореженное ведро из связки цепей под сиденьем машиниста. К ручкам ведер были. привязаны веревки длиной футов в двадцать, так что воду можно было брать прямо из речки. Мэлрей наполнял ведра внизу, а Джон и Кассиди заливали воду в бак. Работали они лихорадочно, бросая иногда встревоженные взгляды назад, в сторону городка. Они черпали воду, поднимали ведра и заливали воду в бак — прошло минут пятнадцать, прежде чем они услышали зловещий топот копыт, которого так опасались.

— Все! — воскликнул Слокум. — Поехали!

— Немного же мы залили, — посетовал Кассиди. — Как будто вычерпываешь море наперстком. Тэйт!

— Да?

— Езжай вперед как можно быстрее. Пусть они не тащат вагоны к ветке. Пусть все вернутся в вагоны, поднимут лошадей. Будем толкать поезд всю дорогу до Огдена.

— Есть! — Мэлрей ускакал.

— Они быстро приближаются, — сказал Слокум. — Их, должно быть, человек пятьдесят. Надо бы побыстрее раскочегарить эту штуковину.

— Начинай подбрасывать уголь и поехали.

Слокум работал как одержимый, подкидывая уголь в оранжевую утробу топки. Кассиди открыл заслонку, и ведущие колеса начали вращаться. Паровоз и тендер дернулись вперед с убийственной медлительностью. Слокум стоял, сжав в руках лопату и наблюдая за приближением обитателей Грэнджера. Расстояние сократилось до четверти мили, и из передних рядов их начали обстреливать. Свинец стал отскакивать от крыши. Кассиди пригнулся.

— Дай мне пушку! — потребовал Слокум.

— Плюнь на пушку. Она нам уже не поможет. Лучше продолжай подкидывать уголь!

Освобожденный от тяжести состава, паровоз рванулся вперед. Тяги превратились в неясные пятна, отработанный пар выходил с постоянным ревом. Они уже буквально неслись по берегу речки — узенького коричневого ручейка, прорезавшего себе путь в толще пород. Преследователи отставали все больше и больше, стрельба прекратилась.

— Они уже здорово отстали, — сказал Кассиди, прикрывая заслонку.

— Мы даже обогнали Мэлрея, — подтвердил Слокум. — Вон он скачет.

Сняв шляпы, они помахали парнишке. Рядом с ним скакали две лошади без наездников, уздечки которых он зажал в одной руке.

— Как ты собираешься толкать этой штукой вагоны? Этот скотосбрасыватель спереди больше снегоочистителя. Ты поднимешь с рельсов багажный вагон футов на десять.

— Главное, это проделать мягко, Джон, — сказал Кассили. — Медленно и без нажима — как джентльмен поступает с леди. Нужно толкать состав. Мы не можем останавливаться. Эта шайка из Грэнджера, может быть, и отстала, но готов поспорить, они не отступятся от своего.

— Шериф штата Вайоминг не имеет полномочий в Юте.

— Полномочий у него, может, и нет, но о помощи он всегда может попросить.

Паровоз замедлил скорость до пятнадцати миль в час. Кассиди решил сберечь тот пар, который удастся получить, чтобы пройти большее расстояние и пожертвовать скоростью. Мэлрей и три лошади удалялись все более, пока не скрылись в облаке пыли. Тем временем комитет по организации торжественных проводов, подтянув тылы, упорно продолжал преследование в уверенности, что они, как заметил Кассиди, не смогут свернуть с рельсов в Уосетские горы.

Они проехали один за другим два городка и пересекли границу штата. Слокум продолжал подкидывать уголь, Кассиди поддерживал скорость двадцать миль в час. Солнце немилосердно палило, как будто собрав свои самые мощные лучи и направив их на крышу кабины.

— Тебе хватит воды доехать до самого Огдена? — спросил Слокум.

— Надеюсь. Чем скорее мы попадем туда, тем лучше. Как только мы перейдем на линию «Денвер» и «Рио-Гранде», мы сможем отвязаться от сыщиков «Юнион Пасифик», которые будут разыскивать этот паровоз.

— Почему твоему дружку Барлоу все всегда сходит с рук?

— Кто-то, видно, родится в счастливой рубашке. — Кассиди вытер пот со лба. — Он тебя еще не расспрашивал насчет серебряной клипсы И. В.?

— Нет.

— Значит, еще успеет. Он уверен, что вы охотитесь за припрятанной на поезде добычей, — парень, которого вы искали, должен был припрятать деньжата.

— Он тебе это рассказывал?

— Да. Они вместе с Перси Бестером поразмыслили и раскрыли вашу тайну.

— Ну Барлоу и нагородил чепухи!

— Вас теперь осталось только двое, так что на каждого придется кругленькая сумма!

— Не отвлекайся от дороги, — прервал это прощупывание Слокум. — Мы выезжаем на знакомую местность.

17

Вагоны стояли на запасных путях, рядом находились сидевшие в седлах Барлоу и Мэлрей. Они махали руками, приветствуя машину, пришедшую на смену «Железному мустангу».

— Я передумал, — сказал Кассиди. — Я думаю, ты был прав насчет скотосбрасывателя. Мы потеряем время, если будем толкать состав.

Снизив скорость, он высунулся в окно, приложив руки ко рту, крикнул:

— Переведите стрелку!

Мэлрей слез с лошади и перевел стрелку, после чего Кассиди направил паровоз на запасной путь. Вагоны подтащили обратно к стрелке, потом Кассиди подал назад и подцепил состав. Оставшийся лес из старого тендера загрузили во вновь прибывший, после чего с радостными возгласами помчались вперед.

Одному из пассажиров было, впрочем, не до веселья. Слокум, И. В., Мэлрей и другие слушали, как в первом вагоне Барлоу почем зря честит Клемента. Джона, однако, не интересовала эта головомойка. Приближался Огден, а с ним и Уосетские горы. Вместе с И. В. они выскользнули в вагон с лошадьми, чтобы убраться и разработать план действий. От свежего помета стояла такая вонища, что на глазах у обоих выступили слезы. В отсутствие Слокума И. В. тоже был занят — он вместе со всеми переворачивал паровоз и толкал обратно вагоны. Лошади воспользовались их отсутствием, так что теперь работы хватало.

— Джон, поскорее берись за дело, а то мы заработаем себе ужин! — ужаснулся И. В. — Господи, нам тут не метлы, а лопаты нужны.

— Как ты думаешь, сколько еще ехать до гор?

— Часа три или немного больше.

— Будет еще светло.

— Об этом не беспокойся. Уосетские горы тянутся от Медвежьей реки до Большого Соленого озера на многие мили. Мы через них будем ехать всю ночь. Дождемся, пока стемнеет.

— И еще одно.

— Что?

— Тебе это не понравится.

— Тебе что, пришло в голову взять ее с собой?

— Придется. Тебе не хуже моего известно, что будет со всеми, включая толстую старую суку, взявшую в оборот Барлоу, когда тому придет мысль отправить весь поезд на свалку. Я не могу, чтобы это было на моей совести.

— Это будет на его совести, а не на твоей.

— Она будет у меня на совести.

И. В. продолжал сметать навоз в растущую кучу у задней двери.

— Ты что, влюбился?

— С ума ты сошел. Просто я ей… симпатизирую.

— Как папочка или старший брат? — И. В., не дразни меня, я говорю серьезно!

— Да уж тут лучше не шутить. Это дело серьезное. Нам могут снести головы, прежде чем мы отъедем на сто ярдов в горы. Вспомни юношу. — Он остановился, всматриваясь в глаза Слокуму. — Если она будет плестись, задерживая нас, мы наверняка разделим ее судьбу.

Слокуму больше всего на свете хотелось бы выложить аргументы, позволяющие покончить с пессимизмом. К сожалению, он знал, что толстяк прав.

— Кроме того, ты не знаешь, садилась ли она когда-нибудь на лошадь. Большинство шлюх умеет скакать только на той штуке, которая у тебя между ног!

— Она умеет ездить верхом, она сама мне это говорила. И. В., она хочет ехать с нами.

— Вот дерьмо! Она же ничем не отличается от остальных. Они все слушают эту О'Лири, которая считает, что дело в шляпе.

— В этом все дело, — сказал Слокум, — и мы с тобой это понимаем. Здесь мы оставим ее на верную смерть.

— Если мы ее возьмем, то втроем будем обречены. Можешь с этим поспорить, Джон? Посмотреть мне прямо в глаза и сказать, что я дерьмо? Конечно нет. Послушай, мы с тобой бывали в разных переделках и раньше, и не в таких. Мы должны вырваться отсюда, взобраться в горы и раствориться там. Верховая езда в горах это не развлечение. Как ты себе это представляешь? Она поедет впереди? Или мы поведем ее лошадь под уздцы? Джон, ничего не получится.

Тон И. В. был почти умоляющим. Теперь, когда до него дошел смысл того, что он говорит, и вся серьезность предложения Слокума вступила в противоречие с его здравым смыслом, начал преобладать холодный тон безоговорочного отказа, тон человека, глубоко обеспокоенного тем, чтобы остаться в живых.

— Вот что я тебе скажу, Джон. Бери ее с собой, но тогда уж не рассчитывай на мою помощь.

— Но я же не знаю этих гор.

— Очень сожалею.

Слокум на минуту задумался.

— Ну ладно, хорошо. Раз уж ничего не поделаешь, поедем без нее.

— А ты ей уже сказал, что она может поехать с нами?

— Да нет, этого я ей не говорил, — солгал Слокум.

— Но она могла тебя так понять.

— Не знаю. Ладно, давай забудем об этом.

— Нам стоит сначала обсудить план действий. У тебя есть какие-нибудь свежие мыслишки — как мы будем прорываться отсюда?

— Нам придется бежать через багажный вагон. Один из нас разделается с тем подонком с блестящими глазами, который сидит у дальнего выхода двадцать четыре часа в день, а другой заблокирует ближайший выход, откроет боковую дверь…

— Опустит рампу…

— Это при движущемся-то поезде? Ты что, с ума сошел? Нет, придется седлать лошадей и прыгать.

— И скрестить пальцы, чтобы ни одна из лошадей не сломала ногу.

— Мы выберем ровную площадку. В горах ты будешь показывать дорогу, так что пойдешь первым.

— Без девчонки.

Ну, раз ты ставишь такое условие.

— Нечего мне на мозги капать. Я ее не знаю, а она меня. Кто-то появился в противоположном конце вагона. Вошел Клемент, по виду которого можно было понять, что ему только что хорошенько перетряхнули мозги. Он нес метлу и лопату.

— Мне это не привиделось? — спросил у Слокума И. В. — К нам пожаловал еще один доброволец!

— Заткнись, толстяк! — разъяренно закричал Клемент. — Если ты не хочешь, чтобы я заткнул тебя этой лопатой. Давайте выметайтесь отсюда, оба. Я вас сменяю.

— Ничего себе! — сказал Слокум, подчеркивая свое удивление. Они обменялись взглядами с И. В., отбросили метлы и начали пробираться на другой конец вагона между мокрыми мордами и толстыми огузками лошадей. Выйдя, они закрыли за собой дверь.

18

Уосетские горы образовывали длинный пояс разрушенных, разорванных хребтов, высота которых была до двенадцати тысяч футов. Над узкими ущельями, сооруженными самой природой на пути к высоким вершинам, горы поросли соснами, можжевельником и елью. Там, где выходят наружу отложения ордовикской эпохи, растут клен, самшит, бузина. Весь путь наверх был усеян венериными башмачками. На холмах и склонах бурно росли отцветшие уже горчица, фиалки и камасские лилии. Большие участки земли заросли клевером. Выше начинался пояс альпийской ели, карликовой сосны и других высокогорных пород.

Но сейчас захватывающая красота Уосетских гор была скрыта покровом ночи. Только запах диких цветов мог напомнить Слокуму и его приятелю о том, что в этот уголок редко заглядывал человек, а ход времен года шел здесь своим чередом, как и много лет назад.

Побег с поезда прошел намного легче, чем предполагали Слокум и И. В. Часовой оказал им посильную помощь, немедленно рухнув под ударом костыля, которым И. В. огрел его сзади. Слокум забрал у него револьвер, а И. В. винчестер, каждый из них сам выбрал себе лошадь. Поезд шел на подъем под удобным пятиградусным углом, замедлив ход до минимума. Они открыли боковую дверь и выскользнули из поезда.

Они быстро взбирались между стенами каньона. Казалось, они поднимаются вверх на многие мили. Огни поезда мерцали и исчезали, когда они гнали лошадей все дальше и дальше вверх.

— Ты знаешь, где мы? — заорал Слокум.

— Да черт его знает. Слишком темно. Это здоровые горы, Джон.

Олень кинулся наперерез И. В., перепугав его лошадь, так что он чуть не опрокинулся вместе с ней прямо на Слокума.

— Боже милосердный! — закричал И. В. — Тут и так достаточно круто, чтобы свалиться, ты, чертов урод!

Слокум засмеялся с облегчением человека, которому больше не грозила смерть. Он слез с лошади и, взобравшись на кучу камней, увидел поезд.

— Кассиди остановился.

— Прислушайся! — резко сказал И. В. Снизу был слышен топот копыт.

— Они спохватились! — закричал Слокум, лихорадочно слезая вниз. Он бросился к своей лошади. И. В. покачал головой.

— Всего один всадник, слушай внимательнее.

Через несколько минут снизу с грохотом появилась Дэйзи Джан.

— Свинья! — закричала она, замахиваясь на Слокума поводьями. — Как ты смел уехать, оставив меня?

— Дэйзи!

— Не заговаривай мне зубы, лживый вонючка!

— Какого черта она здесь делает? — недоуменно спросил И. В.

— А я тут при чем? — рассердился Слокум.

— Она же твоя…

— Кончайте ваши споры! — выпалила Дэйзи Джан. — Забирайся на лошадь, Слокум! Нам надо убираться отсюда.

— Если хочешь ехать с нами, ты должна не отставать!

— Ты, толстая скотина! Я не то что поеду с вами, я еще перееду через тебя!

Они продолжали подъем, добравшись до лужайки, разделявшей два высоких холма. В конце ее был вход в пещеру. Увидев его, И. В. резко остановился. Наблюдая за девушкой, Слокум заметил, что она была не просто хорошей, а отличной наездницей, в седле она держалась с уверенностью и легкостью профессиональной наездницы родео. И. В. проскользнул внутрь.

— Эй, заводите лошадей!

При свете спички стало видно, что пещера была шириной в двадцать, а высотой — в десять футов. У них под ногами хлюпала какая-то слякоть, вся пещера провоняла сгнившим мясом. Вся задняя часть ее была завалена костями.

— Здесь обосновался проклятый гризли, — заметил Слокум. — Запашок такой же, как от Вонючки.

— Давай поищем что-нибудь другое, — отозвался И. В. Они поспешили наружу и оседлали лошадей.

— Нам лучше проехать мимо первой полудюжины пещер, — сказала Дэйзи Джан. — Если нас будут преследовать, то обыщут каждую. За это время мы успеем исчезнуть.

— И. В., она права.

— Да.

Слокум видел, что появление девушки внесло изменения в планы И. В. Время от времени И. В. оглядывался на нее, а лицо его выражало неодобрение. Они поднимались все дальше, проехав по пути несколько отличных убежищ. Достигнув вершины, начали спуск к Огдену.

— Это, кажется, уже знакомая местность, — сказал И. В. — Давай остановимся и дадим отдохнуть лошадям. Мы сейчас в безопасности — если наше положение вообще может быть безопасным.

Огромные булыжники, как боевые укрепления стены средневекового замка, окружали их с трех сторон, исключая бегство в случае нападения. Слокум обратил на это внимание И. В., но тот не проявил беспокойства, обрадованный тем, что знал, где находится.

Они уселись на траве, отправив пастись лошадей, и стали обсуждать, как легко им удалось убежать.

— А как ты выбралась, Дэйзи? И как тебе пришла в голову эта мысль? — спросил Слокум.

— Я увидела вас двоих через окно. Пришла в багажный вагон и последовала за вами.

— А тебя кто-нибудь видел?

— Только тот парень, которого Барлоу держит там на посту. Он вел себя как пьяный, шатался и держался руками за голову. — Она засмеялась. — Он со мной даже не попрощался.

— Поезд остановился, когда ты вышла?

— Нет, после этого. Последнее, что я видела, — они наполняли паровоз водой.

— Прислушайся! — выпалил Слокум.

Где-то в вышине прозвучал крик совы. Затем послышался приглушенный цокот копыт.

— Кто-то едет! — закричал И. В., вскакивая на ноги. Между двумя камнями протиснулся жеребец, из-под копыт он выбрасывал глину. На спине у него сидела блондинка с длинными распущенными волосами — видок у нее был такой же дикарский, как у шушунов.

— Это же Мэри Мэй Белл! — завизжала Дэйзи Джан.

— Господи, помилуй! — взорвался И. В.

Дэйзи Джан помогла своей подруге слезть с лошади.

— Как тебя занесло сюда? — поинтересовалась она.

— А ты-то что здесь делаешь? — спросила Мэри Мэй Белл, ехидно улыбаясь. — Возвращаешься в Сэкет-Спрингз?

— Кто это тебя надоумил?

— А зачем еще ты могла бежать с поезда?

Снизу начали доноситься звуки приближающейся лошади.

— Господи! — застонал И. В. — Сейчас вся семейка соберется! Все было как в сказке. Дэйзи Джан чисто случайно увидела, как уезжали Слокум и И. В., ее, в свою очередь, увидела Мэри Мэй Белл, а ту разглядела…

— Дженнифер! — закричали обе девушки. И. В. посмотрел на Слокума, выругался, сплюнул и поддал ногой камешек. Слокум беспомощно развел руками.

— Ну, спасибо, Джон. Ты постарался.

— Я ни в чем не виноват. , — Интересно, кто же тогда виноват?

Но тут дело приняло другой оборот. Появились Вонючка, Клемент и еще дюжина всадников. Их револьверы были направлены на Слокума и И. В. Последним прибыл Рэйли Барлоу.

—Все было очень просто. Джон и И. В. Мы позволили поехать за вами мисс Ладлоу, пустили за ней ее подругу, потом еще одну и так далее. Гонки за лидером. Чего я не понимаю, так это того, зачем вы вдвоем затеяли эту игру?

— Нам не понравилась перспектива чистить этот вагон-конюшню, — ответил И. В., равнодушно посасывая травинку.

Люди Барлоу опустили оружие и в беспорядке окружили Слокума и И. В. Все они мрачно смотрели на друзей, кроме Барлоу, который то ухмылялся по привычке, то пристально разглядывал их.

— Но мы же приняли вас двоих в свою семью! — Барлоу раскрыл руки с доброжелательностью пастыря, собирающего своих овечек к воскресной утренней молитве.

— Хватит валять дурака, а, Рэйли? — устало сказал Слокум. — Ни мы тебе, ни ты нам не нужны.

— Ну как тебе такое могло прийти в голову, Джон? Ты же у нас лучший кочегар. Может быть, худший тормозной кондуктор, но лучший член паровозной бригады. — Барлоу радостно заржал, оценив собственную шутку, его примеру последовали все его люди. — Вонючка, Клемент, вы останетесь здесь. Остальные — назад на поезд!

— Только не эта девочка! — отозвалась Дэйзи Джан, вызывающе взглянув на Барлоу.

— Я же сказал — все!

Барлоу улыбнулся и дал Дэйзи сильную пощечину, после которой она растянулась на траве. Слокум было рванулся к нему, но Вонючка, улыбаясь, вытащил кольт и приставил ему к груди.

— Вставай! — сказал Барлоу Дэйзи Джан. — Вставай, дерьмо, маленькая шлюха! — Взяв ее за руку, он рывком поставил девушку на ноги.

— О! Не прикасайся ко мне, подонок!

— Влезай на лошадь и убирайся отсюда! Все выметайтесь! Через несколько секунд на прежнем месте остались только Клемент, Барлоу, Вонючка, двое заложников и лошади.

— Смелый ты парень, когда можно безнаказанно влепить пощечину женщине, — сказал Слокум сквозь сжатые зубы. — Чувствуешь себя героем?

— Всякий, кто не подчиняется приказам, должен быть дисциплинарно наказан, включая и вас, — отрезал Барлоу. — Вернемся к делу. Почему вы сбежали?

— Ты знаешь, почему мы сбежали, так же как и мы догадываемся о том, почему ты не хочешь нас отпустить, — ответил Слокум. — Так почему бы нам не поговорить начистоту?

— Идет. Что вы разыскиваете в поезде?

— Мою серебряную клипсу, — сказал И. В.

— Что-о?

— Да, это правда, черт возьми, — подтвердил Слокум. — Эта чертова серебряная клипса. Независимо от того, что думают Бестер, Деннис или остальные, ее-то мы и ищем. Парень, которого убил Форд Сирлз, наш друг в Ашланде, держал ее на сохранении. Сирлз убил его и забрал ее. Когда вы убили Сирлза, вы не нашли ее, так что она должна быть где-то в поезде. Все ясно, или я слишком быстро объясняю?

Барлоу перевел глаза с одного на другого. Он не верил ни одному слову. Но, уверенный, что игра не проиграна, пока не закончена, Слокум продолжал морочить ему голову.

— Сирлз не понимал ее настоящей ценности. — И. В. начал все объяснять снова. Он посмотрел на Слокума. — Ну что, сказать ему?

— Продолжай, — сказал Барлоу.

— Так вот, сама по себе она дешевая — всего несколько долларов. Но вот работа Карла…

— Карла?

— Карла Уайтхеда, — сказал Слокум. — Нашего друга, которого убил Сирлз. Продолжай, И. В.

И. В., вздыхая, изучал кончики своих ботинок.

— Карл — художник. Мастерит всякие серебряные штучки: браслеты, пряжки, украшения для револьверов и ружей…

— Ладно-ладно, давай короче.

— В эту клипсу он вделал карту. На ней показано, где спрятаны деньги.

Барлоу уставился прямо в глаза И. В., прощупывая, может ли тот говорить правду.

— Какие деньги?

— Уэлса Фарго.

— Ты сам перейдешь к делу, или тебя надо до полусмерти избить, чтобы вытянуть все, что ты знаешь?

— Мы втроем украли деньги у Джорджес-Рок прошлой зимой, зарыли их в землю и нарисовали карту, — пояснил Слокум. — Мы решили, что бумажная карта не подойдет, поэтому Карл выгравировал ее на клипсе. А Сирлз убил его и украл клипсу.

— Так, и спрятал ее в поезде, понимаю. И что же, вы двое ее оставили мне, чтобы я смог ее найти? И. В. помотал головой.

— Нет, спасибо. Мы собирались ехать за поездом на расстоянии около мили. Когда вы покинули бы его в Новом Орлеане, мы вошли бы в него и хорошенько обыскали.

Барлоу встретил все это ледяной ухмылкой.

— Все, что вы тут наплели, — дерьмо. Отборное, показательное, первосортное дерьмо. Клемент! Вонючка!

Они тут же подбежали к нему, только что честь не отдали, подумал Слокум.

— Да? — спросил Клемент.

— Обыщите их. Каждый дюйм. Ребята, скидывайте башмаки и выворачивайте карманы!

Вонючка подошел к Слокуму.

— Этот зловонный сукин сын до меня не дотронется, — сказал Слокум. — Хочешь меня обыскать, сам и обыскивай.

Барлоу взглянул на Вонючку, который стоял насупившись, явно обиженный.

— Назад, парень, я сам им займусь.

Обыск был доскональным, причем обыскиваемые принимали в нем самое посильное участие. Но не нашлось и следов какой-нибудь клипсы, тем более серебряной.

— Все так, как мы тебе рассказали, — сияя, уверял И. В. — Она в твоем проклятом поезде. Это же просто, как дважды два — четыре. Где ей еще быть?

— Если, конечно, ты не нашел ее, когда раздел Сирлза, а нас здесь держишь смеха ради, — заметил Слокум. — Как, это случайно не похоже на правду?

— Садитесь на лошадей. Едем обратно и обыщем каждый дюйм в этом проклятом поезде. И лучше всего вам было бы найти ее. Если она не отыщется, можете подумывать о том, чтобы самим вырыть себе могилы.

И. В. уже двинулся к лошади и собирался сесть на нее, когда вдруг повернулся к Барлоу.

— Черт возьми, да что ты сможешь сделать с этими деньгами? Ты же будешь за шестьдесят тысяч миль в Южной Америке? Зачем тебе там карта?

Барлоу собрался было ответить, когда внезапно прискакал Мэлрей, стремительно, как ветер, ворвавшись на узкую лужайку.

— Рэйли, Рэйли…

— Что?

— Быстрее все возвращайтесь! К нам в гости едет большая компания! — Что?

— Я перерезал провода, идущие к Огдену, как ты мне и сказал. Но я слушал передачу из Грэнджера. Погоня прекратилась, но они вернулись назад и теперь едут на поезде. Целый поезд охотников за нашими душами!

— Сколько их?

— Черт его знает! Может быть, пятьсот! И. В. засмеялся. Барлоу повернулся.

— Вам не покажется, что это так уж смешно, мистер, когда начнется стрельба и вас пуля найдет первым.

19

Если между Слокумом и Дэйзи Джан и было что-то общее, кроме склонности к любовным игрищам, то этим объединяющим началом была более чем досадная пощечина, полученная обоими от Барлоу. При своем отношении к жизни Слокум не спешил заводить друзей и врагов. В последние дни он, однако, уже не мог обуздать своей ненависти к Барлоу. Он ненавидел его по семи причинам. Он ненавидел его за большие размеры. Он ненавидел его за силу. Он ненавидел его за зевоту, которую наводили на него все тщетные усилия его преследователей. Он ненавидел сопутствующую ему удачу. Он ненавидел садистские черты его характера. Наконец, он ненавидел его постоянное желание унизить любого, кто имел несчастье его рассердить. Он ненавидел его еще и за то, как низко он ценил драгоценную и хрупкую человеческую жизнь.

Кроме того, он больше всего ненавидел Барлоу за то, что рано или поздно тот сведет счеты с ним, с И. В., с Дэйзи Джан и со всеми, кроме тех, кто сбежал с ним из Дирлоджа. Он не сомневался, что Барлоу пристрелит их и сложит штабелем в яме.

Выполняя приказ Барлоу «приготовиться к стрельбе!», Слокум думал обо всем этом, он тасовал мысли, как карточную колоду.

Вернувшись на поезд, перед тем как расстаться с И. В., Слокум смог улучить полминуты, чтобы обсудить с ним их положение.

— В колоде пятьдесят две карты, — заметил И. В. — У всех играющих по пять, а мы делим одну на двоих — мою клипсу. Так что давай, бога ради, не ошибаться.

И он ушел в вагон-конюшню на помощь Клементу. Дойдя до кабины паровоза, Слокум подтянулся на подножку.

Кассиди стоял у топки с лопатой в руках.

— Барлоу сказал, чтобы мы ехали как можно быстрее, — как ни в чем не бывало сказал Слокум.

— Надо сначала разобраться с этим. — Кассиди показал на здоровый кусок шлака, лежащий поверх угольной кучи. Он ударил по его краю лопатой, но без видимого эффекта. — Твердый как гранит, лучше бы мы топили дровами. Давай возвращайся и принеси кирку.

— Ладно.

Слокум слез и пошел обратно. Со всех сторон его окружали звуки ночного леса, высоко в горах резко, визгливо кричал ястреб. Из окон поезда доносились обрывки разговоров и громкий смех. Все как обычно, подумал он. Порядок в империи на колесах восстановлен. Не успел он об этом подумать, как собственной персоной появился император — Барлоу спускался по ступенькам вагона.

— Какого черта, куда ты идешь? Я что, не сказал Кассиди, что надо отправляться?

Слокум объяснил причину задержки. Даже при тусклом свете горящего сверху окна было видно, как омрачилось лицо Барлоу, в глазах его появилась тревога.

— Черт! Надо же такому случиться! — Он закричал, повернувшись к вагону: — Вонючка! Клемент! — Оба немедленно показались из окон. — Соберите ребят, займитесь делом — снимите рельс где-нибудь позади поезда — ярдах в тридцати позади нас.

— Зачем? — спросил Клемент, причем его уродливое лицо приобрело особенно тупое выражение.

— Потому что позади нас идет поезд с погоней, идиот!

— Собираешься угробить целый поезд народу? — поинтересовался Слокум.

Барлоу оскалился.

— Заткни свой паршивый рот и иди дальше за киркой! И давай побыстрее, если не хочешь неприятностей!

Слокум пошел дальше, но его привлек к себе взгляд Дэйзи Джан, высунувшейся из окна вагона, мимо которого он проходил. Под правым глазом у нее был синяк, а щека быстро распухала. Слокум развернулся и закричал на Барлоу:

— Ты, подонок, ты что, ее снова ударил?

— Ну-ну, шевелись!

Красное пятно, которое увидел Слокум, застлало ему глаза, как будто краска слетела с кисти. Он бросился к Барлоу и врезал тому по челюсти правой и левой, так что тот опрокинулся на стенку вагона. Быстро выпрямившись, Барлоу ответил по лицу Слокума кулаком величиной с кувалду.

У Слокума было чувство, что все части его лица неожиданно провалились прямо в мозг. Ощущение было как от точного удара молотком. Невзирая на это, удерживаясь на ногах, он продолжал справа и слева бить Барлоу по груди и животу. С тем же успехом можно было бы бить быка.

Неожиданно справа от Слокума кто-то резко закричал:

— Поезд идет!

Барлоу, который был уже готов добить Слокума правой, схватил! его обеими руками за воротник и швырнул на землю.

— Вставай и возвращайся на работу! Живо!

Он ударил его ногой, но промахнулся. Джон уже перевернулся на бок и с трудом встал на ноги. Когда Слокум возвращался в кабину, он слышал, как Барлоу раздавал указания позади него:

— Клемент, Вонючка, с рельсом ничего не выйдет! Возьмите лом и выкиньте этот шлак из топки. Поспешите!

К удивлению Слокума, они добежали до кабины одновременно с ним, бросились на несчастный кусок и в несколько секунд раздолбали его.

— Выкидывайте куски, быстро! — закричал Кассиди. Топка была расчищена, и огонь загорелся снова; его поддерживали дровами, оставшимися в перевернутом тендере, раскиданными поверх угольной кучи. Клемент и Вонючка ушли. Барлоу дошел до первого вагона и посмотрел в сторону тендера.

— Деннис, поехали!

— Езжай в свою задницу! Сначала должно подняться давление!

— Давайте побыстрее! Слокум, поворачивайся, швыряй дрова! Сердито взглянув на Джона, он повернулся и ушел обратно в вагон. Растопку уже удалось разжечь, и Слокум начал подкидывать дрова.

— Полегче, — предостерег его Кассиди, — а то затушишь огонь. — Он взглянул на Слокума и ухмыльнулся. — Какая муха тебя укусила? Зачем ты связался с Рэйли? От тебя же могли остаться одни щепки.

— Убью я этого сукина сына!

— Угу. Достаточно! Захлопни створку. — Кассиди посмотрел на лампочку на циферблате манометра, она постепенно накалялась. — Открой подвеску!

— Что?

— Ну, болт отверни верхнего подвеса. — Кассиди показал в нужное место. — Садись!

Слокум сел, продолжая бормотать:

— Если этот подонок ее еще раз ударит, я оторву ему яйца и засуну их ему в глотку!

— Нисколько не сомневаюсь!

На изгибе пути позади них появилась освещенная точка, луч скользил по пути и наконец захватил и их состав.

— Вот же они! — закричал Слокум. Они посмотрели на манометр, стрелка которого медленно двигалась вправо. — Ничего я не понимаю, Деннис. Какого черта они посылают за нами целый поезд охотников из-за одного паршивого паровозишки?

Кассиди преувеличенно спокойно посмотрел на него.

— Ты совсем не хочешь пошевелить мозгами, Джон. За все это мы должны поблагодарить нашего друга Клемента.

— То есть он… Кассиди кивнул.

— Точно. Пристрелил начальника станции и телеграфиста. Я в этом уверен. Теперь у нас за спиной две сотни разъяренных жителей городка. Пригнись, мы уже в пределах их досягаемости.

Совет был пророческим и своевременным. Слокум прикинул, что от паровоза приближающегося состава до конца их багажного вагона оставалось не больше двухсот ярдов. Началась стрельба, свинец свистел с обеих сторон и над головой, пули попали в ящик с песком, в гудок позади него, в обшивку кожуха и в фару.

— Из винчестеров палят, а не из шестизарядных! — чертыхнулся Слокум.

Кассиди дотянулся до рукоятки гудка.

— Немного накидаем песка, чтобы колеса лучше схватили. Слокум раскидал песок, Кассиди открыл задвижку, ведущие колеса завращались, завыли и «схватили» дорогу, поезд начал двигаться по закруглению, ведущему на подъем.

— У них хороший запас скорости, — мрачно сказал Кассиди. — Они могут за два рывка догнать нас. Мы не можем быстро вскочить на этот подъем. Тянет все слабее и слабее.

— Пар на ста сорока.

— Выгляни, посмотри, как там тормозные кондукторы. Слокум привстал на своем сиденье и, подскакивая, как кукла на резиновых ногах, несколько раз выглянул назад. Оба тормозных кондуктора распластались на животах, держась руками за колеса, и, скорее всего, проклинали тот день, когда сбежали из Дирлоджа, и просили у всевышнего защиты от непрерывного ружейного огня. Фара догонявшего их поезда светила настолько ярко, что Слокум поморщился, он не мог ничего и никого разглядеть. Непрекращающийся, сплошной обстрел сзади подтверждал наличие целой армии снайперов, надеявшихся на скорое отмщение и ослепленных яростью.

Спустившись, Слокум повернулся, двинулся к створке топки, но сделал при этом неосторожное движение, слегка высунув руку из кабины наружу. Пуля попала в руку чуть пониже кисти, зацепила локтевую артерию и выпустила маленький фонтанчик крови.

— Влипли! — прорычал Кассиди.

Слокум схватился за руку, кровь просачивалась сквозь пальцы. Стянув с шеи платок, он затянул его на руке зубами и другой рукой.

— Сукин сын!

— Вернись в вагон и попроси сделать нормальную перевязку!

— Вот черт! Платок слишком слабо затянут. Помоги, перевяжи мне руку!

— Чем я буду завязывать? У меня нет лишней руки. Давай лезь назад. Только по ступенькам, а не через угольную кучу. Первого же, кого удивишь, пришлешь ко мне на топку.

— Деннис…

— Ну давай же, шевелись, черт возьми! Если встретишь Клемента, передай ему привет от меня — дай хорошего пинка в задницу!

20

Пуля скользнула по руке Слокума, не задев кость, так что рана была не опасной. Дэйзи Джан промыла рану и перевязала руку, попеременно сочувствуя ему и отчитывая за безрассудство. Они сидели в багажном вагоне, фара преследовавшего их состава была в каких-нибудь пяти футах, но больше не светила — единственный выстрел Мэлрея разбил ее вдребезги. Стрельба продолжалась, защищавшиеся палили теми немногими патронами, которые остались после стычки с шушунами.

Несмотря на все свои усилия, Кассиди не мог уйти от погони. Оба поезда катились друг за другом, как будто второй следовал за первым на невидимой сцепке.

Проверив, как ему замотали руку, Слокум начал благодарить Дэйзи, при этом он заметил, что на месте удара Барлоу у нее появился синяк.

— Ты им, что ли, ручкой помахал? — спросила она без тени улыбки.

— Ага. Как получилось, что Барлоу тебя снова ударил?

— А я подлила масла в огонь. Не люблю, когда такие скоты зовут меня дерьмом. Чья бы корова мычала. Я, так сказать, перешла на личности.

— Что?

Она осторожно дотронулась до глаза, сморщилась и слегка улыбнулась.

— Не помню точно, что я ему сказала, что-то насчет того, что его матушка занялась нашей профессией задолго до того, как я вступила на тот же тернистый путь.

— Да уж, перешла на личности! — Он встал с ящика, на котором сидел, придерживая поврежденную руку. — Как будто лошадь оттоптала.

— Ничего, жить будешь.

— Будем надеяться, что оба выживем. Мы же уже почти ушли.

— И я все испортила.

— Да хватит об этом!

— Думаю, твой друг И. В. мне этого не простит. Дверь открылась. Мэлрей и четверо мужчин прошли мимо них, не обратив на Слокума и на Дэйзи никакого внимания, протиснулись между лошадей и вышли к хвостовой двери.

— Мы отсюда ни в кого не сможем попасть, — сказал бородатый мужик с оплывшим глазом — тот, который украл часы в Сэкет-Спрингз. — Они слишком близко.

— Да мы и не должны стрелять! — выпалил другой. Мэлрей кивнул.

— Рэйли хочет, чтобы у них паровоз сошел с рельсов. Мы сейчас въехали в горы. Он считает, что можно сбросить что-нибудь на пути и свалить их паровоз в канаву.

Джон и Дэйзи подошли к ним.

— И что ты думаешь сбросить на рельсы? — обратился Слокум к Мэлрею.

Молодой человек прошелся по вагону, задумчиво потирая подбородок.

— Нам бы сейчас немножко динамиту из тех запасов, что были в Орегоне.

Один из его приятелей, лохматый мужчина крепкого телосложения с покатыми, как крыша дома, плечами, направился к груде инструментов, конфискованных в Сэкет-Спрингз, — топоров, лопат, ломов.

— А что, если сбросить один из этих ломов? — спросил он. — В каждом из них фунтов по двадцать.

— Думаешь, сгодится? — спросил Мэлрей. «Один глухонемой слепец в поводырях у таких же», — подумал Слокум, скрывая улыбку.

— Давайте попробуем, — предложил тот, кто украл часы. Он поднял лом и направился к открытой задней двери. Взяв лом наперевес, осторожно высунул его из вагона и отпустил. Лом ударился о скотосбрасыватель и отскочил в сторону, не причинив никому вреда. При этом он одним концом зацепился за буфер вагона и самортизировал назад. Все стоящие в вагоне пригнулись в ожидании, что он отскочит в дверь, но лом изменил направление и скрылся из виду.

— Так не выйдет, — горестно изрек Мэлрей. Слокум вновь загородился рукой, скрывая улыбку. Дэйзи Джан повела себя менее дипломатично и расхохоталась во все горло.

— Из всех идиотов…

— Что ты предлагаешь? — накинулся на нее Мэлрей.

— Да что угодно, только не это. Кто же пытается остановить поезд с помощью лома? Надо бросать все, что попадет под руку, — инструменты, мешки с почтой, железки. Что-нибудь наверняка забьется под скотосбрасыватель и попадет под колеса.

Слокум нахмурился, но промолчал. Он был удивлен поведением Дэйзи. Ему казалось, что после того, как Барлоу с ней так обошелся, она сделает все возможное, чтобы усложнить ему жизнь, и уж во всяком случае не будет помогать ему выпутываться из трудных положений.

Но с другой стороны, проблемы Барлоу касались и ее, и Слокума, и всех остальных пассажиров этого поезда. По крайней мере, надо было постараться избавиться от преследования.

— Это тоже не подойдет, — отозвался Мэлрей. — Слишком много возни. Я думаю, будет лучше, если ты присоединишься к остальным девушкам.

— Ты спроси, есть ли у нее такое желание, — вступился Слокум. В вагон вошел Клемент. При одном взгляде на него у Слокума появилось невообразимое желание зажать нос и пулей вылететь из вагона. Но он подавил в себе это чувство: у этого сукина сына здесь слишком много приятелей.

— Тебя зовет Рэйли. Он в головном вагоне.

— Я пойду с тобой, — сказала Дэйзи Джан. Она повернулась, чтобы следовать за Слокумом, но Клемент удержал ее за руку.

— Останься, составь мне компанию.

— Убери руки, пока не оборвали! — процедила Дэйзи сквозь зубы. Клемент деланно рассмеялся, но отпустил, и она пошла вслед за Слокумом.

21

Они прошли через весь поезд, временами натыкаясь на стрелков, палящих из окон по преследующему их составу. Слокум покачал головой: это было похоже на стрельбу с завязанными глазами. В вагоне, где стояли лошади, не было никаких следов И. В. и других «конюхов». Пользуясь этим обстоятельством, лошади сыпали помет с такой скоростью, что можно было подумать, будто они устроили соревнование. Слокум и девушка осторожно протиснулись между ними, тщательно выбирая, куда ступить.

Слокум внезапно остановился и повернулся лицом к Дэйзи Джан.

— Зачем ты влезла в этот разговор?

— Ты насчет того, что я им посоветовала выбрасывать на рельсы все что попало?

— Да. Какого черта ты делаешь этим мерзавцам одолжение? Дэйзи уперла кулачки в бока и приблизила свое лицо к самому носу Слокума.

— Если я и делаю кому-то одолжения, мистер, то это только во имя нашего же собственного блага. Что плохого в том, что я пытаюсь поддерживать с ними хорошие отношения?

— С кем — с Барлоу?

— Он босс, разве не так?

— Ты уже наладила с ним вполне дружеские отношения, назвав его мать шлюхой.

— Я не сдержалась. — Дэйзи потрогала щеку.

— Послушай, у тебя половина лица красная. Скоро она станет темно-синего оттенка. Через час ты будешь законченной красавицей. Тебе очень больно?

— Не больше, чем когда ты пытаешься остановить головой падающее дерево.

Слокум повернулся и пошел дальше, чувствуя, как в горле закипает отчаяние. Проклятый поезд, проклятый Барлоу, проклятый Клемент, Вонючка, жирная О'Лири и ее проститутки. Прочистив горло, он плюнул в окно.

— Свинья.

— Заткнись.

Болело лицо, болела голова. Он как собачка, которой отдают приказы, которую бьют, над которой смеются, — дерьмо и еще раз дерьмо.

Они вошли в головной вагон. Барлоу восседал на своем троне и, зажав в руке гармошку, наигрывал мелодию «Старый корабль из Зиона», безбожно ее перевирая. Рядом с ним, качая головой в такт музыке, едва помещалась в кресле Элоиза; черные глаза ее на белой маске лица, покрытого толстым слоем пудры, походили на дырки от пуль. Рядом с ней расположились остальные девушки, включая Мэри Мэй Белл и Дженнифер, которые пили и хохотали как одержимые, невзирая на пальбу. Казалось, никто в вагоне и не подозревал, что за ними гонятся, что они находятся на положении кроликов, которых травят гончими, что их преследователи лучше вооружены и в течение некоторого времени могут стереть их с лица земли.

«Это сумасшедший дом на колесах», — подумал Слокум, направляясь к Барлоу.

— Привет, Джон.

— Ты хотел меня видеть?

— Как твоя рука?

— Лучше, чем грудь у Ханикатта и лицо у мальчика.

— Боже мой! Зачем ты так говоришь? Это был несчастный случай. Не надо принимать все так близко к сердцу. Мистер, ты не единственный, кто пострадал. Я тоже потерял нескольких друзей.

— Ну конечно. — Слокум указал в сторону паровоза. — У Кассиди ничего не выходит?

— О чем ты?

— Он не может оторваться от преследователей.

— Не беспокойся. Как только мы выйдем на ровную местность, он стряхнет их с нашего хвоста, как лиса ленивую гончую.

— Что тебе от меня нужно?

— Слушай, Джон. — Барлоу вытер гармошку и спрятал ее в нагрудный карман. Затем указал рукой на потолок. — Одного из ребят там, наверху, пристрелили, другой ранен и лежит без сознания. Твой друг И. В. вызвался залезть наверх и занять его место. — Барлоу поднял глаза к потолку. — Он, наверное, уже у цели.

— Можешь не продолжать, — угрюмо отозвался Слокум.

— О чем ты, Джон?

— Я не полезу наверх. Я не тормозной кондуктор, никогда им не был и не желаю становиться. Я думаю, ты сам можешь подтвердить, что у меня это просто не получается.

— Верно, но у нас не слишком богатый выбор. Мы начинаем ощущать некоторый недостаток в рабочей силе — Подавшись вперед, Барлоу перегнулся через Элоизу и бросил быстрый взгляд в окно. — Через три-четыре минуты мы перевалим через хребет и начнем спуск. Тогда нам понадобится пара крепких рук на тормозном колесе.

— Можешь на меня не рассчитывать, Барлоу. Найди себе других подручных для своих грязных делишек.

Рука Барлоу медленно потянулась к поясу и извлекла на свет кольт-45.

— Не надо волноваться, ведь ты у нас в руках.

Все засмеялись, только Дэйзи Джан схватила Слокума за руку, словно стараясь защитить его от Барлоу. Слокум медленно покачал головой. Облизав губы, он твердо посмотрел в глаза гиганту.

— Я сказал — не полезу! Можешь стрелять, если хочешь.

Все в вагоне ахнули. Медленно, как рябь от брошенного в воду камня, на лицо Барлоу набежала улыбка.

Он прицелился и выстрелил.

Грохот от выстрела прозвучал как пушечный залп. Элоиза и остальные шесть девушек подняли визг. Пуля прошла между рукой и телом Слокума, разорвав рукав рубашки. Его сердце упало. Стараясь держаться как можно тверже, Слокум сделал шаг вперед.

— Ты, мерзкая горилла…

— Тише, Джон, здесь дамы. И потом, у меня осталось еще пять зарядов.

— Хорошо, я скажу тебе кое-что.

— Я весь внимание.

— Я полезу наверх.

— Прекрасно!

— Если ты полезешь со мной.

Ни один мускул не дрогнул на лице Барлоу. Не спеша он перевел револьвер на девушку и ткнул ей дулом в живот.

— Или ты полезешь наверх, ковбой, или наверх вознесется она. Считаю до пяти.

22

Это была идиотская мысль — поставить на тормозное колесо двух человек, у одного из которых была больная спина, а у другого полторы руки. Карабкаясь на крышу, Слокум старался держаться как можно ближе к поверхности вагона, ужом пробираясь к тормозному колесу. Леденящая душу мысль о том, что через несколько секунд ему придется из последних сил удерживать состав, несущийся под уклон, не покидала его ни на миг. От напряжения наверняка откроется его рана, и он истечет кровью прежде, чем они доберутся донизу.

Он добрался до тормозного колеса и вцепился в него. Над головой пел свинец. В конце состава на крыше почтового вагона черной массой выделялся какой-то предмет. И. В. Он лежал, свернувшись калачиком, стараясь сделаться как можно меньше, насколько позволял ему живот. Ему повезло, подумал Слокум. Паровоз преследователей был так близко к багажному вагону, что его труба, находившаяся всего в нескольких футах от И. В., служила последнему надежным прикрытием. С того места, откуда велся огонь по их составу — из окон по бокам поезда, — стрелявшие не могли видеть И. В. до тех пор, пока Кассиди не оторвется от них на некоторое расстояние.

Перебирая в памяти прошлые заварухи, Слокум не мог припомнить, чтобы он когда-либо попадал в такое идиотское положение. Это было все равно, что в субботний вечер на ярмарке зайти не в ту дверь тира и обнаружить, что в тебя целится добрая половина стрелков со всей округи. Запасы свинца у преследователей, казалось, были неистощимы. Два вагона с людьми и три с оружием, с горечью подумал Слокум.

Кассиди приближался к вершине горы. В любой момент он мог дать свисток, возвещающий о начале спуска и необходимости начать торможение. Внезапно Слокума осенила мысль. Если лечь на спину параллельно ходу поезда, то можно держаться руками за края вагона во время поворотов, а ногами удерживать тормозной круг.

Он лег и только тут обнаружил, что вся крыша вагона залита кровью его предшественника. Было похоже, что из него вытекло не меньше галлона крови, прежде чем этот несчастный отдал богу душу.

Из-за голубоватого облака выглянул ущербный месяц, бросив сероватый свет на шумную панораму этого странного сражения. Мэлрей с приятелями в хвостовом вагоне, надежно укрытые от пуль корпусом преследующего их паровоза, следуя совету Дэйзи Джан, выбрасывали на рельсы все, что не было закреплено, стараясь освободиться от преследователей.

Идиоты, подумал Слокум, наблюдая, как отлетают от скотосбрасывателя мешки с почтой, глухо звякают о рельсы железки, не причиняя ни малейшего вреда вражескому составу. Если бы они подождали, пока Кассиди немного оторвется от преследования, то можно было бы сбросить что-нибудь на рельсы и опрокинуть второй паровоз. Но этим остолопам до этого не додуматься.

Ночную тишину прорезал тонкий свисток, ветер разнес его вдоль состава. Слокум напряг мускулы ног и крепче вцепился руками в крышу вагона. Обе его ноги были продеты в тормозной круг. Слокум сжался, чувствуя, как растет напряжение, поднимаясь по ногам и животу и охватывая все тело.

Поза была очень неудобная. В таком положении можно было легко удержаться ногами здоровенному мужчине, но давление, которое Слокум мог оказывать на рычаг, было почти незаметным по сравнению с тем, какое он оказывал руками.

Его идея не сработала. В этот момент паровоз вместе с тендером уже перевалил через вершину и начал спуск, увлекая за собой цепочку вагонов в первый головокружительный поворот. Второй поезд следовал за ним, как приклеенный. Слокум с трудом перевернулся, пытаясь схватиться рукой за рукоятку тормоза. Над головой снова засвистели пули. Приподнявшись на локте, он все же дотянулся до тормоза и вцепился в него мертвой хваткой.

Падение в ад, сердце, застрявшее где-то в горле при виде извилистой дороги, лежавшей далеко внизу, состав, отрывающийся от рельсов на повороте и по какому-то волшебству снова возвращающийся на них, — все это промелькнуло в сознании Слокума, подобно серии разноцветных картинок.

И еще эта чертова луна, освещающая жуткую картину бледным мертвенным светом. Он посмотрел в конец состава. И. В., как жаба, распластался на тормозном колесе. Слокум решил последовать его примеру: поезд быстро набирал скорость, несясь навстречу верной гибели.

Кассиди снова дал гудок. Ветер подхватил дым, разнося его вдоль состава, раздувая сноп искр, похожих на рой рассерженных пчел.

«Сукин сын! Господи! Проклятье! Проклятье! Деннис, ради бога!»

Продолжая ругаться, Слокум нагнулся над колесом, зажатым между его локтей, навалился на него всем телом, закручивая его все туже, туже, моля бога, чтобы не открылась рана.

Они на скорости вошли в первый поворот, колеса завизжали, как простые смертные под пыткой. Вниз, вниз, вниз и в сторону, отрываясь одной половиной колес от земли под углом, сгоняя краску с посиневшего лица Слокума и возвращаясь на рельсы, вписываясь в новый вираж.

Слокум стиснул зубы, чтобы унять дрожь, и из последних сил сдавил колесо. Туже, туже. Только бы удержать, только бы удержать, снизить скорость перед поворотом, не проскочить мимо.

Возможно, что вертикальный шток, ведущий к колесу, отскочил, потому что все усилия Слокума замедлить движение не имели никакого эффекта. Как бы то ни было, но они вошли во второй поворот еще на большей скорости, чем в первый. Если, подумал Слокум, третий будет еще круче, а четвертый…

Что за чушь? Если скорость увеличится, им никогда не добраться до четвертого поворота.

Кассиди теперь не отпускал свисток, и тонкий звук сирены проносился над составом, отражаясь от окрестных скал и наполняя уши Слокума болезненным гулом.

Они приближались к третьему повороту. Слокум не выдержал и закрыл глаза. Отвернувшись от него, он взглянул назад в сторону И. В. Стрельба прекратилась: нападающие предпочли приналечь на тормоза и выровнять состав вместо того, чтобы, пользуясь поворотами, обстрелять вагоны с боков.

Выйдя из третьего поворота, поезд начал стремительно набирать скорость, увеличивая расстояние между двумя составами.

Теперь дело было за Мэлреем и его помощниками. В ярком свете луны Слокум видел, как под колеса преследующего их поезда посыпались пустые мешки из-под почты-шесть, семь, восемь. Они почти закрыли рельсы.

Паровоз преследователей легко смел пару мешков в сторону, но следующий мешок угодил ему прямо под колеса и запутался в ходовой части машины. Новые мешки продолжали падать на пути. Внезапно паровоз накренился, как будто схваченный огромной невидимой рукой. Цепная реакция была необратима, и вслед за тендером под гору посыпались вагоны с грэнджерской милицией. Он падал вниз, игрушечный поезд, похожий на расстегнутый браслет, переворачиваясь в воздухе и ударяясь о скалы.

У Слокума перехватило дыхание при виде людей, выпадающих из разбитых вагонов, темной цепочки рук и ног, мелькающих в воздухе, сопровождающих поезд до самой земли.

23

Через два дня они прибыли в Огден, где перешли на линию «Денвер» и «Рио-Гранде», держа курс на юго-восток в Пуэбло, Колорадо. Миновав Сан-Рафаэл, они пересекли реки Грин и Колорадо на границе штата, перевалили через горы Сотус-Рэндж, недалеко от пика Пайка, и на следующее утро их глазам представилась необъятная ширь Великих равнин во всем своем золотом осеннем великолепии. По сторонам дороги виднелись стада бизонов, попадались одинокие фермы с силосными башнями и ветряными мельницами.

Слокум и И. В. — став за одну ночь лучшими тормозными кондукторами Рэйли Барлоу — обрадовались перемене местности. К их удивлению, гигант ни словом не обмолвился о мифической серебряной клипсе с нарисованным на ней местом, где зарыт клад Уэлса Фарго, которую негодяй Форд Сирлз спрятал где-то в поезде. В вагоне для лошадей, куда их временно вернули очищать пол от растущего количества пахучих конских яблок, И. В. и Слокум продолжали строить планы побега через горы, но так и не смогли выработать совместного плана действий.

— На этот раз обойдемся без баб, что бы мы ни задумали, — произнес И. В., отодвигая в сторону лошадиный круп, с тем чтобы подобрать продукт его жизнедеятельности и выбросить из вагона.

— Я тебе в сотый раз объясняю, что я ее не просил! — раздраженно ответил Слокум. — Это была ее идея. И двух остальных.

— Ну конечно.

— Ты мнительный дурак, И. В. Тебе об этом говорили?

— Осторожность подобна шкуре буйвола в снежную бурю.

— О, господи, началось!

— Чем ты осторожнее, тем безопаснее для твоей задницы.

— Заткнись и работай! И. В. на мгновение замолк и облокотился о ручку метлы.

— Кстати о работе. Интересно, куда девался наш старый добрый друг Клемент? Мне казалось, что он здесь работает в качестве бессменного добровольца.

— Наверное, он в конуре у Барлоу — отдувается за убийство начальника станции и телеграфиста там, в Грэнджере. И за то, что навел на наш след грэнджерскую милицию.

— Да, парень, это было зрелище. Целый поезд живых, здоровых людей, падающий в ущелье, разлетающийся на части, как дешевое стеклянное ожерелье. Даже шум паровоза не смог заглушить их крики. Это злой рок. Господи, какой конец!

— Я могу поклясться, что эта банда погубила больше невинных людей, включая индейцев, за время своего побега из Дирлоджа, чем Боб Ли перебил «голубых мундиров» в Холодной гавани.

— Аминь, — произнес И. В. и снова принялся за уборку.

— Черт бы побрал этого проклятого Форда Сирлза и его пояс с деньгами.

— Об этом надо было думать раньше, там, в Ашланде.

— Тебе тоже.

— Дерьмо! Это была твоя идея — гоняться за этим проклятым поездом.

— Но ты за нее быстро ухватился.

— Я был в меньшинстве.

— Я не помню, чтобы мы голосовали, мистер Болтун! Разъяренные, они стояли лицом друг к другу, тяжело дыша и сверкая глазами. Они уже были готовы бросить метлы и сцепиться, когда в вагон вошел Клемент. У него было какое-то странное выражение лица, глаза затуманены, рот полуоткрыт, как будто он что-то хотел сказать, но никак не мог вспомнить, что именно. Ноги у него подгибались, а руки были прижаты к груди, словно он что-то прятал. Из-под пальцев сочилась кровь.

— А-а… А-а…

Ноги у него подкосились, и он упал лицом в свежую навозную кучу на полу. Носком ботинка И. В. перевернул его на спину.

— Мертвее он уже не станет, — спокойно заметил он.

— По крайней мере сегодня, — в тон ему отозвался Слокум. — Как ты думаешь, чья это работа?

— Тебе не кажется, что мистер Барлоу завел себе конуру, в которой опасно долго находиться?

— Аминь.

24

Весь путь по восточной части Колорадо они проделали без приключений, останавливаясь только у стрелок и семафоров. Высокая трава стелилась повсюду, сколько хватало глаз, и, казалось, уходила на край земли — нежный золотистый покров, ласкаемый легким ветерком.

Слокума освободили от работы в «конюшне» и на тормозах и направили обратно на паровоз. Лицо его выглядело лучше, опухоль вокруг носа начала спадать. Рука тоже заживала, рана зарубцевалась, а в мышцах появилась гибкость и упругость.

Приятно было вновь повидать и Кассиди. Все это время они мчались без передышки, останавливаясь лишь затем, чтобы запастись водой и топливом и привести в порядок двигатель. Первый вагон превратился в дровяной склад, загружать который выпало на долю И. В. От тяжелой работы у того опять заболела спина.

— Как худой зуб, черт бы ее побрал!

На одной из остановок, неподалеку от Факторвиля, Кассиди послал Слокума достать немного масла, и тот наткнулся на сломанную рессору. Кассиди вылез из кабины и осмотрел ее.

— Она нам сгодится?

— Да, черт побери.

День уходил, ему на смену приходил мягкий, прохладный сумрак, плавно переходящий в ночь, а поезд продолжал мчаться вперед в направлении Пуэбло.

— Кто сообщил Барлоу о том, что Клемент застрелил тех двоих в Грэнджере? — неожиданно спросил Слокум.

— Во всяком случае, не я, — мрачно отозвался Кассиди. — У меня своих дел хватает.

— Значит, это сделал Мэлрей. Мы с И. В. не проронили ни звука. Барлоу пристрелил его не раздумывая?

— Кто тебе это сказал?

— Мы с И. В. думали, что…

— Вы ошиблись.

Возникла длинная неловкая пауза. Это было непохоже на Кассиди, и Слокум заметил это. Кассиди явно хотелось оставить этот разговор, но Слокум не дал ему такой возможности.

— Так кто же его застрелил?

— Спроси Рэйли.

— Я спрашиваю тебя.

— Чертовски неприятная история. Его застрелил Лейф.

— Его брат? — Слокум замер от удивления. — Он застрелил родного брата?

Кассиди утвердительно кивнул головой.

— В перестрелке Лейфу отстрелили пол-уха и чуть не угробили благодаря Клементу. Ты не знаешь Лейфа, у него характер гремучей змеи со скорпионом на шее.

— Как это произошло?

— Рэйли говорит, что, когда Лейф узнал, что вся заваруха произошла по вине Клемента, поднявшего на ноги половину Грэнджера, он возжаждал его крови. Ребята схватили его и оттащили в сторону. Тогда Лейф выхватил револьвер и выстрелил в Клемента. Клемент не заметил, что рана серьезна, и вышел из вагона.

— И прошел половину поезда до вагона с лошадьми.

— Лейф теперь раскаивается. Говорит, что немного поторопился.

— Я думаю!

Поезд мчался вперед, пронизывая ночь. За окнами пел ветер, разматывая ленту дыма вдоль всего состава, напомнившую Слокуму дамскую горжетку. Кассиди дал гудок, густой звук растворился в спящей золотистой равнине.

— Не нашли свою клипсу? — спросил он неожиданно.

— Ищем.

Кассиди рассмеялся и вдруг стал серьезным.

— Рэйли считает, что вы морочите ему голову.

— Мне трижды плевать на то, что он считает.

— Тебя не удивило, что в самый жаркий момент он послал на крышу тебя и И. В.?

Об этом Слокум не задумывался. Все произошло так быстро, что у него просто не было на это времени. Но сейчас, заново осмысливая, что произошло, он был вынужден признаться, что Кассиди прав. Посылая их наверх, Барлоу преследовал одну цель: дать возможность грэнджерской милиции выполнить за него грязную работу. Судя по тому разговору, который состоялся между ним и Слокумом после их неудачной попытки бегства, Барлоу вполне мог так поступить. Если он не попался на ту приманку, которую они ему бросили в виде дурацкой истории с кладом, а судя по всему, так оно и было, то лучшим способом избавиться от двух посторонних свидетелей было послать их под пули на верную смерть.

Кассиди подмигнул Слокуму и засветился улыбкой.

— Но вчера я сказал ему, что вы говорите святую правду.

— Что-что?

— Насчет клипсы.

— Значит, ты все-таки поверил?

— Ни единому слову. Я знаю, что все это вранье чистейшей воды. Но пока у Барлоу остается хоть тень сомнения, он вас не тронет и пальцем. Разве я не прав?

Слокум не знал, что и думать. Признать, что Кассиди прав и что вся эта история с серебряной клипсой не стоит и выеденного яйца, вряд ли было бы разумным. Но с другой стороны, этот большой, добродушный ирландец помог им, рискуя своей шеей.

— Почему ты решил помочь нам?

— Вы мне нравитесь. Сейчас вы нуждаетесь в любой помощи, которую только сможете найти на этом поезде, разве не так?

— Это уж точно.

— Значит, никакой клипсы нет и не было?

— Разве я это говорил?

— Твои глаза выдают тебя. — Кассиди рассмеялся. — Как бы то ни было, пока у Рэйли есть еще сомнения на этот счет, не удивляйтесь, если он снова вернется к этой истории.

— Да-да. Спасибо, Деннис.

— Не стоит.

— Я… — Слокум внезапно замолк. Кассиди оторвался от манометра.

— Что случилось?

Слокум показал рукой вперед.

— Пожар в прерии. Большой и становится еще больше. Его гонит прямо на дорогу.

Кассиди выглянул в окно и выругался.

— Превосходно! Ветер гонит его прямо на юг. Нам придется попробовать проскочить сквозь него.

— Ты шутишь?

— Какие тут шутки. — Кассиди ослабил дроссель, и поезд рванулся вперед, как будто его подстегнули.

— Деннис…

— Если огонь достигнет путей раньше, то можно считать наше путешествие оконченным. Он сожрет шпалы как бумагу. А пепел не вполне надежная опора для рельсов. Ехать по незакрепленным рельсам — чистое безумие.

— А ехать по горящей прерии не самоубийство? Господи, Деннис, этот пожар шириной с милю. И мчится со скоростью хорошего мустанга.

— Может, и быстрее.

— Если ты попробуешь проскочить, нас наверняка настигнет на самой середине. И мы зажаримся, как бобы в банке.

— Замолчи и не мешай.

— Эй, Деннис!

Слокум и Кассиди обернулись по направлению к тендеру. В дверь заглядывало встревоженное лицо Барлоу. Около него толпились мужчины и женщины.

— Сбрасывай скорость! — рявкнул Барлоу. — Останавливай!

— Объясни ему, — громко прокричал на ухо Слокуму Кассиди, — что я занят!

Слокум пожал плечами и, взобравшись на тендер, направился к Барлоу передать слова Денниса.

— Он рехнулся! — прорычал Барлоу.

— Он знает, что делает.

— Отойди! Дай мне пройти.

— Я говорю тебе…

— Вы говорите чушь, мистер. Убирайся с дороги, пока цел!

— Пожалуйста.

Слокум поменялся местами с Барлоу и проводил его взглядом до будки паровоза. Барлоу принялся что-то кричать в спину Кассиди, но тот даже не повернулся. Его правая рука сжимала ручку дросселя, а левой он вытирал цветным носовым платком пот с лица. Барлоу он игнорировал.

Слокум прикинул: огонь был всего в миле от железнодорожного полотна. Ветер уже сделался горячим, а равнина вокруг выглядела так, как будто все огненное содержимое земли вылилось на поверхность и теперь растекалось по золотистому ковру прерий. Слокуму на миг предстала картина, как огонь распространяется во все четыре стороны, охватывая равнину, страну, весь мир. Воздух становился все горячее и горячее. Казалось, еще немного, и он тоже вспыхнет алым пламенем, пожирая беспомощный поезд и его пассажиров.

— Всем вернуться в вагоны! — прокричал Слокум. — Закройте все окна и двери!

— Ты что, псих? Хочешь изжарить нас заживо? — прокричал ему в ответ Вонючка.

— Если пустишь огонь внутрь, то сгоришь быстрее, идиот!

— Почему он не останавливается? — раздался голос Дэйзи Джан. — Он нас всех погубит!

Очевидно, Барлоу придерживался той же точки зрения. Слокум увидел, как Барлоу нагнулся, схватил Кассиди за руку и попытался оторвать его от ручки дросселя. Кассиди отпустил ручку и вдруг резко стукнул Барлоу в грудь, заставив его отлететь назад и врезаться в поленницу дров.

Теперь огонь был всего в трехстах ярдах от дороги. Сплошная стена огня около тридцати футов вышиной подобралась к железнодорожной насыпи, первые языки пламени уже лизали шпалы, грозя в любую минуту перекинуться на другую сторону и захватить пути целиком.

Железнодорожное полотно пока еще выдерживало натиск пожара. Но только пока. Огонь был похож на живое существо без глаз, рук и ног, с огромным, в милю шириной, ртом, жадно поглощающим все, что попадается на его пути. Его ненасытный аппетит гнал его в погоню за паровозом, и только у полотна он задержался, как бы раздумывая.

Жара становилась невыносимой, воздух был наполнен миллионами искр.

— В вагон! — прохрипел Слокум, заталкивая Вонючку внутрь и захлопывая дверь перед его носом.

Затем он бросился к паровозу, прикрывая лицо рукой от летящих искр. Бросив взгляд вперед, он успел заметить, что Барлоу снова поднимается, цепляясь за поленницу, и направляется к Кассиди. Подойдя сзади, Барлоу схватил Кассиди и оттащил в сторону, изрыгая потоки бранных слов.

Ворвавшись в кабину, Слокум обеими руками изо всех сил ударил Барлоу сзади по шее. Гигант выпустил Кассиди, рухнул на колени, глядя на Слокума с ненавистью и удивлением. Затем его глаза помутнели, и он рухнул на пол кабины между Слокумом и Кассиди.

— Какого черта ты вмешался? — прокричал Кассиди, стараясь заглушить шум двигателя.

— Ради тебя, сукина сына!

— Если мы прорвемся, Барлоу тебя за это по головке не погладит!

— А если нет, какая тогда, к черту, разница? Кассиди прикрыл лицо платком.

— Господи, глаза жжет!

— Мне тоже! — отозвался Слокум, сильно зажмурившись и закрыв глаза ладонью.

Они въехали в полосу огня. В кабине было жарко, как в топке. Слокум не осмеливался приоткрыть глаза, продолжая прикрывать их рукой. Он пригнулся, стараясь избежать раскаленного потока воздуха, врывавшегося в окно. Огонь, наверное, уже охватил пути. Последний раз, когда Слокум глядел в окно, он был слишком близко к насыпи.

С каждым глотком воздуха ему казалось, что он вдыхает раскаленный огонь, обжигающий чувствительную кожу губ и горла, посылающий потоки мучительной боли в легкие. Он лег на пол и начал считать секунды.

Ему казалось, что он сгорает заживо, его шея, лицо, незащищенная часть рук плавятся вокруг костей. Его тело под одеждой тоже начало таять. Он представил себе, как его плоть стекает по рукам и ногам, тает подобно восковой свечке, обнажая бесчисленные кровеносные сосуды.

Кровь. Он чувствовал, как она кипит внутри него, клокочет по венам и артериям, разносится по раскаленным легким, сердцу, печени.

Он задержал дыхание и чуть не задохнулся от боли. Ему казалось, то он умирает, клеточка за клеточкой, дюйм за дюймом.

— Проскочили! Мы проскочили! — раздался радостный крик Кассиди. — Джон, мы все-таки проскочили!

Медленно, еще не до конца сознавая смысл сказанного, Слокум оторвал руки от лица и заставил себя открыть глаза. За окнами была чудесная ночь, веяло прохладой. Оглянувшись назад, Слокум увидел, что огонь уже перевалил через насыпь и ветер гнал его дальше в прерию. Крыши вагона слегка дымились, но огня видно не было.

Барлоу пришел в себя и, цепляясь за створки окна, поднялся на ноги.

— М-м-м-м…

— Не трогай ничего, скотина!

Барлоу оторвался от окна, сел на пол и неуверенно потрогал затылок, куда пришелся удар Слокума. Затем он перевел взгляд на самого виновника.

— Ты меня ударил!

— Он спас нам жизнь! — резко оборвал его Кассиди. Он ослабил дроссель, и паровоз заметно сбавил ход. — Если бы ты оторвал меня от рычага, мы бы наверняка изжарились. Не лезь к парню, лучше поблагодари его!

Барлоу с трудом вникал в то, что говорил Кассиди. Долгое время он сидел молча, тупо уставясь в пол, время от времени потряхивая головой. Наконец, ткнул указательным пальцем в лицо Слокуму.

— Все равно, если ты еще раз попробуешь это сделать… Ты меня понял?

25

Все участники крещения огнем не пострадали, за исключением покрасневших физиономий и дрожи от пережитого страха. Убедив Слокума в необходимости расслабиться, Дэйзи Джан взяла его за руку и отвела в свою постель в одном из передних вагонов.

Когда ковбой вовсю наслаждался ласками девушки, занавеска раздвинулась и в проеме появилась сияющая физиономия Барлоу. . — Мне надо поговорить с тобой, Джон.

— Господи, ты что, не можешь подождать несколько минут? — раздраженно воскликнул Слокум.

— Я хочу, чтобы вы с И. В. занялись делом. Начали искать эту клипсу по-настоящему. Так, чтобы найти.

— Ладно, ладно. О, господи! Неужели человек не имеет права на несколько минут отдыха?

— Я имею в виду не через два часа, а сию же минуту, понял?

— Да-а, да-а.

— Я пришлю его сюда. Можете начать с почтового вагона. Я хочу, чтобы вы осмотрели каждый дюйм, включая потолок, понял?

— Ясно, ага.

— Можете копаться в каждом вагоне хоть два дня, но чтобы клипса была найдена.

— Святой Иисусе, быстрее!.. Да… клипса, конечно…

— И сделать это надо еще до Альбукерке.

Барлоу задвинул занавески, восстанавливая их уединение. Слокум, обессиленный, откинулся назад.

И. В. присоединился к нему в почтовом вагоне пять минут спустя. Охранник сидел на стуле и, подобно сторожевому псу, не спускал с них глаз. Наверное, усмехнулся про себя Слокум, их общество напомнило ему ту шишку на голове, которую он заработал во время их неудачного побега в Уосетские горы. Однако охранник не проявлял желания разговаривать, а предпочел потягивать виски из граненой бутылки «Олд Джо Кларк».

Взяв И. В. за локоть, Слокум увлек его в другой конец вагона.

— Что случилось? — спросил И. В. — В чем дело?

— Тссс, тише. Что, по-твоему, могло случиться? Мы с тобой ищем клипсу, которой здесь нет, и если мы ее не найдем до Альбукерке, то нас наверняка пристрелят как котят.

— Нельзя сказать, что мне нравятся твои слова, Джон, но смысл их вполне ясен.

— Я не шучу. Если мы еще живы, то только благодаря этой дурацкой клипсе. И если мы ее теперь не найдем… — Он чиркнул указательным пальцем по горлу.

— Н-да, интересно.

— Что интересно?

— Почему мы должны найти эту клипсу именно до Альбукерке?

— Почему бы и нет? Для того чтобы нас прикончить, годится любое место.

Гнусавый голос охранника прервал их разговор. Опустив бутылку, он вытер ладонью губы и подозрительно уставился на них.

— Разве вам не велено что-то искать?

— Да-да, — ответил Слокум.

— Ну так и ищите.

Стараниями Мэлрея, пытавшегося сбить с рельсов преследовавший их поезд, вагон был очищен от мешков, железок и различных инструментов. Но оставались еще шкафы и ящики, включая запасы виски, продовольствия, седла, упряжь и прочее. В правом углу высилась до потолка кипа сена и несколько открытых мешков с овсом для лошадей, рассыпанным по полу. Слокум и И. В. старательно сделали вид, что они что-то ищут, переворачивали ящики, заглядывали за шкафы.

— Я считаю, что Альбукерка — это конечная остановка.

Слокум покачал головой.

— Нет, они едут до Нового Орлеана.

— Черта с два. Они не такие идиоты, чтобы добираться туда по железной дороге. Как только Кассиди переведет нас на ветку «Санта-Фе» в Пуэбло, до Альбукерке останется меньше четырехсот миль. Подумай сам, у них достаточно лошадей. Что им мешает ссадить нас и женщин, свалить паровоз и отправиться верхом в Корпус-Кристи? А там для них украсть лодку — все равно что ослу утопить лягушку в куче дерьма. Это звучит гораздо разумнее, чем ехать от Альбукерке до Лос-Анджелеса, а затем возвращаться на Запад в Новый Орлеан. Все это составит не менее двух тысяч миль. Эта старая колымага и половины не протянет.

— О'кей, о'кей, может, ты и прав.

— Конечно я прав.

— Тссс, во имя Христа. Значит, Альбукерка. На этот раз это будет действительно побег или прогулка вроде прошлой?

— Нечего валить неудачу на меня.

— Я и не валю.

— Я не приглашал с собой баб.

— Я тоже. Ладно, хватит об этом, давай обсудим наше положение.

— Да что тут обсуждать? Все просто, как синяк у тебя на морде. Если мы не смоемся до Альбукерке, можешь распрощаться с солнышком. Джон, не время беспокоиться о бабах, самое время подумать о себе.

—Угу.

— Твое «угу» звучит не очень убедительно.

— Я соглашаюсь с тобой, какого черта тебе еще надо? Слокум нырнул в открытый ящик, в котором лежали веревки, несколько банок консервированных бобов, две новых меховых шкурки и…

— И. В., гляди! Динамит!

Вынув из ящика три палочки динамита, Слокум быстро спрятал их на груди так, чтобы не заметил охранник.

— Как случилось, что Мэлрей и его компания не применили его против того поезда, как ты думаешь? — шепотом спросил И. В.

— Возможно, того, кто об этом знал, убили раньше, чем он успел сказать, — ответил Слокум. — Может, это был Сайкс или Бестер. — Он бросил взгляд по сторонам. — Куда бы мне его спрятать, черт побери?

И. В. прикусил губу и огляделся.

— Может, пока оставить их там, где они лежат?

— Черта с два! Это наш путь наружу. Я не хочу им рисковать.

— Ну, тогда засунь их под рубашку, а когда выйдешь из вагона, спрячь под матрацем, под шляпой, в любом месте.

— Эй, чего это вы тут делаете?-раздался голос за его спиной.

Слокум запихнул три палочки под рубашку и направился к входной двери.

— Эй, Слокум, вернись, тебе говорят…

И. В. повернулся, подняв обе руки, как бы защищаясь.

— Успокойся, дружок, не виляй задницей. Здесь ничего нет.

— Что он взял?

— Коробку сладостей.

— Сладостей? Конфеты?

— Да, конфеты, шоколад. Для своей подружки.

Это было последнее, что слышал Слокум. Он был уже в другом вагоне, торопливо пробираясь между лошадей, прижимая к груди драгоценный груз и торопливо перебирая в уме возможные тайники.

26

Переход на линию «Санта-Фе» произошел поздней ночью, когда все пассажиры и гости Барлоу — жданные и нежданные — спали глубоким сном. Мэлрей с помощью телеграфа обеспечил им свободный путь до Алькада, что в шестидесяти милях южнее границы Мехико-Сити. Узкие ленточки рельсов вели их назад, в Скалистые горы, к Рио-Гранде, растекающейся жидким серебром по границе с Мексикой.

Время от времени глазам Слокума представали далекие вершины, сверкающие в лучах утреннего солнца. Поезд проносил их мимо гранитных громад, мостов, созданных самой природой, причудливых нагромождений скал, нависающих над путями, огромных зияющих трещин, похожих на раны в каменной плоти.

Сидя вместе с Дэйзи Джан в головном вагоне поезда, Слокум почувствовал, что палочки динамита, спрятанные в его ботинках и для верности обернутые материей, начинают нагреваться, несмотря на осеннюю прохладу.

Но погода, красочные пейзажи мало занимали Слокума после того, как он имел небольшой разговор с Дэйзи Джан, из которого следовало, что каждый перестук колес приближает их к Альбукерке, а значит, приближается и час расплаты.

Динамит, как заметил И. В., когда они осматривали почтовый вагон по второму разу, пришелся очень кстати. Но в действительности им очень не хватало револьвера: шести маленьких пуль, покоящихся в барабане 44-го или 45-го, которые в нужный момент можно послать в противника одним движением указательного пальца. Необходимо было украсть револьвер и спрятать его в тендере, в поленнице дров, куда Слокум вскорости планировал поместить и динамитные палочки, и бикфордов шнур, обмотанный вокруг его ноги.

Но больше всего Слокума беспокоило не это. Главным объектом его тревог была полногрудая леди с забавными кудряшками, сидевшая рядом с ним, крепко держащая его за руку, всем своим видом напоминавшая о своем присутствии. Она давно уже для себя решила, что, когда Слокум решится бежать, она убежит с ним — во второй раз.

У Слокума был смутный план, которым он поделился с И. В., и тот его одобрил. План заключался в том, чтобы пробраться в кабину машиниста на подступах к северным окраинам Альбукерке, заложить динамит в муфту, соединяющую головной вагон с тендером, и взорвать ее посередине города, отделив паровоз от состава. Будут ли при этом люди Барлоу окружены и схвачены, Слокума не интересовало. Для него любая мера наказания, предусмотренная законом по отношению к Барлоу и его бандитам, включая повешение, не могла возместить потерю мальчика и Ханикатта.

Достоинство этого плана заключалось в том, что взрыв поезда в центре населенного пункта, даже глубокой ночью, значительно увеличивал шансы девушек на выживание. Слокум рассчитывал, что Барлоу и его шайка, застигнутые врасплох, постараются поскорее унести ноги в ближайшие горы, бросив на произвол судьбы Элоизу и ее семейство. Куда они при этом постараются удрать, Слокума также не интересовало. Его больше заботила сохранность их с И. В. шкуры.

И Дэйзи Джан. Но как взять ее с собой на паровоз — в этом была главная загвоздка. Без сомнения, Барлоу не поверит ни единому его слову, если он попытается объяснить, зачем ему это надо. И только усилит подозрения.

И все же мысль разделить поезд и паровоз в центре города была наиболее удачной из всего, что смог придумать Слокум. Была и еще одна причина. Таким образом они освобождали и Денниса Кассиди. Может, и против его воли, но Деннис уже не захочет удрать с компанией Барлоу. Вчетвером, включая девушку, они могли бы выехать из Альбукерке и добраться до Лос-Анджелеса.

Даже если бы пришлось заставить Кассиди под дулом револьвера.

— Что это за револьвер?

— Ты что-то сказал? — спросила Дэйзи Джан, придвигаясь ближе.

— Нет, ничего.

Слокум подавил улыбку. Он настолько увлекся своим планом, что стал мыслить вслух.

«Какое бы достать оружие?» Он оглядел вагон. Барлоу восседал на своем троне, потягивая виски, а его королева расположилась рядом. Остальные были заняты игрой в карты, разговорами и заигрываниями с девушками. Слокум сжал в руке бесполезный 44-й со сломанным бойком. Жаль, что у него костяная рукоятка. Хорошо бы стащить револьвер у Барлоу: было бы справедливо пристрелить мерзавца из его собственного оружия, когда дело дойдет до этого.

Барлоу очнулся от дремы и окликнул Слокума:

— Джон!

— Чего?

— Мне казалось, я велел вам с И. В. искать иголку в стоге сена.

— Мы искали.

— А в почтовом вагоне?

— Дважды. Мы прочесали все как частым гребнем.

— Встать! Слокум вздохнул и отпустил руку Дэйзи Джан. Затем нехотя поднялся.

— Подойди сюда!

— Чего ты от меня хочешь?

—Три вещи. Пойди разбуди своего толстого друга и хорошенько приберите в вагоне с лошадьми. А когда закончите, еще раз обыщите его снизу доверху.

— Не забудь заглянуть лошадям в задницу! — загоготал Вонючка.

— Зачем? — отозвался Слокум. — Ты потерял там свои куриные мозги?

— Ах ты, дерьмо!

— Ну ладно, ладно, — успокоил их Барлоу. — Боже мой, неужели вам не надоело сердиться? Наше путешествие уже подходит к концу.

Слокум облизнул пересохшие губы и уставился на Барлоу. «Альбукерка!»

— Альбукерка, — произнес он вслух. Барлоу кивнул в знак согласия.

— Думаю, поскольку вы с И. В. свои ребята, можно посвятить вас в наши планы.

— Вы разобьете поезд?

— Не так скоро. Ведь осталась еще клипса. Барлоу достал свою гармошку и начал наигрывать мелодию. Слокум послушал немного и отвернулся. Барлоу прервал игру.

— Подожди, Джон.

Элоиза проснулась и захлопала совиными глазами, осыпая пудру с жирных щек и растягивая губы в зевоте.

— Что еще?

— Я говорю с вами, мистер. Ты слышал что-нибудь о Территориальном банке в Альбукерке?

— Кое-что.

— Догадайся, к чему я спросил тебя о нем.

— Ты собираешься его ограбить. Барлоу гордо кивнул головой.

— Ты же не хочешь, чтобы мы покинули эту гостеприимную страну с пустыми карманами, не правда ли?

— Я хочу, чтобы вы покинули ее ногами вперед в новеньких сосновых гробах.

— Джон, у тебя есть одна очень нехорошая черта. Когда ты не в духе, с тобой невозможно разговаривать. Тебе надо заняться религией. Она исправит тебя за одну ночь. Ну ладно, в любом случае расклад такой. Мы останавливаемся на окраине города, дюжина наших мальчиков на лошадях устраивает налет на банк, забирает денежки и возвращается туда, где мы их поджидаем.

— А затем вы избавитесь от поезда.

— Может, да, а может, нет. Я еще не решил, где это сделать и когда.

— Могу в этом поклясться. Позволь мне тебя спросить. Ты посылаешь часть людей для взятия банка, да? Скажи, а что может им помешать взять деньги и продолжить путь дальше? Зачем им возвращаться на поезд?

— Ц-ц-ц. Ты слишком недоверчив, Джон. Неужели ты не понимаешь, что я доверяю своим друзьям точно так же, как и они доверяют мне?

— Я не верю в вашу дружбу ни на грош, если хочешь знать.

— Тогда не задавай глупых вопросов! Иди найди И. В. и приступайте к уборке и поискам, раз вы знаете, что для вас хорошо и что плохо.

С этими словами он принялся снова наигрывать какую-то мелодию на гармошке.

27

Слокум обнаружил И. В. уже с метлой в руках. Лошади начинали ронять помет, как только получили овес и сено. Лейф и Мэлрей осторожно чистили им зубы, обходя навозные кучи.

— Беда, — сказал Слокум.

— Ш-ш-ш, подожди, пока эти двое не закончат и не уберутся отсюда.

— Некогда ждать. Надо срочно достать револьвер, — прошептал Слокум. — А еще лучше парочку. Будем бежать, не доезжая Альбукерке.

— В каком месте? Бернарильо? Корралес?

— Не знаю. Барлоу не сказал, где мы остановимся. Но вряд ли это будет город или вообще какое-нибудь поселение. Он собирается послать банду ограбить банк в Альбукерке.

— Джон, я знаю этот участок пути. Я здесь работал целых семь месяцев. Севернее города дорога делает уклон длиной в три мили. Кассиди придется снизить скорость до пешеходной. Это будет ночью, возможно — безлунной. Почему бы нам не бросить эту затею со взрывом поезда, а просто не взять лошадей из почтового вагона и не смотаться, как это было раньше?

— Мы можем сняться сразу, как только эта шайка отправится грабить банк.

— Ну а я что говорю? У Барлоу останется мало людей. Черт меня побери, Джон, мы сделали это уже однажды, почему бы не повторить во второй раз?

— Мы можем спуститься вниз к реке и поехать вдоль берега. Мы успеем забраться так далеко, что Барлоу вряд ли станет нас преследовать.

— Он сам будет думать, как унести ноги. Ну, что ты на это скажешь?

— Я считаю, надо раздобыть пару револьверов и попытаться, — согласно кивнул Слокум.

— Мы их украдем перед самым побегом, как в прошлый раз. У этого безмозглого сторожевого пса.

— Может, его не оставят охранять нас, а пошлют с основной группой.

— Ну, будет другой. Какая разница? Они принялись за уборку. И. В., воодушевленный идеей побега, принялся насвистывать веселый мотивчик, с энтузиазмом выметая конские яблоки.

Слокум был готов разделить его радость, но его настроение омрачала мысль о Дэйзи Джан. Каждый за себя, сказал И. В. Он был, конечно, прав. Когда дело доходит до твоей собственной шкуры, то тут не до благородства.

Ах, если бы эта чертова девчонка не верила в него так сильно! Если бы только она на него не рассчитывала.

Если бы она не поставила свою жизнь на карту, поверив ему на слово.

28

Весь путь до Бернарильо И. В. и Слокум были заняты поисками несуществующей клипсы. Вслед за багажным вагоном они осмотрели еще три помещения. Дэйзи Джан вызвалась помочь им. Совесть Слокума не позволила ему скрывать правду от Дэйзи.

— Как вы могли лгать о таких вещах? — изумленно спросила она, переворачивая матрацы и заглядывая во все мыслимые и немыслимые уголки на тот случай, если кто-то заглянет в вагон. — Вы рехнулись!

— Может, и так, но благодаря этой лжи мы еще живы, — сказал Слокум. — Так что оставим этот разговор.

— Как же вы собираетесь выпутаться?

И. В., стоявший на четвереньках неподалеку, услыхал ее вопрос и выпрямился, с интересом ожидая ответа Слокума. Понизив голос и оглядываясь по сторонам вагона, Слокум изложил ей свой план. И. В. дал ему закончить. Затем, прочистив горло, приблизился к ним.

— Леди, он кое-что не договаривает, — сказал он холодно.

— И. В…. — начал Слокум.

— Как насчет того, чтобы сказать ей правду, Джон? Ну, если ты не хочешь, то это сделаю я. Леди, вы и ваши подружки можете бежать отсюда, если вам вздумается, но на нашу помощь при этом можете не рассчитывать. Это слишком опасно — бежать вместе с вами. Один раз мы это уже видели, поэтому второго раза не будет.

Дэйзи медленно повернулась и посмотрела Слокуму в глаза. Он отвел взгляд.

— Ты сказал, что мы убежим вместе.

— Дэйзи Джан…

— Так вот что выясняется в последний момент! Ты решил исчезнуть без меня. Прекрасно! Я горжусь тобой, Джон, горжусь знакомством с тобой. С таким честным и благородным джентльменом. Человеком слова.

— Черт побери, Дэйзи, прекрати эти нотации, пожалуйста! Я не в настроении их выслушивать.

— Ты не в настроении? Ах, извините, пожалуйста! А когда ты будешь в настроении? К ужину? Или вечером, когда я буду тебя ласкать, как обычно?

— Дэйзи…

— Молчи! Избавь меня от оправданий. Что бы ты ни сказал, это будет грязная ложь.

В ярости Слокум обернулся к И. В.

— Ты, болтливая скотина!

— Не трогай его, Джон. По крайней мере, он играет честно. Спасибо, И. В., за то, что указал мне мое место.

С этими словами Дэйзи повернулась и вышла из вагона, громко хлопнув дверью. Слокум с размаху сел на кровать, обхватив руками голову и уставясь невидящим взглядом в пол.

— Тысяча чертей, мальчик, когда ты повзрослеешь? Это суровый мир, детка. Для настоящих мужчин. Приходится учить людей жизни, хотя это им и не всегда нравится. Как сказал один проповедник, «жизнь подобна железистой воде: она может быть горька, но это все, что у нас есть!»

Слокум вскочил на ноги, сжимая кулаки и сверкая глазами.

— Захлопни свою пасть и держи ее на замке, скотина! И слушай меня хорошенько. Мы бежим втроем. Если не хочешь, можешь убираться ко всем чертям. Я бегу с ней.

— Ты глупее, чем я думал.

— Ну ты тоже не профессор университета. Пришел, натрепал языком и обидел девушку. Почем ты знаешь, может, она сейчас раззванивает о наших планах по всему поезду. Ну, что ты имеешь возразить?

— Если принять во внимание, что она влюблена в тебя, то ты просто безмозглый баран.

— Это ты кретин с головы до кончиков ботинок. Вошел Барлоу.

— Вы, двое, прекратите орать и следуйте за мной в первый вагон.

— Мы ищем клипсу, — произнес И. В., у которого при виде Барлоу вытянулось лицо.

— Я знаю. Пошли.

В первом вагоне собрались все пассажиры поезда. Кассиди, по предположениям Слокума, снизил скорость и сейчас дремал в своей будке.

Все это Джону не понравилось, ни выражение лица Барлоу, ни тон, каким было отдано приказание. Может, Дэйзи Джан действительно выдала их? Оскорбленные женщины любят мстить, и чем скорее — тем лучше. Она могла отправиться прямиком к Барлоу и выложить ему все как на духу.

Следуя за Барлоу, Слокум отыскал ее взглядом в дальнем конце вагона в окружении своих подруг. Она слушала болтовню Мэри Мэй Белл и Дженнифер. Почувствовав на себе его взгляд, она грубо выругалась и отвернулась в сторону.

— Джон, И. В., у нас мало времени. Ваши поиски не увенчались успехом, поэтому я решил привлечь к этому делу всех свободных людей.

— Не думаю, что это будет разумно, — сказал И. В., бросив взгляд на Слокума.

— Что вам не нравится?

— Дело в том, что только Джон и я знаем, как она выглядит.

— Какая разница? Любая клипса, которую мы найдем, как раз и будет той, которую мы ищем. Разве не так?

— Так то оно так, но…

— Никаких «но», — прервал его Барлоу. — Слушайте сюда. Мы разобьемся на группы. У нас здесь около сорока человек. Значит, на каждый вагон придется по шесть-семь человек, и они осмотрят каждый дюйм. Джон!

— Что?

— Не мог бы ты описать клипсу для всех? Не спеша обрисуй ее в деталях. Расскажи всем, что ты говорил мне. О гравировке и прочее.

— Конечно. Клипса сама собой ничего не представляет. Серебряная. Блестящая. — Он показал пальцем ее размер. — Около дюйма шириной, не правда ли, И. В.?

— Вроде того.

— На одной стороне наш друг Эрл Уайтхед нарисовал план.

— Подожди. — Барлоу остановил его. — Как его звали?

— Уайтхед, — ответил Слокум.

— Карл Уайтхед?

— Да, Карл.

— Мне показалось, что ты сказал Эрл.

— Карл.

— Ну ладно, продолжай.

— План… — Слокум запнулся, взглядом спрашивая разрешения продолжать.

— Расскажи им все, что говорил мне. Все до капли. Слокум начал рассказывать о вымышленном ограблении около Джорджес-Рок, о том, как Карл Уайтхед нарисовал план на клипсе, как Форд Сирлз убил его, украл клипсу, сел на поезд и при приближении банды Барлоу спрятал ее в одном из вагонов и…

— Сошел с поезда вместе с пассажирами и паровозной бригадой, не доезжая Нью-Чикаго, — закончил за него Барлоу. — Хорошо, разбивайтесь на группы, распределяйте вагоны и начинайте искать. Кто найдет — получит награду в сто долларов.

Девушки ахнули и наперегонки ринулись из вагона, сопровождаемые мужчинами. В вагоне остались только Барлоу, Слокум, И. В., Элоиза и Дэйзи Джан со своими двумя подружками.

— Элоиза, дорогая, ты со своими девушками можешь искать в этом вагоне, — сказал Барлоу, галантно помогая О'Лири подняться из кресла.

— Я тоже должна искать, дорогой?

— Конечно, дорогая. Это будет крайне интересно. Отдав распоряжение, Барлоу уселся в кресло, вытянув ноги, скрестил руки на животе и, широко зевнув, закрыл глаза.

— Только постарайтесь поменьше шуметь.

И. В. притиснулся в Слокуму и зашептал ему на ухо:

— Эрл Уайтхед? Боже, ты что, даже имя запомнить не можешь?

— Вымышленное имя, черт тебя возьми! Как я, по-твоему, должен его помнить?

— Ш-ш-ш, ради бога.

— Сколько еще до Альбукерке, как ты думаешь?

— Надо сначала прикинуть расстояние до Бернарильо. — И. В. бросил взгляд за окно. — Миль тридцать, может, сорок. Я думаю, Кассиди проспит до темноты и раньше ночи мы не двинемся.

— С темнотой я отправлюсь подбрасывать дрова в топку. Ты попробуешь пойти со мной. Если не получится, действуй самостоятельно.

— За меня можешь не беспокоиться. А как же твоя подружка?

— Я что-нибудь придумаю.

— А вот и она.

Увидев приближающуюся Дэйзи Джан, И. В. отошел в сторону. Холодно взглянув на Слокума, она прошла мимо него.

— Дэйзи Джан!

Она не обратила на него внимания. Слокум схватил ее за руку и притянул к себе.

— Оставь меня!

— Нам надо поговорить.

— Нам не о чем говорить. Ты делаешь мне больно!

— Я отпущу тебя. Но дай мне сказать два слова, это все, о чем я прошу.

— Хорошо, хорошо. — Она украдкой посмотрела на Элоизу, которая безуспешно пыталась втиснуть свой зад между двух кресел в поисках клипсы. — Давай отойдем в другой конец.

Слокум вышел вслед за ней в помещение тендера и закрыл за собой дверь. На открытой площадке было неожиданно прохладно, несмотря на яркое утреннее солнце. Ветерок лениво перекатывал волны по травяному ковру вдоль обеих сторон полотна.

— Мы бежим вместе, — сказал Слокум ровным голосом.

— Благодарю, не надо, я попытаюсь сделать это сама.

— Что ты попытаешься сделать? Не глупи. У тебя нет ни малейшего шанса. Послушай, я еще не решил, каким образом, но ты должна пойти со мной в паровозную будку. Я собираюсь взорвать соединительную муфту, отделив паровоз от вагонов, и заставить Кассиди вывезти нас отсюда.

— Каким образом? Попросишь о дружеской услуге?

— С помощью револьвера, как же еще?

— Какого револьвера? Ведь твое оружие сломано?

— Я собираюсь украсть другой. У кого-нибудь. Нам бы добраться до паровозной будки, а дальше все будет просто. Опасности никакой. Если поднимется стрельба, то ты просто спрячешься за поленницами дров.

— Что значит — ты взорвешь сцепку? Он рассказал об обнаруженном динамите. — Зачем обязательно взрывать? Почему бы просто не расцепить соединение между вагонами?

— Не выйдет. Мы будем ехать под уклон, и под тяжестью вагонов муфта будет плотно прижата. Ее не разъединишь. Надо взрывать.

— Все это звучит довольно шатко.

— Вот увидишь, все получится. Другого выхода у нас нет. Она задумчиво посмотрела на него, долгое время не произнося ни слова. Затем положила голову ему на плечо и обняла за шею.

— Почему ты изменил свое решение бежать в одиночку?

— Я никогда так не думал, правда!

— И. В. сказал…

— К черту И. В.!

— Он бежит вместе с нами? Мы должны взять его с собой.

— Я не знаю его планы. Я думаю, он и сам не знает.

— Ладно, предоставь мне позаботиться о револьвере.

— Тебе? Ты с ума сошла!

— Пошевели мозгами, Джон. Они ждут, что ты что-то предпримешь. А я вне подозрении. Ну кто подумает, что проститутке нужен револьвер?

— Не называй себя так.

— Почему я должна лгать? Рожденная шлюхой шлюхой и помрет. Это про меня.

— Замолчи!

— Заставь меня замолчать. — Схватив двумя руками его голову, она притянула его к себе и поцеловала. — Я люблю тебя. И я тебе тоже нравлюсь, правда?

— А ты как думаешь?

— Но ты меня не любишь. Ни один здравомыслящий человек не полюбит шлюху.

— Ради всего святого, перестань произносить это слово! Она улыбнулась.

— Пользуйся шлюхой, но не используй это слово, так, что ли? Да, возвращаясь к проблеме оружия, — можешь мне поверить, я его добуду.

— Подумай хорошенько еще раз. Если ты попадешься, тебя могут убить.

— Я собираюсь рискнуть. Мы рискнем вместе, правда, Джон? И она снова обняла его и жарко поцеловала, прижимаясь твердой округлой грудью к его груди, своим женским естеством к его естеству.

29

Поиски несуществующей клипсы, как и следовало ожидать, не дали никаких результатов. Игра в поиски зашла так далеко, что Слокум уже не верил в серьезность намерений Барлоу, что бы ни говорил ему Кассиди и как бы он ни убеждал Барлоу в правдивости их слов.

Он был хитер и коварен, этот Барлоу. По мнению Слокума, он играл в свою игру, забавляясь тщетными попытками его ребят обнаружить несуществующий клад.

Солнце село, и на севере взошла большая круглая луна. Звезд еще не было видно, но с приближением темноты они усыплют все небо — миллион серебряных глаз, озирающих сверху этот мир.

Кассиди потребует своего лучшего кочегара, чтобы помочь ему преодолеть несколько миль до того места, где, по решению Барлоу, закончится тернистый жизненный путь Слокума, И. В. и девочек из Сэкет-Спрингз.

Слокум и И. В., как обычно, подметали «конюшню», когда дверь открылась и в вагон просунулась голова Мэлрея.

— Джон, тебя требует Деннис, и срочно.

— Сейчас иду.

Мэлрей убрал голову, и дверь закрылась.

— Началось, — сказал И. В. — К тому времени, как мы начнем спуск под уклон около Бернарильо, я присоединюсь к вам.

— Как ты это сделаешь?

— Пристрелю дюжину этих мерзавцев, если потребуется.

— Да, — произнес Слокум, — чем ближе развязка, тем больше сомнений. Слушай, ты как думаешь, в каком месте Барлоу остановит поезд? Где он ссадит банду для ограбления банка? Может, в самом начале спуска?

— Думаю, что так. Он даст им минут сорок на то, чтобы въехать в город, ограбить банк и выехать на другую сторону. Поезд за это время проскочит через город и подберет их по пути на Ислету. — И. В. с неутешительным видом покачал головой. — Все это настолько просто и ясно, что вряд ли у них что-нибудь сорвется. Кому в голову придет грабить банк с помощью поезда?

Слокум прекратил подметать и устремил на И. В. желчный взгляд.

— Мистер, если вы так преклоняетесь перед этим громилой, то я удивляюсь, зачем вы вообще решились бежать?

— Лучше сам поторопись. Пошевеливай задницей, пока не пришел Барлоу и не помог тебе оторваться от пола.

Слокум давно уже перепрятал динамит под свой матрац. Поскольку никто кроме И. В. не знал о его существовании, Слокум не боялся быть застигнутым врасплох.

На самом деле его больше тревожила судьба Дэйзи Джан, чем его собственная. Однако беспокойство о ней отступило на задний план, как только Кассиди развел пары и тронул состав с места. Слокум перебрался в кабину машиниста и вовсю трудился, раскочегаривая топку. Обернувшись, чтобы взять очередную порцию дров из тендера, он заметил в дверях Дэйзи Джан. Улыбаясь, она подмигнула ему и шагнула в кабину. Опустив руку, она медленным дразнящим движением приподняла края юбки, обнажив стройные красивые ножки. Юбка поднималась все выше, открывая его взору розовые подвязки шириной в шесть дюймов вокруг каждой ноги, за которые были заткнуты два кольта 44-го калибра.

Прекрасное зрелище!

Подмигнув ему еще раз, она опустила юбку и выскользнула за дверь. Сердце Слокума бешено колотилось. Как ей удалось раздобыть не один, а целых два револьвера, его в данный момент не интересовало. Ей это удалось — вот что было самое важное.

Кассиди прибавил скорость. Поезд пронизывал серую мглу, над которой тускло мерцали звезды и луна, похожая на коровий глаз. Через окно головного вагона Слокум заметил, что И. В. еще не появлялся. Слокум видел Дэйзи Джан, слонявшуюся без дела по вагону, изредка бросавшую в его сторону осторожные взгляды и готовую в любую минуту по его сигналу присоединиться к нему в будке машиниста. Они обыграли этот момент несколько раз. Кассиди наверняка должен был спросить: «Какого черта делает здесь эта девка?» В план входило сделать вид, что подружка Слокума зашла посмотреть на сложные механизмы, работу двигателя, топку, и — раз, два — вытащить револьвер.

Деннис двумя руками держится за ручку дросселя и не отпустит ее, думал Слокум.

Но где же, черт побери, И. В.? Может, он появится в самый последний момент, когда Кассиди сделает остановку и вся эта банда отправится верхом в город? Это звучало логично. Слокум нагнулся за крупным поленом, покрытым зеленой краской, но, заметив, что из-под него виднеется красный кончик бикфордова шнура, быстро прикрыл это место другой деревяшкой.

Она будет держать Кассиди под прицелом, а он, Слокум, достанет динамит и привяжет его к соединительной муфте, затем вернется в кабину. Одной палочки будет вполне достаточно. От трех может взлететь на воздух и сам паровоз.

За окном летел залитый лунным светом ландшафт. Высоко, из-под самых звезд к реке Рио-Гранде сбегали снежные склоны Сагре-де-Кристос.

Впереди рельсы начинали уходить вниз, словно пытаясь увлечь поезд в пучину ада. Трехмильный спуск. Через несколько секунд Кассиди сбросил скорость и взялся обеими руками за рукоятку дросселя, внимательно вглядываясь вперед. Слокум оглянулся назад. Она стояла в проеме двери. Он уже собирался подать ей знак, когда его глаза устремились на крышу вагона. На ней ничком распластался И. В.

Он улыбнулся и помахал рукой.

Здорово придумал, улыбнулся про себя Слокум. Ему бы ни за что не проскользнуть незамеченным через дверь. Оставалась еще Дэйзи Джан, удастся ли ей?

И тут раздался взрыв. Слокум и Кассиди попадали как игрушечные кегли, двигатель тряхнуло, и паровоз, казалось, встал на дыбы. В какой-то миг Слокуму показалось, что они сошли с рельсов, но благодаря невероятному везению паровоз удержался на путях. Поезд замедлял ход. До слуха Слокума долетали отдельные крики, а клубы пара окутали паровоз, оборачивая его как в вату.

30

Котел получил солидную пробоину. Кассиди стукнул кулаком по ходовой части и разразился длинной цепочкой отборных ругательств. Дверь переднего вагона распахнулась, и из него под пронзительный крик женщин выскочил Барлоу. Он с разбега заскочил на тендер и начал карабкаться по поленницам дров в направлении паровозной будки.

Но когда он достиг цели, будка была пуста. Кассиди и Слокум уже находились внизу у колес, рассматривая повреждение.

— Осторожнее, ничего не трогай! — крикнул Слокуму Кассиди. — Железо еще горячее как черт!

— Как это случилось?

— Старушка свое отработала. Заклинило предохранительный клапан. Приборы ни черта не показывают.

Барлоу плюхнулся на живот рядом со Слокумом.

— Господи, посмотрите, что делается!

— Мы видим, Рэйли, мы видим, — ядовито отозвался Кассиди.

— Взорваться в такой момент!

— Вот именно, — сказал Слокум и подумал: «Чертовское невезение!»

— Его можно починить? — спросил Барлоу. В его тоне слышались такие молящие нотки, что Слокум едва не рассмеялся ему в лицо.

— Конечно, — ответил Кассиди, — но мне это нс по силам.

— Деннис!

— Подумай головой, Рэйли. Нам нечем заделать пробоину в котле. Конечно, я бы мог это сделать, если бы у меня была железная пластина. Выровнять молотком края отверстия, закрепить болтами пластину, заварить шов. Мне нужны инструменты, детали, болты. Брось, Рэйли, этот чертов поезд прибыл на конечную станцию.

— А если… — начал Рэйли.

— А если что? Здесь нужен капитальный ремонт. Я за него не берусь, мистер. Старушка отбегала свое.

Слокум поднялся с земли, отряхивая пыль с одежды. Взобравшись обратно в кабину, он достал динамит и спрятал его на груди под рубашкой. Затем снова спустился и пошел в направлении первого вагона, предоставив Кассиди и Барлоу продолжать оживленную дискуссию. Слокум сделал знак Дэйзи Джан. Она вышла из вагона и спустилась на землю.

— Передай остальным девушкам, чтобы, как только основная часть бандитов отправится грабить банк, они быстро перебрались в задний почтовый вагон, — сказал он вполголоса. — Не раньше. Поняла?

— Ты думаешь, после того, что случилось, они не оставят идею ограбления банка?

— С какой стати? С поездом, без поезда — деньги им нужны в любом случае. У них достаточно лошадей, они могут ехать прямо до залива. Единственное, что остается в силе, это решимость Барлоу прикончить нас как можно раньше.

К этому времени все обитатели вагонов высыпали наружу и столпились вокруг паровоза, с любопытством разглядывая масштабы повреждения. Слокум поднял голову и посмотрел на И. В., прижавшегося к крыше над самой головой Дэйзи Джан. Джон жестами приказал ему перебираться в конец поезда и сделал рукой движение, как будто он завинчивает тормозное колесо. Одновременно он мысленно скрестил пальцы в надежде, что И. В. проскользнет незамеченным.

Однако волновался он напрасно. Все были так заняты разглядыванием останков парового котла, что на И. В. никто не обратил внимания. Внезапно к преимущественно женскому гомону примешался громкий топот. Дверь багажного вагона отворилась, и из нее начали выскакивать участники экспедиции. Слокум считал.

— Четырнадцать, пятнадцать. Сколько же остается? Дэйзи Джан один за другим начала загибать пальцы.

— Бестер, Дуглас, Эйрес и еще трое в схватке с шушунами. Еще двое. Сколько будет, если из двадцати девяти вычесть девять и еще пятнадцать?

— Пятеро, включая Барлоу и Денниса. Давай загоняй своих подруг в почтовый вагон.

Она указала рукой в направлении паровоза.

— Они все там.

Слокум пробормотал ругательство и посмотрел вдоль состава.

— Некоторые высовываются из окон. Быстрее предупреди их! Она исчезла в вагоне. Слокум осмотрелся. Авария произошла в четверти мили от вершины спуска. Барлоу и Кассиди уже стояли на ногах, жарко споря и размахивая руками. Внезапно Барлоу начал кричать:

— Не будь таким тупоголовым идиотом! Мы уже украли два котла. Почему бы не украсть и третий?

— Посмотри вокруг себя, Рэйли! Ты что, видишь богатый выбор? Прижимаясь ближе к составу, Слокум добежал до места сцепления багажного и почтового вагонов. В проеме он заметил Мэри Мэй Белл и несколько ее подруг.

— Переведите всех лошадей в багажный вагон! — крикнул он. — Быстрее!

С помощью своего платка он привязал палочку динамита к соединительной муфте и зажег бикфордов шнур. Затем взобрался на крышу багажного вагона, где его уже ждал И. В., скрючившийся возле тормозного колеса. Внизу хлопнула дверь.

— Берегите уши! — рявкнул Слокум. Их заметили. От паровоза донеслись крики. Грянул выстрел, за ним второй, близко свистнула пуля.

— Господи! — простонал И. В. — Что там с динамитом? Шнур длиной всего шесть футов…

Последних слов Слокум так и не услышал. Динамит взорвался, разъединяя багажный вагон с остальным составом, и тот под воздействием взрывной волны не спеша покатился под уклон. Все быстрее и быстрее. На крыше двое мужчин вцепились в тормозное колесо, закусив губы, чувствуя, как страх овладевает всем их существом.

— Не трогай тормоза! — крикнул И. В. — Как бы быстро мы ни ехали. И не смотри вперед!

— Если я посмотрю, то спрыгну!

Вагон мчался все быстрее, покачиваясь со стороны в сторону и постукивая на соединениях. Слокум крепко зажмурился и сжал колесо. На такой скорости они проскочат границу Колорадо. Если не соскочат с рельсов.

Спуску, казалось, не будет конца. Ветер дул с такой силой, что грозил оторвать Слокума от колеса. Отвернувшись от ветра, Слокум сделал глубокий вздох. Грохот колес все нарастал, заглушая испуганные крики женщин и встревоженное ржанье лошадей внизу.

Дэйзи Джан, наверное, проклинает тот день, когда связалась со мной, подумал Слокум. Вагон выехал на ровную поверхность и постепенно терял скорость. И. В. проверил тормоза.

— Давай проверим, как там внизу, — тяжело дыша, предложил Слокум.

Они спустились вниз. В вагоне оказалось одиннадцать девушек из Сэкет-Спрингз, включая Дэйзи Джан, Дженнифер и Мэри Мэй Белл. Кроме того, им удалось перевести в вагон семь лошадей, прежде чем началась эта сумасшедшая гонка.

Вагон выглядел так, как будто здесь прошел ураган. К счастью, никто из девушек не пострадал. Лошади тоже были целы.

— Они будут здесь через несколько минут, — скомандовал Слокум. — Живо, выметайтесь отсюда!

— Всем садиться на лошадь по двое, за исключением одного, — добавил И. В. — Пойдем, Джон, откроем дверь. Слокум сделал движение.

— Дэйзи, дай оружие!

Юбка взлетела вверх, и на свет божий появились два кольта-44. Он проверил их. Оба были заряжены.

— Каким образом, черт возьми… — начал Слокум. Она потрепала его по щеке.

— Это револьверы Элоизы. Она всегда их носит при себе. И. В. сделал знак, прижав к губам палец.

— Шшшш, слушайте.

Было тихо, только ветерок шуршал по крыше вагона. Слокум бросился к одной из лошадей, доставая на ходу оставшиеся палочки

динамита.

— Я задержу их на дороге. А вы садитесь на лошадей и скачите

на запад по направлению к Пакуато!

— Я подожду тебя, — сказала Дэйзи Джан.

— Ты поедешь со всеми.

Он вывел под уздцы коня, вскочил на него и поскакал наверх по пути навстречу уже различимому перестуку колес приближающегося поезда. Слишком поздно. Он уже не успеет заложить динамит подальше от багажного вагона. Сдержав коня, Слокум соскочил на землю и, упав на колени, быстро заложил по одной палочке под каждый рельс. Связав концы бикфордовых шнуров, он чиркнул спичкой по штанам и запалил взрывчатку.

Шум поезда уже был отчетливо слышен. За счет большей массы он покроет это расстояние гораздо быстрее, чем один багажный вагон.

Подняв голову, он увидел смутный силуэт поезда, приобретающего все более четкие очертания в сероватой мгле ночи.

Черт! Шнуру гореть еще добрых три дюйма. Вскочив на ноги, он прыгнул в седло и поскакал назад к вагону. Лошадей продолжали выводить из вагона, и девушки, помогая друг другу, карабкались в седла.

— Шевелитесь, дьяволы! Если не хотите, чтобы вас разорвало на куски!

Теперь все заметили приближающийся поезд. Поднялась паника. Сидящие на лошадях пытались подсадить остальных, но в суматохе это не удавалось сделать. Кони беспокойно кружились на месте и не давали к себе подойти.

И. В., позади которого сидела Мэри Мэй Белл, приподнялся в седле и кричал:

— Быстрее, дьявол вам в глотку, быстрее! Суматоха усиливалась. Девушки начали кричать друг на друга, пихаться. Слокум застонал:

— Убирайтесь! Убегайте! Сейчас рванет!

Поезд без паровоза и без тендера неумолимо надвигался, но не очень быстро. В течение нескольких секунд расстояние между поездом и багажным вагоном сократилось до десяти ярдов, шести, трех…

Динамит взорвался под вагоном с лошадьми. Земля содрогнулась, а Слокум пушинкой вылетел из седла. Вагон приподнялся, на мгновение завис на фоне звезд и повалился набок, увлекая за собой остальные вагоны.

31

Целых пять секунд Слокум, И. В. и девушки не могли опомниться. Как завороженные они глядели на поверженный поезд, вхолостую вращающиеся колеса и клубы пыли, поднимающиеся со всех сторон.

Но не это зрелище приковало их взгляды. Над разбитым вагоном для лошадей в серых сумерках бесшумно витали сотни бумажек, зеленым дождем обрушиваясь на крыши вагонов и головы стоящих людей.

Зеленые, серые, белые. С печатью правительства Соединенных Штатов, достоинством в двадцать, пятьдесят и сто долларов.

— И. В.! — срывающимся голосом крикнул Слокум.

— Вижу, вижу!

Все бросились вперед, подставляя лицо и руки долларовому дождю, затем, как по команде, опустились на колени и принялись собирать деньги. Через минуту все было собрано.

— Джон!

Слокум обернулся на голос. В проеме разбитого вагона поднималась знакомая фигура Рэйли Барлоу с белым как мел лицом и широко раскрытым ртом. Медленно он поднял револьвер на уровень груди Слокума.

Джон уже держал наготове револьвер, но он не понадобился.

Последнее усилие доконало Барлоу. Его глаза закатились, оружие выскользнуло из ослабевшей руки, и он замертво рухнул на землю.

32

Три месяца спустя Слокум стоял, опершись животом о стойку бара, в пыльной, залитой солнцем деревушке Буэнавентура, в сорока милях от Жуареза. Полупьяный гитарист в дальнем углу, наклонившись лицом к самому грифу, наигрывал «Миа Маргарита». Три маленьких цыпленка нахально разгуливали по грязному полу перед высокой стойкой с бутылками. Над ней висел в золоченой раме портрет какой-то леди. Слокуму, находящемуся под воздействием скверного виски и постоянного недосыпания, эта леди чем-то напоминала Дэйзи Джан Ладлоу, девушку, которую он знал лет этак двести тому назад. В четвертый раз за последние пять минут Слокум поднял бокал в ее честь.

— За тебя, Дэйзи Джан, и за Ханикатта. За всех Дэйзи Джан и всех Ханикаттов. О, господи!

— Что-нибудь беспокоит сеньора? — осведомился бармен.

— Нет, просто чертовски жарко. Очень жарко.

— Девяносто семь градусов. К полудню может дойти до ста.

— С ума сойти!

Слокум оторвал глаза от портрета, уронил голову на руки и заглянул на дно бокала. Его мысли снова вернулись к той ночи, когда взрыв уничтожил тайник Форда Сирлза на потолке туалета головного вагона, посыпая мир долларовым дождем.

Всего оказалось двенадцать тысяч. Намного меньше, чем они предполагали. Но при воспоминании о том, что пришлось пережить ему, И. В., Ханикатту, Вэйду Симпсону и остальным на «Железном мустанге», это все-таки служило — пусть небольшим— но все-таки утешением. Конечно, не для Ханикатта или Вэйда Симпсона, но близкие Вэйда получат его треть от всей суммы доли.

Слокум, И. В., Дэйзи Джан и все остальные девушки обшарили обломки вагона, но не нашли больше ничего, кроме шести трупов — четырех людей Барлоу, самого Рэйли и Элоизы О'Лири. Очевидно, остальные девочки остались вместе с Кассиди около разбитого паровоза.

Пятнадцать бандитов, отправившихся грабить Территориальный банк в Альбукерке, так и не вернулись. И. В. высказал предположение, что их выследили и арестовали или перестреляли как куропаток при выходе из банка. Удалось им совершить ограбление или нет — теперь это уже было невозможно установить.

Слокум, И. В. и одиннадцать женщин отправились в Пакуато. Но Слокум туда не добрался. Через два часа он отделился от основной группы с твердым намерением держать курс на юг. Дэйзи Джан умоляла его взять ее с собой, но он был непреклонен.

— Хотите повторить, сеньор?

— Давай.

Горлышко бутылки легло на край стакана, и коричневая жидкость тонкой струйкой хлынула на дно.

— Десять сентавос американос.

Слокум засунул руку в джинсы, вынул квортер и швырнул на стойку. Затем он снова взглянул на портрет. Бедная Дэйзи Джан. Она так хотела уехать с ним, остаться с ним, связать с ним свою жизнь.

Но конечно, это было невозможно, его жизнь не для нее. Она вообще ни для какой женщины. Стоя тогда рядом с лошадьми, он пытался объяснить это ей как можно мягче. Но она его почти не слушала. Затем начала умолять, а в конце вышла из себя.

Он попрощался со всеми, запихал четыре тысячи, принадлежащие Вэйду Симпсону, в карман, пообещав И. В. отправить их в Ашланд с первой почтовой станции, пожал ему руку, поцеловал Дэйзи Джан и уехал.

— Ты мне никогда не простишь, правда? — спросил он у портрета. Он представил себе, как девушка на портрете отрицательно качает головой. Наполнив бокал, он снова произнес тост в ее честь. Затем отставил его в сторону и извлек из нагрудного кармана сложенное пополам письмо. Развернув листок, он снова начал читать. В двадцатый раз.

«Дарагой Джон!

Я надеюс, что эта письмо застанит тебя на почте в Эль-Пасо куда ты сказал поедешь после. Мэри Мэй Белл помагает мне исправить ашибки так как я много лет никому ничего не писал.

Мы осели на своем ранчо в Сан-Фиделе. За 1600 долларов я купил большой дом с харошей крышей и окнами. Мэри собирается открыть публичный дом. Дэйзи Джан, Дженнифер и некатарые другие принесли необходимые вещи для начала: музыкальный ящик «Регина» с набором псалмов, стулья и прочие.

Они девочки откроются на следующей неделе. Я купил себе новый черный кастюм и шелкавую рубашку и так далее. Я выгляжу как настоящий банкир. Если у тебя будет время, заезжай к нам, здесь ты всегда найдешь убежище.

Твой друг И. В.»

Слокум сложил письмо и засунул его обратно в карман. Четыре тысячи, принадлежавшие Вэйду Симпсону, он отправил его семье по почте из Магдалены. Его совесть была чиста, за исключением воспоминаний о Дэйзи Джан. Слокум купил себе свежую лошадь, новую одежду, ботинки, седло, револьвер с костяной ручкой и отправился искать приключений на юг, лежавший в тени Элефант-Батт.

Набитый битком наличными, он не упускал случая перекинуться в карты ни в одном из населенных пунктов. Покер в Аррее, крупная игра в Салеме, «чак-э-лак» в Эль-Пасо, фонтан и «очко» в Жуарезе, снова покер — две ночи и два дня в публичном доме в Касас-Грандес.

Он выигрывал, он проигрывал. Но больше последнее.

Отставив в сторону бокал, Слокум выскреб из кармана на стойку все деньги, которые остались у него от четырех тысяч Форда Сирлза. Собрав их в кучу, он не торопясь пересчитал их. Затем посчитал второй раз. Общая сумма сходилась.

Четырнадцать долларов семьдесят пять центов.

Засунув деньги обратно в карман, он поднял свой бокал, обращаясь к нарисованной даме, и осушил его до дна.

«Может, в самом деле, — подумал Слокум, — пора серьезно подумать о перемене образа жизни, устроиться на работу. Ничего выдающегося, ничего, сулящего крупные заработки. Любая работа сойдет».

Кроме железной дороги.


home | my bookshelf | | Железный мустанг |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу