Book: Белое Рождество. Книга 2



Белое Рождество. Книга 2

Маргарет Пембертон

Белое Рождество

Книга 2

Глава 20

В среду в половине третьего пополудни у дверей дома Эббры остановился черный, официального вида лимузин. Все утро Эббра провела за машинкой, и очередная глава продвигалась довольно быстро. В двенадцать часов она сделала перерыв на чашку кофе и, прежде чем вернуться к работе, решила совершить короткую прогулку. Она проехала на машине по парку «Золотые ворота» и пробежалась по берегу озера, обдумывая окончание главы. Довольная тем, что теперь ей осталось лишь изложить свои мысли на бумаге, она поехала домой. Эббра не думала о Льюисе, всецело погруженная в тот воображаемый мир, что существовал в ее сознании. И вдруг, свернув на подъездную дорожку своего дома, она увидела лимузин.

Гости не стали дожидаться, когда она заглушит мотор. Они вышли из своего «олдсмобила» и захлопнули за собой дверцы. Эббра похолодела, ее руки крепко вцепились в рулевое колесо. Оба гостя были в военной форме. Оба были офицеры. Один из них – армейский капеллан.

– Госпожа Эллис? – спросил тот, кто не был облечен саном, как только Эббра, двигаясь словно во сне, отпустила руль и открыла дверцу машины.

Она выбралась на дорожку и повернулась к нему.

– Да, я – миссис Эллис. – Солнце, которое еще несколько минут назад было ласковым, теперь казалось Эббре неприятно обжигающим и таким невыносимо ярким, что она с трудом сфокусировала взгляд на лице мужчины.

– Нельзя ли нам на несколько минут войти в дом и поговорить с вами, миссис Эллис?

Эббра кивнула, ощущая сухость в горле и яростное сердцебиение.

Только бы он не погиб! – беззвучно кричала она. – Господи, только бы Льюис был жив! Господи, сделай так, чтобы Льюис был жив!

Она прошла по дорожке и вставила ключ в замочную скважину. Она не решалась спросить прямо. Если она задаст вопрос, обратного пути уже не будет. Каждую секунду, что гости хранили молчание, Эббра могла надеяться и делать вид, будто все в порядке, будто это самый заурядный визит и в самом худшем случае Льюис всего лишь ранен, будто...

– Ваш супруг попал в плен, миссис Эллис, – мягко произнес капеллан.

Они сидели в гостиной. На одном из пристенных столиков стояла фотография Льюиса в серебряной рамке. Эббра собиралась сегодня вечером написать ему. Предполагалось, что это письмо окажется одним из последних, поскольку через четыре недели он должен был вернуться домой.

– Ваш муж и его группа попали в засаду на речной протоке, после того как они прочесали деревню в поисках неприятеля, – заговорил второй офицер. Это был пожилой седовласый мужчина, в его голосе звучало искреннее сочувствие. – Одному из подчиненных вашего мужа удалось бежать. Он утверждает, что ваш супруг был взят в плен. И поскольку это случилось на Юге, потребуется некоторое время, чтобы получить официальное подтверждение...

– Он ранен? – хриплым голосом перебила Эббра, сжимая кулаки. Льюис жив. Льюис жив, а это значит, что рано или поздно он вернется домой.

– По мнению офицера, который все это видел, ваш муж не был серьезно ранен.

– Слава Богу! – Эббра заплакала. Слезы ручьями потекли по ее лицу. Она пыталась остановить их, пыталась сохранять спокойствие и достоинство, как того, вне всяких сомнений, желал бы Льюис. Однако, несмотря на все ее усилия, она не сумела сдержать слез.

– Завтра вы получите официальную телеграмму, миссис Эллис, – говорил тем временем офицер, – и если армия может что-то сделать для вас...

Он протянул Эббре карточку. Эббра даже не взглянула на нее. Она хотела от армии только одного.

– Верните мне моего мужа, – сказала она, чувствуя, как слезы капают на платье и карточку в ее руках. – Верните Льюиса домой.

Гости хотели задержаться, пока не вернутся ее родители, поехавшие на выставку живописи, либо пока Эббра не вызовет по телефону кого-нибудь из друзей или соседей, которые могли бы приехать и остаться с ней, но она резким тоном отвергла их предложение:

– Не надо. Я хочу побыть одна. – Это была истинная правда. Эббра не нуждалась в утешениях. Она хотела остаться наедине со своими мыслями о Льюисе.

Посетители удалились, в конце концов, осознав, что так будет лучше. Эббра пересекла залитую солнцем комнату и взяла в руки фотографию.

– Где ты? – прерывающимся голосом прошептала она и вдруг, к собственному ужасу, ощутила, как ее охватывает иное чувство. Это была злость. Злость на мужа, который обещал быть дома через месяц, а теперь пропал на годы, обрекая ее на долгое тягостное одиночество, которое – Эббра в этом не сомневалась – ждало ее впереди.

В пустой комнате раздался ее мучительный стон:

– Ох, Льюис! Где ты? Когда ты вернешься ко мне?

Когда приехали родители, лицо Эббры все еще было мокрым от слез, но голос уже окреп.

– Если он попал в плен, ты сможешь писать ему, общаться с ним, – хмуро произнес отец, оправившись от первого удара, вызванного страшной вестью.

– Мне казалось, в плен попадают только летчики, сбитые над северными территориями, – озадаченно проговорила мать. – Но ведь Льюис служил на Юге, разве нет? Как же он мог попасть в плен к северовьетнамцам? Это невозможно. Мы ведь побеждаем в этой войне, разве мы не...

– Все не так просто и не так очевидно, как ты полагаешь, – мрачно отозвался отец. – Это тебе не матч между «Рэмсами» и «Краснокожими». Это куда сложнее.

Услышав упоминание о «Рэмсах», Эббра чуть слышно сказала:

– Военные сообщат о Льюисе его отцу, но он не станет звонить Скотту. Я должна сделать это сама.

– Чепуха! – Невзирая на потрясение, мать произнесла это слово довольно резко. Насколько ей было известно, в последний месяц Эббра не поддерживала связь со Скоттом Эллисом, и ей совсем не хотелось, чтобы их дружба возобновилась. – В этом нет ни малейшей необходимости. Ты слишком расстроена.

– Нет, Эббра права, – вмешался отец. – Она обязана ему позвонить. Скотту будет очень неприятно узнать о Льюисе из газет или выпусков новостей.

– Пусть Скотту звонит полковник Эллис! – настаивала мать.

– Я бы предпочла, чтобы он услышал об этом из моих уст, – твердо произнесла Эббра и, оставив родителей спорить, отправилась к телефону. Ей не хотелось звонить из прихожей, где ее могла услышать прислуга, поэтому она вошла в отцовский кабинет и закрыла за собой дверь.

Она не встречалась и не разговаривала со Скоттом уже четыре недели, с того самого дня, когда обедала с Пэтти Майн. В тот же день она велела горничным отвечать, что ее нет дома, если позвонит Скотт.

Неделю назад она получила от него дружеское письмо. Полагая, что Эббра была в очередной изыскательской поездке, и не получив от нее даже открытки, Скотт начинал беспокоиться и просил позвонить ему сразу, как только она вернется домой.

Эббра отложила письмо, не зная, как на него ответить. Чем больше она размышляла над словами Пэтти, тем яснее сознавала горькую истину, которая в них заключалась. Они со Скоттом проводили вместе слишком много времени, и люди уже начинали строить домыслы по поводу их связи. Но Эббра была слишком поглощена собой, чтобы это замечать. Через неделю после обеда с Пэтти ей на глаза попалась заметка на газетной полосе светской хроники, в которой содержался прозрачный намек на их близость. Эббра признавала, что в этом утверждении есть доля истины. Она признавала что ее тянет к Скотту. Он такой красивый, рослый, сильный, светловолосый, и Эббра не сомневалась, на ее месте любая женщина сочла бы его неотразимым. Но до тех пор, пока не вмешалась Пэтти, она не сознавала всей опасности ситуации, не понимала, как крепко она привязана к Скотту, а он, в свою очередь, к ней...

Она понимала, что теперь ей не обойтись без Скотта. Родители станут жалеть ее, друзья – сочувствовать, но Эббра не нуждалась ни в жалости, ни в сострадании. Ей нужен человек, который поймет ее, человек, способный разделить ее горе и простить ее гнев. Ей нужен кто-то, способный представить, какая это чудовищная, отвратительная перспектива – расстаться с Льюисом на многие годы.

Она набрала номер Скотта. Телефон в его квартире звонил долго, и Эббра уже решила, что его нет дома. И только когда она уже собиралась дать отбой, Скотт, наконец, ответил, и при звуке его энергичного голоса Эббра утратила с трудом обретенное спокойствие.

– Это я, Эббра, – запинаясь, произнесла она. – Ох, Скотт! Льюис попал в плен к северовьетнамцам!

На секунду в трубке воцарилась звенящая тишина, потом Скотт сказал:

– Никуда не уходи, милая. Я немедленно выезжаю. Эббра повесила трубку, привалилась спиной к стене и закрыла глаза, не в силах сдержать хлынувших слез. Скотт сказал именно то, что она хотела услышать. Он не стал задавать вопросы, как поступил бы на его месте любой другой, – вопросы, на которые она не смогла бы ответить. Он просто сказал, что выезжает. И она не сомневалась: когда Скотт приедет, он сумеет поддержать ее, придать ей сил пережить дни, которые последуют за нынешним.

Эббра не хотела встречаться с ним в доме. Она видела, что, несмотря на страшное известие, отношение ее матери к Скотту осталось прежним. Поэтому, дождавшись той минуты, когда он должен был появиться, Эббра вышла в прихожую, готовясь выбежать на улицу, как только услышит шум мотора его автомобиля.

– Не лучше ли тебе остаться дома? – спросил отец, озабоченно хмуря брови. – Что, если позвонят военные? Что, если поступят известия о Льюисе?

– Я должна поговорить со Скоттом, папа. Но не хочу встречаться с ним тут.

Отец нехотя кивнул, признавая ее правоту. У Эббры еще будет достаточно времени, чтобы сидеть, дожидаясь звонков. Слишком много времени.

– Кажется, я слышу звук машины, сворачивающей на подъездную дорожку, – мрачно произнес он, гадая, скоро ли им доведется услышать что-нибудь новое о Льюисе, скоро ли станет известно, где он был взят в плен. И при каких обстоятельствах.

Эббра выбежала из дома навстречу приближающемуся «шевроле» Скотта. Он затормозил, наклонился и распахнул перед ней дверцу. Как только Эббра забралась в салон, он развернул автомобиль и вывел его по дорожке на широкую улицу с тремя полосами движения.

Автомобиль промчался по Южному шоссе в ботанический сад и остановился в укромном уголке. До тех пор, пока не умолк двигатель «шевроле», Скотт не проронил ни слова.

– Кто тебе сообщил об этом? – негромко произнес он, поворачиваясь лицом к Эббре. – Что тебе сказали?

Страшная весть уже оставила свой отпечаток на его лице. Вокруг губ Скотта залегли глубокие складки, а глаза, обычно брызжущие весельем, потемнели.

– Приезжали два офицера, один из них капеллан. Они сказали, что Льюис и его подчиненные попали в засаду на реке, после того как прочесывали деревню в поисках северовьетнамцев. Одному из его помощников удалось скрыться, и он сообщил, что Льюиса взяли в плен.

– Это были северовьетнамцы? Не вьетконговцы?

– Нет. Мне определенно дали понять, что его захватили солдаты армии Северного Вьетнама. – Эббра откинула упавшую на лицо прядь темных волос и спросила: – Как ты думаешь, не значит ли это, что его отправят на Север, в Ханой?

Скотт покачал головой:

– Вряд ли. Полагаю, вьетнамцы, которые захватили Льюиса, пришли из Камбоджи. Это намного ближе.

– Быть может, твой отец сумеет что-нибудь выяснить? – Эббра вновь начала всхлипывать. – Я не знаю, где Льюис, и это сводит меня с ума. Что, если северовьетнамцы не взяли его в плен, а просто увели в джунгли и расстреляли? – Ее голос прервался.

Скотт стиснул кулаки, сдерживаясь, чтобы не протянуть к ней руки и не обнять ее. Больше всего ему хотелось прижать Эббру к груди, утешить ее и, если потребуется, успокоить ложью. Вместо этого он, сжав пальцы еще сильнее, так что побелели костяшки, ответил:

– Если бы военные допускали такую возможность, они бы сказали тебе, что Льюис пропал без вести, а не угодил в плен. Вероятно, они уже сталкивались с подобными случаями. Может быть, армия Северного Вьетнама ввела практику захвата пленных. Тебе сказали что-нибудь еще?

– Да. – Слова Скотта помогли Эббре преодолеть страх, что Льюиса попросту увели прочь и расстреляли. Теперь она чувствовала себя немного лучше, увереннее. – Мне сказали, что, поскольку Льюиса захватили на Юге, потребуется некоторое время, чтобы его официально признали попавшим в плен.

– Это надо понимать так, что подобные случаи уже происходили прежде и что армейские власти, как правило, получают подтверждение, – сказал Скотт, пытаясь укрепить Эббру в ее надеждах.

Эббра кивнула и нерешительно произнесла:

– Тут есть еще одно обстоятельство, Скотт. Обстоятельство, о котором никто не знает...

Скотт бросил на нее озадаченный взгляд, подумав, что весть о пленении Льюиса оказалась для Эббры непосильной ношей.

Ее лицо побледнело, в глазах застыла мучительная тревога.

– Льюис далеко не такой выносливый, каким кажется на первый взгляд. – Эббра обещала Льюису никому не говорить о приступах эпилепсии, но решила, что больше не может держать слово. Она обязана рассказать обо всем Скотту.

– Льюис силен как бык, – мягко возразил Скотт. – Он всегда гордился своей физической подготовкой.

Эббра покачала головой, и на ее ресницах блеснули слезы.

– Нет, – отозвалась она, от всей души надеясь, что Льюис ее простит. – Он страдает эпилепсией. Правда, в легкой форме.

Заяви она, что Льюис болен пляской святого Витта, даже и тогда на лице Скотта не могло бы отразиться большее недоверие.

– Эпилепсия? Что за вздор, Эббра! Льюис – армейский! За всю жизнь у Льюиса не было ни одного припадка!

– Да, у него не было припадков – в том смысле, который ты вкладываешь в это слово. И я молю Господа, чтобы их не было и впредь, – сквозь слезы проговорила Эббра. – Но незадолго до нашей свадьбы Льюиса на тренировке ударили по голове. С тех пор он время от времени страдал от кратковременных приступов потери ориентации.

– Согласен, такое может быть, но потеря ориентации – еще не эпилепсия!

– Льюис обратился к невропатологу в Лос-Анджелесе. Форма эпилепсии, которой он страдает, настолько мягка, что для подавляющего большинства людей она показалась бы пустяком. Но Льюис военный. Он не мог позволить, чтобы в его медицинской карточке значился такой диагноз. О его недуге не знают армейские врачи, не знает никто.

Теперь лицо Скотта было почти таким же бледным, как ее собственное.

– Ты хочешь сказать, что эта болезнь может прогрессировать? Что в плену его здоровье может ухудшиться? У него могут начаться припадки, при которых человек бьется в конвульсиях на полу?

– Не знаю. Но я боюсь за него, я так за него боюсь, Скотт... – Голос Эббры прервался, и только через несколько минут, вновь обретя дар речи, она продолжала: – Мой отец сказал, что, будучи военнопленным, Льюис сможет писать и получать письма. Если это действительно так, я выдержу. Мне нужно лишь знать, что он жив и вернется ко мне. Когда-нибудь.

– Тебе звонил Том, – сообщил отец, когда Эббра вернулась домой. – Он воспринял эту весть крайне болезненно, хотя и пытался скрыть свои чувства.

– Я сейчас же перезвоню ему. – Эббра с нетерпением ждала возможности поговорить с отцом Льюиса. Может, он, военнослужащий, сумеет объяснить ей, чего следует ожидать в дальнейшем, какие шаги будут предприняты для освобождения Льюиса, когда она может ожидать от него весточки.

– ...информация об американцах, захваченных в плен, крайне скудна, – сообщил полковник, лишая Эббру надежды на та, что она сумеет узнать, где находится ее муж и как называется лагерь для военнопленных, куда его могли направить.

– А как же Красный Крест? – спросила она. – Если они сумели наладить переправку посылок и писем пленным, то должны знать, где их содержат.

На другом конце линии возникла короткая неловкая пауза, потом свекор мягко произнес:

– На вашем месте я бы не рассчитывал установить связь с Льюисом через Красный Крест, Эббра. Действительно, мы имеем возможность общаться с некоторыми американцами, которых содержат в Хоало, но...

– Где это – Хоало? – перебила Эббра, от всей души надеясь, что это место находится на Юге. Если так, еще не все надежды потеряны.

– Это старая французская тюрьма в центре Ханоя.

Эббра закрыла глаза и привалилась к стене, чувствуя, как в ее душе поднимается отчаяние. Отцу Льюиса известно не намного больше, чем офицерам, которые приезжали сообщить о пленении ее мужа.

– Мне очень жаль, дорогая, – с трудом выговорил полковник. – Но я боюсь, что сейчас нам остается только ждать.

На следующий день прибыла телеграмма, официально подтверждавшая, что Льюис взят в плен. Эббра вновь и вновь перечитывала ее, пытаясь отыскать хотя бы намек на то, где он находится. Краткое описание событий, приведших к пленению Льюиса, полностью совпадало с тем, что ей уже было известно. В конце телеграммы ее предупреждали:

Ввиду того что в настоящее время Вашему мужу присвоен статус военнопленного. Вам предлагается в целях безопасности в ответ на все расспросы сообщать только имя, звание, личный регистрационный номер и дату рождения Вашего мужа. Исключением могут быть лишь ближайшие родственники.



Эббра широко распахнутыми глазами смотрела на краткие, лаконичные строки. Зачем? Почему ее просят следить за тем, кому и что она говорит? Каким образом ее слова могут повлиять на дальнейшую судьбу Льюиса? Эта просьба озадачила ее.

Она положила телеграмму в ящик бюро, гадая, когда армейские власти вновь свяжутся с ней, когда сообщат, какие меры предпринимаются для освобождения Льюиса.

В ближайшие выходные Скотт приехал в Сан-Франциско. Они отправились на озеро Тахо и прошли пешком несколько миль по лесу на северном берегу. Большую часть пути они проделали молча. У Эббры не было новых сведений о Льюисе, а мысли Скотта представлялись ему слишком мрачными и тревожными, чтобы высказывать их вслух.

С той самой минуты, когда Эббра сообщила ему о несчастье, Скотт всеми силами пытался справиться с чувствами, невольно вспыхнувшими в его душе. Ему хотелось, чтобы Эббра принадлежала ему. Навсегда.

Он подавил эту мысль, охваченный таким ужасом и такой жгучей ненавистью к самому себе, что едва мог дышать.

– Я еще не говорил тебе о том, что собираюсь на следующей неделе в Мексику? – Вместо того чтобы посмотреть на Эббру, он устремил взгляд на далекий горный пик Хай-Сьерра.

Эббра испуганно вздрогнула и повернула к нему лицо. – Нет... я... ты уезжаешь надолго?

– До начала сезона, – солгал Скотт. От ненависти к самому себе его слова прозвучали отрывисто. Эббра чуть запнулась, и он сунул руки в карманы, стиснув кулаки. Он не мог прикоснуться к Эббре. Вздумай он это сделать в эту минуту – и он погиб. – Мне очень жаль, Эббра, – продолжал Скотт, по-прежнему глядя прямо перед собой. – Я понимаю, что сейчас не самое подходящее время...

– Нет. – Лицо Эббры напряглось и побледнело, у губ залегла жесткая складка. – Думаю, это к лучшему, что ты уезжаешь. Я должна привыкать к одиночеству, – чуть слышно добавила она. – Чем дольше ты будешь рядом со мной, тем труднее мне будет научиться жить одной.

Они остановились в тени мамонтовых деревьев, глядя поверх сверкающего озера на вершину Хай-Сьерра. Скотт подумал, что все невысказанное между ними, наконец, стало ясно без лишних слов. Он ошибался, полагая, что Эббре неведомы его истинные чувства. Она знала о них. И может быть, уже давно.

– Я люблю тебя, Эббра, – с трудом ворочая языком, сказал он, понимая, что отныне их частым встречам, их беззаботной дружбе пришел конец.

– Я знаю, – чуть хрипло отозвалась она, не решаясь сказать что-нибудь еще.

Она стояла, отвернувшись от Скотта. Она не могла, не решалась на него посмотреть.

Скотт долго молчал, потом произнес неестественно напряженным голосом:

– Пожалуй, тебе пора домой.

Эббра кивнула, отвернулась от озера и далеких гор и зашагала вслед за Скоттом к «шевроле». В ее глазах застыло мучительное страдание.

Одиночество сводило ее с ума. У нее не было знакомых среди офицерских жен – женщин, которые могли бы понять, разделить ее чувства. День за днем она ждала сообщений от военных, сведений о том, что делается для освобождения Льюиса или хотя бы для установления контакта с ним, но ее ожидания были напрасны. В конце месяца, чувствуя себя так, словно ее бросили одну на чужой планете, Эббра набрала номер, указанный в карточке.

– Моего мужа зовут Льюис, – натянутым тоном произнесла она, – Льюис Эллис.

Ее соединили с офицером, которому было поручено дело Льюиса. Он извинился, что до сих пор не позвонил ей, и сказал, что ничего нового сообщить не может. Прошло слишком мало времени, добавил он.

Единственным ее спасением была книга. С головой погрузившись в воображаемый мир, Эббра просиживала за машинкой с раннего утра до поздней ночи и с мрачным удовлетворением приняла восторженные похвалы Пэтти, получившей очередную часть рукописи за несколько месяцев до ожидаемого срок.

Она не стала рассказывать Пэтти о том, что Льюиса взяли в плен. У Эббры у лее не оставалось сил выслушивать соболезнования, которые все равно не утешили бы ее. Единственным человеком, который мог облегчить ее страдания, был Скотт, но Эббра знала: после его признания на берегу озера Тахо она никогда не обратится к нему за поддержкой.

Порой в ее тревожных снах Льюис и Скотт словно бы сливались воедино, и, просыпаясь, Эббра не могла понять, v кого из них ей не хватает больше. По мере того как неделя сменяла неделю, она обнаружила, что может чуть-чуть облегчить свою тоску по Льюису, продолжая писать ему письма в форме дневника. Казалось, уже одно то, что она пишет, рассказывает ему о том, как провела день, чем занималась, о чем думала, как скучает по нему, хотя бы чуть-чуть приближало Льюиса к ней.

Однако тоску по Скотту унять было нечем. Эббра не могла, не решалась даже думать о нем. Футбольные матчи возобновились, и, судя по отзывам прессы, Скотт играл блестяще.

Эббра все чаще смотрела новости.

В начале октября появились сообщения о том, что американские самолеты сровняли с землей город Фулай, расположенный в тридцати пяти километрах к югу от Ханоя.

Эббра пыталась понять, какие военные цели могла преследовать бомбардировка Фулай. В кратких репортажах об этом не говорилось ни слова. В тот же день Эббра вышла из дома и купила крупномасштабную карту Вьетнама и «Улицу печали» Бернарда Фолла. Как-то раз Скотт сказал ей, что если ей хочется понять причины американской оккупации Вьетнама, положительные и отрицательные стороны военной кампании, то она должна прочесть книгу Фолла. В последние несколько недель Эббра начинала остро сознавать, сколь скудны ее познания о той стране, куда отправился муж. Откровенное равнодушие военных по отношению к Льюису начинало выводить ее из себя.

Офицер по делам военнопленных, к которому прикрепили Эббру, был неизменно вежлив с ней, но ничего нового сказать не мог. Создавалось впечатление, что положение Льюиса заботит его куда меньше, чем необходимость лишний раз напомнить Эббре о том, что при всяких контактах с прессой она не должна давать никакой информации о своем муже, кроме его имени, звания, личного номера и даты рождения.

В январе Эббра закончила роман. Она вложила в книгу весь свой жизненный опыт вкупе с тревогами, болью и надеждами, но не знала и не могла знать, получилось ли у нее именно то, чего желала Пэтти. Сюжет романа слишком тесно переплетался с судьбой самой Эббры, чтобы она могла составить о нем объективное суждение. Она лишь помнила, что завершение работы принесло ей громадное, почти физическое наслаждение. Она позвонила в контору Пэтти, намереваясь сообщить, что роман закончен и что она сейчас же отправит его по почте, но секретарша сказала, что Пэтти уехала в отпуск и не вернется до конца месяца.

Эббра все же отправила роман, испытывая едва ли не облегчение оттого, что пройдет, по меньшей мере, три недели, прежде чем Пэтти ознакомится с рукописью и сообщит свое мнение о ней. 2 февраля, когда она только начала гадать, не вернулась ли Пэтти из отпуска, зазвонил телефон. Эббре и в голову не пришло, что это может быть Пэтти, но, сняв трубку, она услышала ее хрипловатый голос:

– Поздравляю! Вчера утром я вернулась из Аргентины и весь день провела, читая «Женщину наедине с собой». Ваш роман намного лучше, чем я ожидала! Надеюсь, он понравится американскому и британскому издателям. Они немало рисковали, согласившись опубликовать ваше произведение, но, на мой взгляд, этот риск окупится с лихвой!

Эббра почувствовала облегчение. Ей еще предстояло дожидаться отзывов издателей, но если Пэтти одобрила книгу, значит, она выполнила поставленную задачу – написала крупное произведение, у которого есть коммерческое будущее. А если она написала одну книгу, значит, сумеет написать и другую, и третью. Эббру охватила такая радость, что, только набирая последнюю цифру номера Скотта, она осознала, что делает.

Дрожащей рукой она повесила трубку. Ее желание выглядело таким естественным. Скотт приложил немало трудов, чтобы приободрить ее, заставить поверить в свои силы. Он верил в нее. Если бы не Скотт, Эббре вряд ли хватило бы дерзости продолжать работу. А теперь она боится позвонить ему и сообщить, что Пэтти нашла книгу удачной. Нет, им со Скоттом не удастся встретиться в «Поло-лонж», чтобы отпраздновать успех. Никогда уже им не доведется поболтать и посмеяться, как раньше. Скотту не доведется прочесть рукопись.

– Зачем ты это сказал, Скотт? – прозвучал в пустой комнате голос Эббры. Ее сердце разрывалось от тоски. – Как бы мне хотелось, чтобы ты этого не говорил!

Месяц спустя, в марте, Пэтти позвонила Эббре и сообщила, что американский издатель уже высказал мнение о «Женщине наедине с собой» и что он воспринял книгу с восторгом.

– Вы получите длинное письмо от человека, которого назначили вашим редактором. Он укажет, какие, по его мнению, необходимо внести изменения. Судя по тому, что мне сказали, большой правки не потребуется, так что не волнуйтесь: Я надеюсь получить отзыв британского издателя уже в конце этой недели и ничуть не беспокоюсь о том, каким окажется этот отзыв. Издатель будет потрясен! Вам остается лишь думать над тем, о чем написать в следующей книге!

В апреле Эббра провела несколько дней в гостях у свекра. Пленение Льюиса ничуть не поколебало уверенности полковника в том, что единственным недостатком американской оккупации Вьетнама была недостаточная жесткость принятых мер.

– Мы не только должны бомбить Север, мы должны начать наземные операции против Севера, на территории которого каждый человек – наш враг, – с жаром заявлял он. – Никакой мягкотелости, никаких опасений, что, мол, мы стреляем в невинных граждан! Если мы перейдем в решительное наступление на Север, Хо Ши Мин и его приспешники уже через несколько дней запросят пощады!

Столь же нетерпимым оставалось его мнение по отношению к антивоенным демонстрациям, которые собирали все большее количество участников.

– Их нужно расстреливать как изменников, – гневно повторял он. – Они не имеют права называть себя американцами!

Эббра не соглашалась с ним. Среди демонстрантов попадались ветераны, люди, воевавшие во Вьетнаме. Они были настолько потрясены тем, что видели там, что по возвращении домой публично сжигали свою военную форму и выбрасывали медали.

В глубине души Эббра всегда считала американскую оккупацию Вьетнама ошибкой, и только привязанность к Льюису до сих пор заставляла ее смотреть на войну с иной точки зрения. Но теперь она уже не одобряла позицию Соединенных Штатов. Все то, что она прочла за последние месяцы, убеждало Эббру: ее первоначальное мнение оказалось точным и она должна его придерживаться. Участники антивоенных демонстраций внушали ей глубокое сочувствие, и как бы она ни уважала свекра, каждый проведенный в его обществе день становился серьезным испытанием ее выдержки.

В мае она начала работать над новой книгой и, невзирая на полное отсутствие информации о том, где находится Льюис и жив ли он вообще, продолжала ежедневно писать ему письмо-дневник.

В июне ей позвонили из военного ведомства, но не для того, чтобы сообщить сведения, которых она с таким нетерпением ждала.

Учитывая обстоятельства, при которых Льюис попал в засаду, его статус был пересмотрен. Отныне он считался не военнопленным, а без вести пропавшим.

Эббра три дня не выходила из комнаты. Она отлично поняла, что за этим стоит. Ее пытались убедить в том, что Льюис погиб, но она не верила этому. Льюис жив. Эббра знала, что он жив.

Через два дня ей позвонил Скотт.

– Мне очень жаль, – просто сказал он. – Но ты должна надеяться на лучшее, Эббра. Отсутствие сведений о людях, взятых в плен на Юге, еще не означает, что они погибли.

– Да-да, – прерывающимся голосом отозвалась Эббра. – Льюис жив, Скотт! Я знаю, он жив!

Скотт замялся. С тех пор, когда они общались в последний раз, прошло больше десяти месяцев.

– Ты не против, если я приеду к тебе? – спросил он, сам не зная, какой ответ хочет услышать.

Он понимал, что встреча ничего не изменит, знал, что по-прежнему любит Эббру. Ничего из этого не выйдет. Эббра любит Льюиса и никогда не полюбит никого другого, пока сохраняется хотя бы призрачная надежда, что он жив.

– Нет, – хрипло произнесла Эббра. Ее голос прозвучал так, словно она сдерживала слезы. – Пожалуй, не стоит, Скотт.

Скотта охватило такое разочарование, что он был вынужден опереться о стену. Ну конечно, он знал, какого ответа ждал от Эббры. Но не получил его.

– До свидания, милая, – с трудом произнес он, гадая, каково приходится Эббре без друзей, которые понимали бы ее, без семьи, которая поддерживала бы ее, без близких людей, к которым она могла бы обратиться за помощью и утешением.

Все лето Эббра продолжала разрабатывать новый сюжет. По-прежнему у нее не было никаких вестей о Льюисе, никаких причин верить в то, что он жив. Была лишь собственная непоколебимая убежденность, что это так.

В сентябре она решила: хватит ей быть послушной офицерской женой. Она сделала все, что советовали военные власти. Она не разговаривала о Льюисе ни с журналистами, ни со случайными знакомыми. Она держалась в стороне от антивоенного движения, не устраивала истерик и никому не докучала. Теперь с этим покончено.

В октябре антивоенные активисты объявили о скором выступлении в Вашингтоне, цель которого – пикетирование Пентагона. Эббра заперла рукопись в ящик стола и купила билет на самолет.

Она намеревалась расстаться с ролью покорной жены и стать участницей антивоенного движения. Пикетирование Пентагона представлялось ей столь же удачным началом, как и любой другой шаг.

Глава 21

Серена на самоубийственной скорости свернула на мощенный булыжником конюшенный двор и остановилась с визгом шин. Она опаздывала. До приезда Руперта оставалось меньше получаса, а ей еще нужно было принять ванну и переодеться. Они собирались пообедать в «Квалингос», а потом отправиться в «Колони» на Беркли-сквер. Она захлопнула за собой входную дверь, раздумывая, что надеть. Вставляя ключ в замочную скважину, она услышала, как в доме зазвонил телефон.

– Черт побери, – пробормотала она и на мгновение остановилась, любуясь хрупкой красотой бегоний и фуксий в кашпо. – Если это Тоби, ему придется подождать. – Серена вошла в тесную прихожую и сняла трубку с трезвонящего аппарата. – Мне очень жаль, Тоби, дорогуша, – сказала она, не испытывая и тени сожаления, – но сегодня вечером я не могу, сегодня я...

– Это не Тоби. Это я, твой папа. – Голос отца звучал хмуро и напряженно. – Боюсь, у меня плохие новости, милая. Прости, что сообщаю тебе это вот так, по телефону, но я подумал, что будет лучше, если ты узнаешь все от меня, а не от кого-нибудь еще.

– Лэнс? – тут же отозвалась Серена дрогнувшим голосом. – Что-нибудь с Лэнсом? Что с ним случилось? Его арестовали? Он здоров? Где он находится?

Где бы ни оказался Лэнс, Серена поехала бы к нему. Придется оставить Руперту записку. Он все поймет. Серена сжала в кулаке ключи от автомобиля.

– Где сейчас Лэнс, папа?

– Дело не в Лэнсе, милая... – устало произнес отец. Серена привалилась к стене, стыдясь того облегчения, которое ощутила. Значит, что-то с матерью. Рано утром она отправится в Бедингхэм и останется там столько, сколько будет нужно.

Граф откашлялся.

– Боюсь, дело в Кайле. Его отец позвонил мне несколько минут назад. Кайла сбили. Сослуживец видел его живым на земле после крушения вертолета, но район падения кишит вьетконговцами, и с тех пор о Кайле не было никаких известий. – После паузы отец продолжил: – Его официально объявили без вести пропавшим. Мне очень жаль, милая. Мне очень, очень жаль.

В первую секунду Серена ничего не почувствовала. Казалось, ее охватило оцепенение. Голос отца зазвучал громче:

– Серена? Ты слушаешь? Ты слышишь меня?

– Да, – выдавила она, наконец. – Да, я слышу тебя, папа. – Она не знала, о чем говорить, о чем спрашивать. Как ни странно, все то время, что Кайл был во Вьетнаме, ей и в голову не приходило, что его могут убить, ранить или объявить без вести пропавшим. Кайла переполняла такая жизненная энергия, он был таким чертовски везучим, таким вызывающе уверенным в себе, что было трудно даже представить, что он может попасть в беду. Сама мысль о том, что он может оказаться в числе неудачников, казалась совершенно невероятной.

– Ты не хочешь приехать домой на несколько дней? – говорил тем временем отец. – Бедингхэм сейчас в полной своей красе, столько цветов и зелени.

Закрыв глаза, Серена думала о Бедингхэме. В день свадьбы там было много роз – светлых Офелий, темно-пурпурных Виолетт... Как бы все обернулось, не вздумай Лэнс в тот день приехать в поместье? Кайл не застал бы той отвратительной сцены, не покинул бы Бедингхэм, не вернулся бы в Америку. И уж конечно, не поступил бы на курсы пилотов, его не послали бы во Вьетнам...

– Нет, папа, – с трудом произнесла она. – Я не хочу ехать домой. По крайней мере, сейчас.

Если бы Лэнс не объявился в тот день, они с Кайлом могли бы сейчас вместе жить в Бедингхэме. Оказаться там без него было бы невыносимо. Серена медленно положила трубку. Ей на ум пришло крылатое изречение о том, что «если» – самое короткое и самое грозное слово в английском языке. Если бы она не оставила Кайла одного и не отправилась в детскую, чтобы увидеться с Лэнсом... Если бы Кайл не потерял терпение и не пошел ее искать... Если бы... если... если...



Двадцать минут спустя приехал Руперт в сером элегантном костюме, с гвоздикой в петлице. Бросив один лишь взгляд на бледное, осунувшееся лицо Серены, он сказал:

– Господи! Что с тобой, Серена? Что случилось?

Серена крепко сжимала в ладонях объемистый бокал водки с тоником. Она и не подумала отставить водку в сторону или выйти навстречу Руперту. Она посмотрела на него глазами, дымчато-серая глубина которых казалась теперь едва ли не черной.

– Вьетнамцы сбили вертолет Кайла, – просто ответила она. – Его считают пропавшим без вести.

На секунду Руперт застыл в неподвижности, сразу осознав, какие перемены и осложнения это обстоятельство вносит в его отношения с Сереной, потом подошел к ней и осторожно вынул стакан из ее пальцев.

– Расскажи мне, – мягко произнес он, – расскажи мне все, о чем тебе сообщили.

Серена все еще была в шоке, но глаза ее оставались сухими. Запинаясь, она повторила то, о чем поведал ей отец. Руперт был изумлен скудностью сведений.

– Когда это случилось? Сколько времени прошло? Почему тебе не позвонили, как члену семьи Кайла?

– Скорее всего, потому, что он не назвал моего имени, – с решительной прямотой ответила Серена. – Поступая на службу, Кайл готовился развестись со мной. Мы помирились лишь за несколько часов до его отъезда во Вьетнам. Вполне естественно, что в качестве ближайшего родственника он назвал отца, а не меня.

– Ты уже звонила его отцу?

– Нет. – Серену передернуло.

– Не кажется ли тебе, что это необходимо сделать? – настаивал Руперт. – Тебе нужно узнать, где сбили Кайла – на Севере или на Юге. И если его видели живым после падения вертолета, как получилось, что его сочли пропавшим без вести? Ведь он, скорее всего, попал в плен.

– Сначала мне нужно другое, – дрогнувшим голосом отозвалась Серена. – Сначала я должна поверить, что это действительно произошло. Мне нужно выплакаться.

Но даже после разговора с тестем слезы не желали течь из ее глаз.

– Это ты виновата! – яростно обрушился на нее отец Кайла. – Если бы не ты, Кайл не пошел бы в армию, его бы не отправили во Вьетнам!

Серена не спорила. В первую же секунду после того, как отец сообщил ей о несчастье, она поняла, что одна виновата во всем.

Следующие несколько дней она ходила в антикварный магазин, но делала это словно робот, повинуясь укоренившейся привычке. От энергичной, жизнерадостной сумасбродки, которой в равной степени восхищались покупатели и газетчики, специализирующиеся на светских сплетнях, осталась лишь бледная тень. Серена держалась отстранение и, хотя и была благодарна Руперту за сочувствие и поддержку, отказывалась с ним спать. И с другими мужчинами тоже.

Она отправилась в Челси к Лэнсу и рассказала о случившемся, стоя к нему спиной и глядя в окно на серые неспокойные воды Темзы.

– Кайла сбили неподалеку от камбоджийской границы, – невыразительным голосом говорила она. – Он должен был взять на борт разведывательную роту, которую отрезали и окружили вьетконговцы. Один пилот, его друг, совершенно уверен, что видел, как Кайл выбирался из-под обломков, но вокруг было полно вьетконговцев, и...

Серена обернулась, собираясь рассказать, что друг Кайла предпринял отчаянную попытку посадить под яростным огнем вертолет рядом с пылающими обломками.

Пока она говорила, Лэнс молчал, и Серена не сомневалась, что, невзирая на жгучую ненависть к Кайлу и антивоенные убеждения, он будет потрясен так же, как Руперт. Не обернись Серена столь неожиданно, он наверняка постарался бы выразить сочувствие, хотя бы даже и лицемерное. Но Серена застала Лэнса врасплох и успела уловить выражение его лица.

Лэнс улыбался, всем своим видом выражая радость. И только сейчас Серена почувствовала, что в ней словно что-то надломилось. По ее щекам хлынули слезы.

– Ты ублюдок! – вскричала она и, набросившись на Лэнса, вонзила ногти ему в лицо. – Ничтожный, тупой, жалкий ублюдок!

От Лэнса ее оторвал Руперт. Он ждал Серену на улице в своей «лагонде» и услышал ее яростный вопль. К тому времени когда он поднялся по лестнице и вошел в квартиру, Лэнс полулежал на диване, а Серена молотила его кулаками, истерично рыдая и выкрикивая ругательства, от которых покраснел бы портовый грузчик.

– Ради всего святого! – гаркнул Руперт. Он торопливо пересек комнату и расцепил брата и сестру, с облегчением заметив, что Лэнс и не думает дать сдачи. – Какая муха вас укусила? Неужели вы не можете вести себя как разумные люди?

Лэнс приподнялся и сел на диване. Его галстук был обмотан вокруг шеи, на рубашке не хватало пуговицы.

– Это я виноват, – коротко произнес он, промокая носовым платком царапины на лице. – Серри подумала, будто бы я рад, что Андерсона объявили без вести пропавшим.

– Так и было! – Серена судорожно всхлипнула. – И он тебе не Андерсон, его зовут Кайл!

– Это правда? – натянутым тоном спросил Руперт. Лэнс поднял глаза. Снизу Руперт казался ему настоящим великаном. И очень грозным.

– Да нет... – нерешительно пробормотал Лэнс и вскочил на ноги, не желая чувствовать себя в уязвимом положении. – Черт возьми! Я вовсе не был доволен – в том смысле, который в это слово вкладывает Серена. Я вовсе не был доволен тем, что ее мужа сбили. – Он начал возбужденно прохаживаться по комнате. – Если я и радовался, то только потому, что американцы должны усвоить: они никогда не выиграют эту войну. Но мне кажется, они поймут это только тогда, когда общественное мнение сочтет американские потери во Вьетнаме слишком большими. На мой взгляд, чем скорее это произойдет, тем лучше!

Серена наконец прекратила плакать. Она отбросила волосы с лица, вытерла пальцами щеки и ровным голосом устало произнесла:

– Мне следовало хорошенько подумать, прежде чем являться сюда с такими новостями. Отвези меня домой, Руперт.

Лэнс замер, его глаза метнулись к лицу сестры. Он не хотел, чтобы Серена уезжала. Он не хотел, чтобы их разделила очередная ссора, но не желал извиняться в присутствии Руперта. Вместо этого он сказал:

– Если Кайл жив и находится в плену, тебе следует взглянуть на дело с моей точки зрения, Серри. Ты должна принять участие в антивоенных выступлениях, поскольку, пока война не завершится, ни один человек за пределами Вьетнама не увидит Кайла Андерсона.

Серена промолчала. Ей тоже хотелось помириться с Лэнсом, но у нее возникло чувство, что поступить так значило бы предать Кайла. Сохранять верность ему – единственное, что она могла сделать для него и ради него.

В течение следующих нескольких дней Серена перечитала все что возможно о войне. Она узнала о том, как вьетконговцы обращаются с американцами, попавшими им в руки, как втыкают пленным стальные штыри в анальное отверстие и пенис, как заживо сдирают кожу.

Отныне война не казалась ей чем-то отвлеченным, и чем больше она узнавала, тем чаще ей приходило на ум, что взгляды Лэнса на войну не такие уж экстремистские. Три недели спустя отец Кайла передал ей письмо Чарлза Уилсона.

...Кайл жив, я уверен в этом, – писал он. – Я видел, как он выбирался из-под обломков, но посадить рядом машину и спасти его не было никакой возможности. Слишком плотным был огонь с земли. – Уилсон указал точные координаты места, где был сбит Кайл, и в конце добавил: – Он мой друг, лучшего у меня не было в жизни, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы добиться для него статуса военнопленного.

Серена дважды прочла письмо и задумчиво отложила его в сторону. До сих пор ей и в голову не приходило, что различие между понятиями «без вести пропавший» и «военнопленный» может оказаться столь важным. До исчезновения Кайла она и не догадывалась о существовании подобного различия. Она полагала, что ничего не может сделать для Кайла, но ошибалась. Она должна бороться за изменение его статуса. Но для этого первым делом нужно известить вооруженные силы США о том, что она жена военнослужащего.

Через две недели после того, как Серена написала в военное ведомство, приложив свидетельства о рождении и браке, ей прислали ответ. Только сейчас она получила официальное сообщение о последнем задании Кайла и об обстоятельствах, при которых был сбит его вертолет. Ей рассказали и о том, как Чарлз Уилсон под яростным огнем противника вновь и вновь пытался посадить свою машину рядом с горящими обломками вертолета Кайла, и что при этом он получил тяжелые ранения.

Еще армейские власти приносили свои извинения за то, что личные вещи Кайла были отправлены его отцу, а не ей, и уверяли Серену, что среди этих вещей не было личных писем. В конце содержалась просьба считать любую информацию о ее муже конфиденциальной.

– Какая еще информация? – вслух произнесла Серена, изумленная до глубины души. Она отправила новое письмо, спрашивая, почему Кайл числится не военнопленным, а без вести пропавшим, если другой пилот видел, как он выбирался из-под обломков вертолета. Еще она спрашивала, в каком госпитале находится Чарлз Уилсон. Она хотела написать ему и поблагодарить за отважную попытку спасти Кайла.

В начале октября Серена получила второе официальное послание армии США. Она вскрыла желтовато-коричневый конверт, не сомневаясь в том, что он содержит именно те сведения, которых она ждала.

...имя вашего мужа попало в списки, только что опубликованные властями Северного Вьетнама. Предполагается, что его содержат в ханойской тюрьме Хоало. На основании данной информации вашему мужу присвоен статус военнопленного. И поскольку теперь он считается попавшим в плен, вам предлагается ради его безопасности сообщать посторонним лицам только его имя, регистрационный номер и дату рождения...

Кайл жив! Серену охватила дрожь, она смеялась и плакала одновременно. Кайла держат в кошмарном застенке, но по крайней мере он жив!

– Я знала, что ты не можешь погибнуть! – вскричала Серена, как будто Кайл был рядом с ней. – Ты слишком любишь жизнь, чтобы умереть!

Руперт воспринял эту весть с чувством громадного облегчения. Он знал, что Серена терзается угрызениями совести, и хотя сам он полагал, что в произошедшем ее вины нет, переубедить Серену не мог.

Он сидел на диване в своем роскошном доме на Найтсбридж, положив руку на плечо Серены. Выслушав ее рассказ об изменении официального статуса Кайла, Руперт решил, что теперь их отношения вновь вернутся в привычное русло.

– Ты не отвечаешь за то, что Кайл удрал в Штаты и стал летчиком, – сказал он, когда Серена призналась, почему чувствует себя виноватой. – Вряд ли ты могла хоть на секунду представить себе, что, оказавшись на месте Кайла, я решил бы, что та омерзительная сцена в детской доставляет тебе удовольствие. Поступок Кайла лишь свидетельствует о том, как мало он тебя знает... – и любит, хотел добавить Руперт, но удержался.

Несмотря на свежую, ветреную погоду, Серена надела под мини-юбку только узенькие трусики, и Руперт потянул их книзу, чувствуя, как его ладонь щекочут упругие золотистые волоски. Он осторожно проник пальцами в ее лоно и погрузил их в горячую увлажнившуюся плоть. Серена издала грудной стон и напряглась, всем телом прижимаясь к Руперту. Минуло уже почти два месяца с тех пор, когда она в последний раз была близка с мужчиной, а Кайла уже не считают пропавшим без вести, он в плену у вьетнамцев, он жив! Руперт приблизил губы к ее рту, продолжая ласкать крохотный бугорок между ее ног. Она не спала с мужчинами... и Кайл остался жив! Серена мягко уперлась руками в грудь Руперта, отталкивая его.

– Не будь глупышкой, – дрожащим от страсти голосом произнес он. – Теперь ничто не мешает нам лечь в постель.

– Нет, мешает. – Серена была так возбуждена, что едва сдерживала стон, но все же схватила Руперта за руку, крепко стискивая его пальцы. – Я не занималась любовью, и Кайл уже не числится без вести пропавшим, теперь он военнопленный! И если я буду хранить ему верность, его отпустят, я знаю!

Руперт с изумлением воззрился на нее.

– Ты что, шутишь? – спросил он наконец. Дымчато-серые, широко расставленные глаза с темными ресницами заглянули ему в лицо.

– Нет, – ответила Серена и заерзала, высвобождаясь из объятий Руперта. – Я понимаю, это звучит не слишком разумно...

– Это попросту глупо! – Терпение Руперта иссякло. – Это самое настоящее первобытное суеверие! Скажи на милость, каким образом твое воздержание может повлиять на судьбу Кайла? И на какой срок ты рассчитываешь, давая себе обещание не заниматься любовью, пока его не отпустят? Война длится уже несколько лет. Вряд ли она закончится только оттого, что ты дашь обет воздержания. Кайл может провести в Ханое годы!

Серена поднялась с дивана и дрожащими руками разгладила на бедрах юбку.

– Кайл не выдержит многолетнего заключения, – прерывающимся голосом отозвалась она. – Тюрьма убьет его.

Руперт медленно встал, глядя на Серену и ругая себя за необдуманные слова.

– Может быть, Кайлу не придется сидеть там несколько лет, – негромко сказал он. – Даже если война будет продолжаться, пленных могут обменять.

– Да, – согласилась Серена, надевая туфли. – Могут.

Она собиралась уходить, и Руперт понимал: она уже не вернется. Он следил за ней полным любви и сожаления взглядом.

– Если Кайла обменяют, то вовсе не потому, что ты изображаешь из себя монахиню, – произнес он, окончательно утратив надежду.

Невзирая на мрачные видения, вызванные его словами, уголки губ Серены приподнялись в улыбке.

– Почему бы и нет? – сказала она с прежним лукавством в голосе. – Ведь, как ни говори, жизнь без секса – самая большая жертва, на которую я способна!

В конце октября ей позвонил отец и сказал, что они с матерью уезжают на зиму в Барбадос. Разумеется, прислуга справится с его стареющими спаниелями, но собаки предпочли бы видеть рядом кого-нибудь из членов семьи, и не согласится ли Серена перебраться в Бедингхэм?

Серена согласилась не раздумывая. Осень – лучшее время в Бедингхэме, а она уже давно не была в поместье. Покинув Лондон, она отправилась на север, физически ощущая, как с каждой милей в нее вливается ощущение свободы. В Бедингхэме она сумеет более ясно представить себе свое будущее. Ее связь с Рупертом завершилась, хотя он и был тем человеком, к которому она в первую очередь обращалась за советом, сочувствием и поддержкой. Руперт предложил ей стать совладелицей антикварного магазина, надеясь тем самым удержать ее, но она отказалась.

Она не хотела брать на себя никаких обязательств, сколь бы соблазнительными они ни представлялись. Пленение Кайла перевернуло всю ее жизнь. И хотя Серена не могла заглянуть в будущее, она не сомневалась: впереди ее ждет совсем не то, о чем она мечтала в прошлом. И когда это будущее наступит, она должна быть во всеоружии.

Лэнс оставил на ее автоответчике несколько сообщений, но Серена не стала ему звонить. Отказ от примирения с братом оказался еще одним тяжким бременем, которое она на себя взвалила.

В конце ноября во время привычного еженедельного разговора по телефону Руперт без особой радости сообщил Серене, что у него появилась новая подруга – леди Сара Мэллбери, семнадцатилетняя дочь его школьного приятеля.

Серена была несколько удивлена, но не испытала ни малейших сожалений. Она прекрасно знала, что, если ей вздумается возобновить отношения с Рупертом, леди Сара вряд ли сможет помешать этому. Но Серена не хотела возврата к старым привязанностям, во всяком случае пока. Она предпочитала оставаться в Бедингхэме, бродить с собаками среди берез и, возвращаясь с прогулок, наслаждаться чаем и хрустящими тостами с маслом, устроившись у жаркого пламени камина.

Военное ведомство сообщило ей адрес армейского госпиталя в Японии, где проходил лечение Чак Уилсон, и она написала другу Кайла, благодаря за смелую попытку выручить ее мужа.

Незадолго до Рождества Серена получила ответ. Это было странное письмо, краткое и грубоватое. Уилсон давал понять, что не видит смысла в дальнейшей переписке. Серена терялась в догадках. Чак был другом Кайла, и ей было трудно представить его замкнутым, нелюдимым человеком. К тому же его первое письмо к ней, хотя и полное мучительной боли, было дружелюбным и сочувственным.

Чака перевели в госпиталь на территории США, и Серена решила не обращать внимания на его недоброжелательный тон. Она написала вновь, спрашивая, когда он надеется выйти из госпиталя, и сообщила, что хотела бы встретиться с ним, чтобы поблагодарить лично.

К Новому году Серена убедилась в том, что Лэнс хотя бы в одном отношении прав: покончить с войной можно, лишь решительно выступая за мир. Серена отправилась в Лондон, чтобы принять участие в антивоенной демонстрации.

Стояла Морозная погода, под ногами скрипел снег, однако группа стойких демонстрантов, к которым присоединилась Серена, оказалась на удивление многочисленной. С плакатами в руках они прошагали от Трафальгарской площади до американского посольства на Гросвенор-сквер.

Серена шла в первых рядах, держа под руки бородатого хиппи с плакатом «Ненавижу войну!» и решительную на вид девицу, которая представилась студенткой лондонского экономического колледжа.

Они ступили на Гросвенор-сквер, выкрикивая: «Хо-хо-хо Ши Мин! Американцы, прочь!» – и влились в толпу демонстрантов, пришедших на площадь первыми. В прилегающих переулках уже собирались отряды конной полиции. Увидев в толпе Лэнса, Серена улыбнулась. Прошло четыре месяца с тех пор, когда он с таким ехидством отреагировал на весть о том, что Кайл был сбит, и Серена уже давно его простила. Она решила, что по прошествии столь долгого времени примирение с братом уже не может считаться предательством по отношению к Кайлу.

– Серри! Что ты здесь делаешь, черт побери?! – воскликнул Лэнс, протискиваясь к ней. Демонстранты все громче и яростнее скандировали лозунги, и конные полицейские начали подтягиваться к площади.

– Вот, решила, что тебе не обойтись без помощи сестры! – крикнула в ответ Серена, крепко обнимая его и чувствуя безумную радость оттого, что теперь между ними все будет по-прежнему.

– Тогда не отходи от меня и держись подальше от лошадей! Одному Господу известно, зачем их выпустили против толпы, когда тротуары такие скользкие. Того и гляди кто-нибудь из них сломает себе ногу.

– Надеюсь, этого не случится, – отозвалась Серена. – Нас не так уж много. Вряд ли кому-нибудь придет в голову сдерживать толпу конной полицией.

Лэнс пренебрежительно фыркнул.

– Тебе еще многому предстоит научиться, – произнес он, довольный тем, что ему нет нужды извиняться перед Сереной. Он знал: она понимает, как неловко он себя чувствует, и не намерена напоминать об их досадной размолвке. Он взял Серену за руку и начал протискиваться в первые ряды демонстрантов. – Чем ты занималась всю зиму? Ты знаешь о том, что родители смылись в Барбадос?

Серена кивнула, пробираясь вслед за ним.

– Да. Папа позвонил мне перед отъездом и попросил присмотреть за собаками. С тех пор я живу в Бедингхэме.

– Одна? – Слово вырвалось у Лэнса, прежде чем он успел прикусить язык. Серена прекрасно поняла, что он имел в виду. Знай Лэнс, что она одна в Бедингхэме, непременно присоединился бы к ней.

– Да, – ответила она, отводя взгляд. Неподалеку вспыхнула драка между одним из демонстрантов и пешим полицейским. – Я читала, думала и забрасывала военные ведомства письмами. – Серена по-прежнему избегала смотреть Лэнсу прямо в глаза. – Статус Кайла изменили, теперь он числится военнопленным. Его содержат в ханойской тюрьме Хоало. В своих письмах я задаю один и тот же вопрос: какие меры предпринимаются, чтобы вызволить его оттуда?

– Удалось тебе достичь успеха? – спросил Лэнс, понимая, что ответ вряд ли будет утвердительным.

– Нет, – хмуро отозвалась она. – Но им меня не переупрямить. Я не отступлю.

В марте родители приехали в Бедингхэм из Барбадоса, и Серена нехотя вернулась в лондонскую квартиру матери. Она вновь начала ходить на вечеринки и дискотеки, хотя ей казалось, что она поступает так, скорее подчиняясь силе привычки. Чем больше веселились окружающие, тем острее она сознавала, какие страдания выпали на долю Кайла. Когда она отправилась на обед с Рупертом и тот заставил официанта поменять бутылку вина, поскольку оно оказалось недостаточно охлажденным, Серена подумала о том, дают ли Кайлу чистую питьевую воду, снимают ли с него наручники или он проводит в кандалах весь день. Вспоминает ли он о ней и о тех незабываемых часах, что они провели вместе в Бедингхэме?

В апреле Серена получила еще одно письмо от Чака Уилсона. Он выписался из госпиталя и намеревался провести лето на ранчо своего дяди в Вайоминге, чтобы восстановить силы. Он по-прежнему умалчивал о своих ранах и почти не вспоминал о Кайле и о его заключении в Хоало. Казалось, письмо не стоит затраченных на него усилий, и только отсутствие адреса Чака в Вайоминге служило намеком на то, что несколько месяцев Серена не сможет с ним связаться и что он не желает продолжать общение с ней.

– Напрасные надежды, мистер Уилсон, – сказала себе Серена. На конверте значился адрес в Атлантик-Сити. Полагая, что это домашний адрес Чака, она аккуратно уложила конверт в ящик секретера. Человек, называвший себя лучшим другом Кайла, никогда не написал бы ей таких писем. Серену начинали одолевать мрачные подозрениями она была твердо намерена выяснить, в чем тут дело. Она свяжется с Чаком, когда тот вернется из Вайоминга. Но не по почте. Она нанесет ему визит.

Все лето Серена продолжала атаковать письмами военные ведомства США и прикрепленного к ней офицера по делам военнопленных. Она просила сообщить ей адреса женщин, мужья которых попали в застенки Хоало, поскольку желала познакомиться и вступить с ними в переписку, но ее просьба не была удовлетворена. К концу лета терпение начало иссякать.

– Они не желают делиться со мной информацией, – пожаловалась Серена Лэнсу во время лодочной прогулки по верховьям Темзы, – не знаю даже, сколько людей содержатся в ХоаЛо. Если бы у меня были имена и адреса жен заключенных, я могла бы по крайней мере переписываться с ними. Полагаю, они не меньше моего разочарованы политикой американских властей в отношении военнопленных. Мы могли бы организовать группу политического давления. Черт возьми, должны же мы что-нибудь делать! Многие ведь находятся в плену с шестьдесят шестого года!

– Напиши открытое письмо в «Вашингтон пост» и попроси женщин, оказавшихся в таком же положении, как и ты, связаться с тобой, – рассудительно произнес Лэнс, направляя лодку в обход нависших над водой ивовых ветвей. – И поезжай в Штаты. На октябрь в Вашингтоне запланирована массовая демонстрация. Там выступит доктор Бенджамин Спок, а у Пентагона будут выставлены круглосуточные пикеты. Это будет самый грандиозный антивоенный марш из всех, что когда-либо проводились.

– Вдобавок он состоится осенью, – загадочно произнесла Серена.

– Что ты хочешь этим сказать?

Серена откинулась на мягкую спинку лодочного сиденья. Ворот ее белой шелковой блузки был распахнут, длинные ноги обтягивали голубые джинсы.

– То, что один человек, который собирался провести лето в Вайоминге, к тому времени уедет оттуда, – поддразнила она Лэнса.

Лэнс не попался на крючок. Вместо того чтобы поинтересоваться, откуда у нее знакомые в Вайоминге, он спросил:

– Так ты поедешь в Вашингтон на демонстрацию у Пентагона?

Серена кивнула. В ее глазах вспыхнул огонек твердой решимости.

– Обязательно. И я не вернусь назад до тех пор, пока не сведу знакомство с женщинами, мужья которых томятся в тюрьмах Ханоя. Кроме меня, должны быть и другие люди, которых не устраивает позиция американских властей по отношению к военнопленным. Должны быть и другие жены, которым надоело сидеть сложа руки. И я их найду.

Глава 22

После головокружительного успеха концерта под открытым небом жизнь Габриэль стала такой суматошндй, что она едва находила время перевести дух. Группу захлестнул поток предложений от агентов, каждый из которых намеревался установить над музыкантами свою безраздельную власть. Рэдфорд отвергал даже самых известных дельцов шоу-бизнеса.

– Черт побери! – говорил он с кривой ухмылкой. – Я не настолько сошел с ума, чтобы продаваться душой и телом этим придуркам. Когда появится действительно стоящий агент, я его почую!

«Стоящий агент» явился в облике Марта Деннисона, англичанина, обладавшего общепризнанной репутацией во всем, что касалось «чернокожей» музыки.

– Несмотря на то что у вас белокожий солист и два белых гитариста, ваша музыка звучит по-негритянски, – сказал Марта, когда Рэдфорд познакомил его с членами группы. – В этом ваша главная сила. У вас есть и еще одно преимущество – ваша певица. С такой сексуальностью, как у нее, можно поставить на уши аудиторию еще до того, как прозвучит первая нота!

Были подписаны контракты на выступления и запись альбомов, в ноябре должно было состояться первое турне по Англии. Группа работала над новыми песнями и все больше времени отдавала репетициям. Лишь в конце августа Габриэль обратила внимание на то, что Гэвин перестал слать ей письма.

Поначалу это не вызвало у нее тревоги. Почтовая связь с Вьетнамом никогда не отличалась регулярностью – Габриэль знала об этом по переписке с теткой. А может быть, у Гэвина просто не было случая ей написать. Газеты наперебой сообщали о том, что американские реактивные бомбардировщики по ошибке нанесли удар по двум южновьетнамским деревням южнее Сайгона, убив 63 и ранив 100 человек. Вероятно, Гэвин находился там, ведя репортаж с места происшествия.

В начале сентября, в тот самый день, когда группа собиралась отправиться в первую поездку, одного из пианистов нашли мертвым. Он погиб от передозировки героина.

Рэдфорд пришел в ярость.

– Сукин сын! – бушевал он. – Господи, ну почему именно сейчас? Почему этому тупому ублюдку потребовалось испортить все именно сейчас?

У них был второй пианист, они по-прежнему могли играть, однако уникальность группы состояла в ее звучании, сравнимом со звучанием студийного оркестра – три гитары, два контрабаса и два, а не одно, фортепиано.

– Пусть его заменит Мишель, – предложила Габриэль, и поскольку Мишель наизусть знал каждую мелодию группы, а иного выбора все равно не было, Рэдфорд скрепя сердце согласился.

Его досада мгновенно испарилась, стоило ему услышать исполнение Мишеля.

– Боже мой! Почему ты не говорила мне, как замечательно он играет? – упрекнул он Габриэль. – Может, он и неказист на вид, но у него душа настоящего пианиста!

Наступила вторая неделя сентября. Габриэль все меньше беспокоила карьера и все больше – отсутствие писем из Сайгона. К концу месяца, так и не получив весточки от мужа, она не на шутку встревожилась. Первого ноября она получила сразу два письма, но оба не от Гэвина.

Один конверт был проштемпелеван в Сайгоне и надписан почерком Нху. Второе письмо пришло в фирменном конверте пресс-бюро, в котором работал Гэвин.

Габриэль нерешительно взяла конверты в руки, предчувствуя беду. В своем последнем письме Гэвин не сообщал, каким будет его следующее задание. Он с горечью рассказывал о том, какой ценой обходится местным жителям американская практика «зон свободного огня», с восторгом отзывался о встрече с Нху и выражал надежду, что «в самое ближайшее время познакомится и с другими родственниками». Оправдались ли его надежды? Встретился ли он с Динем? И если встретился, почему с тех пор молчит?

Габриэль вскрыла конверт Нху и дрожащими пальцами разгладила тонкую бумагу. Послание было написано в обычной для тетки манере. Никаких имен не упоминалось. Динь был «дядя», Гэвин – «наш общий друг». Истинный смысл письма скрывался за внешне невинными фразами:

...твой дядя настаивал, и поскольку наш общий друг разделяет его стремление, я не вижу оснований для беспокойства...

...по-моему, твой дядя решил преподать нашему другу несколько уроков традиционного ремесла, и наш друг с восторгом согласился...

...в настоящее время они путешествуют вместе, но, к сожалению, я не знаю их нынешнего адреса...

Итак, Гэвин в гостях у Диня. Габриэль не знала, радоваться ей или огорчаться. Ясно, что Динь опять прибыл на Юг и согласился встретиться с Гэвином. Сейчас они «путешествуют вместе» и Динь «решил преподать ему несколько уроков традиционного ремесла» – иными словами, он взял Гэвина с собой на территорию, занятую вьетконговцами, чтобы показать ему войну с противоположной стороны.

Первой реакцией Габриэль было облегчение. Она не была знакома с Динем и не общалась с ним, и все же он ее дядя. Гэвин теперь тоже стал членом его семьи, и, невзирая на национальность, Динь должен отнестись к нему по-родственному.

Глубоко вздохнув, Габриэль вскрыла письмо из пресс-бюро Гэвина. В нем не было ничего нового или пугающего. Ей сообщали, что Гэвин не ранен и не убит, что он отправился выполнять поставленную им самим задачу и до сих пор не вернулся. Куда он поехал, не известно. Для его розысков были предприняты чрезвычайные меры. Гэвина видели, когда он покидал помещение редакции в сопровождении вьетнамки, после чего он уже один сел в старый «рено». Водитель, также вьетнамец, повез его по направлению к границе.

С тех пор его никто не видел. Принимая во внимание текст записки, оставленной им в бюро (копия прилагается), тревогу подняли лишь некоторое время спустя. Несмотря на то что Гэвин крайне редко отлучался из Сайгона без разрешения руководителя агентства Поля Дюлле, было решено, что какие-то административные меры принимать не следует, поскольку Гэвин работает над чрезвычайно важным репортажем.

Однако затянувшееся молчание Гэвина не оставляло сомнений в том, что он пропал без вести. Жалованье будет зачисляться на банковский счет Гэвина еще шесть месяцев, после чего обстоятельства будут пересмотрены. Руководство агентства выражало сожаление и искреннюю надежду, что опасения за судьбу Гэвина не оправдаются. Если Габриэль потребуется помощь, она может связаться с бюро по телефону.

Габриэль дважды перечитала оба письма. Если бы Гэвин собирался сообщить имя своего осведомителя и имена людей, с которыми намеревался встретиться, он так бы и сделал. Но он лишь написал, что «отбывает по важному делу» и «объяснит все», после того как вернется. Но он не вернулся, и Габриэль оставалась единственным человеком, который мог внести хоть какую-то ясность в возникшую ситуацию.

Как ей поступить? Габриэль встала из-за стола и поставила на огонь чайник, собираясь заварить кофе. Слава Богу, мать ушла к мадам Жарин. Обмолвись Габриэль хоть словом, Нху наверняка подверглась бы допросу американских властей либо сайгонской полиции, а может, и тех и других. Они непременно изобличили бы ее в связи с Вьетконгом и наверняка арестовали бы. Именно поэтому Гэвин не назвал ее имени. Значит, Габриэль должна последовать его примеру. Гэвин принял решение за нее. Ей лишь остается ждать, когда он вновь объявится в Сайгоне с материалом для сенсационного репортажа о боевых действиях.

Несмотря на хмурую ноябрьскую погоду, жизнь в Англии кипела ключом. Группа начала свое турне на севере страны, выступая в просторных рабочих клубах, стены которых видывали таких знаменитостей, как Том Джонс, «Святые Братья» и Джорджи Фейм. По мере того как продолжалась поездка и группа забиралась все дальше на юг, традиционные клубы сменялись чередой недавно открытых ночных заведений для поклонников музыки. Простой люд и меломаны неизменно встречали гостей шумной овацией, и к тому времени, когда настала очередь Лондона, все участники группы, включая Мишеля, пребывали в блаженном состоянии духа.

– Послушай, крошка, этот шум и не думает утихать, – сказал Рэдфорд, широко улыбаясь Габриэль. – Кажется, нам все же удалось покорить эту страну!

В Лондоне им предстояло впервые дать концерт по телевидению.

– Напомни, пожалуйста, как называется передача? – спросила Габриэль, усаживаясь вместе с Мишелем в черное такси, которое должно было доставить их в съемочный павильон.

– «На старт, внимание, марш!» – ответил Мишель, коверкая английские слова, и добавил, вновь переходя на французский: – Ее транслируют по всей стране, и мы – первая группа, получившая приглашение на эту передачу, не имея ни одной записи, которая входила бы в список хитов. Одному Богу известно, каким образом Марти удалось этого добиться.

– Ему помогло то, что кадры нашего выступления во Франции обошли всю Англию, и здешняя публика пожелала узнать, кто мы, черт побери, такие, – сказал Рэдфорд. Он развалился на сиденье и, забросив руку на спинку, поглаживал плечи Габриэль. – А еще то, что, когда мы запишем пластинку, она взлетит на первые места хит-парада, словно ракета!

Мишель неловко скрючился на откидном сиденье, шокированный развязностью Рэдфорда, который позволил себе так откровенно обнимать Габриэль.

– И когда же мы ее запишем? – натянутым тоном осведомился он, глядя на темные мокрые улицы Лондона. Ему было невмоготу смотреть, как пышные золотистые волосы Габриэль скользят по рукаву кожаной куртки американца.

– В первое же утро после возвращения в Париж, – отозвался Рэдфорд, с любопытством взирая на пианиста. Он отлично понимал, чем расстроен Мишель, и уже не в первый раз задумывался, что в нем нашла Габриэль, если так ценит его дружбу.

Мишель промолчал. Список композиций, с которых следовало начать, был предметом долгих споров между Рэдфордом, Марта Деннисоном и фирмой звукозаписи. Было решено записать сингл, который быстро выпустят в продажу, после чего группа немедленно приступит к работе над альбомом. Уже на ранних этапах переговоров участники согласились, что в альбом должна войти по меньшей мере одна песня Габриэль. Аранжированная Рэдфордом, она была лучшим произведением в репертуаре группы и, по мнению Мишеля, имела все шансы стать той самой композицией, которую выберут для записи сингла.

Мишель понимал, что, если он окажется прав, сотрудничество Рэдфорда и Габриэль со временем станет еще более тесным, а сам он как музыкант все меньше будет нужен Габриэль. Ему хотелось, чтобы Гэвин вернулся из Вьетнама. По крайней мере тогда он не волновался бы так за дальнейшую судьбу Габриэль. Мишель знал: Габриэль и ее ребенок будут счастливы с Гэвином. Но если у Габриэль начнется роман с Рэдфордом, то ее счастье и счастье малыша окажутся под угрозой. У Мишеля возникло мрачное предчувствие, что, если Гэвин Райан не вернется в ближайшее время из своего загадочного путешествия, ему придется дать Габриэль дружеский совет, которого, как опасался Мишель, она не послушает.

Кончился январь, а за ним и февраль, но от Гэвина по-прежнему не было ни слуху ни духу. Теперь он официально числился без вести пропавшим. И он был не единственным журналистом, которого постигла такая судьба. Репортеры, сторонившиеся брифингов в «варьете» и предпочитавшие пользоваться любой возможностью раздобыть место в вертолете, чтобы лично наблюдать за ходом боевых операций, рисковали своей жизнью не меньше солдат.

Жалованье Гэвина перестало поступать на имя Габриэль. Парижское отделение агентства направило ей сочувственное письмо и единовременное пособие, которого хватило только на покрытие текущих расходов. Еще она получила письмо от Поля Дюлле и со страхом размышляла, как на него ответить.

Габриэль знала куда больше, чем руководство Гэвина. Она знала имя женщины, посетившей Гэвина в Сайгонском бюро. Габриэль знала также, с кем он собирается встретиться. Она почти не сомневалась в том, что случилось после их встречи, какое предложение Динь должен был сделать Гэвину, чтобы тот не смог отказаться. Она была уверена: Гэвин жив и в любое мгновение может вернуться из джунглей, похудевший на несколько килограммов, но торжествующий. Он принесет агентству репортаж, равного которому не смог бы написать ни один западный журналист, – это будет взгляд на войну с точки зрения вьетконговцев в пересказе человека, прожившего вместе с ними несколько месяцев.

Но Габриэль не могла рассказать Дюлле о том, что ей было известно. Поступи она так, Поль немедленно разыщет Нху и подвергнет расспросам. Она не сможет удовлетворить его любопытство и рано или поздно окажется в руках южновьетнамских властей. Поэтому в ответ на неловкие извинения Поля Габриэль написала ему, выражая уверенность в том, что Гэвии жив и опасения за его судьбу беспочвенны.

Порой в долгие темные ночные часы она все же начинала в этом сомневаться. Ведь будь Гэвин жив, он нашел бы способ передать весточку через Нху. Габриэль ворочалась без сна, пытаясь представить себе, что могло помешать Гэвину сделать это. Даже если у него нет связи с Нху, ему мог бы помочь Динь.

Габриэль вспомнила те долгие годы, в течение которых Нху не общалась с Динем. Для людей, вступивших в армию Северного Вьетнама или оставшихся на Юге, чтобы пополнить ряды Вьетконга, отсутствие контактов с семьей было обычным делом. Гэвин был оторван от близких всего лишь семь месяцев. Вряд ли Динь сочтет такой срок заслуживающим внимания. Ну а если Гэвин путешествует не с Динем? Что, если Нху ошиблась в своих предположениях? Что, если Гэвина убили месяцы назад, в тот самый день, когда он покинул Сайгон?

Терзаемая этой мыслью, Габриэль поднималась с постели и, мягко ступая, подходила к кроватке, в которой спал ее малыш. Осторожно, чтобы не разбудить, она брала его на руки и крепко прижимала к себе. На ее длинных ресницах поблескивали слезы.

Всю весну и начало лета Габриэль получала письма от Нху, однако тетка не могла сообщить ничего нового. Нху упрекала себя за причастность к исчезновению Гэвина, но тщательно скрывала свое беспокойство в двусмысленных фразах – на тот случай, если их прочтет кто-нибудь посторонний.

При свете дня Габриэль отвлекалась от ночных тревог. Гэвин жив. Если бы Гэвин погиб, она бы почувствовала это. Она всегда верила своей интуиции.

– Гэвин жив, – вновь и вновь говорила она Мишелю. – Но я была бы счастлива, сумей он передать весточку Нху. Мне бы хватило одного-единственного слова, чтобы дождаться его возвращения.

Ее жизнь по-прежнему была наполнена волнующими событиями. Сингл поступил в продажу и, хотя не взлетел на вершину хит-парадов, занял достаточно высокое место, которым был доволен даже Рэдфорд. Стремясь закрепить успех пластинки и британского турне, Марта Деннисон требовал от Габриэль еще и еще песен. Он обеспечил группе поездки на все лето, даже в такие отдаленные города, как Стокгольм и Дублин.

– Не можешь же ты брать с собой в дорогу малыша, – удивленно произнесла мать, когда Габриэль сказала ей, что крошка Гэвин поедет с ней.

– Еще как могу! – упрямо заявила Габриэль. – Мишель поможет мне ухаживать за ним.

– Ну а во время выступлений? Кто будет присматривать за ребенком во время концертов?

– Найду кого-нибудь, – с непоколебимой решимостью отозвалась Габриэль. – Не сердись, мама, но мальчик отправится со мной. Мне и так несладко жить без мужа, не хватало еще расстаться с ребенком.

Путешествовать с младенцем оказалось не так-то просто. Горничные гостиниц, в которых останавливалась группа, в свободное время присматривали за Гэвином, порой их сменяли поклонники Габриэль, однако ей не хотелось доверять ребенка случайным людям. Одна юная ирландка из Дублина была до такой степени очарована крошкой Гэвином и так понравилась Габриэль, что та предложила ей сопровождать группу в качестве няни во всех поездках. Девушка сразу согласилась, и Рэдфорд, которому уже не раз доводилось баюкать младенца, был вне себя от радости.

– Каждой группе полагается своя няня, – сказал он в ответ на просьбу Габриэль взять Майру на денежное довольствие. – А уж нашей команде она просто необходима!

Наконец была выпущена долгоиграющая пластинка, затмившая своим успехом «сорокапятку».

– Следующий этап – Америка, – торжествующе заявил Рэдфорд. – Марта наметил на осень поездку в Штаты. Теперь ничто нас не остановит. Мы на пути к успеху.

Страшное письмо от Нху прибыло в конце лета. Габриэль находилась в Париже, готовясь вместе с группой к осенней поездке, когда в кухне появилась встревоженная мать с конвертом в руках. Малютка Гэвин шагнул ей навстречу на заплетающихся ножках, держась за кресло.

– Письмо толще, чем обычно, – сказала она. – Как ты думаешь, есть какие-нибудь новости?

Габриэль бросила взгляд на конверт и сразу поняла, что новости действительно есть, и недобрые. Она разорвала конверт и с бьющимся сердцем медленно прочла письмо.

К своему глубокому сожалению, я вынуждена сообщить о том, что вчера ко мне приезжал человек, который сказал, что нам не следует ждать дальнейших известий о твоем дяде и нашем общем друге, который путешествует с ним. Он также предупредил, чтобы мы не пытались узнать что-либо сами. Мне очень жальмилая племянница, но, по-видимому, в настоящее время мы ничего не можем поделать...

Габриэль молча передала письмо матери. Вань неторопливо прочла его и, подняв глаза, посмотрела на дочь.

– Значит... – дрогнувшим голосом заговорила она.

Габриэль покачала головой. Она понимала: у матери возникло подозрение, что Динь и Гэвин погибли. Но сама она не верила этому. Они не могли погибнуть.

– Нет! – с жаром воскликнула она, стискивая кулаки. – Я не хочу слышать это слово, мама! Они живы! Я знаю, они живы!

До сих пор Габриэль почти не рассказывала Рэдфорду о Гэвине, и все же Рэдфорд кое-что знал. Он знал, что ее муж находится во Вьетнаме и числится без вести пропавшим. Сейчас Габриэль рассказала ему об удручающем послании Нху.

– Да уж, приятного мало, – сочувственно произнес он.

– Мать думает, что Гэвин и Динь погибли...

Рэдфорд обнял Габриэль за плечи и крепко прижал к себе.

– Эй, эй, не надо отчаиваться! Отсутствие новостей – уже хорошая новость. Слышала такую пословицу? А в письме твоей тетки именно об этом и говорится. Мол, не ищите нас, мы сами дадим о себе знать, когда настанет подходящее время. И ни слова о том, что они погибли.

Габриэль была благодарна ему за поддержку. Ей не нужен был Рэдфорд-любовник, она любила только Гэвина. Но она хотела, чтобы Рэдфорд был ее другом.

Рэдфорд бросил на нее пронзительный взгляд, внезапно охваченный дурными предчувствиями.

– Надеюсь, ты не собираешься сделать какую-нибудь глупость? – спросил он.

Габриэль недоуменно посмотрела на него.

– Не понимаю, о чем ты, – искренне отозвалась она.

Рэдфорд с облегчением перевел дух. Похоже, в своих мыслях он опередил Габриэль. Пока она и не думает отправиться во Вьетнам. Он от всей души надеялся, что Габриэль и впредь будет благоразумна. Группа не сможет обойтись без нее. Вспомнив о предстоящей поездке в Америку, он сказал:

– Когда мы будем в Вашингтоне, я возьму выходной, чтобы принять участие в марше вместе с черными братьями. Не хочешь присоединиться? Может, тебе даже удастся познакомиться с пташками, которые оказались в таком же положении, как и ты.

– Извини, – ответила Габриэль, гадая, как сумеет пережить американское турне, когда все ее мысли заняты Гэвином. – Я не понимаю, о чем ты.

Рэдфорд протянул ей «Вашингтон пост» в зарубежном издании.

– Одна симпатичная, но уж очень злая на язык цыпочка из Англии выражает недовольство тем, как американские власти относятся к положению военнопленных. Ее муж, пилот транспортного вертолета, сидит в ханойской тюрьме.

Габриэль взяла газету и прочла заметку, которая привлекла внимание Рэдфорда.

– Я напишу ей, – быстро произнесла она. – Напишу сегодня же.

– А как насчет демонстрации? – спросил Рэдфорд. – Через две недели Черные Мусульмане собираются пройтись колонной перед Пентагоном. – Он улыбнулся и высоко вскинул в салюте кулак. – Думаю, моему старому дружку Малкольму Эксу не помешает поддержка.

– Они собираются протестовать против войны?

– Уж во всяком случае, они не намерены являться на призывной пункт! – со смехом ответил Рэдфорд.

Несмотря на отчаянную тревогу за судьбу Гэвина, губы Габриэль тронула легкая улыбка. Гэвин наверняка одобрил бы ее решение участвовать в антивоенной демонстрации в самом сердце Вашингтона. Может, она встретит там англичанку, чье страстное письмо появилось на страницах «Вашингтон пост».

– Я пойду с тобой, – решительно произнесла Габриэль. – Надеюсь, братья не будут против?

Рэдфорд с огромным трудом подавил желание задушить ее в объятиях.

– Черт побери! – заговорил он, гадая, когда же наконец ему удастся затащить Габриэль в постель. – Черные братья не станут возражать против твоего участия. Они сойдут с ума от радости!

Глава 23

Плечо Льюиса пронизывала невыносимая боль, руку и грудь заливала кровь. Льюис понимал, что, если хочет избежать плена, нужно действовать немедленно, не дожидаясь, пока его выволокут из воды.

– Дуок! – кричал ему вьетнамец. – Ди ди! Левая рука отказывалась подчиняться – предплечье опухло от ушиба, а локтевой сустав, судя по всему, был вывихнут. Единственным выходом было наброситься на вьетнамца и выбить из его рук автомат. Где-то далеко за спиной Льюиса, на другом берегу, раздался пронзительный вопль, прерванный пулеметной очередью. Льюис неверным шагом побрел к берегу, двигаясь по пояс в воде. Нет, это не Дэксбери. Дэксбери был убит одной из первых очередей, настигших лодку. Значит, кричал Дрейтон. Вьетнамцы пристрелили Дрейтона, а теперь собираются прикончить и его, Льюиса.

Вода вокруг покраснела от крови. Он утвердил ноги в склизком иле на дне канала, обретая опору, и, как только утративший терпение вьетнамец шагнул ему навстречу, собрался с силами и метнулся вперед.

Льюис понимал, сколь призрачны шансы на побег. Если даже он обезоружит и прикончит этого солдата, на берегах канала осталось еще много вьетнамцев, которые немедленно откроют огонь. Он знал, что вряд ли сумеет скрыться, но не имел ни малейшего желания выползать на сушу под дулом автомата, только чтобы быть убитым, как животное, по прихоти врага.

Как только Льюис прыгнул вперед, торжествующая ухмылка вьетнамца исчезла. В тот же миг Льюис ударил правой рукой по автомату, подбросив его вверх. Прозвучала очередь, пули взмыли в воздух. В любую секунду можно было ожидать следующей очереди, на сей раз прицельной, но Льюису было все равно. Его правая рука сжала горло противника, и они вместе упали, перекатываясь и кувыркаясь в зловонной воде.

Льюис так и не понял, почему его пощадили. Он застал противника врасплох, но почти сразу утратил первоначальное преимущество. Из раны в плече продолжала хлестать кровь, все тело пронизывала боль, а левая рука безжизненно повисла. Уже секунду спустя вьетнамец взял верх, а еще через мгновение присоединившиеся к нему товарищи схватили почти захлебнувшегося, едва сохранявшего сознание Льюиса и выволокли на берег.

Он ждал, чтоего сейчас же пристрелят. Он ни на минуту не допускал, что его могут взять в плен. Вьетнамцы швырнули Льюиса на землю лицом вниз, нацелив ему в голову с полдюжины автоматных стволов.

Командир вьетнамцев отдал короткий приказ. Льюис ожидал услышать автоматную очередь, которая отправит его на тот свет, но вместо этого вновь почувствовал хватку чьих-то рук. С него бесцеремонно содрали всю одежду вплоть до брюк. Затем настала очередь ботинок. Их сдернули с его ног и передали в качестве трофея офицеру. Тот кивнул одному из солдат, охранявших Льюиса, и секунду спустя его правая и раненая левая руки были заломлены за спину. Он издал мучительный крик и провалился в темноту. Когда к нему вернулось сознание, он по-прежнему стоял на коленях, чувствуя невероятную боль. Его руки были связаны лианой, а зияющую рану на плече прикрывал тампон, скрученный из его рубашки.

Впервые с того мгновения, когда очутился в воде, Льюис обрел призрачную надежду на спасение. Действия вьетнамцев имели смысл, только если они намеревались оставить его в живых. А если они сохранят ему жизнь, он со временем сможет попытаться бежать.

Командир вьетнамцев жестом велел ему встать, и Льюис с трудом поднялся на ноги, возвышаясь над низкорослыми противниками, словно Гулливер, попавший в плен к лилипутам.

Боль принесла ему едва ли не облегчение. Она заставила его забыть о ярости, которую он испытывал оттого, что его ведут, понукая, будто связанного быка. Вместо того чтобы отправиться в деревню, которую Льюис еще совсем недавно обыскивал со своими людьми, вьетнамцы двинулись на запад через джунгли. Без обуви ступни Льюиса почти сразу начали сочиться кровью, как и его плечо. Он старался не думать о змеях и рыжих муравьях, воссоздавая в памяти план местности и соображая, куда его ведут и как долго может продлиться это кошмарное путешествие. Льюис пытался понять, почему именно его взяли в плен. Вероятно, противники служили в регулярных частях армии Северного Вьетнама и хотели подчеркнуть разницу между ними и местными вьетконговцами. А может, собирались обменять его. Либо сочли его полковником или шишкой из ЦРУ и надеялись получить от него важную информацию.

Морщась, Льюис шагал следом за солдатами. Ему всегда казалось, что морально он готов к пыткам, но тогда он был в прекрасной физической форме. Сейчас же одна рука была в ужасающем состоянии, кровотечение не прекращалось. Его начал колотить озноб, и хотя ноги продолжали двигаться, Льюис понимал, что в любой момент может провалиться в забытье.

Во время очередной остановки ему дали воды. Его почти обнаженное тело терзали москиты и пиявки. Чтобы отвлечься, Льюис попытался думать об Эббре, представляя, как ей сообщат о его исчезновении, но это ему не удавалось. Он не мог думать об Эббре. Он словно разрывался пополам. Перед его мысленным взором стояла красавица Там, утром умолявшая его отказаться от похода. Там, ошеломившая его признанием в любви.

Наконец было решено устроить длительный привал, но не в деревне, а в лагере, затерянном в джунглях. Вокруг прокопченных котлов и слепленного из обожженной грязи очага были разбросаны с полдюжины бамбуковых и тростниковых хижин. Между обступавшими лагерь деревьями были натянуты гамаки из зеленой и черной нейлоновой сетки. Солдаты, шагавшие ближе к Льюису, криками заставили его присесть на корточки на вьетнамский манер. Он с облегчением подчинился, но у него закружилась голова и, не в силах сохранить равновесие из-за связанных рук, он повалился на землю. Когда он с трудом поднялся на корточки, рана в плече опять начала кровоточить.

– Тен ю? – требовательно осведомился командир вьетнамцев, встав над Льюисом. – Ваше имя?

– Капитан Льюис Эллис, – лаконично отозвался он, досадуя на свою слабость и раненую руку. Он еще добавил свой личный номер и дату рождения, чувствуя, как сознание вновь покидает его.

Командир вьетнамцев отдал короткий приказ, и два солдата, шедшие вслед за Льюисом всю дорогу от канала до лагеря, бросились вперед и подхватили его, поставив на ноги. По прежнему связанного Льюиса, окровавленное тело которого облепили пиявки, подтащили к одной из хижин и швырнули внутрь. Несколько секунд спустя туда вошел молодой человек, почти мальчишка. Он был в военной форме, на плече у него висела небольшая коробка. Поставив коробку на землю, он взглянул на рану Льюиса, даже не подумав приблизиться и исследовать ее на ощупь, после чего резко развернулся и вышел, оставив коробку в хижине.

Льюис заставил себя сесть, привалившись спиной к стене хижины, и попытался разглядеть коробку. Что это – аптечка для оказания первой помощи? Кто этот парень? Фельдшер? Собрав в кулак всю свою волю, Льюис потянулся к коробке. В этот миг молодой человек вернулся. На сей раз он держал в руках алюминиевый таз, из которого поднимался пар. Льюис невольно вздрогнул, испытав облегчение, но тут же со злостью подумал, что его дрожь может быть воспринята как признак слабости.

С непроницаемым выражением лица юноша опустил на землю таз. В дверях хижины по-прежнему маячили два солдата с оружием. Юноша разрезал лианы, связывавшие руки Льюиса, и перевязал его плечо бинтами, которые, судя по виду, уже не раз использовались, но все же были прокипяченные. Опустив глаза, Льюис отчетливо увидел рану. Он понял, что ему здорово повезло. Пуля, вне всяких сомнений нацеленная ему в сердце, прошла мимо, не задев жизненно важных органов. Однако вьетнамцы слишком туго стянули ему руки за спиной, и несколько нервов и сухожилий оказались повреждены.

Орудуя пинцетом из нержавеющей стали, юноша начал углубляться в рану, нащупывая пулю. Крепко стиснув зубы, чтобы не закричать, Льюис посмотрел в открытую дверь хижины. Вьетнамцы готовили пищу на костре. В одном из закопченных котлов, видимо, варился рис. Пинцет еще глубже погрузился в тело Льюиса, и его взгляд замер на котле. Если пуля будет извлечена, а рана промыта, она заживет. И тогда он сможет подумать о побеге.

Вынув пулю, юноша начал обрабатывать рану комочком ваты, смоченным в спирте, и уголок рта Льюиса дернулся от боли. В тот самый миг, когда ему казалось, что он больше не сможет терпеть эту пытку, молодой человек вынул вату и сунул в зияющее отверстие раны свежие тампоны, пропитанные незнакомым Льюису составом, после чего перевязал его плечо полосами зеленой материи.

– Спасибо, – машинально произнес он, когда юноша закончил свою работу.

Юноша взял алюминиевый таз и медицинские принадлежности и впервые за все время прямо взглянул на Льюиса. В его глазах лишь мелькнула искорка удивления. Он молча пожал плечами, повернулся и вышел из хижины, миновав солдат, которые оставались на посту.

Теперь, когда Льюису уже не грозила смерть от потери крови, он почувствовал сильный голод. До него доносился запах кипевшего в котле риса, и он от всей души надеялся, что его не оставят без еды.

В том, что его взяли в плен не вьетконговцы, а небольшой отряд армии Северного Вьетнама, были свои преимущества. Попадись он в лапы Вьетконга, ему недолго оставалось бы жить.

Как правило, пленников партизан ожидала незавидная участь – им набрасывали на шею веревку и водили по деревням, сочувствующим Вьетконгу, чтобы показать крестьянам, сколь омерзительны американцы и как они похожи на животных. Поиздевавшись вволю над беспомощным противником, вьетнамцы убивали его – обычно с одного выстрела, причем чаще всего это делал кто-нибудь из малолетних мальчишек, демонстрируя зевакам, как легко и просто можно расправиться с неуязвимой на вид кхи дот – «большой обезьяной».

Среди американцев, захваченных армией Северного Вьетнама, чаще всего попадались пилоты, сбитые над северной частью страны. После того как их проводили маршем по городским улицам, словно цирковых зверей, пленные оказывались в огромном тюремном комплексе Хоало в Ханое либо в застенке более скромных размеров, который американцы называли «зоопарк».

Но Льюис находился в Южном, а не Северном Вьетнаме, и здесь не было лагерей для военнопленных. Ему лишь оставалось уповать на то, что бойцы армии Северного Вьетнама были дисциплинированными солдатами и поступят с ним по уставу.

Юнец, вытащивший пулю из его плеча, отлично знал свое дело, хотя ему исполнилось от силы шестнадцать лет. Льюис терялся в догадках, зачем вьетнамцам потребовалось так далеко забираться на юг. Вероятно, это был отряд, отколовшийся от крупного формирования, сопровождавшего конвой из Камбоджи, – тот самый отряд, с которым Льюис и его подчиненные уже сталкивались ранее в этом месяце. Но если так, почему вьетнамцы не вернулись сразу же в свои тайные лагеря на камбоджийской территории?

Двое солдат, стоявших на посту в дверях хижины, приблизились к нему, и один из них наклонился, чтобы поднять с земли лиану. Как только он подошел к Льюису, явно намереваясь вновь связать его, Льюис быстро произнес по-вьетнамски:

– Если вы опять свяжете мне руки за спиной, я потеряю поврежденную руку. Я умру. Сдохну.

На секунду солдаты застыли в нерешительности. Им было известно, что многие американцы знают отдельные вьетнамские слова – такие, к примеру, как «иди сюда» или «уходи», а также ругательства. Но им еще не встречался американец, способный разговаривать на их родном языке. Однако колебались они недолго. Они схватили Льюиса за руки и завернули их за спину. Терзаемый невыносимой болью, Льюис думал лишь о том, что по его груди вот-вот снова потечет струйка липкой крови. В ответ на его громогласные протесты в хижину торопливо вошел юный медик.

– Прекратите! – велел он своим товарищам. – Привяжите его за шею и ноги, но руки оставьте свободными!

Солдаты стянули лианой его лодыжки, приторочив их к правому запястью, после чего накинули петлю ему на шею, а конец лианы привязали к бамбуковым столбам. Стоило Льюису сдвинуться в сторону на дюйм-другой, и петля затягивалась на шее, грозя удушить его. Пока Льюиса скручивали, будто свинью, юный медик наложил на его левую руку нечто вроде шины, напоминавшей высушенные банановые листья. Чем бы ни было это приспособление, оно сослужило неплохую службу. Льюис сразу почувствовал себя лучше.

Выглянув в дверь, он увидел солдат, которые собирались вокруг котла с рисом, держа в руках миски. Если ему предложат поесть, это будет свидетельствовать о том, какое обращение ждет его в будущем. Льюис застыл в напряженном ожидании. Ему необходима пища. Озноб, который волнами охватывал его на пути к лагерю, несколько ослаб, но он не сомневался: это произошло лишь благодаря тому, что рана на плече была тщательно промыта.

Он намеревался при первой возможности бежать, и чем лучше он будет себя чувствовать, когда эта возможность представится, тем выше его шансы на успех. Его не пугали чащобы и трясины. Он был отлично подготовлен к выживанию в джунглях и достаточно долго пробыл в Ваньбинь, чтобы освоиться на заболоченной местности, кишащей пиявками и змеями.

В хижину вошел офицер, которому остались его ботинки. Глядя на ступни вьетнамца, казавшиеся крохотными по сравнению с его ногами, Льюис поразился, почему тот счел более удобным проделать путь до лагеря в его обуви.

– Идемте, – отрывисто произнес офицер. – Вы будете отвечать на вопросы.

Солдаты, стоявшие на страже по обе стороны двери, подошли к Льюису и развязали его.

Льюис окончательно потерял надежду получить порцию риса. Вряд ли его станут кормить непосредственно перед допросом, а уж тем более после того, как он откажется отвечать.

Уже стемнело. Льюиса подвели к столу, стоявшему под тентом из парашютного шелка камуфляжной раскраски. На столе стоял маленький масляный светильник, сделанный из бутылки, в горлышко которой был воткнут фитиль.

Офицер уселся за стол, двое солдат обступили Льюиса, стоявшего напротив, и допрос начался.

– Ваше имя? – вновь спросил офицер. – Ваше звание?

Льюис ответил. Он по-прежнему был почти без одежды, и ночной воздух холодил его тело; руки и ноги покрылись гусиной кожей.

– В каком подразделении вы служили?

– Дисциплинарный устав Вооруженных сил США позволяет мне называть только имя, личный регистрационный номер и дату рождения.

Лицо офицера стало непроницаемым.

– Либо вы ответите на все мои вопросы, либо к вам будут применены воспитательные меры.

Льюису не требовалось спрашивать, что это значит. «Воспитательными мерами» вьетнамцы называли пытку.

Он упрямо повторил:

– Мне разрешено называть только имя, регистрационный номер и дату рождения.

Ему задали еще несколько вопросов – как ни странно, весьма личного свойства. Женат ли он? Есть ли у него дети? Его местожительство в империалистической Америке? Льюис отказывался отвечать. Он вновь и вновь повторял имя, регистрационный номер и дату рождения. Он едва держался на ногах. Плечо и рука мучительно болели. Изрезанные, окровавленные ступни начинали привлекать муравьев, пиявок и Бог весть кого еще.

К своему стыду, он уже был готов свалиться без чувств, когда допрос внезапно прервался. Его отвели обратно в хижину, и, прежде чем вновь связать, один из стражей швырнул ему черные брюки, куртку и циновку для сна. Пока Льюис, действуя одной рукой, натягивал одежду, в хижине появился второй солдат и поставил на землю чашку риса и кружку листового чая. Рис был приправлен соленым свиным бульоном и показался Льюису на удивление вкусным. Он жадно проглотил пищу, гадая, стоит ли и дальше рассчитывать на подобное обхождение или это всего лишь затишье перед бурей.

Его опять связали, вновь накинув на шею петлю и фактически лишив тем самым возможности спать. Льюис улегся на циновку, дрожа от укусов москитов, слетевшихся на его обнаженные ступни, и холода, от которого не спасала тонкая бумажная ткань жалкой одежды. Он пытался понять, отчего офицер с таким спокойствием воспринял его строптивость во время допроса. Создавалось впечатление, будто его не интересуют ответы. Но если так, зачем они взяли Льюиса в плен?

Он то засыпал, то просыпался и наконец окончательно очнулся на рассвете от звуков строевой подготовки. Судя по всему, репутация армии Северного Вьетнама была вполне заслуженной: здесь царила строгая дисциплина. Примерно через десять минут в хижине появился фельдшер в сопровождении двух караульных. Юноша не стал снимать с Льюиса одежду, лишь наклонился и втянул в себя воздух. Запах был чистый, никаких признаков гангрены. Прежде чем уйти, он чуть заметно кивнул Льюису.

Чуть позже ему принесли плошку с листовым чаем и придержали у его губ, давая напиться.

– Мне нужно размяться, – сказал он солдату, державшему чай. – Мне нужно двигаться, чтобы не застоялась кровь.

Он чувствовал себя так, будто кровь в его теле уже давно остановилась. Его связали самым безжалостным образом, и от малейшего движения на шее затягивалась петля. Охранник даже и не подумал ослабить путы, зато, к несказанному изумлению Льюиса, вынул из кармана сигарету, прикурил ее и дал ему затянуться. Это была самая ароматная сигарета в его жизни, и он никогда не забудет эту затяжку.

Строевая подготовка наконец закончилась, и в хижину вошел офицер, который допрашивал Льюиса вечером.

– Доброе утро, американский империалист, – любезно произнес он. – Приготовьтесь познакомиться со своими новыми провожатыми.

Пока он говорил, солдаты отвязали лиану. Льюис осторожно размял затекшие мускулы. Провожатые? Значит, его не просто взяли в плен, а собираются куда-то переместить? Но куда? В Камбоджу?

Когда его вывели на залитую ярким утренним солнцем лужайку, Льюис мысленно застонал. Среди северовьетнамских солдат толпились около двух десятков одетых в черное вьетконговцев. Итак, его передают Вьетконгу. И одному Господу известно, что с ним может случиться в руках куда менее дисциплинированных партизан.

Льюис попытался уловить, о чем говорят люди вокруг. Северовьетнамцы собирались двигаться дальше на запад, к камбоджийским лагерям – судя по всему, после успешной доставки грузов. Льюису не удалось понять, куда отправляются вьетконговцы, но по их поведению было ясно: они заглянули в лагерь по дороге и не собираются оставаться здесь надолго.

Наконец две группы, не прощаясь, разошлись в противоположных направлениях. Северовьетнамцы отправились на запад, вьетконговцы – в сторону густых чащоб джунглей Юминь. Земля была до такой степени пропитана водой, что на ней не оставалось следов. Примерно в километре от лагеря Льюиса под дулом автомата заставили подняться на борт одной из полудюжины лодок-сампанов.

Двигаясь по паутине каналов, продираясь сквозь густую растительность, отряд все дальше углублялся в джунгли Юминь. Это была ужасная, заболоченная, населенная змеями и ядовитыми пауками местность. Побег без оружия представлялся весьма нелегким делом.

Льюис вновь принялся гадать, почему его оставили в живых. Вероятно, вьетнамцы рассчитывали получить от него какую-то информацию. Но даже храня молчание, он представлял для противника определенную ценность. Пленники были весьма важным предметом торговли на мирных переговорах, хотя и не все они получали в результате свободу.

Льюис вспомнил, как в Вест-Пойнте рассказывали о том, что тридцать французов, взятых в плен при Дьенбьенфу, были освобождены Ханоем лишь шестнадцать лет спустя.

Уже начинало смеркаться, когда в небе с ревом промчалась эскадрилья бомбардировщиков «В-52». Вероятно, они поднялись с аэродрома Гуам. «Какое у них задание? Куда они направляются?» – думал Льюис.

От мучительной тоски по дому у него сжалось горло. Он овладел навыками выживания в тропических лесах и был подготовлен к плену физически и морально. Однако реальность оказалась куда тяжелее, чем он ожидал. Более всего Льюиса мучило чувство унижения. Даже отправляя свои естественные потребности, он находился под дулом автомата, а соленый свиной бульон оказал на его кишечник весьма неблагоприятное воздействие.

На джунгли опустилась темнота, и отряд наконец остановился на ночевку. Льюису удалось разглядеть хижины на сваях; их количество указывало на то, что в этом лагере в отличие от предыдущего кто-то обитает постоянно. Льюису дали половину кокосовой скорлупы со сладковато-тягучим пальмовым соком и скудную порцию риса. На время сна его связали точно так же, как это делали северовьетнамцы.

Над ним повесили противомоскитную сетку, и хотя множеству кровососов все же удалось забраться под нее, Льюис спал довольно спокойно и крепко. На рассвете его разбудили, ткнув под ребра автоматным стволом, отвели к яме, служившей отхожим местом, и затем обратно в хижину.

Во время короткой прогулки Льюис убедился в правильности своих наблюдений. Лагерь действительно был разбит уже давно. Интересно, часто ли пролетают над ним машины американских ВВС? И пролетают ли вообще? Если над лагерем появятся вертолеты, он может попытаться привлечь их внимание. Но стоило этой мысли оформиться, как Льюис сразу понял, сколь ничтожны его шансы. Лагерь не мог бы так долго существовать, если бы не был умело замаскирован. Льюис понимал: надеяться на встречу с пешим патрулем также не стоит. Военные формирования Сайгона не рисковали углубляться в джунгли Юминь. Поскольку надеяться на помощь со стороны не приходилось, единственной возможностью спастись было бегство.

Льюис размышлял, как устроить побег в такой жуткой местности, когда два охранника, стоявшие в дверях хижины, резкими окриками велели ему подняться. Они выгнали Льюиса под жаркие лучи солнца и повели к центру лагеря, где его дожидался офицер вьетконговцев, одетый в черный свободный костюм из ткани намного лучшего качества, чем у остальных.

Льюис глубоко вздохнул. Кажется, сейчас ему предстоит подвергнуться первому допросу вьетконговцев, и вряд ли он будет хоть сколько-нибудь напоминать краткую беседу с северовьетнамским офицером.

Льюис не ошибся. Теперь от него требовали только военные сведения. Ни одна душа в джунглях Юминь не интересовалась, женат ли он и где родился.

Он отвечал на вопросы точно так же, как в прошлый раз: сообщил свое имя, личный регистрационный номер и дату рождения и заявил, что в согласии с семнадцатой статьей Женевских конвенций никто не имеет права требовать от него иных сведений.

У вьетконговского офицера на сей счет было противоположное мнение.

– Вас накажут, – сказал он и мельком глянул на шину из банановых листьев.

Льюис почувствовал, как все сжимается у него внутри. Он ждал этого мгновения с той самой минуты, когда попал в плен. Судя по всему, того же ожидали вьетконговцы, полукругом стоявшие напротив. Офицер кивнул двум стражам, и те приблизились к Льюису с нейлоновыми лентами в руках. Льюис выругался сквозь зубы. Будь проклято его ранение!

– Не передумали? – по-вьетнамски осведомился офицер. – Будете отвечать?

Льюис проглотил застрявший в горле комок и повторил имя, регистрационный номер и дату рождения.

– И это все? – спросил офицер, когда Льюис умолк. -Да, в согласии с семнадцатой статьей Женевских конвенций и Дисциплинарным уставом армии США, это все.

Казалось, офицер ничуть не разочарован. Он лишь кивнул стражам и отступил на шаг-другой. Секунду спустя солдаты схватили Льюиса, и он понял: офицер отодвинулся, чтобы на него не попали брызги крови. С плеча Льюиса сорвали банановую шину, после чего он долгое время не мог думать ни о чем, кроме пронзившей его страшной, мучительной боли.

Перед началом пытки он твердо решил, что ни один стон не сорвется с его губ к удовольствию зрителей. И он не застонал. Он закричал. Ему вывернули плечевые суставы, едва не разрывая грудную клетку, отчего ребра проступили сквозь кожу, будто натянутые канаты. Стоило Льюису с наслаждением погрузиться в мрак забытья, его немедленно приводили в чувство, облив холодной водой.

Время от времени пытка прекращалась и его спрашивали, не желает ли он ответить на заданные вопросы. Стискивая челюсти с такой силой, что они, казалось, навсегда останутся сжатыми, Льюис цедил свое имя, номер и дату рождения. И умолкал.

Мучения не просто возобновлялись, они становились все более ужасными. Льюиса начало тошнить, он захлебывался рвотой. Кишечник и мочевой пузырь более не подчинялись ему. Он уже не был Льюисом Эллисом, выпускником Вест-Пойнта, капитаном, мужем Эббры. Он превратился в животное, тварь, не властную над собой.

Каждый раз, когда ему задавали вопросы, он хриплым голосом посылал своих истязателей к черту – на английском, французском, на всех известных ему вьетнамских диалектах. И мучения продолжались.

Он не знал, почему офицер в конце концов, распорядился отвязать его – то ли из опасений, что он умрет и от него не будет пользы, или же ему наскучил допрос. Так или иначе, но пытка прекратилась. Льюис не мог самостоятельно вернуться в хижину, и конвоирам пришлось тащить его волоком, оставляя на земле след из крови, фекалий и рвоты.

Он понимал, что все это повторится вновь. Его будут мучить опять и опять, пока наконец не сломают, и он не только выдаст все известные ему военные тайны, но и согласится подписать заявление, в котором назовет себя военным преступником и обвинит свою страну в военных преступлениях против вьетнамского народа.

Он должен бежать, даже если ему суждено сгинуть в болотах. Льюис знал, что должен бежать, но не мог даже шевельнуться.

Он до конца дня провалялся на земляном полу хижины. В какой-то момент ему принесли воду и чашку риса. Льюис заставил себя поесть, но тут же поперхнулся и изверг из себя до последней крошки все, что умудрился проглотить. Рана на плече покрылась коркой запекшейся крови. Левая рука безжизненно висела. Льюис не чувствовал в ней боли. Он понюхал руку, гадая, когда дадут о себе знать первые симптомы гангрены и что с ним произойдет дальше.

На смену стражникам у дверей его хижины пришли другие. Опустились сумерки. Льюис услышал звуки радиопередачи. Под треск статических разрядов станция «Радио Ханоя» трубила об «истреблении» крупных американских формирований, о «великом множестве» потопленных военных кораблей и сбитых самолетов.

Льюис заметил, что оба новых стражника отодвинулись на некоторое расстояние от хижины – вероятно, чтобы лучше слышать радио. Он остался без присмотра. Ему дали шанс, и хотя его суставы опухли и мучительно болели, он воспользовался представившейся возможностью.

Он с трудом поднялся на колени и пополз к выходу из хижины. Судя по всему, у вьетконговцев настал час отдыха, Они сгрудились у приемника, внимательно прислушиваясь. Сторожившие его вьетнамцы находились лишь в нескольких ярдах от хижины, но повернулись спиной к Льюису. Удастся ли ему бежать? Сможет ли он уползти? Даже если его не увидят, хватит пяти минут, чтобы заметить его исчезновение. Вьетнамцы сразу все поймут. С другой стороны, уже темно, а джунгли очень густые. Может, и получится. Все равно ему нечего терять.

Крадучись, едва веря тому, что сумел незаметно пробраться к выходу, Льюис распластался на земле и пополз прочь. Каждое движение отдавалось невыносимой болью. Он не мог выдвинуть вперед левую руку, чтобы подтянуться. Ему приходилось ползти, подтягиваясь одной рукой и отталкиваясь ногами. И тем не менее он двигался. Двигался прочь от хижины, от лагеря и толпы слушавших радио вьетнамцев, направляясь к угольно-черным пространствам джунглей.

Сквозь шорох разрядов послышался голос Джоанны Бэйз.

– Ради всего святого, – пробормотал Льюис, проползая по утоптанной земле лагеря и углубляясь в кусты высотой в пояс. – Кажется, им и невдомек, что это антивоенная песня!

Почва под ним стала мягче, между пальцами сочилась влага. Льюис осторожно поднялся на колени, затем встал. Отсюда он уже не видел лагерь, значит, и его не видно. Он двинулся в северо-восточном направлении, по щиколотки утопая в грязи. И вдруг за спиной услышал встревоженный шум.

Льюис пустился бежать. Его левая рука свободно болталась у бедра, распухшие суставы коленей и локтей возмущенно роптали. С каждым шагом его ноги все глубже уходили в грязь. Он услышал, как вьетконговцы следом за ним вломились в лес, но продолжал продвигаться вперед, понимая, что опередил погоню не более чем на пятьдесят ярдов, В темноте тускло поблескивала вода. Льюис ринулся к ней, барахтаясь в глубокой грязи. Если он погрузится в воду с головой и станет дышать через тростинку, у него все-таки будет шанс ускользнуть от преследователей.

Под тонким слоем сверкающей воды скрывалась трясина. Какое-то страшное неизвестное существо обвилось вокруг его ступней и, усиливая хватку, потянуло вниз. Льюис яростно извивался, пытаясь высвободиться, но лишь еще глубже погружался в болото. Вода дошла ему до пояса, потом до груди.

– Только не это! – хрипло вскрикнул он, чувствуя, что схватившая его тварь вот-вот возьмет верх. – Ради всего святого, только не это!

Из-за деревьев показались вьетконговцы. Чьи-то руки вцепились в Льюиса и потянули, едва не разрывая его пополам. Над ним склонилась фигура в черной одежде и, сунув автомат в воду, выпустила очередь. Невидимая пульсирующая масса, обвившая его ноги, замерла в неподвижности. Словно выброшенного на берег кита, окровавленного, истерзанного Льюиса вытянули на сушу.

Ранним утром его перевели из хижины в бамбуковую клетку, площадь которой составляла полтора на два метра, а высоты едва хватало, чтобы сидеть.

Там его и оставили. Ему не давали размяться, даже не выводили в уборную. Здесь не было тени, чтобы укрыться от палящего солнца, не было защиты от ночного холода. Рана в плече загнила, но, к изумлению Льюиса, гангрены не было, и необходимости ампутировать руку не возникло.

Дни, недели и месяцы сменяли друг друга. Незадолго до Рождества Льюиса выпустили из клетки, но лишь затем, чтобы еще раз допросить. И вновь подвергнуть пытке. И только тогда он впервые сломался. Не столько внешне, сколько внутренне. Его локти стягивали веревкой, пока они не соприкасались друг с другом; мучители прокалывали ему барабанные перепонки, избивали бамбуковыми палками. И когда наконец его – скорее мертвого, чем живого – вновь бросили в клетку, он стиснул пальцами решетку и представил себе Рождество в Калифорнии. Он воображал жареную индейку, ванну, чистые простыни. Он думал об Эббре, думал о том, сколько лет пройдет, прежде чем он ее вновь увидит. Если вообще увидит. Он уронил голову на руки и заплакал.

Глава 24

«Хью» так и не достиг земли. Он вломился в кроны деревьев и повис вертикально, словно готовая взорваться бомба. Кайл уперся руками в приборную панель и закричал второму пилоту, чтобы тот выбирался из кабины к чертовой матери. Ответа не последовало. Одна из пуль, пробивших плексигласовый фонарь вертолета, угодила парню между глаз.

Кайл не стал мешкать. До взрыва оставались считанные секунды, и он не потратил зря ни одну из них. Освободившись от пристежных ремней, он покинул искореженную машину и, кувыркаясь, провалился сквозь густую листву и упал на землю.

Вертолет полыхнул огнем, взрыв отбросил Кайла шагов на тридцать. Шлем свалился с головы, волосы и куртка загорелись. Ему казалось, что во всем его теле не осталось целой косточки. Он катился по земле, охваченный дикой болью, и вдруг увидел северовьетнамских солдат, бегущих к нему. Он попытался выхватить пистолет, но это ему не удалось.

Кайл не мог шевельнуть рукой. Он ее не чувствовал, даже не мог понять, прострелена ли она, сломана или оторвана. Он лишь заметил, что горящий вертолет остался вдали и ему более не грозит опасность превратиться в жаркое.

Он перекатился по земле, пытаясь нащупать пистолет левой рукой, но там, где прежде находилась кобура, теперь ничего не было. Изрыгая проклятия и в любую секунду ожидая смертоносной пулеметной очереди, Кайл захлопал здоровой рукой по голове, сбивая охватившее волосы пламя.

Вьетнамцы не стали стрелять. Они обступили Кайла и потушили его пылающую куртку. Ему казалось, что кожа на его макушке сгорела дотла. Высоко над его головой в плотной завесе артиллерийского огня кружил вертолет. Кайл знал, кто сидит за штурвалом. Это Чак, рискуя собственной жизнью, предпринял отчаянную попытку выручить друга. Кайл увидел, как «Хью» загорелся и, сделав вираж, прижался к земле.

– Убирайся ко всем чертям, ты, болван! – рявкнул он, обращаясь к небесам, и в тот же миг вьетнамцы стянули с него обувь и обшарили его в поисках оружия.

Только сейчас, впервые с того мгновения, когда Кайл покинул машину, его пронзила пугающая мысль о ранениях, которые он мог получить. Правая рука была на месте, но сломана; из локтя неестественно торчала кость. Спина обгорела, хотя Кайл и не знал, насколько серьезно; голова и лицо также были обожжены.

На земле тут и там лежали тела солдат разведроты, застреленных при попытке подняться на борт вертолетов. Кайл заметил двух-трех южновьетнамских солдат, которых уводили прочь под дулами автоматов. Кроме него, из американцев никто не уцелел.

– Кажется, ты остался в одиночестве, малыш, – мрачно сказал он себе, борясь с болью, слабостью и головокружением.

А в Сайгоне осталась Чинь, также брошенная на произвол судьбы.

Он потерял сознание задолго до того, как вьетнамцы закончили расчищать место кровавой бойни. Придя в себя, Кайл понял, что его куда-то несут на носилках. В первую секунду ему в голову пришла безумная мысль, что это носилки американской армии и что он на пути к цивилизованному, сияющему чистотой военному госпиталю. Но потом он увидел, что его несут азиаты в зеленом обмундировании и касках, и задумался: зачем им потребовалось сохранять ему жизнь и что они собираются с ним делать?

Ожоги на спине доставляли ему невыразимые страдания, и около двух недель Кайл не мог думать ни о чем другом. Северовьетнамцы лечили его, прикладывая к обожженным местам вымазанные грязью листья. В ответ на его беспомощный протест, что таким образом можно внести инфекцию, ему сказали, что эти листья обладают особыми целительными свойствами. Из чего состояла грязь, Кайл так и не выяснил. Глядя на жуткую массу, он решил, что ему лучше этого и не знать.

Его руку крепко прибинтовали к груди, и, кроме некоторого неудобства, она не доставляла Кайлу особых хлопот. Как только он пошел на поправку, главной его заботой стали уродливые рубцы на лбу и висках. Не покажутся ли они Чинь отталкивающими? Кайл надеялся, что нет. Серене они наверняка не понравились бы, но ведь он уже не любил Серену. Кайл пытался представить себе реакцию жены, когда ей сообщат о том, что его вертолет сбили. Малахольный братец Серены небось подпрыгнет от радости до самых небес.

С тех пор как Кайла взяли в плен, отряд непрерывно находился в пути, останавливаясь только на ночлег. Вьетнамцы двигались на север. Вокруг расстилалась гористая местность, и Кайл подозревал, что они находятся в Лаосе, а не во Вьетнаме. Но где бы они ни были, американские наземные войска им не встречались, и чем дальше продвигался отряд, тем меньше было шансов наткнуться На патруль, который мог бы вызволить Кайла. Изредка в небе пролетал самолет, но вьетконговцы не уступали чуткостью слуха диким животным, и всякий раз отряд оказывался в укрытии задолго до того, как машина проносилась над головой.

– Ради всего святого! Куда мы направляемся, черт побери? – с раздражением осведомился Кайл, измученный долгим переходом, жарой и докучливыми насекомыми.

Этот вопрос он задавал, должно быть, уже в сотый раз. Когда он спросил об этом впервые, его удостоили ответа.

– В Ханой, – лаконично произнес шедший рядом вьетнамец. – Мы идем в Ханой.

Кайл споткнулся и чуть не упал.

– Пешком?!

Вьетнамец усмехнулся.

– Мы уже много раз проделали путь с севера на юг и обратно, – на приличном английском ответил он. – Поход в Ханой по Тропе Хо Ши Мина – легкая прогулка. Отдых.

– Только не для меня, – мрачно пробормотал Кайл. Теперь он понимал, куда его ведут. В главное исправительное учреждение Северного Вьетнама – в тюрьму Хоало. – Сколько времени потребуется, чтобы дойти до Ханоя? – спросил он, смахивая с лица пот.

– Двенадцать или тринадцать недель, – ответил вьетнамец. На его шее висел советский автомат «АК-74», и Кайл знал, что при любом неосторожном движении он окажется на мушке и навсегда распрощается с этим миром.

Все вьетнамцы были вооружены советской техникой. Основным оружием был автомат «АК-74», но попадались и штурмовые винтовки, а один солдат нес даже противотанковый гранатомет «РПГ-7».

Несмотря на то что Тропа пролегала по пустынной гористой местности, им навстречу то и дело попадались отряды солдат и крестьян, доставлявших припасы на Юг. Мешки с рисом и ящики с военным снаряжением были приторочены к велосипедам, в конструкцию которых было внесено усовершенствование в виде бамбуковых шестов, привязанных к рулю и сиденью, для того чтобы идущий сбоку человек мог вести машину даже по самой труднопроходимой дороге.

Всякий раз, встречаясь с такими группами, вьетнамцы набрасывали на шею Кайла веревку и вели его, словно животное.

– Зачем это вам? – кипя от негодования, спрашивал он, чувствуя себя униженным. – Вы и без того все время держите меня под прицелом, зачем еще и привязывать?

Вьетнамцы пропускали его слова мимо ушей, но Кайл и так знал, для чего ему надевают ошейник. Противникам было недостаточно того, что они взяли его в плен. Его требовалось обуздать, они хотели подчинить его своей воле, и хотя Кайл вовсе не чувствовал себя покоренным, веревка на шее придавала ему именно такой вид.

По мере того как отряд забирался все выше, характер окружающей местности изменялся. Густые джунгли уступили место сосновым лесам. Единственной пищей, кроме собранных по пути фруктов и ягод,, был рис. Каждый солдат нес свой рацион в матерчатом чехле, свисавшем с плеча. Спали они в гамаках, натянутых между деревьями. Движение на Тропе становилось все более оживленным. Кроме велосипедов, начинали попадаться телеги и грузовики. Все чаще совершала налеты американская бомбардировочная авиация.

Когда над головой Кайла с ревом промчался первый «фантом», его охватило ликование. Самолет сбросил оранжевые канистры с зажигательной смесью, которая воспламенялась сразу после того, как покидала борт машины, и разносила огонь по значительной площади. От зажигалок не было спасения, и Кайлу оставалось лишь молиться, что напалм не попадет на тот участок, где он в эту минуту находится.

После полудюжины бомбардировок, в течение которых Кайл с замиранием сердца ожидал, что путешествие вот-вот закончится, его восторг поутих. Если не считать потерь в живой силе, наносимый бомбами урон был невелик. Тропа оставалась проезжей. Грузовики, даже настигнутые огнем, словно по волшебству, возвращались в строй. Движение по Тропе продолжалось с упрямой решимостью, внушавшей Кайлу невольное уважение.

Время от времени отряд пересекал границу и оказывался на территории Северного Вьетнама. Здесь действовали противовоздушные батареи, а у обочины Тропы, превратившейся к этому времени в настоящую дорогу, располагались полевые склады и ремонтные мастерские.

– В ближайшее время зенитные батареи и базы снабжения протянутся до самого Юга, – с гордостью сообщил Кайлу его страж. – Тропа Хо Ши Мина станет трехполосным шоссе, как у вас в Америке.

Теперь они двигались только по ночам, хотя и тогда над ними пролетали американские машины. Иной раз это были бомбардировщики, но гораздо чаще появлялись штурмовые вертолеты, а также транспортники, оборудованные чувствительными видеокамерами, инфракрасными датчиками, приборами ночного видения и прочими средствами электронной разведки. Но, невзирая на все технические ухищрения, движение по дороге продолжалось. Боеприпасы, оружие и рис перевозились с севера на юг практически беспрерывно.

– Что со мной сделают, когда мы придем в Ханой? – спросил Кайл самого разговорчивого из своих стражей. Он и так знал, какая ему уготована судьба, но беседа хотя бы скрашивала монотонное однообразие бесконечного пути.

– В Ханое вас ждет очень хорошее обращение, – ответил солдат с уверенностью, которую Кайл отнюдь не разделял. – Вьетнамский народ знает, что вы не агрессор-империалист, а попросту игрушка в руках американского правительства. Вас научат правильным взглядам.

– А потом? – спросил Кайл, несколько удивленный.

– А потом вам подарят свободу. Вы получите возможность рассказать другим американским солдатам, что и они всего лишь марионетки американских империалистов.

Кайл издал стон. Ему доводилось слышать об американских пилотах. Их пытали в Ханое до тех пор, пока не подпишут признания в «военных преступлениях», которые использовались Северным Вьетнамом в целях пропаганды. Он должен бежать до того, как окажется в тюрьме Хоало, и времени оставалось все меньше.

Лучше всего бежать ночью, размышлял он под бдительным взором конвоиров. Главным препятствием для успешного побега была невозможность затеряться среди местного населения. Окажись он во Франции или Италии во время минувшей войны и сумей он бежать, у него по крайней мере сохранялся шанс оставаться на свободе, поскольку, одетый должным образом, он не отличался бы от коренных жителей. Во Вьетнаме он был лишен подобной маскировки. При свете дня он не прошел бы и двадцати шагов, как поднялась бы тревога и его вновь взяли под стражу.

Риск был огромный, но Кайл все же решился. Он собирался предпринять попытку нынешней ночью. Он дождется привала, когда его поведут в лес облегчиться, после чего, застав стражника врасплох, оглушит его и завладеет оружием. Что он будет делать впоследствии – расстреляет оставшихся солдат или укроется в чаще, – Кайл не знал. Придется действовать по обстановке.

Такой возможности ему не представилось. Той ночью после часа или двух пешего пути рядом с ними затормозили два грузовика, шедших с юга на север. Секунду спустя Кайла взяли на мушку и велели забраться в кузов одного из них. Несколько солдат уселись рядом с ним в кузове, радостно улыбаясь. Остальные погрузились в другую машину.

Кайл едва не заплакал. Больше отряд не будет останавливаться на обочине в темноте. Его лишили даже призрачной, безумной надежды бежать. Теперь бегство представлялось невозможным. Отряд на большой скорости двигался в сторону Ханоя, и Кайл ничего не мог с этим поделать.

Он закрыл глаза и привалился спиной к брезенту, гадая, сумеет ли передать весточку Чинь, сможет ли выжить в заключении и долго ли ему придется ждать освобождения.

Ранним утром, хотя брезентовый верх фургона по-прежнему был опущен, Кайл почувствовал, что машина катит по асфальту, а не по горной дороге. Судя по всему, они вплотную приблизились к Ханою, а то и въехали в него. Машина на несколько минут остановилась, и Кайл решил, что это дорожный пост. Солдат в форме откинул брезент и посмотрел на него с враждебным любопытством. Потом брезент опустился и автомобиль вновь двинулся в путь. До Кайла доносились звуки моторов других машин – джипов и мотоциклов.

Вскоре грузовик опять остановился, и на этот раз солдатам, с которыми Кайл шагал от самой лаосской границы, было велено выйти на дорогу. Их место заняли два вьетнамца с непроницаемыми лицами и автоматами наперевес. Кайл видел их впервые. Он почувствовал сожаление оттого, что его разлучили с прежними спутниками. По крайней мере он знал, чего от них можно ожидать, но не имел ни малейшего понятия о том, как к нему отнесутся новые конвоиры и охранники в Хоало.

Кузов был задернут неплотно, и Кайл сумел разглядеть набережную широкой реки и городские улицы и дома. Автомобиль поехал медленнее. Кайл увидел деревья, а потом высокую бетонную стену, утыканную битым стеклом и увенчанную тремя рядами колючей проволоки. Грузовик начал тормозить. Путешествие подошло к концу. Кайл прибыл в Хоало. Через несколько минут он окажется внутри и, может быть, проведет там годы. А то и останется навсегда.

Грузовик на мгновение остановился. Послышался скрежет открываемых массивных ворот. Машина медленно двинулась вперед и, проехав несколько ярдов, остановилась. Ворота заскрипели и с грохотом захлопнулись.

Это был самый ужасный звук, который когда-либо слышал Кайл.

Брезент откинули, в кузов заглянул вьетнамец в форме с офицерскими звездочками на погонах. Он отрывисто скомандовал что-то сидевшим в машине солдатам, те вскочили на ноги и автоматными стволами вытолкали Кайла наружу.

Первым, на что он обратил внимание, был пронизывающий холод. С первого дня пребывания во Вьетнаме Кайл изнывал от почти невыносимой жары. Здесь же, в Хоало, он содрогался от влажного холода. Он стоял у дверей, за которыми начинался длинный туннель. Офицер повернулся, вошел внутрь, и Кайл увидел, что этот туннель проложен под возвышавшимся над ним огромным зданием.

В противоположном конце туннеля виднелись еще одни ворота, двустворчатые, сделанные из толстой стали. Кайлу не доводилось слышать о соотечественниках, которым удалось ускользнуть из Хоало. Причина была ясна: застенок выстроен с таким расчетом, чтобы исключить возможность побега.

За воротами простирался пустой двор длиной в сотню и шириной шестьдесят или семьдесят футов, покрытый выщербленным бетоном. Вслед за офицером Кайл прошагал к дальнему краю двора, где дорогу перегородили очередные высокие двустворчатые ворота. Они остались закрытыми. Кайла направили в располагавшийся по правую руку тюремный корпус и провели по длинному коридору с цементным полом. По пути они миновали еще двое стальных ворот.

Присутствие других заключенных никак не ощущалось, а единственным звуком был гулкий стук ботинок конвоира. Перед Кайлом распахнули дверь камеры и втолкнули внутрь.

И только сейчас он впервые поддался панике. Размеры камеры составляли от силы семь на семь футов, она была совершенно пуста, если не считать нар с соломенным тюфяком и параши. С той самой секунды, когда Кайл ощутил себя пленником, он рассчитывал, что его поместят с другими американцами. Он знал сильные и слабые стороны своей натуры. Он мог с бесшабашным презрением к опасности отправиться хоть к черту в пасть, но ему была невыносима сама мысль о том, что его запрут в одиночке.

Кайл стиснул зубы, отлично понимая: если тюремщики заподозрят, что он боится одиночества, его оставят здесь навсегда. Если нет, будут держать в этой камере только до начала допросов. Это общепринятая практика. Уголок губ Кайла начал нервно подрагивать. Чего он никак не мог назвать общепринятой практикой – так это здешние методы ведения допросов. Он провел в плену уже три месяца, и самым худшим, что ему приходилось вытерпеть за все это время, были громогласные оскорбления и тычки автоматным прикладом. До сих пор ему везло. Но если он не ошибается, везению вот-вот должен был прийти конец.

Ему велели снять остатки обмундирования и выдали взамен две заношенные, но хорошо выстиранные рубахи, две пары брюк защитного цвета, двое спортивных трусов, два комплекта нижнего белья и пояс. Кайл уселся на край приземистых нар, с легким изумлением взирая на одежду. Он ожидал худшего. По крайней мере вещи были чистыми, а наличие запасного комплекта свидетельствовало о том, что одежду будут стирать.

Ему захотелось узнать, есть ли кто-нибудь в соседней камере, и он постучал в стену за своей спиной, но тут же услышал предупреждающий окрик конвоира через окошко в двери. Кайл пожал плечами, напустив на себя безразличный вид. Он достиг своей цели. Стук в стену прозвучал гулко, и он не сомневался, что камеры по обе стороны от него пусты, а это означало, что сбитые над Северным Вьетнамом пилоты содержатся в другом корпусе – вероятно, за стальными воротами в конце двора. Иными словами, он оказался в зоне предварительного заключения. Кайл несколько приободрился, подумав, что его будущая камера окажется не столь тесной, как нынешняя, но тут же вновь упал духом, сообразив, что это выяснится лишь после допроса.

Допрос начался следующим утром, как только наступил рассвет. Кайла выгнали из камеры и повели по коридору с обсыпающейся штукатуркой в примыкающую комнату. В ее центре стоял стол, за которым сидел тот самый офицер, что проводил его накануне из автомобиля в тюрьму. Из потолка торчали стальные крюки, а стены и бетонный пол помещения покрывали зловещие бурые пятна. Кайл старался не думать, зачем в потолок ввинчены крюки и откуда взялись пятна, заставляя себя не чувствовать ничего, кроме презрения к тщедушному вьетнамцу, во власти которого он оказался.

– Ваша фамилия? – без лишних слов осведомился офицер на ломаном английском.

– Андерсон.

– Ваше полное имя?

– Кайл Ройд Андерсон.

– Назовите свое звание, регистрационный номер и дату рождения.

Кайл ответил столь же лаконично, после чего повисла непродолжительная тишина. Он сообщил все сведения, которые ему позволял выдать Дисциплинарный устав, и, судя по всему, вьетнамец отлично сознавал это. Когда он вновь заговорил, в его голосе зазвучали угрожающие нотки:

– В каком подразделении вы служили?

– Я не имею права отвечать на этот вопрос.

– Еще раз спрашиваю: в каком подразделении вы служили?

Кайл смерил его взглядом.

– Дисциплинарный устав Вооруженных сил США запрещает мне отвечать на данный вопрос.

На неподвижном лице вьетнамца не отразилось даже проблеска каких-либо чувств.

– Демократическая Республика Вьетнам не признает уставы американской армии, – ровным голосом произнес он. – Будьте добры дать ответ на поставленные вопросы. В каком подразделении вы служили?

На короткую долю секунды Кайла охватило искушение избежать того, что ожидало его в дальнейшем, и назвать номер своей эскадрильи. Ведь он не кончал Вест-Пойнт с его кодексом верности и чести, а решение стать пилотом было продиктовано отнюдь не патриотизмом. Он овладел этой профессией, чтобы наслаждаться острыми ощущениями, и какая разница, если сидящий перед ним узкоглазый ублюдок узнает, в каком подразделении он служил? Вряд ли эти сведения помогут Ханою изменить ход войны. Окажись Кайл пилотом штурмовой машины, располагай он сведениями о том, какие цели ему предстоит поразить в будущем, он бы понимал, сколь важно сохранить в тайне все, что ему известно. Но он был не бойцом, а извозчиком, и знания, которыми он располагал, ничем не могли помочь Ханою. Искушение появилось и исчезло. Помимо всего прочего, он американец, и до сих пор никому и ничему не удавалось его запугать.

– В каком подразделении вы служили? – повторил офицер.

– Я не обязан отвечать на этот вопрос, – сказал Кайл.

– Вы будете отвечать на мои вопросы. Вы будете отвечать на все вопросы, – заявил офицер, поднимаясь из-за стола. На мгновение Кайл подумал, что допрос подошел к концу, но офицер продолжил: – Очень многие американцы стояли на том месте, где сейчас стоите вы. Все они тоже говорили, что не будут отвечать на мои вопросы. – Он умолк, и на его губах промелькнул призрак улыбки. – И они отвечали. Хотя и не сразу. – Он двинулся к двери. – Я дам вам возможность подумать над тем, что сейчас сказал. Вернувшись, я опять задам тот же вопрос. Ответить на него – в ваших же интересах.

Дверь за ним закрылась, но конвоиры остались в комнате. Несмотря на сырость и холод, по шее Кайла скользнула капля пота. Он никогда не был трусом, но ему вовсе не хотелось сидеть в забрызганном кровью помещении, дожидаясь мгновения, когда, по всей вероятности, к пятнам на полу и стенах добавится его собственная кровь.

На взгляд Кайла, офицер отсутствовал от тридцати до тридцати пяти минут. Вернувшись, он вновь занял место за столом и положил перед собой сцепленные руки.

– У вас было время подумать, – произнес он голосом, лишенным каких-либо эмоций. – Я повторю вопрос. В каком подразделении вы служили?

Кайл понимал, что, если ответит, этим дело не закончится. Ему будут задавать другие вопросы, сотни вопросов.

– Я не обязан отвечать, – сказал он, всем своим видом выражая презрение.

Офицер улыбнулся.

– Очень глупо, – сказал он и кивнул конвоиру, стоявшему у дверей.

Кайл услышал звук распахнувшейся за его спиной двери и приближающийся топот двух пар ног. Он стиснул кулаки с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Пусть ублюдки делают что угодно, но он не доставит им радости видеть, как он сломается. Он скорее умрет, чем позволит им торжествовать.

Вьетнамцы скрутили ему руки за спиной и завязали рот. За время похода на Север сломанная рука Кайла зажила, но он еще продолжал беречь ее. Сначала ему связали локти, потом запястья. Его грудь выгнулась вперед, и Кайл стиснул зубы от боли. Он ожидал иного. Он думал, мучители решат позабавиться с обожженной кожей на спине и голове. Его лодыжки заковали в кандалы, раздвинули ему ноги и вставили между кандалами брус, чтобы удерживать ноги в этом положении.

«Чинь, – думал он. – Я должен вспоминать о Чннь».

Спустив с потолка цепь, вьетнамцы пропустили ее под брусом и потянули кверху, превращая тело Кайла в страшное подобие шара. Он закрыл глаза, сдерживая рвущийся из горла крик. Он представлял Чинь, ее мягкий взгляд, озорное лукавство и обманчивую наивность.

Его кости выворачивались из суставов, лопались нервы и сухожилия. Он больше не мог думать о Чинь. Все его существо заполнило одно желание – чтобы эта ужасная пытка побыстрее завершилась.

Напрасные надежды. Мучения становились все тяжелее. Время словно остановило свой ход. Порой вьетнамцы развязывали путы, чтобы восстановить кровообращение, и каждый раз Кайла пронизывала почти столь же сильная боль, как во время пытки. Его спрашивали, не желает ли он ответить на поставленные вопросы. Каждый раз он отказывался, офицер доставал из лежавшей на столе пачки очередную сигарету, кивком приказывал подручным связать и заковать Кайла, и мучения продолжались.

В какой-то момент Кайлу показалось, что в помещении стало темнее, как будто приближался вечер. Может, так и было. Возможно, его пытали целый день. А может, темнота лишь почудилась ему из-за того, что глаза налились кровью.

Он дал себе клятву скорее умереть, чем позволить палачам торжествовать при виде его капитуляции. Теперь он понимал, что его лишили даже такой роскоши, как смерть. Боль мучила его, но не убивала – она лишь повторялась вновь и вновь, до бесконечности. Кайл больше не мог терпеть. На его месте не вытерпел бы никто. Теперь, когда его опять связали так, что он уткнулся носом в собственную задницу, его вдобавок начали избивать. Его лупили бамбуковыми палками по ступням, локтям и коленям, секли резиновыми плетьми по едва зажившей коже на спине, молотили кулаками по лицу. Кайла непрерывно рвало, и всякий раз, когда ему удавалось произнести какой-либо звук, кроме крика боли, это была мольба, просьба прекратить страдания. Он обещал палачам рассказать все, что они хотят узнать.

Позже, оказавшись в камере, Кайл расплакался. Ублюдки сломили его. Информация, которой он мог с ними поделиться, не представляла особой ценности, однако даже если бы ему были известны государственные тайны, это ничего не изменило бы. Он бы выдал и их. И мысль об этом наполняла его презрением и ненавистью к себе.

Целую неделю тюремщики практически не замечали Кайла. За это время его душа наполнилась решимостью, холодной и твердой, будто скала. Один раз он поддался мерзавцам. Больше этого не будет. А он не сомневался, что его ждет повторение. Вьетнамцы ждали от пленников не только военных секретов. Им нужен был материал для пропаганды. В один прекрасный день в его камеру войдет одетый в форму человек и потребует, чтобы Кайл продиктовал на магнитофон заявление, в котором он раскается в своих «военных преступлениях» и согласится с тем, что его следует называть «американским империалистом-агрессором». Одна мысль об отце, о Серене, выслушивающих подобную чепуху, приводила Кайла в бешенство. Он этого не сделает. Он и так очутился на самом дне бесчестья и был готов на все, лишь бы не пасть еще ниже.

По прошествии семи дней его выгнали из камеры и провели по коридору во двор. На сей раз двустворчатые ворота в конце двора распахнулись и Кайл очутился в следующем проходе. Только теперь это был не туннель, а перекрытие, соединявшее крыши двух одноэтажных зданий. За проходом открылся еще один двор, чуть меньше первого, и, к своей радости, Кайл увидел руки, торчащие из-за решеток в окнах, выходивших во двор.

Его провели в тюремный корпус, находившийся справа. Кайл физически ощущал присутствие других американцев и едва не застонал от разочарования, поняв, что его опять помещают в одиночку. Через минуту после того, как за ним закрылась дверь, послышался стук в стену. Кайл немедленно отозвался, ощущая едва ли не эйфорию оттого, что смог наконец установить контакт. Кто его сосед? Такой же солдат, как и он? Удары продолжались в размеренном ритме. Кайл внимательно прислушался. Что это – азбука Морзе? Может, парень из соседней камеры отстукивает морзянку? Всякий раз при приближении конвоира стук прекращался, но позже начинался вновь, в том же настойчивом ритме.

Через несколько дней начали стучать и с другой стороны. Кайл сразу понял, что это не азбука Морзе, а иной шифр, посредством которого общаются заключенные. Алфавитный код. Чтобы принять участие в беседах, Кайл должен был расшифровать его.

Он как раз бился над разгадкой кода, когда его посадили в одну камеру с другим заключенным. Бурная радость Кайла несколько улеглась, когда он увидел, что его товарищ по несчастью, специалист по радиоперехвату, самолет которого был сбит вьетнамцами, замкнут и неразговорчив и, судя по всему, страдает помрачением рассудка. Этот парень провел в тюрьме полтора года, и хотя Кайлу не удалось заставить его говорить о себе, он все же вытянул из радиста секрет тюремного телеграфа.

Это был код Смита Харриса, названный так по имени заключенного, который его изобрел. Основой кода была квадратная таблица из букв. В первой строке содержались буквы А, В, С, D и Е. Чтобы передать слово, содержащее одну из этих букв, нужно ударить в стену один раз, указывая, что буква находится в первой строке, и после определенной паузы отстучать один раз для А, два раза для В и так далее. Вторая строка состояла из F, G, Н, I, J. Два удара означают, что буква находится во второй строке, и дальше следовало поступать так же, как в первом случае. Для того чтобы уместить двадцать шесть букв алфавита в таблицу из двадцати пяти клеток, буква «К» не использовалась и ее заменяла буква «С».

Код Харриса полностью изменил жизнь Кайла. С его помощью заключенные могли получать и передавать информацию, общаясь сквозь стены. Кайл выяснил, что пилот транспортного вертолета – редкий гость в тюрьме Хоало и что он не единственный, кого сломили пыткой. Мысль об этом принесла ему облегчение, однако не поколебала твердой решимости вытерпеть все, что его ждет в будущем, но не стать орудием пропаганды.

Передача и получение сведений помогали коротать мучительно тянувшееся время. «Т-Ы С-Е-И-Ч-А-С Н-А-Х-О-Д-И-Ш-Ь-С-Я В О-Т-Е-Л-Е Р-А-3-Б-И-Т-Ы-Х С-Е-Р-Д-Е-Ц, – отстукал ему сосед, когда Кайл наконец овладел кодом. – А В-С-Я Т-Ю-Р-Ь-М-А Н-А-3-Ы-В-А-Е-Т-С-Я Х-А-Н-О-Й-С-К-И-Й Х-И-Л-Т-О-Н М-Е-С-Т-О Г-Д-Е Т-Е-Б-Я Д-О-П-Р-А-Ш-И-В-А-Л-И Н-А-З-Ы-В-А-Е-Т-С-Я П-Р-И-Е-М-Н-Ы-Й П-О-К-О-Й...»

Далее сосед сообщал, что тюрьма состоит из двух зданий, одно из которых, «Отель разбитых сердец», служит чем-то вроде помещения для предварительного заключения, а второе называется «Лас-Вегас».

«Что такое «Лас-Вегас»?» – отстукал в ответ Кайл, ничуть не обрадованный тем, что все еще находится в предварительном заключении, а значит, ему предстоят новые допросы.

«Лас-Вегас» – это ад, – послышалось из-за стены. – Там держат подолгу и пытают с особой жестокостью. Лучше сидеть здесь либо в «Разбитых сердцах», чем в «Лас-Вегасе». Кайлу было трудно поверить, что где-то может быть еще худшее обращение, нежели то, с которым он столкнулся в «Приемном покое». По его спине пробежал холодок. Решение отказаться дать заявление, пригодное для пропагандистских целей, могло со временем привести к перемещению в «Лас-Вегас». Кайлу не улыбалась подобная перспектива, и он старался не думать об этом, полностью сосредоточившись на каждой крохе информации, которую получал через стены.

Ему предложили запомнить все известные имена людей, сидевших в тюрьме, чтобы в случае перевода в другой застенок он мог передать их дальше, пополняя список. Если кто-нибудь сумеет бежать или неожиданно получит свободу, то сможет передать имена в Штаты. Всего было более трех сотен фамилий, и Кайл запомнил их в алфавитном порядке.

Его вновь надолго оставили в покое. И он знал, чем это объясняется. Вьетнамцы старались поскорее пропустить через «Приемный покой» плотный поток новых заключенных и перевести их в «Отель разбитых сердец». По-видимому, Штаты наращивали интенсивность воздушных налетов, а информация, получаемая от сбитых пилотов «В-52» и «фантомов», представлялась куда более важной, чем сведения, которыми располагал заурядный вертолетчик.

Наконец за ним опять пришли, но не для того, чтобы выпытывать военные секреты. На сей раз его пытались склонить к даче письменного «признания», которое Ханой мог бы использовать для антиамериканской кампании.

Для Кайла это было началом конца.

«Делай все, что в твоих силах, – советовали ему товарищи по несчастью. – Со временем эти ублюдки ломают всякого, сломают и тебя. Поддайся им, но не сразу. Терпи, пока можешь».

Но Кайл и не думал поддаваться. Его привели в комнату номер 19. Люди, которым довелось побывать там на допросах, окрестили это помещение «шишкой» из-за покрывавших его стены комков штукатурки размером с кулак, которые поглощали крики несчастных пленных.

Процедура допроса была в точности той же, что и ранее. Кайлу предложили подписать признание в военных преступлениях. Он отказался. Ему предложили еще раз и после повторного отказа опять крепко скрутили его локти и вздернули кверху, едва не сломав ему позвоночник. Ноги заковали в кандалы, а лодыжки зафиксировали крепкой веревкой и отрезком трубы.

Боль становилась все мучительнее, но Кайл продолжал сопротивляться, напрягая волю. Он не подпишет заявление, предназначенное для трансляции по «Радио Ханоя». Не подпишет. Не подпишет. Ни за что!

Когда Кайла вернули в камеру, он был без сознания. Молчаливый сосед лишь вздрогнул и пожал плечами, но даже не подумал помочь ему.

На следующий день за Кайлом опять пришли. И на другой. И на третий.

«Выбрасывай полотенце, парень, – советовали соседи. – Ты сделал все, что мог. Не дай ублюдкам убить себя».

Но Кайл не мог «выбросить полотенце». Он проклинал себя за то, что так легко сломался при первой пытке. Но больше он не поддастся. Он был готов пройти все круги ада, но не стать трусом и предателем.

«Больше тебе не выдержать, парень, – вновь и вновь стучали ему в стену. – Никому и в голову не придет упрекнуть тебя за пропагандистское заявление. Любой дурак поймет, что оно было вырвано силой».

Кайл больше не мог отвечать. Его пальцы были переломаны, ногти выдраны с мясом. Каким-то уголком сознания, который все еще продолжал функционировать, он понимал, что ведет себя глупо. Палачи по капле высасывают из него жизнь. Он больше не увидит Чинь, не сможет увезти ее в Штаты. Но это ничего не меняло. Он был связан собственной клятвой, поглощен ею. Он не позволит себе явиться миру в облике униженного предателя. Он скорее умрет. И он знал, что смерть уже не за горами.

Его бросили в камеру «Лас-Вегаса». Его лишили сна, пищи, воды, лишили единственной радости – получать послания через стены. Зарубцевавшаяся плоть на спине была иссечена резиновым хлыстом, загнила, в ней копошились черви; все его тело покрывали струпья, а каждый сустав был вывихнут.

Потом его привели в комнату номер 18. В «Комнату мясных крюков». Он знал, что с ним будут здесь делать, знал и то, что не переживет этого. Он думал о Чинь. Если он не вернется к ней, ее мир рухнет.

Кайл больше не кричал – не мог кричать. Он едва мог хрипеть. Он думал о Серене, вспоминая ее такой, какой она выглядела при их первой встрече в Бедингхэме. Вспоминал ее светлые золотистые волосы, водопадом ниспадавшие до талии, ее хрустально-серые глаза, горевшие веселым, беспечным огоньком.

Кайл услышал доносящийся откуда-то издали голос Мика Джаггера, почувствовал на лице тепло солнца, пробивающегося сквозь густую листву берез. А потом все кончилось. Не было ни музыки, ни солнечного света. Он летел, поднявшись в прежде недоступные ему выси.

Глава 25

Пять дней Гэвин провел вместе с Динем в туннелях Кутчи. Все это время он пребывал в смятении. Главной его заботой оставалась Габриэль. Он понимал, что должен каким-то образом сообщить ей, что жив и здоров, но не видел способа связаться с ней. Разумеется, Нху напишет племяннице, что ее муж отправился на встречу с Динем, но Гэвин был уверен, что Нху не известны планы Диня похитить его и что она будет огорчена и обеспокоена его исчезновением не меньше Габриэль.

Динь обещал Гэвину, что Нху поставят в известность о его миссии и о том, что он цел и невредим. Гэвину оставалось лишь молиться и надеяться, что Динь сдержит слово.

– Поскольку в Ханое с нетерпением ждут моего доклада, наш поход на Север будет не столь трудным, как мои прежние путешествия, – сказал Динь во время одной из редких бесед с глазу на глаз с Гэвином. – После того как «Железный треугольник» останется у нас за спиной, мы проделаем большую часть пути на джипе.

По спине Гэвина побежали мурашки. Ему уже доводилось слышать о «Железном треугольнике» из уст американцев. Так называлась территория, по слухам, площадью около тридцати квадратных километров, служившая по окончании Второй мировой войны прибежищем для антиправительственных сил. Эта местность была покрыта болотами, трясинами и заливными рисовыми полями, а джунгли здесь были столь густыми, что пройти через них можно было только пешком. Все это делало «Треугольник» практически недоступным как для американских, так и для южновьетнамских вооруженных сил. Поговаривали, что именно в этом районе, расположенном к северо-востоку от Сайгона и граничащем с Камбоджей, находится вьетконговский Генштаб. Неужели именно туда они и направляются? В логово Вьетконга?

Гэвину хватило ума не задавать лишних вопросов. Вьетнамцы по природе своей скрытны, и его любопытство наверняка положило бы конец словоохотливости Диня. Местонахождение центрального органа Вьетконга оставалось тайной, и это приводило американцев в бешенство. Джимми Гиддингс утверждал, будто это настоящий Пентагон в миниатюре, затерянный в чащобах джунглей, но всякий раз, стоило ему упомянуть об этом, Поль Дюлле поправлял Джимми и говорил, что, по его мнению, вьетконговский штаб не столько определенное место или здание, сколько люди.

Как бы то ни было, американцы прилагали невероятные усилия, чтобы обнаружить Генштаб Вьетконга и бомбами сровнять его с землей. До сих пор их попытки оставались безуспешными. И вот теперь Гэвин увидит его собственными глазами. Даже если пройдет год, прежде чем он сможет опубликовать свой репортаж, его терпение будет вознаграждено с лихвой. Такая удача выпадает раз в жизни.

За пять дней, что Гэвин провел в туннелях, район трижды прочесывали американцы. В первый раз патруль оказался так близко, что Гэвин почувствовал запах одеколона.

– Как они могут не замечать нашего присутствия? – шепотом спросил он Диня, когда американцы прошли мимо, не заметив, что были в полуметре от взвода армии Северного Вьетнама и целого подразделения Вьетконга.

Жесткий рот Диня тронула легкая улыбка.

– Американцы не способны так тонко чувствовать землю, как мы, вьетнамцы. Они замечают только самые очевидные вещи. Даже если найдут вход в туннель, им и в голову не придет, что это нечто большее, чем короткая подземная нора-укрытие. Люки, ведущие в глубь системы ходов, обнаруживают крайне редко. – Динь умолк. Его глаза блестели в свете самодельной масляной лампы. – Но если люк и замечают, нашедший его, как правило, живет слишком недолго, чтобы кому-нибудь об этом рассказать.

Два дня спустя Гэвин собственными глазами увидел, что бывает, когда вход в подземелье обнаруживает посторонний. Гэвин с Динем и несколькими его подчиненными двигались по туннелям в северо-западном направлении. Остальными обитателями подземного лабиринта были вьеткон-говцы. Их количество изумляло Гэвина. Целые роты без труда перемещались под землей районов, контролируемых американскими и южновьетнамскими силами.

Как-то раз они остановились отдохнуть неподалеку от места, где оживленно совещались несколько одетых в черное людей. Увидев Диня, командир тут же Приблизился к нему, держась с почтением, в котором сквозило чуть заметное опасение. Гэвин уловил слова, одно из которых прозвучало наподобие названия вьетнамской деревни, другое обозначало американцев. Больше Гэвину ничего не удалось расслышать. Когда, командир вьетконговцев вновь присоединился к поджидавшим его людям, Динь обернулся к Гэ-вину, раздраженно пожимая плечами:

– Придется задержаться. Человек, с которым я только что разговаривал, – комиссар местных сил самообороны. Около часа назад в их деревню вошли американцы и в ходе прочесывания обнаружили вход в туннель. Они взорвали люк, но, прежде чем исследовать туннель, дожидаются подкрепления.

– Что они будут делать, когда войдут в подземелье? Взорвут его динамитом? – нарочито безразличным тоном спросил Гэвин, скрывая свой страх взлететь на воздух.

– Наши туннели устроены слишком хитро, чтобы противник мог причинить серьезный ущерб системе, находясь у входа, – отозвался Динь голосом, в котором угадывалось возбуждение. – Мы подойдем поближе, и я покажу вам, какие меры предпринимаются для того, чтобы обратить ситуацию к нашей пользе.

Им вновь пришлось ползти на животе по узким коммуникационным проходам. Гэвин слышал пробивающийся сквозь бурую почву свистящий стрекот вертолетных лопастей. Они поднялись по трехфутовому колодцу и оказались в очередном проходе. Динь жестом велел Гэвину заползти в боковую нишу. Гэвин смутно разглядел впереди чью-то фигуру. Это был вьетконговец в черной одежде, он, скорчившись, сидел спиной к Гэвину и ждал.

Прошло десять минут, и, когда глаза Гэвина уже начал заливать пот, сверху донеслись голоса и звук шагов. Сколько бы людей ни доставил вертолет, входить в туннель можно только по одному. И первого же смельчака вьетконговец расстреляет.

Гэвина затрясло. Происходящее казалось ночным кошмаром. Он вынужден молча сидеть и ждать, когда американец спустится навстречу своей смерти. Если он криком предупредит солдата об опасности, это будет стоить ему жизни.

Земля чуть содрогнулась, и Гэвин понял: это американец начал спускаться в колодец. Все входные колодцы были мелкими, не глубже метра, и теперь Гэвин сообразил, зачем так устроено. Американец был вынужден сначала спустить под землю ноги, и когда его ступни коснулись дна, а голова и грудь еще оставались на поверхности, поджидавший вьетконговец открыл огонь.

Раненый издал вопль, и его спутники, встревожено перекрикиваясь, начали извлекать солдата из подземелья. Вьетконговец, сидевший перед Гэвином, повернулся и быстро пополз по туннелю к колодцу, ведущему в нижние ярусы. Поравнявшись с нишей и увидев бледное, явно европейское лицо Гэвина, он вновь схватился за оружие.

– Де ее нха, – негромко произнес Динь. Вьетконговец на мгновение задержал пристальный взгляд на лице Гэвина, после чего продолжил стремительное отступление.

Гэвин и Динь следовали за ним по пятам. Гэвин слышал доносящиеся сзади отчаянные крики американца:

– Ради всего святого, вытащите меня отсюда, пока чертовы узкоглазые не отрезали мне яйца!

Гэвин отлично понимал: как только американцы поднимут раненого, в туннеле засвистят пули. Поэтому он со всей возможной скоростью пробирался вперед, к следующему, чуть более глубокому, колодцу, ведущему в нижние туннели.

Вьетконговец втиснулся в нишу над колодцем, а Гэвин и Динь проскользнули мимо него, будто угри, не задерживаясь ни на мгновение, пока не достигли люка, прикрывавшего вход в основную систему ходов.

– Что дальше? – спросил Гэвин.

– Если нам не повезет, американцы сбросят во входной колодец канистру с газом. Изгиб туннеля и вентиляционная система не позволят газу просочиться в лабиринт, но мы вряд ли избежим отравления. А если повезет, американцы поступят как обычно – войдут в верхний туннель, чтобы достать из-под земли того, кто ранил их товарища.

Из слов Диня Гэвин с изумлением заключил, что американцы до сих пор не догадываются, что туннель может оказаться куда длиннее, нежели маленькая тесная нора, размеры которой позволяют прятаться одному-двум партизанам.

Находясь в темноте, он скорее почувствовал, чем увидел улыбку Диня.

– Сейчас мы находимся на крышке люка, ведущего в основной лабиринт, но этот туннель здесь не оканчивается. Он продолжается еще восемь – десять метров.

– Куда же он ведет? – шепнул Гэвин, со страхом прислушиваясь к возне у входного колодца.

– Никуда. И если мой товарищ все сделает правильно, американцы обнаружат только тупик.

Послышался стук первой пары подошв, осторожно опустившихся в колодец, за ним – второй.

– Мы должны спуститься вниз, чтобы дать моему товарищу пространство для маневра. Я буду объяснять вам его действия, по мере того как он станет выполнять свой замысел, – сказал Динь, откидывая люк и спускаясь в открывшееся под ним черное отверстие.

Гэвин торопливо нырнул следом. На его взгляд, Динь вполне мог бы описать ему всю процедуру словами и не тащить на место событий, подвергая себя и его опасности.

В верхнем туннеле загрохотали выстрелы. Вокруг начала осыпаться земля, и Гэвин замер от страха, столь сильного, что едва не обмочился. Что, если в туннель бросят гранату или динамит? Что, если туннель обвалится?

– Американцы вошли в проход, – сообщил Динь, как будто Гэвин не мог догадаться сам. – Мой товарищ снял крышку люка второго колодца и спрятался в нем, дожидаясь неприятеля.

– А как же стрельба? – прошептал Гэвин. В его ушах толчками шумела кровь, а сердце билось так часто, что, казалось, не выдержит напряжения.

– Американцы стреляют прямо перед собой.

Гэвин смахнул с лица сухую бурую пыль. Пули не достигнут цели. Вьетнамец, которому они предназначаются, прячется не в темноте туннеля, а в колодце, ведущем вниз.

– Что произойдет, когда американцы продвинутся достаточно далеко, чтобы заметить колодец?

– Потерпите – и увидите сами, – напряженным тоном отозвался Динь.

Секунду спустя в барабанные перепонки Гэвина ударил грохот очереди, выпущенной из «Калашникова». Над их головами затряслась земля, с потолка туннеля упал комок почвы, за ним еще один. В пропитанном влагой замкнутом темном пространстве прозвучали пронзительные вопли. Гэвин почувствовал, что теряет самообладание. Он не знал, кто кричит – вьетконговец или американцы. Он совершенно потерял голову от ужаса. Он хотел одного – выбраться отсюда. Еще никогда в жизни он не испытывал такого страстного желания оказаться под открытым небом.

Динь вновь зашевелился и быстрыми резкими движениями пополз в глубь основной системы. Когда он добрался до ниши, то остановился и выдохнул:

– Момент, когда американцы достигают второго колодца, самый опасный. Если бы они бросили гранату и та угодила в люк, мой товарищ был бы убит. А так он дождался, пока враги приблизятся вплотную, и выскочил перед ними, застав врасплох.

Послышался шорох. Кто-то быстро и ловко полз следом за ними прочь от незатихающих воплей.

– Прежде чем американцы перенесут на поверхность раненых и убитых, пройдет немало времени, – с облегчением в голосе объяснил Динь. – Когда они закончат, то, если им хватит смелости продолжать разведку, они обнаружат, что туннель опустел. Люк второго колодца уже закрыт, и они его не заметят. У дальнего конца туннеля американцы найдут ведущий на поверхность лаз и решат, что напавший на них партизан ускользнул через эту дыру. Они заложат в фальшивый туннель динамит, взорвут его и с легким сердцем сочтут свою миссию выполненной. А основной лабиринт не пострадает.

За их спинами продолжали звучать приглушенные крики. Динь и его товарищ поползли в глубь подземелья к кухне и спальным комнатам. Гэвин двинулся вслед за ними, ощущая одновременно облегчение и ужас. Он уже не чувствовал себя журналистом. Он казался себе предателем. И только пять дней спустя, побывав под американской бомбежкой в районе деревни Фухоа, он вновь обрел душевное равновесие.

Маленькая группа, состоявшая из Гэвина, Диня и двух его помощников, покинула подземный лабиринт и двигалась по ночам на велосипедах в северо-западном направлении.

– Мы пополним в Фухоа припасы, – сказал Гэвину Динь. Ночное небо начинало окрашиваться серым, предвещая скорый восход. – А я встречусь кое с кем из родственников. Моя вторая двоюродная сестра замужем за местным старостой. Мы не виделись с тех пор, когда были детьми.

Гэвин пытался сообразить, кем приходится Габриэль жене старосты Фухоа, когда предрассветный сумрак разорвали желтые, оранжевые и алые вспышки, а в небе появились бомбардировщики.

Налет начался неожиданно. Не было ни выстрелов, ни других признаков того, что поблизости разворачивается столкновение между Вьетконгом и армией Южного Вьетнама либо американскими частями. В свете раннего утра окрестности были особенно живописными и безмятежными. Лучи восходящего солнца высветили перед Гэвином скопление крытых соломой домиков. Он предвкушал завтрак – яйца, если повезет, и уж обязательно какие-нибудь фрукты. Гэвин находился на вершине счастья. Он выдержал самое страшное испытание в своей жизни – испытание туннелями Кутчи. Он сумел установить на удивление близкие отношения с Динем и собрал материал, который, если будет опубликован, укрепит его репутацию военного журналиста.

Динь первым услышал звук моторов.

–: «В-52»! – рявкнул он и, спрыгнув с велосипеда, уткнулся лицом в землю и закрыл уши руками. Молодые офицеры Немедленно последовали его примеру. Еще долю секунды спустя и Гэвин распластался на земле. Самолеты так и не показались из-за утренней облачности. Это могли быть и «В-52», как утверждал Динь, и «фантомы», и «Ф-105». Какой бы марки ни были машины, они сбросили на спящую деревню все, что было у них на борту.

Даже сквозь крепко прижатые к ушам ладони Гэвин слышал свист падающих бомб. «Пресвятая Богородица», – прошептал он и тут же едва не лишился чувств от грохота разрывов. Под ним вздрогнула и затряслась земля, ее поверхность избороздили широкие зияющие трещины. Гэвин зарылся в почву локтями и ступнями, ища опоры, но зацепиться не мог. Его швыряло из стороны в сторону, будто высохший лист, среди вырванных с корнем деревьев и комьев земли. Когда его тело наконец замерло в неподвижности, он находился в пятидесяти шагах от того места, где спрыгнул с велосипеда. Динь и сопровождавшие его офицеры словно исчезли – перед глазами Гэвина стояла густая удушающая пыльная пелена, пронизанная вспышками рвущегося к небу пламени, а в ушах отдавались истошные крики женщин и детей.

Гэвин попытался подняться, но ноги не держали его. Дважды он оступался и падал, но все же выпрямился и побежал, спотыкаясь, в сторону деревни, огненных вспышек и криков. Сквозь завесу пыли и падающего сверху мусора он увидел Диня и ринулся ему навстречу.

– За что? – крикнул он, не слыша собственного голоса. В эту минуту он вообще ничего не слышал. – Чем спровоцировано нападение? По какой причине?

Динь кричал что-то в ответ, и Гэвин, будто глухонемой, прочел слова по его губам:

– Ничем не спровоцировано! Никаких причин и не требовалось! Может, какое-нибудь американское подразделение попало в засаду в нескольких милях отсюда и запросило поддержки с воздуха! А может, произошла ошибка в наведении либо пилоты попросту избавляются от груза бомб! Вот какие страдания эта война приносит крестьянам! Вот зачем вы здесь – чтобы увидеть и испытать на себе ее тяготы!

Пока Динь кричал, они вместе с Гэвином мчались по направлению к деревне. Двое северовьетнамских офицеров тоже поднялись с земли и теперь неслись вперед. Маленький отряд каким-то чудом избежал потерь. Впрочем, они находились в стороне от эпицентра, зато деревня в полной мере испытала на себе последствия взрывов.

Они неслись мимо убитых и издыхающих буйволов, мимо испуганных детей, бежавших из банановых и манговых рощ прочь от бушующего пламени.

– Господи, что мы будем делать, когда окажемся там?! – в отчаянии воскликнул Гэвин. – У нас нет лекарств, нет крови для переливания! Мы не можем доставить пострадавших в госпиталь!

Динь повернулся к нему и улыбнулся. Это была страшная улыбка.

– Теперь вы видите, товарищ, что война без «пылесосов» и быстрой эвакуации – совсем другое дело?

Гэвин не ответил. Они уже поравнялись с пострадавшими, которым удалось избежать огня. Девочка лет десяти лежала на земле, из ее горла доносился ужасный булькающий хрип. Ее грудь была раздавлена, кожа обгорела и сморщилась, одна рука была оторвана чуть выше локтевого сустава, и хотя верхнюю часть ее лица еще можно было узнать, нижняя превратилась в кусок обугленной плоти.

Гэвин упал рядом с ней на колени. Ему нечем было облегчить ее страдания. Он ничего не мог сделать для нее.

– О Господи, о Боже, – всхлипнул он, но Динь схватил его за руку и потащил дальше.

Лавируя в толпе, к ним бежал вьетнамец в одних мешковатых бумажных штанах.

– Вы видите, что они натворили?! – кричал он Диню. – Видите, во что они превратили мою деревню? – Он зарыдал, молотя кулаками по впалой груди. – Они убили Санг! Они убили мать моих детей!

Динь обнял его, крепко прижал к себе и спросил:

– Где она? Веди меня к ней.

Спотыкаясь, Гэвин двинулся следом. Судя по всему, обезумевший от горя вьетнамец был старостой деревни, а Санг – той самой сестрой Диня, о которой он говорил.

Она лежала в стороне от полыхающей соломенной хижины на пыльной земле. Рядом с ней, вцепившись в ее безжизненную руку, сидели двое маленьких детей и плакали.

– Динь опустился на колени, и его лицо словно превратилось в вырезанную из дерева маску. Он взял женщину за запястье, ища пульс, потом положил ладонь ей на грудь. Его плечи поникли, и он медленно поднялся на ноги.

Гэвин смотрел на погибшую. Она была уже немолода, у нее было изнуренное лицо крестьянки. Но ее волосы до сих пор оставались роскошными. Длинные, глянцевито-черные, они разметались по телу женщины, будто опахало. Гэвин ничего не мог сделать для Санг, но вокруг оставались десятки крестьян, нуждавшихся в помощи, хотя бы самой элементарной.

До конца дня он работал с Динем, промывая раны кипяченой водой, перевязывая самодельными тряпичными бинтами и фиксируя переломы бамбуковыми прутьями. С тех пор как Гэвин последний раз спал, миновали бесчисленные часы. Когда он, выбиваясь из сил, помогал жителям деревни хоронить погибших, Динь еще раз напомнил:

– Вот зачем вы здесь. Чтобы увидеть и описать.

Гэвин кивнул, смахивая заливавший глаза пот. Динь так и не ответил на вопрос – когда ему представится возможность сесть за свой репортаж.

Ночью они с Динем и двумя сопровождающими вновь отправились в путь на каким-то непостижимым образом уцелевших велосипедах. Они двигались на северо-запад по направлению к камбоджийской границе, к Тропе Хо Ши Мина.

В течение следующих, наполненных изнурительными усилиями дней и ночей Гэвин еще более сблизился с Динем. Динь объяснил ему, почему он взял сторону Севера, и рассказал о том, сколь мучительной была разлука с семьей в первые годы.

– Я уроженец Юга, сайгонец. И остаюсь сайгонцем даже после долгих лет жизни на Севере.

– Зачем же вы покинули родные места? – спросил Гэвин, охваченный возбуждением. До сих Динь обильно уснащал речь коммунистической терминологией. Почти в каждой его фразе звучали слова «товарищ», «империалист», «марионеточный режим». Дружеская простота, с которой он говорил сегодня, свидетельствовала о том, что Гэвину почти удалось завоевать его доверие.

– Я ушел для того, чтобы воевать против французов под командованием единственного человека, который, на мой взгляд, был на это способен. Этот человек – Во Нгуен Зиап. Мы добились успеха при Дьенбьенфу. Когда над разбитым штабом французов взвился наш флаг, все мы, положившие столько сил ради освобождения родины от иностранных захватчиков, были вне себя от счастья. Мы полагали, что после победы Вьетнамом будет управлять выбранное нами правительство. Этому помешали Женевские соглашения.

Динь надолго умолк. После тяжелого дневного перехода они с Гэвином сидели у костра. Молодые офицеры отправились на расположенное неподалеку озеро попытать счастья в рыбной ловле, и тишину ночи нарушал только стрекот насекомых в траве.

Гэвин ждал, храня молчание. Наконец Динь произнес:

– Вьетнам получил независимость, но одновременно его поделили на две части по семнадцатой параллели. Это положение должно было сохраняться до начала выборов. Премьер Южного Вьетнама Нго Динь Зьем нарушил обещание объявить выборы. Он знал, что если выборы состоятся, то Хо Ши Мин возьмет верх и ему придется покинуть свой пост.

Пламя затрещало и вспыхнуло ярче. По ботинку Гэвина пробежала маленькая ящерица.

– При Зьеме правительство Юга все более склонялось к авторитаризму. Люди, проливавшие свою кровь за свободу страны, казались Зьему соперниками в борьбе за власть. За ними охотились, их убивали. Но пострадали не только те, кто сражался с французами. Уже очень скоро все последователи Зьема оказались в концлагерях. Тогда-то я и принял решение не возвращаться в Сайгон, – продолжил Динь, устремив на огонь невидящий взгляд. – Поскольку я принимал активное участие в войне против Франции, меня поймали бы и казнили. Это был лишь вопрос времени. Поэтому я перешел на сторону единственного человека, который этого заслуживал, – Хо Ши Мина.

Послышался шорох листьев под ногами – двое офицеров возвращались с рыбалки.

– Наверное, вам было очень одиноко, – негромко заметил Гэвин, понимая, как много значила для Диня семья.

Динь кивнул и, так как молодые люди были уже довольно близко, сказал лишь:

– С тех пор моя жизнь подчинена одной цели – объединению Вьетнама под властью коммунистов. Ради этого я пожертвовал семьей и личным счастьем.

Офицеры уселись рядом с ними у костра, с гордостью демонстрируя улов. Прежде чем поздравить их и помочь разделывать рыбу, Динь повернул голову и встретился глазами с Гэвином.

– И все-таки я ни о чем не жалею, – просто сказал он. – Ни о чем.

Следующие две недели они продолжали ехать на северо-запад, к Камбодже, двигаясь только по ночам. Они пробирались к району Фишхук. Территория соседней страны вклинивалась здесь во вьетнамские земли подобно гигантскому крюку.

Тропа уперлась в обширные каучуковые плантации Ми-мота. Дорогу перегораживали деревянные ворота. Здесь находился хорошо охраняемый контрольный пост. Пока Динь объяснялся с охранниками, Гэвин пребывал в блаженном состоянии духа: наконец-то он оказался в ГШ, знаменитом Генштабе Вьетконга. До него ни один репортер не бывал здесь, и Гэвин сомневался, что кому-нибудь из них это когда-либо удастся сделать. Он первым получил редчайшую возможность и сгорал от желания приступить к написанию репортажа.

– Идемте, – сказал ему Динь.

Тяжелые ворота поднялись, и они двинулись по дороге в сопровождении двух охранников. Вдали от Тропы виднелись домики наподобие крестьянских, а также с полдюжины длинных приземистых строений, рядом с которыми, зияли входы в подземный лабиринт.

Их ввели в ближайшее к дороге здание, и Гэвину стало ясно, что он останется здесь, причем под охраной.

– Отдохни, товарищ, – сказал Динь, бросив на Гэвина смущенный взгляд. – Я и мои помощники должны отправиться с докладом к начальству. Нам многое нужно обсудить, и, быть может, пройдет некоторое время, прежде чем мы встретимся вновь.

Прошло три дня. Все это время Гэвина кормили скудно – чуть подсоленным рисом и сушеной рыбой. Впрочем, он уже привык к подобной диете. Оглядывая свое тело, становившееся все более костлявым, он гадал, что скажет Габриэль, когда увидит его. Находясь во временном заключении, он то и дело вспоминал ее хрипловатый беззаботный смех.

В такие минуты его горло сжималось, дыхание становилось прерывистым. Он не должен поддаваться тоске по Габриэль. Ему представилась уникальная возможность, и чтобы пройти через все испытания, он обязан забыть о прошлом. Словно алкоголик, он должен жить только сегодняшним днем.

Сколь бы высокий пост ни занимал Динь в Кутчи, по сравнению с руководителями ГШ он был скромным солдатом. Позднее, когда они вновь ехали на север в джипе, Гэвин узнал, что Диню пришлось докладывать не только генералу Чан Нам Чунгу, командующему Национально-освободительными силами, но и Фам Хангу, члену Политбюро и первому секретарю партии, и генералу Хоанг Ван Таю, главнокомандующему группировкой армии Северного Вьетнама на территории Южного. Это были люди из самых верхов.

– Ну а теперь прямиком на Север, – с удовлетворением сказал Гэвину Динь, когда они усаживались в машину. – Вам очень повезло, товарищ, что вы едете сейчас, а не десять лет назад, когда я впервые прошел этой дорогой. В ту пору это была труднопроходимая пешая тропа, ведущая с Севера через горный массив Чуонгсон.

– Она проложена по тем же местам, что и прежняя? – с любопытством спросил Гэвин, обрадованный возможностью сменить неуютное седло велосипеда на относительный комфорт салона джипа.

За руль машины уселся один из помощников Диня, и тот кивнул:

– Да, но теперь это не одна тропинка, а целая сеть дорог, идущих примерно параллельно друг другу и пересекающихся в стратегических точках.

– В настоящий момент мы перемещаемся по территории Камбоджи?

– В настоящий момент – да, – отозвался Динь, блеснув одной из своих нечастых улыбок.

Дорога забиралась все выше в горы. Гэвин наблюдал за густым потоком движущихся по ней машин камуфляжной раскраски. Наконец они пересекли реку Бенхаи и спустились в предгорья Чуонгсон. Громадный горный массив, словно спинной хребет, пересекал полуостров с юга на север. Это был последний опасный перевал на их пути. Вскоре они очутились в густых лесах, и вдруг невидимые из-за листвы «В-52» сбросили бомбы на участок дороги, по которому ехал джип.

Как и в прошлый раз, атака началась без предупреждения. Окружающий мир превратился в пылающий ад. И хотя впоследствии Гэвин узнал, что основной удар пришелся по поселку в миле от них, грохот взрывов так ударил ему в барабанные перепонки, что полностью парализовал слух. Ударная волна подняла джип в воздух и отбросила на несколько шагов от Тропы, повалив набок. Он помнил лишь, как лежал под бомбами, прижимаясь к земле, полностью утратив контроль над мочевым пузырем и кишечником.

Когда наконец налет закончился, Гэвин не мог поверить в то, что все еще жив. Он заставил себя встать на колени, потом на подгибающиеся ноги.

– Динь! – крикнул он в звенящей тишине. – Динь!

Шагах в пятидесяти от него две фигуры медленно зашевелились, осторожно отделяясь от земли. Диня среди них не оказалось. Гэвина охватил новый приступ паники.

– Динь! – воскликнул он прерывающимся голосом. – Динь!

– Я здесь, товарищ, – послышалось из-за его спины. Гэвин рывком обернулся, едва не лишившись чувств от радости.

– Господи! Я решил, что вы погибли. Я решил, что вы все погибли!

Динь улыбнулся ему, стряхивая пыль с формы.

– Страх подтачивает разум, товарищ. Вам нужно научиться не поддаваться ему. – В голосе Диня не было порицания, лишь насмешка. – Давайте посмотрим, способен ли джип вновь отправиться в дорогу. Если нет, нам предстоит долгий путь пешком.

Вчетвером им удалось перевернуть машину и поставить ее на колеса.

– Бензобак уцелел, – сказал один из помощников Диня. – Похоже, затруднений не предвидится.

Так и оказалось. Десять минут спустя, замаскировав капот машины свежесрезанными ветками, они вновь двинулись на север.

– Через несколько минут мы выедем на самый безопасный отрезок дороги, – сообщил Гэвину Динь.

Гэвин с подозрением воззрился на него.

– Неужели опять спустимся под землю?

Динь опять улыбнулся. Гэвин все больше нравился ему.

– Нет, товарищ. Следующие несколько миль мы проделаем по воде.

Лодки им не понадобились. Сидевший за рулем офицер попросту свернул на мелководье и, то и дело переключая передачи, повел машину по дну ручья, будто по дороге. Они ехали так, пока песчаное дно не сменилось каменистым и не пошло под уклон.

– Такие участки Тропы трудно обнаружить с воздуха, – объяснил Динь, явно испытывая облегчение. – Прибрежные джунгли служат естественной маскировкой, а на воде следов не бывает. Но мы используем также и глубокие каналы. Припасы упаковываются в водонепроницаемые контейнеры и сплавляются по рекам от одного пункта снабжения до другого.

Гэвин воспринял эти слова без удивления. Ему уже начинало казаться, что изобретательности бойцов армии Северного Вьетнама попросту нет предела.

На следующий день они добрались до крупного перевалочного узла и пересели из своего побитого джипа в трехосный армейский грузовик «ЗИЛ».

– На нем мы и приедем в Ханой, – сообщил Динь, явно удовлетворенный скоростью, с которой они продвигались вперед. – Джунгли закончились, и больше задержек не предвидится.

Его оптимизм не оправдался. Через несколько часов они вновь угодили под бомбежку. Гэвин и Динь уцелели, но тем, кто ехал впереди, повезло куда меньше.

На закате следующего дня Динь осторожно толкнул Гэвина в бок и сказал:

– Вы проспали целый час, товарищ. Если и дальше будете дремать, пропустите момент въезда в Ханой.

Гэвин рывком выпрямился на сиденье, чувствуя, как заколотилось его сердце. Ханой! Отправляясь из Парижа в Сайгон, он ожидал чего угодно, только не этого. Въехать в Ханой! На русском грузовике, в сопровождении трех офицеров армии Северного Вьетнама! Невероятно! Неслыханно!

Убогие предместья уступили место каменным особнякам. По правую руку поблескивали воды большого озера. Посмотрев налево, Гэвин снова увидел дома – некогда роскошные, теперь они выглядели весьма непрезентабельно из-за облупившейся штукатурки.

– Свою первую ночь в Ханое вы проведете со всеми удобствами, – сказал Динь, с интересом наблюдая за реакцией Гэвина. – Французы построили в центре города изысканный отель «Метрополь». Номер для нас уже заказан. Боюсь, сразу по приезде мне придется оставить вас в одиночестве. Вышестоящие органы ждут моего доклада.

Гэвин кивнул, не в силах оторвать взгляд от мрачных, унылых улиц. Их высадили у огромного, величественного, но донельзя обшарпанного здания. И все же Гэвин по-прежнему был ошеломлен выпавшей на его долю удачей. Он приехал в Ханой. В Ханой! Если повезет, он вскоре возьмет интервью у генерала Зиапа. А то и у самого Хо Ши Мина.

Глава 26

Сидя в кресле самолета, выполнявшего рейс Сан-Франциско – Вашингтон, Эббра думала о неминуемой ссоре со свекром. Том Эллис считал всех участников антивоенных демонстраций предателями, и Эббра знала, что, как только ему станет известно о ее участии в марше у Пентагона, он почувствует себя оскорбленным и будет взбешен.

Эббра смотрела в иллюминатор на горы облаков и осеннее солнце, гадая, как бы отреагировал на ее поступок Льюис. Он всегда считал, что американское вторжение в Индокитай оправданно как с моральной, так и с политической точки зрения.

Лайнер начал снижаться, готовясь совершить посадку в аэропорту Вашингтона. В этом городе у Эббры не было друзей; среди участников марша у нее также не было ни одного знакомого. Если бы не разгар футбольного сезона, Скотт поехал бы с ней, но Эббра больше не могла, просить его сопровождать ее куда бы то ни было. Дни их беззаботной дружбы остались позади.

Эббра крепко стиснула лежащие на коленях руки. Она не должна вспоминать о Скотте. Думать о нем было почти так же мучительно, как о Льюисе. Уж лучше поразмышлять о предстоящих днях в Вашингтоне. Ей нужно зарегистрироваться в отеле, выяснить, откуда начнется марш, а потом отыскать женщин, оказавшихся в том же положении, что и она, – женщин, мужья которых числились военнопленными либо пропавшими без вести во Вьетнаме.

Серена устроилась в кресле салона первого класса «Боинга-707», надвинула на глаза темную повязку и вытянула вперед длинные загорелые ноги. До посадки в международном вашингтонском аэропорту Даллас оставалось шесть часов, и она собиралась поспать.

Стюардесса негромко спросила, не желает ли она подушку и одеяло, и Серена кивнула. Сегодня девятнадцатое октября. Поскольку марш был запланирован на двадцать первое, она сможет выехать в Атлантик-Сити в гости к Чаку Уилсону лишь двадцать второго.

Она не общалась с ним с апреля, когда Чак написал, что покидает госпиталь и отправляется на ранчо своего дяди восстанавливать силы. Судя по тому, что было известно Серене, Чак и сейчас мог находиться в Вайоминге. Она не знала адреса ранчо, и, если фамилия дяди не Уилсон, отыскать Чака будет невозможно.

Серена начала погружаться в сон, пытаясь понять, отчего письма Уилсона были такими короткими и сухими, гадая, будет ли вашингтонская демонстрация похожа на лондонскую. Она пыталась представить себе француженку, откликнувшуюся на ее письмо в «Вашингтон пост». Сумеют ли они встретиться, как замыслили, у мемориала Линкольна до начала марша?

Габриэль въехала в Вашингтон по Сорок шестому шоссе с той же бесшабашной удалью, с какой водила машину в Париже. Предыдущее выступление группы состоялось накануне вечером в Балтиморе; Рэдфорд по-прежнему собирался принять участие в марше, но в звукооборудовании обнаружились неполадки и ему пришлось остаться, чтобы устранить неисправности.

С момента внезапного исчезновения Гэвина прошел год и один месяц. С тех пор Габриэль не получала известий о нем. Нху продолжала слать полные грусти и тревоги письма, но о Гэвине не упоминала. Габриэль не верила, что ее муж погиб. Отчего же она так уверена, что он все еще жив?

Как ни старалась Габриэль, она не могла найти разумного объяснения своей уверенности. Она была основана на интуиции и ни на чем другом. Интуиция никогда ее не подводила, и Габриэль была готова прозакладывать собственную жизнь, что не подведет и сейчас. Гэвин жив. Единственное, что ей остается, – дождаться того дня, когда он вернется домой.

Габриэль свернула налево, направляясь к мемориалу Линкольна. Права ли она? Действительно ли ей остается только ждать сложа руки? Она наполовину вьетнамка. Сайгон был ее домом, и в глубине души она все еще считала его своим домом.

– Господи Боже мой, – прошептала она и притормозила, не в силах сконцентрировать внимание на езде. Ее сердце бешено забилось.

Почему это не пришло ей в голову раньше? Святые небеса, как могла она быть такой глупой и долгие месяцы не видеть очевидного? Надо поехать во Вьетнам! Она найдет того человека, который сказал Нху, чтобы она не ждала больше новостей о Гэвине и Дине. Она пройдет путь, который проделали они, и сама найдет Гэвина!

Толпа была огромная. Эббра еще ни разу не видела столько людей, объединенных одной целью и собравшихся в одном месте. Толпа была такая плотная, что ей потребовалось больше часа, чтобы пройти от отеля на одной из центральных улиц до места сбора демонстрантов у мемориала Линкольна, что в миле от Белого дома. Лужайки вокруг мемориала были запружены людьми и казались черными. Большинство присутствующих носили длинные волосы, «бусы любви» и щеголяли в странных одеяниях, напоминавших пончо. Самым удивительным было то, что многие из них были отнюдь не молоды.

Среди демонстрантов то и дело попадались прилично одетые люди средних лет. В толпе выделялась угловатая, увенчанная сединами фигура Бенджамина Спока, известнейшего педиатра. Были здесь и другие знаменитости. Эббра успела заметить Артура Миллера и Нормана Мейлера, прежде чем толпа сомкнулась вокруг них и они затерялись в море разноцветных плакатов.

На некоторых транспарантах с портретом президента Джонсона было выведено алыми буквами: «Военный преступник». Другие призывали: «Заберите нас из Вьетнама!», «Верните мальчиков домой!», «Занимайтесь любовью, а не войной!» и «Немедленно прекратите кровопролитие!».

Неподалеку от Эббры остановилась группа людей, державших красно-белые флаги с желтыми полосами. Эббра несколько секунд озадаченно смотрела на них, потом вдруг поняла. Это были знамена Вьетконга. Испуганная, она начала протискиваться сквозь толпу, стремясь оказаться подальше от этих флагов. Она была против войны, но не думала поддерживать Вьетконг; Эббре не хотелось, чтобы ее по ошибке приняли за его сторонницу.

В тот самый миг, когда толпа двинулась по направлению к Арлингтонскому мосту, Эббра увидела девушку, лицо которой выражало ту же растерянность, какую она ощущала сама. Изящная, стройная блондинка с ниспадавшими на спину волосами была почти на голову выше большинства окружавших ее людей-. От октябрьского холода ее защищало небрежно расстегнутое роскошное пальто; девушка глубоко засунула руки в его карманы. Эббра заметила под пальто белое отчаянно-короткое платье, едва прикрывавшее бедра. Наряд девушки дополняли высокие башмаки цвета хаки и шелковый шарф цветов британского флага. Эббра подумала, научится ли она когда-нибудь держаться с такой же сногсшибательной и непринужденной грацией.

Как только тысячи демонстрантов стали скандировать: «Черта с два, нас не заставишь воевать!», Эббра начала пробираться к девушке, которая, несмотря на типично британский шарф, выглядела скорее шведкой.

– Потрясающе, вы не находите? – спросила она, протиснувшись наконец к незнакомке. – Я и не думала, что здесь будет так многолюдно. Тут ведь сорок – пятьдесят тысяч человек, не меньше!

– А то и больше, – с улыбкой отозвалась девушка. У нее был негромкий приятный голос и чисто английское, а не скандинавское произношение.

– Вы не против, если я пойду с вами? – застенчиво спросила Эббра. – Только что меня едва не втянули в группу с флагами Вьетконга, и хотя я против войны, не хочу, чтобы меня спутали с его сторонниками.

– Вот как? – произнесла девушка, примеряясь к ее шагу. – Почему бы и нет?

Эббра на мгновение застыла. Она редко говорила о Льюисе, а уж с незнакомыми людьми – тем более. Но теперь она с удивившей ее саму легкостью сообщила:

– Мой муж числится без вести пропавшим.

– А мой попал в плен, – сказала девушка, пристально посмотрев на нее, и протянула руку. – Меня зовут Серена Андерсон, и я очень рада знакомству с вами.

Эббра крепко пожала протянутую руку и, на мгновение потеряв самообладание, едва не расплакалась.

– Я Эббра, Эббра Эллис, – с трудом произнесла она. Наконец она нашла кого-то, кто поймет ее страдания, сможет разделить ее горе и надежды. – Вы уже бывали на антивоенных демонстрациях?

Серена кивнула:

– В Лондоне. У американского посольства. – Она бросила Эббре широкую ослепительную улыбку. – Я предполагала, что здесь будет много людей, но реальность превзошла все мои ожидания. Я собиралась встретиться здесь с женой одного военнопленного, француженкой, с которой до сих пор не была знакома. Если заметите женщину, размахивающую шелковым платком с цветами французского флага, покажите мне ее. Это и будет Габриэль.

Они уже шагали по мосту, и с Потомака задувал холодный, пронизывающий ветер. На Эббре были сизо-голубой пуловер, ярко-красная куртка и темно-серые брюки. Она высоко подняла воротник куртки, укрывая шею.

Серена еще глубже засунула руки в карманы пальто.

– Моего мужа Кайла держат в Ханое, в тюрьме Хоало.

Вокруг скандировали: «Миру – да, войне – нет!» – и Эббре пришлось кричать в ответ:

– Моего мужа зовут Льюис. Он капитан, возглавляет подвижную группу из четырех военных советников, действующих в дельте Меконга. Он и его люди попали в засаду после прочесывания деревни, жителей которой подозревали в том, что они укрывают северовьетнамских солдат. Один из его подчиненных смог бежать, и он утверждает, будто видел, как Льюиса взяли в плен северовьетнамцы. Это случилось чуть больше года назад. – Внезапно глаза Эббры вспыхнули ярким огнем. – С тех пор я ничего о нем не знаю, – добавила она.

– Боже мой, – проговорила Серена. Больше ей нечего было сказать. Она не могла произнести ни слова. Она приняла участие в марше, надеясь встретить женщин, оказавшихся в одинаковом с ней положении, но вместо этого познакомилась с женщиной, которой пришлось еще хуже. Она хотя бы знала, где находится Кайл. Сохранялась даже мизерная вероятность того, что он получает ее письма. Но Эббра лишена и этой надежды. В конце концов Серена сказала просто: – Я понимаю вас. Это ужасно.

Слова были избитыми и прозвучали суховато, но, встретившись глазами с Эбброй, Серена увидела: та понимает, какие глубокие чувства кроются за ними.

– Вам не кажется, что все это может плохо кончиться?! – крикнула она Эббре, только теперь заметив многотысячные подразделения американской армии, полиции и Национальной гвардии, окружившие министерство обороны.

Хотя Эббра впервые участвовала в антивоенной демонстрации, она покачала головой:

– Нет. Дэвид Диллинджер, главный организатор марша, – убежденный пацифист. Цель нашего выступления проста – отрезать Пентагон от внешнего мира людской массой, чтобы никто не мог покинуть здание. По мнению Диллинджера, именно непохожесть группировок, пришедших сюда, – женские и религиозные объединения, военные ветераны и борцы за права человека, студенты, чернокожие боевики и интеллектуалы левого толка – заставит правительство осознать, насколько широко распространены в обществе антивоенные настроения.

Они уже достаточно приблизились к армейскому заслону, чтобы рассмотреть автоматы в руках солдат, и Серена, вспоминая столкновение с полицией, произошедшее во время куда более скромной демонстрации у стен американского посольства в Лондоне, от всей души понадеялась, что уверенность Эббры хоть чем-то оправдана.

– А что сказал бы по этому поводу ваш муж? – с любопытством спросила она. Толпа тем временем скандировала: «Джонсон – вон! Джонсон – вон!»

Эббра на секунду замялась. Ее щеки слегка порозовели.

– Пожалуй, ему бы это не понравилось. Но когда он вернется домой, думаю, он поймет, почему я это сделала.

Колонны остановились, и толпа спрессовалась до такой степени, что нельзя было шевельнуться.

– Мы полагаем, что наш главный враг – Джонсон! – звенящим голосом возвестил с крыльца Пентагона кто-то из организаторов марша, открывая митинг. – Он пришел к власти как кандидат партии мира и уже через три месяца предал своих избирателей!

– Как вы думаете, эти штуки заряжены? – спросила Серена, поглядывая на приподнятые автоматные стволы.

Эббра покачала головой, и в уголках ее губ мелькнула насмешливая улыбка.

– Нет. С чего бы их заряжать? Мы живем в Америке, а не в какой-нибудь стране третьего мира с диктатором во главе!

Заметив девушек, которые обменивались шутками с солдатами и вкладывали цветы в дула автоматов, Серена рассмеялась над собственной глупостью:

– Извините. У меня есть брат, который всегда ждет от властей самого худшего, и, должно быть, его подозрительность отчасти передалась мне.

Над огромной толпой волной пронеслись звуки песни. «Дайте миру шанс», – хором пели демонстранты.

– Почему бы нам не пойти дальше? – крикнула Серена сквозь гул голосов. – Почему бы не войти в здание?

Эббра покачала головой. Ее иссиня-черные волосы шелковисто скользнули по приподнятому воротнику куртки.

– Нельзя. Нам разрешено собраться на стоянке у главного входа Пентагона и окрестных лужайках. Частные лица иногда входят в некоторые помещения Пентагона, но сегодня туда никого не пустят.

Серена была разочарована. Сумей она пробраться в штаб американской армии, даже Лэнс позавидовал бы ей.

Из-за туч выглянуло по-летнему яркое солнце, и все вокруг начали снимать верхнюю одежду. В воздухе поплыл сладковатый запах марихуаны, и Эббра, оглянувшись, обнаружила, что они находятся не в той части толпы, где смешались представители женских и религиозных движений и интеллигенция средних лет, а в самой гуще хиппи и активистов левого крыла.

Она собралась предложить Серене вернуться к более умеренным демонстрантам, когда поблизости послышался щелчок наручников.

Пение вокруг сменилось скандированием, и толпа заколыхалась.

– Что случилось, Серена? – крикнула Эббра. – Вы видите что-нибудь?

– Это Диллинджер, – ответил стоявший неподалеку длинноволосый студент, прежде чем Серена успела открыть рот. – Его арестовали за то, что он уселся напротив солдат, которые требовали, чтобы он прошел мимо!

С этой минуты настроение толпы резко изменилось. Левацкие активисты начали осыпать насмешками и оскорблениями военных полицейских, которые стояли на стене, отделявшей лужайки от стоянки.

Слева от Эббры юнец с вьетконговским флагом в руках поднял камень и швырнул его в ближайшего полицейского. Приятели последовали его примеру.

– Полагаю, сейчас самое время осторожненько смыться! – крикнула Серена. – Если Диллинджер такой пацифист, каким вы его представляете, он бы не одобрил происходящее.

Эббра согласилась с ней. Хулиганы с вьетконговскими флагами составляли лишь крохотную часть толпы, но это было грозное меньшинство, судя по всему, жаждавшее беспорядков.

Долго ждать не пришлось. Как только Серена предприняла попытку протиснуться к группе женщин с шестиметровым плакатом «Поможем солдатам вернуться домой», началось полномасштабное столкновение и немедленно последовали аресты.

Впоследствии Эббре казалось, что ни один из хулиганов, начавших драку, не получил удара по голове полицейской дубинкой. Когда полисмены вломились в толпу, их жертвами в основном стали студенты и хиппи.

Эббра почувствовала, как Серена крепко схватила ее за руку, удерживая от падения, потом ее ослепила струя слезоточивого газа. Она повалилась на длинноволосого студента, который сообщил ей об аресте Диллинджера, и в тот же миг на него набросились полицейские. Эббра с испуганным изумлением смотрела, как полицейский поднял дубинку, как студент прикрывает руками голову, как разметались его волосы от удара дубинкой и как он падает на колени.

– Не надо! – крикнула Эббра, вырываясь из объятий Серены. Она бросилась на полицейского и повисла на его руке в тот самый миг, когда он вновь поднял дубинку. – Не надо! Нет!

Страж порядка отмахнулся от нее, словно от назойливой мухи. Его дубинка вновь опустилась, и на сей раз сила удара была такова, что с ног студента слетели черные сандалии. Эббра в отчаянии упала на колени и увидела, как сквозь его волосы проступила кровь, стекая на бетонное покрытие стоянки.

– Ублюдок! – крикнула она полицейскому, в ярости пустив в ход слово, которое ни разу не произносила за всю свою жизнь. – Ты жалкий, трусливый ублюдок!

Тот повернулся к Эббре, его рука вновь поднялась. Серена схватила валявшееся под ногами пальто и набросила его на голову полицейского.

– Быстро! – крикнула она Эббре. – Ради всего святого, бежим!

Эббра попыталась бежать, но толпа была слишком плотной. Серена вновь схватила ее за руку, и она принялась протискиваться следом, прочь от полицейских и их безжалостных дубинок. После газовой атаки по ее лицу струились слезы, но она с удивлением отметила, что ничуть не боится. Она была разгневана поведением хулиганов, которые предали организаторов марша и превратили мирную демонстрацию в кровавое побоище. Но еще больше ее разозлила жестокость полиции.

Арест следовал за арестом. Внезапно одинокий голос в толпе затянул «Боевой гимн Республики», его тут же подхватили другие. Серена и Эббра тоже запели во весь голос и, почти смирившись с тем, что и их вот-вот бросят в полицейский фургон, лишь старались удержаться на ногах и оказаться подальше от драки. По мере того как они протискивались сквозь толпу, то тут то там возникали стычки демонстрантов и полиции.

– О Господи, – устало произнесла Серена. – Опять...

Они оказались рядом с огромной группой негритянских активистов. Эббра увидела в руках чернокожего ветерана в военной форме плакат: «С нас довольно... пусть умирают другие». На другом плакате было написано: «Мы не станем проливать свою кровь».

Услышав, как где-то вдали толпа вызывающе затянула «Прекрасную Америку», Эббра с жаром подхватила песню со второй строки. Тем временем с полдюжины чернокожих ветеранов упали на бетон под ударами дубинок. Прикрывая голову рукой, Эббра вдруг заметила миниатюрную рыжеволосую девушку под ногами людей. Серена тоже увидела ее, и они вдвоем инстинктивно бросились вперед, стремясь поднять незнакомку.

Они оказались лицом к лицу с полицейскими, на сей раз военными. В тот самый миг, когда Эббра схватила девушку за руку, помогая привстать с бетона, ее настиг страшный удар по голове. Она слышала, как Серена зовет ее по имени, но не видела ничего, кроме алых вспышек в бездонной черноте.

– Все в порядке! – выдохнула она. – Я в порядке!

По ее виску на шею стекала горячая липкая кровь. К собственному удивлению, она не выпустила руку незнакомки, удержалась на ногах и продолжала помогать Серене вытаскивать девушку из-под тяжелых тел.

По мере того как они втроем пробирались в гущу толпы, к Эббре мало-помалу возвращалось зрение. Она увидела бледное от напряжения лицо Серены, увидела лицо девушки, которую они только что спасли от ударов дубинок. В ее зеленых глазах пылал огонек ярости, а вокруг шеи развевался трехцветный шелковый шарф.

– Нужно где-нибудь сесть и перевязать вам голову, – говорила тем временем Серена.

Эббра отрешенно кивнула и позволила Серене вывести себя на травяной газон, где толпа была гораздо реже.

– Mon Dieu! – воскликнула спасенная девушка, промокая кровь носовым платком. – Я думала, Америка – страна цивилизованная. Никто не предупредил меня, что я должна захватить шлем и палку!

Эббру вдруг охватил беспричинный смех.

– Меня тоже, – сказала она, с облегчением чувствуя, как утихает боль в голове.

– Вы в порядке? – обеспокоенно спросила Серена. Эббра не решалась кивнуть. Шевельнуть головой означало бы вызвать очередной приступ боли.

– Похоже, да, – севшим голосом отозвалась она. – Кажется, я избежала сотрясения мозга.

Внезапно рыжеволосая девушка заметила шарф Серены, и ее глаза расширились.

– Привет! Вы ведь Серена Андерсон? Та самая женщина, с которой я должна была встретиться у мемориала Линкольна?

Серена кивнула. Она обратила внимание на расцветку шарфа Габриэль, но была слишком озабочена раной на голове Эббры, чтобы приступать к знакомству.

Габриэль также немедленно переключилась на Эббру.

– Извините, – смущенно сказала она. – Этого не случилось бы, если бы вы не бросились меня выручать.

– Этого не случилось бы, если бы в первые ряды не затесались хулиганы, а полицейские не вздумали проявить излишнее рвение, – натянутым тоном отозвалась Серена. Она внимательно осмотрела голову Эббры и с облегчением сказала: – Все в порядке, Эббра. Думаю, все будет хорошо. Кровь уже остановилась, но вам придется поберечься несколько дней.

– И помучиться от головной боли, – уныло добавила Эббра.

– Идемте отсюда, – сказала Серена. – Демонстрация затянется на всю ночь, а вы не в том состоянии, чтобы рисковать снова столкнуться с блюстителями порядка. Если удастся добраться до транспортного кольца на виргинской стороне моста, мы сумеем поймать такси.

– И куда же мы отправимся? – еле слышно осведомилась Эббра; француженка тем временем обхватила ее за талию.

– Лучше всего ко мне в отель. Вызовем доктора, пусть заштопает кожу на вашей голове. Обращаться в больницы бессмысленно. Они, должно быть, переполнены.

Эббра слишком ослабла, чтобы возражать. Она не сомневалась в энергии и хладнокровии Серены и была рада подчиниться любому ее решению. Они начали протискиваться сквозь поток людей, идущих в противоположном направлении, когда Серена сказала ей:

– Простите, Эббра. Я вас не познакомила. Габриэль, это Эббра Эллис. Ее муж, капитан американской армии, был взят в плен где-то в Южном Вьетнаме. Эббра, это Габриэль Райан. Она отозвалась на мое открытое письмо в «Вашингтон пост». Ее муж – австралийский журналист. Он уже более года числится без вести пропавшим. – Серена взмахнула рукой, подзывая такси. – Мы продолжим разговор, после того как приедем ко мне в отель и вас посмотрит доктор.

Врач наложил аккуратный шов на рану, дал болеутоляющее средство, и Эббра почувствовала себя намного лучше.

– Что вы делаете в Америке? – спросила она Габриэль, пока мальчишка-посыльный вкатывал в номер тележку с напитками и едой. – Вы приехали сюда только ради встречи с Сереной?

Габриэль сидела в глубоком кресле, поджав под себя ноги.

– Нет. Я певица, – ответила она.

Тем временем Серена налила чашку кофе для Эббры и два бокала «Шато латур» для себя и Габриэль. Она подала кофе Эббре, протянула бокал Габриэль и с любопытством спросила:

– Что вы поете?

Габриэль усмехнулась, и в ее глазах зажглось лукавое веселье.

– В настоящее время я исполняю рок.

– Боже мой! Как жаль, что мы не были знакомы, когда в Бедингхэме проходил рок-фестиваль! Вы оказались бы настоящей сенсацией!

– Бедингхэм? – Габриэль переписывалась с Сереной по ее лондонскому адресу. – Что такое Бедингхэм?

– Мое фамильное поместье, – отозвалась Серена. Теперь ее голос зазвучал по-иному. Отставив бокал, она уселась на краешек кровати и начала рассказывать о Бедингхэме.

Эббра лежала откинувшись на подушки. Как только они оказались в номере, Серена заставила ее лечь, и Эббра неохотно подчинилась. Но теперь она была рада тому, что последовала совету новой подруги. Болеутоляющее навеяло легкую дремоту, и пока Серена рассказывала о Бедингхэме, Эббра едва не заснула.

– Ну а вы, Эббра? – спросила Серена, закончив свою повесть о бедингхэмском фестивале и о том, как она познакомилась с Кайлом. – Чем вы занимаетесь? Где живете?

– В Сан-Франциско, – ответила Эббра, приподнимаясь и поудобнее устраиваясь среди подушек. Она поведала Серене и Габриэль о том, как мать попросила Льюиса отвезти ее домой после вечеринки, как они влюбились друг в друга, рассказала о своем романе, о том, что он скоро будет опубликован и что она уже начала писать вторую книгу.

Из темноты за окнами доносились сирены полицейских машин, но женщины не обращали на них ни малейшего внимания.

– Что будем делать дальше? – произнесла Серена, когда Эббра завершила рассказ. – Вы ведь вернетесь в Сан-Франциско, Эббра? Станете продолжать работу над книгой? А вы, Габриэль, по окончании американского турне отправитесь во Францию. Если так, когда мы увидимся вновь? Ведь мы должны встретиться опять, это очевидно.

– Я не вернусь во Францию, разве что на несколько дней, – негромко сказала Габриэль. Она сделала паузу, в течение которой Серена и Эббра нетерпеливо дожидались продолжения. – Я поеду во Вьетнам, – с трогательной прямотой добавила она. – Буду искать Гэвина.

Даже Серена надолго утратила дар речи. Первой отозвалась Эббра.

– Это невозможно! – недоверчиво воскликнула она. – Ведь там война! Куда вы поедете? Где будете жить? Неужели вы надеетесь найти человека, которого не смогли отыскать правительства Австралии и Америки?

Черты прелестного лица Габриэль отражали непоколебимую решимость.

– Да, надеюсь. Ведь хотя я француженка, моя родина – Вьетнам. Моя мать – вьетнамка. Я жила в Сайгоне до восьми лет. Я говорю по-вьетнамски, у меня остались родственники в Сайгоне... – Она вновь умолкла, потом открыла рот, намереваясь что-то сказать, но передумала.

– В чем дело? – спросила Серена, заметив ее смущение. – Вы что-то хотите скрыть от нас?

– Мне трудно говорить об этом, – запинаясь, произнесла Габриэль. – Ваш муж находится в тюрьме на севере Вьетнама, муж Эббры, по всей видимости, содержится в ужасных условиях в плену у Вьетконга на юге, а...

– Что? – мягко подтолкнула ее Эббра. Габриэль беспомощно пожала плечами.

– А мой дядя – полковник северовьетнамской армии. Гэвин хотел с ним познакомиться, чтобы рассказать о войне с точки зрения противника. Моя тетка, живущая в Сайгоне, устроила им встречу. Гэвин уехал с моим дядей, и с тех пор о нем ничего не известно. Это произошло больше года назад. Я уверена, что он связался бы со мной, если бы мог. Но от него не было ни слова, а значит... – Ее голое чуть дрогнул. Предположение, которое она собиралась высказать, еще ни разу не облекалось в слова. – Я думаю, – что он попал в плен. Как Льюис и Кайл.

Несколько минут все молчали. Наконец Серена медленно покачала головой, словно заставляя себя мыслить ясно и отчетливо.

– Господи... – потрясенно произнесла она. – Вот так история!

Габриэль поднялась с кресла.

– Надеюсь, вы понимаете, почему я колебалась, прежде чем рассказать вам. Может, теперь, когда вам стало известно о некоторых членах моей семьи, вы жалеете о знакомстве со мной? Хотите, чтобы я сейчас же ушла?

– Чепуха! – Прежде чем Серена успела открыть рот, Эббра спрыгнула с кровати, не обращая внимания на очередной приступ боли, вызванный резким движением. – Ваш муж пропал без вести, точно так же как мой, – с жаром заговорила она, беря руки Габриэль в свои. – Единственное, что имеет значение, – это что мы подруги и что у нас общая беда! Я уверена, Серена со мной согласится.

– Эббра права, – подала голос Серена.

– Отлично, – сказала Габриэль по-французски. В ее глазах вспыхнул огонек.

Убедившись, что Габриэль не собирается уходить, Эббра, пошатываясь, вернулась к кровати. Она уселась, скрестив ноги, и, улыбаясь, сказала:

– Вот так, Габриэль. И больше не о чем говорить.

– Нет, есть, – поправила Серена. Пока Эббра с таким пылом убеждала Габриэль, она подошла к окну и стояла, глядя вниз на залитую неоном Шестнадцатую улицу. Теперь она повернулась и посмотрела в глаза Габриэль. – Остался один важный вопрос. Я хочу поехать вместе с вами во Вьетнам, Габриэль. Можно?

Окажись на ее месте кто угодно, даже Эббра, Габриэль сказала бы «нет». Но Серена – другое дело. Под хладнокровной невозмутимостью англичанки Габриэль угадывала беспокойную натуру под стать ее собственному характеру.

– Да, – не колеблясь ответила она. – Конечно, можно.

– Но сначала я должна кое-что сделать, – сказала Серена, чувствуя, как кровь быстрее потекла по ее жилам. – Мне необходимо встретиться в Атлантик-Сити с одним человеком. Его зовут Чак Уилсон. Он был приятелем Кайла и получил серьезное ранение, пытаясь его спасти.

– У меня тоже есть кое-какие дела, – отозвалась Габриэль, стараясь не думать о предстоящем скандале. – Я должна сказать Рэдфорду, лидеру группы, в которой пою, что еду в Сайгон. После этого разговора все, что бы ни случилось во Вьетнаме, покажется мне пустяком.

– А я?! – негодующе воскликнула Эббра. – Уж не думаете ли вы, что я вернусь в Сан-Франциско, когда вы вдвоем полетите в Сайгон? Если вы поедете, то и я вами!

– Нет! – решительно возразила Серена. – Нет, вы не поедете, Эббра. Послушайте меня. Мое положение и положение Габриэль отличается от вашего. Ваш муж – кадровый военный, а мой – нет. Ваш супруг – профессиональный солдат. Вернувшись домой, он вновь поступит на военную службу. Вряд ли он будет доволен, если вы помешаете его карьере, испытывая терпение его начальства.

– Но... – упрямо продолжала Эббра.

– Никаких «но», – негромко, но твердо произнесла Серена. – Вам нужно рекламировать свою книгу, писать вторую и заботиться о свекре. Судя по тому, что вы о нем рассказывали, от одной мысли о вашей поездке в Сайгон у него может случиться сердечный припадок.

Эббра почувствовала, как сжимается ее горло. Серена права. Эббра понимала это, но все-таки хотела ехать во Вьетнам. Она хотела предпринять решительные меры для поисков Льюиса, но не имела на это права. Военная карьера составляла смысл жизни Льюиса, и она не могла рисковать.

– Хорошо, – хмуро произнесла Эббра. – Тогда пишите мне. Пишите каждую неделю.

Серена улыбнулась, испытывая облегчение оттого, что Эббра проявила практичность.

– Когда выезжаем? – спросила она, поворачиваясь к Габриэль.

– Наше американское турне заканчивается через две недели. Я вернусь в Париж вместе с группой, поговорю с родителями и буду ждать вас. Не беспокойтесь об отеле, если вы согласны спать на диване, вам будут рады на Монмартре.

– Итак, решено, – с глубоким удовлетворением произнесла Серена. – Но если вы не против, Габриэль, я, пожалуй, откажусь от вашего любезного предложения – остановлюсь в гостинице, в которой всегда живу в Париже, – в «Георге V». Я предпочитаю наслаждаться комфортом, пока это возможно!

На тележке стояла вторая неоткупоренная бутылка «Шато латур», и Серена взяла ее, добавила вина себе и Габриэль и наполнила бокал для Эббры.

– За нас! – с воодушевлением воскликнула она, как только подруги высоко подняли бокалы. – И за наших мужей! За тот день, когда мы вновь встретимся!

Глава 27

На следующий день, возвращаясь в Сан-Франциско, Эббра строила планы на ближайшее будущее. Понимая, что, будучи верной женой офицера, она не может отправиться во Вьетнам с Сереной и Габриэль, Эббра тем не менее не испытывала ни малейшего желания жить по-прежнему. Гонорары за книгу, хотя и не слишком щедрые, обеспечили ей финансовую независимость, и она наконец решила сделать то, о чем мечтала многие месяцы. Она покинет родительский дом и снимет скромное жилье.

Но не в Сан-Франциско. И не там, где ее будут отвлекать. Она мечтала о домике в уединенной части побережья, где сможет спокойно работать, обрести утешение и силы вытерпеть долгое, мучительное ожидание возвращения Льюиса.

Серена взяла напрокат машину, готовясь к поездке в Атлантик-Сити. Она не имела ни малейшего понятия, что ее там ожидает. Она отправилась по адресу, указанному на конверте письма Чака Уилсона, – письма, в котором он сообщил, что уезжает на отдых в Вайоминг, и намекнул, что не видит смысла в дальнейшем общении. Это мог оказаться его личный адрес, адрес родителей либо кого-нибудь из друзей, если Чак позаимствовал конверт.

Свернув с шоссе, Серена проехала по пригородам и очутилась в тихом жилом районе. Еще несколько минут, и она сможет сделать то, о чем так долго мечтала, – поблагодарить человека, который рисковал своей жизнью, надеясь спасти Кайла.

Это был старый белый, обшитый досками деревянный дом, расположенный в глубине просторного участка, густо поросшего деревьями и кустарником. Серена припарковала машину и, взяв с заднего сиденья свое длинное пальто, надела его и зашагала по дорожке к парадной двери.

Она нажала кнопку и услышала звонок, но никто не ответил. Серена позвонила опять, и на ее лбу пролегла чуть заметная хмурая складка. Она не могла уехать, не встретившись с Чаком или с кем-нибудь, кто знал, где он находится. Дом не подавал признаков жизни, и Серена, сунув руки в карманы пальто, отправилась к заднему фасаду.

Большую его часть занимала застекленная терраса с деревянным столом – вероятно, для летних трапез – и плетеными креслами в чехлах. Было здесь и еще одно кресло.

Оно стояло спинкой к Серене, и в нем сидел человек. Это было кресло на колесах.

– Боже мой, – чуть слышно прошептала Серена. Оправдались ее худшие опасения. Человек в каталке по-прежнему не замечал ее, рассеянно глядя на ухоженную лужайку и кусты, и Серена, набравшись смелости, шагнула на террасу.

– Привет, – сказала она, с такой силой стискивая пальцы в карманах пальто, что ногти впились в ладони. – Извините, что беспокою вас, но я подумала, что в доме нет никого, кто мог бы ответить на звонок, и...

Кресло рывком развернулось.

– И тогда я решила обойти дом, посмотреть, нет ли здесь кого-нибудь, – невпопад закончила Серена.

Ему было двадцать три – двадцать четыре года, но его глаза словно принадлежали столетнему человеку. Их взгляд заставил Серену похолодеть – в них пылала ярость.

– Ну вот вы и посмотрели, а теперь будьте добры удалиться! – Его голос прозвучал в осеннем воздухе, словно удар кнута.

– Нет, – отозвалась Серена, с трудом обретая привычное хладнокровие. – Я Серена Андерсон, а вы, вероятно, Чак Уилсон. – Она шагнула вперед и протянула руку. – Я давно хочу с вами познакомиться, Чак.

Он не обратил внимания на протянутую руку. Он и так знал, кто перед ним.

– Я не принимаю посетителей, госпожа Андерсон, и предпочел бы, чтобы вы ушли!

Серена окинула его долгим внимательным взглядом. У Чака были каштановые волосы, отросшие чуть длиннее, чем следовало, и идеально очерченные губы. В нем было нечто, напоминавшее Кайла. Он был так же сложен – высокий и гибкий, – и хотя Чак сидел в инвалидном кресле, Серена чувствовала в нем ту же беспокойную, неуемную энергию.

– Я не уйду, – невозмутимо произнесла она, приняв решение. Она подошла к ближайшему плетеному креслу и уселась, положив ногу на ногу. Пальто распахнулось, являя окружающему миру лимонно-желтое короткое платье. – Послушайте, – сказала она. – Может, вы прекратите вести себя, словно озлобленный ребенок и поговорите со мной?

Чак втянул воздух сквозь сжатые зубы, и костяшки его пальцев, лежавших на поручнях коляски, побелели. Серена вынула из сумочки на длинном ремешке два косячка и зажигалку.

– Не составите ли мне компанию? – спросила она, протягивая ему «травку».

Он помедлил секунду и наконец протянул руку, принимая сигарету.

– Что именно вы хотите узнать? – любезным тоном произнес Чак, после того как они с Сереной прикурили и сделали по затяжке.

Серена не стала задавать вопросов, которых он ожидал, – о том, как сбили Кайла и взяли в плен. Вместо этого она ровным, лишенным каких-либо эмоций тоном осведомилась:

– Вы намерены до конца жизни упиваться своими несчастьями, или настанет день, когда вы прекратите предаваться унынию?

По телу Чака пробежала дрожь. Он выпустил в воздух струйку сладковатого дыма и несколько неуверенно сказал:

– Кайл говорил мне, что вы не такая, как все. И это правда. Ответ на ваш вопрос состоит в том, что я, вероятно, навсегда останусь прикованным к коляске.

Серена не стала говорить, что ей жаль. Она не стала повторять тех избитых, бессмысленных фраз, которыми Чак был сыт по горло. Вместо этого она с едва ли не пренебрежительной жестокостью произнесла:

– В таком случае, чем быстрее вы свыкнетесь с этой мыслью, тем лучше. – Прежде чем Чак вновь обрел дар речи, она поднялась на ноги. – Если вы укажете мне дорогу к кухне, я сварю кофе. А может, будет лучше выпить пива или вина? У вас есть спиртное, или мне съездить в магазин?

– Иными словами, вы намерены остаться? – осведомился Чак, вкладывая в свои слова едкий сарказм. Но, едва открыв рот, он понял, что не хочет, чтобы Серена уезжала. Она сделала то, чего не делала ни одна женщина с той поры, когда в его вертолет угодила очередь трассирующих пуль. Она обращалась с ним без жалости. Ей удалось заставить его вновь почувствовать себя мужчиной.

– Еще бы, – ответила Серена, бросив ему ленивую улыбку. Ее безупречные прямые светлые волосы ниспадали почти до пояса. – Я ни за что не упущу возможности устроить вечеринку.' Разумеется, я остаюсь.

Чуть позже Серена приготовила две порции омлета, и они пообедали на террасе и пробыли там до темноты, потягивая вино и беседуя, а когда стало слишком прохладно, взяли третью бутылку вина и перебрались в комнату Чака, которую тот называл «берлогой».

Ближе к вечеру вернулась мать Чака, гостившая у родственников. Присутствие Серены сначала изумило ее, потом наполнило душу радостью и, наконец, смущением. После того как молодые люди уединились в «берлоге» – Серена уютно устроилась в потертом кресле, а Чак поставил коляску на расстоянии вытянутой руки от стола с бокалами, – она постучалась в дверь и робко вошла в комнату.

– Не хотите ли еще чего-нибудь? – робко спросила она. – Я знаю, что миссис Андерсон уже подавала легкий ужин, но если вы хотите подкрепиться чем-нибудь более существенным...

– С нас довольно, – резко перебил ее Чак, и Серена увидела, как в ответ на его грубость лицо женщины исказила гримаса боли.

Серена отлично понимала, как это тяжело – жить с сыном, столь глубоко погруженным в мрачное отчаяние. Она понимала также, сколь шокирующим кажется матери Чака ее поведение. Жена военнопленного напивается в компании увечного приятеля своего мужа, причем искалеченного при попытке спасти вышеозначенного мужа.

Серена тепло улыбнулась женщине и, призвав на помощь все свое обаяние, сказала:

– Огромное вам спасибо, миссис Уилсон, но мы не хотим больше вас беспокоить. Может, чуть позже мы могли бы все вместе выпить кофе с сандвичами?

– Я приготовлю цыплят и ветчину, – благодарно произнесла миссис Уилсон, но тут же, вспомнив о том, что Серена приготовила омлет, торопливо добавила: – Но может быть, вы вегетарианка? Если так, я могла бы...

– Нет, я не вегетарианка, – твердо сказала Серена, уловив пристальный взгляд Чака. – Я ничуть не против цыплят и ветчины.

Миссис Уилсон, испытывая облегчение, удалилась, и Чак натянуто заметил:

– Нет никакой необходимости терпеть мою матушку за столом.

Серена чуть склонила голову и устремила на него изучающий взгляд.

– Вы всегда были таким беспардонным мерзавцем со своей матерью или воспитали в себе это качество после Вьетнама?

– Вы бы и сами повели себя столь же беспардонно, доведись вам проводить взаперти с одним и тем же человеком по двадцать четыре часа в сутки, – отозвался Чак.

– Вас никто не держит взаперти, – возразила Серена. – Существуют специальные автомобили, которыми вы могли бы управлять. Не знаю, какую пенсию вам платит армия, но думаю, она достаточно велика, чтобы обеспечить вам необходимый уход и независимость.

В устах Серены все звучало так легко и просто, что Чак на мгновение возненавидел ее. Он вспомнил о последнем письме Кайла, в котором тот рассказывал Серене о Чинь и о своем твердом намерении получить развод. О письме, которое так и не было передано Серене вместе с остальными личными вещами Кайла. Это письмо до сих пор хранилось у Чака, и на какое-то короткое мгновение его охватило жгучее желание повернуть коляску к секретеру, достать конверт и швырнуть его гостье на колени. Но искушение возникло и исчезло, и Чак не шевельнулся. Он не хотел причинять ей страдание. Не хотел разрушать ее иллюзии.

– Давайте сменим тему, – лаконично произнес он. – Расскажите о том, что происходило вчера в Вашингтоне. Сегодняшний утренний выпуск «Вашингтон пост» вышел под заголовком «Пятидесятитысячная антивоенная демонстрация: призывники отвергают требования Пентагона».

Серена рассказала ему о демонстрации, о мирном митинге у мемориала Линкольна, о том, что там действительно собралось не менее пятидесяти тысяч человек. Потом поведала Чаку о том, как безмятежно начинался марш у Пентагона и как перерос в кровавую стычку демонстрантов и полиции.

Серена не знала, одобряет Чак антивоенные выступления или осуждает их. Этот вопрос не прояснился даже после того, как она завершила свои рассказ. Чак лишь хмыкнул и вдруг стал расспрашивать Серену о жизни в Англии, о Бедингхэме.

Как только Серена начала рассказ о своем доме, ее лицо озарилось внутренним светом. Чак внимал ей, терзаемый такими противоречивыми чувствами, что едва мог их скрывать.

Он не поддерживал связи ни с прежними друзьями, ни с сослуживцами, ни с инвалидами, пострадавшими на войне. Он спрятался от всех – сначала на ранчо дяди в Вайоминге, потом в доме матери. И Серена, хотя и не догадывалась об этом, оказалась первым человеком, пробившим стену, которую он вокруг себя возвел.

Когда Серена рассказывала о том, как напугал ее отца рок-фестиваль в Бедингхэме, Чак почувствовал, что его губы растягиваются в невольной улыбке.

Заметив эту улыбку, Серена мысленно поздравила себя с маленькой победой. Человек, с которым она познакомилась несколько часов назад, судя по всему, уже очень давно не улыбался. И она негромко попросила, зная, что теперь может без опаски затронуть эту тему:

– Расскажите мне о Кайле. Расскажите о том, как вы жили во Вьетнаме. Как его сбили и что было потом.

С лица Чака исчезла улыбка, но чувство взаимной симпатии осталось незыблемым.

– Кайл был дружком хоть куда, – заговорил он. Его глаза затуманились от воспоминаний.

Он не стал рассказывать Серене о том, как они с Кайлом ходили по борделям. Не стал вспоминать и о Чинь. Он рассказывал только о том, как им нравилось летать на своих вертолетах, как они сажали винтокрылые машины в горячих точках, в клубах розового дыма, как грузили на борт раненых, как возвращались полчаса спустя и проделывали это вновь и вновь. Он описывал бреющие полеты на таких малых высотах, что днище вертолета едва не задевало кроны деревьев и даже верхушки высокой травы. Потом он рассказал Серене о последнем задании. О том, как сбили Кайла, как тот выбирался из-под обломков машины и спускался На землю. О том, как он направил вертолет сквозь плотный огневой заслон, пытаясь выручить друга.

– Чем же все кончилось? – осторожно спросила Серена, когда Чак умолк, не в силах продолжать.

Он отвернулся, и его лицо внезапно стало замкнутым и непроницаемым.

– Первым делом нам пробили кокпит. Я на время ослеп от разлетевшихся осколков. Потом в нас попали еще раз, пуля прошла сквозь мой нагрудник и застряла в позвоночнике. Это все.

В его голосе опять зазвучала горечь, но теперь Серена не стала пытаться встряхнуть Чака. Вместо этого она с сожалением произнесла:

– Пожалуй, пора попросить вашу матушку поторопиться с ужином. Через полчаса я уезжаю.

Чак продолжал сидеть отвернувшись, чтобы Серена не заметила тревоги, которая внезапно охватила его.

– Уже поздно, чтобы ехать в Нью-Йорк. Может, переночуете у нас?

Серена заранее знала, что он предложит ей остаться.

– Нет, – ответила она. При других обстоятельствах она была бы рада принять приглашение. – Я и без того уронила честь жены военнопленного, весь вечер просидев с вами, попивая вино и покуривая «травку». Я не хочу окончательно подорвать свою репутацию в глазах вашей матери, напросившись на ночлег.

Чак повернул голову, встретился глазами с Сереной, и ее пронзило неведомое прежде чувство.

– Кайл говорил мне, что вы из тех женщин, которых ничуть не волнует чужое мнение. Что же до вашей репутации, то я никак не могу ей угрожать. Во всяком случае, в настоящее время.

Серена пропустила мимо ушей последнюю колкость и, выдавив улыбку, поднялась с кресла.

– И все же я не останусь, – чуть дрогнувшим голосом ответила она. – Я схожу к вашей матери и скажу, что мы готовы ужинать.

– Где же вы будете ночевать? – настаивал Чак, не сводя с нее взгляда.

– Я забронировала номер в отеле, – солгала Серена и, смущенная неожиданными чувствами, прокравшимися в ее душу, торопливо вышла в коридор и направилась в гостиную.

Всемогущий Господь! Она должна была догадаться, едва увидела, как похож Чак на Кайла. В ту самую секунду, когда он повернулся и встретился с ней глазами, она ощутила сильнейшее физическое влечение. А ведь он прикован к креслу! Вероятно, он беспомощен в постели. Но даже будь иначе, Чак – лучший друг Кайла, а Серена поклялась хранить целомудрие до тех пор, пока его не освободят из тюрьмы Хоало.

Дрогнувшей рукой она постучала в дверь и вошла в гостиную. Происходящее слишком смахивало на фарс, чтобы оказаться правдой. Нет, ее чувства определенно ограничиваются благодарностью за попытку спасти Кайла. И восхищением мужеством Чака. Потом Серене пришло в голову другое, менее приятное объяснение. Что, если она принадлежит к числу психопаток, испытывающих сексуальное возбуждение при виде калек? Серена сразу отмахнулась от этой мысли. Она не хотела обманывать себя: Чак Уилсон чертовски привлекательный мужчина и сразу понравился ей. И не имело никакого значения, калека он или нет.

– Мы готовы присоединиться к вам за ужином, миссис Уилсон, – сказала она со всей возможной любезностью, на какую была способна. – Чак сообщил мне все что мог о моем муже, и я очень ему за это благодарна. И за то, что он сделал для Кайла. – Она запнулась, сознавая неуместность этой фразы и понимая, что в такой ситуации вообще не бывает правильных слов. – Мне очень жаль, что Чак получил такие тяжелые ранения из-за Кайла. Если моя семья может чем-нибудь помочь...

– Никто не может нам помочь, – холодно ответила миссис Уилсон. В ее глазах застыло страдание.

Серена колебалась. То, что она собиралась сказать, могло быть неправильно истолковано и прозвучать оскорбительно, но она все же произнесла:

– Я не хочу обидеть вас, миссис Уилсон, но моя семья весьма состоятельна и...

К своему облегчению, она увидела, что ее слова не были восприняты как оскорбление.

– Я понимаю, что вы имеете в виду, миссис Андерсон, и благодарна за ваше предложение, – с достоинством ответила женщина. – Но дело не в деньгах. Дело в отношении Чака к тому, что с ним случилось. Он ни разу не выразил сожаления по поводу того, что сделал, ни разу не обвинил в своих бедах вашего мужа. Но он не в силах принять свою судьбу. Он даже не пытался примириться с ней.

Послышался скрип коляски, выезжавшей из «берлоги». Больше женщинам не о чем было говорить.

– Я накрою на стол, – сказала миссис Уилсон, как только ее сын показался в гостиной. – Ваш визит был для нас приятным разнообразием. Может, при случае позвоните нам, миссис Андерсон?

Рэдфорд смотрел на Габриэль словно на умалишенную.

– Я правильно тебя понял, крошка? Ты сматываешь удочки? Бросаешь все, за что мы боролись, и едешь во Вьетнам? Ты оставляешь меня и ребят в ту самую минуту, когда мы наконец потом и кровью добились своего?

Габриэль кивнула, не спуская решительного взгляда с его лица. Она знала, что ее ждет. Она понимала, что не только отказывается от денег и славы, но и совершает предательство, оставляя группу без солиста.

– Да. Мне очень жаль, Рэдфорд. Я понимаю, какой дикостью все это кажется тебе. Понимаю, сколь неудачно выбрала время, ведь сейчас группа стоит на пороге настоящего успеха – подписан контракт на запись альбома, но я обязана это сделать, mon ami. Ты сумеешь найти другую певицу, может, даже лучше меня.

– Ты заявляешься ко мне, говоришь, что намерена испортить все, ради чего я трудился, с тех пор когда пешком ходил под стол, и тебе нечего сказать, кроме «мне очень жаль»? За кого ты меня держишь? Уж не думала ли ты, что я отвечу «все в порядке, мадам, не волнуйтесь»? Черта с два!

Все, что до сих пор оставалось невысказанным между ними, выплеснулось в приступе яростной злобы.

– Ты и есть наша группа! – Рэдфорд не видел смысла скрывать правду. – В той же мере, что и я сам! Ты не можешь просто взять и уйти. И не надейся!

Глаза Рэдфорда полыхали жгучим гневом, и Габриэль понимала: он совершенно прав. Она предала его, предала всех участников группы.

– Я уже сказала, что сожалею, – срывающимся голосом произнесла она. – Я сказала так, потому что не знаю других слов. Мне очень жаль. Отлично понимаю, как скажется мой поступок на всех вас, но обязана это сделать. Я обязана попытаться найти Гэвина. Я больше не могу сидеть сложа руки.

– Боже мой! – Рэдфорд одним прыжком преодолел разделявшее их расстояние и так крепко сжал плечи Габриэль, что она вскрикнула от боли. – Забудь его! Он мертв! С ним все кончено! – Гнев смешивался в его сердце с другими чувствами, так долго копившимися под спудом. – Все это тянется слишком долго, Габриэль. Ты хочешь того же, чего хочу я. Ты хочешь покорить весь мир. И ты можешь это сделать. Ты и я – мы сможем быть вместе. Ты понимаешь, о чем я говорю? Быть вместе не только на сцене, но и в личной жизни! Я хочу тебя, крошка. А ты хочешь меня. И всегда хотела. И всегда будешь хотеть.

Его прикосновение жгло кожу Габриэль сквозь тонкий шелк блузки. Она стояла, не в силах шевельнуться. К ее горлу подступили слезы стыда и отчаяния, но тут послышался голос Мишеля:

– Крошка Гэвин споткнулся и ободрал колени. Пожалуй, тебе стоит подойти и успокоить его.

Габриэль оттолкнула Рэдфорда. Она не смотрела на Рэдфорда, не отваживалась на него смотреть.

– Спасибо, Мишель. Где ребенок? Веди меня к нему.

Прошло немало времени, прежде чем она вновь обрела спокойствие. Она едва не предала Гэвина, и только вмешательство Мишеля спасло ее. Мысль об этом мучила, иссушала, сердце.

Когда Габриэль и Рэдфорд встретились вновь, они оба понимали, что вплотную приблизились к Рубикону и должны его перейти.

– Я вылетаю в Париж утром после нашего последнего концерта в Америке, – сказала Габриэль. Под ее глазами выступили темные круги, лицо, неизменно искрившееся лукавством и смехом, было бледным и хмурым.

Рэдфорд видел, что не в его силах уговорить ее остаться.

– Я беру другую певицу, – хриплым голосом произнес он. – Но лишь на время. Ты по-прежнему остаешься членом группы. – Понимая, что еще секунда – и он окончательно потеряет самообладание, Рэдфорд повернулся и быстро пошел прочь.

Она смотрела на его стройные ноги, обтянутые голубыми джинсами, на широкие плечи с бугрившимися под белой футболкой мускулами и ненавидела себя за чувство сожаления, пронизывавшее ее до глубины души.

Когда две недели спустя Габриэль входила в вестибюль «Георга V», чтобы встретиться с Сереной, она все еще чувствовала себя подавленной.

Серена приехала в Париж накануне. Она сообщила о своем прибытии по телефону и добавила, что уже получила вьетнамскую визу. Габриэль ничуть не удивилась. Она понимала, что такой «пустяк», как получение разрешения на въезд в страну, охваченную войной, не представляет ни малейшего затруднения для женщины, у которой наверняка есть друзья в самых высоких кругах.

Пересекая роскошный вестибюль, Габриэль улыбнулась. Она не удивилась бы, даже скажи ей Серена, что ее отец – министр внутренних дел Британии.

– Габриэль! – крикнула Серена, устремляясь ей навстречу, ослепительно красивая в клубнично-розовом шерстяном костюме с короткой юбкой.

Они обнялись в центре холла, не обращая внимания на заинтересованные взгляды мужчин. Внезапно Серена отпрянула и вопросительно заглянула в мрачное лицо подруги.

– Господи, Габриэль! Что с тобой произошло за то время, пока мы не виделись? Ты выглядишь так, словно тебя пропустили через центрифугу!

– Так и было, – с улыбкой отозвалась Габриэль, вдруг снова почувствовав себя прежней веселой озорницей. – А ты? Ты и сама немножко нервничаешь?

Серена рассмеялась.

– Да уж, после Вашингтона мне не приходилось скучать, – сказала она, вспоминая о Чаке. Взяв Габриэль под руку, она вывела ее из отеля на парижские улицы, залитые бледным ноябрьским солнцем, и заговорщическим голосом произнесла: – Сейчас я тебе все расскажу.

Глава 28

Эббра арендовала дом с видом на море, примерно в полумиле от Ла-Иоллы. Родители были шокированы, когда она сообщила им, что переезжает, но Эббра осталась непреклонной.

– Чтобы работать, мне нужно уединение, мама, – сказала она, беря мать под руку и ласково стискивая ее пальцы, надеясь на понимание.

– Тебе и здесь никто не мешает. Господи, да ты часами сидишь над машинкой в своей комнате! Это так неестественно – проводить столько времени в одиночестве!

– Все писатели проводят в уединении долгие часы, мама! – смеясь, воскликнула Эббра. – Будь иначе, они никогда ничего бы не написали!

– Когда вернется Льюис, тебе все равно не удастся подолгу сидеть взаперти, – раздраженно возразила мать. – И тогда о твоих писательских забавах придется забыть.

Несмотря на то что Льюис числился пропавшим без вести, а не военнопленным, Эббра настаивала, чтобы домашние говорили о нем так, словно его благополучное возвращение – лишь вопрос времени.

Она вздохнула, подумав о том, что продолжать беседу бессмысленно.

Работа Эббры казалась матери невинным увлечением лишь до того дня, когда вышла в свет ее первая книга. После этого, встречая книгу на полках магазинов, сталкиваясь со зримым свидетельством успеха дочери, который ее раздражал, мать уже не считала занятие Эббры безвредным.

Эббра была потрясена, впервые увидев свое произведение напечатанным, и всякий раз, когда ей на глаза попадалась книга с ее именем на обложке, душу наполняло ликование. Однако она не могла не замечать тех страхов, которые внушал матери ее новый статус. Не желая ввязываться в бесплодную дискуссию о том, одобрил бы ее Льюис или осудил, Эббра сказала:

– Я собираюсь поехать в магазин за постельным бельем и скатертями. Не хочешь составить мне компанию? Мы могли бы вместе пообедать и сходить в музей или картинную галерею.

Раздражение матери несколько улеглось. Беседа перешла в другое русло. Неделю спустя, набив машину одеждой, книгами и хозяйственной утварью и аккуратно уложив пишущую машинку рядом с собой на пассажирском сиденье, Эббра отправилась на юг, к своему новому дому.

Во второй половине декабря Эббра вернулась в Сан-Франциско, чтобы встретить Рождество с родителями. Ее ждала открытка от Скотта, на которой стояла лишь его подпись, твердая и размашистая, до боли знакомая.

Заметив подозрительные взгляды, которые мать бросала в ее сторону, Эббра торопливо сунула открытку в конверт. Не было сказано ни слова, но Эббра почти не сомневалась: мать угадала, почему Скотт больше не навещает ее и не звонит. В своей открытке Скотту Эббра также поставила только автограф и не сообщила о переезде. Если появятся новости о Льюисе, она свяжется со Скоттом, а до той поры Эббра приказала себе выбросить его из своих мыслей.

Габриэль и Серена прислали Эббре открытки с письмами, которые как нельзя лучше укрепили ее дух. Обе ее подруги находились в Сайгоне. Габриэль не покладая рук занималась поисками людей, знавших ее дядю, а Серена трудилась в одном из городских приютов для детей. Последнее обстоятельство изумило Эббру. Ей было трудно представить изысканную, утонченную Серену в роли няньки, которая кормит и баюкает младенцев.

Первого февраля, готовя себе завтрак, Эббра включила телевизор и с ужасом выслушала новости о новогоднем наступлении Вьетконга[1]. По всему Южному Вьетнаму сотни городов и американских военных баз одновременно подверглись нападению. В Сайгоне вьетконговцы взорвали бомбу у стены посольства США и вошли через образовавшуюся брешь на его территорию. Поступали сообщения о том, что посольство захвачено и находится под контролем Вьетконга, что огненный вал войны докатился наконец до южной столицы.

Весь день Эббра прослушивала каждый выпуск новостей, тревожась за Серену и Габриэль и гадая, грозит ли им опасность. В программах вечерних новостей вели прямую трансляцию с места событий. В посольстве были убиты четыре солдата и один тяжело ранен. Первоначальное сообщение о том, что посольство захвачено, теперь отрицалось, однако ситуация оставалась весьма серьезной. Территорию посольства устилали трупы вьетконговцев, и продолжался плотный пулеметный огонь. Через шесть с половиной часов после нападения объявили, что посольство очищено от противника – последний из нападавших был застрелен одним из старших дипломатов на лестнице внутри здания.

В течение недели выпуски новостей сообщали о непрекращающихся столкновениях между Вьетконгом и американскими, а также южновьетнамскими силами.

Эббра понимала, что, пока не будет восстановлен порядок, ждать вестей от Габриэль и Серены не приходится. Пасмурные февральские дни тянулись с мучительной неторопливостью. Как только в Сайгоне утвердилось спокойствие, появились тревожные репортажи о боевых действиях к северу от города, в древней столице, Хюэ.

Бои в Хюэ длились двадцать четыре дня, и к тому времени, когда они закончились, когда с башни возвышавшегося над городом старинного форта был сорван вьетконговский флаг и вновь водружено желто-красное знамя Южного Вьетнама, потери американских морских пехотинцев составили сто пятьдесят погибших. В стычках, нередко принимавших характер рукопашной, погибли четыреста вьетконговцев и, по предварительным оценкам, около тысячи гражданских лиц; некоторые из них пали от пуль бойцов коммунистических «эскадронов смерти», другие стали жертвами американских авиационных и артиллерийских ударов. Город, один из самых старых и красивых во всем Вьетнаме, лежал в руинах.

Эббра как раз читала газетную заметку с парадоксальным утверждением американского офицера, будто «спасти город можно, только разрушив его», когда принесли телеграмму от Габриэль. Они с Сереной были в безопасности. «Новогоднее нападение» было tresgrisant– «весьма захватывающим», – ракеты и снаряды на трое суток превратили их в пленниц гостиничного номера, но теперь все в порядке. Габриэль обещала скоро написать и передавала сердечный привет.

Эббра испытала громадное облегчение. Теперь она вновь могла сосредоточиться на книге. Она пообещала Пэтти, что роман будет закончен к Пасхе, что она хочет показать себя настоящим профессионалом и уложиться в срок, который сама определила.

Следующие несколько недель телерепортажи были посвящены боям у Кхесань, морской базы на северо-западной окраине Южного Вьетнама. Задачей морских пехотинцев было перекрыть пути проникновения северовьетнамцев из Лаоса, граница которого проходила в восьми километрах к западу.

Тридцать первого Марта усталый и нездоровый на вид президент Джонсон выступил по национальному телевидению, объявив, что не собирается баллотироваться на второй срок. Эббра почувствовала прилив надежды. Выборы нового президента сулили смену политического курса. Юджин Маккарти и Роберт Кеннеди, кандидаты от демократов, были противниками войны. Если один из них станет президентом, война, вне всяких сомнений, будет завершена. Эббра склонялась к кандидатуре Кеннеди.

Первого апреля она закончила книгу, третьего передала ее Пэтти, и они отметили это событие праздничным обедом. Четвертого Эббра чувствовала себя так, словно уже никогда не сможет ничему радоваться. В Мемфисе застрелили Мартина Лютера Кинга. Убийство человека, который неизменно выступал за мирное разрешение конфликтов, какие бы провокации против него ни устраивали, представлялось столь чудовищным, что Эббре показалось, будто погиб член ее собственной семьи. Но худшее ждало впереди.

Шестого июня погиб Роберт Кеннеди, которого Эббра прочила в президенты. Его застрелили в лос-анджелесском отеле «Амбассадор» после триумфальной победы в предварительных выборах от штата Калифорния.

Две недели спустя, когда у выкрашенного пастельными тонами домика Эббры остановился черный лимузин, она сразу поняла всю справедливость пословицы «беда не приходит одна». Она не помнила, как подошла к двери и открыла ее. Она помнила лишь, как стояла перед офицером и армейским капелланом и офицер мягко говорил ей:

– Нет ли у вас в округе друзей, которым можно позвонить, миссис Эллис?

Эббра покачала головой, ошеломленная тошнотворным чувством, что все это с ней уже было. Только тогда перед ней стоял другой военный. Он тоже предлагал позвонить друзьям. Тот человек принес ей вести о Льюисе, но по крайней мере о его гибели речь не шла. Эббра цеплялась за соломинку надежды. Она не видела причин, почему на сей раз ей должны сообщить о его смерти. Ее муж не мог погибнуть. Если бы Льюис умер, она бы знала. Ей не нужно было бы говорить об этом. Она бы почувствовала сама.

Оглядевшись вокруг и убедившись, что поблизости нет соседей, которых можно было попросить побыть с Эбброй, офицер безрадостным тоном произнес:

– Нам можно войти, миссис Эллис?

Эббра хотела сказать «да», но не могла вымолвить ни слова. Ее горло сжалось, будто ее душили. Она молча распахнула дверь и провела гостей в свой маленький кабинет. На столе стояла пишущая машинка. Эббра пыталась изложить на бумаге план очередной книги, и в корзине для бумаг лежало несколько смятых листков.

– Прошу вас, садитесь, миссис Эллис, – заговорил капеллан. В его глазах застыло сочувственное выражение. Эббра отвела от него взгляд и посмотрела на офицера.

– Вы по поводу Льюиса, да? Есть новости? Осторожно взяв Эббру за руку, офицер подвел ее к ближайшему креслу.

– Да, новости, – сказал он наконец. – И, боюсь, дурные. Человек, недавно освобожденный из плена, утверждает, будто бы ваш муж погиб в лесном лагере на полуострове Камау в октябре прошлого года.

Октябрь. Тот самый месяц, когда она летала в Вашингтон, чтобы принять участие в антивоенной демонстрации. Когда познакомилась с Сереной и Габриэль, когда ее переполняли надежды. Октябрь. Еще до того, как вышла первая ее книга. Восемь месяцев назад. Льюис погиб восемь долгих месяцев назад, а она не ведала об этом. Это невозможно. Непостижимо.

– Я не верю, – сказала она надтреснутым голосом, показавшимся ей чужим.

– Эти сведения получены из первых рук, миссис Эллис, – мягко произнес капеллан. – Ошибки быть не может.

Эббра посмотрела ему в лицо и поняла, что он говорит правду. Льюис умер. Льюис погиб, и ей придется провести без него всю оставшуюся жизнь.

Она с трудом поднялась:

– Я хотела бы остаться одна.

– Полагаю, это не самая лучшая мысль, – сказал капеллан, усталый мужчина средних лет. Эббра гадала, скольким женам он принес такие же вести. Как ему хватает сил просыпаться по утрам, зная, чем предстоит заниматься весь день?

Она невозмутимо повторила:

– Я хотела бы остаться одна.

В конце концов гости нехотя ушли. Пока их лимузин удалялся, поднимая шлейф пыли и мелкого песка, тонким слоем покрывавшего подъездную дорожку, Эббра стояла в центре кабинета. Льюис никогда не увидит ее дом. Он не узнает о ее книгах, не прикоснется к ней, не обнимет, не поцелует ее.

Глаза Эббры оставались сухими. Она не могла плакать. Ее горе было слишком глубоким для слез. Несмотря на летнюю жару, руки и ноги Эббры покрылись гусиной кожей.

– О Господи, – прошептала она, стараясь уразуметь, как ей жить дальше. – Ох, Льюис, Льюис...

У нее побывал свекор; приезжали родители, требуя, чтобы она вернулась в Сан-Франциско. Эббра отказалась, понимая, что никогда больше не сможет жить там. Отныне ее единственным пристанищем стал дом, который она выбрала, когда еще думала, что Льюис жив.

Она написала Серене и Габриэль и получила от обеих длинные сочувственные, ободряющие письма. Она позвонила Пэтти, которая сразу выехала к ней из Лос-Анджелеса. Больше говорить было некому. Их совместная жизнь оказалась слишком короткой, чтобы обзавестись общими друзьями. Эббре было не с кем разделить горе. До тех пор, пока Скотт не вернется из Италии.

Через неделю после того, как к ней приезжал черный лимузин, Эббра вышла из дома ранним утром, едва взошло солнце, и отправилась в долгую прогулку по берегу. Ей нужно было подумать о прошлом и будущем. О будущем без Льюиса. Что делать? Куда податься?

В этот ранний час на пляже еще не появились люди, прочесывавшие до завтрака песок в поисках потерянных вещей, и Эббра была одна. Морская чайка пролетела и скрылась за горизонтом, над которым поднимался розоватый шар солнца.

Она будет работать. Это ясно. Что бы ни случилось, она будет продолжать работать. А что еще? Что еще ждать от жизни – теперь, когда она, вероятно, навсегда потеряла Льюиса?

Эббру переполняла мрачная тоска. Вдова офицера, она не знала, сумеет ли приспособиться к такой перемене. Она не смотрела в сторону дома, пока до него не осталось шагов двадцать. Только повернувшись спиной к океану, собираясь пересечь пляж и подняться по ведущим к дому ступенькам, она увидела его.

Казалось, он уже давно стоит здесь, наблюдая за ней. Его волосы отросли и выглядели неряшливо. В лучах утреннего солнца они сияли цветом поспевающего ячменя. Эббра не могла разобрать выражения его лица и глаз, но в этом не было нужды. Ее сердце забилось короткими, отрывистыми толчками, которые отдавались даже в кончиках пальцев. Итак, он вернулся.

– Скотт! – крикнула Эббра и, вынув руки из карманов, бросилась бежать. – Скотт!

Она кинулась ему в объятия, и его руки сомкнулись вокруг нее. Она прижалась к нему, ища успокоения в надежной гавани его силы и любви к ней, и в тот же миг в ее душе словно расплавилась ледяная глыба и слезы мучительного страдания хлынули из глаз.

– Он погиб, а я не знала, – произнесла она, задыхаясь от рыданий. – Господи, Скотт, как же случилось, что я не поняла, не почувствовала?

Скотту нечего было ответить. Он лишь еще крепче обнимал Эббру, гладя по волосам, стараясь успокоить.

Она плакала, не в силах остановиться, и наконец неразборчиво пробормотала:

– Я так любила его! Думала, что буду любить его всю жизнь...

– Я знаю, милая, знаю, – мягко отозвался Скотт и, обняв ее' за плечи, повел в дом.

– Ты сможешь встретиться с человеком, который утверждал, что находился в одном лагере с Льюисом? – спросил Скотт, готовя завтрак.

– Нет, – ответила Эббра. Ее глаза потемнели и казались почти черными, лицо покрывала мертвенная бледность. – Я хотела, но мне прислали официальное письмо, в котором объяснили, что этот солдат австралиец, он служил в Первом батальоне Королевского австралийского полка. Его с почетом демобилизовали, а где он сейчас, не известно.

Лицо Скотта стало напряженным. Он ни на секунду не поверил объяснениям, которые дали Эббре. По-видимому, армейские власти попросту хотели уберечь Эббру от новых потрясений.

– Сегодня вечером в Ла-Иолле показывают фильм с Марлоном Брандо. Не хочешь пойти?

Кино. Уже несколько месяцев Эббра не ходила в кино. В сущности, она никуда не ходила.

На мгновение она была слишком шокирована, чтобы ответить, но потом произнесла голосом, в котором не было и следа сомнения:

– С удовольствием.

Ей нужно отвлечься. Нужно заставлять себя что-то делать, пока это вновь не войдет в привычку. А еще ей нужен близкий человек. Ей нужен Скотт.

Четыре месяца Эббра скрывала от всех, что вновь встречается со Скоттом, и не посещала матчей с его участием. Но всякий раз, бывая в Лос-Анджелесе, он приезжал к ней и возил в ресторан, в кино, на концерты, обсуждал с ней ее работу, они вместе гуляли по берегу. Эббра никому не рассказывала об этом – ни свекру, ни родителям, ни даже Пэтти.

За все эти месяцы Скотт ни разу не напомнил ей о тех словах, что произнес в лесу над озером Тахо, ни разу не притронулся к ней, если не считать целомудренных прикосновений руки, когда он помогал ей садиться в машину или подавал пальто.

В октябре, когда Скотт уже собирался возвращаться в Лос-Анджелес, а Эббра провожала его к машине, он повернулся к ней и внезапно отрывисто произнес:

– Не кажется ли тебе, что прошло уже достаточно времени? Могу ли я наконец задать тебе вопрос?

Занимался вечер, и океан за его спиной погрузился в ярко-синюю тень; на гребнях волн кипели молочно-белые барашки.

– Какой? – с улыбкой спросила Эббра, даже не догадываясь о том, что произойдет в следующую секунду.

Ответная улыбка так и не появилась на лице Скотта. В каждой черточке его лица чувствовалось напряжение.

– Ты выйдешь за меня замуж? – просто сказал он.

Время дрогнуло и остановилось. Эббра была не в силах издать звук или шевельнуться. В глубинах ее подсознания все это время скрывалась уверенность в том, что этот момент когда-нибудь наступит, но она отказывалась думать о нем.

– Я люблю тебя, Эббра, – продолжал Скотт, по-прежнему не прикасаясь к ней, даже не протянув руку. – Я всегда тебя любил. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Эббра по-прежнему не могла вымолвить ни слова и стояла, будто окаменев. Скотт был братом ее мужа и уже давно, дольше, чем она была готова признать, самым важным человеком в ее жизни. А еще он был профессиональным спортсменом, звездой, мужчиной, который мог выбрать любую из сотен женщин. Но он влюблен в нее. Скотт уже давно любит ее.

Сердце Эббры билось часто и неглубоко, грозя выпрыгнуть из груди. Да, известие о гибели Льюиса она получила лишь несколько месяцев назад, но ведь на самом деле он мертв уже целый год. Вот почему Скотт только теперь сделал ей предложение. Потому что прошел год. И потому, что он ее любит.

Внезапно в ее душе словно прорвалась огромная плотина. Любовь к Скотту не помешает ей помнить Льюиса. Этому ничто не помешает. Льюис навсегда останется в fee сердце, но ей внезапно открылась поразительная истина – она любит Скотта! Она безумно, страстно влюблена в мужчину, который предлагает ей стать его женой!

– Да! – ответила она и, раскинув руки, шагнула к нему, столь уверенная в искренности своего желания, что никакие силы во всей вселенной не смогли бы заставить ее взять свои слова обратно. – Да, я выйду за тебя, Скотт! Во всем мире нет человека, за которого я вышла бы замуж с такой радостью, как за тебя!

Скотт сразу позабыл о возвращении в Лос-Анджелес. Подхватив Эббру на руки, он ворвался в ее дом, пробежал по залитой солнцем, заполненной книгами комнате, в которой она работала, и торопливо поднялся по узкой лестнице в спальню, куда прежде не ступала его нога.

До сих пор Они ограничивались дружескими объятиями и редкими невинными поцелуями. Теперь Скотт хотел заняться любовью с Эбброй, и ни он, ни она не могли больше ждать. Эббра дрожащими пальцами расстегнула блузку, стянула с бедер юбку и бросила ее на пол. Все еще в лифчике и трусиках, она выпрямилась, внезапно ощутив скованность. Скотт куда опытнее, нежели она. Фотомодели и актрисы, с которыми он встречался прежде, вне всяких сомнений, были умелыми любовницами, но остались с носом. Что, если она его разочарует? Что, если он в своих мыслях приписывал ей достоинства, которыми она никогда не обладала?

Скотт уже успел забросить свой джемпер в дальний угол комнаты и теперь снимал джинсы. Он посмотрел на Эббру и только теперь впервые ощутил ее робость. Ему не нужно было спрашивать, что случилось. Причина нерешительности Эббры читалась в ее глазах. Скотт медленно протянул к ней руки.

– Я люблю тебя, – произнес он. – До сих пор я ни разу не влюблялся. – Пальцы Эббры доверчиво скользнули ему в ладонь. – До сих пор я ни разу не был в постели с женщиной, которую люблю. Это мой первый опыт, Эббра. Тебе придется учить меня точно так же, как мне – тебя.

Эббра издала негромкий вскрик, ошеломленная своими чувствами к нему и переполненная благодарностью за понимание. Скотт осторожно уложил ее на кровать и заключил в объятия. Он ждал ее так долго, что не мог рисковать испортить все излишней поспешностью.

– Я люблю тебя, Эббра, – вновь сказал он, убирая черные шелковистые волосы с ее лица, целуя ее в виски, в глаза, в уголки губ. – Я люблю тебя, милая. Всегда буду тебя любить. Всю свою жизнь.

Когда он, расстегнув ее лифчик, положил свои большие сильные пальцы ей на грудь, она затрепетала от наслаждения. Скотт медленно поглаживал ее соски, он неторопливо наклонил голову, целуя и нежно лаская их языком.

Эббра не стала ждать, когда он снимет с нее белье. Ее лоно увлажнилось от страстного желания, и она сама сорвала с себя все, отшвырнула прочь, широко раскинула ноги и потянула Скотта на себя. Она не чувствовала ни сомнений, ни вины. Только любовь – всепоглощающую, сладостную и безграничную.

Когда они сообщили о своем намерении пожениться, родители Эббры были шокированы. Они наотрез отказались присутствовать на свадьбе и не пожелали встречаться со Скоттом. Мать и отец сказали, что, если Эббра не образумится и не отменит бракосочетание, они не будут в дальнейшем иметь с ней ничего общего.

Реакция Томаса Эллиса оказалась столь же бурной. Сначала он отказывался поверить. Когда Эббра и Скотт мягко и терпеливо втолковали ему, что говорят правду, его гневу не было границ. Это было предательством по отношению к памяти Льюиса. Бесстыдная супружеская измена. Томас пожелал Эббре и Скотту той же судьбы, что постигла Льюиса.

Эббра так расстроилась, что уже была готова скрыть весть о свадьбе от Пэтти. Что, если Пэтти воспримет их решение с такими же недоумением и ужасом? Если так, у них на свадьбе вообще не будет гостей. Им придется взять в свидетели незнакомых людей с улицы.

– Ты на редкость удачно выбрала время для звонка, – послышался в трубке оживленный голос Пэтти. – Я собиралась сама звонить тебе и сообщить о том, что издательство «Книга месяца» приобрело права на твое произведение! Кстати, роман выйдет не позже февраля 1969 года, и редактор сказал, что твое новое произведение вызовет настоящую сенсацию!

– Это замечательно, Пэтти, – отозвалась Эббра, едва постигая, о чем идет речь. – У меня для вас тоже есть новости. – Она глубоко вздохнула, собираясь с силами. – Я выхожу за Скотта и хочу, чтобы вы были на свадьбе моей подружкой.

Пэтти немедленно разразилась ликующим воплем, столь громким, что его, вероятно, услышали даже в соседнем квартале.

– Какая прелесть, Эббра! Я с радостью буду твоей подружкой! Когда свадьба? Что мне надеть?[2] Какое у тебя будет платье? О Господи! Уже много лет я не слышала такой замечательной новости!

– Она обрадовалась? – спросил Скотт, когда трубка вернулась на свое место.

Эббра улыбнулась:

– Еще как. И она будет моей подружкой.

– Моим шафером будет один парень из команды, – сказал Скотт, с любовью притягивая к себе Эббру и заключая ее в объятия. – Итак, все тревоги позади, и список гостей можно считать готовым.

Несмотря на то, что этот список состоял всего из двух человек, они решили обвенчаться в церкви.

Это была маленькая испанская церковь с белоснежными стенами. Вечером накануне свадьбы Эббра сама убрала ее розами с крошечными бутонами и охапками оранжевых вьюнков.

На ней было голубое платье с пышными рукавами, узкой талией и длинной, мягко ниспадающей юбкой. Ее букет был собран из тех же цветов, которыми она украсила церковь.

Пэтти была невероятие хороша в платье точь-в-точь того же цвета, что розы в ее букете и букете Эббры. Она приподнялась на цыпочки, поцеловала Эббру, бросила кокетливый взгляд на шафера и преподнесла новобрачным свадебный подарок – роскошную фарфоровую вазу.

После завершения церемонии они отправились в отель «Валенсия» с видом на бухту Ла-Иолла и отпраздновали событие шампанским и шикарным свадебным завтраком.

На медовый месяц молодожены отправлялись в Новый Орлеан, поскольку Эббра ни разу там не была и очень хотела посмотреть этот город.

Подружка и шафер, которые к этому времени уже нежно держались за руки, отвезли их в международный аэропорт Сан-Диего. Выходя на посадку, Эббра повернулась и бросила Пэтти свой букет.

Пэтти ловко поймала его, широко улыбнулась и лукаво подмигнула. Стоявший рядом с ней шафер Скотта смущенно зарделся.

Как только двери закрылись за их спинами, душа Эббры наполнилась ликованием. У нее вновь появилось будущее. Она вышла замуж за любимого и любящего ее человека.

Глава 29

Возвращение в Сайгон оказалось одним из самых тяжких испытаний в жизни Габриэль. Здесь все изменилось. Габриэль помнила Сайгон томным, экзотически-утонченным городом.

Если не считать редких, на удивление юных торговцев цветами, Габриэль не встречала на улицах ни звуков, ни картин своего детства. В городе, куда она вернулась, не осталось и следа былой экзотики и очарования. Сайгон стал неопрятным, вульгарным и продажным, как стареющая шлюха. Вместо французов в белых костюмах улицы заполонили солдаты, хмельные кто от спиртного, кто от наркотиков, но все до единого задиристые и ищущие наслаждений.

По улицам по-прежнему колесили велосипеды и рикши, но теперь им приходилось уступать дорогу тысячам мотороллеров и «хонд» с могучими моторами. По центральной магистрали города сплошным потоком двигались такси, грузовики и джипы. Когда Габриэль была маленькой, эта магистраль называлась улицей Катииэ, теперь ее переименовали в улицу Тюдо, и на всем ее протяжении, где некогда стояли роскошные магазины, уютные бутики и придорожные ресторанчики, теперь располагались гриль-бары, клубы и публичные дома. Перемены не произвели на Габриэль особого впечатления. Принимать что-либо слишком близко к сердцу было не в ее характере. Она не жалела о минувших днях, когда городом правили французы, а коренные жители Сайгона заботились об их удобствах.

В своих письмах Нху рассказывала, что американская армия попросту заняла место французских оккупантов и что жители Сайгона по-прежнему являются низшим сословием, основная задача которого – поставлять рабочую силу. Габриэль понимала, почему у тетки сложилось такое мнение, и хотя основным занятием сферы обслуживания стала проституция, ей казалось, что отношения между американцами и местным населением куда более равноправные и честные, нежели те, что сложились у жителей Сайгона с французскими колонизаторами.

Тем не менее кое-что здесь осталось прежним – жгучее сияние солнца, нестерпимая влажность и тухлое зловоние, издаваемое водами реки Сайгон. Жители города тоже не изменились. Темнокожие, худощавые и хрупкие на вид, они оставались такими же бойкими, смешливыми и острыми на язык, какими их помнила Габриэль. Прошедшие годы словно исчезли, когда Габриэль с удивлением осознала, насколько глубоко чувствует она свои вьетнамские корни. Ей казалось, что она не покидала город, что именно здесь ее настоящий дом.

Серене потребовалось намного больше времени, чтобы приспособиться к здешней жизни. Хотя наступил ноябрь и нередко выпадали дни, когда Сайгон заливали осенние дожди, жаркая влажная погода казалась Серене невыносимой и угнетающей.

После приземления в аэропорту Тансонхат они первым делом отправились к тетке Габриэль. Встреча Нху и Габриэль ознаменовалась потоками слез радости, и Серена была только счастлива держаться в тени, предоставив двум женщинам обмениваться семейными новостями. Нху предложила подругам остановиться у нее, но Габриэль нехотя отказалась:

– Нет, тетя Нху. Это привлекло бы к нам ненужное внимание. Мы поселимся в «Континентале» или «Каравелле». Там мы будем менее заметны.

– Едем в «Континенталь», – твердо сказала Серена, после того как они распрощались с Нху.

По слухам, там останавливался Сомерсет Моэм, а уж то, что там жил Грэм Грин, и вовсе не подлежит сомнению. То, что подошло Грину, подойдет и нам.

Габриэль не стала спорить. Ей было все равно, какой отель выбрать, а поскольку Серена привыкла к роскоши таких гостиниц, как вашингтонский «Джефферсон» и парижский «Георг V», было бы жестоко заставлять ее удовлетвориться чем-либо более скромным, нежели сайгонский « Континенталь».

Уровень обслуживания и кухня отеля шокировали Серену. Мясо, подаваемое на обед, почти всегда оказывалось воловьим, а в качестве гарнира неизменно выступал рис.

– Но ведь в стране идет война, – напомнила подруге Габриэль. – При нынешней нехватке продовольствия отель не имеет средств предлагать постояльцам что-либо, кроме говядины и риса.

На несколько долгих мгновений безупречное лицо Серены утратило всякое выражение. Габриэль уже решила, что подруга передумала и собирается вернуться к роскошной, комфортабельной жизни в Лондоне, но Серена вдруг улыбнулась, отбросила с лица длинную прядь светлых волос и сказала:

– Я привыкну. Способность приспосабливаться ко всему у меня в крови.

И она говорила правду. Уже к концу первой недели она привыкла к вездесущим военным, к вооруженным постам практически у каждого общественного здания, к спиралям из колючей проволоки, перегораживавшим многие улицы. Она даже перестала вздрагивать при звуках далекой стрельбы. Но она так и не сумела привыкнуть к виду детей, которым было по четыре-пять лет, бродивших по улицам и униженно просивших подаяние.

– Неужели им некуда деться? – спросила Серена у Габриэль, когда они пересекали площадь напротив здания старого французского оперного театра.

Габриэль было столь же неприятно смотреть на малолетних попрошаек, как и Серене, однако, обладая истинно азиатской терпимостью, она переносила это зрелище спокойнее.

– Нет, – ответила она, и ее глаза потемнели. – Это сироты. В городе их сотни. Может, даже тысячи.

Мало сказать, что Серена была поражена. Она ужаснулась. Она оказалась совершенно не готова столкнуться лицом к лицу с подобными страданиями.

– Но почему о них не заботятся? – недоверчиво спросила она. – Почему не помещают в сиротские приюты?

Проходивший мимо солдат бросил на Габриэль похотливый взор, но она не обратила на него внимания.

– Думаю, большинство из них живут в приютах, но подозреваю, что здешние дома для беспризорных оставляют желать лучшего.

– Господи! Ты считаешь, в здешних детских домах такие плохие условия, что малыши предпочитают искать пропитание на улицах? – ошеломленно спросила Серена.

– Не знаю, – ответила Габриэль. – Я не знаю даже, кто ведает этими заведениями. Я всего лишь высказала то, что по-английски называется «разумным предположением».

Они направлялись на встречу с Нху и одним ее знакомым, вьетнамским журналистом. Сам он родился и всю свою жизнь провел на Юге, но его отец в 1954 году перебрался на Север. Он работал в немецкой газете и делал вид, что верен сайгонскому правительству. Но он был также другом Диня, и Нху подозревала, что его истинные симпатии принадлежат коммунистам. Это был именно тот человек, в помощи которого нуждалась Габриэль, и им предстояло убедить его в том, что ей можно полностью доверять.

Размышляя о грядущей встрече, Габриэль замкнулась в задумчивом молчании. Серена поглубже засунула руки в карманы своего изысканного светло-серого пыльника и беспокойно нахмурила брови. До сих пор никто не подумал бы заподозрить ее в склонности к общественной деятельности. Она вела роскошную жизнь аристократки, ей и в голову не приходило возлагать на себя ответственность за тех, кто оказался менее удачлив. Своенравная, упрямая, эгоистичная, она была вполне довольна своим положением. Так называемые добрые дела и благотворительность ввергали ее в скуку, она всегда старалась избегать их и не имела ни малейших намерений менять свои привычки только из-за того, что оказалась в зоне военных действий.

Она все сильнее хмурилась. Ей не хотелось превращаться в сердобольного ангела, подбирать детишек на улицах и окружать их заботой. Это не в ее характере. И все же она должна что-нибудь сделать. Вопрос лишь в том, что именно.

Наконец Серена приняла решение, и ее лицо прояснилось. Она посетит городские приюты и посмотрит, верны ли предположения Габриэль. Подруга настаивала, чтобы она присутствовала при встрече с журналистом, но Серена понимала, что будет там лишней. Она англичанка, жена военнопленного, в ее жилах нет ни капли вьетнамской крови, и она не состоит в родстве с Динем. Уже само ее присутствие гарантировало, что журналист не скажет ничего важного.

Она резко остановилась и произнесла:

– Думаю, мне не стоит идти с тобой, Габриэль. К тому же у меня кое-какие собственные дела. Увидимся вечером в отеле.

– Ты уверена, дорогая?

– Абсолютно, – ответила Серена, внезапно почувствовав нестерпимое желание немедленно приступить к расследованию. – Надеюсь, тот человек, с которым ты собираешься встретиться, не окажется пустышкой.

– Я тоже, – чистосердечно призналась Габриэль. – До вечера, дорогая.

Как только Габриэль двинулась прочь, соблазнительно покачивая бедрами в обтягивающих брюках, Серена приступила к поиску такси или велорикши.

– Мой Бог! Только взгляните! – крикнул своим приятелям подвыпивший солдат, не спуская глаз с Серены. – Неужели я сплю? Или попал на небеса? Неужели Швеция вступила в войну и послала сюда женщин завоевывать плацдармы?

– Эй, леди, правда ли говорят о шведских девушках, будто они делают это задаром? – подхватил другой.

Серена повернула к нему лицо на долю дюйма и смерила его ледяным взглядом.

– Просто удивительно, что твоя собственная жена соглашается задаром делать это с тобой, – презрительно отозвалась она с безупречным английским произношением.

Солдат побагровел, а его приятели едва не упали со смеху. Серена немедленно забыла о них и вновь принялась высматривать такси. Пьяные солдаты постоянно досаждали им с Габриэль, и они прекрасно умели отделываться от их навязчивого внимания.

Наконец перед ней остановилось такси, и она, открыв заднюю дверцу, забралась в салон и сказала:

– В сиротский приют, пожалуйста.

Вьетнамец изумленно посмотрел на нее в зеркальце заднего вида.

– В сиротский приют, пожалуйста, – нетерпеливо повторила Серена. – В заведение, где содержат детей, лишившихся родителей. Не важно, в какое именно. Годится любое.

Таксист выразительно приподнял худощавые плечи.

– Хонг хао, – согласно произнес он. – Ладно. Как скажете.

Они двинулись прочь от тротуара и солдат, которые продолжали заливаться восхищенным свистом, и окунулись в беспорядочный транспортный поток Сайгона. Мимо промчался джип, водитель которого непрерывно сигналил, прокладывая путь внушительному темному седану «форд». Таксист выругался, бросил машину в сторону и тут же вновь занял свое место на дороге, не позволяя оттеснить себя встречному каравану танков и военных грузовиков. После казавшейся бесконечной остановки и обильной ругани пробка все-таки рассосалась. Минуты спустя такси остановилось у неприглядного здания из серого камня.

– Детский приют, – коротко сообщил водитель. – Вы платить мне американский долларами, пожалуйста.

Серена расплатилась, гадая, зачем Южному Вьетнаму потребовалось вводить собственные деньги, здесь не признают никакой другой валюты, кроме долларов.

Она вышла из автомобиля и оглядела возвышавшееся перед ней здание. Только сейчас она задумалась над тем, позволят ли ей войти в него. С ней не было ребенка, которого она хотела бы поместить в приют, она не собиралась забирать ребенка из приюта и, уж конечно, не знала по имени ни одного из его обитателей. Если она представится журналисткой, а хозяйство в приюте налажено плохо, обслуживающий персонал сразу насторожится.

К Серене подошел торговец сигаретами, но она лишь отрицательно покачала головой, поглощенная собственными мыслями. Она всегда может сказать, что хочет сделать пожертвование. И если в детском доме в противоположность утверждению Габриэль все в порядке, она скорее всего выполнит обещание.

Наметив план действий, Серена нажала кнопку звонка. Дверь открыла молодая вьетнамка и устремила на нее вопросительный взгляд.

– Хао ба, – весело заговорила Серена, усвоившая с помощью Габриэль достаточно вьетнамских слов, чтобы поблагодарить, пожелать доброго утра и попрощаться. – Могу ли я видеть вашего администратора?

Вопросительное выражение в глазах девушки сменилось изумлением.

– Могу ли я поговорить с директором? – повторила Серена и, увидев, что девушка не понимает английского, спросила по-французски: – Jе рейх parleraladirectrice?

На лице вьетнамки отразилось понимание, но она по-прежнему не изъявляла желания приоткрыть дверь пошире и пригласить Серену войти.

В сумрачном коридоре за спиной девушки Серена увидела спешащую к дверям пожилую монахиню. Растянув губы в улыбке, она решительно шагнула мимо привратницы и сердечным тоном произнесла:

– Доброе утро, сестра. Это так любезно с вашей стороны – позволить мне нанести вам визит. Я не отниму у вас много времени – я знаю, сколько у вас работы, как вы заняты...

Монахиня сделала суровую мину, буравя гостью жестким взглядом из-под крахмального апостольника.

– Мы не ожидаем сегодня посетителей, мадам, – ледяным тоном произнесла она. – Тут какая-то ошибка...

Серена понимала, что малейшее колебание испортит все дело. Она быстро прошла вперед, пропуская мимо ушей протестующее восклицание монахини и продолжая весело и беззаботно щебетать:

– Я так рада, что вы согласились принять мое пожертвование для приюта, сестра. Британский посол заверил меня, что вы сумеете найти должное применение указанной сумме...

Монахиня едва не наступала Серене на пятки. Пыхтя от усердия, она старалась приладиться к ее походке. Услышав слова «британский посол» и «пожертвование», она чуть поотстала.

– Видимо, известие о вашем прибытии затерялось в пути, – вымолвила она, переводя дух. – Не будете ли вы так любезны сообщить свое имя?

– Леди Серена Блит-Темплтон, – произнесла Серена, для пущей важности назвавшись девичьей фамилией. – А теперь нельзя ли мне взглянуть на детей?

Прежде чем увидеть детей, она почуяла их запах. Казалось, все здание было пропитано вонью мочи, фекалий и прочих веществ, которым она не могла подобрать названия. До сих пор Серене не доводилось бывать в приютах и детских домах, и она не знала, чего ей ожидать. Когда она, торопливо войдя в ближайшую комнату, огляделась, ее глазам предстало зрелище, страшнее которого она не могла даже вообразить.

Помещение было заполнено рядами выкрашенных белой краской железных коек; на каждой из них покорно лежали по два-три ребенка. Многие дети были достаточно взрослыми, чтобы посещать начальную школу. Почти все они страдали кожными заболеваниями и лежали на мокрых простынях. Серена с трудом подавила тошноту и приступ яростного гнева. Судя по всему, сопровождавшая ее монахиня не видела ничего особенного в том, какие условия созданы для детей, и, дай Серена волю своему негодованию, ее визит завершился бы, едва начавшись.

Она медленно шла между рядами коек, рассматривая одну за другой черноволосые головы детей, все как одна покрытые густым слоем вшей. Дети тупо смотрели на «ее, и Серена Поняла, что их спокойствие, которое она поначалу приняла за послушание, на самом деле вызвано полным безразличием и апатией. Одному Богу известно, когда им в последний раз позволяли играть. И даже попросту говорили с ними. Когда Серена уже собиралась выйти из помещения, один ребенок расплакался. Монахиня-вьетнамка метнулась к нему и закатила оплеуху. Серена судорожно втянула в себя воздух, и пожилая монахиня быстро произнесла:

– Этот ребенок все время хнычет. Он очень капризный.

– Господи! Еще бы ему не быть капризным, ведь он заточен в своей кровати, как маленький зверек в клетке!

Лицо монахини напряглось.

– Боюсь, я больше ничего не могу показать вам в нашем уважаемом заведении. В соседней комнате кормят детей, посетитель может обеспокоить их.

– Не волнуйтесь, сестра. Я увидела достаточно, – хмуро сказала Серена. – Не могли бы вы дать мне список детских приютов города?

– А пожертвование?

– Список, прошу вас.

Монахиня даже не подумала двинуться с места, и Серена с ноткой угрозы в голосе добавила:

– Посол особенно настаивал на том, чтобы я взяла у вас список. Тот, что находится в посольстве, не так полон, как хотелось бы.

– У меня нет такого списка.

– Тогда продиктуйте названия приютов, я их запишу.

– А пожертвование?

– Прошу вас, сестра, перечислите названия приютов.

Ноздри монахини раздулись, но все же она заговорила любезным тоном:

– «Фумай», «Говап», «Демхе», «Камхай», приют Святого Павла, «Нготай»...

Серена торопливо заносила названия в блокнот.

– А теперь ваше пожертвование, – нетерпеливо произнесла монахиня, закончив диктовать.

Серена огляделась вокруг. Сколько бы денег она ни дала, ей было трудно представить, что их потратят с пользой и на благо детей.

– Пожертвование будет выплачено после того, как я осмотрю остальные приюты, – сказала она и сунула блокнот в карман пыльника. Она твердо решила дать денег. Много денег. Но только такому приюту, в котором они найдут достойное применение.

Пропустив мимо ушей негодующие восклицания монахини, она торопливо покинула зловонное здание и вышла на запруженные людьми улицы района Шолон. Идет 1967 год. Вьетнам на слуху у всего мира. Куда деваются благотворительные средства, собираемые европейцами и американцами? Как можно терпеть приюты вроде того, который она только что посетила?

Серена взмахом руки подозвала велорикшу и, начав с первого названия в списке, который так неохотно дала ей монахиня, пустилась в долгое путешествие по городским детским домам.

Этот день перевернул ее жизнь. Не все приюты оказались столь же отвратительными, как первый. Сотрудники многих из них прилагали отчаянные усилия, стараясь обеспечить детям должный уход. В «Фумай» старшие дети помогали ухаживать за младшими. В приюте Святого Павла было тесно и ощущалась отчаянная нехватка персонала, но по крайней мере сестры-монахини заботились о детях и были глубоко преданы своему делу. Однако отнюдь не каждый приют находился на попечении Святого Павла.

Очередное заведение располагалось в загаженном крысами переулке неподалеку от улицы Тюдо. Серена перевела дух, готовясь к худшему, и вошла внутрь.

Казалось, она очутилась в другом мире. На пороге ее встретила девушка, не монахиня, но и не невежественная крестьянка из тех, что работали помощницами в других приютах.

– Я могу вам чем-нибудь помочь? – спросила она с приятным новозеландским акцентом.

Серене и в голову не пришло пускать в ход ложь, без которой она не могла обходиться до сих пор.

– Да, – ответила она и, заглянув через плечо девушки, увидела маленький дворик, в котором лежали крошечные дети, болтая ножками в солнечном свете. – Я англичанка и еще долго пробуду в Сайгоне. Я пыталась отыскать приют, который согласился бы принять мою посильную помощь.

Лицо девушки расплылось в широкой улыбке. Ей было чуть за двадцать, ее густые черные волосы стягивала на затылке резинка.

– Если так, вы пришли именно туда, куда хотели, – сказала она. – Меня зовут Люси Робертс. Входите.

Очень скоро Серена убедилась, что первое впечатление ее не обмануло. Помещение было тесное и забито до отказа, но здесь царили порядок и чистота. Среди персонала встречались вьетнамские девочки и няни без специальной подготовки, но все они проявляли искреннюю заботу о детях. Помимо Люси, здесь были три профессиональные воспитательницы – еще одна новозеландка, американка и немка.

– Кто руководит приютом? – спросила Серена, когда Люси подала ей малыша, а сама начала кормить другого.

– Доктор Дэниелс. Он тоже новозеландец. Сейчас доктора на месте нет, сегодня у него приемный день в клинике, бывшем военном госпитале французов. Он окулист.

Серена робко взяла ребенка на руки. До сих пор ей не доводилось кормить младенца из бутылочки, и, судя по всему, это было куда более сложным делом, чем она представляла.

– Почему в других городских приютах такие скверные условия? Исключение составляют только ваш дом и до некоторой степени приют Святого Павла.

Люси вздохнула, уложила на коврик ребенка, которого только что кормила, и взяла на руки другого младенца, шумно требовавшего пищи.

– Беда в том, что в городе слишком много брошенных детей и сирот, нуждающихся в присмотре. Детские дома не справляются с нагрузкой, к тому же большинство работников не имеют должной подготовки. И как следствие – те ужасающие условия, в которых оказываются малыши.

Ребенок, которого держала Серена, допил молоко, и она, подражая Люси, приподняла кроху вертикально и приложила к своему плечу, чтобы вызвать отрыжку.

– Что значит – брошенные дети? Вы имеете в виду, что у некоторых из этих детей есть родители?

Проголодавшийся ребенок заплакал громче, и Люси пришлось повысить голос:

– Приблизительно у половины.

Серена едва не уронила младенца, которого держала.

– У половины? Почему же они живут в приютах? Я не понимаю.

– Это оттого, что вы слишком мало прожили во Вьетнаме, – мягко произнесла Люси. – Здешняя нищета представляется жителям Запада почти непостижимой. Многие женщины бросают детей, потому что не в силах их прокормить. Другие матери отказываются от детей потому, что те появились на свет неполноценными и в будущем станут обузой для семьи. Третьи – потому, что дети родились от отцов другой расы. В приютах немало детей проституток, которые избавляются от них, чтобы вернуться на панель. Во Вьетнаме очень легко избавиться от ребенка. Записи о рождении не ведутся. В благотворительных клиниках и родильных домах на одну кровать приходится по две-три женщины. В таких условиях проще всего уйти, бросив ребенка.

– А остальные? – спросила Серена, ощущая, что в глубине ее души происходят какие-то значительные перемены.

– Остальные – жертвы войны. В сражениях погибают тысячи мирных жителей. Результат – великое множество искалеченных судеб. Дети без родителей, без родственников. Здесь, в «Кейтонг», мы делаем все, что в наших силах. Приют содержится исключительно на добровольные пожертвования. В основном от посольств западных стран и военных баз, размещенных в Сайгоне. Источник весьма ненадежный, и мы будем рады любой помощи.

Серена положила на коврик ребенка, которого держала на руках, и взяла другого. Она сняла пыльник; в том месте, где она прижимала к себе младенца, ее желто-зеленое короткое платье было сплошь покрыто пятнами срыгнутого молока. Но ей было все равно. Впервые в жизни ее захватило чувство долга.

– Я могу оказать вам финансовую поддержку, – сказала она, вспоминая о деньгах, которые оставили ей дед и бабка и которые позволяли ей вести роскошную, безбедную жизнь. – Но я также хотела бы помочь делом.

– В таком случае вам следует переговорить с доктором Дэниелсом. Он вернется через полчаса. Не принимайте близко к сердцу его грубоватые манеры. Его резкость объясняется огромными нагрузками. Доктор работает по восемнадцать-девятнадцать часов в сутки.

Майк Дэниелс встретил Серену без особого воодушевления.

– Вы квалифицированная медсестра?

– Нет.

– Специалист по уходу за детьми?

– Нет.

Дэниелс мало чем напоминал врача. Крепко сложенный мужчина лет тридцати, он был небрежно одет в слаксы и рубашку с коротким рукавом и распахнутым воротом. У него были густые непокорные волосы, очень темные, как и глаза, и комплекция борца-тяжеловеса. Сначала он показался Серене грубоватым и резким, но потом она уловила в линиях его губ чувственность и ранимую восприимчивость. Сколь бы агрессивно он ни держался, Серена все же предостерегла себя от поспешных выводов.

– В таком случае мы не нуждаемся в ваших услугах. Серена едва не задохнулась от возмущения.

– Это еще почему? У меня хорошее образование, и я смогу ухаживать за детьми куда лучше большинства людей, которые этим занимаются в Сайгоне.

– Дети, которых вы видели, не являются питомцами «Кейтонг». – Взгляд Дэниелса скользнул по ниспадавшей до талии серебристой гриве волос Серены, ее безупречно скроенному, вызывающе-короткому платью и восхитительной формы ногтям, покрытым розовым лаком. – Я отлично понимаю, какими мотивами вы руководствуетесь, предлагая нам свою помощь, мисс...

– Миссис Кайл Андерсон, – отчеканила Серена, сообразив, что ее титул и девичья фамилия не только не смягчат доктора Дэниелса, но лишь ожесточат его еще больше.

– В своих мечтах вы порхаете по нашему приюту этаким ангелом милосердия, разумеется, не замарав при этом своих холеных наманикюренных ручек. Вьетнам для вас – романтическое приключение. Уж извините, миссис Андерсон, но я не могу принять вас в штат. Если вас изводит скука – а я в этом не сомневаюсь, – то вам придется найти иной способ развлечься.

Правая рука Серены зачесалась от желания закатить ему пощечину. Она с трудом сдержала порыв и, сверкая глазами, процедила:

– Не говорил ли вам кто-нибудь, что вы самовлюбленный, тупой, жалкий болван? Откуда в вас эта предубежденность? Я хочу работать в «Кейтонг», потому что вокруг так много людского горя, хочу сделать что-нибудь... сделать все, что в моих силах, чтобы облегчить эти страдания! Я отлично сумею кормить младенцев, менять пеленки, стирать белье и сидеть с больными. Я видела ваших детей и знаю, откуда проистекают их беды. Если меня научат, я без труда справлюсь с простейшими медицинскими процедурами, например, смогу делать инъекции и лечить кожные нарывы. Мои взгляды на происходящее куда более реалистичны, чем вы могли подумать. И я решительно намерена прибыть сюда завтра к семи утра и взяться за любое дело, которое вы пожелаете мне поручить, даже если меня попросят вымыть полы!

Прежде чем он успел ответить, Серена поспешно покинула приют, так как опасалась, что даже секундное промедление даст Дэниелсу возможность решительно отказать ей вновь.

– Мой Бог! Что ты собираешься сделать? – изумленно воскликнула Габриэль, когда они с Сереной устроились в баре «Континенталя».

– Я собираюсь работать добровольцем в детском приюте «Кейтонг» и, если удастся, увезти в Англию одного из его воспитанников.

– Ты имеешь в виду – усыновить малыша? Серена усмехнулась:

– Полагаю, мне позволят взять ребенка только на этих условиях.

– Это замечательная мысль, дорогая, – сказала Габриэль, удостоверившись в том, что Серена говорит серьезно.

Цветущее лицо Габриэль внезапно помрачнело. С каждым днем она все сильнее тосковала по крошке Гэвину и уже начинала задумываться, не стоит ли забрать его в Сайгон. Ее останавливали только звуки далеких ночных перестрелок и ракетных ударов. Если вьетконговцы нападут на Сайгон и малыш пострадает, она никогда себе этого не простит.

– Как прошла твоя встреча с вьетнамским журналистом? – спросила Серена, понимая, что хмурое выражение лица Габриэль объясняется тоской по сыну.

Габриэль пригубила коктейль и с огромным трудом отвлеклась от мыслей о малыше.

– Я думаю, этот человек сможет оказать мне неоценимую помощь, – сказала она, понизив голос, чтобы никто не мог подслушать. – Он признал, что встречался с Динем, когда тот в последний раз приезжал в Сайгон, и упомянул, что ходили слухи, будто бы, когда Динь покидал город, вместе с ним уехал круглоглазый.

– Известно ли ему, куда они отправились? Смог ли он объяснить, почему тебе не велели больше ждать вестей от Гэвина и Диня?

Габриэль покачала головой, и ее рыжие волосы блеснули в неярком свете.

– Нет. Он не знает, кто передал то распоряжение. Но обещал сделать для поисков Гэвина все, что в его силах. А это уже немало, как ты считаешь?

– Еще бы, – согласилась Серена. Печаль Габриэль окончательно рассеялась.

– Ты так и не рассказала мне о враче, который рассердил Тебя, – напомнила она, лукаво улыбнувшись. – Он красивый мужчина? Не потому ли ты согласилась стать Золушкой и мести полы?

– Ничуть не бывало! – отрезала Серена, стараясь не вспоминать о мускулистой фигуре доктора Дэниелса, его темных глазах и буйной гриве черных волос. – Это самый тупой, самоуверенный и неприятный мужлан, какого я только встречала в жизни.

– Ага! Судя по пылкости твоих слов, он настоящий красавчик, – тут же с иронией отозвалась Габриэль. – О тех мужчинах, с кем мне предстоит иметь дело, такого никак не скажешь. Вьетнамец-журналист рябой от оспы, а Поль Дюлле, руководитель пресс-бюро Гэвина, хотя и приятен на вид, отнюдь не принадлежит к числу мужчин, от которых можно потерять голову.

При мысли о мужчинах, способных сводить женщин с ума, Серена вздохнула. Уже при первом знакомстве с Габриэль они выяснили, что им обеим присущ ненасытный аппетит во всем, что касается представителей противоположного пола.

«Эббра совсем другая, – без малейшей неприязни сказала Серена, когда они на несколько минут остались с Габриэль наедине после памятной встречи втроем в Вашингтоне. – Эббре и в голову не придет поддаться соблазну завести связь на стороне. Невозможно представить, что она спит с кем-нибудь только ради забавы. Она должна по уши и безоглядно влюбиться в мужчину, прежде чем лечь с ним в постель».

– Мне самой трудно в это поверить, но я веду поистине монашескую жизнь. Это меня убивает, – призналась Серена.

Габриэль понимающе улыбнулась. Подумав о тех мгновениях, когда ее охватывал соблазн уступить Рэдфорду, она с сочувствием произнесла:

– Меня тоже. Но как только я вспоминаю о Гэвине, то вижу, что именно так и следует себя вести. Даже будь иначе, с кем прикажешь крутить романы? В Сайгоне только два типа мужчин: толстобрюхие журналисты да измученные триппером солдаты.

Подруги залились смехом и торопливым шагом отправились в ресторан «Континенталя», собираясь приступить к очередной трапезе – как обычно, в меню будет невероятно жилистое воловье мясо и рис.

Вскоре их жизнь потекла по заведенному распорядку. Игнорируя явную неприязнь Майка Дэниелса, Серена проводила в приюте дни напролет. Она коротко подстригла ногти и удалила с них лак, а волосы перехватила тонкой резинкой. Она забыла о своих мини-платьях, сапогах и босоножках на высоком каблуке и носила теперь более практичные джинсы, футболки и туфли на плоской подошве.

Габриэль продолжала устанавливать связи с людьми, входившими во Вьетконг либо сочувствовавшими ему, надеясь со временем познакомиться с кем-нибудь, кто мог бы предоставить ей сведения о Дине. Это была непростая задача. Вьетнамец, признавшийся в принадлежности Вьетконгу либо сочувствии партизанскому движению, рисковал свободой, а то и головой. Однако по мере того как становилось известно о ее родственных связях с Динем, Габриэль медленно, но уверенно завоевывала определенное доверие. И все же никто не мог сказать ей, где находятся Динь и Гэвин и живы ли они вообще.

На Рождество обе подруги получили по открытке и длинному письму от Эббры. В конце января, когда Габриэль уже почти решила, что не сможет жить без крошки Гэвина, и стала предпринимать кое-какие шаги для его переезда в Сайгон, Вьетконг начал новогоднее наступление.

Габриэль и Серена спали в своем номере в «Континен-тале», когда их разбудил грохот стрельбы и разрывов.

– Черт возьми! Это совсем рядом! – воскликнула Серена, рывком усевшись в кровати и включая ночник. – Такое чувство, будто бой идет у стен отеля, на площади.

– Это невозможно, – сонным голосом отозвалась Габриэль. – Который час?

Серена посмотрела на свой маленький походный будильник:

– Половина третьего.

Сквозь треск непрекращающейся стрельбы послышался звук взрыва, от которого зазвенели стекла. Глаза Габриэль широко распахнулись.

– Кажется, ты права! Действительно, это на площади.

Подруги отбросили одеяла и подбежали к окнам. В полумраке виднелись люди, которые вылезали из канализационных люков и бежали к концу улицы Тюдо по направлению к посольству США. Пока Селена и Габриэль следили за ними, с южной стороны на площадь хлынули американские солдаты, стреляя на бегу. По стенам «Континенталя» застучали первые пули, и женщины торопливо отступили в глубь комнаты.

– Что происходит, черт побери? – выдохнула Серена, сбрасывая ночную рубашку и натягивая джинсы и футболку.

– Это Вьетконг, – ответила Габриэль, мечась по комнате в поисках нижнего белья и лифчика. – Вьетконговцы пробрались в город и пытаются его захватить!

Три следующих дня, пока продолжались яростные схватки между Вьетконгом и американскими и южновьетнамскими силами, Серена и Габриэль не могли покинуть отель. Серена предприняла несколько отчаянных попыток выйти наружу, желая удостовериться, что персонал и воспитанники приюта в безопасности, но всякий раз ее загонял обратно прицельный огонь.

Третьего февраля ей наконец повезло. Снайперская стрельба по-прежнему не утихала, гремели взрывы, но, перебегая от здания к зданию, растрепанная и задыхающаяся, Серена все же сумела добраться до приюта.

Здесь были отключены вода и электричество.

– Одному Богу известно, сумеем ли мы выжить, если бои будут продолжаться, – сказала ей Люси. От усталости ее лицо превратилось в пепельно-серую маску. – У нас заканчиваются раствор хинина и запасы продуктов, которые сумел доставить доктор Дэниелс. Всякий раз, выбираясь из приюта за водой, он рискует жизнью.

Когда Дэниелс отправился в очередной поход за припасами, Серена пошла с ним. Он не поблагодарил ее за помощь, но с этой минуты в его отношении к ней появилось скупо отмеренное уважение.

– Он перестал презирать меня, – с удивлением сказала Серена Габриэль. – Теперь он ограничивается грубостью...

После того как пик противостояния был пройден, подруги получили по письму от Эббры, Габриэль – послания от Рэдфорда и Мишеля, а Серена – от Чака.

– Кажется, ты говорила, что Уилсон отказался поддерживать с тобой связь, – с любопытством заметила Габриэль.

– Да, действительно. Но это было до нашей встречи. – Серена положила письмо в ящик гардероба.

Чак Уилсон продолжал ставить ее в тупик. Всякое воспоминание о нем имело эротическую окраску. Порой Серена жалела, что ей не хватает решимости написать Чаку и прямо спросить, мешают ли ему ранения заниматься любовью. А если нет? Что она будет тогда делать? Серена так и не нашла достойного ответа на этот вопрос. Она лишь понимала, что не в силах выбросить Чака из своих мыслей и что его письмо доставило ей радость.

Послание Мишеля ошеломило Габриэль, а письмо Рэдфорда – огорчило. Мишель подробно рассказывал ей об успехе одной из их песен времен «Черной кошки». Габриэль сочинила стихи, Мишель положил их На музыку, а группа с заменившей ее певицей записала на пластинку. Композиция поднялась в британских поп-чартах до тридцать пятого места, и ее тут же исполнил знаменитый английский певец. Эта вещь принесет нам целое состояние, – с восторгом писал Мишель. – Еще три наши песни проданы известным исполнителям, и скоро выйдут пластинки. Ты могла бы прославиться как певица, Габриэль, но теперь я вижу, что ты могла бы стать знаменитой в роли автора!

Письмо Рэдфорда оказалось коротким до лаконизма. Он лишь желал знать, когда, черт побери, Габриэль вернется домой.

31 марта, когда президент Джонсон выступил по американскому телевидению с сообщением о том, что не намерен выставлять свою кандидатуру на повторные выборы, Габриэль находилась неподалеку от демилитаризованной зоны. Приятель Нху, журналист, рассказал ей о человеке, который служил в северовьетнамской армии под началом Диня, оставил службу из-за ранений и теперь проживал в родной деревне в нескольких милях к югу от семнадцатой параллели. Габриэль в сопровождении одного из новых друзей-вьетнамцев немедленно отправилась в путь по истерзанным войной землям.

Она вернулась в Сайгон 6 июня, в тот самый день, когда Роберт Кеннеди был застрелен в лос-анджелесском отеле «Амбассадор».

За время путешествия, начавшегося в марте, Габриэль похудела на восемь фунтов, и в ее улыбке угадывалась усталость. Она была одета в черную бумажную куртку и свободные черные шаровары. Несмотря на бесформенность, шаровары ладно облегали ее бедра, и даже в одежде крестьянки и грубых резиновых сандалиях Габриэль по-прежнему выглядела соблазнительно-сексуальной.

– Ни о чем не спрашивай, дорогая, – попросила она Серену, повалившись в плетеное кресло с мягкой обивкой. – Я не скажу ни слова, пока ты не плеснешь мне перно. И побольше.

И только когда в ее пальцах оказался ледяной бокал с напитком, Габриэль заговорила вновь:

– Я добралась до деревни у южной границы демилитаризованной зоны и познакомилась с человеком, который служил в подразделении Диня. Он рассказал мне, будто ни для кого не является тайной, что довольно долгое время полковника Дуонг Квинь Диня почти повсюду сопровождает светловолосый европеец.

– И что же?.. – напряженным голосом спросила Серена.

Габриэль покачала головой:

– А то, что больше он ничего не смог мне сообщить. Его перевели в другой отряд, и уже очень давно он не встречался с Динем и ничего о нем не слышал. – Габриэль сделала паузу и устало провела исцарапанной рукой по своим густым огненным волосам. – Меня радует лишь, что теперь я точно знаю: после отъезда Диня из Сайгона Гэвин оставался с ним. Но огорчает то, что мне так и не удалось выяснить, где они находятся сейчас, могу ли я связаться с ними и почему Гэвин не смог дать весточку о себе.

После долгого молчания Серена нерешительно спросила:

– Не сказал ли тот человек, поехал Гэвин по собственной воле или его увезли насильно?

– Нет. – Глаза Габриэль внезапно заблестели. – Но должно быть, его заставили. – По ее щекам скатились две крупные слезинки. – Иначе чем объяснить его долгое молчание и отсутствие?

Письмо Эббры, в котором она сообщала о том, что Льюис погиб в минувшем октябре, ввергло их в еще большее уныние. Хотя после вашингтонской демонстрации они больше не виделись с Эбброй, Серена и Габриэль чувствовали, что связывающие их узы крепки, как прежде.

– Вот беда, – сказала Габриэль. – Несчастная крошка! Хотела бы я знать, что она теперь будет делать.

То, что сделала Эббра, ошеломило обеих до такой степени, что на несколько секунд они утратили дар речи.

– Как ты сказала? – с трудом промолвила Габриэль. Она только что начала кормить утренней кашей своего сына. Крошка Гэвин уже два месяца находился в Сайгоне, прибыв на самолете из Парижа под опекой стюардесс французской авиакомпании. С его появлением Габриэль воспряла духом и вновь обрела непоколебимую уверенность в том, что со временем она сможет точно выяснить, где держат Гэвина.

Серена опустила глаза на письмо, которое держала в руках, и заулыбалась.

– Эббра вышла за брата Льюиса, – повторила она.

– Это невозможно! – Габриэль немедленно забыла о том, что малыш перепачкался. – Благовоспитанная скромница Эббра? Вышла за брата бывшего мужа? За профессионального футболиста? Не верю! Этого не может быть.

Улыбка Серены стала еще шире.

– Этого не может быть, Габриэль, и тем не менее это случилось. В тихом омуте черти водятся, как любил говаривать мой папочка. Что мы подарим ей на свадьбу?

С тех пор как Серена впервые оказалась в приюте «Кей-тонг», ей ни разу не приходило в голову покинуть Сайгон и вернуться в Лондон. Майк Дэниелс, хотя и без особого энтузиазма, помог ей получить постоянный вид на жительство, и теперь она официально числилась «работником службы благотворительной помощи». Жила Серена исключительно на собственные средства, не получая ни гроша за долгий изнурительный труд. Под руководством Дэниелса она научилась делать уколы и внутривенные вливания. Когда Серена не была занята с детьми, она помогала на кухне, ежедневно заготавливая в невероятных количествах свежий йогурт, уничтожая громадных пауков, тараканов и муравьев.

Через несколько дней после получения письма Эббры она сидела в конторе, разбирая бумаги Майка, когда в кабинет вбежала Люси.

– Пришла вьетнамская девушка – она спрашивает, не можем ли мы помочь ее ребенку. Малютка Хуонг измучен дизентерийной лихорадкой, и я должна как можно быстрее доставить его в детскую клинику. Ты не могла бы принять мамашу вместо меня? Кажется, это необычный случай. По-моему, она не собирается отказываться от ребенка. Можно я пришлю ее к тебе?

Люси умчалась, и Серена, отложив ручку, отодвинула в сторону документ, над которым работала. Секунду-другую спустя в кабинет робко вошла молодая вьетнамка с полуторагодовалым ребенком на руках. В глазах Серены вспыхнул интерес. В жилах ребенка, маленькой девочки, явно текла американская кровь. У нее были глянцевито-черные прямые волосы и синие глаза, а кожа отличалась бледностью, характерной для кельтской расы.

Люси не ошиблась и в отношении матери. Чаще всего сюда обращались проститутки, желавшие избавиться от ненужной обузы. Их встречали не очень любезно. Доктор Дэниелс настаивал, чтобы подчиненные советовали каждой матери не бросать ребенка и сообщали, что, если она передумает и оставит младенца у себя, ей будет оказана любая необходимая помощь.

Женщина, стоявшая напротив Серены, явно не относилась к жрицам любви. На вид ей было чуть больше двадцати лет, она была одета в традиционное шелковое ао дай. Блестящие волосы ниспадали до пояса, а лицо, хотя и несколько напряженное, оказалось на редкость привлекательным.

– Прошу прощения, – чуть сбивчиво, но с безупречным английским произношением заговорила Чинь. – Мне сказали, что если я хочу оставить свою дочь на ваше попечение, то должна сначала побеседовать с вами.

Серена качнула головой.

– К сожалению, наши правила не позволяют принимать детей, чьи матери сами способны позаботиться о них... – начала она.

Чинь зарделась.

– Я не собираюсь навсегда оставлять у вас свою дочь. Мне сказали, что иногда вы соглашаетесь ухаживать в течение дня за детьми работающих женщин. Видите ли, у меня нет матери, а сестра не в силах мне помогать, поскольку тоже работает. Секретарем, – торопливо добавила она, испугавшись, что ее слова восприняты неправильно и сотрудница приюта могла решить, что Май занимается проституцией. – Я работаю регистратором в отеле, и мне нужно, чтобы кто-нибудь присматривал за Кайли в течение дня.

– Кайли? – В ушах Серены вдруг возникла звенящая тишина. Она не слышала ни уличного шума, ни детских криков из комнат за стеной. Она смотрела на ребенка, и девочка взирала на нее в ответ доверчивым любопытным взглядом синих глаз, а ее волосы так знакомо спускались на лоб...

– Кайли – это имя моей дочери.

Серена сидела не шевелясь. Она уже видела эти глаза. И эти ниспадающие на лоб волосы. Чем дольше она смотрела на девочку, тем крепче становилась ее уверенность. В жилах ребенка текла не только американская и вьетнамская кровь, но и ирландская.

– Кайли... Какое необычное имя, – заговорила Серена, отрывая взгляд от девочки и не без труда переводя его на женщину. – Это ее полное имя?

– Нет, – ответила Чинь, испытывая легкое замешательство при виде хладнокровной элегантности Серены и ее роскошных золотистых волос. – Ее полное имя – Нгуен Андерсон Кайли.

Серена протяжно вздохнула. Неужели она, столь хорошо зная Кайла, не могла предвидеть, что это рано или поздно должно случиться?

– А ваше имя? – спросила она, гадая, знал ли Кайл о ребенке, когда отправлялся в последний полет, и пытаясь понять, какое чувство преобладает в ее душе – горечь или злость, уязвленная гордость или разочарование.

– Чинь, – ответила та, удивленная тем, что англичанка вдруг огорчилась и, похоже, растерялась.

Серена перевела дух, стараясь успокоиться. Ближайшие несколько минут не принесут радости ни ей, ни вьетнамке.

– Нам нужно поговорить, Чинь, – сказала она, чувствуя, как куда-то отступают охватившие ее поначалу бурные эмоции, на смену которым приходит смирение. – Нам нужно поговорить об отце Кайли.

Глава 30

Несколько месяцев после приезда в Ханой Гэвин пребывал в приподнятом настроении. Он вернется в Европу признанным знатоком Северного Вьетнама. Он получит возможность написать книгу, много книг. Он по-прежнему тосковал по Габриэль так же отчаянно, как если бы оставался в Сайгоне. Расставаясь с женой, Гэвин знал: пройдет не меньше года, прежде чем он увидит ее вновь. То, что он оказался на Севере, а не на Юге, ничего не меняло, особенно теперь, когда Гэвин был уверен: Габриэль известно, где он и с кем.

– Она все знает, – уверял его Динь. – Тебе нет нужды беспокоиться, товарищ. Габриэль душой с тобой, а в ее сердце нет места тревоге.

Гэвин принял участие в новогоднем празднике, словно коренной вьетнамец. Улицы украсились алыми флагами, в воздухе носились звуки и запахи фейерверков. Гэвин с Динем полакомились рисовыми пирожными и смешались с уличной толпой, медленно, но верно прокладывая путь к озеру Хоанкьем и старинному храму. Проходя по мосту Хак в окружении крестьян, одетых в свои лучшие праздничные наряды, Гэвин подумал, что, если бы сейчас рядом с ним оказалась Габриэль, это были бы самые счастливые, памятные мгновения в его жизни.

* * *

Две недели спустя Гэвин и Динь отправились в прибрежный город Тхайбинь, пострадавший от массированной бомбардировки.

– Боюсь, после возвращения мы уже не сможем видеться так часто, как раньше, – с сожалением сказал Динь. – Я должен вновь приступить к активным действиям, но на сей раз в месте, о котором тебе нельзя знать.

Джип, на котором они ехали, раскачивался и подпрыгивал на ухабах.

– Ты долго пробудешь в отъезде? – с опаской спросил Гэвин. Всякий раз, когда Динь исчезал, его заменял каменнолицый офицер, к которому Гэвин испытывал неприязнь. К тому же он пробыл в Северном Вьетнаме уже почти год и собрал достаточно материала, чтобы просидеть за пишущей машинкой до конца жизни, а его тоска по Габриэль и крошке Гэвину становилась почти невыносимой.

– Не могу сказать, товарищ. Вероятно...

Его фраза осталась незаконченной. Смерть явилась с неба, и судьбу Диня разделили тысячи других людей. Только что джип спокойно катил по дороге в Хайфонг, следуя за военными грузовиками, шедшими в нескольких сотнях ярдов впереди, а в следующую секунду бомбы смели колонну с лица земли.

Гэвин чувствовал, как его засасывает в воздух. Его барабанные перепонки были готовы лопнуть, сердце рвалось из груди, и единственной мыслью было – Господи, только не сейчас! Не сейчас, когда встреча с Габи так близка!

Он налетел на ствол дерева и потерял сознание. Когда Гэвин вновь пришел в себя, по его лицу сочилась кровь, в воздухе висел едкий запах гари.

– Динь! – вскричал Гэвин, приподнимаясь на колени и ощущая тот самый животный ужас, что обуял его, когда они с Динем попали под бомбы на Тропе Хо Ши Мина. – Динь!

На этот раз ответом ему было молчание. Тело Диня лежало в горящем джипе, его голова была неестественно повернута.

– О Господи, нет! – всхлипнул Гэвин, поднимаясь на ноги. – Динь! Динь!

Он бросился бежать к пляшущим языкам пламени. Первыми там оказались офицеры из машины, ехавшей перед джипом. Диня извлекли из автомобиля и уложили на обочине дороги.

Гэвин, спотыкаясь, бросился к нему, наполовину ослепленный болью и кровью.

– Он мертв, – бросил один из офицеров и, повернувшись, впервые пристально посмотрел на Гэвина.

Гэвин не заметил внезапной перемены выражения в глазах офицера. Он смотрел на Диня, и слезы смешивались на его лице с кровью. Динь был замечательным другом, единственным его другом в Северном Вьетнаме.

К офицеру, который сообщил ему о смерти Диня, подошли другие. Они обступили Гэвина, держа на изготовку автоматы.

– Я австралиец, не американец, – сказал Гэвин, чувствуя, как к нему возвращаются былые опасения. – Я гость Северного Вьетнама, журналист.

– Шагом марш! – распорядился один из офицеров, жестом велев Гэвину двигаться к неповрежденной машине.

Гэвину показалось, что на его сердце смыкаются ледяные пальцы. Он решил, что его повезут обратно в Ханой. В Ханое его доставят к военному руководству Диня, которое дало разрешение на его пребывание на Севере. Что будет дальше? Приставят ли к нему каменнолицего офицера или сообщат, что его путешествие закончено, и вернут на Юг по Тропе Хо Ши Мина? Гэвин не знал и не мог знать. Ему оставалось лишь покорно забраться в кузов грузовика и надеяться на лучшее.

Но его не повезли в Ханой. Колонна продолжала движение на север по направлению к армейскому лагерю.

– Я должен вернуться в Ханой, – терпеливо повторял Гэвин во время первого допроса. – Ханойские власти знают, кто я такой. Они дали мне разрешение на пребывание в Северном Вьетнаме.

– Где ваши документы? – потребовал офицер, ведущий допрос. – Где ваше разрешение?

– Я родственник полковника Дуонг Квинь Диня, офицера армии Северного Вьетнама, который погиб под бомбами, – настаивал Гэвин, пытаясь обуздать нараставший страх. – Я прибыл в Северный Вьетнам с заданием засвидетельствовать страдания вьетнамского народа и поведать о них миру.

Следователь недоверчиво посмотрел на него и позвонил в Ханой. Быстрого ответа ждать не приходилось, и Гэвина посадили в камеру.

«Не паникуй, – вновь и вновь внушал он себе, по мере того как подошел к концу первый час заключения, а за ним и второй. – Ханойские власти знают меня. Они прикажут вернуть меня в столицу. В Ханое мои неприятности закончатся».

Дверь камеры распахнулась.

– Выходите! – скомандовал офицер.

Гэвин вышел. Ни улыбок, ни извинений не последовало.

– Ханойские власти распорядились арестовать вас, – отрывисто произнес следователь. – Вас отвезут еще дальше на север и поместят с другими врагами нашей страны.

Оправдались самые дурные предчувствия, которыми Гэвин терзался с того мгновения, когда они попали под бомбы на Тропе Хо Ши Мина и ему показалось, что Динь погиб.

– Нет! – с нажимом произнес он. – Вы совершаете ошибку! Я нахожусь в Демократической Республике Вьетнам по приглашению! Я друг вашей страны!

– Вы австралиец, – безучастным голосом отозвался офицер. – У вас нет документов, нет разрешения.

– Я журналист! – заспорил Гэвин. – Я здесь для того, чтобы помогать Северному Вьетнаму!

Его протесты не привели ни к какому результату. Гэвина посадили в грузовик и повезли на север.

Его доставили в крохотный лагерь. Надежды встретить здесь американских летчиков вскоре исчезли. Все остальные заключенные были вьетнамцами. В камере Гэвина были только спальная циновка и ведро для нечистот. Гэвин старался держать себя в руках. Произошло недоразумение, и оно скоро разъяснится. Узнав о том, кто он, столичные власти немедленно отдадут приказ отпустить его на свободу.

Но такой приказ так и не поступил. Часы складывались в дни, дни – в недели. Двенадцать часов в сутки Гэвин проводил под открытым небом, работая вместе с другими заключенными на окрестных полях. В отличие от них он не испытывал на себе жестокого обращения, и это укрепляло его уверенность в том, что пленителям отлично известно, кто он такой и какое положение занимал в Ханое. Допросы прекратились. Создавалось впечатление, будто вьетнамцы знают о нем все, что хотели бы знать.

Лишенный возможности вести счет дням на бумаге, Гэвин принялся отмечать каждый прошедший день короткими штрихами на стенах камеры. Время от времени ему удавалось подслушать обрывки бесед охранников, но их разговоры почти всегда ограничивались рассуждениями о том, когда они получат очередной отпуск, и лишь изредка касались событий в мире.

Однажды Гэвин услышал, как охранники беседуют о крупной пацифистской демонстрации, прошедшей в Америке, а на следующий день откуда-то издалека до него донеслись звуки радио, передававшего антивоенную песню Джоан Баэз.

В промежутках ничего особенного не происходило. Лишь мучительная жара либо ледяной холод – в зависимости от времени года – и ежедневный изнурительный труд на полях.

В начале 1969 года Гэвин заболел малярией и потом почти год мучился приступами бредового забытья. Он не мог с уверенностью сказать, отметил ли очередной день царапиной на стене, а когда сознание прояснялось, терзался, не в силах припомнить, сколько лет крошке Гэвину.

Он уже не верил, что Габриэль все еще считает его живым. Да и с какой стати? Порой поздними ночами он гадал, поет ли она по-прежнему в «Черной кошке», и пытался вызвать в памяти ее образ, представить ее голос.

К концу года он получил первые крупицы официальных известий. Хо Ши Мин умер, и в Париже начались мирные переговоры.

Стена его камеры на всю длину и высоту была покрыта зарубками. Год следовал за годом. Охранники уже забыли о своей холодной вежливости и стали друзьями Гэвина – друзьями, которые держали его в неволе.

Когда Гэвину сообщили, что американские войска покинули Вьетнам, он не поверил. Разве это возможно? Разве могла война подойти к концу? В лагере до сих пор держали заключенных вьетнамцев. И он сам оставался в плену. Все здесь было по-прежнему, и Гэвин не мог представить, будто что-то может измениться.

Когда к нему пришел комендант лагеря и сказал, что его переводят в тюрьму ближе к Ханою, Гэвин испугался. Он не хотел расставаться со своими пожитками – с циновкой, с миской, из которой ел, с соломенной шляпой, которую ему выдали для защиты от солнца во время работы на полях.

Когда Гэвина заталкивали в кузов грузовика, который должен был разлучить его со всем, что стало родным и привычным, по его лицу текли слезы. Габи. Он должен думать о Габи. Он вспоминал о ней всякий раз, когда жизнь становилась невыносимой.

– Габи... – прерывающимся голосом произнес он, закрывая глаза исхудавшей рукой. – Ох, Габи... Габи!

Глава 31

С приближением Рождества Габриэль вновь начало овладевать уныние. Ей больше не удавалось завести полезных знакомств, узнать что-нибудь новое о Гэвине, и она почти лишилась надежд получить какие-либо сведения в будущем.

Прошло два с половиной года с тех пор, когда она в последний раз видела мужа. Порой она просыпалась глубокой ночью, охваченная ужасом оттого, что не может вспомнить его лицо, когда он смеялся, не может точно вспомнить его голос. Ее тело мучительно тосковало по ласке и любви. Лишь присутствие Серены помогло ей выдержать последний год, но больше у нее не было сил терпеть. Она отчаянно нуждалась в мужском обществе, мечтала о возможности немножко пококетничать, почувствовать себя женщиной, соблазнительной и желанной.

– Два с половиной года, – горестно шептала она в ночной темноте. – Ты простишь меня, любовь моя? Таким ли уж серьезным покажется тебе мое предательство?

Ответа не было. Габриэль знала, что, поменяйся они местами, Гэвин никогда бы ей не изменил. Ни за что. Это не в его характере. Почему же она готова сделать это? Не то чтобы отказаться от него и влюбиться в другого мужчину – такого она не сделает, это немыслимо. Ну а короткая интрижка? Так ли уж постыдна физическая измена? Габриэль ворочалась в постели, временами проваливаясь в беспокойный сон, но ответа на эти вопросы все не находила.

Накануне Рождества американскую и европейскую общины Сайгона охватило тревожное беспокойство. Еще свежо было в памяти Новогоднее наступление Вьетконга, и хотя представлялось маловероятным, что партизаны располагают достаточными силами для очередного вторжения в город, эту возможность нельзя было полностью исключать.

– Пожалуй, крошке Гэвину было бы лучше провести Рождество и Новый год дома, во Франции, – осторожно -предложила Серена. – На тот случай, если Вьетконг опять перейдет в наступление.

– Я подумаю об этом, дорогая, – уклончиво ответила Габриэль.

Мысль о расставании с Сайгоном ужасала ее. Здесь она могла сопротивляться соблазну завести любовника. Здесь не было Рэдфорда.

Серена бросила на нее озадаченный взгляд. Габриэль была невероятно заботливой матерью, и Серене казалось, что одного упоминания о возможном нападении на город будет достаточно, чтобы вынудить ее как можно скорее доставить ребенка в ближайшую контору авиакомпании и отправить домой до окончания новогодних праздников.

Габриэль очень хотела остаться в Сайгоне, но два события, случившихся в один из следующих дней, заставили ее передумать.

21 декабря в уличном кафе, набитом американскими солдатами, взорвалась ручная граната. Габриэль гуляла с сыном по парку, слева от католического храма. Несмотря на то, что они находились в тридцати шагах от кафе, их осыпало осколками стекла, один из которых рассек лоб Гэвина, испугав его и оставив глубокий уродливый шрам.

Когда они вернулись в «Континенталь», Габриэль получила письмо от матери. Она сообщала о том, что у отца случился сердечный приступ. Состояние Этьена не внушало серьезных опасений, и тем не менее мать просила Габриэль вернуться вместе с крошкой Гэвином домой. Хотя бы ненадолго.

– Сумеешь ли ты достать билеты, когда Рождество на носу? – спросила Серена, озабоченно хмуря брови.

– Не знаю, дорогая, – ответила Габриэль, пожимая плечами с беззаботностью истинной француженки. – Остается лишь попытать счастья.

В течение нескольких часов казалось, что надеждам Габриэль не суждено оправдаться, но потом ей перезвонили из авиакомпании и сообщили о наличии двух снятых с брони мест на рейс, отправляющийся в восемь часов утра накануне Рождества.

– А как же ты? – спросила Габриэль. – Я не знаю, когда вернусь. Может, меня не будет довольно долго. Как ты будешь жить одна в Сайгоне? Ты останешься здесь?

Серена подумала о Рождестве в Бедингхэме. Об огне, который разведут в, камине Желтой гостиной; о высокой, празднично убранной елке в холле; о прогулках по скрипящему снегу в сопровождении дряхлых отцовских спаниелей, о сладких пирожках с миндалем и изюмом, о неизменной индюшке и рождественских песнопениях в маленькой церкви, почти не уступавшей возрастом самому поместью. Потом она вспомнила о детях в приюте. О тех, кто потерял родителей под американскими бомбами, об уродцах, которых бросили, чтобы избавить семью от обузы, о разноцветных детях проституток, отказавшихся от собственного потомства.

– Да, – ответила она, оттесняя мысли о Бедингхэме в дальний уголок своего сознания. – Я остаюсь. Может, перееду к Люси. У нее квартира на Фанвандат. – Впрочем, Серена знала, что не станет этого делать.

– На твоем месте я бы не торопилась возвращаться в Сайгон, – печально промолвила Нху, когда Габриэль пришла к ней попрощаться. – Сомневаюсь, что кто-нибудь сможет сообщить тебе о том, где находится Гэвин. Нам остается только ждать.

Так и не найдя мужа, с печалью в душе Габриэль покинула город. Как только «боинг» взмыл в небо, она посмотрела вниз на красно-розовые крыши, гадая, долго ли ей придется ждать, прежде чем она повторит это путешествие, но уже вместе с Гэвином.

Дома ее встречали не только родители, но и Мишель.

– Потрясающе! Как ты узнал, что я возвращаюсь? – радостно спросила Габриэль, крепко обнимая его.

– Твоя мать позвонила мне, – застенчиво отозвался Мишель.

Он совсем не изменился – был все так же худ, долговяз и неуклюж. Его тонкие запястья на добрый дюйм торчали из-под манжет рубашки, а очки в черепаховой оправе по-прежнему придавали ему вид скорее школьного учителя, чем музыканта. Он сгибался под тяжестью подарков. Для Вань он привез изготовленные вручную бельгийские шоколадные конфеты, Этьену – коробку сигар, огромный флакон духов «Шанель № 5» для Габриэль и целую охапку игрушек для крошки Гэвина.

– Я опасался, что он меня забудет, – сказал Мишель, усаживаясь на корточки и раскидывая руки, чтобы поймать мальчика, который, издав радостный крик, заспешил ему навстречу.

– Он пошел в свою мамочку, – ответила Габриэль, весело улыбаясь. – Никогда не забывает друзей.

Ей было очень приятно вновь оказаться в обществе Мишеля, который никогда ничего от нее не требовал. Габриэль уже начинала подумывать о новых песнях. Чтобы скоротать время перелета из Сайгона, она занялась сочинением стихов. Работа принесла ей радость.

– Надеюсь, ты не слишком занят аранжировками чужих композиций и найдешь время написать музыку для меня? – спросила она, отлично зная, что у Мишеля всегда найдется время для ее песен.

Мишель выпрямился, держа Гэвина на руках.

– Габриэль, – торжественно заговорил он, – ты даже не представляешь, с каким нетерпением я ждал твоего возвращения в Европу, чтобы продолжить работу с тобой. Группа Рэдфорда уже записала шесть аранжированных мной песен. Та из них, что вошла в тридцатку лучших, теперь исполняется тремя известными певцами и в настоящее время занимает двенадцатое место в американском хит-параде. Тебя ждут кучи денег и бухгалтер, который едва не сходит с ума оттого, что ты не отвечаешь на его письма.

У Габриэль хватило такта изобразить смущение. Последние несколько месяцев бухгалтер с монотонной регулярностью присылал ей одно извещение за другим, но там, в Сайгоне, его письма казались Габриэль нежеланным вторжением в ее личные дела, напоминанием о той жизни, которую она на время покинула.

– Я съезжу к нему, – пообещала Габриэль, поднимая с пола игрушечного слона, которого Гэвин выпустил из рук, чтобы крепче ухватить деревянный поезд.

Когда мать, освободив за столом место для Мишеля, принялась носить из крохотной кухни миски с остро приправленной едой, Габриэль спросила с нарочитым равнодушием:

– Как дела у группы? Насколько я знаю, Рэдфорд очень быстро нашел певицу мне на замену. Как она – хороша?

Мишель чуть заметно покраснел.

– Да... Хотя и не так хороша, как ты, – торопливо добавил он.

Габриэль склонила голову набок, заинтригованная смущением Мишеля.

– Ее зовут Рози Девлин, она ирландка. Очень миниатюрная и живая, как ты. И такая же энергичная.

– И?.. – подбодрила его Габриэль, подумав, не тем ли объясняется замешательство Мишеля, что у Рози роман с Рэдфордом и он не знает, как эту новость воспримет Габриэль.

– И я в нее влюблен, – стыдливо закончил Мишель. Габриэль ощутила громадное облегчение.

– А Рози тебя любит? – тут же спросила она. Мишель покраснел еще гуще.

– Да, – с блаженной улыбкой ответил он. – В это невозможно поверить, ведь Рози такая умная и соблазнительная, но она в меня влюблена.

Габриэль рассмеялась:

– Как насчет свадебных колоколов?

– Я еще не спрашивал Рози, но хотел бы. Я надеялся, что, может, ты поговоришь с ней первая... выведаешь, будет ли принято мое предложение...

Габриэль в шутливом отчаянии покачала головой:

– Это невозможно, Мишель! Я с ней не знакома!

– Познакомишься, – сказал Мишель, и от его следующих абсолютно невинных слов улыбка Габриэль увяла и все былые страхи вернулись к ней в полной мере: – Ты познакомишься с ней завтра в кафе, где репетирует группа. Рэдфорд и его ребята устраивают вечеринку в честь твоего возвращения.

– Нам нужно поговорить, – сказал Рэдфорд.

Отказаться означало бы поставить себя в глупое положение. Им действительно было о чем поговорить, и Габриэль понимала это. Необходимо было обсудить не только ее творческое будущее, но и множество прочих вещей, о которых Габриэль боялась даже думать.

Впоследствии Габриэль вспоминала, что в тот самый момент, когда они покинули кафе, она приняла решение, над которым так долго и мучительно размышляла. Корабли сожжены. Не в силах больше сопротивляться неистовому зову плоти, она хотела только одного – почувствовать на себе могучее обнаженное тело Рэдфорда и отдаться взрыву страстей, которые она так долго сдерживала, – кусать, целовать, ласкать.

У кафе стоял кричаще-роскошный спортивный «астон-мартин». Рэдфорд распахнул перед Габриэль дверцу и, обежав вокруг машины, занял место за рулем.

– Хвала Всевышнему, ты наконец образумилась, – хриплым голосом произнес он, заводя могучий двигатель.

Габриэль знала, что он говорит не о музыке и не о ее возвращении в Париж. Между ними всегда существовало нечто вроде телепатической связи. Ей не было нужды давать понять Рэдфорду – словом ли, жестом ли, – что она готова уступить. Рэдфорд и так знал.

Рэдфорд с визгом шин свернул за угол, не говоря более ни слова и даже не глядя на Габриэль. «Астон-мартин» промчался по улице Шарентон и площади Бастилии, едва не сбив мотоциклиста и чудом избежав столкновения с грузовиком.

Габриэль еще не бывала у Рэдфорда, не имела ни малейшего понятия, где он живет. Машина остановилась у типичного для Парижа мрачного на вид многоквартирного дома. Консьерж безразлично следил за тем, как они, по-прежнему не прикасаясь друг к другу, торопливо поднялись по узкой крутой лестнице.

В квартире Габриэль бросились в глаза белоснежные стены, скудость обстановки, звукозаписывающая аппаратура и буквально сотни магнитофонных лент, штабелями уложенные вдоль стены во всю ее длину.

До кровати они так и не добрались. Едва очутившись в комнате, Рэдфорд сорвал с себя футболку. К тому времени, когда за ними захлопнулась дверь, он уже снял обувь и носки и расстегнул молнию на джинсах.

Габриэль сняла трусики и сбросила туфли, забыв о приличиях и собственном достоинстве.

– MonDieu! – простонала она, когда Рэдфорд прижал ее к себе и опустил на поА, задирая юбку. – Быстрее! Прошу тебя, monamour, поторопись!

Это было похоже на случку диких зверей. Они слишком долго ждали возможности удовлетворить свою страсть. В их схватке не было ни нежности, ни даже иллюзии любви. Габриэль забросила ноги ему на плечи, впиваясь ногтями в его тело, и почти мгновенно последовавший оргазм принес ей такое облегчение, что она едва не лишилась чувств. Лишь потом, когда Рэдфорд отнес ее на кровать, у них нашлось несколько минут, чтобы как следует насладиться, лаская и изучая друг друга.

Габриэль всегда привлекала едва ли не греховная красота Рэдфорда. Обнаженный, он был прекрасен. Его блестящая кожа напоминала цветом красное дерево, широкую мускулистую грудь покрывала легкая поросль жестких курчавых волос. Габриэль растянулась рядом с ним, проводя пальцами по его бедрам, плоскому животу, обходя стороной огромную обмякшую плоть, и с безжалостной прямотой сказала:

– Я не люблю тебя, дорогой. Ты так возбуждаешь меня, я так тебя хочу, что, наверное, я немножко в тебя влюблена. Но не люблю. Ты улавливаешь разницу?

Рэдфорд отлично понял ее. Его глаза сузились, лицо внезапно лишилось всякого выражения. Он долго молчал, а заговорив, произнес жестокие слова:

– Твой муж не мог остаться в живых. Он наверняка погиб. Возможно, он мертв уже несколько месяцев.

Габриэль поморщилась, и Рэдфорда на мгновение обуяло злорадное удовлетворение.

– Нет, – слегка дрожащим голосом отозвалась она. – Гэвин жив. Я знаю, он жив.

Тело Рэдфорда до сих пор помнило прикосновения ее пальцев. Его член дрогнул и опять начал твердеть. Рэдфорд не хотел говорить с Габриэль о ее муже. Он хотел лишь вновь и вновь заниматься с ней любовью, пока она не забудет о Гэвине и о других мужчинах, которые у нее были и которых она хотела, до тех пор, пока она не забудет обо всем, кроме него, Рэдфорда.

Их тела вновь переплелись, но в этот раз он не позволил ей торопить его. Он забавлялся, дразня и распаляя ее, пуская в ход все известные ему хитрости, стремясь доставить ей такое наслаждение, чтобы она на коленях умоляла его продолжать. Стоило ей почувствовать приближение оргазма, и Рэдфорд отступал, замирая, чтобы вскоре снова начать ласкать ее.

– Мои Dieu, – прошептала Габриэль. – Я больше не выдержу. Кажется, я сейчас умру!

Когда Рэдфорд, приподнявшись на коленях, втиснулся между ее бедер, Габриэль вдруг почувствовала себя поверженной и совершенно беззащитной. Его горячий шершавый язык томительно-медленно скользил между ее ягодиц, по ее лону, вторгаясь в ее тело и отстраняясь за секунду до того, как Габриэль начинало казаться, что она вот-вот не выдержит, легонько прикасаясь кончиком к ее клитору, а его губы щекотали, ласкали, посасывали нежные складки вокруг.

– Ну же! Ну! – судорожно всхлипывала Габриэль. Она слишком долго была лишена мужской любви. Она не могла задерживать оргазм, как это делал Рэдфорд.

Уловив отчаянную мольбу в ее голосе, Рэдфорд поднял голову, победно улыбаясь, и тут же вновь вонзил язык в ее тело. За мгновение до того, как Габриэль достигла пика, он ввел увлажненный палец ей в анус, и ее охватил самый острый оргазм в жизни, заставляя выгнуть спину и издать протяжный вопль, полный экстаза и самозабвения.

Рэдфорд подавил почти нестерпимое желание спросить, способен ли Гэвин заниматься любовью с таким умением и мастерством. Вряд ли. Рэдфорд самонадеянно полагал: во всем, что касается постели, он куда более одарен и искушен, нежели какой-то там австралиец.

Их близость продолжалась всю весну и лето. Габриэль ни разу не сказала Рэдфорду, что любит его, а он был слишком горд, чтобы признаваться в своих чувствах. Ночью в постели они полностью удовлетворяли друг друга, а днем между ними, как и прежде, непрерывно вспыхивали жаркие ссоры. Габриэль отказалась вернуться в группу, заявив, что хочет петь в клубах. Ее решение привело Рэдфорда в ярость, но никакими словами и действиями он не смог заставить ее отказаться от этого намерения.

Габриэль начала выступать в «Шез Дюпре», клубе в Латинском квартале. Хозяйкой клуба была Инее Дюпре, певица, главной страстью которой были жареные цыплята и джаз, и Габриэль очень скоро завоевала шумную популярность. Она не записывала пластинки и не ездила в турне, как Рэдфорд и его группа, но занималась тем, что получалось у нее лучше всего. Она исполняла те песни, которые ей нравились, и именно так, как ей нравилось. Многие из них она сочинила сама.

В начале осени Нху передала ей письмо с сообщением о гибели Диня.

С глубокой печалью я пишу тебе о том, что твой дядя был убит в ссоре из-за земельного участка на севере страны. По-видимому, несчастье случилось уже давно, но я не знаю точно, когда именно. О нашем друге, который был с ним, до сих пор ничего не известно...

Ничего не известно. Ей и прежде ничего не удавалось выяснить, и вот теперь Динь мертв. Габриэль пыталась понять, что означают слова «ссора из-за земельного участка на севере». Динь не был крестьянином, он был военным. Может, Нху намекает на то, что он погиб в бою? А если так, значит, и Гэвин участвовал в сражении? Где же он теперь? Дрогнувшей рукой она отложила письмо. Где бы ни оказался Гэвин, без покровительства Диня его возьмут в плен. Точно так же как взяли Льюиса. И Кайла. Отныне ждать новостей можно было только после окончания войны.

– Крепись, любимый, – жарко шептала Габриэль сквозь слезы. – Крепись и останься в живых. Ради меня.

В новогоднюю неделю коммунистические войска обрушили мощные ракетные и артиллерийские удары на многие базы, деревни и города Южного Вьетнама, и Габриэль, испытывая огромное облегчение оттого, что не осталась с ребенком в Сайгоне, с нетерпением дожидалась вестей от Серены.

Письмо пришло несколько дней спустя. Серена рассказывала, что нападение на Сайгон испугало ее куда меньше, чем в прошлом году, и делилась радостью по поводу того, что за последние два месяца шесть воспитанников приюта были усыновлены семьями из Бельгии и Люксембурга. Серена надеялась, что в этой акции примут участие и другие европейские страны.

В июне поступили первые обнадеживающие новости. На встрече с президентом Тхиеу на острове Мидуэй Никсон объявил о выводе из Вьетнама 25 000 американских военных.

Казалось, возникла реальная возможность завершить войну. Габриэль написала Нху, спрашивая, имеет ли смысл ей возвращаться в Сайгон, но, к своему разочарованию, получила отрицательный ответ.

Затем, в сентябре, «Радио Ханоя» возвестило о смерти Хо Ши Мина.

– Не пойму, отчего смерть Хо считается таким уж Крупным событием, – заявил Рэдфорд, которого неизменно раздражало любое, даже косвенное, упоминание о Вьетнаме или Гэвине.

– Это событие мирового масштаба, – задумчиво отозвалась Габриэль. – Смерть Хо Ши Мина может изменить позицию Севера.

– Если это произойдет, Никсон не преминет поставить нас в известность, – язвительно произнес Рэдфорд.

Его сарказм не произвел на Габриэль никакого впечатления. Они находились в квартире Рэдфорда и только что закончили заниматься любовью. Она спустила ноги с кровати и начала одеваться. Рэдфорд приподнялся на локте и изумленно осведомился:

– Куда ты, крошка? Тебе выступать только через три часа.

Габриэль надела туфли и взяла соломенную сумку. На ее лице отразилась твердая решимость.

– Я не намерена ждать, пока Никсон будет выяснять, изменит ли смерть Хо Ши Мина позицию Северного Вьетнама на переговорах. Я поеду туда и выясню все сама.

– Что?! – взвыл Рэдфорд. Сладкая истома сексуальной удовлетворенности исчезла без следа, и он рывком уселся на кровати. – Куда ты поедешь?

– На мирные переговоры, – невозмутимо ответила Габриэль. – Я собираюсь встретиться с Суаном Тхюи, руководителем северовьетнамской делегации, и спросить его, где держат Гэвина.

Глава 32

Война по-прежнему играла важную роль в жизни Эббры и Скотта. Эббра регулярно переписывалась с Габриэль и Сереной, а в ноябре, два месяца спустя после смерти Хо Ши Мина, когда в Вашингтоне собралась очередная массовая антивоенная демонстрация, они со Скоттом приняли в ней участие вместе с четвертью миллиона других людей.

– Как насчет твоей последней затеи? – спросил Скотт, когда они летели обратно в Лос-Анджелес. – Будем предпринимать дальнейшие шаги?

Эббра крепче сжала его руку. В своем письме Серена рассказала ей о шести питомцах приюта, усыновленных семьями из Европы. Пришлось преодолеть невероятные бюрократическиетрудности,– писала она крупным отчетливым почерком, – но, когда я прощалась с детьми, зная, что отныне им обеспечена забота и любовь, я испытала самое глубокое удовлетворение.

Ее рассказ произвел на Эббру огромное впечатление. Они со Скоттом были женаты уже более года, но, невзирая на общее желание как можно быстрее завести ребенка, их брак оставался бесплодным.

– Я не вижу медицинских причин, которые не позволяли бы вам забеременеть, – сказал гинеколог, к которому Эббра обратилась за консультацией. – Вам следует запастись терпением, миссис Эллис. – В таких делах природа порой предпочитает не спешить.

Эббра по-прежнему надеялась со временем родить, но письмо Серены открыло перед ней иные возможности. Что мешает им со Скоттом усыновить вьетнамского малыша, родители которого погибли либо отказались от своего ребенка? Если впоследствии у них появится собственное дитя, приемыш станет их ребенку старшим братом или сестрой.

Обратившись к Скотту с этим щекотливым предложением, Эббра не испытывала тех опасений, которые возникли бы у нее, окажись на месте Скотта Льюис. За время недолгого первого замужества Эббре порой приходило на ум, что ее представления о Льюисе оказались глубоко ошибочными. Она до сих пор помнила изумление и ужас, которые испытала, узнав, что Льюис наслаждается ощущением опасности в жестоком' бою. Ей казалось, что они находятся на разных берегах глубокого ущелья, пропасти, через которую переброшен единственный мостик ее весьма идеалистической любви к Льюису.

Эббра отлично знала: ее родители отнесутся к идее усыновить вьетнамского ребенка резко отрицательно, но ее переполняла решимость устроить свою семейную жизнь так, как того хочется ей и Скотту.

В проходе между кресел салона первого класса ловко двигалась стюардесса, собирая пустые стаканчики и подавая закуски. Эббра подняла голову с плеча Скотта и негромко спросила:

– А ты действительно хочешь этого, милый?

Скотт кивнул, улыбаясь Эббре, и в его взгляде читалась такая любовь, что у нее сжалось сердце.

– Ты сама знаешь, что хочу, – сказал он, и хрипотца в его голосе подсказала Эббре, что он вспоминает о прошедшей ночи любви.

Эббра улыбнулась, чувствуя себя совершенно счастливой, и, по-прежнему не выпуская руки Скотта, вновь положила голову ему на плечо.

– Я напишу Серене, как только мы вернемся домой, – сказала она, пытаясь сообразить, сколько времени потребуется на оформление документов. Еще она гадала, сколько лет будет ребенку, окажется ли это мальчик или девочка, хотя ни возраст, ни пол малыша совершенно не имели значения.

Как только они вышли в зал прибытия лос-анджелесского аэропорта, их немедленно окружили репортеры. Засверкали вспышки, и журналист, крутившийся поблизости в надежде разжиться какой-нибудь сенсацией, крикнул:

– Эй, Скотт! Насколько мне известно, ты только что побывал на антивоенной демонстрации в Вашингтоне! Как думаешь, что бы сказал по этому поводу твой брат? Ведь кажется, прежде чем пропасть без вести во Вьетнаме, он заслужил целую кучу медалей?

Представители прессы нередко забрасывали Скотта подобными бесцеремонными, грубыми вопросами, и хотя его переполняло желание расквасить репортеру нос, Скотт вежливо ответил:

– Я взял за правило никогда не говорить о своем брате в аэровокзалах, считая это оскорблением его памяти. Что скажете об игре «Бронко» на прошлой неделе? Новый главный тренер вытащил команду из захолустья, подняв до невиданных прежде высот. Этим ребятам палец в рот не клади.

Они уже выходили на улицу, но журналист продолжал следовать за ними, едва не наступая на пятки. Внезапно где-то вдали послышался крик:

– Говорю тебе, Брижит Бардо находится на борту самолета, только что прибывшего из Нью-Йорка! Она путешествует под именем миссис Эвелин Уотсон!

Надоедливый газетчик тут же круто развернулся и едва не упал, торопясь вернуться в здание.

– Хвала Всевышнему! – со вздохом облегчения сказала Эббра, вместе со Скоттом приближаясь к автостоянке. – Еще минута, и разговор зашел бы о том, хорошо ли тебе спится с вдовой собственного брата.

Скотт усмехнулся:

– В один прекрасный день я скажу им, что это замечательно, и пусть толкуют мои слова как хотят.

Им не пришлось ехать долго, чтобы добраться до дома. Первое, что они сделали после свадьбы, было приобретение пляжного домика, который прежде снимала Эббра, однако у них был также дом в Вествуде, менее чем в двадцати милях от аэропорта.

Это был роскошный дом в фешенебельном районе, и Эббра обставила и украсила его с любовью и теплотой. Полы из полированной березы были устланы восточными коврами мягких серовато-розовых и приглушенно-зеленых расцветок. Повсюду были цветы, удобные диваны и кресла. На стенах висели картины, которые Скотт и Эббра приобрели в подарок друг другу за последние два года – пейзаж побережья Ла-Иоллы, первый рождественский подарок Эббры Скотту; акварель, которую Скотт купил ей в Риме; написанный маслом холст с изображением дождливого вечера на набережной Сены, а также угольный набросок католического собора.

Повсюду – на полках и стеклянных крышках кофейных столиков – теснились книги: английская и американская поэзия и классика для Эббры, биографии знаменитых разведчиков и шпионские романы для Скотта. Под длинной, обитой мебельным ситцем скамьей у окна стояли сотни грампластинок. Оскар Питерсон и Сара Воген мирно уживались здесь с «Роллинг Стоунз», «Битлз» и музыкой Шопена и Моцарта.

Еще здесь была отделанная белым и голубым комната для гостей, которую частенько занимала Пэтти Майн, и еще одно помещение, которое давно пустовало.

В тот вечер Эббра открыла дверь и задумчиво осмотрела комнату. Она была отделана на манер детской. Белые стены украшали нарисованные от руки персонажи сказок и детских стихов. Старинную французскую плетеную кроватку Скотт и Эббра привезли из Парижа, когда ездили навестить Габриэль. На сиденье викторианского резного кресла из красного дерева, обивку которого Эббра сменила собственными руками, лежали плюшевые тигры, медведи и слоны. Уже очень скоро Эббра будет сидеть в этом кресле, рассказывая на ночь сказку приемному сыну или дочери. Приятное возбуждение согрело душу Эббры. Если ребенок окажется совсем маленьким, придется купить люльку. Если это будет девочка, комнату следует дополнительно украсить. Если мальчик, лучше посоветоваться со Скоттом, какие игрушки потребуются вдобавок к медведям, тиграм и слонам.

Только в феврале следующего года у Серены появилась возможность написать им и подтвердить, что оформление уже началось и теперь требуется только получить выездную визу для Фам, пятимесячной девочки, которую им разрешили удочерить.

Ее привезли из деревни, находящейся в двадцати милях к северу от города. Родители малышки погибли во время случившейся здесь перестрелки между американцами и вьетконговцами. Она поступила в приют с сильным истощением и до сих пор не вполне поправилась. Чем раньше она покинет Сайгон, тем лучше. У нас свирепствует эпидемия кори, и несколько детей уже умерли.

Наступил и закончился март, а виза маленькой Фам все еще не была готова. В письмах Серены начинало сквозить нетерпение.

Поверьте, я делаю все, что в моих силах. Документы Фам находятся у вьетнамских властей, и каждый день в ответ на мои вопросы меня уверяют, что оформление будет завершено «завтра». Мне постоянно приходят на ум слова Киплинга:

На белом надгробье начертаны строки:

Лежит здесь глупец, что спешил на Востоке, – и если я скоропостижно скончаюсь, это будет самая подходящая эпитафия для меня!

Две недели спустя пришло очередное письмо, полное гнева и разочарования:

Милая Эббра!

Не знаю, как сообщить тебе эту весть, но малышки Фам больше нет. Три дня назад она заразилась корью и не смогла сопротивляться болезни. Если бы власти приложили хоть малейшие усилия для оформления документов, девочка осталась бы в живых и благополучно прибыла в Лос-Анджелес. Мы получили выездную визу через два часа после похорон.

Эббра на несколько дней погрузилась в оцепенение. Ей не довелось держать Фам на руках, не пришлось даже увидеть ее, однако за долгие недели она привыкла считать эту крошку своей дочерью. Но теперь девочка мертва, и маленькая комната, которую Эббра украсила с такой любовью, никогда уже не будет принадлежать ей.

– Но это еще не означает провала наших планов усыновить ребенка, – осторожно заметил Скотт. – Если во Вьетнаме, храни его Господь, и есть что-то в изобилии, так это сироты.

– Я знаю, – чуть слышно отозвалась Эббра. – Но я не могу не оплакивать ребенка, которого уже считала нашим. Если не я, то кто же?

Скотт печально улыбнулся ей.

– Я, – сказал он и, ласково заключив Эббру в объятия, крепко прижал к себе.

В конце письма Серена с горечью рассказывала: Фам оказалась не единственной жертвой людского равнодушия. Помните, я писала вам о Сане? Это маленький мальчик, который поступил к нам с дизентерией и еще несколько дней мучился от лихорадки. Он едва не умер оттого, что попал в переполненный госпиталь и за ним никто не ухаживал. Вскоре он заболел полиомиелитом. Сейчас Саню девять лет, и хотя его ноги закованы в стальные подпорки, это самый милый и жизнерадостный ребенок, какого только можно представить. В прошлую среду он потерял сознание – по-видимому, от внезапного токсикоза.

К несчастью, ни меня, ни Майка, ни Люси поблизости не оказалось. В тот день в Холоне взорвалась мощная бомба, убившая десятки людей и ранившая еще больше, и нас попросили отправиться им на помощь. В наше отсутствие девушка-австралийка, которую оставили за старшую, отвела Саня в тот самый госпиталь, откуда он попал к нам. Узнав, что с ним произошло, я в ту же минуту бросилась туда. Мальчик опять остался в одиночестве без присмотра. Его нашли в коридоре, набитом гниющей пищей и медицинскими отходами. Температура поднялась до сорока с половиной градусов, он был в бреду. Майк примчался в госпиталь на такси, мы немедленно забрали Саня в «Кейтонг», и трое суток я ухаживала за ним день и ночь. Хвала Всевышнему, сегодня утром температура начала снижаться. Я ничуть не сомневаюсь, что, если бы мы не забрали его из госпиталя, сейчас он был бы мертв, как и Фам...

В мае около ста тысяч демонстрантов собрались в Вашингтоне, чтобы выступить против бомбардировок лагерей коммунистов на территории Камбоджи. В это время Эббра и Скотт гостили у Габриэль в Париже.

Вашингтонская демонстрация отличалась невиданным прежде накалом страстей. Четыре дня назад во время антивоенного марша в Кентском университете штата Огайо произошло событие, потрясшее Америку, – бойцы Национальной гвардии открыли огонь по студентам. Было убито четыре человека, в том числе две девушки. Еще одиннадцать получили ранения. Подавленные кадрами телерепортажа из университета, Скотт и Эббра в необычайно мрачном состоянии духа встретились с Габриэль в ночном клубе, где она выступала.

– Это ужасно, mesamis, – сказала Габриэль, когда они сидели за маленьким столиком. – В начале года я надеялась, что еще до окончания войны переговоры приведут к миру. Но теперь... – Она в отчаянии пожала плечами. – Теперь я в этом не уверена. Порой мне кажется, что война никогда не кончится. Мой малютка станет настоящим мужчиной, прежде чем Гэвин увидит его вновь.

При упоминании о Гэвине ее голос чуть дрогнул. Эббру пронзила такая мучительная боль, что она едва могла дышать. Ей оставалось лишь догадываться, какие страдания выпали на долю Габриэль. То же самое чувствовала бы и она, если бы ей не сообщили о гибели Льюиса и она до сих пор жила в страхе, ожидая новостей.

– Что произошло на мирных переговорах? – негромко спросил Скотт после нескольких минут молчания.

– Какие там переговоры! – гневно воскликнула Габриэль, поднимая глаза к потолку. – Я не в силах поверить, monami! Известно ли вам, что им потребовалось несколько месяцев, чтобы достичь соглашения о том, кто где будет сидеть? Ни сайгонский делегат, ни представители Национального фронта освобождения Южного Вьетнама не желали сидеть друг против друга! Разговор по сути еще и не начинался! Обе стороны ежедневно час за часом поливают друг друга оскорблениями!

– Тебе удалось встретиться с Суаном Тхюи? – спросила Эббра, позабыв о неаполитанском мороженом, которое подали после рыбы.

Из-под длинных ресниц Габриэль сверкнули зеленые, похожие на кошачьи глаза.

– Еще нет. Но я не теряю надежды. В случае необходимости вьетнамцы умеют ждать до бесконечности. А я наполовину вьетнамка. Я тверда и упряма не меньше дипломатов. И рано или поздно я получу ответы на свои вопросы! – Она оттолкнула от себя мороженое, даже не прикоснувшись к нему. – Вот почему американцы не понимают вьетнамцев, – с искренней убеждённостью добавила Габриэль. – Они не понимают, что мы ощущаем время по-другому. Именно потому они проиграют войну. Американцы не смогут вытерпеть войну, которая длится десять, пятнадцать, двадцать лет. А вьетнамцы смогут. Они уже смогли, если вспомнить о том, что первым делом нам пришлось сражаться с французами. Последние восемь месяцев я каждое утро хожу в посольство Северного Вьетнама, – продолжала она, пока официанты убирали со стола нетронутое мороженое, а Скотт заказывал мартини. – И каждое утро повторяется одно и то же: я нажимаю кнопку звонка, дверь открывает француженка лет сорока пяти в черной юбке и белой блузке. Я спрашиваю, нельзя ли поговорить с Суаном Тхюи. Мне отказывают. Тогда я спрашиваю, нельзя ли позвать кого-нибудь, кто мог бы поведать мне о судьбе моего мужа. Мне говорят, что в посольстве никто не в силах ответить на мой вопрос, и захлопывают дверь перед моим носом.

– Думаешь, когда-нибудь это изменится? – спросила Эббра, когда трое музыкантов, исполнявших танцевальную мелодию, закончили свой номер.

В глазах Габриэль зажегся упрямый огонек.

– Еще бы! – решительно отозвалась она. – Вчера я столкнулась на улице с одним из вьетнамских дипломатов, и ему не удалось ускользнуть от меня. В первый раз мне представилась возможность втолковать кому-нибудь из начальства, кто я такая и кем был мой дядя. Он повторил уже знакомое «мне очень жаль, мадам, но мы не имеем сведений о вашем муже», однако я заметила, что его отношение ко мне изменилось. – Пианист заиграл вступление к первой песне Габриэль, она поднялась из-за стола и, широко улыбаясь, с непоколебимым оптимизмом произнесла: – Я не сомневаюсь: уже очень скоро мне удастся что-нибудь выяснить!

Сань был не единственным ребенком, прибывшим в тот день из Вьетнама. Женщина по имени Люси Робертс привезла в Штаты семь детей, из них шесть грудничков. Эббра не могла представить, как Люси удавалось кормить и обихаживать их на протяжении долгого полета. Но младенцы не интересовали Эббру. Ее внимание было всецело приковано к маленькому мальчику с сияющими глазами, который с трудом поспевал за Люси, переставляя ноги в металлических подпорках.

– Это Сань, – устало улыбаясь, сказала Люси, встретившись с Эллисами в центре зала ожидания. – Сама не знаю, как обошлась бы без его помощи.

– Здравствуй, Сань, – произнес Скотт, обнимая мальчика. – Мы рады приветствовать тебя в Америке.

Сердце Эббры билось неистово, и ей показалось, что даже Люси и Сань слышат его удары.

– Здравствуй, Сань, – сказала она, приблизившись к мальчику и протягивая ему руку. – Добро пожаловать в твой новый дом.

Рука мальчика скользнула ей в ладонь, он поднял на нее глаза, улыбнулся и с сильным акцентом произнес:

– Я очень рад, что приехал сюда, mamanЭббра.

Стоило Эббре услышать голос Саня, и ее страхи тут же исчезли.

– Кто сказал тебе, как меня зовут? – спросила она, чувствуя, как ее переполняет любовь, чувствуя, что отныне все будет хорошо и что теперь они – единая семья.

– Ко Серена, – ответил Сань, по-прежнему доверчиво держа Эббру за руку.

Эббра улыбнулась, благодарная Серене за ее предусмотрительность. Родным языком Саня был вьетнамский, а вторым – французский, но не английский, поэтому вполне естественно, что он поначалу будет называть ее maman. А «mamanЭббра» окажется идеальным обращением в течение первых дней, пока они будут привыкать друг к другу, когда любые иные слова могли бы звучать с налетом искусственности. Она знала, что вскоре «Эббра» отпадет, а со временем и mamanсамо собой уступит место обычному «мама».

В апреле президент Никсон объявил, что к концу года из Вьетнама будет выведено 100 тысяч американских военнослужащих. Эббра с облегчением смотрела выпуск новостей, гадая, услышал ли Скотт это сообщение по автомобильному приемнику. Они с Санем отправились на баскетбольный матч, а потом должны были поехать в кафе-гриль «Мюссо и Фрэнк» на Голливудском бульваре. Это было единственное известное Скотту заведение, в котором отлично готовили жареную печень с луком, и они с Санем частенько обедали там после баскетбола.

Программа подошла к концу, и Эббра выключила телевизор, с нетерпением дожидаясь возвращения Скотта и Саня. Завтра мальчику исполнялось десять лет, и его ждал сюрприз – Эббра и Скотт собирались отвезти Саня в питомник, чтобы выбрать ему в подарок щенка.

Отвернувшись от экрана, Эббра заметила автомобиль, свернувший на подъездную дорожку их дома. Черная блестящая машина. Эббра замерла на месте, чувствуя, как по спине пробегает холодок, и мысленно вернулась к двум предыдущим визитам военных, которые сначала сообщили об исчезновении Льюиса во время боя, а затем о его смерти.

Ради всего святого, что могло привести их к ней на этот раз? Может, найдена могила Льюиса? Может, к ней приехали сообщить, что его останки привезут домой?

В дверь позвонили, и Эббра с тяжелым сердцем заставила себя выйти в прихожую. Как счастлива была она еще минуту назад, дожидаясь возвращения Саня и Скотта домой, представляя, какое удовольствие получит мальчик, когда ему предложат выбрать себе щенка. А теперь, если посетители привезли ей весть, которую, как казалось Эббре, они должны были привезти, празднование дня рождения Саня придется отложить. Вместо праздника их ждет день тяжелых воспоминаний.

В дверь опять позвонили, и Эббра взялась за щеколду. Может быть, ее страхи беспочвенны и визитеры явились из-за какого-нибудь безобидного бюрократического недоразумения, которое разрешится в считанные секунды?

Она широко распахнула дверь, но, едва увидев лица гостей, поняла, что их к ней привело отнюдь не какое-то недоразумение.

– Миссис Эллис? Вы позволите с вами переговорить? Эббра кивнула и, чувствуя, как пересыхает горло, повела посетителей в гостиную.

– Ваш муж дома? Боюсь, дело касается вас обоих.

Эббра покачала головой. Эти люди были незнакомы ей, но манера держаться и внешность делали их почти неотличимыми от тех, что приезжали прежде.

– Нет. Вы можете рассказать обо всем мне.

Лицо офицера, который заговорил с ней первым, было пепельно-серым, и Эббра подумала: вероятно, до того как приехать к ней, он сообщил какой-нибудь несчастной женщине, что та стала вдовой.

Внезапно ее охватило страстное желание отделаться от него и капеллана, который молча стоял рядом, до того как вернутся Скотт и Сань.

– Ко мне уже являлись с двумя подобными визитами, – заметила она сухо. – Оба раза мне говорили, что не произнесут ни слова, пока рядом не будет кто-нибудь из близких, и оба раза все же соглашались передать сведения лично мне. Именно так я предпочитаю получать тяжелые известия, офицер. Лично.

Казалось, майору вот-вот станет дурно, и капеллан, прочистив горло, умиротворяюще произнес:

– Боюсь, в нынешних обстоятельствах мы вынуждены настаивать на присутствии вашего супруга. Где он сейчас находится, миссис Эллис? Он скоро вернется?

– Он уехал на выходные, – солгала Эббра, удивляясь, насколько далеко готова зайти в своем желании спровадить гостей до возвращения Скотта и Саня.

– В таком случае нам придется приехать к вам в понедельник, – с сожалением отозвался капеллан.

– Нет! – Ее голос прозвучал столь непреклонно, что мужчины заморгали. – Я одна выслушала самые ужасные известия, какие только может представить себе женщина. Ничто из того, что вы собираетесь сказать мне сегодня, не может сравниться с тем, что я выслушивала прежде. Как бы там ни было, я требую немедленно сообщить мне, в чем дело!

Эббра говорила, обращаясь к майору, а не к священнику. Офицер посмотрел ей в глаза и наконец медленно произнес:

– Хорошо, миссис Эллис. В любом случае разговор будет нелегким. Будьте добры, садитесь.

Эббре не хотелось садиться, но она не видела смысла спорить из-за мелочей, затягивая тем самым препирательства.

Она села, гадая, где и при каких обстоятельствах нашли останки Льюиса. От этой мысли ее замутило. Что ж, по крайней мере его наконец предадут земле.

– Миссис Эллис, – заговорил офицер. Заняв кресло напротив, он крепко стиснул руки между колен, подался к Эббре и с глубокой печалью посмотрел ей в глаза. – Миссис Эллис, слушайте меня очень внимательно. Месяц назад в ходе мирных переговоров, которые идут сейчас в Париже, северовьетнамцы согласились передать нам трех военнопленных. Лишь несколько дней назад стали известны имена людей, которых они собираются отпустить. – Он сделал паузу, в течение которой Эббра терпеливо молчала, все еще уверенная, что речь пойдет и об останках солдат, которые выдадут вместе с пленными. – Миссис Эллис, в списке людей, которые будут выпущены на свободу, первым значится ваш муж.

Эббра молча смотрела на него, ожидая продолжения и разъяснения.

Офицер молчал, и наконец она произнесла, беспомощно разводя руками:

– Простите, я не понимаю. Мой муж... – Она поправилась: – ...мой первый муж погиб. Он мертв уже четыре с половиной года. Имеется свидетель его гибели. Вы нашли его останки? Вы хотите сказать, что северовьетнамцы передают их вместе с двумя военнопленными?

Майор покачал головой:

– Нет, миссис Эллис. Я хочу сказать, что ваш муж, капитан Льюис Эллис, жив. Получив список, мы немедленно отправили запрос северовьетнамским властям. Никаких сомнений быть не может. Вашего мужа три года держали в лесном лагере на полуострове Камау и восемнадцать месяцев назад отправили на Север. В течение ближайшей недели его освободят вместе с двумя другими пленными.

– Льюис жив? – ошеломленно прошептала Эббра. На долю секунды она почувствовала такую радость, что ее сердце, казалось, готово было выскочить из груди. И в тот же миг она увидела в окне подъехавшую машину Скотта. Если Льюис жив, ее второе замужество незаконно. Не имеет силы. Скотт на самом деле не муж ей. И никогда им не был.

Автомобиль остановился, Скотт распахнул водительскую дверцу и ступил на гаревую дорожку. Его непокорные пшенично-золотые вихры блестели в вечернем солнце. Он подбежал к пассажирской дверце, открыл ее и помог Саню выбраться из машины. Они оба смеялись. Сквозь открытое окно Эббра слышала их смех, понимая, что никогда его не забудет.

– Сегодня, папа? Мы поедем за щенком сегодня? – нетерпеливо расспрашивал Сань.

Мальчик пробыл с ними четыре месяца, и Эббра уже не представляла своей жизни без него. Если ее брак со Скоттом не, имеет силы, как обстоят дела с усыновлением? Неужели и оно тоже незаконно? Как она будет жить без Саня? Как ей жить без Скотта?

– О Господи, – прошептала она, когда входная дверь распахнулась и Скотт с Санем со смехом и шумом вошли в дом. – Святой Боже! Что теперь с нами будет? Что же нам делать?

Глава 33

Серена встала. Продолжать разговор с Чинь сидя за столом было немыслимо. Беседа перестала быть официальной, превратилась в личную, и ее нельзя было вести так, словно Серена была начальницей, а Чинь – просительницей. В этот миг они были равны – две женщины, влюбленные в одного мужчину.

Прежде чем заговорить, Серена выглянула в окно.

В маленьком дворике на расстеленных полотенцах лежали младенцы, шевеля ножками и радостно лопоча. Серена смотрела на них невидящим взором, гадая, любит ли Кайла эта изящная вьетнамка. Наверняка когда-то она была в него влюблена. Вряд ли она проститутка или девушка из бара. Что ей наговорил Кайл? Пообещал развестись с супругой и жениться на ней? Знает ли она, где сейчас Кайл? Думает ли она, что Кайл погиб, или считает, что он ее бросил? Известно ли ей, что Кайл находится в Хоало? И если да, то кто ей об этом рассказал?

Серена медленно отвернулась от окна.

– Мне очень трудно говорить, – сказала она и, к своему ужасу, почувствовала, что в ее голосе звучит раздражение. Она сделала паузу, заставляя себя говорить спокойно и рассудительно. Когда она вновь открыла рот, ее голос лишь чуть-чуть дрожал. – Я знакома с Кайлом Андерсоном, отцом вашей малышки.

Она упорно не смотрела на девочку. У нее будет достаточно времени, чтобы как следует разглядеть дочь Кайла. Но сейчас ей было трудно справиться с чувствами, которые ей внушал младенец.

Поведение Чинь и выражение ее лица сразу изменились.

– Правда? – Она решительно шагнула к Серене, и в ее глазах вспыхнул огонь любви и отчаянное нетерпение. – Вы его друг? Родственница? Вам что-нибудь известно о нем?

К горлу Серены подступил ком. Итак, она получила ответ на один из своих вопросов. Девушка любит Кайла. Сама она ненавидела его в эту минуту. Ненавидела за безответственность. Ей и в голову не приходило рассчитывать, что Кайл сохранит супружескую верность во Вьетнаме. Это было не в его характере. Чем ему не угодили готовые на все девки из баров на улице Тюдо? Зачем он соблазнил эту милую девушку из высшего общества, зачем погубил ее жизнь?

– Я его жена, – просто ответила Серена, не найдя других слов, чтобы ответить на этот вопрос.

Вьетнамка молча смотрела на нее. На секунду Серена подумала, что переоценила английский язык Чинь, показавшийся ей безупречным.

– Вы поняли меня? – мягко спросила она, гадая, отчего она чувствует такую симпатию к девушке, которая должна внушать ей злобу и ревность. – Я жена Кайла. Поэтому я и приехала в Сайгон – в надежде получить сведения о нем, чувствовать себя рядом с ним.

– Нет, – прошептала Чинь, неверным шагом отступая назад и вытягивая свободную руку так, словно нащупывала опору. – Нет, я вам не верю. Вы ошибаетесь. Вы говорите о другом американце. О другом Кайле Андерсоне.

На полу у стола лежала сумка Серены. Она взяла ее, открыла, достала темно-зеленый бумажник фирмы «Гуччи» и молча вынула фотографию. Этот снимок был сделан считанные часы спустя после их венчания в Гретна-Грин. Кайл смеялся, его темные волосы спускались до самых бровей. В одной руке он держал банку пива. На нем были обтягивающие джинсы и рубашка с распахнутым воротом. За его спиной виднелись болота, вдали поблескивали воды залива. Серена не помнила, где они находились, когда был сделан снимок. Она помнила лишь, как они хохотали, с безумным восторгом предвкушая, как поразит шутка их родителей. Теперь эти события казались почти нереальными. Они происходили в другой жизни, в ином мире.

Серена протянула фотографию Чинь. Девушка даже не прикоснулась к карточке. Она лишь смотрела на снимок; от ее лица отхлынула кровь.

– Нет, – вновь прошептала она, и ее руки крепче стиснули ребенка, которого она держала. – Нет, я не верю! Не могу поверить!

– Это истинная правда, – жестко произнесла Серена. Она вынула из сумочки сигареты и протянула пачку вьетнамке. – Не хотите закурить?

Чинь покачала головой. По ее щекам покатились слезы.

– Он не говорил, что женат. Я ничего не знала. Понятия не имела. Извините, мадам... я просто не знаю, что сказать. – Голос девушки окончательно прервался, и она умолкла. Слезы уже капали на ао дай и обеспокоенного ребенка в ее руках.

– Сядьте, – будничным тоном произнесла Серена, придвигая женщине кресло.

Чинь не шевельнулась. Казалось, она не в силах двигаться, и Серена, мягко взяв ее за руку, усадила в кресло.

– Вам не надо извиняться, – сказала она, изумляясь выдержке, которую проявляла. – Я верю: вы не знали о том, что Кайл женат. Известно ли вам, где он сейчас? Знаете ли вы, что он в плену в тюрьме Хоало?

Чинь рывком вскинула голову, и отчаянное страдание в ее глазах уступило место облегчению.

– Он жив? Вы точно знаете, что жив? Его друг написал мне, что Кайл остался в живых после крушения вертолета, но с тех пор о нем ничего не известно.

– Его друг?

Слезы по-прежнему текли по лицу Чинь.

– Мистер Чак Уилсон, – дрожащим голосом ответила она. – Так зовут друга Кайла. Они всегда появлялись в Сайгоне вместе.

Ноздри Серены раздулись. Итак, Уилсон знал о Чинь; вероятно, знал и о Кайли, но решил оставить эти сведения при себе. Как расценить его ложь? Впрочем, подумать об этом можно и потом. Сейчас не время задаваться этим вопросом.

Кайли заворочалась в объятиях Чинь, во всеуслышание выражая неудовольствие тем, что ее так долго и крепко сжимают в руках. Чинь посадила девочку на пол, не сводя глаз с Серены и нетерпеливо дожидаясь продолжения.

– Известно, что после того, как Кайла сбили, его отправили в Ханой, – заговорила Серена, чувствуя такое возбуждение, что вот-вот была готова разразиться слезами. – В октябре того года, когда его сбили, северовьетнамцы опубликовали список заключенных Хоало. Кайл оказался в их числе. Связаться с ним не было возможности, но в таком же положении находится подавляющее большинство военнопленных. Только немногим из них позволено писать родным. Кайл не получил такого разрешения, но это еще не значит, что он умер.

– Мой Бог! – чуть слышно выдохнула Чинь.

Она начала всхлипывать, и Серена, столь же измученная, медленно вернулась к столу и села, ощущая слабость в коленях.

Девочка сидела на полу и не отрываясь с любопытством смотрела на Серену. Серена, в свою очередь, разглядывала ее. Все рожденные азиатками от американцев дети, которых встречала Серена, казались ей очаровательными, и дочь Кайла не была исключением. Она отличалась редкой красотой.

Серене захотелось взять девочку и посадить ее себе на колени. Она подавила желание, не зная, как к этому отнеслась бы Чинь.

Слезы облегчения начали утихать, и когда Чинь опять обрела дар речи, то робко произнесла:

– Вы очень добры ко мне, мадам... учитывая обстоятельства. – Она запнулась, вспомнив, что Кайл жив, что он находится в Хоало и что он женат. Он обманул ее. Он не собирался жениться на ней, даже не думал об этом. Сердце Чинь разрывалось от мучительной боли, и она не знала, сможет ли ее вытерпеть. – Мне пора, – произнесла она. – Вы ведь не захотите, чтобы моя дочь находилась здесь, в «Кейтонг».

Она встала, наклонилась к Кайли и взяла ее на руки.

Серена задумчиво рассматривала мать и девочку. Она понимала, какими трудностями мог обернуться прием Кайли в «Кейтонг». Но она не могла не вспомнить о других городских приютах, грязных и переполненных. Она не могла позволить дочери Кайла мучиться в одном из таких заведений.

Серена сказала, тщательно подбирая слова:

– Я была бы очень рада, если бы Кайли воспитывалась в «Кейтонг». Здесь о ней позаботятся лучше, чем в любом другом месте, и, кроме нас, никто не узнает о тех своеобразных отношениях, которые нас связывают.

Чинь встревожено посмотрела на нее, потом нерешительно произнесла:

– Извините за любопытство, мадам, но... нет ли у вас с... – Она судорожно сглотнула и с немалым трудом продолжала: – Нет ли у вас с Кайлом собственных детей?

Серена покачала головой:

– Нет. Мы обвенчались за год до отъезда Кайла во Вьетнам, но в течение этого времени провели вместе лишь несколько дней.

Чинь была до такой степени ошеломлена откровенностью Серены, что на мгновение растерялась, не зная, как вести себя дальше. Но потом в ее взгляде отразились облегчение и торжество, которые она не сумела скрыть.

Серена поняла, зачем Чинь спросила, есть ли у нее собственные дети. Она понимала, что тревожит вьетнамку.

– Несколько детей из «Кейтонг» были усыновлены американскими и британскими семьями, – продолжала Чинь.

Искренность Серены побудила ее к ответной откровенности. – У вас нет своих детей, мадам. Что, если я оставлю здесь Кайли, поскольку она дочь вашего мужа, а вы решите забрать ее себе?

– Нет, – негромко откликнулась Серена. – Я не заберу у вас Кайли. Она не нужна мне. Я лишь хотела сделать так, чтобы ребенок моего мужа получил должный уход и заботу.

Она понимала, что продолжать бесполезно. Чинь либо поверит ей, либо нет. Она надеялась, что Чинь поверит – ради своего собственного ребенка.

Из распахнутого окна послышались крики детей, шумно требовавших пищи. Чинь молча стояла, держа девочку и стараясь прийти к какому-либо решению.

Раздался отрывистый стук в дверь, и на пороге появилась новозеландка:

– Прошу прощения за то, что прерываю вас, Серена, но дети готовы к кормлению. Поскольку Люси еще не вернулась из госпиталя, не могли бы вы мне помочь?

– Сейчас приду, – отозвалась Серена, поднимаясь. Как только дверь закрылась и женщины вновь остались наедине, Чинь печально произнесла:

– Кажется, у меня нет выбора. Я оставлю Кайли в «Кейтонг», чтобы за ней ухаживали в течение дня, пока я работаю. Но я буду забирать ее каждый вечер.

Серена с облегчением кивнула. Приют не располагал дневной группой, случай был довольно необычный, но она не сомневалась, что сумеет уговорить Майка Дэниелса.

– Вы никому не скажете? – с тревогой спросила Чинь. – Никто не узнает, что это ребенок вашего мужа?

– Нет, – заверила ее Серена.

О Господи! Только этого ей не хватало. Она могла лишь догадываться, как отреагировали бы Дэниелс и Люси. Она вышла из-за стола, пересекла тесную комнату и открыла дверь перед Чинь и Кайли.

Чинь задержалась в дверях.

– Спасибо, – просто сказала она. Казалось, лишь неуловимое мгновение отделяет их от проявления дружеских чувств, но тут Чинь сухо произнесла: – Хао ба, мадам. – До свидания. Момент был упущен.

Серена стояла в дверном проеме, глядя вслед вьетнамке, которая легкой походкой удалялась по коридору. Небесно-голубое шелковое ао дай мягко колыхалось над ее ногами. Кайли сидела на руках матери, глядя назад через ее плечо. Она встретилась глазами с Сереной, и вдруг ее личико под копной темных волос озарилось широкой лукавой улыбкой.

В этот миг она так напоминала Кайла, что в ушах Серены молотками забилась кровь. Она уговорила Чинь поручить девочку заботам «Кейтонг», потому что любое иное решение представлялось немыслимым. Однако Серена до сих пор не представляла, как ей свыкнуться с мыслью о том, что у Кайла в Сайгоне осталась незаконнорожденная дочь, как ей привыкнуть к ежедневным встречам с Чинь, когда та будет приносить и забирать девочку.

– Когда тебя выпустят из Хоало, тебе очень многое придется объяснить, Кайл Андерсон! – мрачно произнесла она, как только голубое ао дай скрылось за углом, а затем, охваченная смятением, равного которому не испытывала в жизни, торопливо вышла во двор помогать кормить младенцев.

Уже очень скоро Кайли стала любимицей в «Кейтонг». Она оказалась единственным ребенком, который не осиротел и не был брошен родителями. Кое-кому из работников приюта этот случай казался несколько необычным, но никто не заподозрил правды о родителях девочки.

Заботясь о собственном душевном равновесии, Серена старалась не привязываться к Кайли. Это было непросто. Девочка по натуре своей была общительным ребенком, и мягкая, но упорная уклончивость Серены удивляла и ранила ее. Серена не могла позволить, чтобы между ней и Кайли установились дружеские отношения. Это грозило всевозможными осложнениями и в будущем могло причинить ей невыносимые страдания. Она продолжала относиться к девочке довольно холодно, и постепенно Кайли стала держаться от нее подальше. Но Серена то и дело ловила на себе ее взгляд, полный непонимания и боли.

Приводя дочь в приют и забирая ее домой, Чинь всякий раз избегала встречаться с Сереной с тем же упорством, с которым та избегала общаться с Кайли. Чинь не знала, как вести себя в такой ситуации. Кайл обманул ее, но она по-прежнему его любила и жила лишь надеждой, что, невзирая на отчуждение, которым ознаменовалась их последняя встреча, он все еще любит ее. Быть может, он не сказал ей о браке, поскольку уже не считает Серену своей женой? Серена сама призналась, что они с Кайлом были вместе несколько дней. Эта мысль воодушевляла Чинь, но не могла унять ее беспокойства по поводу присутствия Серены в Сайгоне. Чинь полагала, что женщина способна на такое, только если любит по-настоящему. А если Серена так любит, то, возможно, сумеет уговорить Кайла уехать с ней по окончании войны, когда его выпустят из Хоало.

В 1970 году, примерно в то время, когда Серена оформляла для Скотта и Эббры разрешение на усыновление Саня, она сообщила Майку о своем намерении взять на воспитание не одного, а сразу нескольких детей.

– Чушь! – отрезал Дэниелс, не поднимая глаз от документов на своем столе. – Я не для того подбираю детей на улицах и в кошмарных провинциальных приютах, чтобы они носились по коридорам «Континенталя» среди пьяных журналистов.

– Им не придется носиться по «Континенталю» среди пьяных журналистов, – ледяным тоном возразила Серена. – Они будут бегать по просторным лужайкам богатого английского поместья.

Майк отложил ручку и посмотрел на нее.

– Какого черта? – суровым тоном осведомился он. – О чем вы говорите?

Серена ощутила огромное удовлетворение оттого, что ей наконец удалось возбудить его любопытство. Она подтянула видавшее виды плетеное кресло к столу Дэниелса и уселась в него. Всю ночь она ухаживала за больным ребенком, ее длинные бледно-золотистые волосы были схвачены на затылке резинкой, на лице не осталось следов косметики, а хрустально-серыё глаза потемнели от усталости. Но даже и теперь она оставалась самой красивой женщиной, какую Майк встречал в жизни.

– Теперь, когда Хо Шо Мин умер и начались мирные переговоры, война скоро закончится, – рассудительно произнесла Серена. – А когда это произойдет, я вернусь в Англию, в Бедингхэм.

– Бедингхэм? – переспросил Дэниеле, озадаченно сдвигая кустистые брови.

Дэниелс чуть отодвинул кресло от стола и откинулся на спинку. Солнце светило ему в спину, и Серена не могла рассмотреть выражение его глаз.

– Подробнее, пожалуйста, – коротко произнес он, чувствуя, как разгорается его интерес. За все время работы в «Кейтонг» Серена не получила ни цента, однако продолжала жить в «Континентале», судя по всему, не испытывая финансовых затруднений. Вероятно, ее недвижимость не ограничивается скромным особняком в лондонских предместьях.

Серена вытянула длинные ноги и скрестила их в лодыжках. Еще ни разу она не чувствовала себя столь непринужденно, оказавшись лицом к лицу с Дэниелсом. Майк впервые согласился уделить ей немного времени и снизошел до личной беседы.

– Бедингхэм, – заговорила Серена, и при этих звуках ее голос потеплел, – это родовое поместье моей семьи. Оно расположено в Кембриджшире и некогда было аббатством. Генрих VIII отнял его у церкви и передал одному из моих пращуров, Мэттью Блиту, в награду за его заслуги.

Она рассказала Дэниелсу о том, как Бедингхэм благополучно пережил правление Марии Тюдор, а затем и королевы Елизаветы, как при Карле II поместье достигло наивысшего расцвета, как оно расширялось, как были пристроены западное и восточное крыло, как были заложены и обустроены его знаменитые сады.

– И только в последние два столетия или около того Бедингхэм начал приходить в упадок, – завершила она. – Но поскольку неурядицы носили чисто финансовый характер, мой дед весьма удачно разрешил их, женившись на дочери американского железнодорожного короля.

Впервые на памяти Серены Дэниелс улыбался ей.

– Когда я усыновлю детей, Бедингхэм с его озером, лесами и лужайками станет тем самым местом, куда я увезу их и где будет их новый дом.

Дэниеле чуть переместился в кресле, загородив собой солнце. В его глазах светилось нескрываемое любопытство.

– Бедингхэм принадлежит вам? Вы его унаследовали?

Серена покачала головой:

– Нет. Мои родители еще живы. Но я написала отцу и брату о своих планах. Отец ответил, что, пока его кабинет и библиотека останутся в неприкосновенности, я могу устраивать в поместье все, что захочу. – Кончики ее губ приподнялись в легкой улыбке. – Кроме рок-концертов, разумеется. Лэнс, мой брат-близнец, – социалист левого толка, и на его взгляд, для Бедингхэма нет лучшего применения, нежели стать домом для вьетнамских военных сирот. Как видите, никто не возражает.

Глаза Дэниелса внезапно утратили всякое выражение.

– А как же мистер Андерсон? – нарочито ровным голосом спросил он. – До сих пор вы о нем не упоминали, но, полагаю, у вас есть муж. Что он думает по этому поводу?

– У меня не было возможности спросить его, – ответила Серена, поднимаясь. – Последние четыре года он находится в ханойской тюрьме Хоало.

Судя по лицу Дэниелса, он был потрясен. Прежде чем он сумел вновь взять себя в руки, Серена повернулась и вышла из кабинета, ощущая странное чувство удовлетворения.

Детей, отбывавших к приемным родителям в Европу и Штаты, всегда сопровождала Люси, но в начале 1971 года Серена спросила у Майка, нельзя ли ей поехать с очередной группой малышей, направлявшихся в Америку.

– Конечно, – без лишних слов согласился тот. – А зачем это вам?

Серена переложила из одной руки в другую ребенка, которого держала. Малютка поступила в приют лишь два дня назад, ее волосы кишели вшами. Серена боролась с паразитами, посыпая голову девочки порошком ДДТ и выбирая руками гниды. Она до сих пор не знала, удалось ей избавить ребенка от насекомых или нет.

– Мне нужно встретиться с друзьями. Во-первых, с Эбброй Эллис. Она с мужем пару месяцев назад усыновили Саня, и Эббра пригласила меня приехать, чтобы посмотреть, как быстро они трое стали семьей и как они счастливы.

– А во-вторых? – спросил Майк. – Вы употребили слово «друг» во множественном числе.

Серена отвела глаза.

– Еще я хочу встретиться с Чаком Уилсоном. Он был лучшим другом моего мужа и получил тяжелые ранения, пытаясь спасти Кайла. Когда я видела его в последний раз, он не мог ходить... был прикован к инвалидной коляске. Впоследствии он проходил курс интенсивной терапии в армейском госпитале Уолтера Рида. Я хотела бы еще раз его повидать. Посмотреть, как у него дела. И задать ему несколько вопросов.

Ее раздражали письма Чака, полные уверток. Он написал ей как-то и сообщил, что переезжает в Вашингтон и надолго ложится в госпиталь Рида. Он и сейчас находился там, продолжая лечение, но так и не сообщил, в каком состоянии его ноги.

В своих письмах к нему Серена также избегала упоминать о некоторых важных обстоятельствах. Она умолчала о встрече с Чинь, не расспрашивала о Кайли. И не задавала вопроса, который интересовал ее больше всего: относился Кайл к Чинь серьезно или это была мимолетная интрижка? Ей не нужен был ответ на бумаге. Она хотела задать этот вопрос лично, чтобы не позволить Чаку скрыть правду. И вот теперь, после нескольких месяцев уклончивой переписки, она собиралась с ним встретиться.

– Вы долго пробудете в отъезде?

Сегодня был четверг, Дэниеле только что вернулся из своей клиники. Стеклянная дверь его кабинета была забрана частой решеткой из толстой проволоки для защиты от гранат, которые могли бросить с улицы, и доктор прислонился к ней спиной, скрестив руки на широкой груди. Одетый в рубашку немыслимой расцветки и линялые шорты, загорелый, темноволосый и черноглазый, он напоминал скорее греческого матроса, нежели искусного, глубоко преданного своему делу врача.

– Две недели, не больше. От силы три. – Серена услышала лязг гусениц танка, доносившийся с соседней улицы. Работники приюта так привыкли к подобным звукам, что едва их замечали. – А что? – лукаво спросила она. – Вы будете по мне скучать?

Уголки губ Дэниелса приподнялись в легкой улыбке.

– И не такие чудеса случались, – заметил он, отделяясь от двери. – В ваше отсутствие мне придется поехать в Кинхон. Там сейчас сущий кошмар. В лагере шесть тысяч беженцев и никакого оборудования, если не считать загаженного мухами барака, который используется в качестве клиники. Советую вам хорошенько отдохнуть в Штатах. Когда вернетесь, у нас скорее всего прибавится обитателей, многие из них будут в ужасном состоянии.

Дети, которых сопровождала Серена, направлялись в семьи, живущие неподалеку от Нью-Йорка, и после дневной задержки она вылетела в Вашингтон. К Эббре она поедет позже. После того как встретится с Чаком.

И вновь она явилась к нему без предупреждения. Дом, который снимал Чак, был очень похож на жилище его родителей в Атлантик-Сити, только был выстроен не из досок, а из красного кирпича. Серена позвонила в дверь, и охватившее ее ощущение, что все это уже было, усилилось. Никто не ответил, но она не сомневалась: Чак дома.

В боковой стене была дверь, ведущая сквозь дом на задний двор. Серена откинула щеколду и прошла по покрытой инеем дорожке, подумав, что февраль – не самое лучшее время ходить в гости. После сайгонского зноя пронизывающий холод Вашингтона казался ей почти невыносимым. Она подняла воротник своего приобретенного в спешке шерстяного пальто, прикрыла уши и обогнула угол дома.

Чак сидел в коляске, глядя поверх лужайки, – точь-в-точь так же, как в тот день, когда Серена увидела его впервые. Только цветы были другими. Вместо ярких черноглазых рудбекии, хризантем, календул и бархатцев здесь росли подснежники, крокусы и ранние розы.

Серена стояла не шевелясь, чувствуя, как по ее спине струится холодок. Чак по-прежнему сидел в кресле с колесами. Он по-прежнему был калекой. Ничто не изменилось. Серена кашлянула, шагнула вперед, и кресло рывком развернулось ей навстречу.

– Черт побери! – рявкнул Чак. – Неужели трудно позвонить по телефону и сообщить о приезде? Почему вы вечно являетесь, словно джинн из бутылки?

Серена с улыбкой двинулась к нему. Она знала, что гнев Чака притворный и что он так же рад видеть ее, как она – его.

– Если бы я вас предупредила, вы могли бы сбежать от меня.

Его губы растянулись в ответной улыбке.

– Кому, кроме вас, могло прийти в голову, что человек в инвалидной коляске способен бежать?

Взаимная симпатия, мгновенно возникшая между ними при первой встрече, вернулась легко, без малейших усилий. Они рассмеялись, и Серена спросила:

– Какого черта вы здесь торчите? Ужасный холод! Ради всего святого, пригласите меня в дом и согрейте, иначе я превращусь в ледышку.

Внутри дом был обставлен в стиле первых американских переселенцев, и грубость интерьера смягчал лишь камин, в котором весело трещал огонь.

– Вы сами выбрали мебель? – спросила Серена, усаживаясь в глубокое кожаное кресло. – Или она досталась вам от хозяев?

Чак подкатил коляску к бару и занялся приготовлением сухого мартини.

– Сам выбрал, – коротко отозвался он.

– Значит, решили остаться в Вашингтоне навсегда? – продолжала допытываться Серена, избегая встречаться с Чаком глазами, когда тот повернулся к ней с бокалами в руках.

–Да.

Он явно не желал рассказывать о себе. Серена видела, что дом великолепно ухожен, и ей хотелось спросить у Чака, кто заботится о нем, кто ведет хозяйство, сколько еще продлится лечение и когда Чак ожидает результатов.

Вместо этого она без лишних слов заговорила о главном:

– Я познакомилась с Чинь, вьетнамской девушкой, у которой был роман с Кайлом.

Чак поставил коляску напротив кресла, в котором сидела гостья. Он чуть склонил голову набок и, пригубив мартини, спросил:

– И теперь вы хотите выяснить, знал ли я об этом, а если знал, то почему не рассказал вам?

– Я не сомневаюсь, что вам было известно о Чинь. – В голосе Серены зазвучал холодок, которого не было еще секунду назад. – Она сказала мне, вы написали ей и сообщили, что видели Кайла живым на земле после падения вертолета. Что касается вашего второго вопроса, вы правы. Да, я действительно желаю узнать, почему вы мне о ней не рассказали.

Чак отвел взгляд и смотрел в огонь. Он медленно допил мартини, отставил бокал и вновь повернулся к Серене.

– Честно говоря, я и сам не знаю толком, почему так поступил. Может, из чувства мужской солидарности с Кайлом... хотя вряд ли. Мой долг по отношению к нему выплачен более чем сполна. Может, я сделал это из-за тех чувств, которые питаю к вам. Я не хотел усугублять ваши страдания. А может, потому, что счел это несущественным. Черт возьми, эта девушка всего лишь вьетнамка. Ни о какой безумной и пламенной любви между ними не было и речи.

Пока он говорил, Серена внимательно изучала его лицо.

– Думаю, вы обманываете меня, Чак, – негромко промолвила она. – Сдается мне, это была безумная, пламенная любовь, причем взаимная.

Пальто Серены лежало на подлокотнике ее кресла. На ней было лилово-серое платье, которое соблазнительно облегало тело и выгодно подчеркивало цвет ее глаз. Волосы Серены были уложены в прическу, придававшую ей изысканную элегантность. Чак хотел ее так, что между его ног разлилась мучительная боль. Он сказал натянутым тоном:

– Ложитесь со мной в постель, и я все вам расскажу.

В глазах Серены мелькнуло оскорбленное изумление, потом что-то еще, чего она не сумела скрыть, как ни пыталась.

– Хорошо. – У нее перехватило горло, она едва могла говорить. – Ладно.

Нет, не за этим она приехала сюда. Во всяком случае, ей так казалось. Она приехала расспросить Чака о Чинь и Кайле, узнать, как продвигается лечение. Так она думала, но теперь поняла, что ошибалась. Она приехала к Чаку, потому что он напоминал ей Кайла и она не могла выбросить его из своих мыслей. Ей хотелось узнать, способен ли он заниматься любовью. Что ж, она получила ответ. Будь Чак бессилен, он не предложил бы ей лечь с ним в постель.

– Идемте. В спальню, – дрогнувшим голосом произнес Чак. – Коврики у камина меня уже не устраивают.

Серена не возражала. Ей было все равно, где заниматься любовью. Прошло пять лет с тех пор, когда она в последний раз была с мужчиной, и она так изголодалась по сексу, была так возбуждёна, что, выбравшись из кресла, едва устояла на ногах.

Чак быстро выкатил коляску из гостиной и проехал по коридору до другой комнаты первого этажа. Серена шагала следом, до такой степени охваченная вожделением, что едва не повалилась на кровать. Кровать оказалась выше обычной, чтобы Чаку было удобнее перемещаться на нее с каталки.

Трясущимися пальцами Серена расстегнула молнию на платье, сбросила его на пол и переступила через горку одежды. Чак уже лежал на хрустящих простынях, обнаженный по пояс. Серена изумилась быстроте, с которой он снял рубашку. Она думала, что ей придется помогать Чаку. Он был худощав, как Кайл, но плечи и руки, на которые ему приходилось во всем полагаться, бугрились могучими мышцами. Полуобнаженный, он ничуть не походил на калеку. Он был прекрасен.

Серена торопливо стянула чулки. Пять лет она жила как монахиня, но более не могла терпеть ни секунды. Это было романтическое, нелепое суеверие, которое, вероятно, никак не повлияло на судьбу Кайла. Серена знала: расскажи она ему об этом, Кайл поднял бы ее на смех. Она гадала, стоит ли посвящать в свою тайну Чака, но так ничего и не придумала.

Она вскарабкалась на кровать рядом с Чаком и бросилась в его объятия. На мгновение ей пришла мысль, что из-за частичного паралича Чака ей следует взять на себя инициативу и лечь на него сверху, чтобы он мог войти в ее тело. Но уже в следующую секунду Чак заставил ее забыть о своих опасениях.

– Господи, если бы ты знала, сколько лет я мечтал об этом, – хрипло выдохнул он, перекатываясь и подминая под себя Серену. – Я мечтал о тебе много лет! Задолго до того, как впервые тебя увидел!

Его губы крепко и жадно прижались ко рту Серены, кончики его пальцев заскользили по ее шее, плечам, груди. Он еще не снял джинсы, и Серена, расстегнув молнию, запустила внутрь руку. В его эрекции не угадывалось и следа паралича или слабости, и она застонала от вожделения.

– Быстрее! – нетерпеливо крикнула она, всем телом прижимаясь к Чаку. Ей не были нужны ни любовная игра, ни нежность. – Быстрее!

Чак не обманул ее ожиданий. Серена раскинула ноги, постанывая от наслаждения. Уже очень давно никто не любил ее. Слишком давно.

– Боже, как хорошо! – выдохнула она, наслаждаясь размерами и твердостью его плоти, мечтая о том, чтобы все это никогда не кончалось и длилось вечно.

Чак приподнялся на локтях, улыбаясь ей, удовлетворенный сознанием того, что в эту секунду она находится в его полной власти. Но вдруг его улыбка исчезла, глаза потемнели; Он тоже утратил власть над собой. По его лицу пробежала мучительная судорога, и он задвигался быстрее, все глубже вторгаясь в тело Серены.

Она вцепилась ему в волосы, притягивая его к себе. Язык Чака скользнул между ее губ, и в ушах Серены бешено застучала кровь. Она мгновенно достигла пика, и ее охватило такое облегчение, что, казалось, сердце вот-вот выскочит из груди. Вновь и вновь она извивалась в оргазме, неистово сливаясь с ним, и от ее слов и выкриков, полных животной страсти, Чак приходил в неистовство. Наконец и к нему пришел оргазм, невероятный в своей остроте, и, выгнув спину, он запрокинул голову и зарычал, словно дикий зверь.

Долгое время Серена неподвижно лежала под ним, покрытая испариной, полностью удовлетворенная, наслаждаясь благостным чувством пресыщения.

– Значит, ты и прежде мог заниматься сексом? – спросила она наконец. – Даже до того, как начал лечиться в госпитале Рида?

Чак кивнул и, откатившись, уютно устроился рядом с ней.

Серена приподнялась на локте. Прическа растрепалась, ее блестящие волосы шелковисто струились по плечам и груди.

– Хочешь сказать, ты мог заниматься любовью уже тогда, когда мы впервые встретились?

– Ум-гу, – утвердительно промычал он.

Серена подумала о потерянных годах, о том, что могла бы регулярно приезжать в Вашингтон из Сайгона.

– Так какого черта? – гневно осведомилась она. – Какого же черта ты не предложил?

Чак рассмеялся, привлек Серену к себе, глубоко зарылся лицом в ее волосы и обнял за талию.

– Тебе никто не говорил, что ты очень решительная и прямолинейная девушка?

– Нет. Во всяком случае, уже очень давно, – кисло отозвалась Серена, вспоминая о своей суровой жизни в Сайгоне. Проведя ладонью по груди Чака, она спросила: – Сколько женщин побывало здесь за годы, прошедшие с тех пор, как тебя ранили?

Пальцы Серены скользнули ниже и начали поглаживать его поникшую плоть.

– Не много. – Чак бросил на нее изучающий взгляд. – Среди женщин встречаются извращении, которые обожают делать это с калеками.

Серена вновь приподнялась на одной руке и посмотрела на Чака сверху вниз.

– По-твоему, я вхожу в их число?

От ее прикосновений Чак вновь начал возбуждаться. Он усмехнулся и сказал:

– Нет. Такая сумасбродка, как ты, вряд ли потеряет голову от вида какой-то там инвалидной коляски.

Серена хихикнула и, опустив голову, принялась покрывать поцелуями его грудь и живот.

– Расскажи мне о девушках, которые были у тебя, пока я оставалась в Сайгоне, – шепнула она, щекоча губами его кожу.

Чак заложил руки за голову.

– Лишь одна из всех заслуживает упоминания, – заговорил он. – Все было прекрасно, пока она не забеременела. Она успела вовремя сделать аборт. – В голосе Чака зазвучала горечь, и Серена, прекратив ласкать его, подняла голову и внимательно смотрела ему в лицо. – Я сказал ей, что покалечился в авиакатастрофе и вряд ли это передается по наследству, но она мне не поверила. А может, поверила, но решила, что спать с инвалидом, конечно, здорово, но иметь его в качестве отца своего ребенка совсем другое дело. – Чак встретился глазами с Сереной, и губы его дрогнули в улыбке. – Она осталась в прошлом, – просто сказал он. – Не останавливайся, продолжай то, что начала.

Серена подчинилась. Ее вновь начинало охватывать вожделение, и в этот раз Чак ублажил ее так же, как она его, – языком, губами, пальцами.

– По-моему, нам стоит подкрепиться мартини, – охрипшим голосом сказал он наконец. Серена не возражала.

– Сделай мне очень сухой, – попросила она, томно потягиваясь на смятых простынях.

Чак усмехнулся и спустил ноги на пол. Мышцы его рук и плеч все еще блестели от пота, и Серена окинула его оценивающим взглядом.

– Взболтать, но не смешивать, – произнес он и, поднявшись с кровати, чуть пошатываясь вышел из комнаты.

В первое мгновение Серена не сознавала, что произошло, но наконец сообразила, и ее охватило такое потрясение, что она едва смогла перевести дух.

– Чак! Чак! – Выскочив из постели, она бросилась следом. – Ты ничего мне не сказал! Когда это началось? Давно? Зачем ты ездишь в каталке, подлый мерзавец? – Они вошли в гостиную, и Серена вновь бросилась ему на грудь, смеясь и плача одновременно. – Как ты мог заставить меня видеть в тебе калеку, если ты можешь ходить?

– Я подумал, а вдруг ты одна из тех дамочек, которые заводятся при виде уродства, – с ухмылкой ответил Чак. – И вообще я люблю удивлять людей.

– И это тебе удалось, – призналась Серена. Чак выпустил ее из объятий и занялся коктейлями. – Так когда это началось и почему ты сидел в коляске, когда я приехала?

– Отвечая на твой первый вопрос, скажу, что началось это давно и прогресс был очень медленным, – произнес Чак, разбавляя вермутом щедрую порцию джина. – Что же касается второго вопроса, то я до сих пор изредка нуждаюсь в подпорках и перед твоим появлением сидел в каталке, размышляя о том, как я ее ненавижу и когда наконец смогу выбросить ее на свалку.

– И когда же ты ее выбросишь? – спросила Серена, принимая предложенный бокал, наслаждаясь собственной наготой и любуясь наготой Чака.

– Скоро, – уверенно отозвался Чак, направляясь к письменному столу. – Ты все еще хочешь узнать об отношениях Кайла и Чинь?

Серена кивнула. Ее настроение резко изменилось. Покидая Сайгон, она полагала, что это и есть настоящая цель ее поездки. Теперь связь ее мужа с вьетнамкой казалась чем-то несущественным.

Чак выдвинул из стола ящик и вынул оттуда затасканный конверт.

– Кайл едва дошел до середины письма к тебе, когда нас отправили на последнее задание. Большую часть его личных вещей сложили с моими, случайно ли, намеренно – не знаю. Все прочее я отправил его родителям в Бостон, а это письмо оставил у себя.

Серена взяла конверт.

Милая Серена, мне чертовски трудно сочинять письмо, но я должен это сделать и верю, что ты меня поймешь. Я полюбил вьетнамскую девушку. Ее зовут Чинь, она очень красивая... – Глаза Серены заволокло пеленой, она с трудом различала следующие строчки. – Я всегда буду с благодарностью вспоминать твой приезд в Алабаму перед моим отправлением во Вьетнам, – писал он крупными небрежными буквами, напоминавшими Серене ее собственный почерк. – Я всегда буду помнить о том, что было между нами, но я должен получить возможность жениться на Чинь. Я должен защитить ее. Если бы ты знала, Серри, каково это – жить здесь, ты бы меня поняла.

Серена оторвалась от письма и устремила невидящий взгляд в окно гостиной. Когда Кайл писал эти слова, ему и в голову не приходило, что она будет читать их, слишком хорошо зная, что это такое – жить в Сайгоне.

Она была готова почувствовать горечь, боль, гнев. Но ничего этого не произошло. Она чувствовала лишь печаль.

Она скорбела о Кайле, томившемся в Хоало, о Чинь, о Кайли.

Закончив читать, она негромко сказала:

– Я рада, что ты не отдал мне это письмо при первой встрече. Прочти я его тогда, вряд ли отправилась бы в Сайгон. Я бы не обрела цель жизни, не узнала бы, что могу делать, и делать хорошо.

– А именно? – спросил Чак. Серена посмотрела на него и улыбнулась:

– Вернемся в постель, и я тебе расскажу.

– Теперь Бедингхэм заживет по-новому, – с удовлетворением произнесла Серена, после того как они с Чаком закончили в очередной раз заниматься любовью. – Он расположен достаточно близко к Лондону, чтобы ты мог получать такую же медицинскую помощь, как в госпитале Уолтера Рида, но вместе с тем достаточно углублен в сельскую местность, чтобы стать настоящим раем для детишек.

Она не заметила, как напрягся Чак.

– Какие еще детишки? – спросил он, в свою очередь приподнимаясь на локте и глядя на Серену сверху вниз.

– Я собираюсь усыновить столько вьетнамских сирот, сколько позволят саигонские власти. Денежный вопрос меня не беспокоит – во всяком случае, не слишком. Я надеюсь вывезти из Сайгона десять детей. Может, больше.

Чак рывком уселся, свесив ноги с кровати. Несколько секунд он сидел спиной к Серене, потом повернулся и язвительно спросил:

– И ты полагаешь, что я захочу жить в доме, набитом узкоглазыми?

Серена бросила на него озадаченный взгляд.

– Дети тебе не помешают, – сказала она, гадая, подшучивает над ней Чак или говорит всерьез. – Бедингхэм может приютить и пятьдесят малышей.

Теперь уже Чак смотрел на нее с изумлением. Его глаза потемнели и утратили всякое выражение, словно он тщательно скрывал свои чувства.

– Я вижу, ты не понимаешь, – произнес он голосом, не оставлявшим ни малейших сомнений в том, что их беседа внезапно приняла весьма серьезный оборот.

Серена оперлась спиной на подушки.

– Нет, не понимаю, – с неподдельным удивлением отозвалась она. – А в чем дело?

Чак потянулся к прикроватной тумбочке за сигаретами и зажигалкой, столь откровенно оттягивая начало разговора, что удивление Серены сменилось необъяснимым страхом.

Он зажег сигарету и глубоко затянулся, продолжая молчать. В комнате повисла звенящая тишина. Ее нарушало лишь тиканье часов. Серену обуяло страстное желание остановить их. Остановить время. Еще несколько секунд назад они радовались своему счастью. Серене хотелось вернуть это мгновение. Ей хотелось, чтобы Чак продолжал молчать. Она не желала, чтобы оправдалось ужасное предчувствие беды.

Чак выпустил тонкую струйку дыма и произнес голосом, каким он мог бы спрашивать, не хочет ли Серена еще мартини, добавить ли ей в кофе молоко:

– Я не желаю видеть вьетнамцев до конца своих дней.

Серена на секунду закрыла глаза, понимая, что должна была предвидеть такую реакцию с его стороны. Когда она вновь посмотрела на Чака, то поймала его пристальный взгляд.

Его плечи блестели от испарины, а там, где ногти Серены впивались в его плоть, остались чуть заметные царапины. От их тел и скомканных простыней поднимался легкий запах спермы.

Она заговорила, тщательно подбирая слова, понимая, что на карту поставлено их будущее:

– Твои чувства объясняются тем, что произошло с тобой во Вьетнаме. Но ведь дети не развязывали войну, они не повинны в жестоком кровопролитии. Они не отвечают за это. Они пострадали в войне не меньше тебя. Когда ты увидишь их, познакомишься с ними, твоя неприязнь исчезнет.

Чак долго смотрел ей в глаза. Где-то продолжали тикать невидимые часы.

– Нет, – сказал он наконец, отворачиваясь от Серены и протягивая руку к джинсам. – Нет. Все не так просто. Мои чувства укоренились слишком глубоко.

Серена откинула простыни, встала на колени и, подавшись к Чаку, с жаром заговорила:

– Ты ведь не испытываешь отвращения или ненависти к Чинь. Чем же дети хуже ее? Чем они...

– Ничего не выйдет. – В голосе Чака не угадывалось и намека на сомнение. Голос был ровный и твердый, лишенный каких-либо эмоций. Чак начал натягивать джинсы. – Чинь совсем другое дело. Когда я с ней познакомился, вьетнамцы вообще не внушали мне каких-либо чувств. А потом, когда Кайла сбили, а меня ранили... – Он пожал плечами. – Потом я думал о ней как о девушке Кайла. Она и теперь остается для меня девушкой Кайла. Я не воспринимаю ее как вьетнамку.

– Но стоит тебе увидеть детей, увидеть, что это всего лишь дети, нуждающиеся в любви и заботе... – снова заговорила Серена.

– Так обеспечь им любовь и заботу, – перебил Чак, равнодушно пожимая плечами. – Но не думай, что я соглашусь изображать из себя доброго папочку. Я не хочу жить, постоянно вспоминая о Вьетнаме. Ни сейчас, ни в будущем.

Серена спустила ноги на пол и встала, глядя на Чака из-за смятой постели.

– Мы могли бы уладить это, – сказала она чуть дрогнувшим голосом. – Я знаю, мы сумеем.

Чак покачал головой, и Серена с ужасом осознала, что до сих пор жила в воображаемом мире. У них с Чаком нет будущего в Бедингхэме, как не было будущего у нее с Кайлом.

– Нет, – повторил Чак. – Тебе придется выбирать. Либо дети, либо я.

– У меня нет сомнений, – отозвалась Серена, и хотя в ее глазах затаилась боль, ее голос не уступал твердостью голосу Чака. – В первую очередь дети. И так будет всегда.

Лицо Чака напряглось. В его взгляде мелькнуло чувство, которое он до сих пор скрывал и которое Серене не удалось разгадать.

– В таком случае все кончено, – сказал он и вышел из комнаты.

Уединившись в номере мотеля, Серена отыскала на дне сумки два пакетика «Эрл грей» и заварила себе чашку чая. Потом она позвонила Габриэль.

– Откуда ты звонишь, дорогая? – Связь была плохая, и Серене не удалось уловить нотки нетерпеливого беспокойства в знакомом хрипловатом голосе подруги.

– Из Вашингтона. Я навещала Чака, – лаконично отозвалась она.

– Ох! – На противоположном конце линии повисла тишина, словно Габриэль было трудно привести в порядок свои мысли.

Серена бросила взгляд на запястье, пытаясь сообразить, который час в Париже. Должно быть, глубокая ночь, и именно потому голос Габриэль звучал без обычной для нее жизнерадостности.

– Я до сих пор не выяснила, как его лечили в госпитале Рида, – добавила Серена, – но успех налицо. Он может ходить.

Габриэль знала о Чаке. Несмотря на то что прошло уже два года с тех пор, как они вместе жили в Сайгоне, Габриэль оставалась подругой и наперсницей Серены. Некогда эту роль играл Лэнс, но, хотя Серена и получала время от времени его письма, она уже давно не виделась с братом. И оттого, что он был самым важным человеком в ее жизни, разлука казалась еще более долгой.

Серена знала: нет необходимости признаваться, что она нарушила клятву и переспала с Чаком. Габриэль поймет это без лишних слов.

– Все начиналось даже лучше, чем можно было надеяться, пока я не посвятила его в свои планы относительно Бедингхэма, – произнесла Серена и сделала паузу, опасаясь, что ее голос вот-вот прервется. Вновь обретя самообладание, она продолжила: – Он сказал, что не хочет жить, постоянно вспоминая о Вьетнаме. Он был тверд как скала.

Мне пришлось выбирать между ним и детьми. Короче говоря, между нами все кончено.

– Ох, дорогая... Мне так жаль...

– Мне тоже, – мрачно произнесла Серена. – Но жизнь продолжается. Завтра утром я вылетаю в Лос-Анджелес, чтобы увидеться с Эбброй, Скоттом и Санем...

– Нет, дорогая, – взволнованно перебила Габриэль. – Я только что получила телеграмму от Эббры. Вряд ли она захочет встретиться с тобой. В ближайшее время она вообще ни с кем не пожелает видеться.

Сердце Серены неистово забилось.

– Что-нибудь с Санем? Он заболел? Произошел несчастный случай? Ради Бога, Габриэль, что случилось?

– Дело не в Сане, а в Льюисе.

– Льюис? Не понимаю. Он ведь погиб...

– Нет, дорогая, – заговорщическим тоном отозвалась Габриэль. – Он выжил, и северовьетнамские власти выпустили его на свободу. Он уже на пути домой.

Как у Эббры и Габриэль, первой реакцией Серены было чувство головокружительной радости оттого, что человек, считавшийся мертвым, жив. Но уже через долю секунды она с ужасом осознала, каким кошмаром это грозит обернуться.

– Господи... – прошептала она, медленно опускаясь на край постели. – Что же теперь будет? Что теперь делать Эббре?

Серена не осталась в Вашингтоне. Утром она поднялась на борт «боинга» компании «Пан-Америкэн» и вылетела в Сайгон.

– Рад, что вы вернулись, – лаконично приветствовал ее Майк, когда Серена два дня спустя появилась в приюте. – Но зачем было так торопиться? – Его брови вопросительно приподнялись. – Кажется, вы собирались задержаться подольше и встретиться с друзьями?

– Собиралась, – коротко ответила Серена и чуть позже, когда они уединились в баре на крыше «Каравеллы», рассказала Дэниелсу об Эббре и Льюисе. А также об Эббре, Скотте и Сане.

Майк негромко присвистнул, и в его глазах появилось сочувствие. На мгновение Серена испытала соблазн рассказать ему и о Чаке. Но потом она вспомнила о непреклонной решимости в голосе Чака, когда тот говорил, что не намерен жить бок о бок с вьетнамскими детьми и изображать из себя доброго папашу, и желание исчезло. Она не может рассказать Майку о Чаке. Они принадлежат к двум столь разным породам мужчин, что едва ли смогли бы понять друг друга.

Остаток 1971-го и первую половину 1972 года Серена и Майк провели в непрерывных путешествиях на военных вертолетах и джипах – они посещали провинциальные приюты. Условия содержания там были хуже некуда. Слишком много детей и слишком мало людей, которые о них заботились. Нехватка пищи и медикаментов. Порой Серене и Майку удавалось преодолевать путь на мотороллерах «ламбретта», которыми они пользовались в разъездах по Сайгону, но перевозить таким образом младенцев и больных детей было немыслимо, и они проводили бесчисленные часы, упрашивая сердобольных военных предоставить ребятишкам транспорт.

В марте 120-тысячная армия северовьетнамцев пересекла демаркационную линию и вторглась в Южный Вьетнам.

– Ну, вот и все, – пророчески заявил Майк. – В конце туннеля забрезжил свет.

Северовьетнамцы продвинулись не слишком далеко, но отбросить их тоже не удавалось. Невзирая на яростное сопротивление американцев и армии Южного Вьетнама, они оставались на территории противника. Города переходили из рук в руки, и сотни тысяч беженцев хлынули на юг, к Сайгону.

В апреле президент Никсон объявил, что к первому июля американский контингент сократится до 49 тысяч военнослужащих.

– Судя по всему, он вбил себе в голову, что сумеет договориться с Ханоем, – сказал Майк, перевязывая ребенка, получившего ранение при взрыве гранаты в кафе. – Остается лишь надеяться, что он не обманет наших ожиданий!

Однако прошло еще девять месяцев, прежде чем 27 января 1973 года в Париже был подписан мирный договор и вьетнамская война официально завершилась. Президент Тхиеу должен был сохранить свой пост на Юге, всех военнопленных предполагалось выпустить и отправить домой.

– Насколько я понимаю, это все, чего удалось добиться, – с горечью сказал Майк. – Кровопролитие и страдания длились годами – и ради чего? Ради соглашений, которые могли быть подписаны в любой момент? Ведь война окончена только для Америки. Для Вьетнама она будет продолжаться до тех пор, пока он не обретет целостность и вновь не станет единой страной.

Майк закончил перевязывать ребенка, Серена вынесла его из барака и передала взволнованной матери. Через десять минут их должен был забрать армейский вертолет. Невзирая на то что в их помощи нуждалось множество женщин и детей, сегодня они более не могли продолжать прием.

Серена вошла в барак. Майк собирал докторский саквояж, но, как только она показалась в помещении, он замер, бросил на нее взгляд и неожиданно резким голосом осведомился:

– Полагаю, война закончена и для вас?

– Вы имеете в виду – из-за того, что военнопленные получают свободу?

Майк кивнул. Стоял январь, и тем не менее было очень жарко. Жестяная крыша раскалилась от солнца. По земле шествовала колонна рыжих муравьев, огибая ноги Серены и Майка. Серена подумала о Бостоне и Лондоне, о Бедингхэме.

– Нет, – после паузы сказала она. – Для меня война не закончилась. Я не покину Сайгон – по крайней мере, навсегда – до тех пор, пока меня не заставят обстоятельства.

Послышался едва различимый шум мотора приближающегося вертолета.

Майк поставил саквояж на землю и озадаченно произнес:

– Не понимаю. Вашего мужа отпускают на волю после шести лет кошмара, и вы говорите, что не добираетесь уезжать из Сайгона. Не вижу в этом смысла.

– Увидели бы, если бы знали факты.

– А именно?

Вертолет пошел на посадку, и Серене пришлось повысить голос:

– Он меня больше не любит! Незадолго до того как его сбили, он написал мне, что хочет развестись!

– И, невзирая на это, вы приехали сюда?

В его голосе прозвучало такое недоверие, что Серена улыбнулась:

– Я не знала об этом, когда отправлялась сюда. Я прочла письмо гораздо позже.

– Вы все еще любите его?

Серена покачала головой:

– Нет. И вероятно, никогда не любила. Мы тогда были глупыми юнцами с замашками бунтарей. В сущности, мы так и не стали по-настоящему мужем и женой. Мы тайно обвенчались, только чтобы насолить родителям. Потом была грандиозная свадьба, но уже несколько часов спустя нас разделили тысячи миль, и я вновь увиделась с ним лишь за пару дней до его отправления во Вьетнам.

За стенами барака лопасти вертолета молотили воздух, пригибая к земле верхушки деревьев.

– Так зачем же?.. – В голосе и взгляде Майка угадывалось громадное облегчение.

– Вы спрашиваете, зачем я приехала сюда? – Серена равнодушно пожала плечами. – Думаю, к этому меня подтолкнули угрызения совести. По причинам слишком сложным, чтобы объяснять их сейчас, я чувствовала себя виновной в том, что Кайл завербовался в армию, а значит, и в том, что с ним случилось во Вьетнаме.

– Бред сумасшедшего, – отозвался Майк, не обращая внимания на крики с улицы, требовавшие, чтобы они немедленно поднялись на борт поджидавшего «Хью».

Серена рассмеялась, охваченная внезапной беспричинной радостью. В ближайшие дни Кайла освободят. Она встретит его дома и вернется в Сайгон к Майку. Вот чего она хотела, сама не сознавая этого, – хотела уже очень, очень давно.

– Да, это было глупо, но в тот момент я рассуждала именно так. С тех пор все изменилось. Теперь я знаю, что человек не должен взваливать на себя ответственность за поступки других людей.

Второй пилот вертолета бежал к ним по грязи сухой, растрескавшейся от жары земли.

– Я назвал бредом не ваше поведение! – крикнул Майк. – Я имел в виду, как нелепо было со стороны вашего мужа отказаться от женщины вроде вас!

В глазах Серены блеснул лукавый огонек. Слова, которые она собиралась произнести, повергнут Майка в смятение.

– У него есть оправдание! – крикнула она в ответ. – Он полюбил вьетнамскую девушку, мать Кайли!

Бежавший к бараку вертолетчик остановился в нескольких шагах от распахнутой двери.

– А ну шевелитесь, черепахи! – рявкнул он. – У нас нет лишнего времени!

Майк пропустил его слова мимо ушей. В эту секунду он более всего был похож на человека, которого только что хватили по голове дубинкой.

– Так значит, Кайли – ребенок твоего мужа?

– Мы убываем! – вопил пилот. – С вами или без вас, мы немедленно взлетаем! – Он развернулся и с резвостью спринтера припустил к вертолету. Приблизившись к машине, он нагнулся, уклоняясь от вращающихся лопастей.

Серена кивнула, ничуть не обеспокоенная тем, что удивление Майка сменилось чувством несказанного облегчения.

Она не намерена годами ждать, когда к ней вернется муж. Она не собирается покидать Сайгон сейчас, когда война подошла к концу.

– Идем! – крикнул Майк, хватая ее за руку. – Этот парень не шутил, когда предупреждал, что они улетят без нас. – И, крепко держа Серену за руку, он побежал вместе с ней к вертолету.

В Сайгоне Серена напомнила армейским властям о своем существовании и о том, что ее муж числится военнопленным, и ей сообщили, что 12 февраля первая группа заключенных получила свободу. В списке освобожденных Кайла не оказалось.

– Но этот список не полон, миссис Андерсон, – желая успокоить ее, произнес офицер. – К тому же не все пленные будут выпущены одновременно. Прежде чем все они вернутся домой, пройдет несколько недель.

До конца месяца новостей не было, хотя прошел слух, что в первую и вторую недели марта освободят большую группу пленных.

– Буду ждать в Штатах, – решительно заявила Серена Майку. – Его могут выпустить в любой момент без предупреждения. Офицер, занимающийся делами военнопленных, сказал, что заключенных будут перебрасывать через филиппинскую авиабазу Кларк на базу Тревис в Калифорнии. Я хочу быть там, когда самолет Кайла коснется земли.

Серена собирала вещи в номере «Континенталя», когда раздался телефонный звонок и портье сообщил, что к ней направляется армейский офицер.

Послышался отрывистый стук, и Серена подбежала к двери, чтобы открыть ее.

– Можете не говорить мне, что я должна упаковывать вещи, – сказала она, широко улыбаясь представшему перед ней тучному офицеру. – Я уже почти собралась.

Вместо того чтобы улыбнуться в ответ, посетитель натянуто произнес:

– Нельзя ли мне войти, миссис Андерсон? Боюсь, у меня для вас дурные известия.

Серена отступила в комнату. Ее сердце забилось часто и неглубоко, к горлу поднялся ком.

Офицер снял фуражку, положил на согнутую руку и сдержанно предложил:

– Может, вам лучше сесть, миссис Андерсон?

– О Господи, – чуть слышно прошептала Серена. – Кайл погиб. Вот зачем вы пришли ко мне – сказать, что он умер.

Офицер кивнул:

– Боюсь, вы правы. Это случилось в конце 1966 года. Он умер под пыткой в Хоало. – Посетитель помедлил и с искренней болью добавил: – Мне очень, очень жаль, миссис Андерсон.

Тысяча девятьсот шестьдесят шестой. Так давно, что Серена едва могла вспомнить, что произошло в том году. Она сомневалась, что Кайли уже родилась к тому времени.

– А как же его останки? – с трудом произнесла она. – Их вернут в Штаты для захоронения?

Офицер кивнул:

– Я посвящу вас во все подробности. – Серена заметно побледнела, и ему показалось, что она вот-вот потеряет сознание. – Но прежде чем мы продолжим, позвольте предложить вам что-нибудь выпить. Виски? Или, может быть, бренди?

Когда посетитель ушел, Серена позвонила родителям Кайла, а потом в приют Майку и рассказала ему о случившемся.

– Отец Кайла потребовал, чтобы его похоронили рядом с семейным домом, на бостонском кладбище. Я вылетаю туда завтра утром, как и планировала. Я не знаю, когда состоятся похороны и когда я вернусь в Сайгон. У Чинь нет телефона, и я не успею связаться с ней до отъезда. Может, вы сами расскажете ей?

– Да, – мягко отозвался Майк, сожалея, что Серене придется ехать одной и он не сможет быть рядом. – Кстати, Серена... – Сейчас было не самое подходящее время для признаний, но он не мог больше молчать. Он обязан сделать это. Какого дурака он свалял, не сказав ей раньше! – Я люблю тебя.

На другом конце линии воцарилось молчание, потом Серена произнесла так тихо, что Майку пришлось напрячь слух, чтобы разобрать ее слова:

– Я знаю, Майк. Я тоже тебя люблю. – Из глаз Серены хлынули слезы, и она положила трубку на рычаг.

Серена вышла у церкви из такси и плотно запахнула пальто, спасаясь от пронизывающего холода и снега. Храм был полон, и, войдя внутрь, она увидела, как к ней поворачиваются присутствующие, услышала пробежавший по толпе шепоток и поймала на себе гневные взгляды. Не обращая ни на кого внимания, она с уверенным достоинством прошагала к передним скамьям маленькой церкви.

Отец и мать Кайла сидели слева от прохода, не отрывая взгляда от покрытого флагом гроба, стоявшего у алтаря. Они даже не взглянули на Серену, пока та устраивалась на скамье справа.

Армейский капеллан, отправлявший обряд, легким кивком дал ей понять, что заметил ее появление, и предложил собравшимся спеть вместе с ним заупокойную молитву.

Серена не видела ничего, кроме гроба. Она знала, что сразу после смерти Кайл был похоронен на захламленном пустыре на берегу Красной реки под Ханоем. Теперь его останки покоились в бронзовом гробу под американским флагом. В волосах Серены сверкали снежинки, лицо обжигал холод. Ей было трудно поверить, что Кайл лежит здесь, в нескольких шагах от нее. Даже теперь, по прошествии долгого времени, ей было трудно представить, что он мертв.

Капеллан начал читать двадцать третий псалом:

– «Если я и пойду долиной смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной...»

Серене вспомнился юный морской пехотинец, щеголявший в Сайгоне в футболке с надписью: «Если я и пойду долиной смертной тени, не убоюсь зла, поелику нет в той долине другого такого ничтожного сукина сына, как я...»

– «Так, благость и милость Твоя да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни», – закончил капеллан.

Потом спели еще один псалом, и капеллан заговорил о Кайле, рассказывая, каким замечательным, мужественным человеком он был; о том, что с детства он не внушал своим родителям иных чувств, кроме гордости; о его патриотизме и любви к родине, за которую он отдал жизнь.

Серене казалось, что говорят о каком-то другом Кайле. Она подумала, что, услышь Кайл эти слова, он себя бы не узнал.

Четверо военных в форме выступили вперед, подняли гроб и понесли его на улицу к поджидавшему катафалку. Серена и родители Кайла шагали следом, а за ними шли остальные.

Путь от храма до кладбища был недолог. Серене хотелось взять под руку миссис Андерсон, но пожилая женщина крепко сжимала пальцами черную сумочку, в ее походке чувствовалось напряжение, а покрасневшие глаза смотрели куда-то вдаль, словно она не желала замечать присутствия Серены.

Когда они остановились у края могилы, снег еще продолжал падать. Серена подумала, где сейчас находится Чак, почему он не приехал, и со стыдом поняла, что его отсутствие не удивило ее, а, скорее, принесло некоторое облегчение.

Она почти бессознательно присоединилась к голосам, возносившим молитву, чувствуя, как соленые слезы смешиваются со снегом на ее лице. Протрубил горнист, и человек в военной форме, сняв с гроба флаг, бережно свернул его и подал Серене. Она увидела истерзанное горем, заострившееся лицо миссис Андерсон, поймала на себе взгляд Ройда, полыхавший жгучей ненавистью.

Она медленно приложила полотнище к губам и поцеловала его. Это не был патриотический жест. Этим поцелуем она в последний раз прощалась с Кайлом. Она подошла к матери Кайла и с достоинством, способным поколебать даже каменное сердце, протянула ей флаг.

– Спасибо, – негромко произнесла женщина.

Отец Кайла ничего не сказал. Его суровое лицо оставалось неподвижным.

Серена отвернулась от супругов. Снег ложился на ее волосы, плечи и поднятый воротник пальто. Все кончено. Ей оставалось лишь вернуться в Сайгон, где ее ждет Чинь.

Глава 34

Как только в Париже были подписаны мирные соглашения, Габриэль встретилась со служащим северовьетнамского посольства, который с лета 1970 года поставлял ей кое-какие сведения.

– Освободят ли моего мужа вместе с американцами? – требовательно осведомилась она. Ее золотисто-рыжие волосы беспорядочно ниспадали на блестящий иссиня-черный мех норковой шубки, которую она сама подарила себе на Рождество.

Лицо служащего и его голос оставались такими же равнодушными, как всегда:

– Ваш муж не американец и не военнопленный, так что...

– Но его взяли в плен! – с горячностью перебила Габриэль.

– Он не американец и с официальной точки зрения не является военнопленным, – невозмутимо повторил вьетнамец. – Ввиду ваших родственных связей с полковником Дуонг Квинь Динем и из уважения к его памяти вам сообщали сведения, которые, как правило, считаются секретными. Вам известно, что ваш муж жив. Вы знаете, что его содержат вместе с солдатами армии марионеточного режима. Я рассказал вам все что мог, товарищ. Если появятся новые сведения, их до вас доведут.

Новых сведений, однако, все не было. 12 февраля несколько сотен измученных, но ликующих американцев вылетели из Сайгона на Филиппины, а затем на авиабазу Тревис в Калифорнии. В марте американские войска окончательно оставили Южный Вьетнам и власти Ханоя отпустили очередную группу пленных. Вместе с ними получили свободу немало гражданских, среди которых были журналисты. Но Гэвина среди них не оказалось.

Габриэль вновь отправилась в посольство Северного Вьетнама. Ее информатор оставался непроницаемым, как прежде.

– Я рассказал вам все что мог, товарищ, – дословно повторил он фразу, которую уже произносил раньше. – Ваш муж жив. Его содержат вместе с солдатами армии марионеточного...

– Мирные договоренности гласят, что вместе с американцами будут освобождены южновьетнамские пленные, – настаивала Габриэль. – Скажите, их уже освободили? И если нет, то отпустят ли Гэвина, когда очередь дойдет до них?

– Ничего не могу сказать, товарищ, – внушительно произнес вьетнамец. – Если получу какие-нибудь сведения, я поставлю вас в известность. А пока – хао ба.

Горько разочарованная, Габриэль покинула посольство и двинулась в сторону Монмартра, продолжая думать о Гэвине. За несколько минувших лет она сумела выяснить лишь, что его держат в маленькой тюрьме, в сельской местности. И ничего более. Невзирая на ее мольбы, сотрудник посольства всегда оставался немногословным. Получившие свободу американцы сидели не только в Хоало, но также в других застенках Ханоя и еще в шести тюрьмах, разбросанных в радиусе пятидесяти миль от столицы. Некоторые томились в лагере, располагавшемся в горах на севере, в пяти милях от китайской границы.

Габриэль пыталась понять, мог ли северный лагерь оказаться тем самым местом, где держат Гэвина. Американцы называли его «собачьей площадкой», и хотя он был маленький и скорее всего располагался в сельской местности, Гэвина пришлось бы провезти или прогнать этапом почти по всему Северному Вьетнаму, чтобы поместить там. Представить такое было трудно. К тому же служащий посольства продолжал настаивать на том, что Гэвина поместили с южновьетнамскими солдатами, а не с американцами.

Габриэль пересекла площадь Бланш и, прибавив шаг, начала подниматься по крутой извилистой улице Лепик. Она, ее родители и крошка Гэвин расстались с крохотной обшарпанной квартиркой на улице Родье. В последние годы ее слава певицы достигла невиданных прежде высот и, к удовольствию Габриэль, то же самое произошло с ее банковским счетом.

Если бы Габриэль захотела, она могла бы без труда купить квартиру в фешенебельном районе, но, поскольку ей приходилось делить кров с родителями, она предпочла остаться на Монмартре.

Она думала, как рассказать родителям и сыну, что в течение ближайших недель, а может, и месяцев им предстоит жить без нее. Если Гэвина не освободят вместе с американцами, она вернется в Сайгон. Она твердо намеревалась отыскать мужа.

Габриэль торопливо поднялась к Сакре-Кёр. Высокие каблуки ее черных кожаных сапог звонко стучали по булыжнику, норковая шубка была застегнута на все пуговицы, воротник плотно облегал шею. Она слишком долго находилась вдали от Сайгона. Сначала интрижка с Рэдфордом заставила ее задержаться в Париже, потом полностью захватила работа. Но теперь она стала популярной как никогда, а Рэдфорд более не был ее любовником.

Магазины и шумная толчея оживленной улицы остались за спиной Габриэль, и она очутилась в районе, напоминавшем французский провинциальный городок. Она свернула за угол к церкви и чуть нахмурилась.

Она сама приняла решение расстаться с Рэдфордом, но это было столь же непросто сделать, как и продолжать жить одной. Ее и Рэдфорда связывали взаимная симпатия и сильнейшее физическое влечение. Габриэль было очень трудно заставить себя сказать ему, что все кончено. Но она нашла в себе силы сделать это, почувствовав, что вот-вот предаст Гэвина окончательно и бесповоротно. Она была готова влюбиться в Рэдфорда.

Рэдфорд наотрез отказался полностью порвать с ней, и они по-прежнему довольно часто встречались, но уже как друзья, а не любовники. И сейчас Габриэль предстояло решить, стоит ли прощаться с ним перед вылетом в Сайгон. Здравый смысл подсказывал ей, что встречаться с Рэдфордом до отъезда из Парижа не стоит. Но здравый смысл никогда не играл важной роли в их взаимоотношениях. Габриэль встретится с ним, скажет ему последнее «прости». В конце концов, когда она вернется в Париж, с ней приедет Гэвин. Тогда будет поздно прощаться. Рэдфорд останется в ее прошлом, где ему и положено быть.

– ...короче говоря, мне пора возвращаться в Сайгон, – сказала Габриэль тем вечером за семейным ужином.

Отец, который все более утрачивал интерес к чему бы то ни было, кроме ежедневной игры в кегли, неопределенно хмыкнул.

Глаза матери тревожно расширились. Вань понимала – вся семья понимала, – что, хотя американскому присутствию в Южном Вьетнаме пришел конец, это еще не означает, что отныне и навеки в стране воцарится мир. Перемирие между Севером и Югом не будет долгим, и, как только Север приступит к объединению Вьетнама, война разразится вновь. И когда она возобновится, это будет столь же яростная, кровопролитная война, как и прежде.

– Ох, дорогая, ты думаешь, это необходимо? – заговорила Вань, но ее тут же перебил Гэвин:

– Это отличная мысль, мама! – воскликнул он и, забыв о своей тарелке, устремил на мать взгляд сияющих глаз. – Когда мы едем? Нельзя ли отправиться в дорогу до начала следующего школьного семестра? Нельзя ли нам выехать на этой неделе?

Габриэль поймала его взгляд и едва сдержала улыбку. Гэвину было уже шесть с половиной лет, и общение с ним доставляло ей такую радость, что ей казалось невозможным смотреть на сына без счастливой улыбки. Она сказала, надеясь, что выглядит и говорит как строгая суровая мамаша:

– Школа – очень важная вещь, Гэвин. А в марте Сайгон не слишком приятный город. Там сырость, зловоние и...

– ...и я хочу поехать с тобой, – закончил за нее Гэвин, буравя мать глазами, похожими на отцовские. – Во мне есть немножко вьетнамской крови, разве нет? И я хочу быть там, когда отпустят папу.

Глядя на его густую всклокоченную шевелюру, на усыпанный веснушками нос картошкой, на забавную щелочку между верхними зубами, придававшую улыбке Гэвина победный озорной вид, Габриэль почувствовала, как сжимается горло.

– Ну конечно, милый, – заговорила она хрипловатым голосом, не обращая внимания на молчаливый призыв матери остановиться. – Ну конечно, ты поедешь со мной. – Вань издала чуть слышный неразборчивый протестующий вскрик, и Габриэль мягко произнесла: – Гэвин имеет право увидеть город, где родилась его мать, имеет право встретить там отца, выпущенного из заключения.

– Но люди сейчас там живут в ужасных условиях! – ошеломленно отозвалась Вань. – Нху говорит, город переполнен беженцами! В ящиках из-под кондиционеров и холодильников ютятся по десять детей одновременно! Вряд ли шестилетнему мальчику следует видеть все это.

– Да, верно, – хмуро сказала Габриэль. – И уж тем более это не те условия, в которых следует жить малышам. Думаю, крошке Гэвину не повредит, если он увидит, какие страдания приносит война. Такие впечатления намного полезнее, нежели мальчишеские игры, в которых война представляется событием, полным великих подвигов и захватывающих приключений.

Тема исчерпана. Габриэль отправляется в Сайгон, как только купит билеты на самолет. Гэвин-младший поедет вместе с ней.

В конце марта, когда из Ханоя выехала очередная группа измученных, но радостных американских военнопленных, Габриэль и Гэвин вылетели в Сайгон.

В Тансонхат их встречала Серена.

– Гэвин! Боже мой! Я бы тебя не узнала! – со смехом воскликнула она. Гэвин бросился к ней, и Серена крепко обняла мальчика, радуясь, что он ее не забыл.

– А меня? – лукаво спросила Габриэль. – Меня ты узнала бы?

На ней были вызывающе-розовый свитер с глубоким вырезом, обтягивающие шорты и босоножки на высоком каблуке.

– Габриэль, я бы узнала тебя где угодно! – искренне отозвалась Серена, обнимая ее даже крепче, чем мальчика.

– Это хорошо, cherie. Мне бы не хотелось оказаться неприметной!

Женщины улыбнулись друг другу. Серена, хотя и приехала прямо из приюта и была одета в джинсы и футболку, все же умудрилась сохранить элегантность. Ее волосы прикрывал шелковый шарф от Кристиана Диора, завязанный на шее узлом. Коротко подстриженные ногти были тщательно отполированы и сверкали жемчужно-розовым блеском.

– Как дела в Сайгоне? – спросила Габриэль, пока они шли к джипу Серены. – Верят ли местные жители, что перемирие продлится достаточно долго?

– Нет, – коротко отозвалась Серена. – Все знают, что это невозможно. Южный Вьетнам просуществует лишь до тех пор, пока у президента Тхиеу не кончатся боеприпасы.

– Но мне казалось, что, в согласии с мирными договоренностями, американцы будут продолжать поставки оружия и боеприпасов по мере их расходования.

Серена рывком включила скорость, и джип помчался к выезду из аэропорта.

– Так записано в примечаниях, набранных мелким шрифтом, но им верят только дураки. А Четвертая статья прямо указывает: «Соединенные Штаты Америки прекращают военное присутствие и отказываются от какого-либо вмешательства во внутренние дела Южного Вьетнама». Америка решила уйти, и она ушла. Что бы ни случилось в дальнейшем, можешь быть уверена: Штаты никогда не вернутся сюда!

Из аэропорта они поехали к Нху, где Гэвина ждали столь жаркие объятия, что он едва не задохнулся. Оставив у тетки радостного мальчика, Серена и Габриэль отправились в центр города.

– Куда тебе хочется пойти в первую очередь? – спросила Серена, когда они пересекали Нгуенхюэ, улицу цветочных торговцев. – В «Континенталь», чтобы снять номер? В приют? Или в «Живраль» выпить кофе с круассанами?

«Живраль», маленький ресторан с кондиционером, располагался на пересечении Лелои и Тюдо, напротив «Континенталя». Здесь была собственная пекарня, в которой продавались круассаны и длинные французские батоны, и уже вскоре по приезде в Сайгон Габриэль и Серена обнаружили, что завтрак в «Живрале» намного предпочтительнее трапезы в ресторане «Континенталя».

– В «Живраль», – не колеблясь ответила Габриэль. – Я намерена посетить излюбленные места и как можно быстрее освоиться в городе. – Она рассмеялась. – Когда мы впервые приехали в Сайгон, именно я водила тебя повсюду. А теперь ты здесь старожил, а я чувствую себя едва ли не туристкой!

– Это ненадолго, – заверила ее Серена. – На месте не только наши излюбленные кафе и ресторанчики, но и знакомые лица. Милашку Дюлле отозвали в Париж, но старый сослуживец Гэвина, Лестор Макдермотт, все еще в городе, а с Джимми Гиддингсом ты едва не столкнулась нос к носу. В начале февраля он вылетел на Филиппины вести репортаж о прибытии военнопленных, а оттуда его направили на Ближний Восток.

Несколько секунд подруги молчали, вспоминая об американских пленных, которые вернулись домой живыми, и о тех, кому это не было суждено. Они вспомнили о Кайле.

Габриэль негромко спросила:

– Тебе на похоронах пришлось нелегко?

Серена вспомнила о бронзовом гробе, о мерзлой земле. Она вспомнила лицо матери Кайла, ненависть, которую излучал Ройд Андерсон и которая была направлена исключительно на нее, Серену. Она вспомнила, что у нее появилось тогда пугающее ощущение, будто похороны не имели ни малейшего отношения к Кайлу.

– Да, – откровенно ответила она. – Мне пришлось нелегко. Но еще труднее было сообщить эту весть Чинь. Майк уже сказал ей, что Кайл погиб, но она отказывалась верить. Все надеялась, я вернусь из Штатов с известием, что произошла ошибка и он еще жив. Даже теперь я не могу сказать, что Чинь поверила в его смерть.

– Что она собирается делать?

Припарковав машину, подруги пересекли площадь, направляясь к ресторану.

– Не знаю. У нее в городе есть дом. Чинь делит кров с Сестрой. Думаю, она будет жить так же, как жила последние шесть с половиной лет. Она будет продолжать работать, за Кайли присмотрят в приюте, и, даст Бог, в один прекрасный день Чинь встретит мужчину, которого полюбит и который полюбит ее, и они поженятся.

Габриэль на мгновение замялась и спросила с легким любопытством:

– А Кайли? Как ты относишься к ней?

Они заняли столик, заказали кофе, и, только когда официант принес чашки, Серена ответила:

– Я стараюсь думать о ней как можно меньше. Я пытаюсь держаться подальше от Кайли.

– Потому что боишься привязаться к ней?

– Потому что я и так слишком к ней привязана, – откровенно призналась Серена. – Это произошло в тот самый миг, когда я впервые ее увидела. Она в большей степени американка, чем вьетнамка. У нее волосы Кайла, его глаза, губы и обаяние. Но этим ее достоинства не ограничиваются. Кайли проказлива и лукава. Она нежная, умная, яркая девочка, и сопротивляться ее чарам очень и очень нелегко.

– Ты не будешь против, если мой сын подружится с ней?

Печаль в глазах Серены исчезла, и она бросила подруге сияющую улыбку.

– Глупышка! – ласково упрекнула она. – Ну конечно, нет. Значит, вот чего ты хочешь – вместе с Гэвином проводить время в приюте?

– Мне надо чем-то заняться, – сказала Габриэль, улыбаясь в ответ. – Как ты думаешь, из меня выйдет хорошая няня? И не станет ли суровый доктор Дэниеле относиться ко мне с тем же презрением и грубостью, как некогда относился к тебе?

Серена заулыбалась еще шире.

– Ты напомнила мне об одной новости, которую я еще не готова сообщить тебе. Допивай кофе, и поехали. Злобный доктор Дэниеле ждет тебя в приюте.

Узнав о том, какие отношения связывают ее подругу и доктора, Габриэль пришла в восторг.

– Я знала! – самодовольно заявила она Серене и Майку, которые стояли, взявшись за руки, во дворике, полном солнца и детей. – В ту самую минуту, когда Серена сказала, что вы ничуть не красивы, и назвала вас тупым, самоуверенным и грубым мужланом, я сразу поняла, что она в вас влюбилась.

Майк разразился смехом, и занятые игрой дети повернули к нему удивленные лица.

– Вот, значит, как она обо мне отзывалась, – произнес он, продолжая посмеиваться.

Серена не позволила Габриэль открыть рот.

– Бывают минуты, Майк Дэниеле, когда я по-прежнему думаю так, – поддразнила она. – Но вы до сих пор не ответили Габриэль, может ли она поступить в «Кейтонг» няней.

Майк окинул взглядом непокорную гриву огненно-рыжих кудряшек Габриэль, ее розовый свитер, обтягивающие шорты, босоножки на высоченных каблуках и улыбнулся.

– Когда-то я сказал Серене, что она самая непохожая на воспитательницу женщина, какую я только встречал в жизни, но теперь беру свои слова обратно. Женщину, менее похожую на няню, чем вы, Габриэль, не видел никто. Да, разумеется, я приму вас на работу в приют. Откровенно говоря, я не представляю, как мы сможем обходиться без вас!

Глава 35

После официального сообщения о скором освобождении Льюиса военные власти и полковник Эллис забросали Эббру советами. Более всего их заботил вопрос: кто расскажет Льюису о браке Эббры и Скотта, отныне не имевшем законной силы? Эббра же знала – именно она сделает это. Ее волновало общественное мнение. Эббра и Скотт пользовались широкой популярностью. Репортеры светской хроники сойдут с ума от радости, когда станет известно, в каком сложном положении они оказались.

– Мы сделаем все возможное, чтобы ваш муж не увидел газет или журналов и чтобы к нему не приближались репортеры до тех пор, пока вы сами не объясните ему ситуацию, – пообещал Эббре офицер.

Однако ни у кого из военных не хватило смелости задать ей самый главный вопрос, занимавший всех: собирается ли Эббра бросить Скотта и вернуться к Льюису? Или она предпочтет остаться с мужчиной, который последние два с половиной года считался ее супругом?

Но если бы ее и спросили, Эббра не смогла бы дать ответ. Она была похожа на привидение. В ее лице Не было ни кровинки, под глазами появились темные круги. Казалось, она угодила в преисподнюю и никто, даже Скотт, не может вызволить ее оттуда. Эббре чудилось, что время прекратило свой бег, ее мучили воспоминания, все ее чувства притупились, она была не в силах задумываться о будущем.

Тесть Эббры настаивал, что именно он должен быть тем членом семьи, который встретит Льюиса и поставит сына в известность о браке, которого никогда не одобрял.

– И я оказался прав! – обрушился он на Скотта во время телефонного разговора. – С твоей стороны было бесчестно вступать в брак с женой брата. Я знал: ничего хорошего из этого не получится! Я с самого начала предупреждал вас обоих!

И только вмешательство офицера по делам военнопленных дало Эббре возможность ввиду исключительных обстоятельств встретить Льюиса по его возвращении в Америку.

Решение другого серьезного вопроса предложил Скотт.

– Мы с Санем уедем на несколько недель, – сказал он. – Я увезу его в Мехико или к морю и предложу военным властям организовать нечто подобное для вас с Льюисом. Вам нельзя оставаться в местах, где вас многие знают и где вы можете стать добычей репортеров. Льюису придется на некоторое время лечь в госпиталь, вдобавок ему предстоит отчитаться перед командованием. Отчет может занять от нескольких дней до двух недель. Покончив с этим, вы могли бы поселиться в маленьком отеле где-нибудь в Иосемите или Иеллоустоуне. Где-нибудь в глуши. Там ты ему все и расскажешь. – Скотт обнял Эббру, и его голос, до сих пор спокойный и ровный, дрогнул. – А потом, милая, тебе придется выбрать самой... Льюис или я.

Эббра начала всхлипывать. Она плакала, чувствуя, как разрывается на части ее сердце. Она обхватила себя руками, стараясь успокоиться. Как она будет выбирать? Это невозможно. Она любит Скотта больше всех на свете. Но когда-то она любила Льюиса, была за ним замужем. Льюис провел пять страшных лет в плену, веря, что она его ждет. Как она может его отвергнуть? Это убьет Льюиса. А разлука со Скоттом убьет ее.

– Не спеши принимать решение, – мягко произнес Скотт. – Льюис должен узнать о нашем браке. А ты должна разобраться в чувствах, которые испытываешь к нему после всех этих лет. И только потом ты сможешь сделать выбор. – Эббра кивнула, прижалась к нему, и он добавил внезапно охрипшим голосом: – Но каким бы ни оказалось твое решение, помни: я люблю тебя, Эббра. И всегда буду любить.

Если бы офицер по делам военнопленных не предупредил Эббру, что ее муж, являясь старшим по званию, имеет право первым покинуть самолет, она не узнала бы Льюиса.

Он был в парадной форме, но выглядел постаревшим, сутулым и изможденным. Эббра сдержала мучительный стон, и в этот же миг Льюис оказался в толпе встречающих. Взвились флаги, и при виде огромного числа фоторепортеров и журналистов у Эббры подкосились ноги.

– Не беспокойтесь, – сказал офицер, почувствовав ее беспокойство. – Им запрещено задавать вопросы.

Вопросов действительно не было, но Льюису дали возможность сказать несколько слов.

– Мы втроем обрели свободу и стоим перед вами, гордясь тем, что мы – американцы. Мы преданные солдаты своей родины и за долгие годы плена ни на мгновение не забывали о ней. Мы хранили веру в Господа, в соотечественников, в Америку. Теперь мы присоединяемся к землякам в их страстном желании добиться освобождения сотен людей, до сих пор томящихся в плену.

Послышались одобрительные крики, раздался гром аплодисментов, и Льюиса со спутниками торопливо провели к поджидавшим их лимузинам.

Именно такой речи Эббра ожидала от Льюиса. Но многие его черты стерлись из памяти. Эббра почти забыла, что он – профессиональный солдат, и теперь, глубоко вонзив ногти в ладони, гадала, что он скажет, узнав о ее участии в антивоенных маршах. Впрочем, ему предстояло узнать и о вещах не менее важных.

С аэродрома Льюиса и его спутников немедленно доставили в госпиталь. В самое ближайшее время они снова будут вместе. Эббра встретится с ним лицом к лицу. Она старалась вспомнить Гавайи и ночь любви, которую они провели перед возвращением Льюиса во Вьетнам. Но память отказывала Эббре. Она лишь видела искаженное страданием лицо Скотта, прощавшегося с ней. Она помнила руки, страстно сжимавшие ее. Это были руки Скотта.

Эббра задрожала, моля Господа дать ей силы пережить несколько ближайших часов. Армейский капеллан, наставлявший Эббру, сказал ей, что Всевышний никогда не возлагает на человека бремя, превышающее его возможности. Эббра находила спасение в этой мысли, зная, что она должна сохранять присутствие духа – ради самой себя, ради Скотта, Саня, ради Льюиса, на долю которого выпали тяжкие испытания и которого она так страстно, безумно любила когда-то.

Сопровождавший ее офицер покинул комнату, чтобы переговорить с толпившимися в коридоре военными, потом вернулся и негромко сказал:

– Они прибыли и находятся в этом здании.

– Льюис придет сюда? В эту комнату? – напряженно произнесла Эббра, с трудом подбирая слова.

– Нет, он ждет вас в помещении в другом конце коридора, – ответил офицер. – Вы готовы?

Эббра кивнула. Она собиралась встретить Льюиса так, как если бы не была замужем за Скоттом. Льюис имел на это право после пяти лет плена. Когда завершится медицинский осмотр и он сдаст отчет, Эббра увезет его в отель и расскажет ему о себе и Скотте.

Она лишь об одном попросила военное командование – сообщить Льюису, что все считали его погибшим. Когда он уяснит, что Эббра думала, будто потеряла его навсегда, ей будет легче сообщить ему о своем новом браке.

– Что ж, если вы готовы... – заговорил офицер, распахивая дверь.

– Да, – отозвалась Эббра, чувствуя, как бешено колотится сердце. – Да, я готова.

Путь был недолог – всего лишь выйти из одной комнаты, пересечь коридор и войти в другую, – но Эббре он показался самым длинным путешествием в жизни. Напряжение было столь сильным, что ей казалось, она не переживет этих мгновений. Ей казалось, она вот-вот упадет в обморок или умрет от сердечного приступа.

В комнате находились врачи и военные. Эббра едва замечала их присутствие. Ее глаза неотрывно смотрели на Льюиса. Его кожа приобрела нездоровый, землистый оттенок. Его волосы, некогда длинные, каштановые и волнистые, поседели и были коротко острижены. Он выглядел еще старше, чем на телеэкране. Только глаза остались прежними – темно-карие, полные облегчения и любви, любви к Эббре.

– Льюис, – тихо произнесла Эббра, делая шаг ему навстречу. – Льюис, что с тобой сделали? Как ты сумел это вытерпеть?

– Эббра! – Льюис ринулся к ней, уткнулся лицом в ее шею, заливаясь слезами счастья и благодарности. – Господи! Эббра!

В этот миг было важно одно – что он жив, что он вернулся домой. Эббра прильнула к нему, целуя в ответ. Он выдержал, выжил, и Эббра всем сердцем благодарила за это небеса.

Командир Льюиса откашлялся:

– Я могу показаться вам бездушным, миссис Эллис, но ваш муж еще не прошел медосмотр. Вы сможете увидеться с ним сегодня вечером либо завтра.

Эббра изо всех сил старалась не выдать охватившей ее радости.

– Хорошо, – сказала она, крепко сжимая руку Льюиса. – Мы так долго ждали встречи, можем потерпеть еще несколько часов. – Она поднесла к губам руку Льюиса и поцеловала ее. – Я прощаюсь с тобой, но ненадолго, Льюис. Мне предоставят комнату в госпитале, я буду рядом.

Ее голос оставался таким же нежным и тихим, волосы – такими же шелковистыми, блестящими и темными, какими их помнил Льюис, но в ней, произошли перемены, которых он поначалу не мог осознать. Потом он понял: в облике Эббры угадывалась утонченность, которой она была лишена прежде. Льюис напомнил себе, что со времени их последней встречи Эббра повзрослела на шесть лет и была уже не девчонкой, а молодой женщиной. Вдобавок, как бы сильно она ни изменилась, эти перемены не шли ни в какое сравнение с тем, как изменился он сам.

Еще около недели им не удавалось побыть хоть несколько минут наедине, хотя они ненадолго встречались каждый день. Первым делом за Льюиса всерьез взялись врачи.

У него обнаружили истощение, нарушение обмена веществ и аденому простаты. И еще эпилепсию. Его успокоили, сказав, что тревожиться из-за эпилепсии не стоит. Ее прогресс вполне можно сдержать лекарственными средствами. И уж конечно, он не должен стыдиться своих недугов, скорее наоборот. С точки зрения медиков, эпилепсия стала следствием тех страшных мучений, которые он вытерпел под пытками.

После медосмотра военные стали задавать Льюису вопросы. Кто из американцев находился вместе с ним в лагере в джунглях? Не слышал ли он, чтобы пленители упоминали имена американцев? Где располагаются другие южновьетнамские лагеря, в которых могли находиться американцы, числящиеся без вести пропавшими? Как он попал в плен? Как его допрашивали? Как с ним обращались? Какие сведения он выдал врагу, если выдал? Как звали людей, взявших его в плен? В какой точке джунглей Юминь находился его лагерь?

Вопросы следовали один за другим, пока у Льюиса не начинала кружиться голова. Его показали военному психиатру, который нехотя признал его состояние достаточно стабильным для пятидневного отпуска с женой. Врачи знали об истинной цели отпуска и были весьма обеспокоены тем, как сообщение Эббры отразится на состоянии Льюиса.

– Было бы гораздо лучше, если бы ваш муж получил столь неприятное известие, когда рядом находится врач, – внушительно произнес психиатр.

Эббра поблагодарила его за совет, но отказалась. Она не хотела заводить откровенный разговор в стенах госпиталя. Им с Льюисом нужно уединиться. По-настоящему. Их недолгие встречи в присутствии военного и медицинского персонала казались Эббре каким-то кошмаром, к которому она никак не могла привыкнуть.

Льюис был для нее совершенно чужим человеком. Тот миг, когда они впервые увиделись после разлуки, когда Эб-бра посмотрела ему в глаза и подумала, что перед ней тот, прежний Льюис, так и остался единственным мигом их близости. Теперь она видела в нем мужчину средних лет, который был изнурен до предела и изменился почти до неузнаваемости. Хотя Эббра и была потрясена переменами в его внешности, она была готова к ним. Было бы нелепо надеяться, что после долгого плена в кошмарных условиях Льюис вернется таким же, каким был в тот миг, когда они прощались.

Куда труднее было привыкнуть к переменам в характере Льюиса, к его глубокомысленной сосредоточенности, едва ли не маниакальному патриотизму, к его непоколебимой уверенности в том, что война, в которой он принимал участие, была справедливой.

– Нам следовало вести военные действия на Севере, где каждый – твой враг, где можно было не бояться, что твоя пуля попадет в союзника, – с пылом произнес однажды Льюис. – Наша главная, самая принципиальная ошибка состояла в том, что мы сосредоточились на преследовании вьетконговцев. Целью партизан было сдерживать наши силы, пока северовьетнамцы готовят такие крупные операции, как разгром Кхесань и новогоднее наступление в шестьдесят восьмом.

Эббре захотелось зажать уши руками и закричать. Она не желала выслушивать его рассуждения о войне, о стратегии, о том, каким великим президентом оказался Никсон. Она не понимала, зачем Льюис так упорно возвращается к военным темам. Должно быть, опрос, который провели военные, не прошел для него бесследно. Льюису вновь пришлось пережить те кошмары, что выпали на его долю.

Эббра внезапно осознала, что, если не считать чисто внешних перемен, Льюис остался прежним. Изменилась она сама. Даже если бы она не влюбилась в Скотта и знала, что Льюис жив, их нынешняя встреча все равно оказалась бы тяжелым испытанием для нее. Эббра пока не знала, облегчает ли эта мысль ее страдания или только усиливает их. Вынужденное заточение в госпитале внушало ей боязнь замкнутых пространств. Она тосковала по Скотту, стремилась к нему всеми своими мыслями, душой и телом.

В подземном гараже для персонала стоял маленький спортивный автомобиль, купленный Эбброй после выхода в свет ее третьего романа. Узнав о ее планах провести вдвоем короткий отпуск в Иосемите, Льюис с воодушевлением сказал, что, по его мнению, это лучшая мысль, которая кому-либо приходила на ум, с тех пор как он ступил на американскую землю.

Он оделся в гражданское, собрал большую сумку и теперь поджидал Эббру. Они должны были покинуть здание через служебный выход, чтобы избежать встречи с газетчиками, которые все еще толпились у главных ворот. Эббре оставалось лишь надеяться, что Льюис не станет интересоваться, зачем такие предосторожности, и не сочтет странным желание Эббры уберечь его от контактов с прессой.

В штатском костюме Льюис показался Эббре чуть более знакомым. Он надел темно-бордовую рубашку с открытым воротом и такого же цвета джемпер, кремовые слаксы и белые кожаные туфли. Эббра сама купила ему одежду и теперь с облегчением отмечала, что брюки и свитер, хотя и кажутся чуть мешковатыми, почти подходят Льюису.

– Ты отлично выглядишь, – искренне сказала она. Льюис посмотрел в зеркало, разглядывая свои поседевшие волосы и изжелта-серое лицо.

– Я похож на развалину, – откровенно признался он, но в его голосе прозвучала ирония. – Идем, пока кому-нибудь не пришло в голову взять еще одну пробу мочи или сделать анализ крови.

Он взял сумку, и Эббра повела его по коридору и вниз по служебной лестнице к подземному гаражу.

Льюис с изумлением рассматривал автомобиль.

– Чья это машина? – спросил он. – Ты взяла ее напрокат?

Эббра покачала головой и улыбнулась:

– Нет. Это мой автомобиль.

Льюис слегка нахмурил брови.

– Ты купила его на военную пенсию? Не слишком ли ты расточительна?

– Нет, – невозмутимо отозвалась Эббра, укладывая его сумку в багажник. – Не на пенсию.

Она уже сидела за рулем, и Льюис, открыв пассажирскую дверцу, устроился рядом.

– Откуда у тебя деньги? – осведомился он. На его лице появилось такое же суровое выражение, как у психиатра, когда тот требовал, чтобы они вернулись в госпиталь не позже чем через пять дней.

Эббра повернула ключ зажигания.– Помнишь мои литературные опыты? Так вот, все эти годы я продолжала писать.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что купила машину на гонорары за рассказы в дамских журналах?

Впервые с того мгновения, когда они остались вдвоем, Эббра рассмеялась:

– Нет. Я пишу книги. Я приобрела автомобиль на деньги, полученные после выхода моего третьего романа.

Посмотрев в зеркальце заднего обзора, она увидела, что Льюис помрачнел. Она не стала продолжать, зная, что он никогда не одобрял ее творчество и, вероятно, потребуется некоторое время, прежде чем он привыкнет к мысли, что его жена стала признанным писателем.

Поднявшись по пандусу, Эббра прибавила скорость и помчалась прочь, прежде чем их заметил кто-нибудь из журналистов.

– Ты так и не научилась хорошо водить машину, – кислым тоном заметил Льюис.

– Да, действительно. – Эббра выдавила улыбку, радуясь, что в его голосе вновь зазвучала ирония. Они оба изо всех сил пытались держаться друг с другом как нормальные люди, но это было чертовски трудно. Как для него, так и для нее.

В молчании, которое можно было счесть уютным, они ехали на восток, приближаясь к девственным просторам Иосемитского парка. На закате, когда впереди показались причудливые скалы и гигантские секвойи высотой в десятки метров, Эббра заметила:

– Почти приехали.

Льюис лишь кивнул. Отвернувшись от Эббры, он наслаждался прекрасными видами, словно не мог на них насмотреться.

Эббра понимала, почему он так молчалив. Льюис нервничал не меньше, чем она. Она свернула на стоянку у отеля, охваченная такой тоской по Скотту, что не знала сама, как ей удалось сдержаться и не выкрикнуть его имя.

Что ей делать? Ради всего святого, разве может она остановить свой выбор на ком-нибудь из них? Она нужна Льюису, чтобы он мог вновь почувствовать себя мужчиной, она должна помочь ему приспособиться к свободной жизни после многих лет страшного плена. Но ее другом и любовником был Скотт, тот самый человек, которого она теперь считала своим мужем.

– Ты выглядишь утомленной, – сказал Льюис, вынимая сумку из багажника. – Последние события потребовали от тебя такого же напряжения сил, как от меня.

Легкий вечерний ветер приподнял волосы Эббры и мягко бросил их ей в лицо.

– Мне сообщили, что ты умер, – просто сказала она, и при воспоминании о том страшном мгновении ее глаза заблестели от набежавших слез. – Три года я считала тебя погибшим.

Льюис опустил сумку на землю и обнял Эббру.

– Я знаю, милая, – успокаивающе произнес он. – Но теперь все это позади. – Он приподнял указательным пальцем подбородок Эббры, глядя на нее с улыбкой, которую она так хорошо помнила. – Мы опять вместе, Эббра, и у нас впереди вся жизнь.

– Льюис...

– Идем. – Он взял свою сумку и свободной рукой обнял Эббру за плечи. – Давай зарегистрируемся, сходим в душ и поужинаем. Все, о чем нам нужно поговорить, можно обсудить позже – о чем ты писала в своих книгах, как жила, часто ли общалась с моими родными за эти годы... – Войдя в вестибюль отеля, Льюис понизил голос: – И я не намерен ограничиваться только разговорами. – Заглянув в его темно-карие глаза, Эббра увидела перед собой прежнего Льюиса, в которого когда-то так сильно влюбилась. – Я хочу лечь с тобой в постель, – негромко добавил он, подходя к конторке портье. – Если бы ты знала, как я хочу заняться с тобой любовью!

Они поужинали при свечах в маленьком ресторане отеля. Впоследствии Эббра не могла припомнить, что она ела и много ли вокруг было людей.

Льюис старался поддерживать легкий, необременительный разговор, но любая тема, какой он касался, приносила Эббре мучительные страдания.

– Как я понимаю, Скотт по-прежнему играет за «Рэмсов»? – спросил он, когда официант унес почти не тронутый бифштекс Эббры из филейной вырезки.

– Да. – Она ограничивалась односложными словами, боясь сказать что-нибудь лишнее.

Принесли десерт, потом сладкое. Льюис протянул Эббре руку.

– Давай обойдемся без кофе, – сказал он наигранно-беспечным тоном, но в его глазах угадывалась мольба, до глубины души тронувшая Эббру.

Она кивнула, поднялась из-за стола и вслед за Льюисом покинула ресторан.

Где сейчас Скотт? Тяжело ли он переживает разлуку? Каково ему оставаться в неведении относительно того, что сейчас происходит между ней и Льюисом, спали они уже друг с другом или нет? И собирается ли Эббра вернуться к нему, Скотту?

Их номер был отделан в бледно-желтых тонах. На кровати лежали с полдюжины подушек, набитых лебяжьим пухом, хрустящие простыни, толстые одеяла и желтое покрывало.

Эббра приняла решение не рассказывать Льюису о Скотте до утра, но с каждой минутой ей становилось все труднее умалчивать об этом.

Начав раздеваться, Льюис чуть смущенно попросил:

– Пожалуйста, будь терпелива со мной, Эббра. Я так долго не... И я так смущен!

Его трогательно-искреннее признание придало Эббре душевных сил, в которых она так нуждалась. Льюис ее муж, и хотя они стали теперь почти чужими, она все еще его любит. Не так, как Скотта, но ведь Скотт совершенно другой человек. У него легкий характер, он без труда заражал Эббру своим весельем. Эббра заставила себя не вспоминать о Скотте. Если она будет думать о нем, ей несдобровать.

Она сняла платье и отозвалась:

– Я и сама смущена, Льюис. Нам обоим придется быть терпеливыми.

Эббра уже видела Льюиса наполовину обнаженным в госпитале, во время одного из медицинских обследований, но вид покрывавших его тело шрамов до сих пор несказанно ужасал ее.

На левой руке Льюиса виднелся отчетливый шрам – в том месте, откуда извлекли пулю. Это было самое легкое ранение. Спина Льюиса оказалась крест-накрест иссечена рубцами – это были следы долгих систематических избиений, а грудь покрывали пятна ожогов.

– Не очень-то привлекательное зрелище, – сказал Льюис, заметив, как Эббра посмотрела на него и тут же быстро отвела взгляд. – Прости, Эббра. Если тебе противно, я могу...

Эббре совсем не хотелось выслушивать, что он собирается предложить. В ее глазах застыла мука.

– Противно? – дрожащим от слез голосом переспросила она. – Ох, Льюис! Как ты мог подумать такое? Если я отвернулась, то лишь потому, что мне стало страшно от одной мысли о том, что с тобой сделали... какие мучения тебе довелось пережить. – Эббра торопливо пересекла комнату и крепко обняла Льюиса. – Я люблю тебя, – сказала она охрипшим голосом, и это была правда. Она действительно любила Льюиса. Любила его всегда. Даже когда она безоглядно влюбилась в Скотта, Льюис продолжал жить в ее сердце. А теперь она должна на несколько часов забыть об ужасной дилемме, разрывавшей ее душу. Она должна думать только о Льюисе и его желаниях.

Льюис держался с ней ласково, и Эббра вспомнила, что так бывало всегда. Медленно, с нежной настойчивостью он снял с нее лифчик и трусики.

– Я так долго ждал, любовь моя, – произнес он, привлекая к себе Эббру. – Ты не представляешь, как часто я мечтал об этом мгновении, как жаждал приблизить его...

Руки Эббры сомкнулись за его спиной, и минувшие годы словно исчезли. Закрыв глаза, она попыталась представить, что вновь вернулась на Гавайи, и это ей почти удалось.

– Я думала, что уже никогда тебя не увижу, – она, чувствуя, как руки Льюиса осторожно скользят от ее груди к бедрам. – Ах, Льюис! Когда мне сообщили о твоей гибели, я думала, что и сама умру!

Льюис никогда не был искусным любовником, и когда он, перекатив Эббру на спину, попросту улегся на нее сверху, она испытала облегчение. Ей вовсе не хотелось, чтобы ее довели до исступления языком и пальцами. Она не желала достичь того горячечного экстаза, до которого так легко доводил ее Скотт. Она хотела лишь прижать к себе Льюиса, почувствовать биение его сердца рядом со своим, испытать радость от сознания того, что это ее Льюис, что он может достичь физической разрядки и насладиться ее телом, – Льюис, которого она уже считала погибшим и который все-таки остался живым.

Когда все кончилось, они еще долго лежали молча, сжимая друг друга в объятиях. Эббру охватило глубокое чувство покоя и удовлетворения. Что бы ни случилось с ними завтра утром, когда она расскажет Льюису о Скотте, никто не сможет отнять у них эти минуты близости. Отныне Льюису не придется сомневаться в своих мужских способностях.

Эббра ласково провела рукой по зловещим отметинам на его спине. Она боялась, что, ложась с ним в постель, почувствует себя так, словно совершает измену. Но этого не случилось. Она не чувствовала, что предает Скотта. Прислушиваясь к размеренному дыханию Льюиса, она подумала, что это оттого, что, невзирая на старание и нежность, ему так и не удалось хотя бы приблизить ее к оргазму. В представлении Эббры физическое наслаждение было неотделимо от Скотта, и подсознание не позволяло ей отозваться на ласки чужих рук, даже тех, что некогда были ей так знакомы. И любимы.

При воспоминании о Скотте Эббру пронзила печаль. Скотт... Как же она по нему тоскует! Скотт всегда знал, о чем она думает, всегда был ей надежной опорой, любил ее, умел ободрить и заставить забыть о печали.

Льюис повернулся, и его губы скользнули по щеке Эббры. Она вздрогнула, надеясь, что он не воспримет ее движение как выражение протеста. Но он лишь подумал, что ей трудно выдерживать на себе его вес, и, перекатившись, улегся на спину, обняв Эббру за плечи.

– Я люблю тебя, – произнес он голосом, охрипшим от чувства удовлетворения и громадной усталости. – А завтра у нас получится еще лучше, обещаю тебе.

Эббра ничего не ответила. Не смогла ответить. Она лежала на кровати рядом с Льюисом, пока его не сморил сон, а потом повернулась на бок и стала ждать утра.

Едва проснувшись, Льюис напрягся всем телом. Его лоб покрыла испарина, обращенный к потолку взгляд метался из угла в угол в отчаянной попытке сориентироваться в новой обстановке.

– Все в порядке, – негромко произнесла Эббра, успокаивая его. – Ты вернулся в Америку, мы с тобой находимся в отеле, помнишь?

Льюис мало-помалу пришел в себя.

– Да, – неуверенно отозвался он. – Да, конечно. Извини, Эббра, но я на секунду...

– Я знаю. – Врачи предупреждали, что Льюиса терзают кошмары, и хотя он не вскакивает по ночам с криком, но утром просыпается мокрый от пота, думая, что по-прежнему находится во Вьетнаме.

Льюис передернул плечами, провел рукой по лицу и спросил, с трудом возвращаясь к реальности:

– Чем займемся сегодня? Отправимся в долину? Или поедем на машине в Гласье-Пойнт?

Эббра уселась и спустила ноги на застеленный ковром пол.

– Нам нужно поговорить, Льюис, – сказала она, чувствуя стыдливость из-за своей наготы, которой не было накануне. Взяв ночную рубашку, она сунула руки в рукава покроя «летучая мышь». – С тех пор, когда ты попал в плен, произошло много событий, которые касаются тебя в той же мере, что и меня.

Она поднялась и, прежде чем вновь посмотреть на Льюиса, завязала у шеи тесемки ночной рубашки.

Льюис приподнялся на подушках. Он еще не оделся, и в свете утреннего солнца Эббра увидела, что мышцы его груди и плеч уже начинают наливаться силой. В ближайшие несколько месяцев он вновь станет почти таким же широкоплечим и крепким, как в те времена, когда она впервые его увидела.

Эббре показалось, что она уловила в глазах Льюиса искорку страха, но он тут же полностью овладел собой.

– Ты имеешь в виду то, что произошло после получения известия о моей гибели? – хмуро уточнил он.

Эббра кивнула. Она ошиблась, полагая, будто Льюису и в голову не придет, что за долгие годы воображаемого вдовства у нее не было мужчин.

– Да. – Ее губы пересохли до такой степени, что она едва могла говорить, но нужно было продолжить. – Я думала, ты умер, – негромко заговорила она. – Как бы ты ни отнесся к тому, что я тебе сейчас скажу, не забывай об этом. За все те месяцы, пока я верила, что ты жив, я даже не взглянула на других мужчин.

Льюис встретился с ней взглядом. Его глаза с золотистыми искорками так потемнели, что Эббра не могла уловить их выражения.

– У тебя был мужчина? – коротко осведомился он. Эббра кивнула, и он, рывком спустив ноги с кровати, неподвижно уселся к ней спиной. После долгого молчания он заговорил вновь: – Когда мне сказали, что меня считали без вести пропавшим, я сразу понял... сообразил, что такое может случиться. – Он неторопливо поднялся и повернулся к Эббре, столь же явно не замечая собственной наготы, сколь остро она ощущала свою. – Мне это безразлично, Эббра. Я понимаю тебя. Да и как я могу не понимать? Но то, что случилось, осталось в прошлом. Отныне это нас не касается...

– Еще как касается! – Льюис двинулся навстречу Эббре, и она поняла, что должна все рассказать ему, прежде чем он коснется ее, прежде чем заключит в объятия. – Я... мы... – По ее лицу потекли слезы, и она не могла их остановить. – Мы женаты, Льюис! Я думала, что ты умер, и... о Господи, я этого не вынесу! Я не могу причинить тебе такую боль! Если бы только я не поверила, что больше тебя не увижу!

Льюис застыл на месте. Его дыхание участилось, губы побелели, и Эббре показалось, что он вот-вот потеряет сознание.

– Льюис! – Она метнулась к нему и обняла, сознавая, какую глупость совершила, надеясь справиться с этим кошмаром в одиночку. – Льюис, прошу тебя, соберись с силами! Я рассказала тебе об этом сама, поскольку не хотела, чтобы это сделал кто-нибудь посторонний! Потому что я по-прежнему люблю тебя! Я буду заботиться о тебе!

Льюис чуть пошатнулся, но потом его дыхание начало успокаиваться. Он несколько раз глубоко втянул в себя воздух.

– Ты меня любишь? Ты вышла за него только потому, что думала, будто я умер?

– Да! Да! – Ну конечно, это истинная правда. Она не вышла бы за Скотта, если бы знала, что Льюис жив. Она действительно его любит! Она не переставала его любить.

Льюис неторопливо высвободил руки из ее пальцев и, приблизившись к окну, выглянул наружу, рассматривая горный лесной пейзаж. Когда он наконец вновь посмотрел на Эббру, ей показалось, что складки, избороздившие его лоб и спускавшиеся от носа к губам, стали еще глубже. Он выглядел почти таким же измученным, как в день, когда ступил на землю авиабазы Тревис.

Он чуть растянул губы в успокаивающей улыбке.

– А больше ничего и не надо. Тот брак недействителен. Ты по-прежнему моя жена, Эббра.

Эббра понимала, что Льюис пытается успокоить ее. Он решил, что это было самое страшное известие, и радовался тому, что сумел достойно выдержать удар. При мысли о том, что ей еще предстояло сказать, Эббра залилась слезами.

– Льюис, я...

Осознав, что Эббра никак не может справиться с волнением, Льюис озабоченно нахмурился.

– В чем дело? Этот человек угрожает тебе? Требует, чтобы ты к нему вернулась?

Эббра покачала головой, пытаясь подыскать нужные слова, но не находила их.

– Где он сейчас? Неужели никто не поговорил с ним, не объяснил ситуацию? Черт возьми, кто он? Кто-нибудь из твоих знакомых в мире литературы?

Эббра вновь покачала головой, понимая, что приближается самый страшный момент в ее жизни.

– Нет, – сказала она, перестав плакать. У нее уже не осталось слез. – Нет, Льюис. Ты с ним, знаком. – Она посмотрела на него с невыразимой мукой, и во взгляде Льюиса загорелся огонек тревоги. Сделав чуть заметный, почти бессознательный жест, Эббра сказала просто: – Это Скотт. Я влюбилась в Скотта.

Ноги Льюиса подогнулись. Эббра бросилась к нему, но он грубо отстранил ее и поплелся к кровати.

– Господи! – только и услышала Эббра. – Господи Боже мой!

Он оттолкнул ее так сильно, что Эббра зашаталась и упала, распластавшись на полу. Она быстро поднялась на ноги, судорожно дыша.

– Льюис! Прошу тебя, Льюис!

Она протянула ему руку, и Льюис, вцепившись в ее пальцы, усадил рядом с собой на кровать и зарылся лицом в ее волосы.

– Ради всего святого, Эббра! – всхлипывал он, и Эббра тоже начала шмыгать носом. – Так ты хотела остаться моей женой через Скотта? Ты так сильно тосковала по мне?

Его речь была столь бессвязной, что Эббра едва улавливала смысл слов. Она сознавала лишь, что Льюис воспринял ее рассказ совсем не так, как она ожидала, и от несказанного облегчения едва не лишилась чувств. Медленно и постепенно, пока Льюис продолжал говорить, прижимая ее к своей груди, Эббра начала понимать, какой оборот приняли его мысли.

– Бедняга Скотт! Господи, какие мучения он должен был испытать! Значит, вот отчего ему и отцу не позволили навестить меня! Значит, их болезнь попросту выдумали, чтобы не дать нам встретиться до тех пор, пока ты не расскажешь мне о том, что произошло?

Эббра кивнула, желая, чтобы Льюис понял: не все так просто. Она вышла за Скотта по любви. Ей хотелось, чтобы Льюис смог понять это.

Она уперлась руками в его грудь и осторожно высвободилась.

– Я пошла под венец со Скоттом, потому что полюбила его. – Она тщательно подбирала слова, пытаясь развеять заблуждение Льюиса.

Льюис поднялся на ноги и набросил на плечи голубой махровый халат. Потом он зажег сигарету, подошел к окну и прислонился к раме, разглядывая залитые солнечным светом горы.

– У северовьётнамцев есть излюбленный способ ведения допросов, – заговорил он таким бесстрастным тоном, словно спрашивал Эббру, где они будут завтракать – в номере или спустятся в крошечный ресторан отеля. – Они обвязывали лианой мою раненую руку чуть повыше локтя, а свободный конец пропускали под правой рукой. Покончив с этим, они бросали меня на землю, укладывали на бок и начинали все туже затягивать лиану, пока локти не сходились за спиной. За считанные секунды путы затягивались так сильно, что кости выскакивали из суставов...

Эббра издала мучительный стон, но Льюис продолжал говорить, даже не взглянув на нее.

– Мне казалось, что грудь вот-вот взорвется изнутри. Ребра проступали из-под кожи, словно натянутые канаты. Потом, если везло, я терял сознание, но меня тут же приводили в чувство, окатив водой из ведра. Мне вновь и вновь задавали вопросы, и когда я отказывался отвечать, мои щиколотки и колени связывали лианой, а другой конец обматывали вокруг шеи. Потом петлю, которой были обвязаны ноги, вздергивали кверху, отчего мои ступни оказывались прижаты к ягодицам, и, наконец, связывали вместе обе петли.

Эббра негромко всхлипывала, но Льюис, не обращая на нее внимания, продолжал ровным тоном:

– В этот миг меня начинало тошнить, и я захлебывался собственной блевотиной. Я терял власть над мочевым пузырем и кишечником. Я уже не был капитаном Льюисом. Эллисом, а становился животным. Тварью. И знаешь, что поддерживало мои силы в ходе бесчисленных пыток, все те годы, что меня держали в клетке площадью четыре на шесть футов и высотой, достаточной, чтобы только сидеть?

Льюис повернулся к Эббре. В его глазах застыла отчаянная мольба. Эббра понимала, зачем он рассказывает ей о своих страданиях, хотя знает, что ей уже поведали об этом врачи. Таким образом Льюис просил ее остаться с ним. Выбрать его, а не Скотта. Таким образом, он давал ей понять, как отчаянно в ней нуждается.

– Это были мысли о тебе, Эббра, – сказал он, и его голос, утратив безразличие, стал хриплым и грубоватым. – Вьетнамцы прокалывали мне барабанные перепонки, избивали бамбуковыми прутьями, и в этом кошмаре лишь одно помогало мне сохранить разум – я знал, что ты ждешь меня. Я уцелел лишь потому, что был уверен: если я выживу, то вернусь к тебе. Ты помогла мне выжить, Эббра. Никто другой и ничто другое. Только ты.

Их глаза встретились, и Эббра почувствовала, как в ее душе что-то сломалось. Она была не вольна принимать решение. Решение может быть принято, только если существует выбор, но теперь Эббра видела: выбора у нее нет. И никогда не было. Ее долг – принадлежать Льюису.

Она пересекла разделявшее их расстояние и обняла Льюиса, понимая, что тем самым навсегда прощается со Скоттом, Санем и наполненной радостью и весельем жизнью с ними.

– Ты вернулся ко мне, Льюис, – еле слышно произнесла она, прижав голову к его груди, чтобы он не увидел страдания, застывшего в ее глазах. – Я всегда буду твоей.

Глава 36

Несмотря на то, что Скотт говорил, будто именно Эббра должна выбрать – Льюис или он, – Эббра понимала: в глубине души Скотт был уверен, что решать, в сущности, нечего. Их совместная жизнь давала Эббре то, чего не мог ей дать Льюис. Они считали себя мужем и женой два с половиной года, а усыновив Саня, стали не просто супружеской парой, но настоящей семьей.

Новый острый приступ боли пронзил Эббру. Саню придется остаться со Скоттом. Усыновление скорее всего будет признано незаконным, и Скотт превратится в единственного опекуна мальчика. Эббра потеряла не только Скотта, но и малыша, который стал ей сыном.

Четыре следующих дня Эббра прилагала нечеловеческие усилия, чтобы справиться со своим горем и помочь Льюису освоиться с непривычным для него положением свободного человека, беззаботного туриста. Они взяли напрокат лошадей в Уайт-Уолфе и неторопливой рысцой катались по глухим тропинкам округа Хай-Сьерра. Они ловили форель и ездили на машине в Гласье-Пойнт.

Когда подошло время уезжать из отеля и возвращаться в госпиталь, Льюисом овладело раздражение.

– Каждый раз одни и те же вопросы. Какую информацию хотели получить от меня вьетнамцы? Какими сведениями они уже владели? Господи, этому не будет конца!

– Осталось недолго, – возразила Эббра, понимая, что теперь, когда вот-вот завершатся предварительные опросы и медицинское освидетельствование, начнутся настоящие трудности.

Они не смогут жить в Калифорнии. Эббре была невыносима сама мысль о том, что Скотт и Сань находятся лишь на расстоянии автомобильной поездки от нее. Вдобавок, когда Льюиса выпишут из госпиталя, он уже не будет огражден от любопытства окружающих, которых интересует не столько сам офицер Эллис как военнопленный, выпущенный вьетнамцами в целях пропаганды, сколько ошибочные известия о его гибели и последовавший за ними брак его жены с младшим братом, знаменитым футболистом.

– Ты сошла с ума! Я не верю тебе! И никогда не поверю! – кричал по телефону Скотт. – Господи Боже мой! Я так и знал, что тебе нельзя самой рассказывать ему об этом!

– Мое решение никак не связано с этим, – ответила Эббра, сжимая трубку с такой силой, что побелели костяшки пальцев. – Все дело в том, что иного решения не существует. Если бы ты знал, какие он перенес страдания...

– Господи, я от всей души сочувствую Льюису, но это не значит, что ты обязана к нему вернуться! Ведь ты давно его не любишь... Ты ведь его не любишь?

Эббра знала, что Скотт обязательно задаст этот вопрос.

– Я все еще люблю его... – заговорила она ровным тоном.

– Это не ответ, – безжалостно перебил Скотт. – Любить человека еще не значит быть влюбленным в него, это разные вещи. Я тоже люблю Льюиса. Он мой брат. И я думаю, ты любишь его именно этой любовью. Но ты больше не любишь его как мужчину, потому что полюбила меня.

В голосе Скотта не угадывалось и тени сомнения, и Эббра понимала: у него нет причин сомневаться. Все, что он сказал, было истинной правдой. Но Эббра не собиралась менять свое решение остаться с Льюисом. Не могла. Если она это сделает, ей никогда не будет покоя.

– И все-таки я останусь с ним, – сказала она, и в ее негромком мягком голосе прозвучало свойственное ей упрямство.

После этих слов Эббры в голосе Скотта послышалось отчаяние.

– Ты должна его изменить, это решение! Ты не можешь бросить меня и Саня! Ведь мы семья, ради всего святого! А у вас с Льюисом никогда не было семьи. Боже мой, Эббра! Да ведь Льюис совершенно чужой тебе человек!

Эббра закрыла глаза, гадая, как после нескольких дней беспросветного отчаяния она еще сохранила способность плакать.

– Мне... очень жаль, Скотт, – запинаясь, произнесла она. – Я люблю тебя всем сердцем. Прощай, милый.

Опуская трубку на рычаг, она слышала, как Скотт кричит:

– Я приеду к тебе! Какого же дурака я свалял, отпустив тебя одну!

Она закрыла глаза руками. Ей придется сообщить врачам Льюиса о том, что произошло. Они сделают так, чтобы Скотта не пускали в здание. А что делать после того, как Льюиса выпишут из госпиталя? Она приподняла голову, упрямо и твердо выпятив подбородок.

Льюис и его командование сошлись на том, что, прежде чем решать, продолжать ли ему службу в армии, он должен получить годичный отпуск. Они с Эбброй смогут отправиться куда-нибудь вдвоем. Например, на Восточное побережье, поближе к его отцу. А то и дальше, в Париж или Лондон. Куда бы они ни поехали, Эббра сможет продолжать писать – хотя бы в этом она находила утешение. Никто и никогда не отнимет у нее ее работу.

Врачи Льюиса были единодушны в мнении, что встреча Льюиса со Скоттом принесет ему только ненужные волнения.

Невзирая на попытки Скотта взять двери штурмом, ему не позволили войти в здание. Эббра оставалась в госпитале, уединившись в отдельной комнате, которую ей предоставили на то время, пока Льюис проходит так называемую переориентацию.

Из его жизни было вычеркнуто шесть лет. Он покинул цивилизованный мир в 1966 году, и этот мир изменился. Китай уже не считался главным противником и превратился в союзника. Американское правительство делало дружеские жесты по отношению к Советскому Союзу. Все перевернулось вверх дном, и Льюису и его товарищам по несчастью требовалось войти в курс мировых событий, которые произошли за то время, что они находились в плену.

Порой Льюис едва находил в себе силы примириться с окружающим. Тяжелее всего было привыкнуть к переменам в самой Америке. Час за часом он просматривал ленты хроники, шаг за шагом постигая размах антивоенного движения. При виде длинноволосых студентов, сжигавших призывные повестки, Льюис вскакивал и в бешенстве выбегал из кинозала. Уотергейтский скандал ошеломил его. Ричард Никсон рисовался Льюису героем, которому он был обязан свободой. А еще были хиппи, и гомосексуализм каким-то непостижимым образом утвердился в качестве альтернативной нормы жизни...

Час за часом, день за днем Льюис просиживал перед экраном, читал вышедшие за шесть лет книги и газеты, прослушивал лекции на самые различные темы – от новых принципов отношений Америки с Китаем и СССР до перемен в моде и общественной морали, о развитии военной техники.

От всего этого голова Льюиса шла кругом, порой он чувствовал себя подавленным. Как могли политика, мода, мораль, музыка, технология и даже речь претерпеть столь разительные перемены? Почему семидесятые так разительно отличаются от шестидесятых? Льюис просматривал повторы популярных телевизионных шоу и «мыльных опёр».

– Больше я не намерен смотреть телевизор, – твердо заявил он Эббре по окончании «периода переориентации». – И не намерен по собственной воле слушать поп-музыку. Мне не нравились шестидесятые годы, но последние новшества попросту омерзительны.

Эббра рассмеялась, взяла его под руку, и они вышли из здания через служебные ворота, довольные тем, что навсегда покидают госпиталь. По просьбе Льюиса им позволили провести несколько дней с его отцом в Нью-Йорке. Руководство госпиталя, твердо намеренное не допустить ссоры Льюиса и Скотта, решило в течение нескольких дней сообщать в пресс-бюллетене, что Льюис по-прежнему находится на излечении и его выпишут не раньше чем в конце следующей недели, а к тому времени, если Льюис согласится, Эббра рассчитывала оказаться на другой стороне планеты, в Лондоне.

Последовавшие за этим дни, недели и месяцы не принесли Льюису и Эббре облегчения. Дела шли все хуже. Невзирая на медленное, но стабильное улучшение физического состояния, Льюиса продолжали мучить ночные кошмары. В первую их ночь в Лондоне он проснулся в три часа утра, весь покрытый испариной, с криком: «Там! Там!»

На следующий день он заперся в гостиной номера, отказываясь выходить с Эбброй и даже завтракать или обедать с ней.

Психиатр предупредил Эббру о том, что у Льюиса будет часто возникать потребность побыть одному, и рекомендовал ей смириться с его желанием, как бы тяжело это ни оказалось для нее.

В тот день, их первый день в Лондоне, Эббра позавтракала одна и все утро бродила по Национальной галерее и Национальной портретной галерее. Перед обедом она позвонила Льюису, спрашивая, не хочет ли он составить ей компанию, и когда он отказался, в одиночестве пообедала в «Фортнум энд Мэсон». Потом она прошлась по Пиккадилли и Хатчхердз, где, к своему удовольствию, обнаружила последнюю написанную ею книгу, выставленную на видном месте.

Вернувшись в отель, она опустилась на колени у кресла Льюиса и озабоченно попросила:

– Расскажи мне о том, что тебя тревожит. Ночные кошмары? Чье имя ты выкрикивал? Это был кто-нибудь из твоих тюремщиков?

Льюис сразу понял, какое имя она имеет в виду.

– Нет, – сказал он, проводя рукой по волосам, которые вновь становились густыми и волнистыми. – Мне приснилась Там, девушка-уборщица, которая работала у нас в Ваньбинь. Помнишь письмо, в котором я о ней рассказывал?

Эббра приподнялась и села на корточки. Это было очень давно, но она не забыла рассказа о девушке, с которой грубо обошелся отец, и о том, как Льюис спас ее от родственников, определив уборщицей, горничной и прачкой при штабе.

– Это та самая девушка, которая попросила тебя научить ее английскому языку?

Льюис кивнул, и при воспоминании о связывавших его и Там отношениях наставника и ученицы жесткая линия его рта чуть смягчилась.

Эббра озадаченно смотрела на него.

– Ты выкрикивал ее имя, потому что был испуган. Ты вспотел, дрожал всем телом. Отчего? Не понимаю.

Льюис встал и подошел к окну. Его лицо вновь стало суровым и мрачным.

– Америке не добиться победы во Вьетнаме, Эббра, – сказал он, глядя на умытые дождем улицы Лондона. – Будет подписано мирное соглашение, и мы выведем оттуда войска. После этого в зависимости от условий договора и их выполнения во Вьетнаме может установиться относительная стабильность, но лишь ненадолго. И когда Северный Вьетнам захватит Южный – а это обязательно произойдет, – все те, кто работал на американцев, и Там в их числе, окажутся в опасности.

– Этим и был вызван твой кошмар?

– Да, – ответил Льюис. – Именно этим.

– Если бы не твои книги, пресса не заинтересовалась бы нами, – натянутым тоном заявил Льюис, впервые увидев в журнале статью о себе, Эббре и Скотте. – Ты читала эту галиматью? Полная чепуха!

Эббра прочла куда больше заметок на эту тему, чем Льюис, и была гораздо лучше подготовлена к тому, что могло оказаться в очередной статье.

– Не так уж плохо, – примирительно отозвалась она, опуская журнал в корзину для мусора. – В средствах массовой информации подобные рассказы называются светской хроникой, и нам не приходится ожидать ничего иного.

Льюис с яростью обрушился на нее.

– Я не обязан ожидать ничего подобного! – взорвался он. – Вы со Скоттом жили как хотели, не таясь сообщества, но это еще не значит, что меня нужно втягивать в эту грязную историю!

Кровь отхлынула от лица Эббры. Она понимала: ей нельзя оставаться в одной комнате с Льюисом, иначе она наговорит ему вещей, которые разрушат все то, что они пытались воссоздать общими усилиями.

– Я иду гулять, – отрывисто бросила она и, не дожидаясь ответа, торопливо покинула комнату.

Были и другие трудности. Плотские аппетиты Льюиса не уменьшились, но любовником он был заурядным. Его ласки оставались однообразными – он был нежен и настойчив, но не умел возбуждать. Эббра стосковалась по пылкой, полной фантазии страсти Скотта, по ощущению полного единения, которое неизменно воцарялось между ними.

Порой ее охватывало чувство такого одиночества, что она начинала гадать, сумеет ли его выдержать. Даже Лондон не мог развлечь ее. Перед отъездом из Штатов командование представило Льюиса нескольким сотрудникам американского посольства. К удивлению Эббры, он тут же пустил знакомства в ход и вскоре вошел в круги, совершенно ей чуждые.

Вместо того чтобы сблизиться с женами новых друзей Льюиса, Эббра проводила долгие часы в музеях и галереях, но ее мысли занимали не картины и предметы старины, а Скотт и Сань. Порой, где бы она ни находилась, по ее лицу струились слезы. Одним утром она расплакалась в самом центре Пиккадилли, в другой день начала всхлипывать в торговом зале «Хэрродз». Она сознавала, что с ней творится, понимала, что приближается к нервному срыву, поэтому попыталась все свои силы и решимость сосредоточить на противостоянии ему.

Если не считать адвоката Эббры, единственным человеком, лондонский адрес которого она знала, была Пэтти. Весь этот год Пэтти забрасывала ее пространными письмами, истязала безжалостными вопросами. Почему Эббра не пишет? По условиям контракта она должна предоставить очередную рукопись в мае. Не забыла ли она об этом? Связалась ли со своим лондонским издателем? Как дела у Льюиса? Хорошо им вдвоем в Лондоне или они несчастны?

Может быть, именно поэтому Эббра перестала писать? Не потому ли она не пишет даже писем? Не хочет ли она встретиться и поговорить? Если так, Пэтти готова немедленно вылететь в Лондон.

Сведения, которые она сообщала в своих письмах, приносили Эббре еще большие страдания, чем ее расспросы. Скотт побывал у нее в гостях вместе с Санем. У Саня все хорошо, но Скотт держался напряженно и выглядел усталым. Он опять спрашивал у нее лондонский адрес Эббры и Льюиса, но Пэтти с прежней твердостью отказала. Это было непросто. Получив отказ во время предыдущего своего визита, Скотт так расстроился, что вышел из себя и ударом кулака пробил насквозь дверь.

Эббра отложила письмо, не в силах продолжать чтение. Она не видела возможности встречаться со Скоттом, оставаясь при этом женой Льюиса. Ну а Сань?.. Разве не может она видеться с Санем? Эббра решила посоветоваться об этом с Сереной и отправила ей письмо.

Нет, – твердо ответила Серена в своем ответном послании. – Было бы непорядочно по отношению к Саню появиться перед ним на несколько часов или дней, а потом вновь исчезнуть. Он не способен разобраться в запутанных взаимоотношениях, которые связывают тебя с Льюисом и Скоттом. Скотт по-прежнему регулярно пишет мне, и я знаю, что он посвящает мальчику все свое свободное время. В обществе Скотта Саню гарантировано душевное спокойствие, в котором он так нуждается. Если Сань будет встречаться с тобой, зная, что ты не видишься со Скоттом, это может породить столь тяжелую ситуацию, что мальчик не сумеет с ней справиться...

От того, что Эббра так любила Саня и скорее умерла бы, чем заставила его страдать, ей предстояло смириться с мыслью, что придется жить без приемного сына, как и без Скотта.

Единственным человеком, который, по-видимому, не испытывал никаких неудобств, был Льюис. По приезде в Лондон Эббра полагала, что они останутся там на несколько недель, от силы на месяц, но Льюис влюбился в британскую столицу.

Он полностью восстановил физическую форму, и теперь в его облике ничто не напоминало о плене. Он всегда был крепко и плотно сбит, и благодаря неустанным тренировкам его тело стало столь же сильным и мускулистым, как прежде. Его волосы вновь отросли, и седина в них была уже не так заметна. Она поблескивала лишь кое-где на висках и совсем не выглядела отталкивающе – наоборот, придавала Льюису еще больше привлекательности.

О том, что он по-прежнему хорош собой, красноречиво свидетельствовало поведение посольских жен, осторожно заигрывавших с ним. Было очевидно, что в глазах общества Льюис намного популярнее Эббры.

– Всякий раз, когда эти женщины смотрят на меня, мне становится совершенно ясно, о чем они думают и о чем вспоминают, – сказала она после вечеринки, на которой с ней почти никто не разговаривал, если не считать хозяйки дома.

Льюис снял пиджак и принялся за запонки.

– Боюсь, это цена, которую тебе придется заплатить, Эббра, – небрежно бросил он и продолжал раздеваться, не обращая внимания на ее пораженный, полный страдания взгляд.

Эббра отлично поняла, что он имеет в виду. Едва ли не полный бойкот – вот какова цена, которую она должна была заплатить за то, что вышла замуж за Скотта, получив известие о гибели Льюиса. Во всяком случае, ей предстояло расплачиваться за это до тех пор, пока она находилась в окружении знакомых Льюиса, среди его новых друзей.

В начале 1972 года, по мере того как отпуск Льюиса подходил к концу, Эббра все явственнее чувствовала, что они отдаляются друг от друга.

– Пришло время съехать с квартиры и купить дом, – заявил Льюис однажды утром, когда они с Эбброй сидели за чашечкой кофе, предшествующей завтраку. – Мне сделали предложение занять пост советника посольства, и я решил его принять.

Эббра дрогнувшей рукой опустила чашку на стол.

– Какого советника? Почему ты ничего мне об этом не говорил? Я полагала, ты все еще раздумываешь, продолжать ли армейскую карьеру.

– Я подумал и решил согласиться, – ответил Льюис и ловко сменил тему беседы, спросив, не забыла ли Эббра, что сегодня вечером они идут в театр.

На смену 1972 году пришел 1973-й, и временами Эббра всерьез задумывалась над тем, не работает ли Льюис на ЦРУ. Он не рассказывал ей, какие советы и кому дает. Он ничего не говорил ей о своей службе. Эббра пропустила срок сдачи рукописи – хотя она и опасалась, что издатель разорвет контракт, продолжать работу не могла.

Она продолжала получать через адвоката письма от Скотта. Как и раньше, Скотт угрожал ей, требовал, умолял бросить Льюиса и вернуться к нему. Он вкладывал в письма свои фотографии и снимки Саня, и всякий раз, когда Эббра доставала их из конверта, ей казалось, что ее сердце вот-вот разорвется. Она так любила их обоих! Но она не могла вернуться к ним после торжественного обещания, которое дала Льюису. Когда в Париже были подписаны мирные соглашения, Эббра решила, что ночные кошмары оставят его. Вместо этого они лишь становились все более частыми и все более сосредотачивались на его вьетнамской подруге.

Психиатр предупреждал Эббру, что мучительные воспоминания людей, побывавших в плену, нередко концентрируются вокруг какого-либо заурядного события. Эббра гадала, верно ли это в отношении Льюиса, или он всерьез озабочен судьбой Там, поскольку был связан с ней более тесными узами, чем говорил.

Это предположение казалось весьма интригующим, но Эббре было трудно представить Льюиса в объятиях вьетнамки. Во всем, что касалось секса, он был пуританином. Невзирая на все ухищрения женщин, восхищавшихся им, Эббра ничуть не сомневалась, что он ни разу не попался на крючок. Столь же уверена она была и в том, что Льюис оставался верен ей, находясь во Вьетнаме.

Спустя несколько недель стало ясно: Льюис был прав, перемирие между Севером и Югом не затянется. Едва ли не первыми жертвами стали девять членов миротворческой миссии, чей вертолет был сбит в воздухе партизанами Вьетконга.

К осени коммунистические войска начали проводить небольшие операции на территории Юга. В начале 1974 года нападения участились. Они приобретали все больший размах. Письма Серены, которые она ежемесячно посылала Эббре из Сайгона, были посвящены тем затруднениям, которые они испытывали с Майком, подыскивая приемных родителей для десятков детей, все еще остававшихся на их попечении.

Мы должны пристроить их как можно быстрее, – писала Серена. – Здесь, в Сайгоне, каждый понимает, что времени осталось совсем мало. Конец уже близок.

Скотт продолжал слать ей письма через адвоката, но тон их изменился. Я по-прежнему люблю тебя и буду счастлив, если ты вернешься, но я уже не живу монахом, – сообщил он ей в своем последнем послании. – Это не в моем характере, и, надеюсь, ты это понимаешь! Но мне это не нравится, Эббра. Мне не нужны другие женщины. Мне нужна только ты. Я уверен, ты понимаешь, какую ужасную ошибку совершила. Жалость – это еще не повод жить с кем-либо. Знай Льюис, что сострадание – единственная причина, по которой ты остаешься с ним, он бы тебя не поблагодарил. Я не сомневаюсь: ты веришь, что твой поступок честен и благороден, но ты ошибаешься, милая. Это не так. Истинное благородство заключалось бы в том, чтобы вернуться к людям, которых ты любишь и которые любят тебя. Возвращайся, милая. Прошу тебя.

На Рождество Пэтти сообщила ей в письме, что одна из ее авторов, девушка, с которой Эббра пару раз встречалась в Лос-Анджелесе, отправляется в Лондон:

Она замужем за дипломатом, поэтому ты обязательно встретишься с ней в посольских кругах. По-моему, в последний раз ты виделась с ней на одной из моих вечеринок. По крайней мере Скотт ее помнит. Он считает, что она тебе понравится, поэтому я надеюсь, ты не обидишься, если я попрошу ее присматривать за тобой...

Еще в прошлом году Эббра возненавидела Рождество. Уж очень оно напоминало ей о детях, о Сане, заставляя мучительно раздумывать над тем, как могла бы сложиться ее судьба.

– Я вижу, ты не любишь званых обедов, – сказал Льюис, когда Эббра нехотя одевалась к вечеринке, которая должна была состояться в резиденции французского посла. – Но сегодня будет нечто особенное. Сегодня будут много говорить об ухудшении ситуации во Вьетнаме, и я хотел бы услышать об этом лично.

Как всегда во время подобных мероприятий, Эббру и Льюиса почти немедленно разлучили и они оказались в окружении разных групп людей, потягивавших шампанское.

– ...на мой взгляд, коммунисты готовы начать полномасштабное наступление на Юг, – говорил англичанин, стоявший рядом с Эбброй.

Эббра обвела взглядом помещение и увидела Льюиса, беседовавшего со светловолосой девушкой, которая показалась ей смутно знакомой. Уголки губ Эббры дрогнули в легкой улыбке. Должно быть, это та самая писательница, которая также пользовалась услугами Пэтти. Эббра гадала, найдется ли у них общая тема для разговора.

– Простите, я не запомнила вашего имени, когда нас знакомили, – взволнованно произнесла девушка. – Тут столько людей, порой я не слышу, что говорю. – Она оглянулась, увидела знакомое лицо Эббры и воскликнула: – О Господи, неужели это Эббра Эллис?! У нас общий агент. Не понимаю, почему она в последнее время бросила писать. Как вы думаете, она не больна? Она плохо выглядит. В последний раз я видела ее со вторым мужем. Она буквально лучилась от счастья. Еще ни разу в жизни я не встречала людей, которые так любили друг друга...

Но Льюис уже не слушал ее. Он смотрел на Эббру.

– ...и Пэтти попросила меня при возможности развлекать ее, потому что она стала настоящей затворницей...

– Прошу прощения, – вежливо произнес Льюис.

Он протиснулся сквозь заполонившую комнату толпу, и при его приближении Эббра улыбнулась. Только сейчас он заметил, какая она бледная и как напряженно держится, как сильно она изменилась.

– Едем домой, – коротко бросил он, беря Эббру за руку.

– Почему? Мне казалось, ты хотел узнать, что думает генерал о положении во Вьетнаме.

– Кажется, я вел себя как последний болван, – ответил Льюис, ведя Эббру через толпу к дверям. – Мне нужно с тобой поговорить.

Они молча ехали домой по темным улицам. Оказавшись в уютном тепле квартиры, Льюис налил Эббре хереса, протянул ей бокал, а сам закурил сигару.

– Что случилось? – удивленно спросила Эббра. – Ты согласился работать в другом месте и опасаешься, что мне там не понравится?

Она сидела в кресле у маленького стола из красного дерева. Льюис продолжал стоять, глядя на нее. Несмотря на тени под глазами и бледность, она по-прежнему была очень красива. На ней было облегающее фигуру платье из черного шерстяного крепа, элегантное и дорогое.

Льюис без лишних слов начал:

– Женщина, с которой я разговаривал, сказала, что видела тебя в Калифорнии. Ты была там со Скоттом.

Пальцы Эббры крепче стиснули ножку бокала.

– Да, мы встретились у Пэтти.

Льюис не отрывал от нее печальных глаз, в глубине которых поблескивали золотистые искорки.

– Она сказала, ты лучилась от счастья. И еще она добавила, что никогда не видела женщину, которая была бы так влюблена.

Эббра выдержала его взгляд, но ничего не ответила.

– Значит, ты действительно любила Скотта? Значит, я свалял дурака, решив, будто бы ты вышла за него только потому, что видела в нем мое продолжение?

Эббра поднялась на ноги и поставила бокал на стол.

– Я очень любила Скотта, – ровным голосом отозвалась она. – Я говорила тебе в Иосемите. Но ты не обратил на мои слова никакого внимания.

– Боже мой! – негромко произнес Льюис и погасил в пепельнице едва начатую сигару. – И все это время ты продолжала его любить?

Они смотрели друг на друга в заливавшем комнату свете ламп.

– Да, – чуть слышно ответила Эббра, понимая, что больше не в силах притворяться, что больше никогда не станет лгать. Никогда.

Они стояли на расстоянии ярда, глядя друг на друга. Наконец Льюис заговорил:

– Сам не пойму, как я мог быть таким глупцом. Из-за своего эгоизма я едва не погубил тебя. И что самое ужасное, в этом не было никакой необходимости. Правда, я очень нуждался в тебе первые недели, но потом, по приезде в Лондон, я понял, что мы едва знаем друг друга. Мои интересы чужды тебе, а твои – мне. Мы стали чужими людьми, связанными друг с другом глубокой симпатией и взаимным чувством долга.

Эббра испытала столь головокружительное облегчение, что едва не потеряла сознание.

– Ты хочешь сказать, что... больше меня не любишь?

– Я люблю Там, – ответил Льюис, и в его глазах застыло страдание. – Но после того как ты доказала мне свою верность, я не решался тебе об этом сказать. Я не решался вернуться за ней во Вьетнам.

– Но теперь ты можешь это сделать.

– Да.

Внезапно рухнула разделявшая их стена. Они разом шагнули навстречу друг другу.

– Возвращайся к ней, и быстрее! – сказала Эббра, крепко обнимая Льюиса. – Серена пишет, осталось совсем мало времени.

– А ты? Что будешь делать ты? – спросил он взволнованно.

Эббра смеялась и плакала одновременно:

– Я полечу в Калифорнию первым же рейсом. Завтра в это же время я буду со Скоттом и Санем, если они меня примут!

Глава 37

В течение всего 1974 года в Сайгоне нарастала напряженность. Вблизи демилитаризованной зоны то и дело вспыхивали стычки между правительственными и коммунистическими отрядами. Парижское перемирие оказалось чистой формальностью. Американские войска покинули вьетнамскую землю, но кровопролитие продолжалось.

Майк и Серена работали по восемнадцать часов в сутки, непрерывно сражаясь с бюрократической машиной в надежде найти для оставшихся детей приемных родителей в Америке и Европе и получить выездные визы, прежде чем Сайгон падет.

Жизнерадостность и заразительное веселье Габриэль сделали ее всеобщей любимицей. Дети были очарованы ее пламенно-рыжими волосами и способностью бегло говорить по-вьетнамски. К ее удивлению и удивлению Серены, хотя они и не предпринимали ни малейших усилий, чтобы сдружить крошку Гэвина и Кайли, малыши стали неразлучны. Может, так случилось из-за того, что они оба несколько отличались от большинства питомцев приюта. В Гэвине угадывалась вьетнамская кровь, хотя его волосы представляли собой нечто среднее между огненной шевелюрой Габриэль и светлыми волосами отца, а переносица до сих пор была усыпана веснушками. Кайли выглядела типичной метиской, но живые голубые глаза, кремовая кожа и черные волосы делали ее похожей скорее на ирландку, чем на вьетнамку.

Ни Габриэль, ни Серена не мешали их дружбе. После гибели Кайла сложные чувства, которые Серена питала к его дочери, уже не так мучили ее. Она все чаще проводила время с Кайли, подружилась с ней, чего уже давно хотела. Ее отношения с Чинь также наладились. Они не стали близкими подругами и не могли стать ими в дальнейшем, но все же Серена сделала копию фотографии Кайла и подарила ее Чинь вместе со снимком усыпанной цветами могилы Кайла, который его мать прислала Серене спустя несколько недель после похорон. В ответ Чинь, приводя в приют Кайли, неизменно приносила Серене то букет цветов, то домашнее хао том – маленькие палочки креветочной пасты домашнего приготовления.

– Ты не предлагала Чинь покинуть Сайгон вместе с Кайли? – спросил Майк вскоре после того, как они услышали о взятии северовьетнамцами Пхуокбинь, города, расположенного в восьмидесяти милях к северу от Сайгона.

Серена промывала рану ребенку, в которого угодил осколок стекла, вылетевший при взрыве гранаты в одном из сайгонских кафе.

Она на мгновение оторвалась от работы.

– Нет, но ведь никаких затруднений не предвидится, не так ли? Отец Кайли – американец, и, насколько мне известно, жены и дети американских служащих получат преимущество, когда дойдет до эвакуации.

– Чинь не была его женой, – заметил Майк, начиная накладывать швы на рану ребенка.

– Мы можем засвидетельствовать, что они состояли в гражданском браке.

– Верно. Но все же мне кажется, ты должна обсудить с ней это. Может быть, она не хочет уезжать. Вьетнамцы горячо любят свою родину. Ты должна убедить ее в том, что всякий, кто каким-либо образом был связан с американцами, не может рассчитывать на хорошее обращение при коммунистическом режиме. А поскольку Кайли – явная полукровка, она никогда не сможет стать полнокровным членом общества, какая бы система ни возобладала во Вьетнаме после его объединения.

Стоило Серене заговорить об этом, Чинь упрямо покачала головой:

– Нет. Куда я поеду? Где я буду жить?

– Ты поедешь в Америку, Чинь. Тебе предоставят все необходимое, я позабочусь об этом. Ты хорошо говоришь по-английски, никаких затруднений не будет.

– Но Вьетнам – моя родина. В Сайгоне мой дом.

– Коммунисты захватили столицу провинции Пхуок-лонг. Америка не вмешивалась и больше не будет вмешиваться, если не считать заявления, в котором выражается протест против этой операции. Через несколько месяцев, а то и недель северовьетнамская армия нанесет удар по Сайгону.

В глазах Чинь промелькнул испуг, но она вновь покачала головой:

– Нет, я не верю в это. В шестьдесят восьмом году они обстреляли Сайгон, прорвались на Президентскую площадь и в американское посольство, но чтобы северовьетнамские войска прошагали по улице Тюдо? Нет. Америка никогда этого не допустит. Это невозможно.

– Очень даже возможно, – хмуро отозвалась Серена. – Ради Кайли и себя самой ты должна уехать, а для этого потребуются соответствующие документы. Я не могу получить их без твоего согласия, Чинь.

– Поговорим потом, – нехотя отозвалась Чинь. – Сейчас я даже думать об этом не могу. Это слишком серьезное решение. Я дам свой ответ позже.

Больше Серена ничего не могла сделать. В январе коммунисты продвинулись еще ближе к Сайгону. Президент Тхиеу запаниковал. В безуспешной попытке обезопасить прилегающие к столице провинции он велел своим войскам отступить к югу. Этот приказ разом отдал северянам половину Южного Вьетнама. Сотни тысяч беженцев хлынули с севера, борясь за дорожные пространства с отходящими войсками.

Двадцать первого марта северовьетнамцы начали наступление на Хюэ, древнюю императорскую столицу. Трое суток продолжался мощный артиллерийский обстрел предместий, после чего командир южновьетнамских войск отдал приказ оставить город и вместе с армией бежал морем в Дананг, бросив жителей Хюэ на произвол судьбы.

Майк торопливо вошел в переполненную палату «Кей-тонг» и коротко произнес, обращаясь к Серене:

– Пришел американец, спрашивает тебя. Судя по всему, ты знакома с его женой.

Серена ввела иглу капельницы в предплечье младенца и туго перевязала, чтобы она не выскочила.

– Наверное, он спутал меня с кем-нибудь.

– Нет, не спутал. Его зовут Льюис Эллис. Он собирается спуститься на юг дельты Меконга до Ваньбинь и отыскать там девушку, которая работала у него в шестьдесят шестом. Он спрашивает, не можем ли мы ему чем-либо помочь.

– Льюис? – недоверчиво переспросила Серена. – Муж Эббры?

– Он самый. – Майк устало улыбнулся. – Но у меня сложилось впечатление, что, судя по его твердому намерению найти эту девушку, он уже не муж Эббры.

Изумленная, Серена побежала к поджидавшему ее Льюису. На первый взгляд он показался ей старше, чем она представляла, но потом она вспомнила, сколько времени ему пришлось провести в плену в лесном лагере. Ей сразу понравилось лицо Льюиса – строгое и непреклонное, но теплота, которой лучились его глаза, смягчала жесткую прямую линию его губ.

– Здравствуйте, – сказала она, протягивая ему руку. – Я Серена Андерсон.

Рукопожатие Льюиса под стать всему его облику было твердым и крепким.

– Я очень рад познакомиться с вами. – У него был глубокий звучный голос, и Серена сразу поняла, отчего восемнадцатилетняя Эббра так страстно влюбилась в него. – Эббра много рассказывала о вас.

Времени на обмен любезностями не было, и Серена сразу приступила к делу:

– Майк сказал, вы собираетесь отправиться в Дельту?

– Да, я еду завтра. Поскольку вы и Майк лучше многих знакомы с ситуацией, я хочу посоветоваться с вами, как это лучше всего сделать.

– Лучше всего было бы не делать этого, – сухо отозвался Майк. – Одному Богу известно, сколько батальонов северян приближается к Сайгону. Ваши шансы добраться до Ваньбинь чрезвычайно малы.

– И тем не менее я еду, – заявил Льюис голосом, в котором не угадывалось и тени сомнения. – Я должен найти девушку, которая там живет. Ее зовут Нгуен Ван Там. Я хочу забрать ее с собой в Штаты.

– Прошло девять лет, – осторожно заметила Серена, радуясь в душе тому, что Эббра вернулась к Скотту. – Какие бы отношения ни связывали вас с Там, вы вряд ли можете надеяться, что она по-прежнему ждет вас.

Глаза Льюиса потемнели:

– Вы правы. Но я могу по крайней мере встретиться с ней, предоставить ей возможность уехать со мной, если она того пожелает.

– Неподалеку от Ваньбинь находится маленький приют под покровительством католических монахинь, – заговорил Майк. – Детей необходимо срочно доставить в Сайгон. Еще сохраняется некоторая возможность включить их в программу по усыновлению.

– Хотите сказать – вы поедете со мной? – отрывисто спросил Льюис.

Майк кивнул, отлично понимая, сколь ничтожны их шансы предпринять это путешествие и остаться в живых. Он знал о том, что Льюис находился в плену в джунглях Юминь, и считал, что этот человек достаточно настрадался. Если девушка, которую ищет Льюис, так важна для него, Майк будет лишь счастлив помочь ему отыскать свою любовь.

Спустя несколько часов после их отъезда из города Габриэль ворвалась в приют с сияющим лицом.

– Ну наконец-то, cherie!У меня новости! Настоящие новости! Один сайгонский журналист, который работал на западные агентства, а на самом деле был тайным агентом коммунистов, связался с Нху и сказал ей, что Ханой намерен в ближайшие несколько недель взять Сайгон и после этого Гэви-на доставят на Юг вместе с наступающими войсками!

– Ох, Габи! – Серена крепко обняла подругу. – Но откуда тебе знать, что этот человек говорит правду? Зачем военным везти с собой Гэвина?

– Из уважения к памяти Диня, Именно этого хотел Динь. Будучи журналистом, сочувствующим Северу, Гэвин – наилучший кандидат на роль летописца исторического завоевания Юга!

– Может, он и был наилучшим кандидатом девять лет назад, но вряд ли можно рассчитывать, что Гэвин по-прежнему сочувствует коммунистам, после того как они долгие годы держали его на Севере вопреки его воле.

Габриэль беспомощно пожала плечами, но ее глаза продолжали сверкать.

– Быть может, мои слова покажутся тебе бессмыслицей, Серена, но вьетнамцы рассуждают иначе. Нам не известно, что сказал им Гэвин, на что он согласился. Главное, что человек, связавшийся с Нху, утверждает, будто его сведения совершенно надежны. Когда северовьетнамские войска займут Сайгон, Гэвин будет вместе с ними!

В пасхальное воскресенье пал прибрежный город Дананг. Там воцарился еще больший хаос, чем в Хюэ. Город был переполнен беженцами из уже занятых городов, и сотни тысяч людей, опасаясь коммунистических репрессий, пытались спастись морем. Солдаты боролись с гражданскими за обладание судами. Детей разлучали с родителями, давили и топили в поднявшейся панике.

В тот день в Дананге армия Южного Вьетнама достигла дна своего падения. Потеряв командиров, никем не управляемые, солдаты срывали с себя форму и терроризировали местных жителей хуже коммунистов.

– Тебе нельзя больше ждать, – с печалью сказала Габриэль Серене, когда их ушей достигла весть о сдаче Дананга. – Невзирая на все бюрократические препоны, оформление документов на усыновление и выездных виз должно быть завершено в ближайшее время. Ты должна еще раз поговорить с Чинь. Нужно сделать все, чтобы она и Кайли могли выехать в Америку.

– А как же крошка Гэвин? – спросила Серена.

С тех пор как стало известно, что Гэвин появится в Сайгоне вместе с наступающими войсками, она не сомневалась, что Габриэль ни при каких обстоятельствах не покинет город.

– Я хочу, чтобы вы с Майком взяли его с собой, когда будете уезжать.

Серена кивнула. Ни она, ни Майк не хотели бежать, но и его, и ее посольства совершенно ясно дали понять, что, когда начнется полномасштабная эвакуация зарубежного персонала, им волей-неволей придется войти в число тех, кого вывезут из города по воздуху.

Тем же вечером Серена вновь встретилась с Чинь и на сей раз проявила настойчивость:

– Пойми, Чинь, теперь уже ничто не может остановить наступление Севера. Неужели ты хочешь, чтобы Кайли росла при коммунистическом режиме? Неужели хочешь, чтобы она страдала от того, что ее отец американец?

В черных миндалевидных глазах Чинь появилось загнанное выражение.

– Нет, конечно, не хочу, – ответила она, заламывая руки. – Но у меня семья в Сайгоне. Моя сестра...

– Я позабочусь и о твоей сестре, – заверила ее Серена, гадая, каким образом удастся выполнить это обещание. – Собери сумку и держи наготове, а все прочее предоставь мне.

Расставшись с Чинь, она поехала в американское посольство. Сотрудник, с которым она заговорила, поначалу смотрел на нее с восхищением, а после того как она сообщила, чего от него хочет, – с жалостью.

– Леди, – утомленно произнес он. – Имеете ли вы представление о том, сколько вьетнамцев желали бы унести ноги из Сайгона? В нашем списке сто сорок тысяч имен, и это только верхушка айсберга!

– Эта женщина состояла в гражданском браке с Кайлом Андерсоном, пилотом Первого авиационного полка, который погиб под пыткой в Хоало, – ледяным тоном заявила Серена. – Она родила от него ребенка. Кайл погиб, защищая интересы вашей страны. И самое меньшее, что может сделать Америка, – это отправить в безопасное место его ребенка и женщину, которую он любил.

Служащий посмотрел на нее с интересом:

– Откуда вы все это знаете?

– Оттуда, что хотя она и была его неофициальной женой, но законным браком сочеталась с ним я, – невозмутимо ответила она. – Перед тем как его убили, он написал мне послание с просьбой о разводе. У меня нет ни малейших сомнений в том, что у них была настоящая любовь и что Чинь и ее дочь заслуживают того, чтобы их эвакуировали, не меньше прочих вьетнамцев, которые были тесно связаны с американскими гражданами.

– Ну и ну, – произнес служащий, вглядываясь в Серену со всевозрастающим интересом. – За этим столом мне довелось выслушать немало потрясающих откровений, но впервые я вижу перед собой супругу, которая просит место в самолете для любовницы собственного мужа. Подобный рассказ заслуживает определенного доверия, и я признаюсь, что верю вам и готов оформить необходимые бумаги и проследить за тем, чтобы эту женщину и ее дочь внесли в списки эвакуируемых.

– А также еще одного члена семьи Чинь, ее сестру, – безжалостно добавила Серена и, послав собеседнику ослепительную улыбку, запечатлела на его щеке благодарный поцелуй и покинула комнату, прежде чем он успел ответить ей отказом.

И лишь вернувшись из посольства в приют, она услышала известие, которое явилось для нее самым тяжелым ударом за всю войну.

Вскоре после трех часов пополудни американский военный самолет «С-5А» поднялся в воздух. Он был до предела нагружен сиротами, которым предстояло обрести новых родителей в Штатах. Рейс организовала Розмари Тейлор, молодая австралийка, распорядительница бюро усыновления, к которой Серена и Майк питали глубочайшее уважение.

На борту лайнера находились 243 ребенка и сопровождающие, которые должны были заботиться о них в течение долгого путешествия. Через несколько минут после взлета разгерметизировался кормовой багажный люк, и самолет начал терять высоту. Перевалив через реку Сайгон, он рухнул на рисовые поля и переломился надвое. Хвостовую часть фюзеляжа охватил пожар, а носовой отсек вспахивал землю еще с четверть мили.

Погибли сто тридцать пять человек, в том числе семьдесят восемь детей.

– Господи, мне страшно даже подумать об этом! – всхлипнула Серена, выслушав Габриэль.

Габриэль обняла подругу, успокаивая ее. Лицо француженки стало серым. На борту «С-5А» вполне могли бы оказаться питомцы «Кейтонг». Среди них могли бы быть Кайли и крошка Гэвин.

Миновало уже почти три недели, с тех пор как Майк и Льюис пустились в путешествие к Дельте на реквизированном армейском грузовике. Если не считать Серены и Габриэль, никто из тех, кто знал об экспедиции, не верил, что когда-либо увидит Майка и Льюиса вновь. По мере того как подходила к концу первая неделя апреля, а вокруг Сайгона затягивалась петля войск Ханоя, Габриэль с Сереной начинали терять надежду.

– Даже если им удалось пробраться в Ваньбинь, как они сумеют избежать встречи с коммунистами на обратном пути? – с отчаянием спросила однажды Габриэль. – Это невозможно!

– Обязательно сумеют! – с жаром отозвалась Серена. – Если Майк погибнет, умру и я. Без него мне и жить незачем.

Габриэль ничего не сказала. Она отправилась в ближайший католический храм и впервые за долгие годы помолилась.

Утром 8 апреля едва ли не каждый в Сайгоне решил, что финал близок. Прилетевший с юга истребитель-бомбардировщик сбросил свой груз на Президентский дворец и гигантские емкости с топливом, расположенные к западу от города. Услышав ответный огонь зенитных орудий, Габриэль и Серена выскочили из приюта на улицу, уверенные, что вот-вот начнется полномасштабное наступление. Но они увидели лишь одинокий самолет, который круто взмыл в небо и удалился от города, а также пробиравшийся к ним потрепанный грузовик с большими красными крестами на крыше и боках кабины.

– Это Майк! – пронзительно вскрикнула Серена. – Святой Боже! Это Майк! – Она ринулась бежать по улице, и машина, кашлянув, остановилась. Майк выскочил из кабины, хмурый и усталый. Густая длинная борода делала его почти неузнаваемым. Серена бросилась ему на шею. – Я думала, ты погиб, – всхлипнула она и обняла Майка так крепко, что едва не повалила его на тротуар. – Никогда больше не делай этого со мной! Никогда!

Кроме Льюиса и казавшейся совершенно невозмутимой Там, в грузовике оказались еще тринадцать детей. Все они были измучены жаждой и голодом и утомлены до такой степени, что едва волочили ноги.

– Ведите детей в помещение, – сказала Габриэль, обнимая Льюиса и Там. Она чувствовала такое облегчение, что не знала, плакать ей или смеяться.

– Мы отправляемся на рейсовом самолете, – объявил Льюис Майку вечером того же дня. – Я заглянул в посольство и получил разрешение на выезд Там. Теперь, хвала Всевышнему, правила стали более гибкими.

Майк ничего не ответил, но ему было трудно отделаться от насмешливой мысли: не оттого ли правила «стали более гибкими», что Льюис окончил Вест-Пойнт, побывал в плену, а теперь занимал пост советника американского посольства в Лондоне?

На следующее утро он повез Льюиса и Там на американскую базу. Дорога была до такой степени запружена автомобилями бегущих из города состоятельных вьетнамцев, что недолгий в обычных условиях путь занял почти два часа.

– Ты уверен, что для вас зарезервированы места? – с тревогой спросил он Льюиса. – Каждый из этих людей готов заплатить тысячи долларов, лишь бы вырваться из Сайгона.

– Не беспокойся, – ответил Льюис, обнимая Там за плечи. – Я сделал все необходимое, и теперь ничто не помешает нам улететь в Штаты и навсегда забыть о Вьетнаме.

Во время изнурительного путешествия из Ваньбинь Майк обмолвился с Там лишь несколькими словами, но он отлично разбирался в людях и не волновался за нее. Поначалу Америка покажется ей совершенно чужой страной, но Там – девушка незаурядная, она не позволит обстоятельствам сбить себя с толку. Было очевидно, что Льюис для нее – небеса, солнце и звезды. Учитывая, что Эббра была обвенчана со Скоттом, добиться развода не составит труда, и уже через несколько месяцев, а то и недель Там превратится в миссис Льюис Эллис. Майк подумал, что, когда это произойдет, Там станет такой женой, о которой любой мужчина может только мечтать.

Приближаясь к воротам аэропорта, они увидели проволочные заграждения. Многочисленные полицейские останавливали прибывающие автомобили и, как решил Майк, вымогали взятки. Однако когда Льюис показал документ, выданный в посольстве, их пропустили без задержки. Наконец они добрались до здания аэропорта. Невзирая на огромные очереди и давку у стоек регистрации, пропуск Льюиса дал им возможность выйти прямо к галерее вылета.

– Уж не знаю, что написано в этой бумаге, но я не отказался бы иметь такую же, – с почтением произнес Майк.

Настало время прощаться. За время поездки в Ваньбинь и возвращения в Сайгон между ними установились отношения истинной дружбы и взаимного уважения, и Льюис с Майком обменялись горячими рукопожатиями, похлопав друг друга по спинам.

– Присмотри за тем, чтобы Серена и крошка Гэвин благополучно выбрались отсюда, – с нажимом сказал Льюис. – Осталось не так много времени, Майк. Может, всего несколько дней.

– Знаю. – Майк в последний раз крепко стиснул руку Льюиса, чмокнул Там в щеку и отступил назад, а они повернулись и зашагали по галерее к поджидавшему их самолету.

Выполнению программы по усыновлению детей из приюта «Кейтонг» немало способствовало решение австралийского правительства принять неограниченное количество маленьких вьетнамцев при условии, что их приемными родителями станут австралийцы. Страна предоставила детям свои самолеты. Лайнеры «Эр Франс» и «Пан-Ам» продолжали вывозить детей, направляющихся к своим новым семьям в Европе и Америке. Дни Майка и Серены были наполнены хлопотами по уходу за детьми и оформлению виз и проездных документов для тех малышей, которые были готовы покинуть Вьетнам. Они подыскивали сопровождающих и вывозили детей на американскую военную базу.

17 апреля посольства Серены и Майка официально предупредили их о необходимости приготовиться к отъезду, пока продолжают летать коммерческие рейсы.

– Я никуда не поеду, пока сохраняется хотя бы малейшая возможность отправлять отсюда детей! – с жаром заявила Серена.

– А как же Чинь? – спросила Габриэль. – Она знает, что ей делать?

Сотрудник американского посольства, с которым беседовала Серена, согласился обеспечить отъезд Кайли, Чинь и ее сестры, когда будет объявлена окончательная эвакуация. Для этого по городу должны были курсировать автобусы, подбирая американцев и вьетнамцев в условленных местах, и доставлять их на вертолетные площадки. Оттуда их перевезут на американские корабли, стоящие на рейде. Серена кивнула:

– Да. Она получила все необходимые документы и адрес, куда должна явиться сразу после того, как по американским армейским радиоканалам будет передан сигнал к эвакуации.

– Что же это за сигнал? – с любопытством спросила Габриэль. Сигнал до сих пор держался в секрете, но она знала: Льюис сообщил его Серене и Майку.

– Когда настанет решительный момент и северовьетнамцы подступят к Сайгону на расстояние часа пути, военные рации начнут каждые пятнадцать минут транслировать сообщение: «Температура воздуха в Сайгоне сто пять градусов и продолжает расти». Вслед за сообщением будут передавать песню Бинга Кросби «Белое Рождество».

Габриэль рассмеялась:

– В Сайгоне не бывает снежного Рождества, cherie! Тем более в апреле!

24 апреля в Америку отправились последние дети, которым Серена и Майк сумели найти приемных родителей. Серена сама отвезла их в аэропорт. «Радио Ханоя» объявило, что все вьетнамцы, причастные к вывозу сирот за границу, будут считаться военными преступниками. Майк расспросил сотрудников приюта, не хотят ли они покинуть страну. Те, кто изъявил желание уехать, были включены в официальные списки лиц, которым предстояло сопровождать отбывающих детей.

Они вылетали последним рейсом компании «Пан-Ам» из Сайгона. Несложная задача провести детей через пограничный контроль в зону вылета превратилась в настоящий кошмар. Зал был забит охваченными паникой людьми, тщетно умолявшими продать им билет, и даже те, кто его имел, продирались сквозь толпу, опасаясь, что в любой момент у них выхватят из рук билет и не позволят подняться на борт самолета.

Серена держалась с великолепным британским хладнокровием. В большинстве своем люди, ломившиеся в галерею вылета, были вьетнамцами, имевшими французское подданство и французские паспорта. Это были счастливчики. Избранные.

В ту минуту, когда Серена прощалась с детьми и вьетнамками, которые отправлялись с ними сопровождающими, над летным полем низко промчались несколько истребителей, обстреливая аэропорт.

– Что случилось?! – сквозь слезы воскликнула одна из вьетнамок, вцепившись в руку Серены. – Мы не смажем вылететь? Наш самолет разбомбят?

Сквозь грохот артиллерийской и минометной стрельбы Серена заверила ее, что самолет отправится в путь без всяких приключений.

Минуты спустя, как только исчезли истребители, в динамиках раздался голос, приглашавший пассажиров занять места в самолете.

Серена смотрела им вслед, чувствуя, как неистово колотится ее сердце. Но истребители больше не появлялись. Огромный лайнер пробежал по взлетной полосе и плавно взмыл в воздух, унося на борту последних сирот, которым удалось найти приемных родителей. У них по крайней мере есть будущее. Они станут членами семей, которые будут любить и лелеять их. Война уже не будет калечить их жизни. Серена отвернулась, внезапно ощутив такую усталость, что едва устояла на ногах. Не замечая ничего вокруг, она проехала по запруженным беженцами улицам, направляясь к «Континенталю». Оказавшись в номере, который уже много лет служил ей домом, она, даже не сняв одежды, свернулась калачиком на постели и через несколько секунд забылась сном.

Через два дня, 26 апреля, было официально объявлено, что пост президента Южного Вьетнама займет генерал Ван Минь. К этому времени в Сайгоне почти не осталось иностранцев. Британский посол уехал, новозеландское представительство опустело и словно вымерло; даже подавляющее большинство журналистов покинули страну.

Избавившись от хлопот по получению необходимых документов и мест в самолете для детей, которые обрели новые семьи, Майк проводил все свое время в попытках облегчить страдания больных и измученных тяготами военного времени беженцев, которые по-прежнему устремлялись в город.

Весь следующий день Серена не разлучалась с Чинь. Она уже позвонила Эббре, подробно описала ей ситуацию и попросила встретить Чинь, Май и Кайли, когда те прибудут в Штаты. Эббра с готовностью согласилась и, в свою очередь, сообщила, что они со Скоттом и Санем вновь живут вместе единой семьей. При этом ее голос буквально звенел от счастья. Серена втолковала Чинь, кто такая Эббра и как с ней связаться в случае непредвиденных затруднений.

– Вот фотографии Эббры, – сказала она, протягивая Чинь пачку снимков Эббры, Скотта и Саня.

Чинь бросила взгляд на карточки и вновь подняла глаза на Серену:

– Ее мальчик – он вьетнамец?

– Да, Эббра и Скотт усыновили его. Я уверена, он будет рад гостям из Вьетнама. Кайли подружится с ним так же быстро, как подружилась с крошкой Гэвином.

– Теперь Гэвин не такой уж и крошка, – заметила Чинь с улыбкой, столь редко появлявшейся на ее лице. – Госпоже Райан скоро придется придумать другое имя, чтобы не путать ребенка с отцом.

Как ни старались Серена и Габриэль уговорить вьетнамку звать их по именам, Чинь неизменно отвечала отказом.

– Возможно, сегодня мы в последний раз видимся на вьетнамской земле, – внезапно становясь серьезной, произнесла Серена и поднялась, собираясь уходить. – Завтра Большого Миня введут в должность президента, и мне кажется, что, как только это произойдет, развязка не заставит себя долго ждать.

– Но я встречусь с вами в Америке? – В темных глазах Чинь промелькнуло беспокойство. Останься Кайл в живых, Америка не внушала бы ей опасений. Но Кайл погиб, и теперь Штаты казались ей пугающе чужой страной.

– Да, – уверенно отозвалась Серена. – Я навещу вас в Штатах. Хао, Чинь.

– Хао, Серена, – чуть застенчиво произнесла Чинь. Серена улыбнулась. Наконец-то по прошествии столь долгого времени – пожалуй, даже слишком долгого – ей удалось пробить стену недоверия Чинь и заручиться ее дружбой. Кайл был бы доволен.

На следующий день небо было серым и зловещим, плотные тучи сулили первый в эту весну муссон. Инаугурация генерала Миня началась в пять часов. Церемонию показывали по телевизору, и Серена с Майком и Габриэль смотрели ее в номере Серены в «Континентале».

Как только генерал заговорил, небеса разверзлись и на крыши и тротуары города хлынул ливень.

– Положение крайне серьезное, – говорил Минь, с трудом слыша собственные слова сквозь шум грозы. – Я считаю своим долгом прекратить огонь и установить мир на основе Парижских соглашений...

Над отелем сверкали молнии, вслед за которыми раздавались долгие раскаты грома. Одновременно доносились другие грохочущие звуки. Серена с опаской посмотрела на Майка.

– Что это? Артиллерийские разрывы? – спросила она.

Майк покачал головой и торопливо подошел к окну, более не прислушиваясь к словам человека, ставшего отныне президентом Южного Вьетнама.

– Да, и еще самолеты. Кажется, их цель – база Тансонхат...

Майк не успел закончить фразу, когда они услышали близкие звуки стрельбы, доносившиеся со стороны Президентского дворца. Майк отпрянул от окна и коротко скомандовал:

– Ложитесь! Истребители движутся в нашем направлении, стреляя на лету!

С улицы донеслись крики, и все трое повалились на пол, оглушенные очередями зениток.

Как только налет закончился, Серена бросилась к телефону и набрала номер Чинь. Никто не ответил.

– Ядолжна ехать к ней, должна убедиться, что у нее все в порядке! – неистово воскликнула она.

Майк подошел к Серене и забрал у нее телефонную трубку.

– Ни в коем случае, – твердо сказал он. – На улицах небезопасно, до сих пор продолжается обстрел. Чинь прекрасно знает, что ей делать. У нее есть радиоприемник, все документы при ней, она упаковала сумки. Ехать к ней бесполезно.

Серена прильнула к Майку, понимая, что он прав, и надеясь, что теперь, когда город оказался в безвыходном положении, развязка наступит быстро.

Эту ночь Майк провел вместе с Сереной и Габриэль в их гостиничном номере. Никто из них не сомкнул глаз. База Тансонхат подвергалась непрерывным бомбежкам. Ночной небосклон освещали огни ракет, и когда наконец пришел рассвет, Серена и Майк поняли, что наступающий день окажется последним их днем в Сайгоне.

Пока артиллерийские снаряды взрывались в предместьях города, Майк торопливо пробрался по вымершим улицам в приют. Здесь уже не осталось детей, поскольку «Кей-тонг» не принимал новичков с тех пор, когда отправили в Штаты последнюю партию сирот. Майк вошел в контору и принялся разбирать бумаги, откладывая самые важные и уничтожая второстепенные. Потом он быстро собрал в небольшую сумку личные вещи и отправился обратно в «Континенталь».

Как только Майк появился в номере, Серена сказала ему:

– Передали сигнал к эвакуации. Его повторяют каждые четверть часа. Слушай.

Она повернула ручку приемника, прибавив громкость. Играла музыка. Через несколько минут она утихла и спокойный, невозмутимый голос объявил: «Температура воздуха сто пять градусов и продолжает расти», – после чего послышался мягкий приятный голос Бинга Кросби: «Мне снится белое Рождество...»

– Все кончено, – сказал Майк. – Пора в путь. – Он повернулся к Габриэль: – Вы уверены, что правильно поступаете, задерживаясь в городе?

– Oui, – ответила та, широко улыбаясь. – Через несколько часов Гэвин может появиться в Сайгоне. Надеюсь, он уже сейчас входит вместе с армией в предместья города. Сейчас ничто на свете не заставит меня покинуть Сайгон.

Глядя на нее, такую миниатюрную и такую трогательно-отважную, Майк почувствовал, как у него сжимается горло.

– Давно ли вас разлучили с Гэвином, Габриэль? – спросил он. – Сколько лет прошло?

Габриэль посмотрела на него горящими глазами.

– Neuf Noels, – охрипшим голосом отозвалась она. – Девять Рождеств. – Она перевела взгляд на сына, который глазел на улицу, с восторженным нетерпением рассматривая площадь. – Нам пора ненадолго сказать друг другу au'voir, милый, – ласково произнесла Габриэль. – Не отходи от Майка и Серены ни на шаг. Крепко держи руку Серены и не отпускай, обещаешь?

Гэвин кивнул. Уже несколько дней он подолгу упрашивал мать разрешить ему остаться с ней, но его надежды были напрасны. Габриэль была непреклонна в своем решении отправить его вместе с Сереной и Майком. И теперь, понимая, что дальнейшие уговоры бесполезны, и с нетерпением дожидаясь обещанного полета на вертолете от крыши посольства до палубы корабля 7-го флота США, он лишь сказал:

– Обещаю, maman. – И, словно в раннем детстве, подбежал к ней и крепко обнял со словами: – Я люблю тебя!

– Я тоже тебя люблю, милый. – Габриэль с трудом сдерживала подступившие слезы. – Au'voir, береги себя.

Улицы, все утро казавшиеся вымершими, внезапно пробудились к жизни. По дорогам мчались автобусы, частные автомобили и такси – это оставшиеся в Сайгоне американцы, получив сигнал, бросились к заранее условленным сборным пунктам.

В ту же минуту жители Сайгона, покинув свои убежища, словно лемминги, кинулись к американскому посольству в последней отчаянной попытке попасть на вертолет и покинуть обреченный город.

Майку, Серене и Гэвину не требовался транспорт, чтобы добраться до посольства. Оно располагалось всего в нескольких кварталах от отеля. Взяв сумки и ручную кладь, они торопливо прошагали по улице Тюдо, минуя двуглавое здание кафедрального собора из красного кирпича, и вышли на бульвар, где находилось посольство.

Бросив взгляд на отчаявшихся вьетнамцев, осаждавших ворота и стены, Майк мрачно произнес:

– Нам ни за что не пробраться внутрь. Во всяком случае, через этот вход.

Поверх стен высотой в девять футов была натянута колючая проволока, за которой виднелись морские пехотинцы с автоматами на изготовку. Они следили за тем, чтобы никто не перебрался поверх колючки и не перепрыгнул стену со столба уличного освещения.

– Что будем делать? – крикнула Серена, крепко стискивая руку крошки Гэвина. – Может, попробуем пройти через боковые ворота?

Майк кивнул, и они начали протискиваться сквозь толпу испуганных людей. Многие из них обращались к пехотинцам со страстными речами, размахивая клочками бумаги, крича, что работали на американцев и их обещали эвакуировать. Северовьетнамцы расстреляют их за лояльность американцам. Но пехотинцы были глухи к мольбам. Серена заметила, как один из солдат ударил башмаком в лицо юного вьетнамца, сумевшего взобраться на стену, а другой с силой лупил прикладом по пальцам, отчаянно цеплявшимся за ее край.

Пока они пробирались к боковым воротам, кто-то выхватил сумку из рук Серены. Она была лишь рада тому, что ее избавили от лишнего груза. В сумке не было ничего ценного, а без нее Серене было легче следовать за Майком.

Пехотинец, стоявший у ворот, высмотрел их в толпе и крикнул:

– Пробирайтесь в первые ряды! Я впущу вас! Легко сказать, да трудно сделать. При одной мысли о том, что счастливчиков американцев пустят в безопасное место, а их оставят снаружи, люди пришли в неистовство. Серена почувствовала, как на нее градом посыпались удары, а Майк буквально продирался сквозь толпу, прокладывая путь.

– Гэвин! – крикнула Серена. – Пусть первым войдет Гэвин!

Майк поднял мальчика и посадил на плечо. Пехотинец перегнулся, схватил Гэвина за руки и потянул кверху. После этого Майк подал солдату свою сумку, а затем вещи Гэвина.

– У меня есть паспорт! У меня есть паспорт! – пронзительно крикнула вьетнамка, обращаясь к Серене. – Скажите им, пусть меня тоже возьмут! Скажите, что мои муж и сын работали на американцев! Сейчас они оба в Бангкоке! Я не могу оставаться здесь одна! Попросите их, мадам! Скажите им!

– Я чуть-чуть приоткрою ворота! – крикнул пехотинец Майку. – Постарайтесь как можно быстрее проскользнуть внутрь! Другой возможности не будет!

Ворота чуть раздвинулись, и Серена почувствовала, как под напором толпы из ее легких улетучиваются последние глотки воздуха. Майк протиснул ее перед собой, и, как только толпа хлынула вперед, Серена буквально влетела на территорию посольства.

– Там женщина с паспортом! Ее сын и муж работали на американцев! Вы обязаны впустить ее! – крикнула она пехотинцу. Но было уже поздно. Пока Майк переводил дух, солдаты захлопнули ворота за его спиной, не обращая внимания на руки, отчаянно цеплявшиеся за решетку.

– Господи! Я даже не могла представить себе такой кошмар, – всхлипнула Серена, крепко обнимая испуганного Гэвина. – Несчастные! Что их ждет? Я была уверена, что всем, кто работал на американцев, обещан безопасный выезд.

– Так и планировалось, но получилось иначе, – сказал Майк, обнимая Серену за плечо и поднимая свою сумку и сумку Гэвина. – Время вышло. База Тансонхат блокирована, оттуда невозможно проводить эвакуацию. Это мероприятие нужно было начинать несколько недель назад, не откладывая на последний день.

Территория посольства была заполнена американцами, гражданами других стран, такими, как Майк и Серена, и высокопоставленными вьетнамцами. Посадочная площадка на автостоянке была расчищена, чтобы на нее могли опускаться вертолеты, но до сих пор не прибыл ни один.

– Здесь больше двух тысяч людей, – заметил Майк, вытирая со лба крупные горошины пота. – Сколько помещается в «Хью»? Четырнадцать человек? Шестнадцать?

Было ясно, что вылета ждать придется долго, и они протиснулись сквозь толпу, намереваясь отыскать свободное место, где можно было усесться.

Едва Серена подумала, что совершила ошибку, не захватив в собой пищи и воды, как ее внимание привлекли слова стоявшего рядом американца:

– Подумать только, я ведь мог остаться в городе! Мне велели явиться на сборный пункт Нюнгок, но потом сказали, что забирать оттуда не будут и чтобы мы сами шли сюда. Если бы за нами не прислали автобус, мы бы ни за что не пробрались в посольство. Вы только посмотрите, какой кошмар творится снаружи!

Серена рывком повернулась к нему.

– Улица Нюнгок? Вы сказали, Нюнгок?

Американец кивнул, и Серену охватила паника.

– Скажите, с вами были вьетнамцы? С вами в автобусе ехали вьетнамцы?

Американец покачал головой.

– Насколько я помню, там не было ни одного вьетнамца. Да и откуда, черт побери, им было взяться? Тот сборный пункт предназначался только для американских граждан.

Серена знала об этом. Но служащий посольства заверил ее, что с такими документами, как у Чинь, у нее не будет никаких затруднений. И если бы туда прислали вертолет, все было бы в порядке. Но смогут ли Чинь, Май и Кайли пробраться в посольство? Серена вспомнила отчаявшихся вьетнамцев, которые размахивали паспортами, письмами и листками каких-то документов в надежде, что все-таки смогут бежать из страны.

Она повернулась к Майку и взяла его за руку.

– Ты слышал? Чинь не на что рассчитывать. Я уверена, она не сумеет добраться сюда!

Майк обвел глазами толпу, собравшуюся в посольском городке. Высматривать в ней Чинь, Май и Кайли было бессмысленно. Поиски могут затянуться, и если их здесь не окажется, будет слишком поздно искать их снаружи.

– Я выйду за ворота и попробую найти их, – коротко бросил он. – Чинь вполне могла отчаяться и вернуться домой либо отправиться к Габриэль в «Континенталь».

– О Господи! – охрипшим голосом воскликнула Серена. – Будь осторожен, Майк! Будь осторожен!

Майк прижался к ее губам долгим крепким поцелуем и, не говоря более ни слова, повернулся и бросился к ближайшему выходу, подумав о том, что в это мгновение он – единственный человек в Сайгоне, который стремится покинуть американское посольство.

Следующие несколько часов были самыми длинными в жизни Серены. В пять вечера прибыли первые вертолеты, и морские пехотинцы принялись наводить в двухтысячной толпе некое подобие порядка.

Майк не вернулся к сумеркам, и британское хладнокровие быстро начало покидать Серену. Они с Гэвином вновь и вновь обходили территорию, но так и не встретили Чинь, Май и Кайли.

Шум за воротами неимоверно усилился, смешиваясь со звуками мощных взрывов в городских предместьях.

– Им не удастся вывезти нас всех до того, как город будет взят, – негромко сказала Серене элегантно одетая американка. – На вашем месте я бы заняла очередь, иначе вас и вашего мальчика могут оставить здесь.

Серена была готова остаться, но не могла рисковать жизнью Гэвина. Она нехотя встала в очередь, медленно продвигавшуюся к ступеням лестницы, ведущей на крышу.

Около восьми часов напротив посольства раздался громкий взрыв. Кто-то сказал, что это ручная граната, кто-то утверждал, будто в бензобак машины бросили горящую спичку. Никто не знал наверняка.

К этому времени Серена и Гэвин приблизились к верхней площадке шестого лестничного пролета, и она поняла, что вот-вот окажется на борту вертолета и помчится над Южно-Китайским морем, не ведая, где сейчас Майк и что с ним стряслось.

Она наклонилась так, что ее лицо оказалось вровень с глазами Гэвина.

– Слушай внимательно, милый. Я иду вниз искать Майка. Что бы ни случилось, не уходи отсюда. Держись очереди, и если придет время садиться в вертолет, а я не вернусь, садись сам. Понял?

Гэвин кивнул. Несмотря на то что ему исполнилось только девять лет, он обладал здравым смыслом, присущим его матери, и Серена знала, что может на него положиться.

– Вот твои бумаги, – продолжала она, вкладывая во внутренний карман куртки Гэвина паспорт и проездные документы. – Береги их как зеницу ока. – Она прикоснулась губами ко лбу мальчика. – Мы скоро увидимся – здесь либо на борту американского корабля, далеко в море.

Гэвин улыбнулся. Он не боялся остаться один. От этого приключение казалось еще более захватывающим. Он с нетерпением дожидался посадки в вертолет и полета в ночи.

Серена спустилась по лестнице и вышла во двор. Убедившись, что там нет ни Майка, ни Чинь, она протиснулась к центральным воротам. Теперь стены охраняло еще больше пехотинцев, а от доносившихся снаружи умоляющих криков закладывало уши.

– Вы не видели здесь новозеландца? – спросила Серена у солдата, стоявшего ближе всех. – Крупного, широкоплечего мужчину?

Толпа за стенами не на шутку разгорячилась, и пехотинец, не отрывая от нее взгляда, лишь покачал головой.

В темно-пурпурном небе раздавался шум вертолетных лопастей, заглушаемый грохотом артиллерийской и минометной стрельбы. Серена пыталась угадать, сколько еще людей ждут эвакуации, сколько еще рейсов удастся сделать и сколько человек останется в городе, после того как отправится последняя машина.

Внезапно, обводя взглядом лица людей, заполонивших улицу за решеткой ворот, она увидела мелькнувшего Майка.

– Это он! – крикнула Серена пехотинцу. – Вы видите его? Он один или с ним есть еще кто-нибудь?

Ее пальцы отыскали свободное место на прутьях решетки среди множества прочих цеплявшихся за нее рук.

– Майк! – во весь голос закричала она. – Майк!

Майк услышал ее. Он нес на руках Кайли, рядом с ним шагала Чинь, но Май не было видно.

Пехотинцы что-то кричали Майку и, наклоняясь, насколько могли решиться, отпихивали толпу автоматными прикладами, расчищая ему путь. Серена увидела Майка у самой решетки, увидела испуганное лицо Чинь, и за секунду до того, как перед ними распахнулись ворота, толпа набросилась на Майка. Какой-то юнец замахнулся бейсбольной битой и обрушил ее на голову новозеландца. Он пошатнулся, уронил девочку и упал.

Серена крикнула, чтобы пехотинцы открыли ворота, чтобы она могла добраться до Майка, но солдаты смотрели прямо перед собой, не спуская глаз с толпы. Чинь, всхлипывая, подняла Кайли.

Серена вцепилась в стоявшего рядом человека, не разбирая, мужчина это или женщина, вьетнамец или американец.

– Поднимите меня! – завизжала она. – Ради всего святого, поднимите меня!

Тот, к кому обращалась Серена, внял ее просьбе, и сильные руки подкинули ее высоко в воздух. Отсюда она не видела Майка, но видела Чинь и Кайли.

– Давай сюда девочку, Чинь! – кричала она.

Уголком глаза она заметила, что бесчувственного Майка уже подтаскивают к стене под прицелом двух автоматов. Теперь ему ничто не угрожало, и Серене оставалось лишь позаботиться о Кайли и Чинь. Чинь уже протягивала ей девочку.

Малышка визжала от страха, но Серене удалось ухватить ее. С силой, которой она в себе даже не подозревала, она подняла Кайли над воротами и опустила ее по свою сторону стены. Всхлипывая от облегчения, она повернулась, ловя протянутые кверху руки Чинь. Их пальцы соприкоснулись и сцепились намертво. Женщин начали забрасывать камнями, и один из них угодил в левый висок Серены. Серена вскрикнула от боли, но не выпустила пальцев Чинь. Пехотинец протянул руку и уже начал втаскивать девушку на стену, когда какой-то вьетнамец, долгие часы умолявший солдат впустить его, выхватил пистолет и выстрелил в голову несчастной.

По рукам Серены побежала кровь. Осколки черепа Чинь разметались по сторонам. Она повалилась навзничь, и толпа сомкнулась над ней, охваченная жаждой крови. Американской крови.

Человек, державший Серену, устало опустил ее на землю.

– Прошу прощения, леди, – смущенно произнес он, протягивая ей носовой платок.

Серена приложила платок к рассеченному лицу и только теперь в первый раз посмотрела на соседа. Это был рослый грузный австралиец, похожий на строителя.

– Да... – растерянно промолвила она и сразу добавила: – Спасибо вам.

Она наклонилась, обняла Кайли за плечи и прижала к себе, гадая, понимает ли девочка, что произошло.

– Нам пора, – раздался совсем рядом дорогой и любимый голос.

Серена подняла глаза. Майк, покачиваясь, стоял рядом с ней. Его лицо было пепельно-серым.

– Да. – Серена выпрямилась, по-прежнему придерживая Кайли за плечи. – А где Май? – спросила она. – Разве она не с тобой?

Майк покачал головой.

– Она передумала в последнюю минуту. Чинь и Кайли отправились на сборный пункт без нее.

От крыши здания оторвался вертолет. Он прошел над садом французского посольства, примыкавшего к американскому, и, набирая высоту, полетел на восток.

– Нам пора, – повторил Майк и пошел к очереди, ведущей на крышу. У него было тяжело на сердце, в глазах застыла печаль.

Им удалось вылететь лишь в начале третьего утра. Когда они наконец заняли места в кабине вертолета, а Кайли, которую Майк бережно держал на коленях, прекратила плакать и лишь чуть слышно лепетала что-то, Серена бросила взгляд на город, раскинувшийся внизу. Дороги, ведущие в Сайгон, были залиты огнями. Это были фары грузовиков северовьетнамской армии. Возможно, на одном из них ехал Гэвин Райан. Возможно, через несколько часов они с Габриэль наконец вновь обретут друг друга. Серене оставалось лишь надеяться на это. Надеяться, что предсмертная агония Сайгона хотя бы кому-нибудь принесет счастье.

Серена протянула руку и легонько прикоснулась к волосам Кайли. Разумеется, она удочерит девочку. Она гадала, что сказал бы Кайл, сумей он заглянуть в такое будущее. Серена была уверена в одном: Кайлу всегда нравился Бедингхэм. Он был бы рад узнать, что его дочь вырастет в Бедингхэме.

Глава 38

Невзирая на уличные беспорядки и оглушительный артиллерийский и минометный огонь, доносившийся из пригородов, в «Континентале» воцарилась непривычная тишина. Здесь больше не было журналистов, а если кто-то и остался, то предпочитал не высовывать носа.

Габриэль сняла с себя всю европейскую одежду и облачилась в свободную черную одежду крестьянки. Прикрыв огненно-рыжие волосы черным платком, она увенчала голову конической соломенной шляпой, какие носили местные девушки. Осмотрев себя в зеркале, Габриэль осталась довольна. Ей удалось подчеркнуть вьетнамские черты внешности, и теперь едва ли кто-либо заподозрит в ней жительницу Запада.

Она выскользнула из отеля и пробралась в дом тетки. Нху, сестра человека, состоявшего в чине полковника армии Северного Вьетнама, без малейших опасений ожидала вступления сил коммунистов в город.

– Недолго осталось, – заметила она, наливая Габриэль рисовой водки и прикручивая фитиль стоявшей на столе лампы, чтобы не привлекать внимания мародеров, которые уже шныряли по улицам.

– Да, – отозвалась Габриэль. От возбуждения ей было трудно дышать.

Они говорили о разных вещах. Тетка имела в виду окончательное объединение Северного и Южного Вьетнама. Габриэль думала только о Гэвине.

Им почти не довелось поспать.. Каждые двадцать минут или около того раздавался шум вертолетов, взлетающих с крыши посольства и автостоянки. Ранним утром со стороны посольства донесся громкий взрыв. Ни Нху, ни Габриэль не могли догадаться, что это было.

Грохот вертолетов над головой продолжался, и порой женщины слышали крики и вопли.

– Это те, кто работал на американцев, – негромко произнесла Нху. – Те, кому предстоит остаться в городе после того, как вертолеты уже не смогут прилетать.

Машины прибывали и взлетали все реже. Вскоре после половины восьмого утра с крыши посольства поднялся вертолет в сопровождении шести штурмовиков «кобра». Это был последний вертолет.

Нху бросила на племянницу усталый взгляд.

– Они ушли, – просто сказала она. – Наконец-то американцы покинули Вьетнам.

Пальцы Габриэль, лежавшие на коленях, сжались. В эту минуту крошка Гэвин должен был находиться на борту американского судна вместе с Сереной и Майком. Ему ничто не угрожает, и, когда они вновь встретятся, с ними будет Гэвин-старший.

Нху подняла жалюзи, и в комнату хлынул чистый, свежий после вчерашнего ливня воздух. Утро было яркое и солнечное.

– Я пойду, – сказала Габриэль, беря в руки соломенную шляпу. – Принесу к завтраку круассаны.

– А я буду слушать радио, – отозвалась Нху, настраиваясь на волну Би-би-си.

Габриэль неторопливо двинулась к центральной площади. Город изменился почти до неузнаваемости. На улицах не было ни велосипедов, ни «хонд», ни желто-синих такси, вообще никакого движения. Не было и полиции.

Даже напротив «Континенталя» было пусто – ни цветочников, ни торговцев сигаретами, ни проституток. Габриэль казалось, что она вышла на пустую сцену и ждет, когда поднимется занавес и можно будет играть новую роль.

Она купила несколько круассанов и вернулась к Нху.

– Би-би-си не передала ничего интересного, – сказала Нху, заваривая кофе. – Только сообщение об эвакуации. О сдаче города ни слова.

– Давай послушаем «Радио Сайгона», – предложила Габриэль, настраивая приемник. Она как раз успела к началу речи генерала Миня.

– Я твердо верю в то, что между всеми вьетнамцами установится мир, – с чувством заговорил Минь. – Желая избежать бессмысленного кровопролития, я прошу солдат Республики положить конец любым проявлениям враждебности. Сохраняйте спокойствие и оставайтесь на своих местах. Чтобы не ставить под угрозу мирных жителей, не открывайте огонь. Я обращаюсь с той же просьбой к солдатам Временного Революционного правительства. Мы ждем их представителей, чтобы обсудить порядок передачи власти, как военной, так и гражданской, без ненужного кровопролития.

Речь, которую Габриэль и Нху слушали по радио, транслировалась также уличными громкоговорителями. Когда генерал закончил говорить, послышался едва уловимый рокот приближающихся танков.

Не обращая внимания на мольбы Нху, Габриэль отказалась сидеть дома. Гэвин мог оказаться среди самых первых солдат, которые войдут в город. Она должна встретить танки, быть там лично.

Жители Сайгона начали робко собираться на улицах, испуганные и встревоженные. Габриэль зашагала к Президентскому дворцу. Сначала северовьетнамцы займут ключевые пункты, и самым первым зданием, над которым они захотят поднять свой флаг, будет именно Президентский дворец.

Появился одинокий танк. Он невозмутимо и величаво прогромыхал по улице к дворцу и сокрушил ворота. Небольшие группы зевак сгрудились поблизости, ожидая, что будет дальше. Через несколько минут на балконе дворца над поверженным городом уже реял стяг Временного Революционного правительства.

Вскоре за первым танком последовали другие. За ними шли колонны солдат, но стрельбы не было. Все происходило тихо и чинно. Габриэль на мгновение задержалась, рассматривая флаг и понимая, что – к добру ли, к несчастью ли – Вьетнам наконец вновь стал единой страной. Потом она повернулась и пошла к центральной площади и «Континенталю».

Именно туда Гэвин должен был первым делом направить свои стопы. «Континенталь» был главным местом встреч всех журналистов и европейцев. Гэвин придет в «Континенталь», чтобы забрать свои вещи, и Габриэль будет ждать его там.

На улицах царила странная атмосфера. Северовьетнамцев не приветствовали как освободителей, но и не проклинали как оккупантов. Казалось, их попросту терпят. Обитателям Сайгона довелось немало вытерпеть и, вне всяких сомнений, предстояло пережить еще больше.

Войдя в «Континенталь», Габриэль поднялась в номер, который так долго делила с Сереной. Отсюда открывался вид на площадь, и Габриэль могла наблюдать за прибывающими войсками.

Послеобеденные часы тянулись медленно, и в конце концов Габриэль вновь спустилась на улицу и отправилась к кафе «Живраль», хозяин которого развернул бойкую торговлю, предлагая северовьетнамским солдатам свежую выпечку. Одетая в крестьянскую одежду, спрятав лицо под конической шляпой, Габриэль не привлекала к себе внимания. Она была поражена, увидев, сколь молоды большинство солдат.

Она вернулась в номер и продолжила наблюдение. Она заметила западного журналиста, которого встречала ранее; он разговаривал с южновьетнамским полковником, стоя у огромной статуи американского морского пехотинца, возвышавшейся над площадью. Под взглядом Габриэль вьетнамец отвернулся от собеседника, отсалютовал памятнику, а потом, прежде чем журналист успел его остановить, поднес к виску пистолет и выстрелил.

Габриэль закрыла глаза. На улицах не лилась кровь, наступающим не приходилось с боем брать каждый дом, но было ясно, что каждого человека, который занимал пост в южновьетнамской армии или полиции, ждет возмездие северян.

Полковник, которого Габриэль видела на площади, решил не дожидаться кары победителей, и она знала, что его примеру последуют многие другие.

Начали спускаться сумерки, и по улице Тюдо к площади двинулась очередная колонна грузовиков. Площадь была запружена северовьетнамскими солдатами. Все они были одеты в мешковатую темно-зеленую форму и носили каски. Все, кроме одного. У него были густые всклокоченные солнечно-золотистые волосы.

Габриэль распахнула высокие двустворчатые окна, легла на подоконник и высунулась так далеко, что едва не вывалилась наружу.

– Гэвин! – крикнула она, чувствуя, как ее сердце переполняет счастье. – Гэвин! Любимый мой!

Гэвин стоял у заднего борта набитого людьми кузова и вертел головой, пытаясь понять, кто его зовет. Потом он посмотрел вверх. Габриэль увидела его лицо, но в первое мгновение едва узнала. Его лоб избороздили глубокие морщины, такие же складки спускались от носа к губам. Но в следующую секунду Габриэль увидела его глаза, глаза прежнего Гэвина – теплые, серые и ничуть не изменившиеся.

– Гэвин, любовь моя! – охрипшим голосом позвала она. Он все еще не узнавал ее, и Габриэль сорвала с головы черный платок, распуская пышные огненные волосы. С криком, казалось рвавшимся из глубины души, Гэвин спрыгнул с грузовика и бросился к дверям «Континенталя».

Габриэль уже выскочила из номера в коридор и бежала, бежала... Она промчалась по коридорам, едва не наступая на служащих отеля, которые, пользуясь отсутствием постояльцев, спали в проходах на тростниковых циновках. Она выбежала к лестничной площадке, чувствуя, как рвется из груди сердце, а в ушах стучит кровь, и помчалась вниз по лестнице, перепрыгивая через две, через три ступеньки.

Гэвин бежал ей навстречу. Вот между ними осталось несколько шагов... один шаг...

– Гэвин, любовь моя! – крикнула Габриэль, бросаясь ему в объятия. – Ти m'esmanque! Как я по тебе тосковала!

Как только его губы коснулись ее губ, разделявшие их годы словно унесло порывом ветра. Между ними все осталось по-прежнему. И теперь уже ничто и никогда не изменится.

– Я люблю тебя, Габи, – вновь и вновь повторял Гэвин. – Господи, как я тебя люблю!

Она смеялась и плакала одновременно, прикасаясь пальцами к его лицу, проводя по его бровям, щекам, губам.

– Это действительно ты, monamour? Неужели после всех этих лет я действительно вижу тебя?

Продолжая целовать друг друга, крепко обнимаясь, они опустились на застеленные красным ковром ступени центральной лестницы «Континенталя».

– Я ни на мгновение не переставал тосковать о тебе, Габриэль, ни на мгновение не переставал тебя любить, – севшим голосом произнес Гэвин.

Он посмотрел в глаза Габриэль, полные такой любви, что он подумал, что умрет от счастья.

– Я тоже, – негромко искренне отозвалась Габриэль. – Я тоже тосковала по тебе и любила.

Прошло немало времени, прежде чем они спустились в вымерший, огромный, роскошно меблированный центральный вестибюль «Континенталя».

– Что произошло? – сразу спросила Габриэль. – Что случилось с тобой после гибели Диня?

Пока Сайгон готовился к первой ночи под властью коммунистов, Гэвин, обнимая Габриэль за плечи, рассказывал ей о той жизни, которую вел последние девять лет. Он уже начинал думать, что останется во Вьетнаме до гробовой доски.

– Со мной обращались довольно хорошо. Меня всего лишь заставляли трудиться на полях наравне с прочими обитателями лагерей, где я отбывал заключение. Меня почти не допрашивали, но всякий раз, когда мне доводилось общаться с кем-нибудь из представителей власти, я повторял, что являюсь другом Северного Вьетнама, что товарищ Дуонг Квинь Динь, личный друг генерала Зиапа, пригласил меня на Север работать над летописью исторических сражений. Однако все военные неизменно оставались глухи к моим словам. Потом, месяц назад, в их отношении ко мне произошли перемены. Мне сообщили, что северовьетнамская армия готовится взять Сайгон. И. что я наконец смогу выполнить миссию, которую возложил на меня полковник Дуонг.

Габриэль теснее прижалась к нему.

– И ты отправился на Юг вместе с армией?

– Да. – Гэвин едва верил тому, что это произошло, что больше он не пленный и находится в сайгонском отеле «Континенталь» вместе с Габриэль. – А ты? – негромко спросил он, приподняв ее лицо к своему. – Как ты жила эти девять лет, пока меня не было рядом?

Габриэль подумала о Рэдфорде и рок-группе; подумала о своем возвращении к песням, которые она любила больше всего, о том головокружительном успехе, которые они ей принесли. Она вспомнила, как долгие месяцы и годы обивала пороги вьетнамского посольства в Париже, надеясь получить сведения о Гэвине, о годах, проведенных в Сайгоне в обществе Нху и Серены. Сейчас все это казалось ей незначительным. Со временем она все ему расскажет. Даже о Рэдфорде. Сейчас важнее всего рассказать Гэвину об их сыне.

Когда она закончила рассказ, за окнами сгустилась темнота.

– Что будет теперь, monamour? Нам разрешат выехать из страны?

Гэвин кивнул:

– Мне велели обратиться во французское посольство. Это единственное иностранное представительство, которое еще работает. Возможно, пройдет немало времени, прежде чем будет налажено регулярное авиасообщение, но при первой же возможности нас посадят на самолет.

– Стало быть, все кончено, – сказала Габриэль, поднося к губам ладонь Гэвина и целуя ее. – Нам больше не придется ждать. Нам больше не придется страдать.

Гэвин улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. Кто-то из служащих отеля предусмотрительно зажег свет, и всклокоченные волосы Гэвина засверкали приглушенным золотым блеском. Как ни удивительно, в эту минуту он выглядел почти таким же юным, как в день их первой встречи.

– Для нас с тобой и для маленького Гэвина все доброе и хорошее только начинается, – хрипловато произнес он и потянулся к губам Габриэль. Ее руки обвились вокруг его шеи.

Эпилог

Эббра, Скотт и Сань, крепко державший Эббру за руку, стояли в зале прибытия аэропорта Орли. С ними были Серена и Майк, Кайли и крошка Гэвин. Только что приземлился «Боинг-707» компании «Эр Франс» рейсом из Бангкока с Гэвином и Габриэль на борту.

– О Господи, только бы пассажиров побыстрее пропустили через таможню и паспортный контроль! – нетерпеливо воскликнула Эббра. – Самолет приземлился уже пятнадцать минут назад!

Губы Серены пересохли до такой степени, что ей было трудно говорить. Ее рука лежала на плече маленького Гэвина; она опасалась не справиться с бурей чувств перед грядущей встречей.

– Уже начинают выходить, – коротко произнес Скотт, как только в зале появилась горстка пассажиров, толкавших перед собой нагруженные багажом тележки.

– Боже! – задыхаясь, прошептала Эббра. – Через минуту они будут здесь! Я не могу в это поверить!

Из-за раздвижных дверей таможенного зала показалась пожилая женщина, вслед за которой вышла юная парочка. Серена подумала, что вот-вот лишится чувств из-за нервного напряжения. Габриэль и Гэвин могли появиться в любую минуту, в любую секунду.

Двери вновь раздвинулись, но на сей раз вместо пассажиров с тележками в зал ожидания впорхнули Габриэль и Гэвин, держась за руки.

Серена увидела светловолосого, удивительно моложавого на вид мужчину лет тридцати с теплыми серыми глазами и чарующей улыбкой.

– Габриэль! – крикнула Эббра, бросаясь вперед.

Серена не отставала ни на шаг. Несколько безумных мгновений они сжимали в объятиях и целовали друг друга – три женщины, на долю которых выпали тяжелые испытания, три женщины, связанные дружескими узами, теснее которых нельзя даже представить.

Серена и Эббра одновременно вспомнили о крошке Гэвине и расступились. Гэвин-младший не спускал глаз с лица Гэвина-старшего. Внезапно все замерли. Никто не замечал шума, царившего в зале.

Гэвин улыбнулся сыну.

– Привет, Гэвин, – ласково произнес он. – Нам многое предстоит наверстать, как ты считаешь? – С этими словами он широко раскинул руки.

Гэвин издал ликующий крик и бросился в объятия отца. Из глаз мальчика хлынули слезы.

Габриэль обвела друзей взглядом, лучась улыбкой.

– Полагаю, было бы нелишне познакомить кое-кого, – сказала она. При мысли о том, что они, столь близкие люди, еще не все знакомы между собой, в ее глазах заплясал смех. – Скотта еще не представили Серене и Майку, Майка – Эббре, а Гэвин вообще никого не знает!

– Давайте познакомимся за бокалом шампанского в «Клозери де Лила», – предложил Гэвин, опуская сына на пол, но продолжая крепко стискивать его ладошку.

– Отличная мысль! – с восторгом отозвалась Эббра, и Скотт обнял ее за плечи.

– Восхитительная мысль! – согласилась Серена, произнося слова с отчетливым британским выговором, который так изумлял Габриэль и Майка.

Майк взял Серену за руку, а свободная рука Гэвина легла на талию Габриэль. Эббра, Серена и Габриэль посмотрели друг на друга и рассмеялись от души. Окруженные детьми, они вышли из аэропорта под майское солнце Парижа – три невыразимо прекрасные женщины, любящие и горячо любимые.

Примечания

1

Речь идет о совместной наступательной операции Вьетконга и северовьетнамской армии против Южного Вьетнама и американских вооруженных сил, которая началась 31 декабря 1968 года. Вьетнамцы отмечают Новый год в первые семь дней первого месяца по лунному календарю.

2

Невеста имеет право одевать своих подружек в самые диковинные и нелепые наряды, якобы для того, чтобы они не затмили ее своей красотой. Традиция эта является поводом для множества шуток и розыгрышей. Впрочем, как правило, невеста ограничивается подбором платья подружки в тон свадебных букетов.

3

друзья мои (фр.).


home | my bookshelf | | Белое Рождество. Книга 2 |     цвет текста   цвет фона