Book: Дела семейные



Дела семейные

Патриция Тэйер

Дела семейные 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ранчо Стоунеров ничуть не изменилось. Мег Диланей запомнила его именно таким.

Она вышла из машины и осмотрела сияющие белизной постройки вокруг дома. В двух низких зданиях размещались конюшни, а третье было крытым манежем, на котором, как рассказывал ей когда-то отец, происходило обучение лучших верховых лошадей во всем округе. Мег вздохнула. Не совершила ли она ошибку, решив вернуться в Минерал-Уэлс? Ведь прошло уже более тринадцати лет с тех пор, как ее семья покинула Техас. Картины далекого детства стали оживать перед ее внутренним взором. Едва ли можно назвать их приятными – папочка позаботился об этом. Мег вновь устремила взгляд на ранчо Стоунеров, размышляя о том, что скажет хозяевам. Все два с половиной часа, пока ехала из Оклахомы, она только об этом и думала... Может, надо было позвонить и выяснить все по телефону?

Нет! Три недели назад она пообещала матери обязательно съездить к Стоунерам. Не в ее привычках нарушать данное слово – тем более такое. В конце концов, она выполняет последнюю просьбу своей матери.

Мег вспомнила, как умирала мама, и слезы подступили к глазам. Смерть Нины Диланей не была полной неожиданностью для семьи, однако легче от этого не становилось. У совсем еще молодой, сорокапятилетней женщины обнаружили рак. Болезнь причиняла ей жестокие страдания, а потому надо было, наверное, утешаться мыслью о том, что смерть так быстро унесла ее.

Взяв с сиденья автомобиля сумочку, Мег направилась по дорожке, что вела к дому.

После этого визита надо будет думать только о своем будущем. Пора наконец заняться собственной жизнью. Все двадцать четыре года она помогала семье. Не настало ли время пожить для себя?

Но прежде необходимо выяснить, действительно ли ее сестра здорова и счастлива. Младшая сестренка, которую Мег тринадцать лет считала умершей при рождении... Мег была потрясена до глубины души, выслушав предсмертное признание матери. Ведь никто в семье, кроме миссис Диланей, не знал о новорожденной девочке, от которой отказались родители. Малышка была отдана – или продана – состоятельному семейству Стоунер. Товар перешел к покупателю, который предложил наивысшую цену. В результате они получили полуразвалившуюся ферму, дохода с которой едва хватало на то, чтобы сводить концы с концами.

Мег поднялась по ступенькам крыльца и пригладила помявшиеся в дороге светло-коричневые слаксы и красную трикотажную блузку с короткими рукавами. Рука ее дрожала, когда она трижды постучала в дверь латунным молотком, судорожно соображая, что же скажет мистеру и миссис Стоунер. С точки зрения закона у нее нет никакого права требовать свидания с сестрой. Сестра... Странно было даже произносить это слово. Сколько лет Мег мечтала о сестренке, которая помогала бы ей справляться с двумя непоседливыми братьями, Клинтом и Риком! Она вновь и вновь проклинала отца за то, что он сделал.

Неожиданно дверь широко распахнулась, и внезапное появление высокого широкоплечего мужчины заставило Мег отпрянуть. Черные, как вороново крыло, волосы упали ему на лоб, когда он посмотрел на нее сверху вниз. На его чисто выбритых щеках залегали синеватые тени. Мужчина был одет в белую рубашку, выгодно подчеркивающую ширину плеч и плоский живот. На ремне, стягивавшем облегающие джинсы, красовалась серебряная пряжка. Линк Стоунер оказался еще красивее, чем Мег ожидала.

– Где вас черти носят! – приветствовал он ее, а затем протянул руку и буквально втащил в дом. – Вы должны были приехать еще час назад.

– Простите, – пробормотала Мег, пытаясь справиться с охватившим ее ознобом. Должно быть, это из-за того, что в прихожей было так прохладно – ведь не затрясло же ее потому, что этот мужчина прикоснулся к ней! – Полагаю, вы ошибаетесь...

Он предостерегающе поднял руку.

– Ради Бога, ничего не говорите. Вы моя последняя надежда. Я уже выслушал два отказа. Вы нужны мне.

Мег завороженно уставилась в его темные властные глаза. Потом, поймав себя на том, что в упор рассматривает незнакомого человека, опомнилась.

– Постойте! Дело в том, что я...

– Послушайте, обещаю вам, вы не пожалеете, если согласитесь. Я готов платить вам вдвое больше. Пошли, а то эта старая грымза из опекунского совета уже заждалась.

Мег ровным счетом ничего не понимала. Да и можно ли сохранить ясность мысли, когда сильная рука Линка Стоунера властно легла ей на плечо, а мускусный аромат его одеколона дразняще окутал ее? Девушка безропотно прошла вместе с Линком в гостиную. На диване сидела женщина лет пятидесяти в строгом темном костюме, с уложенными в тугой пучок седыми волосами.

– Вот видите, я же говорил, что она появится с минуты на минуту, – зачастил Линк. – Миссис Симпсон, я счастлив представить вам мисс... – Он нахмурился и посмотрел на девушку.

– Мег Диланей, – быстро подсказала Мег.

Суровая гостья поднялась на ноги.

– Мистер Стоунер... – миссис Симпсон быстро перелистала бумаги в папке, которую держала в руках, – я уже говорила вам, что одних занятий с репетитором недостаточно. Николь необходим круглосуточный присмотр опытного воспитателя.

Николь... Неужели так зовут ее сестру? Мег осмотрела комнату. Где же мистер и миссис Стоунер? Служащая опекунского совета продолжала:

– С тех пор как погибли ваши родители, вам, мистер Стоунер, не удается справиться с воспитанием сестры, а потому суд, скорее всего, примет единственно верное решение – поместить Никки в приют.

– Нет! – резко воскликнул Линк. Затем спохватился и заговорил тише, скрывая раздражение: – Прошу прощения, миссис Симпсон. Разве я не сказал вам, что мисс Диланей согласилась стать гувернанткой Никки и будет жить с нами?

Женщина обернулась к Мег, неодобрительно глядя на нее.

– Это правда, мисс Диланей?

Мег растерялась. Тысячи вопросов готовы были сорваться с языка. Что творится с ее сестрой? Интуиция подсказывала, что предложение поселиться в этом доме будет ей на руку.

– Да, я, разумеется, могу задержаться, но...

– Ну что же, мисс Диланей, – прервала ее представительница социальной службы, – в таком случае мне необходимо выяснить, каким опытом вы располагаете.

– Опытом?

– Вам же предстоит обучать Николь.

Мег с трудом сглотнула.

– Видите ли, я несколько лет была ассистенткой директора школы в Босуэлле, штат Оклахома. Кроме того, натаскивала младших братьев перед окончанием школы. – Это была чистая правда.

Женщина пристально посмотрела на Мег, затем быстро записала что-то в свои бумаги.

– Но вы так молоды...

Линк поспешил вмешаться:

– Я не знал, что репетитор непременно должен быть старше тридцати.

Дама из опекунского совета даже не взглянула на него.

– Должна сказать, мисс Диланей, я вам не завидую. Не забывайте направлять мне еженедельный отчет о занятиях Никки. А я тем временем свяжусь со школой, в которой вы работали, для получения отзывов о вас. – Женщина захлопнула папку и направилась к двери. – Я позвоню вам через несколько дней.

Дверь дома открылась и закрылась, и в комнате повисла тягостная тишина. Мег посмотрела на Линка, и внезапно ей стало жарко, словно она опять была неуклюжей девочкой одиннадцати лет, тайно влюбленной в парня на пять лет старше. Он ее, конечно, забыл – да и с какой стати должен помнить?

Линк улыбнулся, сверкнув ровными белыми зубами.

– Знаете, у меня просто нет слов, до чего я вам благодарен. Вы спасли меня. Клянусь, эта ведьма жаждет крови.

– Похоже, она всего-навсего делает свою работу, – ответила Мег, раздумывая, не пора ли объяснить истинную причину своего приезда.

Линк заговорил серьезно:

– Что это за работа такая, если она хочет увезти Никки из родного дома?

– А вы могли бы рассказать мне, почему миссис Симпсон настроена разлучить вас с вашей... сестрой?

Линк нахмурился и, пройдясь по комнате, остановился возле длинного, обитого светло-коричневой кожей дивана, что стоял у камина.

– Видите ли, наши родители погибли полгода назад в автокатастрофе, и Никки тяжело переживает их смерть. В последнее время у нее были неприятности...

– Какие именно?

Линк пожал широкими плечами.

– Она часто прогуливала школу, а в те дни, когда появлялась на занятиях, была практически неуправляемой. – Отвернувшись, он быстро провел рукой по волосам. – А теперь школьный совет не допускает ее к занятиям, пока она не пройдет курс лечения у психолога. Получается, надо ждать, пока эта ученая каракатица не втолкует Никки, что сложности со школой у нее оттого, что она тоскует без отца с матерью, а Никки тем временем все больше отстает от своего класса. Ей необходим репетитор, чтобы нагнать упущенное.

Мег понимала, что Линк явно о чем-то умалчивает. Работники социальной службы не приходят к родителям школьницы, если она всего-навсего не успевает по алгебре.

Сзади послышался шорох, и Мег ощутила чье-то присутствие. Она медленно повернулась и увидела стоявшую на пороге комнаты темноволосую девочку.

Это же моя сестра, возбужденно подумала Мег. Сестра, о существовании которой она узнала всего три недели назад.

Затаив дыхание, Мег жадно вглядывалась в высокую, по-детски нескладную девочку тринадцати лет.

На Никки Стоунер была красная юбка выше колен и футболка, неровно обрезанная чуть ниже едва заметной груди. Мег быстро заморгала, пытаясь прогнать набежавшие на глаза слезы. Волосы девочки были темнее, чем у Клинта и Рика или у самой Мег, но в чертах лица у них было что-то общее. Никки оказалась удивительно похожа на свою мать и бабушку. Мег слышала биение собственного сердца. У нее есть сестра! Однако радость почти мгновенно угасла, едва она сообразила, что не имеет права ничего говорить. По крайней мере пока.

Никки окинула гостью подчеркнуто недружелюбным взглядом:

– Еще одна училка?

– Это мисс Диланей. Она согласилась помочь тебе с учебой.

– Она мне не нужна.

– Ошибаешься, – парировал Линк. – Мисс Диланей согласилась поселиться у нас. Так что придется тебе привыкать.

Никки злобно уставилась на брата.

– Я тебя ненавижу! – закричала она. – Ненавижу! – И, развернувшись, пулей выскочила из комнаты.

Мег с трудом удержалась, чтобы не броситься следом, однако заставила себя взглянуть на смутившегося Линка.

– Совсем не похоже на дружную семейку, которую вы ожидали увидеть, верно?

– Ну, если в семейные дела вмешивается опекунский совет, ясно, что возникли проблемы.

Линк Стоунер задумчиво посмотрел на красивую девушку. Не совершает ли он ошибку, нанимая в качестве гувернантки столь юное создание? Мег Диланей, скорее всего, не более двадцати трех лет. Черт, по телефону ее голос показался ему куда старше. С другой стороны, выхода у него нет.

– Несколько месяцев назад мы действительно были дружной и счастливой семьей, но с того дня в октябре, когда погибли наши родители, Никки изменилась. Я знаю, что она страдает, но... – Линк заметил в больших карих глазах девушки сочувствие и чуть не забыл, что собирался сказать. – Никки... озлобилась на весь белый свет, отдалилась от подруг, от меня. Однажды даже попыталась украсть какую-то мелочь из магазина в городе. К счастью, владелец магазина – мой друг, и я сумел замять это дело. Но во второй раз ее поймали и отправили в полицейский участок, где продержали, пока им не удалось связаться со мной.

Линк сжал кулаки и принялся расхаживать по комнате. Никогда в жизни он не чувствовал себя столь беспомощным.

– Знаете, я просто в отчаянии, – вырвалось у него. – Руководство школы отказывается допускать ее к занятиям, пока я не пообещаю им, что Никки будет вести себя хорошо. Я нанимал к ней репетиторов, однако она не желает общаться с ними. А две недели назад еще и сбежала. Я был буквально в ужасе. Пришлось связаться с шерифом, чтобы организовать поиски. После этого в дело вмешался опекунский совет. – Линк обошел журнальный столик и остановился перед Мег. – Вы – моя последняя надежда.

У Мег перехватило дыхание. Надо, конечно, сказать ему правду. Но вдруг она поймала себя на мысли о том, что ей хочется стать гувернанткой у собственной сестры.

– Право, не знаю...

– Я согласен платить вам втрое больше. – Линк назвал сумму, и девушка потрясенно ахнула. – Плюс бесплатное проживание и питание, – добавил он. – Может, вы все же попробуете?

Мег совсем растерялась. Ведь ее ждет подруга Кэти в городке Форт-Уорс! На следующей неделе она собиралась явиться на собеседование, надеясь устроиться на работу. Начать новую жизнь... Однако обещание, данное у постели умирающей матери, эхом звучало в ушах Мег. Разве она вправе уезжать, когда сестренке нужна помощь?

– Понимаете, мистер Стоунер...

– Зовите меня Линк. – Он улыбнулся, и ее сердце совершило плавный кувырок.

– Линк, я вовсе не та, за кого вы меня принимаете. Я не из агентства по трудоустройству.

Не успел хозяин дома что-либо сказать, как зазвонил телефон. Линк извинился и снял трубку. Мег чувствовала, что нервы ее на пределе – стоит только сказать ему правду, и он вышвырнет ее из дома.

Линк закончил разговор и повернулся к ней, скрестив руки на широкой груди.

– Звонили из агентства. У репетитора сломалась машина, и они хотели перенести встречу. – Он вопросительно поднял черную бровь, и Мег отчаянно захотелось разгладить появившиеся на его ровном лбу морщинки. – В таком случае кто же вы, Мег Диланей? Что привело вас к нам?

Мег судорожно сглотнула.

– Моя мама... недавно умерла.

– Примите мои искренние соболезнования...

Мег заметила быстро промелькнувшую в его глазах тень страдания.

– Благодарю вас. – Она отвела глаза от его гипнотического взгляда. – Понимаете, я ехала в Форт-Уорс и просто... просто свернула, чтобы повидать ваших родителей. Пожалуйста, простите меня. Я ничего не знала об автокатастрофе.

Он кивнул.

– Выходит, ваша мама и Полин были подругами?

– Они познакомились давно, – ответила Мег, логично предположив, что женщины должны были встретиться хотя бы раз.

– Действительно, Полин была дружна со множеством людей, – с гордостью подтвердил Линк. – Ее очень любили и соседи, и друзья. – Он вновь заговорил на больную тему: – Ну, мисс Диланей, вы, кажется, настоящий подарок судьбы. Работа не будет для вас в новинку, а потому прошу вас поселиться у нас и помочь моей сестре. Поверьте, Никки не хватает женского участия, хотя она, вероятно, об этом и не догадывается.

– Пожалуй, я могла бы задержаться у вас на несколько недель, – ответила Мег, не успев сообразить, что делать этого не следует, что это чистое безумие.

– Голубушка, вы так нужны нам, что можете сами установить себе жалованье. – В его голосе прозвучали бархатисто-вкрадчивые нотки, от которых Мег обдало жаром.

– Нет-нет! Я не могу принять от вас деньги! – Господи, спаси и помилуй, ведь Никки ее сестра! Девочке так трудно... – Я могла бы просто пожить у вас, пока...

Линк не дал ей закончить:

– Решено, и обещаю, что постараюсь уговорить вас задержаться здесь подольше. – Он взмахнул рукой с вытянутым указательным пальцем: – Мы еще поговорим о вашем жалованье, мисс Диланей.

– Пожалуйста, зовите меня Мег, – попросила она.

– Я очень рад знакомству с вами, Мег. – Взяв ее руку в свою, Линк накрыл ее шершавой ладонью. – Я распоряжусь, чтобы кто-нибудь из работников принес наверх ваши вещи. – Он взглянул на часы. – Прошу простить, но мне придется уехать – надо перевезти кобылу на ранчо Рейноддсов. – Отпустив ее руку, он направился к двери. – Я вернусь к ужину.

– Но... – Мег обернулась к лестнице. – Какую комнату мне можно занять?

Линк снял с крюка у двери широкополую шляпу.

– Выбирайте любую.

– Н-но как же... – пролепетала Мег. – А что, если там уже кто-то живет? – Вдруг ей стало любопытно, где находится его спальня, и по спине ее пробежали мурашки.

– Не беспокойтесь, как-никак в доме шесть спален. Можете занять первую по коридору. – Он окинул Мег пристальным взглядом, и она почувствовала слабость в ногах. – Пожалуй, она вам подойдет.

– Вы уверены, что я никому не помешаю?

Линк как-то странно посмотрел на нее и надвинул шляпу на лоб.

– Дорогуша, я готов отдать вам свою собственную комнату и поселиться в конюшне, если только вы сумеете помочь Никки.

– Вряд ли есть необходимость в подобных крайностях.

– Подождите что-нибудь говорить, пока не познакомитесь с Никки поближе. Как бы она не заставила вас передумать! – Он ухмыльнулся и вышел из комнаты.

Присев на кровать в своей новой спальне, Мег заворожено прикоснулась к шелковистому розовому покрывалу с каймой. В изголовье широкой кровати с металлическими прутьями высилась груда белоснежных подушек, а по бокам стояли столики с низенькими лампами под голубыми керамическими абажурами. Мег отвернулась и посмотрела на свое отражение в зеркале над резным туалетным столиком.

Господи, что она тут делает? Ей же не место в этом роскошном особняке, в этой комнате с дорогой мебелью. Она потрогала пушистый ковер на полу и вспомнила холодный пол неуютного дома, в котором провела почти всю свою жизнь, вспомнила о тесной спальне, где располагалась вместе с младшими братьями, пока не повзрослела и не переместилась на продавленный диван в кухне. Утешало, правда, то, что рядом с этим диваном находилась и согревала ее плита, которую топили дровами. Зато надо было просыпаться раньше всех, чтобы растопить ее.



Мег встала и подошла к окну, раздвинула атласные гардины и посмотрела во внутренний двор. Вовсе не чудесный, безупречно подстриженный газон и не благоухающие кусты роз сразу же привлекли ее внимание, а бассейн. Огромный, с кристально прозрачной водой, где, наверное, так хорошо плавать и бултыхаться, избавляясь от усталости после долгого дня напряженной работы. Этот бассейн разительно отличался от места ее купания – мелкого ручья позади дровяного сарая, где песка и грязи было больше, чем воды.

Мег задернула занавеси и присела в кресло у окна. Никки выросла в совсем иной обстановке, чем она и ее братья. Внезапно Мег похолодела. Клинт и Рик! Что они подумают, если узнают про Никки? Мать взяла с Мег обещание никому ничего не говорить, пока она не навестит сестру, и братья не подозревали, что Мег собиралась заехать на ранчо Стоунеров. Знали лишь, что она отправилась в Форт-Уорс на собеседование. Теперь придется позвонить им и сказать, что планы ее изменились. Мег обвела взглядом свою новую комнату. Господи, да Клинт и Рик ни за что ей не поверят!

Неожиданно она подумала об отце. В душе ее не было ни любви, ни уважения к Ральфу Диланею – не только по причине его беспробудного пьянства и неуживчивого характера. Мег была подростком, когда отец умер, но, будучи старшей из детей, она пособляла матери, как могла. Больше всего ее угнетала унизительная необходимость жить на пособие для бедных.

Много лет подряд Мег только и делала, что работала, и наконец им удалось поправить дела на ферме и даже – Мег особенно гордилась этим – оплачивать обучение братьев в хорошей школе.

Жизнь Никки была, судя по всему, совсем иной. Девочка никогда не знала, что такое нищета, но ей уже известно, какую боль испытывает человек, перенесший гибель самых дорогих ему людей. Мег чувствовала в себе силы помочь и Никки, и ее брату, а потому решение остаться показалось ей вполне разумным. В дверь постучали, и Мег встала.

– Входите.

В комнату заглянула пожилая полная женщина с седыми волосами.

– Здравствуйте, мисс, я – Дора. Я тут и экономка, и кухарка. – Женщина улыбнулась. – Линк сказал, что вы будете жить у нас. Вам ничего не нужно?

Мег улыбнулась в ответ.

– Нет, спасибо. Вот только... может, я помогу вам приготовить ужин?

Серые глаза Доры весело блеснули.

– Пожалуй, нет, но, если вам придет охота спуститься и поболтать со мной, я буду очень рада. Похоже, ее высочество вряд ли выйдет из комнаты до ужина. Ну и ладно. Все равно Никки сейчас в таком настроении, что у любого пропадет желание с ней общаться. – Экономка кивнула и прикрыла дверь.

Вечером Мег сидела за широким обеденным столом напротив мрачной Николь, которая угрюмо ковыряла вилкой в тарелке, пытаясь выложить из картофельного пюре с соусом нечто вроде крепостной башни со рвом. Линк, успевший принять после работы душ и переодеться, восседал во главе стола, и в данный момент все его внимание было приковано к тушеному мясу. Мег была изрядно взвинчена и почти ничего не ела. Взгляд ее то и дело обращался к девочке напротив.

– Николь, может быть, после ужина мы с тобой обдумаем план твоих занятий? – предложила Мег, надеясь, что та снизойдет наконец до разговора с ней.

Николь подняла голову и вызывающе уставилась на Мег.

– Сами обдумывайте, раз вы такая умная!

– Никки, – предостерегающим тоном произнес Линк. – Мисс Диланей только пытается помочь тебе.

– Пожалуйста, называй меня Мег.

Николь порывисто вскочила.

– Я не собираюсь вас никак называть, потому что не желаю, чтобы вы тут оставались. Убирайтесь!

Мег тоже поднялась.

– Я никуда не уеду, Николь. – Она старалась говорить уверенно и спокойно. – Я здесь для того, чтобы помочь тебе с учебой, так что тебе придется привыкать ко мне.

У Никки был такой вид, словно она вот-вот заплачет, и Мег отчаянно хотелось подойти к ней и обнять.

Внезапно Николь повернулась к брату.

– Почему ты так поступаешь со мной? Неужели тебе еще мало? – Она швырнула салфетку на стол и выбежала из комнаты.

– Николь Стоунер, немедленно вернись! – закричал Линк во весь голос, а затем встал и направился было следом за сестрой.

Мег остановила его.

– Прошу вас, позвольте девочке уйти. Ей сейчас очень нелегко.

– Думаете, я сам этого не понимаю? – Линк раздраженно потер переносицу, потом взглянул на Мег, и она заметила, как напряжено его лицо. – Она ненавидит меня, – сдавленным голосом произнес он.

Мег ужасно хотелось протянуть руку и успокоить его.

– Она сейчас ненавидит весь белый свет, потому что страдает. С моими братьями, когда наш отец умер, творилось то же самое.

Линк посмотрел на девушку, и в его карих глазах блеснул огонек надежды.

– И что же вы делали?

Мег ощутила, как под его пристальным взглядом тело ее загорается томительным огнем. Она поспешно отвела глаза.

– Ничего. Просто давала им понять, что их скверное поведение мне не нравится. А еще старалась занять их несложной работой по дому.

– У Никки отродясь не было никаких дел по дому – кроме школьных занятий и ухода за лошадью.

– Может быть, вам следует запретить ей ездить верхом, пока она не станет вести себя лучше?

На лице Линка снова появилось раздраженное выражение.

– Это еще одна головная боль. Со дня катастрофы Никки ни разу не заходила в конюшни. Раньше мы занимались с ней почти каждый день, даже готовили ее к выступлению в юниорских соревнованиях на четверть мили. Ее кобылка, Конфетка Сью, должна была показать весной неплохой результат... – Он глубоко вздохнул. – Теперь с ней занимается Педро, но Конфетка привыкла к Никки и ведет себя без нее совсем иначе.

Выходит, у Никки есть лошадь, с легкой завистью подумала Мег. Всю свою жизнь она страстно мечтала о собственной лошади. Ей приходилось иметь дело с этими благородными животными, когда отец работал объездчиком. Она нередко прогуливала лошадей, ухаживала за ними, чистила стойла, и иногда, в качестве особого вознаграждения, ей разрешалось прокатиться. Разумеется, Ральф Диланей работал только тогда, когда был в состоянии держаться на ногах. Однако он всегда мечтал о том, чтобы завести конюшню и племенных лошадей. Казалось, у него был какой-то особый подход к животным. Если бы только он мог удержаться и не пить!

Перед Мег внезапно появилась Дора, и девушка очнулась.

– Не хотите ли кофе, мисс?

– Спасибо, с удовольствием, – благодарно ответила Мег.

Линк взял у экономки две чашки кофе.

– Пойдемте во двор, там прохладнее, – обратился он к Мег и, не дожидаясь ответа, вышел из гостиной.

Во дворике он поставил кофе на столик с прозрачным верхом и пододвинул кресло для Мег. Наблюдая, как она усаживается, он подумал, что эта хорошенькая девушка, похоже, сжимается в комок всякий раз, как он оказывается рядом с ней.

Линк улыбнулся про себя, прихлебывая кофе и исподтишка рассматривая ее. Может, будет лучше, если Мег Диланей постарается держаться от него подальше? Ему вовсе не хочется заводить интрижку с репетиторшей Никки. Как-никак он нанял ее для того, чтобы помочь сестре. Не следует все усложнять. Сейчас надо думать только о Никки.

Однако Линк не мог не размышлять о том, такие ли мягкие на ощупь, какими кажутся, длинные, медового оттенка волосы Мег. Изменят ли ее карие глаза цвет, когда она будет возбуждена? Его ленивый взгляд спустился ниже, к вырезу блузки, подчеркивающему высокую, полную грудь.

Линк почувствовал, как тело его немедленно отзывается на подсознательное любопытство. Конечно, всего лишь оттого, что у него уже несколько месяцев не было женщины – с тех самых пор, как они с Сюзанной решили расстаться. Сюзанне нравилось весело проводить время, и обуза в виде сестренки переходного возраста была ей не нужна. Но, Господи, ведь Никки ему сестра.

Черт бы все побрал! Если бы только можно было перевести часы назад! Линк невидящим взором уставился на бассейн. Легкий ветер рябил поверхность воды и доносил из сада благоухание цветущего жасмина. Если бы он не решил тогда уехать и провести выходные с Сюзанной! Ведь собирался же самолично отвезти родителей на самолете в Сан-Антонио!

– С вами все в порядке?

Линк потряс головой.

– Что вы сказали?

– У вас такой вид... – нерешительно сказала Мег. – Если вы сомневаетесь, правильно ли сделали, пригласив меня остаться...

– Нет! Дело вовсе не в этом... – Линк увидел, с каким состраданием она смотрит на него. – Просто у меня был трудный день. Черт, да и неделя тоже выдалась непростая... – Он откинулся на спинку кресла.

Глаза их встретились, и вдруг Линк понял, как одиноко ему жилось в последнее время.

– Вероятно, я просто тоскую без родителей. Мы частенько сидели тут, возле бассейна. Отец построил его, когда Никки было лет пять. Она сказала, что ей хочется плавать, и на следующее утро подрядчики уже завалили нас предложениями.

– Видимо, он очень любил Николь.

– Мы все ее любили – с первой же минуты, когда ее только привезли из родильного дома, – подтвердил он. – Наверное, потому, что у родителей так долго не было детей, и вот потом, когда появилась Никки... – Линк вспомнил, как искренне полюбил сестренку, впервые увидев ее. С того дня у него появилась настоящая семья... А вот теперь он рискует все потерять, если ничего не сможет сделать.

Он поднялся.

– Знаете, прошу меня простить, но я лучше пойду. – Вряд ли ему сейчас удастся уснуть, однако и на месте тоже не сиделось. – Завтра мне рано вставать. Но вы можете сидеть тут сколько угодно.

Линк зашагал по выложенному кирпичом дворику, но почти сразу же остановился.

– Мег, у меня к вам просьба. Не позволяйте Никки валять дурака. Я очень люблю сестру, но должен сказать, что она отлично умеет манипулировать людьми. Ей необходима твердая и решительная рука.

Мег встала.

– Полагаю, мои братья могли бы подтвердить, что я умею быть решительной.

Он кивнул. Отчаянно хотелось верить ей.

– Не забывайте, я плачу вам целое состояние.

Мег резко выпрямилась, и глаза ее сверкнули гневом.

– Мне казалось, я объяснила вам, что согласна работать только за проживание и питание. Если вам, мистер Стоунер, это не нравится, я готова немедленно уехать.

Поскольку он молчал, Мег отвернулась и направилась в дом. Линк догнал ее и схватил за плечо. Девушка удивленно обернулась, на лице ее застыло обиженно-упрямое выражение, и внезапно Линку показалось, что она чем-то похожа на Никки.

– Простите меня, Мег. Я просто очень беспокоюсь за сестру и боюсь потерять ее. Если суд отберет Никки...

Мег накрыла ладонью его руку, и ее тут же словно ударило током.

– Нет, этого не будет. Мы поможем Никки справиться с горем.

Господи, как же ему хочется верить этой девочке, разделять ее оптимизм!

– Вы не понимаете... – начал было Линк и замолк. – Мы с Никки – не кровные родственники. Стоунеры стали приемными-родителями для нас обоих. – (Мег удивленно посмотрела на него.) – Они усыновили меня уже подростком, и моему отцу было наплевать на то, что со мной будет. Но Никки появилась в нашем доме через несколько дней после рождения. Если только родные Никки узнают, как нелегко ей сейчас приходится, они могут отобрать ее у меня.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мег спала неважно, то и дело просыпаясь и думая о том, что говорил Линк. Может быть, стоит признаться ему? Он или позволит ей остаться, или же навсегда вышвырнет ее из жизни Николь.

Когда наконец Мег встала, было почти шесть часов. Горячий душ помог принять показавшееся правильным решение. Больше всего на свете ей хочется получше узнать сестренку. Это означает, что она не может сказать Линку правду. Пока еще не может.

Мег застелила кровать и спустилась вниз, в кухню, где было тепло и уютно. Перед высоким эркерным окном, выходящим на задний двор и конюшни, стояли широкий дубовый стол и шесть плетеных стульев.

Из кладовки вышла Дора.

– Доброе утро, мисс. Что подать на завтрак?

– Я подожду остальных.

Экономка улыбнулась.

– Линк позавтракал часа два назад и сразу ушел в манеж. Вряд ли мы его увидим до обеда. А уж когда встанет Никки – никому на свете не известно.

– Она всегда так поздно встает?

– С тех пор как погибли родители – да. Раньше-то, бывало, поднималась ни свет ни заря. – Дора улыбнулась. – Они с матерью были неразлучны. Любили вместе готовить...

Дора принесла Мег чашку кофе, и девушка села за стол.

– Линк говорил мне, что Никки занималась верховой ездой.

– Точно, и неудивительно. Как-никак отец посадил ее в седло раньше, чем она научилась ходить. Помню, у малышки был крапчатый пони. А не так давно на Рождество ей подарили Конфетку Сью. Вы ее еще не видели, мисс? Гнедая красавица, и к тому же чистокровная. Да уж, отец и брат баловали Никки, как могли.

– Вы говорите так, словно не одобряете их методы воспитания.

Дора покачала головой.

– Знаете, мисс, я проработала у Стоунеров больше тридцати лет, и никто не упрекнет меня в том, что я молчалива или себе на уме. Никки донельзя избалована. Ясно, что в последнее время девочке приходится тяжело, но ее матери стало бы стыдно, узнай она, как ведет себя Никки. – Дора вытерла руки передником. – На мой взгляд, Никки нужно...

– Я лишь гувернантка Никки, – прервала ее Мег, не желая выслушивать упреки в адрес сестры. – Я не психолог. Но надеюсь, что стану ей другом и смогу помочь. – Она поднялась. – Пожалуй, лучше пойти и разбудить ее, а то нам пора приниматься за работу.

– Замечательно, мисс, только вряд ли она встанет.

Мег, не отвечая на предостережения Доры, решительно поднялась по лестнице и тихо постучалась в комнату Никки. Тишина. Она постучала еще раз, чуть громче. Потом опять.

– Никки, это Мег. Пора вставать. Нам с тобой надо заниматься.

За дверью послышалось приглушенное бормотание. Затем звонкий голос отчетливо произнес:

– Убирайтесь.

Мег вздохнула.

– Давай же, Никки, просыпайся.

– Я же сказала – убирайтесь.

Мег попыталась повернуть ручку на двери и обнаружила, что та заперта.

– Никки, открой дверь. – На этот раз ответом было полное молчание. – Ладно, если хочешь узнать, кто кого переупрямит, – отлично.

Мег вернулась в кухню. Стоявшая у мойки Дора подняла голову и, увидев, что Мег пришла одна, понимающе улыбнулась.

– Ну что я вам говорила?

– Дора, вы сказали, что Линк сейчас в манеже?

– Да, и предупредил, что пробудет там весь день.

Мег направилась к двери. Прохладный воздух обжег ей плечи, но это было даже приятно. Во дворе и около крытого манежа властвовал пряный запах свежей соломы и лошадей, и Мег сразу почувствовала себя уверенней. Быстро осмотревшись по сторонам, она поняла, что на ранчо Стоунеров никто не бездельничает: на манеже проходило обучение сразу нескольких лошадей. Мег присела на прутья ограды.

Совсем рядом с ней один из тренеров обучал азам выездки великолепную кобылу чалой масти, и Мег не могла оторвать глаз от завораживающего зрелища.

– Вам что-нибудь угодно, мэм?

Мег оглянулась и увидела, что на нее в упор смотрит голубоглазый парень одних с ней лет. Он снял шляпу и встряхнул густыми светлыми волосами.

Мег спрыгнула с ограды.

– Простите, я засмотрелась. Какая чудесная лошадь!

Парень кивнул.

– Искра. Мы надеемся, что заставим и судей засмотреться на нее. – Он снова вопросительно взглянул на Мег.

– Мне нужно переговорить с Линком.

Парень улыбнулся, и вокруг его глаз лучиками разбежались морщинки.

– Боюсь, сейчас он занят. Может быть, я могу вам помочь?

– Меня зовут Мег Диланей, я гувернантка Никки, и мне очень нужно переговорить с Линком.

Улыбка исчезла с лица парня.

– Разумеется, мисс Диланей. Я – Дейл Харрис, старший объездчик. Линк собирался через несколько минут начать тренировку с Дьяволом.

– Я не хочу отвлекать его, мне просто надо спросить кое о чем, и все. – Мег снова уселась на ограду и тут увидела Линка – он вел в поводу угольно-черного жеребца.

Сегодня Линк был одет в золотистую рубашку-ковбойку и узкие джинсы. Шляпа была низко надвинута на лоб, а рука в перчатке небрежно держала поводья. Он легко вскочил в седло. Повинуясь ему, конь описал четкую восьмерку. Мег оглянулась и увидела, что несколько тренеров прекратили работу, наслаждаясь слаженным спектаклем.

Оба двигались словно единое целое – Линк пустил Дьявола во весь опор вокруг манежа и вдруг резко остановил его. Последовала тихая команда, Линк легонько натянул повод, и Дьявол послушно присел на задние ноги, упершись передними в землю. Мег восторженно ахнула – это была так называемая «цифра 11», столь безупречное выполнение которой ценилось очень высоко.

– Какая прелесть! – выдохнула Мег. Неожиданно Линк посмотрел в ее сторону. Мег вздрогнула и засомневалась, правильно ли поступила, решив побеспокоить его. Может быть, стоило действовать на свой страх и риск? Ладно, что сделано, то сделано. Натянув поводья, Линк подъехал к ней.

– Что случилось?

Мег вскочила. В ней было пять футов и восемь дюймов роста, но ей вдруг захотелось быть повыше.

– Я хотела сообщить вам, что Никки до сих пор у себя в комнате, а дверь заперта.



Линк заставил жеребца шагнуть еще ближе и в упор посмотрел на Мег.

– Вы пришли сюда только затем, чтобы сказать мне это? Так это известно мне и без вас.

Мег отчаянно захотелось убежать.

– Нет, не только. Я пришла, чтобы спросить: могу ли я предпринять некоторые меры, чтобы разбудить Никки?

Линк откинулся на луку седла. Дьявол недовольно захрапел и начал пританцовывать на месте.

– Я же нанял вас в гувернантки Никки. Вот и делайте свою работу.

Во рту у Мег пересохло. Еще никогда она не чувствовала себя столь беспомощной, разговаривая с мужчиной. Да что же такое с ней творится?

– Это все, что я хотела знать. – Она уступила дорогу лошади, которую грум заводил в манеж, и направилась к выходу.

Линк следил за ней глазами, не в силах отвести взгляд от плавной походки, от мягкого покачивания бедер, обтянутых светлыми джинсами.

– А она хорошенькая...

Линк заметил, что и Дейла коснулось очарование Мег Диланей. Почему-то ему это не понравилось.

– Дейл, ты уже увел кобылу от Светлячка?

Тот нахлобучил шляпу.

– Прошу прощения, босс. Уже иду. – И быстро отошел.

Линк обернулся и снова посмотрел на Мег, которая уже входила в дом. Черт бы все побрал! Ему надо работать. Довольно и того, что Мег Диланей с утра пораньше успела нарушить его покой!

Линк ввалился через черный ход около часу дня. После работы он был грязный, потный и страшно голодный. Рагу, приготовленное Дорой, наполняло кухню аппетитным запахом, однако нечего было и надеяться, что она покормит его, пока он в таком виде. Линк наморщил нос, осматривая свою перепачканную одежду.

Скорее в душ, подумал он, вышел в гостиную и внезапно остановился – Никки и Мег сидели рядышком у стола, на котором лежали открытые учебники. Никки решала математическую задачу. Обе подняли головы и посмотрели на него.

– Прошу прощения, – извинился Линк. – Я не хотел вам мешать. Просто иду наверх.

Никки швырнула карандаш на стол и подбежала к брату.

– Линк, можно мы кончим заниматься? – Девочка оглянулась на Мег. – Она заставила меня просидеть тут с самого утра.

Линк поднял руку.

– Мег – твоя гувернантка. Тебе надо учиться.

– Но она плохо со мной обращается.

– Что-то не верится... Между прочим, не ты ли сама постаралась, чтобы тебя выгнали из школы?

– Но...

– Ничего не хочу слышать, – прервал он ее. – Когда Мег решит, что на сегодня хватит, сможешь пойти отдохнуть.

– Я собиралась скоро сделать перерыв на ланч, – откликнулась Мег.

– Вот видишь, Никки, Мег не такая уж плохая – даже позволит тебе поесть. – Линк подмигнул и с удивлением увидел, как Мег застенчиво потупилась. Большинство молодых женщин всегда отвечали на его шутки. – Если вы, леди, подождете, пока я приму душ, мы поедим вместе.

Никки надулась.

– Ну хорошо.

– Я вернусь через десять минут, – пообещал он и взбежал по лестнице, насвистывая и на ходу вытаскивая рубашку из джинсов. Дверь в комнату сестры была открыта, и Линк покачал головой, глядя на ужасающий беспорядок внутри. Пожалуй, надо будет заставить ее прибраться.

Хотя нет, не все сразу. Сейчас хватит и того, что Никки принялась с помощью Мег за занятия. Он снова взглянул на дверь и вдруг понял, что с нее исчезла ручка. Линк рассмеялся. Вот, значит, как Мег удалось вытащить Никки из постели.

– Похоже, нашла коса на камень! – воскликнул он, думая о красивой молодой женщине, что так неожиданно вошла в его дом и размеренную жизнь.

Мег решила, что Никки Стоунер вполне может давать и Клинту, и Рику уроки упрямства. Она припомнила выражение на лице девочки в тот момент, когда удалось отвинтить ручку с двери ее комнаты. С помощью отвертки можно совершить настоящие чудеса! Никки закричала, требуя, чтобы Мег убиралась прочь, но Мег не сдалась. Ей даже удалось уговорить Никки встать и принять душ.

Мег воспользовалась ее отсутствием и осмотрела комнату. Неудивительно, что Никки не хотелось никуда идти. Помимо громадной кровати, здесь было все – от телевизора с видеомагнитофоном до новейшего музыкального центра, даже телефон. Одежда, что висела в гардеробе, была куплена явно не на распродажах, так же как и дюжина пар обуви ручной работы.

Когда Никки приняла душ, Мег уговорила ее спуститься позавтракать. Ясное дело, Никки продолжала упрямиться и возмущаться, но Мег была непреклонна и не успокоилась, пока девочка не съела тарелку хлопьев с молоком. Спустя два часа Мег начала понимать, что ее сестренка не только хороша собой, но и не обделена умом.

– А знаете, мне вовсе незачем решать все эти задачки, – заявила Никки, прервав ход ее мыслей.

Мег удивленно подняла бровь.

– Я могу сделать так, что брат позволит мне сегодня больше не заниматься, – насмешливо протянула девчонка.

– Никки, мне казалось, что мы с тобой уже говорили на эту тему.

– Нет, это вы говорили, – с вызовом откликнулась Никки. – И не забудьте вернуть замок на мою дверь. Я хочу быть одна.

– Никто не собирается к тебе входить.

– Вы же вошли!

– Только потому, что ты отказывалась вставать и заниматься.

– Я не хочу, ходить в школу!

– А как насчет колледжа? – поинтересовалась Мег. У нее чесались руки взять этого ребенка за плечи и как следует потрясти.

– А вы-то сами учились в колледже?

– Нет, но собираюсь. – Мег вздохнула, увидев понимающий взгляд, который метнула в нее Никки. – Как только устроюсь в Форт-Уорсе. Сейчас у меня нет денег на учебу.

– А вот мне принадлежит половина ранчо, так что денег у меня сколько угодно.

– Скорее всего, твои деньги положены в банк до твоего совершеннолетия.

Никки скрестила руки под едва заметными грудками.

– Линк даст мне все, что я у него попрошу.

– Да неужели? – послышался мужской голос. Мег и Никки обернулись – на пороге стоял Линк в черной футболке и чистых джинсах; аккуратно причесанные волосы были еще влажными после душа.

Никки подбежала к брату и обвила его руками за талию.

– Ах, Линк! Как я тебе рада! Мне нездоровится. Думаю, лучше всего мне пойти и прилечь. – Она направилась было к выходу, но Линк потянул ее назад.

– Мне кажется, ты и так уже провела слишком много времени у себя в комнате.

– Но я больна!

– Тогда мы с тобой сейчас же поедем в город, к врачу.

Мег порадовало, что Линк оказался достаточно проницателен. Однако Никки не сдавалась. Видно было, что она старается заплакать.

– Нет, я не хочу ни к какому врачу. Просто пойду к себе. У меня болит живот, – настаивала она.

– Может, тебе станет лучше, если ты что-нибудь съешь, – предложила Мег, опасаясь, что Линк вот-вот уступит.

Никки уткнулась лицом ему в грудь.

– Я не могу есть. У меня просто ужас до чего болит живот.

– Ну ладно, иди полежи, – отпустил он ее. – Я загляну к тебе попозже – проведать, как ты себя чувствуешь.

Мег сжала кулаки, наблюдая, как девочка медленно идет к лестнице. Ей хотелось зааплодировать Никки, но она была слишком сердита.

Линк повернулся к ней.

– Пойду-ка я обедать. Вы составите мне компанию?

Мег последовала за ним к столу.

Линк поцеловал Дору в щеку, и кухарка поставила перед ним большую тарелку с целой горой аппетитно пахнущего рагу, а также плетеную корзинку еще теплых булочек.

– Кажется, я уже умер и попал в рай, – блаженно вздохнул Линк, утолив первый голод, и только тут заметил, что Мег даже не притронулась к еде.

– Никак у вас тоже пропал аппетит?

Он подождал, пока Мег не взяла в руку вилку, и снова принялся за еду, однако через пару минут вновь посмотрел на ее нетронутую тарелку.

– Что-то не так?

– Вы сознаете, что свели на нет все мои усилия?

– О чем вы? – изумился он. – Никки нездоровится.

– Она хотела доказать мне, что может вертеть вами как вздумается.

– Вздор!

– Мы два часа сидели и занимались – и она ни разу не пожаловалась на нездоровье до тех пор, пока вы не вернулись.

Линк раздраженно бросил вилку.

– Уж не хотите ли вы сказать, чтобы я не смел приближаться к своему собственному дому в часы ваших занятий?

Мег разъяренно уставилась на него.

– Никоим образом, однако не смейте совать нос в дела, которыми занимаюсь я. Не далее как сегодня утром вы велели мне делать работу, за которую мне платите, а затем, три часа спустя, являетесь и разрешаете Никки своевольничать.

– Неужели весь шум только из-за того, что у нее разболелся живот?

– Не в этом дело. Мы с ней сейчас играем в «кто-кого-переупрямит». И вы, Линк, подыграли ей и помогли победить. Теперь она знает, что всегда может рассчитывать на вас, если надо улизнуть от занятий.

Девушка встретилась с ним взглядом, и Линк заметил, сколько неподдельного страдания было в ее больших карих глазах.

– Как прикажете быть гувернанткой Никки, если я не могу даже следить за ее дисциплиной? Вспомните, пожалуйста, что вы сами наняли меня для того, чтобы я жила тут и помогала вашей сестре.

Линк с трудом проглотил тугой комок в горле. Мег права. Он всю жизнь балует Никки. Но ведь они брат и сестра, и больше у них на свете никого нет.

– Вы правы. Обещаю впредь не вмешиваться. Теперь все в ваших руках. – Линк швырнул салфетку на стол и быстрым шагом вышел из кухни.

Остановился он только у двери Никки. Дважды постучал, а затем открыл дверь и вошел. К его удивлению, сестра стояла посреди комнаты с наушниками на голове и пританцовывала в такт какой-то музыке. Линк молча наблюдал за ней, уперев руки в бока. Наконец Никки заметила брата и, ахнув, выключила магнитофон и сняла наушники.

– Тебе, судя по всему, стало лучше?

Никки с безразличной миной пожала плечами.

– Я не хотела есть за одним столом с ней.

Линк схватил сестру за руку и развернул к себе.

– Я уверен, что маме и отцу стало бы стыдно, если бы они узнали, как ты себя ведешь.

Никки отпрянула от него.

– А мне все равно!

Линк знал, что это не так, однако не стал возражать.

– Пойдем обедать. А потом будешь заниматься до вечера.

– Нет, не буду. Я уже сказала тебе, что мне не нравится эта особа.

– Эту особу зовут Мег Диланей. Можешь называть ее «Мег» или «мисс Диланей», но не смей называть ее «эта особа»! – Он потряс девочку за плечи. – Тебе все ясно?

На глаза Никки навернулись слезы, но Линк предпочел этого не замечать. Господи, да он готов вынести что угодно, лишь бы сестра стала прежней.

Никки неохотно кивнула.

– Все...

– Вот и отлично. А теперь пошли, а то обед стынет. – Он пропустил Никки вперед и сошел следом за ней в кухню. Девочка молча уселась напротив Мег, и Дора поставила перед ней тарелку с рагу.

Линк вздохнул и взял в руку вилку.

– Ну что же, приятного всем аппетита...

Поздно вечером Мег босиком вышла во внутренний двор. Дом, казалось, вымер. После ужина, который прошел в тягостном молчании, Линк уехал куда-то по делам, Дора отправилась навестить сестру, а Никки закрылась у себя в комнате.

Мег повесила махровое полотенце на спинку одного из кресел и присела на краешек бассейна, радуясь, что никто не видит сейчас ее старенький купальник. Стянув волосы резинкой, она скользнула в прохладную воду и принялась плавать от стенки к стенке, стараясь избавиться от накопившегося за день напряжения.

Все сегодня пошло не так, как она рассчитывала. Оставалось только надеяться, что Никки не возненавидит ее. Она вспомнила данное матери обещание. Господи, как же его выполнить, если Никки пока противно даже видеть свою гувернантку? Ладно, может быть, завтра удастся что-нибудь придумать.

Мег проплыла вдоль бассейна пять раз и поняла, что выдохлась. Встав на дно там, где было мелко, она откинула с лица мокрые волосы и едва не ахнула, вдруг увидев в кресле у самого бортика Линка.

– Я не знала, что вы тут.

Линк наклонился вперед, в руке у него была бутылка пива.

– Я вернулся несколько минут назад, – ответил он, не сводя с нее взгляда, так что Мег захотелось поскорее что-нибудь на себя накинуть.

– Мне, конечно, следовало попросить разрешения пользоваться бассейном, но никого не было...

– Можете купаться, сколько захотите, но лучше, чтобы кто-нибудь был поблизости. А если бы с вами что-нибудь случилось?

– Я об этом не подумала... – Ее начала колотить дрожь. Во всем виноват холодный ветер, убеждала себя Мег.

Линк не мог отвести от девушки глаз. До чего же приятно вернуться домой – и увидеть такое зрелище! Благодаря подсветке Мег окружало мерцающее сияние. Взгляд его метнулся к ее груди, к заметно напрягшимся под облегающим купальником соскам. Господи! Интересно, понимает ли она, что творится с ним по ее вине?

Линк встал и протянул ей полотенце.

– Вот, накиньте-ка, а то простудитесь. – Он протянул руку и легко вытащил девушку на бортик. Ему хотелось получше рассмотреть ее длинные, прекрасной формы ноги, узнать, можно ли обхватить ладонями тонкую талию, но он устоял перед искушением и накинул на нее полотенце.

– Спасибо, – прошептала она, и Линк почти застонал, увидев, как шевелятся ее губы, которые, должно быть, так сладко целовать... Он покачал головой.

– Это мне надо благодарить вас за все, что вы делаете для Никки.

– Не так уж много мне пока удалось.

– Но без моего вмешательства вы преуспели бы куда больше...

Мег ничего не ответила, только взглянула на него своими большими темными глазищами.

– Я не отрицаю, что донельзя избаловал сестру. Просто мне всегда хотелось защищать ее. – Линк отступил на шаг и провел рукой по волосам. – А теперь не знаю, что делать.

Мег улыбнулась ему. Он никогда раньше не замечал, какой чудесной может быть женская улыбка.

– А вам и не надо ничего делать. Не позволяйте ей бездельничать и увиливать от работы. Можете мне поверить, она отлично знает, как вить из вас веревки. – Мег заговорила серьезнее: – Завтра я должна звонить миссис Симпсон. Она договорилась с психологом в Форт-Уорсе – Никки необходимо начать курс психотерапии.

– А что должен делать я?

– Не забывайте подбадривать Никки, и все.

Он кивнул, по-прежнему завороженный ее чувственными губами.

– И все?

– Пожалуй, пока этого хватит.

Но ему-то хотелось большего! Ему хотелось проверить, будут ли ее губы мягкими и теплыми. Хотелось прижать ее великолепное тело к себе, почувствовать тепло ее рук на своей коже.

– Обещайте, что не откажетесь от репетиторства, ладно?

Мег снова улыбнулась.

– Обещаю.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Спал он отвратительно. Услышав звонок будильника, взглянул на циферблат и застонал, сообразив, что проспал не более четырех часов. Хотелось думать, что во всем виновата ночная гроза, однако не стоило обманываться – беспокойство его было вызвано мыслями о Мег Диланей. Большую часть ночи он видел ее в бассейне, где она стояла, озаренная сиянием воды, сбегавшей по обнаженным плечам.

Он поднялся и направился в ванную. Черт возьми! Надо перестать думать о Мег как о женщине. Она лишь гувернантка Никки, может быть, последняя надежда его сестры. Надо держаться от нее подальше, и пусть она выполняет свою работу. Холодный душ помог Линку окончательно проснуться и немного вернул его к реальности наступающего дня.

Он быстро надел чистые джинсы и ковбойку. Сегодня ему предстояло съездить в Форт-Уорс, чтобы купить чистокровную кобылу. Прихватив высокие сапоги, он в носках прокрался по коридору и на мгновение задержался у двери Никки. Несколько лет назад сестра упросила бы его взять ее с собой. Линк улыбнулся. Никки никогда не упускала возможности побывать на конном аукционе. Может быть, сегодня ей тоже захочется поехать, подумал он, спускаясь вниз, чтобы позавтракать. Из кухни доносился восхитительный аромат, и Линк поспешно распахнул дверь, но слова утреннего приветствия замерли у него на губах, когда он увидел у плиты не Дору, а Мег.

Ее волосы были небрежно схвачены лентой на макушке, так что несколько непослушных прядей щекотали раскрасневшиеся со сна щеки. Сегодня Мег надела тонкую розовую футболку и старенькие джинсы. Ноги ее были босы, и от этого теплая кухня показалась Линку особенно уютной. Девушка обратила на него чуть сонный, по-утреннему милый взгляд, и Линк понял, что холодный душ был пустой тратой времени.

Мег улыбнулась.

– Доброе утро.

– Доброе... – Линк поставил сапоги у порога и осмотрелся. – А где Дора?

– Позвонила несколько минут назад. Она все еще у своей сестры – говорит, машина никак не заводится.

– Может, стоит послать кого-нибудь из работников, чтобы помочь?

– Нет, она уже связалась с гаражом. Похоже, вам придется довольствоваться моей стряпней.

– Вы вовсе не обязаны готовить мне завтрак.

Мег перевернула на сковородке кусок ветчины.

– А я ничуть не против. Я всю жизнь кормила братьев.

Линк подошел поближе, застегивая манжеты рубашки.

– Но я плачу вам не за это.

Она быстро посмотрела на него, и он ощутил себя разочарованным оттого, что взгляды их не встретились.

– Поджарить яичницу с ветчиной – это еще не конец света. Да и Никки вот-вот должна спуститься.

Линк посмотрел на часы – еще только половина седьмого.

– Плохо верится, что мысль о занятиях может разбудить мою сестру ни свет ни заря.

– Если бы она ходила в школу, то встала бы именно в это время, верно? Ведь автобус из школы заезжал за ней в семь десять, так?

Он кивнул.

– Понимаете, очень важно, чтобы она жила по обычному для нее графику.

– Вы правы, – согласился Линк. – Но как заставить ее – вот вопрос.

Мег снова перевернула ветчину.

– Линк, Никки нужен твердый распорядок дня. И дисциплина. Мне кажется, она просто мечтает о том, чтобы ее жизнью кто-то руководил.

Линк подошел к кофеварке и налил себе кофе. Прислонившись к холодильнику, он в упор посмотрел на хорошенькую кухарку. Мег разбила на сковородку три яйца, подождала минутку и быстро перемешала их. Затем достала из буфета большую тарелку, уложила на нее четыре толстых ломтя ветчины, увенчала их уже успевшей прихватиться яичницей и прибавила два свежих тоста. Поставив все это перед Линком, она велела ему есть, пока завтрак не остыл. Затем открыла дверцу холодильника и нагнулась. Сердце Линка учащенно забилось, едва он увидел, как джинсы обтягивают ее безупречную фигуру.

Наконец Мег достала кувшин апельсинового сока и, подойдя к столу, заметила, что Линк не притронулся к еде.

– Я что-нибудь не так приготовила? Дора сказала, что вы любите слабо поджаренную яичницу.

Линк быстро сел за стол.

– Нет, все просто замечательно. А вы сами не будете завтракать?

Мег покачала головой.

– Я подожду. – Однако налила себе кофе. – А чем обычно завтракает Никки?

Линк вопросительно поднял бровь.

– Уж не собираетесь ли вы прибегнуть к системе взяток, а?

Мег заметила в его глазах насмешливый огонек и поняла, что ее поддразнивают. Она вздохнула. Господи, если бы только он знал, как ей хочется достучаться до Никки. После вчерашнего дня Мег опасалась, что сестра может всей душой возненавидеть ее.

– Я готова прибегнуть к чему угодно, лишь бы она одумалась – ведь тогда суд не станет отнимать ее у вас. Вряд ли Никки заслуживает жизни в приюте.

Рука Линка с вилкой замерла в воздухе.

– Если они решат отобрать ее, сначала им придется иметь дело со мной.

Мег обхватила ладонями кружку кофе.

– Вашей сестре страшно повезло – вы так защищаете ее. Я надеюсь, что она не станет возражать против нескольких сеансов психотерапии, как только наши занятия пойдут на лад.

Линк потянулся через стол и дотронулся до руки Мег.

– Я рад, что вы так заботитесь о ней, Мег. Заботитесь не как репетитор, а как друг, может быть, как сестра, которой Никки всегда не хватало.

Казалось, тепло его широкой ладони прожигает ее руку. Когда он произнес слово «сестра», Мег почувствовала, как у нее перехватило горло.

– Ну просто сладкая парочка!

Они обернулись и увидели появившуюся в дверях Никки. Она насмешливо рассматривала их.

– А Сюзанна не станет ревновать? Линк отдернул руку.

– И тебе тоже доброе утро, Никки. Ты сегодня рано поднялась.

Девочка неприязненно уставилась на Мег.

– У меня не было выбора.

– Если бы ты ходила в школу, ты бы сейчас ждала автобус, – напомнил ей Линк.

– А я бы спряталась, – с вызовом ответила Никки и вошла в кухню. На ней была черная юбка – слишком короткая, ярко-красный топ – слишком тесный, и черные ботинки – слишком тяжелые. Волосы были растрепаны, а лицо скрыто под толстым слоем косметики.

Мег украдкой взглянула на Линка и поняла, что его не радуют ни вид, ни настроение младшей сестры. Нет, надо сохранять спокойствие.

– Как насчет завтрака, Никки? – поинтересовалась она, вставая.

Никки подошла к столу.

– Я не голодна. Выпью кофе, и все.

Линк открыл было рот, но Мег быстро подняла руку, призывая его не возражать.

– Вот и отлично – кофе поможет тебе взбодриться перед занятиями.

Девочка ошарашенно посмотрела на нее.

– Ну да... конечно.

– Присаживайся.

Никки повиновалась, и Мег налила ей большую кружку крепкого черного кофе. Надо надеяться, что такая тактика себя оправдает. По крайней мере с Клинтом и Риком она срабатывала безотказно. Мег поставила кофе перед Никки.

– Почему бы тебе не составить брату компанию, пока я приму душ? – Она увидела, что Линк в упор рассматривает ее. – Если только вам больше ничего не нужно.

– Нет, я думаю, мы справимся, – сказал он и обернулся к сестре. – Верно, Ник?

– Угу, – ответила та, размешивая в кофе сахар.

– Мег... – Линк встал и подошел к девушке, – я должен ехать в Форт-Уорс. Вернусь, скорее всего, поздно.

Она кивнула и закусила губу, чтобы не спросить, в котором часу.

– Сюзанна едет с тобой? – поинтересовалась Никки.

– Нет, я еду с Дейлом. Мы отправляемся на конный аукцион. – Он взглянул на сестру через плечо. – А ты веди себя сегодня как следует.

– Угу... – Вздохнув, она закатила глаза.

– Послушайте, Мег, ужасно не хочется оставлять вас одну, но я обязательно должен приобрести эту кобылу.

– Все в порядке, Линк, – успокоила его Мег. – У нас с Никки все будет хорошо. Кроме того, мы сможем получше познакомиться. Если наши занятия пойдут плодотворно, возможно, закончим сегодня чуть раньше.

– Ну, тогда до вечера.

– До вечера, – эхом откликнулась Мег и вышла из кухни.

Поднимаясь к себе, она пыталась понять, почему так разочарована известием о том, что сегодня Линк будет в отъезде.

Во втором часу дня Никки явно стала уставать, и Мег решила, что пора закончить занятия. После ланча прошел всего час, однако внимание девочки начало рассеиваться.

Мег закрыла учебник географии.

– Пожалуй, на сегодня хватит.

– Ура! – Никки вскочила.

– Постой, тебе вовсе не обязательно сразу убегать. Ты не хочешь показать мне ранчо?

– Ну ладно... – Никки вздохнула и пошла к двери.

Мег быстро последовала за ней. С детства она помнила ранчо Стоунеров как самое чудесное место на свете, хотя лишь издалека видела табуны лошадей, когда отец заезжал узнать, не найдется ли у Джо Стоунера какой-нибудь работы.

А вчера, когда она заходила в крытый манеж, чтобы найти Линка, ей удалось поближе рассмотреть знаменитых стоунеровских верховых лошадей.

Сейчас, идя рядом с Никки по усыпанной гравием дорожке мимо обширных выгонов с побеленными изгородями, Мег чувствовала себя взволнованной, как маленькая девочка.

– Тебе очень повезло, что ты живешь тут, – проговорила Мег.

– Я тоже так думала, когда была ребенком, – пробормотала Никки, останавливаясь у изгороди одного из пастбищ. – А теперь мне тут не нравится.

Мег захотелось схватить ее за плечи и потрясти. Господи, разве ей здесь плохо? У нее же есть все, что только пожелаешь!

– Знаешь, найдется немало ребят, которые были бы счастливы назвать это ранчо своим домом.

– И кто же именно? – Никки уселась на изгородь, и Мег последовала ее примеру. Трава на пастбище была сочной и блестела под лучами солнца, а воздух был напоен запахами лошадей и свежескошенного сена. Неподалеку пасся небольшой табун, и Мег залюбовалась чудесными животными.

– Я бы и сама не возражала.

– Ну так и живите тут, – отрезала Никки. – А я хочу в город, где живут все мои друзья.

– Разве они не могут приезжать к тебе сюда?

– Как же! Брат только и делает, что шпыняет их. Мы жили так дружно, пока...

– ...пока не погибли твои родители, – закончила Мег, и Никки поспешно отвернулась. Выходит, она вовсе не такая бесчувственная, какой предпочитает казаться. – Линк тоже очень страдает...

– Откуда вам знать? Вы же приехали сюда только вчера. Вы вообще ничего не знаете! – Никки резко спрыгнула с изгороди и повернулась к дому.

Мег быстро схватила ее за плечо.

– Ты права, Никки. Я действительно ничего не знаю... Ну так почему бы тебе не рассказать мне, что и как?

На глаза девочки навернулись упрямые слезы. Она попыталась отстраниться.

– Я понимаю, тебе сейчас кажется, будто все тебя бросили и забыли, но это не так! – Мег увидела, как по детской щеке скатилась темная от туши слеза. – Я хочу помочь тебе. Позволь мне быть твоим другом. – По щеке девочки скатилась еще одна слеза, и Мег притянула ее к себе, чувствуя, как напряжено хрупкое тело. Неожиданно Никки уткнулась лицом ей в грудь и заплакала.

Сердце у Мег разрывалось, и она сама готова была разреветься. Ей было жаль всех тех лет, что она прожила на свете, не зная о существовании сестренки. И жаль свою мать, у которой не хватило смелости отстоять свою новорожденную дочь. Но больше всего ей было жаль упрямую, напуганную жизнью девочку, которой казалось, будто весь мир от нее отвернулся.

Она гладила Никки по голове, пока рыдания не утихли. Наконец девочка отстранилась от нее.

– Я хочу пойти к себе.

Мег кивнула.

– Конечно. Мы с тобой сегодня неплохо поработали. Может быть, съездим вдвоем куда-нибудь поужинать?

В глазах девочки загорелся огонек, но тут же исчез.

– Не надо меня жалеть! Вряд ли брат платит вам за сверхурочное время! – Никки развернулась и стрелой понеслась к дому.

Мег хотела остановить ее, но передумала. Ей самой надо было побыть одной. Она вспомнила, как обнимала плачущую девочку. Это ее сестра... Ей страшно хотелось сказать Никки, что они не чужие друг другу. Сердце Мег неприятно сжалось от мысли, что она не вправе этого делать. Она вернулась к изгороди и снова уселась на верхней перекладине, наблюдая, как невдалеке пасется грациозная черная кобыла с белой звездочкой во лбу, за которой неотвязно следовал жеребенок на тонких, как палочки, ножках.

Мег улыбнулась. Если бы только жизнь и у людей была такой простой и безоблачной!

Около десяти часов вечера Линк стоял в дверях столовой, что выходили во внутренний двор, и наблюдал за Мег, плавающей в бассейне. До чего же она хороша! Длинные стройные ноги и сильные руки ритмично двигались, рассекая воду. Он увидел, как она нырнула, и, застонав, прикрыл глаза.

Неужели он докатился до того, что подсматривает в темноте за ничего не подозревающей женщиной? – с ужасом подумал Линк.

Мег вынырнула, и Линк подошел к краю бассейна.

– Добрый вечер, – подал он голос, выходя на свет.

– Линк... – глаза ее округлились от удивления, – я не знала, что вы тут...

– Я только приехал, – солгал он. – Мне не хотелось вам мешать.

– Ну как, купили кобылу? – К великому разочарованию Линка, Мег быстро накинула на себя большое полотенце.

– Да, купил. Сейчас Джози привыкает к новому стойлу. Если пожелаете, я познакомлю вас с ней завтра утром.

– Как замечательно! Никки сегодня показывала мне ранчо...

– Никки заходила в конюшни? – недоверчиво прервал ее Линк.

Мег покачала головой, и прядь мокрых волос упала ей на плечо.

– Нет, мы только прогулялись немного вдоль ближнего пастбища. Она говорит, что хочет жить в городе.

Линк состроил гримасу.

– Это все та компания, с которой она связалась в последнее время, – все ребята живут в Минерал-Уэлсе... – Он покачал головой. – Еще год назад ее лучшими подругами были Джули Неутон и Синди Джеймс – обе из добропорядочных скотоводческих семей.

Мег вздохнула.

– Что делать? У Никки накопилось немало агрессии.

Линк задумчиво потер переносицу.

– Да, это так, но почему-то вся ее агрессия направлена на меня.

Мег пристально посмотрела на Линка Стоунера. Даже сейчас, пыльный и усталый, с отросшей за день щетиной, он был обезоруживающе хорош собой.

– Вы самый близкий ей человек. И Никки отлично знает, что может делать с вами, что захочет.

– Наверное, я просто не могу сказать «нет» хорошенькой женщине, – Линк усмехнулся, засунув руки в карманы джинсов.

Неужели он флиртует с ней? Мег отвела глаза и быстро сменила тему разговора:

– Сегодня Никки потрудилась на славу, и я надеюсь, что завтра дела у нас пойдут еще лучше. – Она решила не говорить Линку о том, как Никки не выдержала и расплакалась у нее на груди. – В пятницу я встречаюсь с миссис Симпсон. Представляю себе ее лицо, когда она убедится, насколько Никки продвинулась за это время.

– Да, я бы тоже не отказался увидеть это зрелище... – Линк пытливо заглянул Мег в глаза. – Спасибо. Я знаю, что Никки отнюдь не подарок.

От его похвалы Мег стало не по себе. К тому же она вспомнила, что, кроме полотенца и мокрого купальника, на ней ничего нет.

– Я делаю свою работу, и все.

Линк снова ухмыльнулся.

– Наверное, я был очень груб с вами вчера в манеже. – Он поднял руку. – Обещаю, что это не повторится. Я вовсе не хочу вернуться домой в один прекрасный день и обнаружить, что замок на моей двери куда-то подевался.

Они дружно рассмеялись.

– Да уж, я много чего могу натворить с отверткой в руках, – подтвердила Мег.

Взгляд Линка снова, как и накануне вечером, обратился к ее губам, и Мег почувствовала, как ее обдало жаром.

– Откуда вы, Мег Диланей? – Он произнес ее имя тягуче, на южный манер.

Мег попыталась скрыть охватившую ее панику.

– Из Оклахомы. – Она нервно сглотнула. – Из города Босуэлл, штат Оклахома. – Господи, а вдруг он там бывал?

Он подошел ближе.

– А что привело вас в Техас?

– Я ведь говорила вам, что моя мать недавно умерла. Поскольку братья уже сами могут управляться на ферме, я решила, что неплохо будет сменить обстановку.

– Выходит, решили повидать мир?

Мег пожала плечами.

– Я собиралась остановиться в Форт-Уорсе.

– У друга или у подруги?

Она удивленно заморгала.

– У подруги.

Казалось, ему это понравилось.

– И вы решили заехать навестить приятельницу вашей матери...

Не доверяя голосу, Мег кивнула.

– Ну что же, я очень рад.

Мурашки пробежали по ее спине от этих слов, хотя она понимала, что он имеет в виду только ее занятия с Никки.

– Что скажете, если я приглашу вас обеих завтра прокатиться верхом?

Все утро Никки вела себя очень смирно и прилежно решала задачи по алгебре. Она без возражений пообедала, но затем начала проявлять беспокойство.

Да и Мег чувствовала, что мысли ее разбегаются, вновь и вновь возвращаясь к Линку и его словам. Приходилось твердить себе, что ей просто не терпится покататься верхом, и все. Она взглянула на часы: Уже почти три. Может, он забыл о своем обещании – или его отвлекли какие-нибудь дела?

Но тут дверь распахнулась, и в кухне появился Линк. Сердце Мег учащенно забилось.

– Дамы готовы к прогулке? – осведомился он. Мег была счастлива, что Линк обратился и к Никки, хотя накануне девочка не проявила никакого энтузиазма.

– Я готова, – ответила Мег. – Давай, Никки, решайся, ты же так и не показала мне ранчо.

– Но я не одета... – Девочка посмотрела на свою мини-юбку.

– Мы подождем, а я попрошу Дейла оседлать для тебя Конфетку Сью.

Никки заколебалась, и Мег затаила дыхание.

– Я буду готова через десять минут.

Линк кивнул, и Никки побежала переодеваться.

– И не забудь смыть свою боевую раскраску, а то перепугаешь лошадей! – крикнул Линк ей вслед.

Через десять минут Никки и Мег уже были в джинсах и высоких ботинках. Линк вручил Мег широкополую шляпу, и они направились во двор. Один из работников как раз выводил из корраля трех оседланных лошадей.

– Конфетка! – Никки поспешила к гнедой кобылке, и та радостно заржала.

Мег и Линк остановились, наблюдая за ними.

– Конфетка все это время скучала без Никки, – вполголоса сказал Линк. – Никки ухаживала за ней практически с первого дня, они были просто неразлучны, пока...

Мег не требовалось спрашивать, что он имел в виду. Надо надеяться, с этого дня жизнь Никки изменится...

– А это Джози. – Кивком головы Линк указал на чалую красавицу. – Как вы думаете, сможете на ней удержаться?

Мег ахнула.

– Вы позволяете мне ехать на вашей новой чистокровке?

– А почему бы и нет? Ей полезно будет размяться. Я подумал, что вы умеете ездить верхом, раз выросли на ферме.

Мег приняла поводья из его руки.

– Да, мне не привыкать. – Она восторженно осмотрела изумительной красоты лошадь.

Поставив ногу в стремя, Мег благоговейно вскочила в седло, а Линк сел на темно-рыжего мерина.

– Я подумал, не отправиться ли нам к ручью. – Он посмотрел на сестру, уже оседлавшую Конфетку Сью. – Ты не против?

– Мне все равно...

Девочка все еще напускает на себя безразличный вид, подумала Мег, но ясно, что она радуется предстоящей прогулке.

Линк пропустил Никки вперед, незаметно наблюдая за ней. Казалось, ее куда больше интересовала возобновленная дружба с Конфеткой Сью, нежели возможность светской беседы с братом или Мег. Он искоса взглянул на молодую женщину, ехавшую рядом с ним. Она без страха обращалась с Джози, но почему-то Линк был уверен, что так оно и будет. Он улыбнулся, припоминая, как пару дней назад Мег буквально млела от восторга при виде породистых лошадей в манеже.

– На вашей ферме были лошади?

– Да, но недолго, а после смерти отца мы уже не могли позволить себе такие расходы. Понимаете, у нас и так было хлопот полон рот – надо же выращивать пшеницу и овощи. Время от времени мы держали несколько коров. А сейчас ферма перешла к моим братьям, и они собираются увеличить стадо.

Линк впервые понял, что жизнь гувернантки, судя по всему, отнюдь не радужно-легкая. Он припомнил собственное безрадостное существование в доме равнодушного отца.

– А вы, верно, собираетесь помогать им?

Мег чуть привстала на стременах.

– Может быть. Не знаю... Мне хочется пожить своей собственной жизнью.

– А я не могу представить себя без этого ранчо. Знаете, Мег, я никогда не задумывался о том, как много значили для меня мои родители, и понял это слишком поздно, когда они погибли. Джо и Полин приняли меня в свой дом, когда мне было некуда идти. Если бы не они, не их доброта, не знаю, что бы со мной стало. Я не хочу, чтобы подобные мысли приходили в голову Никки. Напротив, она должна знать, что все ее любят.

Мег коснулась его руки и ответила шепотом:

– В глубине души она понимает это, Линк. Просто сейчас очень напугана.

Они вскинули головы, услышав быстрый топот копыт. Никки направила Конфетку к обрывистому берегу ручья. Мег ахнула, сообразив, что сейчас они прыгнут. Словно в замедленной съемке, Конфетка плавно оторвалась от земли и грациозно приземлилась на другой стороне ручья.

– Черт бы ее побрал! – пробормотал Линк сквозь зубы и позвал: – Никки!

Широко улыбаясь, Никки медленно подъехала к ним.

– Ну разве она не прелесть? Я боялась, что у нее не получится, но...

– И правильно, что боялась, – прервал ее брат. – Ты же знаешь, что Сью не готова к подобным прыжкам. А ты не сидела в седле уже несколько месяцев. Ты могла упасть и даже...

– ...даже погибнуть? – закончила за него Никки, неприязненно глядя на Линка. – Но ведь тогда одной проблемой в твоей жизни стало бы меньше!

Гнев в глазах Линка моментально сменился страданием.

– Ты не проблема, Никки. Ты моя сестра. Мы с тобой – семья, и, кроме тебя, у меня никого нет.

Девочка зло уставилась на него.

– Это все твоя вина. Это ты их убил! – закричала она, резко дернула поводья и развернула лошадь. – Ты их убил! – И она погнала Конфетку прочь, к видневшемуся невдалеке пастбищу.

Линку казалось, что сердце его вот-вот разорвется от невыносимой боли.

– Линк, она не хотела этого говорить, – попробовала успокоить его Мег. – Просто ближе вас у нее никого нет, вот она и попыталась причинить вам боль.

Он поднял голову и, встретив полный сочувствия взгляд, понял, что не заслуживает этого.

– Все, что она сказала, – правда. Это я виноват, что наши родители погибли.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Линк спешился и повел своего мерина в поводу. Мег тоже спрыгнула на землю и пошла за ним.

– Линк, она сказала это не подумав.

Он не ответил и не остановился, только надвинул шляпу на лоб.

– Никки сейчас очень плохо... – Черт бы побрал эту девчонку! Задать бы ей хорошую трепку... – Она просто хотела, чтобы и вы страдали вместе с нею.

Линк остановился и обернулся к Мег. Боль застыла в его больших черных глазах.

– Она сказала правду.

Джози толкнула Мег, и девушка принялась рассеянно почесывать лошадиную морду.

– Да нет! – Она поправила шляпу, заслоняя глаза от солнца. – Ведь ваши родители погибли в автокатастрофе. Вы тут совершенно ни при чем.

– Я собирался отправиться с отцом в Сан-Антонио на двухместном самолете, – объяснил Линк и зашагал вперед.

Мег, ничего не понимая, молча смотрела, как он приблизился к небольшой рощице и привязал поводья к низко растущей ветке. В голове у нее мелькнула неожиданная мысль, и она догнала Линка.

– Постойте! – Она накинула поводья Джози на ту же ветку. – Уж не кажется ли вам, что было бы лучше, если бы и вы погибли в той катастрофе?

Линк пожал плечами.

– Может быть, для Никки это действительно было бы лучше... – Он подошел к берегу ручья, наблюдая, как прозрачная вода плещется о гладкие камни. – Сейчас ей так одиноко... – Он через плечо посмотрел на Мег. – Как вы, наверное, уже заметили, я едва ли гожусь на роль примерного воспитателя. Может быть, следует попросить миссис Симпсон отправить Никки в приют...

– Линк, вы сами не знаете, что говорите. Вы нужны Никки. И хотите верьте, хотите нет, но она любит вас.

Он присел на корточки, подобрал с земли пару мелких камушков и швырнул в воду.

– И я... я тоже люблю ее... – голос его дрожал от волнения. – Но ведь именно из-за меня она все потеряла.

Мег увидела, как напряглись мускулы на его спине.

– Будьте добры, объясните, как вы могли предотвратить гибель своих родителей.

– Я должен был лететь с отцом на конный аукцион. А вместо этого отправился кататься на лыжах.

Мег присела рядом с ним и тоже взяла в руку камушек.

– А он просил вас поменять планы и лететь с ним?

Линк искоса взглянул на нее.

– Нет. Наоборот, сказал, чтобы я отправлялся и ни о чем не думал. Сказал, что они с мамой поедут на машине и проведут в городе несколько дней. У их друзей ранчо возле Сан-Антонио, и они планировали остановиться там. – Он пожал плечами. – Но так и не доехали. У отца случился сердечный приступ. – Немного помолчав, Линк продолжал: – Мама спала, а отец потерял управление, и машина врезалась в грузовик на встречной полосе. Если бы я летел с ними на самолете, я был бы рядом с отцом, когда ему стало плохо.

– Да, но кто знает, как бы все сложилось, тем более что то же самое могло случиться в воздухе? – с расстановкой выговорила Мег, не зная, как помочь Линку справиться с непосильным бременем вины, от которого он страдал все эти месяцы. – Вам бы тогда пришлось срочно сажать самолет и ждать помощи.

Линк бросил в воду еще один камушек.

– Кроме того, разве вы можете представить, как бы жила ваша мама, оставшись одна? – Мег вспомнила, как несчастна была ее мать все годы после смерти мужа. – Я не была знакома с вашими родителями, но, насколько могу судить, они очень любили друг друга.

Линк сел на землю, поджав под себя ногу и глядя на пастбище.

– Они не могли иметь детей. Когда мне было двенадцать лет, я сбежал от отца. Просто не мог больше терпеть порку кнутом. Джо нашел меня в одном из стойл в конюшне. Должно быть, я выглядел как настоящее страшилище, потому что провел там целых три ночи, но он отвел меня в дом, а Полин дала мне чистую одежду и накормила, и лишь после этого они начали расспрашивать меня. – Линк прислушался к шелесту ветра, перебиравшего листья деревьев. – В конце концов они усыновили меня – за неделю до того, как мне исполнилось тринадцать... – голос его пресекся. – Полин стала мне настоящей матерью, а Джо я до сих пор считаю лучшим человеком на свете. Они заменили мне родителей.

Мег с трудом сглотнула.

– И они вас любили.

Линк усиленно заморгал.

– И Никки они тоже любили, – добавила Мег. – Им бы не хотелось, чтобы с кем-то из детей что-нибудь случилось.

Линк сдвинул шляпу на затылок и вздохнул.

– Джо и Полин были самыми добрыми и любящими людьми из всех, кого» я знал. Господи, как же я по ним скучаю! – Он смущенно посмотрел на Мег и через силу рассмеялся. – Вы только представьте себе – мне тридцать лет, и на мне не только ранчо, но и сестра-непоседа тринадцати лет. По правде говоря, как подумаю об этом, становится по-настоящему страшно.

– Нам всем иногда бывает не по себе, Линк.

Неожиданно он повернулся к ней и увидел, какой грусти полны ее глаза.

– Мег, ради Бога, простите меня. Я просто эгоист – сижу и рыдаю у вас на плече, а вы всего несколько недель назад сами потеряли мать...

Мег отвернулась, не желая, чтобы он видел, как ей сейчас тяжело.

– У вас все случилось иначе...

– Ваша мама, наверное, была совсем молодой. От чего она умерла?

– Рак... – У нее не было сил смотреть ему в глаза. – Можно сказать, отмучилась.

На душе у Линка скребли кошки. Он поднял руку и дотронулся до бархатистой щеки Мег, а затем осторожно повернул ее лицо к себе.

– Но ведь от этого не легче, верно? – Глаза ее стали влажными от слез, и у него сжалось сердце. Ему отчаянно хотелось унять ее боль. – А ваш отец? Темные ресницы поспешно опустились.

– Он давно умер.

– Выходит, кроме братьев, у вас никого нет?

Она кивнула, и какая-то неведомая сила заставила Линка привлечь девушку в свои объятия. Он говорил себе, что хочет только утешить ее, однако тело его тут же отвергло такую версию происходящего, особенно когда Мег прижалась щекой к его груди. Он начал гладить длинные шелковистые пряди ее волос. Тело Мег было теплым и по-женски податливым. Как давно он уже не испытывал потребности поделиться с кем-нибудь своей нежностью...

Линк чуть отстранился, и взгляд его опустился к губам Мег. Неожиданно ему захотелось ощутить их вкус. Медленно, очень медленно Линк приник к ее губам. Только одно мгновение, и все, твердил он себе. Однако между ними словно промелькнула искра. Он поднял голову и заметил изумление и возбуждение в карих глазах девушки. Она не оттолкнула его, и он осмелел.

Скинув шляпу, Линк завладел ее губами, жадно целуя, так что оба едва не задохнулись. Его руки крепче обняли Мег, а язык дерзко метнулся вперед.

Мег что-то невнятно пробормотала, и рука ее обвилась вокруг шеи Линка. Он бережно опустил ее на прохладную траву, прижав к земле своим горячим, напряженным телом. Один поцелуй сменялся другим, а руки Линка совершали восхитительное странствие. Казалось, все в мире, кроме сладкого вкуса ее губ и нежной бархатистости кожи, перестало существовать.

Наконец он поднял голову, и она жалобно застонала. Глаза ее потемнели и словно стали еще больше.

– Мне хотелось целовать тебя с той самой минуты, когда ты появилась на пороге моего дома, – прошептал он.

Мег оцепенела, внезапно сообразив, что происходит. Господи, спаси и помилуй! Этот мужчина уже почти на ней, а его руки...

Она с силой оттолкнула Линка и села, торопливо поправляя блузку. Он дотронулся до ее плеча.

– Мег, что случилось?

– Случилось? – Ей пришлось кашлянуть, чтобы заговорить обычным, спокойным голосом. – Линк, нам не следует... Ведь я – гувернантка Никки! – И ее сестра, добавила Мег про себя.

Он прикоснулся к ее щеке, заставляя взглянуть на него.

– Это не имеет никакого отношения к тому, что было между нами.

– Нет, имеет. Я должна думать лишь о том, как помочь Никки. – Мег встала, подобрала с земли шляпу и надела ее. – Между нами ничего не может быть.

Стараясь не бежать, она подошла к лошади, отвязала ее и вскочила в седло. Слезы туманили глаза, и она не стала натягивать поводья. Прохладный ветер был не в силах остудить пылавшие щеки, да и все тело горело огнем от нежных прикосновений Линка. Мег зажмурилась. Господи, что же с ней творится?

Точно ответить на этот вопрос она не могла, так как никогда еще ничего подобного не испытывала, не позволяла прикасаться к себе ни одному мужчине так, как прикасался к ней Линк Стоунер. Однако в душе Мег не было ни раскаяния, ни стыда – только невыносимое желание любить мужчину, которого она никогда не сможет заполучить.

Ужин прошел скованно – напряжение ощущалось не только между взрослыми, но и между Никки и Мег. Как ни старалась Мег разговорить девочку, Никки отвечала односложно, и разговор замирал, едва начавшись. Наконец Никки попросила разрешения уйти к себе.

Тут же возникла новая проблема: Линк и Мег остались одни. Через несколько минут Мег тоже, извинившись, ушла и провела весь вечер у себя в комнате.

Там ей было чем заняться. Она написала письмо братьям и рассказала о новой работе. Разумеется, им ничего не известно о Никки, Клинт и Рик узнают лишь, что сестра стала гувернанткой на одном из ранчо недалеко от Форт-Уорса.

Неожиданно небо озарилось яркой вспышкой молнии, и Мег подошла к окну, раздвинула занавеси и впустила в комнату свежий ветер. Надвигалась гроза. Во внутреннем дворике горел свет, но она увидела не только это. В бассейне был Линк.

Мег затаила дыхание, наблюдая за тем, как он неутомимо плавает от одной стенки бассейна до другой. Она как будто вновь ощутила тело Линка рядом с собой.

Еще одна молния прочертила небо, и Мег сообразила, что Линку, если он останется в воде, может грозить опасность. Она облегченно вздохнула, увидев, как он выходит из воды. Однако сердце ее забилось еще быстрее, так как теперь ей удалось хорошенько рассмотреть его.

Линк был потрясающе красив. Мег почувствовала, как все ее тело загорелось томительным огнем, пока взгляд жадно скользил по широкой груди, сильным, мускулистым ногам... Всего несколько часов назад он был совсем рядом с ней...

Мег задернула занавеси и бросилась в постель. Нет, так нельзя, нужно перестать думать о нем. Она просто не вправе позволять себе интересоваться Лин-ком Стоунером. Сейчас надо думать о Никки, о том, что завтра им предстоит ехать к психотерапевту. О том, как выправить жизнь девочки, как помочь ей вернуться в школу. Ведь после этого работа Мег будет закончена.

Тогда она должна будет уехать, и Линк и Никки навсегда исчезнут из ее жизни.

– Ну, как тебе понравилась доктор Гамильтон? – поинтересовалась Мег, на секунду отвернувшись от шоссе.

Никки пожала плечами.

– Вроде ничего. Не слишком цепляется и просит говорить только о том, о чем я сама захочу. И еще просит называть ее «Кэти».

– Выходит, ты не против приехать к ней еще раз на следующей неделе?

Девочка снова пожала плечами.

– Да нет...

Мег улыбнулась, заметив, что сегодня Никки накрасилась не так сильно, а юбка ее была чуть длиннее.

– Хочешь – верь, хочешь – нет, но порекомендовала ее миссис Симпсон.

Никки изумленно взглянула на нее.

– Эта старая ведьма?

– Никки, не следует называть так почтенную даму... – Они переглянулись и дружно рассмеялись. На душе у Мег потеплело. – Что скажешь, если мы с тобой остановимся где-нибудь перекусить?

– А потом, может, прошвырнемся по магазинам?

Мег подумала о сорока долларах, что лежали в ее бумажнике.

– Но мы с тобой не захватили денег.

Никки покопалась в сумочке и вытащила пластиковую карточку.

– Лично у меня деньги с собой.

Мег остолбенела и с трудом заставила себя следить за дорогой.

– Откуда это у тебя?

– Линк дал, – призналась Никки. – Он терпеть не может ходить по магазинам, так что обычно высаживает меня в центре города и дает мне свою карточку.

Этим объясняется странный выбор ее одежды, сообразила Мег. Надо будет переговорить с Линком о том, что кто-то должен присматривать за сестрой, пока она делает покупки.

– Ну что же... Впереди лето. Может быть, стоит позвонить Линку и спросить, что он думает об этом...

Никки снова потянулась за сумочкой и вытащила крошечный сотовый телефон.

– А это еще откуда? – спросила Мег и тут же ответила на свой вопрос: – Подарок Линка, конечно же.

Никки нажала кнопки.

– Линк, – начала она, – мы с Мег только что вышли от врачихи, и... Да-да, все в порядке... Ладно, подожди... – Она протянула Мег телефон. – Он хочет говорить с вами.

Мег растерялась. До сих пор ей не доводилось водить машину и одновременно разговаривать по мобильному телефону. Она прижала черную игрушку к уху.

– Алло...

– Мег! – Голос Линка зарокотал, казалось, рядом с ней. – Как дела?

– Неплохо... Я смогу рассказать все позже. – Она взглянула на свою подопечную. – Никки хочет узнать, можно ли нам заехать куда-нибудь перекусить, а потом, может быть, сходить за покупками.

– Отличная мысль. То есть если вас это не утомит.

– Я ничуть не против. У Никки, кажется, есть кредитная карточка, которую вы ей дали.

– Точно, и пусть покупает себе все, что захочет.

Мег посмотрела на девочку, которая крутила ручки старенькой автомагнитолы.

– Линк, я не уверена, что стоит это поощрять. Кто-то должен быть рядом с ней, когда она делает покупки.

– Пожалуй, вы правы, – согласился он. – Как думаете, вы могли бы помочь ей?

– Попробую... Ладно, постараемся не опаздывать к ужину. – Мег собралась вернуть телефон Никки, когда Линк вдруг заговорил тише:

– Мег, спасибо вам за все. И не задерживайтесь слишком долго. Мне, девочки, без вас скучно.

Мег вспыхнула и увидела, как Никки недоуменно посмотрела на нее.

– Пока, Линк, – сказала она.

– Что-нибудь не так? – спросила Никки.

Мег пожалела, что в машине нет кондиционера.

– Нет, просто подскажи мне, куда ехать. В нашем распоряжении весь день.

– Вот здорово! – восхитилась Никки.

Мег тоже была взволнована, но отнюдь не перспективой похода по магазинам с тринадцатилетней сестренкой. Ей никак не удавалось отвлечься от мысли о том, что Линк ждет ее на ранчо. А ведь она должна думать о нем лишь как о своем хозяине. Линк Стоунер для нее недосягаем.

Вечером Мег вышла во двор. Последние несколько дней ей не удавалось поплавать, и теперь она торопилась наверстать упущенное. Положив полотенце на кресло, она быстро нырнула. Однако через несколько минут ощутила чье-то присутствие.

Ухватившись за бортик в глубоком конце бассейна, Мег обнаружила, что к ней присоединился Линк. Сердце ее бешено забилось. Всю неделю она старательно избегала его, решив, что это будет самый мудрый способ спастись от искушения.

А сейчас оказалось, что все ее усилия пошли насмарку. Она смотрела, как Линк подплывает все ближе, и чувствовала, что ее охватывает самая настоящая паника.

Он протер глаза и, слегка задыхаясь, бросил:

– Привет.

– Привет, Линк. – Мег едва смогла набрать в легкие воздух.

Линк подплыл ближе и ухватился за бортик так, что Мег оказалась в кольце его рук.

– Я соскучился по тебе.

– Я была очень занята. Мы с Никки трудимся как пчелки.

– Знаю, я говорил с ней.

– Она, наверное, жаловалась?

– Пожалуй, нет. В последнее время девочка просто ожила, я уже давно не видел ее в таком хорошем настроении. Ты волшебница.

– Никаких чудес. Я всего лишь провожу с ней время, а еще... еще мы разговариваем.

Он напрягся.

– Уж не намекаешь ли ты, что я не уделяю ей достаточно внимания?

– Почему бы тебе не сесть с ней как-нибудь вечерком и не рассказать, что у тебя на душе?

Он отвел глаза.

– Она знает, что я люблю ее.

– Баловать еще не значит делиться чувствами, Линк.

Он сердито посмотрел на нее, но лицо его тут же смягчилось. Протянув руку, он отвел с ее лба прядь мокрых волос.и улыбнулся.

– Но я люблю баловать любимых женщин.

– Баловать можно по-разному – по-плохому и по-хорошему...

Он наклонился, и Мег ощутила на щеке тепло его дыхания.

– А чего бы хотелось тебе, Мег? – Он очертил контур ее губ большим пальцем, и Мег пронзило неведомое доселе ощущение блаженства. – Каким мне быть с тобой?

Мег зажмурилась, когда он завладел ее губами, целуя нежно, но настойчиво. Все вокруг словно закружилось.

Тело Линка в воде плотно прижалось к ней, их ноги переплелись. Линк обвил ее талию рукой, не отрываясь от сладких губ. Затем отстранился и заглянул ей в глаза. Между ними явно происходило что-то необычное, и Мег, похоже, не в силах была этому помешать.

Он вновь приник к ее губам. На этот раз она жадно ответила на его поцелуй и слабо застонала, когда языки их столкнулись. Ладонь Линка поднялась выше, щекоча ей ребра, и вот уже коснулась груди.

– Линк... – прошептала она.

– Мег, мне хочется смотреть на тебя... – тихо отозвался он. Его пальцы принялись теребить застежку ее купальника, а губы продолжали осыпать поцелуями шею.

Наконец Линку удалось справиться с застежкой, и он замер.

– Как ты прекрасна... – Он с улыбкой посмотрел ей в глаза, неожиданно легко приподнял ее и захватил губами сосок.

Мег закрыла глаза, погружаясь в бездну нового для нее наслаждения, которое дарила ей мужская ласка. С губ ее сорвался тихий стон. Линк снова поцеловал ее, а она, будто пытаясь удержаться на краю пропасти, обхватила его шею. Внезапно Мег сообразила, что они уже не стоят на месте – она каким-то образом оказалась на Линке, а он плыл на спине, постепенно приближаясь к мелкому краю бассейна.

– Мне нужны обе руки, – усмехнулся он и встал, помогая ей сохранить равновесие.

Прохладный воздух обжег разгоряченную кожу, возвращая Мег к реальности. Смутившись, она быстро закрыла грудь руками.

– Не стесняйся. – Линк шагнул ближе. – Ты же такая красивая... – Он поцеловал ее в шею, но она отпрянула.

– Я не могу... – Тело Мег начала сотрясать дрожь. – Я же работаю в этом доме...

Линк всмотрелся в ее лицо и понял, какая неразбериха царит сейчас у нее в душе. Господи, ему казалось, что еще ни одна женщина в мире не была ему столь желанна.

– Какое это имеет отношение к...

– Но мы же знакомы меньше двух недель! – Она оглянулась. – Все слишком быстро.

Он поднял руку, стараясь успокоить ее.

– Хорошо-хорошо, я понял. Не будем спешить.

– Нет! – Она попятилась. – Между нами ничего не может быть.

Неужели она имеет в виду «никогда»?

– Послушай, Мег, ты же не можешь не замечать, что нас тянет друг к другу: ведь всего минуту назад из-за нас с тобой вода чуть не закипела.

– Я не ложусь в постель с мужчиной только потому, что меня к нему тянет! – Мег поднялась по лесенке, и Линк последовал за ней.

– Мег, я все понимаю. – Он подал ей полотенце, и она торопливо завернулась в него, однако дрожь никак не унималась. Линку так хотелось снова обнять ее, что пришлось сжать кулаки. – Послушай, я хочу быть с тобой, но ни за что не стал бы принуждать тебя.

Мег отвела глаза.

– Я не склонна говорить об этом. Предпочитаю спокойно работать. – Она повернулась и вошла в дом.

Линку потребовалась вся сила воли, чтобы не побежать следом. Он знал, что Мег хочет его так же сильно, как и он ее. Ведь она отвечала на его поцелуи, реагировала на ласку. Тело его болезненно заныло. Подняв голову, он увидел, как зажегся свет в ее комнате.

– Мег Диланей, ты скоро узнаешь, что я не из тех, кто легко сдается.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Мег вышла из дома через черный ход и направилась к манежу. Было около двух часов. Она только что вернулась из школы, где встречалась с учителями Никки. Они были весьма удовлетворены успехами ее сестры и тем, что она начала посещать психотерапевта. Мег получила план занятий на ближайшие две недели и с радостью услышала, что скоро Никки разрешат вернуться в свой класс.

Мег испытала облегчение, думая о том, что ей, можно сказать дилетантке, удается помогать девочке. Но сможет ли Никки потом идти по жизни без чьей-либо помощи – вот вопрос.

Очень скоро Мег должна будет уехать. Как ни гнала она от себя подобные мысли, было ясно, что она не может бесконечно долго жить у Стоунеров. Мысли ее вновь обратились к Линку, вспомнились их поцелуи возле ручья и в бассейне. Кровь бросилась ей в лицо... Казалось, она и сейчас чувствует его губы на своих губах, ощущает прикосновения его рук... Раньше Мег никогда не думала, что будет испытывать такие ощущения, тем более после того, как в течение многих лет была свидетелем всех унижений, которые вытерпела ее мать по вине своего мужа.

Мег покачала головой. И об этом ей не следует думать! Нечего и надеяться навсегда остаться на ранчо. Если Никки станет известно, что они состоят в кровном родстве, подобное потрясение может оказаться для нее чересчур сильным. Мег слишком дорожила спокойствием сестры, чтобы допустить это. Как ни печально, она только гувернантка и старшая подруга Николь Стоунер.

Мег дошла до манежа и заглянула внутрь, надеясь разыскать Никки. Дейл несколько раз сообщал, что девочка крутится недалеко от стойла Конфетки Сью. При этом она говорила, что ищет брата. Мег была счастлива узнать, что Никки вновь небезразличны ее прежние увлечения.

Дважды в неделю они ездили в Форт-Уорс на сеанс психотерапии, и доктор Кэти заверила Мег, что Никки начинает оттаивать. Кэти просила переговорить с Линком – он должен приехать и присутствовать на одном из сеансов лечения, чтобы они с Никки снова стали дружной семьей.

Мег понимала, что ей будет очень нелегко уговорить Линка даже близко подойти к кабинету «каракатицы», как он окрестил врача. Это огорчало девушку, поскольку она понимала, что Никки и Линку есть о чем поговорить.

Если бы они только поняли, как много значат друг для друга! Что же касается ее самой... Она искренне полюбила и Линка, и свою сестру, и подумать только – они об этом никогда не узнают! Может быть, через несколько лет она вернется и все расскажет Никки, но вот Линк...

– Эй, вы, часом, не заблудились?

Мег круто повернулась и оказалась лицом к лицу с Дейлом.

– Я ищу Никки. Нам пора заняться географией.

Старший объездчик нахмурился.

– Не слишком-то веселая перспектива. – Он поманил Мег за собой, и они тихо вышли в корраль, примыкавший к манежу. Мег была потрясена, увидев, что Никки терпеливо повторяет с Конфеткой Сью основные позиции выездки. Скрестив руки на груди, она принялась наблюдать за сестрой. В потрепанных джинсах и сдвинутой набок широкополой шляпе, Никки легко и уверенно сидела в седле, хотя и заметно было, что она немного отвыкла от любимого занятия. Тем не менее между лошадью и всадницей явно ощущалось полное взаимопонимание.

Мег почувствовала, как слезы подступают к ее глазам. Отец мог бы гордиться своей младшей дочерью!

– Смотрите, как естественно она держится, – заметил Дейл.

– Великолепно.

– Линк взялся обучать Никки верховой езде, как только она начала ходить. Миссис Стоунер, бывало, чуть с ума не сходила, когда видела это. Уж больно боялась, что дочка расшибется. – Дейл покачал головой. – Но Линк всегда был предельно осторожен. – Объездчик вздохнул. – Он жизнь готов отдать за эту девчонку.

Линк вышел из сарая, где хранилось сено, и сразу увидел Дейла и Мег, мирно беседующих у входа в корраль. Сердце его бешено забилось, как всякий раз, когда он видел Мег, хотя за последнюю неделю такое счастье выпадало на его долю нечасто. Казалось, Мег всячески избегала его.

Старший объездчик и Мег дружно рассмеялись какой-то шутке, и Линку стало завидно. Он вышел из тени, скрывавшей его.

– Я тоже хочу посмеяться, – заявил он, заметив, как смутилась Мег.

– Я рассказывал Мег о Черныше, – объяснил объездчик.

– Вот оно что... Да уж, старина Черныш был настоящей личностью... – согласился Л инк, не в силах отвести взгляд от Мег. На ней была темная юбка и строгая белая блузка, позволявшая видеть, как участилось ее дыхание. Посмотрев на ее губы, он припомнил их сладкий вкус. – Черныш провел тут почти двадцать лет.

Дейл покачал головой.

– Немало наших чистокровок оплакивали его кончину несколько лет назад. Черныш умел сделать своих дам счастливыми.

Мег безмятежно сощурилась.

– В таком случае у него было чему поучиться многим мужчинам.

Линк переглянулся с Дейлом, и объездчик ухмыльнулся.

– Ладно, мне пора приниматься за работу. – Он зашагал было прочь, но затем обернулся: – Мег, если вам когда-нибудь станет скучно и вы захотите прокатиться верхом, с удовольствием составлю вам компанию.

– Спасибо, – поблагодарила она с улыбкой. Линк был отнюдь не в восторге от слов Дейла.

Он ведь сам собирался пригласить Мег на конную прогулку. Нахмурясь, он кивнул в сторону корраля.

– Думаю, Никки скучает одна... – Он вздохнул. – Сейчас у нее, правда, вполне счастливый вид. Хотя так бывало всегда, когда она занималась с Конфеткой. – Он обернулся к Мег. – Но давай поговорим о нас с тобой. Почему ты прячешься от меня?

– Я уже объясняла, Линк. Я не могу допустить, чтобы личная жизнь мешала моей работе. Что подумает Никки, если узнает?

– А в чем дело? Думаешь, она разочаруется в нас, если мы с тобой начнем встречаться? Я уже не мальчик.

Мег вспыхнула.

– Не сомневаюсь! Однако сейчас мне надо думать только о Никки. – От волнения ей не хватало воздуха. Если бы она могла сказать Линку правду! Но нет... Он выгонит ее с ранчо, и совершенно справедливо. Ведь семейство Диланей потеряло право даже видеть Никки в день, когда отец подписал отказ от новорожденной дочери. – Мне осталось пробыть тут совсем недолго. Нам не позволены отношения, которые... – Она отвела глаза.

Неожиданно Линк схватил ее за руку и затащил в дальний угол пустого стойла.

– А не слишком ли поздно осторожничать?

Не успела Мег опомниться, как он резко привлек ее к себе, страстно целуя.

Силы оставили ее – она могла лишь ухватиться за плечи Линка, раскрывая губы навстречу его поцелую, жадно отвечая на ласку его языка, пока ей не показалось, что этого мало. Руки ее словно сами собой обвились вокруг шеи Линка, она прижалась к нему, с наслаждением вдыхая запах мыла и свежести. Стук собственного сердца оглушал Мег, а губы Линка обжигали ее. Она застонала, когда рука Линка властно коснулась ее груди, и острый кончик напрягшегося соска вонзился ему в ладонь.

Неожиданно снаружи послышались голоса проходивших мимо работников, и Мег попыталась вырваться, однако Линк не отпускал ее. Только когда работники прошли дальше, к дому, он поцеловал Мег в кончик носа и разомкнул объятия.

– Похоже, нам следует поискать местечко поспокойнее.

Мег с трудом перевела дыхание.

– Нечего нам искать.

Линк, прищурившись, обвел ее внимательным взглядом.

– Перестань, Мег, неужели ты думаешь, что между нами ничего нет?

Мег откинула со лба растрепавшиеся волосы.

– Это еще не означает, что мы должны поступать как захочется.

– Почему?

– Да потому, что нам надо думать о Никки.

На лице Линка появилось упрямое выражение.

– Можно спросить ее, не будет ли она против, если мы с тобой...

Мег схватила его за руку.

– Ни за что!

Он недоуменно уставился на нее.

– Разве тебе не ясно, что я не хочу, чтобы мы с тобой... – Это была неправда, но Мег не хотела пережить то же, что пережила ее мать. И неважно, что она, кажется, любит Линка. – Через несколько недель меня тут не будет...

– Но ты же уедешь только в Форт-Уорс, – ответил он. – Это всего тридцать миль отсюда. Ты не можешь вот так просто взять и бросить нас, Мег, – настойчиво убеждал он. – Нельзя закрывать глаза на то, что происходит, не давая судьбе ни малейшего шанса.

Она покачала головой. Страх потерять все не позволял ей сказать правду.

– Не могу, Линк. Я должна думать только о Никки. Сегодня я встречалась со школьными преподавателями, и они решили, что ей можно будет вернуться в школу, как только позволит психотерапевт.

Между прочим, доктор Гамильтон просила тебя приехать вместе с Никки на один из сеансов лечения. Линк раздраженно хлопнул шляпой по бедру.

– Черт побери, можно подумать, я жду не дождусь, когда эта старая каракатица полезет мне в душу! – Он отвернулся, желая уйти, но Мег остановила его.

– Линк... – Ей пришлось удержать его за руку. – Я не стала бы просить, если бы это не было важно... Пожалуйста, Линк...

Он глубоко вздохнул и прикрыл глаза.

– Похоже, выбора у меня уже нет. – Он взглянул на ее руку, касавшуюся его рукава, и заметил, что пальцы Мег дрожат. – Только не думай, что я уступил, – я ведь не из таких... – Он поднял ладонь. – Но прежде всего мы должны думать о Никки.

Был уже почти вечер, когда Линк с Никки вышли из кабинета доктора Гамильтон, спустились вниз на лифте и прошли в подземный гараж – все в полном молчании. Линк отпер дверцы грузовика и забрался внутрь, но не стал заводить мотор.

Откинув голову назад, он зажмурился. Два часа подряд он изливал душу на кушетке у психотерапевта в надежде хоть как-то помочь сестре.

– Ты что, никогда больше не будешь говорить со мной? – Ну, ясно, и так уже сказано слишком много. Он знал, что Никки ненавидит его, но ведь ему все равно предстоит быть опекуном сестры до ее восемнадцатилетия. Пожалуй, разговаривать им все же придется. Молчанием делу не поможешь.

– Линк... – Голос сестры дрожал от волнения. – Я и не знала, что твой родной отец так жестоко бил тебя.

Линк изо всей силы сжал руль, крайне недовольный тем, что Никки стала известна правда о его детстве.

– Какая разница, это было так давно...

– Но тебе же было больно!

– Да, больно... – Линку казалось, что он до сих пор испытывает эту боль, и временами она становилась сильнее – особенно после гибели Стоунеров. – Но потом, когда меня усыновили, благодаря Джо мой родной отец не посмел больше вмешиваться в мою жизнь.

Он повернул голову и посмотрел на хорошенькую девчушку, которую горячо любил с той минуты, когда она впервые появилась в их доме, двух дней от роду. Глаза ее туманились слезами.

– Ник, это было так давно...

Она покачала головой.

– Но я не знала об этом. Я думала, твои родители умерли...

– Когда мой отец умер, я хотел, чтобы мое прошлое было похоронено вместе с ним. Джо заменил мне отца. Так что, – добавил он с улыбкой, – к тому времени, когда появилась ты, я был уже сыном Джо Стоунера. – Он протянул руку и накрыл ладонь сестры своею. – Так же, как и ты стала им дочерью.

На хорошеньком личике Никки застыло смущение.

– Но ты по крайней мере знаешь, кто ты и откуда родом. – Голубые ее глаза вопросительно смотрели на него. – А я ничего такого не знаю.

Линк постарался не давать воли закипающему в душе гневу.

– Можешь мне поверить, это совсем не интересно. Моя мать, например, меня не любила. Она сбежала с очередным кавалером, бросив меня на попечение отца, который только и ждал, когда я что-нибудь натворю, чтобы лишний раз выпороть меня. – Он сжал пальцы Никки. – Так что можешь считать, что тебе повезло, раз твоя мать отказалась от тебя и ты стала дочерью Стоунеров.

Из глаз Никки покатились слезы.

– Но они умерли...

Линк глубоко вздохнул и смахнул слезы с ее щеки.

– Я понимаю, что это не одно и то же, Ник, но ведь у тебя остался я. А со мной ничего не случится.

– Точно?

Линк понял, что она смертельно боится, как бы какое-то несчастье не поглотило и его так же, как их родителей. Он пожал плечами.

– Между прочим, когда ты подрастешь, я надеюсь, ты будешь помогать мне на ранчо...

Никки живо обернулась к брату, и успевшие высохнуть голубые глаза загорелись любопытными огоньками.

– Честно?

Он кивнул.

– По завещанию отца мы с тобой – партнеры.

– А что, если ты надумаешь жениться?

Линк немедленно вспомнил о Мег – и сам поразился, что при мысли о семейной жизни, о детях представляет рядом с собой только ее. Однако не так-то просто будет к ней подобраться.

– Мне кажется, тебе незачем об этом беспокоиться. Как только все подходящие невесты в Минерал-Уэлсе узнают, что на шее у меня сидит проказливая непоседа, они станут обходить такого жениха стороной. Очень может быть, что тебе придется заботиться обо мне, когда я состарюсь.

Никки шутливо толкнула брата.

– Это не смешно. Разве ты больше не встречаешься с Сюзанной?

Линк покачал головой. Полгода назад Сюзанна показала свое истинное лицо, пытаясь уговорить Линка отделаться от Никки.

– Похоже, ее куда больше интересовало ранчо, чем я сам.

– Жаль, – протянула Никки и потупилась. – Наверное, из-за меня у тебя прибавилось проблем.

– Давай лучше скажем так: благодаря тебе я понял, чего она стоит.

Никки улыбнулась.

– Тогда хорошо. Мне Сюзанна никогда не нравилась.

– Ах ты, несносная девчонка! – Он дернул ее за нос. Никки захихикала, и Линку показалось, что чудеснее этого звука он никогда ничего не слышал. Он крепко обнял сестру. Наверное, им предстоит еще во многом разобраться, но начало уже положено.

Мег стояла у окна своей комнаты, пока не стемнело. Где же они? – недоумевала она. Линк с Никки уехали после завтрака и не вернулись даже к ужину. Дору это ничуть не удивило и не встревожило.

Им надо побыть одним, объясняла домоправительница. Давно уже пора самим во всем разобраться. Мег была согласна; но почему же они все не возвращаются?

Наконец она заметила свет фар. Грузовик Линка обогнул дом и остановился во дворе. Мег побежала в кухню и встала возле стола, пытаясь принять спокойный вид. Она обрадовалась, услышав смех и возбужденные голоса.

Никки и Линк вошли в дом и затихли, заметив ее.

Мег стало досадно.

– Похоже, вы отлично провели день.

– Мег, все просто чудесно! После сеанса у Кэти Линк отвез меня обедать в мою любимую пиццерию. – Никки посмотрела на часы. – Я понимаю, что ужасно поздно, но обещаю завтра встать к занятиям пораньше.

– Все в порядке, Никки. Тебе вполне позволительно пускаться в загул в сопровождении старшего брата. – Мег улыбнулась. – Если не ошибаюсь, вам было что отпраздновать.

– Только то, что я – несносная девчонка. – Никки искоса взглянула на Линка. – И еще то, что мне повезло. – Она обняла брата и поцеловала его в щеку. – Спокойной ночи, Линк. И спасибо, что ты такой хороший.

Похоже, это признание не успокоило его.

– Посмотрим, не передумаешь ли ты, когда я в очередной раз скажу тебе «нет».

Никки захлопала ресницами.

– Но я же умею вить из тебя веревки, разве не так? Спокойной ночи, Мег.

– До завтра, Никки, – ответила Мег, и девочка вприпрыжку выбежала из комнаты.

Мег обернулась к Линку. Глядя куда-то в сторону, он стоял, прислонившись к столу и скрестив ноги в начищенных до блеска сапогах. Мег чувствовала, как у нее начинает быстрее колотиться сердце, пока ее взгляд путешествовал по его фигуре, по черным джинсам, что сидели на нем как влитые, по плоскому животу, накрахмаленной белой рубашке, обтягивавшей широкие плечи. Ей стало трудно дышать, когда она посмотрела на его лицо. Как же он красив! Неожиданно Линк поймал ее взгляд и подмигнул.

Господи, что он подумает! Мег торопливо отвернулась.

– Ну, судя по всему, у тебя с Никки все в порядке?

Линк улыбнулся. Как ни пытается Мег Диланей убедить себя и его в том, что он ей совершенно безразличен, это далеко от истины.

– Да, мы с Ник о многом переговорили... – Он шагнул к Мег. – Кажется, теперь все пойдет на лад.

– Мне нравится твой оптимизм, – ответила Мег. – Уверена, что и доктора Гамильтон порадует такая новость.

– Отлично, только скажи ей об этом сама, ладно? – Линк знал, что не сможет больше выдержать ни минуты в кабинете «каракатицы».

Мег нахмурилась.

– Разве ты не договорился приехать к ней опять?

Он покачал головой.

– Мне там уже нечего делать. Мы с Ник во всем разобрались. – Он нежно провел рукой по бархатистой щеке Мег, жадно вдыхая ее пьянящий аромат. – Так что теперь можно подумать и о нас с тобой.

– Никаких «нас». – Мег начала расхаживать по кухне. – Линк, ты нужен Никки. Нельзя играть роль родителя-одиночки неполный рабочий день.

– Я всегда буду рядом с ней, – объяснил он, слегка обиженный тем, что, по мнению Мег, он несерьезно относится к своим обязанностям. – Она обещала не молчать и говорить мне всякий раз, когда у меня что-то не будет получаться. Мы даже решили, что она снова начнет готовиться к юниорским соревнованиям на дистанции в четверть мили. Когда начнутся летние каникулы, Никки с Конфеткой Сью примутся за дело.

– Думаю, все это замечательно, – согласилась Мег. – Но доктор Гамильтон считает, что курс лечения Никки еще не закончен.

– И я так считаю, – ответил Линк, – но не собираюсь снова выворачивать душу наизнанку... – Он поднял руку, не давая Мег возразить. – Это решено.

Мег сжала кулаки и поняла, что убедить его не удастся. Этот человек упрям как осел. Она пожала плечами.

– Ну что же, если так, то говорить больше не о чем... – Она собралась выйти из кухни, но Линк быстро схватил ее за плечо.

– Очень даже есть о чем говорить. Вот, например, для начала... – Он наклонил голову и приник к ее губам, заглушая возмущенные протесты.

Мег казалось, что она погибает медленной, но восхитительно приятной смертью. Губы Линка были воистину страшным оружием. Когда он наконец отпустил ее, голова Мег кружилась так, что девушка с трудом держалась на ногах.

Линк обвил рукой ее талию и прошептал:

– Может, продолжим разговор в бассейне?

Мег быстро открыла глаза. Ну вот, все начинается сначала. Еще немного, и она снова позволит ему, как и в прошлый раз...

– Не могу... – ответила она и попыталась отстраниться. – Линк, пожалуйста... Мне нелегко это говорить, поверь мне...

– Тебе нелегко? А каково приходится мне? – Он резко привлек ее к себе, заставляя ощутить его восставшую плоть. – Я хочу тебя, Мег Диланей, хочу так, что вот-вот сойду с ума. Понимаю, что всю неделю не давал тебе прохода, как школьник. Но все совсем не так. Я уже не мальчик и не стремлюсь к интрижкам на одну ночь.

Мег сглотнула, но не решилась заговорить.

– Мне кажется, если бы только ты не противилась судьбе, мы с тобой могли бы...

Мысли бешено проносились в голове Мег. Ей хотелось верить словам Линка. Но будет ли он испытывать к ней те же чувства, если узнает, кто она на самом деле? Ведь она лжет ему с момента появления в доме Стоунеров! Нет, слишком многое их разделяет. Но Господи помоги ей, как же она хочет верить ему!

– Мне страшно...

Он закрыл глаза и прислонился головой к ее голове.

– Думаешь, мне не страшно? Мег, обещаю, что не стану требовать от тебя больше того, что ты сама захочешь предложить мне.

Все это походило на волшебную, прекрасную сказку, но...

– А как же Никки?

– Мы не навредим Никки. Я просто хочу быть рядом с тобой... посидеть с тобой во дворе или поплавать в бассейне...

Мег застыла, вспомнив, как в прошлый раз события вышли из-под ее контроля.

– Может, нам стоит пока держаться от бассейна подальше?

– Трусиха! – прошептал он, поддразнивая ее. Мег поняла, что краснеет.

– Только здравый смысл, и ничего больше. В конце концов, в доме живет девочка-подросток. Нам надо подавать ей пример приличного поведения.

Л инк отпустил ее.

– Ну ладно, как скажешь. Я просто хочу быть с тобой. А что, если завтра мы покатаемся верхом?

Мег закусила губу, стараясь не соглашаться чересчур поспешно.

– А как же занятия Никки?

– Я думал, после занятий, – ответил Линк. – С утра меня все равно не будет. Скажем, часа в три или четыре? Кстати, Никки говорила, что хочет позвонить своей подружке, Джули Неутон. Если нам повезет, она повиснет на телефоне на несколько часов, обсуждая последние новости в школе и перемывая косточки всему классу.

Мег постаралась сдержать улыбку.

– Было бы неплохо, – согласилась она.

– Тогда встречаемся в коррале в половине четвертого, идет?

Он снова наклонил к ней голову. Рассудок подсказывал Мег, что следует оттолкнуть Линка. А вместо этого она закрыла глаза, наслаждаясь нежностью его поцелуя. Руки ее обвились вокруг шеи Линка, лаская затылок, а сама она изо всех сил прижалась к нему, чувствуя обжигающе неодолимое желание. Ей так хотелось слиться с Линком в единое целое, что она даже не заметила, как он прервал поцелуй и осторожно расцепил ее руки.

– Нам лучше остановиться, а то устроим тут настоящий пожар.

Мег смущенно опустила голову, закрыв лицо руками.

– Мне так стыдно...

Линк коснулся ее подбородка, заставляя посмотреть ему в лицо.

– А мне – нет. Но я обещал не торопить тебя – и выполню свое обещание... – Он поднес ее руку к губам и поцеловал ладонь. – Спокойной ночи, мисс Диланей, – торжественно сказал он. – С нетерпением буду ждать встречи с вами завтра. – И, повернувшись, вышел из кухни.

Мег смотрела ему вслед. Колени ее подгибались, а в душе царило полнейшее замешательство. Она почти упала на стул.

– Ох, мама, что же я такое делаю?

Дьявол нетерпеливо пританцовывал, дергая поводья, когда Линк выехал из корраля на следующий день.

– Тише, малыш. – Он старался успокоить жеребца, но понимал, что это вряд ли удастся. Конь недовольно захрапел и принялся рыть землю. Линк снова заговорил с Дьяволом, пытаясь образумить его.

Жеребцу надо размяться, однако Линку вовсе не хотелось закончить прогулку, приземлившись где-нибудь в кустах после очередного курбета. Наконец ему удалось остановить Дьявола.

– Да что с тобой сегодня, старик?

– Помощь не требуется?

Линк обернулся и увидел Мег в воротах корраля. На ней были белая блузка, светло-голубые джинсы и коричневые сапожки с отворотами. Старая широкополая шляпа была кокетливо сдвинута набок. Мег выглядела прелестно.

– Осторожнее, Мег. Наш Прекрасный Принц сегодня не в духе, – предостерег ее Линк и крикнул одному из работников, прося оседлать еще одну лошадь. Он не договорил, заметив, как Мег без тени страха приближается к Дьяволу.

Остановившись прямо перед ним, она обратилась к жеребцу тихо и почти ласково:

– Что с тобой, малыш? Что-нибудь не так?

Дьявол замер и подозрительно уставился на девушку, а затем коротко всхрапнул. Мег подняла руку и взялась за уздечку, хотя Дьявол нервно вскидывал голову. Линк удивился еще больше, когда она погладила нос жеребца и через несколько секунд тот успокоился.

– Мне кажется, ему просто не хватает внимания, – заметила она.

Линк почувствовал, что его плоть пробуждается к жизни, пока он наблюдал, как длинные, тонкие пальцы Мег ласкают атласную шею жеребца. Линку стало завидно. Он быстро соскочил с седла.

– Если ему чего и не хватает, так это чистокровной кобылы в его полном распоряжении. Я думал, что хорошая прогулка приведет его в чувство, но, видимо, ошибся.

Дьявол вновь затанцевал на месте, и Линк понял, что с него хватит.

– Извини, парень, но я не дам тебе испортить мне свидание с моей девушкой только потому, что ты не в силах обуздать свои желания...

Мег в упор посмотрела на Линка. «С моей девушкой». Вот, значит, как... Линк был обезоруживающе красив в рубашке с открытым воротом и облегающих джинсах. Он надвинул шляпу пониже на лоб и подмигнул Мег. Краска горячей волной залила ее лицо. Она поспешно отвела глаза.

– Куда мы поедем?

– Я хочу показать тебе ранчо. С северного края пастбища открывается замечательный вид на реку.

Из конюшни вышел работник, ведя в поводу двух оседланных лошадей, Джози и мерина, на котором Мег видела Линка на прошлой неделе. Линк подвел их к Мег.

– Ну вот, другое дело. – Он передал ей поводья. – Надеюсь, ты еще не забыла Джози.

Мег почесала холку чалой красавицы.

– Здравствуй, девочка.

– Знакомься, вот это – Выпускник Школы. Отец подарил мне его, когда я окончил последний класс. Мы зовем его просто Выпускником.

Линк подошел к Мег, чтобы помочь ей сесть на Джози. Она поставила ногу в стремя, а ладони Линка обхватили ее талию. Неожиданно Мег ослабела так, что едва удержалась в седле. Линк подтянул ее стремена и только потом вскочил на Выпускника.

– Готова?

Сердце Мег радостно забилось в предвкушении отличной прогулки.

– Да! – У нее всегда улучшалось настроение, стоило ей оказаться в седле.

Один из работников распахнул ворота корраля, и Линк пропустил Мег вперед. Джози тоже явно не терпелось прогуляться, и Мег пришлось натягивать поводья, пока они ехали мимо сараев и конюшен в сторону тропы, что вела к ручью.

– Поехали к оврагу, – предложил Линк. Он положил обе руки на луку седла и махнул головой туда, где вдоль горизонта извивалась полоса зеленых холмов.

Мег кивнула.

Линк подъехал почти вплотную к ней.

– А что, если сначала мы немного разгоним лошадкам кровь?

Мег заметила в глубине его глаз лукавый огонек.

– Звучит неплохо.

– Ну, тогда жду тебя у ручья. – И он пришпорил Выпускника.

Мег без колебания приняла вызов, и Джози поскакала галопом.

– Сначала догони нас, – звонко крикнула она.

Линк оторопел, глядя, как Мег со смехом обгоняет его. Ее светлые волосы выбились из-под шляпы и развевались на ветру.

– Давай, Выпускник, мы не можем позволить дамам обойти нас, – поторопил Линк мерина. Через несколько секунд он понял, что ему куда интереснее смотреть, как безупречно стройные ноги Мег, плотно обтянутые джинсами, сжимают бока чалой лошади, чем стараться выиграть скачку.

Линк перевел дыхание, размышляя, правильно ли поступил, решив покататься сегодня верхом. Ведь он обещал Мег не подгонять события, но каждый раз, оказываясь рядом с ней, терял голову.

К счастью, Выпускник не любил проигрывать и в последнее мгновение все же обошел Джози. Линк осторожно натянул поводья и, развернувшись, подъехал к Мег, спешился и поддержал девушку, когда она спрыгнула с седла.

– Честно говоря, я вполне могу обогнать тебя, – заявила она.

Линк расхохотался.

– Да, но сначала я поседею и постарею.

Мег подняла бровь.

– Неужели?

Они подвели лошадей к ручью и дали им вволю напиться, а затем поехали к оврагу. На этот раз не торопились, наслаждаясь прекрасным видом.

Мег нравилось слушать, как Линк говорит о ранчо. В голосе его, когда он рассказывал о своей семье, звучала искренняя гордость.

– Стоунеры живут тут уже издавна. Когда младший брат Джо погиб во Вьетнаме, дела пришли в упадок...

Линк объехал вокруг колючего мескитового дерева. Тропа становилась все уже, но Мег не отставала, стараясь не прерывать его рассказ.

– А что случилось потом?

– В жизни Джо появилась Полин. Вернее, одновременно появились Полин и чистокровный жеребец по кличке Черныш – ты о нем уже слышала. Двадцать пять лет назад Стоунеры разводили скот, но цены на говядину то и дело менялись, а затем начались засуха и падеж, так что Джо чуть не разорился. Параллельно со скотоводством он всегда интересовался лошадьми, и это спасло его. Джо не раз говорил, что был страшно удивлен большим спросом на хорошо выезженных лошадей.

Линк подъехал к обрыву и остановился, поджидая Мег. Когда она поравнялась с ним, он спросил:

– Ну, что скажешь?

Мег была настолько потрясена открывшимся видом, что не сразу нашлась что ответить. Огромные деревья росли на самом краю обрыва, словно охраняя бархатистую зелень в долине внизу. Легкий ветерок перебирал листву и, будто лаская, прикоснулся к щеке Мег. Она взглянула на реку, что серебрилась на дне долины. На берегу видна была косуля, припавшая к воде.

– О, Линк, как тут прекрасно! – Мег спешилась.

– Я часто приезжал сюда, когда Джо и Полин усыновили меня. – Линк тоже сошел с коня, снял шляпу и вытер лоб. – Наверное, мне надо было о многом поразмышлять и во всем разобраться... – Он задумался на несколько секунд, а затем вытянул руку, указывая вперед. – Вон, видишь?

Мег обвела взглядом склоны холмов, пока не обнаружила то, на что он указывал.

– Кажется, это хижина?

– Да, мы с отцом ее выстроили, нам на это понадобился примерно месяц. Довольно примитивное жилище: воду надо поднимать из колодца и туалет на дворе, но я очень любил тут бывать. Отец говаривал, что мужчине иногда необходимо побыть одному, наедине с самим собой. Он тоже сюда заезжал, и мы, бывало, болтали по нескольку часов. – Линк пожал плечами. – Вообще-то говорил больше Джо. Я тогда был очень замкнутым. Он мне обо всем рассказывал – и об индейцах, и о деревьях, что растут здесь, – он указал на раскидистые дубы, – и о том, как он познакомился с Полин...

Наступило долгое молчание. Затем Линк, явно смущенный своей откровенностью, повернулся к Мег.

– Извини... просто я не приезжал сюда с... короче, уже давно.

Мег видела, как он пытается справиться с душевной болью, и понимала, насколько не хватает ему любящих родителей. Она не знала, что сказать, как утешить его, и молча приникла к нему.

Линку нравилось ощущать тело Мег рядом с собой. Он чувствовал себя наверху блаженства. Однако... разве можно надеяться, что он сдержит свое обещание, когда она так крепко обнимает его?

– Все в порядке... – Линк обвил руками ее талию и с трудом подавил стон, когда теплое дыхание Мег коснулось его груди. Наконец он заставил себя отстраниться. – Наверное, нам стоит вернуться, пока о нас не начали беспокоиться.

Мег удивленно подняла голову.

– По-моему, ты сказал, что раньше ужина нас никто не хватится.

Линк отвернулся. Ну вот, опять все осложняется.

– Понимаешь, нам ведь еще надо расседлать лошадей и привести себя в порядок...

Улыбка исчезла с лица Мег.

– Вот как... – Она повернулась к лошадям, но Линк остановил ее.

– Мег... – он глубоко вздохнул, – мне вовсе не хочется возвращаться, но, черт возьми, вчера я кое-что пообещал тебе и сейчас изо всех сил стараюсь не нарушить данное слово.

Мег недоуменно посмотрела на него.

– Обещал?..

– Я сказал, что не стану торопить тебя, что дам тебе шанс подумать о нас с тобой, о нашем будущем. А теперь понимаю, что не могу прожить и дня без того, чтобы... – Он растерянно провел рукой по волосам.

Мег, улыбаясь, прикусила нижнюю губу.

– Без чего же? – невинным голосом поинтересовалась она.

– Без того, чтобы не поцеловать тебя! – Не отрывая взгляда от ее лица, Линк шагнул ближе. – Я захотел поцеловать тебя, как только ты вошла в корраль.

Щеки Мег вспыхнули, и она чуть слышно прошептала:

– И я тоже...

Стук собственного сердца громом отозвался в ушах Линка. Он резко привлек ее к себе.

– Тогда, похоже, мы с тобой теряем время... – Он наклонил голову и жадно завладел ее губами.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В половине шестого Линк сидел в кухне, ужиная. Дора приготовила его любимое мясо в горшочке, но есть не хотелось. Никки трещала без умолку, но Линк почти не слышал, о чем она рассказывала. Его внимание было сейчас приковано к женщине, которая сидела напротив. Мег.

Внезапно она подняла голову и в упор поглядела на него. У Линка перехватило дыхание. Мег мгновенно покраснела, взгляд ее прекрасных карих глаз метнулся к Никки. Линку было интересно, что думает Мег об их прогулке верхом и о поцелуе на краю обрыва. Может быть, следует сказать «о поцелуях»? Ведь одним поцелуем дело не ограничилось, за первым последовал еще один, и еще, и еще, пока они совсем не задохнулись. Наконец Линк нашел в себе силы отстраниться, но всякий раз, когда взор его возвращался к припухшим девичьим губам, ему снова хотелось обнять Мег. Каким-то чудом ему удалось убедить и себя и ее, что им пора ехать обратно. Неожиданно Линк услышал, как кто-то произнес его имя. Он потряс головой, приходя в себя, и увидел, что Никки пристально смотрит на него.

– Да что с тобой?

Он отложил вилку.

– Ничего, я просто устал. Как-никак на ногах с пяти утра.

– Ты же каждый день встаешь именно в пять! – заметила Никки. – Может, стареешь и тебе надо вздремнуть?

– А может, это тебе после занятий надо прилечь? – поддразнил Линк и, посмотрев на Мег, увидел, что она пытается сдержать улыбку.

– И кто же это меня заставит, интересно знать?

Линк поднял бровь.

– Звучит как настоящий, вызов. – Он быстро вскочил, сгреб Никки в охапку и принялся щекотать ее.

– Нет! – завопила она, но тут же начала хихикать. – Ладно, ладно, сдаюсь! Ты не стареешь, ты... ты мудреешь!

Линк обнял Никки и поцеловал ее в макушку.

– Вот и не забывай об этом!

Никки повалилась на стул.

– Я, между прочим, тоже уже не ребенок, так что нечего меня щекотать!

Линк посмотрел на Мег, а затем задумчиво уставился на сестру. Пожалуй, Никки права. Она действительно, почти взрослая. Через год будет старшеклассницей...

– Ты права, но я еще не привык к этому.

– А ты попробуй! – Никки поцеловала брата в щеку. – Я хочу просить тебя об одном одолжении.

Он скрестил руки на груди.

– О Господи! Так я и знал!

Никки потупилась.

– Сегодня я звонила Джули Неутон, и она пригласила меня к себе на выходные. Мы хотим покататься вместе верхом. Можно? – Умоляющий взгляд се темных глаз обратился к Мег. – Обещаю, что приберусь в своей комнате, и выучу все уроки, и...

Линк поднял ладонь.

– Погоди, Никки. Сначала я должен переговорить с Неутонами.

Улыбка исчезла с лица его сестры.

– Думаешь, я тебя обманываю?

– Нет, солнышко, просто хочу узнать, что они об этом думают, и все. – На самом деле Линк был доволен тем, что сестренка решила возобновить дружбу с Джули. – И еше: завтра мне надо посоветоваться с твоим психотерапевтом.

– А если доктор Кэти даст добро, можно мне поехать к Джули? – быстро спросила Никки.

Линк кивнул:

– Можно.

Девочка порывисто вскочила, крепко обняла брата и опрометью кинулась из кухни.

– Пойду позвоню Джули.

– Я еще ничего не решил! – крикнул Линк ей вслед, но Никки уже убежала.

Мег сидела молча, глядя на довольное лицо Линка. Он так любит Никки... Мег стало даже немного завидно. Ведь Никки и ее сестра, но Мег не имеет права даже намекнуть ей, как сильно ее любит. Сможет ли она когда-нибудь открыть Никки правду?

– Ты все время молчишь, – заметил Линк, прерывая ход ее мыслей.

Она встретилась с ним глазами.

– Наверное, я устала.

– Уж не от нашей ли прогулки верхом? – поинтересовался он, подошел к ней и начал нежно целовать в шею.

– Чуть-чуть! – Мег нетерпеливо вывернулась. – Линк! Нам нужно быть осторожными! Дора или Никки могут... – Она замолчала, не в силах преодолеть сладкую истому, которую дарили его губы.

Линк поднял голову.

– Мне хочется проводить с тобой как можно больше времени.

– Но мы ведь и так часто видимся. Как-никак я живу здесь больше месяца.

– Да, но я постоянно занят в манеже, а ты – в доме. Видимся мы на ходу, и чаще всего – не наедине. Я очень люблю сестру, но она отнюдь не подарок, особенно с тех пор, как ее исключили из школы. Если на выходные она отправится к Неутонам, может, мы с тобой могли бы побыть вместе чуть подольше?

Мег попыталась не паниковать.

– Что ты надумал?

– Мне надо съездить в Сан-Антонио, справиться насчет кое-каких лошадей. До сих пор я откладывал поездку. – Он в упор посмотрел на Мег. – Но сейчас решил слетать туда на выходные и приглашаю тебя с собой.

Мег высвободилась из его объятий и отвернулась.

– Нет, не могу.

– Но почему? Никки же будет у подруги! А у тебя, с тех пор как ты начала заниматься с ней, не было ни одного выходного. – Он помолчал. – Если только ты не говоришь это потому, что не хочешь быть со мной.

Мег резко обернулась. Она собралась что-то ответить, но голос изменил ей. Господи, как же хочется быть с ним! Впору ужаснуться тому, насколько небезразличен ей Линк.

– Дело не в этом.

– Послушай, Мег, я хочу тебя, и ты отлично это знаешь. Но не собираюсь торопить тебя, заставляя принять решение, к которому ты еще не готова. Кстати, если ты согласишься лететь со мной в Сан-Антонио, у нас будут отдельные комнаты.

Мег едва слышно вздохнула, не отрывая глаз от бесконечно дорогого и такого красивого лица. В конце концов...

– Может быть, если психотерапевт скажет, что Никки можно навестить подругу...

Линк улыбнулся.

– Если каракатица согласится, ты поедешь со мной?

В сознании Мег словно включилась сигнальная сирена, но она поняла, что отступать уже поздно.

– Да.

Ранним субботним утром Мег спрыгнула на землю из четырехместной кабины самолета «сессна-182». Это был первый в ее жизни полет не только на маленьком, но и вообще на каком-либо летательном аппарате. Линк догадался об этом, заметив, с какой силой Мег стискивала подлокотники своего кресла.

Он не стал смеяться над ней, а, напротив, постарался успокоить ее, рассказав, какой страх сам испытал во время первого полета. А затем его ладонь мягко накрыла ее пальцы, и он сказал, что ни за что не допустит, чтобы с ней что-нибудь случилось.

И сразу страх улетучился, еще никогда в жизни Мег не чувствовала себя столь уверенно. Жизнь приучила ее к тому, что именно на нее ложится вся ответственность за близких. Когда умер отец, приходилось зарабатывать на хлеб не только себе, но и всей семье, одновременно мучительно соображая, как бы это выгадать немного денег для уплаты по бесконечным счетам. Ей никогда нельзя было ни на кого положиться. И вот теперь Мег то и дело с благодарностью посматривала на Линка. Сможет ли он всегда быть с ней рядом? Защищать ее? Любить? Мег с трудом перевела дыхание. Неужели она полюбила Линка Стоунера? А он?

– Взгляни направо, – обратился он к ней. – Это уже Сан-Антонио.

Мег посмотрела вниз, на показавшийся ей огромным город, и все ее тревоги и беспокойство тут же исчезли. Впереди целых два выходных! Теперь можно думать лишь о том, что ей предстоит провести два дня с Линком.

Когда они приземлились, Линк помог Мег спуститься на землю, а затем выбросил из кабины их сумки, закрепил «сессну» и подошел к Мег.

– Ну как тебе понравился Техас с воздуха?

– Очень понравился, – улыбнулась Мег. – Впечатление такое, будто катаешься на огромной карусели.

На лице Линка появилось оскорбленное выражение.

– А я-то льстил себя надеждой, что обладаю весьма неплохими авиаторскими навыками.

– Так оно и есть, – поспешила извиниться Мег. – Я просто хотела сказать, что, когда думаешь о высоте, на которой летишь, внутри становится как-то необычно, будто кружишься на карусели.

Линк наклонил голову и прошептал:

– Мне казалось, в этом виноваты мои поцелуи...

– Да-да, – начала было Мег и тут же сообразила, что выдала себя. – То есть...

Линк расхохотался и обнял ее за плечи.

– Золотко, не пытайся меня надуть – твои глазищи ни за что не позволят тебе солгать! – Он подхватил багаж и повел Мег к зданию аэропорта.

Через полчаса в их распоряжении был арендованный автомобиль, и они направились к центру города.

Линк бросал взгляды на Мег, сидевшую рядом. С того момента, как они въехали в Сан-Антонио, Мег не обращала на своего спутника никакого внимания. Впрочем, Линк не возражал. Он понимал, что сейчас девушка жадно рассматривает пролетающие за окном улицы. Линк уже успел узнать, что в своей жизни Мег практически не путешествовала. Собственно говоря, последние тринадцать лет она не удалялась от своего дома в Оклахоме больше чем на пятьдесят миль. Линку льстило, что девушка увидит Сан-Антонио именно благодаря ему.

Автомобиль свернул на Колледж-стрит, а затем подкатил к гаражу построенного в испанско-колониальном стиле отеля «Ла Мансион дель Рио». Обычно, совершая деловые поездки в Сан-Антонио, Линк останавливался в гостиницах поближе к аэропорту, но сегодня ему хотелось, чтобы Мег понравился очаровательно спокойный центр города.

Швейцар открыл дверцу и помог Мег выйти из машины. Линк дал ему чаевые, а затем быстро подошел к ней и взял ее за руку.

– Ну что скажешь?

– Какая красота! – Мег подняла голову, рассматривая кремового цвета постройку.

– Все равно с твоей красотой ничему не сравниться! – прошептал Линк ей на ухо, и мурашки пробежали по спине Мег от его искушающего голоса. – Пошли, нам надо зарегистрироваться. – И он потянул ее за собой.

Мег послушно прошла внутрь. Вымощенные красной плиткой полы были кое-где прикрыты яркими коврами. В вестибюле стояли большие удобные диваны, что было обычно для меблировки старинных домов на юго-западе страны.

Мег глубоко вздохнула. Ей еще ни разу не доводилось бывать в таком шикарном месте. Она посмотрела на свои простенькие темные брюки, безупречно оттенявшие белую блузку, и внезапно почувствовала себя не в своей тарелке. Линк, правда, заверял ее, что нет никакой необходимости наряжаться по высшему разряду. Она взглянула на Линка – тот стоял у стойки, разговаривая с администратором. Накрахмаленная до хруста белоснежная рубашка была аккуратно заправлена в отутюженные новые джинсы. Блестящая серебряная пряжка на ремне выгодно подчеркивала тонкую талию, а черная широкополая шляпа была сдвинута на затылок. Внезапно он обернулся и, заметив, что Мег пристально смотрит на него, нежно улыбнулся ей. Мег показалось, что сердце ее медленно подпрыгнуло в груди. Линк кивнул, подзывая ее к стойке.

– Виктор хочет знать, что тебе больше нравится: вид на реку или во внутренний дворик?

Мег посмотрела на молодого человека за стойкой, а затем вновь перевела взгляд на Линка.

– Как хочешь.

Он опять улыбнулся.

– Я уже заполучил то, что хочу, – прошептал он и обернулся к администратору: – В таком случае люкс с видом на реку.

Через несколько минут кабина лифта доставила их на четвертый этаж. Носильщик отпер дверь, внес багаж в номер и положил сумки на ковер по обе стороны огромной двуспальной кровати. Затем передал Линку ключ – в обмен на чаевые – и удалился, неслышно затворив за собой дверь.

Как только они остались одни, Линк взял свою сумку, пересек общую гостиную и кинул сумку на кровать во второй спальне.

– Я решил, что незачем объяснять персоналу отеля, как мы с тобой намерены разместиться, – сказал он, подходя к Мег, и нежно поцеловал ее в губы.

– Спасибо, – пробормотала она в ответ. Понимая, что Линк выполняет свое обещание не торопить ее, Мег тем не менее подумала о том, не первая ли она из подружек Линка настаивает на отдельной комнате.

– Отец научил меня, что дать слово всегда легко, но вот сдержать его – гораздо сложнее. Линк взял Мег за руку и подвел к дверям балкона. Распахнув их, он отступил в сторону, пропуская девушку вперед, и от красоты открывшегося вида у нее закружилась голова.

Прямо под ними катила неспешные воды река Сан-Антонио, лениво извиваясь по городу с причудливой архитектурой. Неподалеку над водой поднималась кирпичная арка моста. На набережных гуляли люди, заходя в сверкающие двери множества магазинов и ресторанов.

Мег почувствовала, как рука Линка обвилась вокруг ее талии.

– Ну, что скажешь?

Она обернулась, наслаждаясь тем, что он стоит с ней рядом.

– Я никогда ничего подобного не видела.

Линк вздохнул, и на лицо его набежала тень.

– Мои родители приезжали сюда всякий раз, как им удавалось выбраться с ранчо.

Наступило долгое молчание. Наконец Линк заговорил:

– Не будем терять время. Как-никак мне надо взглянуть на лошадей, прежде чем я смогу думать только о тебе. – Он провел Мег внутрь и легонько подтолкнул ее к дверям спальни. – Переоденься во что-нибудь, что не жалко будет запачкать.

Ранчо «Ленивая лошадь» находилось милях в тридцати от Сан-Антонио. «Собственность и место жительства Бет и Дейва Сандерс в течение последних двадцати лет», – прочитала Мег табличку на воротах.

– Дейв и Бет были лучшими друзьями отца с матерью, – стал рассказывать Линк. – Родители направлялись к ним, когда произошла катастрофа... – Голос его на мгновение пресекся. – Я очень благодарен Дейву и Бет за помощь потом.

Машина свернула к двухэтажному кирпичному дому. Невысокая женщина лет пятидесяти, в джинсах и просторной рубашке, с коротко подстриженными седыми волосами, вышла на крыльцо и, подбежав к Линку, радушно обняла его.

– Как же я рада тебя видеть! – Она поцеловала его в щеку, и на глазах ее выступили слезы.

Линк чуть отстранился.

– Эй, ты же обещала, что осадков больше не будет!

Бет потрепала его по руке.

– Ну, если бы ты навещал нас почаще... – Неожиданно она заметила Мег и широко улыбнулась.

Линк представил их друг другу:

– Бет, это Мег Диланей. Мег, это Бет Сандерс.

Бет с готовностью протянула руку.

– Я очень рада встрече, Мег. – Она задумчиво посмотрела на молодую женщину. – Но мне кажется, мы с тобой где-то виделись. Диланей. Диланей... Твоя семья случайно не из Минерал-Уэлса?

Мег охватил смертельный страх.

– Нет! Я приехала из Оклахомы.

Линк подошел к ней сзади и положил обе руки ей на плечи.

– Мег родом из городка, который называется Босуэлл. Ее мать и Полин были подругами.

– А как звали твою маму?

Мег прокашлялась и смогла ответить почти обычным голосом:

– Нина.

Бет растерялась.

– Нет, не припомню.

– Это было уже давно, – добавила Мег – и была благодарна Линку, когда он сменил тему разговора:

– Мег – новая гувернантка Никки и трудится как пчелка.

При упоминании о Никки лицо Бет озарилось доброй улыбкой.

– А где малышка сейчас?

– Отправилась на выходные к своей подруге, Джули Неутон, – ответил Л инк. – Последний месяц она занималась не поднимая головы, и я решил, что небольшая передышка ей не повредит.

– Да и тебе тоже. – Сочный бас заставил всех обернуться. К ним неслышно приблизился высокий, атлетически сложенный мужчина. Он так же, как и его жена, был одет в джинсы и свободную рубашку с накинутым поверх нее кремовым жилетом.

– Дейв! – Линк пожал ему руку и обнял его. Затем мужчины повернулись к дамам. – Я хотел бы представить тебя Мег Диланей.

На загорелом морщинистом лице Дейва Сандерса медленно проступила улыбка. Он снял шляпу, и стало видно, что волосы его седеют и редеют.

– Линк, ты, как и твой отец, всегда сумеешь разыскать настоящую красавицу. Очень рад знакомству, Мег.

– И я рада нашей встрече, мистер Сандерс. Дейв ухмыльнулся.

– Мы здесь живем попросту и зовем друг друга по именам.

Линк отступил на шаг назад, наблюдая, как нежный румянец разливается по лицу Мег. Он еще не встречал женщин, так легко смущавшихся от простого комплимента. Застенчивость Мег нравилась ему с каждым днем все больше, и сейчас ему страстно хотелось обнять ее и ощутить сладкий вкус ее губ. Нет, не будем торопиться, сказал он себе.

– Ну и где же стригунки, которыми ты хвастался?

– Не спеши! – ответил Дейв. – У нас весь день впереди. Кроме того, я хотел бы получше познакомиться с твоей красоткой. – Он взял Мег под руку и повел к конюшням.

Линк раздосадованно уставился им вслед. Нельзя сказать, что в его планы входило застрять здесь на целый день. Ведь он вырвался в Сан-Антонио лишь затем, чтобы побыть наедине с Мег. Прикосновение руки Бет заставило его очнуться.

– Дейв просто дразнит тебя, – успокаивающе заметила она. – Мы отлично понимаем, что вам нисколечко не хочется торчать тут с нами целый день. Но я надеюсь, что вы по крайней мере пообедаете с нами.

Линк почувствовал себя последним подлецом.

– Бет, дело вовсе не в том, что...

Бет протестующе подняла руку.

– Сынок, я же все понимаю. Я еще не так стара, чтобы забыть, что чувствуешь, когда влюбляешься.

Линк замер. Влюбляешься? Нет, не может быть! Правда, Мег значит для него куда больше, чем любая другая женщина из всех, с кем он был знаком, но ведь они знают друг друга лишь несколько недель. Вдруг Линк вспомнил, как отец рассказывал ему о том, что полюбил Полин в первую минуту, как увидел ее. Джо говорил, что влюбиться можно и с первого взгляда.

Линк услышал, как кто-то произнес его имя. Обернувшись, он увидел Мег в дверях конюшни. Она помахала рукой, и кровь бросилась ему в лицо, пока он наблюдал, как она откидывает назад свои длинные волосы, половчее надевая соломенную широкополую шляпу.

– Она прелестна, – заметила Бет. Светлые волосы и такие большие карие глаза. Знаешь, она чем-то напоминает Никки.

Линк нахмурился.

– Да нет, что ты такое говоришь! У Никки волосы гораздо темнее.

– Я знаю, но они все равно очень похожи... – Бет задумчиво взглянула на сына своей лучшей подруги. – А как они поладили?

– Отлично. Я очень многим обязан Мег. Никки все еще дуется, но теперь по крайней мере мы с ней разговариваем. И на этой неделе ей впервые захотелось навестить Джули.

Они не спеша направились к конюшням.

– По телефону ты сказал, что Никки ездила на сеансы психотерапии.

– Да, вместе со мной. – Линк смутился, когда разговор коснулся столь деликатных сторон его жизни. – Не могу сказать, что был от такой затеи в восторге.

Бет улыбнулась.

– Но ведь это помогло твоей сестре, правда?

– Да. Остается только надеяться, что она это оценит.

– Мне кажется, и Никки и Мег понимают, какой ты отличный парень.

Линк ухмыльнулся.

– А если нет, ты не согласишься наставить их на путь истинный?

Бет остановилась, уперев руки в бока.

– Можешь на меня положиться. И кроме того, если у тебя когда-нибудь возникнут проблемы с Никки, не забывай, что мы с Дейвом всегда готовы помочь тебе.

– Спасибо, Бет, боюсь, что так оно и будет.

– Насколько я могу догадываться, присутствие тринадцатилетней вертушки осложняет твою личную жизнь.

Линк почувствовал, как щеки его запылали от смущения, и Бет звонко расхохоталась. Они прошли внутрь конюшни, где у дальнего стойла разговаривали Мег и Дейв.

– Линк, ты только посмотри, какая прелесть! – воскликнула Мег, опускаясь на колени возле жеребенка, которому не исполнилось еще и двух недель. Он был ровного шоколадного цвета, с белыми чулочками и яркой звездочкой во лбу.

– Позволь представить тебе Метеора, – объявил Дейв.

Линк пристально осмотрел жеребенка.

– Не иначе как сын Метеорита?

Дейв кивнул.

– Сын Метеорита и Кометы. – Он обернулся к Мег, поясняя: – Несколько лет назад на аукционе я перехватил Метеорита из-под носа Джо.

– Похоже, ты не прогадал, – признал Линк.

– Старина Джо превосходно разбирался в лошадях. Я многому у него научился. Ну ладно, пошли, я хочу познакомить тебя еще кое с кем. – Дейв повел их к выходу в корраль. На пороге он резко свистнул, и к нему издалека бросился длинноногий полугодовалый стригунок. Линк замер, восхищенно глядя на гнедого жеребенка, который остановился, прядая ушами, футах в десяти от гостей. – Обычно я без труда подзываю его, – сказал Дейв. – Но в присутствии незнакомых людей на него иногда нападает застенчивость.

Мег первой протянула руку, ласково разговаривая со стригунком. Он покивал точеной головой и пугливо приблизился, а Мег продолжала нежно успокаивать его и наконец почесала ему холку.

– Ты мой хороший, – ворковала она.

Мужчины медленно подошли к жеребенку.

– Линк, познакомься, это Астероид, в ближайшем будущем – новый производитель на ранчо Стоунеров.

Линк изумленно уставился на Дейва.

– О чем ты?

Старик снял шляпу и поскреб затылок.

– Мы с твоим отцом не раз цапались из-за того, что я тогда перехватил Метеорита. Прошло уже несколько лет, но у меня остался неприятный осадок.

– Дейв, послушай, ведь с такой родословной ему просто цены не будет, – перебил его Линк, разглядывая безупречно сложенного Астероида.

– Сколько бы он ни стоил, дружба с твоим отцом была для меня дороже. Я с самого начала решил, что отдам ему первенца от Метеорита... – Дейв помолчал, пытаясь успокоиться. – Астероид отправится на ранчо Стоунеров, и точка.

У Линка перехватило горло.

– Спасибо, Дейв... – Пряча глаза, он шагнул к другу отца и обнял его.

Бет поманила Мег.

– Пойдем, поможешь мне накрыть обед, а то нашим мужчинам явно надо остаться одним.

Когда они вошли в дом и оказались в просторной кухне, Бет предложила Мег чашечку кофе. Они уселись за стол, явно настроенные получше познакомиться.

– Мы предлагали Линку любую помощь после похорон, но он очень вежливо отказался. Понимаешь, мы не то чтобы потеряли друг друга из виду, но парню хотелось самому во всем разобраться. Даже позже, когда начались проблемы с Никки, он не стал звонить нам. – Бет подлила себе и Мег еще кофе. – Честно говоря, мне было ужасно обидно, но Дейв растолковал, что Линк сам хочет перебороть свое горе. – Она в упор посмотрела на Мег. – Ты знаешь, что Линк винит себя в смерти родителей?

Мег медленно кивнула.

– Да, и Никки тоже обвиняла его в этом. Но мне кажется, что благодаря помощи психотерапевта им удалось все выяснить.

– Я рада. Джо и Полин так любили своих детей... И страдали бы, если бы узнали, что их смерть чуть не поссорила Линка с сестрой.

– Да, похоже, оба очень упрямы, – сказала Мег. – Но они так любят друг друга... – Подняв голову, она увидела, что пожилая женщина пристально смотрит на нее.

Бет улыбнулась.

– Линк упомянул, что ты отлично поладила с Никки.

Мег почувствовала, как ее охватывает паника. Неужели собеседница о чем-то догадывается?

– Сначала мы были на ножах, но теперь все, кажется, в порядке.

– Ты, наверное, собираешься устроиться где-нибудь поблизости, когда Никки вернется в школу?

Мег не обманывала себя и понимала, что ей недолго осталось работать гувернанткой собственной сестры. Пришла пора подумать о том, что скоро придется оставить ранчо и начать новую жизнь, как она и планировала.

– Я точно не знаю, что буду делать. Одна из моих подруг живет в Форт-Уорсе и пригласила меня пожить некоторое время у нее.

Бет подняла бровь.

– А как же Линк?

Мег отвела глаза.

– Линк знает, что я скоро уеду.

Пожилая женщина встала из-за стола и подошла к двери, чтобы проверить, не идут ли мужчины.

– Однако вряд ли он от этого в восторге.

Слова Бет звенели в ушах у Мег весь день, пока они были на ранчо, и весь вечер, который они провели в одном из ресторанчиков вблизи отеля. Мег едва притронулась к еде, хотя дары моря были просто восхитительны. Что, если Бет обо всем догадалась? Или, хуже того, вдруг уже все рассказала Линку?

– Ну как, пошли?

– Что? – Мег вздрогнула от неожиданности, но затем сообразила, что Линк предлагает вернуться в отель. – Конечно.

Он помог ей подняться и, когда они медленно зашагали по набережной, осторожно завладел ее рукой.

– Ты весь вечер молчишь.

– Столько событий за один день... Да и встали мы чуть свет.

Он обнял ее за плечи, привлекая к себе.

– А я решил, что это мое общество наводит на тебя тоску.

– Нет-нет, – быстро возразила она. – Я столько за эту поездку повидала... Даже не знаю, как тебя отблагодарить.

Он хитро усмехнулся.

– Ничего, я придумаю, как это сделать.

Мег показалось, что ее сердце застучало в груди с удвоенной силой. Да уж, можно себе представить!

– Пошли, нам пора возвращаться. – Он крепче обнял ее, пробираясь сквозь толпу гуляющих людей, и через несколько минут они уже входили в вестибюль отеля.

В лифте оба молчали, но Линк не сводил с Мег восторженных глаз. Ей было и приятно, и немного страшно: его взгляды заставляли ее томиться по чему-то, что до сих пор было ей неведомо. Мег не строила иллюзий относительно возможности будущего с Линком. Если вспомнить, какой важный секрет она до сих пор утаивает от него, ни о каком будущем и речи быть не может. Однако ей отчаянно хотелось, чтобы Линк любил ее – пусть даже любовь его продлится всего одну ночь. Она понимала, что только он один может унять терзавшую ее сладкую боль.

Казалось, прошла вечность, прежде чем лифт звякнул, доставив их на четвертый этаж. Линк обхватил Мег за плечи и повел по коридору. У двери номера он остановился, чтобы достать ключ, но прежде, чем отпереть дверь, наклонился и поцеловал Мег.

Она замерла от наслаждения, и Линк притянул ее к себе, целуя все крепче и настойчивее. Внезапно за поворотом коридора послышались голоса, и Линк выпрямился.

– Нам лучше не задерживаться тут. – Он распахнул дверь и пропустил Мег вперед.

Не успел замок тихо щелкнуть, как губы Линка вновь сомкнулись на губах Мег. Ее руки заскользили по его груди, поднимаясь все выше, наконец обвились вокруг шеи. Мег не желала прислушиваться к голосу рассудка – который, кстати, умолк сам собой. Она вся отдалась утолению страсти, сжигавшей ее. Она хотела Линка – и знала, что желанна ему.

Линку казалось, что он всю жизнь мечтал об этой минуте. Обхватив ладонями прелестное лицо Мег, он целовал ее, обводя кончиком языка нежный рот, ровные зубы, словно принимая драгоценный дар, который девушка готова была принести ему.

Руки его двигались меж их телами, словно действуя сами по себе, и Линк услышал, как Мег резко вздохнула, когда он начал расстегивать пуговицы на ее красном шелковом платье. Осторожно сдвинув ставший широким вырез вниз, он расстегнул застежку ее бюстгальтера и застонал, ладонью ощутив сладкую тяжесть полной груди. Пальцы его принялись медленно блуждать вокруг сосков, через мгновение превратившихся в острые вершинки.

Мег что-то невнятно пробормотала и почти потеряла равновесие. Линк подхватил ее и внес в спальню. Лунный свет, струившийся в окно, заливал широкую постель мягким сиянием. Бережно поставив девушку на ноги, Линк стащил с кровати мягкое покрывало и обернулся к ней.

– Господи, как я хочу тебя. – Он опять завладел ее губами.

– И я тебя хочу, – тихо проговорила Мег, и от этого едва слышного признания Линка пронзила дрожь нетерпения.

Он помог Мег снять платье, она сбросила туфельки на высоких каблуках и встала перед ним почти обнаженная, в одних лишь белых трусиках.

– О Боже, какая же ты красивая, – выдохнул он, быстро расстегивая и отшвыривая в сторону свою рубашку.

Звонко щелкнула серебряная пряжка на его ремне, и Линк торопливо расстегнул джинсы, одновременно целуя Мег. Затем руки его спустились вниз, исследуя каждую восхитительную ложбинку ее прекрасного тела. Чувствуя, что вот-вот взорвется, он прервал поцелуй и перенес Мег на кровать. Там он присел на краешек матраса, сбросил, не расшнуровывая, ботинки, скинул джинсы и наконец лег рядом с Мег.

Почти задыхаясь, он вновь и вновь целовал ее. Наконец приподнялся, возвышаясь над Мег, и неожиданно почувствовал, что она будто окаменела.

Он отстранился.

– Мег, что-то не так?

Она покачала головой, пряча от него глаза.

– Послушай, если ты еще не готова... – Линк понимал, что просто умрет, если вдруг Мег передумает.

– Дело не в том, что я не хочу тебя. Видишь ли, у меня... у меня еще никогда никого не было. – Мег подняла голову, глядя на Линка громадными темными глазами.

Господи, нет! Линк похолодел, испытывая неясное раздражение, хотя одновременно ему льстила мысль о том, что Мег хочет его так, как не хотела еще никакого другого мужчину. Собрав всю свою волю в кулак, Линк отодвинулся в сторону и сел.

– Линк, прости меня...

– Нет, Мег, это ты прости меня. Я обещал, что не стану тебя принуждать, – и вот что из этого вышло! – Он почувствовал, как ее ладонь нежно коснулась его спины, и вздрогнул. Нет, черт возьми, надо поскорее уносить ноги, иначе он за себя не отвечает. Линк поднялся и подобрал с пола свою одежду и ботинки. – Спокойной ночи, Мег, до завтра.

– Линк... – окликнула его Мег.

Он обернулся и увидел, что она сидит, прикрываясь простыней. Слегка растрепавшиеся волосы окружали ее лицо золотистым сиянием. Господи, помоги ему!

– Послушай, Мег, сейчас не самое подходящее время для разговоров. До завтра. – Он вышел из спальни, закрыл за собой дверь и без сил прислонился к ней. Черт бы все побрал! Должно быть, это любовь. Если бы он не любил Мег, он и под дулом пистолета не оставил бы ее одну в постели...

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Линк прошел в кабинет и плотно затворил за собой дверь, надеясь хоть немного заглушить громкую музыку, что доносилась со второго этажа. Казалось, в доме проходит международный рок-фестиваль, тогда как на самом деле к Никки всего-навсего приехали погостить на выходные пять ее лучших подружек.

Линк со вздохом уселся в большое кожаное кресло у дубового стола. Ага, вот и тишина. Он оглядел кабинет, отделанный сосновыми панелями. Благодаря книжным полкам, поднимавшимся вдоль одной из стен от пола до потолка, грохот музыки был почти не слышен.

– Не скажу, что полная звукоизоляция, но все же, – пробормотал Линк, раздумывая о том, что ляжет, скорее всего, сегодня именно здесь, на узком диване возле камина. Мысли его обратились к Мег. Неужели вся эта гостевая суета не досаждает ей? Последний раз он видел ее, когда на ходу заглянул в комнату Никки. Мег была в эпицентре безудержного веселья, вытворяя все те глупости, которыми любят заниматься девчонки, стоит только им собраться вместе.

Линк откинулся в кресле. Ему хотелось, чтобы Мег была сейчас здесь, с ним, а не среди горластых тринадцатилетних вертихвосток. Ну почему она не может зайти, посидеть с ним, воспользоваться случаем, чтобы побыть с ним наедине?

Похоже, сегодня ему этого не дождаться.

После того как он закрыл за собой дверь ее спальни в отеле в Сан-Антонио, между ними наступило заметное охлаждение, и случилось это исключительно по его вине. Линк оказался неспособен перебороть охватившую его тогда робость, не говоря уже о том, что совершенно не думал о чувствах Мег.

Он зажмурился, вновь и вновь представляя себе ночную сцену. Мег обнаженная, охваченная истомой, одна в постели...

Каждую ночь болезненно ноющее тело напоминало Линку, как она желанна ему. Все еще желанна. Он вскочил и принялся расхаживать по кабинету. Господи, его никогда не тянуло так ни к одной женщине. Однако женщину, подобную Мег, нельзя уложить к себе в постель на ночь лишь для того, чтобы на следующее утро встать и выйти из комнаты. Она принадлежит к той категории женщин, которые ожидают... Линк остановился. Ожидают чего? Любви? Замужества?

А чего, интересно, ожидал от их несостоявшихся отношений он сам? Линк закрыл глаза, припоминая, каким мягким и податливо-женственным было ее тело в его объятиях, какими сладкими были ее губы, как горели ее прекрасные глаза, как легкий румянец согревал ее щеки, как она улыбалась, сидя верхом на Джози. Он вспомнил, как задрожал, когда она с улыбкой посмотрела на него. Без сомнения, Мег ни за что не захотела бы заняться с ним любовью, если бы не испытывала к нему ровным счетом никаких чувств. А он, что же он натворил? Вскочил и выбежал из комнаты, когда она была такой беззащитной!

Хуже всего, что с той ночи они не сказали друг другу ни единого слова. Перелет на ранчо прошел в полном молчании, и вот уже неделю Линк старательно избегает встреч с нею. Пожалуй, пришла пора объясниться. Надо растолковать Мег, что все сложилось к лучшему, что он просто не имеет права на личную жизнь, пока Никки не станет прежней.

Линк посмотрел на кипу бумаг, что лежала на конторке позади письменного стола. Вот уже несколько месяцев их семейный адвокат упрашивает его навести порядок в делах отца. Может быть, сейчас как раз подходящее время? Из комнаты Никки до Линка донесся приглушенный рев музыки. Господи, а что еще ему остается делать?

Линк подошел к секретеру и откинул крышку, чтобы добраться до встроенного сейфа. После набора знакомой комбинации цифр дверца открылась. Глубоко вздохнув, он протянул руку и достал папку со множеством отделений, где в беспорядке лежали сертификаты на владение акциями, страховые полисы, векселя, письма и свидетельства о рождении. Линк вернулся к столу, развязал тесемки и принялся сортировать документы. Он отложил в сторону несколько страховых полисов и свидетельство о браке родителей. Сердце его сжалось, когда он подсчитал, что осенью этого года они должны были отметить тридцатипятилетие своей свадьбы.

Он посмотрел свое свидетельство о рождении и документы о своем усыновлении, а затем поискал бумаги, касающиеся Никки. Читая их, Линк улыбнулся. Николь Полин Стоунер, родилась в городе Минерал-Уэлс, штат Техас, 13 сентября, в 2 часа 08 минут.

– Выходит, ты у нас «совушка» с рождения! – пробормотал он, прислушиваясь к шуму и возне наверху. В момент рождения Никки весила 6 фунтов и 2 унции, а рост ее составлял 18 дюймов. Линк отлично помнил, какой крошечной она была, когда Полин и Джо привезли ее домой. В низу страницы Линк увидел графу, где значились имена ее настоящих родителей, и нахмурился. Он не знал, что эти сведения включены в документ об удочерении.

Внезапно ему показалось, что все вокруг поплыло, а легкие словно сдавило в тисках.

«Мать: Нина Морган Диланей. Отец: Ральф Джин Диланей».

– Господи! – Стук крови в висках оглушал его. – Так Мег сестра Никки? – Линк услышал эхо своего собственного голоса в пустой комнате и без сил повалился в кресло. Боль и неистовый гнев терзали его сердце, когда он принялся перечитывать свидетельство, надеясь, что тут кроется какая-то ошибка. Нет, все верно. Фамилия «Диланей» горела на странице словно неоновая вывеска. – Черт! Она лгала мне! – прошипел Линк, швырнул бумагу на стол и выбежал из комнаты. Перескакивая через две ступеньки, приказал себе успокоиться. У двери Никки остановился и постучал, и девичьи голоса тут же смолкли.

Никки приоткрыла дверь и выглянула наружу. Линк внимательно посмотрел на нее. Господи, почему же он раньше не заметил отчетливого сходства? Тот же овал лица, такие же глаза...

– Линк, ты обещал, что не будешь мешать нам! – Лицо девочки было густо измазано яркой косметикой, а волосы собраны в хвост на макушке.

Линк поднял ладонь.

– Я, собственно говоря, не к тебе, мне нужна Мег. – Он с трудом выговорил знакомое имя. – Пожалуйста, попроси ее как можно скорее спуститься в кабинет.

Никки кивнула:

– Ладно.

Линк вернулся вниз и принялся нетерпеливо расхаживать по комнате. Через несколько минут в дверь постучали и появилась Мег.

Она стояла на пороге кабинета, чувствуя себя полной идиоткой. Девчонки щедро накрасили ей лицо, начесали волосы и уложили в замысловатую прическу, которая едва держалась. Линк сказал, что хочет повидать ее, и Мег решила не тратить время на переодевание. А вот теперь, видя, какой он красивый и серьезный, искренне пожалела об этом.

Мег кашлянула.

– Ты звал меня?

Линк скрестил руки на груди.

– Закрой дверь.

Мег повиновалась и подошла ближе к столу.

– Что-то не так?

– Сколько еще времени ты собиралась всех обманывать?

У Мег упало сердце. Она посмотрела на бумагу, что лежала на столе. Судя по всему, это какой-то официальный документ, больше всего смахивающий на свидетельство о рождении. О Боже, ведь это же свидетельство о рождении Никки! Выходит, Линку все известно! Дрожа, Мег подняла глаза и встретила его суровый взгляд. Что бы она ни сказала сейчас, он ей все равно не поверит.

– Ты слышала мой вопрос?

– Да, – ответила она, понимая, что молчанием делу не поможешь. – Полагаю, ты уже решил, как поступишь.

Линк медленно набрал в легкие воздуха.

– Интересно...

Мег оглянулась на дверь. Ей вдруг захотелось убежать, но было поздно. Она изо всех сил стиснула руки, чтобы унять дрожь, и выпрямилась.

– Я узнала о существовании Никки только незадолго до смерти моей матери.

Линк недоверчиво поднял бровь.

– Это правда, – настойчиво проговорила Мег. – Мне всегда говорили, что ребенок, которого мама ждала тринадцать лет назад, погиб при родах.

И опять он ничего не ответил, лишь продолжал буравить ее ледяным взглядом. Мег казалось, что перед ней стоит совсем чужой человек, а не тот нежный и страстный мужчина, которому она готова была подарить свою любовь ровно неделю назад.

– Мама заговорила о малышке перед самой смертью, когда у нее была уже последняя стадия рака. Сначала я решила, что виной всему какое-то сильнодействующее лекарство, что слова о девочке, от которой она отказалась, – просто бред тяжелобольной. Но что-то в ее голосе заставило меня задуматься, не может ли все это оказаться правдой. – Мег подошла к камину. – Умирая, мама упрашивала разыскать мою сестру и убедиться, что ей живется хорошо. Я поклялась исполнить эту просьбу. – Слезы душили Мег. – Когда мама сказала, что девочку удочерили Стоунеры, я была потрясена. Мне было всего одиннадцать лет, но я отлично помню, как мы проезжали мимо вашего ранчо, когда отец работал у Логанов.

– Что-то я не помню никакого Ральфа Диланея, – откликнулся Линк.

Мег потупилась. Нет, она не унизится до того, чтобы объяснять Линку, что отца чаще всего выгоняли с работы за пьянство.

– Мы прожили тут совсем недолго, – пробормотала она.

Линк провел рукой по волосам, и вид у него при этом был такой, словно он с чем-то в себе борется.

– Но достаточно долго для того, чтобы родить ребенка и тут же от него отказаться. Но почему, Мег?

Она отвела глаза.

– По словам мамы, всему виной бедность. Времена были тяжелые, и отец сидел без работы. У родителей уже было трое детей, и они понимали, что не смогут прокормить еще одного. Отец слышал о том, что Стоунеры хотят ребенка.

– По-твоему выходит, что наши родители встретились за чашечкой чая и тихо-мирно договорились об удочерении Никки?

Мег кивнула. Она до сих пор не была уверена, законна ли такая сделка.

– Я обещала маме, что найду сестру и узнаю, счастливо ли ей живется.

– Значит, ты увидела, как живется твоей сестре, и решила обосноваться в одном с ней доме.

Мег сжала кулаки. Спорить с ним сейчас бесполезно.

– Линк, у меня и в мыслях не было кого-либо обманывать. Я приехала на ранчо, намереваясь сказать твоим родителям, кто я такая. Поверь, я ничего не знала о катастрофе, в которой они погибли. Кроме того, это ведь ты затащил меня в дом и буквально умолил остаться. Что бы ты сам сделал на моем месте?

– Сказал бы правду.

Мег с сомнением взглянула на него.

– Может быть. Но представь себе, что тебя затаскивают в дом, где ты сталкиваешься со служащей из опекунского совета и узнаешь, что твоя сестра исключена из школы и то и дело сбегает из дома, а первые слова, которые говорит тринадцатилетняя девочка старшему брату, – «Я тебя ненавижу!». – Мег перевела дыхание. – Неужели бы ты не решил остаться и помочь сестре?

– Не забудь, ты почти сразу же узнала, что ей принадлежит половина весьма и весьма преуспевающего ранчо, – подсказал Линк.

Мег показалось, что он нанес ей смертельный удар из-за угла. Значит, он так ничего и не понял.

– Я осталась потому, что была нужна вам обоим. Если бы не я, Никки оказалась бы в приюте.

– Какая широта души! – насмешливо произнес Линк, гневно глядя на Мег. – И на что еще ты была готова, чтобы помочь своей сестре?

Мег задохнулась от возмущения и, не успев сообразить, что делает, размахнулась и залепила ему пощечину. Сердце ее чуть не выскочило из груди, когда она увидела, как на щеке Линка проступили алые пятна.

– О Господи! – Она бросилась из кабинета, но Линк схватил ее у двери за плечо. – Отпусти меня! – закричала она, пытаясь вырваться, но Линк быстро привлек ее к себе, чувствуя себя последним из негодяев.

– Шшш... – произнес он, с трудом удерживая ее. С тех пор как ранчо стало его родным домом, Линк дал себе слово никогда не вести себя так, как его отец, и не причинять страданий другому человеку. Однако эта женщина, похитившая его сердце, способна уничтожить все, что осталось от некогда дружной семьи. – Я никогда не допущу, чтобы ты отняла у меня Никки, – проговорил он ей на ухо.

Мег покачала головой и отстранилась.

– У меня и в мыслях не было разлучать вас. Когда я сказала, что ехала в Форт-Уорс, чтобы пройти собеседование и получить работу, это была чистая правда. Я заехала сюда лишь затем, чтобы сообщить Стоунерам, кто я такая, и спросить, нельзя ли мне будет встретиться с Никки, когда ей исполнится восемнадцать лет.

Линку отчаянно хотелось верить ей. Он в раздумье провел рукой по волосам, испытующе глядя на Мег. Ее большие карие глаза были не слишком умело подведены тушью, а светлые волосы совсем растрепались, окружая лицо непослушными локонами. Она была ошеломляюще прекрасна, и тело говорило Линку, что он хочет ее так же, как все эти дни, с момента ее появления на ранчо. Однако теперь все изменилось. Мег действительно может отнять у него Никки. Если суд примет во внимание кровное родство и плачевные результаты его воспитательной работы, Мег сумеет без труда добиться опекунства над девочкой. Нельзя этого допустить.

– Черт возьми, ты не имеешь права говорить Никки, кто ты.

Он увидел, как глаза Мег недоуменно округлились и тут же наполнились печалью.

– Я знаю. Пойду укладывать вещи, и уже утром меня тут не будет. – Мег направилась к двери.

Линку пришлось сжать кулаки, чтобы не вцепиться в нее, упрашивая остаться. Нет, он не вправе это делать. Ему остается лишь смотреть, как она уходит – из комнаты, из его жизни. Наверное, все складывается к лучшему.

Ведь он обязан защищать то, что осталось от его семьи.

На следующий день, когда Линк спустился к завтраку, Мег впервые со дня приезда не вышла к столу. Дора удивленно посматривала на него, но Линк предпочел ничего не замечать и молча сел на свое место. Сегодня ему было не до любопытных расспросов. Он сделал то, что должен был сделать, и хватит об этом.

– А где же Мег?

– Откуда мне знать? – огрызнулся он и отхлебнул кофе.

Домоправительница поставила перед ним тарелку с яичницей и ветчиной, а затем отступила на шаг и воинственно уперла руки в бока.

– Да ты глаз с нее не сводил с того самого дня, как Мег тут появилась, – и хочешь, чтобы я поверила, будто не знаешь, где она?

Линк почувствовал глухое раздражение: даже в родном доме ему нет покоя.

– Вот именно, – проворчал он в ответ.

– Я заметила, что вы в последнее время избегали друг друга, – не унималась Дора, – и началось это после вашей поездки в Сан-Антонио.

– Отстань, Дора, – устало попросил Линк.

– А тебе не приходит в голову, что она, может быть, заболела?

Линк взял в руку вилку.

– Она не больна. Просто укладывает вещи.

Кухарка недоверчиво уставилась на него.

– Укладывает вещи?..

Линк не был расположен к объяснениям. Мег своей ложью смертельно обидела его, и хватит об этом.

– Она решила уехать.

– Ни за что не поверю! Она же была у нас так счастлива! – Дора замолчала, но тут же, исподлобья взглянув на Линка, снова решительно заговорила: – Неужели ты позволишь ей вот так собрать вещички и уехать? Мег Диланей – лучший подарок, который небеса когда-либо посылали вашей семье! И Никки ее обожает! А ты... а ты сидишь сложа руки!

Линк открыл было рот, собираясь возразить, но тут в кухню влетела Никки.

– Это правда? – Лицо девочки раскраснелось от волнения. – Правда, что Мег уезжает?

Линк отложил вилку. Есть ему уже не хотелось, черт бы все побрал.

– Да, это правда.

– Но почему? – В голосе Никки прозвучала горечь. – Ты сделал что-то не так и она решила уехать?

– Нет. Я ровным счетом ничего не делал. – Линк отвернулся, не выдержав гневно-осуждающего взгляда сестры. – Просто так будет лучше.

– Для тебя, может быть, да. Но не для меня! – Никки заговорила умоляющим тоном: – Я не хочу, чтобы Мег уезжала. Пожалуйста, Линк, упроси ее остаться.

Он поднялся и, протянув руку, обнял сестру за плечи. Ему хотелось унять боль, исказившую ее личико.

– Но я-то остаюсь, Никки. Разве нам с тобой нужен кто-то еще?

Девочка резко вывернулась.

– Это не одно и то же, – с вызовом ответила она. – Мег нужна мне. Она меня понимает... – Неожиданно в голосе Никки появилась ядовитая нотка: – Почему ты отнимаешь у меня всех, кого я люблю, почему? Сначала маму и папу, а вот теперь – Мег.

Линк почувствовал себя так, словно ему нанесли удар ножом в самое сердце. Выходит, она до сих пор винит его в смерти родителей.

– Это не так, Никки. Ведь я остаюсь тут, с тобой, и я люблю тебя.

– Нет, не любишь! – Девочка смахнула со щек слезы. – Если бы любил, ни за что не позволил бы Мег уехать. Я тебя ненавижу! – закричала она во весь голос и выбежала из кухни. Спустя несколько секунд дверь ее комнаты хлопнула так, что дом, казалось, зашатался.

Линк потрясенно упал на стул. Гнев его медленно угасал, сменяясь тупой, ноющей болью – такой же, как и та, что сжала ему сердце, когда он узнал о гибели Джо и Полин. Черт! А сейчас он теряет Никки и ничего не может поделать. Вскочив, он с грохотом отодвинул стул, схватил с гвоздя у двери шляпу и нахлобучил ее на голову. Ему хотелось убежать куда-нибудь и спрятаться.

– Я вернусь к ужину! – крикнул он и открыл дверь.

– А ну-ка постой, Линкольн Стоунер, – приказала Дора.

Линк замер на крыльце, но не обернулся. Когда Дора последний раз обращалась к нему подобным тоном, он был еще ершистым подростком.

– Ты такой же избалованный, как и твоя сестрица! Решил, значит, удрать, и тебе все равно, что будет с бедной девочкой?

Господи, разве она не понимает, что все эти шесть месяцев он только и делает, что пытается помочь сестре?

– Что бы я сейчас ни сказал, Никки не станет меня слушать. Ей нужно время, чтобы остыть.

– Если ей что и нужно, так только уверенность, что хоть кто-то ее любит.

Судя по всему, по мнению Доры, это явно не относилось к Линку.

– Ты отнимаешь у Никки единственного человека, которому удалось достучаться до нее с тех пор, как погибли ваши родители. Мег – твоя единственная надежда. Ты обязан уговорить ее остаться.

– Не могу, – проворчал Линк. Ведь она солгала ему.

– А я-то думала, между вами что-то есть!

И он тоже так думал. Именно поэтому сердце его жгла сейчас горькая обида.

– Все кончено.

Дора с сомнением взглянула на него.

– Ты уверен? Держу пари, между вами только что искры не летели!

– Замолчи, Дора, – сквозь зубы проговорил Линк.

– Не смей командовать мной, Линк Стоунер. Сам вспомни, у тебя же слюнки текли, стоило только тебе увидеть ее! Будь у тебя в голове хоть капля ума, ты бы схватил ее в охапку и отвез к священнику, и дело с концом. – Дора самодовольно скрестила руки на необъятной груди и улыбнулась. Было ясно, что такой план ей по душе. – Вот тогда малышка поймет, что у нее есть настоящая семья!

– В жизни не слышал большего бреда! – парировал Линк, но мысли его беспокойно заметались. Похоже, Дора подсказала ему самый простой выход. Но брак, брак! Черт бы все побрал! Если прямо сейчас что-нибудь не придумать, разрыв между ним и Никки превратится в пропасть глубже Великого Каньона. Мег пойдет в суд и выиграет процесс, добившись опекунства. Как-никак они связаны кровным родством. Если суд спросит Никки, с кем она предпочитает остаться... Ее ответ не вызывает сомнений.

Душу Линка захлестнула паника, и он раздраженно хлопнул ладонью по перилам. Да будь он проклят, если позволит кому-нибудь отобрать у него сестру! Он готов сделать что угодно, лишь бы не разлучаться с ней. Даже, если понадобится, вступить в брак с истицей.

Преисполнившись неожиданной решимости, Линк вскочил и распахнул дверь. Дора поспешно отступила в сторону, и он быстрым шагом пересек кухню, столовую и кинулся наверх. Не останавливаясь, чтобы не давать себе времени на раздумья, подошел к комнате Мег и постучал.

Мег открыла дверь почти сразу. Она была в темных слаксах и белой блузке в темную полосочку, волосы были стянуты лентой назад, и Линку ужасно захотелось дотронуться до шелковистого «хвоста».

– Если ты зашел узнать, правда ли я складываю вещи, то смотри. – Она взмахнула рукой, указывая через плечо. – На комоде я оставляю план занятий Никки, так что следующая гувернантка сможет им воспользоваться... – Мег вздохнула. – Пожалуйста, помоги мне отнести вещи вниз, и я...

– Черта с два, – Линк шагнул внутрь, – ты никуда не едешь.

Глаза ее округлились.

– Ты хочешь, чтобы я осталась?

Линк не мог вынудить себя быть с ней откровенным.

– А разве у меня есть выбор?

– Не понимаю. Мне казалось, ты хочешь, чтобы я уехала.

– Сейчас я думаю о Никки. Если ты уедешь, она будет страдать больше всех. Ты нужна ей, Мег. Я знаю свою сестру: она упряма как ослица. – Линк рассеянно провел рукой по волосам. – Если ты уедешь, она может снова сбежать из дома, и тогда я потеряю ее навсегда.

Мег попыталась взять себя в руки, но не сумела сдержать радость, охватившую ее. Пусть только ради Никки, но Линк просит ее остаться!

– Знаешь, она уже давно интересуется своими настоящими родителями. Что же ты собираешься делать?

– Когда малышка станет немного старше, я все расскажу ей.

– Она рассердится, узнав, что ты так долго хранил все в тайне.

– Послушай, Никки в последнее время и без того пришлось немало пережить. Сейчас ей не нужны лишние осложнения.

Мег не вполне была с ним согласна. Хранить такой секрет непросто. Может, даже невозможно. Если Никки случайно что-нибудь станет известно, она вряд ли простит брата.

Но еще одной проблемой были чувства Мег к Линку. Сумеет ли она остаться на ранчо, продолжая любить его и зная, как глубоко он ее презирает? Сейчас условия диктует Линк Стоунер, и тут ему ничего не возразишь. По закону он опекун Никки и, если Мег не примет его предложение, вправе запретить ей видеться с сестрой.

– Хорошо, Линк. Я останусь, пока не подготовлю Никки к возвращению в школу. Но как только ее допустят к занятиям...

– Нет! – взорвался он. – Ты должна остаться навсегда! – Голос его смягчился: – Никки нуждается в нас обоих.

Сердце Мег учащенно забилось, окрыленное внезапно зародившейся надеждой.

– К чему ты клонишь?

Линк уже сам не знал, к чему клонит. Понимал лишь, что никогда не сможет расстаться с Никки, не позволит, чтобы кто-либо отнял ее у него. Помешать этому можно одним-единственным способом.

– Мы с тобой должны пожениться, – выпалил он.

Мег застыла, чувствуя, что ей не хватает воздуха.

– Пожениться? – выговорила она наконец. – Ты сошел с ума!

Линк поднял руку, призывая ее выслушать его доводы.

– Я понимаю, что это звучит как чистое безумие, но попробуй понять. Таким образом мы нашли бы выход, не сообщая Никки, кем ты ей приходишься. Одновременно ты могла бы остаться жить с нами и следить, удается ли мне роль родителя-одиночки.

– Стоп-стоп-стоп! – прервала его Мег, сознавая, что надеждам ее не суждено сбыться. – Я правильно поняла, что ты хочешь жениться на мне с тем, чтобы я помогала тебе воспитывать Никки?

Линк кивнул, твердо убежденный, что стоит лишь ему посвятить Мег в подробности своего гениального плана, и она тут же согласится.

– Можешь называть это деловым соглашением, которое будет в силе, пока Никки не станет совершеннолетней.

Мег изо всех сил старалась сохранять спокойствие, хотя могла думать лишь о том, как ее отец, сколько она его помнит, контролировал каждый шаг матери. Нина Диланей вынуждена была даже отказаться от своей дочери, чтобы ублажить супруга. Ну так с Мег такое не пройдет. Как бы она ни любила Линка, распоряжаться ее жизнью ему не позволит. Неужели он надеется сломать ее волю наподобие того, как подчиняет себе чистокровок, обучая их выездке на манеже?

– Мег...

Она подняла голову, глядя на его красивое, исполненное решимости лицо.

– Линк, это полнейшая чушь.

– Но почему? До сих пор мы с тобой отлично ладили. Мы оба любим Никки и хотим, чтобы она была счастлива. Через пять лет ей исполнится восемнадцать. Ждать осталось совсем недолго. Ты могла бы поступить в колледж и получить диплом. В качестве моей жены будешь получать неплохое содержание, тебе не придется работать, если не считать воспитания Никки... – Он поднял бровь. – Ты же все равно собиралась поступить в колледж в Форт-Уорсе, верно?

Мег молча кивнула, глядя в его черные, завораживающие своей глубиной глаза. Сердце ее дрогнуло. Черт бы все побрал! Послушать Линка, гак все кажется очень даже разумно.

– Ну, что скажешь, Мег? – Линк подошел ближе и привлек ее к себе. – Оставайся, – прошептал он, наклоняя голову. – Выходи за меня замуж...

Почувствовав губы Линка на своих губах, Мег тихо вздохнула, но немедленно опомнилась и отпрянула от него.

– Нет! Так ты ничего не добьешься. Прежде всего мы должны думать о Никки. – Мег гневно уставилась на него. – А тебя не интересует ее мнение о нашем браке?

Линк пожал плечами.

– Она со мной не разговаривает, а потому...

– Где она сейчас?

– В своей комнате. – Он нерешительно взглянул на Мег. – Может, тебе зайти к ней и сказать, что ты остаешься и выходишь за меня замуж?

Мег растерялась. Что же ей делать? Она любит Линка, любит беззаветно и крепко, но испытывает ли он к ней хоть какие-нибудь чувства? И готова ли она связать с ним жизнь без всяких условий – ради Никки?

– Линк, я пока ничего не могу тебе ответить. Прежде всего не понимаю, что именно ты предлагаешь: реальный брак или чисто практическую сделку.

Линк протрезвел.

– Наверное, я неловко объяснился. Скажем так: мы будем принимать равное участие в воспитании Никки. Что же касается остального... – Пожав плечами, он шагнул ближе. – Я никогда не стану принуждать тебя, Мег...

От его внезапно охрипшего голоса по ее спине пробежали мурашки.

– Значит, если я отвечу тебе «да», в качестве твоей жены мне нужно будет лишь присматривать за Никки и вести хозяйство в доме, так?

Линк, помедлив, кивнул. Внезапно ему захотелось услышать от Мег «да» в ответ на свое настоящее предложение.

– Когда Никки отправится учиться, ты тоже сможешь продолжить образование. Обещаю не увиливать от своих обязанностей и помогать тебе. Никки нужны мы оба. – И мне ты тоже нужна, Мег, подумал он.

Несколько секунд Мег пристально смотрела на Линка.

– Я согласна остаться, пока Никки не вернется в школу, но об остальном мне надо подумать. – Она решительно скрестила руки на груди. – Тебя устраивает такой вариант?

– Полагаю, выбора у меня нет. Только постарайся думать не слишком долго.

– Я дам тебе ответ в начале следующей недели, – сказала Мег.

– Договорились.

– Ладно, а теперь пойду проведаю Никки. – Мег обошла Линка и направилась в комнату сестры, понимая, что никогда еще не оказывалась в более идиотском положении.

Всю неделю Мег было очень тяжело. Ей приходилось заниматься с Никки и одновременно обдумывать предложение Линка, так что было буквально не до сна. К исходу назначенного срока она так ничего и не решила. Надо надеяться, купание в бассейне поможет ей расслабиться, думала Мег, выходя во дворик. Вечер выдался более чем теплым для июня, воздух был даже немного душным, но не это влекло Мег к воде. Стоя у окна своей комнаты, она видела, как из дома вышел Линк и блаженно нырнул в прохладную воду. Все эти дни Мег избегала встреч с ним, и сейчас, остановившись в дверях и глядя, как струйки воды стекают по его сильному телу, запаниковала и едва не вернулась к себе.

Линк взял со стула полотенце и принялся вытираться. Мег нервно облизала губы, не отрывая взгляда от его широкой груди, потом посмотрела на его длинные, мускулистые ноги.

Неожиданно Линк поднял голову и поймал ее взгляд.

– Вижу, ты решила больше не прятаться от меня.

– Я же говорила тебе, что мне требуется время, – храбро откликнулась она. – Согласись, это не совсем обычное предложение руки и сердца.

Линк набросил полотенце на шею.

– Если ты хочешь получать цветы и открытки с алыми сердечками...

– Да нет же! – Мег замахала руками, но Линк успел заметить вспыхнувшую в ее глазах обиду. Черт возьми! Вот опять он все испортил! – Ты был прав, говоря, что мы должны думать прежде всего о Никки, – закончила Мег.

– Значит, ты готова дать мне ответ? – Господи, ну почему он говорит как бесчувственный чурбан? – недоумевал Линк. Если Мег откажет ему, некого будет винить в этом, кроме самого себя. Надо быть помягче, а не то он потеряет обеих.

– Да, я обдумала твое предложение и пришла к выводу, что для Никки лучше всего будет, если у нее появится стабильная семья.

Линк облегченно вздохнул. Выходит, она ему не отказывает.

– Так ты согласна выйти за меня замуж?

Мег проигнорировала его вопрос.

– Однако я по-прежнему думаю, что ты мог бы сказать ей правду и сообщить, кем я ей довожусь.

Линка захлестнула паника.

– Нет, Мег, ни за что.

– Может быть, ты все же передумаешь – скажем, через год?

– Пока мы не знаем, что и как сложится в будущем, – ответил он и увидел, как целая буря противоречивых чувств промелькнула на выразительном лице Мег.

– Мы с Никки стали близкими подругами, – сказала она, и глаза их встретились. – Мне бы не хотелось все запутать. Наверное, действительно разумно будет пока ничего ей не говорить.

– Так ты выйдешь за меня замуж?

Мег кивнула.

– Да, но, как ты сказал, это будет не настоящий брак, а, скорее, деловое соглашение.

Линк нахмурился.

– Я думал об этом. А ты-то сама, неужели ты веришь, что нам удастся сохранить наши отношения чисто платоническими? – Линк взял Мег за руку и порадовался, что она не отстранилась. – Я знаю, что мы с тобой небезразличны друг другу. Наша поездка в Сан-Антонио очень хорошо это доказала... – Он поцеловал ладонь Мег и услышал, как она резко вздохнула. – Мне бы хотелось, чтобы наш брак был удачным – ради Никки.

Чтобы подтвердить искренность своих слов, он привлек Мег к себе и завладел ее губами, целуя горячо и требовательно. Язык его проник в глубь ее нежного рта, и она не смогла не ответить на его ласку.

– Видишь? – спросил Линк, когда они, совсем задохнувшись, прервали поцелуй. – Я вовсе не собираюсь давать обет безбрачия на ближайшие пять лет, да и волочиться за женщинами мне не по душе. – Он слегка пошевелил бедрами, давая Мег понять, насколько очевидно его желание. – Не обманывай себя, Мег Диланей, я хочу тебя так, как мужчине положено желать свою законную жену. Ты не против?

Слушая его хрипловатый голос, Мег поежилась. Если бы только она могла не любить его...

– Не против, – прошептала она.

– Вот и отлично. – Он вновь поцеловал ее, на этот раз долгим и нежным поцелуем, и колени Мег задрожали.

– Надо понимать, Мег останется не только до начала каникул?

Они вздрогнули и, обернувшись, увидели в дверях столовой Никки.

Мег взглянула на Линка, оглушенная стуком собственного сердца.

– Разве тебе не говорили, что подслушивать – невежливо? – недовольно проворчал он.

Девочка подошла к ним поближе и улыбнулась.

– Я окликнула вас, но вы, судя по всему, были слишком заняты.

– Нам с Мег надо было кое-что обсудить.

– Очень интересный способ обсуждения, – поддразнила Никки.

Линк обнял Мег за плечи.

– Ну, тогда что ты скажешь на такую новость: Мег только что согласилась стать моей женой?

Несколько секунд взгляд тринадцатилетней девочки недоверчиво метался между Линком и Мег, а затем на лице ее появилась робкая улыбка.

– Честно?

Мег кивнула.

– Ты не возражаешь? – До сих пор ни ей, ни Линку не приходило в голову, что Никки может не одобрить их решение.

Девочка бросилась к ним, чуть не сбив парочку с ног, пытаясь обнять одновременно обоих.

– Да это же здорово! Теперь у меня будет сестра!

Мег быстро взглянула на Линка, и тот поспешно отвел глаза в сторону.

– Вернее, у тебя будет невестка, – поправил он.

– Какая разница! – воскликнула Никки. – Мег остается! И она теперь – член нашей семьи! – Девочка снова обняла Мег. – Господи! А скоро у вас родится кто-нибудь? Поскорее бы! Тогда я стану настоящей тетей!

– Не спеши, Ник, – остановил ее Линк. – Мы с Мег только сейчас решили пожениться. Еще ни о чем даже не договаривались...

– Ой, пойду позвоню Джули! – перебила Никки. На бегу она оглянулась на брата. – У нас уже давно не было такого счастливого дня!

– Я рад, что ты счастлива. Мне хочется, чтобы у нас снова была семья.

Мег глубоко растрогала любовь Линка к сестре, и одновременно она чуточку завидовала. Если бы Линк полюбил ее хотя бы вполовину так же сильно!

– Мег, – Никки остановилась на пороге, – а можно я помогу тебе выбрать свадебное платье?

Мег растерялась – она, разумеется, еще не задумывалась о церемонии.

– Я даже не знаю, нужно ли оно мне...

– Конечно же, можно, – пообещал сестре Линк. – Ну, теперь беги звонить подружке, а я тем временем попробую убедить мою невесту устроить свадьбу как можно скорее. – Он наклонился и поцеловал Мег.

Никки, хихикая, выбежала из комнаты. Мег уже едва не задыхалась, когда Линк наконец отпустил ее.

– Мне лучше уйти, а не то я забуду все торжественные обещания держаться от тебя подальше. Клянусь не подходить к тебе до следующей недели.

– Как?!

– Ага. Лучше всего будет устроить венчание в следующую субботу. – Он обвел дворик рукой: – Вполне можно пригласить гостей сюда.

– Но это так скоро... – Мег вдруг стало страшно. – Мои братья...

– Им что-нибудь известно о Никки?

Она покачала головой.

– Нет. Мама рассказала только мне.

– Тогда приглашай их. – Линк нахмурился. – Как по-твоему, они ни о чем не догадаются?

– Они будут спрашивать, почему мы так торопимся.

– Ответь им правду. Скажи, что мы не хотим ждать.

Щеки Мег слегка порозовели, но она не сводила с Линка глаз.

– Черт возьми, Мег! Когда ты так смотришь, у меня все внутри переворачивается. – Линк поднял руку и ласково погладил Мег по щеке. – Но это вовсе не означает, что я буду вести себя, как обезумевший жеребец. Обещаю сделать все, чтобы ты была со мной счастлива. – Он отстранился. – Спокойной ночи.

Линк направился к дому, а Мег без сил упала на стул.

– О Господи, что же теперь будет? – прошептала она в темноту.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Линк нетерпеливо расхаживал по гостиной, то и дело останавливаясь, чтобы выглянуть во внутренний дворик, где уже начинали рассаживаться гости. Скромный обед по случаю его свадьбы как-то незаметно превратился в настоящий прием для полусотни друзей и соседей. К устройству банкета решила приложить руку Никки, и к делу были привлечены флорист, кондитер и метрдотель. Линк, как обычно, позволил сестре делать все, что она захочет.

Он снова посмотрел на часы. Уже почти два. Церемония должна вот-вот начаться, думал он, стараясь высмотреть Мег среди гостей. С раннего утра Никки и Бет Сандерс упорно не разрешали ему встретиться с Мег, уверяя, что в день свадьбы жених не имеет права до венчания видеть невесту. Проклятые предрассудки! Линк сам удивился, когда понял, что успел соскучиться по Мег, хотя последний раз они виделись накануне вечером. Он уже привык к тому, что за завтраком они ведут неспешную беседу и никто не мешает им начинать день вместе. Остается лишь надеяться, что с завтрашнего дня каждое утро они тоже будут встречать вместе, но... в постели. Неожиданно тело его ожило, не оставляя у разума никаких сомнений в том, насколько желанна ему Мег. Но испытывает ли она то же самое по отношению к нему?

– Нервничаешь?

Линк обернулся и увидел Дейва Сандерса. Безукоризненный смокинг отлично сидел на его атлетической фигуре, а сам Дейв сиял от удовольствия, готовый выступить в роли шафера.

– Ну, самую малость, – признался Линк. Дейв хлопнул его по спине.

– Ничего удивительного, сынок. И тебе и Мег повезло, что вы нашли друг друга.

– Ага, – согласился Линк. Если разобраться, брак их не совсем обычный. Но вдруг он будет удачным?

Двери столовой распахнулись, и в дом вошел священник, громко объявляя, что готов начать церемонию. Линк глубоко вздохнул и последовал за Дейвом во внутренний дворик.

Наверху Мег рассматривала свое отражение в зеркале. Сшитое из переливающегося атласа платье выглядело великолепно. Мег задумчиво потрогала тончайшее кружево, которым были отделаны низкий вырез корсажа и края рукавов-фонариков. Затем повернулась и еще раз поглядела на величественный шлейф, спадавший от тонкой талии вниз, до самых туфелек.

Нина Диланей любила вслух помечтать о свадьбе своей дочери, однако и представить себе не могла целомудренно-старомодное и одновременно такое прекрасное платье, которое выбрали для Мег Бет Сандерс и Никки. Цена привела девушку в ужас, но Линк строго-настрого запретил ей беспокоиться о деньгах. Легко сказать! Как-никак Мег выросла с одной-единственной мыслью: где бы наскрести хоть немного денег. Но это в прошлом. У женщины в шикарном платье, отражение которой разглядывала сейчас Мег, не было, судя по всему, никаких проблем с деньгами. Мег с трудом подавила подступавшие к горлу слезы. Да, одним из условий сделки, которую она заключила с Линком, было полное отсутствие каких-либо денежных проблем. Внезапно она подумала, что вот так, должно быть, и чувствуют себя женщины, выходящие замуж по расчету.

Позади нее появилась Никки.

– Ты чудесно выглядишь!

Мег обернулась и заставила себя улыбнуться.

– Ты правда так думаешь?

Никки кивнула и поправила ей вуаль.

– Ага. Линк спятит, как увидит тебя.

Надеяться никогда не вредно, подумала Мег.

– Ну, если уж мы заговорили о том, кто как выглядит, ты сама сейчас просто неотразима.

Девочка недоверчиво уставилась в зеркало.

– Не знаю...

– Ох, Никки, ты растешь и скоро станешь настоящей красавицей. – Мег обняла ее.

– Ну, расту-то я точно, – Никки нахмурилась, – и так уже выше всех мальчишек в классе.

Мег откинула непослушные темные кудряшки со лба девочки.

– Я в твоем возрасте тоже была выше всех. Но скоро все изменится. Просто мальчики начинают расти несколько позже.

– Если я стану такой же красивой, как ты, тогда согласна ждать.

– Спасибо за комплимент! – Неужели всего несколько месяцев назад никто не мог добиться от этой замкнутой, озлобившейся на весь мир девочки ни одного приветливого слова? – Я рада, что ты согласилась стать моей подружкой. Мне так хочется, чтобы мы были настоящей семьей!

Глаза Никки наполнились слезами.

– И мне тоже... Теперь у меня будет сестра, о которой я всегда мечтала.

Мег закусила губу, чтобы сдержать слезы.

– Для меня это тоже очень важно, Никки. Я постараюсь не разочаровать тебя.

Раздался стук, и в комнату заглянул Клинт.

– Эй, похоже, спектакль пора начинать, а то жених вот-вот лопнет от нетерпения.

Мег насмешливо показала брату язык. В сером смокинге Клинт выглядел просто сногсшибательно. По случаю торжественного дня его светлые волосы были аккуратно уложены. Хотя Клинту только недавно исполнился двадцать один год, последнее время именно он вел дела семьи, и надо сказать, отлично справлялся. Из-за плеча Клинта выглянул Рик, который был на два года моложе. Вежливо склонив голову, он предложил Никки руку, и они удалились вниз. Мег ужасно хотелось сказать братьям правду. Сходство между Риком и Никки очень заметно: у обоих унаследованные от матери темные волосы и глаза.

– Готова, Мег? – поинтересовался Клинт.

– Что?.. – Мег встряхнула головой. – Ну да, конечно.

Брат вопросительно поднял бровь.

– С тобой точно все в порядке?

– Разумеется. Немного нервничаю, вот и все. Похоже, ответ не очень-то убедил брата.

– Послушай, Мег, если ты раздумываешь... то есть если у тебя неприятности – знай: ты всегда можешь вернуться домой, к нам с Риком. Мы не дадим тебя в обиду.

Мег открыла рот от удивления. Наверное, Клинт решил, что она ждет ребенка! Впрочем, такое предположение вполне естественно. Ведь всего три месяца назад она уехала из дома, собираясь начать карьеру и взять штурмом большой город, а вместо этого неожиданно для всех объявила, что выходит замуж за владельца ранчо. Да еще уверяя всех, что любит своего жениха больше жизни.

Мег поцеловала Клинта в щеку.

– Клинт, спасибо за заботу, но можешь быть уверен, в ближайшем будущем тебе не грозит стать дядюшкой. – А вот братом – да, подумала она. – Я выхожу замуж по доброй воле.

– Ну, тогда все в порядке. Пошли. – Он улыбнулся, когда Мег взяла его под руку, и повел ее вниз.

Как только они вышли из столовой во внутренний дворик, заиграла музыка, подавая сигнал к началу церемонии.

Все встали, и Клинт накрыл руку сестры своей. Мег охватила паника, ей отчаянно захотелось убежать, но тут она отыскала взглядом Линка. В черном смокинге, с зачесанными назад волосами, он выглядел очень внушительно. Мег увидела, с какой нежностью он смотрит на нее, и поняла, что все будет просто замечательно.

К великому облегчению Линка, уже через несколько минут со свадебными обетами было покончено. Священник объявил их мужем и женой, и Линк повернулся, чтобы поцеловать Мег. Гости разразились радостными возгласами и аплодисментами и столпились вокруг, поздравляя молодых и желая им счастья.

Затем начался праздничный обед. Шампанское лилось рекой, веселье нарастало; друзья и соседи поднимали тосты за здоровье новобрачных, и Линку приходилось непрестанно парировать лукавые намеки.

Слава Богу, к семи часам он пришел в себя настолько, что готов был сесть за руль. Мег попрощалась с братьями и пообещала Никки, что они вернутся не позже чем через пару дней. Затем Линк поцеловал сестру и велел ей слушаться Бет и Дейва, которые обещали присмотреть за фермой до возвращения новобрачных из небольшого путешествия.

Линк включил зажигание, и осыпаемый рисом автомобиль медленно отъехал от дома. Линк вздохнул.

– Господи, я уж думал, нам никогда от них не вырваться, – пробормотал он, когда они миновали ворота фермы и свернули на шоссе.

Мег выглянула из окна.

– Я рада была повидаться с братьями. Я скучаю по ним.

Линк взял руку жены в свою.

– Мег, я понимаю, что тебе на первых порах будет очень нелегко, но знай, что можешь видеться со своими братьями в любое время. Я только не уверен, разумно ли будет приглашать их на ранчо. Кто-нибудь может обратить внимание на сходство Рика и Никки, и тогда...

– Вот оно что... – протянула Мег. – Ты тоже это заметил?

– Да, – подтвердил Линк. – Как тебе показалось, Клинт и Рик о чем-нибудь догадываются?

Мег задумалась о том, как непросто будет скрыть тайну происхождения Никки от братьев.

– Вряд ли.

– Помни, ты всегда можешь навещать их в Оклахоме.

– Теперь все по-другому, – тихо ответила она.

– Послушай, я не собираюсь держать тебя под замком. – Он искоса взглянул на нее. – Этого ты боишься?

Мег скрестила руки на груди.

– Только попробуй – я не позволю тебе. Линк выругался, припарковал машину у обочины и обернулся к жене.

– Вот что, я не похож на моего родного отца. И никогда не подниму руку ни на женщину, ни на ребенка.

Мег изумленно взглянула на него.

– Господи, Линк! У меня и в мыслях ничего подобного не было! Ты всегда так нежен со мной... – Она отвернулась. – Но дело в том, что мой отец совершенно подчинил себе маму. В его присутствии она боялась открыть рот. Я никогда не допущу, чтобы со мной случилось нечто в этом роде.

Линк быстро протянул руку, и в мгновение ока Мег оказалась у него на коленях.

– Мег, обещаю, что никогда не стану принуждать тебя.

Мег ощущала тепло его дыхания на своей щеке.

– Я знаю, Линк, и доверяю тебе.

Он нежно поцеловал ее в губы, а затем еще и еще. Мег показалось, что в машине стало невыносимо жарко.

– Знай ты, о чем я сейчас думаю, вряд ли стала бы говорить о доверии.

Мег встретила его горящий взгляд и почувствовала, как сердце ее забилось быстрее.

– А тебя не шокирует, если я признаюсь, что сама думаю о...

Губы Линка сомкнулись на губах жены, не давая ей договорить, но Мег была ничуть не против. Обвив руками шею мужа, она всем телом прижалась к нему, пылко отвечая на поцелуй. Он застонал, и кончик его языка раздвинул ей губы, жадно лаская их.

– Господи, Мег, как же я тебя хочу. – Он прижал ее голову к своей и порывисто вздохнул. – Боюсь, кончится все тем, что мы устроим медовый месяц прямо в машине. А мне хочется, чтобы в первый раз у тебя все было по-особенному.

– С тобой каждый раз будет особенным, – застенчиво прошептала Мег.

Линк снова застонал и бережно пересадил ее обратно, на сиденье рядом со своим.

– Потерпи, пока мы не доберемся до отеля. – Он включил мотор, и, взвизгнув покрышками, машина сорвалась с места. – Ждать уже недолго. – Линк с откровенным восхищением посмотрел на жену. – Честное слово.

Носильщик торжественно внес их багаж в номер люкс отеля «Полумесяц» в самом центре Далласа. Мег восторженно осматривала роскошную обстановку. Неожиданно взгляд ее упал на широкую двуспальную кровать, и ее снова, в который уже раз за день, охватила нервная дрожь.

Услышав, как мягко закрылась дверь, она сообразила, что осталась с Линком наедине. Бесшумно приблизившись к ней, он легонько поцеловал ее в шею, и Мег дернулась от неожиданности.

– Успокойся, милая, – сказал Линк. – Я хотел предложить тебе спуститься и перекусить. Ведь дома ты почти ничего не ела.

– Я действительно проголодалась, – ответила Мег, радуясь любому предлогу потянуть время. – Только мне надо немного освежиться.

Прихватив косметичку, она прошла в ванную комнату, поплескала в лицо холодной водой и подкрасила губы. Затем посмотрела на золотое кольцо у себя на пальце. Ей с трудом верилось, что она замужем. Теперь ее зовут миссис Линк Стоунер. И она любит Линка, но тем более не следует забывать, почему он женился на ней.

Только ради Никки. Эти слова непрестанно звенели у нее в голове.

Они спустились вниз, и Линк повел ее в ресторан отеля. Как только они уселись, Линк заказал бутылку вина.

– Надеюсь, тебе тут понравится. Кормят здесь весьма прилично.

– Здесь просто чудесно, – ответила Мег, раздумывая, когда и с кем бывал тут прежде Линк.

Он протянул руку через стол и дотронулся до ее пальцев.

– Вот и хорошо. А этот ужин станет для нас началом медового месяца.

Официант принес вино, и Линк поднял бокал.

– За мою красавицу жену, – сказал он.

– Спасибо... – Мег вспыхнула. Еще ни разу в жизни мужчина не называл ее красавицей. Неужели он на самом деле так думает? Вряд ли, ведь в прошлом у него наверняка было немало красивых женщин.

Они ужинали не спеша, непринужденно обсуждая, что лучше сделать, куда сходить и что посмотреть в Далласе. После второго бокала шампанского Мег почувствовала, как напряжение мало-помалу покидает ее. После ужина они прогулялись по вестибюлю отеля, заглянули в сувенирные лавочки и зашли в бар послушать музыку. Когда оркестр принялся наигрывать томную мелодию, Линк изрядно удивил Мег, пригласив ее потанцевать. Как только руки Линка обвились вокруг нее, ей показалось, что пол уходит из-под ног. Линк обнял ее так крепко, что она оказалась прижата к его широкой груди. Время от времени его нога проскальзывала между ног Мег, и под тонкой тканью нарядного платья тело ее загоралось огнем. Наконец мелодия кончилась, и Линк повел Мег к выходу из бара. В полном молчании они поднялись на свой этаж, и, как только дверь номера закрылась, он привлек ее к себе, а она с готовностью подчинилась.

Целуя Мег, Линк старался убедить себя, что на самом деле вовсе не любит эту женщину. Но тогда почему же так терпелив с ней? Он твердил себе, что в данный момент пытается лишь укрепить свои отношения с Никки. Однако факт остается фактом: он страстно обнимает Мег, ее точеное тело плотно прижато к его дрожащей от желания плоти, и внезапно ему захотелось, чтобы Мег была рядом с ним долгие годы. Может быть, всегда.

Губы ее были теплыми и сладкими, она дарила ему все, что он мечтал обрести в женщине. Он подхватил Мег на руки и понес в полутемную спальню, где бережно опустил на широкую кровать. И вдруг почувствовал, как Мег задрожала. Линк понял, что торопится. Собрав в кулак всю свою волю, он разомкнул объятия и отошел от кровати.

– Думаю, нам надо прерваться до другого раза. Спальню освещал лишь падавший из гостиной свет, но и этого было достаточно, чтобы заметить потрясение, отразившееся на лице Мег.

– Но я думала, ты хочешь... Он прижал палец к ее губам.

– Я действительно хочу тебя, Меган Стоунер. Но, помня, что торопил тебя со свадьбой, не стану торопить, загоняя к себе в постель. Тебе нужно время, Мег, и оно у тебя есть. Я подожду. Когда захочешь, сама придешь ко мне.

Ее глаза казались темными и загадочными, а полуоткрытые полные губы молили о поцелуях, но Линк устоял перед искушением.

– Когда захочешь, приходи ко мне, – повторил он и медленно вышел из комнаты, отчаянно надеясь, что Мег попросит его остаться. И был глубоко разочарован, когда она ничего не сказала. Взглянув на диван в гостиной и непроизвольно застонав, он разделся и лег. Диван явно был слишком короток для него. Едва ли ему когда-нибудь приходила в голову мысль о том, что первую брачную ночь он проведет вот так.

На следующее утро Мег проснулась рано, как всегда, но спалось ей неважно. Сев на постели, она внезапно вспомнила, где находится, и сообразила, что проспала всю ночь в этой огромной роскошной кровати... совсем одна. Вероятно, Линк ночевал в другой комнате. Приказывая себе не думать об этом, Мег встала и направилась в ванную, но, открыв дверь, увидела, что ее муж стоит возле раковины и бреется. На нем было лишь обернутое вокруг бедер полотенце, и взгляд Мег бегло окинул его полуобнаженное тело.

Он с улыбкой обернулся к ней.

– Доброе утро. – Наклонившись, он быстро поцеловал ее в губы. – Как спалось?

– Отлично, – солгала она.

Он провел бритвой по щеке и снова обернулся к ней, внимательно рассматривая атласную ночную сорочку с невесомыми кружевами. Это Никки убедила Мег купить для первой брачной ночи такую сорочку. Да уж, хороша брачная ночь! Но все равно Мег было очень приятно видеть, как взгляд Линка загорелся восхищением.

– Симпатичная рубашка, – хрипло заметил он.

Неожиданно ощутив прилив ребяческого легкомыслия, Мег грациозно покружилась, давая ему возможность рассмотреть себя со всех сторон.

Но, когда Линк шагнул к ней, испугалась, не переборщила ли.

– Если ты уже закончил, мне бы хотелось одеться. На лице его мелькнула лукавая усмешка, которая так нравилась Мег.

– Мы могли бы одеться вместе, – предложил он.

– Я лучше подожду.

Не успела она выскользнуть за дверь, как он прижал ее к себе. Мег ахнула и поняла, что пропала, когда его губы сомкнулись на ее губах. В его объятиях тело ее таяло и плавилось. Она обняла Линка за шею, отвечая на поцелуй. Но через несколько секунд он отпустил ее.

– Одевайся, и пойдем завтракать, а потом отправимся завоевывать Даллас. – Он прошел мимо нее, подхватил свой чемодан и пронес его в гостиную, оставив Мег одну.

Похоже; Линк ничуть не в претензии на нее за то, что ему пришлось ночевать на диване, да к тому же в полном одиночестве. Ну, тогда и ей не стоит забивать себе этим голову. Мег закрыла за собой дверь спальни и достала легкую юбку и хлопковую блузку. Затем пошла в ванную и включила душ. Снимая свою восхитительную сорочку, она дала себе слово, что в следующий раз, когда наденет ее, не станет проводить ночь в одиночестве.

Солнце быстро нагревало влажный воздух. После завтрака они провели почти все утро в хождении по модным магазинам возле отеля. Линк настоял на том, чтобы купить Мег новый купальник. Сначала она отказывалась, но он сказал, что отныне он, ее муж, имеет право покупать ей одежду.

Мег подобрала для Никки ярко-розовый сарафан, а затем они вернулись к себе в номер, оставили там покупки и, переодевшись, пообедали в баре возле гостиничного бассейна. А потом несколько часов блаженствовали на солнце, но прежде Линк как следует намазал жену солнцезащитным кремом. Мег с радостью ответила ему той же заботой, втирая крем в его нагревшуюся на солнце спину.

Это был по-настоящему замечательный день. Мег думала о том, что благодаря Линку она совершила самые увлекательные поездки в своей жизни – в Сан-Антонио и Даллас. Вечером они поужинали в мексиканском ресторанчике в центре города. В отель вернулись уже далеко за полночь.

Мег зашла в номер, пританцовывая и напевая услышанный за ужином мотив.

– Ах, Линк, какой у меня был чудесный вечер! Да и день тоже – просто прелесть!

Линк смотрел на Мег, улыбаясь и думая, что еще никогда не видел ее такой спокойной и счастливой. Они прекрасно провели время вместе. Оставалось только надеяться, что и ночь выдастся не хуже. Что-то происходило между ними, дело тут не только в чисто физическом влечении. Линк все чаще думал о том, что их брак может оказаться удачным во всех отношениях. Только не надо торопиться, напоминал он себе.

– Завтра утром я первым делом позвоню в турбюро и спрошу, как лучше провести день в городе.

– Наверное, стоит хорошенько выспаться, если мы собираемся рано встать. – Мег направилась в спальню, и Линк с трудом удержался, чтобы не окликнуть ее. – Спокойной ночи, Линк.

– И тебе, Мег.

Остановившись у двери, Мег пристально взглянула в его темные глаза, слыша, как звонко стучит в груди сердце. Пожалуйста, не отпускай меня, упрашивала она про себя. Однако Линк отвернулся, и ей не оставалось ничего другого, как пройти в спальню.

Там она повесила платье на плечики и сняла туфельки. Затем приняла душ и, надев свою красивую сорочку, задумчиво присела на краешек постели. И что теперь?

Судя по всему, если она не сделает решительный шаг, все останется по-прежнему. Мег подошла к двери, но, не смея приоткрыть ее, глубоко вздохнула и прислонилась к холодному дереву.

Неожиданно раздался стук. Мег вздрогнула и, распахнув дверь, увидела Линка – он стоял перед ней в черных джинсах, но без рубашки. В руках у него был несессер с бритвенными принадлежностями.

– Можно мне пройти в ванную? Я хочу принять душ.

Несколько секунд Мег молчала, уставясь на его широкую грудь и сгорая от желания дотронуться до темных волосков.

– Конечно.

Он прошел мимо нее в ванную и закрыл дверь. Мег без сил опустилась на кровать. Нет, она больше не выдержит. Она же любит его! Любит, но не смеет признаться, что ей хочется близости.

Она сидела и прислушивалась к шуму льющейся в ванной воды. Но вот наступила тишина. Через несколько минут Линк вышел.

– Спасибо, – сказал он, проходя мимо нее. Вид у него был совершенно неотразимый.

Не соображая, что делает, Мег схватила его за руку.

– Пожалуйста, не уходи, – умоляюще проговорила она.

Линк изумленно посмотрел на ее руку, а затем заглянул ей в глаза.

– Что случилось, Мег?

– Я хочу, чтобы ты остался со мной.

Линку казалось, что он спит и видит прекрасный сон. Пускай это будет всего только сон, лишь бы пробуждение не наступило слишком скоро. Отбросив полотенце, он привлек Мег к себе и пылко поцеловал.

Но уже в следующую секунду сообразил, что слишком торопится, и заставил себя сдержаться.

– Ты такая красивая в этой рубашке... – Он поднял руку к бретелькам и начал осторожно сдвигать их вниз по хрупким плечам. – Может быть, на всякий случай стоит ее снять? – Тонкая ткань скользнула вниз, обнажая грудь, и Линк на мгновение закрыл глаза. – О, Мег... – Рука у него задрожала, когда сладостная тяжесть ее полной груди наполнила его ладонь.

Робкие пальцы Мег коснулись его груди, и он глухо застонал. До сих пор он был уверен, что знает, каково это – сгорать от вожделения, но теперь понял, что никакой сон, никакие фантазии не могли сравниться с невыносимым наслаждением таких минут.

Линк почувствовал, как тело Мег пронизала дрожь, и плоть его немедленно восстала. Мег казалась такой маленькой и хрупкой, однако он знал, что на самом деле эта женщина полна твердости и выдержки, и искренне восхищался ею. Он хочет ее. Сейчас же, немедленно! Крепко обняв Мег, Линк снова поцеловал ее, и весь мир вокруг них завертелся, словно на карусели.

Едва дотронувшись до обжигающей кожи Линка, Мег буквально потеряла рассудок. Она не могла больше ни о чем думать, испытывая лишь страстную потребность наслаждаться. Во всем мире для нее существовал сейчас только этот мужчина. Прильнув к нему, словно он был спасательным кругом и единственной надеждой в жизни, Мег ощущала, как горячая волна желания захлестывает ее тело. Они познакомились с Линком совсем недавно, но он успел навсегда похитить ее сердце.

Прервав поцелуй, Линк заглянул в ее карие глаза, храбро говорившие о переполнявшем ее желании. Руки Мег обвились вокруг его шеи, лаская затылок, он чувствовал ее сладкое дыхание на своем лице.

– Люби меня, Линк.

– С превеликим удовольствием, миссис Стоунер. – Он заставил сорочку соскользнуть на ковер, затем помог Мег выступить из озерца невесомой ткани и бережно уложил ее на постель. – Какая же ты красавица, – простонал он. – Не двигайся. Я сейчас вернусь.

Быстро раздевшись, Линк пробежал в ванную и достал из несессера маленький пакетик блестящей фольги. Затем вернулся, бросил его на тумбочку у кровати и; став на колени, поцеловал Мег. Губы у нее были податливыми, она тут же ответила на поцелуй, и ее язык смело столкнулся с его языком. Линк намотал на палец прядь золотистых волос Мег, чувствуя, как его тело начинает плавиться от едва сдерживаемой страсти.

– О, Мег... – прошептал он и осторожно переместился так, что оказался поверх нее. Он поцеловал ей подбородок, осторожно пробуя теплую кожу на вкус кончиком языка, а затем принялся ласкать шею, теряя голову от пьянящего аромата духов. Губы его коснулись нежной округлости женской груди, и он ощутил, как Мег задрожала. Спустя мгновение один из сосков превратился в острый пик, и Мег вознаградила его тихим криком, прижимаясь плотнее, раскрывая навстречу ему свое тело.

– Линк! – Она судорожно ухватила его за плечи. – Прошу тебя...

– Скажи мне, чего тебе хочется, любовь моя. Мег сама не знала. Ей хотелось лишь, чтобы Линк помог избавиться от восхитительного напряжения, что возникло у нее между ног.

– Люби меня...

Линк вновь завладел ее губами и, опустив руку вниз, принялся нежно поглаживать шелковистые завитки.

– Тебе будет немного больно, – предупредил он, начиная проникать в нее.

Мег видела, как серьезно его лицо, сообразила, что он сдерживается ради нее, и испытала новый прилив любви и нежности. Она приподнялась ему навстречу, и в ту же секунду острая боль пронзила тело, но сразу отступила, как только Линк наполнил все ее существо. В крике Мег прозвучали и боль, и восторг наслаждения.

На мгновение Линк остановился, а затем медленно возобновил движение, стремясь оттянуть неизбежную кульминацию. Губы его осыпали лицо Мег едва ощутимыми поцелуями, и он благоговейно следил за выражением ее глаз. Желание Мег нарастало, ноги переплелись с его ногами, а тело слилось с его телом.

Их движения становились все неистовее, дыхание прерывалось, и Линку показалось, что он вот-вот умрет от наслаждения. Вдруг тело Мег резко сотряслось под ним, протяжный стон сорвался с губ, и Линк понял, что сдерживаться дольше у него не хватит сил. Он уступил напору страсти, откинув голову назад и невнятно произнося имя Мег. Затем замер, уткнувшись лицом в ее плечо.

Мег никогда не думала, что любовь может быть столь прекрасна. Она лежала, нежно, но крепко обнимая мужчину, любовь к которому переполняла ее сердце. Тело Линка время от времени сотрясала дрожь, и Мег благоговейно прислушивалась к этим затихающим раскатам таинственного шторма.

Линк поднял голову и откинул волосы с ее лица.

– Как ты, милая?

Мег улыбнулась.

– Все в порядке. – Она застенчиво взглянула ему в глаза. – И даже лучше. Просто замечательно.

– Ну, тогда я рад. – Он поцеловал ее в губы, а затем откатился в сторону и обнял Мег. – Мне тоже кажется, что все замечательно.

– Значит, я не разочаровала тебя?

Линк внимательно посмотрел на нее.

– Да ты свела меня с ума еще до того, как я забрался к тебе в постель. – Он потянулся к тумбочке и показал ей нетронутый пакетик. – Настолько, что я даже забыл об этом...

Они чудесно провели время в Далласе, но настала пора возвращаться на ранчо. Сидя рядом с мужем, Мег перебирала в памяти три прекрасных дня. Она никогда не чувствовала себя столь счастливой, а Линк был неизменно нежен с ней. Мег ощутила, что краснеет от одной мысли о том, как хорошо им было вместе, как Линку каждый раз удавалось превратить ее в неутомимую любовницу. Она улыбнулась, думая о том, как прошлой ночью соблазнила мужа на то, чтобы он...

– Эй, с такой улыбкой тебе положено думать только обо мне, – прервал ход ее мыслей Линк.

– Ну, если на то пошло, так оно и есть. Спасибо за чудесные дни...

Линк поднес ее руку к губам и запечатлел поцелуй на нежной ладони. Мег почувствовала, как по спине пробежали мурашки. Неужели она всегда будет так реагировать на каждое его прикосновение?

– Будем надеяться, одними выходными дело не ограничится. – Он поднял бровь. – Ты моя жена, Мег. Когда мы приедем домой, я хочу, чтобы ты перебралась в мою спальню.

Мег сглотнула, потрясенная его словами.

– Мне бы тоже этого хотелось. – Она потянулась и обвила руками его шею. – Мне нравится спать с тобой, – прошептала она ему на ухо. Внезапно машина резко свернула на обочину, и Линк пересадил Мег к себе на колени. Она ахнула, но его губы заглушили ее возглас, а руки скользнули под свитер, лаская ей грудь.

Линк начал нежно покусывать ее губы.

– Как насчет того, чтобы немного отдохнуть вон под тем деревом?

У Мег перехватило дыхание.

– Не забывай, мы обещали вернуться к ужину. Дора сказала, что приготовит нечто особенное.

– Ладно, но спать мы уйдем пораньше, так как ужасно устали после длинного путешествия. – Линк подмигнул, и Мег пожалела, что они не отдохнут под деревом.

Автомобиль остановился перед парадным входом, и первой молодоженов приветствовала Никки. Она быстро сбежала по ступенькам крыльца и кинулась Линку на шею.

– Какая радушная встреча! – воскликнул он, радуясь, что сестра так счастлива. – Может быть, мне стоит уезжать почаще?

– Ничего подобного. Ты теперь женатый и семейный человек.

Линк привлек Мег к себе и поцеловал в улыбающиеся губы. Черт возьми! Он снова почувствовал, что безумно хочет ее.

– Полагаю, в таком случае я приговорен к тому, чтобы провести тут остаток моих дней.

Мег легонько толкнула его локтем под ребра.

– Эй, мне же больно!

– Тогда следи за тем, что говоришь, – с улыбкой приказала она.

– Ага, вот и голубки прилетели, – обрадовался Дейв, спускаясь с крыльца. Следом за ним спешила Бет. – Добро пожаловать домой. – Они по очереди обняли молодоженов. – Проходите в дом, – предложил Дейв. – Бет и Дора приготовили праздничный ужин.

Мег задержалась на улице с Никки.

– Я так рада, что ты вернулась, – призналась Никки. – Я соскучилась по тебе.

Мег обняла сестру.

– И я скучала.

– Да ладно тебе! Ведь у вас же медовый месяц! – В глазах Никки загорелись любопытные огоньки. – Ну и как тебе мой брат? Настоящий романтик, верно?

Мег была несколько ошарашена таким допросом и почувствовала, что щеки ее заливает румянец.

– Да, Линк действительно может быть очень романтичным.

– И что же, скоро у вас родится ребеночек?

Мег открыла рот от изумления.

– Никки! Это касается только твоего брата и меня. – Парируя вопрос сестры, Мег вспомнила, что они не предприняли необходимых мер предосторожности, занимаясь любовью в первый раз. – Не забывай, что мы поженились всего несколько дней назад.

– Я знаю, но было бы так здорово, если бы у нас была большая семья. У Джули, например, два брата и сестра.

Да ведь и у тебя тоже! – хотелось воскликнуть Мег. Но она только обняла сестру, поднимаясь вместе с ней по ступенькам.

– У тебя есть Линк, а теперь еще и я.

– Я знаю и очень рада, что ты вышла замуж за Линка, но... мне хочется узнать о моей настоящей семье. – Девочка остановилась, в упор глядя на Мег. – Пока были живы папа с мамой, мне не хотелось причинять им боль, но теперь... Послушай, ты не поможешь мне разыскать моих настоящих родителей?

Сердце Мег так громко заколотилось в груди, что, казалось, и Никки должна услышать этот тревожный стук.

– А не лучше ли тебе попросить об этом Линка? Ведь он не только твой брат, но и опекун.

Никки топнула ногой.

– Он и слышать об этом не хочет. Только потому, что его отец был подонком, он ненавидит всех, кто отказывается от своих детей.

Мег изо всех сил старалась говорить ровным голосом:

– Выходит, ты... ты не держишь зла на своих настоящих родителей за то, что они отдали тебя в другую семью?

Никки задумалась.

– Сама не знаю. Может, моя настоящая мама очень любила меня, но решила, что в другой семье мне будет лучше.

Мег улыбнулась и обняла сестру. Ах, Никки, твоя мама действительно любила тебя так сильно, что ты и представить себе не можешь. Обещаю, что настанет день, когда я расскажу тебе правду.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Было уже за полночь, когда Мег вышла из комнаты Никки. Давно остались в прошлом дни, когда взрослым надо было следить за поведением девочки, но Мег все равно каждый вечер заглядывала к своей подопечной. Теперь она вдвойне отвечает за Никки. Если бы только можно было признаться ей, что они – сестры!

Прикрыв за собой дверь, Мег бесшумно прокралась мимо гостевой комнаты, » где спали Бет и Дейв, и направилась по коридору к себе. Неожиданно кто-то схватил ее в охапку.

– Позвольте сообщить, леди, что вы заблудились. – Линк перебросил ее через плечо и зашагал к своей спальне.

– Отпусти меня! – запротестовала Мег шепотом, опасаясь разбудить остальных.

– Как только мы придем. – Он открыл дверь своей комнаты и бережно поставил Мег на ноги.

Голова у Мег шла кругом, но она уперла руки в бока и сердито уставилась в улыбающееся лицо мужа.

– Да как только ты... – она внезапно осеклась, потрясенная увиденным. В комнате преобладали золотисто-коричневые тона. Пушистый ковер под ногами радовал глаз рыжеватыми переливами, подчеркивая насыщенный цвет дубовой мебели. Окраска панелей на стенах напоминала черепаховый панцирь, а над широкой кроватью с латунными стойками висели картины, изображающие сцены из жизни американского Юго-Запада.

Линк поднял бровь.

– Нравится?

– Замечательно... – Опомнившись, Мег круто повернулась к нему. – Но это не дает тебе права так бесцеремонно обращаться со мной.

Лин к вздохнул.

– Ты моя жена, Мег. По-моему, ты собиралась перебраться ко мне.

– Если бы ты дал мне хоть несколько минут, я бы сама пришла сюда. Ведь вся моя одежда там... – Мег взмахнула рукой в направлении своей прежней комнаты и снова умолкла, заметив изумительно, красивое покрывало, явно ручной работы. – Я всего-навсего хотела захватить ночную рубашку. Ах, Линк, какая прелесть...

Он обнял ее сзади.

– Я рад, что тебе нравится. Эта кровать принадлежала моим родителям. Перед тем как мы уехали в Даллас, я попросил Дейва перенести ее с чердака. А покрывало шила Полин.

Неужели Линк сделал все это ради нее? Мег осторожно коснулась покрывала, и слезы подступили к глазам.

Линк развернул ее лицом к себе.

– А с каких это пор тебе нужна сорочка?

Лицо Мег запылало при воспоминании о днях и ночах в Далласе.

– Линк... – прошептала она, не в силах устоять перед охватывающим ее блаженством. – В доме девочка-подросток, и мы не можем...

Линк не дал ей договорить, и через несколько секунд его настойчивый поцелуй помог Мег забыть о всех беспокойствах и тревогах. Тело Линка плотно прижималось к телу Мег, а его умелые руки незаметно принялись расстегивать ее платье. Она решила помочь Линку снять джинсы, но спустя мгновение обнаружила, что прежде необходимо расшнуровать ботинки.

Обнаженные, они со смехом повалились на кровать, однако воспламенившая их страсть уже через пару минут перехватила обоим дыхание. Наконец Мег ощутила себя единой плотью с Линком, и наслаждение захлестнуло ее, унося куда-то вдаль, а весь мир словно разлетелся на тысячу сверкающих звезд. Мег готова была сказать Линку нежные слова любви, давно уже вертевшиеся на языке, но сдержалась. Он молча отодвинулся в сторону и замер, положив руку на талию жены.

Так они лежали, радуясь близости и покою. Чудо соединения, только что произошедшее с ними, было настолько прекрасно, что Мег меньше всего хотелось нарушать это блаженство деловыми разговорами, но от разговора о Никки им никуда не деться.

– Линк, нам надо потолковать о Никки, – проговорила Мег.

– Да, солнышко, – пробормотал он, целуя ее затылок.

– Когда мы сегодня вернулись, она была так счастлива... Но мне кажется, что с нею не так уж все хорошо. По-моему, она опасается, что будет лишней. – Мег натянула одеяло на себя и мужа. – Понимаешь, она попросила меня помочь ей найти настоящих родителей. – Мег закусила губу, готовясь выдержать резкую реакцию Линка, но он молчал. Она насторожилась, но услышала только его ровное дыхание.

Он уснул. Может, будет лучше, если она расскажет ему о просьбе Никки утром? Поудобнее устроившись у него под боком, Мег решила на некоторое время притвориться, что в ее жизни все в порядке.

Завтрак прошел довольно сумбурно, так как Дейв и Бет торопились с отъездом, и Мег не удалось переговорить с мужем.

Линка не было на ранчо почти четыре дня, и теперь на него навалилось немало дел. Он сердечно попрощался с Бет и Дейвом, а затем поманил Мег за собой на крыльцо, где никто не мог их потревожить. Тут он обнял ее и запечатлел на губах долгий, исполненный нежности поцелуй. А когда наконец отпустил, Мег едва держалась на ногах.

– Ну а теперь – до вечера.

– Как «до вечера»?

– Извини, солнышко. – Он надвинул шляпу на лоб. – Я совсем забыл тебя предупредить. Нам с Дейлом надо доставить кобылу на ранчо Кроули. – Кончиком пальца он дотронулся до носа Мег. – Обещаешь скучать без меня?

Она кивнула, понимая, что будет непрестанно думать о нем.

Наконец Линк отстранился.

– Мег, торжественно обещаю тебе наверстать упущенное вечером, – прошептал он и зашагал к манежу.

У Мег сжималось сердце, когда она смотрела, как уходит мужчина, которого она беззаветно любит. Ей отчаянно хотелось окликнуть его, попросить вернуться, спрятаться в надежном кольце мужских рук и убедить себя, что в их жизни нет никаких проблем. Притвориться, что он женился на ней по любви, а не потому, что ему нужна ее помощь в воспитании Никки.

Линк помогал Дейлу закрепить борта трейлера для перевозки лошадей, когда в коррале появилась Никки.

– Тебе не помочь? – спросила она.

– Нет, спасибо, мы уже справились, – ответил Линк, стаскивая с рук рабочие перчатки. – Но эта красотка ужасно упрямилась.

Девочка ковыряла носком ботинка землю, словно ей хотелось что-то сказать. На ней были джинсы, клетчатая блузка и ее любимые высокие башмаки для верховой езды. Линк не в силах был сдержать улыбку. Сестра оделась как в самые счастливые дни их жизни. Кажется, она хочет попросить его о чем-то.

– Что ты задумала? – поинтересовался он, когда Дейл направился за чем-то в конюшню.

– Можно мне сегодня поехать с тобой и Дейлом? – спросила она. – Обещаю, что не буду надоедать вам. Просто хочется немного проветриться.

Линк знал, что занятия в школе начнутся только через неделю, но желание Никки провести весь день в кабине трейлера изрядно удивило его. Скорее всего, ей хочется побыть рядом с Дейлом. Сестра явно неравнодушна к старшему объездчику, и началось это более трех лет назад, когда он помогал ей ухаживать за Конфеткой Сью. В то время Никки было девять лет, и все казалось вполне невинным, но сейчас ей уже исполнилось тринадцать, и догадка заставила Линка занервничать. Впрочем, он всегда нервничал, когда мужчины начинали проявлять интерес к Никки.

– А разве ты не должна ехать сегодня к психотерапевту?

Девочка отвела глаза.

– Можно я перенесу сеанс?

Линк обошел трейлер и оттащил в сторону деревянные мостки, по которым кобылу заводили внутрь фургона.

– Ник, мне кажется, это не самая удачная идея.

– А почему? – жалобно протянула сестра. – Я же все дни сижу дома. А теперь ты женился и, наверное, вообще забудешь обо мне.

Линк скрестил руки на груди, устремив на Никки недоверчивый взгляд. Господи, а для чего же тогда он женился, как не для того, чтобы у сестры была надежная семья?

– Ты сама-то веришь в то, что говоришь? Никки взъерошила гривку темных волос и пожала плечами.

– Ну, раньше-то мы ведь чаше бывали с тобой вместе...

– Если не ошибаюсь, последние несколько месяцев ты ни слышать, ни видеть меня не могла.

Она снова отвела глаза.

– Это потому, что я винила тебя в том, что случилось с папой и мамой.

Линку были неприятны ее слова, ведь он до сих пор не мог простить себе гибель родителей.

– Но больше я так не думаю, – продолжала Никки. – Доктор Кэти объяснила мне, что я огрызалась на тебя потому, что чувствую себя в безопасности, когда ты рядом. – Она застенчиво опустила взгляд. – Потому что знаю, что ты любишь меня... любишь, что бы я ни сделала.

Линку было все равно, какое объяснение придумала ученая каракатица. Важно другое – сестра больше не испытывает к нему ненависти! Он с трудом сглотнул комок в горле.

– Прости, что я вела себя так скверно. – Глаза ее наполнились слезами.

Линку показалось, что у него вырастают крылья. Его малышка Никки снова стала прежней!

– Тебе надо было задать хорошую трепку. – Он легонько шлепнул ее перчатками.

Никки хихикнула.

– Да уж, так я тебе и поверила! Ты меня и пальцем в жизни не тронул! – Она обняла его. – Ах, Линк, и я тоже так тебя люблю!

Закрыв глаза, он наслаждался чувством обретенного покоя. Сколько же времени прошло с тех пор, когда они в последний раз говорили так откровенно? Никки отстранилась, когда из конюшни вышел Дейл.

– Прошу прощения, босс.

– Ну а теперь мне можно будет с вами поехать? – спросила Никки.

Линк задумчиво посмотрел на нее. По правде говоря, он уже давненько никуда не выбирался с сестрой. Если задуматься – со дня той злосчастной катастрофы. Может быть, день, проведенный вместе, пойдет на пользу им обоим?

– Даю тебе ровно пять минут.

Лицо девочки озарилось улыбкой.

– А я уже готова! – Она проворно забралась в кабину трейлера. – Послушай, Линк, а ты скажешь Мег?

– Ах ты, негодница! Оставляешь всю черную работу мне!

– Ну пожалуйста... Она согласится, если ты ее попросишь.

– Мне не хочется забивать ей голову всякой ерундой, – проворчал Линк и прошел мимо загонщика ко внутреннему телефону в конюшне.

– Эй, да ведь вам повезло, что Мег потеряла из-за вас голову, – проговорил Дейл вслед Линку.

Если бы только в его словах была хоть доля правды, подумал Линк, снимая трубку телефона.

Мег нетерпеливо расхаживала по спальне, то и дело выглядывая в окно, чтобы посмотреть, не вернулись ли Линк и Никки. Дорога была совершенно пуста. Она взглянула на часы – уже почти восемь. Три часа назад Линк позвонил и предупредил, что они задерживаются, но Мег все равно было не по себе. Никки не следовало никуда уезжать, и Линк отлично это знал. Больше всего Мег расстраивала мысль о том, что Линк опять позволил Никки манипулировать собой.

Мег достала из комода пляжное полотенце, спустилась вниз и направилась во внутренний дворик. Меньше всего ей хотелось, чтобы Линк догадался о том, что она весь вечер не находила себе места, поджидая, когда же он вернется. Включив освещение у бассейна, Мег нырнула в прохладную прозрачную воду.

Она проплыла до противоположного конца бассейна и только там, чувствуя, что легкие вот-вот разорвутся от нехватки кислорода, вынырнула на поверхность. Отдышавшись, начала плавать от края до края бассейна, напряженно размышляя, неужели и дальше ее семейная жизнь будет складываться подобным образом.

Пока что Линк остается верным данному слову. Жизнь Мег, похоже, не претерпела никаких изменений. А разве сам Линк отказывает себе в чем-нибудь со дня вступления в этот смехотворный брак? Пожалуй, ни в чем, если не считать того, что теперь ему приходится делить с ней свою постель. По правде говоря, это не доставляет ему никаких неудобств.

Наконец она ухватилась за бортик и смахнула с лица капли воды.

– А я гадал, закончишь ты свое плавание до утра или нет.

Мег вздрогнула и, обернувшись, заметила Линка. Он сидел у самой воды, одетый, как и утром, в черные джинсы и высокие ботинки. Шляпу снял и положил на стул рядом, позволяя Мег увидеть улыбку, игравшую у него на губах. Она отвела глаза, чувствуя, как ее охватывает жар. Черт бы его побрал! Стоит ему только усмехнуться, как все внутри у нее словно плавится.

– Я просто решила немного расслабиться перед сном, – ответила она.

– Подождала бы лучше меня.

Мег сердито уставилась на него.

– А откуда мне было знать, когда тебе вздумается заявиться домой?

– Я же позвонил и сказал, что мы задержимся.

– Позвонил! Четыре часа тому назад, – напомнила она ему.

– Три, – поправил он, задумчиво разглядывая жену. Ему очень нравился гневный блеск ее глаз. – Уж не соскучилась ли ты без меня? – поддразнил он ее.

Мег пожала красивыми плечами.

– Да я даже не заметила, что тебя не было. Черта с два, подумал он и начал расшнуровывать ботинки, не отрывая взгляда от лица жены и наслаждаясь тем, что глаза ее округлились от удивления. Разувшись, он вытащил рубашку из-за пояса джинсов.

– Что ты делаешь?

Он встал и бросил рубашку на стул.

– Собираюсь поплавать.

– Но у тебя же нет плавок!

Линк скрестил руки на груди.

– А ты против, если я обойдусь без них?

– Нисколько. – У Мег пересохло горло, когда она подняла голову и в упор посмотрела на мужа. Он был по-настоящему прекрасен в своей мужественной наготе.

– Мег, мне на самом деле очень жаль, что мы не смогли вернуться раньше. Надеюсь, ты понимаешь, что мне куда больше хочется побыть с тобой, чем точить лясы с почтенными коневодами.

Она встретилась с ним глазами.

– Правда?

– Господи, ну как же тебя убедить? – Линк протянул руку и привлек ее к себе, нежно целуя. Руки Мег скользнули вверх по его груди и обвились вокруг шеи, приветствуя его возвращение домой. Ей хотелось, чтобы так было долго-долго... всегда.

Однако, если подумать, сколько еще может продлиться ее безоблачное счастье? Как ни любит она Линка, он не отвечает на ее чувства.

Через несколько минут Линк снял с нее купальник, и Мег не в силах была ни в чем ему отказать. Завтра. Она подождет до завтра, а уж тогда попробует переговорить с ним начистоту.

Почти каждое утро молодожены завтракали вместе. Дора старалась оставить их наедине, и Мег была ничуть не против, так как Линк тут же подсаживался к ней поближе и...

– Перестань, пожалуйста, – отпихивала его Мег. – Дора может вернуться.

– По-твоему, ей покажется странным, что мы целуемся? – Он пожал плечами. – Если тебе это не нравится, тогда, конечно, придется...

Мег схватила его за руку прежде, чем он успел подняться.

– И думать не смей! – Она обняла его и поцеловала долгим, страстным поцелуем.

Темные глаза Линка пылали от едва сдерживаемого желания.

– Похоже, мои привычки довольно заразительны, а?

Мег кивнула, но тут в кухню с улыбкой вбежала Никки.

– Привет, ребята.

– Что-то ты сегодня очень уж весела!

– У меня осталось всего несколько свободных денечков перед школой, вот я и решила поработать сегодня с Конфеткой.

Линк быстро переглянулся с Мег.

– Звучит неплохо, но, если не ошибаюсь, сегодня ты должна навестить доктора Кэти.

– Но мне больше не нужны эти дурацкие сеансы! Почему я до сих пор должна ездить на них?

– Потому, что так решил школьный совет.

– Но со мной уже все в порядке!

– Вот и отлично. – Линк поднялся, обошел вокруг стола, поцеловал сестру в. щеку, а затем остановился за стулом Мег и запечатлел на ее губах нежный поцелуй. – Увидимся за обедом, – пообещал он и вышел.

Мег посмотрела ему вслед. Никки наклонилась к ней.

– Ты уже узнавала у него?

Мег не надо было переспрашивать, что имеет в виду сестра.

– Нет, не представилось случая.

– Послушай, Мег, ты обязательно должна мне помочь. Я слишком мала, чтобы узнать все без чьей-либо помощи, но, если надо будет, справлюсь и сама. Я уже выяснила, что родильный дом, где я появилась на свет, находится в Форт-Уорсе.

Мег запаниковала.

– Никки, я не уверена, разумна ли такая спешка...

Девочка надулась.

– Мег, как ты можешь так говорить? Ты-то знаешь своих родителей. И Линк знает своих. Только я не знаю, кто я и откуда. – На глазах Никки показались слезы. – А вдруг у меня где-то есть братья или сестры?

Сердце у Мег готово было выскочить из груди. Господи, что же ей делать?

– Ты даже не представляешь, что чувствуешь, когда не знаешь, откуда ты и кто твои родители! – Не дождавшись ответа, Никки вскочила и выбежала из кухни.

Мег хотела было догнать ее, но раздумала. Придется уговорить Линка выслушать ее и прийти к какому-то решению.

Прошла целая неделя, прежде чем Мег набралась храбрости и в один из дней, часу в десятом вечера, зашла в кабинет Линка. Она знала, что позже, как и накануне, они отправятся спать и мысли ее примут совершенно другое направление... весьма приятное, впрочем.

– Линк, нам надо поговорить.

Он нахмурился.

– В чем дело?

Мег глубоко вздохнула.

– Со дня нашего возвращения из Далласа Никки упрашивает меня помочь ей разыскать настоящих родителей.

Линк был так потрясен, что без сил откинулся на спинку стула.

– Скажи ей, что не можешь.

– Все не так просто, – ответила Мег, подходя ближе. – Если я не помогу ей, она грозится узнать правду сама, без чьей-либо помощи.

– Чушь! Никто ребенку ничего не скажет. Кроме того, я проконсультировался с моим адвокатом – он сообщил, что удочерение было тайным. Так что нечего беспокоиться. – Он пожал плечами. – Через пару недель Никки выбросит все это из головы.

Мег начинала сердиться.

– Ничего подобного. Ты должен знать, что я говорила с доктором Гамильтон. Она рассказала мне, что Никки непрестанно думает об этом со дня гибели ваших родителей. – Взгляды их встретились. Вот стоит мужчина, которого она любит. Почему же так трудно втолковать ему, что сестре нужна правда? – Мне кажется, мы должны все рассказать ей.

– Нет! – Линк принялся расхаживать по кабинету. – Она слишком мала.

– За последний год она очень повзрослела, – напомнила ему Мег. – Попытайся представить, что произойдет, если Никки узнает правду не от нас с тобой, а от кого-то еще.

– Это случится, только если правду выболтаешь ты, – взгляд темных глаз Линка, казалось, пронизывал Мег насквозь. – Вспомни, ведь ты обещала мне молчать, пока Никки не будет готова услышать правду.

– Но это было до того, как она начала задавать вопросы. Что, по-твоему, она подумает обо мне, когда ей все станет известно? Ведь я знаю, что мы с ней родные сестры, уже несколько месяцев, и тем не менее намеренно не говорю ей. Линк, да она возненавидит меня! А как насчет наших братьев? Клинт и Рик понятия не имеют о том, что у них есть младшая сестра. Им тоже будет очень обидно, что я ничего не рассказала им. Разве их чувства совсем не в счет?

Линк выругался сквозь зубы и отвернулся.

– Я знаю, что рискую многое потерять, – продолжала Мег. – Но мы все рискуем.

Неожиданно она сообразила, что уже теряет своего мужа. Однако мысль о том, что ей предстоит потерять и Никки, была совершенно невыносима.

Линк круто повернулся к ней. Глаза его блестели, выдавая всю силу обуревавшего его гнева.

– Ты ничего не потеряешь до тех пор, пока ничего не скажешь Никки. Мег, вспомни, мы с тобой заключили договор. Лично я намерен соблюдать его.

Эти слова резанули Мег по живому. Иными словами, Линк лаконично напомнил, почему женился на ней. По одной-единственной причине.

– Ты прав, я совсем об этом забыла. – Мег постаралась справиться с упрямо выступавшими на глаза слезами. – Мы с тобой действительно заключили сделку.

Понимая, что должна поскорее уйти, пока окончательно не выдала себя, Мег направилась к двери, но Линк схватил ее за плечо.

– Мег, ты же знаешь, не я завел этот разговор. Мы стали с тобой мужем и женой, думая лишь о Никки, но теперь все по-другому...

– Нет, Линк, – прервала она его. – Ты впервые сказал чистую правду. У нас с тобой деловое соглашение. Бизнес, можно сказать. Так пусть все так и остается. – У нее не было сил смотреть ему в глаза – слишком сильна оказалась боль от его слов. – Думаю, будет лучше, если я вернусь в свою прежнюю комнату.

Она ожидала, что Линк возразит ей, но он промолчал, и только взгляд его стал холодным и неприступным.

– Если ты так хочешь – отлично.

Мег заглянула ему в лицо, пытаясь отыскать хоть каплю былой нежности, но напрасно. Она тихонько вздохнула. Разве у нее есть выбор?

– Спокойной ночи, Линк.

Он кивнул.

Мег вышла из кабинета, поднялась наверх и прошла в свою прежнюю комнату. Только там она позволила себе без сил прислониться к стене, и слезы ручьем покатились по щекам.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Мег совершенно не хотелось кататься верхом, но Никки уговорила ее. Джози нетерпеливо пританцовывала на месте, и Мег, наклонясь в седле, похлопала лошадь по холке.

– Тише, девочка. Мы скоро отправимся. Куда ты пропала, Ник? – позвала она, обернувшись к конюшне. – Джози не терпится прогуляться.

Ей никто не ответил. Вместо Никки во двор вышел Линк. Мег поспешно отвернулась, но не смогла удержаться от того, чтобы украдкой не взглянуть на него. На нем была джинсовая рубашка, выгодно подчеркивающая широкие плечи, и хорошо знакомые Мег вылинявшие джинсы, плотно облегавшие длинные ноги. У нее все внутри наполнилось сладкой истомой при одном только взгляде на него.

Мег не хотела признаваться даже самой себе, как она сильно скучала по Линку эти две недели, какими одинокими были ее ночи, как больно ей было при мысли о том, что он уже никогда не обнимет ее.

– Никки никак не распутает сбрую. Она выйдет через несколько минут, – объяснил Линк, останавливаясь рядом с ней.

Не доверяя собственному голосу, Мег кивнула, чувствуя, как горячее солнце начинает припекать спину. Вдруг ей стало очень жарко, а голова почему-то закружилась. Покачнувшись в седле, она поморгала, пытаясь удержать в фокусе расплывающийся силуэт Линка. Губы ее едва слышно прошептали его имя, и Мег неожиданно почувствовала, что соскальзывает с седла и падает, падает, неудержимо падает в черную бездонную пропасть. Сильные руки в последний момент подхватили ее, спасая от неизбежного удара о землю.

Линк ощутил, как сердце его затопила волна неподдельного ужаса. Он ногой распахнул дверь в пристройку к конюшне, где помещался крошечный кабинет, и опустил Мег на кушетку. Сердце его колотилось так, что готово было выпрыгнуть из груди. Он бросился к порогу и громко позвал Никки, а затем вернулся к безвольно лежавшей Мег, снял с нее шляпу и расстегнул пояс.

– Господи, Мег, да очнись же...

Он принялся растирать ей руки, напуганный бледностью ее лица. Вскочив, достал из холодильника бутылку минеральной воды, вытащил из кармана носовой платок, смочил его и приложил ко лбу Мег.

– Проклятье! Зачем только она вышла на такой солнцепек!

– Линк, что случилось? – В помещение зашла Никки. – О Боже мой! Что с ней? – Она присела возле Мег.

– Черт бы меня побрал, если я знаю. – Паника с новой силой обуяла Линка. – Я вышел сказать ей, что ты запуталась в сбруе, а она вдруг слетела с Джози вниз головой. Я отнесу ее в больничку, а ты попроси Дейла...

Он не договорил, так как Мег застонала и шевельнула рукой.

Линк начал поглаживать ее по щекам.

– Вот так, милая, вот так, давай просыпайся.

Мег заморгала, и через пару секунд вполне осмысленный взгляд ее карих глаз встретился с глазами Линка. Он улыбнулся ей.

– Что произошло?

– Ты упала в обморок. – Линк крепко сжал ее руку, сожалея в глубине души, что не может вот так же удержать и саму Мег. – Думаю, надо отвезти тебя к врачу.

– Да нет же, со мной все в порядке. Это жара.

– Может, тебе стоит что-нибудь съесть? – предложила Никки. – За обедом ты почти ничего не ела.

– Слишком жарко, и есть совсем не хочется, – возразила Мег.

Линк окинул внимательным взглядом ее безупречное тело. За первую неделю их семейной жизни он наизусть заучил каждый его изгиб, каждую впадинку и ложбинку, и сейчас без труда заметил, что Мег похудела.

– Ну, тогда тебе надо отдохнуть.

Не успела Мег возразить, как Линк подхватил ее на руки и направился к двери. Голова Мег еще немного кружилась, и она обвила руками его шею.

– Линк, не надо, я лучше пойду сама.

– Побереги силы, солнышко, – ответил он, проходя через двор. Никки он приказал бежать вперед и предупредить Дору.

Линк нес Мег как пушинку, а она, понимая, что разговаривать с ним бесполезно, тихо радовалась тому, что ощущает прикосновение его рук. Склонив голову ему на плечо, она глубоко вдохнула знакомый аромат. О Господи, как же она по нему соскучилась! Жаль, что такое блаженство продлится недолго. Как только Линк донесет ее до комнаты, он, верно, отправится по своим делам.

Когда Линк поднялся наверх, Дора уже снимала покрывало с кровати в его спальне. Линк, не раздумывая, опустил Мег на постель.

– Но ведь я теперь сплю не тут, а...

– Не думай ни о чем. Лучше отдыхай, а не то я все-таки отвезу тебя к врачу. – Он направился к двери. – Попозже зайду тебя проведать.

– Если хочешь, я принесу тебе супу, – предложила Дора.

– Спасибо, Дора, может быть, потом. А сейчас я хочу вздремнуть.

– Позови нас, если что, – велел ей Линк.

Мег кивнула, и они вышли из комнаты. Уронив голову на подушку, она грустно вздохнула. Что же делать? Никки в последние дни то и дело интересуется, с чего это Мег вернулась в свою прежнюю комнату. Но вот теперь она лежит на постели своего мужа, а этот самый муж совершенно безразличен к ней.

Мег закрыла глаза, чувствуя, что усталость вот-вот унесет ее в страну сновидений. Пусть Линк сам отвечает на вопросы Никки.

Линк быстро возвращался к конюшне, намереваясь отделаться от Никки, но это было не так-то просто.

– Что происходит? – допытывалась девочка.

– Ровным счетом ничего. Мег напекло голову, и ей надо отдохнуть.

– Я не об этом. – Никки уперла руки в бока. – Я хочу знать, с какой стати вы спите в разных комнатах.

– Послушай, Никки...

– Перестань, Линк, я уже давно не ребенок. И отлично понимаю, что вы оба несчастны.

Линк махнул рукой.

– Да, у нас проблемы, – признался он.

Глаза Никки округлились, и она стала настолько похожа на Мег, что у него сжалось сердце.

– Дело во мне, так? – печально проговорила девочка.

Он видел, что она вот-вот заплачет.

– Нет, Никки, ты тут ни при чем. Это касается только нас с Мег. Это наше дело.

– Но вы не сможете разобраться, если и дальше не будете разговаривать. – Девочка смотрела на брата в полном отчаянии. – Пожалуйста, не поступай так с Мег. Ведь ты любишь ее, и она тебя любит.

Линк зажмурился. Господи, если бы все было вот так просто!

– Попроси у Мег прощения, и я обещаю больше не докучать вам.

Линк порывисто обнял сестру.

– И думать не смей! Мне очень нравится, когда ты путаешься под ногами. И Мег тоже. Зато ты можешь сделать мне одно одолжение.

– Какое?

– Не проси Мег помочь тебе разыскать твоих родителей.

– Но...

Линк приложил палец к губам сестры.

– Никки, пожалуйста, сделай, как я прошу. Ты слишком мала, чтобы заниматься этими поисками. Я уверен, что, если бы мама и отец были живы, они согласились бы со мной.

Глаза Никки наполнились слезами, и у Линка защемило сердце. Но будет намного хуже, если Никки навсегда исчезнет из его жизни. Он уже потерял Мег и не может допустить, чтобы и Никки покинула его. Он опустил руку.

– А ты поможешь мне, когда я подрасту? – спросила Никки.

– Вот когда подрастешь, мы и поговорим. Несколько секунд Никки в упор рассматривала его, а затем кивнула.

– Ладно, я подожду. А теперь отправляйся наверх и помирись с Мег.

Он вздохнул.

– Не знаю, Ник, смогу ли.

– Пожалуйста, если любишь Мег, постарайся. Это верно, он любит ее, да еще как, но что проку? Она даже не хочет находиться с ним в одной комнате!

– Давай. – Никки подтолкнула его к дверям. – Иди и побудь с ней. Ей это понравится.

Мег перевернулась на бок и лениво потянулась, впервые за многие дни чувствуя себя отдохнувшей. Она улыбнулась, открыла глаза и... замерла.

В кресле-качалке, стоявшем вплотную к кровати, спал Линк. На нем были те же джинсы и рубашка, что и вчера. Мег быстро осмотрела себя. Почему-то и она была одета. Выходит, проспала. Она перевела взгляд на будильник, что стоял на столике, – почти четырнадцать часов. Да, проспала, причем в постели Линка. Мег резко приподнялась, и вдруг желудок ее словно совершил рискованное сальто.

Это еще что такое? Зажав рот рукой, она, спотыкаясь, бросилась в ванную комнату. Ей удалось захлопнуть дверь и склониться над, унитазом раньше, чем дурнота с новой силой накатила на нее. Со вчерашнего утра она почти ничего не ела, но ее все равно вывернуло наизнанку. Наконец она без сил опустилась на пол и прикрыла глаза, ожидая, когда отступит тошнота. Пожалуй, все это никак не связано с жарой. Мег постаралась припомнить, когда у нее в последний раз было обычное недомогание, и вдруг сообразила, что задержка составляет уже больше трех недель. Если учесть, что она ни с того ни с сего хлопнулась в обморок, а в самый первый раз они с Линком забыли о необходимости предохраняться...

Мег бережно накрыла живот ладонью. Значит, у нее будет ребенок! Она улыбнулась. Ребенок Линка.

– Мег! Ты в порядке? – окликнул ее Линк, барабаня в дверь.

Мег выпрямилась.

– Все хорошо. – Ноги ее подрагивали от слабости, но она встала, открыла дверь и оказалась лицом к лицу с Линком. На губах ее играла улыбка. – Правда, Линк, ничего страшного.

Он нахмурился.

– Просто так в обморок не падают. А как голова сейчас? Не кружится?

– Нет! – Мег и правда чувствовала себя намного лучше. – Пойду-ка я приму душ. – Она прошла мимо него, но он удержал ее за руку.

– А почему не здесь?

Глаза у него были еще сонные, волосы взъерошены. Больше всего на свете Мег хотелось сейчас согласиться с его предложением. Но нет, не стоит – хотя бы до тех пор, пока они кое-что не прояснят.

– Линк, не думаю, что это хорошая идея.

– Самая хорошая из всех, что приходили нам с тобой в голову за эти две недели. Ведь ты моя жена, Мег.

– Твоя жена? О чем ты говоришь, Линк? Семейная жизнь – это нечто реальное. А у нас с тобой чисто деловые отношения.

– Но у нас могла бы быть семья, Мег, – почти умоляюще проговорил Линк. – Если бы только ты дала нам обоим шанс...

– Если бы я дала шанс? – Мег ткнула указательным пальцем ему в грудь. – Это ты у нас стремишься сделать все по-своему, Линк. Ты затащил меня к себе в постель, но не пожелал прислушаться к моему мнению о том, что Никки мечтает разыскать своих родителей.

– Я согласен прислушиваться к твоему мнению во всем, кроме этого вопроса.

– Линк, неужели ты не понимаешь, как это важно для нее? И для меня – тоже!

– Условия нашей сделки такое не предусматривали. Мы оба решили подождать... И теперь Никки тоже готова ждать, – добавил Линк.

– О чем ты?

Он глубоко вздохнул.

– Мы с Никки вчера обо всем переговорили. Она вбила себе в голову, что виновата в наших с тобой разногласиях. Я сказал ей, что это не так, что у нас с тобой действительно нелады, но она тут ни при чем.

Мег скрестила руки на груди.

– И что она тебе на это ответила?

– Обещала подождать с поисками родителей, пока не подрастет.

Похоже, Мег не убедили его слова.

– И сколько она согласна ждать?

– По крайней мере год, – Линк испытующе уставился на нее. – Так что теперь ничто не мешает нам с тобой, – он потянулся к ней и, поскольку она не противилась, нежно обнял ее. – Мег, я говорю чистую правду. Я хочу, чтобы у нас была настоящая семья, и не только ради Никки. Ради нас с тобой.

Мег страстно хотелось верить ему.

– Но получится ли у нас что-нибудь, Линк? Ведь эта семья будет основываться на лжи. Я и так не могу смотреть Никки в глаза.

– Черт возьми, Мег, мы же никого не обманываем! Мы просто не торопимся сообщить ей правду, которую она еще не готова узнать.

Мег хотела было возразить, но передумала. Незачем спорить.

– Так мы никогда не договоримся. – Она повернулась к двери.

– Куда ты? – поинтересовался он. Оглянувшись, Мег заметила мелькнувшую в его взгляде панику. Внезапно ей показалось, что Линк так же беззащитен, как и она сама.

– Я же сказала – иду принять душ.

– А потом?

– Не знаю, Линк. – Она устало вздохнула. – Поскольку Никки скоро возвращается в школу, наверное, я съезжу навестить братьев...

И попробую решить, что же делать дальше, подумала она. Ведь нельзя забывать о ребенке.

Мег припарковала джип «чероки» у ворот фермы Диланеев. Старый дом показался ей еще более обшарпанным, чем несколько месяцев назад. Ставни на окнах явно надо покрасить, а прогибающиеся доски на крыльце – заменить.

Мег вышла из машины и огляделась по сторонам, но не заметила ни одной живой души. Ничего удивительного. Она звонила Клинту и предупредила о своем приезде, но сейчас как-никак полдень. Самое горячее время для фермеров. Мег поднялась по ступенькам, открыла дверь в гостиную и невольно улыбнулась при виде царившего здесь беспорядка.

На продавленном диване, что стоял у стены, были навалены кипы газет. Журнальный столик загромождали стаканы и банки из-под молока и газированной воды. На спинке старого кресла висела одежда. Впрочем, стоит хорошенько пройтись повсюду пылесосом и влажной тряпкой, выкинуть мусор, и все будет в порядке.

Ну что же, надо приниматься за дело. Мег положила сумочку на окно, собрала в охапку одежду и направилась в кухню. На пороге она замерла. Вот где настоящий бедлам! Похоже, ей будет чем заняться, пока Клинт и Рик не вернутся домой. Однако, хотя руки будут заняты работой, ничто не сможет помешать ее мыслям снова и снова возвращаться к Линку. Еще два часа назад, садясь за руль нового автомобиля, она надеялась, что Линк попросит ее не уезжать, но он промолчал. Лишь в последнюю минуту посоветовал быть осторожной на дороге и неспешно отправился в манеж.

Мег бросила грязную одежду на пол перед стиральной машиной и повернула краны. Добавив стиральный порошок, начала сортировать вещи, раскладывая цветные и белые отдельно. Слезы подступали к глазам, и, чувствуя, что ей надо хорошенько выплакаться, она не мешала им катиться по щекам.

Два часа спустя дом засиял чистотой, а в стиральной машине успели прокрутиться две порции белья. Мег как раз закончила развешивать его и пошла в кухню проверить жаркое, когда на пороге появились Клинт и Рик.

– Судя по шикарному монстру у ворот, к нам прикатила богатая родственница, – заметил Клинт.

– Ага, – поддакнул Рик. – Ты, наверное, имеешь в виду жену некоего скотовода?

Мег бросилась навстречу братьям.

– Ну-ка повежливее, а то я заберусь в своего шикарного монстра и вернусь туда, откуда приехала. – Она по очереди обняла их.

Клинт втянул носом воздух.

– Только сначааа дожарь мясо.

– Выходит, ты скучаешь не по мне, а по моей стряпне?

– Не только, – поддразнил ее Клинт. – Если не ошибаюсь, ты еще и огород пропалывала. Пожалуйста, оставайся с нами подольше. Хотя вообще-то я не думал, что ты так скоро решишься уехать от своего муженька. Вы ведь с ним молодожены. Не иначе как в раю бушуют бури?

Мег попыталась улыбнуться, но обмануть братьев было не так-то просто. Особенно Клинта.

– Получается, стоит мне приехать навестить семью, как все воображают, будто у меня неприятности?

Клинт вопросительно поднял бровь.

– А разве нет?

Этого было достаточно. Глаза Мег наполнились слезами, и мгновение спустя брат крепко обнял ее.

– Все будет в порядке, сестричка, – пообещал он ей. – Я так и знал, что ты слишком поторопилась выскочить замуж. Мы с Риком завтра же отправимся на это проклятое ранчо и привезем твои вещи.

– Ни за что! – Мег резко отстранилась. – Я никогда не уеду оттуда!

Братья недоверчиво уставились на нее, но она понимала, что не может сказать им правду. По крайней мере пока.

– Пожалуйста, позвольте мне просто пожить тут несколько дней.

Клинт искоса посмотрел на младшего брата.

– Оставайся, сколько захочешь, – успокоил он ее. – Мы с самого начала были против твоего отъезда.

– Спасибо. – Мег вновь убедилась, что недостаток материальных благ ее семья с лихвой восполняет заботой и любовью. – Мне просто нужно побыть одной и о многом подумать.

Клинт обнял сестру за плечи.

– Если не хочешь, ничего не объясняй и не рассказывай.

– Ага, – привычно поддакнул Рик. – Давайте лучше сначала поедим.

Мег расхохоталась сквозь слезы.

– Неужели на уме у тебя только кормежка? Девятнадцатилетний парень, ростом переваливший уже за шесть футов, вскинул голову.

– Ну, я ведь до сих пор расту.

– Тогда как насчет того, чтобы съездить в город и купить кое-что к обеду? – Мег вручила брату список и деньги, а затем достала из сумочки и бросила ему ключи от джипа. – Поезжай на моей машине.

Рик испустил боевой клич.

– Спасибо, Мег! – Он порывисто поцеловал ее в щеку и выбежал из дома.

– Скорее всего, он вернется не раньше чем через несколько часов, – заметил Клинт.

– Ну и ладно. Пусть немного развеется. – Мег подошла к столу и села.

– Похоже, тебе самой не мешало бы развеяться. Судя по всему, процветающего ранчо и нового автомобиля для этого недостаточно. – Клинт придвинул стул и уселся на него верхом. – Верно, этот Линк оказался подонком? Если так, я завтра же...

Мег покачала головой.

– Нет, Клинт. Я просто начинаю понимать, что не может быть семейной жизни и брака без любви. Мне не следовало выходить замуж за Линка.

– Тогда почему же ты вышла?

Мег помнила, что обещала Линку хранить все в тайне, но Клинт имеет полное право знать. Несправедливо скрывать правду от братьев.

– Я вышла за Линка из-за Никки.

– Не иначе, тебе мало было хлопот с нами?

Мег кивнула.

– Я воспитала вас и хотела помочь Линку воспитать нашу сестру.

Брат недоуменно взглянул на нее.

– Клинт, Никки Стоунер – наша сестра. Помнишь, нам сказали, что ребенок, которого ждала мама, умер при рождении? Ну так нас обманули. Девочку удочерили Стоунеры...

Когда Клинт пережил первое потрясение от услышанной новости, Мег рассказала ему о том, как ей стало известно о Никки, об обещании, которое она дала умирающей матери, о своем приезде на ранчо Стоунеров, о том, как Линк попросил ее остаться и заняться его сестрой. И о том, как он случайно прочитал фамилию «Диланей» на свидетельстве о рождении Никки. И о том, в какой форме предложил ей стать его женой, и о том, что она обещала ему молчать.

– Черт! – выругался Клинт. – Это все отец виноват. А мама?! Как только она позволила ему отдать нашу сестренку?

Мег обняла брата.

– Клинт, все это в прошлом. Сейчас нам нужно придумать, как не потерять Никки снова.

Они поговорили о том, стоит ли через суд добиваться права видеться с сестрой, но Мег опасалась, что разбирательство еще больше осложнит жизнь Никки.

– Значит, ты вернешься к Линку? – поинтересовался Клинт.

Мег кивнула.

– У меня просто нет выбора. Я почти уверена, что у меня будет ребенок.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Линк поднялся затемно, решив, что бессмысленно валяться в постели, когда сна нет ни в одном глазу. Натянув старые джинсы, он достал из шкафа рубашку, и взгляд его наткнулся на пустые вешалки, на которых еще недавно висела одежда Мег. Ужасающая пустота разливалась в душе, подбираясь к сердцу и наполняя все его существо тупой болью. Мег уехала пять дней назад. Пять бесконечно долгих от одиночества ночей. Неужели вся его жизнь отныне будет такой? Вернется ли Мег домой? Подарит ли ему шанс все исправить?

Черт, он даже не представляет, как это сделать. Никки снова отдалилась от него. Наверняка винит его за то, что он позволил Мег уехать. И совершенно права. Вместо того чтобы уговорить ее остаться, он, можно сказать, сам подтолкнул ее к двери.

Ну что же, вот и добился своего, с ненавистью к самому себе думал Линк. Только он виноват в том, что случилось между ними. Побоялся довериться Мег настолько, чтобы разделить на двоих привязанность Никки, рассказать девочке правду о ее настоящей семье.

Ну, все это в прошлом. Он постарается не забывать горький урок. Линк решительно встал и вышел в коридор. Прежде всего надо съездить к Мег и упросить ее вернуться. А затем они вместе расскажут Никки правду. Линк остановился у двери в комнату сестры, бесшумно повернул ручку и вошел. Еще слишком рано, и Никки, конечно же, спит, однако не мешает в этом убедиться...

Солнечная дорожка тянулась через всю комнату от окна. Простыни на широкой кровати были смяты, однако постель оказалась пуста.

Никки нигде не было. На мгновение сердце замерло в его груди. Где же она? Заметив на комоде конверт, Линк разорвал его и достал записку.

Дорогие Линк и Мег, простите, что из-за меня у вас возникло столько проблем. Может быть, если я не буду вам мешать, вы больше не станете ссориться и снова будете счастливы. Я люблю вас обоих.

Ник.

– Черт побери! – выругался Линк, чувствуя, как его охватывает паника. Скомкав записку, он бросился вниз и в кухне наткнулся на Дору. – Когда ты в последний раз видела Никки? – спросил он, надеясь, что сестра сбежала совсем недавно. Кухарка повернулась к нему от плиты.

– Вчера вечером. А что такое?

Линк, чувствуя, как дрожит его рука, протянул Доре смятую записку.

– Она снова сбежала. Пойду ее искать.

– Может, позвонишь шерифу?

– Нет! – возразил он. – Если об этом прослышит опекунский совет, Никки наверняка у меня отберут.

– Значит, будешь искать ее один... – протянула Дора. – Линк, хватит быть героем-одиночкой! Тебе незачем тащить весь дом на своих плечах. Давно пора довериться кому-нибудь... да хоть жене, ведь она так любит тебя!

Линк невидящим взором уставился на Дору. Она права. Если бы он доверял Мег, она не уехала бы. И если бы верил, что у Никки хватит сил выдержать потрясение от ошеломляющей новости, она не сбежала бы из дома. Линк подошел к телефону и снял трубку.

Прежде всего он набрал номер фермы Диланеев, но никто не ответил. Затем связался с шерифом и сообщил об исчезновении Никки. После этого разыскал Дейла с несколькими работниками, и все вместе они отправились на поиски.

Линк вернулся через два часа, не обнаружив никаких следов Никки. Он снова позвонил Мег, но трубку никто не поднимал. Отшвырнув бесполезный телефон, Линк бросился к грузовику. К черту все звонки, он должен действовать, если хочет разыскать сестру.

Около полудня Мег вернулась на ферму после визита к врачу. Он подтвердил то, в чем она почти не сомневалась. Шестинедельная беременность. Сложись все иначе, это был бы настоящий подарок судьбы, размышляла Мег, лежа на диване и чувствуя, как глаза наполняются слезами. Неважно. Все равно она будет любить этого ребенка.

– Не волнуйся, малыш, я с тобой.

У ворот фермы с визгом затормозил какой-то автомобиль, и Мег удивленно выглянула из окна. Силы небесные! Из кабины грузовика выпрыгнул Линк. Как он тут оказался?

Мег стояла, не в силах отвести истосковавшийся взгляд от стройной фигуры мужа, а сердце ее буквально разрывалось от неопределенности. Черт бы все побрал, она еще не готова к встрече с ним. Но делать нечего. Откинув косу за спину и поправив юбку, она поспешила к двери и распахнула ее.

– Линк, что ты тут делаешь?

– Никки у тебя? – Глаза их встретились, и Линк прочитал в глазах жены страх и неуверенность.

– Нет, я не видела ее с тех пор, как уехала.

– Проклятье! Я так надеялся, что она окажется здесь. Все автобусные станции я уже проверил.

– Никки сбежала?

Он кивнул и достал из кармана смятый листок бумаги.

– Я нашел это сегодня утром. Она вбила себе в голову, что мы с тобой поссорились из-за нее.

Мег начала читать:

– «Может быть, если я не буду вам мешать, вы больше не станете ссориться...» – Она замахала запиской. – Что за чушь?!

Несколько секунд Линк молча глядел на нее.

– Мег, ты нужна мне. Мы обязательно должны отыскать ее. Я знаю, что виноват, но если ты предоставишь мне шанс...

Именно эти слова она мечтала услышать, но сейчас понимала, что время работает против них. Им надо разыскать Никки.

– Дай мне пару минут, чтобы сложить вещи, и поедем на ранчо. Ну, сестренка, как только доберусь до тебя, выскажу тебе все, что думаю о всяких там побегах!

– И еще скажем ей, что ты – ее сестра, – неожиданно добавил Линк. – Ты была абсолютно права. Мне остается только надеяться, что она не возненавидит меня за то, что я так долго скрывал от нее правду.

Мег закусила губу, стараясь не дать волю своим чувствам.

– Сомневаюсь, что Никки сможет долго сердиться на тебя, она же так тебя любит!

– Господи, Мег, хоть бы ты оказалась права... Подождав, когда Мег соберется, Линк помог ей забраться в грузовик и легко вскочил в кабину.

– Когда мы отыщем Никки, я привезу ее сюда, чтобы она познакомилась со своими братьями.

Пока он разворачивал машину, Мег с высоты кабины окинула 'придирчивым взглядом неказистый дом, который давно не мешало покрасить, хотя в остальном он был еще вполне ничего.

– Как бы она не разочаровалась. Довольно неприглядное семейное гнездо.

Линк дотронулся до ее руки.

– Я уверен, она будет гордиться своей семьей. Теперь у нее есть Клинт, и Рик... и ты.

Полтора часа спустя они вернулись на ранчо и торопливо зашли в дом, где надежды их развеяла Дора.

– Никаких новостей. Шериф звонил узнать, не нашлась ли Никки, но пока ее никто не видел.

Мег повернулась к Линку.

– Не надо было мне уезжать. Если бы я осталась...

Взгляды их встретились, и снова Линк заметил страх в ее карих глазах. Он чувствовал, что ненавидит себя за все случившееся.

– Послушай, Мег, я поеду искать ее.

– Я с тобой, – попросила она.

Линк кивнул, подошел к внутреннему телефону и, позвонив в конюшню, приказал оседлать двух лошадей.

– Выезжаем через десять минут. – Он посмотрел на ее юбку. – Тебе, наверное, есть смысл надеть джинсы.

Мег нервно отвела глаза.

– Да, вся моя одежда наверху, я пойду переоденусь. – Она направилась к двери и вдруг замерла. – Слушай, а есть где-нибудь поблизости место, где Никки может спрятаться? Помнится, Клинт и Рик устраивали себе на дереве нечто вроде шалаша и прятались там, когда я сердилась на них.

– Только старая хижина на краю обрыва. Но мы первым делом побывали там.

Карие глаза Мег заблестели.

– А вдруг Никки на это и рассчитывала?

Линк нахмурился.

– Что ты имеешь в виду?

– Мне кажется очень странным, что никто до сих пор не видел ее – ни на дороге, ни на автобусной станции, ни в городе. Похоже, она где-то совсем рядом.

Через несколько минут Мег переоделась, и верхом на Джози и Выпускнике они выехали из корраля. Неподалеку от ранчо им повстречались два работника – Гарри и Майк.

– В хижине кто-то есть, – сообщил им Майк. – Мы почти уверены, что это Никки, но Дейл сказал, что надо вернуться и сообщить вам.

– Черт! Ты была права, Мег. – Линк с облегчением вздохнул. – А где сам Дейл?

– Засел у обрыва и не сводит глаз с хижины, – ухмыльнулся Майк. – Велел нам поторопиться, а не то мисс Непоседе не понравится трепка, которую он готов ей задать. – Майк шутливо поднял руки. – Это не мои слова, это он так сказал.

Линк не сдержал улыбки.

– Спасибо, ребята. Что бы я без вас делал!

– Да ладно, босс, чего уж там... – Парни поклонились Мег, вежливо коснувшись своих шляп. – Рады снова видеть вас, миссис Стоунер.

– И я рада, что вернулась, – улыбнулась Мег в ответ.

Джози нетерпеливо пританцовывала на месте, и Мег пришлось натянуть поводья.

– Кажется, все обошлось, Линк.

– Да уж, но я ей еще покажу! Ну, поехали. – И он направил Выпускника к северному пастбищу.

Линк был очень сердит на Никки, но намеревался сделать все, чтобы их жизнь вернулась в привычное русло. Прежде всего ему следует сообщить сестре о Мег.

Они подъехали к краю обрыва и обнаружили Дей-ла, умело скрывавшегося в зарослях густого кустарника. Мег и Линк спешились и привязали лошадей к дереву, возле которого уже стоял рослый гнедой жеребец старшего объездчика.

Дейл кивком пбздоровался с Мег и обратился к Линку:

– Она там. – Он вручил хозяину бинокль. – Не показывается, но я уверен, что это Никки.

Линк взглянул в окуляры, но ничего не заметил.

– Спасибо, Дейл. Возвращайся на ранчо. Я дам тебе знать, если понадобится помощь.

– Ладно. – Объездчик кивнул, вскочил на коня и медленно двинулся прочь.

– Думаешь, она пробыла там все это время? – спросила Мег.

– Я наведайся сюда рано утром – ее еще не было. – Линк взял Мег за руку, и они начали взбираться по склону холма среди деревьев. – Но тут кругом сплошные кусты, есть где спрятаться. – Оказавшись вблизи хижины, они неслышно подошли к двери.

Мег потянула Линка за рукав.

– Послушай, когда будешь говорить с ней, пожалуйста, не кричи на нее, – прошептала она. – Девочка и так достаточно напереживалась... из-за нас.

– Солнышко, да ведь и я тоже... «напереживался», – ответил Линк ей на ухо, а затем заглянул в ее глаза. – Господи, Мег, как же я соскучился по тебе! – Это признание прозвучало как жалобный стон. – Я хочу, чтобы между нами не было никаких недоразумений. И первым делом – чтобы Никки узнала правду.

– Ах, Линк...

В эту минуту Линку страшно хотелось обнять и расцеловать Мег, однако его ждали дела совсем иного рода. Он резким рывком распахнул дверь.

Неизвестно, у кого был более изумленный вид – у Линка или у его тринадцатилетней сестры, которая сидела, поджав ноги, на брошенном поверх старого матраса спальнике, напоминая испуганного зверька.

– Никки... – Линк направился к ней, и девочка, вскочив, кинулась ему на шею.

– Ах, Линк, – дрожащим голосом пролепетала она. – Прости меня. Я знаю, что не должна была убегать, но с тех пор, как уехала Мег, дома такая тоска...

– Никки, мы не решим никаких проблем, если будем убегать от них, – сказала Мег, заходя в тесную хижину.

– Но ведь ты поступила именно так! – осуждающим тоном заметила Никки, довольно быстро оправившись от изумления.

Мег начала было возражать, но сообразила, что сестра права.

– Твоя правда, Никки, – признала она.

– Но я не хочу, чтобы ты уезжала. – Слезы покатились по лицу девочки.

– Никки, Мег всегда будет рядом с тобой, – начал было Линк, но вдруг замолчал, в упор глядя на Мег. Через пару секунд он снова заговорил: – Она никогда не оставит тебя, потому что... она – твоя сестра.

Девочка кивнула.

– Ну, ясное дело, раз она твоя жена.

Линк покачал головой.

– Нет, Ник. Мег – твоя кровная сестра. Твоими родителями были Ральф и Нина Диланей. Мег – твоя сестра, а Клинт и Рик – твои братья.

Рука Никки взметнулась к губам.

– Но... как же так?

Мег смахнула с глаз набежавшие слезы.

– Моя... наша мама рассказала мне о твоем существовании перед самой смертью. – Бог ты мой, подумала Мег, нелегко слышать такую жестокую правду в тринадцать лет! – Понимаешь, мы были очень бедны, и отец убедил маму отдать тебя людям, которые мечтали о дочке, но не могли иметь детей. – Мег взяла руку девочки в свою. – Маме не хотелось так поступать, но отец принудил ее. Он решил, что так будет лучше для тебя и для всех нас. Все эти годы мама терзалась, гадая, как ты. Она любила тебя, Никки. И просила меня передать это тебе. Я приехала на ранчо поговорить с мистером и миссис Стоунер, узнала, что они погибли, поняла, что у тебя проблемы, и решила остаться, надеясь, что смогу тебе помочь.

– Линк... – Никки взглянула на брата. И ты все это время знал и молчал?

Мег ответила за него:

– Нет, Линк узнал совсем недавно. Сначала мы никак не могли решить, когда придет подходящее время, чтобы сказать тебе правду. А потом ты начала задавать вопросы, и...

Никки отвернулась и отошла к железной печке. Мег последовала за ней и положила руку ей на плечо, однако, почувствовав, как Никки напряглась, тут же отступила.

– Когда ты захочешь и сможешь меня выслушать, я попытаюсь объяснить... и расскажу тебе о наших родителях.

Мег вышла, когда Линк, подойдя к сестре, обнял ее, а та расплакалась. Мег оставила их с тяжелым сердцем, однако понимала, что им надо побыть одним. Стоя на пороге, она обвела взглядом изумительный в своей первозданной красоте пейзаж и глубоко вздохнула. Ах, как же она полюбила ранчо и двоих его обитателей! Она коснулась живота. Вернее, троих. Теперь в ее жизни появился малыш...

Спустя некоторое время Линк вышел, притворив за собой дверь.

– Как Никки? – спросила Мег.

– Рада, что мы нашли ее. И жалеет, что сбежала. Она в полном замешательстве. Полагаю, ей нужно время, чтобы прийти в себя. Сейчас она звонит Доре по сотовому телефону.

– Я была не права, желая рассказать ей правду, – призналась Мег.

– Нет! – возразил Линк. – Это я был не прав. Может, Никки тяжело будет свыкнуться с таким известием, но она ни за что не простила бы нас, если бы мы продолжали скрывать от нее правду. – Он вздохнул и прислонился к одному из столбов, поддерживавших крыльцо.

– Никки потребуется время, чтобы прийти в себя, но главное – она хочет, чтобы у нее была дружная семья.

– Линк, мы ведь уже пробовали, и ничего не вышло.

– Не вышло по моей вине. Я не был откровенен ни с Никки, ни с тобой.

В душе Мег затеплилась безумная надежда.

– Что ты имеешь в виду?

Его руки ласково легли ей на плечи.

– Я просил тебя стать моей женой в расчете на то, что ты поможешь мне не потерять Никки. Я боялся, что ты попытаешься разлучить меня с ней.

Неужели Линк на самом деле мог так думать?

– Да ведь она тебя обожает! У меня в мыслях не было отнимать ее у тебя. Мне просто хотелось быть рядом на случай, если я понадоблюсь ей. – Точно так же я хочу, чтобы ты всегда был рядом со мной и нашим ребенком, подумала она.

– Теперь я все понял, – вздохнул Линк. – Напрасно я убеждал тебя молчать.

Он привлек Мег к себе, и она почувствовала, как у нее подгибаются ноги. Губы Линка почти касались ее лица.

– Ты нужна Никки и нужна мне, а я боялся признаться в этом и тебе, и самому себе, боялся сказать, почему хочу, чтобы ты стала моей женой. Я люблю тебя, Мег. Я знаю, что очень виноват, и постараюсь все исправить – только не отталкивай меня.

– Ах, Линк, и я люблю тебя! – Мег обвила руками его шею, но ей хотелось ощутить его прикосновения, его ласку. Она подняла голову, и губы их встретились в поцелуе, который спустя несколько мгновений из нежного превратился в страстный. Линк застонал и изо всех сил прижал Мег к себе, даря ей надежду на то, что отныне они пойдут по жизни вместе.

– Кажется, я опять некстати...

Они обернулись и увидели Никки, стоящую в дверях хижины с робкой улыбкой на лице.

Линк до сих пор был очень сердит на сестру, и она сразу это заметила.

– Наверное, весь следующий месяц мне придется просидеть под замком, – предположила она.

– Очень может быть. Завтра у нас будет серьезный разговор, Ник. Но сейчас скоро стемнеет, и нам надо возвращаться домой.

– Дейл сказал, что оседлает Конфетку и приедет за мной.

– Отлично. – Линк поцеловал сестру. – Отправляйся ждать его на холме и покричи нам, когда он появится, чтобы мы поехали все вместе.

– Издеваешься, да? Я вовсе не хочу, чтобы кто-то слышал мои разговоры с человеком, за которого я в один прекрасный день выйду замуж, – лукаво поддразнила девочка. – Я отлично доеду до дома с Дейлом, а вам наверняка надо поговорить. – Она прошла мимо брата и остановилась перед Мег, неожиданно смутившись. – Но прежде я хочу попрощаться с сестрой. Все так странно, – застенчиво проговорила она. – Ты – моя сестра. До сих пор не могу в это поверить.

– Знаю, – ответила Мег, жалея, что словами не выразить все чувства, обуревающие ее душу. – Я тоже не сразу привыкла к мысли о том, что мы сестры, но если бы захотела выбрать себе сестру, то непременно выбрала бы тебя.

Глаза Никки, удивительно похожие на глаза их матери, мгновенно наполнились слезами.

– Правда?

– Правда, – подтвердила Мег, обнимая ее. – Мы обо всем поговорим завтра – хоть весь день, если захочешь. – Она откинула со лба девочки темные волосы. – И не забудь поесть, когда приедешь домой.

Они услышали мелодичный свист, и у подножия холма показался Дейл.

– Ну какой же он красавчик! – хихикнула девочка.

– Никки, – предостерегающим тоном произнес Линк, – тебе следует засматриваться на парней твоего возрас... – он осекся. – Нет, ничего, это я так. Пожалуй, я не потерплю никаких мальчишек.

Никки расхохоталась и обняла брата.

– Не беспокойся. Я буду думать лишь о Дейле, так что никаких мальчишек не будет. А тебе сейчас надо помириться с Мег, а то прямо не знаю, сколько раз мне вас мирить.

Линк подумал, не с этой ли тайной целью сестра сбежала из дома, но промолчал.

– Я чувствую, что мудрею на глазах, – медленно протянул он. – А ты-то сама поумнела и поняла, что мы теперь настоящая семья и очень любим тебя?

– Ага! И я люблю вас обоих! – крикнула Никки, сбегая с холма к Дейлу и лошадям.

Они проследили, как Никки вскочила в седло и направилась в сторону ранчо в сопровождении старшего объездчика.

Линк обнял Мег.

– Так на чем мы остановились? – Он улыбнулся, и Мег вновь оказалась под властью его неотразимого обаяния. – Ах да, кажется, здесь... – Он замолчал, целуя ее.

Мег помнила, что им нужно поговорить, но ничто на свете не могло быть важнее блаженства, которое дарили ей губы Линка. А тот принялся осыпать поцелуями ее лицо и глаза, старательно не касаясь губ, и спустя несколько мгновений довел Мег до изнеможения.

– Ты действительно хотела это сказать? – поинтересовался он.

Испытывая восхитительное головокружение, Мег открыла глаза.

– Что?

– Что любишь меня.

– Да...

– Скажи это еще раз.

– Я люблю тебя, Линк.

Стремительно подхватив на руки, Линк внес ее в хижину и ногой захлопнул дверь. Внутри он бережно положил Мег на спальник и снова поцеловал ее.

– Я хочу тебя, Мег. – Он стал лихорадочно расстегивать ее одежду. – Я так соскучился по тебе...

– Я тоже ужасно по тебе тосковала, но разве нам не пора возвращаться на ранчо? – Говоря это, она расстегнула пуговицы на его рубашке и помогла ему снять ее. – Разве нас не ждут?

Линк опять поцеловал ее.

– Пусть себе ждут... – Он подергал молнию на ее джинсах, но Мег остановила его руку.

– Линк, нам надо поговорить.

– Потом!

– Нет! – Она села и дрожащими пальцами запахнула блузку. – Я должна кое-что сказать тебе. Именно сейчас.

Он окинул ее горящим от страсти взглядом, так памятным Мег по восхитительным ночам их любви, и она почти потеряла голову, но тут же спохватилась.

Раз они собираются начать все сначала, она обязана быть с ним откровенной.

– Я не хочу поступать в колледж.

Он пожал плечами.

– Ну и ладно.

– А тебе не интересно знать, почему?

Линк начал проявлять нетерпение.

– И почему же?

Внезапно в душе Мег что-то дрогнуло и к глазам подступили слезы. А вдруг он не обрадуется? Она встала и подошла к окну, глядя на закат.

– Может быть, сейчас не самое подходящее время...

Линк подошел к ней сзади и обнял ее за талию.

– Мег, в чем дело? Я так люблю тебя... Что бы ты ни сказала, это ничего не изменит.

– Я жду ребенка, – прошептала она.

Линк круто повернул ее лицом к себе, и в глазах его Мег увидела радость, смешанную с изумлением.

– Ребенка?

Она кивнула.

– Я знаю, что все очень неожиданно, но...

Он поцеловал ее так горячо и крепко, что Мег перестала сомневаться, счастлив ли он.

– Господи, как же я люблю тебя! Ребенок! А как ты себя чувствуешь? Выходит, ты поэтому потеряла сознание на прошлой неделе, верно?

– Я чувствую себя превосходно. – Мег успокаивающе махнула рукой. – Сегодня утром была у врача. Он сказал, что я совершенно здорова и все идет нормально. – Она всмотрелась в его лицо. – Линк, я знаю, мы с тобой еще не говорили о детях... Кроме того, я все время думаю, как отнесется к этому известию Никки. А вдруг будет против?

Ладонь Линка нежно коснулась ее живота. Он никогда не представлял, что можно испытывать такую нежность и любовь.

– Она будет в восторге! – Глаза их встретились. – Благодаря этому малышу мы станем настоящей семьей. Я люблю тебя. И нашего ребенка.

– И я люблю тебя, – ответила ему Мег, поднимая голову, чтобы поцеловать мужа, но он остановил ее.

– Сначала обещай мне кое-что.

– Все, что хочешь.

– Роди мне сына. Давно пора сравнять соотношение сил в доме.

– Ах ты, бедняжка! Ладно, так уж и быть – если не в этот раз, то непременно в следующий! – пообещала Мег, когда Линк подхватил ее на руки и перенес на постель, доказывая, что просьба его вполне может быть выполнима в будущем.

Notes



home | my bookshelf | | Дела семейные |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу