Book: Завтрак в постели



Завтрак в постели

Сандра Браун

Завтрак в постели

Глава 1

Едва увидев его, она поняла, что погорячилась, пообещав оказать услугу Алисии.

Он стоял на крыльце «Фэйрчайлд-Хауса», держа в одной руке чемодан, а в другой – портативную пишущую машинку; очки в узкой черепаховой оправе были подняты на лоб. Похоже, незнакомец был немного смущен тем, что ему пришлось вытащить ее из постели.

Она – Слоун Фэйрчайлд, владелица и хозяйка заведения, предлагающего «постель и завтрак» нуждающимся, – прислонилась к косяку арочной двери, переминаясь с одной босой ноги на другую, и так крепко зажала воротник халата, что костяшки пальцев побелели.

Первого же взгляда на этого мужчину было достаточно, чтобы у нее засосало под ложечкой и по всему телу стала расползаться сладкая истома. Внезапно она ощутила свою наготу под ночной сорочкой и халатом. К стыду Слоун, в ней пробудилось и нарастало сексуальное возбуждение.

– Вы – Слоун? – наконец заговорил он. – Мисс Фэйрчайлд?

Она закивала головой, как китайский болванчик.

– Картер Мэдисон, – представился незнакомец. – Я, кажется, разбудил вас?

Об этом можно было и не спрашивать: ее вид – спутанные волосы, наспех накинутый халат, босые ноги – говорил сам за себя.

– Да. Извините, что я… – Слоун выразительно провела рукой вдоль тела, а затем снова сжала воротник халата. – Я… Я полагала, что вы приедете пораньше. Входите.

Она отступила в сторону, слегка приоткрыв тяжелую дубовую дверь. Картер вместе со своим багажом едва протиснулся в образовавшийся проход.

– Я хотел вылететь раньше, – принялся объяснять он, – но у Дэвида был сегодня футбольный матч, и он, оказывается, планировал устроить небольшую вечеринку, да тут вдруг узнал, что меня не будет. Вот мне и пришлось позвонить и отложить рейс. А игра началась после уроков. Но мы все же отпраздновали победу гамбургерами и танцами. В общем, я едва успел в аэропорт на последний самолет. Разве Алисия вам не позвонила?

– Нет.

– Извините, – вздохнул Картер. – Мы договорились, что она позвонит и скажет, что я задерживаюсь. – Поставив чемодан и машинку на пол, он расправил плечи.

– Это не важно. Правда.

Мэдисон выпрямился в полный рост и посмотрел на Слоун сверху вниз. Девушка встретила его взгляд и поняла, что таких необычных глаз ей еще не доводилось видеть. Даже слабый свет ночников, которые она зажгла в коридоре, подчеркивал их необычайный оттенок – светло-карий, напоминающий цвет хереса. А ресницы были цвета красного дерева – в точности такие же, как и его густая шевелюра, на которой сейчас играли отблески света.

– Мне очень неловко, что из-за меня вам пришлось встать, – продолжал Картер. – Тем более что вы и так, как сказала Алисия, без восторга восприняли сообщение о моем приезде. – Его кривая усмешка была чересчур уж самоуверенной, даже несколько нахальной, но невероятно обаятельной.

Слоун механически поправила прядь волос, свисающую ей на лоб. Ей явно было не по себе от этого растущего возбуждения.

– Я была не то что против вас, мистер Мэдисон, – объясняла она, стараясь говорить уверенно. – Дело в том, что в заведениях, подобных моему, в основном останавливаются пары. А поскольку я женщина одинокая, то моими гостями становятся или семейные пары, или женщины, путешествующие вместе.

Картер оценивающе оглядел ее фигуру:

– Что ж, идея неплоха. У вашего заведения отличная репутация.

– Да уж, – подтвердила Слоун, плотнее запахивая халат. Ее тело буквально затрепетало под его взглядом. Бывает же такое, жила она поживала с этим телом почти тридцать лет и горя не знала, а тут вдруг за пару минут оно совершенно изменилось, перестало ей подчиняться.

– А вам не кажется, – спросил Мэдисон, – что подобные правила наносят вред вашему бизнесу?

Слоун улыбнулась:

– Честно говоря, я едва свожу концы с концами. И конечно, ценю каждого гостя, готового мне платить.

– А я такой гость и есть, – заявил Картер.

Непонятно почему, но его слова прозвучали как интимное признание.

Девушка решительно выпрямилась:

– Я согласилась принять вас лишь потому, что вы – жених моей лучшей подруги. Она попросила меня дать вам приют, чтобы вы могли перед свадьбой в спокойной обстановке дописать последнюю главу вашей книги.

– «Спящая возлюбленная».

– Простите?

– «Спящая возлюбленная». Так называется роман.

– О! – только и смогла выдохнуть Слоун.

– Вы читали мои книги?

– Да.

– И они вам понравились?

– Некоторые места. Я…

– Какие же именно места? – перебил ее Картер.

– Почти все, – засмеялась Слоун, которую развеселило его любопытство. Картер явно остался доволен ее ответом, и на лице его заиграла чересчур теплая улыбка. Это уж было слишком для девушки, и без того находящейся в смятении. – Как хорошо, что у вас с Алисией все заладилось, – резко сменила она тему разговора.

– Она замечательная женщина.

– О да! – воскликнула Слоун. – Я думала… Нет, впрочем, ничего.

– Продолжайте. Так что вы думали?

– Что ж, я просто хотела сказать. Мне казалось, что Алисия никогда не оправится после гибели Джима. И она, и мальчики так тяжело переживали его смерть. Но когда я разговаривала с ней недавно, у нее был такой радостный голос. Это ваша заслуга. Ведь вы, кажется, занялись всеми их делами после смерти Джима?

– Я был в Китае, когда это случилось. И вернулся домой сразу, как только смог. Джим Рассел много лет был моим лучшим другом. Поэтому помогать его вдове было не тяжкой обязанностью, а честью для меня.

«Помогать, чтобы потом жениться на ней?» – так и хотелось съязвить Слоун. Но она промолчала на сей раз. Она уже и так совершила ошибку, обсуждая все это с Алисией…

– Это замужество так много значит для меня, – говорила тогда Алисия. – С тех пор, как Джим… Да что я объясняю, Слоун, уж кто-кто, а ты знаешь, как мне было одиноко и как нелегко одной воспитывать мальчишек. Картер – замечательный, он так терпелив со мной и сыновьями. Но, похоже, он немного устал за последнее время. Вот я и решила, что нам нужно ненадолго расстаться, прежде чем сделать последний, решающий шаг.

– Алисия, – задумчиво спросила ее Слоун, – а ты хоть любишь Картера?

Наступила долгая пауза, а потом Алисия отрывисто заговорила:

– Конечно, люблю. Мне всегда нравился Картер. Они с Джимом были лучшими друзьями. Он хочет заботиться обо мне и о мальчиках. Картер любит меня, а я обожаю его.

– Ясно-ясно, – нетерпеливо перебила ее Слоун, прекрасно понимавшая, что ее подруга не совсем откровенна. – Ты мне уже тысячу раз говорила, что Картер и Джим выросли вместе, вместе ходили в школу и были почти как братья. Но достаточно ли этого, чтобы выходить за него замуж? Алисия, Картер – это не Джим!

– Это жестоко, Слоун, жестоко! – воскликнула Алисия. – Разумеется, я никогда не смогу полюбить кого-нибудь так, как любила Джима. Но Картера я тоже люблю. Правда, по-другому. Из-за этого Джейсона ты теперь всегда будешь скептически смотреть на отношения между мужчинами и женщинами. Поэтому ты и заперлась в этом старом доме и вот уже два года – с тех пор, как этот сопляк обманул тебя, – ни на одного мужика не посмотрела!

Поскольку ее подруга была абсолютно права, Слоун извинилась и бросила этот разговор. Похоже, Картер и Алисия пришли к полному согласию. Никогда не надо обсуждать с кем-то свои сердечные дела…

Отгоняя от себя эти воспоминания, девушка воскликнула:

– Что же это я держу вас в прихожей! Вы наверняка хотите пройти в свою комнату.

– Да нет, мне не на что жаловаться, сразу видно, что вы человек гостеприимный. И это моя вина в том, что я не дал вам спать. А что, все уже легли?

– Три из шести спален заняты, – ответила Слоун. – Да, все направились в свои комнаты сразу после ужина. – Казалось, этими словами она подчеркнула, что они были наедине в полумраке коридора, что на ней был лишь халат да ночная рубашка и что она была босиком. Слоун нервно облизнула губы кончиком розового языка. – Алисия сказала, что вам нужна большая комната с ванной. – Девушка указала слегка дрожащей рукой на лестницу. – Последняя дверь в конце коридора.

Но похоже, Картер пока не собирался идти наверх. Во всяком случае, с места он не сдвинулся.

– А вы не побоялись открывать дверь мужчине в столь поздний час?

– Алисия описала вас. И я узнала вас по фотографии на обложке вашей книги.

Мэдисон удивленно приподнял брови. Девушка обратила внимание на их асимметричность: одна бровь была изогнута ровной дугой, зато вторая была совершенно прямой и лишь с внешней стороны немного загибалась вниз.

– О Господи, неужели?! – воскликнул он. – Мой агент настоял на том, чтобы я надел дорогой костюм. Кажется, меня даже причесали, перед тем как сфотографировать.

Зато сейчас нельзя было сказать, что он недавно пользовался расческой. Сан-францисский туман покрыл его шевелюру вуалью из сверкающих мелких капель, которые то и дело стекали по рыжеватым волосам ему на лоб, на уши и на воротник. Впрочем, всклокоченные волосы Картеру шли. А его потертая зеленая армейская куртка явно никогда не висела в дорогом магазине. У нее был такой вид, словно она пережила множество войн начиная с кампании 1812 года. Впрочем, линялые джинсы и разношенные адидасовские кроссовки тоже не были приобретены в шикарном магазине.

Действительно, та глянцевая черно-белая фотография, которую Слоун увидела на обложке «Парижского бегства», была просто пародией на его живое и улыбчивое лицо. Вчера Слоун перерыла все у себя на полке в поисках книги Мэдисона, чтобы взглянуть на фото жениха Алисии. А взглянув на снимок, она поставила книгу назад на полку и думать забыла о Картере Мэдисоне.

Вот теперь-то было ясно, как мало эта невыразительная фотография на обложке свидетельствовала о лице Картера. У него была слегка помятая физиономия, но для своих тридцати четырех – Алисия сказала Слоун, сколько Мэдисону лет, – он выглядел прекрасно. От носа к уголкам рта пролегли едва заметные морщины, да когда он улыбался, вокруг глаз лучились мелкие складочки. Неестественно широкая улыбка на фотографии мало походила на его ленивую, чувственную улыбку, приоткрывающую ряд сверкающих белых зубов. На снимке нос придавал его лицу высокомерно-снисходительное выражение, а на самом деле это был просто длинный, прямой, одним словом, самый обычный нос.

Дорогой костюм начисто скрыл его мускулистое тело. Длинное и упругое, оно в то же время было сильным и пластичным. Казалось, Мэдисон точно рассчитывал все движения и никогда не делал ни одного лишнего.

– Так куда идти? – спросил Картер. Слоун от неожиданности вздрогнула:

– Ох, извините, я задумалась! Ваша комната давно готова. Я уверена, вы устали с дороги. Подождите секундочку, я только возьму ключ. – Довольная, что нашла наконец причину больше не пялиться на Мэдисона, девушка направилась к своей конторке под лестницей, но он остановил ее.

– Мне очень неловко беспокоить вас, но я ужасно хочу есть. В полете подавали лишь жареный арахис. Есть ли шанс запоздалому гостю, готовому все оплатить, получить от радушной хозяйки хотя бы тарелочку кукурузных хлопьев? Даже не обязательно хлопьев – чего угодно. Я всеяден.

– На ужин я подавала тушеное мясо. Сандвич с говядиной вас устроит?

– И вы говорите это изголодавшемуся мужчине, готовому удовольствоваться кукурузными хлопьями?! – воскликнул он, прижимая руку к сердцу.

Стараясь не подпадать под его обаяние, Слоун промолвила:

– Садитесь за стол в столовой. – Она указала на комнату слева. – Сейчас я все приготовлю и принесу вам.

Раздался легкий щелчок выключателя, и столовая комната мгновенно осветилась мягким сиянием, льющимся из хрустальной люстры. Стол уже был накрыт к завтраку – Слоун всегда выставляла приборы с вечера, сразу после ужина. В электрическом свете поблескивал хрусталь, на накрахмаленной льняной скатерти тускло мерцали серебряные приборы, а на фарфоровых тарелках высились затейливо сложенные салфетки. В центре стола стояла антикварная ваза с букетом живых цветов, придававших этой достаточно чопорно убранной столовой домашний вид.

– Что же мне, одному там сидеть? Повернув голову, Слоун заметила, что Картер стоит очень близко к ней и через ее плечо разглядывает элегантно обставленную комнату, которую девушка очень любила и которой втайне гордилась. Мэдисон опустил очки на нос и в таком виде еще больше понравился хозяйке.

– Я не… – начала было Слоун, но Картер перебил ее:

– Вижу, что вы уже накрыли стол для завтрака. Может, мне попросту примоститься где-нибудь в кухне и съесть сандвич там? И будет лучше, если вы положите его на бумажную тарелку.

– Да?.. Пожалуйста, – неуверенно произнесла девушка.

Картер придвинулся к ней еще ближе, и Слоун пришлось задрать голову вверх, чтобы посмотреть на него. Она так нервно теребила рукой ворот халата, стараясь сдержать бешеное биение пульса, что на мягкой ткани осталось влажное пятно.

Мэдисон внимательно поглядел на ее лицо, на тонкую руку, помолчал, а затем тихо спросил:

– А где у вас кухня?

– Сюда, – показала она и тут же поняла, что напрасно это сделала – никто из ее гостей ни разу не бывал в кухне. Чистой воды безумием было приглашать туда одинокого мужчину, но в то же время ничуть не лучше – препираться с ним в полутемном коридоре. Если бы еще на ней была нормальная одежда, а не эта ночная рубашка с халатом! Но все равно не стоило выполнять его просьбу. Все едят в столовой, и ему тоже следует есть там! В конце-то концов, хозяйка она или нет?! И куда только подевалась ее обычная решимость?

Продолжая злиться на себя, Слоун повела Мэдисона по коридору, но, как ни странно, это казалось совершенно естественным, словно она то и дело водила одиноких мужчин в свою кухню. Он оставил машинку и чемодан у лестницы и теперь стягивал с себя куртку.

Слоун включила в кухне свет и принялась за дело. Картеру повезло: его поздняя трапеза состояла не только из сандвича с мясом. Хозяйка достала оставшийся от ужина фруктовый салат, кусок шоколадного пирога и, по просьбе Мэдисона, отказавшегося от кофе, налила ему высокий стакан молока. Она чувствовала, хлопоча над ужином, что он глаз с нее не сводит. Ей это нравилось, но и вызывало беспокойство, она еще и не сознавала почему. Потом, напомнив себе, кем он был и зачем сюда приехал, Слоун проговорила:

– А Алисия не говорила мне, что Дэвид играет в футбол.

Вот! Вот о ком надо говорить! Имя Алисии в одно мгновение установит незримую преграду между ними! И тут же не стало ничего особенного в том, что он сидит ночью в ее кухне, куда прежде не допускался ни один постоялец, и ест за ее маленьким рабочим столиком поданный ему одному ужин. Единственная мысль не выходила из головы: догадывается ли Картер, что под халатом она почти что голая?

«Что за нелепая мысль, Слоун! – мысленно возмутилась она, обращаясь к самой себе. – Все люди под одеждой голые!»

Мэдисон откусил порядочный кусок сандвича, запил его большим глотком молока, вытер рот салфеткой и лишь затем ответил:

– В футбол начинают играть с малолетства. Некоторые из этих маленьких проказников, знаете ли, умеют бегать.

– Я уверена, что Дэвиду было очень важно, чтобы вы наблюдали за матчем. – Слоун поигрывала сахарницей, покачивая ее из стороны в сторону на середине стола. В кухне было прохладно, потому что девушка из экономии всегда выключала там на ночь отопление. Она надеялась, что Картер хотя бы не заметит, как у нее напряглись соски, или по крайней мере не поймет, отчего это случилось. Зато сама она отлично знала, в чем причина. Яснее все стало бы лишь в том случае, если бы на ее грудь нацелилась некая красная неоновая стрелка, словно восклицая: «Гляньте-ка сюда, она возбуждена! Возбуждена!»

– И Дэвид, и Адам – очень милые ребята, но им явно не хватает мужского влияния. Дедушки и бабушки с обеих сторон чересчур балуют их. А Алисия не может быть достаточно твердой. Она боится, что жесткая дисциплина сейчас может принести только вред, повлиять на их психику: ведь мальчишки очень тяжело переживали смерть отца.

– Да, это так ужасно! Такая нелепая гибель! Уверена, что они переживают не только из-за самой смерти Джима, но и из-за всех разговоров вокруг этого несчастья.

– В этом нет никакого сомнения. – Картер ударил кулаком по столу. – Черт возьми, мне до сих пор не дает покоя мысль о том, чем все-таки была занята голова Джима, когда он гнал на такой скорости, стараясь вырваться вперед! Поставить на карту не только свою, но и их жизни! Это не просто чистой воды эгоизм, это настоящая глупость! Идиотизм! Когда он хвастался передо мной этой своей машиной, я советовал ему избавиться от нее и не думать о гонках всерьез! – горячился Мэдисон.

Слоун разделяла эту точку зрения, но никогда не высказывала своего мнения вслух.

– Знаю, что нельзя сейчас так говорить, – возмущенно продолжал Картер, – но до сих пор чертовски зол на него за безответственное, недопустимое отношение к Алисии и ребятам.



Отпив еще глоток молока, он посмотрел на хозяйку поверх стакана.

– А вот ведь что забавно, – заявил вдруг Мэдисон, поставив стакан на стол. – Я был лучшим другом Джима, а вы – лучшая подруга Алисии, но мы ни разу не встречались. Почему вас не было на их венчании?

Девушка с усилием оторвала взгляд от его рта: казалось, он занимает ее куда больше, чем какие-то там разговоры.

– А? Что? Ах да!.. Я была в Египте.

– Так вы отправились в Египет только для того, чтобы не присутствовать на их свадьбе? Она искренне рассмеялась:

– Да нет, что вы! Просто мои родители – египтологи. Они заставили меня поехать с ними в трехмесячную экспедицию. Алисия угрожала, плакала и ругалась, но ничего не помогало. Я уже пообещала родителям составить им компанию и не могла отказаться от поездки, а специально приехать на свадьбу тоже не могла – это слишком дорогое удовольствие.

Неужели он разглядывал ее грудь? Похоже, что так. Господи! Девушка нарочито небрежным жестом сложила на груди руки.

– А вы… – рассеянно спросил Мэдисон, явно думая о чем-то другом, —..вам понравился Египет? – Его голос зазвучал как-то странно, словно он подавился и едва говорит.

– Да… Весьма…

На самом-то деле Слоун возненавидела эту поездку; ни одной секунды в Египте она не чувствовала себя довольной. Для ее родителей эта экспедиция была жизненно важной: отец Слоун преподавал историю в Лос-Анджелесском университете, а ее мать до замужества была у него ассистенткой и помогала вести исследовательскую работу. Они были без ума от древних цивилизаций и уговорили свою дочь поехать с ними.

Но произошло именно то, чего девушка боялась. В Египте все было в точности так же, как дома, где она, по сути, была бесплатной служанкой у своих родителей. Слоун занималась документами, упаковывала вещи, следила за их одеждой, назначала деловые встречи и напоминала о них отцу с матерью. Они же в основном были заняты исследованиями, а когда выдавалась свободная минутка, переключали свое внимание друг на друга, забывая обо всем на свете, включая и собственную дочь.

– А чем вы занимались до того, как открыли свой «Фэйрчайлд-Хаус»? – продолжал Картер свое «интервью».

Девушка отнесла эту его страсть задавать вопросы к писательскому любопытству. Впрочем, ее история была совершенно неинтересна, и она боялась наскучить Картеру. Да к тому же воспоминания нередко причиняли ей боль, поэтому Слоун предпочла отвечать вежливо, но не вдаваться в подробности.

– Я работала в одной компании в Бербанке.

Компания производит и продает офисное оборудование.

– И вы бросили работу ради этого старого чудного дома в Сан-Франциско? – Его глаза поблескивали лукавым огоньком.

– Но я и в самом деле принесла большую жертву! – воскликнула Слоун с печальным видом, но едва она взглянула на Картера, как они тут же вместе расхохотались. И ей это понравилось.

– А каким образом вы приобрели этот дом? – настойчиво расспрашивал ее Мэдисон.

– Этот дом, как какой-нибудь пустяк, был включен в завещание моего дедушки. Родителям он был совершенно ни к чему. Я приехала сюда специально, чтобы только взглянуть на него, а увидев, просто влюбилась.

Слоун тогда вернулась в Лос-Анджелес, уволилась с работы, сообщила родителям о неожиданном повороте в своей жизни и уже через несколько недель переехала.

– Я потратила на реставрацию дома все деньги, что оставил мне дедушка, все, до последнего цента. Дом был в ужасном состоянии.

– Но зато прямо на Юнион-стрит! Господи, да вам просто повезло!

– Дом находился за полуразвалившимся складом, его и не видно было. Иначе, я абсолютно уверена, его бы попытались купить. Он принадлежал дедушке еще в тридцатые годы, но долго простоял пустым. Некоторое время назад склад снесли. Так вот: теперь, судя по налогам, я владею очень дорогой недвижимостью. А на самом деле приобретение этого дома ничего мне не стоило.

Мэдисон оглядел уставленную современным оборудованием кухню, которую пришлось полностью переделывать.

– Вы сделали очень много, – с восхищением промолвил он. – Дом просто великолепен.

– Благодарю вас. Теперь моя задача – удержаться на плаву до тех пор, пока я не начну получать серьезную прибыль… – Для подкрепления своей мысли Слоун сцепила пальцы рук, сжала ладони и крепко зажмурила глаза. Картер рассмеялся.

– А я-то думал, что вы – такая же, как Алисия. Оказывается, нет! – воскликнул он.

Слоун прекрасно знала это. Алисия была королевой красоты их колледжа в Лос-Анджелесском университете, когда они подружились. Блондинка с голубыми глазами и пышными формами – рядом с ней Слоун чувствовала себя гадким утенком.

У Слоун волосы были темно-русыми, но некоторые пряди отливали золотом. Цвет глаз напоминал цвет неба, просвечивающего сквозь дымчатое стекло. Сложена она была почти так же, как Алисия, но фигурка Слоун была менее привлекательной и не такой вызывающей, как у ее подруги.

– Не стану спорить, – согласилась Слоун, стараясь не обращать внимания на любопытные взгляды Мэдисона. Писатель как-никак! А писатели всегда собирают материалы для своих книг, разве не так? – Алисия – настоящая красавица.

– Вы тоже.

Встав со стула, Слоун задела бедром стол, за которым они сидели.

– Спасибо за комплимент. Хотите еще чего-нибудь? – нервничая, спросила девушка, смущаясь от того, что ее руки предательски тряслись, когда она потянулась за тарелками. У нее не было бумажной посуды.

Поставив грязные тарелки в раковину, Слоун включила воду.

– Я покажу вам ваши комнаты, – сказала она, вымыв посуду.

Проходя мимо Картера, Слоун старалась не смотреть на него, не обращать внимания на то, как ловко его рубашка облегает мускулистый торс и как узкие джинсы обтягивают его стройные бедра и то место, на которое порядочные женщины вообще не опускают глаз.

«Господи, я превращаюсь в выжившую из ума старую деву, которая только об одном и думает!» – со злостью упрекнула она себя. А вслух громко произнесла:

– Надеюсь, комнаты вам понравятся. Открыв дверь в конторку, где в специальных ячейках висели ключи с бирками, она выбрала один и подбросила его в руке. Затем протянула ключ Мэдисону, стараясь не дотрагиваться до него.

– А там… там есть стол, куда можно поставить машинку? – спросил Картер.

– Да, я сама принесла его туда. И еще стул…

– Благодарю вас. Вы даже не представляете себе, как замечательно работать, когда никто тебе не мешает.

– Да, признаюсь, мне было интересно, почему вы не могли дописать свою книгу в Лос-Анджелесе. Алисия говорила мне, что вы будете там жить, и я думала, у вас в этом городе есть свой дом.

– Верно, есть. Прямо на побережье. Чудное местечко. Там и вправду есть все необходимое.

– Но тогда… – нерешительно произнесла Слоун.

– Включая телефон, – перебил ее Мэдисон. – И все знают его номер. Вот звонит, например, мне мать Алисии и спрашивает, не знаю ли я, какого цвета платье будет у моей матери на нашем венчании. Но когда я предлагаю ей самой позвонить моей матери и спросить ее об этом, она восклицает: «Ох! Не могу же я беспокоить ее по пустякам!» Потом звонит отец Алисии и приглашает меня позавтракать в компании его приятелей. А когда я отказываюсь, ссылаясь на работу, он совершенно искренне говорит: «Но тебе же надо хоть иногда есть!» Вслед за ним звонит Алисия, затем – Дэвид, а после него – Адам и…

– Крошка Адам? – со смехом спросила Слоун, живо представив себе всю эту кутерьму. – Но ему же только три годика!

– Ну и что? Он уже умеет набирать мой номер. – Картер покачал головой. – Не могу же я кричать на них. Они не понимают, как это неприятно, когда кто-то прерывает ход твоих мыслей!

– Ну хорошо, а что вы станете делать после женитьбы? Вам ведь все равно надо будет работать, а они едва ли будут вести себя по-другому.

– Да, но тогда я смогу и прикрикнуть на них!

Они вновь тихо засмеялись и неожиданно почувствовали удивительную близость, словно были знакомы сто лет.

– Ну что же, – весело промолвила Слоун, – зато здесь вас никто не будет беспокоить. В комнатах телефонов нет.

– Вот это мне и нужно в данный момент. – Картер был явно очень доволен.

– Алисия сказала, что вы будете работать почти все время. – Слоун надеялась, что Мэдисон не заметил ее возмущенного тона. – Ведь вам, кажется, осталось написать всего одну главу.

Они подошли к лестнице, но Картер, похоже, и не думал брать свой чемодан или машинку. Во время еды он поднял очки на лоб, а теперь опять опустил их на глаза, но не для того, чтобы лучше видеть, а чтобы провести рукой по высохшей лохматой шевелюре.

– Это меня и убивает.

– Разве вы не знаете, чем закончится ваш роман? – Одну руку Слоун положила на дубовые перила, за долгие годы до блеска отполированные ладонями и локтями, а другой опять затеребила пояс халата. Было тихо, они разговаривали приглушенными голосами. Девушка старательно отводила взгляд от курчавых волос на груди Картера, видневшихся из-под расстегнутой сверху рубашки. Ей ужасно хотелось дотронуться до них, но она отгоняла от себя эту мысль.

– Знаю, разумеется. Но мне надо дописать сцену, в которой герой одолевает наконец мерзавца. А также описать любовный акт между двумя главными персонажами.

– Думаю, теперь, когда вас никто не станет отвлекать и вы сможете спокойно сосредоточиться, это будет несложно. Вам удается замечательно передавать переживания героев, и я уверена, что уж в романе с названием «Спящая возлюбленная» у вас не возникнет трудностей с описанием любовных сцен.

Мэдисон широко улыбнулся:

– Но спящая возлюбленная – это не женщина.

– А кто же – мужчина?! – оторопело спросила девушка.

Картер громко засмеялся, но, услыхав ее предупредительное «ш-ш-ш!», сдержал смех, а глаза его улыбались.

– Такого просто не может быть с героем Картера Мэдисона, – промолвил он наконец, притворяясь обиженным. – В моем романе слово «возлюбленная», а правильнее было бы сказать даже «возлюбленное», напрямую связано с чувством долга главного действующего лица. Именно это чувство он пестует в себе. Оно ведет его к цели, руководит всеми его поступками. Но вот однажды он встречает женщину своей мечты, и чувство долга отступает на второй план. Впрочем, в романе все это станет понятным лишь на последних страницах.

Слоун не осознавала, что оказалась в ловушке между Картером и стеной, пока не уперлась в эту стену затылком. Подняв глаза, она посмотрела на Мэдисона.

– Так чем же дело кончится? Что выберет ваш герой? – поинтересовалась она. – Бросит женщину?

Картер пожал плечами, внимательно разглядывая ее лицо, полускрытое тенью. Ее кожу обжигало его теплое, ароматное дыхание.

– Думаю, я оставлю героя наедине с его размышлениями на этот счет. Пусть сам примет решение, но есть еще и героиня. Сможет ли женщина любить мужчину, зная, что он себе на уме и что из их любви ничего не выйдет?

Слоун едва сдерживала себя, чтобы не прижать к груди руки – ее соски вновь напряглись.

– А может, она не будет очень сильно его любить, – предположила девушка. – Может, он заставит ее?

Картер отрицательно покачал головой, не сводя с нее глаз:

– Нет, это исключено. Он же герой, не забывайте этого. А герои никогда не берут женщин силой. К тому же он знает, что она тоже страдает от неопределенности – как и он сам.

– Неужели? – спросила Слоун.

– Я почти уверен в этом.

– Так, значит, у романа будет грустный конец?

– Нет, скорее это будет не грусть, а горькая радость.

– Не думаю, что мне захочется его прочитать, – призналась девушка.

– Зато вы можете мне помочь написать последние страницы.

Картер был уже так близко от Слоун, что она чувствовала жар его тела. В стеклах его очков она увидела отражение своего испуганного лица. А затем с удивлением осознала, что ее губы сами собой приоткрылись, а глаза заволокло дымкой – словом, ее лицо приняло выражение лица женщины, ожидающей поцелуя.

Черт, тема их разговора была настолько двусмысленной, что она потеряла над собой контроль! Тряхнув головой, Слоун осторожно выскользнула из ловушки, образованной его руками и стеной, и бросилась к ступенькам.

– Я провожу вас наверх, – выдохнула она.

– Слоун! – Даже если бы он не схватил ее за запястье, одно это обращение по имени, как к старой знакомой, поразило бы ее. Он произнес ее имя так, словно читал стихи. Девушка поглядела на его руку, сжимающую ее запястье, а затем перевела взгляд на лицо Картера. – Думаю, мне по силам отыскать комнату в конце коридора, – промолвил он, не сводя с нее глаз. – Тебе не стоит беспокоиться.

– Тогда увидимся за завтраком, – торопливо проговорила она. Интересно, он чувствует, как бешено бьется ее пульс? – Завтрак я подаю между половиной восьмого и половиной десятого.

– В постель?

У Слоун словно комок застрял в горле; Картер по-прежнему крепко держал ее руку. Она представила себе, как его сильные пальцы, сжимающие ее запястье, ласкают ее грудь и ей наконец становится легче. Слоун чувствовала, что буквально тает от его прикосновения.

– Что вы имеете в виду? – хрипло спросила она.

– Вы подаете завтрак в постель?

– Ну… если гость предпочитает не спускаться в столовую, я могу принести поднос с завтраком в его… ее… в комнату гостей, – договорила хозяйка.

– Я предпочитаю, – произнес он медленно, глядя ей в глаза.

Глава 2

Стоя у окна в своей комнате, Картер наблюдал за тем, как Сан-Франциско – потрясающей красоты город – встречает утро. Ему был виден угол Юнион-стрит, на которой располагались самые модные магазины, галереи и рестораны.

Солнца не было. Лишь сероватый утренний свет наступал на ночную тьму, открывая взору Мэдисона все новые и новые подробности городского пейзажа. Однако пасмурная погода совсем не соответствовала его настроению.

Ему казалось, что в жизни у него еще не было так солнечно на душе, как в этот день.

Однако переполнявшее его счастье заставляло Картера испытывать вину, чувствовать себя еще большим негодяем, чем самые отпетые сказочные злодеи.

Молодой человек все еще не оделся. Обернувшись через голое плечо на свою кровать, он обратил внимание на то, что она хранит отпечаток его тела. Спал он отлично, как убитый – так обычно спят люди с чистой совестью, которых не мучит чувство вины. Правда, не сказать чтобы он быстро заснул. Нет. Но как только ее образ стал меркнуть в его сознании и он Понял, что не может ничего с этим поделать, Мэдисон зажмурил глаза и тут же уснул. А пробудившись, почувствовал, что его лицо растягивается в широкой, довольной улыбке, и ему тут же стало стыдно. Дело в том, что героиней его сновидений была вовсе не Алисия.

Работа. Вот что ему необходимо! Тяжелая, изнурительная, захватывающая все его существо, все его мысли! С сожалением бросив в окно последний взгляд, писатель подошел к небольшому квадратному столику посреди комнаты и поставил на него пишущую машинку. И когда он снял с нее чехол, вложил в каретку девственно чистый лист, достал из папки четыреста с лишним страниц своего незавершенного творения, уложил их справа от машинки и нацепил на нос очки – только тогда Картер Мэдисон занял свое место у рабочего стола. И уставился в пространство перед собой.

Господи! Был ли он хоть раз за свои тридцать четыре года так поражен видом женщины, как прошлой ночью? Нет! Картер был в этом уверен. Иначе он бы вспомнил.

Она была чертовски мила, когда стояла в дверях босая и со спутанными волосами. Вот только халат был ужасен – бледно-голубой, шерстяной, под стать какой-нибудь старой деве. А из-под халата высовывался подол бледно-желтой нейлоновой ночной сорочки. Мэдисону в жизни бы не пришло в голову, что такой костюмчик вообще может вызвать у него какие-нибудь чувства, кроме отвращения, но именно в этот, самый первый миг их встречи он ощутил, как в нем медленно поднимается волна желания.

Проследовав за ней в кухню. Картер уже и вовсе перестал думать о хозяйке просто как о «милой» девушке. Когда Слоун наклонилась к комоду, чтобы достать из ящика льняную салфетку, молодой человек сразу же живо представил себе обнаженное – стройное и податливое – тело под этим уродливым голубым монстром.

Мэдисону не сразу удалось проглотить кусок сандвича. От волнения у него и так пересохло в горле, а уж когда он заметил острые, выступающие бугорки на полукружьях грудей, он вообще едва не подавился. Впрочем, он не питал никаких иллюзий и не рассчитывал, что ее соски напряглись из-за его невероятного мужского обаяния. Просто в кухне было очень холодно. Вот и все. Но какова бы ни была причина, он не мог оторвать глаз от ее груди и лишь огромным усилием воли сдержал себя и не пустил в ход руки.

Однако еще больше его поразили глаза Слоун. Они были прекрасны – нежного серо-голубого цвета. Мэдисон был уверен: она и не знала, что ее глаза способны многое рассказать о ней. В них пряталась грусть. Боль. Отчаяние. Усталость. Она была похожа на маленького зверька, которого прежде так часто били, что он боится вновь получить тумака.



Именно это остановило его. Не будь ее взгляд таким затравленным, он обязательно поцеловал бы Слоун, когда они стояли у лестницы. Да, поцеловал бы! Лишь выражение ее лица остановило его. Он вдруг подумал, что она может его выгнать.

К этому моменту он абсолютно забыл об Алисии, Горячее, пульсирующее желание наполнило Мэдисона, и ему казалось, он просто с ума сойдет, если немедленно не дотронется до Слоун. В висках у него стучало, все здравомыслие куда-то улетучилось. И не только здравомыслие. Но и чувство долга, ответственности, моральные принципы… Ну и черт со всем этим! Разум Мэдисона уже замолчал, всей его сущностью управляло одно тело. Ах, если бы не этот ее испуганный взгляд!

Вскочив из-за стола, он принялся метаться по комнате, как тигр в клетке, поминутно вытирая вспотевшие ладони о штанины, потому что от одной мысли о Слоун его вновь бросило в жар.

– Ах ты сволочь! – прорычал он, обращаясь к самому себе. Ведь судя по всему, Слоун Фэйрчайлд была порядочной женщиной, которая пришла бы в ужас, узнай она, что за мысли лезут ему в голову. – Подумай только, ты же обручен с ее лучшей подругой! – напомнил он собственной персоне с отвращением. – Ты приговорен, старина!

Картеру подумалось, что он заговорил бы совсем по-другому, если бы был приговорен к тому, чтобы провести месяц со Слоун.

Но рукопись звала его, манила к столу.

– Понял, – громко проговорил он, будто устыдившись себя самого. – Я для этого сюда и приехал. Работа – вот что у меня на первом месте!

Сцепив пальцы в замок, Мэдисон вытянул руки вперед, а затем уселся за стол. Он молча смотрел на чистый лист бумаги, положив пальцы на клавиши машинки. И вдруг ему в голову пришла неожиданная мысль. А как поступил бы его герой, если бы приехал ночью в дом к красивой женщине, которая вышла его встретить, не успев даже толком одеться?

– Глупый вопрос, – насмешливо пробурчал себе под нос Картер. – Это же литература. Как захочешь, так твой герой и поступит.

Тем не менее он дал волю своей фантазии. Если бы он был Грегори – главным персонажем, а не Картером Мэдисоном, весьма порядочным и сдержанным молодым мужчиной, то, конечно, направился бы за мисс Фэйрчайлд в кухню. А увидев, что ее соски напряглись, Грегори наклонился бы к ней через стол, взял бы ее грудь в руку и ласкал до тех пор, пока она не отвердела бы, а сосок не стал круглым и твердым, как жемчужина.

«Картер, это безумие», – твердил его разум.

«Не важно, – возражало его желание. – Это не больше чем фантазия. К тому же тебя ведь не повесят за фривольные мысли».

Грегори – да тот смахнул бы все со стола, поднял ее и…

Нет, нет, нет! Так дело не пойдет! Это неэстетично!

На полу? Но там слишком холодно. И тоже некрасиво!

– Погоди-ка, кажется, я придумал! – тихо сам себе сказал Картер.

…Грегори медленно поднял бы ее со стула, поставил на ноги. А она бы стеснялась, зажималась и слабо сопротивлялась. Но как только его губы коснулись бы ее губ, Слоун всем телом прижалась бы к нему… Вот Грегори обнимает ее, страстно целует, проникая языком в теплую сладость ее рта, а затем, не выпуская из своих объятий, подводит и сажает ее на тумбочку. Сначала она пытается остановить его, но он развязывает пояс халата, и Слоун больше не вырывается. Грегори не спеша разводит в стороны полы ее халата и видит… желтую ночную сорочку… возможно, такую же уродливую, как и это голубое чудовище…

– Черт! – выругался Картер вслух. Он потер глаза, стараясь думать о Грегори и его проблемах, но собственные проблемы рвались наружу из тесных джинсов, и он ничего не мог с этим поделать.

«Не глупи, это всего лишь твоя фантазия. Представь себе, что на ней и вовсе не было ночной сорочки. Представь, что она…»

…Грегори не спеша разводит в стороны полы ее халата и видит обнаженную грудь, нежные коралловые соски, которые еще больше напрягаются от малейшего прикосновения. Он трогает их и снова целует ее. Мнет их. Дразнит. А потом опускает голову и начинает ласкать один сосок губами. Слоун уже обезумела от его ласк, она тихо постанывает, сжав его тело ногами. И когда он отпускает сосок, последний раз проведя по нему языком и оставив на ее пылающей коже влажный след, она протягивает руку и…

– Мистер Мэдисон!

– Что?! – заорал он в ответ, вскакивая со стула и опрокидывая его, отчего все его бумаги разлетелись в разные стороны. Картер схватился за очки и чуть не сломал оправу.

В дверях стояла Слоун, держа в одной руке серебряный поднос с завтраком, накрытый салфеткой, а другой рукой вцепившись в дверную ручку.

Девушка нервно облизнула губы – Мэдисону уже был знаком этот жест. Он заморгал и затряс головой, стараясь отогнать от себя наваждение и делая вид, что его возбужденная плоть в тесных джинсах вовсе не пылает от вожделения. Еще он делал вид, что в его буйных фантазиях вовсе не Слоун Фэйрчайлд занимает сейчас главное место. Ему не удалось ни то, ни другое.

– Я… я постучала, – нерешительно произнесла она.

– Извини меня, Слоун. Я был… Дело в том, что… я задумался. Да. Глубоко задумался. Позволь мне взять это. – Картер большими шагами направился к двери и с сожалением увидел, что она боязливо отступила назад. Он попытался сгладить неловкость:

– Кажется, я своими криками до полусмерти напугал тебя. Еще раз прошу прощения.

– Когда вы не ответили на мой стук, я начала волноваться и…

Мэдисон взял поднос в руки, но не сдвинулся с места. Так они и стояли в дверях, окаменев словно статуи и не сводя друг с друга глаз. Он заметил, что у нее такой же усталый взгляд, что и прошлой ночью, и все его лучезарное настроение как рукой сняло.

Фантазировать можно было о чем угодно, но реальность не изменить. Он, Картер Мэдисон, помолвлен с другой женщиной, у которой двое детей, и все они очень в нем нуждаются. Алисия никогда не была героиней его эротических фантазий, но их любовь и допустить этого не могла. Может, так было спокойнее? Впрочем, то чувство ни на йоту не было похоже на страстную любовь, которая загорелась в нем в считанные секунды.

Любовь? Что за ерунда, о чем он вообще думает?! Он же перечитал столько книг, столько написал сам! Любовь не приходит так быстро.

Иногда на это уходят годы. Но, заметив смущение в затуманенном взоре Слоун, Картер понял, что и она попалась на удочку. И теперь одному Господу известно, что им делать дальше.

– Съешьте это, пока не остыло. – Слоун кивнула на поднос. Он и вправду не ответил на ее стук, но почему же она не ушла, чтобы прийти позже? Может, к тому времени он и рубашку успел бы надеть. А то сейчас на нем были только джинсы. При виде его обнаженной груди она почему-то не почувствовала неловкости. Напротив, влечение к нему стало еще сильнее, чем прошлой ночью.

Картер отвернулся, и Слоун с облегчением вздохнула, радуясь, что не видит больше этих курчавых, жестких волос на его широкой груди.

– Присоединишься ко мне? – предложил Мэдисон.

– Нет, – слишком громко и чересчур поспешно ответила она.

Слава Богу, он надевал рубашку. У него была прямая спина с переливающимися под загорелой кожей мускулами. Слоун так же сильно хотелось дотронуться до нее, как и до его груди. Заметив его удивленный взгляд, девушка поспешила объяснить свой отказ:

– Нет-нет, благодарю вас. Остальные постояльцы сейчас в столовой. Вдруг им что-нибудь понадобится?

– А я, стало быть, не заслуживаю твоего внимания? – настаивал Мэдисон.

Его изогнутая бровь, которая, похоже, вообще никогда не оставалась спокойной, и сейчас как-то странно приплясывала. Картер дразнил ее, провоцировал, и ее нервы не выдержали.

– Несомненно, заслуживаете, – слегка раздраженным тоном ответила Слоун. – Но поймите меня правильно: я не в состоянии быть одновременно в двух местах. Их там шестеро, а вы здесь один. И вы захотели, чтобы я подала вам завтрак в номер. Полагаю, остальные гости не одобрят, если их хозяйка будет слишком много времени проводить в комнате одинокого постояльца-мужчины. За подносом я зайду позже.

Девушка была абсолютно уверена, что ей удалось сдержаться и не хлопнуть дверью, но, судя по тому, как задрожали оконные стекла, ее уверенность была напрасной.

«Это все Алисия виновата», – подумала она, поправляя прическу типичным для расстроенной женщины жестом. Спускаясь по лестнице, Слоун клялась себе, что придушит свою лучшую подругу, как только увидит ее.

Что это случилось с Алисией? Она что, спятила? Отправить такого мужчину, как Картер, к женщине было чистой воды безумием! Разве она не понимала, что этот подцепит на крючок любую? И не важно, что Слоун была ее лучшей подругой – скучной, зависимой и достойной доверия. Слоун не была мертвой, потому что лишь неживая женщина не обратила бы внимания на такого мужчину, как Картер Мэдисон.

Перед арочной дверью, ведущей в столовую, девушка остановилась на мгновение, чтобы перевести дух и радушно улыбнуться.

– Всем принести еще апельсиновых булочек? – спросила она.

– Да! – хором крикнули ее постояльцы. Вернувшись из кухни с корзинкой апельсиновых булочек, Слоун предложила одной чете, которая собиралась уезжать, завернуть несколько штук с собой:

– Вы сможете пожевать их в машине, – Как это мило, мисс Фэйрчайлд! Спасибо!

Эта пара была из штата Мэн, и они проехали всю страну, чтобы попасть на Западное побережье. А теперь направлялись назад, к себе домой.

– Нам с Эрнстом так у вас понравилось, – проворковала женщина. Слоун улыбнулась:

– Тогда у меня есть надежда, что вы порекомендуете «Фэйрчайлд-Хаус» кому-нибудь из ваших друзей, тем, кто тоже задумает отправиться в далекое путешествие к нам на Запад.

– Можете в этом не сомневаться, – с полным ртом заверил ее Эрнст.

Две пожилые дамы, бывшие школьные учительницы, оставались до конца недели. Банкир с женой собирались уехать послезавтра. Слоун уже подсчитала в уме, сколько денег она с них получит, и теперь прикидывала, хватит ли ей этого, чтобы оплатить счета. Налив всем еще кофе, девушка ушла в кухню и там присела со своей чашкой ароматного напитка.

За те девять месяцев, что существовал ее «Фэйрчайлд-Хаус», Слоун удавалось удержаться на плаву лишь благодаря рекомендациям ее бывших постояльцев. В Сан-Франциско было несколько подобных заведений, но ее – самое новое. К следующей весне она надеялась разместить рекламу в альманахах о путешествиях и в воскресных выпусках газет самых крупных городов. Сейчас же она едва сводила концы с концами, но тем не менее не тонула.

С тех пор, как она оставила опостылевшую работу и переехала в Сан-Франциско, главной целью Слоун стало – выжить. Ее помолвка с Джейсоном Хаббардом была расторгнута. Родители Слоун погрустили немного вместе с дочерью, а затем вернулись к своим пыльным книгам и картам, поспешив снова окунуться в мир египетских фараонов. Девушка любила родителей и знала: если их спросить, они скажут, что тоже любят ее. Но рядом с ними она почему-то всегда чувствовала себя не в своей тарелке. Они с готовностью звали ее смотреть на руины, оставленные давно ушедшими поколениями, начинали раздражаться, когда Слоун признавалась, что ее интересуют совершенно иные материи, и пыталась поговорить с родителями о чем-то другом. Проявления их искренней любви длились лишь короткие мгновения – когда они встречались с дочерью, внезапно вспоминая о ее существовании.

По сути, ни мать, ни отца не интересовало, что она будет делать в будущем. Это, впрочем, не интересовало никого. И Джейсону – красивому, беззаботному Джейсону, похитившему ее сердце и невинность и сказавшему однажды, что она слишком скучна для него, тоже было на это наплевать. Одна лишь Слоун знала, что если ничего не предпримет, то всю жизнь так и будет прозябать на нудной работе.

Все было непросто, но с деньгами, оставленными ей дедушкой, с дипломом Лос-Анджелесского университета, с любовью к кулинарии, с желанием и молитвами ей удалось сотворить свой «Фэйрчайлд-Хаус». Слоун всерьез занялась антиквариатом, штудируя по ночам специальную литературу. И если она не была занята наклеиванием обоев или окраской стен, то проводила дни напролет на распродажах и аукционах, где за небольшие деньги можно было приобрести что-нибудь стоящее. Таким образом, медленно, но методично девушка обставляла комнаты своего маленького пансионата старинной мебелью.

Втайне она очень гордилась достигнутым, хотя никто и не замечал ее стараний. У других женщин были мужья и дети, занимавшие их жизнь. Эти женщины могли позволить себе быть романтичными, непрактичными, а иногда даже безответственными, потому что знали: мужья о них непременно позаботятся.

Слоун – другое дело. Ей приходилось быть бережливой, постоянно думать о завтрашнем дне, и она зависела от других людей. С самого детства, с того момента, когда она поняла, что ее папа с мамой вовсе не собираются слишком обременять себя родительскими заботами, девочка вынуждена была заботиться о себе сама. И что было проку мечтать о том, что хоть кто-то полюбит ее до того, как она станет высохшей старухой! Как судьбою предначертано, так и будет. И к чему тратить энергию на горькие размышления о том, почему ее никто не любит?

Но в это утро Слоун чувствовала себя хуже, чем обычно. Может, все дело в погоде? Или в желании, охватившем ее? Может, ее терзали мысли о мужчине, который сейчас находился в комнате наверху? Нет, об этом и думать не следует. Он принадлежит ее лучшей подруге, но даже если бы все обстояло иначе, такой красавец в жизни не позарился бы на серую мышку вроде нее.

Тем не менее прошло немало времени, прежде чем Слоун решилась подняться наверх за своим подносом.


Она тихо постучала, надеясь, что Картер или вообще не ответит, или крикнет, чтобы она не мешала ему работать и поскорее уходила. Но вместо этого из-за двери раздалось вежливое «Войдите!».

– Простите, что я вас беспокою и отрываю от работы, – пролепетала Слоун, неловко переминаясь в дверях с ноги на ногу. – Я знаю, что вы не любите этого.

Картер не работал. Он стоял у окна, засунув руки в задние карманы джинсов. Они были до того узкими, что девушка не могла понять, как ему это удается.

Мэдисон уже оделся. И застегнул рубашку. Точнее, почти половина пуговиц была застегнута. На нем были те же кроссовки, что и вчера. Судя по всему, он принял душ: в комнате стоял аромат мужского мыла и хорошего одеколона. Не забыл он и гладко побриться. Влажные волосы были причесаны.

– Я не работаю, – заявил он, бросив пренебрежительный взгляд на разбросанные бумаги. Стол был усеян скомканными листками, рядом с машинкой валялись очки. Стул был отодвинут от стола и повернут сиденьем в другую сторону. – Что, на сей раз ты вооружена и опасна? – насмешливо спросил он, приподнимая брови.

Слоун залилась краской.

– Извините, я была груба, мистер Мэдисон. Я не…

– Слоун, да брось ты эти церемонии. Что еще за «мистер Мэдисон»?! Я – Картер, идет? – возбужденно проговорил он.

Затем вынул руки из карманов и с хлопком ударил кулаком одной руки в ладонь другой.

Слоун почувствовала, что начинает раздражаться.

– Ну хорошо, Картер, позволь мне взять поднос, и я уйду, а ты тут работай.

Девушка решительно подошла к столу, накрыла опустошенную тарелку льняной салфеткой и уже подняла было поднос, как была остановлена рукой Мэдисона, схватившего ее за запястье.

– Прощу прощения, – раздался у самого ее уха его низкий, волнующий голос. По спине Слоун пробежали мурашки, ее внезапно бросило в жар. – Я не заслуживаю другого обращения. Завтрак был отменный.

Картер уже отпустил ее, но Слоун теперь была не в состоянии сдвинуться с места.

– Спасибо, – прошептала она.

– И комната чудесная.

– Спасибо, – едва слышным голосом повторила девушка.

– Я спал лучше, чем все последнее время.

– Я рада.

«Слоун, – говорила она себе, – эти односложные ответы ужасны. Продолжай в том же духе, и он скоро оставит тебя в покое». Ей казалось, что ее язык и мозг больше не связаны. Она не могла сказать ничего толкового, ведь он стоял так близко.

– Прости, пожалуйста, у меня просто дурацкое настроение. Конечно, я хочу, чтобы ты перестала называть меня «мистер Мэдисон». Может, я сказал это не слишком вежливо? Видишь ли, я становлюсь настоящим грубияном, когда работа не идет. Мне просто слов не хватает.

Девушка повернулась к нему лицом и взглянула в глаза цвета хереса.

– Но почему? – поинтересовалась она. – Неужели это так трудно?

Мэдисон отступил назад, чтобы окончательно не потерять голову. Только так он мог сдержаться и не трогать ее.

– Да нет. Просто у меня заминка вышла. А почему ты так заколола волосы?

Опешив от неожиданного вопроса, Слоун даже не сразу поняла, о чем он ее спрашивает. Но осознав смысл его слов, непроизвольно поправила прическу.

– А что? – с чисто женской тревогой спросила она. – Что-нибудь не в порядке? Шпильки вылезли? Или я какую-нибудь прядь не заколола?

– Нет-нет, – заверил ее Картер. – Наоборот, все в порядке. Дело в том… просто мне больше понравилась твоя вчерашняя прическа. Знаешь, такой живописный беспорядок… это так… сексуально.

В горле у Слоун пересохло, и она с трудом отвела от него взгляд: казалось, Картер, как магнит, притягивает ее.

– Нет, прическа у хозяйки такого, как мое, заведения не должна быть ни в живописном беспорядке, ни сексуальной.

– Бьюсь об заклад, ты не интересовалась мнением постояльцев-мужчин по этому поводу. – Его глаза опять загорелись озорным огоньком. Девушка не могла решить, когда они опаснее: когда бывают затуманены, как это было мгновение назад, или когда светятся лукавством? Впрочем, все равно любой его взгляд выводил ее из состояния равновесия.

Она приосанилась, повернулась спиной к столу и торопливо произнесла:

– Мне надо идти вниз, у меня полно работы.

– Подожди! – так громко выкрикнул Мэдисон, что Слоун едва не споткнулась. – Ты можешь задержаться на пару минут, чтобы помочь мне?

– Как помочь? Чем?

– С книгой.

– Но я ничего не смыслю в писательском труде.

– Это и не нужно. Мне необходимо дотронуться до женского тела.

Наверное, ей стоило оскорбиться, схватить поднос и вылететь из комнаты, хлопнув дверью. Вместо этого Слоун рассмеялась:

– Уверена, ты совсем не это хотел сказать. Мэдисон смутился и тоже заулыбался:

– Ну может, и надо было выразить свою мысль как-то по-другому. Дело в том, что Грегори необходимо выудить у героини кое-какую информацию, понимаешь?

– А кто такой Грегори?

– Герой. И…

– А как зовут героиню? – перебила она Картера новым вопросом.

– Лиза. Вот Грегори устраивает нечто вроде потасовки, а Лиза сопротивляется. Но ему нравится эта девушка, и он боится сделать ей больно. Вот мне и нужно испробовать на женщине, как далеко может зайти мужчина и насколько быть грубым, чтобы не причинить ей боли. Ясно?

– Но многое может зависеть и от женщины. Может, она спортом занимается, мышцы качает! Или увлекается женским армрестлингом! Думаю, в таком случае ее не так-то легко заставить говорить!

– Да нет, о чем ты! Лиза мягкая и женственная. Хрупкая. Как ты.

Слоун нервно сжала рукой шею.

– А что… – Она откашлялась. – Что ты хочешь, чтобы я сделала?

Взяв девушку за руку, Картер отвел ее в сторону от стола:

– Давай отойдем на свободное пространство. А то, не дай Бог, перебьем твой антикварный фарфор. – Повернувшись к ней, Мэдисон отпустил ее и потряс руками так, как это делают боксеры перед матчем. – О'кей. Итак, я только что назвал тебя шлюхой, точнее, я произнес еще более грубое слово и сказал, что ты с радостью торгуешь своим телом, когда тебе предлагают хорошие деньги.

– И ты еще говорил, что я тебе нравлюсь?! – Слоун покачала головой, не веря своим ушам, – так потрясли ее собственные слова. – То есть, ты говорил, что Лиза нравится Грегори.

– Да, так и есть. Но Грегори зол как черт. Лиза может кое-что рассказать ему о шайке негодяев, но молчит, потому что боится нанести вред своему дяде, который ее вырастил. А негодяи угрожают ее дяде. – Картер глубоко вздохнул; – Итак, я назвал тебя шлюхой, даже не шлюхой, а… – Он махнул рукой. – Но мы много раз занимались любовью, и потому оскорбление кажется еще более обидным.

Слоун никак не могла привыкнуть к тому, что он говорит от первого лица. Ей было бы проще, если бы они называли героев по именам – Лиза и Грегори. И все же она утвердительно кивнула:

– Ну хорошо, ударь меня!

Она опустила глаза, стараясь не смотреть на Картера, а затем сама замахнулась на него. Но не успела и глазом моргнуть, как оказалась прижатой спиной к его груди. Та рука, которую она подняла, была теперь прижата к ее плечу, а другую ее руку он вывернул и зажал между их телами. Ее голова откинулась назад и прижалась к его шее. Прическа Слоун растрепалась.

– Картер, – возмущенно выдохнула она, стараясь вырваться. – Пусти меня. – Она судорожно вдохнула воздух. – Это нечестно. Ты не сказал, что зайдешь так далеко.

– Извини. Именно так и должна себя чувствовать Лиза. Я должен был увидеть, как ты отреагируешь, как будешь себя чувствовать. Тебе больно?

Слоун задумалась.

– Нет, – честно ответила она. Ей не было больно, но она не могла вырваться. Ей стало жаль эту Лизу. Если бы Грегори был таким же, как тот, кто его придумал, его близость смущала бы героиню.

– Что ты чувствуешь? – допытывался писатель.

Она чувствовала, что упадет в обморок, если он немедленно не перестанет прижимать ее к своему возбужденному естеству.

– Я испугана. – Она сказала истинную правду. Ощущения, вызванные его близостью, сводили Слоун с ума.

– Несмотря на то, что ты знаешь о моей любви и тебе известно, что я не хочу причинить тебе боль?

– Да, – выдохнула она, закрывая глаза. – Разве насилие и страсть временами не идут рука об руку?

Господи, за что такое наказание? Его ноги за ее спиной были длинными и твердыми, как стволы деревьев. Дыхание Картера ласкало ухо, она просто млела от его прикосновений. Слоун оказалась в положении голодающего, которого привели на пиршество гурманов, но привязали поодаль и не дают ни куска съестного. Узы разума и верности лучшей подруге очень крепко держали ее, но от этого есть меньше не хотелось.

– И что бы ты стала делать на месте Лизы? Будь она и в самом деле на месте его героини, думала Слоун, она бы тут же выложила ему все, что он хотел знать, а потом постаралась бы сделать так, чтобы он занялся с ней любовью. Но не это хотел услышать Мэдисон, поэтому девушка оставила в стороне все свои фантазии и постаралась сконцентрироваться на своих физических ощущениях.

– Не знаю. Наверное, стала бы бороться, чтобы защитить свою честь.

– Хорошо. Тогда вырывайся.

Поначалу Слоун сдерживалась, а потом начала сопротивляться по-настоящему. Но она не могла оттолкнуть Картера и добилась лишь того, что их тела все сильнее соприкасались. Ее блузка вылезла из-за пояса, волосы рассыпались по плечам, юбка спиралью обвивала ноги. А рукой, зажатой между их телами, девушка нащупала пуговицы вместо «молнии» в его джинсах.

– Это бесполезно, – призналась она. – Мне не вырваться.

– Так ты скажешь мне все?!

Ее голова упала вниз – она кивнула. Картер ослабил хватку и постепенно выпустил ее. Но едва освободившись, Слоун быстрее молнии развернулась и ударила его каблуком по подъему ноги.

Он взвыл от боли и удивления, но настиг ее прежде, чем девушка успела убежать. Схватив Слоун за плечи, Картер швырнул ее на кровать и упал на нее сверху. Она яростно сопротивлялась, теперь по-настоящему, потому что Мэдисон оказался в более выгодной позиции.

Картер, разумеется, был сильнее, и в конце концов ему удалось ухватить девушку за руки и заломить ей их за голову.

Тяжело дыша, он положил голову на кровать, давая себе короткую передышку, но ни на мгновение не ослабил хватки.

– Ну вот, все просто отлично, – заявил он, устало улыбаясь. – Теперь уж ты точно никак не сможешь вырваться.

Ах, как Слоун было приятно ощущать себя прижатой к матрасу всем его весом! Каждый раз, когда она прерывисто вздыхала, ее грудь упиралась в его широкую грудь. Позволив себе немного расслабиться, она слегка раздвинула ноги, и Картер тут же опустился в образовавшееся пространство, изо всех сил прижимаясь к ее лону. Мурашки удовольствия побежали по их разгоряченным телам.

– Ладно, я побеждена, – едва дыша, промолвила Слоун. – Я скажу тебе то, что ты хочешь узнать.

Его взор пылал страстью.

– Да, – ответил он хриплым голосом. – Возможно.

– А что потом? – спросила она неуверенно.

Его взгляд скользнул по ее шее и вниз, на грудь, видневшуюся в расстегнутом вороте блузки. Зажмурив глаза, Картер едва сдерживался, чтобы не впиться губами в ее нежную кожу. Ему хотелось провести языком вдоль кружевной отделки бюстгальтера и, сорвав его, поймать ртом круглые соски. Открыв глаза и увидев затуманенный взгляд Слоун, Мэдисон понял, что и она думает о том же.

– Они занимаются любовью, – прошептал он.

Они долго смотрели в глаза друг другу, не произнося ни слова. И вдруг Слоун горестно всхлипнула – то ли от боли, то ли от чувства вины – она и сама не знала. Картер приподнялся, и девушка выскользнула из-под него. Встав с кровати и повернувшись к нему спиной, она поправила одежду и, вынув из волос ненужные теперь шпильки, сунула их в карман – как будто пыталась спрятать доказательство своей вины. Самое лучшее, что она смогла сделать со своими волосами, – это просто поправить их дрожащими руками.

Позади заскрипел стул – это Мэдисон садился за рабочий стол. Через мгновение он уже вставил чистый лист в машинку и ритмично застучал по клавишам.

«Как будто ничего не произошло», – подумала Слоун. Вернувшись к кровати, она принялась поправлять смятую постель, с удовольствием дотрагиваясь до подушки, все еще хранившей отпечаток его головы. Потом тихонько подошла к столу и взяла поднос.

– Спасибо за помощь, – спокойно произнес Картер, уже успевший нацепить на нос очки.

– Не за что. Я действительно помогла тебе?

– Вроде бы. Хотя, с другой стороны, может… может, и не стоило этого делать.

– Но почему?

– Ладно, пустое… Не обращай внимания. – Он покачал головой.

– Мне надо ненадолго уйти. Ленч не входит в оплату номера, но я могу…

– А куда ты идешь?

– На причал – купить краба к обеду. Картер пулей выскочил из-за стола.

– Я пойду с тобой! – радостно сообщил он.

Глава 3

– Нет, ты не можешь пойти со мной! – с такой горячностью воскликнула Слоун, что они оба оторопели.

– Почему? – изумленно спросил он. Девушка принялась судорожно искать ответ.

– Ну… я… Тебе же надо работать, – пришла ей в голову спасительная мысль. – Ты именно для этого сюда приехал – чтобы спокойно поработать. Здесь тебе никто не должен мешать.

– Но даже авторы бестселлеров… – тут Картер отвесил хозяйке церемонный поклон, —..имеют право на выходной. – Он тепло улыбнулся Слоун, и ей показалось, сердце тает от этой улыбки. – Я, знаешь ли, еще не привык к этому дому, не чувствую его, – заявил писатель, оглядываясь вокруг. – Тут все так странно. Нет-нет, ты не думай, все очень мило, – поспешил он заверить ее, заметив, что Слоун собирается возразить. – Правда. Но это же не мой дом, и я должен настроиться в лад с этим местом.

Все это был сущий бред, и она понимала это, а Картер знал, что она понимает. Тем не менее он продолжал:

– Да и ноги надо размять. Я ведь чуть ли не всю ночь просидел в самолете, а потом – в такси. Мне даже казалось, что я целые сутки не трогаюсь с места. И потом, я должен вдохнуть свежего морского ветра, посмотреть, как он несет опавшие листья над булыжной мостовой.

К тому же я всегда просто обожал ходить на пристани. Эта прогулка вдохновит меня.

Слоун подумала, что уж чего-чего, а вдохновения ему не занимать, но не произнесла ни слова, потому что не хотела вслух признаваться в том, что осознает, как Мэдисон хочет ее. Боялась, что выдаст себя и он поймет: она испытывает те же чувства.

– Знаешь, Картер, если уж тебе так хочется прогуляться, то отправляйся на улицу один. У меня есть кое-какие дела и…

–..и лишняя пара рук никогда не помешает, – договорил за нее Мэдисон. – Погоди, я только возьму куртку.

Обычная уверенность покинула Слоун, и она не смогла быстро придумать еще что-нибудь, чтобы отказать своему настойчивому постояльцу. Не стоило им играть с огнем – ведь они распалялись все больше. Однако было уже слишком поздно думать о благоразумии.

Картер сорвал с вешалки свою куртку и распахнул дверь.

– Запереть комнату? – спросил он у хозяйки.

– Да. Вообще-то я запру входную дверь, я предупредила своих гостей, что меня не будет несколько часов, поэтому они вернутся не скоро. Но лучше запри – лишняя предосторожность никогда не помешает.

– Тебе надо нанять помощницу, чтобы не сидеть здесь взаперти целыми днями, – заметил Картер, когда они спускались вниз по лестнице.

– Это было бы замечательно, но я не могу позволить себе нанимать кого-то: у меня нет денег на оплату. – Внизу девушка остановилась и сказала:

– Я быстро, подожди немного.

Забежав в свою комнату, Слоун моментально подправила макияж и принялась закалывать волосы, но некоторые пряди упорно не хотели повиноваться.

– Ну и черт с вами, – пробормотала девушка, тряхнув головой. – Оставайтесь распущенными. Все равно ветер в гавани будет таким сильным, что любая прическа растреплется. – В общем, она нашла повод для того, чтобы не затягивать волосы в пучок. Юбка и блузка были слегка помяты, но она решила, что сойдет и так. Затем Слоун быстро надела серо-голубой жакет, взяла кошелек и проверила, не забыла ли список покупок.

Картер поджидал ее, прислонившись спиной к перилам, скрестив ноги и сложив на груди руки.

– Ты готов? – спросила девушка, и от ее внимания не ускользнул одобрительный взгляд, которым он окинул ее прическу.

Выйдя на улицу и выпустив молодого человека, хозяйка заперла дверь. В крохотном гараже, приютившемся у стены дома, стояла миниатюрная, чуть ли не игрушечная машина.

– Забирайся внутрь, – пригласила Слоун.

– Да ты шутишь, – мрачно промолвил Мэдисон, – правильнее было бы сказать:

«Протискивайся».

Слоун не смогла удержаться от смеха, наблюдая, как, сев на сиденье. Картер с трудом втянул в машину одну ногу, а потом – вторую.

Она уже привыкла к опасным дорогам Сан-Франциско и к местным водителям, относящимся к светофорам и дорожным знакам как к уличным украшениям, на которые не стоит обращать внимания. Втиснув машину на стоянку у Рыбацкого причала, она повернулась к своему спутнику и заметила, что тот побледнел и нервно покусывает губы.

– Что, мы уже на месте? Есть надежда остаться в живых? Слоун рассмеялась:

– Пойдем. Уж раз ты навязался на мою голову, то можешь мне и помочь.

Мэдисон помог ей выбрать самое свежее и белое мясо краба, причем рыбак клялся, что выловил этого краба только что. Ей надо было зайти в магазины, но Картер то и дело отвлекал ее.

– Слоун, только взгляни сюда!

Она послушно смотрела, а потом направлялась дальше, но не успевала сделать и пары шагов, как молодой человек вновь окликал ее, приглашая зайти в какую-нибудь галерею или в бар.

Когда она пыталась объяснить своему гостю, что вышла из дома по делам и у нее не много времени, он не принимал ее слов всерьез.

Они ели за маленьким круглым столом в небольшом ресторанчике. Сердито ворча на Картера, Слоун откусила огромный кусок шоколадки, казня себя за то, что даром тратит время.

– Как часто ты выходишь из дома? – оборвал ее Мэдисон. – Я имею в виду, для того чтобы развлечься, а не просто чтобы сделать покупки? – Он самозабвенно облизывал огромное мороженое.

– Не очень часто, – уклончиво ответила Слоун.

– Нет, ты скажи, как часто? – настаивал писатель.

Девушка свернула обертку от шоколадки в трубочку и подула в нее.

– Я – единственная хозяйка и владелица «Фэйрчайлд-Хауса». Я содержу весь дом, делаю уборку, веду счета, готовлю еду и мою посуду. Поэтому у меня не слишком-то много времени остается на развлечения и отдых.

– Ты что, хочешь сказать, что у тебя вообще не бывает выходных? И свободных вечеров? Ты не ходишь в кино? Вообще никуда не ходишь?

– Ты меня огорчаешь, – заявила она, пытаясь увести его от этой темы. Жизнь Слоун и правда была безрадостной, и у нее не было ни малейшего желания рассказывать о ней.

– Дорогая, но это же нелепо! – Отложив ложку в сторону, он с интересом взглянул Слоун в глаза.

– Почему нелепо? Я просто ничего не могу поделать с таким положением вещей!

– Найми помощников, – посоветовал Мэдисон.

– Я не могу себе этого позволить, – резко ответила Слоун. – И кстати, я уже говорила тебе об этом.

– Чего ты не должна позволять себе, так это сидеть сиднем дома, – огрызнулся он в ответ, но, заметив, как изменилось ее лицо, извинился:

– Прости, пожалуйста. Это, конечно, не мое дело. Просто не могу понять, почему красивая женщина сидит безвылазно в четырех стенах, скрывая себя от человечества. – Бросив ложку на стол и не глядя на Слоун, Картер спросил деланно безразличным тоном:

– Неужели ты никуда не ходишь с мужчинами?

– Очень редко. – Она солгала. И тут же пожалела об этом. Ей следовало бы сказать:

«Никогда».

Мэдисон вновь заинтересованно поглядел на нее, и женское чутье подсказало Слоун, что он думает о том, что произошло между ними сегодня.

– А у тебя когда-нибудь был мужчина?

– Да, – тихо ответила она. К чему вызывать его подозрения? Похоже, Картер просто умирал от желания побольше узнать о ее жизни. – Мы вместе работали в Лос-Анджелесе. Он был младшим клерком в отделе торговли. Надо признаться, к торговле у него было призвание, он был типичным продавцом на вид: безупречная одежда, хорошие манеры, дар болтать языком и ряд сверкающих белых зубов. – Слоун отпила глоток воды со льдом. – Я только что окончила Лос-Анджелесский университет, переехала в новую квартиру и чувствовала себя независимой и полной сил и желания посвятить себя карьере. Думаю, он просто решил, что такая строгая на вид женщина, как я, – это просто вызов судьбы, и не задумываясь принял этот вызов. С ним я много смеялась, отдыхала… Мы весело проводили время… Иногда я подсказывала ему, какой товар понравится покупателям, – это было в тех случаях, когда он не знал, какую марку предпочесть. И, не скрою, мои советы были весьма полезными.

– Не сомневаюсь, – произнес Картер задумчиво.

– Через некоторое время он… – Слоун помолчала, а затем, облизнув губы, продолжила:

– Словом, через некоторое время оказалось, что в моей квартире куда больше его вещей, чем в его собственной. Впрочем, я была не против, ведь мы собирались пожениться.

Конечно, Слоун могла бы рассказать своему внимательному слушателю, что Джейсон просто с ума сходил от ее «буржуазных пережитков», как он выражался. Он был уверен, что среди выпускниц Лос-Анджелесского университета не сыскать было другой такой, которая так цеплялась бы за свою девственность, словно это какое-нибудь сокровище. Джейсон буквально до слез ее доводил, упрекая за старомодные предрассудки, а она действительно ценила свое тело и не собиралась торговать им. Прирожденный торговец, он все же сумел внушить ей, что это эгоистично – не давать ему того, чего он так хочет.

Они часто занимались любовью, и он был пылким любовником, но Слоун всегда ощущала, что ей чего-то недостает. Каждый раз Джейсон требовал, чтобы она сказала, как он хорош в постели, какой он потрясающий любовник. Девушка улыбалась и хвалила его, но даже этого ему было мало, он хотел, чтобы она восторгалась им еще больше. Но Слоун не умела лгать, а каждый раз говорить, что у нее такое чувство, будто она попала на небеса, она была не в состоянии. На самом-то деле у нее не было такого ощущения. Никогда. И Слоун решила, что с ней что-то не так и ничего нельзя с этим поделать.

И Джейсон уехал. Забрав с собой своего хомяка и бриллиантовое кольцо, которое он ей подарил. Она подозревала, что хомяк значит для него куда больше, чем ее любовь. Слоун чувствовала себя опустошенной. Не столько даже из-за потери Джейсона, сколько из-за того, что вновь потерпела поражение. Ну почему люди не любили ее? Родители? Джейсон?

Во время учебы в колледже Слоун ходила временами на свидания, но это были скорее дружеские встречи, ни одна из них не сулила превращения в серьезный роман. В основном девушка встречалась с отвергнутыми поклонниками Алисии. Тогда ей не составляло никакого труда сохранить девственность, потому что на нее никто, собственно, и не покушался.

– А что случилось? – внезапно раздался над ее ухом голос Картера.

Слоун даже подскочила – так внезапно он оторвал ее от грустных воспоминаний.

– В один прекрасный день он просто ушел, забрав с собой все вещи. Уверена, что он нашел себе подругу получше.

– Сомневаюсь, – промолвил Мэдисон, выразительно глядя на девушку. Когда Слоун подняла глаза, то, к собственному удивлению, заметила, что он сердито сжал зубы. – А ты… все еще…

Девушка беззвучно рассмеялась, покачав головой.

– Люблю его? – договорила она за Картера. – Или он меня? Нет, что ты. У него наверняка теперь другая – красивее меня…

– Ты прекратишь молоть всякую ерунду?! – взорвался Мэдисон.

Молодой человек был так резок, что Слоун вмиг забыла, о чем говорила минуту назад. Картер по-настоящему разозлился, и теперь она с удивлением смотрела не него. Наклонившись вперед, он застыл, как гончая в стойке, готовый броситься на Слоун, если она сделает хоть одно неверное движение.

– Когда ты последний раз смотрелась в зеркало? Ты что, действительно не знаешь, что некоторые пряди твоих волос совсем светлые, а некоторые – темно-русые, а если вглядеться повнимательнее, то можно насчитать с дюжину оттенков?! Да тот мужчина, который не захочет перебирать их в руках, любуясь необычайными переливами, просто сумасшедший! Твои глаза сводят с ума, а цвет их мне не описать, сколько бы я ни бился! А ресницы! О таких длинных и темных ресницах может только мечтать любая женщина! И у тебя потрясающая фигура, вот только одежда оставляет желать лучшего. Ты пытаешься прикрыть великолепное тело нелепыми одеяниями. Вот в чем твоя беда! Пытаешься спрятаться от себя и от всех! Но почему?! Почему, черт возьми?! – гремел Картер.

Побледнев и испугавшись этого взрыва эмоций, девушка молча смотрела на него. Убедившись, что его слова дошли до Слоун, Мэдисон откинулся на спинку алюминиевого стула и с силой выдохнул воздух. Через некоторое время, показавшееся Слоун целой вечностью, он добавил:

– Можешь теперь ударить меня в голень, если хочешь. Или еще раз дать по ноге каблуком. Кстати, она до сих пор болит.

Глаза девушки слегка оживились, на побелевших губах появилась слабая улыбка.

– Слоун, – вновь заговорил Мэдисон, – ты должна была постараться ударить меня – как утром. Ты не даешь себе воли ни в чем. Ради Бога, не сдерживай эмоций!

– Я постараюсь, – прошептала она. – Может, будешь давать мне уроки… скажем, гнева и раздражения? Пока ты здесь?

– Как только пожелаешь, – ухмыльнулся он, но оба они тут же вспомнили, что это был уже второй из тех тридцати дней, которые он собирался провести под ее крышей. И оба подумали о том, как сумеют прожить этот отрезок времени и что скажут Алисии, если Картеру придется уехать раньше – чтобы сохранить ей верность.

– Ты не доел свое мороженое, – спокойно сказала Слоун, чтобы нарушить затянувшееся молчание.

– Кажется, несколько дней назад я его, наоборот, переел. Алисия пошла в магазин, а мы с мальчишками направились в кафе. Мы съели по хот-догу, и, конечно же, Адам заляпал рубашку горчицей. А потом порция мороженого не смогла, разумеется, вместиться целиком в рот Дэвида и, прокатившись по его рукаву, плюхнулась ему на колени. Вот уж нам досталось от Алисии!

– Не понимаю почему, – натянуто улыбнувшись, проговорила Слоун. – Может, ты намекнешь ей, что она должна следить за детьми и их одеждой – когда вы поженитесь, разумеется?

– Угу. Может быть, – пробормотал Картер, глядя на тающее в вазочке мороженое.

Отвернувшись в сторону, Слоун поглядела в окно. Начинался дождь.


– А ваши книги автобиографичны, мистер Мэдисон, или их содержание – плод художественного вымысла?

Поставив бокал с вином на стол, Картер тайком подмигнул Слоун:

– Мисс Леман, если бы все, о чем я писал, произошло со мной, то мне было бы лет двести, не меньше.

Сидящие за столом рассмеялись. Запеченное мясо краба превзошло все ожидания. Затем Слоун подала запеканку с салатом из сельдерея, спаржу, украшенную дольками лимона, и апельсиновый шербет на десерт. Она взялась за приготовление обеда сразу, как только они вернулись в «Фэйрчайлд-Хаус». Мэдисон поднялся к себе, но, сколько Слоун ни прислушивалась, ей не удалось услышать стука печатной машинки.

Перед тем как подавать обед, хозяйка пансионата приняла душ и переоделась в черную юбку из мягкой шерсти и белую шелковую блузку со складочками на груди и перламутровыми пуговицами на левом плече. Она несколько раз повторила себе, что этот костюм ничуть не более женствен, чем те, что она носила обычно. Но едва она вышла к гостям, двое из них тут же воскликнули, что их хозяйка в этот вечер необычайно привлекательна. Она покраснела, избегая смотреть на Картера, и позвала всех постояльцев, сидевших в гостиной за бокалом вина, в столовую, залитую мягким светом свечей.

Мэдисон спустился к обеду в спортивной куртке, надетой поверх шелковой рубашки цвета слоновой кости с расстегнутым стоячим воротником, и серых широких брюках. Чувствовалось, что он пытался привести в порядок свои густые волосы, но все усилия пропали даром.

Подавая первое блюдо, хозяйка тайком изучала молодого писателя. Его волосы не были кудрявыми, но взъерошенные пряди беспорядочно торчали в разные стороны. Казалось, они сами приняли решение о том, как расти на этой красивой голове, и с тех пор ни парикмахеры, ни фены, ни разнообразные расчески не могли совладать с ними.

Слоун безумно хотелось дотронуться до его волос, когда она накладывала в тарелку Картера порцию салата. Божественный аромат его тела щекотал ее ноздри. От него исходил настоящий мужской запах, но это был запах чистоты и дорогого дезодоранта, и Слоун тут же представила себе, как, должно быть, он прекрасен, когда стоит под душем. Ее руки дрожали, и, когда глаза их встретились и Мэдисон поблагодарил ее за вкусное блюдо, ей показалось, что он говорит:

«Я тоже сейчас думал о том, как ты хороша под душем».

Узнав его, одна из бывших школьных учительниц взмахнула морщинистой ручкой над плоской грудью и воскликнула:

– Картер Мэдисон! Надо же! Я однажды видела вас в передаче «Сегодня». Господи, глазам своим не верю! Я прочла все ваши книги!

Разумеется, одна из книг была у нее с собой, и пожилая дама тут же принесла ее, чтобы Мэдисон оставил свой автограф.

Остальные гости тоже были приятно удивлены, узнав, что в «Фэйрчайлд-Хаусе» остановилась знаменитость. Учительница расспрашивала Картера об автобиографических аспектах его романов, причем говорила она таким голоском, который скорее пристал бы маленькой девочке, а не пожилой матроне.

Мэдисон удовлетворил их любопытство, рассказывая о своих исследованиях, о том, как он готовится писать книгу, причем он ничуть не зазнавался, и это привело гостей в восторг.

Слоун продолжала разносить блюда, ничем не выдавая своего волнения, – все было как обычно. Но хотя голос Картера не дрогнул ни единого раза, девушка знала, что он не сводит с нее глаз, когда она появляется в комнате с подносом или тарелками.

– Наверное, вы захотите выпить кофе с рюмочкой бренди в гостиной у камина? – предложила Слоун, когда все уже доедали обед. Гости с энтузиазмом восприняли ее предложение. – Я сейчас принесу. Усаживайтесь поудобнее.

Она вернулась в кухню, чтобы взять поднос, и еще раз оглядела его, чтобы убедиться, что ничего не забыла. Вдруг дверь распахнулась – на пороге стоял Картер с грязными тарелками в руках.

– Картер! – вскричала она. – Что ты делаешь?

Он поставил тарелки на стол:

– Помогаю тебе… немного.

– Так дело не пойдет, – возразила хозяйка.

– Почему?

– «Почему»? Да потому что ты – мой гость. Постоялец. Что подумают другие? Мэдисон подбоченился и сжал губы.

– Плевал я на то, что они подумают.

– А я – нет. Мне важно их мнение.

– С каких это пор стало преступлением помогать даме? Ответь мне на этот вопрос.

– Но в ресторане ты бы не стал убирать за собой посуду!

– Да… – И Картер выругался точно так же, как это делали его герои. – Я устал, в самом деле устал смотреть на то, как ты мечешься тут со своими тарелками. Признаюсь тебе – я уязвлен, я стал почти так же пуглив, как и ты! Может, другим и все равно, – он махнул головой в сторону столовой, – но у меня иное мнение. Они – всего лишь постояльцы.

– Как и ты, – отрезала Слоун. Ее груди покрылись мурашками под тонким шелком ее самого красивого бюстгальтера. Она едва уговорила себя надеть его и теперь горячо об этом сожалела: Мэдисон буквально прожигал взглядом ее блузку.

– У тебя такая красивая грудь, – хрипло произнес он. – Но ты дрожишь. Отчего, Слоун?

– О! – только и смогла вымолвить девушка, прикрывая грудь руками и пытаясь придумать хоть что-нибудь в ответ. – Не говори мне таких вещей, – наконец сказала она. – Иначе я буду вынуждена попросить тебя уехать из «Фэйрчайлд-Хауса». Я поступила бы так с любым постояльцем, если бы он сказал, что…

– С постояльцем! Меня это не волнует! Как бы ты поступила с мужчиной?! С мужчиной, который говорит женщине, что с каждым часом хочет ее все больше, что у нее красивые…

– Прекрати! Я сказала – прекрати, или тебе придется уехать! – Она не видела, какой яростью зажглись его глаза, потому что повернулась к нему спиной. – Ты всего лишь постоялец в моем пансионате. Вот так-то, Картер, – заявила она, уставившись в пол. – Постоялец.

Мэдисон изверг из себя еще более грубое ругательство-, бросаясь вон из кухни.

Понадобилось несколько минут, чтобы Слоун смогла успокоиться и унести тяжелый поднос в гостиную. Она знала, что только угрожала Картеру, обещая выгнать его, и надеялась, что он не воспримет ее слова буквально. Они затеяли опасную игру. Все эти разговоры, взгляды, намеки могли привести к катастрофе. Для нее, для Картера, для Алисии с мальчиками. Ей следует сказать Мэдисону, на какую скользкую дорожку он ступил. Он должен понять, что ничего для нее не значит. Ничего, уверяла она себя, проходя с подносом по длинному коридору.

Одно Слоун знала наверняка. Этим же вечером ее лучший бюстгальтер вернется на свое место в шкафу, и пройдет еще немало времени, прежде чем она вновь его наденет. В нем она чувствовала себя слишком женственной, слишком ранимой, нелепой и смешной до слез.

…Он стоял на коленях перед камином и подбрасывал в огонь дрова, которые она предусмотрительно сложила у очага еще до обеда, а в то время, пока ее гости лакомились всякими деликатесами, она успела разжечь огонь.

– Мистер Мэдисон, – Слоун натянуто улыбнулась, – не стоит беспокоиться.

Это было сказано исключительно для остальных четырех постояльцев, удобно устроившихся в креслах и на диванах, которые Слоун недавно купила и обтянула новой тканью.

– Мне это совсем нетрудно, мисс Фэйрчайлд, – возразил писатель. – Я чувствую себя у вас как дома, поэтому мне доставляет удовольствие сделать что-нибудь полезное.

Одна Слоун уловила саркастические нотки в его голосе, а остальные гости кивали с таким видом, словно видели перед собой оракула, предсказывающего их будущее.

Выходя из гостиной, хозяйка сказала, что принесет еще кофе, если кто-нибудь пожелает. Хватая урывками куски собственного обеда, Слоун сложила грязную посуду в посудомоечную машину, прибрала в столовой и накрыла стол к завтраку. Затем она выжала сок из апельсинов и поставила его в холодильник, чтобы наутро подать в хрустальном кувшине. После чего взбила мед с маслом, приготовила тесто для булочек и тоже положила его в холодильник.

Направляясь в гостиную, хозяйка заставила себя улыбнуться, но, к ее большому облегчению, в комнате уже никого не было. Забрав большой поднос, она пошла назад в кухню. По пути она еще раз проверила камин, убедилась, что экран надежно прикрывает пламя и что оно не очень сильное. Заперев двери и выключив свет, Слоун пошла в свою комнату.

Она уже собиралась лечь в постель, как вдруг услыхала тихий стук в дверь. Такое случилось впервые. Ее никогда не вызывали из комнаты, хотя в каждом номере был звонок, и если нажать на кнопку, то сигнал подавался в кухню, в комнату Слоун и в ее кабинет.

– Да! Кто там? – крикнула она, прекрасно понимая, что спрашивать не имело смысла – она и так знала, кто стоит за дверью.

– Это я.

Девушка испуганно прижала пальцы к губам:

– Картер, уходи.

– Мне надо поговорить с тобой.

– Тебе нельзя заходить ко мне, – заявила она. – Пожалуйста, уходи, пока кто-нибудь не увидел тебя здесь.

– Тогда спустись в гостиную. – Он немного помолчал, а затем добавил:

– Я вернусь, если ты не придешь через пять минут.

Этого времени ей едва хватило, чтобы унять свою дрожь. Девушка прекрасно понимала, что ей не следует идти у него на поводу, но боялась, что он выполнит свою угрозу, если она его не послушает. Туго затянув пояс все на том же уродливом халате и сунув ноги в шлепанцы, Слоун осторожно приотворила дверь и направилась в гостиную. Как только она вошла в комнату, Картер шагнул к ней из тени и прижал к стене всем своим телом.

– Слоун! Слоун! – шептал он, водя лицом по ее волосам, вдыхая ее аромат.

– Нет, Картер.

Отблески гаснущего пламени играли в его волосах, заставляя их светиться красноватым блеском. Ей так хотелось запустить в них руку и крепче прижать его голову к своей шее.

Но она упустила эту возможность. Выпрямившись, Картер крепко обхватил лицо Слоун руками и впился взглядом в ее бездонные глаза, – Я весь день был пай-мальчиком. Не сделал ничего такого, за что мне было бы стыдно. Весь день просидел за этой чертовой машинкой, пытаясь выжать из себя хоть одно осмысленное предложение, хоть одну фразу! Но, черт меня возьми, ничего не выходило! Все мои мысли были связаны с тобой…

– Нет… – слабо протестовала Слоун.

– Да! – перебил он ее.

От Мэдисона одуряюще пахло бренди – он явно предпочел этот напиток кофе. Может, именно от спиртного его лицо горело? Но не исключено, что бренди был ни при чем. Картер все сильнее прижимался к ее животу. Девушка закрыла глаза и застонала от удовольствия.

– С того самого мгновения, как я увидел тебя, ты не выходишь у меня из головы, – продолжал он. – Я только и думаю о том, как обнимаю твое обнаженное тело, как занимаюсь с тобой любовью.

– Прекрати! – умоляла она. – Не говори больше ничего. Ради Бога, Картер, подумай! Подумай об Алисии, Адаме и Дэвиде. Все они зависят от тебя. Они нуждаются в тебе.

– А я – в тебе, – прошептал он, крепко обнимая ее, и, наклонившись к самому уху Слоун, Мэдисон прошептал:

– Ты мне нужна.

Девушка до крови закусила губу, из-под опущенных век потекли слезы. Как же хотелось сдаться и уступить их взаимному желанию! Но Слоун все же удалось взять себя в руки, и она отстранилась от Мэдисона.

– Ничего не выйдет, – всхлипывая, пробормотала она, не подпуская Картера к себе. – Тебе это известно. И мне тоже. И пожалуйста, не подходи ко мне больше. – И Слоун Фэйрчайлд поспешила наверх, в свое надежное укрытие, в свою комнату.


Мэдисон завтракал теперь с остальными гостями в столовой. В других местах они не встречались; Слоун обычно поджидала, пока Картер уйдет, чтобы поменять постельное белье и повесить в ванной чистые полотенца. Заходя в его комнату, она старалась не смотреть на его вещи, на бритвенный прибор в ванной комнате, на разбросанную по всей спальне одежду. Но однажды она не выдержала и аккуратно развесила его вещи в шкафу. Да что там скрывать от самой себя: она ведь и убирала в его комнате и старалась менять почаще белье лишь для того, чтобы дотрагиваться до его вещей.

Мэдисон был вежлив, но равнодушен. Когда банкир с женой и учительницы уехали, их номера заняли две супружеские пары из Айовы, путешествующие вместе. Они, разумеется, тут же узнали известного писателя, и ему пришлось вновь и вновь пересказывать истории о том, как он создает свои произведения. Вечерами Картер обычно извинялся и сидел в своей комнате или уходил куда-то на несколько часов.

Как-то раз ему пришло письмо от Дэвида – адрес на конверте был написан крупным детским почерком. Слоун оставила конверт возле тарелки Картера на столе.

– Благодарю вас, мисс Фэйрчайлд, – промолвил молодой человек, церемонно кивнув.

– Не за что, мистер Мэдисон.

Однажды позвонил какой-то человек и, представившись агентом мистера Мэдисона, попросил позвать его к телефону. Трепеща от страха, девушка поднялась наверх и постучала. За дверью яростно стрекотала пишущая машинка.

– В чем дело? – раздраженно крикнул писатель.

– Звонит ваш агент. Хотите поговорить с ним?

– Нет!

Клавиши машинки забарабанили с новой силой, а Слоун вежливо передала короткий ответ обозлившемуся агенту.

– Мистер Мэдисон! – позвала она как-то раз, услыхав тяжелые шаги молодого человека, который уныло брел к лестнице от входной двери.

Картер остановился и вопросительно взглянул на Слоун. Она гладила гору салфеток, скатертей и постельного белья – девушка все стирала и гладила сама, пользоваться прачечной было ей не по карману. От горячего утюга ее щеки раскраснелись. Волосы Слоун заколола наверх, но несколько прядей выбились из пучка и курчавились в насыщенном паром воздухе.

Слоун понятия не имела, до чего она мила и привлекательна в таком виде.

– Звонила Алисия и просила вас позвонить ей.

– Что-то случилось? – встревожился Картер.

– Нет, – едва дыша, прошептала Слоун. Впервые после их размолвки она позволила себе посмотреть Мэдисону прямо в глаза. От него чудно пахло ветром и дождем, капли которого сверкали на его непослушных волосах и на куртке. «Интересно, где он был?» – подумалось ей.

– Нет, – повторила она. – Кажется, ничего не случилось. Можете позвонить из моего кабинета.

Хозяйка провела писателя в крохотную комнатенку и собралась было уйти.

– Ты можешь остаться, – удерживал ее Картер.

– Уверена, что вам есть о чем поговорить с вашей невестой.

Несчастный телефонный аппарат! С какой же яростью Картер рванул трубку и принялся зло тыкать в кнопки, набирая номер Алисии!

Слоун отнесла стопку отутюженного белья наверх, в бельевой шкаф, а спускаясь вниз, натолкнулась на Мэдисона, поднимавшегося в свою комнату.

– Вы уже поговорили? – недоуменно спросила она.

– Да. Она поинтересовалась, как дела с моей книгой.

– Да? И как же дела?

– Пока что я создал лишь кучу мусора, – рявкнул он, не замедляя шага.

Должно быть, Слоун правильно поступала, не давая своим постояльцам ни малейшего повода для сплетен. Но вечерами, направляясь в свою комнату, она сжималась в комочек, стараясь не обращать внимания на зов своего тела. Ведь каждый миллиметр ее кожи жаждал прикосновения Картера.

Девушка не могла забыть, как крепко он сжимал ее, но какими при этом нежными были его руки. Она слишком хорошо помнила, каким взглядом Картер смотрел на нее, когда они вместе оказались на кровати. А каким горячим было его дыхание, когда, обжигая ее кожу, он прошептал: «Ты мне нужна!» Он мог не говорить этого – Слоун и без слов почувствовала его возбужденную и настойчивую плоть, впивающуюся в ее хрупкое, податливое тело.

Девушка стала какой-то безжизненной. Она механически готовила обеды – не менее вкусные, чем раньше, – но делала это без обычного удовольствия.

После сцены в гостиной прошла неделя. Как-то раз после обеда Слоун заученными движениями наводила порядок в кухне. Все постояльцы уже ушли наверх, и она вздрогнула, услыхав позади себя непонятный шорох.

В дверях стоял Картер.

– Я не хотел пугать тебя, – промолвил он.

– Я… я думала, ты наверху…

Молодой человек снял спортивную куртку, которую обычно надевал к обеду, его наполовину застегнутая рубашка не была заправлена в брюки.

– Я там и был, – принялся объяснять он. – Но у меня очень болит голова, и нечего принять от головной боли. Может, у тебя есть аспирин? Или еще что-нибудь?

– Да-да, конечно. – Слоун стало даже противно от того, как изменился ее голос, как прервалось дыхание. Ну почему она не может дать ему аспирин и при этом не чувствовать, как дрожат коленки?! – У меня в ванной.

Хозяйка мгновенно сбегала наверх и вернулась с целой коробкой разных болеутоляющих препаратов.

– Судя по всему, у тебя частенько болит голова, – усмехнулся Картер, приподнимая брови.

– Но я просто не знала, что ты предпочтешь. Некоторые лекарства раздражают желудок. – Господи, да она же говорит, как эти навязчивые рекламные агенты!

– Кажется, вот это подойдет. – Мэдисон выбрал флакончик с обычным аспирином и вытряхнул две таблетки на ладонь. – Дашь воды?

Она бросилась в свой кабинет и вынесла оттуда стакан, каково ее гости никогда не видели, – с изображением Багз-Банни и Микки-Мауса., Картер недоуменно взглянул на него, и его брови опять удивленно поползли вверх. Руки Слоун слегка дрожали, когда она наливала в стакан воду. Затем молодой человек бросил туда две таблетки и сделал большой глоток.

– Спасибо, – сказал он, ставя стакан на стол.

– Надеюсь, это тебе поможет.

– Уже так поздно. Почему ты не спишь?

– Я делала желе. И потом, надо было кое-что порезать…

– О! А теперь все готово?

– Да. Я как раз прибирала в кухне.

– Это надо поставить туда? – спросил Картер, указывая кивком головы на две большие миски и на высокую полку буфета.

– Да.

Она потянулась было за мисками, но Мэдисон опередил ее.

– Ты надорвешь себе спину, – заявил Картер, с легкостью доставая до высокой полки. – Тебе нужна стремянка или что-то в этом роде.

– Да, наверное.

– Слоун! – Мэдисон повернулся к девушке, и в одно мгновение все показное равнодушие и холодная маска вежливости исчезли с его лица. Он взял ее за плечи. – Слоун, – повторил он, жадно вглядываясь ей в глаза, – кажется, у нас возникла серьезная проблема.

– Серьезная проблема? – неестественно высоким голосом повторила хозяйка.

– Да.

– Тебе не нравится комната? Или ты беспокоишься, что заболел? Или…

– Ты что, не знаешь, в чем наша проблема? – Его низкий, бархатный голос проникал в самую душу.

Глаза девушки наполнились слезами, губы задрожали. Она покачала головой и прошептала:

– Нет.

– Да нет, отлично знаешь. – И он припал к ее губам.

Глава 4

Слоун слегка отпрянула назад, но Картер обхватил ее руками и сжал в своих объятиях. Девушка лишь удивленно вскрикнула, когда его губы впились в ее рот. Они задыхались от страсти, безумное желание обладать друг другом сжигало их тела.

Слоун ухватилась за его руки, чтобы удержаться на ногах. Мэдисон поглаживал ее спину, и она чувствовала, как напряглись его мускулы. Ее охватила такая сладкая истома, что она застонала.

– Слоун, – прошептал он, прижимаясь лицом к впадинке на ее плече.

В его объятиях Слоун было тепло и уютно – словно в подбитом мехом плаще. Кажется, они стояли так, обнявшись, целую вечность, и их сердца бились в едином ритме, страсть все возрастала.

Затем он приподнял голову и вновь поймал ее губы. Желание кипело в Картере. Вот он на мгновение замер, а потом его язык проник в ее рот. Из груди Мэдисона вырвался звериный стон, их языки переплетались, они с жадностью пили нектар губ друг друга.

И тут Слоун потеряла счет времени, забыла, где она находится, перестала осознавать границу между добром и злом. Она хотела этого! Как только она увидела. Картера в дверях, то поняла, что безумно хочет ощутить сладость его губ, силу рук молодого человека, которые жадно и настойчиво ласкали ее хрупкое тело, осознала, что хочет безраздельно принадлежать ему.

Больше она была не в силах противиться бурлящей в ней страсти. Да, это было и невозможно, и неизбежно. Казалось, ее тело стало иным, оно напрягалось и пело от каждого его прикосновения.

Судорожный стон сорвался с ее губ, когда Картер обеими руками схватил ее за бедра и стал тереться своей плотью о ее живот. Слоун млела, таяла в его жарких объятиях…

– Ах, Картер, Картер! – прошептала она, запустив пальцы в шевелюру молодого человека. У нее было ощущение, что в ее голове стоит мелодичный перезвон тысяч нежных колокольчиков, сердце девушки заходилось в неистовом стуке. Это была любовь. Да, любовь! Она любила его, и его жаркие поцелуи говорили, что и Мэдисон испытывает то же чувство.

– Не могу в это поверить, – застонала Слоун.

– Знаю, любимая, знаю! Господи, как это чудесно! Я так и знал, что с тобой все будет необыкновенно!

Картер расстегнул пуговицы на ее блузке. Бежевый бюстгальтер из тонкой блестящей ткани облегал ее грудь, как вторая кожа, сквозь которую просвечивали розовые выпуклые соски. Картер стал нежно поглаживать их пальцами.

– Пожалуйста, – теперь уже молила его Слоун, – трогай меня, ласкай меня!

– Как ты прекрасна!

Взяв груди Слоун в ладони, он слегка приподнял их, а затем стал покусывать и целовать их сквозь нежную ткань; Его разгоряченное дыхание обжигало кожу девушки. Когда Картер вновь нежно прикусил ее грудь, она инстинктивно выгнулась, рванула пуговицы на его рубашке и стала жадно шарить руками по его волосатой груди. Их неистовые стоны сливались в единую песнь любви. Картер водил губами по ее нежной коже, с упоением вдыхая аромат тела, а потом взял руку девушки и прижал к своему возбужденному естеству.

– Как я хочу тебя, Слоун! Как хочу войти в тебя! – шептал он.

– Господи, я тоже хочу тебя, – промолвила она.

Их губы слились в новом страстном поцелуе, и Картер уже собрался было перейти к новым, более смелым ласкам, как вдруг, неожиданно для себя самого он схватил ее лицо обеими руками и проговорил:

– Черт! Прости меня, любимая, за то, что я так поступаю, но я просто не могу сделать этого.

Девушка прижала пальцы к губам, едва не закричав от унижения. Вырвавшись из объятий Мэдисона, не желавшего сразу отпустить ее, она воскликнула:

– Не смей больше до меня дотрагиваться! Оставь меня!

– Слоун, но я… – оторопел молодой человек.

– Не стоит ничего объяснять. Если бы ты не остановился, это сделала бы я, – дрожащим голосом промолвила Слоун, пытаясь застегнуть непослушные пуговицы на блузке. – Ты совершенно прав. Мы не можем сделать это. Даже не знаю, что со мной случилось. Я… – Ее голос сорвался, и девушка прижала пальцы к вискам – ей казалось, что голова ее вот-вот расколется от кипящей в сосудах крови. – Ты… Алисия… Я не должна была целоваться с тобой…

– Черт, о чем это ты говоришь? – недоуменно спросил он. – Я остановился вовсе не из-за Алисии.

Слоун уставилась на него непонимающим взглядом.

– Я не мог пройти через это из-за моей фантазии, из-за моего искаженного воображения.

– Что-о?! Из-за какой фантазии?

– Черт! – Бросившись на стул. Картер закрыл лицо ладонями. Некоторое время он сидел не двигаясь, и Слоун, также остолбенев, следила за ним. Ей хотелось и вовсе окаменеть на этом месте, хотелось забыть о необходимости принимать решения и вообще мыслить… Хотелось умереть….

Но вот он поднял голову и устало произнес:

– Присядь, Слоун, давай поговорим.

– Нет. Я не…

– Не спорь со мной! – рявкнул он. – Сядь и выслушай меня! – Помолчав, молодой человек добавил:

– Пожалуйста.

Взяв стул, девушка села с противоположной стороны от Мэдисона с таким видом, словно ее ожидало судилище за развратное поведение.

– На следующее утро после моего приезда сюда я мечтал у себя в комнате, – начал он. – Звучит это нелепо, но, как писатель, я очень много мечтаю и живо представляю себе все, что происходит с моими героями. В общем, так или иначе, но тогда я вообразил серя главным героем романа, и перед моим внутренним взором прошла недавняя сцена.

Судорожно сглотнув, Слоун смотрела на свои сплетенные побелевшие и холодные пальцы.

Мэдисон робко улыбнулся:

– Это была чудесная мечта, но я не мог воплотить ее в реальную жизнь. Я не хочу заниматься с тобой любовью второпях и украдкой. Хочу, чтобы мы были обнажены и долго ласкали друг друга. Любовь не должна унижаться.

– Нет, Картер, – покачала головой Слоун. – Не говори так. Это не должно произойти.

– Слоун, я что, не прав? – спросил он дрогнувшим голосом. – Ты не любишь меня?

Девушка подняла голову, и Картер увидел, что глаза ее полны слез. Вот две из них покатились по ее щекам, и она закивала – сначала нерешительно, а затем все сильнее.

– Да… Да! Да!

Мэдисон испытал невероятное облегчение. Взяв девушку за руку, он долго и внимательно глядел на нее.

– Знаешь, каждый раз проходя мимо тебя, я чувствовал себя каким-то сексуальным маньяком. Мне так и мнилось, что я зажимаю тебя в углах, бросаю на кровать, раздеваю… но я и думать не смел, спускаясь вниз, что произойдет что-то подобное. Я правда не собирался подлавливать тебя в кухне и заниматься с тобой любовью на тумбочке, поверь мне, ради Бога.

– Ты же не заставлял меня… Он улыбнулся, глядя на лицо Слоун, на ее разметавшиеся волосы.

– Я мужчина, Слоун. Конечно, я был вне себя – то же самое было бы-с любым мужчиной на моем месте. Но, признаюсь, я всегда вел себя с женщинами не очень-то хорошо. Я брал их быстро и… бессердечно – лишь для того, чтобы получить удовольствие. Почти всегда мне было наплевать, увижу ли я их вновь. – Картер крепко сжал ее руку. – Но на этот раз все по-другому. Это не просто страсть, поверь мне. Не хочу, чтобы ты подумала, что я просто решил развлечься с тобой, раз уж оказался под твоей крышей, – как будто твое тело входит в оплату номера.

Покраснев, Слоун отвернулась:

– Я так и не думала. Но как ты узнал, что я не из тех хозяек, которые позволяют себе развлекаться с постояльцами?

Молодой человек нежно улыбнулся:

– Потому что ты такая, как ты есть, – это чудо, большая редкость. Потому что ты краснеешь, когда я говорю что-нибудь… двусмысленное, Они рассмеялись так, как могут смеяться только очень близкие люди.

– Господи, как же я измучился за последнюю неделю! – промолвил Мэдисон. – Черт, я годами писал о том, о чем не имею ни малейшего представления! И что хуже всего – я этого не знал!

Встав из-за стола, молодой человек подошел к окну, он смотрел на дождь, барабанящий по подоконнику.

– В каждой моей книге непременно завязывается любовная интрига, иногда это бывает любовный треугольник. Но отношения влюбленных всегда романтичны. Я убедил себя и пытался убедить читателей, что мой герой всегда любил одну девушку. Но вдруг я понял, что пишу о любви, не зная, что это такое. – Он повернулся к Слоун. – Вот теперь, повстречав тебя, я знаю, что чувствует мужчина, влюбленный в женщину. Я стал… беспомощным… И хочу выразить это ощущение в своей книге. Грегори в самом деле любит эту девушку, и ему не пережить, если придется…

–..оставить ее, – договорила за Картера Слоун.

– Я и думать об этом не хочу, – сердито молвил Мэдисон. Слоун встала:

– Но мы должны об этом думать. Ты помолвлен с моей лучшей подругой – единственным человеком на свете, который обо мне заботился. Мы с ней любим друг друга, как настоящие друзья. Сегодня я чуть не предала дружбу, но больше рисковать не стану. Она – мой друг.

– Черт побери, но она и мне друг! – закричал Картер, но когда девушка выразительно указала взглядом на потолок, молодой человек произнес драматическим шепотом:

– Она мне друг, Слоун. Я люблю ее как друга.

Девушка заткнула уши:

– Нет, Картер! Нет! Не говори мне этого! Подойдя к Слоун, Мэдисон развел ее руки в стороны:

– Нет, ты должна услышать это. Алисия – чудесная женщина, правда, немного легкомысленная и безответственная, но она очаровательна. Она была женой Джима, и мой лучший друг был с ней счастлив. Поэтому я и любил ее.

Я попросил Алисию стать моей женой, потому что это было удобно нам обоим, Слоун. И ей, и мальчикам нужен человек, который сможет о них позаботиться. Я считал, что это моя обязанность, мой долг перед Джимом. А мне пора было обзаводиться семьей и детьми – пришло время. Вот поэтому-то я и попросил ее выйти за меня замуж. Но я знаю, что она по-прежнему любит Джима, и не питаю никаких романтических иллюзий.

Слоун вырвалась из его рук и отвернулась.

– Но ты… ты будешь спать с ней, когда вы поженитесь.

Сердце Слоун разрывалось. Прошло некоторое время, прежде чем Картер ответил.

– Я бы хотел иметь хотя бы одного собственного ребенка, – тихо промолвил он. – И уж если я женюсь, то буду заниматься с женой любовью каждую ночь.

Слоун зажмурила глаза, сожалея о том, что не может вот так же заткнуть и уши.

– Да, конечно, – прошептала она. – С моей стороны было глупо спрашивать об этом.

– Но, может, моей женой станет вовсе не Алисия.

Девушка резко повернулась к нему:

– Разумеется, она, и только она будет твоей женой.

– Не обязательно, – упрямо возразил Картер.

– Обязательно, – стояла на своем Слоун.

– Как ты можешь так говорить после того, что между нами было, Слоун? Неужели ты считаешь, что я теперь смогу жениться на Алисии?

– Нет, ты лучше скажи, как ты можешь считать по-другому? – взорвалась девушка. – Картер, она доверяет мне и только поэтому послала тебя в «Фэйрчайлд-Хаус»! В мой пансионат!

– Большая глупость с ее стороны, – заметил молодой человек.

– Вовсе не глупость. Алисия верила в то, что может на меня положиться. Мы еще ни разу не предавали нашей дружбы. Подумай, что, если бы все было наоборот? Умерла бы Алисия, а я должна была бы выйти замуж за Джима? Ты бы смог увести меня от него?

Мэдисон расширил словарный запас Слоун непечатным выражением.

– Это не одно и то же, – добавил он.

– Нет, абсолютно то же самое. И тебе это известно. Разве ты не понимаешь. Картер? Просто вся беда в том, что мы оказались под одной крышей. Да еще позволили нашему воображению выйти за рамки… дозволенного. А у тебя вообще романтическая натура – ты же писатель. Вот ты и забылся на мгновение, представив, что все происходит в романе, а не в жизни. А я… я много лет живу одна и… даже не знаю, как это со мной произошло. Но как только ты вернешься к Алисии и мальчикам…

– Слоун, это все чушь. Теперь нечестна ты. Или ты не считаешь меня достаточно самостоятельным мужчиной, который знает, чего хочет? Да я мог бы встретить тебя в магазине, в лифте. Где угодно! Я бы сразу узнал тебя, точно так же, как узнал ночью, когда ты отворила мне дверь.

– Алисия будет отличной женой, – с отчаянием в голосе промолвила Слоун, заламывая руки. Девушка говорила правильные, хорошие слова, но от этого ей не становилось легче. Она бы с радостью не слушала всю эту чушь.

– Я в этом не сомневаюсь, но будет ли она хорошей женой мне, вот в чем вопрос. Она, например, не считается с тем, что во время работы мне нужно уединение. Будь она здесь, она бы каждые десять минут стучалась ко мне…

– Прекрати!

– Нет. Послушай меня! – Схватив Слоун за плечи, Картер слегка встряхнул ее. – А я? Я подойду ей?! Да я страдаю той же болезнью, что и все писатели, Слоун! Мне нужно говорить. Беседовать с кем-то. Постоянно. И мне необходим слушатель. Хороший слушатель, настоящий. Как ты. Помнишь, когда я приехал, ты просто сидела за столом и слушала. Один лишь я владел твоим вниманием. И ты молчала, не пытаясь вставить ни слова о том, что с тобой произошло за день. И ты не скакала вокруг меня, как ванька-встанька!

– Черт тебя возьми, Картер! – Вырвавшись, Слоун отскочила от молодого человека в сторону. – Да как ты смеешь стоять тут и критиковать женщину, на которой собираешься жениться? И кому ты все это рассказываешь?! Мне! Так обычно поступают мужчины, подцепившие проститутку в баре, – выкладывают ей все о своей жене или невесте! «Моя жена меня не понимает!» Неужели ты, с твоим умом, не смог придумать ничего оригинальнее?! Не желаю больше слушать тебя! У меня такое ощущение, словно я вляпалась в грязь! Если у вас с Алисией есть какие-то проблемы, решайте их вдвоем! Знать о них не хочу! И не впутывай меня в ваши дела!

– Я не могу не впутывать тебя в них, Слоун, раз уж ты имеешь к нам обоим отношение! – Мэдисон опять схватил ее за плечи и, несмотря на ее сопротивление, больше не отпускал. – Да, ты впутана в это дело по самую твою хорошенькую макушку! – И поцеловал ее. Одной рукой Картер крепко держал Слоун за подбородок, а другой прижимал ее бедра к своей плоти, чтобы она почувствовала силу его желания.

Девушка призывала себе на помощь весь свой разум, взывала мысленно ко всем своим этическим принципам – все для того, чтобы найти в себе силы противиться зову страсти. Но это было бесполезно, слишком долго она спала.

И когда что-то новое пробудило ее тело, Слоун была не в состоянии удержать его. А Картер, слегка ослабив хватку, снова скользнул рукой к ее груди и принялся нежно ласкать ее.

– Если кому и суждено родить мне ребенка, то я хочу, чтобы этой женщиной стала ты, Слоун. Хочу, чтобы мой ребенок сосал твою сладкую, прекрасную грудь.

Нарисованная Мэдисоном картина словно была выхвачена из фантазий Слоун. Любящий мужчина… Малыш – плод взаимной любви… Чувство, что они принадлежат друг другу… Ценят друг друга… И любят…

Но девушка знала, что это все мечты. Такого никогда не будет. Его ласки и поцелуи лишь дразнили ее, показывали то, чего она никогда не будет иметь. Полюбить Картера Мэдисона было настоящим мазохизмом, и от одной мысли об этом сердце девушки начинало бешено колотиться. Вскоре он опомнится и вернется к Алисии, а она останется здесь наедине со своими душевными ранами. И она не была уверена, что хоть когда-нибудь сможет их залечить.

Поцелуй унес Картера так далеко, что он удивленно заморгал, когда Слоун удалось оттолкнуть его.

– Не говори мне таких вещей! – Ее лицо снова превратилось в неподвижную, ледяную маску. – И не подходи больше ко мне, иначе я буду вынуждена выгнать тебя отсюда.

Затуманенные страстью глаза Картера вмиг прояснились.

– Черт возьми, Слоун… – яростно начал он.

– Ты слышал меня? – перебила его девушка. – Ты собираешься жениться на другой. Будь добр не забывать об этом.

Мэдисон опять грубо выругался.

– Я знаю, что с тобой! – презрительно кривя губы, продолжал он. – Ты заперлась в этом доме и прячешь себя от окружающего мира, потому что боишься. Боишься повернуться к нему!

– Боюсь?! – гневно переспросила Слоун, оскорбленная даже не грубым тоном Мэдисона, а его умением читать у нее в душе, находить самые ранимые места, которые она тщательно прятала.

– Да, боишься! Ты всю жизнь провела как в гробнице. Судя по тому, что я узнал о тебе от Алисии да и от тебя самой, твои родители не обращали на тебя внимания. А после них ты связалась с этим козлом, который надул тебя!

– Заткнись! Ты ничего об этом не знаешь!

– Нет, знаю, черт возьми! Это только тебе кажется, что ты так хорошо все скрываешь, а на самом-то деле все яснее ясного! Ты же прозрачна как стекло! Но что, если твои родители были не правы?! Если этот твой придурок не смог оценить тебя?! Это что, причина отгораживаться от людей и замыкаться в себе до конца своих дней?! – орал Мэдисон.

– Иди к черту! – вырвалась наконец-то девушка.

Не ожидая такого поворота, Картер бросился за ней, и ему удалось схватить ее прежде, чем она скрылась в своей комнате.

– Ты обрекла себя на затворничество, потому что вбила себе в голову, что большего не заслуживаешь. Но послушай, Слоун, ни один из нас не получает того, что заслуживает, иначе люди просто не рождались бы. Жизнь – это жизнь, и наши достоинства и недостатки тут ни при чем, а если бы было так, то все были бы или ангелами, или дьяволами…

– Пусти меня, – снова попыталась вырваться Слоун.

– Ты бросила себя на алтарь самоотречения и боишься, что кто-нибудь, в особенности мужчина, дотронется до тебя. Но божеству мученичества, которому ты себя посвятила, может не понравиться жертва из любви и счастья. Оно, к твоему сведению, ревниво!

Мэдисон был так близок к правде, что Слоун отпрянула назад, оскалившись, как дикое животное. Отбросив назад свои волосы, она недобро глянула на Картера:

– Зато ты, Картер, моя прямая противоположность. Ты обещал посвятить свою жизнь женщине и двум детям, которые очень в тебе нуждаются. Обещал им поддержку и не моргнув глазом плюешь на свое обещание, словно никогда и не давал его! Но оно существует, оно держит тебя, как бы ты ни старался это забыть, и очень скоро ты об этом вспомнишь! Перед тобой всплывет образ Джима, и ты тут же припомнишь о своем долге чести! И тогда вернешься к Алисии и ее детям и отдашь им всю ту любовь, которую предлагал мне! Нет, спасибо! Твои чувства очень скоро успокоятся, а я не хочу играть с тобой в эту игру. – Тело Слоун напряглось, и она судорожно вздохнула:

– Думаю, тебе лучше уехать отсюда.

Картер рассвирепел, его глаза горели от гнева. Широко разведя руки в стороны, он отпустил Слоун, как будто удерживать ее дольше было выше его сил. Едва шевеля губами, он прошептал:

– Ваша кровать останется святыней, мисс Фэйрчайлд, но вам не удастся выставить меня отсюда.

…Мэдисон с силой толкнул дверь и выбежал, только тогда Слоун поняла, в каком была состоянии. Пробравшись в свою комнату, она свернулась калачиком на кровати, зарывшись лицом в подушку.

Все его обвинения достигли цели: девушка чувствовала себя ужасно. Картер попал куда хотел – в ее душу, туда, где болело больше всего.

Но почему Мэдисон не понимал?! «Я вынуждена защищаться! – думала девушка. – Любовь больше никогда не ранит меня!»

Но истина была в том, что она вновь полюбила и вновь любовь причиняла ей страдания. Что бы там она ни говорила Картеру, она до боли, до исступления любила его.

Когда Джейсон оставил ее, она не была готова к страданиям. Во время романа с ним у Слоун еще не было никакого опыта. Но на этот раз ничто не может оправдать ее наивности. Если только она направится по пути, который указывает сердце, горя не миновать. У этой дороги нет конца, это тупик. Поэтому надо повернуть назад, и как можно раньше.

Но он же останется в ее доме. Как справиться с этим? Впрочем, если Картер станет целыми днями работать в своей комнате, они будут встречаться только вечерами, за обедом. А носить подносы к нему в номер она больше не будет. Не спустится к завтраку – вообще его не получит. Так что, может быть, ей удастся пережить несколько следующих недель. Может быть.

К тому же они ведь будут не одни. В доме много посторонних людей – ее постояльцев.


На следующее утро все газеты были полны сообщений о дожде небывалой силы, обрушившемся на район залива, и о последствиях этого бедствия.

Однако Слоун не обращала особого внимания на сообщения о разгулявшейся стихии. Ее голова была занята другим. Картером. Поэтому девушка очень удивилась, услышав, что город того и гляди зальет грязевыми потоками с гор и можно ждать наводнения. Телевизионные прогнозы погоды обещали настоящие катаклизмы в ближайшие несколько дней.

– Может быть, нам стоит, не задерживаясь, отправиться домой? – заявила за обедом дама из Айовы.

– Да не-е-е, – протянул ее муж. – Мы ведь собирались путешествовать несколько месяцев. Не позволишь же ты, чтобы какой-то дождичек изменил все наши планы.

Женщина встревоженно взглянула на своих знакомых.

– А вы что скажете по этому поводу? – поинтересовалась она.

– Остаемся, – лаконично промолвил муж ее приятельницы, подцепив вилкой кусок жаркого с общего блюда, которое принесла Слоун.

– И я так считаю, – поддержала его жена. – К тому же, Дороти, – с улыбкой промолвила она, – в магазинах никогда не бывает дождей.

Мужчины расхохотались, а Слоун с облегчением вздохнула. Ведь, кроме этих двух пар, в доме была еще только пожилая чета, которая должна уехать через два дня. Девушка старалась не смотреть на Мэдисона, хотя всем существом чувствовала, что на его лице играет сардоническая ухмылка.

– А о том, чтобы я уехал, и речи быть не может, – заявил он, отпив глоток бургундского. – У меня еще столько работы. Мисс Фэйрчайлд, положите, пожалуйста, мне еще картошки, – попросил он с подчеркнутой вежливостью. Фальшивой, разумеется.

– О чем речь, мистер Мэдисон. Конечно, – в тон ему ответила хозяйка, испытывая невероятное желание перевернуть тарелку ему на колени.

…Она с тревогой наблюдала за быстро портящейся погодой. Мост «Золотые Ворота» был закрыт для транспорта из-за усиливающегося ветра и проливного дождя.

Слоун начала паниковать. Две супружеские пары из Айовы пока еще оставались в «Фэйрчайлд-Хаусе», а пожилая чета собралась уезжать. В доме еще было два свободных номера, но мрачные прогнозы погоды не сулили того, что туристы повалят к ней на уик-энд. Мало того что это серьезно повлияет на ее финансы, но она еще и останется в доме наедине с Картером! Разве только уговорить его уехать, хотя надежды на это были так же слабы, как и на то, что дождь вскоре прекратится.

Ее худшие опасения оправдывались. Не прошло и часа, как позвонили люди, зарезервировавшие себе комнаты на уик-энд, и отказались от номеров. Расстроенная хозяйка бросилась в свою конторку и принялась делать подсчеты, моля Бога, чтобы в ее прежние финансовые прикидки вкралась ошибка. Как она сможет оплатить счета этого месяца? Одно хорошо – денежные проблемы вытеснят на время из ее головы мысли о Мэдисоне. Ведь на следующую ночь они будут в доме вдвоем.;.

Когда наутро зазвонил телефон, Слоун со страхом сняла трубку.

– «Фэйрчайлд-Хаус», – промолвила она с отчаянием человека, ждущего звонка от кредитора.

– Голосок у тебя не лучше, чем ваша погодка, – раздалось в трубке.

– Алисия? – Сердце Слоун забилось быстрее, но ей казалось, не от чувства вины. Подумаешь, они же только поцеловались! Впрочем, были еще некоторые ласки, прикосновения… – Как ты там?

– Замечательно. И мальчишки тоже. Все в порядке, я просто захотела позвонить.

– Пойду позову Картера. Он, как всегда, работает. Поверь мне, я его почти не вижу. Все время сидит, запершись в своей комнате. И стучит на машинке. – «Не перегни палку. Сдерживайся. Она такая умная, сразу что-нибудь заподозрит», – говорила себе девушка.

– Слоун, вообще-то я хотела поговорить с тобой, – спокойно проговорила Алисия. – Как ты находишь Картера?

Слоун облизнула раскрывшиеся от удивления губы.

– Как нахожу? – переспросила она, теребя в руках телефонный шнур. – Что ты имеешь в виду?

– С ним все в порядке? Он счастлив?

– Как это – «в порядке»? Счастлив?

– Слоун, ради Бога, перестань повторять все за мной, как попугай! Скажи, у него все хорошо? – нетерпеливо вскричала Алисия.

Слоун несколько раз глубоко вдохнула:

– Конечно, все хорошо. Картер здоров. Вечерами съедает приличный обед. – Она хихикнула, надеясь, что Алисия примет ее смех за чистую монету. – Я… я всегда держу на плите горячий кофе для него. Он говорит, что… что любит выпить кофейку за работой.

– Ладно. Хорошо хоть он ест. Когда Картер пригрозил мне, что снимет номер в отеле, чтобы дописать книгу, я строго запретила ему это. Он бы питался одними чипсами да кофе. Я до сих пор думаю, что места лучше, чем «Фэйрчайлд-Хаус» для него не найти, вот только…

– Только – что? – сорвалось у Слоун, когда ее подруга сделала паузу. Ей казалось, что сердце вот-вот вырвется из груди.

– Только он какой-то странный, когда разговаривает со мной. И какой-то рассеянный в то же время. И далекий. Конечно, я понимаю, его мысли целиком заняты работой, но меня беспокоит, что он совсем обо мне не думает.

– Зря ты беспокоишься, Алисия, – медленно проговорила Слоун. – Просто у тебя предсвадебная лихорадка, ты полна всяческих планов… К тому же женщины всегда обращают внимание на мелочи, которые для мужчин ничего не значат. Картер очень занят. Похоже, он с головой ушел в свою книгу, и его равнодушие вовсе не нарочитое. – Чувство вины придавало ее голосу неестественное звучание.

– Пожалуй, ты права, – куда более веселым тоном заговорила Алисия. – Когда Картер работает, обдумывает содержание будущей книги, с ним, конечно, нелегко. К этому надо привыкать.

– Несомненно, – согласилась с ней Слоун. – Я кое-что узнала о твоем женихе. Он очень серьезно относится к своему творчеству.

– Так и должно быть. Он же этим деньги зарабатывает.

Слоун почувствовала себя оскорбленной. Она была абсолютно уверена, что Картер писал бы книги, даже не имей он с этого дела ни гроша.

–..так я решила, – продолжала Алисия упущенную Слоун фразу, – что смогу приехать завтра вечером и провести у тебя уик-энд.

До Слоун не сразу дошел смысл ее слов.

– Что? Ты? Приедешь сюда? Завтра? Это будет чудесно! – Она действительно так считала. Присутствие Алисии будет им обоим на пользу, все встанет на свои места.

– Мама предложила взять мальчиков. У тебя найдется кровать?

– Боюсь, у меня чересчур много свободных кроватей, – с горьким смехом сказала Слоун. – Пожалуйста, приезжай.

– Но я слышала, что погодка там у вас – ужас!

– Ну и что? Будем сидеть у огня и болтать, пока Картер работает.

– Надеюсь, мне удастся уговорить его отдохнуть пару дней.

– Позволь мне позвать его. Уверена, что…

– Нет, не надо. Скажи ему сама. Уж если я собираюсь оторвать его от дел на весь уик-энд, то пусть хоть сегодня поработает спокойно.

Алисия сообщила, что уже забронировала себе место в самолете, сказала, в какое время приедет, но просила не встречать ее, заверив, что возьмет такси, чтобы Картер надолго не отрывался от работы.

– А ты лучше приготовь мне какое-нибудь изысканное блюдо из тех, которыми ты потчуешь своих гостей, – добавила Алисия.

– Ты его получишь. Жду не дождусь тебя!

– И я тоже. Пока.

У Слоун было такое чувство, словно у нее гора с плеч свалилась. Девушка взялась за приготовление обеда с былым энтузиазмом. Правда, ее настроение немного упало, когда к столу явилась лишь пожилая чета.

– Мы встретили того господина на лестнице, – объяснили старики вежливо, – и он сказал, что не будет обедать.

– А-а… Благодарю вас, – промолвила Слоун.

Мэдисон явился после полуночи. Хозяйка поджидала его у камина в гостиной. Сняв плащ и стряхнув с него капли дождя, Картер заметил Слоун, подошедшую к двери.

– Ты кого из себя строишь? Мать семейства? Я пришел после комендантского часа? – иронично вопрошал он.

Глаза Слоун сверкнули от гнева, она демонстративно выпрямилась:

– Мне безразлично, когда вы приходите, мистер Мэдисон. Я ждала вас, чтобы передать сообщение от вашей невесты.

Усмешка на устах Мэдисона погасла, голова его поникла. Он перевел взгляд на мокрые от дождя ботинки:

– Прости меня, Слоун. Я веду себя как последняя сволочь. Извини, пожалуйста.

Девушке было легче снести его нахальное поведение, чем унизительное извинение. Картер сразу стал несчастным, видно было, что он человек легкоранимый. Слоун подумала, что его нынешнее состояние – лишь малая плата за то, как он поступил с ней, но… от этого она любила его еще сильнее.

– С ней все в порядке? – безжизненным голосом спросил молодой человек. – И с мальчиками?

– Да, с ними все хорошо. Алисия приезжает завтра вечером и останется на уик-энд с… тобой. – Она едва не сказала «с нами».

– А-а-а, – протянул Картер невыразительно. – Это хорошо. Она приедет одна? – Этот вопрос он задал более заинтересованным стоном.

– Дэвид и Адам останутся с родителями Алисии. А она приедет к обеду.

Впервые за последние дни они остались вдвоем. И хотя оба вспоминали мгновения, когда обуревавшая их страсть вырвалась на волю, им удалось спокойно вести светский разговор.

От внимания Картера не ускользнуло, что на сей раз она пренебрегла голубым уродливым халатом и надела другой – из бархата абрикосового цвета, который удачно подчеркивал переливы ее золотисто-русых волос и спадал вниз красивыми складками, эффектно выделяя нежные выпуклости груди и высокие стройные бедра. Мэдисон отвел взгляд: в таком виде она снова сводила его с ума.

– Еще что-нибудь она просила передать? – откашлявшись, спросил писатель.

Слоун не сводила взгляда с пульсирующей на его шее вены, до которой ей так хотелось дотронуться губами.

– А?.. – хрипло переспросила она. – Ах да… Алисия поинтересовалась, как ты тут. Она хотела знать, все ли в порядке и… счастлив ли ты.

– И что же ты ей ответила?

– Я сообщила ей, что ты ешь. – Она поглядела Картеру прямо в глаза. – Ты обедал сегодня?

– Я съездил до Чайнтауна и поел в «Канс».

– Ну и как?

– Вкусно, но порция слишком велика для одного человека. – На его лице мелькнуло некое подобие улыбки, а затем оно вновь обрело скорбное выражение.

Ах, как Слоун хотелось дотронуться до него, стереть с него следы печали. Такой рот создан для улыбок. И для поцелуев. С усилием переведя взгляд в сторону, девушка сказала, чуть дыша:

– Кажется, это все. Доброй ночи! – И она проскользнула мимо писателя в темноту.

– Слоун! – окликнул ее Мэдисон.

– Да? – Быстро обернувшись, она очутилась рядом с ним. Его дыхание обдавало ее волосы, она чувствовала исходящий от него легкий запах спиртного.

– А что ты сказала ей о… другом?

– О чем – другом?

– О том, счастлив ли я?

Слоун не могла отвести от него глаз. Его взгляд излучал какой-то особый свет, который так и манил ее. Дыхание Слоун перехватило, но ей удалось вымолвить:

– Я сказала Алисии, что ты очень много работаешь, что ты целиком занят своей книгой.

– Так ты полагаешь, что я занят только книгой?

Он заметил, как серо-голубые глаза распахнулись шире, в них мелькнуло смущение, а затем они вновь затуманились. Господи, ну как удержаться, когда она вот так смотрит на него, как не сжать ее в своих объятиях?! И это после того, – как он целые дни и ночи напролет только и мечтал о том, как вопьется в ее губы поцелуем, как будет ласкать ее, гладить нежную кожу кончиками пальцев и слышать ее тихие, страстные стоны! Ему хотелось слиться с ней воедино, вобрать ее в себя и никогда-никогда не отпускать!

Картер мог лишь догадываться о том, какова Слоун в любви, но он чувствовал, что под внешней сдержанностью и серьезностью кроется пылкая и страстная женщина. И как только Мэдисон представлял себе ее в своих объятиях, его тело начинало ныть от желания, кровь закипала в жилах…

Молодому человеку казалось, что ему не пережить, если он каким-то образом узнает, что Слоун никогда не будет ему принадлежать. Картер не мог есть, сон его стал беспокойным, хотя даже мечты о том, как он занимается со Слоун любовью, приносили ему больше удовлетворения, чем романы с другими женщинами в прежние времена. И он сходил с ума, зверел, представляя Слоун с другим мужчиной. При одной мысли о том, как она сжимает кого-то своими стройными обнаженными ногами. Картер едва не выл от ревности… И если она так пылко отвечала на его поцелуи, то как, же с другим… Нет, он должен спросить!

– Слоун, а этот твой торговец, Джейсон?..

– Да?

– Ты говорила, что вы жили вместе?

– Да, – хриплым голосом произнесла девушка.

– Ты, конечно, спала с ним?

– Да, – в третий раз повторила Слоун.

– Он был твоим первым мужчиной? – продолжал расспросы Картер.

– И единственным.

– А ты… ты была с ним счастлива?

– Нет.

Девушка не произнесла этого короткого слова вслух – она лишь шевельнула губами, но Картер догадался, что она хотела сказать. Издав приглушенный стон, он протянул руку и приложил ладонь к щеке Слоун. Она потерлась о его жесткую руку, лишаясь сил, не в состоянии двинуться с места. Слоун хотелось вечно стоять вот так, прижимаясь к его руке. Истома охватила ее, груди заныли от желания…

– Этот человек был идиотом, – внезапно проговорил Картер.

Проведя большим пальцем по верхней губе Слоун, Мэдисон отвернулся. Сердце девушки забилось медленнее, когда он направился большими шагами к лестнице.

Глава 5

– Это эгоистично. Картер, – протянула Алисия, кривя свой красивый ротик. – Ну какая разница?

– Никому не дозволено читать мои книги до тех пор, пока я не закончу всю работу. Полностью! Ни моему агенту, ни издателю, ни моей… невесте! Никому!

Они сидели в столовой за обедом, который Слоун готовила весь день. Еда была очень вкусной, старинная мебель придавала комнате особое тепло и уют. Слоун впервые села за общий стол. Она даже надела ту самую лучшую свою черную юбку и белую шелковую блузку, волосы ее были заколоты в небрежный узел на затылке, а в ушах поблескивали матовым блеском крупные жемчужины. Слоун идеально вписывалась в обстановку комнаты. Алисия – нет. Алисия была чересчур современной, слишком экстравагантной.

…Слоун разжигала огонь в гостиной, когда раздался стук в дверь. Алисия бросилась в объятия Слоун, шумно приветствуя ее. Потом порцию громких восклицаний и поцелуев получил Мэдисон, спустившийся из своей комнаты вниз.

Картер заключил невесту в объятия и поцеловал ее в щеку. Поглядев на них, Слоун вернулась в гостиную, якобы для того, чтобы проверить, как там огонь.

Ни долгий перелет, ни ветер, ни дождь, ни страстные объятия не испортили прически Алисии. В ее глазах плясали веселые огоньки. Ее губы растянулись в улыбке, когда она без устали болтала о том, как невозможно балуют ее детей бабушки и дедушки.

Слоун показала подруге комнату, которую она для нее приготовила, расположенную рядом с номером Картера – для удобства. Алисия ненадолго забежала туда и к обеду спустилась, переодевшись в легкий брючный костюм цвета электрик, сняв с себя красные шерстяные брюки и кожаную куртку.

Теперь ее хорошенькое личико выражало досаду.

– Подумаешь, писатель! У него, видите ли, артистический темперамент! Все художники таковы! Тоже мне! Слоун, ты понимаешь, почему он не позволил мне даже взглянуть на рукопись?

Слоун очень хотелось, чтобы подруга не спрашивала ее ни о чем, касающемся Картера. Она лениво играла оставшейся на тарелке едой.

– Да, – нехотя ответила девушка, – думаю, что понимаю. Он хочет довести свой роман до идеального, с его точки зрения, состояния, а таким, по-видимому, он Картеру еще не кажется. И если ты прочтешь роман раньше времени, у тебя может сложиться превратное впечатление о его работе.

Алисия взглянула на Слоун с таким видом, словно та говорила по-китайски.

– Ну… может, и так. Но подумай, ради Бога, я же стану его женой.

Картер тоже смотрел на хозяйку, и она надеялась, что в его глазах горит лишь отраженное пламя свечей.

– Извини, Алисия, Но я не изменю своего мнения. Никто не читает моих книг до того, как они готовы.

– А сколько ты уже написал? Ты смог бы закончить раньше, чем предполагал?

Мэдисон неловко поерзал на стуле и отпил глоток вина.

– Не думаю. Последняя глава что-то никак не пишется.

– Это чудесно, просто замечательно, что ты написал остальное, – с восторгом промолвила Алисия, потянувшись через стол, чтобы взять его за руку.

Зависть сковала Слоун. Алисия имела право брать его за руку, гладить его волосы, нежно поправлять непокорные пряди, водить пальцами по его бровям и губам… Интересно, заметила ли Алисия, что Слоун тяжело вздохнула?

– Что-то у тебя больно тихо, – со смехом произнесла гостья. – Что это случилось с твоими туристами, Слоун? Вроде их бывало много осенью? – спросила она, отворачиваясь от жениха.

– Это все из-за непогоды. Их напугали телепрогнозы. Вчера отказались от двух номеров, заказанных на уик-энд, а сегодня позвонили и сказали, что на следующей неделе не приедет группа женщин, зарезервировавшая несколько комнат.

– Ты этим обеспокоена? А я-то думала, что ты благоденствуешь!

Алисия не была злой и заговорила о деньгах ненамеренно. Но у Слоун было такое чувство, что кто-то при всех указал на ее недостатки. Алисия была из состоятельной семьи – так же, как и Джим. У нее в жизни не было дня, когда она думала бы о деньгах, точнее, об их отсутствии. Слоун же, напротив, думала об этом постоянно.

– Да нет, все нормально, – едва слышным голосом промолвила она. – Может быть, конечно, придется подавать бутерброды с сосисками вместо изысканных обедов, но я выкручусь.

– Я в этом и не сомневаюсь, – заявила Алисия. – Хотела бы я столько всего знать, сколько ты, и иметь столько же здравого смысла.

«Я бы тоже этого хотела, – подумалось Слоун. – И еще я бы хотела, чтобы ты не забывала, что я такая же женственная и ранимая, как и ты».

– Но так или иначе, – продолжала Алисия, – я рада, что ты не перешла на бутерброды с сегодняшнего дня. Ветчина была отменной. – Она бросила на стол скомканную салфетку и потянулась. – Что ж, теперь я готова к тому, чтобы свернуться клубочком у огня. Слоун поднялась:

– Чувствуйте себя с Картером как дома, а я займусь посудой.

– Давай я тебе помогу, – предложила Алисия.

– Об этом и речи быть не может. Иди туда. – Слоун указала пальцем в сторону гостиной. – У тебя же, считай, короткий отпуск, вот и отдыхай. А я быстренько вымою посуду и присоединюсь к вам.

– Ну ладно, уговорила, – согласилась Алисия и, взяв Картера под руку, направилась с ним в гостиную.

Слоун чувствовала, что молодой человек не сводит с нее глаз, но даже не подняла взгляда, собирая грязную посуду на поднос. Девушка не спешила, прибирая к столовой и накрывая стол для завтрака. Но когда в конце концов вся работа была сделана, она неспешно направилась в гостиную, откуда раздавался оживленный голос Алисии и низкий смех Мэдисона.

Они устроились в большом широком кресле для двоих. Картер сидел в углу, а Алисия, скинув туфли и подобрав под себя ноги, прислонилась к нему спиной.

– Ну наконец-то! – воскликнула Алисия. – Мы уж заждались тебя! Я рассказываю Картеру о том, как Адам наткнулся на мышонка в детском саду.

– Надеюсь, он не слишком напугался, – заметила Слоун, направляясь за стулом и стараясь не обращать внимания на Мэдисона.

– Если кто и испугался, так это воспитательница, – со смехом проговорила Алисия. Вздохнув, она положила голову на грудь Картера и принялась поглаживать его шею. – Ох, как хорошо, – промурлыкала женщина. – Мне так спокойно, я чудесно себя чувствую. Вы не представляете, как я устаю от мальчишек. – Приподняв голову, она взглянула в глаза молодому человеку. – Мне было просто необходимо вырваться из дома и увидеться с тобой.

Улыбнувшись, Картер чмокнул ее в кончик носа и ласково потрепал по волосам.

Слоун вскочила:

– Извините меня, пожалуйста, но я так устала. Да и дождь этот настроение не поднимает. Словом, я очень хочу спать.

– Но, Слоун…

– Поболтаем завтра, Алисия. Уверена, что сегодня вечером тебе хочется побыть с Картером наедине. Пожалуйста, не разжигайте сильнее огонь и не забудьте выключить свет, когда пойдете наверх. Увидимся завтра утром.

С этими словами девушка выбежала из комнаты, прекрасно осознавая, что ведет себя глупо, что ее поведение можно назвать трусливым, но она опасалась, что, если останется там еще некоторое время и будет наблюдать за их нежностями, ее сердце этого не выдержит.


Слоун была противна сама себе. Она стояла перед дверью комнаты Алисии и думала о том, что будет, если она отворит сейчас эту дверь и найдет постель подруги нетронутой. Ни за что ей не простить себе подобного любопытства. Но с другой стороны, никакая сила не могла бы заставить ее сдержаться и не попытаться выяснить, где Алисия провела ночь. Поэтому Слоун все же медленно повернула ручку и заглянула в комнату: постель была смята, и на простыне у изголовья возвышалась всего одна подушка.

Девушка облегченно прислонилась к дверному косяку, презирая себя за недостойные мысли. Но она должна была это выяснить! Впрочем, извинение она себе придумала: как хозяйка, Слоун заходила в комнаты своих постояльцев, чтобы застилать постели. Но такое объяснение подошло бы лишь для других – в глубине души она понимала, что шпионит за лучшей подругой.

Прошлой ночью Слоун слышала, как Алисия с Картером поднимались наверх, но она не знала, вместе они отправились спать или нет. Девушка провела ужасную ночь. Без конца ворочаясь с боку на бок, она представляла себе, как Картер ласкает прекрасное обнаженное тело Алисии. Ей казалось, что она видит, как они соединяются, слышит их сладостные стоны и крики. Слоун просто едва сдерживалась, чтобы не закричать от ревности.

Они спустились к завтраку вместе – отдохнувшая, посвежевшая, оживленная Алисия и лениво улыбающийся и потягивающийся Картер, у которого был такой вид, словно он не слишком много спал.

«Зато я знаю, что ночь он провел в своей комнате», – думала Слоун, заправляя постель подруги. В остальном в номере был порядок – Алисия всегда отличалась аккуратностью.

После изысканного завтрака Алисия настояла, чтобы Картер походил с ней по магазинам. Она уговаривала и Слоун присоединиться к ним, но девушка наотрез отказалась, сославшись на необходимость заполнить бухгалтерские книги. Ей и вправду надо было кое-что сделать, но работа эта была несрочная, и ее вполне можно было бы отложить на час-другой. Однако Слоун и представить себе не могла, как таскается вместе с ними, как надоедливая муха.

Когда они ушли, девушка направилась в комнату Картера. Вот уж где был беспорядок – так это там. Словно по его номеру ураган прошелся! Повсюду валялись скомканные листы бумаги. На столе лежала рукопись; целые абзацы на некоторых страницах были яростно зачеркнуты красной ручкой. Свое белье Картер относил в расположенную неподалеку прачечную, а вот верхняя одежда – джинсы, куртки и свитера – была разбросана по всей комнате.

Слоун принялась наводить порядок. Начала она с кровати, и, надо сказать, никогда прежде ей не случалось застилать постель с таким удовольствием.

Она собиралась повесить один из свитеров Картера на вешалку, когда он вошел в комнату. Слоун вздрогнула – она не слыхала шагов.

– Что ты здесь делаешь? – изумленным шепотом спросила Слоун и отпрянула назад, прижимая его свитер к груди. У нее было такое чувство, будто ее поймали на месте преступления.

– Как это – что? – усмехнувшись, переспросил Картер. – Я здесь живу.

– А где же Алисия? – недоумевала Слоун.

Сбросив куртку, Мэдисон аккуратно повесил ее на спинку стула.

– В магазине, в отделе женской одежды, примеряет разные вещи. Мне это надоело, и я сказал, что подожду ее здесь. Одному Богу известно, когда она закончит.

Слоун припомнилось, как они ходили с Алисией по магазинам – казалось, ее подруга готова до бесконечности вертеться перед зеркалами в примерочных.

– Что ж, думаю, она отлично проводит время.

– Извини за беспорядок. Но я постоянно забываю класть вещи на место и не разбрасывать бумагу.

Улыбнувшись, Слоун прикрыла шкаф:

– Ерунда. Я ведь все равно каждое утро застилаю своим гостям постели и прибираю в комнатах. А поскольку у тебя самый большой номер и ты платишь больше всех, то мне совсем нетрудно повесить твои вещи в шкаф.

– Спасибо тебе.

– Не за что.

Наступило неловкое молчание. Картер и Слоун смотрели друг другу в глаза, довольные тем, что смогли хоть на миг остаться наедине. Но для Слоун это было невыносимо; она чувствовала, что еще мгновение – и она не выдержит.

– Ну вот, кажется, я навела порядок, – промолвила девушка, прислоняясь к двери. – Оставляю тебя, чтобы ты мог поработать.

Она уже хотела было повернуть ручку, как Мэдисон бросился к двери и прижал ее рукой.

– Тебе идут джинсы, – заметил он. Слоун была не в силах смотреть на него. Отвернувшись, она вперила взгляд в, его руку, которой Картер держал дверь. На его пальцах темнели короткие волоски; кое-где выделялись мелкие царапины. Ей хотелось поцеловать их. Вместо этого она собралась с духом и степенно ответила:

– Я надеваю брюки лишь по субботам, когда делаю большую уборку.

– По тебе не скажешь, что ты занимаешься уборкой, – выразительно глядя на нее, проговорил Картер, – от тебя чудно пахнет свежим хлебом. – Он вдруг приблизился к Слоун и прижался к ее ягодицам.

– Я недавно пекла хлеб, – едва дыша, вымолвила она.

– Дай мне кусочек, – попросил Мэдисон и, склонившись к волосам Слоун, нежно провел по ним губами. Затем он слегка прикусил ее шею и провел по коже девушки языком.

– Картер… – выдохнула она, содрогаясь от нахлынувшего желания.

– А ты хоть представляешь себе, до чего ты соблазнительна в этих джинсах? – прошептал Картер прямо в ухо Слоун. – Нет, пожалуй, нет, иначе бы ты не решилась их надеть.

– Тебе не следует…

– Да плевал я на то, что мне следует, а что – нет. Я делаю то, что мне нравится. Признаешься ты в этом или нет, поступать таким образом заставляешь меня именно ты. Тебе это известно? Скажи мне, Слоун.

– Да, – тихо проговорила она.

– Господь проклянет нас за грех, но все равно поцелуй меня.

Ах, что это был за поцелуй! Картер нежно взял девушку за подбородок и привлек к себе. Их губы встретились. Его язык скользнул в сладкую бездну ее рта, но она начала вырываться, и тогда молодой человек прошептал ей прямо в губы:

– Ш-ш-ш… Не спеши…

Потом он ласково провел по губам Слоун кончиком языка, а большим пальцем медленно стал поглаживать подбородок девушки.

– Подними руки и обними меня, – попросил он, осыпая шею Слоун быстрыми поцелуями.

Она так и сделала и, запустив пальцы в густые волосы Мэдисона, принялась гладить их. До чего ей было приятно прижиматься к нему всем телом, приникать головой к его широкой груди!

Картер начал медленными, уверенными движениями поглаживать спину Слоун, а она в ответ, слегка повернувшись, стала тереться бедром о его восставшую плоть.

– М-м-м… – простонал он. – Господи, Слоун!.. Да! Да, любимая! Только не останавливайся!

Молодой человек одним движением расстегнул пуговицы на блузке Слоун и стянул ее с плеч девушки вместе с бретельками бюстгальтера. Он нежно покусывал и ласкал языком ее бархатистую кожу, а затем взял груди девушки в свои ладони. Она со стоном выгнулась.

– Какие мягкие и нежные… – хрипло прошептал он, водя большими пальцами по ее соскам. Его глаза засветились от гордости, когда они напряглись и кожа на груди Слоун покрылась мурашками. – Мне так хотелось взять их в рот, еще когда я впервые увидел тебя… в ту, первую ночь… И до сих пор хочется, – шептал он, переходя от слов к делу.

Слоун дрожала от его прикосновений, ее колени подгибались. Девушка была узницей страсти и чувственности, а Картер – ее тюремщиком. Никогда прежде не доводилось ей испытывать столь божественные ощущения.

– Я хочу тебя, Слоун…

– И я тебя хочу, – призналась она. Дрожащими руками она обнимала его за талию, вдыхая полной грудью аромат его тела и зная, что через мгновение им придется разойтись. Но это короткое мгновение принадлежало только им. Им двоим! Картер хотел ее, а Слоун могла делать вид, что имеет право обниматься с ним.

– Ну что, Слоун, после того, как ты заставила меня пройти чистилище, – прошептал Мэдисон в волосы девушки, – ты станешь любить меня? Станешь? – повторил он страстно.

– Я правда люблю тебя, – тихо проговорила девушка, водя губами по его шее.

Схватив Слоун за плечи, Картер отстранил ее от себя и взглянул прямо в глаза. Этот взгляд обжигал ее.

– Ты же прекрасно поняла, что я имею в виду!

– Я… я не стану… заниматься с тобой любовью, – спокойно промолвила Слоун.

Резко отпустив ее, Картер ударил кулаком одной руки в ладонь другой.

– Черт! – выругался он. – Но почему? – И, проведя пальцами по спутавшимся волосам, он вновь вскричал:

– Почему?

Очень медленно девушка привела в порядок свою одежду и устало повернулась к нему:

– Тебе отлично известно почему, Картер Ради Бога, не начинай этот разговор снова. Если мы хоть раз… ляжем вместе, то причиним боль человеку, которого оба любим.

– А ты думаешь, мы причиним ей меньше боли, если будем просто хотеть друг друга?

– Нет, конечно, зато потом мы не будем чувствовать себя уж очень виноватыми.

– Сомневаюсь, что вообще буду чувствовать себя виноватым в том, что полюбил тебя, – хмуро заметил он. – И уж точно не буду испытывать угрызений совести, если овладею тобой.

– Нет, будешь! – воскликнула Слоун. – Непременно будешь!

Мэдисон с негодованием подбоченился:

– Не говори ерунды. У меня нет твоей страсти к самопожертвованию, Слоун. И лик мученика мне вовсе не к лицу.

Гнев охватил все существо Слоун, которая еще мгновение назад изнывала от желания.

– Похоже, я позволила тебе сделать то, чего ты явно не заслуживаешь!

– Что ты хочешь этим сказать?

– Не думала я, что ты прибегнешь к таким средствам. Но если я задела твое мужское самолюбие тем, что отказала тебе, и ты позволяешь себе меня оскорблять – что ж! Продолжай! Но я не изменю своего мнения! Не лягу с тобой!

– Оскорблять?! – недоуменно переспросил Мэдисон. – Детка, позволь мне объяснить тебе, что такое оскорбление. Оскорбление – это когда женщина возбуждает мужчину, а затем говорит, что он ей не нужен.

Эти слова больно ранили Слоун, словно он ударил ее; девушку затошнило от отвращения.

– Мне не нравится, когда меня называют «детка», – процедила она сквозь зубы. – То, что ты сказал, – грубо и вульгарно.

– Я пока еще не сказал ничего грубого и вульгарного, – обозлился Мэдисон.

– Вот и оставь подобные выражения для своих книжонок! – выпалила Слоун, с треском открывая дверь. И добавила:

– Уверена, что там им самое место! – Она захлопнула дверь прежде, чем Картер успел выкрикнуть что-то в ответ.


Вскоре вернулась Алисия, нагруженная многочисленными свертками и коробками, наклейки на которых говорили о том, что все обновки приобретены в самых дорогих магазинах на Юнион-сквер.

– Слоун! Сло-оун! – позвала она, расплатившись с шофером такси.

Хозяйка вышла из своего небольшого кабинета, где она уже довольно долгое время всматривалась в длинные столбцы цифр на листках, которые выплевывала ее счетная машинка.

– Ты хоть что-нибудь оставила в магазинах? – спросила она, стараясь голосом не выдать, что всего лишь час назад она целовалась с ее женихом. Но, несмотря на радостное, оживленное выражение лица подруги, Слоун не стало легче.

Волосы Алисии растрепались от ветра и намокли под дождем, как и ее черные сапоги и дождевик того же цвета.

– Нет, погоди, – закричала Алисия, – взгляни сначала, что за чудесные вещи я купила! А где Картер?

– Наверху. Работает, – как можно равнодушнее ответила Слоун, избегая смотреть подруге в глаза. – Я все время слышу стук машинки.

– Пойдем. Хочу кое-что примерить на тебя.

– Через минуту. Ты пока поднимайся, – предложила хозяйка. – А я приготовлю горячий сидр и присоединюсь к тебе Устроишь мне настоящий показ мод. – Слоун надо было собраться с мыслями – ей казалось, что она не сможет избавиться от чувства терзающей ее вины.

– О'кей! – весело ответила Алисия и направилась к себе.

Когда через несколько минут Слоун поднялась наверх с подносом, машинка Мэдисона замолкла, но комната его была закрыта. Дверь в номер Алисии была слегка приоткрыта, и хозяйка толкнула ее ногой, чтобы войти. Но когда дверь распахнулась, девушка застыла на месте, судорожно вцепившись в поднос.

Повсюду в комнате валялись свертки и коробки. А посередине стояли Картер и Алисия, слившись в тесном объятии. Сердце Слоун заныло от боли.

Алисия вынула руку лишь из одного рукава, из другого – не успела, застигнутая внезапным приходом Мэдисона, который теперь прижимал ее к себе, запустив пальцы в ее пышные белокурые волосы.

У Слоун было такое чувство, словно ее пригвоздили к полу. Остановившимися глазами она смотрела на то, как Картер страстно целует Алисию. Ее губы приоткрылись, и она с трудом вздохнула.

Такой ее и увидел Картер, прервав пылкий поцелуй и подняв голову. Уронив руки, он отпустил Алисию. В жизни Мэдисон не Чувствовал себя так глупо. И не только из-за того, что расстроилась Слоун, а еще и потому, что он так обошелся с Алисией. Эта женщина явно не заслуживала такого унижения. Она была не виновата в том, что он захлебывался в собственном яде – ведь этот поцелуй служил одной, весьма определенной цели.

Схватившись дрожащими пальцами за свой рот, Алисия, задыхаясь, обернулась к подруге.

– Ох, Слоун, это ты… – запинаясь промолвила она. – Мы… Картер зашел посмотреть на мои покупки. И вот… что ты стоишь с подносом, поставь его. Ты могла бы и не приносить его, но все равно – это так мило с твоей стороны…

Алисия продолжала беспечно болтать, быстро справившись со смущением, зато Картер и Слоун двигались, как марионетки, словно принимали участие в каком-то нелепом театральном действе, частью которого была и недавняя сцена.

Слоун испытала огромное облегчение, когда они сказали, что пойдут куда-нибудь пообедать.

Разумеется, они уговаривали и ее присоединиться к их компании, но она отказалась. Алисия настаивала. Картер хранил ледяное молчание. Слоун же была непреклонна, и Алисия в конце концов отстала от нее.

…Отправляясь в ресторан, Алисия нарядилась в новое платье. Картер надел галстук и свою спортивную куртку и выглядел в таком одеянии просто сногсшибательно. Они были отличной парой. Живым воплощением Американской Мечты.

С улыбкой пожелав им обоим хорошо провести время, Слоун наблюдала, как они садятся в такси. Закрыв дверь, девушка уперлась лбом в ее холодную поверхность, от всей души желая, чтобы все чувства ее оставили.

Картер лгал ей, это ясно. Ему просто нужна была удобная любовница. Так, последнее развлечение перед прощанием с холостяцкой жизнью. И то, что она была лучшей подругой его невесты, да еще и сама невеста оказалась поблизости, лишь подстегивало его. Такое хитросплетение было весьма необычным делом, не то что любовные интриги в его собственных романах. Но как только Слоун отвергла его притязания, он тут же бросился в объятия Алисии.

Господи, какой же дурой она была! Дважды. В первый раз, когда поверила, что Джейсон полюбил ее. И второй раз она обожглась на том же самом – поверила в любовь Картера Мэдисона. Не будь ситуация столь трагичной, над ней можно было бы лишь посмеяться. Но если обман Джейсона она приняла с гордо поднятой головой, закусив губы и уверяя себя, что жизнь на этом не кончена и не произошло ничего особенного, то сейчас девушка была полностью опустошена и разбита.

– Ну почему, почему в этот раз мне так больно? – с надрывом в голосе вопрошала она у молчаливых стен своей комнаты.

Ей не спалось, но она и боялась уснуть. Боялась, что, уснув, умрет от горя и отчаяния в этом пустом доме…


– Думаю, я вернусь с тобой в Лос-Анджелес, – спокойно промолвил Картер.

…Слоун не слышала, как они возвратились вечером, и была рада этому. На этот раз ей было не интересно, в одной или в разных комнатах они спят. Скорее всего они спали вместе. В прошлый раз Мэдисону помешало ее внезапное появление. Но Слоун не сомневалась, что в следующий раз молодой человек добьется своего.

Алисия настояла на том, чтобы помочь подруге с посудой, и теперь они сидели перед камином в гостиной, лениво попивая кофе.

Как бы Слоун ни убеждала себя в том, что презирает такого двуличного и лицемерного человека, как Картер Мэдисон, его сообщение об отъезде повергло ее в шок.

– Но почему, Картер? – взволнованно спросила Алисия. Слоун успела заметить, как ее подруга фамильярно похлопала жениха по бедру. – Впрочем, что это я? Это чудесно, замечательно! Дэвид и Адам будут так… – Внезапно она замолчала, откидываясь на спинку двухместного кресла. – Нет! – решительно промолвила она. – Ты не можешь поехать со мной. Не сейчас.

Слоун мельком взглянула на Мэдисона, лицо которого выражало точно такое же недоумение, как и ее собственное, а затем перевела взгляд на Алисию.

– Но почему это я не могу вернуться домой? – удивленно спросил писатель. – Я думал, что ты хочешь этого.

– Очень хочу, Картер, – искренне ответила Алисия. – Но ты не дописал книгу и не сможешь этого сделать, даже если запрешься в своем доме. Мы будем донимать тебя точно так же, как и раньше.

– Просто я не закончу ее ко дню венчания, – пожал плечами Мэдисон. – Но это не так уж и важно. Допишу позднее.

– Нет, – горячо возразила его невеста, встряхивая белокурыми кудрями. – Я не хочу начинать семейную жизнь с того, что встану между тобой и твоей книгой. Ты никогда не простишь мне этого.

– Я вовсе не думаю, что создам литературный шедевр. А потому мне нечего будет тебе прощать.

Скептически улыбаясь, она взглянула ему в глаза:

– Я отлично знаю ваш характер, Картер Мэдисон. Если с вашей книгой будут хоть какие-то нелады или проволочки, вы будете несчастнее всех смертных. А я не хочу, чтобы мой жених ходил с мрачной физиономией. Он должен остаться здесь, в «Фэйрчайлд-Хаусе», до тех пор, пока книга не будет закончена. Хорошо?

Слоун переводила взгляд с Алисии на Картера, который вопросительно посмотрел на нее. Девушка решила, что ей лучше смотреть на Алисию.

– Не сомневаюсь в том, что Картер поступит так, как считает нужным, и без моего совета.

– Тебе ведь нравится здесь, правда, Картер? – спросила Алисия. – Надеюсь, Слоун неплохо с тобой обращается? – кокетливо добавила она.

Слоун побледнела, а молодой человек быстро ответил:

– Нет-нет, ничего такого, разумеется. Но ты и мальчики куда важнее для меня, чем любая книга.

– Дорогой, ты правда должен дописать ее.

Ты ведь не будешь счастлив, если не сделаешь этого, так?

Взор писателя метнулся в сторону Слоун, а затем он вновь поглядел на Алисию.

– Нет, – признался молодой человек.

– Ну вот, а для работы лучше места не сыскать. Итак, ты останешься, хотя мне было очень приятно, что ты хотел уехать ради меня. – Алисия дотянулась до Картера и нежно поцеловала его в губы. Он легко погладил ее по плечу. – А теперь я должна собрать вещи. Такси приедет меньше чем через час.


Слоун наблюдала, как такси медленно отъезжает от ее дома, увозя Алисию, весело махавшую им в окно. Вскоре машина исчезла за пеленой дождя. Проследовав вслед за Слоун в дом, Мэдисон направился в гостиную. Постояв некоторое время у камина и наблюдая, как языки пламени лижут камни, молодой человек произнес:

– Я пытался.

Слоун как раз направлялась в свою комнату, когда ее ушей достигли слова Картера. Напряжение между ними было так велико, что, казалось, его можно ощущать физически. Девушка и представить себе не могла, как они проведут время, пока в «Фэйрчайлд-Хаус» не приедут новые постояльцы.

– Что ты сказал? – на всякий случай переспросила она.

Он резко повернулся к ней. Его темный силуэт четко вырисовывался на фоне огня.

– Я сказал, что пытался. Красиво уйти, – добавил Картер, заметив, что Слоун его, похоже, не понимает.

– А-а-а… Ну да, – нерешительно вымолвила она. – Так было бы лучше. По-моему, Алисия впервые в жизни приняла решение не сердцем, а головой. – В ее голосе прозвучали веселые нотки, и молодой человек мельком улыбнулся. Напряжение немного спало.

– Она была права, – усмехнулся Картер, глядя себе под ноги. – Алисия очень доверчива. Даже не подозревает ничего. Бедняжке и в голову не пришло, что мы тут останемся без всякого присмотра, наедине…

Отвернувшись от него, Слоун сложила руки на груди. Ей вдруг стало очень холодно.

– У Алисии нет причины не доверять кому-либо из нас, – тихо промолвила она.

– Да, – тяжело вздохнул Мэдисон. – У нее нет на то причин.

Слоун стало чуть теплее, когда он перестал прикидываться, что внимательно рассматривает ковер, и поглядел ей в глаза сверкающим в темноте комнаты взором.

– Ты можешь доверять мне, Слоун?

– Что ты имеешь в виду? – дрогнувшим, а оттого неестественным голосом спросила девушка.

– Вчера… Я так хотел, чтобы мы были вместе, но ты сказала «нет», и… я обидел тебя.

Господи! – Он крепко сжал кулаки. – Не знаю, почему я так поступил. Я в жизни не оскорблял женщин! Если мне говорили «нет», я поворачивался и уходил, но с тобой… – Картер в бессилии смотрел на Слоун. – Может, все дело в том, что я не могу принять от тебя такого ответа? Я был зол, возбужден, ничего не хотел понимать и… Извини. Пожалуйста, прости меня.

– Я виновата не меньше твоего, Картер, – заломила руки Слоун. – Ты имел право рассердиться. Я позволила тебе думать, что хочу тебя, дала надежду…

– Слоун, ты понимаешь, что я не хотел обидеть тебя?

Девушка опустила глаза.

– Конечно, – прошептала она.

– Ты знаешь, что я бы никогда?..

– Знаю…

Подойдя к стулу, Мэдисон тяжело опустился на него:

– Ты видела, как я целовался с Алисией. – Это был не вопрос, а утверждение.

И вновь Слоун почувствовала, что сердце ее щемит от боли.

– Мужчины так и должны вести себя со своими невестами. Они должны целовать их.

– Но при этом они не должны думать о другой женщине. – Он посмотрел на Слоун; его волосы в беспорядке падали ему на лоб. – Не должны целовать невесту, мечтая о том, чтобы на ее месте была другая, куда более желанная женщина.

– О, Картер, ради всего святого, прекрати! – Девушка закрыла лицо руками.

– Я объясню тебе, почему поцеловал бедняжку Алисию. Она не знает, что такое настоящая страсть. Во всяком случае, если и знает, то не от меня. Я честно пытался выяснить, сможет ли она мне дать хоть частицу той радости, того удовольствия, которое охватывает меня, когда рядом ты. Может, это и глупо с моей стороны.

Но – поверь! Я ничего не почувствовал! Потому что она – не ты.

– Не говори мне этого! – вскричала Слоун.

– Даже не знаю, как смогу заниматься с ней любовью, когда мы поженимся. – Подойдя к Слоун, Мэдисон развел ее руки в стороны и увидел залитое слезами лицо. Взяв девушку за подбородок, он заставил ее взглянуть себе в глаза. – Если только я смогу обмануть себя и убедить, что она – это ты.

– Нет! – Слоун вырвалась и повернулась к Мэдисону спиной. Слезы, которые она сдерживала все последние дни, ручьем хлынули из глаз.

– Поплачь за нас обоих, Слоун, – прошептал он.

Прижав ее залитое слезами лицо к своей груди. Картер стал дружески утешать ее, как обиженного ребенка. Он гладил ее волосы, похлопывал по плечу, ласково целовал в затылок…

И Слоун позволила ему делать это. Потому что никто и никогда не утешал ее вот так. Все всегда было наоборот – это люди приходили к ней поплакать, а она успокаивала их, как могла. Но в надежных объятиях Мэдисона Слоун наконец-то дала себе волю и разрыдалась с разрывающей душу тоской.

– Мы не будем больше говорить об этом, Слоун. Ты была абсолютно права. Я не нарушу свои обязательства, я знаю, как должен вести себя. Мне не следовало так расстраивать тебя. Мы никогда не станем любовниками, но я прошу тебя быть моим другом. И как друга я прошу тебя об одном одолжении.

Она подняла на него заплаканные глаза, и Картер вытер слезы с ее лица.

– О каком одолжении?

– Ты прочтешь мою рукопись? – спросил вместо ответа Мэдисон.

Глава 6

Слоун понимала, что ее лицо, наверное, обрело совершенно безумное выражение – рот приоткрылся, глаза быстро замигали. Заметив, что его предложение вызвало такую реакцию, писатель удовлетворенно улыбнулся.

– Но… Ты же говорил, что никто не читает твоих рукописей, пока они не готовы, – с трудом смогла вымолвить девушка, рот которой то открывался, то закрывался, как у рыбки, попавшей на воздух.

– Никто. И никогда. Но этот случай – особенный, Я хочу, чтобы ты прочла «Спящую возлюбленную» и сказала мне, что думаешь о романе. Только честно.

– Я и не знала, что ты уже его закончил.

– А я и не закончил, – проговорил в ответ Картер. – Именно поэтому я хочу, чтобы ты прочитала его. Мне никак не дается последняя глава. Вот я и надеюсь, что, прочитав все остальное, ты изложишь мне свое мнение, сделаешь какие-нибудь замечания, и тогда, возможно, в голове у меня прояснится.

Подумав некоторое время, Слоун медленно произнесла:

– Алисия бы огорчилась…

– Она ничего не узнает. Во всяком случае, я не собираюсь говорить ей, что давал тебе роман.

Раздумывая над его предложением, Слоун молча разглядывала лицо Картера. Ей, как всегда, захотелось дотронуться до него.

– Алисия должна читать твои рукописи, – наконец промолвила она. Девушке не хотелось, чтобы Мэдисон впоследствии сердился на нее за то, что она в чем-то обошла его жену, а в том, что так оно и будет, Слоун не сомневалась.

– Ей бы мой роман понравился, точнее, она бы сказала, что он ей нравится, независимо от ее истинного мнения. Только не подумай, что я ее критикую. Это просто замечание о ее характере.

Алисия не захотела бы обидеть меня.

– Но с чего ты взял, что я не поступлю в точности так же? Не скажу тебе того, что ты хочешь услышать вместо правды?

Мэдисон рассмеялся своим низким, глубоким смехом, от которого у Слоун тут же потеплело на душе.

– Ты всегда говорила со мной без обиняков и ни разу не попыталась сказать то, что мне хотелось бы услышать, – вместо правды, разумеется. Ты выпаливала все как есть, рискуя разъярить меня. Не думаю, что ты ни с того ни с сего начнешь мне льстить. – Картер видел по лицу девушки, что она торопливо взвешивает в уме все «за» и «против», раздумывая над тем, какое решение принять. – Чтение не займет у тебя много времени. Ты могла бы браться за рукопись вечерами, после всех дел.

– Не думаю, что у меня будет много дел на этой неделе, – рассмеялась хозяйка «Фэйрчайлд-Хауса». – Ты мой единственный постоялец.

– Да? Но я умоляю тебя не пренебрегать своими обязанностями в отношении моего номера, хорошо? Мне так нравится смотреть на тебя, когда ты занимаешься уборкой. Никогда не видел, чтобы женщина так быстро и ловко управлялась со своими домашними делами. И еще одна просьба. Позволь мне приглашать тебя куда-нибудь пообедать. – Увидев, что девушка собирается возразить, Картер поднял руки. – Нет-нет, я настаиваю! Это может быть своего рода платой за то, что ты прочтешь рукопись.

– В стоимость твоей комнаты входят завтрак и обед, – заявила хозяйка.

– Давай считать, что мы просто поменялись.

– Но твои завтраки и обеды стоят дороже!

– Господи! Как ты горда и упряма! Ну хорошо. Давай ты будешь готовить завтраки и мы будем есть их в кухне, а по вечерам или будем ходить куда-нибудь, или обходиться бутербродами. Идет?

Мэдисон протянул ей руку для рукопожатия. Слоун твердо пожала ее.

– Идет, – согласилась она.

– Скреплено рукопожатием, – торжественно произнес Мэдисон, – и… – он наклонился к ней, —..поцелуем.

Слоун не разжала губ, не ответила на его поцелуй. Но несмотря на это, желание огненной стрелой пронзило ее тело. Однако на сей раз к, чисто физическому влечению примешалось нечто другое – они начинали испытывать настоящую духовную близость.

Когда Картер поднял голову, его глаза были затуманены.

– Когда начнем? – спросил он.

– Сегодня же вечером.

Мэдисон улыбнулся: его сердце писателя наполнилось гордостью от того, что ей так хочется прочитать рукопись.

А ее сердце ликовало! Еще никто не имел такой привилегии, а она… Она первая прочтет его книгу! Он предлагал ей не тело, не имя и даже не душу! Картер предложил ей книгу, которая составляла смысл всей его жизни! То, что было для него ценнее всего на свете!


– Ты что, хочешь уморить меня? – спросил Мэдисон на следующее утро, попивая в кухне ароматный кофе. Слоун яростно сбивала яйца.

– Я наказываю тебя за то, что ты спустился сюда завтракать. Ты что, забыл? Мы же договорились, что я буду приносить завтрак тебе в комнату.

Картер сделал большой глоток.

– Да я давным-давно проснулся и метался по комнате, ожидая, когда можно будет спуститься вниз, не нарушая приличий, – принялся объяснять он. – Сколько ты прочитала?

– Ешь омлет. – Она поставила перед ним тарелку с дымящимся блюдом.

Ее единственный постоялец выругался себе под нос, но на еду набросился с отменным аппетитом; сама же она ела куда медленнее.

Аккуратно одетые, они сидели друг против друга за кухонным столом, одни во всем доме, и Слоун мечтала. Она представляла себе, что никакой Алисии на свете вообще не существует. И весь «Фэйрчайлд-Хаус» в их распоряжении, и ей так уютно в нем… Впрочем, то, что касалось уюта, вовсе не было плодом фантазии. Дом просто потонул в дожде, который без устали барабанил по крыше и по подоконникам, надежно отгородив их от всего остального мира.

– Что ты думаешь о первой главе? – спросил писатель с набитым ртом. – Ты уже прочла первую главу?

– По прогнозу, дождь будет лить по крайней мере еще три дня, – не глядя на Мэдисона и аккуратно намазывая варенье на хлеб, промолвила девушка.

– Ну ладно, ладно, я все понял, – проворчал Картер. – Передай бекон, пожалуйста.

Потом она отнесла грязные тарелки в раковину и вернулась к столу с горячим кофейником. Налила еще кофе. Картер нетерпеливо барабанил пальцами по столу, поглядывая на нее поверх очков.

– Первая глава – просто замечательная, – наконец заявила Слоун, отпив кофе.

Мэдисон вздохнул было с облегчением, но потом его лицо снова напряглось.

– Ты это… не просто так, из вежливости говоришь? – Очки перекочевали к нему на лоб, где он, собственно, всегда их и носил, если не работал.

– Нет, – рассмеялась Слоун, качая головой. – Я сперва подумала, что человек, убегающий по переулку от своего преследователя, и есть главный герой.

– Так и должно быть. Я так задумал.

– И ты так описал звук его шагов по темным, мокрым от дождя улицам, его бешеное сердцебиение… Я просто воочию все увидела! Ты знал, о чем пишешь! Я переживала вместе с ним, испытывала тот же страх, ту же панику. И мне так же не хватало воздуха, я задыхалась… Я была невероятно удивлена, узнав…

–..что этот человек – негодяй, а его преследователь и есть герой? – договорил за нее писатель. – Так?

– Да! Вот это ход! Читателям понравится.

Но…

– Но – что? – с тревогой спросил он.

– Неужели надо было с такими подробностями описывать кровавое убийство? – поежилась девушка.

– Это было не убийство, это была казнь, – усмехнулся Мэдисон. – Он был нацистским преступником. Жестокосердным мерзавцем. К тому же герой должен быть не только смелым сам по себе, но и для кого-то опасным. Большую часть моих читателей составляют мужчины. Книги дают им возможность помечтать. В жизни ведь бывают случаи, когда кому-нибудь стреляют в голову из револьвера, и мозги человека размазывает по кирпичной стене! До такого ни одному писателю не додуматься! Это надо знать.

Слоун с трудом сглотнула:

– Ты что… ты это видел?

– Да-а… Один мой приятель работает в ФБР, и, когда я рассказал ему, что мне нужно, он позвал меня…

– Пожалуй, меня не интересуют подробности, – поспешно остановила его девушка.

– О'кей, – улыбнулся Картер. – Стало быть, ты дочитала до этого места? Ты прочла всю первую главу?

– Я дочитала до четвертой главы. И мне понравилось, Картер.

– Да ты что? Правда?

– Правда, – подтвердила Слоун. – Я не преувеличиваю. – Она по-детски приложила к груди сложенные крестом руки, но выражение ее глаз оставалось серьезным.

– Взор Мэдисона задержался на ее груди, но раз уж они заключили соглашение, делать было нечего, и он перевел взгляд на ее лицо.

– Рукопись в полном беспорядке. Ты во всем разобралась? Я то и дело что-то правил. А когда у меня ничего не выходило с последней главой, я срывал злость на остальных страницах, вымарывал целые абзацы.

– Да, в некоторых местах я с трудом разбирала исправления и редакторские значки, но, думаю, мне удалось с этим справиться. Действие у тебя разворачивается так быстро и герой оказывается в таких невероятных ситуациях, что мне не терпится узнать, как он выберется из них. – Внезапно оживление с ее лица исчезло, голова поникла, она словно погасла. – Он, наверное, умрет или что-нибудь в этом роде, ведь так?

Мэдисон усмехнулся, увидев, как она огорчена.

– Нет, он не умрет, – заверил он Слоун.

– Да? В таком случае мне не терпится вернуться к книге. Ты будешь работать сегодня?

– Да. Хочу переделать одну сцену в шестой главе, пока ты до нее не добралась.

Пока они говорили, девушка вытирала со стола, а теперь она стала загружать посудомоечную машину. Она не представляла себе, до чего соблазнительна ее поза, если посмотреть сзади.

– Зачем? – поинтересовалась Слоун, повернув назад голову.

– Ты вдохновила меня. Хозяйка выпрямилась; с ее рук на пол капала вода.

– Я?!

– Я уже говорил тебе, как ты мне нравишься в джинсах. Вот я и решил вставить это в книгу?

Задумавшись, Слоун вытерла руки полотенцем, стараясь не смотреть на Картера.

– Я надела джинсы потому, что здесь никого нет, а мне надо кое-что сделать в душе.

– Не стоит извиняться за то, что ты чертовски сексуальна в этих штанах, Слоун, – тихо проговорил он.

Оробев, девушка заправила за ухо выбившуюся прядь.

– Я не… Я хочу сказать, мне и в голову не приходило, что я вообще могу быть… сексуальной… чертовски…

Его глаза буравили ее с такой силой, что она просто оцепенела.

– Знаю. Ты не нарочно. И от этого эффект еще сильнее.

Слоун могла бы и не обратить внимания на его слова, если бы проникновенный голос Мэдисона не напомнил ей о норковой перчатке. Эту самую норковую перчатку рекламировали на обложке одного из журналов, и она представляла собой игрушку – сексуальную игрушку, которую придумали специально для того, чтобы любовники могли делать друг другу массаж. Именно об этой вещице и подумала Слоун, услыхав голос своего необычного постояльца. Ее тело покрылось мурашками, когда она представила, как нежный мех ласкает ее кожу. Закрыв глаза, девушка постаралась прогнать от себя это наваждение, не думать о том, как перчатка скользит по ее животу, ее бедрам…

– А к-как ты… как же ты вставишь мои джинсы… в книгу?

– В конце пятой главы моего героя – Грегори – ранили в плечо. Он бродит по улочкам швейцарской деревушки, едва не падая от головокружения и от боли. Лиза, с которой он встретился в четвертой главе, следует за ним по пятам…

– Да, о Лизе я уже знаю. Картер кивнул:

– Так вот. Когда Грегори все-таки теряет сознание от большой потери крови, его уносят в дом к Лизе, и она сама лечит его рану. Герой несколько дней находится в полубредовом состоянии. – Писатель пожал плечами, похоже, не одобряя этой части романа. – М-м-м… Это, конечно, банально, но производит впечатление. Короче, когда Грегори приходит в себя, Лиза, как ангел-хранитель, склоняется над ним. Он приподнимается в постели и кладет голову ей на грудь, словно для того, чтобы решить для себя, жив он еще или уже умер. Ну… и после того, как его… м-м-м… плоть отвечает на близость женщины, Грегори понимает, что, пожалуй, он все еще на этом свете. Так было в этой главе.

– Не вижу в этом ничего такого, – заметила Слоун, не в силах отвернуться от Мэдисона, глаза которого так и притягивали ее к себе.

– Да нет, все в порядке. – Картер откашлялся. – Только теперь я кое-что переделаю. Когда Грегори откроет глаза, то первое, что он увидит, это будет потрясающая женская попка в тесных джинсах. Лиза наклонится, чтобы поправить что-нибудь в ногах постели. Ну да… – Глаза писателя заблестели от охватившего его возбуждения. – Да! У Грегори ведь была лихорадка, он разметался, и простыни сбились.

Он тянется и дотрагивается до нее… чтобы убедиться, что все это происходит наяву. – Перейдя от слов к делу. Картер потянулся к бедрам Слоун. – Он поглаживает ее попку, – продолжал писатель. – Она упругая и круглая. Лиза отлично понимает, что с ним происходит, поэтому она не противится и стоит спокойно, давая Грегори возможность убедиться в том, что он все еще жив.

…Осторожными, ритмичными движениями Картер ласкал ее, а Слоун тихонько покачивалась, завороженная его словами. Инстинктивно она протянула к нему руки, сняла со лба Мэдисона очки и принялась ласкать его непокорные волосы…

–..А потом, – продолжал писатель, – Грегори поворачивает Лизу к себе лицом и нажимает… здесь. – Он посмотрел на живот Слоун. Полы длинной рубашки были завязаны впереди на узел. Картер положил руку ей на живот таким образом, что средний палец оказался на «молнии» джинсов, а основание ладони уперлось в лоно девушки. – Грегори медленно расстегивает «молнию»… – Слоун закрыла глаза. Она чувствовала все, что происходит в книге, ощущала себя Лизой. – Вот движок «молнии» опускается, и герой видит кружевную оборку ее трусиков. Грегори улыбается – он немного боится, немного удивлен, потому что все еще не верит, что это не галлюцинация. И он не останавливается – он поглаживает нежную кожу Лизы кончиками пальцев. Лиза слегка подрагивает, тихонько стонет, и Грегори рад этому – ведь все происходит наяву! Приподнявшись с глухим стоном, он прижимается лицом к ее животу – такому мягкому и ароматному. Грегори целует Лизу в пупок, ласкает его языком…

Картер не приблизился к Слоун ближе, не целовал ее, но тело девушки содрогалось от этих воображаемых ласк.

– Грегори прикусывает кружевную оборку трусиков, проводит по ней языком… Он снова убеждается, что все это не бред и не сон. Он облегченно вздыхает и падает назад на подушку. – Рука Мадисона тоже упала вниз. Слоун быстро убрала руки с его головы. – Грегори закрывает глаза и засыпает глубоким, исцеляющим сном.

Некоторое время они молчали, возвращаясь в реальный мир из мира книжных фантазий.

– Ну и как? – спросил писатель. – Каково себя чувствовать музой?

– Это большая честь для меня, – ответила Слоун дрогнувшим голосом. Она поежилась, не сразу приходя в себя после чудного забытья. Ее колени слегка дрожали, но она отступила от Картера, чувствуя, что лучше держаться от него подальше.

Слоун отчаянно пыталась собраться с мыслями, но ее губы все еще дрожали, глаза были полны слез.

Мэдисон, довольный произведенным эффектом, молчал, ожидая, пока она вернется в реальный мир.

– И вот представь себе, что писателю надо одну главу переделать, – наконец заговорил Картер, – и еще одну сочинить. Каково?

Слоун промолчала. Они оба вернулись к своим занятиям, но прошло еще немало времени, прежде чем и Слоун, и Картер смогли полностью прийти в себя после пережитого.


– Но это же безумие, Картер!

– Пойдем. Всего несколько ярдов. Где твой дух авантюризма?

– Остался в моей комнате. Там тепло, сухо и… светло. И как ты умудряешься что-то различать в такой тьме?

– Ночное видение, знаешь ли. Кстати, вот было бы отличное название, а? «Ночное видение» Картера Мэдисона. А что, мне нравится. Ну вот мы и пришли.

Оглядевшись вокруг, девушка не увидела ничего, кроме всепоглощающей тьмы да потоков проливного дождя.

– Да где же мы?

– У скамьи, на вершине горы… Уже наступил вечер, когда Мэдисон спустился вниз, велел Слоун взять куртку и шапку и следовать за ним. Девушка повиновалась, но была немало удивлена, когда Картер настоял на том, что вести машину будет он. Все ее расспросы ни к чему не вели: молодой человек упорно молчал о том, куда они направляются. Остановившись у какого-то магазинчика, он купил батон свежего хлеба, бутылку вина, кусок сыра и коробочку леденцов. Затем они переехали мост «Золотые Ворота». Проехав еще несколько миль, Мэдисон резко повернул налево, и въехал в длинный, абсолютно темный тоннель, а потом направил автомобиль вверх по извилистой горной дороге.

– Отсюда пойдем пешком, – заявил молодой человек, с силой нажимая на тормоз.

– Пешком? – недоверчиво переспросила Слоун. – Куда?

– На вершину.

…И вот теперь он усадил девушку на твердую, холодную скамью, а затем широко развел руки.

– Ну вот, мисс Фэйрчайлд, перед вами – самое красивое место Сан-Франциско.

Справа внизу зловеще темнел Тихий океан, накрытый седым покрывалом тумана. В кромешной тьме то и дело раздавался печальный вой противотуманной сирены, подающей сигналы многочисленным кораблям, катерам и баржам, бороздящим неспокойную водную гладь. Слева от них, как бриллиант в дорогой оправе, сверкал и переливался Сан-Франциско. Невдалеке Слоун смогла различить «Золотые Ворота», которые отсюда казались просто игрушечными.

– Действительно самое красивое место, – холодно подтвердила девушка, – только скрытое дождем и туманом.

– Ты почувствуешь себя куда лучше, если перекусишь, – со смехом заявил Картер.

Они стали отламывать куски хлеба, заедать их сыром и запивать вином прямо из горлышка бутылки, передавая ее из рук в руки. Хлеб, чтобы не промок, они прятали под пончо Слоун.

– Ну что, тебе удалось сегодня днем почитать? – деланно равнодушным голосом спросил писатель.

– Да. Правда, мне было немного неловко читать в то время, когда я обычно готовлю или убираю, но я не могла оторваться.

– Отлично! Иногда можно немного и нагрешить. Но несмотря на отвратительную погоду, надо было прогуляться. Тебе хорошо?

Посмотрев ему в глаза, девушка томно улыбнулась.

– Да, – тихо ответила она. – Я чудесно провожу время.

Картер смотрел на ее губы. Ее рот был необыкновенно красив, когда она смеялась или улыбалась, забывая про свою обычную, неестественную для нее суровость. Молодой человек был не совсем уверен, но, похоже, губы Слоун порозовели от вина. Наверное, на свете не было ничего вкуснее и приятнее, чем эти губы, смоченные красным вином… Картер постарался взять себя в руки.

– Ну и как книга? – вернулся он к начатому разговору.

– Весьма увлекательна. Картер. Но в ней есть и пафос.

– Вообще-то его не было, пока я кое-что не изменил. Ну и…

– Мне нравится. По-моему, это лучшая из твоих работ.

– Честно?

– Честно, – уверенно произнесла она. – Но… У меня есть сомнения по поводу одной сцены.

Девушка поежилась, плотнее закутываясь в пончо: в спину дул ледяной океанский ветер.

– Холодно? – заботливо спросил Мэдисон.

– Немного, – призналась Слоун.

– Вот что, иди-ка сюда. – Картер приподнял ее со скамьи и усадил к себе на колени. – Я укрою тебя от ветра.

Слоун прислонилась к нему – сначала осторожно, а потом прижалась всем телом.

– Ну как? – прошептал Мэдисон ей в ухо. Его дыхание согревало влажную от дождя кожу.

– Лучше, – тихо ответила Слоун. Она чувствовала себя чудесно. Несмотря на дождь, ветер, холод и скудный ужин, ей в жизни не было уютнее. Обняв ее за талию под просторным пончо, Мэдисон крепче, прижал Слоун к себе. Она почувствовала, что Картер возбужден.

– Отпей еще глоток вина, – предложил он, протянув ей бутылку.

Слоун сделала большой глоток и тут же пожалела об этом, потому что ее тело охватила внезапная истома.

– А теперь расскажи мне, что за сцена обеспокоила тебя, – поинтересовался писатель.

Девушке казалось, что она не сможет выразить свои сомнения словами, потому что голова ее была занята другим. Но она все же собралась с мыслями.

– Помнишь то место, где он успокаивает ее после того, как они убежали от террористов?

– В старой гостинице?

Мэдисон ласково поглаживал ее живот, и ей хотелось громко застонать от наслаждения.

– Да. Я думаю, что ее можно было бы немного переделать. – Слоун говорила нерешительно. – Но кто я такая, чтобы давать тебе советы? Я ничего не смыслю в писательском труде!

– Я не обижусь. Я ведь тебя об этом просил, если ты помнишь. Продолжай. Его рука застыла под ее грудью.

– Все эмоции Лизы вырываются наружу. Ей угрожали, она боялась за свою жизнь, за жизнь Грегори.

Рука Картера слегка сжалась, и, даже если бы он зажал ей рот, Слоун не замолчала бы так внезапно.

– Продолжай, – прошептал он ей прямо в ухо.

– Ну-у… эт-та сцена… – запинаясь на каждом слове, бормотала девушка, – когда он утешает ее… Лиза поняла, что ее ребенок погиб…

– Хм-м… – протянул писатель. Его губы дотрагивались до мочки уха девушки, и ей казалось, что даже поцелуи не могут взволновать ее сильнее.

– С этим все хорошо. Ей сейчас только это и нужно, – продолжала рассуждать Слоун. – Покой. А вот в следующей сцене одного покоя уже недостаточно.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Ты написал, что он ее обнимает. Лиза неистовствует, прижимается к нему. А потом… Потом он просто целует ее, и она засыпает. Я не уверена, что она не захочет еще чего-то, не захочет…

–..Заняться любовью? – договорил Мэдисон.

Сердце Слоун ухнуло в бездну, когда она почувствовала, что Картер крепко сжимает ее грудь. Ей казалось, что жар его тела проникает сквозь плотный трикотаж свитера.

– Да, – едва выдохнула она. – Думаю, Аиза захочет найти выход эмоциям, бушующим в ней. Она должна пожелать как-то отпраздновать то, что они оба живы… шумно отпраздновать.

– Так ты считаешь, они… он должен взять ее?

– Да. Быстро, может, даже грубо. – Живо представляя себе эту сцену, Слоун от возбуждения то и дело подскакивала на коленях Мэдисона, пока не почувствовала, что он судорожно вздрогнул.

– О Господи! – прошептал Картер, а затем, выругавшись, спрятал лицо на ее шее. – Господи! Слоун, ты не понимаешь, что делаешь! – Писатель часто дышал, обдавая шею девушки горячим дыханием, стараясь успокоиться. Впрочем, и самой Слоун пришлось сделать над собой усилие, чтобы вернуться к реальности.

Когда волна возбуждения отхлынула. Картер нежно поцеловал ее в шею.

– Хороший совет, Слоун, очень хороший, – одобрил молодой человек. Он слегка сжал пальцами ее отвердевший сосок. – Дельное предложение. Грегори тянул с этим, беспокоясь за Лизу. Но вот они в безопасности, их жизни ничто не угрожает, и уж теперь я подробно опишу, как велико желание Грегори.

Слоун хихикнула и тут же устыдилась того, что ее развеселила двусмысленность его последних слов. Она надеялась, что Картер ничего не заметит.

Он, разумеется, заметил. Приложив губы к самому уху девушки, Картер прошептал:

– Что за намеки, мисс Фэйрчайлд? Или вам не понравилось то, что я сказал? – Слоун опять захихикала, Картер громко засмеялся. – Ну и ну! И это сдержанная, благовоспитанная хозяйка респектабельного «Фэйрчайлд-Хауса»! Напилась, и в голову ей лезут всякие глупости! – Подхватив Слоун под руки, он поднялся. – Поедем-ка лучше домой, пока не подхватили простуду!

Мэдисон крепко обнимал Слоун за талию, когда они шли к машине по неровной дорожке. Оба испытывали огромное облегчение от того, что напряжение, стеной стоявшее между ними, наконец-то исчезло.

– Спасибо за помощь! – воскликнул Картер в машине, смачно поцеловав девушку в губы. – Завтра утром я первым делом перепишу эту сцену.

Следующий после этого необычного пикника день прошел, как и предыдущий. Они позавтракали в кухне. Затем Картер сел за машинку, а Слоун решила почистить серебро. То и дело отрываясь от дела, она умудрялась прочесть страницу-другую рукописи Мэдисона. Она была полностью захвачена сюжетом и судьбами героев повествования.

Спустившись выпить чашечку кофе, Картер объявил, что похищает хозяйку и поведет ее обедать.

– Из дома вон? – ядовитым тоном поинтересовалась Слоун.

Он сорвал с ее губ мимолетный поцелуй, когда девушка направилась мимо него к лестнице.

– Вон, – подтвердил писатель. – В какое-нибудь место, где есть столы, стулья и все остальное.

Весь остаток дня Слоун провела перед зеркалом и в ванной, приводя в порядок ногти, прическу, приняв ванну с косметическим маслом и отутюживая платье. Мягкое шерстяное платье из синего джерси удивительно подходило к ее глазам.

Само собой, все ее ухищрения не прошли мимо внимания Картера, когда она садилась напротив него за освещенный свечами стол. Из, всех городских ресторанов Мэдисон предпочел этот, окна которого выходили на океан.

– Картер, скажи мне, ты уже был женат? – неожиданно поинтересовалась Слоун.

– Нет. Никогда. Один раз, правда, чуть не женился.

– И что же помешало? – Девушка внезапно залилась краской. – Можешь не отвечать, – торопливо и смущенно пробормотала она. – Не знаю, зачем это я спросила.

Взяв Слоун за руку, Картер крепко сжал ее.

– Ты хотела знать, – объяснил он. – В том, что я до сих пор не женат, нет никакого душераздирающего секрета. Она – чудесная, очень красивая женщина, декоратор. У нее полно богатых клиентов. Она хотела, чтобы я работал по профессии – архитектором. Сколотил бы огромное состояние, и мы стали бы прожигать жизнь. А я хотел писать книги, даже если они не приносили бы мне ощутимого дохода. И жить такой жизнью, о которой она мечтала, мне было не по нутру. Короче, у нас были разные цели, мы хотели разного и… дружески расстались.

– И где она сейчас?

– Вышла замуж за красивого богатого хирурга и ведет тот образ жизни, о котором мечтала.

– Уверена, что ее красивый богатый хирург не зарабатывает столько, сколько ты, – высоким голосом проговорила Слоун.

Мэдисон недоверчиво посмотрел ни нее:

– Мисс Фэйрчайлд, я до глубины души поражен! Неужели вы умеете злорадствовать?!

Они рассмеялись. Отказавшись от заказанного кофе, они вышли из ресторана и направились к стоянке.

– А я и не знала, что ты занимался архитектурой, – заметила девушка.

– Я изучал ее пять долгих, нудных лет, чтобы доставить удовольствие отцу, который считал писательство недостойным занятием.

– И что же он теперь думает по этому поводу?

– А теперь мои книги, как охотничьи трофеи, выставлены у него на каминной полке. Они с мамой живут в Палм-Спрингз. Он бывший банкир.

– Ты любишь их?

Помолчав, Картер долго и внимательно смотрел на Слоун, а затем произнес:

– Да. Они дали мне жизнь и старались как можно лучше воспитать меня, своего единственного ребенка. Конечно, у них есть недостатки, и я страшно огорчался, просто с ума сходил, когда они потешались над моими замыслами. Так что я во многом лишь себе обязан, что стал писателем, но стараюсь не ругать их за то, что они не понимали меня и хотели навязать мне дело жизни.

– Нет ли скрытого смысла в твоих словах, этакого назидания? Картер улыбнулся:

– Ты не только хороша собой, но и умна. – Он взял ее обеими руками за щеки, и выражение его лица внезапно изменилось. – Если твои родители не относились к тебе должным образом, это еще не значит, что ты не заслуживаешь любви, Слоун. Это не твоя вина, а их. Они были нечестны с тобой. С твоей жизнью. Так будь честна ты.

Слезы блеснули в глазах девушки, губы ее задрожали.

– Спасибо, – прошептала она и, встав на цыпочки, поцеловала Картера в щеку.

Его глаза, как факелы в ночи, горели неистовым огнем.

– Не за что, – проникновенно ответил он.


Последние строчки листа с напечатанным текстом были мокры от слез, но девушка разобрала каждое слово. Уронив руки с листком на колени, Слоун некоторое время смотрела в пространство перед собой, а затем порывисто прижала бумагу к груди. Листок был смят, все поля исписаны многочисленными пометками, часть текста – вычеркнута, но даже если бы все было выгравировано на серебре, содержимое не представляло бы большей ценности.

Они вернулись домой из ресторана. Пожелав Слоун со вздохом доброй ночи, Картер направился к себе наверх.

Оставшаяся часть рукописи так соблазнительно выглядывала из папки, что хозяйка «Фэйрчайлд-Хауса», не выдержав, облачилась в бархатный халат, взяла папку и спустилась с ней в гостиную. Разведя огонь в камине, она закуталась в плед и уютно устроилась в одном из кресел. Комната освещалась лишь слабым светом настольной лампы, и, когда Слоун дошла до последних страниц, ей стало казаться, что действие перенеслось в полумрак ее гостиной и что она – его невольная участница.

Герои были живыми, они дышали. Слоун любила Грегори так же, как и Лиза. В самом деле, чем ближе была она к концу романа, тем больше характер героини напоминал ей ее собственный; их мысли, их поступки были одинаковыми.

Когда Слоун дошла до той сцены, что они проиграли с Картером в его первое утро в «Фэйрчайлд-Хаусе», у нее было такое ощущение, что это она написала роман. Не то чтобы она могла выразить все это словами и изложить на бумаге, но Мэдисон поразительно точно передал ее ощущения, ее эмоции, желание… Как он сумел так верно описать все это, ведь он совсем не знал ее тогда! Даже мысли, которые Слоун тщательно скрывала, заполняли голову Лизы.

Определенно писатель сумел распознать в ней ту личность, которую она всегда тщательно, скрывала и которой побаивалась. Как и Грегори, который знал всю подноготную Лизы, Мэдисон отлично разобрался в помыслах Слоун.

Он читал в ее душе, ощущал ее… Девушка не была бы ближе к нему, имей они одно сердце на двоих. Они были близки духовно, и это…

Ее глаза искали его, ей казалось, он просто должен быть рядом.

А Картер и был рядом. Он стоял в тени двери – босой, без рубашки. На нем все еще были выходные брюки, в которых он ходил в ресторан. В темноте разглядеть выражение его лица было трудно.

Мэдисон в жизни не видел зрелища прекраснее. Она была похожа на девочку, свернувшуюся калачиком в большом кресле. Поза Слоун выражала невинность, но лицо ее было лицом зрелой женщины.

Его сердце писателя подскочило, когда он увидел, что к груди Слоун прижимает листок его рукописи. Сколько он бился над этим заключительным пассажем, пытаясь точнее передать чувства Лизы! Интересно, узнала Слоун в героине себя?

Неужели в ее глазах слезы?! В свете огня они сияли, как бриллианты, ее волосы казались живыми. Картер обратил внимание, что девушка перестала закалывать их в пучок и носила теперь распущенными по плечам. Правда, комплимента он ей по этому поводу не делал, опасаясь, что Слоун тут же передумает и изменит свою новую прическу, которая так ему нравилась. Поэтому он предпочел молчать. В отблесках пламени ее волосы казались огненными, и молодому человеку так и хотелось согреть в них руки.

Он не сдвинулся с места, когда Слоун аккуратно уложила страницу в папку. Не шевельнулся он и тогда, когда, сбросив плед, девушка встала.

Его сердце забилось быстрее, дыхание участилось, когда Картер увидел, что Слоун протянула руку к «молнии». А затем, положив пальцы себе на плечи, девушка рванула полы халата – о Боже! – в стороны, обнажив грудь. Мэдисону казалось, что он наблюдает за тайным актом любви. Его взору открылась ложбинка между грудей, он любовался длинной шеей, пупком, животом и…

С трудом оторвавшись от прекрасного зрелища, Картер поднял взор, и их глаза встретились. Умоляюще улыбнувшись, Слоун скинула халат на пол…

До Мэдисона откуда-то издалека донесся собственный шепот – он хрипло хвалил ее красоту. Она была Венерой, вышедшей из пены. Отблески пламени освещали ее совершенное тело неровным светом. Ему хотелось дотронуться до нее руками, губами, языком… Любовь переполняла Картера, и лишь тело Слоун могло вобрать в себя кипение его страсти.

Мэдисон шагнул вперед, даже не услыхав ее умоляющего шепота:

– Картер, люби меня!..

Глава 7

– С радостью, дорогая, с радостью, – прошептал Мэдисон, протягивая к ней руки. Запустив пальцы в пышную массу ее волос, молодой человек с нежностью припал к губам Слоун. – Ты не представляешь, до чего ты хороша, – бормотал он. – Ты так мне нравишься, ты… твое роскошное тело… Твои губы так сладки…

Картер осторожно провел языком по ее губам, а затем его язык скользнул к ней в рот. Девушка нетерпеливо застонала.

– Какая ты горячая, – шептал Мэдисон.

– Да, дорогой! Да! Это от твоих прикосновений. Целуй же, целуй меня! – простонала Слоун, приникая к Картеру всем телом.

Его язык снова и снова проникал в ее рот, с каждым разом все глубже. Девушка не сопротивлялась, а затем, ухватив кончик языка, стала ритмично сосать его.

Картер зарычал от наслаждения.

– Господи, Слоун! А я-то считал себя мастером символизма!

– Верно, Картер, – в исступлении шептала Слоун, перебирая пальцами его волосы. – Ты – мой учитель. Научи меня любви…

Не сводя с девушки глаз, Мэдисон схватил с кресла плед и расстелил его на полу перед камином.

– Ложись на спину, – велел он. Слоун повиновалась, как завороженная глядя ему в глаза. Мэдисон стал раздеваться. Слоун с любопытством наблюдала, как он расстегивает золотую пряжку ремня, «молнию»… Одним движением Картер сорвал с себя одежду и встал, возвышаясь над Слоун, – обнаженный, гордый, возбужденный…

Молодой человек с тревогой смотрел на Слоун, опасаясь увидеть на ее лице следы сомнений или нерешительности, а может, чего доброго, и недовольства. С подросткового возраста не чувствовал он себя таким неуверенным с женщиной. Однако подобная скромность вовсе не была характерна для Мэдисона, и ему хотелось дать Слоун бсе, что она ждала от мужчины, поэтому его и мучили мысли о том, что он может ей не понравиться.

Но в глазах ее застыло немое обожание; она столько ждала его, ждала проявлений его любви…

Картер лег на Слоун. Их тела слились, словно были двумя частями одного целого.

– Я так долго ждал того, чтобы прижать к себе твое обнаженное тело. Скажи мне… скажи…

Девушка закрыла от наслаждения глаза.

– Я… мне чудесно…

Он зарылся лицом в ямочку на ее шее – тело Слоун содрогнулось. Ее руки нетерпеливо скользили по мускулистой спине Картера, по его ягодицам…

– Ты такой… твердый, – одобрительно прошептала девушка. Мэдисон усмехнулся.

– Я… я говорила не о твоем… не об этом, – робко возразила Слоун. – Ты весь… все твое тело…

– Спасибо тебе, но «этот», как ты выражаешься, сейчас как раз требует всего моего внимания. – Приподняв голову, он погладил ртом ее губы. – А ты, наоборот, вся мягкая. Мягкая и сладкая.

– Да? – недоверчиво промолвила Слоун.

– Да, – ответил Мэдисон, лаская пальцами ее грудь. – Ты необыкновенно сладкая, Слоун.

Он принялся ласкать языком ее сосок, пока тот не отвердел. Слоун низко застонала.

– Тебе больно? – забеспокоился молодой человек.

– Нет-нет, – прошептала она, замотав головой, отчего пряди волос упали ей на лицо.

– Тебе нравится? – спросил Картер, начиная ласкать другую грудь девушки.

– Ах, Картер! Картер! – бессвязно восклицала девушка. Только так она могла ответить ему, потому что желание завладевало всей ее сущностью. Сердце рвалось наружу, мысли улетали далеко-далеко, оставляя место лишь физическому наслаждению.

Нельзя сказать, что Картер делал что-то особенное для того, чтобы удовлетворить ее; Да и Слоун лишь инстинктивно подчинялась его ласкам, но они так идеально подходили друг другу, что непроизвольно делали именно то, чего ждал каждый из них.

– Слоун… – едва слышно шептал Картер. – Господи, какая ты женщина… Ты убиваешь меня… Дорогая… – И, не в силах дольше выносить эту сладостную пытку, он медленно вошел в нее.

– О Боже! – выдохнула девушка, повинуясь его указаниям и двигаясь ритмично в такт с ним. – Как хорошо!

– Ты… такая маленькая… Тебе не больно?

– Нет! – выкрикнула она, впиваясь пальцами в его бедра.

– Давай чуть передвинемся, так будет еще лучше…

– Тебе не нравится? – озабоченно прошептала Слоун.

– Нравится, разумеется, глупышка, просто делай, как я тебе говорю… Драгоценная ты моя… слышишь? Драгоценная!

Она слышала. Слышала его голос, его прерывистое дыхание, биение его сердца… Слоун услыхала и его крики радости, смешанные с ее собственными, когда они оба достигли вершины наслаждения.

…Они медленно приходили в себя, возвращаясь в реальный мир. Голос Слоун дрожал от любви, когда она тихо прошептала:

– Что ты со мной сделал, Картер Мэдисон?

– Я любил тебя так, как тебя должны были любить всегда. Я получил небывалое наслаждение и надеюсь, твои ощущения были не хуже моих…

Приподняв голову, он с любовью заглянул в ее глаза.

– Весь вопрос в том, дорогая, – продолжал Картер, – что сделала со мною ты?


– Может, нам подняться наверх? – прошептал Мэдисон ей в волосы.

Они по-прежнему лежали на полу перед камином; голова Слоун покоилась на его груди.

– Нет, – ответила девушка, потеревшись лицом о его волосатую грудь. – Нет, не сейчас… Мне слишком… хорошо… Я не хочу двигаться с места… – Несмотря на то что они повернулись на бок, Картер не выходил из нее. —, Мне так хорошо, – повторила девушка.

– Да? – спросил Мэдисон и, приподняв ее подбородок указательным пальцем, нежно поцеловал Слоун в губы. Она задрожала.:

– Тебе холодно? – спросил он, накидывая на них одеяло.

– Нет. У меня такое чувство, что я пережила настоящий шок.

– И у меня, – тихонько промолвив молодой человек.

– Не знаю, – потупив голову, Слоун, – как я решилась на таксу Сама разделась перед тобой.

Да, в то мгновение она ни о чем не думала, ее не беспокоило, что плохо, а что хорошо, она слепо подчинилась инстинкту. Картер – тоже. И ни один из них, Слоун была уверена, не пожалел об этом.

И вот… Она предала Алисию… Но волею фортуны Алисия будет с Картером до конца своих дней. А этим вечером, всего несколько часов, она, Слоун, и Картер принадлежали друг другу. Может, потом она и будет сожалеть об этом, но не сейчас… Единственное, что беспокоило ее, это опасение, что она не понравилась Мэдисону.

– Я знаю, что я… неуклюжа, – прошептала она, водя рукой по его груди.

– Слоун, – проговорил он, дожидаясь, пока она посмотрит ему в глаза. – Мне еще никогда не было так хорошо с женщиной. Ты – именно та, что мне нужна. Именно такую женщину я хотел встретить… И пожалуйста, не обижай меня, недооценивая себя. Я люблю тебя, Слоун.

– И я тебя люблю, – эхом отозвалась девушка, глаза которой наполнились слезами. Губы их встретились; Слоун казалось, что его поцелуй проникает в самую ее душу.

– Мне кажется, этот придурок, с которым ты была обручена, – бесчувственный болван. Неужели он ничему не учил тебя? Ему что, и в голову это не приходило?

– Нет, – отрицательно покачала головой девушка. – Нет. По крайней мере мне никогда не было так хорошо с ним, как с тобой.

– Он недооценивал тебя, не давал тебе почувствовать себя полноценной женщиной! Но правда в том, что ты прекрасна. Прекрасно твое тело, твое лицо! Вот только этот трагичный шрам…

– Что за шрам? – с тревогой спросила Слоун, отстраняясь от него.

– Вот здесь. – Он провел пальцем по ложбинке между грудей. – Шрам как раз в том месте, где было разбито твое сердце. Его не видно, но я его чувствую. Позволь мне залечить этот шрам – раз и навсегда.

Мэдисон прижался губами к ее нежной коже.

. – Слоун, не позволяй больше никому обижать тебя, – Он страстно поцеловал ее. Сердце Слоун зашлось в восторге от ощущения обретенной свободы. – Ты прекрасна и божественно занимаешься любовью. Смотри, как я изгоняю твою боль.

Приподняв голову, девушка наблюдала, как Картер водит губами по ее телу. Он бережно ласкал ее груди, целовал и покусывал их. Слоун казалось, что Картер и вправду вбирает в себя все ее страдания. Желание опять стало подниматься в ней.

– Ты бесценная женщина, – промолвил Картер, приподнимая Слоун над собой и наполняя ее своим желанием.

– Картер, ты…

– Да, – договорил он за нее. – Я медленно умираю. Теперь твоя очередь исцелять меня.


Девушка проснулась, почувствовав, что он осыпает ее шею мелкими поцелуями. Не открывая глаз, она потянулась под простыней, с наслаждением ощущая нагим телом ее прохладу. Слоун ни разу не спала в чужой постели в своем пансионате. А вчера она позволила Картеру на руках донести себя до его комнаты и уложить на его ложе.

…С шеи Мэдисон перешел на ее грудь и плечи.

– Миледи, – прошептал он между поцелуями. – Ваш завтрак подан.

Открыв глаза, девушка посмотрела на окно. Все еще шел дождь, но его непрестанный шорох теперь лишь радовал Слоун. У нее было такое ощущение, что стена дождя отгораживает их от внешнего мира и они живут лишь в своем, уединенном мирке. После того, что произошло прошлой ночью, девушка чувствовала себя заново родившейся, и это чувство как нельзя более сочеталось с греющей ее душу уединенностью.

– Что ты сказал? – спросила она, зарываясь лицом в подушку. На ее лице расплылась глуповатая улыбка, когда Картер дотронулся до ее соска.

– Я сказал, что завтрак миледи подан, – повторил он, наклоняясь к ее груди. Его пальцы скользнули вниз по шелковой коже ее живота.

– М-м-м… – простонала девушка. – А что в меню миледи? – спросила она.

Мэдисон припал к ее губам страстным поцелуем, а затем прошептал:

– Омлет, английские булочки, апельсиновый мармелад, бекон и кофе.

Оттолкнув Картера в сторону, Слоун выпрямилась в постели, не обращая внимания на то, что простыня свалилась, обнажая ее грудь. Когда молодой человек перечислял блюда, она наконец поняла, что за ароматы достигли ее ноздрей. Сдвинув серебряный поднос в изножье кровати, девушка воскликнула:

– Да ты и вправду подал мне завтрак в постель!

Но Мэдисон даже не взглянул на поднос: его внимание было целиком поглощено телом Слоун. Ее грудь, покрасневшая от сна и возбуждения, как магнитом притягивала его.

– После того, что ты сделала для меня прошлой ночью, – прошептал он, поводя пальцем по нежной округлости, – завтрак – это самое малое, чем я мог тебя отблагодарить.

– О! – выдохнула она, ловя его палец. – Так я и думала. Ты меня ничуть не уважаешь.

Мэдисон набросился на нее, кинул на подушки и прижался к девушке всем телом, запечатав ей рот горячим поцелуем.

– Так тебе нужно мое уважение? А?

Слоун усмехнулась:

– На пустой желудок – да, только оно.

– А после завтрака?

Слоун скромно потупила глаза, но Картер успел заметить озорной огонек, промелькнувший в них.

– Милорду надо немного подождать, и тогда он все сам поймет, – поддразнила она его. Они набросились на еду.

– Как вкусно! – похвалила Слоун, отправляя в рот очередной кусок омлета с сыром. – Но мне все же не по нраву, что ты приготовил завтрак. Я – хозяйка, и это моя обязанность, ты не забыл?

– Ты заслуживаешь поощрения. К тому же погоди, не благодари меня так уж пламенно.

– Почему? – удивленно спросила девушка, не донеся до рта вилку. Мэдисон молчал, попивая свой кофе. – Картер! Почему?

– Дело в том, что я не прибрал в кухне. Слоун положила вилку на подлое:

– Ты хочешь сказать, что кухня в руинах, так?

– Ну… не совсем…

Сложив руки на груди, она попыталась придать своему лицу суровое выражение, которое никак не сочеталось с ее всклокоченной головой и обнаженной грудью. Картер едва сдерживался, чтобы не рассмеяться.

– Так что же там? – настаивала она. Опустив глаза, молодой человек пробормотал:

– Ну… Бойня! Вот верное слово. Кухня напоминает сейчас бойню.

– Что проку подавать завтрак в постель, если ты не позаботился о том, чтобы кухня перестала напоминать бойню?

– А вот наводить порядок, боюсь, придется тебе, – медленно проговорил он, поднимая поднос с постели.

Мэдисону пришлось проявить немалую изобретательность, чтобы отвлечь внимание девушки от кухни. Сначала он повел Слоун в ванную и долго мыл ее под душем. Затем она захотела помыть ему голову, и он, млея от удовольствия, сидел на скамейке, пока девушка намыливала клочья его волос шампунем. Затем они встали под струю воды, наблюдая, как душ смывает мыло с их обнаженных тел…

Вернувшись в комнату, Слоун улеглась в постель. Картер вышел из ванной вслед за ней, яростно вытирая голову полотенцем. Она с удовольствием любовалась, как упругие мышцы переливаются под его загорелой кожей. Девушка вновь обратила внимание на то, что Мэдисон не делал лишних движений. Стройный и мускулистый, он напоминал античного героя.

Уронив полотенце на пол. Картер шагнул к ней. Приподнявшись, она взяла его за руку.

– Вы так красивы, мистер Мэдисон, – хрипловатым голосом молвила Слоун, – У меня узловатые коленки.

– Нет, не узловатые, – возразила она.

Увидев, что его брови скептически приподнялись, девушка наклонилась к его ногам, поглядела повнимательнее на колени и проговорила:

– Ну… не совсем узловатые…

На сей раз она взяла инициативу в свои руки. Схватив Картера за руки, она потянула его в постель. С любопытством приняв игру, он молча повиновался всем ее указаниям. Слоун принялась внимательно изучать его тело.

– Картер, надо сказать, я стесняюсь тебя. Твоей наготы, – призналась девушка.

– Знаю, – тихо ответил он. – Не стоит. Можешь смело дотрагиваться до меня.

Он бы ничуть не удивился прошлой ночью, узнав, что Слоун девственница. Она была очень неопытна. Но ее страсть восполняла этот недостаток. И то, как она сейчас стояла перед ним – обнаженная, ничуть не смущавшаяся своей наготы, доказывало, что ему удалось разбудить ее чувственность и сексуальность. Мэдисон был горд.

Слоун набросилась на Картера, как дикарка, и это ему нравилось. Ее жадная страсть, хриплые стоны и дрожь не были притворными. Слоун была абсолютно искренней, и от этого Мэдисон любил ее с пугающей его самого силой. По сравнению с ней все; прежние женщины напоминали безжизненные манекены, которые автоматически покорялись его воле.

А он сам? Разве он чаще всего не притворял-си? Не издавал ли он сам восклицания и стоны просто потому, что его партнерша ждала их от него, потому, что так поступали герои его собственных книг?! А может, он старался вовсю лишь для того, чтобы поскорее довести женщину до оргазма и покончить с этим? И разве пустота, возникающая после близости, не была лучшим тому подтверждением? Разве не было у него такого ощущения, что физический голод он удовлетворил, а вот на душе стало мерзко? – спрашивал себя Картер.

– Но прошлой ночью все было иначе.

Соединившись со Слоун, он сразу понял, что она – женщина необыкновенная. С ней не было нужды притворяться и играть в любовь. Он мог полностью отдать себя во власть первородного инстинкта, и это доставляло огромное наслаждение. Но помимо всего этого, с ней он испытал не просто физическую близость, а удивительное чувство растворенности друг в друге, духовное родство…

Мэдисону нравилось обучать ее всем тонкостям, особенностям любовной игры. Он бы с удовольствием прибил того негодяя, с которым она имела дело прежде! Впрочем… Если бы Джейсон любил ее так, как Слоун того заслуживает, то они бы не были сейчас вместе. И ему, Картеру, не довелось бы быть ее наставником, старания которого приводили девушку к экстазу.

А сейчас Слоун склонилась над ним, стоя на коленях, и нерешительно и робко изучала его тело. Мэдисону казалось, что он вот так бы часами и наблюдал за ней, испытывая дивные ощущения.

Слоун улыбалась и водила пальцем по его ноге.

– Вовсе они не узловатые, – прошептала она, проводя рукой выше, до того места, которое больше всего жаждало ее прикосновений. У Мэдисона перехватило дыхание, и он не мог вздохнуть до тех пор, пока ее внимание не переключилось на его пупок.

И прежде чем он успел опомниться, она наклонилась и поцеловала прикрытую жесткими волосами ямку. Картер судорожно вцепился в ее волосы, все еще влажные после душа, и застонал:

– М-м-м… Слоун… что ты со мной делаешь?..

Это ободрило девушку. Ее язык скользнул в его пупок, а затем, прижавшись грудью к его коленям, она принялась ласкать его плоть языком и делала это до тех пор, пока Мэдисон не закричал.

Вскочив, он бросил ее на подушки и одним движением вошел в нее.

– Ты моя, Слоун! – в исступлении говорил он. – Моя! Что бы ни случилось, знай, что я никогда никого не любил так, как тебя. Прими мою любовь, ощути ее! Пожалуйста! Господи! Пожалуйста! Прими ее, Слоун!

– Да! Да! – выкрикивала она, прижимаясь к нему…


Несмотря на протесты Слоун, Мэдисон помог ей привести кухню в порядок. Их руки то и дело соприкасались в мыльной воде, когда они мыли посуду, а губы встречались в коротких пылких поцелуях.

Вдруг зазвонил телефон.

– Не отвечай, – проворчал молодой человек.

– Нет, я должна. А вдруг кто-нибудь хочет зарезервировать все шесть комнат на следующую неделю, – с улыбкой возразила она.

– Можешь сдать еще одну комнату. Ведь ты будешь спать со мной, пока я здесь, – заметил писатель.

– Добрый день, – раздался в трубке детский голосок. – Мистер Мэдисон дома?

– Да, – ответила девушка. – А кто его спрашивает? – Слоун зажала рукой микрофон. На сердце у нее стало тяжело от чувства вины – она узнала голос.

– Дэвид Рассел.

Зажмурив глаза, Слоун подавила тяжелый вздох.

– П-привет, Дэвид. Это Слоун. Ты помнишь меня, ведь правда?

– Конечно. Мама все время говорит о вас. А у вас светлые волосы?

– Да. Можно сказать, что светлые.

– Я помню. А я могу поговорить с Картером? Это важно.

– У вас там все в порядке? С мамой или Адамом ничего не случилось?

– Нет. Мамы здесь нет. Я сейчас у бабушки. Но она позволила мне позвонить.

– Погоди минутку. – Прижав трубку к груди, девушка несколько раз глубоко вздохнула, стараясь не поддаваться охватывающему ее отчаянию. Когда она наконец решилась позвать Картера, то, обернувшись, увидела, что он стоит в дверном проеме с полотенцем на плече и смотрит на нее. Слоун плотнее сжала губы, чтобы не расплакаться.

Мэдисон молча подошел к телефону, и девушка равнодушно протянула ему трубку. Когда она попыталась проскользнуть мимо него, молодой человек схватил ее за руку, сел на диван и силой усадил Слоун к себе на колени. Она пыталась вырваться, но безрезультатно. Не сводя с нее глаз, Картер поднес трубку к уху – Алло, – промолвил он невыразительно, но, услыхав детский голос, немного оживился. – А, это ты, малыш! Привет-привет! Как поживает твой братик?.. Да, я тоже скучаю по тебе, но ты же знаешь, что я приехал сюда работать… А что делает Адам?.. Ну! Ты же старший и должен подавать пример… Конечно, это несправедливо, но иногда…

Слоун посмотрела ему в глаза и поняла, что последняя фраза относится скорее к ней, чем к мальчику. Взглядом Картер просил ее быть терпеливой – даже не простить его, не понять, а просто потерпеть.

– Я понял, ты попросил Адама не дергать тебя за волосы, а бабушка… Хорошо, я поговорю с Адамом, когда вернусь… О'кей? Я не могу больше говорить… Ладно. С меня два мороженых. До свидания.

Не отпуская Слоун, Мэдисон повесил трубку. Она сидела не шевелясь, окаменев от отчаяния.

– Пожалуйста, отпусти меня, – прошептала девушка.

– Не могу, – ответил он сквозь зубы. Картер имел в виду не физическую неспособность отпустить ее, а говорил об их отношениях вообще, вспоминая проведенные вместе минуты.

Слоун не стала притворяться, что не понимает его.

– Тебе придется, – всхлипнула она, пытаясь встать.

– Только не сегодня. Не сейчас. – Он зарылся лицом в ее груди. Картер в это мгновение напоминал маленького ребенка, ищущего защиты и покоя. – Слоун, молю тебя, не оставляй меня. Ты мне нужна. Пожалуйста!

Забыв обо всем на свете, кроме его мольбы, девушка прижала голову Мэдисона к себе. Осыпая его поцелуями, она повторяла:

– И ты мне нужен. Я умирала, пока не повстречала тебя.

Одежда мешала им. Сорвав ее, они с жадностью набросились друг на друга, утоляя терзающую их жажду. Время для них остановилось, и они понеслись вперед на волнах наслаждения.

…Когда все было кончено. Картер убрал волосы с влажной кожи Слоун и нежно поцеловал ее.

– Вот теперь я смогу дописать последнюю любовную сцену, дорогая моя Слоун, – прошептал писатель.

Глава 8

Оставшуюся часть дня и весь вечер Мэдисон работал, ни на секунду не останавливаясь. Слоун несколько раз заглядывала к нему, принося чашечку крепкого кофе или холодной воды, а иногда просто стояла в дверях, наблюдая за ним.

Поскольку плотный завтрак пришелся на позднее время, хозяйка приготовила Картеру легкий ужин. Она порезала два бутерброда на кусочки, разложила их на тарелке и украсила кружочками фруктов и сырых овощей. Войдя в комнату с подносом, Слоун увидела, что писатель сидит, опершись локтями о стол и положив подбородок на сцепленные пальцы. Очки были на их обычном месте.

Осторожно поставив поднос на краешек стола, девушка на цыпочках направилась из комнаты, но Мэдисон схватил ее за руку и впился в ладонь Слоун страстным поцелуем.

– Спасибо, любимая, – прошептал он, не отрывая глаз от страницы.

Это мимолетное проявление любви значило для Слоун много больше, чем долгие, пылкие объятия. И сам Картер хотел, чтобы она знала: он не перестает любить ее даже тогда, когда все его помыслы заняты книгой.

Сделав кое-какие неотложные дела на кухне и приготовив еду на завтра, Слоун разделась и приготовилась лечь. Но напоследок она все же решила отнести Мэдисону несколько свежих булочек и термос с кофе. Он все еще работал, яростно вычеркивая куски текста красным карандашом. Ужин был съеден. Хозяйка забрала поднос с грязной тарелкой., а на его место пристроила блюдо с булочками.

– Что за божественный запах? – поинтересовался писатель, отрываясь от своих бумаг.

– Булочки с шоколадом, – ответила девушка.

– Да я не о булочках, – проговорил он, привлекая Слоун к себе. – Я о тебе. – Разведя в стороны полы ее халата, молодой человек положил голову ей на грудь. – От тебя всегда так чудесно пахнет, – довольно пробормотал он, широко зевая.

Слоун слегка помассировала ему голову, запустив пальцы во взлохмаченные волосы.

– Ты устал? – спросила она.

– В общем, да. Но мне нужно еще поработать.

– Поешь. Кофе в термосе, свежий и горячий.

У Слоун прерывалось дыхание, потому что Картер водил губами по ее груди и животу, прикрытым тонкой тканью ночной сорочки. Вот его рот приоткрылся, и она почувствовала, как его влажный язык ласкает ее.

– И я тоже свежий и горячий, – проговорил Мэдисон прямо в пупок Слоун.

С силой зажав пальцами волосы Картера, девушка подняла вверх его голову.

– Но тебе надо работать, – сказала она укоризненно.

– Ты настоящая надсмотрщица за рабами, – проворчал он.

Наклонившись, Слоун поцеловала его в губы.

– Спокойной ночи, – прошептала она и направилась было к двери, но Мэдисон остановил ее, ухватив за халат.

– Куда это ты? – строгим тоном вопросил он.

– К себе, спать.

– Так дело не пойдет. Хм! Спать! Ложись здесь! – Он кивнул на кровать, на которой они спали прошлой ночью.

– Картер, но тебе же надо работать!

– Я и буду работать. А ты – спать. Надеюсь, я тебе не помешаю.

– Дело не в этом. Это я помещаю тебе!

– Нет, все будет в порядке, – покачал головой Картер. – Пожалуйста, останься со мной.

Слоун искоса поглядела на него:

– Ты уверен, что хочешь этого?

– Разумеется. Хочу, чтобы ты была со мной.

– О'кей. Я только отнесу поднос вниз и захвачу с собой книгу. Но смотри, если ты будешь отвлекаться, я уйду.

– Идет!

Он сдержал слово. Вернувшись, она увидела, что писатель ломает голову над очередной фразой, тихонько произнося ее вслух. Слоун включила настольную лампу и скользнула под прохладную простыню. Пристроив на коленях роман Картера Мэдисона, девушка принялась за чтение. Часа через два она не выдержала, и крепкий сон сморил ее. Картер по-прежнему работал с текстом. Девушка уснула под стук пишущей машинки, восхищаясь про себя его выдержкой.


Матрас слегка продавился, и Картер прижал Слоун к своему длинному обнаженному телу.

– Картер, это ты? – пробормотала девушка.

– Вроде бы я, – усмехнулся он.

– Ты закончил?

– Ты такая теплая. – Он крепче прижал ее к себе, водя по нежной шее девушки жадными губами.

– Неужели ты не устал? – зевая, спросила она.

– Ужасно. А что делать с этим? – разозлился он, пытаясь справиться с тесемкой на горловине ее рубашки.

– Это развязывается.

– А-а… Тогда хорошо. – Он распустил узел и стянул рубашку с ее плеч. Слегка приподняв голову, он принялся покрывать ее обнаженную грудь мелкими, горячими поцелуями. – Прости меня, Слоун. – Я эгоистичная скотина, разбудил тебя, бедную, посреди ночи…

– Да уж, – притворно вздохнула девушка. Нашарив в темноте его руку, она положила ее себе на грудь. Картер сделал несколько круговых движений, и сосок Слоун напрягся. – Смотри, что ты сделал со мной!

Мэдисон пробормотал нечто среднее между молитвой и ругательством. Не отпуская ее грудь, он прижался губами к губам Слоун. А затем он стал нежно покусывать ее грудь и шею. Приподняв голову, Картер полюбовался на Слоун, грудь которой возвышалась перед ним, как алтарь любви. А он был верховным жрецом. Ему хотелось слиться с ней воедино, вобрать а себя всю ее сладость.

Не только разум Слоун, но и все ее тело жаждали его прикосновений. Она прижималась к нему, стряхивая с ног закрутившуюся вокруг коленей рубашку. Мэдисон стал помогать ей, а потом, сбросив сорочку на пол, скользнул рукой к ее лону. Очень нежно, бережно ласкал он самое сокровенное место Слоун, еще сильнее разжигая огонь ее желания.

Затем Мэдисон уселся между ее ног и, склонившись к животу девушки, припал губами к ее пупку. Она чувствовала его горячее дыхание на своей коже, а затем его губы скользнули ниже…

– Нет, Картер, нет, – шептала она протестующе, но тело ее уже двигалось в такт его нежным ласкам.

– Я люблю тебя, Слоун Я всю тебя хочу попробовать.

Слоун стонала от наслаждения, а потом Картер вытянулся над ней и стал медленными толчками входить в нее.

– Картер, любимый мой… Картер… – едва успела прошептать Слоун, как с ее уст сорвался торжествующий крик любви, смешанный с хриплым стоном Мэдисона, напоминающим звериное рычание…

– Не представляю, как я жила без твоей любви, – призналась девушка, возвращаясь в реальный мир.

– А ты и не жила без нее. Я всегда любил тебя, – спокойным тоном проговорил Картер, прижимая ее очаровательную головку к своему сердцу. – Просто я тогда не знал твоего имени.


Когда на следующее утро Слоун открыла глаза, она увидела Мэдисона, сидящего на краю кровати и не сводящего с нее глаз. Не говоря ни слова, он вручил ей смятые, испещренные чернильными и карандашными красными пометками листки рукописи.

Она вопросительно взглянула на него, а затем перевела взгляд на рукопись. Взяв из рук Мэдисона дорогие для них обоих страницы, она уселась по-турецки, стыдливо прикрыв грудь простыней. Усмехнувшись, Картер подошел к окну, сквозь которое пробивались робкие лучи бледного солнца.

Глаза Слоун заскользили по строчкам. Чем больше она читала, тем сильнее проникалась духом повествования. На страницах жили не Лиза с Грегори. Главными героями были она сама и Картер, любившие друг друга без оглядки и выражавшие любовь не только телами, но и всеми помыслами и порывами души. Прочитав последнюю строчку, девушка уронила на колени листок с текстом и полными слез глазами посмотрела на Картера.

– Это ведь мы. Правда?

Отойдя от окна, Мэдисон подошел к кровати и сел рядом со Слоун. Дрожащими пальцами он заправил ей за уши растрепавшиеся длинные пряди.

– Да.

– Когда ты закончил?

– Только что. Я работал, когда ты заснула… во второй раз. Видишь ли, я не мог дописать любовную сцену до тех пор, пока мы с тобой не… – Он улыбнулся, но Слоун заметила, что его глаза блестят от слез.

– Но это не конец. – Это был не вопрос, а утверждение.

– Я не могу написать конец, дорогая.

– Но тебе же известно, каким он будет.

– Мы оба знаем – каким.

– Да, – тихо промолвила Слоун, приложив щеку к его ладони и закрыв глаза. – Мыто с тобой знаем, что ему придется ее оставить.

– Но пока они любят друг друга, любят без сожалений, словно будущего не существует и каждый день для них – вечность.

– Да, – еще раз прошептала девушка дрогнувшим голосом. И возбужденно повторила:

– Да! Да! – Сжав его лицо ладонями, Слоун нежно поцеловала Картера. – Почему бы тебе немного не поспать? Завтрак я принесу попозже.

– Хорошо, но с одним условием. Ты останешься со мной, пока я не засну.

Вместо ответа девушка приподняла одеяло, жестом приглашая Мэдисона лечь рядом. Уютно устроившись возле нее, писатель мгновенно заснул. Он не слышал, как Слоун осторожно выбралась из постели, – так крепок был его сон, но на утомленном лице молодого человека играла спокойная улыбка.


Дни летели слишком быстро, но они старались не считать коротких мгновений счастья, дарованных им судьбой. Они жили, повинуясь мимолетным порывам страсти, жили в мире со своими, желаниями… Мэдисону пришла в голову забавная мысль попользоваться всеми спальнями в доме. Слоун отказалась, не забывая о том, что стирать и гладить белье придется ей. Но Картер был горазд на выдумки, и девушка с готовностью выполняла все его прихоти, дивясь изобретательности любимого.

Вот и сейчас Слоун сидела верхом на молодом человеке, лежавшем на ковре в одной из спален, и с восторгом поглядывала, как он реагирует на ее ласки.

– Если я когда-нибудь прочту описание этой сцены в твоей книге, то буду считать, что это я вдохновила тебя.

Картер пригнул к себе ее голову:

– А разве ты не знала, что с некоторых пор ты и есть мое вдохновение?

Дождь, так раздражающий всех, кроме Картера и Слоун, понемногу прекращался. Солнце, столько дней скрывавшееся за тучами, слабо пригрело нерешительными лучами вымокший насквозь Сан-Франциско.

Слоун приготовила три комнаты для гостей, ожидаемых к следующей неделе. От желающих зарезервировать комнату в «Фэйрчайлд-Хаусе» на ближайшие месяцы, к счастью, отбоя не было, и его хозяйка надеялась, что сумеет залатать дыры в своем бюджете, вызванные внезапной непогодой…

– Слушай, мы же забыли про книжную лавку! – воскликнул Мэдисон, когда они направились по магазинам пополнить запасы кладовой Слоун и слегка погреться на солнышке.

Схватив девушку под руку, Картер потащил ее к дверям обветшалого двухэтажного дома на Вашингтон-сквер, в котором расположилась книжная лавка.

Когда они вошли, над дверью мелодично зазвенел колокольчик. Владелец магазина, древний старец, глянул на них из-под очков, кивнул в знак приветствия лысой головой и вернулся к своим делам.

– Он не узнал тебя, – шепнула девушка на ухо Картеру, который уверенно направился к полкам с художественной литературой.

– А меня никогда не узнают в магазинах. Да я и не против – лишь бы моими книгами торговали, – заметил писатель.

– Все дело в той ужасной фотографии на обложке, – пробормотала Слоун.

– А как бы ты меня сфотографировала? – поинтересовался Мэдисон.

Хихикнув, девушка наклонила его голову вниз и прошептала что-то ему на ухо. Картер недоверчиво приподнял бровь:

– Ну и ну! Ты распутница! Так ты заметила?

– Только что.

– Что ж, тебе повезло. – Он ущипнул ее за попку. – Но мне нравится иметь дело с распутными женщинами.

Увернувшись, девушка испуганно обернулась на продавца, но тот, к счастью, глаз не отрывал от своей книги.

– Да, знаю, мистер Мэдисон, – тихо проговорила Слоун. – Я ведь читала ваши книги.

– Вот погоди – почитаешь следующую. Я там такую сцену в ванной опишу, что ты и глазам своим не поверишь.

– Картер! – укоризненно вскричала Слоун, одернув свитер и подбоченившись. – Ты же обещал, чти не станешь писать об этом! – Ее щеки запылали.

– Неужели?

– Да!

– Это я обманул, стараясь всеми средствами вовлечь тебя в дело, – нахально заявил Мэдисон. – Но ты просто великолепна, когда принимаешь участие в ролях. И не дуйся – мне не меньше твоего понравились наши развлечения. А теперь давай-ка посмотрим, – повернувшись к полкам и не обращая внимания на ее негодование, предложил Картер. – Та-ак… «Джей», «Кей», «Эл», «Л-а», «Л-о», «Л-у»… Та-ак… Лудлум. Господи, просто мечтаю, чтобы он поменял фамилию. Вечно его книги стоят на полках рядом с моими. Ага! Вот и Картер Мэдисон.

– И сколько же здесь романов Картера Мэдисона? – игриво спросила Слоун, тут же забыв об обиде.

– Двенадцать! И в этом замечательном магазине, хозяин которого обладает отменным вкусом, собраны все книги этого автора, – хвастливо сообщил Мэдисон. – А «Спящая возлюбленная» станет тринадцатым романом. Надеюсь, число «тринадцать» на сей раз будет счастливым.

– И что, все двенадцать романов – бестселлеры?

– Кроме первых двух. Все остальные пользовались огромным успехом.

– А сколько фильмов по ним снято? – продолжала девушка свое интервью.

– Два. И телесериал. Титры гласили:

«Сценарий написан по роману Картера Мэдисона».

Слоун погладила его лоб:

– Слава и удача изменили тебя, не так ли? – Ее голос был полон любви. Картер взглянул ей прямо в глаза.

– Да. Немного, – согласился он.

– Но почему, Картер?

Прислонившись к полке и взяв ее за руку, писатель тяжело вздохнул и медленно произнес:

– Не знаю. Временами я чувствую себя дорогой шлюхой.

– Но это же смешно!

– Да? – переспросил он. – Я пишу неплохо, у меня недурной стиль, я не занимаюсь плагиатом, да и от работы получаю удовольствие. Но! Иногда мне кажется: все, что я делаю, – бессмысленно. Пародия на реальную жизнь. Когда я начинал, все мои устремления были направлены на литературу. На чистую литературу! Я думать не думал о деньгах!

– Деньги – барометр, по которому окружающие определяют степень твоего успеха, – философски заметила Слоун. – И если у тебя много денег и тебе много платят, то это вовсе не уменьшает литературную ценность твоей работы.

– Может, так оно и есть, – с грустью согласился Мэдисон. – Но мне все же хотелось бы написать по-настоящему стоящую вещь, которая бы не зависела от коммерческого успеха.

– Так за чем же дело стало?

Картер взглянул в глаза Слоун с таким видом, словно ему в жизни никто не бросал такого вызова.

– Ты считаешь, я бы мог это сделать?

– Уверена, что смог бы. У тебя есть талант. Ты отлично пишешь. Конечно, напиши то, о чем мечтаешь. Наверное, ты уже и обдумал содержание.

– Да, – взволнованно кивнул Мэдисон.

– Вот и отлично. Напиши книгу для души, а потом вернешься к этим коммерческим произведениям. Зато получишь удовлетворение от интересной работы. Кстати, не могу себе представить, чтобы читатели плохо отнеслись к любой работе Картера Мэдисона, а в особенности к такой замечательной, какую ты задумал.

Молодой человек внимательно смотрел на Слоун, поглаживая пальцем ее щеку. Она так и чувствовала любовь, исходящую от него, ощущала, как эта любовь проникает в нее…

– Ты – нечто необыкновенное, – прошептал Картер.

– Нет, это про тебя надо сказать.

– Я так тебя люблю.

– А я – тебя.

Мэдисон шагнул ближе к ней:

– Я так и представляю себе твое обнаженное тело под свитером. Как ты думаешь, наш любознательный лавочник заметит, если мы проскользнем на склад и там.

– Ну и ну! Да сюда забрела настоящая знаменитость! – раздался внезапно громкий – отвратительный и гнусавый – голос.

Человек, нарушавший их уединение, был невысокого роста – на несколько дюймов ниже Картера – и щуплый. Прилизанные волосы открывали его, неестественно низкий лоб. Острая бородка придавала его внешности зловещий вид, а маленькие бегающие глазки напоминали глаза хорька. Его одежда была неопрятной. На груди, поверх свитера с высоким воротником, сверкали толстые золотые цепи.

– Ты чересчур скромен, Сидней, – медленно проговорил Картер, привлекая к себе девушку. Ей показалось, что этим жестом он хотел защитить ее. – Ты ничуть не меньшая знаменитость, чем я.

– Может, и знаменитость, не спорю. Но вот скромен ли я? Ничуть, мистер Мэдисон. Я – как, впрочем, и мои читатели – считаю, что к моим высказываниям стоит прислушиваться.

Слоун почувствовала, как напряглись мышцы Картера.

– Мисс Слоун Фэйрчайлд – мистер Сидней Глэдстон, – вынужденно представил он их друг другу.

– Здравствуйте, мистер Глэдстон, – пробормотала Слоун, не решившись протянуть ему руку, опасаясь, что Картер воспротивится этому, оберегая ее, как наседка оберегает цыплят.

– Мисс Фэйрчайлд! – произнес Глэдстон, слегка поклонившись.

Она знала этого человека. Его колонка дважды в неделю появлялась в «Кроникл», а эта газета считается одной из самых крупных. Его статьи всегда казались ей мелкими и полными злости. Казалось, он пишет их лишь из желания кому-то напакостить или отомстить за что-то.

Глэдстона куда больше интересовали подробности из жизни писателей, желательно скабрезные, чем их произведения. Она едва не задрожала, когда этот человек осмотрел ее с ног до головы своими сальными глазками.

– Мы не слышали, как ты вошел, – заметил Картер.

Глэдстон неприятно рассмеялся:

– Ты намекаешь, что не преминул бы уйти отсюда, заметив мое появление, так? Неужели, мистер Мэдисон, вы до сих пор сердитесь на меня за критику вашей последней книги в «Паблишерз уикли»?

– Я и тогда не сердился, и сейчас не сержусь. Эта заметка, как и все твои статьи, – настоящая халтура.

Глэдстон раздраженно втянул воздух своим узким носом.

– И тем не менее, – гладким голоском проговорил он, – я вижу, ты принял мой совет. – Он вновь оглядел Слоун таким похотливым взглядом, что ей незамедлительно захотелось вымыться.

– Что за совет, Сидней? – спросил Картер, сложив на груди руки и поглядев на своего собеседника со скучающим выражением.

Слоун все поняла.

– Постарайся вспомнить. Я написал, что любовные сцены в твоих романах скучны и лишены изюминки.

– Если ты имеешь в виду, что я не описываю группового секса, всяких извращений, садистов и мазохистов и тому подобных вещей, то да – ты прав. Изюминки у меня нет.

Критик насмешливо фыркнул:

– Да нет, я не совсем это имел в виду. Мне кажется, любовные сцены у тебя какие-то безжизненные. Вот я и написал в своей статье о том, что, вероятно, у тебя давно не было стоящего любовного приключения. И предложил, чтобы ты завел себе новую пассию. – Глэдстон выразительно поглядел на Слоун. – Судя по тому, что ты еще недавно держал руки под свитером мисс Фэйрчайлд, ты воспринял мой совет буквально.

– Ах ты сукин сын! – вскричал Картер, сжав кулаки.

– Оставьте эти неприличные выражения для ваших героев, мистер Мэдисон, они им как раз подойдут. А о насилии я, признаться, люблю лишь читать в книгах. Живьем я его презираю, так что нечего рычать и бросать на меня злобные взгляды. Я лично рад, что ты нашел новый источник вдохновения, а то я уже начал было опасаться твоей «Спящей возлюбленной». – Глэдстон уставился на грудь Слоун. – Теперь же я буду с нетерпением ждать каждой страницы, – многозначительно говорил он. – Думаю, ты не слишком часто даешь выспаться такой любовнице, как мисс Фэйрчайлд.

Одним прыжком Картер настиг Глэдстона и, обхватив стальными пальцами его горло; прижал критика к шкафу с книгами.

– А теперь слушай меня, Сидней, и хорошо слушай! Я бы с радостью придушил тебя одной из твоих цепочек, да не хочется руки марать. Твои заметки – сплошная грязь, и всем, кто их читает, это отлично известно. Только я, черт возьми, не представляю, как ты можешь хоть что-то знать о любви женщины. Тебе знакома одна страсть – напакостить какому-нибудь автору. И если ты лишь от этого получаешь удовольствие, то мне тебя жаль. Но вот за твои слова о мисс Фэйрчайлд я мог бы тебя убить, – продолжал Мэдисон. – И если ты посмеешь хоть слово написать о ней и выдумать что-то, то я приду за тобой. Это станет делом моей жизни, но я тебя, мерзавца, кастрирую! А если…

– Что это здесь за шум? – наконец оторвался от своей книги владелец лавки.

– Все в порядке, – ответил Картер, слегка ослабляя хватку и встряхивая критика. Но ему было еще что сказать. – Запомни мои слова, негодяй! – зловещим тоном проговорил Картер и, взяв Слоун под руку, вывел ее из лавки.

Девушка не понимала, каким чудом ей удалось дойти до машины. Картер бережно усадил ее и прошептал:

– Господи, Слоун, прости меня.

– Это не твоя вина, – едва слышно сказала она.

– Да, но затеял, по сути, все я. Как-то раз в «Вечернем шоу» я назвал его надутым бездарным индюком, и он не может мне этого простить.

Попытка Мэдисона пошутить не удалась – Слоун продолжала молча смотреть вперед. Ее бледность встревожила Картера, но он не мог ничего поделать, находясь в машине на оживленной улице. Поэтому, прибавив скорость, Картер погнал автомобиль к «Фэйрчайлд-Хаусу». Не произнеся ни слова, он помог Слоун донести до кухни свертки с покупками.

– Слоун… – наконец промолвил Картер, шагнув ей навстречу.

– Нет!

Он был поражен, когда она увернулась от его объятий. Мэдисон похолодел.

– Не может того быть, что ты позволишь какому-то тупоумному мерзавцу испортить тебе настроение, Слоун. Ты же умная женщина! Я знаю! Черт возьми, скажи мне хоть что-то! – Последние слова Картер просто выкрикивал, заходясь в гневе.

– Нет! Нет! – вскричала девушка. – Дело не в нем!

– В чем же? – сурово спросил писатель.

– Во мне, – устало произнесла Слоун. – Его слова вернули меня к реальности. Я вспомнила, что всегда буду для тебя не больше чем любовницей. Господи! Как же я ненавижу это слово!

– Я тоже. И никогда не называй себя так.

– Почему же? – взорвалась девушка. – Но я же была именно твоей любовницей, не так ли?! Не женой! И не другом! Как же еще меня назвать?!

– Любимой, – ответил он, пытаясь успокоиться. – Женщиной, которую я люблю.

– Но не три, на которой ты женишься. Не той, кому ты дашь свое имя. Не той, с которой ты разделишь свою жизнь, которая подарит тебе детей.

– Но тебе же это было известно, Слоун. Мы оба знали это. И мы оба знаем, что ничего не могли изменить. Ты сама говорила, что будешь любить меня, пока можешь.

– Знаю, – всхлипнула девушка, всплеснув руками. – Я думала, что этого будет достаточно. Оказалось, что нет. Я предала лучшую подругу! Предала! С тобой! Я предала себя саму! И я не могла видеть, как этот мерзкий человечишка смотрит на меня да еще говорит такие вещи! И он, и все остальные будут видеть в нашей любви нечто порочное. Может, наши отношения и чисты, но ведь люди, весь мир будут иного мнения!

– Да черт с ним, с целым миром! – взревел Мэдисон. – Кто об этом узнает?! Кого это волнует?! Будь спокойна, Глэдстон не посмеет даже имя твое упомянуть после того, что я ему сказал! Он же пустозвон, трусливая тварь! Да если даже и весь мир узнает – что с того? Неужели от этого наши чувства станут менее чистыми?

– Это нечестно. Картер. Наша любовь построена на обмане. – Девушка помолчала, собираясь с мыслями и переводя дыхание, а затем решительно произнесла:

– Картер, ты должен уехать. Тебе не следует дольше оставаться здесь.

– Я не могу уехать, Слоун. Не могу оставить тебя. Нет, не сейчас! – страстно воскликнул молодой человек.

Она взглянула на него недоверчиво:

– Но я надеюсь… я уверена, что ты не собирался встречаться со мной, женившись на Алисии?

Мэдисон опустил глаза и сунул руки в карманы. Его поза говорила красноречивее всяких слов.

– Нет. Не знаю, – пробормотал он неуверенно. – Я не могу оставить тебя, Слоун.

– Почему же? – Она горько усмехнулась. – Уж не потому ли, что я так долго развлекала тебя?

– Что ты такое говоришь?! – рявкнул молодой человек.

– Да не знаю я, – горделиво вскинув голову, проговорила Слоун. – Мистер Глэдстон был недалек от истины. Я весьма удобна. Никаких претензий! Ты скоро женишься и забудешь о холостяцких развлечениях. А все твои похождения будут тайными. Скрытыми! Секретными!

А я-то! Я столько раз изливала тебе душу! Ты же знаешь, что всю жизнь меня ни в грош не ставили! Все! Родителям на меня было наплевать! Джейсон использовал меня, пока ему это было удобно. А теперь ты сбежишь отсюда к любящей, понимающей тебя жене, а меня будешь использовать, когда тебе понадобится вдохновение! – Последние слова прозвучали как пощечина Мэдисону.

Картер опустил глаза. Он ненавидел себя в эту минуту.

– Мне очень жаль, Слоун, – только и смог он произнести после длительного молчания. Даже ему самому эти слова показались бессмысленными.

– Пустое, – остановила его Слоун. – Ты сумел тремя словами выразить то, что я тут так долго пыталась сказать. Кажется, мы наконец пришли к полному пониманию. Все, что можно, сказано. Думаю, тебе следует уехать. Сейчас же.

– Черт возьми, Слоун! Ты не можешь говорить это всерьез!

– Нет, я абсолютно серьезна, – решительно сказала хозяйка «Фэйрчайлд-Хауса».

– Опять хочешь укрыться в своей раковине, не так ли? – выкрикнул Мэдисон, прожигая ее взглядом. – Надеть на себя эту броню – крепкую, как панцирь, и такую же непробиваемую!

– Подобные описания не очень-то удаются вам, мистер Мэдисон! Думайте лучше о глаголах и существительных да о грубом жаргоне – вот это ваша стезя!

– Упрашивать я тоже не умею. – Картер подошел к кухонной двери и с треском распахнул ее. – Хорошо, Слоун, возвращайся в свой безопасный, пустой мир и упивайся чувством собственного самосознания. А когда будешь засыпать в одиночестве, пересчитай, сколько радостей тебе принесло затворничество.

Слоун видела, что Картер едва не сорвал дверь с петель, с силой закрывая ее за собой. Дверь, открывающаяся в обе стороны, покачалась туда-сюда, а затем остановилась – в точности как сердце Слоун Фэйрчайлд.

Глава 9

Он уехал.

Слоун не представляла себе, сколько времени она просидела в кухне, глядя в пустоту перед собой. В окно заглянули сумерки, нахмурились и уступили место ночной тьме. Слоун не двигалась. И вдруг она с ужаснувшей ее ясностью поняла, что он уехал и что она одна в доме.

Когда Мэдисон уходил, она не издала ни звука. Он ушел из ее жизни тихо – точно так же, как и вошел в нее.

Слоун заставила себя подняться и, как лунатик, медленно побрела по пустому коридору, направляясь к лестнице.

Дверь в комнату Мэдисона была распахнута. Пустота была какой-то зловещей. Стол, стоящий посреди комнаты, опустел. Исчезли его бумаги, машинка, словарь и энциклопедия… Не стало красных ручек и карандашей… На полу не валялось ни единого листа скомканной бумаги, которую он привык раскидывать вокруг себя, срывая на ней свой гнев. В ванной тоже не оставалось ни одной его вещички, пустой шкаф был распахнут настежь. Постель была не застелена. Смятые одеяла и простыни валялись на матрасе, как лепестки увядающего цветка.

Слоун как неприкаянная бродила по комнате. В поисках непонадобившихся Картеру листов рукописи она перерывала, все мусорные корзины, а найдя какие-то обрывки, бережно разглаживала их и аккуратно складывала. Когда-нибудь она найдет им должное применение, но не сейчас. Не в тот момент, когда ее сердце истекает кровью.

Собрав все страницы, какие можно было найти, девушка вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.


– «Фэйрчайлд-Хаус», – ответила владелица пансионата в телефонную трубку через пару дней после отъезда Мэдисона.

– Слоун… – Голос был знакомым, но в нем звучали какие-то новые нотки.

«Алисия? – мелькнуло в голове у Слоун. – Неужели что-то с Картером? Иначе с чего бы это Алисия мне звонила?»

– Алисия? – вслух произнесла Слоун. – Что случилось? – Она едва удерживала в руках трубку.

– Ничего, – ответила ее подруга. – Во всяком случае, ничего особенного.

Сердце Слоун постепенно успокоилось, но во рту все еще оставался горьковатый привкус, и, медленно побрела по пустому коридору, направляясь к лестнице.

Дверь в комнату Мэдисона была распахнута. Пустота была какой-то зловещей. Стол, стоящий посреди комнаты, опустел. Исчезли его бумаги, машинка, словарь и энциклопедия… Не стало красных ручек и карандашей… На полу не валялось ни единого листа скомканной бумаги, которую он привык раскидывать вокруг себя, срывая на ней свой гнев. В ванной тоже не оставалось ни одной его вещички, пустой шкаф был распахнут настежь. Постель была не застелена. Смятые одеяла и простыни валялись на матрасе, как лепестки увядающего цветка.

Слоун как неприкаянная бродила по комнате. В поисках непонадобившихся Картеру листов рукописи она перерывала все мусорные корзины, а найдя какие-то обрывки, бережно разглаживала их и аккуратно складывала. Когда-нибудь она найдет им должное применение, но не сейчас. Не в тот момент, когда ее сердце истекает кровью.

Собрав все страницы, какие можно было найти, девушка вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.


– «Фэйрчайлд-Хаус», – ответила владелица пансионата в телефонную трубку через пару дней после отъезда Мэдисона.

– Слоун… – Голос был знакомым, но в нем звучали какие-то новые нотки.

«Алисия? – мелькнуло в голове у Слоун. – Неужели что-то с Картером? Иначе с чего бы это Алисия мне звонила?»

– Алисия? – вслух произнесла Слоун. – Что случилось? – Она едва удерживала в руках трубку.

– Ничего, – ответила ее подруга. – Во всяком случае, ничего особенного.

Сердце Слоун постепенно успокоилось, но во рту все еще оставался горьковатый привкус.

– Что-то… что-то твой голос странновато звучит…

– И у меня есть на то причина. Слоун в тревоге приложила пальцы к обескровленным губам. Она не могла ничего узнать! Как она могла что-то заподозрить? Может, Картер?.. Нет, это невозможно. Сидней Глэдстон! Неужели он написал?.. Да нет, она читала его колонку. Но как же могла Алисия что-то узнать?

– А мы можем поговорить об этом? – со слезами в голосе спросила девушка.

– Да, Слоун, пожалуйста, конечно! Мне необходимо кому-то рассказать! – Алисия навзрыд расплакалась.

Слоун была поражена таким поворотом дела. Алисия, оказывается, хотела поговорить не о Картере, а о чем-то другом! Девушка испытала огромное облегчение, но ее терзало любопытство.

– О чем же, Алисия? – встревоженно спросила она. – Пожалуйста, не плачь, прошу тебя. Расскажи мне все.

– Не могу. Хочу, но… Мне надо с кем-то поговорить, – повторила она.

Слоун в нерешительности прикусила губу, а затем спросила:

– Но… Картер? Почему ты не поговорила с ним?.

– Картера здесь нет.

– Как это нет? – недоумевала Слоун.

– Разве он не сказал тебе, куда направляется из «Фэйрчайлд-Хауса»? Он не приехал в Лос-Анджелес. Он позвонил мне из аэропорта и сообщил, что летит в Нью-Йорк, чтобы отдать рукопись в издательство. Он сказал, что хочет поскорее избавиться от книги и решить все деловые вопросы до свадьбы. Кстати, она на следующей неделе, ты помнишь?

На душе у Слоун стало тяжело, казалось, ее сердце останавливается. Похоже, Мэдисон хочет избавиться от романа, потому что книга напоминает о ней. Вот ему и не терпится сбыть ее с рук.

– Нет-нет! – забывшись, выкрикнула она, но затем, взяв себя в руки, произнесла спокойнее:

– Нет. Картер ничего не сказал. Просто взял да уехал в один из вечеров. – Девушка откашлялась; стараясь говорить спокойнее. – Он ни слова не сказал о том, куда направляется. Я была уверена, что он едет домой.

– Я тоже считала, что, дописав книгу, он первым делом поедет сюда, но в сложившихся обстоятельствах его отсутствие меня даже устраивает.

– А что это за обстоятельства? – поинтересовалась Слоун, вспоминая, что Алисия позвонила не затем, чтобы поболтать о Мэдисоне.

– Слоун, ты можешь приехать в Лос-Анджелес?

Слоун усмехнулась:

– Нет, конечно. О чем ты говоришь?

– Я тебя прошу. Если ты любишь меня как подругу, то, пожалуйста, приезжай сюда. На денек! Мне очень надо поговорить с тобой!

– Да не могу я, Алисия! Можешь сказать мне все по телефону. – Слоун не хотелось, чтобы Алисия говорила о дружбе; ей тут же припомнился Иуда – ее предательство было сравнимо лишь с тем, что совершил он.

– Нет, ты должна! – Слоун вновь услыхала дрожащие нотки в голосе подруги – Алисия опять плакала. – Я бы сама приехала, но я совсем недавно оставляла ребят. Я оплачу билет, все сделаю, только, пожалуйста, Слоун, приезжай! У тебя ведь сейчас, кажется, нет постояльцев? Ну пожалуйста!

Слоун внимательно изучала пресс-папье из латуни, стоящее на ее письменном столе. Отчаяние Алисии не было притворным. Что-то с ней случилось, и поэтому она так уговаривала свою лучшую подругу приехать. Знала бы Алисия, что у нее за лучшая подруга, тогда ей и в голову бы не пришло зазывать Слоун к себе! Ведь Слоун уже однажды предала ее, но, даст Бог, Алисия никогда не узнает об этом. Так может ли она, имеет ли право отказать подруге в ее просьбе? Не должна ли она Алисии больше, чем может заплатить?

– В среду ко мне приедут постояльцы. Поэтому я могу приехать только до среды, – нерешительно промолвила девушка.

– Завтра, – быстро проговорила Алисия. – Пожалуйста, завтра.

Слоун потерла лоб. Сможет ли она смотреть Алисии в глаза? Даже не сейчас, а вообще?

– Я постараюсь. Вылечу ранним рейсом и доеду до твоего дома на такси.

– Я буду в доме Картера на берегу. Он попросил меня захаживать иногда к нему, да и мальчики хотят играть на пляже.

Господи, кончится ли когда-нибудь эта пытка, этот ночной кошмар? Приехать в дом Картера!

– Какой адрес? – хмуро спросила Слоун. Записав адрес на клочке бумаги, она отказалась от помощи Алисии в покупке билета и попрощалась с подругой до завтра.

Остаток дня Слоун провела словно в бреду. Впрочем, она была в таком состоянии с того момента, как Мэдисон уехал из «Фэйрчайлд-Хауса». Она все делала чисто автоматически – спала, ходила, ела, работала, напоминая самой себе робота. А ведь какую радость прежде доставлял ей «Фэйрчайлд-Хаус»! Но теперь… Отныне эта большая угловая комната на втором этаже навсегда останется «комнатой Картера». Сколько ни чисть там пылесосом и ни проветривай, Слоун всегда сможет вспомнить его запах. А сердце ее никогда больше не испытает тех чувств…

Спасала ее работа: каждый день ей приходилось готовить комнаты для новых постояльцев. Если только поток гостей не уменьшится, появятся деньги, и тогда она сможет поместить рекламу «Фэйрчайлд-Хауса» в журналах для путешественников. Будущее ее пансионата зависело от этой рекламы. Девушка была уверена в успехе, надо было только добиться того, чтобы люди узнали о ее заведении.

Все наладится. Она сможет пережить и этот удар, как всегда переживала другие. Может, рана даже не будет слишком глубокой. Она забудет его. Может, пройдет еще несколько ночей и она перестанет перечитывать страницы из его рукописи, бережно хранимые ею в ящике туалетного столика. Возможно, она даже забудет, каково это – находиться в его сильных объятиях, чувствовать силу его любви…

Конечно, выздоровление будет медленным, но она обязательно поправится.


…Выйдя из такси возле его дома, возвышавшегося на фоне моря и неба, Слоун замедлила шаг. Дом до такой степени напоминал его владельца, что глаза ее наполнились слезами, когда она расплачивалась с водителем.

Услыхав где-то за домом детские вопли и крики, Слоун направилась туда. Она увидела Алисию, которая стояла, облокотившись о поручень, и наблюдала за играми сыновей.

– Адам! – крикнула она. – Прекрати кидаться песком, иначе пойдешь домой!

– Надеюсь, наказание не будет таким жестоким, – громко проговорила гостья.

– Слоун! – вскричала Алисия и бросилась вниз по ступенькам навстречу подруге. Она так крепко обняла девушку, что та стала еще больше переживать свою вину. – Господи, как я рада тебя видеть! Я просто счастлива, что ты приехала! Спасибо!

– Нечего меня благодарить. Я не сделала ничего особенного.

– Но ты здесь – и это главное. Это так важно для меня. Проходи в дом.

– Но мальчики…

– Им запрещено подходить близко к воде – сейчас так холодно. Я посмотрю за ними.

– Как они быстро растут, – заметила Слоун, взглянув на сыновей подруги, копавшихся в песке.

– Да уж, – согласилась Алисия. Она распахнула стеклянную дверь, пропуская подругу в дом Мэдисона.

Большая гостиная состояла из двух этажей. Обитые светлой и коричневой замшей стулья и кресла уютно пристроились у большого камина. Паркетный пол накрыт ковром из какого-то неизвестного Слоун меха. Яркие картины и плакаты в латунных рамках украшали оштукатуренные стены и могли многое рассказать о путешествиях хозяина дома. На второй этаж вела винтовая лестница. Там стояли лишь письменный стол и стул. Вдоль стен высились книжные шкафы. Вся комната была залита солнечным светом. Слоун это нравилось. Она была уверена, что Картер сам спроектировал это помещение.

– Хочешь лимонада?

Не дожидаясь ответа, Алисия направилась в кухню, которая отделялась от гостиной лишь стойкой. Пока она смешивала охлажденный концентрат розового цвета с содовой водой в высоких бокалах, Слоун осматривала комнату. У Картера был идеальный вкус. В шкафах стояли самые разные книги, начиная от философских и религиозных произведений и кончая эротикой. У него была отличная коллекция пластинок. Когда Слоун смотрела на его вещи, у нее возникало чувство, что она прикасается к душе Мэдисона. Ей очень хотелось осмотреть весь дом, но, поскольку Алисия не предложила, она не решалась попросить об этой экскурсии.

– Как полет? – спросила Алисия, вручая подруге высокий стакан со льдом.

– Очень шумно. Везли двух младенцев, которые ни на минуту не замолкали.

Алисия усмехнулась.

– Ты не замерзнешь на террасе? – спросила она.

– Нет. Мне так хочется посмотреть на океан.

– Тебе надо было одеться попроще, но ведь от тебя этого не дождешься, – заметила Алисия.

Слоун могла бы рассказать ей, что всю прошлую неделю она щеголяла по Сан-Франциско в джинсах и свитерах, да еще и без лифчика. Правда, девушка сомневалась, что ее подруга поверит этому. Сегодня же Слоун оделась в строгий костюм, состоящий из синей юбки и узкого жакета, из-под которого выглядывала аккуратная блузка. Рядом с Алисией в джинсах и свитере Слоун казалась настоящим синим чулком. И вновь она подумала: как это странно, что Картер мог ее предпочесть яркой и привлекательной Алисии. Разве только он притворялся, для того чтобы заманить ее в постель?!

Эта мысль была невыносимой. Нет! Нет! Нет! Он мог разъяриться, обидеться, даже оскорбиться, но невозможно было верить, чтобы он был таким лгуном!

Алисия раскинулась в удобном шезлонге, Слоун взяла стул и поставила его так, чтобы видеть океан. До них донесся детский смех.

– Ты потом встретишься с мальчиками, а сначала давай поговорим, – предложила Алисия. – Не возражаешь?

– Разумеется, нет. Так в чем дело?

– Господи, ты себе не представляешь, как мне приятно слышать твой спокойный, уверенный голос. – Алисия тяжело вздохнула, отчего ее высокая грудь приподнялась. Слоун старалась не думать о том, как Картер ласкает и целует ее…

– Мне так стыдно, – разрыдалась невеста Мэдисона, оторвав Слоун от ее невеселых раздумий.

– Алисия, прошу тебя, не надо, – успокаивала ее Слоун. – Что тебя так расстроило? И почему тебе стыдно? Не могу себе представить, чтобы ты сделала что-то такое, чего можно устыдиться.

– Я тоже не могла этого представить, – согласилась с ней подруга, вытирая слезы. – Но так уж получилось, что сделала. А стыдно мне оттого, что я ничуть не сожалею о содеянном.

Слоун терпеливо ждала, пока Алисия соберется с мыслями.

– Приехав тогда из Сан-Франциско, – начала она наконец, – я отправилась на Тахо. У меня есть подруга, которая несколько месяцев назад развелась, вот она и пригласила меня провести с ней уик-энд. Перед Богом клянусь, Слоун, сама не знаю, зачем я туда поехала… Теперь, впрочем, это не важно… Я поехала и повстречала там… одного человека. Это был красивый мужчина, привлекательный, веселый, и мы отлично провели вместе время, катаясь весь день на лыжах. А потом… потом я осталась на ночь в его комнате, и мы занимались любовью всю ночь напролет, и это было восхитительно!

Алисия явно испытывала облегчение, раскрыв свою тайну. Некоторое время подруги молчали. Наконец Алисия повернулась к Слоун и вызывающе посмотрела на нее:

– Я так шокировала тебя, что ты лишилась дара речи?

Слоун лишь покачала головой, а затем все же выдавила из себя:

– Нет. Нет, совсем нет, Алисия откинула голову на подушку.

– Да ладно притворяться, – сказала она. – Конечно, я тебя шокировала! Да я, если хочешь знать, сама себя поразила. Конечно, ты можешь принять меня за шлюху, которая ложится с мужчиной, едва познакомившись с ним, да еще и восторженно рассказывает об этом. Ну как объяснить тебе это, Слоун? Разумеется, такая уравновешенная особа, как ты, в жизни бы так не поступила, плюнув на все предрассудки и не думая о последствиях.

Сердце Слоун защемило, ей казалось – еще немного, и она упадет в обморок. В голове у нее гудело. Теперь-то она знала, что это такое – пожертвовать всем ради страсти!

– Не знаю, что со мной случилось, – продолжала Алисия свой рассказ. – Может, горный воздух подействовал?! Мое единственное оправдание в том, что, когда я повстречала Джима Рассела, мы оба были еще так молоды. Мы ведь поженились еще в колледже, и скоро появились ребятишки. А потом Джима не стало, и я вдруг почувствовала себя такой… старой. Старой и изношенной. Словно, жизнь пронеслась мимо, а у меня не было времени насладиться ею. Нет, я, конечно, не жалею, что так рано вышла замуж. Нет. Но у меня в жизни не было мгновения, когда бы я никому не принадлежала, когда бы я жила для себя. – Она поглядела на играющих в песке мальчишек. – И такого времени уже не будет, не так ли?

– Нет. Если на будущей неделе ты выйдешь за Мэдисона, то нет, – задумчиво проговорила Слоун.

Ясные глаза Алисии вновь наполнились слезами.

– Вот поэтому я и мучаюсь от сознания вины, дорогая Слоун! Я люблю Картера, но… – Ее голос дрогнул, и она начала нервно теребить ворот свитера. – Может, мне и не следовало тебе всего рассказывать, но я должна была кому-то излить душу. Мы же никогда не были особенно близки с Картером. Наша любовь всегда будет спокойной и… неинтересной. Помнишь, однажды ты застала нас, когда мы целовались? – Слоун молча кивнула. – Этот поцелуй… Я ничего не почувствовала. Знаешь, это звучит смешно, но в тот уик-энд у меня было ощущение, что я изменяю Джиму! Каждый раз, когда я смотрю на Картера, мне кажется, что я вижу Джима, А вот с тем мужчиной на Тахо у меня не было такого ощущения.

– Картер был лучшим другом Джима, – резонно заметила Слоун. – Вполне естественно, что тебя обуревают такие чувства. – Девушка сказала это потому, что надо было хоть что-нибудь сказать. Во мраке ее отчаяния забрезжил слабый луч надежды. Слоун не смела на что-то рассчитывать, но вдруг?..

– Честно говоря, Картер никогда не… возбуждал меня. Он просто хороший друг. Конечно, когда мы поженимся, я буду делать то, что делают все невесты. И хоть у нас не было никаких отношений, я не сомневаюсь в его сексуальных достоинствах. Думаю, он не захочет, чтобы у нас были платонические отношения. К тому же мы оба хотим еще одного ребенка. – Последние слова она почти шептала, и конец ее фразы унес легкий океанский бриз.

Несмотря на некоторую внешнюю развязность, Алисия очаровательно смущалась, когда рассказывала подруге об отношениях со своим любовником.

– Знаешь, каждый раз, когда Мак – это его имя – до меня дотрагивается, у меня по коже мурашки бегут. Ты представляешь это ощущение? Ты считаешь меня распутницей?

Мягкая улыбка Слоун была немного грустной.

– Да – мне знакомо это ощущение, и нет – распутницей я тебя не считаю. – И спросила с показным равнодушием:

– А где живет этот Мак? Тебе захочется еще раз с ним повидаться?

– Мак живет в Портленде и обещал приехать, чтобы встретиться со мной. Конечно, я отказалась и рассказала ему все как есть. – Алисия вздохнула. – Но дело, разумеется, не в нем, а в том, что я исчерпала все возможности. – Она внезапно выпрямилась. – Не то чтобы я хотела прыгать из постели в постель. Нет, конечно! Тебе же это известно, не так ли?

– Да, – честно ответила Слоун.

– Я презираю женщин, ведущих такой образ жизни. И мне не нравится, что так живет одна моя подруга. Думаю, ей не сосчитать мужчин, с которыми она спала, и она не испытывает ни малейших угрызений совести. Но я не из таких, Слоун. Я бы сама в жизни до такого не опустилась, к тому же у меня сыновья. Просто в одно прекрасное утро я поняла, что со всей страстью могу любить не только Джима. Я думала, – продолжала Алисия, – что часть меня умерла. А оказывается, это вовсе не так. Эта часть просто дремала, а когда Мак дотронулся до меня, я вспомнила, что вообще-то я – женщина, а не просто вдова, мать или хорошая подруга. Когда Картер меня поцеловал, я даже слабости в ногах не почувствовала. Вот почему я и поехала на Тахо.

– Что же ты будешь делать? – медленно спросила Слоун. Луч надежды засиял чуть ярче, но ей оставалось лишь сидеть на своем стуле и ждать развития событий. А ей хотелось кричать, хотелось присоединиться к шумной детской забаве. Девушка вдруг почувствовала себя вновь ожившей, обновленной – как зверек, который только что сбросил зимнюю шкурку.

– Не знаю, – задумалась Алисия. – Посоветуй мне, Слоун, что делать? – В ясных глазах Алисии, в ее голосе была мольба. – Скажи мне, например, какой Картер чудесный человек. Скажи, что с ним моя жизнь будет в безопасности. И не только моя, но и моих мальчиков. Скажи, что их благополучие должно волновать меня больше, чем глупые развлечения. Напомни, как сильно Картер любит их и до чего он расстроится, узнав, что вдова Джима переспала с незнакомцем и с восторгом вспоминает каждую секунду этой близости. Постарайся убедить меня, что после замужества, когда мы будем спать в одной постели, страсть между нами разгорится. Давай же, Слоун, говори! Напомни мне, как должна себя вести приличная женщина.

Но ты можешь, – продолжила Алисия, судорожно вздохнув, – посоветовать мне бросить все ко всем чертям и делать, что я хочу. Может, Картеру будет не так уж и тяжело узнать правду. Не исключено, что он женится на мне лишь потому, что испытывает чувство долга по отношению к вдове своего лучшего друга. Убеди меня в том, чтобы я пошла к Картеру и выложила на стол все свои карты. Чтобы сказала ему, что люблю его, но вовсе не так, как жена должна любить мужа! – Наклонившись к Слоун, Алисия схватила ее за руки. – Слоун, ради Бога, дай мне совет!

– Не могу! – вскрикнула Слоун, неожиданно для себя самой выплеснув в этом крике обуревавшие ее эмоции. – Не проси меня об этом, Алисия? Я не могу сделать то, о чем ты просишь. – Ах, если бы только она могла! Если бы только могла сказать Алисии, что той лучше всего расторгнуть помолвку с Мэдисоном. Она словно раздвоилась. И одна ее часть кричала:

«Скажи ей! Скажи все! Пусть она с легкостью примет это решение. Ведь Алисия будет только рада, что вы с Картером полюбили друг друга».

И надо было всего лишь произнести одно-единственное предложение: «Я люблю Картера и верю, что он любит меня». Она могла бы честно объяснить Алисии, что даже не чаяла, что так все повернется, но так уж вышло. И все бы получили то, что хотят: Слоун – Картера, Картер – ее. А Алисия осталась бы свободной, чтобы найти собственное счастье.

Но другая ее часть затыкала уши, слушая доводы сердца. И утверждала, что не должна влиять на решение Алисии. А что, если та на самом-то деле любит Мэдисона больше, чем предполагает?! Собственно, поездка на Тахо и любовное приключение там – ее первая вылазка, вот она и радуется новизне ощущений. И воспринимает то, что там произошло, как настоящий роман. А потом, возможно, она поймет, что спокойная и размеренная жизнь с Картером – именно то, что ей нужно.

Нет. Лучше промолчать. Ведь если Алисия когда-нибудь в жизни будет страдать, то обязательно припомнит совет лучшей подруги. И этого Слоун себе не простит. Она не сможет быть счастливой с Мэдисоном, если убедит сейчас Алисию бросить его. Решение должна принять сама Алисия, и никто в этом деле ей не помощник.

«Но, пожалуйста, Господи, пусть это будет то решение, о котором я тебя молю», – подумала девушка.

– Слоун, так что же мне делать? – Погрузившись в размышления, они рассеянно смотрели на детей, играющих на берегу. – Им нужен отец, – спокойно промолвила Алисия. – Такой отец, как Картер, но…

И вновь обе женщины почувствовали, что каждая из них стремится к собственной цели, пробивая себе путь сквозь собственные тернии.

Но вот Дэвид прекратил игру и, толкнув брата в бок, указал рукой на дом. Затем прокричал что-то и, обгоняя менее поворотливого Адама, помчался к дому.

Женщины удивленно переглянулись, а потом до них донеслись крики Дэвида, который орал во всю силу своих легких: «Картер! Картер!»

Одновременно оглянувшись, они заметили Картера, который как раз в этот момент обогнул дом. Увидев собеседницу Алисии, молодой человек резко остановился, словно перед ним выросла невидимая преграда. Трое взрослых замерли в нерешительности, а маленький человечек в это время карабкался вверх по ступенькам. Картер едва успел оправиться от первого шока, который охватил его при виде Слоун, как на него набросились два мальчика, крепко обнимая его и болтая в воздухе ногами.

– Ты вернулся! Вернулся! – кричал Дэвид, прыгнув на землю и приплясывая от возбуждения.

– Картер, а ты купишь мне мороженое? Мама говорила, что купишь, если мы будем хорошо себя вести, а мы хорошо себя и вели!

– А догадайся, что случилось! – перебил брата Дэвид. – Наша рыбка умерла. Она теперь на небе вместе с папой. Но мама сказала, что мы можем купить себе другую.

– Она плавала на поверхности воды брюшком вверх. Я первый увидел, а Дэвид думал, что она еще живая, а она уже была мертвая, – тараторил Адам.

Алисия украдкой посмотрела в глаза подруге. Не будь она так занята собственными переживаниями, то наверняка заметила бы выражение отчаяния в дымчатых глазах Слоун. Алисия растерянно улыбнулась и, многозначительно подмигнув Слоун, прошептала:

– У меня просто нет иного выхода, не так ли?

Слоун покачала головой: ей оставалось лишь молчать, даже если молчание убьет ее.

– Да, – беззвучно проговорила она одними губами.

– Я так и знала, что когда дойдет до дела, то я не приму никакого иного решения. Я поступлю так, как поступила бы ты. Уж ты бы наверняка сделала правильный выбор, Слоун. Я в этом уверена.

«Правильный выбор?» Неужели приговаривать троих взрослых людей к пожизненному несчастью – это правильный выбор? Да, при сложившихся обстоятельствах – да. Картер и Алисия обязательно полюбят друг друга, раз и мальчики так привязаны к Мэдисону. Их хорошие отношения – лучшая память о погибшем Джиме. К тому же они оба так прекрасны, что между ними рано или поздно…

Да. Не лучший выход, но правильный. Алисия тихонько пожала руку Слоун, встала и раскрыла объятия Картеру.

– Добро пожаловать домой, мой путешественник! – весело промолвила она.

Он неловко обнял Алисию, потому что мальчики все еще цеплялись за его брюки. Картер вопросительно поглядел через плечо Алисии на Слоун., За одно мгновение они так много успели сказать друг другу глазами! Он, кажется, извинялся, что так отвратительно вел себя перед отъездом. Его взгляд говорил о том, что он скучал по ней. Он был несчастен. Он устал, устал от всего, от жизни без Слоун. Картер не спрашивал девушку, что она делает в его доме, он лишь укоризненно смотрел на ее строгий костюм, на аккуратную прическу.

– Я так скучала по тебе, вот и уговорила Слоун приехать сюда и немного меня развлечь, – проворковала Алисия, приглашая его сесть рядом с ними. Но Слоун не могла ни пошевелиться, ни вымолвить слова.

Если бы не усталость, прячущаяся в уголках его глаз, и не крепко сжатый рот, то можно было бы сказать, что молодой человек выглядел великолепно. На нем были его обычные джинсы и спортивная рубашка, надетая поверх водолазки.

– Привет, Слоун!

– Здравствуй, Картер. Как твоя поездка в и Нью-Йорк?

– Там было холодно и дождливо.

– Похоже, дождь тебя просто преследует, – со смехом заявила Алисия, мрачное настроение которой улетучилось в одно мгновение. – Ведь почти все время, что ты был в Сан-Франциско, дождь лил как из ведра, не так ли?

– Да, – рассеянно ответил Картер, не сводя глаз со Слоун.

– Мальчики, а ну-ка перестаньте толкаться и поздоровайтесь со Слоун, – проговорила Алисия.

Дэвид и Адам послушно пробубнили слова приветствия.

Слоун с улыбкой ответила мальчуганам, надеясь, что у нее при этом был не слишком кислый вид.

– Вы стали уже настоящими мужчинами, – заметила она.

– Ты знала моего папу? – спросил Адам. – Он умер.

Слоун взглянула на Картера и Алисию, державшихся за руки.

– Д-да, – запинаясь, промолвила девушка. – Да, я его знала. Ты такой же красивый, как он.

– Мама говорит то же самое. А теперь моим папой будет Картер.

– И это замечательно, правда? – едва смогла вымолвить Слоун.

– Да, это чудесно, – согласился Дэвид.

– Чудесно-чудесно! – запел маленький Адам.

– А теперь идите играть, – велела Алисия. – Как твоя книга? – спросила она, обращаясь к Мэдисону, когда мальчики побежали на пляж. – Ты закончил ее?

– Да. Она уже на столе у редактора. Он ее проглядел мельком, но сказал, что это лучшее из всего, что я написал.

– Так это отличная новость, дорогой! – воскликнула Алисия, кладя руку ему на грудь. – Ты же так много работал над ней!

– Да, я всю душу вложил в эту работу. – Молодой человек старался отвести глаза от Слоун, но – вот черт! – его взор упрямо возвращался к ее лицу.

– И что, там хороший конец? – поинтересовалась Алисия.

Отведя наконец взгляд от Слоун, Картер посмотрел на свою невесту. В эту минуту ее лицо было таким же безмятежным и невинным, как и личики ее сыновей, и он почувствовал себя негодяем. Она ведь не виновата в том, что он полюбил другую женщину. Вновь поглядев на Слоун, Мэдисон сказал серьезно:

– У этой книги был единственно возможный конец.

Услышав его слова, Слоун с трудом глотнула воздух и бросилась вон с террасы, успев крикнуть сдавленным голосом:

– Мне надо вызвать такси.

– Нет, Слоун! – возразила Алисия. – Ты должна остаться до обеда.

– Не могу. Извини, я должна срочно уехать.

– Подожди, пожалуйста, – умоляла Алисия. – Не делай ничего, пока я не разыщу Дэвида и Адама.

Алисия отвлеклась на поиски внезапно исчезнувших мальчишек, а Картер побежал вслед за Слоун. Ему пришлось приложить неимоверные усилия, буквально сжать руки в кулаки, чтобы не схватить ее немедленно в свои объятия.

Его раздражал этот ее костюм, этот узел волос на затылке, настороженное выражение обычно милого и веселого лица. Глядя на плотно сжатые губы, нельзя было и предположить, что она в состоянии улыбаться, в состоянии любить…

Мэдисону так хотелось разглядеть под этой суровой личиной ту страстную и, пылкую женщину, с которой он провел столько времени и которая пряталась теперь за стеной суровости и равнодушия. Но если ему однажды удалось вырвать ее из укрытия, то, наверное, его прикосновение вновь сможет сорвать с нее пелену безразличия. Однако здесь, в этом доме, в присутствии Алисии, Дэвида и Адама, он не мог дотрагиваться до Слоун.

С другой стороны, он не мог и отпустить девушку, не сказав ей, как она ему нужна, как он любит ее! Он должен был произнести это вслух, иначе всю жизнь будет сожалеть о том, что промолчал.

– Слоун, я…

– Не надо, – процедила она сквозь зубы. – Не говори ничего.

– Я должен, черт возьми!

– Нет. Пожалуйста, не говори ничего. Если ты что-то скажешь, мне этого не вынести.

– Слоун! Сло-оун! – закричала Алисия, вбегая в дом. – Не вызывай такси. Мальчики хотят поехать с тобой в аэропорт, чтобы посмотреть на самолеты, так что Картер…

– Нет! – быстро возразила Слоун. – Картер сам только что приехал из аэропорта.

– Да нет, я не против, – вмешался Мэдисон.

– Картер, пожалуй, тебе лучше остаться, – заявила Алисия, – я сама отвезу Слоун, а ты ее встретишь, когда она на следующей неделе приедет на нашу свадьбу.

У Слоун было такое чувство, будто Алисия изо всех сил ударила ее в живот.

– Нет! – вскричала она поспешно. – Я не приеду на свадьбу.

Тут настала очередь Алисии оторопеть.

– Но, Слоун, послушай, ты должна приехать!

Никакая сила не могла бы заставить Слоун Фэйрчайлд приехать на эту свадьбу и слушать, как Картер Мэдисон клянется в любви другой женщине. Даже если Слоун тоже любила ее.

– Извини, но я не смогу. У меня скоро приезжают постояльцы, и не могу же я оставить пансионат. Можешь считать мой нынешний приезд свадебным поздравлением.

Алисия была явно недовольна.

– Но ты же не была на моей первой свадьбе, – проворчала она. – Не может быть, что и сейчас тебя не будет на торжествах.

– Мне жаль огорчать тебя, Алисия, но я не могу… Я не смогу приехать на твою свадьбу.

Слоун говорила непререкаемым тоном, хотя Алисия и пыталась возражать. Картер молчал.

…Они уехали через несколько минут. Крутя руль, Алисия объясняла своим сыновьям, как летают самолеты.

Слоун решилась лишь один раз оглянуться на дом Мэдисона. Картер стоял на террасе и не сводил с нее глаз. Ветер рвал его волосы. Он сунул руки в карманы и ссутулился, защищаясь от внезапно налетевшего шквала или… от какого-то невидимого врага – это Слоун не могла разобрать. Лицо молодого человека было скрыто тенью навеса.

Может, это было и к лучшему. Сумей Слоун увидеть тревожный блеск его глаз, умоляющее выражение лица, она скорее всего бросилась бы к нему, не думая о последствиях.

Глава 10

«Ну хоть это у меня есть», – думала Слоун, подавая постояльцам, сидящим за столом, взбитый крем с карамельным соусом. «Фэйрчайлд-Хаус» был полон, все спальни наверху заняты, кроме одной. Но ее Слоун не считала.

Она выживет, сумеет пройти через это. Как в прошлый раз.

Пансионату потребуется вся ее энергия – и умственная, – и физическая. И она станет жить лишь интересами «Фэйрчайлд-Хауса», он и есть ее жизнь. Все свои силы она вложит в приготовление вкусных завтраков и тщательную уборку комнат.

Пятница. Вечер. В два часа дня Картер и Алисия поженились. Теперь он навсегда ушел из ее жизни. С этого дня сердце Слоун навечно отдано бизнесу.

– Наверное, это было ужасно. Не так ли, мисс Фэйрчайлд?

Слоун чуть не расплескала кофе на свою драгоценную ирландскую скатерть из льна. Оказывается, ее гости говорили с ней о чем-то, а она даже не замечала этого, погрузившись в свои раздумья. Потому и опешила, услыхав, что кто-то довольно громко обращается к ней с вопросом.

– Извините, пожалуйста, я прослушала. О чем вы спрашивали? – переспросила хозяйка.

– Да мы говорим о недавнем дожде. Должно быть, он был ужасным. – Женщина, обратившаяся к Слоун, приехала-с Восточного побережья и говорила с типичным для тех мест гнусавым акцентом. Она буквально слова не давала вставить своему мужу-подкаблучнику.

Но как только кто-то упоминал недавнюю непогоду, Слоун тут же вспоминала их с Картером прекрасное заточение и глаза ее затуманивались.

– Может, погода и была ужасной для тех, кому надо было выходить из дома, – ответила она. – Хотите еще кофе, миссис Вильяме?

Слоун говорила сердечным тоном, ее голос звучал тихо и приветливо – она научилась отлично скрывать душевные переживания. Но если бы кто-нибудь заглянул поглубже в ее глаза, то увидел бы там выражение безнадежного отчаяния.

Постояльцы направились в гостиную, где четверо из них собирались поиграть в карты. Слоун принесла туда поднос с кофе, ароматным травяным чаем и ликерами. Время близилось полуночи, когда последние гости отправились спать. Девушка устало направилась проверить замки в дверях и выключить везде свет.

У себя в комнате она в темноте нашарила выключатель настольной лампы, стоящей на секретере, и зажгла свет. Она автоматически провела рукой по крышке полированной шкатулки, которая всегда была у нее под рукой. Улыбка чуть тронула уголки ее губ, глаза наполнились горькими слезами.

Ей и в голову не приходило, что она не одна.

Слоун медленно вытащила шпильки из волос, и они тяжелой волной упали ей на плечи. Она слегка помассировала голову, пытаясь снять невероятное напряжение, весь день копившееся в ней, – ведь ей с утра приходилось улыбаться и приветливо выслушивать кого-то, хотя сердце ее разрывалось.

Расстегнув «молнию» юбки, она опустила ее на пол и грациозно перешагнула через складки ткани. Тонкая комбинация, как перчатка, облегала ее фигуру, изящно обрисовывая высокие бедра и плоский живот. Глядя равнодушно в зеркало, Слоун принялась расстегивать перламутровые пуговицы на блузке, как вдруг что-то необычное привлекло ее внимание в зеркальной поверхности. Она уже было начала снимать с себя блузку, но внезапно поняла, что видит его отражение, – он сидит на стуле в другом конце комнаты.

Сердце девушки подскочило, и, не успев овладеть собой, она закричала и резко обернулась. В висках у нее застучало, перед глазами все поплыло, и она вынуждена была ухватиться за секретер, чтобы не упасть.

Это был он, причем сидел Картер с таким видом, словно бывать в ее спальне вечерами и наблюдать за тем, как Слоун готовится ко сну, было обычным для него делом. Мэдисон развалился на стуле, закинув ногу на ногу. Перед собой он держал какую-то книгу, а очки опустил на нос, что делал всегда, когда читал что-нибудь.

– Не мешай мне, – деланно серьезным голосом произнес он, внимательно оглядывая Слоун.

– Что ты здесь делаешь?

– Наблюдаю за стриптизом, и это, признаться, меня весьма возбуждает.

– Черт возьми, Картер, отвечай! Все ее отчаяние, вся боль и горечь вырвались наружу, и девушка сердито набросилась на Мэдисона. Пытка не кончилась. Только-только она настроила себя на то, что постарается не думать о нем, как все началось сначала! Но был ли он здесь на самом деле? В самом ли деле Картер Мэдисон сидел сейчас в ее спальне в своей свободной куртке? Выглядел он в точности так же, как в ночь их знакомства.

– Как ты сумел войти? Двери же заперты!

– Глава пятая из «Поцелуя епископа». – Он указал на книгу, которую держал в руках. – Я только что перечитывал ее, чтобы еще раз удостовериться, что все сделал правильно. Значит, так. Мне удалось пробраться к задней двери и отпереть ее, и никто меня не заметил. – Его усмешка была по-мальчишески гордой. – Кажется, я сделал все не хуже Слейтера, героя этой…

– Что ты здесь делаешь? – закричала Слоун, сжимая руки в кулаки.

Бросив очки и книгу на пол, Картер одним прыжком оказался возле девушки, прижал ее к себе одной рукой, а другой закрыл ей рот.

– Вы же не хотите перебудить всех постояльцев, мисс Фэйрчайлд? – тихо спросил он, проводя языком по ее шее. – Не хочу показаться грубым, но именно так поступил Слейтер, когда пробрался в квартиру героини. Я уж не говорю о нашем друге Грегори. Мы-то с вами знаем, до чего он может дойти, чтобы добиться своего.

Слоун вырывалась, пытаясь заговорить.

– Не понимаю тебя, Слоун, – продолжал Мэдисон. – И тебе лучше поберечь свои силы и дыхание кое для чего другого. Они тебе еще понадобятся, можешь не сомневаться. – Его губы были возле ее уха. – Видишь ли, я собираюсь этой ночью до беспамятства заниматься с тобой любовью.

Она закричала что-то прямо ему в ладонь.

– Ты пытаешься сказать мне, чтобы я уходил? Почему? Ах да, кажется, знаю! Считаешь, что я изменяю жене. Не правильно! Я не женат и останусь холостяком до тех пор, пока ты не освободишься на пару часов, чтобы сходить со мной в городскую мэрию.

Слоун перестала сопротивляться и просто повисла на его руках. Глаза девушки над его рукой, зажимавшей ей рот, удивленно моргали. Слоун ровным счетом ничего не понимала.

– Вот так-то лучше, – заметил Картер. – Ненавижу применять силу. Но я не был уверен, что смогу заставить тебя молчать каким-нибудь более приятным и утонченным способом.

Он медленно убрал руку с ее рта и тут же поцеловал в губы. Голова Слоун пошла кругом, а когда его язык проник в теплую сладость ее рта, она уже не могла думать ни о чем, кроме того, что находится в объятиях любимого.

У Слоун едва хватило сил, чтобы положить руки ему на плечи. Она гладила его волосы, спадавшие на воротник, его шею, плечи… Его поцелуй сводил ее с ума, тело конвульсивно содрогалось от каждого его прикосновения.

– Господи, как мне хорошо, – прошептал молодой человек, отпустив ее на мгновение. Его руки скользнули вниз, на бедра Слоун, и он принялся ласкать их.

– Что произошло? – со стоном спросила она. – Почему ты не женился? Картер, не причиняй мне больше страданий. Убей меня, если хочешь, но больше не оставляй меня.

– Никогда. Никогда! Клянусь! Можно это снять? – спросил он, стягивая ее блузку. – Наконец-то я вижу твою грудь, твои соски, – прошептал он. – Ты без лифчика, я вижу?

– Я больше не ношу его.

– Мне это нравится. – Он погладил ее груди, приподнял их слегка. – Но почему?

– Потому что, когда я без лифчика, это напоминает мне о тебе. Поцелуй меня сюда, – простонала она, указывая, на отвердевший от возбуждения сосок.

Наклонив голову, Картер с восторгом выполнил ее просьбу.

– Посмотри только на себя в зеркало, – прошептал он, оглядывая Слоун. – Посмотри, и ты поймешь, что я не мог жениться на Алисии. Я не смог бы ни на ком жениться, кроме тебя, любимая!

Девушка лихорадочно расстегивала куртку и рубашку Мэдисона. Сорвав их, она начала жадно гладить его горевшую кожу, его грудь…

– Так скажи мне, что случилось, – попросила она, водя языком по его животу.

– Дорогая… О! – застонал Картер. – О! Господи! Слоун, я не могу… не могу говорить, когда ты… – Он рванул «молнию» на своих брюках. – Я расскажу тебе… позже… Знай только, что я принадлежу тебе одной и никому не стало плохо оттого, что мы вместе.

– Картер… – только и смогла с восторгом вымолвить Слоун.

Зацепив большими пальцами бретельки комбинации, он осторожно стянул ее со Слоун, обнажив прекрасную грудь.

А затем Мэдисон приложил руку девушки к своей пульсирующей от желания плоти.

– Извини, дорогая, – прошептал он, – но я не в силах больше терпеть.

– Я тоже, – тихо ответила Слоун. Их волшебное слияние было быстрым и чувственным, и, кажется, всего через одно короткое мгновение они оказались на вершине блаженства….

– Ты чувствуешь, как я люблю тебя, Слоун? – проговорил Картер, когда они стали постепенно возвращаться в реальный мир. – Это случилось в то самое мгновение, как мы встретились. Теперь-то я понял, как мне всегда не хватало тебя. Слоун, милая, любимая Слоун, помоги мне обрести себя самого!


Слоун свернулась клубочком между ног Картера, положив голову ему на живот. Ее распущенные волосы накрывали его золотисто-русым шатром, и Мэдисон лениво перебирал их.

Они отдыхали после бурных любовных утех. Не раз и не два вихрь страсти уносил их в другое измерение.

– Картер, – продолжила Слоун недавно начатый разговор, – а ты точно ничего не преувеличил лишь для того, чтобы успокоить меня?

– Честное слово. Именно Алисия захотела поговорить со мной перед церемонией бракосочетания. Мы были в доме ее родителей. Уже собирались гости. Дэвид и Адам были до блеска отмыты, и к ним приставили няньку, чтобы они не успели перемазаться чем-нибудь к самому торжественному моменту. Когда я уже надевал парадный костюм, в мою комнату постучала Алисия.

– Ты хочешь сказать, что был не одет, когда она вошла? – с подозрением, но улыбаясь, спросила Слоун.

Схватив ее за волосы, Мэдисон легонько приподнял голову девушки.

– Нет, к тому мгновению, когда она вошла, я уже успел одеться.

– Я просто проверяю тебя, – прошептала Слоун, целуя его пупок. – Мне придется глаз не сводить с мужа, имеющего привычку вскрывать замки и уходить, когда ему заблагорассудится.

– Угу, – промычал Картер, – больше всего мне, однако, нравится не уходить, а…

–..входить, – договорила за него девушка. – Ах ты, бесстыдник! – шутливо воскликнула она. – Ну и что было дальше?

– Хорошо. Так вот. Алисия уселась на кровать и немедленно залилась слезами. Она призналась мне в ужасном, как она выразилась, проступке, и я почувствовал себя отвратительным лицемером.

– Ты себе не представляешь, как я себя чувствовала, когда Алисия рассказывала мне всю эту историю, добавив при этом, что такая строгая и порядочная женщина, как я, в жизни бы так не поступила. А я-то! Спала тут с ее собственным женихом! Ну почему все так переплелось?!

– Мы просто полюбили друг друга. Никто, ни один из нас, не предполагал, что такое может случиться. – Он погладил ее затылок. – А потом Алисия стала говорить мне, каким отличным отцом я мог бы стать для ее сыновей, какие надежды на меня возлагали ее родители, как меня любил и уважал Джим. Мочки твоих ушей напоминают бархатные лепестки.

Слоун рассмеялась – до того не вязалось его последнее предложение со всем, что он только что говорил. Картер судорожно вздохнул:

– Нам придется опять отложить мой рассказ, если ты еще хоть раз засмеешься.

– Почему?

– Потому что твои груди подрагивают от смеха как раз над тем местом, которому в общем-то больше ничего и не надо, чтобы…

– Извини, – сказала Слоун, ничуть, впрочем, не раскаиваясь. – Я тебя слушаю.

Мэдисон задышал чуть быстрее, но тем не менее продолжал повествование:

– Взяв ее за руки и глядя прямо в глаза, я спросил Алисию, любит ли она меня.

– И она ответила?..

– Она ответила: «Да».

Слоун приподнялась, чтобы посмотреть в лицо молодому человеку. Его глаза демонически засверкали, и Картер провел пальцем по верхней губе девушки.

– Она сказала: «Да, но не так, как следует». И когда я попросил Алисию объяснить мне, что она имеет в виду, то она сообщила, что любит меня не так, как жене следует любить мужа. «То есть недостаточно для того, чтобы спать с тобой, – сказала мне твоя подруга. – Недостаточно для того, чтобы не разговаривать с Маком по телефону, когда он звонит мне». И тут, к ее огромному удивлению, я схватил Алисию в объятия и поцеловал куда с большим желанием, чем делал это до того мгновения, исключая, пожалуй, лишь тот случай, когда ты нас застала… И тогда я сказал Алисии, что она замечательная женщина и что Джим был отличным парнем, которому она, как никто, подходила… Но она – не для меня.

Упершись подбородком в живот Картера, Слоун заглянула ему в глаза:

– А как ты объяснил все мальчикам? Они, наверное, были очень расстроены?

– Да. Оба горько плакали.

– Ох, Картер, нет, только не это! – вскричала Слоун, забыв про то, что он просил ее не двигаться.

– Да. Им была невыносима мысль о том, что они не будут жить возле пляжа.

Уронив голову, девушка облегченно вздохнула. Мэдисон погладил ее по спине.

– Но когда я им сказал, что они могут приходить на пляж в любое время, когда я не работаю, когда пообещал, что буду ходить с ними на каток и на футбол да еще не буду скупиться на мороженое, они успокоились. Съев предварительно по куску праздничного торта.

– Но им нужен отец! – воскликнула Слоун.

– Ну… – протянул Картер, – если ты настаиваешь, я, конечно, могу вернуться к Алисии, упасть перед ней на колени и…

Девушка вытянула руки вперед и схватила Мэдисона за широкие плечи.

– Да, им нужен отец, но я не говорила, что этим отцом обязательно должен стать ты.

– Стало быть, ты хочешь, чтобы я остался? Девушка посмотрела на него прищуренными глазами и после долгой паузы произнесла:

– Я, пожалуй, об этом как следует подумаю.

Картер обнял ее, и они поменялись местами – теперь внизу оказалась Слоун.

– Да уж, подумай об этом на досуге, – прошептал он, прежде чем впиться в ее рот страстным поцелуем…

– Картер, – спросила Слоун, облизнув пересохшие губы, – а ты рассказал Алисии обо мне?

– М-м-м… – равнодушно проговорил он, обращая свое внимание на куда более интересный предмет – нежный розовый сосок Слоун.

Девушка содрогнулась от чувства вины и стыда:

– И что ты ей сказал?

– Правду, – серьезно отвечал он, взглянув ей прямо в глаза. – Я ей сказал, что не встречал красотки горячее тебя.

– Что-о-о?! – вскричала Слоун, отталкивая его и усаживаясь.

Мэдисон откатился в сторону, хватаясь за живот от душившего его смеха.

– Посмотрела бы ты сейчас на себя! – едва смог он выговорить.

– Это ужасно – то, что ты сказал, – раздраженно проговорила Слоун.

– Не будьте так строги, мисс Фэйрчайлд, – засмеялся Картер, снова усаживая ее к себе на живот. – Приберегите вашу холодность и сдержанность для постояльцев пансионата, но только не для меня. Это ведь я сумел разглядеть необыкновенную женщину под вашей суровой маской. Завтра же я сам проверю, чтобы эта маска была сожжена. – Мэдисон смачно поцеловал Слоун, поглаживая ее спину…

– А в ответ тебе я скажу, – заявил Картер потом, после всего, когда они вытянулись рядом, отдыхая, – что признался Алисии в том, что мы стали с тобой весьма близкими друзьями и что в «Фэйрчайлд-Хаус» я возвращаюсь для того, чтобы узнать, только ли моя помолвка сдерживала нас.

– И что же ты решил?

– Я решил, что сказал правду и больше не собираюсь сдерживаться.

– А Алисия? – улыбнулась Слоун. – Ей что, было наплевать?

– Думаю, у нее отличная интуиция, – усмехнулся Мэдисон. – Во всяком случае, куда сильнее, чем мы могли предположить. Алисия склонила голову набок и внимательно посмотрела на меня. А потом она заявила: «В этом старом доме полно отличных спален, и им нужно найти более удачное применение». Я решил, что этими словами она меня ободрила. Во всяком случае, твоя подруга рассмеялась, когда, сорвав с себя галстук, я спросил, кто же отвезет меня в аэропорт.

Слоун теснее прижалась к Картеру.

– Я рада, – шепотом промолвила она. – Я бы не смогла быть абсолютно счастливой, если бы она сама не отпустила тебя.

– Я тоже, – признался молодой человек.

– Что мы будем делать?

– Ты спрашиваешь о ближайшем будущем? Если да, то это просто нелепый вопрос. – Он водил пальцем по ее соску.

– М-м-м… Да, – вздохнула девушка. – Точнее, нет. Я имела в виду твой дом, твою работу и мой «Фэйрчайлд-Хаус». Я не хочу бросать его, Картер.

– Тебе и не придется. Я бы в жизни не попросил тебя об этом, к тому же мне нравится этот старый дом. Но – обрати внимание, я говорю «но!» – здесь будут большие перемены. У меня есть кое-какие деньги, и некоторая сумма пойдет на то, чтобы ты наняла помощников. Кухарку, горничную, официантку…

– Но мне нравится готовить…

– Да ради Бога! Готовь себе сколько влезет, только не все время. Может, мне захочется уложить тебя в постель посреди дня, а ты будешь в это время печь профитроли? – Он чмокнул ее в кончик носа. – Я мог бы работать прямо здесь, в этой комнате. Мы оба будем работать, если хочешь, но временами будем и отдыхать. Я хочу путешествовать с тобой, хочу показать тебе мир, хочу показать тебя…

– Ты правда гордишься мною? Мэдисон почувствовал, как напряглась Слоун, задавая этот вопрос. Он понимал, сколько ей понадобилось решимости, чтобы задать его. А ведь еще несколько недель назад подобной решимости у нее и в помине не было. Наконец-то она смогла перешагнуть через себя, сумела разуверить себя в том, что никому не нужна и не интересна. Картер любящими глазами поглядел на девушку, и в его взгляде она увидела силу и поддержку, которые и помогали ей обрести уверенность.

– Да, я горд тобой, поверь мне. Ты самая лучшая женщина из всех, кого я когда-либо встречал. И ты всегда была такой, Слоун. Просто так уж получилось, что тебя окружали люди, не сумевшие по достоинству оценить тебя.

– Я верю тебе, – сказала девушка, слегка дотрагиваясь до его губ. – Верю, потому что ты помог мне. Я любима.

Прижав ее ладонь к своему рту. Картер прошептал вслед за ней:

– Да, дорогая. Да. Ты любима. Это мгновение было таким волнующим, что они оба замолчали. Наконец он спросил:

– А что ты скажешь о моем домике на побережье?

– Он мне очень понравился, – ответила Слоун. – Это чудесный дом.

– Стало быть, он тебе подойдет, когда ним надоест жить здесь и мы решим пожить там. А если захотим, то наймем семейную пару, чтобы она следила за «Фэйрчайлд-Хаусом» во время наших отъездов.

Девушка задумалась:

– Пожалуй, нелегко найти людей, которым я смогла бы доверить мой пансионат. Видишь ли, популярность «Фэйрчайлд-Хауса» – дело только моих рук.

– Конечно, – согласился Мэдисон. – Но, думаю, его репутация не пострадает, если в нем поселится знаменитый писатель.

– И притом скромный знаменитый писатель.

– Само собой разумеется, – серьезно промолвил он. Затем его лицо вновь озарила широкая улыбка, и Картер спросил:

– Ты родишь мне ребенка?

– Не тебе, а нам, – поправила его Слоун. Он прошептал ей в волосы что-то ласковое, а затем спросил:

– А где шкатулка?

– Какая еще шкатулка?

– Ну да, шкатулка с твоего туалетного столика. Та самая, до которой ты дотрагивалась с таким благоговением?

Слоун медленно высвободилась из его объятий и, обнаженная, направилась в другой конец комнаты. Взяв шкатулку, она поставила ее перед ним. Не сводя с нее глаз, Картер спустил ноги с кровати и сел. Отперев крошечным ключиком замок, он поднял крышку. Даже не прочитав ни одной строки, он понял, что перед ним.

– Но зачем? – недоуменно спросил он. – Ты же могла купить все мои книги, если еще не сделала этого раньше.

Девушка убрала с его лица прядь упавших на глаза волос:

– Все могут покупать твои книги. А эти страницы – все, что у меня оставалось. Никто не читал их и никогда не прочтет. Они принадлежат только мне.

– Но, Слоун… Это же черновики, там все перечеркнуто…

Она покачала головой:

– И? важно, что там написано. Для меня это самая прекрасная история любви. Настоящая поэзия.

И тут Мэдисон пробормотал нечто среднее между злобным ругательством и молитвой. Прежде такое приводило ее в ужас, а теперь она стала относиться к этому совершенно спокойно. А смысл? Впрочем, каждый мог услышать в его словах то, что хотел. Во всяком случае, Слоун услыхала второе.

Отложив в сторону странички. Картер привлек ее к себе.

– Это ты – поэт. И поэзия заодно, – прошептал он.

Его руки ласкали ее нежное тело, изучая каждую клеточку, каждый изгиб плавных линий.

– Ты нужна мне, Слоун, – сказал он, погладив губами ее грудь. – Мне нужны твои похвалы, твои умные рассуждения о моих книгах. Нужно твое понимание, когда все пойдет не совсем хорошо, и твоя поддержка, когда что-то не будет клеиться. И мне нужна вся ты…

Слоун улыбнулась и приникла к Картеру всем телом, мелко вздрагивая. Его кровь закипела. Мэдисон принялся ласкать губами ее грудь, и волна возбуждения вновь унесла их в бурный океан страсти…

Позднее, когда их сердца стали понемногу успокаиваться, Картер прижал Слоун к себе:

– Ты ведь сумеешь вдохновить меня на написание Великого Американского Романа, не так ли?

– Почту это за честь!

– И ты сумеешь совладать со мной в то время, когда у меня будет дурное настроение?

– Я постараюсь исправить твое настроение. – Картер с благодарностью погладил ее плечо. – Ты прямо сейчас возьмешься за работу?

– Нет, мне еще надо сделать две вещи.

– Какие же? – поинтересовалась Слоун.

– Для начала – провести медовый месяц в «Фэйрчайлд-Хаусе».

Она приложила к своей щеке его ладонь:

– Что за вторая вещь?

– Изменить последние страницы «Спящей возлюбленной». У романа будет счастливый конец.


home | my bookshelf | | Завтрак в постели |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 33
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу