home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Чтобы весь мир знал. Обычные аргументы ревизионистов холокоста.


Через неделю после нашей первой публикации, появившейся в «Ежедневнике Северо-Запада», студенческая газета напечатала письмо из 1250 слов профессора истории и немецкого языка из этого университетского городка. Его зовут Питер Хайес. Он читал курс по изучению холокоста. Он все еще преподает этот курс. Если хоть один человек в Северо-Западном университете был способен оспаривать какой-либо из наших аргументов, то профессор Хейес был этим человеком. Это стало этапным моментом для ревизионизма. Впервые ревизионистский текст о реальном холокосте был опубликован в университетской печати, и впервые, таким образом, профессиональные ученые имели возможность публично продемонстрировать, что хотя бы один ревизионистский аргумент был неверным и почему неверным.

Профессор Хейес тем не менее не адресовал нам никаких своих взглядов, касающихся существа нашей публикации. Он проигнорировал опубликованный текст в скромной колонке «Только послушайте» в студенческий газета, обвинив меня в «манипулировании» «обмане» «искажении» «невежестве» «запугивании» «неприличии» «мошенничестве» «двуличии» «предвзятости» «безвкусии» «запугивании» подобных ему академиков, «продажной конспирации» «неправдоподобиях» и «дезинформации».

Когда я прочитал ответ на наш текст этого профессионального ученого и лектора по холокосту крупного университета, я впервые понял, что этот самый профессорский класс в Америке и разработал концепцию использования иррационального словаря при своем осознанном решении «не связываться» со студентами или коллегами по поводу ревизионистских аргументов, независимо от того, насколько просто они не были бы представлены. А для того, чтобы прервать любую возможность установления подлинной обратной связи, они используют словарь нападок и оскорблений.

Если в течение 1990-х профессора Хейес должен был бы доказывать, что он был исключением из правил, его выступление в «Ежедневнике Северо-Запада» не заслуживало бы внимания. Но это был не тот случай. Он продемонстрировал правило, а не исключение из него.

В течение всех 1990-х я запускал подобные прокламации в студенческих газетах в сотнях университетских и относящихся к колледжам городках из конца в конец Америки. Обычно каждый академический год я писал новый текст. Реакция профессорского класса на эти тексты, год за годом, была в значительной степени одинаковой. Содержание текстов игнорировали, но на них обрушивались оскорбления, истерия и инсинуации иррационального словаря. На протяжении всех 90-х. И это примечательно.

За редкими исключениями из этих правил, обычно все было написано студенческими редакторами. Никто не спорил, что якобы какой-то конкретный ревизионистский аргумент не был надежным, но большое количество подобных откликов доказывало, что обсуждение холокоста должно быть открытым для свободного обмена мыслями, подобно любому другому историческому вопросу.

Теперь мы переходим к 2006 г. в этой очень затяжной, но определенно запутанной истории официального холокоста. Последующие эпизоды продемонстрирует, что американский профессорский класс все еще привержен иррациональному словарю, то есть, преднамеренному решению не ввязываться в обсуждение вопросов о холокосте.

Итак, мы снова окажемся в Северо-Западном университете.

1 февраля 2006 г. Телеграфное агентство Меер сообщало, что, вслед за международной шумихой, возникшей в ответ на заявление президента Ирана Ахмадинежада о том, что холокост — это «миф», Меер взяло интервью у Артура Р. Бутца, автора «Мистификации XX столетия».

Вкратце вот что сказал профессор Бутц Агенству Меер: «Предполагаемой резни миллионов евреев немцами во время Второй мировой войны не было. Заявления об уничтожении евреев правильно характеризуются как мистификация, то есть как умышленно изобретенная ложь. Мистификация имеет сионистское происхождение и мотивацию».

Профессор Бутц отметил, что в течение лет, прошедших после публикации его книги в 1976 г., были получены два результата, которые он не предусмотрел:

Западные страны предпринимали массовую репрессию ревизионизма, включая тюремное заключение за интеллектуальные преступления тех, кто сомневался в этой истории. Признание «холокоста» на Западе превратилось в то, что можно интерпретировать только как религиозное по своей сути явление. Профессор Бутц поздравил президента Ахмадинежада с тем, что он стал первым главой государства, который внятно и ясно заявил о своей позиции по этому вопросу, и выразил свое сожаление лишь о том, что это сделал не глава западного государства. Он написал, что не может быть «никаких сомнений в том, что я подписываюсь под замечаниями президента Ахмадинежада в этом вопросе».

Об интервью Агентства Меер с професором Бутцем сообщалось по всему миру. Я подумал: наконец-то, профессор Бутц и президент Ирана. Динамичный дуэт. Найдется, несомненно, несколько представителей профессорского класса в Америке, или, по крайней мере, в Северо-Западном университете, которые могут здраво посмотреть на профессора Бутца и его «Мистификацию XX столетия».

Увы! Я безнадежный романтик.

6 февраля президент Северо-Западного университета Генри С. Бинен выпустил заявление об интервью Агентства Меер с профессором Бутцем. Президент Биенен не сказал ничего о каком-либо конкретном факте, о котором писал профессор Бутц в интервью с Меер, на своем вебсайте или в «Мистификации XX столетия».

Президент Бинен, принимая преднамеренное решение не вступать в общение, написал лишь, что мнение профессора Бутца является «предосудительным» и «презренным оскорблением всех приличных и не лишенных чувств людей».

9 февраля Отдел религии Северо-Западного университета опубликовал письмо, в котором не коснулся ни одного из фактов, о которых писал профессор Бутц. Но Отдел религии обвинил профессора Бутца в «мошенничестве» «вранье» «злоупотреблении» «полной ненависти словах» «фальшивых данных» и «нравственном и интеллектуальном падении».

20 февраля шестьдесят один член факультета Северо-Западного университета Отделения электротехники и электроники, собственного отделения Бутца, опубликовал письмо с осуждением его. Ни один из этих профессиональных ученых не затронул ничего из написанного когда-либо профессором.

Его коллеги по отделению написали, что они «полностью отрицают» и «осуждают» профессора Бутца. Они считают его «чрезвычайным позором» для своих коллег, что его взгляды являются «оскорблением их человечности» и считают его «не отвечающим стандартам, предъявляемым ученому». Они «отрекаются» от него и настаивают на том, чтобы он покинул отделение. Это были его собственные коллеги.

Еще более беспокоящий, я хочу сказать, еще более отвратительный факт, это то, что хотя в Северо-Западном университете тогда работало около 1800 профессиональных ученых, ни один из них не встал, чтобы публично заявить, что «Мистификация XX столетия» профессора Бутца должна быть изучена прежде, чем подвергать ее осуждению, что хотя бы одна статья должна содержать рецензию на его книгу после 30 лет проклятий, и она должна быть опубликована в критическом журнале, в котором профессору Бутцу было бы предоставлено право ответить на критику.

Ни шанса. Мы здесь говорим об американском профессорском классе. Он терпит моральный крах в этом вопросе и не обладает достаточным характером, чтобы видеть это воочию.

В 2006 г., через тридцать лет после ученой публикации ревизионистами холокоста, профессорский класс в Америке топчется на одном месте в отношении ревизионистских исследований холокоста. Он умышленно не показывает, где ревизионистские исследования неверны, из опасения получить в ответ то, на что он не рассчитывал, что ревизионистская ученость окажется правой. Он все еще использует словарь иррациональности, чтобы избегать всякого здравого общения, связанного с ревизионистскими аргументами.

Будучи не в состоянии обсуждать тему холокоста, используя рациональный словарь, профессорский класс одинаково не в состоянии объяснить американцам и ценность союза США с Израилем.

Две стороны одной медали.



АМЕРИКАНСКИЙ ПРОФЕССОРСКИЙ КЛАСС И РЕВИЗИОНИЗМ | ИССЛЕДОВАНИЕ ХОЛОКОСТА. Материалы международной Тегеранской конференции 11-12 декабря 2006 года (fb2) | АНТИХРИСТИАНСКИЙ ХАРАКТЕР «РЕЛИГИИ ХОЛОКОСТА»