home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 11

Я сидела в своем кабинете в управе и прихлебывала из большой кружки травяной отвар, который должен был хотя бы немного меня успокоить. Раньше я бы не рискнула использовать подобные средства, поскольку они также снижали скорость реакции, но сейчас я подскакивала от любого громкого звука и, к стыду своему, была вынуждена признать: я нахожусь на грани нервного срыва и готова перейти эту грань в любой момент. Позволить себе такую роскошь, как настойка валерьяны, я не могла: запах бы выдал меня с головой, а это равнозначно признанию собственной слабости. Отвар же легко выдать за чай, и вряд ли кто-то на этом свете способен разгадать мою маленькую хитрость.

В мой кабинет все-таки вломились и умудрились вплести в канву защитного заклинания сейфа атакующую волшбу. Я так и не смогла понять, какого порядка была эта мерзость, но тот факт, что «подарочек» отправил бы меня на тот свет со стопроцентной вероятностью, я осознала мгновенно. Одним богам известно, каким чудом я успела выставить перед собой щит максимальной мощности. В шаге от меня пол почернел и обуглился. Я стиснула зубы, сумев не издать ни одного неподобающего звука, но ноги все-таки подогнулись, и я позорно хлопнулась на пол, заработав синяки на коленях. Впрочем, когда в кабинет вбежали перепуганные сослуживцы, я уже деловито обследовала сейф. Руки еле заметно дрожали, но широкие рукава форменного одеяния превосходно это скрывали.

Служащие управы ахали, охали, задавали нелепые вопросы, а мне было интересно одно: кто из них провел убийцу в здание. Ведь наверняка кто-то из дражайших коллег постарался.

Естественно, ларо Роу не пожалел своего радикулита и приполз на шум едва ли не быстрее всех. Старый сплетник, он, наверное, даже умрет, подслушивая у замочной скважины. Если раньше его не сразит маразм.

– Что за шум, ларэ Тьен? Как вы можете так вести себя на рабочем месте! – проскрежетал исполняющий обязанности начальника отряда дознавателей.

А вот это стало последней каплей. Чаша моего терпения переполнилась, и накопившееся раздражение ледяной волной накрыло всех присутствующих.

– Что? – картинно округлила глаза я. - Я неподобающим образом веду себя на рабочем месте? – зашипела я, обводя холодным взглядом всех присутствующих.

Кто-то в панике попятился, кто-то сплюнул через плечо, только ларо Роу сумел остаться на месте, хотя я подозреваю, что он просто не осознал моей откровенной угрозы. Слишком глуп.

– Что ж, ларо, если кто-то еще не в курсе произошедшего, – я сделала многозначительную паузу, – хочу сообщить, что на меня было совершено покушение. Я настаиваю на служебном расследовании.

– И, разумеется, проводить его будет ларо Рэйс, – хмыкнул Дэниэл Йель, всем видом показывая свое мнение о беспристрастности моего бывшего друга.

Я- не настаиваю на кандидатуре ларо Рэйса. Мне безразлично, кто возьмет дело, но оно должно быть заведено. Сейчас. – Для надежности я добавила в голос побольше металла.

– Но, может быть, вы просто ошиблись, ларэ Тьен, – встрял ларо Роу. – Вы всегда были склонны сгущать краски.

Я иронично усмехнулась, заинтересованно разглядывая обугленный пол.

– Ларо Роу, я, разумеется, склонна все преувеличивать, и именно из-за этого свойства своей натуры напишу на вас рапорт начальнику стражи, – ощерилась я в наилюбезнейшей улыбке, судорожно сжимая кулаки.

Старик посмотрел на меня с устрашающей серьезностью. Я уже давно поняла: если на лице дурака появляется умное выражение, то это не принесет нашему многострадальному миру ничего хорошего.

– Не слишком хорошая идея, ларэ, если вы планируете продолжать работать в отряде дознавателей.

– И вы мне угрожаете? – не сдержала искреннего веселья я. – Дознаватель, не раскрывший за последние десять лет ни одного дела и проваливший уже три квалификационных экзамена?

Ларо Стефан побагровел и запыхтел, как еж, о которого споткнулись. Драгоценные коллеги озадаченно примолкли, глядя на меня с недоумением. Ну да, это ведь первый раз, когда я позволила себе продемонстрировать свое недовольство на людях. Разумеется, подобное поведение ни в коей мере не нарушает норм приличия и не является истерикой. Для остальных. Но по отношению ко мне это примерно то же самое, что и крики ярости в исполнении других.

Кахэ окончательно испортили мне нервы. А обожаемые родители с радостью помогли им. К вышеперечисленному можно добавить постоянное ощущение опасности и перенапряжение. В итоге я пребываю в отвратительном настроении, слабо себя контролирую и неестественно агрессивна. В общем, если использовать слова моих сослуживцев, я похожа на гадюку, которой наступили на хвост. Зла, как сотня демонов, и потенциально опасна для любого объекта.

– Это оскорбление! – вякнул начальник.

– Разве? – переспросила я, делая шаг вперед. Часть присутствующих предпочла незамедлительно покинуть мой кабинет. Инстинкт самосохранения и по сей день управляет людьми и нелюдями. Хоть что-то в мире остается неизменным. – В моих словах не было ничего оскорбительного для вашего достоинства, ларо Роу, а вот в ваших действиях любой желающий может углядеть сокрытие преступления, – любезно ответила я, прикидывая, а можно ли убить тем жалким куском железа, который выдавали всем дознавателям в качестве обязательного табельного оружия.

Кажется, у меня в первый раз за всю жизнь возникла мысль убить начальство. Думаю, стоит внести этот день в календарь как праздник.

– Вы можете инициировать служебное расследование сами, либо это сделаю я. При втором варианте можете даже не надеяться на то, что дело не получит огласки. – Я вопросительно посмотрела на ларо Стефана, ожидая, пока он выберет свою участь. Я имела все возможности для полного уничтожения карьеры старика – пускай меня не любят в страже, но к мнению моему все же прислушаются.

Ларо Роу, к счастью для себя, все же воспринял мои слова всерьез и рапорт о произошедшем подал. Я сама перечитала все бумаги перед отправкой, во избежание неблагоприятных последствий. Ларо Стефан бесился, но я всегда умела настоять на своем. В отличие от этого отвратительного самодовольного старика. Теперь же, когда все хлопоты были завершены, я чувствовала приближение истерики, как животные ощущают приближение бури.

Надо отпуск взять. Потом. Если доживу.

В комнате омерзительно воняло горелым. Ковер был уничтожен безвозвратно, и о том, что он когда-то вообще существовал, говорил лишь запах паленой шерсти. Пол придется перестилать едва ли не во всей комнате. Стол практически не пострадал. Хороший мореный дуб способен пережить многое, как оказалось.

Пора заканчивать расследование, иначе, боюсь, некому будет помогать моим родителям в старости. Зря они не завели второго ребенка. Дознаватель – самая непостоянная величина в этом мире: слишком много людей стремится отправить его в последний путь.

Когда я выпила уже вторую кружку отвара, понимая, что успокоиться так и не удалось, а больше в меня не влезет, в дверь постучали. Причем подобный ритм я раньше ни разу не слышала. Так уж сложилось, что каждый работник нашей управы выстукивал что-то свое, индивидуальное, и пока еще посетитель находился за дверью, можно было понять, кто пожаловал к тебе в гости.

– Войдите! – разрешила я, дезактивируя защиту.

Осторожность была отправлена куда подальше. Я могла

сцепиться с любым типом, решившим покуситься на мою жизнь, и даже начала желать еще одного нападения: это, по крайней мере, дало бы мне возможность сбросить накопившееся напряжение.

Моим приглашением незамедлительно воспользовались. Дверь бесшумно открылась, и в комнату буквально просочился странный субъект, вызвавший у меня желание бросить в него каким-нибудь атакующим заклинанием помощнее. Единственное, что меня успокоило, так это фиолетовый колет – форма отдела внутренних расследований. Впрочем, наличие формы еще ни о чем не говорило. Хотя бы потому, что оборотней редко берут в стражу, а передо мной, несомненно, был один из них: сухопарый, двигающийся чересчур плавно; его лицо было скуластым и с резкими чертами.

– Добрый день, ларэ Тьен, – дружелюбно улыбнулся оборотень.

Я машинально отметила, что, наверное, улыбка у него была обаятельной.

– Добрый день, ларо… – Я сделала многозначительную паузу.

– Раэн каэ Орон, – с легким поклоном представился чужак.

Орон… Орон… Вроде бы Рысь. Ничего больше вспомнить не удавалось. Оборотни были подданными королевства Эрол вот уже несколько веков, но я не особо интересовалась этим народом.

– Я ознакомился с рапортом ларо Роу и решил в первую очередь переговорить с вами, ларэ, – произнес ларо Орон, глядя на меня… оценивающе.

– Я готова ответить на ваши вопросы, – сдержанно кивнула я.

А быстро Роу управился. И на рапорт среагировали как-то слишком оперативно. Странно.

– Позволите присесть, ларэ Тьен? Разговор обещает быть долгим, – усмехнулся нелюдь (боги, за что же мне столько нелюдей разом?).

– Разумеется, ларо, – ответила я, кожей чувствуя какой-то подвох. Хотелось выставить чужака вон, но постудить подобным образом было бы неблагоразумно.

– Как только у вас хватило смелости укрывать Аэнов? – с искренним интересом спросил меня дознаватель. – Обычно женщины предпочитают так не рисковать.

– О чем вы? – Я приподняла брови, обозначая удивление.

– И, самое удивительное, даже я не смог бы уличить вас во лжи, – не обратил внимания на мою реплику оборотень. – Кстати, вы в курсе, что совершенно не пахнете эмоциями? – осведомился он.

– Я вас не понимаю. – Я искренне недоумевала как над словами оборотня, так и над самим фактом его появления в моем кабинете.

– Обычно любое живое существо меняет собственный запах в зависимости от испытываемых эмоций. Оборотни обладают превосходным обонянием, мы можем по запаху определить любые чувства: страх, гнев, волнение, даже влюбленность. Ваш запах – только запах тела, то есть вы пахнете, как труп.

– Это угроза? – насмешливо спросила я.

– Всего лишь констатация факта, – пожал плечами мой странный собеседник. – Когда врешь – волнуешься, соответственно изменяется запах. Вы лжете мне в глаза и все равно пахнете так, будто не испытываете ни малейшего беспокойства.

– Может быть, из-за того, что я говорю правду? – невинно хлопнула глазами я. – Или свято уверена в собственной правоте.

– Чушь. Вы слишком хорошо разбираетесь в кахэ и слишком въедливый дознаватель, чтобы не подозревать, кого держите в руках. Я успел ознакомиться с вашей биографией, ларэ. К тому же я разбираюсь в южанах и знаю, что только у Аэнов лиловые глаза.

Я позволила себе выказать удивление.

– А вы, видимо, не знали об этой особенности? Да бросьте вы, ларэ Риннэлис, вы же знаете о кахэ все, что можно и что нельзя… Это признак нечистой крови – основательница Дома, Айис, взяла в мужья эльфа, и все их потомки унаследовали его цвет глаз.

– Я поражена вашими познаниями, ларо, но какое это имеет отношение к нашему делу? – Примерное представление о происходящем у меня уже было, и теперь я размышляла на тему, чем мне все это грозит.

– При задержании составляется описание внешности и в документации магически закрепляется образ. Я позволил себе проявить любопытство, ларэ, – ответил мне ларо Орон.

Это все объясняет. И предвещает крупные неприятности.

– Кстати, вы знаете, что устанавливать магические средства защиты на жилище – незаконно? – нахмурился дознаватель. – Мои люди пострадали.

А вот тут я уже ехидно осклабилась.

– Во-первых, подобные системы защиты уже месяц как официально разрешены. Во-вторых, моя защита была зарегистрирована согласно с административным уложением сразу же по факту ее создания. В-третьих, проникнуть в жилище дознавателя можно только с его согласия, даже если на него заведено уголовное дело, следовательно, здоровье «ваших людей» мне глубоко безразлично, ко всему прочему, у меня появляется законный повод для заявления протеста.

– Восхитительно, – хмыкнул ларо Орон. – Вы еще и отличаетесь потрясающей наглостью, ларэ Тьен. Я в восторге.

– Польщена. Но либо вы предъявляете мне обвинения прямо сейчас, либо прекращаете попытки запугать, все равно меня ваши инсинуации мало трогают.

– Я не собираюсь ни в чем вас обвинять, ларэ. Мое дело – найти того, кто помог организовать на вас покушение. И я понял достаточно, чтобы с уверенностью сказать: изменой ваши действия и не пахнут. А вот убийство ларэ Софии Айрэл пахнет заговором, вы ведь тоже так решили, ларэ Тьен?

Я сухо кивнула, с некоторым интересом взирая на нелюдя. Тот отвечал мне не менее заинтригованным взглядом.

– Вы тщательно оберегаете свою территорию, ларэ, для меня, как для оборотня, подобное поведение понятно и нормально, – сказал ларо Орон. – Более того, я тоже не желаю, чтобы кахэ попали в руки властей.

– С моими мотивами мы уже разобрались – я защищаю свою территорию. Каковы ваши?

– Видите ли, все Аэны являются кровниками моего клана, – странно улыбнулся мужчина. – А относительно Риэнхарна как минимум трое моих родственников имеют ten-hi. Знаете, что это такое?

– Боюсь, мои познания в обычаях оборотней довольно скромны, – с неудовольствием призналась я. Терпеть не могу не знать чего-то.

– Ну да, вы же специализируетесь на кахэ, ларэ, – заметил ларо Раэн. – Если вам так будет понятнее, то ten-hi очень похож на da-liss. Личная кровная месть.

– То есть несколько ваших сородичей мечтают лично перегрызть горло ларо Риэнхарну?

– О да. А врагов мы бережем не меньше друзей: позор, когда твой враг погибает от чужой руки.

– Следовательно, вы хотите обеспечить ларо Риэнхарну безопасное возвращение домой, тем самым дав возможность кому-то из своих родственников убить его?

– Да.

– Именно поэтому люди никогда не смогут понять вас, – вздохнула я. – По-моему, было бы гораздо проще позволить его повесить.

– Люди вообще примитивны.

– О да, зато вы, такие великие и возвышенные, полностью от нас зависите, – прибегла я к излюбленному аргументу всех людей в споре с оборотнями.

– Ну, это спорный вопрос… – ехидно улыбнулся ларо Раэн. Глаза его гневно сверкнули, а рука сама собой потянулась к короткому мечу, висящему на поясе.

– Хорошо, а почему вы тогда сами его не убьете? – спросила я, решив не затрагивать извечные политические темы, пока Рысь на меня не кинулся.

– О, ларэ Тьен, вы подстрекаете меня на убийство? А как же ваша вопиющая законопослушность?

– Я никого не подстрекаю, – раздраженно поморщилась я. – Просто хочу понять.

– У меня к ларо Аэну всего лишь sae-hi – убив его сам, я нанесу оскорбление тем, у кого к кахэ ten-hi. А я бы не хотел обижать своих сородичей. Это, знаете ли, чревато.

Знаю я, чем оно чревато. Помнится, если кто-то не дает кахэ осуществить da-liss, по глупости убив его кровника, то автоматически сам становится объектом мести. Скорее всего, у оборотней ситуация схожая.

– А зачем тогда ваши люди пытались пробраться в мое жилище? – решила я удовлетворить свое любопытство.

– Таэллон, – спокойно улыбнулся оборотень, продемонстрировав чуть увеличившиеся клыки, которые у представителей его расы даже в человеческом облике внушают уважение. – За племянником кахэ пойдет даже кдемонам.

– Не слишком благородно, – заметила я.

– Какое может быть благородство, когда речь идет о кровной мести?

– Я не отдам вам младшего. – Я сочла нужным предупредить каэ Орона.

– И не надеялся, – безразлично пожал плечами он. – Не собираюсь просить вас о том, чего вы никогда не сделаете. Согласен и на живого Риэнхарна, убирающегося в земли Дома Эррис с племянником под мышкой. Главное, чтобы мои родственники не потеряли объект мщения.

– Меня полностью это устраивает. Я могу рассчитывать на вашу поддержку, ларо каэ Орон? – решила проверить свои тылы я.

– Разумеется, ларэ Тьен. Я прикрываю вас, как представитель отдела внутренних расследований, и снабжаю необходимой информацией. Думаю, даже после завершения вашего расследования мы будем полезны друг другу. Превосходно.

– Ларо, если не секрет, а с чего оборотню служить в страже, и сколько информации вы сливаете в свой клан? – невинным голосом спросила я.

– О, ларэ, я служу в страже потому, что это посчитал полезным глава моего клана… А насчет информации… Мы ведь уже не дети, а оборотни остаются верными подданными королевства Эрол.

То есть сливает все.

– Я, в свою очередь, также являюсь верной подданной Эрола и его величества Генриха, – усмехнулась я.

– Ничего невозможного я и не требую. Но могут же два дознавателя посплетничать в свое свободное время? – превосходно понял мои сомнения ларо Раэн.

– Разумеется, ларо.

Каэ Орон, конечно, расчетливая скотина, впрочем, как и любой нормальный оборотень, но ему действительно в данный момент выгодно наше сотрудничество. Теперь главное – не упустить тот момент, когда перевертыш посчитает возможным с чистой совестью сдать меня начальству.

Размышляя о состоявшейся беседе у себя в кабинете, оборотень пришел к выводу, что Риннэлис Тьен в некоторой степени даже понравилась ему. Ровно настолько, чтобы он поблагодарил всех богов за рождение этой примечательной особы среди людей. Окажись Тьен Рысью, рано или поздно она бы включилась в вечную борьбу за власть в клане и сцепилась бы с любимым кузеном Раэна, Третьим лордом Линхом каэ Ороном, прожженным интриганом. Первого и Второго лордов Линх не стер в порошок только по той причине, что один был его дедом, а другой – отцом, а родственные связи между оборотнями исключительно чтились. Если бы Риннэлис Тьен принадлежала к роду каэ Орон, то наверняка нашла бы коса на камень.

Кузен был на диво предприимчивым оборотнем, именно он спровадил Раэна в земли людей, надеясь получить побольше информации о смертных. Мало кто знал, но уж сам-то Раэн был прекрасно осведомлен: родственничек строил наиглобальнейшие планы по отделению земель оборотней от человеческого королевства, причем осуществлял их довольно тонко и умело. Скорее всего, лет через пятьдесят кузен сможет послать куда подальше Эрол вместе с его королем. Раэн каэ Орон небезвозмездно помогал родственнику в удовлетворении его амбиций и тяги к сепаратизму. В конце концов, Линх достаточно умен и не подставит ни клан, ни кузена, с которым частенько проводит время в злачных местах. Разумеется, инкогнито, дабы не уронить чести рода каэ Орон.

Кстати, надо бы отписаться драгоценному родственничку, сто колючек ему под хвост, обо всей истории с кахэ и Тьен. В конце концов, именно у Линха было приоритетное право ten-hi Риэнхарну, когда-то убившему в поединке его брата. На самом деле, скорее всего, сам Линх и отправил бы на тот свет своего постоянно зарывавшегося братца, если бы кахэ не оказался проворнее, но простить убийство чужаку, разумеется, было нельзя. Нет, наверное, лучше будет проинформировать кузена после, когда все уже закончится, дабы уберечься от излишнего энтузиазма Третьего лорда.

От приятных воспоминаний о родственнике мысли Раэна вновь вернулись к Риннэлис Тьен, с которой по окончании расследования придется что-то делать. Не стоит допускать даже малейшей утечки информации о том, что оборотни стали проявлять нездоровую активность. Особенно политическую. Следовательно, сию милейшую ларэ необходимо будет вывести из игры. Можно, конечно, убить, но не хочется так радикально решать проблему: все же человечка довольно умна, а интеллект нужно беречь, ценить и использовать по мере возможности. Убийство в данном случае – просто бездарное разбазаривание ценных ресурсов. Можно выкинуть Тьен из стражи, но и это не выход.

Решение было найдено довольно быстро. Девушку нужно украсть. И желательно выдать замуж за какого-нибудь не слишком честолюбивого вельможу, дабы ларэ Риннэлис была привязана к Рысям, работала на их благо и при этом не была стеснена в действиях волей супруга. А что? Все будут довольны. Для мещанки родовитый оборотень составит достойную партию, да и любая женщина еще с колыбели мечтает о замужестве.

Успокоив себя таким образом, Раэн каэ Орон сел за свой стол, чтобы написать еще одно проникновенно-родственное письмо кузену. Но сообщать о человеческом дознавателе Третьему лорду оборотень пока не собирался.

Через два часа я начала подозревать, что скоро захлебнусь в травяном отваре (все-таки еще три кружки я в себя залила), так и не обретя спокойствия. Думаю, мои нервы среагировали на очередной визит ларо Роу, решившего поговорить со мной на животрепещущую тему служебного расследования. Все сводилось к полному нежеланию исполняющего обязанности начальника позволять кому-то рыться в грязном белье отряда. Я, по примеру своих фигурантов, впадала в «полную несознанку». Ларо Стефан то угрожал мне, то обещал осыпать милостями (и то и другое маловероятно, так как ларо Роу не обладал возможностями для выполнения своих обещаний), но я упорно изображала наивную дурочку, причем настолько достоверно, что сбивала его с толку. Не терплю посредственных собеседников, не умеющих вести себя в словесном поединке. Считаю это одним из проявлений слабости, а я не переношу беспомощных и глупых индивидов. Они для меня скучны.

Ларо Стефана пришлось заткнуть угрозами пообщаться на тему его «совершенно неадекватного поведения» с ведущим служебное расследование ларо каэ Ороном. При упоминании имени оборотня вредный старик скривился, как во время приступа радикулита, и поспешно уполз в свою нынешнюю нору. А я осталась раздумывать над тем, что же делать. Поразмыслив немного, решила отправиться домой, под крыло к ма – нервы в ужасном состоянии после этого дурацкого утра, нужно хотя бы поспать.

Дийес Риннэлис, по расчетам Риэнхарна, явилась чересчур рано. Дознаватель была встрепана сверх меры и так же сверх меры напряжена. На сдержанно-прохладное приветствие девушка ответила судорожным кивком и протопала в кухню, более не обращая на кахэ никакого внимания. Тот возмущенно фыркнул, но от попыток возобновить общение отказался. Зачем ему сомнительное удовольствие колко-ехидной беседы со змеей в прекрасный весенний день? А вот Таэль при виде кислой физиономии этой ползучей гадины просиял и отправился следом за ней на кухню, видимо, делиться незабываемыми впечатлениями от уборки в сарае.

– Ларо Риэнхарн, – раздалось из кухни. – Не могли бы вы присоединиться к нам? Если вас не затруднит, конечно.

Змея. Пришла в себя. И что ей от него нужно на этот раз?

– Разумеется, не затруднит, дийес Тьен, – спокойно отозвался кахэ.

«Как будто я занимаюсь в этом доме хоть чем-то, от чего меня можно отвлечь», – раздосадованно поморщился Риэнхарн, входя в кухню.

– Вы что-то хотели, дийес? – вежливо осведомился он у жующей бутерброд человечки, рассевшейся на стуле. Напротив нее расположился Таэллон, сосредоточенно глотающий горячий чай.

– О, пустяк. Просто хотелось узнать, сколько у вас кровников в роду Орон. Я имею в виду ten-hi, – с обаятельной улыбкой спросила дийес Риннэлис.

Кахэ для надежности прислонился к дверному косяку. Ноги держать отказывались.

Это ей зачем? При чем тут его отношения с рысьим кланом? Или…

– Видите ли, сегодня я имела честь беседовать довольно продолжительное время с достопочтенным ларо каэ Ороном, – невинно заметила девушка, с хищной выжидательностью следя за реакцией нелюдя. Тот пребывал в полнейшей растерянности, мучительно пытаясь осознать, какие изменения для него повлечет сегодняшняя беседа дийес дознавателя с оборотнем.

– И с которым ларо каэ Ороном вы говорили? – решил уточнить кахэ. Хотелось надеяться на лучшее, но Риэнхарн, как настоящий реалист, готовился к самому мерзкому развитию событий.

– Ларо Раэн каэ Орон.

Мужчина на секунду задумался, а потом облегченно выдохнул. Раэн каэ Орон не стоял первым в очереди на убиение кахэ, а оборотни в этом смысле строго соблюдают установленный порядок.

– И что же заставило Орона говорить с вами? – полюбопытствовал южанин.

– Он проводит служебное расследование по факту покушения на мою жизнь, – как ни в чем не бывало ответила дийес Риннэлис, заботливо похлопав по спине Таэля, который от последней новости подавился чаем.

Риэнхарн начал понемногу сползать по косяку, но вовремя спохватился и резко выпрямился, чем вызвал снисходительную улыбку дийес дознавателя. Очень хотелось выругаться, но ронять собственное достоинство еще ниже было нежелательно.

– Вы ничего не перепутали? – тихо переспросил кахэ.

– Ничего. Ларо Раэн работает в страже, ларо Риэнхарн.

– Проще говоря, шпионит для своего кузена, – скривился мужчина, невольно вспоминая последнюю встречу с родственником Раэна каэ Орона, которая не привела ни к чему хорошему.

– И кто этот таинственный кузен? – тут же насторожилась дийес Риннэлис, видимо чувствуя потенциальный источник неприятностей.

– Третий лорд клана Рыси, если это вам о чем-то говорит, – процедил кахэ, скривившись еще больше.

– Боюсь, ваши слова мне немногое объясняют, – со вздохом созналась дийес дознаватель.

– Первый лорд руководит кланом в целом, под началом Второго лорда – войска, третий же отвечает за сыск и шпионаж.

– Серьезный ларо, – озадаченно констатировала девушка, прокручивая в уме безрадостные перспективы.

– Более чем серьезный, – подтвердил южанин.

– Вы были лично знакомы с Третьим лордом? – зачем-то осведомилась дийес Риннэлис.

– К несчастью, да, – ответил Риэнхарн. – Все-таки у него ко мне ten-hi, так что познакомиться с ним пришлось.

О да, Орон был настойчивым кровником, требовавшим к своей персоне постоянного внимания. Он всеми правдами и неправдами частенько добирался до кахэ, чтобы в очередной раз схватиться с ним. Пока обходилось ничьей, но оборотень оказался упорным в своем желании отправить южанина на тот свет, а упорство, как известно, рано или поздно вознаграждается.

– Вопреки моему желанию, – мрачно добавил Риэнхарн, еле заметно поморщившись. – И что же пожелал достойный служитель стражи?

– О, всего лишь не дать отправить вас на тот свет. – Дийес Риннэлис просто излучала ехидство в окружающий мир. – В общем и целом, ларо каэ Орон в данный момент поддерживает нашу сторону.

А вот это уже опасно.

– Не советую вам расслабляться и полагаться на обещания оборотня. Эти твари всегда и все поворачивают в свою пользу.

– Думаю, вы правы, – согласилась человечка. – Ларо Раэн показался мне немного… – на секунду она задумалась, подбирая наиболее подходящее определение, – немного скользким.

– По сравнению со своим кузеном, этот – просто воплощение терпимости, добродушия и честности.

– Вы не любите оборотней, – сделала вывод человечка.

– Разумеется, – кивнул кахэ. – Мы же кровные враги.

– Все нелюди слишком много времени уделяют обычаям и традициям, – пренебрежительно заметила дийес дознаватель. – Это глупость, причина которой, видимо, длинная жизнь.

– А вам на глупости, выходит, времени не хватает? – съязвил Риэнхарн.

– Именно. Мы, люди, тратим свою жизнь более рационально, – с оттенком превосходства произнесла дийес Тьен.

– Проще говоря, вы примитивны, – парировал южанин.

– Возможно, – не стала спорить человечка, – однако, как ни странно, мы более жизнеспособны, чем любые из вечноживущих.

– На эту тему можно рассуждать бесконечно, – недовольно проговорил южанин.

– Увы, – согласилась дийес дознаватель, – поэтому мы прекратим этот бессмысленный спор. Меня больше интересует Третий лорд.

– Линх каэ Орон – матерый оборотень, без малого двух сотен лет от роду, прожженный интриган, очень умен, но, могу сказать, перевертыши думают не так, как люди, вряд ли вы сможете понять их логику.

– Мне просто не выпадало шанса, ларо, – самодовольно усмехнулась дийес Риннэлис. – Если присутствует хоть какая-то логика, то ее можно понять, если логики нет – все равно можно найти общие принципы поведения.

Кахэ снисходительно улыбнулся:

– Я уверяю вас: оборотни – это нечто исключительное, а с Линхом каэ Ороном даже мне было непросто. Если он захочет лично вмешаться во всю эту историю – будут большие проблемы.

– О-о, – озадаченно протянула девушка. – Если уж вы настолько уважаете этого достойного ларо…

– Вы цените мое мнение?

– Да, ларо. Нужно закончить дело как можно быстрее, пока лорд Орон не проявил своего высочайшего внимания.

Разговор с кахэ несколько приподнял завесу тайны над истинной причиной вмешательства в мое дело ларо Раэна. Значит, из такой трепетной заботы еще и торчат усы Третьего лорда Орона. И почему количество нелюдей, фигурирующих в моем деле, растет с такой скоростью? Демоны… Все происходящее просто воняет большой политикой. Мало мне было мотива заказчика, так еще и заинтересованность братского народа оборотней, которые спят и видят обретение суверенитета после нескольких сотен лет зависимости от презираемых ими смертных. Даже если я не знаю о жизненном укладе этих перевертышей практически ничего, то быть в курсе подобных нюансов просто обязана – все-таки историю государства и права я в свое время сдала на «отлично».

Проникшись безрадостными перспективами вмешательства в мою работу предприимчивых оборотней, я стала раздумывать над тем, как ускорить расследование, пока благородный Третий лорд Орон не успел запустить в него когти.

Покинув общество неожиданно разговорившегося ларо Риэнхарна, я поднялась к себе, чтобы пообщаться с последним из имеющихся друзей.

– Лэр! – нетерпеливо позвала я, после того как друг в течение невероятно долгой минуты игнорировал мой вызов. – Лэр, безумно стыдно мешать твоей личной жизни, но ты мне нужен. Срочно.

– Риги, ты, как всегда, не вовремя, – проворчал алхимик.

– Лэр, ты же знаешь, что я никогда не побеспокою тебя просто так. К тому же ты сам потребовал связаться с тобой в случае чего.

– Знаю. Что на этот раз?

– У меня проблемы.

– Нашла чем удивить.

– У меня очень большие проблемы, – со вздохом сообщила я. – Мне нужна негласная слежка за некоторыми лицами.

– Я-то тут при чем?! – воскликнул друг.

– Вот только не говори, что у тебя нет связей. А я сейчас, как лисица, которую обложили в норе собаки. В управе меня скоро на части разорвут, еще и оборотень свалился на голову – расследует сегодняшнее покушение. Мне больше не к кому обратиться.

– Дожили, – мрачно констатировал Лэр. – Дознаватель просит эксперта договориться о слежке за своими фигурантами.

– Сейчас у меня нет другой возможности, ты же понимаешь.

– Ты же всегда была способна добиться разрешения на любое следственное мероприятие!

– Тогда я была чиста на руку, – со вздохом призналась я. – А вот сейчас…

– Ты совершила должностное преступление? – напрягся Лэр.

– С ума сошел?! – возмутилась я. – Как тебе только в голову могло подобное прийти!

– Да успокойся ты, Риш. Объясни толком.

– Мой первый подозреваемый – Риэнхарн Аэн. Сейчас я вынуждена укрывать кахэ и его племянника, поскольку заказчик убийства ларэ Софии хочет выставить его виновным и добиться, чтобы нелюдя повесили со всей помпой. Выдать его я не могу: во-первых, это противоречит моим принципам, во-вторых, если начальство выяснит, что я не дала добраться до Аэна, меня размажут тонким слоем на мостовой. И, ко всему прочему, на мне висит оборотень, тесно связанный с разведкой клана Рыси. Что скажешь?

– По части влипать в истории ты просто мастер, дорогая моя подруга, – хмыкнул приятель. – Так основательно вляпаться за небольшой период времени надо уметь.

– Я вообще талантливая, – вздохнула я.

– Все будет сделано в лучшем виде, ларэ дознаватель, не извольте беспокоиться, – со смехом уверил меня Лэр. – Можешь на меня положиться, солнце. Давай список.

– Да, Лэр… Знаешь, мне больше не на кого положиться, так что имей в виду: если меня предашь еще и ты, я сначала буду долго и мучительно тебя убивать, а потом покончу с собой, – полушутливо предупредила я.

– Брось молоть чушь, Риш, – шикнул на меня друг. – Мы с тобой в одной палате. Давай список тех несчастных, которым не повезло стать объектами твоего внимания.

Я тяжело вздохнула и начала диктовать. Вмешивать Лэра было не самой лучшей идеей, но кому я еще могла довериться?…

– Что вы сказали?! – яростно воскликнул он. – Что значит «ваши люди убиты»?!

– Прошу прощения, но это так и есть, – проблеял этот идиот, не сумевший выполнить элементарное поручение.

– Кто? – сухо спросил он. Посмевший вмешаться в его дела ответит за это. Он, конечно, не кахэ и не имеет представления о ритуальных убийствах, но с помощью богатой фантазии сумеет компенсировать отсутствие знаний по этому животрепещущему вопросу.

– Мы не знаем, но это были умелые воины. Ни один из ваших наемников не остался в живых. И только двое из них успели вытащить оружие, чтобы отразить нападение.

Ну так кто же посмел помешать его планам? У кого хватило наглости на такую выходку? Явно не стража – тут все надежно и спокойно. Неужели Тьен наняла? Нет, невозможно, у простого дознавателя не хватит средств, чтобы нанять отряд хороших воинов. Тогда, выходит, кто-то опекает мерзавку и отслеживает тех, кто решил приблизиться к ее квартире?

– А что насчет родителей змеи?

– Она не появлялась там, – явно обрадовался смене темы собеседник. – Ни одно поисковое заклинание не зафиксировало появление там Тьен. Наружное наблюдение так же подтверждает, что ее не было в доме, хотя можно суверенностью сказать, что с родителями она каким-то образом связывалась.

– Почему?

– Они практически перестали покидать пределы своего дома.

– Захватить?

– Невозможно.

– Демоны, – констатировал он. Тьен все еще вне сферы досягаемости. А ее нужно уничтожить как можно скорее.

– И сколько их было? – лениво потянулся ларо каэ Орон, оглядывая ехидно скалящихся сородичей.

Оборотень чувствовал себя как сытый кот, уютно устроившийся возле растопленного камина. Удалось сделать гадость людям, слегка посодействовать ларэ Тьен и дать возможность ребяткам размяться. Перевертышам необходимо время от времени выпускать своего зверя наружу.

– Всего пятнадцать жалких человечков, – пожал плечами Касс, любимый старший брат, не искусный в дипломатии и плетении интриг, но зато потрясающе умелый исполнитель, чем Раэн и пользовался по мере необходимости.

– А драгоценный кузен в курсе твоих выходок? – спросил Лиэр, младший брат, обожаемый мелкий пакостник – рыжий, встрепанный и вредный до невозможности.

– Ну… Драгоценный кузен узнает об этом. Позже. Может быть, – протянул оборотень. – А пока, думаю, следует поберечь нервы Третьего лорда от лишних потрясений, дабы он продолжал усердно и плодотворно трудиться на благо клана.

– Самодеятельность, – с легким намеком на неодобрение хмыкнул Сэн каэ Верр. Он, как ни странно, родственником не являлся. Потомок дальней ветви некогда славного рода, сейчас медленно вырождающегося. Ходили слухи, что некоторые каэ Верры уже не в состоянии перекидываться, впрочем, на Сэне это никак не сказалось – у парня были потрясающие способности бойца и цепкий ум. – Линх тебе шерстку потреплет за такие выходки. Ты не смотри, что он по-дружески к тебе относится, Раэн. Если ты продолжишь дурить, твой драгоценный кузен возьмет тебя за горло.

– Все, что я делаю, идет на благо клана, значит, не противоречит воле Третьего лорда, – монотонно, в тысячный, наверное, раз повторил задолбленную фразу Раэн. За такие вот выходки Линх его и ценил: за умение действовать самостоятельно, не оглядываясь на высокое начальство, при этом не выходя за определенные рамки. К тому же родич знал, что Раэн с самого детства смотрит на него, открыв рот от восхищения, – Линх всегда был для своего кузена идеалом и примером для подражания.

– Когда же тебе взбучку устроят наконец? – риторически вопросил брата Касс.

– Не в этой жизни, – самодовольно рассмеялся Раэн. А вы лучше, ребятки, присмотрите за ларэ Тьен. Я не хочу, чтобы столь примечательная особа отправилась на тот свет раньше, чем принесет нам пользу.

– А если нас заметят? – недовольно проворчал Сэн.

– А вы сделайте так, чтобы вас не заметили, – хмыкнул дознаватель. Каким образом будет выполняться приказ – это не его забота.

– Скотина ты, братец, – беззлобно «обласкал» родича Касс.

– Именно.

Он напишет кузену, только когда все закончится. Линх поймет. Наверное.


ГЛАВА 10 | Из любви к истине | ГЛАВА 12