home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

– Риннэлис Тьен! – раздался на периферии сознания требовательный голос. Кто-то напрямую ломился ко мне в сознание, не озаботившись предварительно договориться со мной о доступе. Между прочим, откровеннейшее хамство.

– Ларэ Тьен! Перестаньте делать вид, будто у вас низкий уровень ментальной энергии и вы не в состоянии почувствовать моего настойчивого внимания, – продолжал надрываться явно на пределе возможностей чей-то смутно знакомый голос.

– Ларэ дознаватель, вы издеваетесь надо мной?! – в отчаянии возопил незваный гость. Без предварительного доступа зрительный образ создать было невозможно, поэтому возникло чувство, что это я разговариваю сама с собой.

На надрывный вопль очень хотелось ответить: «Да, издеваюсь», но я предпочла не трепать нервы несчастному.

– С кем имею честь говорить? – поинтересовалась я, пропуская визитера в свое сознание.

– Ну что же вы, ларэ Риннэлис, – укоризненно вздохнул собеседник. – Неужели уже успели забыть меня? Вроде бы только вчера разговаривали…

– Ларо Раэн? – предположила я.

– Именно, ларэ, именно! – обрадовался факту своего опознания оборотень. Теперь перед моими глазами появилось бесплотное изображение усмехавшегося ларо Раэна. Легок на помине.

– Кстати, ларэ Тьен, тут на вас снова покушаться собирались, – с какой-то странной радостью сообщил мне перевертыш.

– И?

– Больше некому покушаться, – злорадно отозвался ларо Раэн.

– Оперативно, – оценила я. – Это была санкционированная операция?

– Ларэ… – саркастично протянул оборотень.

– Знаете, я сразу заподозрила что-то подобное.

– Ценю вашу проницательность, – с широкой, можно сказать, даже радостной улыбкой ответил ларо Орон.

– Вам удалось хоть что-то узнать от покойных? – выказала я свой интерес.

– О да, ларэ! Ларо Элиот Весберн… Вам о чем-то говорит это имя?

– Нет. – Я растерянно нахмурилась. – Никогда не слышала об этом человеке.

– Как ни прискорбно, я тоже, ларэ. Однако именно этим именем представился тот, кто нанял убийц.

– Разумеется, имя вымышленное…

– Но лицо-то настоящее!

– Лицо? – изумилась я.

– Да, ларэ Тьен. Мой подчиненный считал из сознания одного из наемников лицо нанимателя. Скорее всего, это только посредник, но ведь уже кое-что, не так ли, ларэ Риннэлис?

Кое-что! Да это настоящая зацепка, а не шаткие конструкции из редких фактов и прорвы домыслов…

– А вы уверены, что лицо настоящее?

– Да, ларэ, абсолютно! Правда, пришлось долго разбираться с иллюзиями, наложенными на облик, но в конце концов мы получили подлинную физиономию этого типа! Ларэ, мы – оборотни, нам самим слишком часто приходится менять облик, чтобы позволить ввести себя в заблуждение каким-то второсортным колдовством.

Демоны побери мою грешную душу, откуда каэ Орону удалось получить таких подчиненных? Снять иллюзию со слепка памяти – это же больше, чем мастерство, в страже таких специалистов по пальцам одной руки можно пересчитать, а если учесть, что эту экспертизу совершенно точно провели мимо начальства… То, боги всемилостивые, какие же еще резервы есть у клана Рыси?!

– Передайте мне образ, пожалуйста, – потребовала я, мгновенно ощутив охотничий азарт.

Вот оно. Наконец-то.

– Ловите, – осклабился оборотень. – Уже набросали план дальнейших действий, ларэ Риннэлис?

– Разумеется, – не стала отпираться я. Картинка оказалась на удивление четкой, и запечатлеть ее в один из магических кристаллов было одно удовольствие.

– Ваша оперативность достойна уважения, – усмехнулся ларо Раэн.

– Как и многие другие мои качества, – с легким самодовольством ответила я.

– О да. Удачи на охоте, ларэ. Если будет что-то новое, я свяжусь с вами.

Отлично. А вот о том, кто же так старательно копает мне яму в родной управе, ларо каэ Орон не сказал ни единого слова. Либо считает это неважным, либо ничего не нашел, либо счел необходимым умолчать… Вроде бы Рысь, а скользкий, как уж. Или жаба. Ко всем прочим прелестям, непонятно, подключился ли к действиям ларо Раэна его высокопоставленный родственник. И спрашивать бесполезно – все равно соврет…

Когда Лэра во время очередного свидания настиг вызов его незабвенной подруги Риннэлис, он только с мученической обреченностью вздохнул и извинился перед ни в чем не повинной девушкой, с которой приятно проводил время в одной таверне. Послать куда подальше старого друга нельзя – Лэр в курсе крупных неприятностей Риннэлис и ни за что не бросит ее в такой ситуации, но вот когда у Тьен все наконец-то устаканится, алхимик стрясет с нее весь накопившийся за этот период долг вместе с процентами.

– Риш, солнышко, у меня такое странное подозрение, что ты задалась целью уничтожить мою личную жизнь на корню, – без малейшей ноты раздражения проворчал Лэр, впуская в свое сознание настойчиво домогающуюся его внимания девушку.

– Извини, – без тени раскаяния ответила та.

«Надо бы убраться в место побезлюднее», – решил алхимик, поняв по чересчур деловому тону ларэ Тьен, что разговор намечается серьезный.

– Надеюсь, у тебя что-то действительно важное, иначе у меня появится законный повод убить тебя своими руками.

– Разумеется, важное, – хмыкнула Риннэлис. – У меня тут есть образ одного человека, который совершенно точно связан с тем, кто зарезал ларэ Айрэл.

– И откуда же у тебя такой раритет? – ахнул Лэр.

– Не поверишь: ларо Раэн подсуетился, – с легкой нервозностью сообщила Риш.

– Ой, не нравится мне все это…

– Ты бы знал, как мне это все не нравится, но нужно использовать все имеющееся в наличии – у меня сейчас не та ситуация, когда можно гордо отказываться от помощи, – вздохнула дознаватель, явно не испытывая положительных эмоций от энтузиазма оборотня.

– Вот только неизвестно еще, как ты с этим нелюдем расплачиваться будешь, не уверен, что он так просто позволит тебе сорваться с крючка.

– Не напоминай, – раздраженно отмахнулась Риннэлис. – Сама знаю, но пока мне удобнее с ним, а проблемы будем решать по мере их поступления.

– Чересчур легкомысленно для тебя, дорогая моя подруга.

– А что мне еще остается в такой-то ситуации? – риторически вопросила та.

Хм. Лэр был несколько ошарашен, понимая, что несгибаемую Риннэлис Тьен, его лучшего друга, грозу всей стражи, загнали в угол, из которого она имеет возможность только вяло огрызаться на очередные нападки. Подобная ситуация была странной, даже немыслимой.

– Ну да, деваться тебе особо некуда, – был вынужден признать алхимик.

– Лэр, проверишь этого типа, а? – заканючила девушка.

Ну не брошу же я тебя… – вздохнул эксперт.

– Да кто ж тебя знает. – Вроде бы и в шутку сказала, но Лэр понял, что после того, как Тарн подставил ее, Риш потеряла уверенность в своих друзьях.

«Убить поганца за такую выходку мало, – подумал алхимик. – Нет, наша змейка, конечно, далеко не идеал: она при случае может быть и жестокой, и бездушной, да и стервозности хоть отбавляй, но она же все-таки наш друг! И помимо недостатков, у Риннэлис еще и достоинств прорва! Она верная, отзывчивая, разумная, готовит прекрасно! К тому же не злопамятная, а это тоже большой плюс, если учитывать ее способность отравлять жизнь окружающим. Да она же просто умница!»

– А как там насчет слежки? – поинтересовалась девушка.

– Будет тебе и твоя слежка, радость моя. Я договорился. С завтрашнего дня несчастных, умудрившихся попасть под твое подозрение, будут «водить» постоянно даже до сортира.

– Я тебя обожаю!

– Угу, я тебя тоже, – откликнулся Лэр, разрывая связь.

Пробить наблюдение было, разумеется, нелегко, но Риш стоила затраченных усилий. Ведь именно Риннэлис Тьен когда-то чуть не вытрясла душу из целителя, который заявил, что алхимика бесполезно откачивать, так как доза отравляющих веществ превысила лимит, при котором есть шанс выжить. Тарн, заикаясь, пересказывал, как невозмутимая ларэ дознаватель сперва отвесила почтенному целителю несколько хороших оплеух (а рука у нее никогда легкой не была), а потом нежнейшим голосом сообщила, что, если тот не будет заниматься своим делом, она нанесет ему травму, несовместимую с жизнью. Перепуганный целитель под неусыпным надзором ларэ Тьен вернул невезучего эксперта к жизни, а потом слег с сердечным приступом: ничего более жуткого, чем Риннэлис, молча сверлящая тяжелым взглядом, представить себе невозможно. Даже при самом большом желании и самой богатой фантазии.

После этого случая Лэр знал совершенно точно: когда понадобится, он так же будет рядом с Риш, чего бы это ни стоило, так же будет защищать ее любой ценой, и так же не подпустит к ней никого, даже смерть.

Спустя несколько часов мучительного ожидания дийес Риннэлис все же соизволила убраться из дома своих родителей и отправиться на работу, чем весьма обрадовала Риэнхарна, который уже был готов выть. Нет, дийес дознаватель не докучала кахэ своим постоянным вниманием, она, скорее, вообще старалась не сталкиваться с ним без особой необходимости, но само присутствие дийес Тьен в доме лишало мужчину надежды на осуществление своего плана. Терпение нелюдя подошло к концу, и он решил сбежать из гостеприимного жилища.

Как только человечка переместилась из дома родителей, использовав неизвестное сложное заклинание (приходилось признать, что заметала следы она мастерски), Риэнхарн принялся за изучение сложной магической паутины, которая опутывала дом, не давая непрошеным визитерам проникнуть, а гостям – покинуть тихую обитель семьи Тьен, чей мир и покой периодически нарушался гневными воплями дийи Тианы, отчитывающей нерадивого мужа, и противным мяуканьем стража дийес Риннэлис, который выражал неудовольствие по поводу того, что его в очередной раз забыли покормить. Кот вообще был персональным проклятием кахэ, поскольку принципиально везде таскался за ним. И Риэнхарн ни секунды не сомневался, что все его действия, так старательно наблюдаемые мерзким животным, дойдут до сведения дийес дознавателя в самое ближайшее время.

О возможности своего побега кахэ всерьез стал задумываться после досконального обследования защиты дома четы Тьен. Он выяснил, что при всем своем богатом опыте и недюжинном магическом мастерстве предусмотреть абсолютно все дийя Тиана не сумела. Слабое место в заклятиях было, точнее, не слабое, а нестабильное. Слишком большое количество ключевых узлов чар оказалось в непосредственной близости друг от друга и слабо фонило, тем самым создавая участок, великолепно подходящий для незаметного разрыва. Дефект на самом деле был смехотворным, с внешней стороны дома «слепое пятно» защиты наверняка перекрывало что-то еще, но вот закрыть его изнутри то ли забыли, то ли посчитали излишним.

Злосчастный пятак находился под лестницей, ведущей на второй этаж, которой, как назло, члены семьи Тьен пользовались довольно активно, что невероятно мешало осуществлению плана. Демоны, побег был важен для него, настолько важен, что даже Таэллон не был посвящен в замыслы своего дяди. Да кахэ и не собирался брать с собой Таэля. В доме Тьен племянник будет в большей безопасности, чем с ним на свободе. Дийес Риннэлис Таэля не тронет, а вот те типы, до которых необходимо добраться Риэнхарну, вряд ли пощадят мальчишку. Поэтому судьба Таэллона была решена: он остается под крылышком дийес дознавателя.

Мысль о собственной кончине кахэ, разумеется, посещала, она была с ним постоянно, но, как и все Руки Смерти, Риэнхарн привык игнорировать опасность и безразлично относиться к собственной жизни. К тому же, даже если его казнят, после того как он убьет виновника гибели Софии, он спокойно уйдет к Белой Госпоже, зная, что не несет долгов из мира живых, и путь в Страну Тысячи Теней будет легок. Для кахэ такая смерть почетна и не унижает чести Дома.

Выбрать время для побега было сложно: дийес Риннэлис в последнее время уходила и возвращалась, когда ей заблагорассудится, а исчезнуть прямо у нее из-под носа, учитывая сверхъестественное чутье змеи на творимые поблизости заклятия, казалось невозможным. С другой стороны, даже в период отлучек дийес Тьен покоя Риэнхарн не знал: дийя Тиана с успехом возмещала кахэ недостаток внимания к нему со стороны дочери, практически постоянно держа его в поле зрения. К тому же кот этот… Он чуть ли не в уборную вместе с южанином ходил, а на любые попытки отвязаться выдавал такой жуткий ор, что о возмутительном поведении кахэ узнавал не только весь дом, но и все живые существа в радиусе двух лиг. Да и Таэль… В те моменты, когда дийя Тиана не нагружала мальчишку работой, тот маялся жесточайшей скукой и жаждал общения с дядей, а предупреждать племянника о своем намерении бросить его на попечение Тьен Риэнхарн не собирался. Во-первых, мальчишка наверняка бы устроил истерику, во-вторых, Таэллон совершенно не умеет владеть собой и может случайно выдать старшего южанина хозяевам дома, тем самым поставив крест на возможности тихо исчезнуть.

К счастью, добраться до личных вещей (в первую очередь, до оружия) труда не составляло: после похорон дийес Риннэлис по какой-то только ей известной причине не забрала у Риэнхарна его клинки. Возможно, надеялась на его понятие о чести, возможно, считала, что родители способны защитить себя… Впрочем, бесполезно пытаться узнать мысли дийес дознавателя, но главное, что у кахэ было все необходимое для побега. Еще немного, пара часов, – и Риэнхарн будет на свободе.

Я все же рискнула появиться на работе. Сама не понимаю, как у меня хватило духу на подобную выходку, но я стиснула зубы и гордо вошла в здание, в котором уже лет сто размещался отряд дознавателей славного города Иллэны. Предыдущее разнесли во время Второй эльфийской войны, причем эльфы до столицы так и не дошли, а погром учинили местные уголовные элементы, воспользовавшиеся тем, что большую часть стражников перекинули на восточные границы. Сегодня я, для разнообразия, переместилась на площадь перед управой, чтобы дать возможность всем желающим увидеть мое торжественное шествие к месту работы. Я чувствовала, что, если остановлюсь, коленки у меня наверняка затрясутся, но я же не собираюсь останавливаться, верно? Репутацию самого грозного и бесстрашного дознавателя необходимо постоянно поддерживать, дабы никто не разуверился и не попробовал на крепость мою шкуру – это я усвоила превосходно.

На вахте меня встретили подозрительно дружелюбно и едва ли не постелили под ноги ковровую дорожку. Два дубоподобных охранника буквально светились счастьем от лицезрения моей скромной персоны. Я заподозрила неладное и даже проверила эту парочку на универсальные заклятия внушения. Проверка показала: столь странное ко мне отношение – проявление личной инициативы охранников. Я пребывала в полнейшем недоумении.

Неизвестность всегда раздражала меня больше всего, поэтому я отправилась не в свой разоренный кабинет, а в приемную начальника, где должна была сидеть всеведущая Эстела. Искренне надеюсь, что я все еще удостоена расположения этой примечательной особы, и она разъяснит, что происходит в этом бардаке.

Встреченные по дороге коллеги тоже старательно изливали на меня свою безмерную радость от встречи, заставляя тянуться к кинжалу. Меня не любят. Меня очень не любят. Я к этому привыкла и не пытаюсь вызвать чью-то симпатию, а подобное поведение окружающих вызывает тихую панику наряду с желанием понять мотивы непрошеных доброхотов. Так и ждешь предательского удара в спину.

Добравшись до обители ларэ Эстелы, я почувствовала себя гораздо лучше и спокойнее. По крайней мере, в этом месте со мной обращаются так, как я того заслуживаю, и четно отвечают на вопросы.

– Ларэ Риннэлис, – радушно улыбнулась при моем появлении секретарь. – Что-то вы не очень хорошо выглядите. Я налью вам чаю.

Можно подумать, в сложившейся ситуации я могу выглядеть иначе.

– Немного утомилась за последнее время, – вздохнула я, присаживаясь в кресло рядом со столом ларэ Эстелы.

– Неудивительно, если вспомнить, что вам пришлось пережить, – понимающе кивнула девушка.

– А что это с моими коллегами? – решилась-таки задать я нещадно мучающий меня вопрос. – Они ведут себя как-то… странно.

– О, ничего удивительного, – снова улыбнулась моя собеседница. – В ваше отсутствие заходили ларо из отдела внутренних расследований.

– И? – внутренне напряглась я. От ларо Раэна, судя по рассказам ларо Риэнхарна, можно ожидать чего угодно.

– Они забрали ларо Роу и еще нескольких служащих, так что теперь вся управа дрожит в ожидании, кто же будет следующим. Никто подумать не мог, ларэ Риннэлис, что конфликт с вами чреват такими неприятностями.

Я и сама не подозревала. С чего это у каэ Орона возникла идея устроить акт террора в нашей управе? Да еще и не согласовав со мной? Возможно, с моей стороны неверно считать оборотня соучастником в небольшом заговоре, но ведь он все же работает в отделе внутренних расследований, а у них имеется огромное влияние на обычных дознавателей… Такие, как он, ведут свою игру, в которой любому другому работнику стражи предназначена роль разменной монеты. Демоны. С кем я все-таки связалась?

– А вы можете похвастать выгодными знакомствами, ларэ, – немного напряженно протянула Эстела.

– О да, – с самодовольством согласилась я.

Как мне только потом избавиться от этого «выгодного» знакомства… Естественно, признаваться ларэ секретарю в том, что ларо Раэн взялся за моих коллег по своей личной инициативе, а не по моей просьбе, я не стала. Пускай она лучше считает, что в рукавах моей мантии припасен еще не один туз.

– И как давно ваше знакомство с ларо Разном настолько тесное, что он бросается вас защищать? – с двусмысленным намеком поинтересовалась девушка, пристально глядя мне в глаза.

Я удивленно моргнула и на секунду даже опешила.

Неужели… Она считает, будто я и этот оборотень?… Бред какой. Вполне можно допустить, что я польстилась на каэ Орона – он довольно привлекателен, – но вот вероятность того, что даже самый завалящий перевертыш польстится на человеческую женщину… К тому же особой красотой я не отличаюсь.

– О нет, ларэ, мы не так давно знакомы.

Мы вообще друг друга едва знаем. Надеюсь и дальше пребывать в блаженном неведении относительно сложной натуры ларо Раэна.

– Видимо, он искренне симпатизирует вам, ларэ Риннэлис, раз оказывает такую поддержку… – многозначительно протянула секретарь.

Демоны. Ее заклинило? Или ей так хочется выяснить подробности моей мнимой связи с ларо каэ Ороном? Может, наплести ей еще и про ларо Риэнхарна и ларо Роу? У меня богатая фантазия, я смогу удовлетворить ее любопытство в полной мере – ларэ Эстела даже поверит в эти бредни, но зачем мне портить репутацию бесчувственной стервы, интересующейся только своей работой?

– Я не в курсе симпатий и антипатий ларо каэ Орона. И не совсем понимаю, почему, по вашему мнению, мне должно быть известно его субъективное отношение к лицам, проходящим в его расследовании в качестве потерпевших.

В глазах блондинки на мгновение промелькнула растерянность. Да ведь она пытается вытащить из меня признание в том, что я и ларо Раэн – любовники! Милая девушка. Невероятно милая. И, главное, какой отличный повод для отстранения перевертыша от ведения моего дела. Да и на моем положении подобный служебный роман положительно не скажется. И кому же пташка должна насвистеть о моих любовных подвигах?… Точнее, где в приемной спрятан магический кристалл, который записывает каждое мое слово, и кто должен этот кристалл получить?

– Ну…

– Я ведь, кажется, уже сказала вам, ларэ Эстела, что наше знакомство с ларо Разном более чем поверхностное, и никакого интереса, кроме делового, ни с его стороны ко мне, ни с моей стороны к нему нет, не было и быть не может? – с приторной любезностью произнесла я, глядя на секретаря с той же нежностью и любовью, с которой гадюка взирает на удачно подвернувшуюся мышь.

Блондинка нервно сглотнула, похоже, ожидая от меня как минимум кинжала в сердце.

– Думаю, ларэ Эстела, я больше не буду навещать вашу скромную обитель, – хмыкнула я. – Ваш чай недостаточно хорош для приватной беседы.

Даже если она и не поняла мой намек, то, по крайней мере, я испытала удовольствие от того, что высказала, пускай и в завуалированной форме, свое раздражение по поводу ее поступка.

Странно, в последнее время окружающие почему-то поголовно стали предавать мое доверие. Это становится неприятной закономерностью.

И все-таки как долго и, главное, кому стучит ларэ Эстела? Стоит обсудить этот вопрос с ларо каэ Ороном – скорее всего, ему тоже будет интересно узнать о шпионской деятельности этой особы. Но сначала стоит удалиться в руины своего кабинета (вряд ли в свете недавних событий хоть кто-то озаботился произвести там ремонт), чтобы никто посторонний не узнал, о чем и с кем я беседую.

Как я и предполагала, мое рабочее место красочно изображало последствия боевых действий и прогулок слонов: кроме разгрома, причиненного атакующим заклятием, свою скромную лепту в беспорядок внесло нашествие экспертов, которых прислал сюда ларо Раэн.

Я опустилась в кресло (хвала богам, оно не пострадало) и мысленно потянулась к оборотню.

– Ларэ Риннэлис, какой приятный сюрприз! А я уж и не ожидал, что вы осчастливите меня своим вниманием!

– Не паясничайте, ларо каэ Орон, я по делу.

– Разумеется, – ответил собеседник. – Как всегда, ларэ.

– Ларэ Эстела, секретарь покойного ларо Гросса, проявляла в нашей приватной беседе крайний интерес к нашей с вами совместной личной жизни.

– Что? – Перевертыш явно впал в состояние шока.

– Вам повторить еще раз?

– Не надо. Возможно, это обычные женские сплетни.

– Ларо, вы сами-то можете себе представить, чтобы кто-то в ясном уме и твердой памяти стал со мной сплетничать, тем более на тему моей личной жизни? – ехидно осведомилась я.

– Э…

– И можете не бояться меня обидеть.

– Думаю, что отсутствие вашей личной жизни – не самый интересный повод для обсуждения, ларэ Тьен. Лично я бы не рискнул своим здоровьем задавать подобные вопросы.

– Вот и я о том же. А Эстела так старательно пыталась выбить из меня признание в романе с вами, что я начала подозревать наличие в комнате магического кристалла. И, если принять во внимание реакцию этой ларэ, я оказалась абсолютно права.

– То есть я слишком лоялен к вам, ларэ, и кому-то это не понравилось?

– Выходит, да, – вздохнула я. – Вот только не понимаю, это как-то связано с моим делом, или меня пытаются выжить за прошлые заслуги?

– Думаю, следует навести справки об этой очаровательной девушке.

– Я тоже об этом подумала. И вам стоит быть поаккуратнее, – посоветовала я.

– О! – насмешливо воскликнул оборотень. – Неужели вы волнуетесь за меня?

– Увы, ларо Раэн, я волнуюсь за себя. Не думаю, что мое положение улучшится, если служебное расследование будет вести другой дознаватель.

– А я надеялся, что вы по отношению ко мне проявляете заботу.

– Увы, ларо. Я слишком бесчувственна для таких жестов. Всего доброго.

– Удачи.

Да, она мне понадобится в самое ближайшее время.

– Сэн! – окликнул Раэн Сэна каэ Верра, прикорнувшего в кресле.

– А? – сонно отозвался приятель.

– Ты же занимался личными делами служащих в управе Тьен?

– Ну да. А что на этот раз? Мы же вроде повязали тех, кто помог установить эту хлопушку в кабинете твоей ненаглядной кобры?

– Да, повязали, – отмахнулся Раэн. – Что ты можешь сказать об Эстеле Кэррел?

Сэн удивленно взглянул на начальника, но послушно начал выдавать сведения:

– Двадцать один год, не замужем, в порочащих связях не замечена, образование среднее, спокойна, выдержанна, разумна, в хороших отношениях с сослуживицами, незаконнорожденная дочь покойного герцога Вэйлина…

На осознание последнего факта у кузена Третьего лорда ушло две секунды.

– Что?! – удивленно воскликнул он.

– Незаконнорожденная дочь Фредерика Джейбери, герцога Вэйлина. Он прижил ее от мещанки, впоследствии признал, но никакого наследства так и не отписал.

– О! Предки кахэ вместе со всеми демонами этого мира… Это же…

– Ты потерял дар речи от нравов местной аристократии? – иронично вопросил каэ Верр.

– Не от этого, – покачал головой Раэн. – Просто, в отличие от тебя, я не страдаю склерозом. Ларэ Тьен будет в восторге от этой новости.

– Риннэлис! – раздался в моей голове оглушительный вопль.

– Мама? – растерялась я.

Что ей от меня нужно? Ведь только утром виделись.

– Твой нелюдь сбежал!

Что? К-как? Да быть этого не может…

– Который? – сумела более-менее спокойно выдавить из себя я.

– Старший, – ответила ма. – Запер Кэрри в туалете, дождался, пока я буду занята, и преспокойно телепортировался.

– А защита? – изумилась я.

Наш дом защищен получше иных секретных хранилищ стражи – ни ворваться, ни сбежать просто невозможно.

– Как выяснилось, он сумел решить эту проблему, – скривилась моя родительница.

И почему только все проблемы сваливаются на меня одновременно?!

– Он хотя бы тихо ушел? У вас с папой все в порядке? – заволновалась я.

– Тихо, как мышь. Похоже, посчитал, что со мной не стоит связываться.

О да, моя мама – женщина грозная, особенно в гневе. К тому же она довольно сильный маг, неудивительно, что ларо Риэнхарн предпочел уйти, не попрощавшись. И, думаю, он в состоянии понять: упади с головы мамы или отца хоть один волос, я бы эту тварь нашла даже в Стране Тысячи Теней.

– А ларо Таэллон? – спросила я.

Мама сказала мне о побеге старшего южанина, не обмолвившись при этом о младшем.

– Ларо Риэнхарн оставил его у нас.

– То есть он не взял его с собой?

– Более того: племянник был вообще не в курсе затеи своего дяди, а когда понял, что его бросили, закатил истерику, – усмехнулась мама.

– Хм… Мама, мне кажется, или ларо Риэнхарн тонко намекнул, что теперь нам придется позаботиться о его младшем родиче?

– Так и есть. Редкостное свинство со стороны этого кахэ. Мог хотя бы забрать с собой этот источник неприятностей, раз уж решил покинуть наш дом. Так нет же, повесил этот камень на наши шеи!

– Мама, у ларо Риэнхарна же кровная месть, – с саркастичной усмешкой протянула я. – Куда ему думать о живых, его сейчас больше мертвые волнуют. Этот ненормальный не успокоится до тех пор, пока не убьет своего кровника или пока его самого не отправят на тот свет.

Причем второй вариант гораздо более вероятен.

– Я всегда говорила, что у южан с головой не все в порядке, – вздохнула мама и разорвала связь.

Интересно, кахэ сбежал потому, что нервы не выдержали, или что-то выяснил? Если второй вариант, то каким образом в дом родителей могла просочиться какая-то информация, источником которой была не я?

Все катится демон знает куда, а я ничего не в состоянии сделать. Кахэ исчез. Над душой стоит оборотень, которому неизвестно что от меня нужно, а о личности убийцы я знаю едва ли не меньше, чем в начале расследования. Есть повод, чтобы подать рапорт об отставке в связи с несоответствием занимаемой должности. Дознаватель из меня, как из козла – дойная корова.

В дверь вежливо постучали.

– Войдите! – отозвалась я, не поднимаясь из кресла.

Сегодня я была готова послать вежливость куда подальше.

– Ларэ Риннэлис…

– Ларэ Эстела? – изумилась я, автоматически подготавливая слабенькое атакующее заклятие.

Эта девица перешла из списка нейтральных личностей в список неблагонадежных, соответственно при ее появлении необходимо принять меры предосторожности.

– Ларэ… вы ведь уже кому-то рассказали… я…

– Что вам нужно? – вежливо и холодно спросила я.

Ресницы вокруг светлых глаз были мокрыми, а тушь чуть заметно потекла. Удивляюсь я способности некоторых даже рыдать эстетично.

– Я… я не хотела!… – залилась рыданиями секретарь.

– Не хотели чего? – решила сразу перейти к делу я. Слезы и прочая трогательная мелодрама – это конечно же прекрасно, но у меня в последнее время возникли более насущные проблемы.

– Я не хотела за вами следить, но… Брат!

– То есть ваш брат заставил вас за мной следить? – предположила я.

– Нет! – замотала головой блондинка, безнадежно испортив себе прическу. – Если бы я этого не сделала, брата могли убить!

– Я не знала, что у вас есть брат, – сухо сообщила я.

– Я… незаконнорожденная, – еле слышно выдавила она, судорожно комкая подол платья. – Тери – мой единственный родственник, у меня больше никого нет.

Тери… Теренс? Теренс Джейбери.

– И никаких средств к существованию, не считая убогого жалованья секретаря, – сухо констатировала я. – Предпочитаю не верить слезливым уверениям в трепетной и беззаветной любви незаконнорожденных детей к своим братьям и сестрам, появившимся на свет в браке. Такие случаи встречаются настолько редко, что упоминания о них можно найти только в легендах.

– Да как вы… – яростно зашипела она.

– Смею. Еще как. И не стоит уверять меня в сестринской любви. Как я понимаю, покойный отец не оставил вам средств, раз вы вынуждены торчать в столь незавидном месте на столь незавидной должности, не так ли? Да и брат не спешит обеспечить вам достойное существование, предпочитая использовать ваши таланты и служебное положение по мере необходимости. Возможно, именно по просьбе вашего родственника вы позволили себе копаться в моей жизни?

А ведь молодой герцог фигурирует в моем перечне. И тут его сводная сестрица неожиданно попалась на слежке и начинает лить слезы, уверяя, будто делала все ради братца, которого с какой-то стати собираются убить. Не слишком ли много совпадений?

– Прошу, не говорите никому, иначе Тери убьют! – картинно всплеснула руками блондинка. – Вы не понимаете! Вы бездушная, лживая, подлая…

– Так вы пришли сюда, чтобы высказаться по поводу моей скромной персоны? – встала я, смерив ларэ Эстелу тяжелым взглядом потомственной кобры. – Можете не тратить мое и свое время, я полностью в курсе свойств собственной натуры.

– Н-нет, – сникла та. – Пожалуйста, простите меня, ларэ Риннэлис, я не хотела ничего плохого…

Я сделала еле заметный пасс левой рукой, выясняя, не принесла ли эта двуличная девица в мою комнату что-то, приспособленное для слежки. Как оказалось, на этот раз она пришла с относительно честными намерениями.

– О да. Вы всего лишь пытались испортить репутацию и сломать карьеру мне и еще одному работнику стражи.

– А что еще можно было подумать после того, как на следующий же день после начала служебного расследования арестовали нескольких служащих, а остальных запугали до полусмерти?! Эти проклятые оборотни два часа шатались по управе и едва ли клыки не показывали!

– Оборотни? – совершенно искренне изумилась я. – Их было несколько?

– Да! Похоже, что под началом Раэна каэ Орона их целая толпа!

Что? Я думала, что один оборотень в страже Эрола – это уже странный прецедент, но несколько? И всеми командует ларо Раэн. Это подозрительно смахивает на диверсионный отряд. И как только Третий лорд сумел подсуетиться, чтобы протащить столько соплеменников в столичную стражу? Действительно, виртуоз своего дела и опасная личность.

– И вы посчитали, что это именно я натравила оборотней на родную управу? – скептически вопросила я.

– Э… Да.

– А вам не приходило в вашу светлую голову, что управлять оборотнями – это из области фантазий? – издевательски протянула я.

– Но ведь они действовали вам во благо, – заметила девушка.

– Это говорит только о том, что их цели по какому-то капризу судьбы совпали с моим благом, – пожала плечами я. – Кто вам приказал следить за мной? Или брат вам красочно расписал ожидающую его участь, если вы откажетесь содействовать?

– На что вы намекаете? – возмутилась ларэ Эстела.

– Намекаю? – оскалилась я. – Да я прямым текстом говорю. Ваш брат – один из подозреваемых по моему делу. И вдруг выясняется, что вы, его сводная сестра, следите за мной. Чем вы объясните такое удивительное совпадение?

– Но я начала следить за вами гораздо раньше! – возмущенно воскликнула блондинка, тут же досадливо прикусив губу.

– А вот с этого места поподробнее, пожалуйста, – мгновенно воодушевилась я.

– Со мной связались около полугода назад, – медленно начала говорить секретарь. – Вы тогда завершили какое-то крупное расследование, в ходе которого опять послали к демонам тонкие намеки вышестоящих.

Это было дело Уильяма Эшби. Как сейчас помню. На парня старательно вешали три трупа, к которым он не имел ни малейшего отношения, дабы отвести подозрения от одной влиятельной и родовитой особы. Особу все равно казнили моими стараниями. Помнится, на меня тогда грамотно давили с самого верха, я даже предполагала вмешательство нашего дражайшего монарха в дела стражи. Разумеется, доказать это было нереально – его величество правил под лозунгом «Законность во всем», но смутные подозрения у меня имелись.

– Ко мне домой пришли вежливые молодые люди и попросили повнимательнее присмотреть за вами. Я должна была передавать сведения о малейших порочащих связях, нарушениях, ненадлежащем исполнении обязанностей…

Какая прелесть.

– То есть вы должны были найти повод выгнать меня из стражи? – подвела итог я.

– Именно, ларэ Риннэлис. В противном случае они грозились, что с моим братом произойдет несчастный случай.

– Герцог Вэйлин вообще неудобная личность для нынешней правящей элиты. Один из возможных претендентов на престол в случае гибели его величества.

– Да. С Тери постоянно что-то происходит. Не знаю, участвовал ли он в каком-либо заговоре, но, вполне возможно, от него попытаются избавиться, не дожидаясь, пока он начнет рваться к власти.

– А он начнет? – не сдержалась я.

– Он довольно амбициозен, – спокойно пожала плечами она, подтвердив тем самым мои предположения. Брата она действительно не любила. Таким тоном никто, даже я, не будет говорить об опасности, угрожающей близкому человеку.

– Вам не кажется, что сама идея обмена карьеры дознавателя на жизнь герцога несколько нелепа? – фыркнула я.

– Нет. Тери в любом случае планируют убрать, а вы тоже изрядно портите нервы, подрывая авторитет власти, – с циничной усмешкой произнесла ларэ Эстела.

– Не надо убеждать меня, будто одна назойливая муха может вызвать к себе такое пристальное внимание.

– Вы чересчур уничижительно к себе относитесь, ларэ дознаватель. Даже я могу насчитать двадцать дел, расследуя которые вы открыто пошли против пожеланий его величества, выраженных через некоторых лиц. Похоже, лимит терпимости, отпущенный на вашу долю, ларэ Тьен, закончился.

Судя по всему, истерика ларэ Эстелы была хорошо поставленным спектаклем. В принципе ничего другого от нее ожидать не следовало, все-таки эта милая девушка полгода успешно водила меня за нос, а я, дура, ничего не заподозрила. А ведь должна была понять, что чересчур доброжелательное отношение ко мне – это странно само по себе.

– А сейчас вы слезно просите меня не сообщать о вашем проступке ларо каэ Орону, который расследует покушение на меня.

– А вот к покушению я точно не имею никакого отношения! – раздраженно ответила девушка. – Я не настолько глупа.

– Это еще неизвестно, – ощерилась я. – В любом случае ларо Раэн уже осведомлен о ваших бездарных попытках разрушить нашу карьеру.

На меня уже несколько раз смотрели так, как сейчас смотрела она. И каждый подобный взгляд запоминается на всю жизнь, потому как в нем можно увидеть собственную скорую и мучительную смерть. Хвала богам, сил ларэ Эстелы на убийство не хватало, но на всякий случай я подвесила заклятие посильнее. Все-таки при желании можно убить врага одной царапиной. Если иметь в запасе неплохой яд. И не факт, что ларэ секретарь не разбирается в отравляющих веществах.

– То есть вы все-таки связаны? – тут же окрысилась блондинка, став на мгновение не просто некрасивой, а уродливой.

– Вы забыли об одном маленьком факте, ларэ, – торжествующе ухмыльнулась я. – Ларо Раэн ведет дело, по которому я прохожу пострадавшей, не так ли? Естественно, я сообщаю ему о случаях, по моему мнению, имеющих отношение к произошедшему.

– Думаете, выкрутились? – зло сощурившись, выдохнула ларэ Эстела. – Я уж позабочусь, чтобы вы не вышли сухой из воды! Считаете, что можете втаптывать других в грязь и оставаться при этом безнаказанной?

Я окинула ее равнодушным взглядом.

– Знаете, а ведь я могу позаботиться о вашем благополучии гораздо раньше. Или не я, – с многозначительной улыбкой проронила я. – Всего доброго, ларэ Эстела.

Она молниеносно развернулась и вылетела из кабинета, как снаряд из катапульты. Еще один человек, о котором, как оказалось, я ничего не знала.

А я – то надеялась, что ларэ Эстела следит за мной по приказу убийцы ларэ Айрэл. Признаться, этот вариант был бы для меня куда более удачным, чем только что любезно озвученный. О да, стража самостоятельна, стража автономна, в дела стражи нельзя вмешиваться, однако никого не удивит, если в один прекрасный день нечуткий к пожеланиям вышестоящих дознаватель не явится на службу. И искать его никто не будет. Так иногда бывает. Похоже, именно это вскоре может со мной произойти. Где я в итоге окажусь? В какой-нибудь дальней тюрьме? Или, может быть, на дне реки? Зачем тратить деньги из бюджета королевства на содержание неучтенного пленника… А так даже польза для окружающей среды – рыба сытой будет.


ГЛАВА 11 | Из любви к истине | ГЛАВА 13