home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 15

Вот тут я смутилась. Как дать понять, что я согласна пойти с ним, и при этом не вызвать подозрений переизбытком энтузиазма? Честно говоря, под прикрытием морока я раньше не работала, да и импровизации мне никогда не удавались…

Пока я мучилась стратегией и тактикой, судьба решила все за меня. Не дождавшись от меня реакции, убийца со словами: «Конечно, хочешь», схватил меня за руку и буквально поволок к таверне «Петух и кошка», находящейся за углом. Хватка на моем запястье была крепкой, я могла поспорить, что останутся синяки.

Вышибала на входе странно посмотрел на мое лицо, но ничего не сказал, позволив «сове» беспрепятственно втащить меня внутрь.

«Петух и кошка» всегда было заведение для избранных; работники стражи решались появляться здесь в количестве не меньше двадцати человек ради проведения облавы. Воры, бандиты, дешевые проститутки, мошенники… Это место, от подвала до чердака, принадлежало городскому дну, никто из добропорядочных граждан и на тысячу шагов не подошел бы к таверне. Не трусость. Здравый смысл.

Зато теперь понятно, почему мой знакомец не привлек внимания никого из моих фиолетовых коллег. Любой стражник, рискнувший полезть в паучье гнездо, исчезал бесследно и навсегда.

Я понятия не имела, как заведение, куда меня привели, выглядит изнутри (в облавах я никогда не участвовала, считая подобные мероприятия недостойными себя), поэтому была слегка удивлена, поняв, что данная таверна мало чем отличается от других, разве что молоденькие разносчицы оказались немного более раздетыми, чем принято. Главная зала была большой, светлой и чистой. Возмутительно, но в этом притоне было не хуже, чем в «Мече и короне», святая святых стражи. Докатились.

– Мартин, из какого монастыря ты притащил эту цыпочку? – заржал кто-то, тыча пальцем в мою сторону.

Не скажу, что подобное замечание меня порадовало. Более того, с самого дна души медленно поднимался осадок чисто женского раздражения – явление для меня редкое и совершенно нетипичное.

– Там больше таких нет, так что можешь и не надеяться, – радостно заржал в ответ мой спутник, волоча меня к свободному столику.

Вслед доносились смешки, пожелания удачи и предположения, когда же Мартин потащит меня наверх – разумеется, не пить чай или играть в шахматы. Если события пойдут именно так, это мне будет только на руку. Один на один я сумею нейтрализовать мужчину. Вытащить его из этого вертепа будет, разумеется, сложно, но реально. А вот посреди общей залы, при таком скоплении вооруженного народа, я сделать ничего не смогу, разве что сбежать…

О боги – в один день посетить бордель и бандитский притон. В моей жизни прочно обосновалось разнообразие.

И неожиданно я вспомнила, где слышала этот голос. Во время одного из нападений. Точно. Один из тех, кого присылали за моей головой… Еще бы вспомнить, из какой именно партии был этот убийца. Тогда можно будет хотя бы примерно установить момент, когда его наняли…

Не обнаружив в своей голове ничего полезного, я решила оглядеть залу. В конце концов, не каждый день оказываешься в бандитском притоне в его естественном состоянии. Грубоватый деревянный стол тоже был идеально чист, такую неестественную стерильность я видела прежде только в морге.

На щелчок Мартина среагировало как минимум шесть разносчиц, но победила наиболее резвая девица, которая просто разметала своими внушительными формами менее удачливых конкуренток.

Переизбыток энтузиазма со стороны работников «Петуха и кошки» наводил на мысль, что мой спутник – здесь частый и дорогой гость. А еще влиятельный. Официантка смерила меня презрительным взглядом признанной первой красавицы. Такая серая мышь, как я, не казалась ей достойной находиться рядом с завидным мужчиной. Я не особо разбираюсь в приоритетах личной жизни криминальных слоев общества, но Мартин, похоже, считался здесь красавцем. Я старательно опускала взгляд, не давая девице заглянуть себе в лицо. Женщины – не мужчины, они подвох чуют кожей.

– Что будешь, детка? – осведомился у меня убийца. Я пожала плечами, демонстративно съеживаясь. Хотя есть хотелось. Очень. Обед в «Мече и короне» был безнадежно испорчен, и желудок посасывало.

– Тогда нам по кружке пива и тушеное мясо с капустой, – решил за нас обоих наемник.

В животе при упоминании еды одобрительно заурчало, хорошо еще, что вокруг стоял гомон и предательского звука не расслышали.

Парадокс жизни: раньше меня кормили за свой счет только Лэр и Тарн, а теперь угораздило оказаться на свидании с убийцей.

– Мадлен, а где живут такие хорошенькие девушки? – пустился во все тяжкие ухажер.

Отправившаяся было за заказом официантка зашлась в судорожном кашле. Мне тоже стало смешно.

– За городом, – выдавила я. За образец поведения я взяла героинь народных сказок, которые в исполнении бродячих артисток почему-то по-козьи нежно блеяли, общаясь с окружающими.

– Так ты не местная! – искренне обрадовался мой собеседник.

Сразу вспомнился бородатый анекдот про серийного убийцу, тащившего девочку в лес: «А представь, как мне страшно будет одному возвращаться!»

Мы еще посмотрим, кто будет маньяка изображать, когда останемся нос к носу. В глубине души тлела злорадная улыбка, не допустить которую на лицо было невероятно сложно.

– Не местная, – подтвердила я все тем же тоном невинной жертвы, отправленной злой мачехой в темный лес.

А этот Мартин верил, совершенно искренне верил, что подцепленная на улице девчонка оказалась дурочкой, забредшей далеко от дома. Но кто же предполагает, что в скромном платье, опустив очи долу, по городу ходят дознаватели при исполнении?

Я чувствовала взгляды местных завсегдатаев, иногда злорадные, иногда сочувственные, иногда презрительные, и все яснее осознавала: если я выберусь отсюда живой, да еще и со своей «жертвой», то нужно будет потратить крупную сумму на свечки всем богам разом. Здесь действительно могло помочь только чудо. Просторная комната среди бела дня была забита народом под завязку…

И пока я размышляла, на сцене появилось еще одно действующее лицо, едва ли не главное в разыгрываемой сцене. Я так и не поняла, из какой щели просочился этот кусок мрака.

Сперва было неясно даже, мужчина это или женщина, настолько был закутан в одежду явившийся: черный плащ, как безвольные крылья издохшей летучей мыши, на лицо накинут капюшон, высокий воротник куртки поднят, скрывая губы и подбородок от посторонних взглядов. Неплохая конспирация, если не принимать во внимание, что за окном отличная теплая погода, и черное пятно посреди людной улицы заметнее, чем чернила на белоснежной скатерти. Двигался незнакомец или незнакомка так, что волей-неволей предположишь: перед тобой нелюдь. Препятствия на своем пути черный не обходил – обтекал.

– Добрый день, ларо, – поприветствовал его без особого удивления Мартин.

Значит, именно ради этого вот «ларо» убийца сюда и явился.

– Добрый, – не стал спорить чужак, присаживаясь на свободный стул.

Я едва не подпрыгнула от неожиданности, услышав его речь. Всего одно слово, но до чего занятно произнесено: чрезмерно растянутые гласные, звук «р» смягчен настолько, что слышится практически как «л», сама артикуляция для человеческого языка чересчур вялая.

Ну и зачем было прятать лицо с таким-то вопиющим акцентом?

– А это что за ine? – недовольно спросил пришелец, ткнув в мою сторону изящным музыкальным пальцем. Верх бестактности. К тому же, находясь на чужой территории, произносить словечки на своем языке… Дурные манеры – признак переизбытка наглости или недостатка воспитания, ни то ни другое не говорит о силе и большом уме.

– Ты же сказал, что тебе нужна девка, – недоуменно пожал плечами Мартин, вперившись в меня тяжелым взглядом. Мол, только дернись, на части голыми руками разорву.

Ну-ну. Блажен, кто верует.

– Да, но не первая подвернувшаяся тебе на улице! А если она из стражи? Убей ее!

Я почувствовала тревогу. Если Мартин решит выполнить приказ черного, то мне придется защищаться, и тут уж точно станет понятно, что вместо мышки убийца притащил змейку.

– Да ты свихнулся! – на всю комнату заржал человек. – Эта девка – из стражи?! Да посмотри только на эту бедную овечку, она на тебя взглянуть боится! Как такая в страже может работать?

– Ты Тьен еще не видел, – саркастически хмыкнул черный. Если Мартина было слышно в любом углу, то нелюдь говорил совсем тихо. – По той тоже не скажешь, что она из себя нечто серьезное представляет, а справиться с ней пока никому не удалось.

– Видел! И ничего, баба как баба, замочить можно, – оптимистично заверил своего собеседника блондин. – А девчонка нам поможет.

Попасть в яблочко, не целясь… Все же боги меня еще любят. Везение на грани невероятного: на меня вышли именно те, кому понадобилась моя шкура. Причем кахэ, по моим прикидкам, именно тот, кто помогал в инсценировке ритуального убийства ларэ Айрэл. Как говорят южане: «Если предки вложили в ладонь, не забудь сжать пальцы».

Эту парочку я в управу затащу, даже если придется взорвать «Кошку и петуха» ко всем демонам разом.

Кахэ буравил меня тяжелым взглядом. Заметил что-то?

Я мгновенно прикрыла свое магическое поле иллюзией.

Обнаружься вдруг у меня дар – вопросов тут же прибавится. Сама же стала легко «ощупывать» черного, пытаясь определить его потенциал и соответственно количество проблем, которыми он может меня обеспечить.

Нелюдь тем временем продолжал разговор с Мартином, обращая на меня внимания не больше, чем на стул, на котором сидел. Такой расклад меня вполне устраивал, так как давал определенную свободу действий.

– Она откуда?

– Из пригорода, – с ухмылкой ответил меченый. – А Иллэна – город большой, мало ли куда могла запропаститься хорошенькая провинциалка. В столице водится много плохих парней, поди пойми, какие здесь руку приложили.

Выдав свою тираду, парень расхохотался. Звук гулко раскатился по помещению, отразился от стен и вернулся обратно. Эффект поразил даже сам источник смеха. Вот что значит луженая глотка.

Кахэ, привыкший к более сдержанному проявлению эмоций, недовольно и, как мне показалось, брезгливо поморщился.

А маг слабенький… Да еще и огненный. Превосходно: Пятый закон магии еще никто не отменял, значит, подавить слабую магию собственной стихии для меня труда не составит. Тем более вербальный ее вариант.

– Но если ты, милашка, будешь умной девочкой, ничего плохого не случится, – поспешил успокоить «наивную жертву» убийца, улыбаясь, как его величество на празднике явления богини плодородия и весны.

В глазах южанина на это заявление появился скептицизм, который я в полной мере разделяла. Отпускать в свободное плавание свидетеля глупо. Глупее было бы только лично отвести его в управу и передать с рук на руки кому-нибудь из дознавателей. Но, разумеется, милая девушка Мадлен не могла не поверить, когда ее убеждали с таким честным видом. А у Риннэлис Тьен руки чесались применить какое-нибудь заклинание посильнее. Ну не было и нет в страже веры в людей и представителей иных разумных рас, зато появляется привычка бить на опережение. Качество, полезное как для моей профессии, так и для повседневной жизни.

– Верно, ine, – решил поддержать политику откровенной лжи нелюдь, – если сделаешь, как мы тебе скажем, то увидишь маму с папой.

Естественно, южанин не удовольствовался одними только уговорами. Неожиданно он навис надо мной, как вестник смерти, и еле слышно начал петь что-то на kaheily. Мелодия была неплоха, да и слова: что-то про то, что, даже во сне неизвестная, она не будет принадлежать своему возлюбленному, про звезды и деревья, подпирающие небеса, а вот исполнение подкачало. И кто только придумал, будто все кахэ поголовно превосходно поют? Конкретно этот бесстыдно фальшивил. Возможно, именно поэтому заклятие подвластия на меня не действовало совершенно. Но изображенный мной осоловелый взгляд убедил нелюдя, что маг он превосходный. Ага. «Поводок». Милая и полезная вещь, если сумеешь наложить как следует, – не только подавляет волю объекта, но еще и «тянет» его обратно при необходимости.

Я подготовила «феникса». Так, на всякий случай. Огненный маг более всего уязвим для заклятий своей стихии – обратная сторона силы. От такой милой «птички» в моем исполнении уходили разве что на тот свет… Хм. Слишком уж радикальный вариант. С черным было бы хорошо пообщаться по душам, возможно, с применением кое-каких занятных приспособлений, доводящих искренность до невероятных пределов. Дознавателей тоже учили, куда и под каким углом загонять иглы и зачем придумали дыбу. Значит, дабы не потерять интересного собеседника, вместо «феникса» остановим выбор на «огненной бабочке», эта точно не доведет до летального исхода.

– Знаешь, где находится управа района Белого сада? – спросил меня Мартин. Сперва мне показалось, будто вопрос слишком уж дурацкий – нашу управу в Иллэне знал последний нищий, а потом вспомнила, что не местная, и ответила на вопрос кивком.

Блондин удовлетворенно хмыкнул.

– Пойдешь туда, скажешь, что тебе нужна дознаватель Риннэлис Тьен и ты хочешь встретиться с ней лично. Тебя проводят к ней в кабинет.

– Возьми, – перебил его черный, сунув мне в руку небольшую брошь в форме свернувшейся в клубок кошки.

Телепорт? Судя по ауре, да. Слабенький, узконаправленный и, кажется, настроенный на этих двоих. Неужели надеются справиться со мной только вдвоем? Какие козыри должны быть припрятаны в их рукавах? Не стоит рисковать, вызову в качестве подкрепления ларо Раэна, наверняка обнаружится, что у него есть кровная вражда и к этому конкретно взятому южанину. Быть такого не может, чтобы у оборотня не было и к этому кахэ какой-то мести, если не ten-hi, то хотя бы sae-hi.

Арэйн?

Изумлению Риэнхарна не было предела. Что делает Сарет Арэйн, пес Дома Торесс, посреди Иллэны, да еще вместе с двумя людьми? Ну не с дипломатическим же визитом заявился! Рядом с Саретом шли мужчина и молодая девушка, их лица Аэну рассмотреть пока не удавалось, но девушка привлекла его внимание. Серое строгое платье, выглядящее вызывающе в этом районе столицы Эрола, длинные темно-русые волосы, стянутые в тугую косу, скупые движения, идеальная осанка, достойная королевы… Змея?! Быть того не может… В таком месте и в такой компании? Но перепутать с кем-то дийес Тьен для кахэ было сложно. Но только какого демона дийес дознаватель делает рядом с неблагонадежным кахэ и человеком с внешностью уголовника? Неужели бесстрастная и справедливая дийес Риннэлис все же решила отступить от собственных принципов?

Сама идея такого поступка со стороны дражайшей гадюки показалась для Риэнхарна такой же дикой, как дождь из лягушек…

А потом девушка на секунду повернулась к нему лицом, и южанин увидел совершенно незнакомое ему лицо. Глаза узкие, нос прямой, а у дийес он чуть вздернутый, тяжелый подбородок, крупные пухлые губы, низкие скулы… Ничего общего с лицом змеи эта физиономия не имела, но не мог же он ошибиться? А может быть, и мог.

Незнакомка вновь повернулась спиной.

Нет, он не ошибся. Тьен это, и никто другой. Даже сомнений быть не могло. Выправка Риннэлис Тьен слишком заметна, чтобы он перепутал ее с кем-то другим, какую бы личину она на себя ни нацепила.

Значит, дражайшей дийес чем-то не угодил ее милый облик, и она решила набросить поверх иллюзию. Нет, не иллюзию, здесь заклятие посложнее и понадежнее, что-то вроде «маски» или даже «зеркала».

По здравом размышлении мысль о том, что гадюка решила пойти против своих установок, показалась глупой. На то она и змея, чтобы быть мерзкой, равнодушной и неподкупной. Тьен не пошла бы на поводу у преступников. Даже за очень большие деньги.

Значит, у Арэйна появились крупные проблемы в лице одной человеческой девушки, помешанной на своей работе. Хватка у дражайшей дийес крепкая: если один раз попал, то дорога только на тот свет… Нет, положительно, иногда это свойство дийес Риннэлис приводило Риэнхарна в полный восторг, особенно когда он представлял, что она может сделать с выродком из Дома Торесс. Если предположения дийес дознавателя верны, то вполне возможно, именно дийэ Арэйн Сарет мог посодействовать убийце Софии. Если припомнить, какие у Домов Эррис и Торесс сложились отношения, то вероятность подобного выпада со стороны враждебного Дома высока. Противники Дома Эррис не гнушались никакими средствами борьбы, слишком уж был силен главенствующий Дом, слишком уж разумными и решительными были его правители, начиная с легендарной прародительницы Айис.

Проследить за странной троицей хотелось до безумия. Все-таки кахэ любопытны, как кошки, и часто страдают из-за этой своей черты. Но нельзя же позволить им уйти неизвестно куда! Велика вероятность того, что именно эта тварь Арэйн… Да и дийес тоже не стоит оставлять без присмотра, неизвестно, справится ли она в одиночку с человеческим головорезом и кахэ, который не Рука Смерти, но все же по силе и по скорости превосходит большинство людей. Внутренний голос ехидно напомнил, что драгоценная дийес Риннэлис, о чьем хрупком здоровье Риэнхарн якобы сейчас заботится, оказалась в состоянии справиться даже с ним самим, но он решил игнорировать инсинуации собственного подсознания.

Для перемещения пришлось выбрать истинно кошачий способ: кахэ пошел по крышам. Всего-то и нужно было, что преодолеть по ветхой полуразвалившейся лестнице два пролета, вылезти через окошко чердака на карниз и подтянуться на крышу. Черепица была ненадежной дорогой – Риэнхарн несколько раз успел возблагодарить предков, что его душа воплотилась в представителе народа Слова. Человек бы уже давно свернул себе шею, ступая по скользкой черепице. А кахэ двигался с тем же звериным изяществом, что и по ровной мощеной дороге.

Голуби, издревле считавшие крышу своей вотчиной, ошарашенно и неодобрительно косились на странного двуногого, ворвавшегося в их владения. Кахэ без особой вежливости расшугивал наглых птиц, которые спокойно продолжали сидеть, даже когда он едва не наступал на них. Пару раз мужчина чуть не споткнулся о надоедливых тварей.

Риэнхарн никогда не любил голубей.

Жаль только, что не удастся досмотреть финал спектакля, устроенного дийес Тьен. Уж очень хочется увидеть перекошенную яростью и бессилием физиономию Сарета Арэйна. В победе гадюки Аэн не сомневался. Она выигрывает, даже если все против нее.

Сарет Арэйн был разумным и циничным кахэ. Достаточно разумным и циничным, чтобы без слова протеста отправиться в человеческое государство для выполнения приказа главы Дома. Традиции Арэйн блюл, как и подобает добропорядочному кахэ, но почему бы не отступить немного? Разумеется, к вящей славе Дома Торесс и в соответствии с личной просьбой главы. Собственно говоря, именно из-за такой гибкости Сарета, носящего всего лишь синее, и приблизили к власть имущим. Конечно, ничто не изменит цвета его одежды, но хотя бы прикоснуться к настоящему могуществу… И чем демоны не шутят: вдруг дийэ Эрхе будет доволен им настолько, что позволит жениться на девушке более высокого происхождения, и он сможет сменить цвет хотя бы на зеленый? Бывают же на свете чудеса!

И для этого чуда нужно совсем немного: остывшие трупы Риэнхарна Аэна и человечки Риннэлис Тьен, раз она так активно мешается под ногами. Мерзкая девка уже несколько раз спутывала Арэйну все карты и при этом отчаянно сопротивлялась, когда ее пытались убить. Подосланные убийцы либо возвращались ни с чем, либо их возвращали по частям. Хотя чего еще можно ждать от примитивных людишек? Эти твари были созданы в тот момент, когда у богов наступил творческий кризис, не иначе.

Связи с некоторыми нечистыми на руку смертными были для кахэ в порядке вещей, тем более с «совами». Мало ли кто из людей мешает Дому в достижении его целей. Для убийства кого-то из южан такие «знакомые» не подходят – соотношение сил не то, а вот для убийства зарвавшейся гадюки сойдут в самый раз.

Радовало, что смертный попался не совсем уж тупой и серьезно взялся за порученное дело, но ему и платили за работу прилично. К тому же «сова» сумел выкрутиться при прямом столкновении с Тьен, а это уже очко в его пользу.

Правда, привлекать третьих лиц, причем неизвестно откуда явившихся, кахэ считал по меньшей мере неосторожностью. Хотя ine и в самом деле можно зарезать где-нибудь в темном переулке, как овцу. Жалеть людей? Этих тупых животных, способных только жрать и размножаться? Сарет не считал себя жестоким – нельзя ведь обвинять того, кто забивает скот на мясо? Или того, кто охотится на волков? А чем люди лучше? Тем более что Арэйн убьет девчонку во благо Дома.

Человечка шла рядом, даже не пытаясь вырваться из цепкой хватки Мартина, нанятого убийцы, и только по-коровьи глупо хлопала глазами, словно стараясь не заплакать. Стало противно.

– Не дрейфь, детка, – ухмыльнулся «сова». Ine неуверенно улыбнулась в ответ. Ее губы мелко дрожали. Позвать на помощь она, видимо, так и не догадалась. Дура.

– Возьми это, ine, – велел южанин, протягивая человечке круглый посеребренный медальон. Обычная побрякушка, которая продается на каждом углу за несколько медяшек. Вот только не на каждую такую поделку наложены мощные чары. Колдовством занимался лично дийэ Эрхе, что исключало малейшую возможность сбоя при использовании.

– Видишь управу стражи?

Серое неуклюжее строение торчало на другой стороне площади, как трухлявый пень. Девчонка судорожно кивнула.

– Зайдешь туда, заявишь, что тебе надо видеть ларэ дознавателя Риннэлис Тьен. Имя запомнила?

В ответ он снова получил кивок.

– Если ее не будет на месте, дождешься, поняла?

– Д-да, – выдохнула девчонка, закусывая губу.

Как бы не напутала с перепугу. Но брать кого-то поумнее опасно: те интуитивно чувствуют заклятия подчинения и сбрасывают их. А так как умелым магом Сарет никогда не был, то особых усилий, чтобы избавиться от его чар, не понадобится.

– Скажи, что хочешь поговорить с ней наедине по поводу дела, которое она расследует сейчас, что у тебя есть нужная ей информация. Как только останетесь вдвоем, отдашь ей этот медальон. Только перед этим нажмешь на это углубление ногтем. Вот эта ямочка, видишь? Нажмешь. На нее. Ногтем. Да не сейчас! А перед тем, как передать медальон Риннэлис Тьен, дура! Нажмешь и тут же отдашь ей в руки! Она должна взять его в руки!

– Э… В обе? – честно хлопнув глазами, спросила ine.

– Хоть в одну руку, хоть в обе! – взорвался Сарет и зло выругался: – T'he na roht!

– А что, если она не возьмет?

– Тогда ты не вернешься домой, – самым мерзким образом осклабился кахэ. – Так что постарайся, чтобы взяла. Потом выйдешь из управы и придешь в таверну, ясно? И не вздумай в страже болтать про нас, хоть слово скажешь – до утра не доживешь. Я тебя из-под земли достану.

Во время получения инструкций я нервно кусала губы, чтобы не дать появиться на лице профессиональной улыбке. Смешно. Но нельзя же было расхохотаться прямо в лицо кахэ, так старательно объясняющего мне мое же убиение. Надо будет еще разобраться с тем, что южанин нашептал над той игрушкой, которую мне всучил. Или не он нашептал. Чары наложены явно сложные, кожей чувствую, а особого дарования к колдовству у этого южанина я что-то не заметила. Интересно, из какого он Дома? Торесс? Скорее всего. Или вольнонаемный, но работающий на Дом Торесс. Зуб даю. Тот, который ядовитый.

… И он называет меня только ine, причем таким тоном, что переводить нужно как «девка». Ларо Риэнхарн обращался не иначе как «дийес», со сдержанным достоинством, не унижая ни меня, ни себя.

Сама по себе встреча с собственными убийцами меня только развеселила. Никакой особой опасности для себя я здесь не видела. Я и сейчас могла бы с легкостью сбежать от этой парочки, возможно, я в состоянии даже убить их обоих сразу… Но ведь вытянуть информацию из живых гораздо быстрее и проще, чем из трупов. К тому же лучше всего мне удаются огненные атакующие заклинания, а после них разупокаивание не всегда осуществимо. Специфика стихии. Придется использовать что-то менее радикальное. Например, оборотней. В конце концов, ларо Раэн неплохо потрепал мои бедные нервы – пусть возмещает моральный ущерб. Или это я трепала его нервы? В любом случае, черный кахэ наверняка интересен нам обоим.

А еще меня настораживало странное ощущение: как будто мне в спину уже довольно долгое время упирается чей-то взгляд. Как ни странно, враждебности к своей скромной особе я не улавливала, но неизвестность все равно раздражала. Постоянно приходилось подавлять желание обернуться и узнать, кто это так мной интересуется.

А кахэ и Мартин почему-то ничего не чувствовали. Странно.

Риэнхарн с легким удивлением взирал с высоты крыши трехэтажного здания, как Арэйн что-то старательно втолковывает дийес Риннэлис. Вот теперь нелюдь был целиком и полностью уверен в том, что Сарет Арэйн не имеет ни малейшего представления, кто перед ним: увещевать дийес дознавателя, как четырехлетнего ребенка, не только глупо, но и небезопасно. Все-таки змея была злопамятна и совершенно не терпела, когда ставили под сомнение силу ее интеллекта.

После довольно продолжительной беседы дийес Тьен мирно двинулась к собственной управе, а Арэйн и Мартин внимательно следили за ней, пока девушка не вошла в здание.

Предки, ну как можно быть таким идиотом? Подобрать на улице неизвестно откуда взявшуюся девчонку, запугать ее до полусмерти и заставить быть пособницей в убийстве… Хотя, возможно, не такая уж это и глупость. Просто, дешево и идеально путает следы. Если труп неизвестной девчонки с убийством дийес дознавателя еще можно увязать, то как узнать о том, что за двумя убийствами стоит именно Сарет Арэйн, а уже за ним – пока неизвестный человеческий вельможа… Да, в принципе неплохо, хотя подосланная человечка могла решиться все рассказать в управе если не самой дийес Тьен, то еще кому-нибудь. Но на этот случай существуют заклятия подчинения, а вербальная магия практически незаметна для людей…

Вот только на этот раз дийэ Арэйну не повезло в крайней степени. Хотя кто мог ожидать, что в облике серой мышки по городу расхаживает именно та особа, которую дийэ Сарету необходимо убить? Иногда судьба любит зло пошутить. В этот раз орудием ее развлечения стала милейшая и добрейшая дийес Риннэлис, которая наверняка спустит шкуру с зарвавшегося выскочки. И кахэ безумно хотел увидеть это.

«Ненавижу ходить по крышам», – мрачно подумал Аэн, но все же пошел вслед за сородичем.

Когда я вошла в управу под чужой личиной, охранники были удивлены. Хотя и не стали пытаться меня задержать – защита здания, так превосходно не работающая в минуты крайней необходимости, сейчас функционировала стабильно и четко сообщила стражникам, что перед ними Риннэлис Тьен собственной персоной. Задавать мне вопросы сослуживцы тоже не стали, во избежание, так сказать. И правильно, мне сейчас не до рассказывания сказок, а правду сказать – себе дороже.

Я «сняла лицо» и явила миру собственную, не слишком довольную и цветущую, физиономию. Охрана, воочию убедившись, что это точно я, полностью успокоилась и попыталась незаметно спрятать замызганную колоду карт.

Мой путь лежал в разоренный кабинет, привести который в божеский вид у меня не хватало ни времени, ни сил. Ларо кахэ желает, чтобы я явилась к нему на встречу? С превеликим удовольствием. Только не одна. Думаю, ларо Раэн согласится составить мне компанию, а может, и не один – кто знает, сколько под его началом еще оборотней, я пока никак не могу определить предел возможностей, которыми всемогущий Третий лорд наделил своего родича.

Видимо, от подобных мыслей выражение моего лица стало совсем уж жутким, потому что встретившийся на пути ларо Даэн неожиданно пискнул что-то вроде «извините» (за что он извинялся, я так и не поняла) и шмыгнул в первую попавшуюся дверь. За которой располагался женский туалет.

А я думала, что это у меня плохо с нервами…

Кабинет поприветствовал меня затхлостью и гарью. Интересно, этот мерзкий запах когда-нибудь выветрится или будет преследовать меня до конца жизни? А ведь, скорее всего, умру я именно в этом кабинете – я из тех дознавателей, которых с работы уже выносят.

Чтобы хоть как-то справиться с вонью, я настежь открыла окно, не забыв выставить «щит». Теплый весенний воздух хлынул в предоставленный проход, и мой профессиональный склеп перестал быть таким отвратительным. С улицы пришли запахи свежего хлеба и аромат продаваемых торговками цветов. Я любила позднюю весну именно за эти запахи.

– Ларо Раэн, – позвала я.

Раньше, когда мне нужна была помощь, я обращалась исключительно к Лэру и Тарну, сейчас же приходится пользоваться услугами совершенно постороннего мужчины. Но что мне еще остается.

– Ларэ Риннэлис? – через несколько секунд ответили мне. Перед глазами возникла не слишком довольная физиономия ларо каэ Орона: – Вот только не говорите мне, что вы соскучились!

– Не слишком, – ответила я. – Лучше скажите, у вас в Доме Торесс кровников нет?

Перевертыш озадаченно замолчал.

– А что такое? – наконец спросил он.

– Есть возможность взять за горло одного представителя этого Дома. Велика вероятность, что он причастен к делу Аэна, – сообщила я, не слишком углубляясь в подробности. Сейчас главное, чтобы Рысь согласился, а уж в деталях все будем разбирать при личной встрече.

– И с чего вы сделали такой интригующий вывод? – решил проверить почву нелюдь.

– Этот достойный ларо собирается меня убить, – хмыкнула я.

– Вы с каждым днем становитесь все популярнее, ларэ, – издевательски протянул мужчина.

– Меня даже пугает такой расклад.

– И что вы предлагаете мне, ларэ?…

Риэнхарн Аэн довольно удобно устроился на чердаке старого дома. Через окно превосходно просматривался вход в дом, куда вошли Арэйн и его спутник. Жаль, что подобраться еще ближе нельзя: все-таки кахэ не имеет права умирать до тех пор, пока не отомстит за смерть возлюбленной. Но если бы не священная для южан месть, мужчина лично бы встретился лицом к лицу с сородичем и постарался оторвать ему голову.

Около часа ничего не происходило, а потом… потом кахэ искренне пожалел, что демоны принесли его к этому дому.

Как духи хаоса из шкатулки, посреди улицы возникли оборотни. Шестеро. И все, как ни странно, в фиолетовом. И среди них Аэн опознал Раэна каэ Орона, правую руку Третьего лорда. Предки, вдруг эти твари учуют его? Драться с шестеркой перевертышей не хотелось совершенно. Два-три – еще куда ни шло, но шестеро?!

«Хотя чего это я удивляюсь? – подумал Риэнхарн. – Совершенно закономерно, что дийес втравила драных котов, в конце концов, ей нужна силовая поддержка, а в собственной управе ей запрашивать помощь нежелательно».

Впрочем, опасения Риэнхарна не оправдались: его кровники были слишком заняты дийэ Саретом, чтобы проверять близлежащие строения, да и сам кахэ находился достаточно далеко от перевертышей, чтобы его запах был для них уловим.

Затем появилась и сама дийес Риннэлис в том же сером платье, в котором Раэн видел ее ранее, вместе с Арэйном и тем подозрительным человеком. Значит, он не ошибся, и тогда с Арэйном была именно гадюка. Не то чтобы Риэнхарн сомневался в своей правоте… Но удостовериться все же было не лишним.

«Ну, дийэ Сарет, посмотрим, что останется от вашей шкуры после такой встречи! – злорадно подумал кахэ. – И надеюсь, то, что вы напоёте, поможет дийес Тьен добраться до убийцы».

В том, что дийес Риннэлис не побоится использовать пытки, южанин не сомневался ни капли, как и в том, что и в этом деле дийес не будет равных. А если она не сумеет довести задержанного до нужной кондиции, то каэ Орон поможет с огромным удовольствием. Помнится, как-то Арэйн имел неосторожность подпортить планы рода каэ Орон и стал кровником для всего клана Рыси разом. Причем оборотни были разозлены настолько, что каждый имел право на ten-hi без строгой очередности. Обычно так решают проблемы с достаточно неудобным, чтобы оставлять в живых, и недостаточно родовитым, чтобы долго урегулировать ритуал мщения, кровником. Вроде как оса – пришибить ее может любой, кто увидит.

Редкие случайные прохожие настороженно взирали на группу нелюдей, но форма стражи, которая была на перевертышах, снимала все возможные вопросы. Ну, Линх каэ Орон, умелец, каких мало, везде без мыла пролезет и еще кого-нибудь с собой протащит. Устроить в стражу такое количество сородичей надо умудриться…

Оборотни кружили вокруг дома, легкие и незаметные в подступивших сумерках. Кахэ даже позавидовал такому мастерству, хотя и понимал, что это, скорее, один из даров крови, которые каждая раса получила в момент создания – сколько сам Риэнхарн ни пытался добиться от себя такой же скрытности и легкости, но и вполовину не достиг умения треклятых перевертышей.

Но красиво идут, паршивцы! Явно пытаются определить, как зайти в дом с наименьшим шумом. Умные ребятки. А дийес Тьен вперед не суется, взирая на маневры своих союзников со стороны. Тоже верно – при штурме никакой пользы от человечки не будет. Насколько помнил кахэ, мечом дийес владела неуверенно.

Через несколько минут Рыси, повинуясь сигналу, ворвались в дом. Каждый выбрал собственный путь: кто-то вошел через двери, кто-то сиганул прямо в окно. А стекла-то еще не везде выбили… Кахэ искренне надеялся, что оборотни получат максимум дырок в своих блохастых шкурах.

Дийес Риннэлис с интересом наблюдала за действиями союзников, а затем неожиданно для Аэна исчезла.

«Удачи, дийес», – мысленно пожелал девушке кахэ.

Все же успех дийес дознавателя был для него гораздо более выгоден, чем успех Арэйна.

Сарет Арэйн раздраженно расхаживал из угла в угол захламленной комнаты, ругая на чем свет тупость той идиотки, которую он послал к змее. Так тянуть! Что она там, пообедать с Тьен решила? Эта глупая ine точно будет умирать долго.

Время от времени кахэ останавливал взгляд на пентаграмме, начерченной в центре комнаты. Линии, проведенные на полу мелом, время от времени посверкивали белыми вспышками. Нелюдь удовлетворенно улыбнулся: значит, работает. Рисунок должен был перебить слабое заклятие переноса и сделать конечной точкой телепортации саму пентаграмму. А уж из нее так просто не выбраться, не зря мужчина корпел над ней двое суток, чтобы, не приведи предки, не допустить неточности.

Теперь осталось только ждать, когда человечка окажется в ловушке. А там уж убить ее будет проще простого. Только бы эта демонова ine все сделала как надо.

Жаль, что он, Сарет, такой неумелый маг… Будь он настоящим мастером, не пришлось бы тратить лишнее время на объяснение девчонке того, что от нее требуется. Можно было бы просто вложить приказ при помощи Слова, а заодно и приказать покончить с собой после выполнения задачи. Но, увы, кахэ толком не умел заклинать.

– Где она? – раздраженно произнес южанин, снова пройдясь по комнате. Убийца настороженно посмотрел на своего нанимателя, но решил промолчать. Ничего дельного сказать он все равно не мог…

– Вообще-то здесь, – донесся из темного угла отстраненно-спокойный женский голос.

«Что?» – опешил кахэ, оборачиваясь на звук. Он готов был поклясться, что еще минуту назад никого, кроме него и «совы», в комнате не было… И никакой магии нелюдь тоже не ощутил… Тогда как?

– Вы столь настойчиво домогались встречи со мной, ларо, что я сочла невежливым не прийти.

Явившаяся неизвестно как и откуда женщина сделала пару шагов вперед, и свет, с трудом пробивавшийся через мутно-серые от грязи окна, обрисовал ее фигуру. Сарет сразу понял, что это и есть пресловутая Риннэлис Тьен, которую ему нужно было убить. Перед ним стояла девица среднего роста с непримечательным лицом, в сером простеньком платье. Вот только взгляд был холодным и цепким, как у настоящего пресмыкающегося. А еще осанка. Будто кол проглотила.

– Вы, как я понимаю, в курсе, кто я. Будьте добры представиться, – с легким раздражением продолжила смертная, заметив отсутствие реакции на свое появление у ошарашенного Сарета и у Мартина, пребывавшего в еще большем изумлении.

«И чего я жду? – пронеслась у кахэ мысль. – Да, гадюка свободна, но она же явилась сюда одна! Что она может противопоставить мне и Мартину? Ничего. Она всего лишь женщина. Человеческая женщина! Пыль под ногами!»

Арэйн атаковал молниеносно, как если бы совершал da-liss, используя все силы, мастерство и ярость, которые в нем только были. Он сам не успел понять, как в его руках оказался меч, слишком уж быстро все произошло. Секунду назад он стоял, растерянно застывший, разглядывая неизвестно откуда явившуюся девку, а теперь уже несется на нее с клинком наголо.

Тьен резко выставила перед собой руку. Ее губы беззвучно шевелились. Неизвестно, что она говорила, но кахэ врезался в невидимую стену и со стоном сполз по ней вниз.

Гадина.

А он ведь знал, что она неплохой маг, раз все еще жива. Человеческая магия, грубая, примитивная, к сожалению, была эффективнее в бою, чем напевные heiliane, Слова, которые использовали кахэ.

И прежде чем кахэ успел опомниться и напасть снова, Риннэлис Тьен дернула кистью руки, будто стряхивая капли воды – и тело южанина пронзила волна жгучей боли. Что она использовала, Сарет так и не понял, скорчившись и не обращая внимания на грохот, раздавшийся совсем рядом.


ГЛАВА 14 | Из любви к истине | ГЛАВА 16