home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 19

Мы начали подниматься по лестнице. Под ногами герцога Вэйлина белые мраморные ступени отзывались гулким стуком, я же благодаря туфлям на мягкой подошве ступала бесшумно, заставляя хозяина дома постоянно оглядываться – он словно боялся, что я могу передумать и незаметно уйти.

В витражные окна солнце щедро лило свой свет, который растекался по полу яркими цветными кляксами. Казалось, будто кто-то разлил по безукоризненно белому камню краски. Слишком ярко.

– А у вас тут мило, – примерно через минуту тяжелого молчания произнесла я.

Дом действительно впечатлял красотой, гармоничностью и монументальностью, характерной скорее для фамильного склепа, чем для семейного гнезда. В таких строениях есть воля и сила, но вот души и тепла не хватает.

– Рад, что вам нравится, ларэ, – последовал сдержанный ответ.

– Говорят, вы были очень дружны со своей покойной кузиной, ларо, – сказала я, ожидая, как отреагирует на эту фразу мой собеседник.

– И кто же говорит?

– В частности, ларо Айрэл, отец убитой.

– Да, мы выросли вместе. – Голос герцога не дрогнул, но вот ритм шагов, как мне показалось, на секунду сбился. – Разумеется, мы были дружны с Софией.

Интересно, а он чувствует угрызения совести? Нет, я понимаю, что совесть – это понятие устаревшее и пригодное только для хранения в музее, но все-таки? Ларэ София ему по ночам не является? Видимо, нет. Физиономия у него вполне цветущая, спит он явно крепко.

– А вот свидетели утверждают, что покойная доверяла вам практически во всем, – бросила пробный камень я. – Неужели кузина не сообщила о романе с нелюдем?

Люблю задавать бестактные вопросы в лоб. Разумеется, на допросах. После них у несчастного, вынужденного терпеть мое общество, появляется просто невероятное выражение на лице. Жаль, что сейчас я могу лицезреть только спину ларо Вэйлина. И то, что ниже.

– София старалась не обсуждать свои симпатии, – скорбно отозвался ларо герцог, скорее всего пытаясь скрыться от моих вопросов под маской вселенской печали.

– Но почему же сестры покойной утверждают совершенно иное, ларо Теренс? – старательно изумилась я. – По их словам, ларэ Айрэл ничего не могла держать в себе. А вы так и вовсе всегда были в курсе того, что у нее в душе.

Ну же, ларо, оправдывайтесь. Я хочу узнать, насколько убедительно вы умеете врать.

– Возможно, София была со мной в большей степени откровенна, чем с остальными, – к моему удивлению, не стал спорить герцог.

Неплохая тактика. Честному человеку не в чем оправдываться.

– И она ни разу не упоминала ни о своем южном возлюбленном, ни о своем положении? – невинно осведомилась я.

– Положении? – растерянно переспросил он. Вот теперь я узнала, как выглядит искренность в исполнении ларо Вэйлина. Его голос приобрел детские интонации, а руки тут же вцепились в ткань колета.

Значит, о том, что ждала ребенка, покойная действительно не говорила. Интересно, а этот начинающий заговорщик знает, чем грозит ему этот факт?

– Да, герцог. Ларэ София ждала от кахэ ребенка. Теперь в связи с этим фактом возникли небольшие проблемы.

– Какие? – едва ощутимо напрягся дворянин. Возможно, ларо Вэйлин снова сбился бы с шага, но наше восхождение по лестнице завершилось, и он остановился.

– Da-liss, ларо Вэйлин. Ларо Диэльран не успокоится, пока лично не перережет горло тому, кто убил его ребенка. Убийство человеческой женщины он еще мог бы простить – в конце концов, они не были женаты, но вот ребенка…

– А вы неплохо разбираетесь в обычаях кахэ, ларэ Тьен. – заметил дворянин. Скорее всего, он попытался внести в эту фразу подтекст, но голос его дрогнул, и слова прозвучали беспомощно.

– Детское увлечение, – с самой располагающей улыбкой ответила я.

Собеседник скривился:

– Не слишком верноподданническое увлечение.

А вот это уже не самый изящный удар. В ответ на укол шпагой на меня пошли с мясницким топором. Неужели у вас нервы сдают, ларо?

– Разве? Но ведь я даже с таким увлечением не участвовала в интригах против его величества и не заключала тайных договоров с южанами, – просто-таки просияла я. – Я чиста перед его величеством и законами Эрола настолько, что порой самой становится скучно.

И что вы скажете мне теперь?

– Похвальное качество, – откликнулся он, двинувшись по коридору.

Жаль. А я думала, он на меня прямо сейчас кинется с мечом наголо. Тогда основания для задержания были бы налицо, и мои основные проблемы были бы решены. Кристалл в кармане мирно пульсировал, значит, вся наша беседа благополучно фиксируется.

Занятное здание. Изнутри оно явно выглядело больше. Свернутое пространство? Очень может быть. Наверное, стоит повороты считать, иначе самостоятельно не выбраться. И не факт, что ларо Вэйлин окажет мне любезность и проводит до дверей. Вряд ли его сиятельство герцог вообще добровольно согласится выпустить меня отсюда. Раз уж любимой кузиной пожертвовал ради великих планов по захвату власти, то какого-то дознавателя точно на тот свет отправить попытается, тут даже сомневаться не приходится.

– Так как особого выбора у меня не было, я пошла следом за дворянином, стараясь не поскользнуться на мраморном полу. Не люблю этот материал всей душой: совершенно не подходит для поспешного бегства. К тому же мантия вкупе с платьем – тоже не слишком удобная одежда для форс-мажорных обстоятельств. А то, что события могут пойти не так, как я бы того желала, просто очевидно. Слишком уж сдержанно реагирует ларо Вэйлин. Значит, задумал какую-то мерзость.

– А как вы, ларэ Тьен, вообще оказались на этой работе? – неожиданно спросил герцог, не останавливаясь. – Дознаватель – не слишком подходящая профессия для молодой девушки.

– Я с детства мечтала о службе в страже, ларо, – отозвалась я. Бессовестно солгала, разумеется. Маленькие девочки не мечтают ловить преступников, когда вырастут. О стезе дознавателя я задумалась в двенадцать, будучи если не взрослым, то уж точно вполне разумным человеком.

– К тому же характер у меня, ваше сиятельство, мужской, – через пару секунд добавила я, – а молодость – единственный недостаток, который со временем проходит. Поэтому, на мой взгляд, нет причин, чтобы я не могла работать дознавателем.

– И, несмотря на свой возраст и пол, вы одна из лучших работников стражи, ларэ Тьен? – поинтересовался он.

Я напряглась. Чувство опасности за время работы было развито до совершенства, и сейчас я явственно ощущала, что на моей фиолетовой шкурке могут появиться лишние отверстия. Хм. Пожалуй, захватить с собой оружие было не такой уж глупой идеей, как показалось с утра.

– Ум и усердие могут компенсировать такие недостатки, как юбка и молодость, – откликнулась я, бесшумно шагнув назад и в сторону. Подобный маневр тело уже выполняло практически без участия сознания. Может быть, герцог и не попытается убить меня прямо сейчас, но с линии удара в любом случае стоит уйти.

– Значит, без запоминающего кристалла вы бы ко мне точно не явились, не так ли, ларэ? Или все-таки лучше будет называть вас дийес? – прошипел мой собеседник.

Рука его дернулась к рукояти меча, клинок молниеносно покинул ножны, и по тому месту, где секунду назад стояла я, был нанесен удар. Все-таки интуиция меня не подвела.

Я криво оскалилась. Сейчас мы посмотрим, кто здесь слабый. Уж боевой магией я владела на достаточном уровне, чтобы поставить на место зарвавшегося преступника.

Убивать герцога Вэйлина я не хотела. С живым подозреваемым хлопот на порядок меньше, чем с трупом. Потом демонову уйму времени будешь доказывать начальству, что это именно преступник на тебя бросился, а не ты от нечего делать решила бедного, ни в чем не повинного человека на тот свет отправить.

«Сетей» с его светлости будет вполне достаточно. Пальцы сами собой сложились в необходимые пассы, в сознании пронеслись необходимые слова… а вот магическая сила внутри меня не отозвалась. Будто бы и не было ее никогда. Будто бы я родилась самым обыкновенным, не одаренным магически, человеком.

Глаза ларо Вэйлина светились злорадством. Превосходно. Просто изумительно, демоны побери мое тщеславие. Ну с чего я взяла, что если уж я основательно подготовилась к нашей встрече, то мой противник этого не учел и не припас для меня сюрприз?

– Не получается, ларэ? – сочувственно осведомился герцог. Погань. У меня изначально была только магия, я могу защититься лишь колдовством… Но отсутствие способности к волшбе – еще не повод дать себя зарезать. Интересно, что он использовал? Сам ларо Вэйлин не маг, это совершенно точно.

С неподражаемым выражением лица герцог шел с обнаженным мечом на бедную беззащитную девушку, то есть меня. Во всех легендах в этот момент появлялся рыцарь или кто-то в этом роде и убивал злодея. Вот только я не слишком похожа на прекрасную деву в когтях злодея. Скорее уж – на змею с вырванным жалом, которую угораздило связаться с другой змеей. Совершенно не романтично, поэтому и надеяться мне не на что.

От первого удара, не отличавшегося ни быстротой, ни изяществом, я увернулась. Сделать это было несложно, вот только по коже пробежал холодок, когда я поняла: все всерьез, если ошибусь – конец. На глаза попался высокий столик с изящной фарфоровой вазой, в которой стояли крупные алые розы. Сперва в герцога полетела ваза (я испытала мстительное удовольствие, представив, сколько она стоит), разбившаяся о выставленный меч. Ларо Вэйлин получил свой душ с добавлением лепестков роз. Затем накрахмаленная скатерть, которой был покрыт стол, оказалась в совершенно неподобающем месте: на голове своего хозяина. А для пущего эффекта я толкнула под ноги убийце и сам столик. Сей предмет мебели был нелегким, но и я девушка неслабая, да и ситуация располагала к активным действиям.

Маневр увенчался успехом: ларо Теренс со звучными комментариями упал на пол, споткнувшись о стол, я же, подобрав рукой подол, побежала в ту сторону, где, по моим представлениям, должен был находиться выход. На ходу я пыталась использовать заклинание. Хоть какое-нибудь, пусть даже самое слабенькое. Бесполезно. Надежда на то, что магию заблокировали только в одном месте дома, умерла. Скорее всего, защита впаяна на уровне фундамента – в старых фамильных особняках так и бывает, но, демоны меня побери, этот-то построен всего двадцать лет назад! Ситуация слишком напоминает те, что в итоге заканчиваются летальным исходом. Позади послышались шаги, пока еще отдаленные, но печальный опыт подсказывал: это ненадолго. Я проигнорировала предупреждающую боль в боку и прибавила скорости. В очередной раз задумалась над тем, что пропускать в академии занятия бегом и фехтованием было не самым мудрым решением в моей жизни.

Бежать в платье и мантии чудовищно неудобно, но выбор был невелик: либо лететь со всех ног в таком виде, либо меня попросту убьют. Так попасться. Так глупо и бездарно подставиться. А теперь приходится нестись по коридорам чужого дома, зная, что все преимущества у противника. Я не хочу умирать. Я еще слишком молода, чтобы умирать. Мне есть ради чего жить.

Дыхание сбивалось, а ноги норовили запутаться в длинном подоле, но я не могла позволить себе такую роскошь, как остановка или падение. Я не слышала ларо Вэйлина, но это не означало, что он не видел и не слышал меня. Поэтому надо было бежать сломя голову, искать выход, даже если шансы добраться до него опасно приближаются к нулю. Я не сдамся, я не позволю себя убить вот так просто, как глупую курицу. Один коридор сменял другой в этой гонке со смертью, и я уже не понимала, где нахожусь и, главное, куда нужно двигаться дальше. Магия все так же не отзывалась.

Наткнувшись на лестницу, ведущую вниз, я чуть не свалилась на пол от радости. Только бы не упасть, спускаясь по ступеням. Проклятая юбка – никогда больше не надену это изуверское, неизвестно кем придуманное одеяние, подходящее разве что для самоубийства. Первый пролет я одолела удачно, на втором наступила на подол и чуть не полетела кувырком, но вовремя успела вцепиться в перила, это меня и спасло.

Сзади раздались тяжелые зловещие шаги. А герцог не особо торопится. Так уверен, что мне никуда от него не деться? Нет уж. Мы еще потанцуем, так просто мою шкуру никому не получить, тем более какому-то высокородному мерзавцу, который только и может что беспомощных женщин убивать. Дознаватель со стажем – это не самая легкая добыча.

Оставалось еще два пролета, а там уже первый этаж, практически спасение…

И все-таки какой же фокус припасен у ларо Вэйлина под самый конец? Не верю, что он мог бы сохранять такое спокойствие, если б у меня имелась возможность спастись. А герцог был все так же издевательски неспешен. Неужели хочет запугать меня? Все равно не удастся. Я давно разучилась бояться.

Еще один пролет. Площадка. Последние ступени, еще совсем немного…

И все-таки нога подвернулась. На предпоследней ступени. Большего издевательства жизнь еще ни разу мне не подкидывала. Лишить малейшей надежды, когда спасение было так близко. Я неуклюжим мешком свалилась на пол, зашипев от резкой боли в голени, которая тут же перешла в тупую, ноющую. Превосходно. Если не перелом, то уж точно вывих. Пробежка закончилась. Почему именно для меня никогда не бывает припасено счастливых случайностей?

– Добегались, ларэ? – вежливо поинтересовался мой преследователь, манерно растягивая гласные.

Последние оставшиеся силы ушли на то, чтобы сохранить величественное достоинство, даже взирая на собственного потенциального убийцу снизу вверх. От собственной возмутительной беспомощности хотелось зубами скрипеть, но я лишь до боли стиснула челюсти и посмотрела прямо в его глаза со всем имеющимся презрением. Теренс Джейбери лишь хмыкнул, откровенно надо мной потешаясь.

– Все еще огрызаетесь? – спросил он с вопиющей фамильярностью.- А я думал, вы умнее. Я еще могу пощадить вас, если вы сможете убедить меня в этой необходимости.

Я изумленно распахнула глаза.

Что он несет?

А я ведь совершенно искренне думала, что написанное в книгах о злодеях – полнейшая чушь. Ну не могут же приличные убийцы на самом деле вести со своей жертвой душеспасительные беседы и в красках сообщать о том, что их подвигло на преступление… Или могут?

– Мне кажется, вы не до конца поняли, с кем имеете дело. Я никогда ни перед кем не унижалась и для кого-то столь жалкого, как вы, делать исключений не собираюсь.

– Я ведь могу вам голову снести, – опасно понизив голос, протянул он.

– Можете, – не стала спорить я. – Но боюсь, что запугать меня вам не удастся, так же, как и увидеть ползающей в пыли у ваших ног.

– Чересчур смелое заявление, если учесть, что вы уже у моих ног.

Его меч приблизился ко мне так близко, что я могла пересчитать все щербинки на лезвии. Неплохой клинок, жаль только, что достался мерзавцу.

– Даже не старайтесь, – ответила я. – Вашего убогого интеллекта не хватит даже на оскорбление, способное меня задеть.

А я – то искренне полагала, что честь убить меня достанется ларо Риэнхарну. Впору расстроиться. Если бы нам довелось схватиться по-настоящему, без отвлекающих факторов, вроде кандалов, его племянника или моих родителей, это было бы по-настоящему захватывающе, а главное, честно. И не было бы ощущения, что твою жизнь по нелепой случайности отнимает какое-то ничтожество, неспособное дать отпор при равных условиях.

– Моего интеллекта хватило на то, чтобы обвести вас вокруг пальца, – самодовольно рассмеялся он.

Боги. Меня уже изрядно утомил этот разговор ни о чем. Может быть, пусть он убьет меня как можно скорее? Тогда, по крайней мере, я буду избавлена от этих откровений «злодея века».

– Я подозревала вас еще с похорон, – пожала плечами я. – Актер из вас никудышный, а ляпов вы допустили столько, что мне даже думать особо не пришлось.

Безбожно лгу в глаза. Голову я в свое время изрядно поломала, но ткнуть герцога Вэйлина лицом в грязь – последнее в моей жизни удовольствие, и я намерена насладиться им по полной программе.

– Даже так?

– Именно. Не боитесь однажды ночью проснуться с клинком хаэзра у горла? Ларо Аэн был весьма решительно настроен отомстить виновному в смерти ларэ Айрэл.

– До этого ублюдка я тоже доберусь теперь, когда некому будет прикрывать его шкуру, – чересчур самоуверенно, на мой взгляд, заявил он. Даже я не могла сказать такого о ларо Риэнхарне, а уж этот слизняк, недоразумение богов…

Моя скептическая усмешка оказалась последней каплей. Герцог замахнулся мечом. Я прикрыла глаза. Нет, не от страха. Просто не захотелось осквернять свои последние мгновения лицезрением этой перекошенной физиономии, от которой меня мутит. Ничего, так или иначе каэ Орон до него доберется – оборотень не пропустит такой возможности выслужиться, можно сказать, я буду отомщена… А Лэр не бросит моих родителей, я в этом уверена… Сколько же мыслей может пронестись в голове всего за одну секунду.

… Сперва я почувствовала идущую перед мечом волну воздуха, мазнувшую прохладой по щеке, а потом рядом с моим ухом раздался оглушительный полузвон-полускрежет, от которого я инстинктивно дернулась в сторону.

Я еще не успела толком понять, что происходит, как меня накрыло осознание счастья: жива, жива и буду жить! Кто-то пришел и спас меня. Кто-то решил помочь мне, когда уже не осталось надежды. Откатившись еще дальше, стараясь не обращать внимания на резкую боль в ноге, я повернулась и увидела, как мой несостоявшийся убийца неуклюже отмахивается мечом от яростно наступающего на него… кахэ? Ларо Риэнхарн? Откуда его принесло, да еще так вовремя?

Очевидно, старший ларо Аэн относился к той категории лиц и предметов, которые появлялись, когда о них вспоминали.

Поняв, кто мой спаситель, я окончательно и бесповоротно успокоилась. Уж Рука Смерти при любом раскладе сумеет справиться в поединке на мечах с одним человеком. И отсутствие магии ему ничуть не помешает. Два хаэзра против одноручного меча, который держит дрожащая рука, – более чем выигрышный вариант. С кахэ герцог торговаться не стал, уж слишком хорошо читалось в лиловых глазах намерение немедленно убить противника. Нет, положительно, я обожаю приверженность южан своим традициям. Просто чудесные традиции.

Мне захотелось смеяться. Было забавно смотреть, как тот, кто еще минуту назад держал меч у твоего горла, сам пребывает в роли беспомощной жертвы, у которой нет ни единого шанса спастись. Меня захлестнуло злорадство. Я никогда не испытывала восторга по поводу чьей-то смерти, но близящаяся кончина ларо Вэйлина будет для меня безоговорочно счастливым событием.

Герцог пятился, пытаясь парировать удары нелюдя. Ларо Риэнхарн пока позволял ему это делать. Кахэ играл с человеком, как кот с мышью. Ларо Аэн успел пару раз легко ранить ларо Вэйлина и, судя по выражению лица, был настроен на долгое развлечение. Такой роскоши, как быстрая и легкая смерть, убийца ларэ Софии не получит. Не удивлюсь, если кахэ расчленит врага заживо, когда тот свалится от усталости. У южан множество ритуальных убийств на все случаи жизни, и ни одно не дает жертве избежать мучений.

Развлекаться на досуге государственными заговорами, да еще и иметь глупость втягивать в них нелюдей – все это чревато летальным исходом. Каждому рано или поздно приходится расплачиваться и за глупость и за подлость. Ларо Теренс платит и за то и за другое разом.

И вдруг я вспомнила одну вещь, из-за которой сердце на секунду застыло: ларо Риэнхарн обещал убить меня своими руками, после того как доберется до виновника смерти ларэ Софии Айрэл…

Вот он, убийца любимой, повинный в неприятностях самого Риэнхарна, а еще Таэля и дийес Риннэлис. Пара мгновений – и девушка была бы мертва. При мысли о такой возможности сердце кахэ болезненно ёкнуло. И это было еще одним поводом отправить ублюдка на тот свет.

Меч герцога Вэйлина южанин перехватил едва ли не у самого горла дийес дознавателя. Та ждала своей участи, прикрыв глаза. Лицо ее было идеально спокойно. Железные нервы, и выдержка тоже железная. Дийес Тьен следовало бы родиться не женщиной. И не человеком. Так было бы честнее и справедливее по отношению к ее противникам – у них бы не было возможности приписать ей лишние слабости. Девушка мгновенно осознала, что ей пришли на помощь, и быстро откатилась, давая Риэнхарну простор для действий.

А тому было уже не до спасенной им. Он танцевал, как это может делать только Рука Смерти, не знающая слова «пощада». Все то время, что пришлось провести в обществе дийес Риннэлис, кахэ жаждал отомстить, но за незнанием имени истинного виновника своих несчастий включал девушку в ряды врагов. Нет. Вот он, убийца Софии, мечтавший уничтожить и Риэнхарна, и Таэллона, и весь Дом Эррис. За подобное приходится платить кровью, а лучше кахэ никто не сумеет предъявить счет подобного рода.

Боится. Слизняк – смотреть на такого противно. И этот гад собственными руками убил свою кузину, доверявшую ему, убил самую прекрасную, чистую, милосердную… Риэнхарн готов быть всю жизнь посвятить этой девушке, а герцог Вэйлин убил ее! Бесчестно и безжалостно.

Руки нелюдя двигались сами собой, его владение оружием было доведено до совершенства, не требуя вмешательства разума. Человек понял, что его убьют, и процесс этот будет долгим и мучительным. А в доме не было никого, кроме Риэнхарна, хозяина и Риннэлис. Мерзавец выставил всех из своего жилища, устраивая ловушку дийес дознавателю, а в итоге попал в нее сам. Какая ирония судьбы. В жизни все же есть справедливость, но заметить ее нужно уметь. А справедливость кахэ всегда имела крепкие кулаки и острые клинки, что Риэнхарн сейчас и демонстрировал.

Он с безмерным удовольствием гонял противника по холлу, в котором они находились, время от времени нанося легкие раны. Кахэ играл с виртуозной жестокостью прирожденного садиста. Герцог успел осознать, что над ним издеваются, и пытался гневно сверкать глазами, но из-за паники получалась лишь жалкая гримаса. Меч в руках человека был все равно что простая палка, а Риэнхарн Аэн танцевал как никогда прежде в своей жизни. Он, казалось, был одновременно везде, хаэзры с тихим насмешливым свистом рассекали воздух, ноги двигались в ритме музыки, слышимой только ему самому. Шансы? Какие вообще могут быть шансы у твари с полубезумным испуганным взглядом, твари, которая даже не в состоянии умереть с достоинством? Тем более что Риэнхарн был одним из лучших мечников Дома Эррис. Руку Смерти он получил в битве на Ахеллийском поле, где отряд в две тысячи кахэ попал в засаду оборотней, численностью превосходящих южан в три раза.

Герцог явно терял силы. Одна неглубокая царапина не доставит особых хлопот, а десять таких царапин? А двадцать? Кахэ будто ставил зарубки на дереве: за каждый день, который провел в беспомощности, за каждый час, который он никогда не проведет с Софией…

– Будь ты проклят! – прохрипел человек, неуклюже припадая на одну ногу. Штанина пропиталась темной кровью.

Риэнхарн Аэн рассмеялся. При этом его тело двигалось все в том же стремительном темпе, не замедляясь ни на секунду. Надо же, его могли проклинать сотни, но вот у Теренса Джейбери такого права не было.

Хохот кахэ прокатился по коридору. Гулкое эхо придало ему какое-то жуткое, потустороннее звучание.

– Тебе не сойдет с рук мое убийство! За меня отомстят! – снова выкрикнул герцог, еле успев блокировать еще один удар.

Аэн не удостоил его ответом. Нелюдь и так знал, что никто не будет требовать у него виры за гнилую кровь. За таких не мстят.

Теренс Джейбери был в ужасе. Лицо его противника было непроницаемо, словно маска из папье-маше… Только лиловые глаза зло сверкали, и в них плескалась жажда крови.

Сил не было. Герцог не понимал, как он еще умудряется двигаться: с каждой каплей крови, вытекающей из его тела, уходили и энергия и надежда, что он останется в живых.

Как глупо все получилось…

Будь проклята Тьен, дознавательская мразь, спутавшая ему все карты! Будь проклят Аэн, помешанный на своей мести! Будь проклят этот демонов ребенок, которого ждала София! Его план был практически идеален! Через полгода он стал бы уже королем, его правление было бы более плодотворным, чем правление этой рохли Генриха. Его величество Теренс вошел бы в историю как Мудрый, Милосердный или Великий… А теперь его зарежут, как овцу на заклание. Но почему? Что он сделал не так?

А кахэ все двигался и двигался. Стремительный и безжалостный, как смерч. Нелюдь всегда справится с человеком один на один. Тем более Рука Смерти. Его движения были похожи на фигуры придворного танца, и исполнение их было безукоризненно. У Теренса уже безнадежно сбилось дыхание и плыло перед глазами, а проклятый южанин даже не запыхался. Он был похож на демона, посланного по душу Теренса Джейбери, на безжалостного черного демона. Казалось, что эта пляска смерти будет длиться вечно, и Теренс вечно будет из последних сил выставлять перед собой меч, испуганно зажмуриваясь, чувствуя, как дрожит немеющая рука, в которой зажат клинок.

«Боги, если вы есть на этом свете, сжальтесь надо мной! – мысленно взмолился герцог, чувствуя, что больше он не выдержит. – Пускай все закончится! Все равно как, главное, пусть только закончится! Я не могу больше…»

Возможно, боги все же существовали: кахэ, мастер меча, не сумел рассчитать силы своих ударов. Почти невероятно.

Два удара по корпусу крест-накрест. Это стало своеобразной точкой поединка, исход которого был предрешен еще до того, как южанин вытащил меч. Человек, так и не успев понять, что он умер, нелепо взмахнул руками и осел сломанной куклой на пол. С растерянным звоном упал меч, выпавший из безвольной руки.

Риэнхарн не почувствовал даже удовлетворения. Если бы он оказался один на один со своим врагом, то пытал бы его не один час, но присутствие рядом девушки заставляло быть милосердным. Хотя дийес дознаватель видела за свою жизнь много жуткого, кахэ решил, что лучше будет не одаривать ее еще одним тошнотворным воспоминанием.

Хаэзры были в крови, которую необходимо срочно стереть: не стоит оставлять на честной стали нечистую кровь. Герцог Вэйлин был не тем противником, победа над которым почетна.

– Как вы, дийес? – поинтересовался кахэ, не ожидая иного ответа, кроме: «Все хорошо». Эта человечка ведь и мысли о собственной слабости не допустит, не так ли?

Но дийес дознаватель промолчала.

– Дийес? – окликнул он ее еще раз, легко встряхнув за плечи. – Вам плохо? Вы ранены?

Люди – такие хрупкие существа, тем более человеческие женщины. Вдруг она тоже умрет?

– Нет, – еле слышно отозвалась девушка, так и не поднимаясь. – Все в полном порядке, ларо Риэнхарн.

Она все еще была белой, как полотно.

– Почему вы не встаете? – спросил мужчина, недоумевая, по какой причине обычно деятельная дийес Тьен продолжает сидеть на полу с таким выражением лица, которое, наверное, можно назвать беспомощным.

– Нога, – нехотя сообщила человечка.

– Что с ней?

– То ли вывих, то ли, не приведи боги, перелом, – со вздохом сказала она, приподнимая юбку и демонстрируя ногу с внушительным отеком. – С лестницы упала, идти не могу.

Теперь кахэ догадался, почему дийес дознаватель собиралась покорно позволить себя убить и ничего не делала, чтобы спастись. А как же магия? Не могла ведь она… Кахэ попытался применить простенькое заклятие, обычный «светлячок». Глухо. Магическая блокада? Умно. Что ж, покойник был тварью, но не дураком.

– Я посмотрю, что с вами.

– Вы же хотели убить меня после ларо Вэйлина, – напомнила змея, в легком изумлении приподнимая брови.

Мужчина смотрел на нее и с трудом сдерживал смех. Значит, думала, что попала из одной ловушки в другую, и уж коли Теренс Джейбери не сумел пролить ее кровь, то Риэнхарну это удастся в любом случае?

– Я передумал, дийес, – торжественно сообщил нелюдь.

– Почему, позвольте узнать? – не унималась человечка.

И вот что ей еще нужно? Ведь он сказал: в его присутствии ее жизни ничто не угрожает, так нет же, теперь дийес дознавателю нужны причины!

– Скажем так: из личных мотивов, такой ответ вас устраивает? – спросил мужчина, присаживаясь рядом с Риннэлис и принимаясь за осмотр пострадавшей конечности.

Человечка чуть слышно зашипела от боли, когда Аэн начал ощупывать ногу, но не дергалась, позволяя кахэ делать то, что тот посчитает нужным. Правда, когда он резко дернул рукой, девушка вскрикнула.

– Вам повезло, дийес, это всего лишь вывих, я его вправил, а хороший целитель поставит вас на ноги за несколько часов. Но так как я целителем не являюсь, мне придется какое-то время носить вас на руках.

– Всю жизнь мечтала, чтобы кахэ меня на руках носили, – мрачно прокомментировала его слова дийес Тьен, однако же, когда Аэн поднял ее, вцепилась в его шею мертвой хваткой и не протестовала.

И тут Риэнхарн почувствовал, как дийес дознавателя в прямом смысле слова колотит мелкой дрожью.

«Истерика», – констатировал про себя мужчина, не зная, что же теперь делать. Ему в свое время доводилось успокаивать женщин, пребывающих в растрепанных чувствах, но успокаивать дийес Риннэлис – это же совсем другое.

– Ну успокойтесь, дийес, все уже закончилось, – предпринял он неуверенную попытку как-то привести в норму спасенную им девушку. Та же, напротив, задрожала еще больше, а потом еще и заплакала, тихо и беззвучно, только слезы текли по лицу. Казалось, дийес дознаватель сама невероятно удивлена своей реакцией.

– В-все в порядке, – всхлипнула дийес Риннэлис, судорожно кивнув.

Так как слезы потекли еще сильнее, кахэ не поверил ее словам:

– Дийес, все уже закончилось, все хорошо, не плачьте…

– Это для вас закончилось, – с еще одним всхлипом сказала Риннэлис. – А мне за этот труп еще полгода отписываться придется!

Одним предкам ведомо, сколько сил понадобилось Риэнхарну, чтобы не рассмеяться над такой наивной и по-детски беспомощной попыткой скрыть страх. Но главное, с дийес дознавателем все в полном порядке. Нервы у нее стальные, немного отдыха – и снова будет доводить окружающих до белого каления.

– Ну, думаю, с вашим опытом вы сумеете отписаться, дийес, – обнадеживающе заверил ее мужчина и двинулся к выходу из дома.

С улицы донеслись шум, топот и вопли не самого приличного содержания.

– Кто это может быть? Слуги вернулись? – спросил кахэ.

– Вряд ли. Скорее всего, стража, – отозвалась девушка, все еще тихонько шмыгая носом

– Откуда?

– Я предупредила Лэра, куда иду. И попросила вызвать патруль, если через пятнадцать минут после того, как войду в дом, я не свяжусь с ним. Но Лэр опоздал, – мрачно сообщила дийес, явно планируя высказать другу все, что о нем думает.

– Главное, что я не опоздал, – хмыкнул нелюдь.

– Да уж, – согласилась девушка, тяжело вздыхая, – с вами, ларо Риэнхарн, мне крупно повезло. Даже не знаю, как отблагодарить.

– Никак. Ранее вы спасли жизнь и мне и моему племяннику.

– Но вы же знаете, что изначально я не планировала быть вашим благодетелем. Мне просто пришлось это сделать.

– Дийес, когда я шел в этот дом, то тоже не собирался вас спасать. Как-то само получилось, так что успокойтесь. Мы в расчете, – отмахнулся от ее неуклюжих объяснений южанин, выходя из дома во двор.

Тут их ждала толпа стражников во главе с разъяренным Лэром, который что-то возмущенно кричал и требовал. При виде кахэ с заплаканной Риннэлис на руках эксперт застыл с открытым ртом, не зная, что теперь говорить и делать.

– Руки вверх! – рявкнул лопоухий алхимик. Видимо, посчитал, что выполнение кахэ приказа разом решит проблемы всех присутствующих. У южанина было иное мнение на этот счет.

Риэнхарн хмыкнул и скептически посмотрел на свою ношу, та в полной мере оценила свои перспективы, если Аэн все же выполнит требование – и решительно пресекла попытки друга командовать:

– Лэр, не идиотствуй, пожалуйста. Если он поднимет руки, то я упаду. Да и спасать меня от этого ларо нет никакой необходимости.

– Но… – окончательно растерялся парень. – Ты же говорила…

– Вызвать патруль, если я не свяжусь с тобой через пятнадцать минут, – напомнила дийес Тьен. – А сколько времени тебя носило?

– Но…

– Да меня там едва не зарезали, к твоему сведению, – продолжила высказывать свои претензии девушка крайне раздраженным тоном.

– Риш, ты же знаешь нашу волокиту, – попытался оправдаться эксперт, виновато краснея.

– Я знаю, что, если бы этот ларо не появился вовремя, хоронить бы меня пришлось по частям. Разумеется, если бы эти части когда-нибудь нашли, – безжалостно закончила дийес дознаватель. – А теперь будь добр вызвать экспертную команду. У нас там труп лежит.

– А ты? – недоуменно спросил Лэр.

– А я потерпевшая. Мне положен отдых и психологическая помощь, – злорадно ответила змея. – И целитель.

– 3-зачем? Ты в порядке? Ты ранена? – запричитал эксперт – скорее, чтобы дийес дознаватель сменила гнев на милость, чем из-за беспокойства за ее здоровье. И так было понятно, что если змея разъяренно шипит, то в ближайшие несколько лет ненавистники могут только мечтать о ее смерти.

– Ногу вывихнула. Думаешь, иначе бы я позволила себя с места на место как тюк перетаскивать? – язвительно вопросила человечка.

Кахэ смутился. Вроде бы он держал дийес Тьен достаточно аккуратно.

– Я домой, – заявила Риннэлис. – Скажешь дознавателю, который займется этим делом, чтобы связался со мной завтра ближе к обеду. Сегодня не беспокоить. Я не в форме.

Раздав ценные указания, дийес дознаватель без предупреждения телепортировалась вместе с кахэ, вызвав полнейшее недоумение как нелюдя, так и стражников.

Через пару мгновений Риэнхарн имел удовольствие разглядывать уже знакомую прихожую дома родителей дийес дознавателя. Вот теперь все действительно закончилось. И закончилось гораздо лучше, чем он мог надеяться. Все-таки среди людей порой встречаются удивительные создания.


ГЛАВА 18 | Из любви к истине | ГЛАВА 20