home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 6

Список дел дознавателя на день: допросить свидетелей, довести до ума еще хотя бы пару версий убийства, забежать на работу и отчитаться перед исполняющим обязанности (заодно узнать, кто их исполняет), купить продукты, купить одежду для кахэ.

Разумеется, меня сопровождали практически незаметные молодые люди, не спускавшие с меня глаз. Глупо: все равно я их засекла, даже, возможно, смогла бы оторваться от этих парней, если бы захотела, но я надеялась, что мой «хвост» сделает какую-нибудь глупость, которая даст еще немного фактов, которых мне катастрофически не хватало…

Сегодня я решила не прикрывать форменную мантию плащом – это существенно облегчило мое продвижение по улице и исключило возможность того, что тип, следящий за мной, случайно меня потеряет. Нет. Пускай лучше знают все мои поступки и маршруты – сейчас это мне только на руку. Разумеется, все может закончиться для меня плачевно, но тем и интереснее.

Оказавшись у ворот дома семейства Айрэл, я с мелочным удовольствием взирала на то, как привратник при виде формы дознавателя кинулся открывать ворота, даже не спросив моего имени, затем сдал с рук на руки лакею, сопроводившему меня в один из кабинетов герцогского особняка. Моя беспристрастность дала тонкую, но приятную трещину. Я происходила из семьи мещан. Даже тот факт, что моя ма была магом и работала наставником в одной из многочисленных школ колдовства, не позволило нашей семье занять более высокое социальное положение. Я никогда не горевала по поводу того, что не родилась дворянкой – в мои планы входило добиться всего самой. Но, видя, как всегда такие чванливые слуги герцогов ходят вокруг меня на цыпочках, я почувствовала удовлетворение, хотя прекрасно осознавала, что это уважительно-боязливое отношение адресовано не мне, Риннэлис Тьен, а ларэ дознавателю.

– Что вы хотели мне сообщить, ларэ Риннэлис? – сдавленно спросил герцог, появившийся за моей спиной. А он исхудал – по виду напоминает скорее мертвеца, чем живого человека.

– Думаю, вы хотели бы узнать из первых рук, что задержанный кахэ невиновен в убийстве вашей дочери. Это абсолютно точно, – сухо сообщила я, ожидая дальнейшей реакции от герцога, дабы построить свою линию поведения.

Аристократ еле заметно побледнел, его руки сжались в кулаки, но самообладание он сохранил.

– Вы твердо уверены в этом, ларэ дознаватель? – Голос у ларо Айрэла, в противовес внешнему виду, звучал сильно и ровно.

– Абсолютно, ларо Айрэл. Кахэ не мог этого сделать.

– Обоснуйте! – решительно потребовал он.

Я глубоко вдохнула воздух и начала:

– Между ларэ Софией и этим кахэ был роман, ларо Айрэл. Ваша дочь ждала от него ребенка.

– Ч-что?! – опешил от неожиданности герцог. – Да этого быть не может! Моя дочь и этот… Будь это правдой, я бы знал! – изложил он последний довод.

На его лице был написан гнев на меня, посмевшую сказать ему такое, изумление и запоздалое понимание произошедшего. Так я и думала: было что-то подозрительное в поведении ларэ Софии, но ее отец в тот момент не обратил на дочь должного внимания.

– Это абсолютно точно, ларо, – покачала головой я, готовая к очередным нападкам. – Наши эксперты не ошибаются, тем более что тело вашей дочери изучал лучший специалист. И… Родители не всегда знают тайны своих детей, поверьте мне.

– Но ведь это еще не означает, что он не мог убить ее… – потерянно произнес герцог. Еще несколько минут назад для него все было просто: злобный кахэ исключительно из врожденной ненависти к человеческой расе убил его дочь. Но лишь мизерная доля преступлений совершается из подобных побуждений.

– Вы не знаете обычаев южан, – еле заметно вздохнула я. Герцог Айрэл, в отличие от меня, понятия не имел о традициях кахэ и о том, как трепетно они им следуют. – Кахэ никогда не убьет свое дитя, ларо, а ваша дочь действительно ждала его ребенка, поверьте. Все говорит о том, что у этого кахэ не было причины убивать ларэ Софию, тем более таким способом. Сердце у жертвы южане вырезают за предательство, а о каком предательстве могла идти речь, если в ту злосчастную ночь ларэ София собиралась бежать со своим возлюбленным?

Последовала пораженная пауза, во время которой меня буравили донельзя удивленные глаза. В то, что дочь могла тайно встречаться с кахэ, оказалось поверить гораздо проще, чем в то, что она решилась с ним бежать.

– Это… правда?

– Да, и существуют достаточные тому подтверждения, ларо Айрэл. Теперь я хотела бы услышать ваши пожелания. Чего хотите вы, герцог? Чтобы был казнен первый попавшийся мужчина, приблизительно подходящий на роль виновника смерти вашей дочери? Это удовлетворит вашу жажду мести?

Опасная игра. Я не знаю, как герцог отреагирует на подобный вопрос, остается надеяться только на то, что врожденное благородство, приписываемое аристократам, – не миф.

– Разумеется, нет, ларэ, – покачал он головой, хотя было заметно, что такой ответ дался ему нелегко. – Я не хочу позволить истинному убийце остаться безнаказанным.

– Значит, я могу рассчитывать на ваше содействие, ларо Айрэл? – подобралась я к самому важному аспекту беседы.

Тот подозрительно сощурился и посмотрел на меня с легким недоумением, в котором читалось и уважение, что значительно повышало мои шансы на успех.

– Чего вы хотите?

– Ну… Кахэ нижайше просит у вас разрешения проститься с ларэ Софией, – предельно мягко произнесла я.

– Кахэ? Но… Это же ни на что не похоже! Какой-то жалкий нелюдь… – захлебнулся праведным возмущением аристократ.

Я мысленно улыбнулась, полностью готовая к тому, чтобы разбить каждое заявление герцога Айрэла на мельчайшие кусочки.

– Ларо, уверяю вас, этот кахэ вполне способен соперничать с вами относительно благородства происхождения. Но – надеюсь на вашу порядочность, ларо, – это должно остаться в рамках приватной беседы.

– То есть… – начал было мужчина.

– Ваша дочь ни в коей мере не оскорбила честь рода любовью к безродному нелюдю. И кахэ так же искренне скорбит о смерти ларэ Софии, как и вы, так что, думаю, не будет ничего страшного, если вы позволите ему проститься с ней и с его ребенком. К тому же… – забросила удочку я.

– К тому же?…

– Думаю, кое-кому весьма потреплет нервы тот факт, что кахэ вне подозрений и на свободе, не так ли?

– Вы считаете, убийца появится на похоронах? – удивился герцог. – Но там же будут только близкие люди!

– Даже если убийцы там не будет, то слухи все равно дойдут до него быстро, не так ли, ларо Айрэл? Что в нашей жизни расходится быстрее, чем слухи?

– Ничего, ларэ Риннэлис, – подтвердил герцог. – Я согласен, кахэ может прийти.

– Благодарю, ларо, – легко поклонилась я. – Всего доброго.

Превосходно. Все прошло даже легче, чем я предполагала. Я сумела добиться, чего хотела, и заодно выполнила обещание, данное ларо Риэнхарну, и теперь он мой должник. А если вспомнить, как кахэ относятся к своим долгам… Я извлеку из этого еще много положительного.

На самом деле, действовала я скорее по наитию. Вполне может быть, что на настоящего убийцу факт освобождения ларо Риэнхарна не произведет ровно никакого впечатления, но женская интуиция, которая часто бывает надежнее логики, подсказывала, что я все делаю правильно. Обычно я действую, просчитав все варианты решения проблемы, но когда в уравнении слишком много неизвестных, невольно приходится действовать по самому великому и часто используемому принципу. Принципу научного тыка, к коему рано или поздно прибегает каждый.

Покинув гостеприимный дом Айрэлов, я спокойно огляделась, обнаружила, что «хвост» у меня все еще не отвалился, спокойно отправилась к управе через самые безлюдные улицы и демонстративно не оборачивалась, даже когда шаги соглядатаев слышались практически за спиной.

И все же что-то, на мой взгляд, в этом деле не клеится. Ну совсем не клеится, вот только не могу понять, что именно. Если вычеркнуть из моих расчетов ларо Риэнхарна Аэна, то получается, что вроде бы и некому больше желать смерти несчастной девушки. Дочь герцога было бы гораздо разумнее похитить. Возможно, ларэ София узнала что-то, чего ей знать не следовало, но в это верится с трудом – у девушки из знатной семьи мало шансов ввязаться в темную историю, слишком много глаз за ней следят. Но, с другой стороны, завела же она каким-то образом любовника-кахэ, не так ли?

– Добрый день, ларэ Тьен, – издевательски раздалось за моей спиной. Превосходно, значит, не зря я пошла этой подворотней. А я – то боялась, что эти типы окажутся чересчур осторожными. Но почему они решили заявить о своем присутствии именно тогда, когда я, казалось бы, начала улавливать ту самую нить, которая должна привести меня к разгадке убийства ларэ Софии?!

– Добрый день, ларо, – в тон отозвалась я, превосходно зная, что за спиной пятеро – мои поисковые импульсы отточены до совершенства. Четыре бойца и один маг с весьма неплохим потенциалом. Преимущество на их стороне, но вряд ли этим уважаемым ларо удастся справиться со мной без подкрепления в виде арбалетчиков на крыше. А арбалетчиков… все-таки нет. Это определенно радует.

– Не уделите ли нам немного внимания? – все в той же манере продолжил парламентер нападавших.

Я, плавно обернувшись, смерила явившихся по мою душу спокойным твердым взглядом (одинаково одеты, на лица натянуты капюшоны – странный способ стать незаметными в погожий весенний день, но не мне же читать им правила маскировки!) и ответила:

– У вас ровно десять минут, ларо. Время пошло.

– Как насчет того, чтобы пересмотреть свою политику ведения расследований, ларэ Тьен? – А говорящий, как ни странно, не маг, а воин. По виду – с примесью орочьей крови, значит, реагировать будет чуть быстрее обычного человека, это надо принять во внимание. Вооружен коротким мечом – вполне разумно, если учесть, что мы находимся в довольно узком проулке, но, скорее всего, у него припрятаны еще три кинжала. Маг, судя по всему, – земля. Неплохо для меня, поскольку мой огонь, будучи более подвижной стихией, подходит для того, чтобы обратить всю мощь земли против ее же носителя. Остальные трое бойцов – чистокровные люди, это резко снижает их шансы. Одна сабля. Короткий ятаган. Два коротких меча. С обоеруким воином возможны проблемы, остальные – разменная монета, призванная отвлечь внимание. Потанцуем.

– Увы, ларо, мои принципы столь крепки, что я не намерена их пересматривать, – мягко оскалилась я, незаметно подготавливая пару атакующих заклинаний и один щит на случай, если кто-то все же сумеет подобраться на расстояние удара.

– Даже если это будет чрезвычайно выгодно для вас, ларэ Тьен? – усмехнулся мой собеседник.

– Особенно если это будет выгодно, ларо, – еще шире улыбнулась я.

– Думаю, ларэ, ваше упрямство несет опасность вам и тем ларо, которые ныне обитают в вашей квартире. Ведь вы не хотите, чтобы с кахэ что-то случилось?

Неужели была попытка ударить по моему якобы слабому месту? Я просто поражена. Нет, честное слово, поражена до глубины души. Нельзя же так топорно использовать имеющиеся в наличии сведения. Меня бы наверняка за такое уволили с работы.

– «Неудовлетворительно», ларо, – вынесла свой вердикт я, глядя прямо в глаза мужчине.

– О чем вы? – растерялся тот.

– За подобный учебный допрос вам бы поставили «неуд», – милостиво пояснила я. – Использование непроверенных данных, неумелое давление на собеседника, озвучивание беспочвенных умопостроений… Вас ведь отчислили с третьего курса, не так ли?

Ответом мне было изумленное молчание.

В данном случае мой вывод был построен не на озвученных фактах, да и логика к нему имела самое опосредованное отношение: просто я всегда отличалась превосходной памятью на голоса, а именно этого парня я прекрасно помнила. Он учился курсом старше и прославился на всю академию неплохими способностями, которые сводились на нет полным отсутствием усидчивости и умения работать над собой. Отчислили этого студиозуса с таким треском и шумом, что вся академия обсуждала это происшествие еще несколько месяцев.

– Вы действительно умны, ларэ, – с невольным уважением протянул мой несостоявшийся коллега. – Так почему бы вам не послушать доброго совета? Пусть кахэ и дальше будет считаться убийцей ларэ Айрэл. Уверяю вас, так всем будет проще.

– Нет, – покачала головой я. – Кахэ невиновен, и отвечать за преступление, которого не совершал, он не будет. А вашему наверняка почтенному ларо нанимателю можете передать, что топор для него уже точат. Мне все равно, насколько он богат, знатен и влиятелен, для меня он всего лишь преступник.

– А что будет с вами, ларэ, если выяснится, что вы скрываете в своем доме двух кахэ из рода Аэн? – прошипел мой противник. Его рука уже тянулась к рукояти меча, да и товарищи его явно не были настроены разойтись с миром. Рискнуть и сцепиться с ними? Расклад для меня не самый легкий, но это не катастрофа, вот только нет никакого желания тратить на такую мелочь свое время. Значит, отступаю…

– Никого из рода Аэн в моем доме нет, – иронично усмехнулась я. – И откуда только у вас могли появиться подобные сведения? В моем доме находятся кахэ из Дома Трэйт, следовательно, ваши угрозы не имеют смысла. Позвольте откланяться, ларо, – коротко кивнула я, молниеносно исчезая в воронке телепорта. Не думаю, что такое завершение разговора устроило моих оппонентов, поскольку в мою сторону полетел кинжал и «каменный молот», но достичь цели им было не суждено… Я оказалась в управе.

М-да… Ситуация в целом начала меня даже забавлять. Никогда бы не подумала, что у кого-то хватит глупости и наглости угрожать мне, ведь это заранее бесполезная затея: подобные жалкие типы по определению не могут вызвать у меня страха. Это, впрочем, не означает, что они не несут угрозы моей жизни.

Я на максимальной скорости направилась к своему кабинету, дабы отдышаться, подумать и заодно узнать о новой расстановке сил в отряде дознавателей. Поговорка, гласящая, что новая метла по-новому метет, не перестала быть непреложной истиной за все время существования нашего мира. Следовательно, нужно узнать, кто метит на место покойного Гросса и, главное, кто сейчас исполняет обязанности начальника. В мою работу, конечно, никто не имеет права вмешиваться… Но вдруг попробуют? Надо быть готовой ко всему.

В кабинете, как обычно, обнаружилась кипа непроверенной почты, разбираться с которой у меня не было ни малейшего желания: магические метки, означающие, что с посланием необходимо разобраться без промедления, отсутствовали, а все остальное я могла проигнорировать со спокойной душой.

Мой кабинет – это филиал моей квартиры в здании управы: те же чистота, строгость и тишина, которых я добилась созданием обычной звукоизоляции стен и использованием необходимых заклинаний. При необходимости я могла тут же активировать мощную магическую систему защиты и под ее прикрытием спокойно пережить даже очередное нашествие орков. Собственно говоря, именно поэтому в мой кабинет никто из коллег не рискует заходить, предпочитая беседовать на нейтральной территории. Они думают, что из этой уютной комнаты может не получиться так легко выйти. На мой взгляд, разумная позиция.

Я была немного раздражена этой нелепой попыткой мне угрожать. Слишком уж она ненастоящая. Тот, кто смог с легкостью убить ларэ Айрэл под самым носом кахэ, так, что тот ничего не заметил, тот, кто быстро и без следов расправился с ларо Гроссом, не станет устраивать подобный фарс в трепетной надежде, что толпа неудачников способна справиться со мной. Я не верю в подобную глупость. Скорее всего, у этих типов было что-то наподобие амулета, способного определить мой магический потенциал. Да, думаю, именно так. Но для того, чтобы эта колдовская игрушка собрала необходимую информацию, исследуемый должен активировать в ее присутствии минимум три заклинания. Я использовала одно – телепортацию. Получается, мое отступление являлось наиболее разумным поступком в сложившейся ситуации.

Выходит, охота идет по всем правилам. Вот только зря этот неизвестный вельможа решил устроить травлю Риннэлис Тьен. Я же не волк, который рано или поздно разъярится и бросится на преследователей. Я разумная и хладнокровная змея: зашиплю на прощанье и скроюсь в траве в случае опасности, а потом из этой же травы незаметно укушу за ногу. А до этого неизвестного злопыхателя я доберусь… Не люблю, когда кто-то старательно устраивает мне неприятности и суется в мои дела, оставаясь при этом безнаказанным. Значит, надо найти убийцу и отправить его в объятия палача.

«И все же, кому понадобилась смерть ларэ Софии?» – в очередной раз задалась вопросом я, садясь за письменный стол.

Может, стоит принять во внимание высокое положение семейства Айрэлов? Нет, чушь. Политическое убийство дочерей герцога? Разумнее убить самого герцога, а затем принудить к браку юных ларэ или похитить их с целью давления на отца. Герцогские дочки не нужны мертвыми, поскольку в таком виде они не приносят пользы, а любое политическое убийство всегда совершается из рациональных мотивов, это я уяснила давным-давно. Да и семейство Айрэлов… Их влияние скорее базируется на прошлых заслугах. Имеются кое-какие права на престол, но они откровенно птичьи, это понимают абсолютно все, тем более сыновей у герцога нет, что исключает возможность создания новой династии.

С королями в Эроле вообще всегда было неспокойно. Вроде бы Каэринги прошли проверку временем, достаточную для того, чтобы считаться законной и устоявшейся династией, но все ее короли отличались завидной плодовитостью, а их отпрыски – потрясающей живучестью. Так или иначе, но в итоге за несколько сотен лет правления Каэрингов появилась пара десятков герцогских родов – близких родственников королевской династии, которые в определенный момент могут попытаться занять трон.

Нынешний монарх довольно молод и еще не успел жениться, что создает напряженную ситуацию в плане престолонаследия. Если его величество Генрих внезапно упокоится с миром, то начнется нечто забавное… Кажется, очередность наследников на случай смерти ныне правящего короля определена, но не факт, что никто не попытается прорваться, так сказать, вне очереди. А желающих найдется масса…

Я не люблю политику и стараюсь быть от нее как можно дальше, потому что законы для политики не существуют в принципе. С точки зрения дознавателя это недопустимо. В борьбе за власть обычно забывают не только о праве, справедливости, но и морали и остальных высоких материях, уничтожая противников по мере необходимости, как в прямом, так и в переносном смысле, руководствуясь исключительно желанием достичь конечной цели. Меня это немного угнетает.

В отделе поговаривали, что будь я благородных кровей, то рано или поздно добилась бы королевской короны. Меня считают искусной интриганкой. На мой взгляд, это откровеннейшая глупость, поскольку интриги и тому подобные развлечения кажутся мне слишком суетными и мелочными, чтобы тратить на них силы и время. Тем более я не собираюсь переступать мною же созданные запреты ради мимолетного удовлетворения. А власть способна привнести в жизнь только мимолетное удовлетворение, я знаю это, поскольку статус дознавателя дает определенное влияние на других людей. Поначалу это – удовольствие, затем – тягостная рутина, которая лишь раздражает, не более.

Да… Убийство ларэ Софии политических мотивов не имело и иметь не могло. И либо я потеряла дознавательскую хватку, либо у убийства герцогини вообще не было мотивов. Ну и что мне делать с таким раскладом?

М-да…

Занятная головоломка, и присутствие в ней кахэ – совершенно лишний кусочек, не просто бесполезный, но и не дающий составить картинку полностью. Просто жертва, оказавшаяся в нужном месте в нужное… Хотя о чем это я? А откуда тогда было взяться kr'iis, этому злосчастному ритуальному кинжалу? Kr'iis – не та вещь, которую можно легко раздобыть, да и не мог убийца сымитировать ритуальное убийство в момент неожиданного появления кахэ. А это значит, что появление на сцене последнего входило в планы преступника, целью которого было выставить кахэ виновным. Практически идеальный способ уйти от наказания самому. Если бы покойный ларо Гросс не отдал дело мне, то план убийцы наверняка бы сработал. Вряд ли он предполагал, что ему придется столкнуться с таким дознавателем, как я.

Перед моим носом также встал вопрос, имели ли место действия двух лиц – организатора и исполнителя, – или неизвестный, решивший улучшить материальное положение ларо Гросса и впоследствии отравивший его, не побрезговал испачкать руки в крови. Вполне возможно, и не побрезговал, если принять во внимание то, что преступнику удалось не потревожить охранные заклинания дома. Если я правильно помню, то подобные чары не только мешают проникновению в жилище, но и сообщают обо всех приблизившихся к дому. Даэн Стаут, составлявший протокол осмотра места происшествия, – большой умница, и заклинания – его конек, поэтому можно поклясться: если он не сообщил о том, что заклятия засекли кого-то, то они действительно никого не засекли. Но все же стоит поподробнее пообщаться с коллегой на эту тему.

Даэн Стаут был хорошим парнем, чему не мешало даже то, что он работал в страже дознавателем. Он всегда считал: работа никому не мешает быть прекрасным человеком, и даже если ты дознаватель, это не означает, что ты мерзавец. Разумеется, если твое имя не Риннэлис Тьен. Когда сия особа после обеда чинно вошла в кабинет дознавателя Стаута, тот подумал, что сегодняшний солнечный теплый день не так уж хорош. Ларэ Тьен всегда ассоциировалась у своего коллеги с промозглой сыростью старого склепа, спускаться в который в здравом уме и твердой памяти никто не будет, так как в таком мерзком месте даже покойники не смогут быть спокойными. Естественно, высказывать свое не слишком лестное мнение о Риннэлис Тьен Даэн не собирался, намереваясь жить долго и счастливо. Желательно здоровым и со всеми частями тела. Вроде бы никто не говорил, будто Тьен когда-то кому-то сделала что-то нехорошее, но дознаватель решил, что в этом мире все может быть, а ему не хочется проверять ларэ Риннэлис на наличие эмоций. Лучше подбить на это злейшего врага, а самому выпросить командировку к эльфам. Или к оборотням. Или к гномам в самую глубокую шахту, только бы подальше от ларэ Тьен.

– Добрый день, ларо Стаут. – Девушка скривила рот в улыбке. – Не помешала?

«Помешала!» – мысленно возопил Даэн.

– Разумеется, нет, ларэ Тьен, – вымученно выдавил он из себя. – Чем могу вам помочь?

– Я могу присесть? – поинтересовалась ларэ дознаватель.

«Идиот! – выругал себя ларо Стаут. – Надо было сразу предложить ей кресло! Она же терпеть не может, когда с ней необходительны! Только бы все обошлось…»

– Разумеется, присаживайтесь, ларэ. Чем могу вам помочь?

«Чего тебе надо, гадюка подколодная? Говори быстрее и уползай в свое болото!» – подумал Даэн про себя.

– Ведь это вы осматривали место происшествия и составляли протокол по делу об убийстве ларэ Айрэл? – уточнила девушка, пристально глядя собеседнику в глаза.

– Да, ларэ. Что-то не так? – ощутимо напрягся Даэн.

«Что я напортачил, гадина? – пронеслось в его мыслях. – Пришла сообщить, что сегодня последний день моей работы в отряде дознавателей?»

– Конечно, нет, – покачала головой Тьен. – Вы превосходный дознаватель, и у меня нет никаких претензий к вашей работе. Я просто хотела бы уточнить некоторые детали, если у вас найдется для меня немного времени.

– Для вас у меня всегда есть время, ларэ Риннэлис, – ответил Даэн. Увы, это не было красивой фразой: во всей страже, наверное, не было никого, кто посмел бы отказать Риннэлис Тьен. Говорили, что она не мстительна и не злопамятна, если не пытаться вмешиваться в ее работу. Все с этим соглашались, но не особо верили, предпочитая ходить рядом с такой гадюкой на цыпочках и дышать через раз, чтобы она, не допусти боги, не подумала чего.

– Благодарю вас, ларо Даэн, – еще шире оскалилась Тьен. – Я знаю, что вы прекрасно разбираетесь в охранных заклинаниях, не так ли?

Он кивнул с определенной долей самодовольства. Да, он один из лучших специалистов в этой области магии.

– Не могли бы вы поподробнее рассказать мне об охранных заклинаниях, использованных в доме герцога Айрэла? – деловым тоном поинтересовалась девушка, вытаскивая кусок пергамента и вооружаясь пером, которое недолго думая позаимствовала со стола ларо Стаута. Тот хотел было возмутиться, но, решив, что не стоит так рисковать, промолчал.

Вспомнить подробности упомянутой магической защиты было несложно: заклинания были созданы явным мастером своего дела, поэтому они сразу привлекли внимание дознавателя, который даже задержался на полчаса для более внимательного их изучения. Поэтому Стаут смог без особого труда воспроизвести необходимую информацию. Да, в защиту были встроены заклинания, отслеживающие перемещения в самом особняке и в его окрестностях, но они засекли только то, что ларэ София вышла из дома, а вот появление в саду кахэ прошло незамеченным.

– А как они были настроены? – спросила ларэ Риннэлис. – «Своими» признавались только хозяева дома?

– Нет, еще несколько человек, включая доверенных слуг, – ответил дознаватель, уже приблизительно понимая, куда клонит Тьен. – Но я не взял список лиц, имевших доступ к дому Айрэлов, ларэ Риннэлис, тогда я посчитал, что это излишне…

– А напрасно, – протянула девушка, глаза которой затянуло чуть ли ни мечтательной поволокой.

«Боги, только бы пронесло! – истово взмолился Даэн. – Только бы не накатала рапорт!»

– Благодарю за помощь, ларо Стаут, – кивнула гадюка, стремительно поднимаясь с кресла и покидая кабинет на невероятной скорости. Обычно ларэ дознаватель передвигалась более чинно.

«Кажется, пронесло», – чуть успокоился Даэн Стаут и продолжил раскладывать пасьянс, который старательно прикрыл документами при появлении ларэ Тьен.

Вылетев из обители моего коллеги, я решительно двинулась в сторону кабинета, где обретались курьеры нашей управы, когда им было нечего делать. На самом деле работа у курьеров есть всегда, но они так старательно и успешно уклоняются от выполнения своих профессиональных обязанностей, что почти все время находятся в управе и бездельничают. Я же собиралась заставить хотя бы одного из них поработать.

Встреченные в коридоре служащие стражи смотрели на меня недоуменно и неодобрительно. Они привыкли, что я иду спокойно и уж точно не налетаю на коллег, недостаточно быстро реагирующих, чтобы успеть отскочить в сторону.

Естественно, когда я распахнула дверь, на которой висела на одном гвозде табличка с надписью «Курьерская служба», все разговоры смолкли. Тишину нарушил судорожный кашель (кто-то подавился при моем появлении) и звон разбившегося стакана.

Тот, кто мне был нужен, хвала богам, находился именно там, где я и рассчитывала.

– Ларо Энтрел, у меня есть для вас поручение, – мягко сообщила я, готовая к отчаянному сопротивлению своей жертвы.

– Но, ларэ дознаватель! – тут же начал ныть рыжий конопатый прохвост, – У нас же обед!

– Обед закончился два часа двенадцать минут назад, – холодно заметила я, медленно и угрожающе приближаясь к курьеру с самой мерзкой усмешкой из имевшихся в моем арсенале. – К тому же, проработав в страже два года, вы должны были усвоить, что наша служба не приемлет таких понятий, как «обед», «отпуск» и «рабочий день окончен».

– Но, ларэ Риннэлис! – возопил парень, с тоской глядя на початую бутылку красного вина, которую никто и не подумал от меня скрывать.

– Через десять минут вы должны быть в моем кабинете, – отчеканила я, решив, что сегодня можно проявить немного мягкости.

– Да, ларэ! – поспешно согласился Энтрел, понимая, что, если начнет торговаться, я заставлю его пойти со мной сейчас же.

Понадобившийся мне тип был известным в нашей управе прохвостом, на которого поглядывали с закономерными опасениями, как на экспериментальное зелье, неожиданно начавшее дымиться. Рыжий парень пришел в стражу после того, как увел из-под носа у главаря одной крупной банды довольно внушительную сумму и не знал, куда деваться от расстроенных этим обстоятельством преступников, жаждавших получить назад свои деньги. Долги Энтрел не отдавал принципиально, а если кредиторы слишком настаивали, то просто избавлялся от кредиторов. В тот раз будущий курьер нашей управы хотел решить свои проблемы при помощи стражи, но, к огромному его сожалению, мои коллеги не были простаками, готовыми с радостью разгребать чужие проблемы. А посему парню пришлось отрабатывать деятельную помощь стражи работой на благо общества все в той же страже. Через пару месяцев рыжий вошел во вкус и с тем же упоением, что и другие курьеры, ругался с начальством, отчаянно филонил и исчезал в неизвестном направлении с рабочего места при первой же возможности. Из всей толпы с таким же энтузиазмом бездельничающих служащих курьерской службы Энтрела отличали изворотливый ум и умение держать язык за зубами – все эти качества, разумеется, мне пригодятся в полной мере.

Рыжий проныра явился ко мне ровно через десять минут, надувшийся как мышь на крупу, но полностью готовый выполнять мои приказы. Еще бы, если вспомнить, что это именно я успела предупредить его о приходе тех самых «добрых» кредиторов, из-за конфликта с которыми Энтрел и начал работать в страже. Ничего личного, просто уже тогда можно было разглядеть, что от этого парня будет польза. К тому же он превосходно помнил об оказанных услугах и старался отплатить тем же. Разумеется, если это не касалось денег.

– Что вам угодно, ларэ? – довольно-таки вежливо поинтересовался курьер, смирившись с мыслью о безнадежно испорченном моими стараниями дне. Он понимал, что просто так я бы никогда не оторвала его от такого важного дела, как распитие спиртных напитков на рабочем месте.

– Вы должны отправиться в особняк герцога Айрэла и взять там всю документацию, касающуюся магической защиты дома, – сообщила я, замечая, как в серых глазах мелькает понимание. – Желательно, чтобы ваш визит и его цель остались между нами. За вами могут следить, возможно, попытаются перехватить, – добавила я, не желая дать Энтрелу основания считать, что я поручаю ему легкое и безопасное дело. – Сами вы ни при каких условиях не должны заглядывать в бумаги, которые даст вам его светлость.

– Все настолько далеко зашло, ларэ Тьен? – спросил курьер, глядя на меня на удивление серьезно и настороженно.

– Похоже на то, – пожала плечами я. – Я напишу записку ларо Айрэлу и выпишу вам разрешение на получение необходимых амулетов. Записку вы также не должны читать. Ради вашей же безопасности, ларо.

Затягивать с верительными грамотами я не стала, тут же написав их на первых же попавшихся листах пергамента.

– Значит, все очень серьезно, – пришел к выводу парень, принимая две заветные бумажки с моей подписью. – Я все сделаю, ларэ, можете не волноваться.

– Собственно говоря, на это я и рассчитываю, – усмехнулась я уже в спину спешно покидающего мою территорию Энтрела. Он, как всегда, не попрощался, хотя знает, как меня раздражает игнорирование норм этикета. Впрочем, иного от него и не приходится ожидать, зато он всегда точно выполняет приказы, и ему не придет в голову меня предать, ведь мне слишком многое о нем известно, и это именно я прикрываю его, если он в очередной раз совершает какую-то глупость. Взаимная выгода дает больше поводов для доверия, чем возвышенные и растяжимые понятия вроде любви и дружбы.

Пожалуй, ждать возвращения курьера можно примерно через час, а за это время лучше всего пойти пособирать последние сплетни отряда дознавателей. Разумеется, никто не знает сплетен больше, чем секретарь начальника, девушка довольно разумная, следовательно, выставить меня вон она точно не попытается.

Так что я в очередной раз распугала коллег, прямым курсом направляясь в приемную ныне покойного ларо Гросса на второй этаж. Естественно, Эстела, привлекательная и вежливая блондинка, восседала за своим массивным столом из мореного дуба, простоявшего в управе больше сотни лет, и внимательно просматривала какие-то бумаги. Да, она старательно опровергает все стереотипы, которые существуют по поводу блондинок и секретарш. Она красива, умна и действительно умеет работать. Иногда я даже подумываю о том, а не позавидовать ли мне этой примечательной особе, но затем вспоминаю, что я гораздо умнее, и мгновенно успокаиваюсь.

– Добрый день, ларэ Эстела, – как всегда вежливо здороваюсь я, разглядывая девушку с некоторой долей интереса. Я всегда уважала людей, которые обладали свойствами, которых нет у меня. Внешний вид секретаря был настолько идеален, что, будь я обычной женщиной, наверное, уже изошла бы ядом, но меня всегда оставляли в относительном равнодушии вопросы прически, макияжа и одежды. В относительном, так как я все же считала, что приходить в ужас окружающие должны вовсе не от моего внешнего вида.

– Добрый день, ларэ Риннэлис, – улыбнулась девушка, пару раз хлопнув длинными ресницами. Потом она опомнилась и убрала с лица чуть приторное выражение, которое обычно использовала для введения в состояние тихого восторга мужчин. – Вы по делу? – спросила она, прекрасно понимая, что нет. Если я приходила по работе, то говорила это сразу же.

– Нет, ларэ, я просто забежала на минуту, – покачала головой я.

– Значит, чаю, – пришла к выводу Эстела, которая, как ни странно, даже находила удовольствие в наших приватных беседах. Как я уже говорила, она была неглупой девушкой, поэтому умела ценить беседу с особой женского пола, обладающей очевидным интеллектом и не глядящей на нее волком только потому, что она красивее.

Мы с секретарем перебрались к стоящему в углу журнальному столику, рядом с которым располагалась пара удобных кресел, предназначенных для посетителей. Эстела каким-то непостижимым для меня образом мгновенно принесла горячий чай и блюдо с печеньем.

Я втянула носом аромат напитка и с позволительной долей удовольствия констатировала:

– Зеленый с жасмином.

– Держу специально для вас, ларэ Риннэлис, памятуя о том, как вы не любите кофе, – ответила она.

– Вы неправы, – запротестовала я, – кофе я люблю, но он должен быть хорошо сварен. А то, что пьют в управе… Употреблять это – ниже моего достоинства.

Мы понимающе переглянулись, припоминая, какую отраву завозят в управу в странных баночках, на которых какой-то лжец написал «Кофе». Отвратительная бурда.

– Как я понимаю, вы хотели у меня что-то узнать? – понимающе усмехнулась Эстела.

– О нет, я хотела бы узнать у вас все, - поправила я ее. – Видите ли, мое нынешнее расследование было довольно сложным, поэтому я не в курсе произошедшего в управе за последние несколько дней.

– О да, о вашем нелюде, по слухам, похитившем вас, говорят все, – с удовольствием сообщила мне Эстела. – Бедный кахэ еще жив?

– Пока да. – Я заставила себя не поморщиться. Кахэ все-таки сумел испортить мою репутацию, хотя и не так, как я ожидала. Теперь, значит, говорят, будто меня похитил какой-то несчастный нелюдь… Ну, не какой-то, а довольно сильный… Но мой счет к ларо Риэнхарну довольно быстро растет.

– Я рада, что вы не изменяете своим принципам, ларэ Риннэлис.

– Мои принципы незыблемы.

«И я об этом уже очень жалею», – с грустью подумала я. Подозреваю, что, если бы я все-таки уничтожила злосчастного южанина, мне стало бы намного легче.

– Думаю, вам будет интересно узнать, что исполняющим обязанности у нас назначен Стефан Роу? – чуть ехидно поинтересовалась Эстела.

Боги. Лучше война с орками, голод, эпидемия и весь Дом Эррис в моей квартире, чем Стефан Роу в качестве начальника. Нет ничего хуже, чем самоуверенный дурак в кресле руководителя, а этот ларо, в придачу к уже перечисленным «достоинствам», свято уверен в неизбывной силе своего интеллекта и щедро делится с окружающими великой мудростью. Он наверняка попытается учить меня жизни и ведению расследования, причем в ультимативной форме. Ларо Гросс, по крайней мере, не считал, что со мной стоило схлестываться по поводу работы.

– Вижу, вы рады, ларэ Риннэлис, – ухмыльнулась секретарь.

– О да. Я в восхищении, – откинулась назад я, мысленно готовясь к великой битве с нынешним начальником.

– Ларо Стефан уже спрашивал о вас, но каждый раз вас не было на месте. Он угрожал, что понизит вам жалованье за прогулы.

– А ничего еще он не хочет сделать? – вздохнула я. – Например, расформировать отряд дознавателей или заставить всех наших служащих переписывать священные книги на рабочем месте?

– Не исключено, – пожала плечами моя собеседница.

Ситуацию можно было бы назвать комичной, если бы она не была настолько грустной.

– Какой кошмар, – с чувством произнесла я. – Думаю, в ближайшее время мне не стоит находиться в этих стенах.

– Покидаете поле боя, ларэ Риннэлис?

– Увы, ларэ Эстела. Силы противника превосходят мои, так что я предпринимаю стратегическое отступление на свою территорию. Если вас не затруднит, попросите пересылать все документы в мою квартиру. Думаю, там я смогу работать более плодотворно.

Эстела меня полностью поддерживала, по секрету признавшись, что планирует либо выжить нынешнего начальника, либо искать другое место службы. Я вполне ее понимала, вот только мне деваться из столичного отряда дознавателей было просто некуда, все-таки это моя любимая работа, которой я добивалась всю сознательную жизнь. И ничто не заставит меня с нее уйти. Даже начальник с явными признаками умственной отсталости.

Эстела щедро вывалила на меня все сплетни, ходившие не только в нашей управе, но и во всей страже в целом, в ответ на эту любезность я распугала ее посетителей, чем заслужила горячую благодарность и еще одну чашку чая. Затем, посчитав, что Энтрелу вполне должно было хватить времени для выполнения моего поручения, я тепло попрощалась с ларэ Эстелой и в очередной раз пошла по коридорам управы.

Вообще здание, где располагается отряд дознавателей, было не самым эстетически совершенным творением человеческой архитектуры. Точнее, эта… хм… развалюха совершенно не вписывалась в мои представления о прекрасном. Здание в три этажа было построено, похоже, на тот случай, если кто-то решит штурмовать управу. Этот вывод я сделала, исходя из того, что у здания были толстенные стены, маленькие зарешеченные окна, через которые, при самом большом желании, нельзя было ни попасть в управу, ни покинуть ее, и по крайней мере три подземных хода, причем один из них вел за пределы столицы, а другой – в королевские покои. Вот уж не знаю, то ли кто-то из прежних монархов находил общество некоего дознавателя настолько притягательным, что предоставил доступ в собственную спальню, то ли кто-то из моих коллег оказался настолько предусмотрительным, что организовал себе возможность убить короля со всеми удобствами.

Коридоры в управе были узкими, темными и сырыми, мало чем отличаясь от той части здания, где содержались задержанные. Те, кому «посчастливилось» оказаться в камерах, искренне считали, будто наши застенки строили специально для издевательств над ними, но им и в голову не могло прийти, что во всей управе условия абсолютно одинаковы. Переходы у нас настолько узкие, что если в одном из них попытаются разминуться хотя бы трое, то одному непременно придется притиснуться к стене. Но, опять же с точки зрения возможного вторжения, такие неудобства были вполне разумны и обоснованны, хотя удобнее от этой разумности никому не стало.

Энтрел стоял у самой моей двери, сжимая что-то в руках. Войти в кабинет в обход заклятий он конечно же не мог. Выглядел рыжий потрепанно и нервозно, а выражение глаз курьера можно было охарактеризовать как затравленное.

– Знаете, ларэ Тьен, – глухо пробормотал парень, стараясь не смотреть на меня, – я больше на вас не работаю… Можете кому хотите меня отдавать…

Такого от Энтрела я еще ни разу не слышала.

– Вы просто не представляете… Они меня до самой управы гнали, как псы – лисицу. Если бы не амулеты, меня бы уже отпевали! – с искренним обличающим возмущением воскликнул он. – Вы меня подставили!

А вот эта истерика совершенно некстати.

– Вы не правы, – ровно откликнулась я. – Если бы я вас подставила, вы были бы уже мертвы. Не забывайте, кому вы обязаны тем, что у вас оказались амулеты, ларо Энтрел. Просто вы единственный, кому я доверяю среди ваших коллег, а сведения, которые вы доставили в управу, имеют огромную важность для расследования.

– То есть я могу рассчитывать, что вы похлопочете по поводу моего отпуска? – уже пришел в себя этот наглец, глядя на меня предельно честными глазами.

– Думаю, да, – решила пойти на уступки я. – Итак, ларо Энтрел, пройдемте в мой кабинет, он больше подходит для нашей беседы, чем коридор.

Курьера все еще потряхивало, но моя внешняя уверенность в себе – штука на удивление заразная, так что парень все-таки немного успокоился. Это было вполне объяснимо – надежнее моего кабинета только моя квартира.

Рыжий с трудом заставил пальцы разжаться и бросил папку на стол.

– Ларэ, у вас есть что выпить? – жалобно произнес он, опускаясь на диван.

Я посмотрела на него неодобрительно, но все же решила, что Энтрелу стоит расслабиться после всего произошедшего, и пошла к своим стеллажам, где позади книг притаилось несколько бутылок с алкоголем, хранившихся ради таких вот непредвиденных случаев. Подумав пару секунд, я решила, что курьеру лучше всего подойдет настойка на травах, которую и налила в довольно-таки большой стакан.

– Ларэ Тьен, никогда бы не заподозрил вас в милосердии, – криво усмехнулся рыжий нахал, принимая из моих рук настойку едва ли не с благоговением.

– За мной и не водится такого греха, – покачала головой я. – Сугубо рациональный подход к проблеме. Меньше всего я сейчас желаю выслушивать вашу истерику, ларо.

– Я не собираюсь портить вам настроение своими нервными срывами. Простите мою несдержанность, ларэ Тьен. Просто я слишком испугался.

Я кивком дала понять, что извинения приняты.

– А теперь все подробности, – сухо потребовала я.

Он собрался с духом и начал:

· «Хвост» пристал ко мне сразу по выходе из управы. Очевидно, эти типы уже успели покопаться в вашей жизни, ларэ, если знали, что я ваш человек. Почему вы не отправили к Айрэлам кого-то другого?

· Проверили бы любого курьера, вышедшего из управы, и только у вас хватило выдержки и ума выкрутиться самому и доставить документы, – сочла необходимым ответить я.

Вас, как я понимаю, тоже так просто не выпустили бы?

– Да.

– Вели меня аккуратно и даже, можно сказать, вежливо, – продолжил Энтрел. – Правда, за пару кварталов до особняка попытались популярно объяснить, что никуда мне ходить не стоит. Трое. Комбинация простая до боли: средний – маг, который обломал зубы о защитный амулет, второй – неплохой боец с коротким мечом, явно когда-то служил в страже, а третий – бойкий арбалетчик на крыше. Меткий, зараза! – зло выругался парень. – Похоже, убедились, что я иду именно к Айрэлам, а не по какому-то левому поручению, и захотели решить все мирно.

– Ваши действия?

– Я их послал, – невинно улыбнулся парень. – К вам, ларэ.

– Оригинально, – чуть улыбнулась я.

– О да, они тоже оценили.

– И?

– Попытались применить более действенные методы убеждения.

– Как я понимаю, вы сбежали.

– Разумеется, ларэ Тьен, не драться же мне с ними было, в конце концов, – чуть оскорбился курьер.

– Полностью разумная позиция, – позволила я себе скупую похвалу.

– С грехом пополам добрался до дома, с герцогом никаких проблем не возникло. Мне показалось, он готов был все, что угодно, мне передать. Чем вы заслужили подобное доверие, если не секрет?

– Правдивостью и неподкупностью, – хмыкнула я.

– Разумеется, – осклабился он. – А вот потом началось настоящее веселье! Гнали уже всерьез. Я насчитан двенадцать, но, готов поклясться, их было в полтора раз больше. Работала не случайная связка, а хорошо слаженная команда. Действовали по схеме «Ветер в тростниках». Вы в курсе, что это такое, ларэ Тьен? – мрачно осведомился Энтрел, глядя мне в глаза весьма неласково.

– Да, – сухо кивнула я.

Во время обучения в академии я с методичностью маньяка пыталась получить все возможные знания, поэтому с восторгом взялась за изучение современных методов разведки, которые оказались на диво многообразны. В том числе мы проходили и различные планы захватов, применявшиеся тайными агентами. «Ветер в тростниках» использовался для того, чтобы взять человека, пытающегося скрыться в толпе. Смертельный исход для объекта погони считается здесь обычным делом. Живым Энтрел был не нужен.

– Я ушел, использовав амулет мгновенного перемещения, ларэ Тьен. До последнего берег, чувствовал, что меня, в конце концов, зажмут по полной программе. Думаю, теперь мы квиты, ларэ Тьен. Я с вами больше связываться не хочу.

– Я над этим подумаю, – отрезала я. – Свободны. Я обеспечу вам отпуск. Надеюсь, вы не проявили излишнего любопытства?

– Я хочу жить долго и счастливо! – на секунду зло ощерился курьер.

Значит, не читал.

Когда рыжий наглец вылетел из кабинета, я с сожалением поняла, что придется все-таки отпустить его. Отработал, да еще и с процентами, – если использовать дальше, то придется давить, причем очень сильно давить, а это неизбежно скажется на результате работы. Да и доверять ему я больше не смогу. Жаль, но за все нужно платить.

Я взяла то, что принес Энтрел. Я могла бы пойти за бумагами сама, но не думаю, что меня бы не выдернули во время телепортационного перемещения к герцогскому особняку, а дойти до него просто не представлялось возможным. Готова поспорить на что угодно: факт моего разговора с ларо Стаутом уже дошел до заинтересованных лиц. С одной стороны, меня ждут крупные проблемы, с другой, если мой противник так шевелится, значит, я иду по правильному пути. К тому же с тем, кто так активно реагирует на малейший раздражитель, иметь дело гораздо проще, чем с тем, кто редко, но мастерски точно наносит одиночные удары по цели. Проще говоря, чем больше неизвестный убийца дергается, тем глубже в него вонзается мой крючок. И пусть рыба, на которую я охочусь, гораздо больше меня самой и имеет большие зубы, я и не с такими, бывало, справлялась.

На пергаменте изящным почерком с переизбытком завитушек и прочей декоративной мелочи оказался написан весьма солидный список заклятий, прочитав который я пришла к выводу, что, возникни у меня желание пробраться в дом Айрэлов, я бы задавила его тут же, как абсолютно невыполнимое.

Ко всему прочему, я обнаружила список из одиннадцати человек, при нынешней настройке заклятий безоговорочно считавшихся «своими». Настолько «своими», что даже следящие заклинания не отслеживали их. Занятно. Весьма занятно. Уже есть с чем работать.


ГЛАВА 5 | Из любви к истине | ГЛАВА 7