home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 9

Я сидела за столом и машинально облизывала пальцы, стараясь заставить мозг работать. Тот сопротивлялся, как мог, заявляя, что после хронического недосыпания и переутомления пытаться требовать от него деятельности – верх издевательства. Я все понимала, но мне сейчас срочно требовался весь мой интеллект в состоянии боевой готовности. Увы, не судьба…

Лэр ушел, вывалив на меня ворох полезных и бесполезных сведений, щедро присыпанных горстью советов, в большинстве своем никуда не годных. Когда-то Лэр, поддавшись тлетворному влиянию друзей, то бишь моему и Тарна, пытался поступить на отделение дознавателей в академии, но уже подготовительные курсы показали полную его беспомощность во всем, что касается логического мышления, – наш лопоухий женолюб был абсолютно безнадежен. Поэтому он стал экспертом, иногда с легкой завистью глядя на нас с Тарном, таких всех из себя интеллектуальных и решительных – настоящих дознавателей. Хотя как раз в плане интеллекта алхимик, пожалуй, мог бы нас заткнуть за пояс – дознаватели выстраивались в очередь, чтобы именно у него провести экспертизу по своему расследованию.

Что касается смерти Энтрела, Лэр клятвенно заверил: рыжего сперва убили, а уж потом высокохудожественно порезали, видимо, впав в отчаяние из-за того, что из трупа им не выжать сведений (на всех служащих стражи были наложены специальные заклятия, не оставляющие возможности для работы некроманта). Решили попробовать меня запугать. Дилетанты.

Неожиданно я что-то почувствовала. Ощущение было наподобие привкуса крови во рту – вроде бы и не прямая угроза, но внутри грудной клетки зародилось смутное беспокойство. Я стремительно поднялась с кресла, подошла к сейфу и приложила к кругу в центре дверцы перстень, единственное кольцо на моей руке. Я терпеть не могу подобных побрякушек: когда играешь на гитаре, любые посторонние предметы на пальцах жутко раздражают. Но невзрачный перстень бьл ключом к моему сейфу, поэтому не носить его я не могла. В железной коробке со впаянными в металл заклятиями (которые можно было уничтожить только вместе с самим сейфом) лежал стандартный набор артефактов на все случаи жизни, в том числе и самый легкий одноручный меч, который я только смогла найти, – короткий vi'irt гномьей работы.

Это незаменимое оружие при недостатке места для боя: недлинный, чуть изогнутый клинок, заточенный только с одной стороны, небольшая гарда, длинная рукоять, удобная для двуручного хвата. Весит такая игрушка немало, чтобы держать ее в одной руке, но я девушка не слабая, справляюсь.

Мечник из меня отвратительный, но худо-бедно отражать удары, не зарезавшись при этом самой, я умею. А то, что сейчас придется помахать мечом, я поняла по напряженно зазвеневшему воздуху.

Мантию лучше снять, в этом мешке и при ходьбе-то можно запутаться. Жаль, я в привычном платье, а не в брюках, что было бы удобнее, но ничего, юбка – это еще далеко не катастрофа. Потанцуем…

На шею я нацепила кучу всего: артефакт переноса, амулет, блокирующий враждебные заклятия, средний щит против физических атак, буде кто подберется сзади, ну и по мелочи – несколько огненных атакующих, начиная с «огненного шара», заканчивая самонаводящимся «фениксом». С таким арсеналом теоретически можно прорваться сквозь что угодно. С практикой все будет гораздо сложнее…

Морально подготовившись к худшему, я вышла в коридор, где на меня едва не налетел один из охранников. Он попытался объяснить происходящее в управе, но постоянно сбивался и переходил на жесты. Внезапно из-за его спины вылетел тип с уголовной рожей и мечом в руках, обрадовавшийся мне, как родной. К счастью, его клинок оказался короче моего, и я, извернувшись, успела пырнуть нападающего в живот. Никакого изящества и стиля, но зато действенно.

– Ларэ, как это вам удалось? – опешил стражник, ошеломленно переводя взгляд с меня на мужика, зажимающего рану.

М-да… Давно я не участвовала в захватах – позабыли дорогие коллеги, что Риннэлис Тьен не только запугивать умеет.

– Молча, – выдохнула я, опуская меч на открытую шею уголовника. Я отрубила голову с одного удара. Предпочитаю оставлять за собой безопасное пространство, чтобы можно было спокойно поворачиваться спиной.

Стражник резко побледнел. Можно подумать, у меня был выбор. Я потом, наверное, напьюсь… Так, чтобы ничего не вспоминать до самого утра. Убивать легко, одна секунда – и врага нет, а вот когда приходит осознание содеянного… Когда однажды при задержании я убила подозреваемого, меня так потом рвало… Казалось, мой желудок окажется на мостовой вместе со съеденным обедом.

– Что это за бардак? – брезгливо вопросила я, указывая мечом на скособочившийся у стены труп.

– На управу совершено нападение, ларэ дознаватель, – ответил мне стражник, медленно пятясь.

– Что? – изумилась я.

– Группа неизвестных предприняла попытку захвата здания управы, ларэ Тьен. В данный момент силы стражи пытаются вытеснить злоумышленников из здания.

Превосходно.

Оставаться или нет? Вполне возможно, этот фарс затеян, чтобы отправить меня на тот свет. Хотя также возможно, что у меня развивается мания величия на пару с манией преследования. В любом случае следует отсюда убраться.

Я не боец, я дознаватель, из меня никудышный мечник, я физически слабее мужчины, а магические силы после двух подряд телепортаций пока не восстановились. Значит, сперва – в квартиру, оттуда через портал в дом к маме, чтобы никто не отследил моего перемещения. Увы, но в бою интеллект бесполезен. Тут главное – убить раньше, чем убьют тебя. Поэтому я зашла в кабинет, подхватила сверток с одеждой для кахэ и активировала артефакт переноса, махнув рукой стражнику на прощание.

Интересно, если эта жалкая диверсия устроена в мою честь, то как отреагирует заказчик на мое некрасивое бегство с места возможной боевой славы? С другой стороны, неужели кто-то мог подумать, что я буду геройствовать? Подобные выходки в мои обязанности не входят и дополнительно не оплачиваются. Хвала богам, альтруизм во мне отсутствует, так же как и страстное желание огрести неприятности на свою пятую точку.

Квартиру, как ни странно, все еще не вскрыли, хотя Кэрри был очень зол, стало быть, кто-то все же пытался проникнуть на мою территорию. На этот раз страж самостоятельно установил связь с моим сознанием, излагая подробности попыток добраться до законной жилплощади дознавателя. Действовали эти типы не без изящества, но чересчур самонадеянно, забывая о том, что совместно с защитными заклинаниями мною могут использоваться и атакующие. Если эти парни еще раз дернут нить чар, блокирующих входную дверь, то активируются «малые крылья огня», которые к летальному исходу не приведут, но наградят наглецов серьезными ожогами. А если попытаются разморозить замок, то запустится легкое (то есть действующее в течение двадцати часов) парализующее заклятие. Интересно, как оценят мои милые сюрпризы незваные гости?

Я еще раз проверила книжные полки и письменный стол. Не имею привычки хранить дома документы, касающиеся моей работы, но вдруг какой-нибудь клочок бумаги все же попал сюда…

Пока я металась по квартире, кот ходил за мною след в след, неодобрительно щурясь, и наипротивнейшим голосом мяукал, высказывая свое мнение о моих умственных способностях. Неожиданно за дверью оглушительно заорали, Кэрри истерично зашипел, а я молниеносно метнулась к vi'irt, оставленному в кресле. Как ни странно, но рукоять в ладони создавала приятную иллюзию уверенности в своих силах, увы, безосновательную.

Подойдя к двери, я застыла и прислушалась – со стороны площадки доносились тихие и жалкие стоны. Я удовлетворенно усмехнулась и открыла дверь с твердым намерением избавить несчастных от мучений радикальным способом. Vi'irt будет как раз кстати.

Волнения я не испытывала. Заклинания сработали – значит, мои противники уже небоеспособны. На полу, как и ожидалось, обнаружились два незадачливых взломщика. Кэрри злобно заурчал, и благодаря ему я успела выставить перед собой меч, на который налетел особо ушлый тип. Одновременно активировались физический щит и защита от заклинаний. Первый отразил летящий в меня кинжал, во втором завязло «тление» второго порядка.

Некромант. Мило. Кажется, разговора по душам не намечается.

– Здравствуйте, ларэ Риннэлис, – расплылся в омерзительно дружелюбном оскале мой несостоявшийся коллега, тот самый, с которым мне недавно довелось пообщаться в подворотне. – Вы в прошлый раз так невежливо нас покинули…

– Мое время слишком дорого стоит, чтобы дарить его такому сброду, – с любезной улыбкой откликнулась я, силовой волной сталкивая с клинка труп, тут же свалившийся у ног безобразной кучей.

Неподалеку сиротливо лежала смердящая кучка пепла. Не все из нападавших были магами, а защищать друг друга от моих заклинаний никто не посчитал нужным. Философия толпы: если убивают не меня, то мне все равно. И что, таким вот стадом они планировали меня взять? Я разочарована. Я безумно разочарована.

– Грубо, ларэ дознаватель, – прошипел мой противник.

– К сожалению, временами приходится жертвовать этикетом ради того, чтобы не погрешить против истины, – отозвалась я, незаметно под прикрытием подола платья перетекая в боевую стойку. Я морально и физически готовилась к серьезной драке, из которой, возможно, живой не выйду. Кожей чувствовала: вне моей сферы видимости находятся еще как минимум трое. Наверное, так чует собак обложенная в логове лисица. Тревогу пришлось загнать поглубже, чтобы она не мешала работать уму и телу.

– Мы еще раз предлагаем вам поступить разумно и прекратить это никому не нужное расследование, – завел знакомую песню мужчина.

– Я в очередной раз вынуждена отказать вам, ларо, – произнесла я, готовясь к тому, чтобы парировать атаку. Если кто-то кинется с мечом, то мои шансы резко приблизятся к нулю. Надо как-то вывернуться.

Позади квартира, насквозь пропитанная моей магией, – можно просто выкачать оттуда энергию. Я даже пожалела, что не принадлежу к расе кахэ, у которых даже женщины пристойно владеют оружием, – мне-то придется довольствоваться одной только магией… Ничего. Мы еще потанцуем.

– Подобное решение в высшей мере неразумно, ларэ Риннэлис. Видимо, к вам придется применить те же меры убеждения, что и к вашему курьеру.

– Это в том смысле, что вы планируете надругаться над трупом? – усмехнулась я. – К вашему сожалению, ларо, я еще жива и не тороплюсь упокоиться с миром.

– Это ненадолго, уверяю вас, – ухмыльнулся недоучившийся дознаватель, переплетая пальцы особым образом.

Ого. «Копье» четвертого порядка, «лед». Не очень удачно. И все бы ничего, если бы одновременно с «копьем» ко мне не потянулись «щупальца» второго порядка. Демоны… Стоять на месте – самоубийство, двигаться – самоубийство еще большее. Превосходно. Не люблю некромантов. Очень не люблю. Именно за такие вот заклинания, которые без труда охватывают достаточно большое пространство и обладают подвижностью и продолжительностью действия. И защита здесь не сработает, потому что большая часть энергии уйдет на блокировку «копья», в то время как «щупальца» возьмут меня без особого труда. Если бы заклинание некроманта было хотя бы третьего порядка, я могла бы не особо волноваться. Удачно мои противники подобрали комбинацию заклятий. Чересчур удачно. Кто-то дал им приблизительный расклад арсенала моих артефактов и амулетов, заодно сообщив о том, что я буду магически ослаблена.

Будь я с полным резервом, вряд ли они рискнули со мной сцепиться, разметала бы их, как котят, и отступила под защиту своей квартиры. Значит, они в курсе, что я пользовалась телепортацией. Похоже, что попытка штурма управы была лишь способом отправить меня домой, где уже готовилась грамотная и продуманная засада. Я – идиотка, страдающая манией величия в последней стадии.

«Ладно, мы еще посмотрим, кто кого», – подумала я, резко вытягивая часть энергии из защиты своего жилища, чтобы поставить глухой щит против магии. Тем, что я отвлеклась, мгновенно воспользовался главарь нападающих и рванулся ко мне с мечом, от которого я с грехом пополам, но все же увернулась, хотя получила вскользь лезвием по плечу. Больно. Но не смертельно. Ослабнуть от потери крови я не успею – эта стычка не продлится дольше трех минут.

Зарвавшегося недоучку я, не особо задумываясь, пырнула «огненными когтями». Всего-то пятый порядок, по энергозатратам – детские игры, а вот жертве приходится несладко, когда живот распарывают пять полос огня. Выставив перед собой «стену огня», я метнулась в квартиру, захлопнув дверь перед самым носом противников. Поднять главаря теперь можно было только в качестве зомби, благо некромант у нападавших имелся.

М-да… Не знаю, как долго продержится ослабленная и пострадавшая от попыток взлома квартира. К демонам атакующие элементы, переведем всю имеющуюся энергию исключительно на защиту… Сказано – сделано. Это даст мне еще полчаса форы.

– Мя, – раздраженно вякнул Кэрри, запрыгивая мне на спину.

На этот раз страж абсолютно прав. Отсюда надо срочно уходить, в такой ситуации уже не до конспирации, игра идет на мою жизнь. Но оставить свой дом на разграбление этим жалким преступникам?…

Возникла мысль, как лишить противников даже морального удовлетворения от взлома защиты квартиры, и я передернула плечами, намекая Кэрри, что хорошо бы с меня спрыгнуть.

Сходить на кухню за ножом было минутным делом. А потом я под удивленным взглядом кота порезала ладонь и стала старательно выводить на полу гостиной пентаграмму собственной кровью. Звезда получилась кривоватой, но это не играло особой роли.

Произнести формулу призыва и локализовать действие заклинания. Подхватить за шкирку кота, зажать под мышкой сверток с одеждой и шагнуть в зеркало, прихватив с собой меч, пока заклинание не активировалось.

А вот интересно, что скажут горе-взломщики, когда обнаружат, что мое жилище находится в состоянии глухой темпоральной заморозки, снять которую нет никакой возможности? Не зря же все-таки заклинала на собственную кровь. Если я не сниму заклинание, то это место будет на столетия вычеркнуто из общего времени.

Риэнхарн сидел за кухонным столом, понимая, что если бы дийя Тиана потребовала играть в карты на раздевание, то он сейчас сидел бы в чем мать родила. Таэль только тихо хрюкал, пытаясь сдержать смех при виде снулой физиономии своего дяди, продувавшего партию за партией. Старшему кахэ очень хотелось ругаться, причем на человеческом, чтобы присутствующие поняли всю глубину его негодования, но он считал это поведение недостойным носящего черное, поэтому только раздраженно пыхтел.

Когда Риэнхарн уже был в шаге от того, чтобы проиграть и эту партию, в коридоре неожиданно раздался какой-то шум, что-то упало, и послышалось тихое недовольное шипение.

– Риш явилась, – сказал дийэ Тьен, сухощавый темноволосый мужчина чуть за сорок, который недавно вернулся домой и тоже принимал участие в игре. Присутствие двух незнакомых нелюдей в своем доме отец дийес Риннэлис принял со стоическим спокойствием. Мол, явились и явились, потом уберутся восвояси, следовательно, незачем нервничать по пустякам.

– И, похоже, не в лучшем состоянии, – добавила дийя Тиана, с недовольным вздохом вставая из-за стола, чтобы встретить блудную дочь, которая уже ввалилась в уютную кухню.

Предки, на кого была похожа дийес дознаватель! Бледная, зрачки неестественно расширены, встрепанная, пошатывающаяся, в руке зажат меч, форменной мантии нет и в помине, на правом рукаве прореха, ткань набрякла от крови.

Кэрри вошел в комнату вслед за хозяйкой с чуть пристыженным видом.

– Вляпалась, – констатировала женщина, застыв на пару секунд от изумления.

– Я в порядке, – отозвалась дийес Тьен. Потом уточнила: – Почти. Так, царапина…

Дийя Тьен, более не слушая дочь, усадила ее на стул и распорола рукав целиком, внимательно осматривая рану.

Риэнхарн был полностью согласен с дийес Риннэлис: она получила обыкновенную царапину, которую нужно всего-то перевязать – рана была неглубокой. Но большинство человеческих женщин при виде крови падало в картинный обморок, а уж если это была их кровь… Дийес Тьен вяло отмахивалась от причитаний матери и, пока родительница перебинтовывала ее руку, сосредоточенно глотала чай с неимоверным количеством сахара. Дийес дознаватель не подозревала, что в этот момент поднялась в списке личных врагов Риэнхарна еще немного.

– И что же ты натворила? – сухо поинтересовалась у дочери дийя Тиана, закончив перевязку. Женщина всеми силами старалась скрыть, что руки у нее мелко трясутся.

– Мама, я – дура, – выдохнула дийес дознаватель, устало прикрывая глаза. – Подставилась абсолютно по-глупому, да еще и позволила себя задеть. Кстати, знаешь, кто-то, по-видимому, меня старательно сдает…

Последовала пауза, во время которой все присутствующие лишь пытались закрыть рты. Даже нелюди никак не могли поверить, что некто решился вредить дийес Тьен.

– Кто-то в управе? – в конце концов, недоуменно приподняв брови, спросила дийя Тиана. – Для тебя новость, что коллеги тебя не любят? Естественно, они пытаются на тебе отыграться по мере своих скромных сил.

Девушка неловко пошевелила рукой, поморщилась от боли и произнесла:

– Они хотели бы на мне отыграться, мама, но у них нет возможности сделать это. Меня подставляет кто-то из моего ближайшего окружения, как это ни печально. Тот, кто в курсе того, насколько вместителен мой магический резерв и какие артефакты есть в моем арсенале.

– Ну, по крайней мере, ты сможешь легко вычислить своего недоброжелателя: круг твоих близких знакомых на удивление узок, Риш, – горько усмехнулась дийя Тиана, глядя на дочь.

– Значит, он был недостаточно узок, – с шипящими «рабочими» нотками ответила дийес Риннэлис, выпрямляясь и плотно сжимая губы.

«Кажется, дийес Тьен намерена мстить», – с долей тревоги подумал кахэ. Он прожил достаточно, чтобы знать, что ярость порой изливается не на того, кто ее вызвал, а на того, кто оказался рядом. А дийес дознаватель сейчас пребывала в состоянии холодной расчетливой ярости.

Таэль посмотрел на дядю и украдкой чиркнул по своему горлу большим пальцем, таким образом сообщив о своих предположениях насчет злопыхателей дийес. Риэнхарн чуть заметно кивнул, подтверждая правоту родича.

– И что ты будешь делать с предателем? – в меру беззаботным тоном спросил дийэ Герий Тьен у дочери.

– Ничего, – грустно усмехнулась дийес Риннэлис. – Разбираться, кому это было нужно. Все, что мог, этот некто уже наверняка выдал, стало быть, наиболее успешным выходом для меня будет просто прекратить общение и не дать возможности для утечки новых сведений.

– И… все? – ошалело спросил девушку Таэллон.

– Разумеется, ларо Таэллон. А вы ожидали, что я буду пытаться его убить? Я не намерена тратить на людей подобного сорта ни силы, ни эмоции, – с достоинством произнесла человечка.

«Неплохо, весьма неплохо, – констатировал Риэнхарн. – Самообладание и выдержка, достойные кахэ, носящей черное».

– Ничего не хочешь узнать у него? – осторожно спросила дийя Тиана.

– Ну разве что сколько сегодня дают за старую дружбу, – пожала плечами дийес дознаватель. – Мам, я чудовищно устала, пойду вымоюсь и постараюсь выспаться. Ларо Риэнхарн, вещи, которые вы просили меня принести, в прихожей.

Скорее всего, дийес Тьен была не в лучшей форме, но это никак не сказалось на ее прямой осанке и ровном голосе.

– Учись, Таэль, – сказал нелюдь племяннику на kaheily, когда человечка удалилась. – Именно так должен вести себя кахэ в критической ситуации.

– Мне… учиться у ларэ Риннэлис?! – опешил младший. – Но ты же говорил, что она враг!

– Учиться нужно даже у врага, – нравоучительно заметил Риэнхарн. – А в особенности у достойного врага.

На душе было мерзко. Подставили. Предали. А ведь я ему полностью доверяла… И, самое важное, я не знаю, что мне теперь с этим делать. Ну, не мстить же, в конце концов, ведь это ничего не изменит.

Но пообщаться с ним действительно стоит – все же это зацепка, которая вполне может привести к моему неизвестному преступнику. Хотя… Вполне возможно, убийца ларэ Айрэл был достаточно умен, чтобы не встречаться лично со своим осведомителем. Скорее всего, так и есть. Но провести разъяснительную беседу на эту тему стоит. Вот только приведу себя в нормальное состояние, пригодное для работы. В нынешнем-то я вообще ни на что не способна, даже ларо Риэнхарна перекосило едва ли не от жалости при моем «триумфальном» явлении. А все из-за того, что я повела себя чересчур беспечно, когда надо было тихо и незаметно отступать.

Демоны, а ведь на меня идет самая настоящая охота.

Перед глазами стояли лица тех, кого я сегодня убила. Жутко. Лишить жизни подобного себе всегда жутко, даже если делаешь это, защищаясь или защищая. Хотелось напиться и забыться. К сожалению, завтра похороны, значит, придется разыгрывать очередной раунд схватки. Жаль…

На самом деле, я принципиально не пью, ну разве что немного хорошего белого вина, но с моей-то работой употреблять алкоголь время от времени приходится, чтобы полностью отключиться от проблем. Иначе можно просто сойти с ума. Вот такая она, работа дознавателя…

– И? – сдержанно поинтересовался он, уже понимая по смиренно-виноватым взглядам: и на этот раз провал.

– Она сумела выкрутиться, ларо, – покаянно произнес болван, которому поручили избавиться от наглой девчонки, посмевшей сунуть нос не в свое дело.

– Вы же утверждали, будто способны скрутить ее в бараний рог! – Бешенство все-таки прорвалось.

– Кто же знал, что она будет в состоянии черпать силу из защитных чар своей квартиры… А после она вообще что-то непонятное сделала! Мы не только взломать, мы даже к двери прикоснуться не можем! Ее будто не существует!

– И что это значит?

– Ну… Я понятия не имею, ларо, но мы стараемся!

«Похоже, устранять эту гадину придется другим способом, – подумал ларо. – Эти идиоты ни на что не способны, даже курьера живым не сумели взять! Кретины…»

– Поговорите снова с тем человеком, – велел он. – Вы же утверждаете, что он имеет возможность встретиться с ней наедине, так пусть воспользуется этой возможностью.

– Он отказывается, ларо.

– Почему? Я хорошо заплачу за голову ларэ Тьен. Очень хорошо заплачу.

– Он знает, что вы щедро расплатитесь. Думаю, этот человек не может убить ее из-за своих моральных принципов, ларо.

– Значит, позволить нам ее убить он в состоянии, а вот отправить на тот свет не в состоянии? Хороши принципы…

– Ну сколько можно? – риторически вопросил Риэнхарн, вышагивая по гостиной в доме Тьен под взглядами родителей дийес Риннэлис и своего племянника.

Старший кахэ уже был облачен во все белое, ножны с хаэзрами находились где положено – за спиной.

А дийес дознавателя все не было и не было! Сколько еще ее ждать?! Уже десять часов утра, как можно так долго спать?

– Успокойтесь, ларо Риэнхарн, – увещевал мужчину отец змеи. – Риш терпеть не может опаздывать. Она спустится вовремя, вот увидите. Лучше ее не тревожить – она и в нормальном-то состоянии терпеть не может, когда ее будят, а сейчас…

– Да, дядя Риэн, тем более ларэ сегодня понадобится вся ее сила, мало ли что произойдет на этих похоронах.

Девушка спустилась вниз в тот момент, когда Риэнхарн понял, что лимит его терпения исчерпан, и уже собрался вломиться в спальню к дийес Риннэлис, наплевав на возможные последствия.

Как ни странно, человечка выглядела вполне бодро, ни следа слабости или усталости. Словно при исполнении служебных обязанностей – даже жалкий кинжал, который она обычно носила поверх формы, был пристегнут к поясу. Вот только мантия отсутствовала – дийес надела глухое черное платье.

Мужчина припомнил, что этот цвет у людей означает то же, что белый – у кахэ.

– А вам идет черный, – усмехнулся Риэнхарн. – Вот только с vi'irt в руках вы бы смотрелись гораздо органичнее.

Дийес Риннэлис с готовностью приняла эту «шпильку».

– О, что вы, ларо, в черном я кажусь слишком бледной. Да и меч – не лучший аксессуар для приличной человеческой девушки.

Кахэ счел такой ответ вполне удачным.

– Ларо Риэнхарн, давайте обговорим некоторые детали, – перевела разговор в рабочее русло девушка.

– Что же вы хотите обговорить, дийес?

– Первое: вы со мной ни в чем не спорите и не опровергаете моих слов, что бы я ни сказала, – решительно потребовала дознаватель. – Все мои действия на похоронах будут не случайными, ларо, вы должны понять это прямо сейчас.

– Очередной следственный маневр? – криво усмехнулся мужчина.

– Разумеется, – кивнула она.

А что еще можно было ожидать от такого ревностного дознавателя? У нее, похоже, все в жизни подчиняется плану расследования.

– Я не доставлю вам неприятностей, дийес, – произнес кахэ и с хищной улыбкой добавил: – На этот раз.

– Превосходно. Я благодарю вас за понимание, ларо Риэнхарн, – кивнула дийес Риннэлис.

Нелюдь почувствовал удовлетворение. Как гласят «Правила достойных» (старинный трактат, который заучивает в юности каждый кахэ): «Враги говорят о кахэ больше, чем его друзья». Дийес Тьен была достойным врагом.

Я долго раздумывала над тем, как же мне добраться до особняка Айрэлов. Задача эта была весьма непростая. Во-первых, мы с кахэ должны оказаться у дома семейства герцога, минуя места возможных засад. Во-вторых, необходимо сделать это так, чтобы не было никакой возможности установить, где мы скрываемся. Именно из-за этой проблемы, а не из-за желания принарядиться, как утверждал отец, я сидела в комнате до последнего. И решение было найдено. Все привыкли пользоваться наибанальнейшей телепортацией и ее вариациями, забыв, что для перемещения можно применить и другой способ, например, прилететь на место. О «крыльях ветра» сейчас мало кто помнил. Моя стихия – огонь, вполне совместимый с воздухом, а потому я могу применить «крылья ветра». Это заклинание одновременно полет и создание разрыва в пространстве, дающего возможность сократить время перемещения до минимума.

– Пойдемте на балкон, ларо, – отстраненно сказала я, начиная мысленную подготовку заклятия. Кахэ соблюдал наш договор о перемирии, поэтому без вопросов двинулся вслед за мной. Я без опасений пошла вперед, оставив ларо Риэнхарна за спиной. Была полная уверенность, что сейчас он на меня не нападет именно по причине моего доверия – это входит в принятый у южан этикет поединка.

– Значит, мы пройдем не через вашу городскую квартиру? – не сдержал удивления ларо Риэнхарн, когда «крылья ветра» проявились в физическом мире.

– Увы, ларо, по некоторым причинам мое жилище в данный момент недоступно, – вздохнула я, протягивая к кахэ руки. Тот, видимо, зная об этом заклинании, зеркально повторил мой жест. Когда наши ладони соприкоснулись, за его спиной, в потоке неземного сияния, появились два призрачных серебристых крыла. Такие должны были появиться и у меня. Из-за подобных заклятий некоторые дикие племена принимают магов за небожителей…

А потом мой взгляд упал на сверкнувшую в лучах солнца подвеску, висевшую на груди нелюдя, и я едва не вырвала свои руки, чтобы отскочить в сторону. Небольшое украшение в форме раскрытой ладони из черненого серебра. Рука Смерти. Да уж. На людей знающих такая подвеска производит большее впечатление, чем «крылья ветра» – на туземцев.

– Приготовьтесь, ларо Риэнхарн, ощущения будут немного необычными, – взяв себя в руки, предупредила я его, прежде чем активировать заклинание.

Кахэ коротко кивнул в ответ.

Демоны… Что я могу противопоставить носящему звание «Рука Смерти»? Чтобы стать Рукой Смерти, нужно быть не просто мастером меча, необходимо уцелеть в бою, из которого обычно не возвращаются. После подобного опыта исчезает страх гибели. Наверное, эффект сильного шока. А вот каким образом нелюди снижают свой болевой порог практически до нуля, мне совершенно неясно. Как бы то ни было, когда отряд в несколько сотен Рук Смерти выходит на поле битвы, можно заранее петь отходную по их противнику.

Если бы в момент задержания ларо Риэнхарн был в адекватном состоянии, то стража потеряла бы многих своих людей, так и не сумев взять кахэ. Интересно, а тот, кто разыграл эту партию, был в курсе, что связывается с Рукой Смерти? Думаю, вряд ли.

Когда дийес Риннэлис увидела на Риэнхарне Руку Смерти, она практически ничем не выдала своей реакции. У нее не сбилось дыхание, не задрожали руки, но вот проконтролировать зрачки она была не в состоянии, а они расширились, давая кахэ возможность понять: не только заметила, но и оценила в полной мере.

Этот знак Риэнхарн надел не для того, чтобы произвести впечатление на дийес дознавателя, просто надо было как-то оправдать отсутствие символа Дома. Многие из Рук Смерти не носили родовых знаков отличий – считается, что отмеченные смертью принадлежат, в первую очередь, Белой Госпоже. Сам кахэ не разделял подобные убеждения, но почему бы не притвориться ради пользы дела? К тому же вряд ли кто-то решится задавать Руке Смерти с хаэзрами за спиной лишние вопросы.

Ощущения от «крыльев ветра» действительно были странными: сперва показалось, что желудок отправился в свободное путешествие, затем тело вдруг потеряло свой вес, а потом перед глазами на несколько секунд повисла мутная дымка. Риэнхарн молил предков, чтобы дийес дознаватель понимала, что делает: сейчас, когда он не отомстил за убийство Софии и Таэллон в опасности, кахэ просто не имел права умирать, тем более из-за такой чуши, как неверно примененное заклятие перемещения.

Неожиданно вернулось ощущение тела и твердой поверхности под ногами, и нелюдь рискнул открыть глаза, чтобы тут же узреть легкое ехидство во взгляде дийес Тьен.

– Мы прибыли, ларо, – произнесла дийес дознаватель, расправляя и без того идеально лежащий подол платья. Эта нарочитая аккуратность начинала понемногу раздражать кахэ.

– Как вы смотрите на то, чтобы совместно со мной разыграть одну небольшую партию? – сощурилась дийес Риннэлис.

– Почту за честь, – ответил Риэнхарн, подхватывая человечку под руку. Игра обещала быть занимательной, а змея, с какой стороны ни посмотри, превосходный партнер.

Сказать, что появление на похоронах Риннэлис Тьен и кахэ, которого едва не повесили за убийство юной дочери герцога, повергло присутствующих в полное недоумение, значит ничего не сказать. Аристократы безуспешно пытались удержать на лицах благопристойное выражение, а кто-то даже самым неприличным образом показывал пальцем на экстравагантную пару, чинно вошедшую в дом семейства Айрэлов. Нелюдь был вызывающе одет в белое, дознаватель затянута в черное глухое платье.

– Ларэ Риннэлис, ларо… – подошел к вновь прибывшим герцог Айрэл.

– Диэльран, – с легким поклоном представился кахэ.

– Благодарю вас за то, что разделили со мной и моей семьей наше горе, – идеально вежливо произнес дворянин, хотя его колотило от вида кахэ, который не только явился в дом, да еще и вырядился в белое.

Разумеется, ларэ дознаватель заметила состояние ларо Айрэла, несмотря на то что тот прекрасно справлялся с собой.

– Прошу прощения, герцог, что ларо Диэльран выглядит подобным образом, но он носит траур по вашей дочери согласно обычаям своего народа. Для южан цвет смерти – белый, – с умеренно скорбным лицом сообщила девушка, опустив очи долу.

«Ларо Диэльран» также всем видом выражал сочувствие, но по злым огонькам, светившимся в глазах ларэ дознавателя и кахэ можно было понять, что эти двое явились в дом Айрэлов ради охоты. Утешало лишь то, что их дичью был убийца Софии.


– Ларо Айрэл, могу ли я поговорить с Полеттой, служанкой вашей покойной дочери? – обратилась к вельможе дийес Тьен.

– Боюсь, это невозможно, ларэ. Она скончалась.

– Как это произошло? Почему об этом не сообщили в стражу?

– Несчастный случай. Упала с лестницы ночью – Полетта всегда была немного неуклюжа…

Дознаватель закусила губу. Кахэ выглядел задумчивым.

«Два хищника, – пришел к выводу герцог. – Два крупных и опасных хищника, взявших след. Возможно, все и к лучшему, теперь убийца Софии точно не выйдет сухим из воды. Ларэ Тьен достанет его даже с того света, чтобы добиться признательных показаний».

Другие люди, прибывшие, дабы выразить свои соболезнования и проводить Софию, реагировали на кахэ и змею с большим неодобрением, то и дело раздавался раздраженный шепот. Но ни кахэ, ни дийес дознаватель будто не замечали косых взглядов и чужого злословия. Эту странную пару не волновали подобные мелочи.


ГЛАВА 8 | Из любви к истине | ГЛАВА 10