home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8. На заставе

Наконец-то вернулся домой. Точнее на заставу. Застава стала моим домом. А строительство хозблока — моим кармическим наказанием. Пока я валялся в госпитале, строительство было заморожено. Проблемы со стройматериалами. И хотя баня практически построена (Осталось только забетонировать пол, установить лавки и обшить досками парилку), со столовой и кухней еще работы много. Приходится несколько раз выезжать в брошенный кишлак за кирпичом. Возникла проблема с гвоздями. Пока мы не нашли настоящий клад. Оказалось, что для изготовления одного ящика на два танковых снаряда идет порядка восьмидесяти гвоздей. Еще больше их в минометных ящиках. Это открытие нас здорово выручило.

Но подкралась еще одна проблема. Приближение зимы. По ночам на Тотахане становилось все прохладнее и прохладнее. Пора было браться за отопление. Другими словами — выкладывать печь в казарме.

В общих чертах я представлял, как её делать. Печной кирпич укладывался на раствор из глины и песка. Соотношение глины и песка подбиралось опытным путем. Из раствора вы делаете несколько шариков около пяти сантиметров в диаметре и даете им подсохнуть. Если после того, как шарики подсохнут, они начнут рассыпаться — значит, в раствор необходимо добавить немного глины. Если начнут растрескиваться — значит песка. После нескольких проб вы получите оптимальное соотношение составляющих раствора. При таком соотношении, коэффициенты теплового расширения кирпича и раствора окажутся, примерно равны. А значит, печь прослужит долго.

Все это было в теории. Я действительно представлял в общих чертах, как её делать. Из печного кирпича. Вот только совсем не представлял, как делать её из камня. Без колосников, дверок, задвижек. Я провозился несколько дней. На мое удивление печь получилась довольно симпатичной. (Правда, больше похожей на камин). Мне она понравилась. Если вы по этому поводу другого мнения — делайте сами!

Но с большим удовольствием я делал свое домашнее задание — свой боевой нож. Я не рисовал эскизов, не думал над его формой. Я вообще ни о чем не думал. Складывалось впечатление, что руки делали его сами собой. На ощупь. Под управлением каких-то потусторонних, неведомых мне сил. Он действительно получился необычным. Небольшая аккуратная рукоятка и широкое пятисантиметровое обоюдоострое лезвие. Чем-то напоминающее коготь тигра.

Отнести его Шафи не получается. Ждем осеннюю проверку из Москвы. Приходится подбивать документацию заставы, наводить порядок. Проводить дополнительные занятия с личным составом по боевой готовности и огневой подготовке. Обучаю солдат метанию ручных гранат. Объясняю, что наступательные гранаты предназначены для того, чтобы вызвать контузию у сидящих в окопах солдат противника. И дать возможность приблизиться к ним на расстояние удара штыком. Осколочное действие их незначительно. Для подтверждения своих слов метаю несколько гранат РГД-5 с открытой позиции.

А после обеда выковыриваю ножом осколок гранаты из своего плеча. Наступательные гранаты — действительно безобидные игрушки. К сожалению, не всегда. Боёк запала даже у наступательной гранаты летит метров на сто. И горе тому, кто попадется на его пути! Но это всего лишь исключение из правила. А правило гласит: «Наступательные гранаты — всего лишь детские игрушки».

Деталь одной из таких игрушек я сейчас и выковыриваю. Хорошо еще, что мои бойцы не видят меня в этот момент. Вот бы посмеялись!

Вечером занимаемся с Олегом английским языком. (Я привез с собой из Союза самоучитель английского языка. Автор Анастасия Петрова. Олег привез с собой Самоучитель по стенографии. Оказывается, учиться можно и на войне. Учиться можно везде. Нужно учиться. Как же иначе?). Олежке попроще, он окончил английскую спецшколу. Зато мне есть к кому тянуться.

В воскресенье в восемь часов утра с Пахаря (это позывной КП батальона) поступила команда: «До четырнадцати часов вести беспокоящий огонь из «слона» по населенным пунктам Лангар, Калайи-Кази, Постиндоз». Оказывается, начался первый этап вывода наших войск. Сегодня выходит кабульский зенитно-ракетный полк. А мы его прикрываем.

Перечисленные кишлаки — это зона ответственности Карима. Точнее после его гибели, это зона ответственности его младшего брата, Рахматулло. Название «населённые пункты» совершенно условно. Они давно уже не населённые. Это укрепленные районы, в которых не осталось никого из мирных жителей. Только душманы. Беспокоящая стрельба из танка позволит немного отвлечь их от дороги и обеспечит безопасный выход полка.

Пришла информация, что на перевале Саланг тяжело ранен Руслан Аушев. Кажется, два пулевых ранения: в легкое и печень. Но это не точно. Отправили в Союз.

Около пятнадцати часов на заставу приезжает комбат с каким-то майором из штаба армии, проверяющим. А говорили, что проверка будет из Москвы? У нас все в порядке. В канцелярии роты новая документация, в ленинской комнате — стенная газета, посвященная предстоящей проверке. Комбат поднимает заставу «В ружьё!». Ребята не подвели, сработали на славу. Комбат с проверяющим довольны. Быстренько перекусывают и уезжают на двадцать вторую, а затем на девятую заставы.

По итогам проверки взвод занимает первое место в батальоне. Мне приятно было об этом узнать. Хотя заслуги моей в том практически не было — просто ребята хорошо поработали. И все равно приятно. Неужели становлюсь тщеславным? Старею!

К вечеру на заставу приходит Хасан. Просит пропустить кочевников через нашу зону ответственности. Идут в Джелалабад. Не совсем представляю, что это за кочевники, но в паре километров южнее двадцать второй заставы уже несколько дней стоит с десяток их юрт. Пуштуны. Хасан говорит, что это только малая часть племени. Остальные подойдут завтра. Связываюсь с КП батальона. Разрешение получено.

И вот наступает завтра. Есть в этой жизни вещи, которые лучше не видеть. Одна из них — кочующее племя пуштунов. На рассвете, от горизонта до горизонта, вдоль русла реки Барикав вытягиваются колонны людей и животных. Отары овец, стада верблюдов, кибитки с кочевниками, наездники на верблюдах и лошадях. Количество кочевников подавляет. Чувствуешь себя песчинкой в бесконечных просторах космоса. И прекрасно понимаешь, что если это племя по той или иной причине свернет со своего пути, оно тебя просто растопчет. И даже не заметит этого. Не спасут тебя ни самые современные системы оружия, ни автоматические пушки, ни танки. Закрадывается чувство беспомощности. Кажется, что ты ничего не сможешь сделать с ними. Они с тобой — все что угодно.

Через несколько минут наваждение проходит. Все так же, в несколько колонн, продолжает течь людской поток, отары овец, стада верблюдов. Но чувство беспомощности проходит. Пуштуны — тоже люди. Со своими проблемами и страхами. Им достается и от духов, и от народной власти. И трудно сказать, от кого больше.

К вечеру поток кочевников иссякает. Олег уезжает разбираться с девятой заставой — там какие-то проблемы со связью. Точнее с её организацией. Мы входим на связь с КП батальона каждые два часа днем и через час ночью. Докладываем обстановку. На девятой постоянные сбои: то опоздают с выходом, то проспят. А это значит, что и со службой там серьезные проблемы. Кое-кому нужно накрутить хвосты! Олег у нас сейчас — главный хвостокрут.

В конце октября с КП батальона приходит радиограмма: «Командира девятой сторожевой заставы Сергея Плотникова, старшину и двух карандашей (солдат) отправить в полк на сборы молодого пополнения».

Караул! Грабят! На четыре заставы нас остается ровно четверо: замкомроты старший лейтенант Олег Артюхов, замполит старший лейтенант Сережа Земцов, я и командир гранатометно-пулеметного взвода прапорщик Андрей Иванищев. Вместо девятерых по штату. Ротный все еще валяется с гепатитом в госпитале, Саша Корнила — командир двадцать второй заставы вместе с техником роты сдают подбитые БМП в Хайратоне. Там, на границе с Союзом, армейский сборный пункт поврежденных машин, ремонтный батальон и пункт получения новой техники одновременно. Я, конечно, немного жульничаю, не говорю, что у меня на заставе есть еще командир станции радиоперехвата прапорщик Витя Томчик. Он меня здорово выручает! Но теоретически к роте он никакого отношения не имеет.

Для организации круглосуточной караульной службы одного офицера на заставу, конечно же, мало. Ну, а кому сейчас легко?! Проблема в другом — я никак не могу встретиться с Шафи. Хотя уже, наверное, лучше и не спешить — за такую регулярность наших встреч Шафи меня просто убьёт. Я даже не сомневаюсь в этом.

В субботу устраиваем баню. Наша еще не доделана. Приходится спускаться вместе с бойцами вниз к речке. Для прикрытия выставляем одну боевую машину пехоты. Стираемся, моемся. Где-то выше по течению начинается сезон дождей — зима. Барикав стал заметно шире. Вода в речке ледяная. Тут еще Марат Акаев, механик-водитель БМП оказывает «медвежью услугу». Чтобы бойцам не переходить через речку, подгоняет машину к ним. Разворачивается на камнях. Гусеница БМП слетает и заклинивается о фальшборт. Естественно на самом глубоком месте.

Поставить гусеницу на место дело десяти-пятнадцати минут. На сухом месте, разумеется. В воде это занимает около часа. Самое неприятное, что кому-то нужно лезть под воду, под днище БМП. В глазах у Марата застывает неподдельный ужас. Либо его религия не позволяет ему мыться два раза на дню, а сегодня он уже мылся. Либо ему не очень хочется сидеть под водой. Тем более там что-то делать. А кому хочется?!

В десантном отсеке БМП находим двухметровую пластиковую трубку около двенадцати миллиметров в диаметре, пропахшую насквозь соляркой. Приходится называть её трубкой для дыхания и брать в зубы. Димка Чеботарьков держит второй конец над водой. В правую руку беру гаечный ключ. И ныряю под днище машины. Мысленно твердя, как молитву: «Мне тепло, тепло, т-т-те-те-те-пло». Но это мало помогает…

Гусеницу поставили на место, вернулись на заставу. Баня закончилась. Как хорошо, когда все заканчивается хорошо. И как хорошо, что в Афганистане болеют только инфекционными болезнями. Какая-то шутка иммунной системы — на войне практически никто не простужается. В мирное время после такой бани в лучшем случае подхватил бы двухстороннее воспаление лёгких. К счастью, здесь идет война.

И в эту же ночь духи обстреливают заставу. Из Карабагкареза по заставе работает крупнокалиберный пулемет ДШК и несколько автоматов. От нас до кишлака более двух километров. На такой дистанции ДШК представляет не слишком большую угрозу. Автоматы вообще на такой дальности выглядят глупо. От подножия горы по нам делают несколько выстрелов из противотанковых гранатометов, но гранаты до заставы не долетают. Зато пули свистят со всех сторон. Цель обстрела не совсем понятна. Хотят проверить нас на вшивость? Всегда пожалуйста! Открываем ответный огонь из танка по Карабагкарезу. И из миномета посылаем пять мин на основном заряде к подножию горы.

А к утру, по данным радиоперехвата, выясняется, что в Карабагкарез из Пакистана вернулся средний брат Карима — Абдул-Али. С ним пятнадцать человек. Похоже они ночью просто резвились. На радостях. Это хорошая новость. Всегда приятно, когда на место одного погибшего врага приходит другой. Это гарантия того, что ты еще можешь кому-нибудь, на что-нибудь пригодится. И что в ближайшие сто лет безработица тебе не грозит. А что, вас безработица не пугает? Меня да, пугает! Так не хочется быть бесполезным.

Утром приходится дополнительно ставить сигнальные мины. Новые духи — новая головная боль. Пока не получится переключить их активность на нужное направление, от них можно ожидать любых неприятностей. Приходится спускаться в кишлак, встречаться с Хасаном. Напоминать ему о безопасности дороги и о наших договоренностях. На посту у Хасана два новых человека: Хуанджон (Какое красивое афганское имя: Хуан, он же Джон. Просто фантастика!), командир отряда самообороны из кишлака Мианджай и Мирзо, дехканин из его же кишлака. Раненый автоматной пулей в стопу. Первый посетитель моего лазарета!

Думаю, что они оба духи. Но в Мианджае не признавали власть Карима, а значит духи из противостоящей банды. Таким мы всегда поможем!

Увы, мои бы слова, да богу в уста! Извлечь пулю из стопы не так-то просто. К тому же из хирургического инструмента у меня только нож, да небольшой пинцет. Из лекарств — пузырёк йода и несколько таблеток стрептоцида. Из обезболивающего — единственный тюбик промедола. Из антибиотиков — только надежда на благоприятный исход. Благо бинтов было достаточно.

Главное — не трусить! У местных жителей хорошая иммунная система. Рана свежая. В отличие от осколочных, которые заносят в рану частицы одежды, пулевое ранение более стерильно. Это давало небольшой шанс на удачу. К тому же особого выбора у меня не было. Надо было пробовать.

Мы положили раненого на циновку. Работать на плетеной деревянной кровати, одной из семи стоявших в комнате, было не удобно. Но самая большая проблема возникла там, где я её не ждал. Проблема с обработкой раны. Афганцы ходят босиком либо в резиновой обуви. Ноги не моют годами. Вы представляете, как выглядят эти ноги. Одну из них мне предстояло оперировать.

Возможно, любой хирург предал бы меня анафеме за то, что я сделал. Точнее за то, чего делать не стал. Я благоразумно не стал разводить грязь и сырость, не стал мыть ногу Мирзо. Моя природная лень всегда подсказывала мне самые гениальные решения. Никогда не делать лишней работы!

Единственное, что я сделал — обработал небольшую полоску кожи вокруг раны йодом. Ввел промедол из шприц-тюбика внутримышечно. Ножом сделал небольшой надрез и немного расширил рану. Пинцетом извлек пулю и засыпал рану стрептоцидом. Наложил повязку и испугался. Боже, что творю?! Если бы только раненый знал, кому он доверил свою ногу! Но он успел потерять сознание. Возможно, начинал действовать промедол. И он не узнал, что за коновал занимался его раной. И что в этот момент коновал думал о своих профессиональных медицинских качествах. Раненому лучше было этого не знать.

Я поручил его заботам маленького Абдула. Попросил, чтобы дехканину давали побольше чаю. И пообещал зайти завтра, сделать перевязку. Чай — это внимание. А внимание необходимо раненому больше всего. Просить же, чтобы его почаще кормили, было глупо. На посту у Хасана продовольствия не хватало и бойцам. Спасибо еще, что его аскеры (герои) делились с раненым последней лепешкой и горстью риса.

Наконец-то появилась возможность навестить Шафи. До вечера оставалось совсем немного времени. Но мне очень хотелось показать Шафи свою работу, свой нож. О том, что необходимо передать ему новую шифровку я даже не думал. Эта сторона моей работы для меня практически ничего не значила. Одна из смежных специальностей — почтальон Печкин. Каждый раз при встрече я забирал у Шафи небольшой листочек с аккуратными столбиками цифр. Относил их командиру станции радиоперехвата Вите Томчику. Витя давал мне другой листочек. Я относил его Шафи. Все это было похоже на какую-то детскую игру. Словно я относил любовные записки от Джульетты Ромео. И от Ромео Джульетте. Содержания шифровок я не знал. И со временем интерес к ним у меня пропал окончательно.

Угрозы, что их могут у меня обнаружить практически не было. Я носил их в гранатной сумке под курткой. Рядом с двумя гранатами Ф-1. У одной из гранат спусковой рычаг запала находился снаружи сумки. Достаточно было лишь выдернуть кольцо предохранительной чеки. И записка была бы уничтожена. О том, что будет в этом случае с почтальоном, думать почему-то не хотелось.

Шафи был рад меня видеть. Он стал понемногу привыкать ко мне. И был рад узнать, что я выздоровел. Но еще более радостную встречу устроила Лейла. Она бегала вокруг, хлопала в ладоши, смеялась. Шафи сказал ей: «Кыш». Несколько фраз на фарси (я их не понял, кроме одного знакомого мне слова: «ангур» — виноград). Затем попросил принести блюдо с мастом (простоквашей) и несколько лепешек. И исчезнуть. Лейла моментально испарилась. Но в глазах её сияла неподдельная радость: в гости пришел их друг. У Лейлы теперь тоже был друг!

Мы сидели в комнате на циновках. Макали лепешки в миску с мастом. Неспешно вели беседу. Как-то незаметно разговор перешел на историю России. Я рассказал о телевизионной передаче, посвященной Шаталову. О его уроке на тему Куликовской битвы. К моему удивлению, тема эта была хорошо знакома Шафи. И к моему стыду, он знал о ней куда больше меня!

— Вы, шурави, слишком плохо знаете свою историю. В этом ваша слабость. Но у вас была слишком славная история — и в этом ваша сила! Когда Тэмуджин (Чингисхан) пришел в ваши земли на Руси начался «Золотой век». Как бы кощунственно это не звучало! Но никогда еще ранее не было у вас таких низких налогов. Одну десятую часть брал Тэмуджин с покоренных народов. Он был вашим врагом. Но кто из ваших российских правителей мог похвастаться такими низкими налогами. Или может похвастаться сейчас?

При татарах на Руси была самая малочисленная администрация. И самая результативная. Собирала налоги, управляла страной. И очень мало ела.

Так может, не таким уж большим врагом для вашего народа был Тэмуджин, как ваши князья. Все испортил Мамай. Поддался уговорам князя Дмитрия, снизил налоги. Думал, будет легче жить росичам. Одного не учел: Дмитрий стал давать в орду меньше дани, а собирать столько же. Как и раньше! Так уж повелось на Руси: официальное снижение налогов не означает, что у тебя останется больше денег. Просто вместо государства их заберет кто-то другой.

А как появились у князей свободные деньги, появилась зависть. Появилась жадность. Появилось оружие. Воины. И как итог — Куликово поле.

— Постой, Шафи, ты еще скажешь, что нам лучше было проиграть эту битву. И навсегда остаться под татарами.

— Нет, битвы надо выигрывать. Если вышел на битву. Но на некоторые битвы лучше не выходить. Я не хочу переоценивать вашу историю. Но в Куликовской битве была важна, на мой взгляд, не сама битва. А то, что было рядом.

— Интересно, что же?

— Самым интересным, мне кажется, были воины. Причем не князевы, а те, кого прислал ему ваш большой мулла Сергей Рязанский (родом из Рязани — Сергий Радонежский). Прислал с благословением (сохранить князя — прообраз будущих телохранителей). У вас хорошо известны два брата: Пересвет и Ослябя. Пересвет поединком с Темир-мурзой. Ослябя — тем, что сохранил князя в битве и последующим руководством посольства в Византию. Но было еще шесть монахов из Троице-Сергиева монастыря. И несколько десятков монахов из других обителей. Они были самыми интересными героями этой битвы.

Монахи сражались без защитного снаряжения, защищаясь от ударов движениями корпуса. Работали двумя короткими мечами. После битвы все они (кроме Пересвета) вернулись в свои обители. Кстати тело Пересвета они унесли с собой. А раз тело не было обнаружено после битвы, много лет потом жила легенда, что Пересвет жив. Тебе это ничего не напоминает?

Странный вопрос! Работа без бронежилета, качание маятника — сближение с противником, ведущим по тебе огонь, за счет специальной техники движений, стрельба по-македонски (с двух рук), либо фехтование двумя ножами и вынос раненых и убитых с поля боя — были обязательной программой подготовки офицеров спецназа ГРУ. А возвращение без потерь в свои обители — хорошей традицией. Но то, что у истоков этой школы стоял Сергей Радонежский было для меня большой новостью.

— Вы изучаете историю монастырей Шаолиня, но не знаете своей истории. В этом ваша слабость. Вы не знаете своих корней. Но у вас очень крепкие корни — в этом ваша сила!

Незаметно подкрадывались сумерки. Пора было возвращаться на заставу. От беседы с Шафи осталось какое-то двоякое чувство. С одной стороны — чувство обиды, за свое незнание истории. С другой, удивление тем, как много знают о нас другие.

На прощание я показал Шафи то, что уже долгое время жгло мои руки — свой последний нож. Шафи не удивился. Он согласно кивнул головой: «Это то, что нужно». Словно он знал, что сегодня я принесу именно такой нож. И у меня в голове возникло совершенно безумное предположение, что форму ножа мне подсказали учитель Шаталов и Шафи. Когда навещали меня в реанимации инфекционного госпиталя. Но их не могло быть там! Это были всего лишь галлюцинации. Или я все-таки ошибаюсь? И они там были. Мне кажется, я начинаю сходить с ума.

На следующий день мы договорились встретиться на развалинах старой крепости, расположенной между Калашахами и Тотаханом. На выходе из комнаты я столкнулся с Лейлой. Наш маленький Джуй — ручеёк переносил в большом подносе кишмиш (еще не изюм, но наверное уже и не виноград) с крыши дома в одну из комнат. Днем виноград сушили на плоской крыше, на ночь убирали в дом. До полной готовности изюма. Стало понятно, что Шафи говорил своей дочери насчет винограда, просил убрать.

Я поинтересовался, не тяжело ли молодой леди подниматься на крышу?

— Having been built two centuries ago, the house has no lift (Поскольку дом был построен два столетия назад, в нем нет лифта) — ответила молодая леди.

Ох, ты, моя прелесть, мой маленький ручеёк. Ты даже знаешь, что такое лифт?!

В мое отсутствие на заставе побывала водовозка. Командир взвода обеспечения из управления батальона старший прапорщик Серёга Фасенко привез воду и почту. Меня дожидалось письмо от Вовки Черникова, моего лучшего друга и моего большого босса по училищу. В училище он был секретарем комитета комсомола нашего курса, я — у него замом. Сейчас Володя работал заместителем начальника политотдела училища по комсомолу. Удивительный человек, он женился на самой красивой девушке Москвы, Людмилке и через год у них появился самый замечательный человечек на свете — их дочь, Сашенька.

Здравствуй, дорогой дружище!

Приветствую тебя, Серёжка, и прошу простить меня, гадкого человека, за то, что не писал тебе. За мое молчание, но как ты сам понимаешь — это все лень и нет для меня слов оправдания. Конечно, времени тоже не так много, как хотелось бы, но всегда можно найти 10–15 минут, чтобы написать. И ты тому пример. Я всегда стремился равняться на тебя и уверен, что не зря. Получил от тебя письмо, но с ответом затянул. Еще раз прости! Понимаю, что тебе там гораздо тяжелее, чем всем нам здесь, но проявляю открытую пассивность. Постараюсь и обязуюсь исправиться. Очень рад за тебя, горжусь тобой. Молодчина. Ты уже много посмотрел, есть, что сравнить. Думаю, что поделишься опытом. Честное слово, Серёга, завидую тебе, потому что ты ЖИВЁШЬ. Скорее бы ты приехал в отпуск. Мы по тебе соскучились, даже Людмила на меня ругается, что забываю вас, своих друзей и особенно тебя. Андрюшка был в отпуске, позвонил 2 раза, но меня не было дома, и больше не звонил. Даже не заехал к нам, хотя бы проездом, хотя бы на часок (Ведь ты же смог!). Жаль, что меня не было, когда ты был у нас. Но уверен, что мы исправим эту ошибку. Людаша до сих пор вспоминает, как ты приезжал. Наша дочурка, наша Сашенька растет, становится человечком. Когда ты её увидишь снова, ты заметишь определенные изменения. Мы уже улыбаемся, играем, ползаем, «гукаем». Своим обаянием ты ей очень понравишься, и она тебя сильно полюбит. Только давай, скорее приезжай. У меня все по-старому. Работаю по совести. В училище новый начальник училища, новый командир третьего батальона. И вообще ряд изменений, которые ты сам увидишь. По плану отпуск у меня должен быть в мае, но когда будет реально пока неизвестно. Хотелось бы пораньше, но пока ничего не получается. Ты пишешь, что скоро увидимся? Когда? У тебя наверное масса впечатлений от далекого Кабула, который, как я понял, оставил для тебя хорошее впечатление.

Очень хочется услышать твои новые стихи, а еще лучше, если увижу сборник стихов. Твое стихотворение на день рождения Людмилы нам очень понравилось. Уверен, Сергей, ты еще скажешь свое слово. Просто обязан это сделать. Ты извини, Серёжка, за сумбур мыслей, нелогичность их. Хочу написать побольше, а времени, к сожалению, нет. Высылаю тебе фотографии. Правда, сделаны они уже 3,5 месяца назад, но общее представление дают. Спасибо, что не забываешь. Очень ждем тебя.

Володя, Людмила, Сашенька.

В конверт вложено несколько фотографий Володи, Людмилки и маленькой Сашеньки. Такие мирные и трогательные. Какие они все-таки молодцы!

Вечером после развода караула выставляю недалеко от Зубов Дракона расчет переносной станции наземной разведки с радиостанцией Р-148. Сам с такой же радиостанцией, снайперской винтовкой СВД и ночным прицелом, как только стемнело, спускаюсь к подножию Тотахана. Нужно присмотреть за дорогой. А ребята с переносной станции наземной разведки тем временем присмотрят за мной. И за теми, кто может оказаться рядом.

Договоренность со старейшинами, конечно же здорово. Уговор с Хасаном — просто замечательно! Но, как известно: доверяй, но проверяй. Хочу лишний раз подстраховаться. Увы, ночь проходит безрезультатно. Духи спокойно спят в своих кроватках. На дороге за всю ночь так никто и не появляется. Перед самым рассветом возвращаюсь на заставу.

Ох, и отосплюсь сегодня! Часов до семи! На часах уже четыре. Но отоспаться не получается. С КП батальона приходит радиограмма: «Срочно привезти увольняемых в запас солдат и сержантов. Сегодня их отправят в полк». В шесть часов выезжаем. Отвожу последних механиков-водителей старшего призыва. Остается только молодежь. Обратно приходится гнать БМП самому. Но есть и хорошая новость Комбат расщедрился и придал нашей роте арткорректировщика. Командира взвода из минометной батареи батальона старшего лейтенанта Олега Агамалова. Выпускника Коломенского артиллерийского училища. Такая щедрость означает близкие боевые действия в нашем районе. Так все равно ж воевать! Главное, что в роте будет на одного офицера больше. Тем более, что Олег Агамалов — офицер очень толковый.

Все утро он объясняет мне тонкости работы с минометным прицелом и особенности стрельбы из танка на большие дальности.


Глава 7. Госпиталь | Военный разведчик | Глава 9. Ученики Сергия Радонежского