home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20. Ранение

Пуля снайпера попала в легкий бронежилет. Он был слишком легким, чтобы остановить пулю. Но я немного сдвинулся с линии огня. А бронежилет чуть-чуть изменил направление её движения. (От этого чуть-чуть в жизни иногда зависит очень многое). В результате пуля прошла в нескольких сантиметрах от сердца, разорвала широчайшую мышцу спины над правым легким и улетела. Я не помню, как меня эвакуировали на вертолете. Как самолетом переправили в Союз. Несколько дней я был без сознания. И очнулся только в Москве, в госпитале Бурденко. В реанимационном отделении. Палата была большой, просто огромной. Заходили врачи, что-то обсуждали, спорили. Я не понимал, о чем они говорили, и не старался их понять. Я знал, что рядом есть кто-то еще. Наверное, другие раненые. Я слышал их разговоры, их движения. Но мне это было безразлично. Слабость. Я практически не чувствовал своего тела. Не чувствовал, как мне ставили капельницы и делали уколы. Только очень сильно болело сердце.

Но что-то изменилось в палате. Я услышал, как открылась дверь, но ещё за мгновение до этого палата осветилась удивительным сиянием. Я поднял глаза, — в дверном проеме стояла девушка фантастической красоты. Такие феи бывают только в мечтах, в реальной жизни их не существует. Я это точно знаю. Или мы их просто не встречаем. Но именно эта девушка приходила ко мне в мечтах, согревала меня в моих снах. Мы жили с ней в параллельных мирах: светская красавица колесила по миру, останавливаясь в дорогих отелях. Я же колесил по горячим точкам, отдыхая в госпиталях. Мы не могли встретиться. Параллельные прямые не пересекаются! Красивые мужчины, роскошные наряды, лимузины и бриллианты были её жизнью. В моей было место лишь для засад и перестрелок. У нас не было ничего общего. Кроме одного — мы любили друг друга. Фею звали Светланой. Мы не были мужем и женой. Иногда лишь страстными любовниками, но всегда добрыми друзьями. Она была моей маленькой золотой рыбкой. Исполняющей все мои мечты и самые сокровенные желания. Вместе с нею мы сделали настоящее открытие. Нет никого и ничего вокруг. Есть только море наслаждения и ты, его крошечная частица. Есть твои желания. Как подводные течения они опускают тебя в таинственные морские глубины или возносят к самому солнцу. Но нет мыслей. Все мысли, как рифы, отклоняют течения и убивают море. Кроме одной: дарить радость и наслаждение любимому, любимой. Эта мысль стара как мир. Волны, солнце и ветер за миллионы лет сгладили острые края этого рифа. Море радостно плещется у его основания, а течение нежно прикасается к его поверхности.

Прикоснись и ты! У этого рифа мягкая, шелковистая поверхность и удивительное, сказочное тепло внутри.

Мы никогда не ставили рекордов в постели, и у нас тоже было лишь одно правило: дарить радость и наслаждение друг другу. Мы занимались любовью часами лишь потому, что мы были вместе. Она была смыслом и светом в моей жизни. Я мечтал, чтобы она стала моей женой, чтобы у нас были дети. И чтобы они были похожи на Светлану. Но это было невозможно. И я не знал почему.

Но с нею я понял одну простую истину. Любовь — это не только возможность обладать кем-то, это возможность сделать любимого человека счастливым. У меня была замечательная работа, но за нее почему-то слишком мало платили. Я не смог бы подарить Светлане ту жизнь, которой она была достойна, даже сменив работу. Возможно, даже обладая всеми сокровищами мира, я не смог бы быть ей равным. Я не был принцем в её снах, в её сказке. Я занимал в её жизни чужое место. Светлана была моей самой большой любовью. Но она была бы несчастлива со мной в будущем. Из-за того, что я не смог исполнить её мечты. А она была достойна их исполнения. И я это прекрасно понимал. Я не хотел ей мешать. Я должен был уйти из ее жизни. И я уходил. В работу, войну, в никуда. Но какое-то вселенское притяжение раскручивало маховик событий и явлений. И мы встречались снова. Оказывались в одном месте. В одно и то же время. Это не зависело от нас. Но ради этого стоило жить!

У нас не было ничего общего. Абсолютно ничего. Но нам было интересно друг с другом. Мы могли жить по отдельности, могли дышать. Но быть счастливыми — только вместе. И несчастливыми тоже. Но только рядом, только вместе. Это противоречило всем законам логики! Мы были счастливы не благодаря чему-то. Нас ничто не объединяло. Но мы любили друг друга вопреки всему. И тысячекратно был прав мой друг, альтист Данилов, говоривший, что боящийся несовершенен в любви! Мы не боялись ничего. Ничего на свете! И все же, до сих пор для меня остается загадкой, чем заслужил я эту любовь? Эту радость видеть её глаза, её улыбку? Милая моя девочка, моя сказочная фея!

В дверном проеме стояла Светлана. Посещение реанимационного отделения было запрещено. Но Светлана была удивительным человеком. Она никогда и ни о чем не просила окружающих. Просто позволяла им иногда оказывать ей маленькие услуги. И окружающие были по-настоящему счастливы, когда им это удавалось. Особенно мужчины. Они были обречены на это с самого начала. С первой встречи. Ибо невозможно было не влюбиться в неё с первого же взгляда. Невозможно.

Думаю, и в этот раз Светлана просто подарила реанимационному отделению маленький праздник. Своим появлением. Запретить ей посещение моей палаты не посмел бы никто. В Москве, мои знакомые, еще не должны были знать о моем появлении. Как она узнала об этом? Загадка. Впрочем, для меня здесь не было ничего удивительного. Я уже начинал привыкать к её фантастической интуиции. В ней была какая-то мистика. Но я знал её тайну. Светлана была волшебницей. Это многое объясняло.

Она прошла к моей кровати так буднично, словно не было этих долгих месяцев разлуки. Поставила на тумбочку пакет с фруктами:

— Как поживаешь? Давно не виделись. Тебе огромный привет от Люськи.

Люська была её котом. Шотландского вислоухого кота Люсьена Светлана называла Люськой. У меня не было сил ответить. Но такое радостное и живительное тепло разливалось по всему телу. Светлана присела на мою кровать. Совсем рядом. И положила руку на мое плечо. Она была рядом! Ради этого стоило жить.


Глава 19. Окончание операции | Военный разведчик | Книга вторая