home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тридцать третья

Ночные бдения близ деревенского кладбища не прошли даром — Ральф с Антоном пробудились лишь около часу дня. Антон поднялся с постели первым, вышел в сени водички попить.

На лужайке перед домом дядя Коля общался с колоритным бородачом. Несмотря на густую седую бороду и русский «прикид», бородач скорее походил на Билли Гиббонса из группы «ZZ Тор», чем на лубочного российского старичка. Приглядевшись, Антон узнал бывшего председателя бывшего же местного колхоза Филиппа Григорьевича Болдина.

Антон медленно вышел из дома.

— Антошка, доброе утро, — дядя Коля приветствовал племянника с улыбкой. — Выспался? Чего это вы вчера с товарищем на кладбище делали?

— Дядя Коля, да откуда вы знаете, что мы были на кладбище? — изумился Антон.

— Ну ты что, не привык еще? Деревня же, — дядя Коля продолжал улыбаться. — Ладно, помнишь хоть Филип Григорича?

— Помню, здравствуйте, — Антон протянул бородачу руку.

— Здорово, коль не шутишь, — рукопожатие было твердым и, несмотря на то, что на вид председателю было не меньше семидесяти, говорило о еще очень крепком здоровье.

Постояли, помолчали.

— Вот, Антошка, — сказал дядя Коля, — дело, понимаешь такое… Гости к нам ехали, да застряли у пруда. Филип Григорич проходил мимо, увидал, к нам пришел. Надо бы помочь. Ты друга разбуди своего, да поезжайте на пруд. Трос есть?

— Да был вроде, — ответил Антон. — А что за гости? Вы ждете кого?

— Нет, вроде бы, — дядя Коля пожал плечами. — Сказали, что к тебе.

— Кто это может быть? Хорошо, сейчас поедем. Антон вернулся в дом, присел на табурет возле печки. Ральф все еще спал.

— Эй, господин Мюллер, — громко произнес Антон, — вставайте, пора на работу. Арбайтен…

Ральф открыл глаза, ошалело заозирался.

— Антон? Какую работу. Тьфу ты… Я и правда подумал, что я дома и проспал на работу. Который час?

— Час.

— В смысле, час дня? Ух ты, черт! Что же ты меня раньше не разбудил?

— Ничего, отдыхай, дыши воздухом. У меня к тебе дело.

— Какое?

— Ты, это, вставай, умывайся и приходи.

Ральф вернулся через пять минут, умытый и с виду достаточно бодрый. Антон протянул ему кружку с растворимым кофе, сообщил о задании, полученном от дяди Коли.

— Ты не в курсе, что за гости такие, а? Нет? Ну, поехали тогда, узнаем.

Друзья сели в джип.

— Слушай, — Антон покосился на Ральфа, — я тебе не верю. Мне кажется, ты что-то знаешь про этих гостей.

— Правильно делаешь, что не веришь…

— Ага! Я так и знал. Ну, рассказывай. Колись, как у нас говорят.

— Как говорят?

— После объясню. Рассказывай, какие сюрпризы ты еще мне приготовил.

— Я тебе говорил, что Рита собирается приехать в Россию по работе, в командировку…

— Рита?

— Ну да, твоя Рита. Короче говоря, она уже приехала. И не в Москву, а прямо сюда. Мы с ней так сговорились. Сюрприз. Ты так много для меня сделал, и хотя мы так толком ничего не нашли…

Антон ошарашенно уставился на Ральфа.

— Послушай, old man, а у тебя нет такого чувства, что все это нам снится? Загадки, зарницы, «Копье Судьбы»… Может, мы с тобой умерли и это такой своеобразный рай? Может, нас Шерхорн с толстым парнем еще в Адмиралтейской церкви пристрелили, а нам все кажется, что мы живы?

— Было такое чувство.

— Все, поехали, это ведь она там в нашей грязи застряла! И как ты допустил, что она одна в такую даль пустилась!!!

— Да не одна она, успокойся. Рита сказала, есть кому ее сопровождать.

По ухабам и лужам кое-как почти добрались до деревенского пруда. Им навстречу ехал выпачканный в глине «ниссан патрол».

— Машинка, как у дяди Саши, — произнес Антон, разглядывая джип.

— Да, похоже, — ответил Ральф. — Наверное, кто-то Риту везет, ведь здесь не очень часто японские джипы появляются?

Машины поравнялись, водитель «ниссана» заглушил двигатель. Затемненные стекла мешали рассмотреть пассажиров, но друзья недолго находились в неведении.

Водительская дверь распахнулась, и на траву лихо соскочил полковник в отставке Александр Валентинович Тихонов.

— Ральф, слушай, — сказал Антон, — мне это все начало слегка надоедать. Надо или просыпаться или идти к доктору, либо, наконец, распутать этот чертов клубок!

— Да… — пробормотал Ральф. — Теперь и я ничего не понимаю… Что тут делает Александр?

— Не ждали, а я приехал, — торжественно сообщил Александр Валентинович, обходя джип и открывая пассажирскую дверцу. — А также привез вам гостью. Не думаю, Антон, что ты за это будешь на меня в обиде.

— Не беспокойтесь, не буду, — Антон подошел к джипу, из которого вышла девушка в джинсах и вельветовой куртке.

— Здравствуйте Ральф, здравствуй Антон, — Рита подошла к ним и остановилась в нерешительности.

— Ральф, слушай, — подал голос дядя Саша, — пойдем куда-нибудь. Вот вещи мои и Риты, помоги мне.

— Да, хорошо, — кивнул Ральф. — Давайте сядем в вашу машину и поедем. Я вас познакомлю с папой. Только вы мне объясните, каким образом…

— Охотно объясню, только поехали отсюда поскорее — не видишь, мы тут лишние?

— Привет, — улыбнулась Рита, подходя ближе к Антону.

— Рита, привет, добро пожаловать в мою деревню, — Антон взял ее за руку. — А ты что, знакома с Александром Валентиновичем? А, ну да, точно. Почему бы нет, ведь знаешь же ты Карена Погония?

— Да, это он мне посоветовал прибегнуть к услугам Александра. Он замечательный собеседник.

— Небось, всю дорогу не умолкал.

— Точно!

— Устала от него.

— Совсем нет.

— Знаю, что обманываешь, но ценю твою тактичность. Ты по делу сюда?

— Ты дурак, Антон, — с этими словами Рита достала из кармана куртки какую-то картонку.

— Ангелочки…

Антон нежно обнял ее и поцеловал. Потом еще раз взглянул ей в глаза и переспросил:

— Точно не по делу?

— Ну, в общем, есть одно дело, конечно… Антон тяжело вздохнул.

— Ты не волнуйся, родной мой, не волнуйся, я от тебя никуда теперь не денусь…

— Прямо-таки никуда? А как же работа, карьера?

— Черт с ней, с карьерой!

— Говоришь, как русская.

— Тайна номер один от сегодняшнего дня: моя бабушка была русской.

— Ты серьезно?! Я так и думал. Чудес не бывает — ты действительно русская. Вот здорово! То-то Ральф удивится…

— Стоп, прости, я пошутила, — Рита засмеялась. — Надеюсь, у тебя немцев в роду не было?

— Не знаю. Впрочем, надо спросить дядю Колю. Пошли, пора познакомиться, а то деревня забурлит ненужными слухами.

— Подожди, мне еще кое-что нужно тебе рассказать. Тебе и Ральфу. Чтобы не оставалось недоговоренности. Он должен знать, какая на самом деле тайна свела в могилу его дядю…

— А может, хватит уже тайн, милая? В последнее время мы только ими и живем: Грааль, «Аненэрбе», «Святое Копье»… Рита, пошли к гостям, после поговорим. Мне не терпится представить тебя моему боевому дяде.

Ральф, Антон и Рита застали честную кампанию все за тем же столом под яблоней. Все чинно пили чай.

— Это Рита, — просто сказал Антон. — Она приехала к нам из Германии.

— Прямо из самой Германии? — изображая крайнее удивление, переспросил дядя Коля. — Вот дела! Давненько у нас тут в деревне немцы не стояли!

Все добродушно рассмеялись. Обменявшись приветствиями, гости, суетясь, вновь расселись за столом. На минуту в саду повисло неловкое молчание. Тут Ганс куда-то отлучился, и вскоре вернулся с двумя бутылками белого вина.

— Это гевюртштраминер, вино очень доброе, — сказал он, — я его специально привез на случай kater.

— На случай чего? — переспросил Антон.

— На случай похмелья, — ответил Ральф. — Действительно, это вино помогает, особенно, когда холодное.

— Хорошо, что Никитич пока не пришел, — резонно заметил дядя Коля, — а то нам этого вина не хватило бы и на три минуты.

И, надо же такому быть, пришла «беда», откуда не ждали. Буквально на фразе «хватило бы на три минуты» через огородную калитку прошествовал Иван Никитич, собственной персоной, в свежей белой рубашке.

— Отчего парад, Никитич? — давясь от смеха, поинтересовался дядя Коля.

— Ды ты что, сосед? День Победы же! Праздник сегодня.

— Вот тебе раз… — выдохнул Антон, и, обращаясь к дяде Коле, сказал по-русски: — Удачная у нас компания, дядь Коль, для такого дня.

— Не боись, как-нибудь не подеремся, — успокоил его дядя Коля. — Хотя, конечно, надо бы выработать линию поведения.

В это время Иван Никитич усаживался за стол.

— Николай, я ребяток позвал, Вальку. Сейчас еще моя с фермы придет, не возражаешь? О, что это? Вино? Немецкое? Дай-ка попробовать. Трофейное…

— Никитич!

— Иван Никитич, прекратите, пожалуйста… — посыпалось со всех сторон.

Осушив стакан вина, Никитич поморщился, взглянул на Риту, перевел взгляд на Антона, а после одобрительно кивнул:

— Ух ты, хорошая девка. Молодец, Антошка, уважаю… — Дядя Ваня поднялся с лавки и протянул Рите руку.

— Что он сказал, Антон, — спросила Рита, неловко улыбаясь и отвечая на рукопожатие Никитича.

— Сказал, что очень рад тебя видеть на русской земле.

— Действительно?

— Еще сказал, что ты красивая. Берегись его — он у нас известный ловелас. Ты на его возраст не гляди. Он любого молодого за пояс заткнет.

Никитич тем временем «разошелся». Под его руководством компания уже вовсю выпивала по случаю праздника.

За победу пили вместе Ганс, обнимающий его за плечи дядя Коля, Ральф-младший, Иван Никитич и дядя Саша.

В тостах внимание акцентировали на вечной памяти простым солдатам и анафеме антинародным режимам.

Через полчаса Антон обратил внимание на смену настроения Ивана Никитича. Сначала тот перестал принимать участие в разговоре, потом совсем помрачнел и, наконец, резко поднялся с места и, ни слова ни говоря, стремительно покинул территорию огорода. За ним вышел недоумевающий дядя Коля. Антон решил к ним присоединиться, предварительно сделав успокаивающий жест оставшейся за столом компании.

На лавке у дома сидел, обхватив голову руками, с виду совершенно протрезвевший Иван Никитич. Дядя Коля примостился рядом и печально глядел вдаль.

— Что происходит? — спросил Антон. — Нехорошо вам, дядя Ваня?

— Нехорошо мне, ага, — пробурчал Иван Никитич. — Немцы твои… поскорей бы уж уехали.

— Да что с тобой такое, Вань? — дядя Коля легонько потряс односельчанина за плечо.

— Действительно, дядя Ваня, вы что? — озадаченно спросил Антон.

— Тяжко мне с ними что-то, с вашими немцами, — отозвался дядя Ваня.

— Может это, того, похмелье? Да еще и на старые дрожжи… — осторожно предположил Антон. — Вон, вы все их вино выпили…

— А тебе что, вина их жалко, да? — неожиданно огрызнулся Иван Никитич. — Хрен с ним, с вином. Мне не стыдно. Чрез них, этих немцев твоих, все наше село пропало, полный ему капут наступил. Мужиков всех поубивало, с войны никто не пришел! Помрем, и не будет больше деревни! А вы их сюда привезли… И че, им нравится, да? Ты иди, давай, иди к ним, спроси у них, нравится им у нас? Небось, не как в Мюнхене-то? А я и не знаю, как у них там в Мюнхене, чем пахнет и что жрут они, не бывал. Это ты все больше по заграницам, а мы тут говно сапогами месим…

— Никитич, хорош тебе, ладно? — дядя Коля строго осадил соседа. — Он-то при чем здесь? Напился, иди проспись…

— Ну, дядь Вань, ты что деревню-то приплел? — Антон ничуть на Никитича не обиделся — он давно был начеку. — Да если бы тут кто работать хотел, все было бы нормально. Столько уж лет после войны прошло, а мужики только и думают, что бы украсть, продать, да деньги пропить. Таких как ты, дядь Вань, в деревне давно не осталось… Да что там говорить, до ветру до сих пор ходят с порога. Конечно, деревня погибла, тут все виноваты: немцы, конечно, в первую очередь, да только гости наши при чем? Опять же, коллективизация, Сталин…

— Слушай, Антон, — дядя Ваня был готов сорваться на крик, на глазах его выступили пьяные слезы, губы тряслись. — Вы уже всех этим Сталиным зае… В общем, как чуть что — Сталин. А эти, новые ваши бояре, чем лучше-то? Что, скажешь, кому интересно, че в деревне у нас творится? Приедет с Москвы очередной хер в шапке, духами от него, как от бабы несет, носом поворотит от нашей фермы и все — поминай как звали. Только по телевизеру трендят полный день. И немцы у тебя в огороде… В день Победы. А вы и не помните даже, когда он, этот день! А, идите вы все на х..!

Дядя Ваня вскочил с лавки и энергичным шагом направился по тропинке к своему дому.

— Приперло, однако, — заметил дядя Коля. — Бывает. А вот, кстати, Ганс идет. Ты пойди к остальным, объясни, а я Гансу обещал показать свой «Урал».

— Он еще жив?

— И еще сто лет будет ездить. Антон вернулся за стол.

— Что это с вашим соседом приключилось? — спросил Александр Валентинович.

— Ничего страшного, — махнул рукой Антон. — Плохо почувствовал себя.

Но разговор после инцидента так и не «склеился». Положение спасла Рита:

— Раз уж здесь остались только посвященные в наши поиски и тайны, я бы хотела кое-что рассказать. К тому же, здесь все говорят по-английски. Антон, Ральф в курсе, где я работаю, точнее, работала?

Антон покачал головой. Ральф удивленно взглянул на Антона. Тот потупился.

— Я тебе после объясню, ты извини, Ральф…

— Мне удалось поговорить с вашим знакомым Куртом Шерхорном. Думаю, я была последней, с кем он разговаривал перед своей кончиной, — сообщила. Рита собравшимся.

— Шерхорн умер? — Александр Валентинович был искренне удивлен. — И вы мне ничего не сказали? Вот это выдержка! Четыре часа в дороге, и ни слова. Впечатляет.

— Мне даже немного жалко старика, — заметил Антон.

— Не стоит, Антон, не стоит его жалеть, — Рита покачала головой. — Похоже, его имя фигурирует в списке ученых, исследовавших влияние сверхнизких температур на организм человека…

— Опыты над людьми? — встрепенулся Александр Валентинович.

Рита кивнула.

— Но не будем терять время, — предложила она. — Итак, вы откопали ящик с надписью «Аненэрбе», нашли предмет, похожий на Копье Судьбы… Но, увы, то, что спецгруппа СС должна была доставить в рейх по приказу Гиммлера, исчезло…

— И что это было? Неужели Грааль? — Антон улыбнулся.

— Да при чем тут Грааль? — с досадой поморщилась Рита. — Знаете, что сказал Шерхорн, когда я беседовала с ним у него в домике в Мильштатте? Что русские забывают про собственные ценности и в своей земле ищут святыни зарубежного производства. Они у вас здесь, можно сказать, под боком. И всегда были.

— Ну, разумеется, — Александр Валентинович закурил, — полезные ископаемые, лес, никель… норильский.

— Шутите, господин Тихонов? Прекрасно.

— Не обижайся, продолжай.

— Хорошо. Как насчет чудотворных икон?

«Как это просто!» — пронеслось в голове у Антона.

— Насколько я слышала, — продолжала Рита, — в России уже не считают слухами тот факт, что в критический момент московской операции зимы 1941 года вокруг города совершили обход с иконой Казанской Божьей Матери…

— Это называется крестный ход — religious procession, — заметил Александр Валентинович. — По-немецки… Bannprozession!

— Скорее, kreuzgang, — уточнил Ральф.

— Но ведь у нас далеко не все верят, что такое возможно. Сталин был атеист, безбожник, — произнес Антон.

— Ага, только когда этот атеист понял, что всему наступает амба, он на всякий случай обратился к Богу, — возразил Александр Валентинович. — Церкви открыл, службы разрешил, священников из лагерей освободил. Этот эпизод с крестным ходом имел место…

— И Шерхорн про него рассказывал! — видно было, что Рита взволнована. — Агенты германской разведки в Москве зимой 1941 года сообщали, что по всей стране идет работа по поиску знаменитых икон, которым приписывалась магическая сила. Шерхорн утверждал, что сам читал копии этих донесений.

— Ни один советский функционер в здравом уме не осмелился бы отдать такой приказ. Это мог сделать только Сталин, — заметил Александр Валентинович. — Насколько я знаю, икону Казанской Божьей Матери, точнее ее список, взяли на борт самолета, который облетел Москву по особому маршруту. Все началось с видения Богородицы митрополиту гор Ливанских Илии. Про него Иосифу Виссарионовичу рассказал набожный маршал Шапошников. Генсек был в таком отчаянии, что поверил ему и выполнил в точности все предписания митрополита.

— А какое отношение имеет эта история к нашей тайне? — спросил Ральф.

— Самое прямое, — пояснил Александр Валентинович. — В Ленинграде господин Жданов получил странный по тем временам приказ: обеспечить облет вокруг города самолета с православной иконой на борту. Одновременно Молотовым было дано указание срочно вернуть в Москву часть святынь, согласно определенному каталогу, а также обеспечить надежную охрану некоторых экспонатов московских музеев, эвакуированных из города на восток… В том числе, речь шла о знаменитой Донской Иконе Божьей Матери. Несколько спецотрядов НКВД были отряжены сопровождать святыни в Москву, в Ленинград и в Сталинград.

— Один из отрядов, сопровождавший эту самую икону, был перехвачен группой СС, — подхватила рассказ Рита. — Этой группе были приданы два сотрудника «Аненэрбе», в том числе, Курт Шерхорн… Он сообщил мне, что Гиммлер недаром отдал приказ перехватить икону одной из лучших спецгрупп СС. Если бы она попала в руки команды «Остланд», занимавшейся сбором ценностей, возможно, груз бы затерялся.

Итак, рейхсфюрер секретным приказом направил на поиски иконы подразделение, которое работало по программе «Аненэрбе» в районе некоего «большого водоема под Ленинградом». Это была группа под командованием Карла Целлера.

Собравшиеся за столом переглянулись.

— Странно, — заметил Александр Валентинович. — Перед тем, как приехать сюда, я говорил с Кареном. Он показал мне протокол задержания в районе Баря-тино группой 3-го отдела контрразведки «Смерш» отряда СС под командованием Карла Целлера, видимо, сопровождавшего особо ценный груз. В описи этого груза значится, помимо прочего, «икона, предположительно, с изображением Богородицы»… Этот протокол полностью противоречит тому, что рассказал Рите Курт Шерхорн, но косвенно подтверждает информацию германских источников тех лет. В них про экспедицию Целлера последний раз упоминается в конце декабря 1941 года. И на протоколе «Смерша» стоит дата 28 декабря…

— Кто-то нам врет… — предположил Антон.

— Не думаю, что Шерхорн обманывал, — возразила Рита. — Ему не хотелось уносить в могилу свои секреты.

— Может, вы и правы, — кивнул Александр Валентинович. — Погоний подозревает, что существовали две экспедиции и два Целлера…

— Это уже слишком! — воскликнул Антон.

— Не скажи. Ответь мне на вопрос: где сейчас находится Донская Икона? Не знаешь? Так вот: к твоему сведению, она хранится в Государственной Третьяковской галерее, и искать ее по калужским лесам не имеет смысла.

— Ничего не понимаю…

— А я, кажется, понимаю. Экспедиция лже-Целлера не должна была угодить в руки контрразведки, но наши неожиданно прорвались на участке Мосальск — Барятино. Взяли аэродром. Группе СС просто некуда было деваться. Что же касается настоящего Карла Целлера, он служил лишь приманкой для всех, как для своих, так и для нашей контрразведки. У нас о его миссии хорошо знали. Скорее всего, нам специально «сливали» эту информацию через Ойгена Отта, единственного, кстати, выжившего из «Черной Капеллы». Я видел его, уже после войны.

— Как интересно! — воскликнула Рита.

— Было дело, — улыбнулся Александр Валентинович, довольный произведенным эффектом. — Помню,

когда я посетил его в «имении» под Берлином, он мне рассказывал о некоем циркуляре Гиммлера, по-моему, от августа 1941 года, в котором главный эсэсовец предписывал детально изучить изотерическое наследие «восточных варваров». Но значения этому я тогда не придал. Передо мной в те годы стояли более земные задачи.

И еще вспоминаю, Погоний как-то рассказывал, что в начале осени 41-го на стол начальнику внешней разведки НКВД Павлу Фитину лег доклад нашего агента в Берлине по кличке «Корсиканец». В нем говорилось, что руководство рейха всерьез заинтересовано в конфискации на наших оккупированных территориях как можно большего числа религиозных реликвий — икон, мощей святых. К этой работе должны были привлекаться зондеркоманды СС, эксперты из института «Аненэрбе» и (внимание!) специальные группы, направляемые из «центра» для выполнения особо важных заданий.

— Александр Валентинович, — поинтересовался Ральф, — не очень верится, что у немцев был такой интерес к иконам в момент, когда надо было думать о теплых штанах для солдат…

— Нацисты были чрезвычайно педантичны, любую мелочь принимали во внимание, — заметила Рита. — Кроме того, нельзя забывать, что в СС создавали собственную религию, которая должна была заменить христианскую веру. Многие в рейхе всерьез верили в такую возможность.

— А в СССР иконы в домах и учреждениях заменили бюстами Ленина, — напомнил Алексвандр Валентинович.

— Интересная аналогия, — согласилась Рита. — При этом, как люди недостаточно образованные, многие нацисты, так сказать, на всякий случай, внимательно относились к легендам о чудодейственных реликвиях.

— Легенды — легендами, а факты — вещь упрямая, — заметил Александр Валентинович. — Кутузов в 1812 году попросил Высочайшего позволения доставить под Бородино «Одигитрию» — Смоленскую икону Божьей Матери — наши выстояли. Куликовскую битву выиграли, а в XVI веке хана Гирея от Москвы прогнали с Донской Иконой. Крестный ход под Москвой совершали с Казанской Иконой, и не важно, пешком или на самолете, но в 1941 году Москву не отдали. Больше того, в тот год лютые морозы ударили аж в начале октября. Кстати, тела Ленина — символа новой религии, как ты правильно намекал — в это время в Москве как раз не было. Его еще 3 июля отправили в Тюмень в сопровождении хранителя Збарского. Вот тебе, Антошка, и легенды…

— Прости, дядя Саша, но нельзя забывать, сколько народу при этом положили, чтобы Москву отстоять. Какое в этом великое чудо?

— А я согласна с Александром, — прервала их спор Рита. — И считаю, что, по крайней мере, Гиммлер имел справку о чудесах, которые приписывались некоторым иконам в России. Он серьезно относился к таким вещам.

— Но как же икона, из-за которой чуть не погиб мой дядя? — спросил Ральф. — Ведь получается, Шерхорн видел ее в этом самом ящике, именно ее он искал после войны.

— Увы, — Рита развела руками. — Это была копия. Именно она и должна была, в случае чего, угодить в руки советской разведки, а попал подлинник.

— Да, — проговорил Александр Валентинович. — Как говорится, «дело закрыто». И как же все просто объясняется — чудотворные иконы!

Антон и Рита стояли, обнявшись, на краю деревни. Они гуляли уже больше двух часов и никак не могли наговориться. Все тайны, загадки, сокровища, исторические факты уступили место другим темам. Они рассказывали друг другу о себе, делились чувствами, целовались, радовались каждой секунде и готовы были полюбить целый мир. Мир не оставался в долгу, укутывая их спокойным и теплым весенним вечером.

— Рита, — очнулся наконец от сказочных видений Антон, — Шерхорн знал, что он и его люди были лишь приманкой?

— Вовремя же ты о нем вспомнил… Нет, не знал. Точнее, не верил. Наоборот, когда я спросила, в курсе ли он, что Донская Икона Божьей Матери сейчас хранится в Москве, в Третьяковской галерее, он только улыбнулся и сказал: «Es ist nicht alles Gold, was glanzt».

— Что это значит? — переспросил Антон

— «Не все то золото, что блестит».


Глава тридцать вторая | Немец | Эпилог