home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2. Возвышение Хименеса

Был и другой человек, имевший огромное значение в период правления Изабеллы и Фердинанда и оказавший в своем роде не меньшее, чем Торквемада, влияние на историю Испании. Это был кардинал Хименес. Интересно, что эти два человека — первый доминиканец, а второй францисканец — имели удивительно схожие характеры. Может быть, Фердинанду, Изабелле и новорожденной Испании нужны были именно такие люди, и несомненно поэтому, что Торквемада и Хименес больше других влияли на ход событий и вели Испанию вперед.

Хименес (Гонсало Хименес де Сиснерос) родился в Торрелагуна, маленькой деревушке вблизи Мадрида, в 1436 г. и, подобно Торквемаде, в течение своей долгой жизни делами завоевывал место в истории.

Хименесу было тридцать семь лет, когда он вступил в конфликт с Карилло — архиепископом Испании и архиепископом Толедским, что и ускорило его карьеру.

Карилло, являясь дядей маркиза Вилленского, фаворита Хуана И, играл определенную роль в политике Кастилии и был самым подходящим для церковной борьбы. Человек сильной воли, Карилло был исключительно гордым; его дружеское расположение было важно даже для монархов, а враждовать с ним было опасно. Несчастный Генрих IV узнал это, когда Карилло с помощью недовольного Виллены попытался его сместить и назначить на его место своего молодого сводного брата Альфонсо.

Позже, когда Альфонсо умер, Карилло заручился поддержкой Изабеллы, но всегда был настороже, как бы кто-либо не задел неуважением его достоинство. Он стал замышлять заговор против Изабеллы; отправился на битву с Альфонсом Португальским, сражавшимся за кастильскую корону, и хотел с помощью незаконнорожденной дочери Генриха, Бельтранеи, на которой собирался жениться, овладеть троном.

Когда португальские войска были побеждены, Карилло заставили принести извинения, за что победившая Изабелла оставила ему немало поместий.

После этого несчастный Карилло вынужден был удалиться в Алькала-де-Хенарес, где провел остаток своей жизни за изучением алхимии, которой занимался столь усердно, что истратил на это значительную часть своего состояния. Там он и скончался. После смерти Карилло его место занял Педро Гонсалес де Мендоса, который долгое время был его соперником.

Мендоса был четвертым сыном маркиза де Сантиллана; он был необычайно талантлив и недоволен тем, что ему приходилось действовать только в пределах церкви. Как и Карилло, он желал играть роль в политике, и в период правления Генриха IV пытался снискать расположение Изабеллы. Может быть, его дар предвидения позволил ему угадать, что Изабелла станет однажды королевой Кастилии и что он мудро поступил, связав с ней судьбу.

По характеру Мендоса был противоположностью Хименесу и Торквемаде: он любил роскошь, пышность и великолепие высшего света. Он не разделял позиций церкви, запрещающей плотские удовольствия, к которым относился снисходительно, и сам был отцом нескольких незаконных детей.

Кардинал Мендоса был по натуре терпимым. Это доказывает случай, когда один священник в его присутствии читал проповедь высоким церковным иерархам и при этом явно намекал на Мендосу. Приспешники кардинала хотели наказать священника за дерзость, но Мендоса заявил, что проповедник имеет право высказывать свое мнение и сам послал ему подарок и большую сумму денег как вознаграждение за смелость.

При этом, хотя Мендоса и признавал, что священник был вправе высказать свое мнение, он оставлял и за собой право жить в соответствии со своими желаниями, и слова проповеди не могли повлиять на его образ жизни.

Когда умер Карилло, архиепископ Толедский, сменивший его Мендоса получил широкую возможность действий в области, которая всегда его привлекала, — в политике.

Его сластолюбивой, либеральной натуре претили новые законы, которые хотел ввести Торквемада, и он в значительной степени был причастен к тому, что между санкцией Сикста IV и введением испанской инквизиции произошла задержка, что вызвало раздражение Охеды и Торквемады. Мендоса создал катехизис христианской доктрины, в котором пытался предотвратить введение инквизиции. События обернулись на пользу Торквемаде и Охеде, и Мендоса ничего не смог сделать, кроме как объединиться с Торквемадой и назначить Хуана де Сан-Мартина и Мигеля Мориллу инквизиторами Севильи.

Мендоса, больше интересовавшийся светскими, чем церковными делами, сыграл большую роль в политике и стал известен при дворе третьего испанского короля. Когда войска подошли к Гранаде, Мендоса был во главе одного из соединений; он вошел вместе с суверенами в павший город. Мендоса поддержал Христофора Колумба, когда тот старался убедить Изабеллу помочь ему в организации путешествия, и помог склонить королеву к согласию.

Культурный, аристократичный и талантливый кардинал процветал до конца своих дней. Когда он скончался, королева велела похоронить Мендосу неподалеку от Гвадалахары, где она могла бы часто посещать его могилу.

Когда Мендоса лежал на смертном одре, Изабелла обсуждала с ним вопрос о выборе преемника; он настаивал на кандидатуре, наиболее подходящей для поста архиепископа Толедского, — на духовнике королевы Фрее Гонсало Хименесе де Сиснеросе.

Хименес был выходцем из семьи некогда обеспеченной, но ко времени его рождения находившейся в стесненных обстоятельствах. Когда он достиг славы, кое-кто думал, что он пошел по стопам своих знаменитых предков, хотя и невозможно сказать, насколько правдивы легенды о том, что его предок по материнской линии, де ла Торре, был знаменитым дуэлянтом X столетия, в конце концов вернувшим Мадрид кастильцам.

Он с юности обнаружил призвание к церковному служению и в юном возрасте поехал в Саламанку, а затем в Алькала-де-Хенарес, где изучал закон Божий и гражданское право.

Семья была бедной, и у него было два брата, Хуан и Бернардин, о будущем которых нужно было подумать; поэтому решили, что у Гонсало больше шансов продвинуться в Риме, и он отправился в этот город.

Гонсало оставался в Риме пять лет. О его жизни там мало что известно, за исключением того, что он проходил там адвокатскую практику. Когда умер его отец, он решил вернуться домой. Но на службе в Риме он сделал карьеру — получил папскую буллу, дававшую право занимать любой освободившийся приход, и, поскольку его родная деревня Торрелагуна была недалеко от Толедо, он выбрал Толедо; и этот выбор привел его к конфликту с Карилло.

Через несколько лет после его возвращения умер архиепископ Уседский, и освободилась вакансия. Хименес тотчас же ее занял. Это было не очень престижное место, но оно было расположено там, где он собирался жить, и, имея разрешение папы, он чувствовал себя вполне уверенно.

Монархи всегда возмущались вмешательством папы в их государственные дела, а высокомерного Карилло, архиепископа Толедского, рассердила не только неограниченная власть папы, но и то, что его обошли: он приготовил это место для своего друга. Поэтому Карилло потребовал, чтобы Хименес немедленно оставил пост. Хименес отказался сделать это, и в результате Карилло пришел в бешенство; Хименес был отстранен силой и заключен в крепость в Уседа. Карилло подумал, что Хименес должен осознать, как неразумно противостоять высоким иерархам испанской церкви, и понять, что влияния папы недостаточно, чтобы помочь ему выпутаться из затруднительного положения, в которое он себя поставил.

Однако Хименес стоял на своем и продолжал утверждать, что имеет на должность право, которое ему предоставил папа Павел II.

Взбешенный Карилло перевел его из Уседа в Сантрркас, где находилась крепость, предназначенная для заключения ослушавшихся церковнослужителей. Карилло продержал его в этой тюрьме шесть лет, а затем неожиданно освободил. Считается, что освобождение Хименеса было совершено при участии племянницы Карилло, графини Бендийской, хотя неизвестно, почему эта леди интересовалась священником. Однако, освободившись, он понял, что не стоит надеяться на Толедо, где властвовал Карилло, и потому занял свободное место в Сигуэнсе, где получил должность капеллана. Там его ожидал первый дар фортуны, поскольку епископом Сигуэнским был Мендоса.

Мендоса сразу почувствовал незаурядные умственные способности капеллана и, возможно, заинтересовался человеком, столь храбро противостоявшим его главному сопернику — Карилло; Хименес стал любимцем Мендосы и вскоре был назначен главным викарием епархии.

Мендоса в скором времени стал архиепископом Севильским, а Хименес остался в Сигуэнсе; он был замечателен не только эрудицией и образованностью, но и деловой хваткой. Когда граф Сигуэнский был пленен маврами, он попросил, чтобы Хименес присмотрел за его поместьями, расположенными в данной епархии.

Хименес был теперь на пути к удаче, но, будучи строгим священником, он следовал по стопам Торквемады к, не желая мирских радостей, вступил в один из самых суровых монашеских орденов — в обсерватинский францисканский орден.

Когда скончался св. Франциск, о его ордене было множество мнений. Одни из его последователей полагали, что нужно неукоснительно следовать правилам, изложенным св. Франциском, но другие, считавшие их слишком суровыми и не видевшие ничего хорошего в истязании плоти, страданиях и дискомфорте, настаивали на том, что достаточно жить в монастыре и время от времени молиться. Поэтому произошел раскол на две секты, каждая из которых решила следовать по своему пути. Хименес решил вступить в обсерватинский орден, живший суровой жизнью. Так он поступил в монастырь Сан Хуан де Лос Рейеса в Толедо.

Монастырь был заново отстроен по обещанию Фердинанда и Изабеллы, данному во время осады Гранады; там Хименес горячо поклялся себе жить в строгости. Он оставил имя, которым его нарекли при рождении, — Гонсало — и взял имя основателя ордена — Франциска. Он отказался спать на кровати и стал спать на голом полу, ходил в неудобной одежде и старался превзойти св. Франциска в перенесении страданий.

Его слава стала распространяться, и многие богатые и бедные люди приглашали его стать их духовником или советчиком в разрешении духовных проблем. Таким образом, он был просто осажден обращавшимися к нему людьми и попросил разрешения уйти в отставку.

Он обосновался в монастыре Божьей Матери в Кастаньяре, расположенном в лесу среди каштановых деревьев. В этом монастыре можно было жить в. уединении, но Хименес все равно тосковал по отшельнической жизни и на этот раз попросил разрешения жить в лесу в полном одиночестве. Ort сам построил хижину — простую и настолько маленькую, что в ней мог поместиться только один человек, и жил там на хлебе и воде во всякую погоду. Он часами молился, стоя на коленях; приходившие к нему его друзья-францисканцы видели его стоявшим на коленях в экстазе.

Возможно, что многие годы Хименес провел в одиночестве с целью самопознания. Может быть, он обладал более глубоким религиозным сознанием, чем Торквемада.

Но он получил папскую буллу по личной просьбе. Стал бы он просить ее, если бы не надеялся на карьеру? И почему он настаивал на том, чтобы остаться, когда Карилло пытался ему помешать? Почему он сначала поехал в Рим? Потому что там было больше шансов на успех? Возможно, его мучило честолюбие и желание власти, и по этой причине он удалился от растущей славы в Сигуэнсе.

В нем словно сочетались два желания — незаметности и святости, которых, как он полагал, он сможет достигнуть в монастыре Божьей Матери в Кастаньяре, и честолюбие, которое он желал удовлетворить благодаря своему несомненному таланту. Он познакомился с Мендосой, епископом Сигуэнским, вскоре ставшим епископом Севильским и стремившимся к наивысшему посту архиепископа Толедского. Хименес видел в нем благодетеля и считал, что легко может достичь таких же высот. Может быть, поэтому он и удалился в монастырь и жил в одиночестве в лесной хижине, чтобы очистить себя от желаний и достичь духовности, к которой так стремился?

Он провел три года в крайнем воздержании и молитвах в монастыре Божьей Матери в Кастаньяре, затем его перевели в Сальседский монастырь, главой которого он стал. В этой должности Хименес по-прежнему жил смиренной жизнью и сам занимался физическим трудом. Как и Торквемада, он обладал высокомерным и гордым характером, но, в отличие от Торквемады, он сознавал, что эти качества следует подавлять.

В знаменательный 1492 г. Хименес был в Сальседе; и по завоевании Гранады Изабелла пожаловала титул архиепископа Гранадского Фрею Фернандо Талавере; таким образом, Изабелле понадобился духовник, и она попросила у Мендосы совета, кого назначить на эту должность. Мендоса, в течение десяти лет после смерти Карилло занимавший пост архиепископа Толедского и архиепископа Испании, тут же подумал о Хименесе.

Мендоса считал, что Хименес — слишком яркая личность, чтобы проводить жизнь в монастыре, и что не следует Хименесу отрывать себя от мирских дел. Мендоса никогда не упускал из виду политических соображений. Он вполне осознавал, что королевский духовник играет двойную роль. Так было с Талаверой и Торквемадой. Хименес был человеком, которому можно было доверить сокровенные тайны души королевы.

Таким образом, по рекомендации Мендосы Изабелла послала за Хименесом, и, зная о делах этого человека, она сначала не сказала ему, зачем послала за ним. На нее произвели впечатление его спокойные манеры. Его истощенное тело и болезненный вид свидетельствовали о его аскетическом образе жизни.

Поэтому она решила, что он должен занять место Талаверы, и была удивлена, когда Хименес смутился, узнав об этом.

Его новый пост открывал перед ним блестящие перспективы. Как духовник Королевы, он всегда имел возможность оказать влияние на королеву, но Хименес не желал навсегда уходить в мир и попросил у королевы разрешения удаляться в монастырь, когда не будет требоваться его присутствие при дворе.

Прошло совсем немного времени, и Изабелла стала беспредельно доверять своему духовнику.

Через два года Хименес стал главой францисканского ордена в Кастилии, и это дало ему возможность принять меры по отношению к конвентуалам францисканской ветви, члены которой не пошли по стопам основателя ордена и хотели отменить его строгие правила.

Хименес продолжал вести крайне строгий образ жизни и, когда посещал различные францисканские монастыри, привыкая к своей новой должности, всегда ходил пешком со смиренным видом. Его часто сопровождал Фрей Франциско Руис, который был его верным другом (согласно некоторым записям, его племянником) и стал впоследствии епископом Авильским.

Хименес пожаловался королеве на неправедную жизнь конвентуалов. У многих из них были большие поместья, где они жили в роскоши и предавались любовным утехам.

Изабелла отнеслась с одобрением к предложениям Хименеса и убедила папу Александра VI издать буллу, в которой содержалось обещание провести желаемые Хименесом реформы. Хименес с усердием принялся за работу, и монахи, которые не следовали правилам, были изгнаны из монастырей.

Вскоре после того как Хименес приступил к работе, Мендоса тяжело заболел и уже стал думать, что высший церковный пост в Испании, подчиненный лишь королю и королеве, скоро станет свободным. Вместе с саном архиепископа доставалась не только Толедская епархия, но и Великое канцлерство Кастильское (таким образом сочетались светская и духовная власть).

Восхищенная высокими моральными качествами своего духовника и услышав рекомендацию от Мендосы, человека, суждениям которого она всегда доверяла, Изабелла решила назначить Хименеса на этот пост.

Между тем у Фердинанда был свой кандидат. Это был его незаконнорожденный сын Альфонсо, которого он нарек архиепископом Сарагосским, когда мальчику было шесть лет.

Изабелла твердо верила в святость семьи, и она очень ревниво относилась к тому, что касалось ее мужа, а сластолюбивый Фердинанд давал ей достаточные основания для ревности. К тому же она считала кандидатуру молодого Альфонсо несерьезной и по этой причине также не могла удовлетворить просьбу мужа. Хименеса рекомендовал Мендоса, к тому же предупредивший Изабеллу о нежелательности назначения человека, имевшего мощные семейные связи. Изабелла была тверда; она не могла уступить своенравному мужу, который был ей настолько неверен, что имел сына от другой женщины через два года после женитьбы на Изабелле, и вдобавок осмелился просить у нее милости для этого сына. Она была полноправной хозяйкой Кастилии и сама могла решать важные вопросы, подобные этому. Она обратилась к Александру VI, чтобы просить его утвердить Хименеса в должности архиепископа Толедского и, когда пришла папская булла, вызвала Хименеса.

Была Святая пятница 1495 г., и Изабелла позволила Хименесу выслушать исповедь перед тем, как вручить ему буллу, прибывшую из Ватикана.

Там было начертано: «Нашему достойному сыну Франсиско Хименесу де Сиснеросу, избранному архиепископом Толедским».

Когда Хименес прочитал эти слова, он был изумлен, впервые удостоившись такой чести. Интересно, какие чувства он испытывал, поняв, что ему предложили? Он, должно быть, подумал, что дьявол подсунул ему мировое господство. Его первой реакцией было желание убежать, что может свидетельствовать о большом искушении. Он уронил письмо, прошептал, что это ошибка, и, не успела королева заговорить, как он покинул ее, что было нарушением этикета.

Изабеллу это не рассердило. Она знала достоинства этого человека и доверяла ему. Поскольку он не возвращался, Изабелла послала за ним слуг.

Когда Хименес вернулся, Изабелла стала его убеждать, но он снова и снова отказывался, говоря, что не способен к такой должности и недостоин ее.

В течение шести месяцев он не соглашался, но, когда из Ватикана пришла следующая булла, приказывавшая ему занять пост, он согласился.

Ему было тогда шестьдесят лет.

11 октября того же 1495 г. Хименес был освящен в Тарасоне и стал архиепископом Толедским, канцлером Кастильским и архиепископом Испании; с того дня в течение двадцати двух лет он занимал этот высокий пост и лишь изредка мог удаляться от суетного мира в уединение.


1. Конец Торквемады | Испанская инквизиция | 3. Власть Хименеса