home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15. Инквизиция при Филиппе IV

Все это время инквизиция продолжала действовать с прежним фанатизмом. Король, решивший, как некогда его отец, что причиной бедственного положения страны стало его поведение, постепенно впал в мистицизм, пытаясь успокоить совесть пышными религиозными церемониями.

В это время он познакомился с Сор Марией де Агре дай, когда путешествовал по стране и посетил обитель Непорочного Зачатия в Агреде. Сор Мария, которой тогда было лет сорок, была уже известна своими мистическими сочинениями и видениями, и король очень желал с нею познакомиться. При встрече она произвела на Филиппа очень хорошее впечатление, они стали друзьями и начали переписываться.

Всего за двадцать с лишним лет этой странной дружбы они написали друг другу около шестисот писем. Она оставалась главной советницей короля до своей кончины в 1665 г. Филипп пережил ее на четыре месяца.

Когда из арагонских кортесов Филиппу пришла жалоба на инквизицию, король не знал, на что ему решиться. С одной стороны, он считал инквизицию оплотом католической веры, но с другой — опасался восстания в Арагоне. И тогда Филипп обратился за советом не к министрам, а к аббатисе Марии.

Сор Мария, несмотря на свой мистицизм, трбладала трезвым умом и была предана королю. Так как он писал, что, как настоящий католик, должен в любом случае поддерживать инквизицию, аббатиса предложила ему подумать, какие последствия для Испании мог бы иметь мятеж в Арагоне, тем более что в Каталонии и без того уже начались волнения.

Поскольку Филипп прислушался к ее советам, представители арагонской инквизиции потеряли многие привилегии, что особенно сказалось в деле об убийстве инквизитора Ласатеи. У него была любовная связь с одной замужней женщиной, о чем узнал ее муж, некий Ковед. Однажды вечером он, неожиданно вернувшись домой, убил Ласатею. После убийства и муж и жена исчезли, но их слуга был арестован инквизицией как соучастник. Однако в это дело вмешался высший суд Арагона. И возник конфликт между светским и церковным судами. Высший совет Испании провозгласил, что лучше было бы удалить трибунал инквизиции из Арагона, чем подвергать его подобному унижению. Эта история ясно указывает, насколько была тогда ограничена власть инквизиции в Арагоне.

В октябре 1644 г. королева скончалась, по-видимому от холеры. Король искренне горевал о ней (несмотря на свою неверность, он был к ней привязан). Филипп продолжал писать Сор Марии, прося ее о заступничестве перед святыми, о том, чтобы они, по ее молитвам, помогли ему одолеть свои беды, и спрашивал ее советов.

На этот раз Мария посоветовала ему очистить Мадрид от греха. По ее сведениям, поведение и пристрастие к роскоши жителей и жительниц столицы не соответствовали нравам добрых католиков. Подчиняясь ее влиянию, Филипп приказал закрыть театры (к огорчению и изумлению жителей столицы, поскольку он сам прежде был театралом).

Справедливости ради следует сказать, что Мария также посоветовала ему присмотреться к незаконным действиям вербовщиков, которые, стараясь захватить побольше людей на военную службу, причиняли немалые лишения их семьям и ущерб хозяйству страны. Этому совету король также последовал, что принесло пользу Испании.

В 1646 г. наследник престола Бальтазар-Карлос скончался от лихорадки, и король, убитый горем, отошел от государственных дел, поручив их фаворитам. Это обстоятельство очень огорчило Сор Марию, которая написала Филиппу, что у нее было видение: перед нею предстала тень Бальтазара-Карлоса, который сказал, что очень горюет, видя, как его отец окружен людьми, пекущимися о собственной выгоде больше, чем о деле.

Король отвечал, что он не может обходиться без помощи министров, но сам вовсе не пренебрегает своими обязанностями.

Сор Мария ответила королю, что следует продолжать войну с французами после их поражения при Лериде.

После кончины Бальтазара-Карлоса снова встал вопрос о престолонаследии, и король Филипп, по настоянию министров, в конце концов женился на своей племяннице Мариане, которой в то время было всего пятнадцать лет. Сначала Филипп был очень предан своей жене и писал Сор Марии, что молится о рождении наследника. Вскоре, однако, общество слишком юной жены наскучило королю. Правда, в 1651 г. у них родилась дочь, Маргарита-Мария. Но и после этого Мариана чувствовала, что король охладел к ней, и тяготилась своим положением.

Потом появились новые дети, также девочки, которые умирали вскоре после рождения. Король, как и весь народ, уже отчаялись, ожидая наследника. Однако в 1657 г. у короля и королевы, наконец, родился сын, которого назвали Филипп-Просперо.

Через три года дочь Филиппа от первого брака Мария-Тереза была выдана замуж за Людовика XIV, с которым они давно были помолвлены (это стало следствием долгожданного мира между двумя странами), Филипп же по-прежнему пребывал в тревоге, так как маленький наследник оказался очень болезненным, и было мало надежды, что он доживет до совершеннолетия. В 1661 г. мальчик скончался, и король писал аббатисе, что Бог наказывает его за грехи. Его собственное здоровье было сильно подорвано, но на просьбы Сор Марии позаботиться о нем король отвечал, что на все — воля Божия.

Мариана между тем уже подумывала, что, когда не станет короля, власть в стране может перейти к ней. Она родила еще одного сына, очень слабого мальчика, с дефектом речи и признаками умственной отсталости; и все же он являлся наследником трона, а его мать, в случае смерти Филиппа, могла стать регентшей. Филипп догадывался обо всем этом. Аббатисы Сор Марии к этому времени уже не было в живых, и он остался без надежного советчика.

В 1665 г. Испания потерпела поражение от португальцев, которым помогали их новые союзники, англичане. У короля уже не было денег на снаряжение нового войска. В конце своей жизни Филипп не мог не видеть упадка, сменившего времена величия Испанской империи при его деде и прадеде, Филиппе II и Карле. Филипп IV считал, что это — наказание Божие за его неправедную жизнь. Король впал в такую депрессию, что появились слухи, будто его сглазили или околдовали. Новый Великий инквизитор даже осмотрел королевское собрание реликвий из опасения, что они могли быть подвержены злым чарам. В доминиканском монастыре в Атохе сожгли книгу по ведовству, вместе с портретами короля, которые были утыканы булавками. Но ни эти средства, ни лекарства врачей не помогли, и 17 сентября 1665 г. король скончался.

Именно в его царствование инквизиция, пожалуй, достигла наибольшего влияния в Испании, чему причиной были настроения короля и двора, что не могло не влиять на общую обстановку в стране. Король был слабым человеком, который уступал своим страстям, но хотел быть хорошим католиком и выполнять свой религиозный долг, как он его понимал. Поэтому он поддерживал инквизицию, которая превратилась в опору слабого монарха. Его держава потеряла былое могущество, но Филипп пытался выполнить хотя бы один завет своего деда — сохранить единую веру.

Было, правда, у этого короля и еще одно достоинство, не вполне оцененное при его жизни, — склонность к изящному. Он превратил Мадрид в центр искусств, окружив себя писателями и художниками, среди которых был и великий Веласкес.

В Испании начинался век Просвещения, и в этих условиях инквизиции было существовать гораздо труднее, чем прежде.


14. Оливарес | Испанская инквизиция | 16. Дело Вильянуэвы