home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3. Испания. Ретроспективная история

Почему же Испания оказалась той страной, где инквизиция прижилась лучше всего? Может быть, ответ удастся найти в ее предшествующей истории?

Испания с древних времен много раз становилась жертвой разного рода захватчиков. Возможно, Фердинанд и Изабелла всегда помнили об этом и, создавая инквизицию, именно поэтому хотели поддержать не только единую католическую веру, но и единое государство.

В древнее время Испания была населена иберами и родственными им племенами. Затем эту землю стали заселять кельты, пришельцы из Франции и Британии. Ко времени первых завоеваний восток страны, очевидно, населяли иберы, а север и запад — кельты. Географическое положение Испании делало ее уязвимой: было нетрудно проникнуть туда с востока, а также с юга, из Африки. Это обстоятельство открывало завоевателям пути для вторжения.

Финикийцы всегда были хорошими мореплавателями и смелыми искателями приключений, предпринимателями и миролюбивыми торговцами. Страна их, богатая природными ресурсами, была, однако, невелика, и это вынуждало их предпринимать колонизацию.

Семиты по происхождению, финикийцы были торговцами, а не бойцами. Они производили стекло, металлоизделия, краски и другие товары, вызывавшие удивление окружавших их нецивилизованных народов, с которыми они торговали.

Цивилизация финикийцев была передовой для своего времени. Кроме всего прочего, они создали алфавит, правда, говорят, не оригинальный, на основе египетского. И все же этот народ бесспорно оказал большое влияние на мировую историю.

Такому предприимчивому народу было тесно в маленькой стране, и колонизация стала неизбежной. Она носила мирный характер, так как народы, на чьи земли проникали финикийцы, не могли не понять, что бояться пришельцев нечего, зато у них можно кое-чему поучиться.

Финикийцы селились по всему Средиземноморскому побережью, распространяя производство стекла и знаменитой тирской пурпурной краски (по имени торгового города Тира). В 850 г. до н. э. они основали Карфаген, свою самую знаменитую колонию, которая впоследствии стала такой могущественной, что превзошла свою бывшую метрополию. Карфаген, находившийся в Северной Африке, превратился в ведущую морскую державу Средиземноморья. Он стал столь могущественным, что угрожал Риму во время Пунических войн, пока не был разрушен Сципионом в 146 г. до н. э.

В Испании финикийцы селились в Малаге, Кадисе и других городах на юге. Вслед за ними участниками мирной колонизации стали греки.

Но мир не был продолжительным. Жители Тартесса на юге Испании стремились вытеснить финикийских колонистов из Кадиса. Те обратились за помощью к карфагенянам и общими усилиями отстояли свои позиции. Но карфагеняне, понесшие тяжелые потери в 1-й Пунической войне, решили компенсировать это завоеванием Испании. Конечно, это вызвало противодействие местных жителей. Началась война.

Выдающийся карфагенский полководец Гамилькар Барка нанес поражения войскам кельтов и кельто-иберов. Он уже планировал вторжение в Италию через Альпы, но один из иберских вождей снова собрал войско и разгромил Гамилькара, который и сам был убит в бою. В Испании оставались его сын, знаменитый Ганнибал, второй сын Газдрубал и зять, также Газдрубал. Газдрубал, сын полководца, одержал большие победы в Испании, потом командовал карфагенскими войсками в Италии и погиб в битве при Метавре. Зять Гамилькара после его гибели стал правителем юга Испании и был убит одним из своих рабов в 221 г. до н. э.

Ганнибал решил подчинить себе всю Испанию и осадил Сагунт, жители которого предпочли разрушение города сдаче врагу. Война в Испании повлекла за собой 2-ю Пуническую войну — знаменитый поход карфагенян через Альпы и вторжение в Италию. Полная превратностей жизнь Ганнибала закончилась в 183 г. до н. э., когда он предпочел умереть, но не попасть в руки врагов. Следствием его поражения во 2-й Пунической войне явилось вторжение римлян в Испанию и новое завоевание этой страны.

Римляне были не более желательны для жителей Испании, чем карфагеняне, а потому встретили там серьезное сопротивление. Но цивилизованные римляне не были заинтересованы в разрушении и опустошении покоренной страны, и потому удалось достигнуть компромисса. Жители Испании постепенно стали воспринимать культуру завоевателей.

Находясь под римским господством, испанцы вместе с римской культурой восприняли и христианство. Со временем у них появились поэты, философы и государственные Деятели, сравнимые с римскими.

Можно привести в пример поэта Марциала, который, попав в Рим, стал любимцем императоров Нерона и Домициана. Можно вспомнить также Лукана из Кордовы, который был таким хорошим поэтом, что Нерон, завидовавший ему, добился его изгнания, а затем Лукан был обвинен как участник заговора. Еще одним примером может служить сам знаменитый Сенека, дядя Лукана, также уроженец Кордовы. Этот известный философ занял опасную должность наставника Нерона, а впоследствии, как и его племянник, был обвинен в заговоре против Нерона и принужден к самоубийству. Отец же философа был учителем риторики в Риме.

Даже один из римских императоров, Марк Ульпий Траян, был человеком испанского происхождения. Траян преследовал христиан, но делал это без фанатизма доминиканцев. Он преследовал их только потому, что считал политически опасными.

Очевидно, испанцы признавали, что римские завоевания принесли им много преимуществ и что в Риме не было дискриминации против жителей Испании.

В IV–V вв. н. э. в Европу вторгся, во главе с вождем Аттилой, монголоидный союз племен гуннов, получивших известность из-за своей жестокости. Германцы бежали от них и вторглись в Италию и Испанию.

Некогда могущественная Римская империя стала терпеть поражения.

В Испанию сначала вторглись вандалы, разрушая все города на своем пути. Затем они покинули Испанию, чтобы совершить вторжение в Африку. Их сменили вестготы (визиготы), которые, под предводительством Алариха, триумфальным маршем прошли через Рим. Вестготы обосновались на северо-востоке Испании, на территории современной Каталонии.

Аттила же, прозванный Бичом Божьим, так как он наводил ужас на окружающие народы, в конце концов потерпел поражение в битве, в которой готы были союзниками римлян. Аттила умер в 453 г. После его смерти король вестготов основал свое государство в Испании.

Внутри королевства вестготов существовали различные верования, тогда как романизированное местное население придерживалось католицизма.

Между тем у франков, союза германских племен, населявших в то время Галлию, выдвинулся влиятельный вождь Меровей — дед Хлодвига I, впоследствии ставшего основателем франкского королевства. Хлодвиг был могучим воином, который внушал своим последователям страх и уважение. Он решил жениться на Клотильде, племяннице короля Бургундского. По одной версии, король согласился на этот брак, но потом передумал и пытался будто бы вернуть племянницу с дороги, опасаясь, что она отомстит за то, что он убил всех ее родных. По другой же версии, которую серьезные историки считают более заслуживающей доверия, король Бургундский просто согласился отдать племянницу в жены Хлодвигу, боясь обидеть отказом могущественного короля франков.

Брак этот имел важные исторические последствия, поскольку франки тогда были язычниками, Клотильда же — христианкой.

Когда у Хлодвига и Клотильды родился первенец, последняя пожелала его крестить. Ей удалось уговорить мужа крестить ребенка. К несчастью, мальчик вскоре скончался. Хлодвиг стал упрекать жену, утверждая, что мальчик выжил бы, если бы был посвящен франкским богам.

Вскоре у них снова родился мальчик, и вновь Клотильда настояла на крещении. Почти сразу после этого ребенок тяжело заболел. Хлодвиг был в гневе. Клотильда, однако, ревностно молилась и выхаживала ребенка, и он выжил. На Хлодвига это произвело большое впечатление, но сам он, несмотря на уговоры жены, воздерживался от принятия христианства.

Тем временем на франкскую землю в конце V в. вторглось другое германское племя — алеманны. Они были известны мощью и яростью, и, как сообщают авторы хроник, Хлодвиг чувствовал беспокойство, отправляясь на битву, и сказал жене, что примет ее религию, если победит алеманнов.

Его советник Аврелий, римлянин по происхождению и христианин, увидев, что положение на поле боя складывается не в пользу франков, уговорил Хлодвига, пока не поздно, принять христианство. Говорят, Хлодвиг воскликнул: «О Иисус Христос, Бог, которому молится моя жена! Я молился своим богам, и они отвернулись от меня. Если Ты даруешь мне победу, то я уверую в Твое могущество и окрещусь во имя Твое».

Хлодвиг одержал решающую победу в битве и сдержал свое обещание. Он принял крещение от епископа Реймсского, к великой радости всех католиков.

После крещения Хлодвиг не оставил прежних амбиций. Вскоре он установил свое господство в Бургундии, победив тестя, а потом решил вторгнуться в королевство вестготов, чьи владения помимо испанских земель включали и Аквитанию. Во время войны с вестготами Хлодвиг, однако, не забыл о новой религии и запретил своим воинам грабить эту страну. В битве при Пуатье франки одержали решающую победу над вестготами, а сам Хлодвиг во время этого боя убил их короля Алариха II. Хлодвиг вполне мог бы вторгнуться и в Испанию, но король остготов Теодорих послал войска в помощь вестготам (он был тестем Алариха). Хлодвиг же был достаточно умен, чтобы не продолжать завоевательных действий в невыгодной для него ситуации.

В качестве короля франков Хлодвиг ввел христианство в своем королевстве. После своей кончины в 511 г. он был похоронен в церкви Петра и Павла, позднее известной как церковь Сен Женевьев.

Появление могущественного христианского соседа значительно усилило позиции христианства в Испании, и в последующий беспокойный период короли франков выступали как союзники испанских христиан. Этот союз, возможно, способствовал сохранению ортодоксального христианства, несмотря на влияние массы вестготов с их арианством. Так создавались те источники, из которых десять веков спустя возникла инквизиция с ее нетерпимостью и фанатизмом.

В вестготском королевстве принятие христианства правящей верхушкой вызвало гражданскую войну. Король Леовигильд объединил страну. Сын же его Герменегильд, приняв христианство, во время конфликта между христианами и арианами возглавил христианское войско и потерпел поражение. Он принял мученическую смерть, но не перешел в арианство. Его брат Рекаред, став королем, также принял христианство в 589 г. Он был сильным правителем, и его обращение способствовало усилению католического духовенства. Король отличался образованностью, и в его правление возникли культурные центры в Толедо и Севилье. В начале VII в. епископ Севильский Исидор написал историю вестготского королевства.

Христианство быстро превратилось в Испании в серьезную силу. Однако там жило много иудеев, и это вызвало конфликты, поскольку они повсюду подвергались преследованиям. Их обвинили в союзе с врагами страны и дали год на то, чтобы принять христианство или покинуть королевство. Многие из иудеев крестились, но при такой альтернативе, конечно, было немало людей, которые лишь притворялись христианами, продолжая втайне выполнять иудаистские обряды.

Между тем вестготское королевство, следуя примеру Рима, от периода внутренних раздоров перешло к мирной жизни. Это было время процветания и образованности. Как и в случае с Римской империей, такое положение породило своего рода летаргию, беззаботность и увлечение роскошью.

Тем временем оплот христианства в Северной Африке пал под ударами победоносных исламских войск. Они оказались фактически по соседству с вестготским королевством. Правители же Испании сохранили приверженность своему образу жизни, комфорту и роскоши. Один из королей, Сесиб, изгнал из страны многих иудеев, и часть их поселилась в Африке среди берберов. Став союзниками берберов, иудеи имели возможность сообщить им важную информацию о покинутой стране. Иудеи же, оставшиеся в Испании, стали готовить заговор с целью возвращения своих изгнанных собратьев.

Заговор, однако, был раскрыт, и результатом, конечно, явилось усиление преследования иудеев.

Глухое недовольство внутри королевства сохранилось, но правители не изменили своего образа жизни.

Между тем их враги были готовы к действию.

Существует романтическая история о причинах завоевания вестготского королевства арабами.

Возможно, она и правдива, но это не могла быть единственная причина завоевания, которое давно готовилось и которому благоприятствовали любые раздоры внутри королевства.

Тогда у вестготов существовал обычай посылать ко двору юношей и девушек из знатных семей.

Король Родерик, сибарит и любитель роскоши, говорят, обратил внимание на прекрасную Флоринду, дочь графа Юлиана (Хулиана). Она же вовсе не была склонна принимать ухаживания короля. Однажды она будто бы отправилась в купальню в Таге, где король нашел ее и изнасиловал. Флоринда рассказала о случившемся отцу, а граф поклялся отомстить королю и отправился в Танжер, где правил Тарик, визирь мусульманского правителя Мусы. Граф якобы обещал мусульманскому правителю помощь, если тот начнет войну с королем, чтобы отомстить ему. Тарик же с радостью принял услуги графа, обещавшего ему важную информацию о вестготском королевстве.

Как бы то ни было, правитель Муса был осторожным человеком и, несмотря на предложенную помощь, решил сначала послать в Испанию на разведку одного из своих слуг, Тарифа. В 710 г. Тариф высадился в Испании. У него было небольшое войско, но чужеземцы смогли добраться до Алжерикаса. Так как это был всего лишь рейд, Тариф ограничился ограблением населения. Вернувшись, он продемонстрировал Мусе сокровища и женщин, которые могут стать военной добычей в случае войны с Испанией.

Муса пришел в восторг и замыслил вторжение. Тарик получил приказ вторгнуться в Испанию с целью захвата плацдарма для дальнейшего завоевания испанских земель. Он высадился у скалы, получившей название «геб-эль-Тарик» (гора Тарика), впоследствии известной как Гибралтар.

Узнав об этом, король стал готовиться к военным действиям. Но правящий класс вестготов был ослаблен роскошью, и в их войске не было того боевого духа, который отличал свирепых арабов, хотя войско вестготов было более многочисленным. Кроме того, граф Юлиан стал советником Тарика. В сражении вестготы понесли большие потери. Очевидно, погиб и сам король, хотя он и считался пропавшим без вести. Арабы победили не только с помощью графа, но также при активном содействии иудеев. Сам Муса прибыл в Испанию, чтобы вкусить плоды победы Тарика. Постепенно вся Южная Испания была завоевана мусульманами. Часть христиан (их прозвали музарабами) осталась в родных местах, признав господство арабов, но многие бежали на север. Там они жили в Наварре, Арагоне, Каталонии и Астурии, выжидая удобного времени для освобождения страны от неверных.

Покорив Южную Испанию, Муса и Тарик собирались вернуться в Африку, но халиф не разрешил им этого. Арабская империя в то время быстро росла, и не было пользы в том, чтобы разграбить какую-то территорию, а потом ее оставить. Южная Испания стала частью Арабского халифата, а Муса и его люди получили там землю и другую собственность.

Сначала завоеватели терпимо относились к христианам, но постепенно возникли обычные трения. Музарабы презирали тех, кто переходил в ислам, а мусульмане подозрительно относились к тем и другим.

На христиан наложили большие налоги, от которых освобождались те, кто переходил в ислам.

Начались конфликты и преследования. Арабы, люди суровые и жестокие, недорого ценившие жизнь, не любили тратить время на споры и уговоры.

Между тем Тарик, чьи победы в первую очередь обеспечили успех дела, оказался, однако, заподозренным в том, что он утаил часть денег и имущества, принадлежавшего его повелителям.

Когда он встретился с Мусой, тот, вместо того чтобы оказать почести военачальнику, схватил кнут и начал его стегать. Потом Муса приказал своим людям схватить и обрить Тарика в знак его бесчестья. Таковы были нравы завоевателей, свидетелями которых стали покоренные. Но жестокость арабов не была сознательной. Будучи варварами по воспитанию, они считали жестокие казни врагов и преступников делом естественным.

Арабские хронисты рассказывают, будто арабы так желали мира в завоеванной стране, что сын Мусы женился на дочери (по другим сведениям, на вдове) побежденного короля Родерика. Она была христианкой, и, если эти рассказы правдивы, это обстоятельство должно было успокоить покоренное население.

Вскоре, однако, начались конфликты и среди завоевателей, которые принадлежали к разным народам, в том числе соперничавшим между собой. Берберы, чьим предводителем был Тарик, считали, что они, взяв на себя основные военные труды по завоеванию страны, не получили достаточной доли ее богатств. Арабы относились к ним с высокомерным пренебрежением и требовали признания своего первенства. Из-за этого возникали ссоры, порой перераставшие в жестокие расправы. Так, во время ссоры между двумя знатными людьми, Бальджем и престарелым эль-Маликом, воины Бальджа по его приказу схватили эль-Малика и распяли его. Тогда, согласно обычаю, вместе с человеком распинали и животных, например, собаку и свинью по обе стороны от казненного.

Тем временем христиане на севере, отделенные от мусульманских областей безлюдными, пустынными землями, ждали своего часа. Обе стороны относились друг к другу настороженно. Христиане мечтали о возвращении своей земли, а арабы хотели удержать завоеванное. Неизвестно, чем бы закончились все эти ссоры и раздоры, если бы не первый великий правитель арабской Испании Абдаррахман (эмир с 756 г.).

Арабы вообще верили в судьбу, и большую роль в их жизни играли предсказания. Возможно, именно убеждение Абдаррахмана в том, что править Испанией — его миссия, помогло ему добиться своей цели. Он был внуком халифа из династии Омейядов, которых победили и низложили Аббасиды. Юному Абдаррахману удалось бежать вместе со своим младшим братом, когда дворец их был захвачен врагами. Они укрылись в ближайшей деревне, но кто-то выдал их, и мальчикам снова пришлось спасаться бегством. Они попытались переплыть реку. Абдаррахман хорошо плавал, брат же его был схвачен преследователями и убит на глазах старшего брата, достигшего другого берега.

Несмотря на пережитые беды, Абдаррахман продолжал верить в свою судьбу. Какое-то время он бродяжничал, знал немало трудностей и лишений, но многому научился и никогда не забывал о том, что ему предначертано. В конце концов он оказался в Северной Африке среди берберов (мать его была берберкой по происхождению). Теперь Абдаррахман находился вблизи от Испании. Он послал туда своих людей, чтобы разведать, как там было бы воспринято появление потомка Омейядов. Ситуация складывалась благоприятная. Рознь между племенами продолжалась.

Сомаил, правитель, нанесший поражение йеменцам, обезглавивший их вождей и выставивший их головы на площади на всеобщее обозрение, стал в это время объектом всеобщей ненависти. Арабы-йеменцы готовы были принять представителя Омейядов как своего лидера. Но Абдаррахман сначала предпринял усилия к тому, чтобы поссорить Сомаила с его союзником Юсуфом.

Когда же это не удалось, Абдаррахман, по-прежнему веривший в свою судьбу, высадился в Испании со своими людьми и разгромил соединенные силы Сомаила и Юсуфа на берегу Гвадалквивира. В результате он стал эмиром Испании (точнее, эмиром Кордовы. — Пер.). Вскоре после этого Сомаил, а также Юсуф подняли мятеж против нового правителя. Оба потерпели поражение. Сомаил был казнен, а Юсуф убит в тюрьме. Однако йеменцы, поддержавшие Абдаррахмана, сочли, что они недостаточно выиграли от победы. Подстрекаемые халифом Абассидом, врагом Омейядов, они восстали против Абдаррахмана. Но он одержал новую победу над мятежниками, а головы их вождей отослал халифу. Другие пленные мятежники были распяты в Кордове ради устрашения непокорных.

Абдаррахману удалось восторжествовать над всеми врагами и создать Арабский эмират на Пиренейском полуострове.

Изгнанник из собственной страны, Абдаррахман дал начало новой династии в новой стране. У него было 12 детей (что по арабским меркам не так много, очевидно, потому, что он гораздо больше времени провел в боях, — чем в гареме). Абдаррахман известен также как человек, любивший науки и образование. В его правление начинается расцвет культуры. Тогда же была построена Кордовская мечеть (впоследствии — христианская церковь), один из шедевров арабской архитектуры.

Эмиры и халифы сперва уважали религию христиан-музарабов, но потом вновь начались их преследования. В Кордове и прилегающей области было много церквей и монастырей, множилось число христиан, и этот процесс, видимо, обеспокоил арабов, которые решили принять жесткие меры. Христиане не пытались избежать мученичества и даже, кажется, сами искали его. У Абдаррахмана это вызывало такое раздражение, что он даже на время прекратил преследования. Однако его сын Мухаммед I возобновил их.

Между тем в чужой стране характер арабов постепенно менялся. Прежде суровые бойцы, они теперь стали тяготеть к роскоши и праздности, проводя время в гаремах. Это было небезопасно. Помимо прямых врагов эмирата, северных христиан, известную опасность всегда представляли враги внутренние. В самом эмирате (позднее — халифате) не раз возникали мятежи. Особенно ярким примером таких смут могут служить события, происшедшие в начале правления аль-Хакама I.

Он был сыном Хишама I, преемника Абдаррахмана I. Этот правитель отличался своим благочестием. После кончины Хишама известный и влиятельный проповедник бен-Яхия заявил, что аль-Хакам не отличается отцовским благочестием и не должен править. Аль-Хакам арестовал и казнил сторонников проповедника, сам бежал в Толедо, где жило много противников арабов, а также немало христиан. Эмир не желал открытой войны против этого города, но принял свои меры. Он назначил в Толедо нового правителя, который не был арабом. Это вызвало радость горожан, не знавших, что новый правитель города получил от аль-Хакама тайное задание погубить городскую знать. По арабским источникам, несколько сотен знатных гостей были приглашены правителем на пир. Но во внутреннем дворе, через который надо было пройти гостям, был выкопан ров. Гостей допускали по одному, и, когда они проходили мимо рва, воины с мечами отрубали им головы, а тела кидали в ров. После этого жители Толедо на время были запуганы, но не забыли о том, что произошло.

Лет через шесть случилось новое восстание в пригородной области Секунда, на берегу Гвадалквивира. На этот раз аль-Хакам арестовал около трехсот знатных людей, которые считались зачинщиками, и приказал распять их вниз головой на берегу реки, ради устрашения жителей, недалеко от Кордовского моста. Затем все жители Секунды были изгнаны из страны, а их дома сожжены. Очевидно, это была одна из самых страшных сцен в истЪрии Испании.

Заметные перемены в жизни испанских арабов произошли в X столетии. Дворцы правителей стали еще роскошнее, а Абдаррахман II даже провел во дворец воду. Абдаррахман III также проводил значительную часть времени не в боях, а занимаясь строительством мечетей и дворцов или украшением уже существующих.

Между тем положение христиан в Испании оставалось сложным и небезопасным. На арабской территории они были обязаны жить в определенных кварталах, подобно иудеям в гетто. Те же, кто жил на севере Испании, постоянно отбивались от набегов арабов, которые разрушали их церкви, сжигали посевы и уводили в плен детей и женщин, чтобы продать их в рабство.

Христиане долгое время просто оборонялись, но Альфонс III, король Астурии (правил в 866–910 гг.) одержал ряд побед над арабами. Это было началом ослабления власти арабов и усиления позиций испанских христиан. Правда, с приходом к власти сильного правителя, узурпатора Мансура, христиане снова потеряли инициативу. Мансур, который, говорят, за какую-то провинность приказал запороть до смерти одного из сыновей, тем более был беспощаден к врагам. О нем рассказывают, что он приказал обезглавить тридцать тысяч военнопленных христиан, а из их тел соорудить нечто вроде минарета. В другом случае он заставил несколько тысяч пленных христиан пронести по улицам, в виде трофеев, церковные сокровища, награбленные мусульманами.

Однако около 1043 г. родился человек, доказавший, что завоеванные умеют воевать не хуже завоевателен. Он является гордостью испанской истории. Этот человек известен под именем Родриго де Вивар, или Сид Кампеалор.

В детстве Сид остался сиротой и, так как мать его происходила из знатного астурийского рода, был отправлен ко двору инфанта дона Санчо для получения придворного воспитания. Этого юношу, однако, из всех искусств больше всего привлекало искусство военное. С детства будучи свидетелем жестокостей арабов по отношению к своему народу, он сделал своей целью его освобождение.

Об этом герое существует много романтических историй, в которых трудно отделить правду от вымысла. Недоброжелатели изображают его грубым варваром, а в испанских поэмах и пьесах он предстает как романтический влюбленный, герой, почти как святой. Может быть, и правда, что во время осады Валенсии, когда Сид был военачальником, арабских пленных бросали на растерзание голодным псам или сжигали. Но ведь сам Сид постоянно был свидетелем варварской жестокости, и он был человеком своей эпохи. Он вел битву с завоевателями и так же, как Фердинанд и Изабелла, внес большой вклад в испанскую Реконкисту.

Когда Санчо стал королем, Сид был назначен командующим его армией, что свидетельствовало о раннем признании его военного таланта. Однако Санчо был убит своим братом, Альфонсом, и Сид потерял тогда свой пост. Однако новый король, понимая ценность этого человека и не желая его обижать, устроил его брак с его возлюбленной, Хименой, дочерью графа Овиедо и племянницей самого Альфонса.

Благодаря таланту полководца Сид постоянно одерживал победы; Альфонс же относился к нему с недоверием, завидовал ему и побаивался (Сид ведь помнил, что тот убил своего брата). Поэтому король при первой возможности отправил Сида в изгнание, хотя и не конфисковал его имущества. Сид вынужден был оставить жену и детей. Профессиональный военный, он предложил свои услуги правителю Барселоны, а получив отказ, обратился к Мокадиру, правителю Сарагосы, который хоть и был арабом по происхождению, но являлся союзником Альфонса (бывало так, что христиане и арабы вместе выступали против общего врага). Мокадир оценил Сида по достоинству и сделал его военным советником.

Настало время, когда знаменитый герой смог выполнить свою мечту — отвоевать у противника Валенсию, ставшую самостоятельным государством. Химена с детьми приехала к нему, и около четырех лет, до своей кончины, Сид был правителем этой области.

После того как он скончался в 1099 г., Химена не смогла удержать Валенсии, и та снова попала в руки мусульман. Может показаться, что все победы Сида были одержаны напрасно. Но он доказал на деле, что испанцы-северяне могут побеждать своих бывших победителей. Хотя его завоевания были утрачены, Сид показал пример того, как надо бороться за освобождение Испании.

Испанская Реконкиста была значительно задержана из-за вторжений в страну Альморавидов и Альмохадов, но причиной тому были сами испанцы. Опасаясь роста власти короля Альфонса VI, одержавшего много побед и вдохновленного примером Сида, христиане, вместе с мусульманами, решили призвать Альморавидов, мусульманскую династию из Северной Африки, правившую в 1055–1146 гг. Вскоре, наверное, все они поняли свою ошибку. Альморавиды вели себя на юге Испании как захватчики. Положение же христиан на севере еще ухудшилось в этот период. Государство Альморавидов было уничтожено другой североафриканской династией, Альмохадами, которые правили в 1121–1269 гг.

Очевидно, эти два вторжения заставили северных испанцев понять, что следует полностью и навсегда изгнать чужаков из Испании, иначе страна и впредь будет подвержена произволу новых завоевателей.

В июле 1212 г. при Лас-Навас-де-Толоза христианское войско одержало победу над войском Альмохадов. Эта знаменательная дата в испанской истории стала поворотной.

Дело двигалось не быстро, и лишь в 1236 г. Фердинанд III завоевал Кордову, а потом Малагу и Севилью. Его сын, Альфонс X Мудрый, продолжил Реконкисту. Были возвращены Сарагоса и Валенсия.

К концу XIV в. в руках арабов в Испании оставался только Гранадский эмират. Кажется непонятным, почему в этой области сохранилось господство мусульман. Правда, Гранадский эмират был усилен за счет бежавших туда врагов христиан. Ненависть к ним среди мусульман достигла в это время предела, а правители области всегда могли обратиться за помощью в Северную Африку, Несомненно, задерживало Реконкисту и соперничество между самими христианскими государями, особенно между Кастилией и Арагоном.

Только союз Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского способствовал покорению арабов.

Этим двум монархам принадлежит заслуга окончательного объединения Испании и освобождения ее от захватчиков. Они же ответственны и за учреждение инквизиции в Испании.

Только рассматривая прошедшую историю Испании, можно понять, почему инквизиция процветала в этой стране. Католические государи считали, что невозможно объединить страну, если все подданные не будут придерживаться одной веры. Этого они хотели добиться мирным путем, а если не получится, то путем насилия.

При Изабелле и Фердинанде Испания созрела для инквизиции. Вот почему это жестокое учреждение получило такую поддержку и просуществовало до XIX века.


2. Инквизиция в ряде европейских стран | Испанская инквизиция | 4. Изабелла и Фердинанд