home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



12.

Даша передернула плечами, стараясь избавиться от накатившего страха. Она уже проплыла под Гренадерским, и впереди виден Кантемировский мост. В голову пришли мысли о том что тут рядом – два охотничьих магазина и магазин «Сплав»… но мысли эти тут же отбросила – набережная забита намертво, и видны стоящие и шляющиеся упыри – немного, но и не мало. Возможно, если раздобыть (ха, «угон без цели хищения»?) авто, то и доберешься… Нет, рискованно – набережная, Сампсониевский, Лесной – три артерии на Север города – наверняка забиты. Они и в доброе время по вечерам сплошная пробка… Нафиг, себе дороже… хотя и заманчиво. Нет, по плану – до Черной. А там – как пойдет.

Под Кантемировским задержалась, подгребя к граниту. Пора справить вполне естественные надобности. Блин, вот мужикам оно проще, а вот девченкам… Оглянувшись, Даша стала рассупониваться. Настороженно озираясь, подтянула под руку ружье – вспомнила, как рассказывали как-то у костра в Вартемягах – сколько народу всех стран и наций рассталось со свободой и жизнью именно в столь негероической ситуации. И в Отечественную, и во Вьетнаме, и в Афганистане и Чечне. Причем по обе стороны фронта. Человек со спущенными штанами и оружием в руках выглядит, конечно, комично – но лучше выглядеть смешно, чем попасть в плен или умереть. Вспомнился так же момент, как лысый ехидный шнырь, с гипертрофированным пессимизмом в стиле «Все сдохнем, причем я – раньше. И вы мне еще позавидуете!», по кличке Хорь, рассказывал, сколько народу, причем не всегда лопухов, тупо забывали на месте оружие после «оправки». И вспоминали порой только через несколько часов. И, между прочим, оттого советовал – привязывать шнуром или пристегнуть пистолетным ремешком оружие – к брючному ремню, так не забудешь, и не мешается… Но видок-то наверное, если кто увидит… А и наплевать! По-хре-ну.

Дальше поплыла с явным облегчением на душе. Нет, не зря говорят – «душа в пятки ушла» – очевидно, расположена она не далеко от них, аккурат под мочевым пузырем… Пробка по набережной, переходящей в Приморское шоссе – выезд из города – еле ползла рычащей и бибикающей сороконожкой… Нет, безумие соваться туда. Пока еще свободны газоны и тротуары – еще действуют стереотипы и правила… Впрочем, газоны весной – опасны даже для вездеходов – пришлось ей как-то лицезреть у Ладожской севший по ступицы УАЗ – в пяти метрах от асфальта – хотел объехать пробку. Земля-то внизу еще не оттаяла, а сверху уже вода. Которая вниз, сквозь лед – не просачивается. И оттого верхний слой почвы весьма насыщен водой. А где чуть пониже – сверху натуральная жижа, с виду впрочем, вполне приличная. Но там и Урал засядет намертво. А тротуары… Увы, мосты и КП на выезде делают такой объезд малоэффективным. Выборгский район немного поперспективнее в плане выезда… Хотя его тоже опоясывает кольцевая железнодорожная ветка, всего с несколькими переездами и мостами. Но все же… Да и если немного приложить руки и голову, то и железка, несмотря на насыпь и кювет – не помешает…

Чего-то ты размечталась, подруга – одернула сама себя Даша. Надо пока не об выезде из города думать, а о том как домой добраться, до Лешки. А там вместе выберемся. Все равно, наверное, город уже в кольце, оцепили по кольцевой… А если уже просочились инфицированные? Ну, ничего – заблокируют по границе, финны помогут – это же общая беда. Вон когда развелось бешенных собак бездомных – по соглашению наши и финны за месяц уничтожили всех бродячих барбосок на 50 километров по обе стороны границы. Ну, «эвроооопеееейййцыыы» тоже прикроют границу… Дальше на юг стремнее, Новгороду может достаться, но Волхов – неплохой рубеж для карантина… Ай, да ладно, чего гадать, должны справиться – пусть и большой город, но все-таки даже полумертвая Россия сможет спасти его от такой напасти. Может, и Евросоюз поможет… главное чтобы не решили воспользоваться. А то привезут лекарства. На гусеницах, в индивидуальной упаковке со сверхскоростной доставкой.

Даша сторонилась политики, как могла. Да и патриотом себя не считала, особенно не вдавалась в подробности, отстраненно воспринимая словесные баталии ребят в клубе о том, как все разваливают, как было, как надо, и т.д.

Там вообще собрался настоящий «ковчег» – каждой твари по паре и еще немного. И неоязычники. И неонацисты. И неосталинисты. И необелогвардейцы. И даже казаки – (причем с удивлением узнала, что питерскую организацию называют за глаза Особым Еврейским Казачьим Войском). Были там любители порядка и любители анархии, ожидавшие приход Песца «беркемоиды» и готовящиеся к вторжению НАТО «партизаны». Мутировавшие ДНДшники-интернационалисты и желающие радикально решать вопрос с нелегальной иммиграцией. Единственное что их объединяло – это, пожалуй, патриотизм и приверженность к «жестким» решениям, ну и любовь к мордобою и оружию. Были даже милитаристически настроенные демократы, ратовавшие за всякие свободы и леголайзы.

Не было только либерастов-гуманистов – вместо них использовались драные перештопанные мешки и лапы.

А вот Даша в это не встревала, ибо не отводила себе в обсуждаемых вопросах сколько-нибудь решающей роли – она просто живет в своей стране, а уж как что выйдет, как повернется, и как надо – не ее ума дело. Но одно она знала точно – если в ее страну придут ЧУЖИЕ – то раздумывать она не станет ни на секунду. Каким бы говном не была жизнь в своей стране – принесенное на штыках счастье «цивилизованные» могут засунуть себе в… ну, туда. И Даша в меру сил поможет им затрамбовать поглубже.

Однако, чего-то понесло… да нет, все же – страна-то никуда не делась… лишь бы не сдали нас кремляди, не отдали бессильно. Впрочем и Европа все же должна понимать – эпидемию надо останавливать общими силами, а не урывать свое. И там же тоже люди, помогут… Выкарабкаемся.

Ее донесло уже к устью Черной, и она взялась за весла, направляя лодочку против течения, вверх – в город. Но пройдя до поворота, бессильно бросила весла.

Дальше речка была покрыта еще не вскрывшимся, пропитанным и залитым водою непрочным льдом. Плыть дальше было невозможно.

На автомате Даша булькнула за борт аккуратненький складной якорек, закрепив шнур… а затем ничком легла на надувное дно и заплакала.


предыдущая глава | Ещё один человек | cледующая глава