home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1.

Я в общем-то неплохо освоился уже со своим обрезом. Привык держать его всегда под рукой. То есть – совсем всегда. И когда гажу, и когда сплю. Но, когда сплю – то боязно во сне пальнуть, и отстрелить себе яйцы или там еще чего. Потому на ночь, хоть патрон и всегда в стволе, но курок спускаю рычагом. Если что – взвести дело секунды. Но на ружье есть и предохранитель – удобная такая пупочка, прям под пальцем. И когда я собираюсь со двора – я курок-то взвожу, а на предохранитель ставлю. Нажать его – и секунды нету – и стреляй.

Артур весело ржал, девчонки всхлипывали… а я еще вытаскивая обрез, снял его с предохранителя – и теперь, с одного движения поднеся его почти в упор, снес Артуру башку. Вот так. Пират, бля. Ты низложен, слезай с бочки, Сильвер!

Девчонки смотрели на меня широко раскрытыми глазами.. ага, ща заорут! Только не хватало! Сделав страшную рожу, приложил палец к губам:

– Тсссс! Тихо!

Перезарядил обрез, сунулся смотреть машину – ага, ключики-то в замке! На заднем сидении сумка… что там? О, шмотки, еда… ага, ага, судя по размерам и виду – девчонок этих… отлично. Схватил сумку, обошел машину. Девочки так и зажались в угол, когда я подошел… да, Артурчик, сука эдакая, видать, отдохнул ты хорошо… напоследок. Достал нож (вздрогнули, еще больше сжались… бля, глазищи свои отведите, нет сил смотреть…), разрезал шнуры на руках и ногах. Так и сидят комочками, стыдливо прикрываясь. Кивнул на сумку:

– Ваше? – Спросил я, и старшая. в ответ боязливо чуть кивнула – Одевайтесь, скорее!


Они помедлили секунду – и торопливо принялись одеваться. А я подошел к Артуру. Пират, my ass! Нагнулся, брезгливо обшарил – выдернул пистолет, нашел в кармане запасную обойму… остальное особо и смотреть не стал… драгоценности, деньги… бля, хоть руки мой… Из-за угла дома вышел упырь и пошел к нам. Взяв неуклюже двумя руками пистолет, прицелился… Бах! – голова упыря мотнулась за мгновение до выстрела, и пуля прошла мимо… Бах! – туда же… Сообразив, ловлю среднюю точку, выбираю момент… и попадаю! Метров с десяти, но все же! Появляются еще два упыря. Обжигает мысль – патроны! Сколько их? Десять? Вроде десять… или нет? Чорт… Артур выстрелил… три… я – три. Шесть… Сколько еще? Так, он же как-то… нажимаю на кнопочку на рукоятке, и плоская обойма падает под ноги… Запасная, так… Ближайший упырь метрах в пяти… Ннна! Готов… второй… Нна! Пуля попала в голову, но, видно, только зацепила – упырь начинает как-то странно кружить, тянется ко мне, и разворачивается… мозг повредил? Добавим! Бах! – готов!

Подбираю выпавшую обойму – блин, там всего один патрон! Ай да я, сообразил! Поворачиваюсь – девочки оделись, и стоят, со страхом глядя на меня. Младшая уткнулась в плечо старшей, а та ее приобняла, словно защищая… Не получается сказать, делаю красноречивый жест рукой с пистолетом – в машину! Не в силах сдержаться, поворачиваюсь, и пинаю тело Артура, смачно сплюнув. Эдакая мразь. Еще идут упыри. Не буду мешать. Обед за мой счет. Угощайтесь. Надеюсь, нормально переварите это дерьмо.

Захлопнув багажник, прыгаю в нутро Шевроле, закрываю дверь. Так, осмотреться… ага… ну, с Богом! Пистолет мешает – и я отдаю его вместе с обоймой старшей:

– Держи! – и спохватившись – Только не нажми на курок! Выстрелит! Осторожнее!


А я завожу и начинаю выруливать… ага, пошла пирушка у упырей… ешьте, ешьте – сегодня ничего не имею против, мясцо свежее, хотя и тухлое. Отмечаю, что старшая держит пистолет неуклюже, хотя и не на спуске палец, но направила на меня… Только бы не выстрелила, дуреха, будет очень обидно.

В полминуты мощный самоход доносит нас до виадука. Ближе к вершине – на дороге положены бетонные блоки, змейкой. Перед ними стоият пара автомобилей, видно, доехали и бросили. Пробираюсь по змейке. Ствол пулемета на броневике смотрит на машину, а танчик стоит смирно, тоненькая пушка смотрит в город. Вояки, человек семь, стоят, переговариваясь, автоматы держат спокойно, но тоже на меня. Вот один дает жест – стой! Стою, не дурак. Подходит. Смотрит.

– Здорово. Откуда?

– День добрый. Из города. (нет, бля, с курорта еду…)

– Ага. Ясно. Укушенные есть?

– Нет… – Я вопросительно смотрю на девчонок, те мотают головами – Нет, нету, все целы.

– Оружие?

– Есть – обрез, пистолет, тесак…

– Пофиг. Просто не трогай его пока, ага.

– Ага – Я показываю девчонке, чтобы положила пистолет на переднее сидение, та слушается.

– Выходите, переговорим, решим.


Выходим. Девочки стоят чуть спокойнее, чем раньше, но все равно крепко прижимаются друг к другу, кусают губы. Вояки смотрят на нас, лыбятся.

– Ну, откуда вы такие? Сестрицы чтоль твои? – это из-за танка вышел какой-то хрен, судя по погонам, возрасту и поведению остальных – офицер и вообще тут главный.

– Вот, тарщьмайор, разрешите…– Начинает тараторит один, но майор машет, мол, ладно.


– Нет – Отвечаю я – Не сестры. Вообще не знаю их, если честно.

– Ого… – а как тогда? – Это он уже к девчонкам.


Те в ответ начинают что то объяснять, но путаются, потом всхлипывают, начинает реветь младшая, старшая пытается рассказать… Когда вояки понимают, о чем она рассказывает, щелкают затворы, и я сгибаюсь от удара прикладом под ребра, обрез куда то выскакивает и вот уже я распластываюсь на асфальте, а под ухо тыкается что-то холодное…


НЕЕЕТ! – это, кажется, визжит младшая… ну, давайте, скорее, а то сейчас встречусь с Артуром – а оно мне надо? – Не трогайте его! Он нас спас!


Холодное от уха убирается, но я все еще лежу на асфальте… и ничего, подумаешь! Я полежу, полежу… Вскоре все выясняется, вояки отряхивают меня, суют за пояс обрез, бормоча какие-то извинения… Да похер, идите вы все в сраку… Резкие, как понос. Прикладом то за что?! Да ладно, ладно… фигня… да я понял, бывает… Постепенно устаканивается.


– Твоя машина-то? – спрашивает майор.

– Нет… это… их. – я указываю на девочек – Моя… там. Внизу.

– Ага. Ну, ладно. Сейчас свяжемся с НИИ ТэВэЧэ, там пункт сбора, туда поедешь, а дальше решат.

– А другой кто поехать может? Не я?

– А… другой? А… ну… может… А что?

– Я не еду.

– Чего? – майор стал похож на лемура – Как не едешь?

– Ну… машина у меня… там – Я машу рукой в сторону города – Дом… и вообще, дела.

– Дела? – интонация майора напомнила мне старое кино про собаку Баскервилей – «Гулять?! Здесь, на болотах?!» – У тебя – ТАМ дела?

– Да.


Молчание длилось с полминуты. Наконец, я неуклюже оглянулся и сказал

– Ну, я пошел.


Отошел я не пару шагов всего – младшая подбежала ко мне, схватила за шею, повисла и поцеловала. Нет, не как женщина мужика, а как ребенок целует родителей. Тут же засмущалась и отбежала к старшей, пряча лицо. А старшая смотрела на меня.. Отвернулся, чтобы скрыться от этих глаз, и почти побежал вниз. Залез второпях в машину, сорок первый москвичок, ага, ключи есть…

– Ээээ! Там бензину нет! Мы слили! – донеслось от блок-поста.

– Ничо! Мне рядом! Я ходом дойду! – крикнул в ответ. Развернулся наполовину, на стартере докрутил – и покатился вниз. Чуть не улетел на повороте на трамвайных рельсах, но удержал, и вскоре летел по улице. Не доехал, ну да ничего. Врубил первую, стартер – и вперед! Когда реле затрещало и совсем явственно запахло горелой изоляцией, до двора осталось метров сто. Ну, ничего, пешочком.

Во дворе шел банкет. На меня почти и внимания не обратили – и я без проблем забрался в шушваген. Выехал аккуратно – ЭТИХ не трону. Они сегодня санитары леса.


После обеда собрался, проверил все, подсупонился, и поехал. Поехал пробивать дорогу на Черную Речку. Сам не зная куда точно. Зная, что опять могу опоздать. Пробки, заторы, кучки и целые толпы упырей, пожары… В районе Светлановской площади понял – бесполезно. Дозаправить я со вчера забыл, уже перешло за полбака… канистра есть, но это все. И время к вечеру… Не успеть. Надо вернуться. Придется отступить. Не сдаться, нет. Но отступить. Разворачиваюсь и еду…

Напротив Пенсионного фонда напал хищник. Причем, то ли умелый, то ли просто ловкий. Сбросить не получалось, пара выстрелов в щели его не достали. Хитер. Я стал немного паниковать, прикидывая, что дальше делать. Хищник сидел на крыше, не подставляясь под пулю, и методично драл когтями, словно кот, обшивку…. Вскроет – один выстрел, один шанс…

Я уже катился на Поклонную, по обочине, вдоль мной же уплотненной пробки. Вдруг на встречной обочине увидел едущий навстречу давешний джип. Только он уже тоже напоминал шушваген – оброс решетками, трубами, листами металла. Онт тут же тормознул и замигал фарами. Я мигнул в ответ, не понимая, чего он хочет. Окно джипа приопустилось, и сквозь решетку просунулось тонкое жало ствола, а над ним что-то блестнуло… оптический прицел! Я тут же затормозил. Хищник, похоже, так и не понял, продолжал драть доски. Ствол чуть пошел… и треснул выстрел. Туша с крыши шмякнулась с противным звуком на земь. Я тут же отъехал, джип тоже, утянув ствол, двинулся мне навстречу. Сойдясь напротив, мы «заговорили» через всю дорогу:

– Спасибо!

– Всегда пожалуйста! Чего по радио не ответил?

– А… так нету у меня!

– Зря! Сейчас без радио жопа.

– А где взять-то?

– Бля, купить! – ржет – Свинти у таксиста или дальнобоя!

– А… ясно!

– В городе пор третьему эф-эм, а за городом – пятнадцать а-эм. Военные на аварийном, девятом. Понял?

– Нет. Я аще ноль…

– Ну так научишься. Несложно.

– Ага… ясно.

– Слышь, мы морфа того заберем. Он наш. Согласись, да?

– А нахрена он вам? Мне он нафиг не всрался.

– Че не в курсе? Военные за него платят.

– Опа… А чем? Деньгами?

– Бля, ты откуда такой? Кому деньги теперь нужны… Патронами, едой… можно и на оружие наработать, но это запредел сколько надо.

– Ого… а я ваще ничего не знаю! Живу как бобыль…

– А ты где?

– На Суздальском…

– А…. а мы вот в коттеджах… там много людей, с оружием, нормально. Но не вместе, все по своим сидят… мы вот катаемся еще.

– Да я понял… виделись же у магазина.

– А, так то ты! Выжил? А морф?

– Хищник-то? Убил я его.

– Ух ты! В одиночку? Силен!


Ха… ну, не рассказывать же…

– Да, так… повезло….

– Фигасе везенье… Жаль, сожрали поди, вояки не заплатят…

– А вояки на мосту?

– Да, ближайшие на виадуке. Там постоянно стоят. Они и принимают, на другой день выдают. А то и сразу, если есть чего надо.

– А они только за хищников платят?

– Да, только за морфов. Ну, так еще нанимают пахать в городе, но это не про нас. Там самоубийство чисто.

– А что так?

– Ездить, вытаскивать выживших. Адская работа.. Сгинуть – как поссать сходить. Но и платят неплохо. Горючку дают. Но они вообще кто в городе живет, относятся настороженно. Своим то больше пособляют. А нам так.

– А чего вы не уедете?

– А тут спокойнее. Мы с оружием, еда есть, вода…

Ясно… А вояки знают где чего творится?

– Ну… наверное… А что?

– Да… надо мне… Надо узнать… Про район Черной Речки… у меня там… – горло перехватило, не получается сказать.

– А. Ясно. Держись, брат. Может, они знают, мы так далеко не ездили.

– Ясно. Спасибо. Поеду я. Удачи!

– Бывай, удачи!


Дальнобоя я нашел быстро – помню, часто тут ночевать стояли фуры и контейнеровозы. Спустя полчаса мучений – стал обладателем маленькой рации с названием МегаДжет и индексом «сто». Хрен знает, что за зверь. Снял аккуратно, запомнив как что было. Приехав, час возился – и в итоге поставил-таки и подключил. Все, как ни странно, с ходу заработало. Освоился, благо все элементарно – две ручки, четыре кнопки, и быстро нашел оба указанных канала – послушал переговоры водителей и, похоже, военных, потом какую-то интрижную терку озерковских, с многозначительными намеками и постоянным «нуу, понял о чем, да?»

Работает вроде… сам встревать не стал.

Почему?

Наверное – мне пока что сказать. нечего


Поужинав, засыпал без тяжких раздумий, мне уже все было ясно. Мысли были сугубо деловитыми, о том, что делать завтра.


предыдущая глава | Ещё один человек | cледующая глава