home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2.

Я не выспался – опять было холодно, но топить не стал.

Настроение было мерзкое. Мухтар как я проснулся и вылез – оповестил о нехорошем – оказалось, у ворот стояла сцобако. Мертвое. Вылезать побоялся, кинул в нее через забор кирпичом – не помогло. Пришлось потратить патрон. Одни, бля, убытки.

Пожрал чего-то, разбодяжил чая. Хоть какая-то радость. Выпить бы, но не хочется. Жаль я не курю. С кружкой, ежась от утреннего холодка, бродил по двору, прикидывая орган размножения к органу обоняния – как и чего далее жить. Засунул жало в кабину шушвагена, врубил рацию. Послушал.

В городе было людно – озерковские пи еще кто-то обсуждали с военными какую-то банду. Только этого мне не хватало. Впрочем, военные обозленно обещали урыть козлов, но только чтобы их вызвали сразу, «а не как в прошлый раз, когда уже догорало». В ответ злобно матюгами объясняли что как могут. В итоге вояки сказали, что броня, которая пойдет к «Окею», прочешет немного район, заодно посоветовали к «Окею» не соваться, так как там сейчас станет много стрельбы и вообще жарко и мертво. Озерковские описали свою радость по этому поводу, и все стихло.

Вояки… вояки… что там вчера говорили? Они много знают… они много куда ездят… и они платят за хищников. Тааак… Впрочем, чего «так»? Если все не так. Я ни за какие коврижки не сунусь сам искать хищника. И очень-очень надеюсь, что не встречусь с ним. Ибо очень страшно. Вчера конечно приплющило меня сильно, но тем не менее и то перепугался, когда эта тварь машину стала драть. Кстати, надо еще с машиной повозиться… Эх, блин!

Короче, от военных мне ничего пока не светит. Привезти им нечего, значит и не получишь ничего… Прислонившись к стенке, допиваю чай, обозревая котобратию, уже нажратую и вылизывающуюся на утреннем солнышке. Дармоеды, бля. Мухтар хоть службу несет, котейко иногда ездит за компанию. А эти… Жрут, спят, и трахаются. Как… (Как кто? – спросил какой-то гад внутри. Че те, сука не сидится там? Сиди тихо, с твоими вопросами…) Никакого с них прибытку, нахер никому не нужные твари, даром что мертвяков тоже чуют.

Тут в башке с треском проскакивает разряд. Оба-на…

Через пять минут я уже еду в шушвагене, причем в кабине все, кроме котейки и черного, немного прихреневшие кошаки. Отъезжая, отметил оживленную пальбу в стороне «Окея».


На блок-посту встретили меня нерадостно – шушваген еще даже не подъехал к подножию виадука, как танк вдруг окутался черным дымком, вертыхнулся немного между змейки блоков, встал боком, поведя тонким стволом пушки – и блеснул вспышкой выстрела. На пути моей машины метрах в пятнадцать сверкнул маленький взрыв, что-то защелкало по машине. Ебать-колотить. Каска все же великая вещь. Особенно, если не пристегиваешься. У кошек касок, кстати, нет, но они мягкие и летают прикольно, особенно спросонья. Че делать-то? Даю задний, метясь по зеркалам… и слышу опять выстрел, вижу в зеркало как взлетает асфальт и сзади. Опаньки. Приплыли. Ну, и что? Да похуй! Открываю дверь, и вылезаю. Стараясь двигаться естественней, закрываю шушваген и иду по мосту наверх. Подхожу ближе – вояки валяются за блоками и на танке и броневике сверху, целятся все из автоматов, а у одного, на броневике еще и ракетница на плече… нихуясибе…

– Чо, я такой страшный чо ли? – ору я им уже с полдороги – или вы тут совсем охренели? Вчера нисхуя прикладом, и ебалом в землю, сегодня из пушки? Совсем ебанулись?


Я вообще-то знаю и понимаю – что так с людьми с оружием говорит не надо. Особенно когда они в тебя целятся. Но вот только что-то внутри толкает идти вперед, прямо на стволы, и при этом говорить обидное. Впрочем, все обходится – еще до того, как я дошел до них, все как-то разряжается. В итоге, когда я на верху – практически все как вчера.

– Здорово! – говорит мне один из вояк – Что это у тебя с машиной-то?

– А че, так страшно? Это от хищников – знаешь таких?

– Ха, знаю… Еще как! И что, помогает – тон скептический, ну да мне пофиг.

– Помогает. А вы че так нервно?

– Бандиты завелись. И машина у них какая-то, типа бронеавтомобиля. Правда, точно никто описать не может. Вот и попутали тебя. Сейчас отбой дают, а то уже чуть группу с «Окея» не сорвали.

– О как.

– От так.

– А что за бандиты? Откуда?

– А хер их знает. Здравствуй – это подошел вчерашний майор – Как, нормально все? За вчерашнее не в обиде?

– Ага. После сегодняшнего глупо обижаться на мелочи.

– Ну… извиняй. Тут теперь иначе нельзя.

– Ага. Понятно – а че непонятного. Будь у меня танк… хотя, нет – автомат вон у меня уже был… – А вы давно тут?

– С самого начала почти. Со второго дня. Считай без смены – да и некем менять, хорошо хоть жрать и патроны привозят. Разве что смотались, своих вывезли… некоторые – Тут майор мрачнеет, да и кое у кого из остальных физиономии становятся мрачными – а так стоим тут, зомби отстреливает, принимаем беженцев и пропускаем бронегруппы на спасение и мародерку. Ну и бандитов всяких и прочую мразь гасим, насмотрелись за это время всякого… Командования нет, приказа нет – но мы все добровольно тут – решили, что не уйдем покуда сможем или покуда не наладится.

– Почему же вы так решили? – Я, кажется, и сам понял, но хочу услышать.

– А потому, что больше некому – Отвечает мне один из них, пожилой дядька, наверное, почти пенсионер по возрасту – Некому. А надо.

– Ясно… Говорят, вы еще и награды выдаете местным – вон озерковские говорили… – Перевожу я разговор на нужную мне тему.

– Хм… ну да. Только не мы, а типа командование – последнее время что-то там организуется, и лаборатория какая-то есть, в Сестрорецке, что ли. Вот им морфы нужны. Но не все и если в состоянии хорошем. За прочих просто платим патронами, немного.


Да, негусто. Впрочем – а с чего бы иначе? А майор продолжает:

– А еще, кстати, предлагаем работать – вывозить уцелевших. За это хорошо платят…

– Погодите – Перебиваю я – А вот скажите… вам кошки нужны?

– …Кошки? А нахрена? – Удивляется майор – У нас тут мышей нет…


К нему подскакивает один из военных, и что-то шепчет на ухо. Майор недоверчиво переспрашивает, тот убедительно матерится. Майор поворачивается ко мне:

– Погодь, у тебя что, кошка есть?

– Есть – Говорю я – И даже не одна…


Кошандры не сказать, чтоб были довольны, но рыжий, вырвавшийся и попытавшийся было удрать, вернулся скоро, сам и быстро. Видно сообразил, где есть люди живые… и где не. Остальные вели себя смирно. Я их просто подарил, потому как понимал, что много за такие пусть и полезные устройства, как кошки, никто не даст, а по мелочи же… мне надо бы с ними подружиться, с военными. Тем более, после того как я узнал о бандитах.

Майор вдруг говорит

– Слушай, боец. Тут такое дело. Тем, кто вывозит выживших, положена награда. Смотря как чего, но выдают немало. Даже оружие – карабин и патроны. Но это если много народу спас. А так и патроны и горючее и одежду. Как бы предлагаю тебе такое – впишешься?

– Ого. Щедро как, аж карабин – Блин, а ведь и вправду, щедро… – А чего так, ваши-то чего не ездят?

– Мало наших очень – майор мрачно сплевывает – вон поехали на мародерку в «Окей» – выживших же надо обеспечить, а спасались кто как. Ни еды, ни одежды… По городу ездят группы, но их мало, они не успевают. Воды в городе нет. А много кто спасается на верхних этажах. Электричества нет. Тепла нет. Еда кончается. Они просто не успевают забирать выживших. Да, кроме того, еще все больше морфов. Они умнеют, и безоружному с ними не справиться. Они выжирают людей. Бывает , группа едет переполненная, замечают выживших, приезжают порой через несколько часов – а там никого, одни кости… Они не успевают… Так что вот такое дело. Возмешься?

– Нууу… – Я думаю. Тот с джипа сказал, что дело гиблое, но… С другой стороны – ствол это хорошо… жаль, идти на такое дело придется без него. Но, наверное – просто так не выдадут, да оно и понятно… Эх, ну что делать! Выпрашивать же не станешь… – А какие конкретно условия?

– Ну… Тут уже майор немного замялся – Дело такое. Можно через командование оформиться – но это только на завтра. Но просто дадим адрес, поедешь сам, со своим оружием. Ни людей, ни стволов пока не дам, уж извини. Да и людей некого. Но потом, как привезешь людей, подкинем патронов и горючки, дадим запрос – выделят тебе карабин. У нас тут, извини, лишнего нет. Блять, где-то лежат эти ебанные карабины без людей, а где-то как всегда, люди без оружия. Короче, это надежно, если привозишь людей – не обманывают. В Озерки уже несколько карабинов отдали. Но это долго. Или… есть еще вариант. Прямо сегодня. Так сказать – частным порядком.


Не нравится мне это. Что-то темнит он. Нунафиг, пожалуй.

– Нет, знаете… пожалуй что, пока я еще подумаю. С нуля вот так лезть – неохота… Если бы вы мне ствол нормальный дали…

– Ага, а ты с ним и смоешься – ржет какой-то молодой здоровяк – Спасибо, дяденька! – и все.

– Ну…. Тогда наверное нет – мне не по силам такое – говорю я.

– Ладно.– Майор немного расстроен моим отказом, это видно. Идет к своему танку. Ничего, пусть не обижается. Я их пока не знаю, потому – не полезу я, черти куда, рисковать башкой за совершенно незнакомых мне людей. Пусть не обижается. Мне еще жить надо. И вообще, не для того я сюда приехал сегодня – пока что только познакомится и тэ дэ.

…Ну и, главное дело. Ради чего собственно и приехал.

– Товарищ майор – Как-то само вышло, что я его так назвал – видно, как все тут к нему, вот и я – Скажите, а много вообще военных в город ездят? Или только вы?

– Много? … много не то слово – сейчас всего мало… или нет совсем. Но ездят. Со всех сторон. В Кронштадте много, в Сертолово, на Юге и на Ржевке, и еще…

– А, скажите – Невежливо перебиваю его я – А в район Черной Речки ездят? С ними можно?

– Ну… не знаю… наверное ездят… С ними? А зачем тебе?


Ответить не получается сразу, отвожу взгляд, потом как-то каркаю:

– Надо.

– А. Ща, погоди – он лезет куда-то в танк. Через минуты две высовывается, манит рукой.

– Да, Степаныч, говорю – Черная… прием.. . Нет, в городе – тебе же в городе надо? – ага, в городе… Ага, принял…. – И уже мне – Какой район тебя там интересует?

– Промзона. Промзона на Сабировской. Там… – голос срывается – там девушка может быть. С ружьем. Должна бы… может… Ну… Дашей зовут.

– Ясно. Сейчас. Подожди. Походу промзону как раз вчера зачистили.


Меня всего колотит, отхожу за броневик и вцепляюсь в его железный борт, упираюсь головой в холодную броню… Секунды тянутся… и я даже не знаю, чего я хочу – чтобы они летели быстрее… или замерли навсегда. Кто-то трогает за плечо. Это майор. Он прислоняется спиной к броневику, и смотрит куда-то в даль.

– Промзона зачищена. Вчера. Половина ее выгорела. – Его слова падают сухо, как камни в пыль – В паре мест нашли стреляные гильзы и упокоенных зомби. Даже одного убитого морфа. Всех зомби и морфов кого встретили, упокоили. Оружия вроде не нашли никакого.


Майор молчит. Я тоже молчу. Наконец, не выдержав, открываю рот, но он опережает.

– Выживших не было.


предыдущая глава | Ещё один человек | cледующая глава