home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 21

— Привет, бабуль, это я.

— Ох, наконец-то! Моя Птичка Зои! Как ты, моя хорошая?

Я улыбнулась в трубку и вытерла глаза.

— Хорошо, бабуль. Просто я скучаю по тебе.

— Я тоже скучаю по своей маленькой Птичке, — бабушка помолчала, а потом осторожно спросила: — Мама тебе звонила?

— Нет.

Я услышала, как она тяжело вздохнула.

— Знаешь, детка, она, наверное, не хочет мешать тебе привыкать к новой жизни. Я пересказала ей все, о чем мы говорили с Неферет, и объяснила, что у тебя теперь дни и ночи поменялись местами.

— Спасибо, бабуль, но мне кажется, она не поэтому не звонит.

— Ну что ты, детка! Может, она звонила, а ты не слышала? Я вот вчера целый вечер тебе названивала, но ты не брала трубку.

Я виновато потупилась. Только теперь я вспомнила, что с самого приезда ни разу не брала в руки свой мобильный и даже сообщения не просматривала.

— Я забыла зарядить мобильный. Он остался в комнате… Извини, что не брала трубку, когда ты звонила, — пробормотала я и торопливо добавила, чтобы успокоить бабушку и поскорее сменить тему: — Когда занятия закончатся, я обязательно его проверю. Может, мама мне тоже звонила.

— Конечно, детка. Ну, рассказывай, как тебе живется на новом месте?

— Здорово! Честное слово, мне здесь многое очень нравится. Занятия ужасно интересные, даже не верится, что в школе может быть так круто. Ой, бабуль, что я тебе сейчас расскажу! Мы здесь занимаемся фехтованием и верховой ездой!

— Вот это да! Прекрасно. Представляю, как ты довольна. Я же помню, как ты любила ездить на нашем Крольчишке.

— И еще у меня теперь есть кошка.

— Ох, Птичка, я так рада! Ты всегда любила кошек… Ты уже успела с кем-нибудь подружиться?

— Да. Мою соседку по комнате зовут Стиви Рей, и она просто замечательная. И мне очень нравятся ее друзья.

— Вот как? Но если все так хорошо, то почему ты плакала?

Я знала, что от бабушки не смогу скрыть ничего.

— Просто… Это все из-за Превращения. Некоторые вещи очень тяжело принять.

— Скажи мне, ты здорова? — в голосе бабушки ясно слышалась тревога. — Как твоя голова? Не болит?

— Нет, дело не в этом! Голова давно зажила… Это другое…

Я замолчала. Мне хотелось рассказать бабушке обо всем, меня просто разрывало от желания поскорее поделиться с ней своими бедами, но я не знала, как это сделать. И еще я боялась… Боялась, что она разлюбит меня. Не говорите, что этого не может быть! Мама ведь меня разлюбила, правда? Или, если быть совсем точной, променяла на своего нового мужа, а это еще хуже, чем разлюбить… Что если бабушка тоже отвернется от меня?

— Птичка Зои, ты знаешь, что можешь рассказать мне все, — донесся до меня ласковый бабушкин голос.

— Это очень трудно, бабуль, — выдавила я и прикусила дрожащую губу, чтобы снова не расплакаться.

— Тогда давай я тебе помогу. Что бы ты ни сказала, я все равно буду любить тебя. Я твоя бабушка, и я буду твоей бабушкой сегодня, завтра и через год. Я останусь твоей бабушкой даже тогда, когда уйду в мир духов и присоединюсь к нашим предкам. Даже оттуда я буду любить тебя, моя маленькая Птичка.

— Я пила кровь и мне это понравилось! — выпалила я.

Бабушка не задумывалась ни секунды.

— Но разве вампирам не положено этим заниматься?

— Да, но я не вампир! Я недолетка, и меня Пометили всего несколько дней назад.

— Ты особенная, Зои. И всегда была особенной. Почему это должно измениться теперь?

— Но я не чувствую себя особенной! Я чувствую себя уродом, изгоем и белой вороной!

— Когда тебе в следующий раз захочется подумать о себе так, вспомни одну простую вещь. Ты — это все равно ты. И неважно, что тебя Пометили. Неважно, что ты проходишь через Превращение. Внутри, в глубине, твой дух все равно остается твоим духом. Снаружи ты можешь казаться себе знакомой незнакомкой, но загляни себе в душу и ты найдешь там ту Зои, которой была все эти шестнадцать лет.

— Знакомая незнакомка… — прошептала я. — Как ты узнала?

— Разве я могу не знать свою девочку? Ты моя Птичка, дочь моего духа. Мне совсем не трудно понять, что ты чувствуешь… Для этого мне нужно лишь представить, что бы я чувствовала на твоем месте.

— Спасибо, бабуль.

— Я всегда рада помочь тебе, моя у-ве-тси-а-ге-я.

Я улыбнулась сквозь слезы, услышав это древнее слово индейцев чероки — такое знакомое, волшебное и особенное, что оно казалось именем, благословленным самой Богиней…

— Это еще не все, бабуль.

— Говори, Птичка.

— Вчера мы образовали магический круг, и мне показалось, что я почувствовала все пять его элементов.

— Если это правда, то тебе дана великая сила, Зои. Но великая сила означает великую ответственность. Ты знаешь, что в нашем роду было много старейшин, целителей и колдуний. Будь осторожна, Птичка, семь раз подумай, прежде чем действовать. Богиня даровала тебе такие силы не для того, чтобы ты растрачивала их на сиюминутные прихоти. Используй их с умом, чтобы великая Никс и твои предки с улыбкой смотрели на тебя с небес.

— Я постараюсь, бабуль.

— Большего я и не прошу, Птичка.

— А еще у нас тут есть одна девочка, у которой тоже есть особый дар Никс, но она очень злая. Она наглая и все время врет. Знаешь, бабуль, мне кажется…

Я зажмурилась и сказала то, что целое утро вертелось у меня в голове, не давая покоя:

— Мне кажется, я сильнее ее. И еще я думаю, что Никс отметила меня для того, чтобы я свергла ее с места, которое она занимает не по праву. Только в случае я сама должна буду занять его, а я не уверена, что готова. По крайней мере, не сейчас. Может, мне еще рано…

Бабушка долго молчала, а потом сказала: — Слушайся своего духа, Птичка Зои, — она снова замолчала и вдруг спросила: — Ты помнишь очистительную молитву нашего племени, детка?

Я даже слегка растерялась. С самого раннего детства я ходила с бабушкой к ручью, где она совершала ритуальное омовение проточной водой и произносила очистительную молитву. Иногда я тоже заходила в воду и повторяла за бабушкой магические слова.

Эта молитва сопровождала все мое детство: она произносилась накануне смены времен года, в благодарность за щедрый урожай лаванды, в преддверии грядущей зимы и во всех случаях, когда бабушке предстояло принять какое-то важное решение. Я никогда не задумывалась, зачем бабушка Редберд очищается и повторяет одно и то же. Просто так было всегда, и так было надо.

— Да, — ответила я. — Помню.

— У вас на территории школы есть источник с проточной водой?

— Не знаю.

— Если не найдешь ничего подходящего, используй дым. Не забыла про индейский пучок трав для окуривания? Лучше всего сплести шалфей и лаванду, но крайний случай, подойдет и свежесрезанная сосновая ветка. Знаешь, что нужно делать, Птичка?

— Встать прямо и обкурить себя дымом, начиная со ступней и двигаясь вверх по телу, спереди и сзади, — отбарабанила я, словно снова стала маленькой девочкой, которую бабушка когда-то учила обычаям своего народа. — Потом встать на восток и произнести очистительную молитву.

— Вот умница, все помнишь! Попроси Богиню помочь тебе, Зои. Уверена, она тебя услышит. Сможешь сделать это перед рассветом?

— Наверное.

— Тогда я тоже произнесу молитву и добавлю к твоей просьбе мольбу бабушки. Я попрошу Богиню указать тебе правильный путь.

Неожиданно я почувствовала себя гораздо лучше. Бабушка никогда не ошибалась в таких делах. Раз она считала, что это поможет, значит, так оно и будет.

— Я произнесу очистительную молитву перед рассветом. Обещаю.

— Вот и славно, моя Птичка. А теперь твоя старушка отпускает тебя. Ведь у тебя сейчас занятия, да?

— Да, у нас сейчас урок драматического искусства. И не говори глупости, бабуль. Ты никогда не будешь старушкой!

— Я не состарюсь до тех пор, пока буду слышать голосок моей Птички. Я люблю тебя, у-ве-тси-а-ге-я.

— Я тоже тебя люблю, бабуль.

Разговор с бабушкой снял с моей души невыносимый груз. Нет, не подумайте, будто все сразу стало хорошо. Меня по-прежнему пугало будущее и нисколько не воодушевляла мысль о предстоящей борьбе с Афродитой. Уж не говорю о том, что я все еще не знала, как подступиться к этому делу.

Но теперь у меня был план. Ну ладно, пусть еще не совсем план, но хоть какая-то полезная мысль. Я произнесу очистительную молитву, а потом… потом… Потом придумаю, что делать дальше.

«Это должно подействовать!» — твердила я себе во время занятий.

Перед самым обедом я, наконец, выбрала место для проведения ритуала. Я решила провести его под тем самым дубом, где накануне нашла Налу. Эта идея осенила меня в очередь за салатами, когда я медленно продвигалась вперед следом за Близняшками. Отличная мысль!

Во-первых, деревья, а в особенности дубы, с древних времен считались у чероки священными. Во-вторых, место было очень уединенное, но туда было легко добраться. Правда, вчера меня там засекли Кайла и Хит, но я была уверена, что никакое Запечатление не заставит старину Хита вставать на рассвете два дня подряд.

Летом этот лодырь дрых до двух часов дня — и так каждый день! Во время учебного года по утрам его будили два оглушительных будильника и не менее оглушительные вопли матери. Нет, после вчерашних подвигов мой бывший парень ни за что не вылезет из теплой кровати в такую рань. Да ему потребуется целый месяц, чтобы прийти в себя! Вчера он, наверное, улизнул из дома, чтобы встретится с Кайлой (для которой уйти из дома среди ночи никогда не было проблемой, ее родители совершенно ничего не замечали), потом они всю ночь были на ногах, а значит, сегодня Хит прогулял школу и теперь еще пару дней проваляется в постели, разыгрывая из себя больного. В любом случае, здесь он точно не появится!

— Тебе никогда не казалось, что мини-кукуруза выглядит устрашающе? Есть что-то зловещее в этих щуплых желтых тушках…

Я вздрогнула, чуть не опрокинув половник с фермерской заправкой в контейнер с майонезом, и увидела прямо над собой смеющиеся синие глаза Эрика.

— П-привет. Ты меня напугал.

— Кажется, у меня входит в привычку подкрадываться к тебе незаметно.

Я нервно захихикала, чувствуя на себе прожигающие насквозь взгляды Близняшек, жадно следивших за каждым нашим движением.

— Я вижу, ты уже оправилась от вчерашнего.

— Да, все хорошо. Просто прекрасно. И на этот раз я не вру.

— Я слышал, ты решила примкнуть к Дочерям Тьмы?

— Да.

— Этой компании давно нужна свежая кровь.

— Ты говоришь о них так, словно они тебе чужие. Разве ты не Сын Тьмы?

— Это не одно и то же. Сыны Тьмы — это всего лишь украшение их мероприятий, мы присутствуем там «для мебели». Как видишь, наша роль здесь прямо противоположна положению мужчин в мире людей. Все знают, что мальчики на ритуалах нужны лишь для того, чтобы импозантно выглядеть и развлекать Афродиту.

Я покосилась на него, пытаясь прочесть во взгляде синих глаз что-то еще.

— Значит, ты до сих пор ее развлекаешь?

— Я тебе уже говорил, что с этим все кончено. И это одна из причин, по которой я больше не считаю себя истинным Сыном Тьмы. Не сомневаюсь, они бы давным-давно исключили меня из своего тесного кружка, если бы не мои скромные актерские успехи.

— Ты намекаешь на то, что тобой заинтересовались на Бродвее и в Голливуде? И это ты называешь «скромными успехами»?

— Именно, — улыбнулся Эрик. — Это все не настоящее, поверь. Актерство — одно сплошное притворство. На самом деле я совсем другой. — Он наклонился и прошептал мне на ухо: — На самом деле я чокнутый гик.[17]

— Да ну? Репетируешь новую роль?

Эрик отшатнулся от меня с наигранным возмущением.

— Роль? Как тебе не стыдно, Зет? Нет, это суровая правда жизни, и я готов это доказать.

— Попробуй.

— Запросто. Приходи ко мне сегодня смотреть кино. Покажу тебе свои любимые фильмы.

— И что это докажет?

— Все. Знаешь, что это за фильмы? «Звездные войны», оригинальная трилогия. Я знаю слова всех персонажей! — Он наклонился еще ниже и зашептал мне на ухо: — Я даже за Чубакку могу говорить.

Я расхохоталась.

— Верю. Ты настоящий гик!

— Я же говорил!

Мы дошли до конца шведского стола, и Эрик проводил меня к столику, где уже сидели Дэмьен, Стиви Рей и Близняшки. Разумеется, никто из них даже не пытался сделать вид, будто их интересует хоть что-то, кроме нас с Эриком.

— Так значит… ты придешь… сегодня?

Я услышала, как четверка за нашим столиком замерла. Честное слово, они перестали дышать!

— Было бы здорово, но сегодня я не могу. У меня… другие планы.

— Вот как. Ну что ж… Значит — в другой раз. Увидимся, — Эрик кивнул всем сидевшим за столиком и отошел.

Я села.

Все уставились на меня.

— Что? — спросила я.

— Ты просто чокнулась, — сказала Эрин.

— Мои слова, Близняшка, — закивала Шони.

— Я надеюсь, у тебя были веские причины отшить его, — сочувственно вздохнула Стиви Рей. — Потому что ты очень его расстроила.

— Может, я смогу его утешить? — прошептал Дэмьен, провожая Эрика мечтательным взглядом.

— Даже не думай, — фыркнула Эрин.

— Он из другой лиги, — захихикала Шони.

— Да перестаньте вы! — прикрикнула на них Стиви Рей и заглянула мне прямо в глаза. — Почему ты ему отказала? Что может быть важнее свидания с таким парнем?

— Свержение Афродиты, — просто ответила я.


ГЛАВА 20 | Меченая | ГЛАВА 22