home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 6

Слова старинной песни медленно вплывали в мой мозг.


Гляди, красавица —

Облако, облако в вышине,

Гляди, красавица — Дождик,

дождик по стерне…


Наверное, мне опять приснилась бабушка Редберд… Не успела я подумать об этом, как мне сразу стало тепло, спокойно и очень-очень хорошо, что меня особенно обрадовало, потому что совсем недавно было ужасно плохо. Это я хорошо помнила, вот только никак не могла вспомнить — почему? Странное дело. Ерунда какая-то.


Кто говорит?

Маленький кукурузный початок,

На высоком-высоком стебле…


Песня все продолжалась, а я перевернулась на бок и сладко вздохнула, прижавшись щекой к мягкой подушке. В тот же миг жуткая боль прошила оба моих виска и разнесла вдребезги мое недолгое блаженство с той легкостью, с какой пуля пробивает оконное стекло. Воспоминания о событиях последнего дня обрушились на меня, как лавина.

Я превращаюсь в вампира.

Я убежала из дома.

Со мной произошел несчастный случай, и я пережила что-то вроде клинической смерти.

«Я превращаюсь в вампира! Мамочка, только не это! Черт, как же голова болит!»

— Птичка Зои? Ты проснулась, детка?

Я поморгала, пытаясь разогнать туман перед глазами, и увидела бабушку Редберд, сидящую на маленьком стульчике возле моей кровати.

— Бабуля! — прохрипела я, протягивая к ней руку. Голос мой звучал так же погано, как я себя чувствовала. — Что случилось? Где я?

— Ты в безопасности, Птичка. Все хорошо.

— Голова раскалывается… — Я подняла руку, чтобы ощупать то место, где чувство жжения и стянутости было особенно сильным, и наткнулась на стежки швов.

— Так и должно быть, детка. Ох, милая, ты отняла у меня десять лет жизни! — Бабушка ласково похлопала меня по руке. — Крови-то, крови было! — Она передернула плечами, покачала головой и снова мне улыбнулась. — Пообещай, что больше никогда не будешь так делать!

— Обещаю, — прошептала я. — Значит, ты нашла меня…

— Всю в крови и без сознания, Птичка. — Бабушка бережно убрала волосы с моего лба, и ее пальцы ненадолго задержались на Метке. — Ох, и бледная же ты была! Такая белая, что этот твой синий полумесяц прямо сиял в темноте! Я сразу поняла, что должна отвезти тебя в Дом Ночи, ну и привезла. — Она тихонько рассмеялась, и в ее глазах заплясали лукавые искорки, отчего бабушка вдруг стала похожа на хитрую маленькую девочку. — Я позвонила твоей матери и сказала, что везу тебя в Дом Ночи, а потом сделала вид, будто у меня отключился мобильный, и я не могу с ней больше разговаривать. Боюсь, мы с тобой ее немного расстроили, Птичка.

Я улыбнулась бабушке Редберд. Представляю, как сейчас злится на нее мама!

— Ну хватит веселиться, Зои. Ты лучше скажи, о чем ты думала, когда отправилась на холмы на закате? И почему не позвонила мне сразу, как только тебя Пометили?

Я попыталась сесть, морщась от боли в голове. Хорошо еще, что мой кашель, кажется, прошел.

«Наверное, это потому, что я, наконец, оказалась в Доме Ночи…». — Но бабушкин упрек так ошеломил меня, что я не успела додумать эту мысль до конца.

— Но я не могла сообщить тебе об этом раньше! Ищейка Пометил меня утром, застав прямо в школе. Я помчалась домой. Понимаешь, я ведь надеялась, что мама меня поймет и поможет… — Я помолчала, вспомнив разыгравшуюся отвратительную сцену. Бабушка все поняла без слов и легонько сжала мою руку. — А вместо этого они с Джоном заперли меня в моей комнате, а сами стали звонить психоаналитику и активизировать свое дурацкое телефонное древо. Бабушка брезгливо поморщилась.

— Тогда я вылезла из окна и помчалась прямо к тебе, — завершила я свой рассказ.

— Я рада, что ты вспомнила обо мне, Птичка, но что-то совсем ничего не понимаю.

— Я тоже! — вздохнула я. — До сих пор не могу поверить, что меня Пометили. Ну почему, почему именно меня?

— Я имела в виду совсем другое, глупышка. Я нисколько не удивлена, что тебя Выследили и Пометили. Наш род всегда тяготел к магии, рано или поздно кто-то из Редбердов должен был стать Избранником. Я не понимаю, почему тебя Пометили так поздно! Твой полумесяц уже перестал быть просто контуром! Он теперь полностью синий.

— Не может быть!

— Взгляни сама, у-ве-тси-а-ге-я, — произнесла она на языке чероки, и я сразу вспомнила загадочную встречу с Богиней.

Бабушка порылась в сумочке и вытащила старинную серебряную пудреницу, которую всегда носила с собой. Не говоря ни слова, она протянула ее мне. Я нажала на крошечный замочек. Пудреница распахнулась, и я увидела отражение… все той же знакомой незнакомки.

Это была я, но не совсем я. У девушки в зеркале были огромные глаза и слишком белая кожа, но не это привлекло мое внимание. Я не могла оторвать взгляд от ее Метки — полумесяц был полностью залит странным темно-синим цветом.

Медленно, словно во сне, я подняла руку и провела по Метке пальцами, и мне вдруг почудилось, будто к моему лбу вновь прикоснулись губы Богини.

— Что это значит? — спросила я, не в силах отвести взгляда от своего отражения.

— Мы надеемся, что это ты ответишь нам на этот вопрос, Зои Редберд!

У нее был волшебный голос. Еще не успев поднять глаза от зеркала, я уже знала, что она чудесная и неповторимая. Так оно и оказалось. Она была прекраснее кинозвезды и роскошнее Барби.

Клянусь, я никогда в жизни не видела такой красоты. Огромные миндалевидные глаза незнакомки были цвета густого зеленого мха. Ее лицо имело идеальную, напоминавшую сердечко форму, а безупречная кожа была такого нежного кремового оттенка, который можно увидеть только в телевизионной рекламе. Волосы красавицы были рыжими, но не чудовищного морковно-апельсинового или линялого рыжеватого оттенка, нет, это была целая масса роскошных темно-золотистых прядей, тяжелыми волнами падавших ей на плечи. Ее фигура тоже была превосходной.

Незнакомка явно не следовала примеру безмозглых девчонок, которые изводят себя голоданием и нажираются рвотным после каждого приема пищи, надеясь стать похожими на крошку Пэрис Хилтон (типа: «Это круто!» Да иди ты знаешь куда, Пэрис!)

Прекрасное тело женщины было изящным и стройным с округлостями, то есть у нее был офигенный бюст. (Надеюсь, когда-нибудь у меня тоже будет офигенный бюст.)

— Хм? — буркнула я. Кстати, о бюсте — я выглядела такой дурой, будто думала именно этим местом.

Женщина улыбнулась, показав два ряда потрясающе белых и ровных, без единого клыка, зубов. Да, совсем забыла упомянуть, что в добавление ко всем прелестям во лбу незнакомки сиял синий полумесяц, от которого, подобно океанским волнам, разбегались сапфировые завитки, спускавшиеся к ее высоким скулам.

Она была вампиром.

— Мы все надеемся, что ты объяснишь нам, каким образом у только что помеченной недолетки еще не завершившей свое Превращение, могла появиться Метка взрослого вампира?

Не будь ее улыбка так прекрасна, а голос так ласков, вопрос показался бы мне жестким. Но я услышала в нем лишь тревогу и едва заметную растерянность.

— Значит, я не вампир? — выпалила я. Ее смех напоминал музыку.

— Пока нет, Зои, но твоя Метка уже полностью завершена, и это очень хороший знак.

— А… Вот как… Ну тогда… Нормально. То есть, хорошо, — пробубнила я.

К счастью, от полного позора спасла меня бабушка.

— Зои, это Неферет, Верховная жрица Дома Ночи. Она заботилась о тебе, пока… — тут бабушка запнулась, не желая упоминать, что я была без сознания, — …пока ты спала.

— Добро пожаловать в Дом Ночи, Зои Редберд, — сердечно приветствовала меня Неферет.

Я посмотрела на бабушку и снова перевела взгляд на Неферет. Бабушкина поддержка придала мне уверенности, поэтому я осмелилась возразить:

— Но… вообще-то меня зовут не так. Моя фамилия Монтгомери.

— Вот как? — переспросила Неферет, едва заметно приподняв свои безупречные янтарные брови. — Видишь ли, одним из преимуществ новой жизни является то, что ты можешь начать ее с чистого листа. У тебя появляется выбор, которого раньше не было.

Представь, что имеешь право взять себе любое имя. Какое бы ты выбрала?

— Зои Редберд! — не задумываясь, выпалила я.

— Значит, с этого момента тебя будут звать Зои Редберд. Добро пожаловать в новую жизнь.

Неферет вытянула руку, и я машинально протянула ей ладонь, решив, что она хочет обменяться со мной рукопожатием. Но к моему изумлению, Неферет крепко пожала мой локоть. Это было странно, но в то же время почему-то показалось правильным.

Пожатие Неферет было теплым и крепким. Ее улыбка светилась дружелюбием. Она была потрясающей, ей хотелось поклоняться. Неферет была настоящим вампиром, а значит, превосходила любого человека — силой, красотой, талантами. Ее словно озарял ослепительный внутренний свет.

Поверьте, я говорю о свете вовсе не ради шутки, как может показаться, учитывая стереотипные представления о вампирах (в «правдивости» части из них я уже успела убедиться на собственном горьком опыте).

Все люди знают, что: вампиры избегают солнечного света; вампиры особенно сильны в ночное время; вампиры пьют кровь, чтобы жить (буу!) и поклоняются богине Ночи.

— С-спасибо. Очень приятно познакомиться, — пробормотала я, изо всех сил стараясь говорить, как подобает хотя бы немного воспитанной и почти нормальной девушке.

— Я уже говорила твоей бабушке, что за всю историю Дома Ночи к нам еще никто не попадал таким поразительным образом — без сознания и с законченной Меткой на лбу. Ты помнишь, что с тобой случилось, Зои?

Я уже открыла рот, чтобы заверить ее, что помню все до малейших подробностей — как упала, как ударилась головой… превратилась в парящего в воздухе духа… нырнула в пещеру следом за видимыми словами… встретилась с богиней Никс. Но не успела я произнести и слова, как вдруг почувствовала нечто очень-очень странное. Мне показалось, будто кто-то невидимый сильно ударил меня в живот. Знак был вполне ясный и определенный — мне приказывали прикусить язык.

— Я… я почти ничего не помню, — выдавила я из себя, дотрагиваясь до швов на лбу. — По крайней мере, после того, как ударилась головой. То есть, до того я все прекрасно помню. Меня Пометил Ищейка, я приехала домой и рассказала обо всем родителям, они закатили чудовищный скандал, и я тайком удрала к бабушке. Понимаете… к тому времени я чувствовала себя просто ужасно и когда взбиралась по тропинке на вершину холма… — Я остановилась, внезапно припомнив остальное — и остальных — призраков индейцев чероки, плясавших вокруг ритуального костра…

«Заткнись!» — рявкнуло внутри меня какое-то шестое чувство. И я заткнулась.

— Я… я так жутко кашляла, что ничего перед собой не видела… поэтому, наверное, споткнулась, упала и ударилась головой. Больше я ничего не помню. Потом услышала, как поет бабушка Редберд, открыла глаза и увидела себя здесь, — поспешно закончила я.

Мне хотелось отвести глаза от пронзительного зеленого взгляда Неферет, но все то же чувство, которое до этого приказывало мне не терять бдительности и молчать, теперь приказывало выдержать ее взор, и я послушно постаралась придать себе самый простодушный вид, хотя совершенно не понимала причин такой скрытности.

— Потеря памяти совершенно естественна при травмах головы, — нарушила затянувшееся молчание бабушка.

Жаль, что я не могла расцеловать ее прямо на месте!

— Да-да, конечно, — быстро сказала Неферет, и лицо ее снова смягчилось. — Вам не стоит тревожиться за здоровье внучки, Сильвия Редберд. С ней все будет в порядке.

Она говорила с бабушкой с таким уважением, что моя настороженность мгновенно исчезла. Если Неферет так хорошо относится к бабушке Редберд, значит, она классная тетка и неважно, вампир или нет. Правильно?

— Я уверена, вы прекрасно знаете, что вампиры… — тут Неферет сделала паузу и с улыбкой взглянула на меня, — …даже вампиры-недолетки, обладают необычайными способностями к самоисцелению. Зои так быстро поправляется, что вполне может покинуть лазарет. — Она опять посмотрела на меня и спросила: — Тебе, наверное, не терпится познакомиться со своей соседкой по комнате?

«Нет!» Я проглотила ком в горле и послушно кивнула:

— Да.

— Вот и прекрасно! — воскликнула Неферет. Она была так добра, что сделала вид, будто не замечает, с какой старательностью я изображаю перед ней садового гнома с дебильной улыбкой до ушей.

— Вы уверены, что за ней не нужно понаблюдать еще денек-другой? — всполошилась бабушка.

— Я понимаю ваши опасения, но, поверьте, все ее травмы заживают такими темпами, какие обычным людям покажутся невероятными.

Неферет снова мне улыбнулась, а я улыбнулась ей в ответ, хотя была до смерти напугана и психовала, как сдвинутая. Казалось, жрица Ночи была искренне счастлива видеть меня в своем интернате. Если честно, она почти заставила меня поверить в то, что превращение и вампира это еще не конец света.

— Бабушка, со мной все будет хорошо. Честно слово. У меня только голова чуть-чуть побаливает, а так я чувствую себя нормально.

Я вдруг поняла, что говорю чистую правду. Кашель мой полностью прекратился. Мышцы больше не болели. Если не считать ноющей головы, я чувствовала себя совершенно обычно.

И тут Неферет сделала нечто такое, после чего я не только полюбила ее всей душой, но стала по-настоящему ей доверять. Она подошла к бабушке и очень серьезно заговорила с ней, Медленно подбирая слова.

— Сильвия Редберд, я даю вам торжественную клятву что ваша внучка будет здесь в полной безопасности. У нас в Доме Ночи каждому новичку полагается опытный наставник. Чтобы подтвердить свою клятву делом, с сегодняшнего дня я сама стану наставницей Зои. А теперь прошу вас доверить свою внучку моим заботам.

Неферет прижала к сердцу сжатый кулак и поклонилась бабушке Редберд.

Я видела, что та на миг заколебалась, но потом так же серьезно ответила:

— Я принимаю твою клятву, Неферет, Верховная жрица Никс.

И бабушка в точности повторила жест Неферет, поклонившись ей с прижатым к груди кулаком. Затем она повернулась и крепко-крепко обняла меня на прощание.

— Звони мне почаще, Птичка Зои. Я люблю тебя, дорогая.

— Буду звонить. Я тоже тебя люблю, бабуль. Спасибо, что привезла меня сюда, — прошептала я, вдыхая знакомый лавандовый запах и изо всех сил стараясь не разреветься.

Бабушка нежно поцеловала меня в щеку и быстрыми шагами вышла из комнаты, а я впервые в жизни осталась наедине с настоящим вампиром.

— Ну что, Зои, готова начать новую жизнь? Я подняла глаза на Неферет и снова поразилась тому, до чего же она классная. Вот интересно, если я все-таки переживу Прекращение в настоящего вампира, то смогу стать такой же властной и уверенной в себе, или нет? Может быть, такими бывают только Верховные жрицы?

Неожиданно меня охватило безумное желание стать Верховной жрицей, но миг спустя идиотское затмение прошло, и ко мне вернулся разум.

Я была всего лишь девчонкой. Неловкой, неумелой девчонкой, да к тому же сделанной совсем из другого теста, чем Верховные жрицы. Лучше подумать о том, как прижиться в новой школе, и во всем положиться на Неферет, которая обещала, по возможности, облегчить мне эту задачу.

— Готова, — ответила я, радуясь тому, что в моем голосе прозвучало гораздо больше уверенности, чем я испытывала на самом деле.


ГЛАВА 5 | Меченая | ГЛАВА 7