home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 18

Дарий вызвался остаться в машине и приглядывать за Малефисент, пока мы с Афродитой будем есть, что, на мой взгляд, было уже не просто доблестью, а самым настоящим геройством.

— Он слишком для тебя хорош, — сказала я Афродите.

Несмотря на поздний час, в «Цыпленке Чарли» яблоку негде было упасть, и мы с Афродитой, как покорные овечки, влились в двуногое стадо, заняв очередь за тучной теткой с плохими зубами и лысеющим типом, от которого пахло нестиранными носками.

— Разумеется, он слишком для меня хорош! — согласилась Афродита.

— Что? — изумленно переспросила я. — Прости, я, кажется, не расслышала.

Афродита фыркнула.

— Думаешь, я не знаю, как ужасно отношусь к своим парням? Я эгоистка, а не идиотка! Скорее всего, через пару месяцев Дарий будет на стенку лезть от моих выкрутасов. И пусть я брошу его незадолго до того, как он решит бросить меня, зато эти несколько месяцев будут настоящим фейерверком!

— А если просто побыть хорошей девочкой и не доставать бедного парня?

Афродита серьезно посмотрела мне в глаза:

— Я об этом подумаю и, возможно, именно с Дарием изменю своей обычной тактике. — Она помолчала, а потом добавила: — Она меня выбрала.

— Кто?

— Малефисент!

— Да, она выбрала тебя, она твоя кошка. Точно так же Нала выбрала меня, а кошка Дария, как, там ее…

— Нефертити, — подсказала Афродита.

— Да, Нефертити выбрала его. И что из этого? Тоже мне, чудо! Так уж заведено: кошки выбирают себе недолеток, а иногда вампиров. Почти у каждого вампира есть кошка, и…

Тут я осеклась и, наконец, поняла, почему выбор Малефисент произвел на Афродиту такое впечатление.

— Это значит, что я не чужая, — тихо сказала она. — Невероятно, но я до сих пор принадлежу к… — она говорила так тихо, что мне пришлось наклониться, чтобы ее услышать, — вампирскому сообществу. Я не посторонняя…

— Ты и не можешь быть посторонней! — также шепотом ответила я. — Ты одна из Дочерей Тьмы, а значит, часть Дома Ночи. Но самое главное, ты часть Никс.

— Но после того этого, — Афродита дотронулась до своего лба, на котором уже нечего было замазывать перед выходом из школы, — я себя чувствовала совсем по-другому. Чужой. Лишней. Малефисент все изменила.

— Вот как… — пролепетала я, потрясенная ее неожиданной искренностью.

Афродита тут же опомнилась, передернула и плечами и стала прежней невыносимой адской ведьмой.

— Впрочем, неважно… Я по-прежнему по уши и дерьме, а когда нажрусь с тобой на пару этой дешевой жирной отравы, то, наверное, покроюсь прыщами, как жаба.

— Да брось, никаких прыщей у тебя не будет! Холестерин благотворно влияет на волосы и ногти. Типа витамина Е! — Я подтолкнула Афродиту плечом. — Давай я тебе что-нибудь закажу.

— Можно чего-нибудь диетического?

— Не смеши мои кроссовки! В «Цыпленке Чарли» диетического не бывает.

— А диетическая кола?

Я с презрением взглянула на ее безупречную фигуру.

— Тебе она ни к чему!

Одно из преимуществ ресторанов быстрого обслуживания — реально быстрое обслуживание, поэтому вскоре мы с Афродитой уже сидели за почти чистым столиком и уплетали жареного цыпленка с щедро сдобренной кетчупом картошкой фри.

Пожалуйста, не поймите меня неправильно. Я действительно заглатывала еду, как конвейер — не забывайте, мы опаздывали в школу, да еще страшно было надолго оставлять Дария в обществе адской кошки — но при этом наслаждалась каждым кусочком.

Видите ли, после пары месяцев полезной и сбалансированной еды в столовой Дома Ночи, моим вкусовым рецепторам настоятельно требовалась доза чего-нибудь восхитительно несбалансированного и абсолютно неполезного. Честно. Не вру.

— Мы поговорили со Стиви Рей, — сообщила я, вгрызаясь в куриное крылышко.

— Ее деревенский говор я слышала даже из соседней комнаты! — кивнула Афродита, изящно отщипывая кусочки куриной ножки. Увидев, что я круто посолила и без того соленую картошку, она брезгливо поморщилась: — Смотри, распухнешь, как дохлая рыба!

— Буду носить штаны для похудания, пока лишнее с мочой не выйдет! — ухмыльнулась я, нацеливаясь на очередной кусочек куриного мяса.

Афродита передернула плечами.

— Фу! Какая ты грубиянка! Не могу поверить, что мы подруги! Что лишний раз доказывает глубину моего падения! Ну, и как дела у Стиви Рей и ее зверинца?

— Вообще-то о ней самой и ребятах из туннеля мы не говорили, — соврала я. Не хотелось сообщать Афродите, что она снова оказалась права, и Стиви Рей открыто призналась: с ней самой и ее друзьями из туннелей все не так просто.

— Но уж о Старке-то точно поговорили?

— Да, и тут все плохо.

— Не удивительно, раз он мертвый! Или немертвый. Впрочем, и то, и другое полный отстой. Даже не знаю, что хуже. Стиви Рей не сообщила, когда он оживет? Или подождем, пока Старк завоняет, и тогда поймем, что праздника не будет?

— Не говори о нем так!

— Прости, забыла, что ты на него запала! Так что сказала Стиви Рей?

— Увы, она сама ничего точно не знает. Все, что произошло до Превращения, она помнит урывками. Короче, Стиви Рей посоветовала выкрасть тело Старка из морга и посмотреть, оживет он или нет. Если оживет, его надо будет тут же накормить.

— Накормить гамбургерами с жареной картошкой или через дырку в вене?

— Второй вариант.

— Да уж… Для тебя все это прямое кровопийство просто праздник, а меня так аж выворачивает.

— Между прочим, меня тоже, но куда деваться? Это очень могучая сила, — чувствуя себя неловко, призналась я.

Афродита долго и пристально посмотрела на меня.

— В учебнике вампирской социологии говорится, что прямое кровопийство похоже на секс. Даже лучше.

Я пожала плечами.

— Нет, так просто ты не отделаешься! Мне нужны подробности!

— Ладно, это похоже на секс. Правда.

Глаза Афродиты расширились.

— И столь же приятно?

— Да, только прямое кровопийство дело не такое уж безобидное. — Я вспомнила Хита и решила сменить тему. — В любом случае, придется выкрасть тело, возможно, временно мертвого Старка и спрятать там, где можно будет следить ожил он или нет. Затем мы его накормим…

— Небольшое уточнение — это ты его накормишь. Извини, подруга, но мои вены никто прокусывать не будет!

— Да, да, я его накормлю. — Вообще-то подобная перспектива меня очень даже воодушевляла, но не говорить же об этом Афродите. — Но вот только как нам его выкрасть, и где спрятать?

— Н-да, непростая задачка, тем более, что Неферет, наверняка, глаз с него не спускает.

— По словам Стиви Рей, ты снова угадала. — Я сделала жадный глоток колы.

— Значит, тебе нужна видеоняня, — сказала Афродита.

— Что?

— Ну, скрытая камера, с помощью которой богатенькие мамочки следят за своими драгоценными крошками, даже когда сидят в загородном клубе и потягивают мартини в одиннадцать утра.

— Афродита, ты существо из другого мира!

— Спасибо! — кивнула она. — Видеоняня как раз то, что нам надо! Прямо сейчас заедем в «Радио-шэк» и я куплю комплект аппаратуры… Джек вроде рубит в электронике?

— Да.

— Значит, камеру он поставит в морге, а монитор в твоей комнате. Хотя, черт, зачем? Куплю модель с переносным монитором, чтобы ты могла таскать его с собой!

— Правда?

— Ну конечно!

— Ты вернула меня к жизни, Афродита! А то я решила, что придется прятать Старка в своем шкафу.

— Фи! — поморщилась Афродита и, воздав должное вредной еде, спросила: — О чем еще говорила эта деревенщина?

— Вообще-то мы обсуждали тебя! — нагло заявила я.

— Меня? — сузила глаза Афродита.

— Ну, совсем немного. Мы обсуждали, как бы она могла олицетворять Землю на завтрашнем очистительном ритуале вместо тебя.

— То есть Стиви Рей спрячется за мной, и мы прикинемся, словно Землю вызываю я, хотя фактически это сделает она?

— Не совсем. Думаю, Стиви Рей просто займет свое место в круге.

— Прямо перед всей школой?

— Ага.

— Ты ведь шутишь, правда?

— Нет.

— И Стиви Рей согласилась?

— Да, — ответила я с куда большей уверенностью, чем чувствовала на самом деле.

С минуту Афродита молча жевала, потом медленно кивнула.

— Поняла. Ты рассчитываешь, что Шекина прикроет твою задницу,

— Наши задницы, Афродита. То есть мою, твою, Стиви Рей, красных недолеток и Старка, если он, конечно, оживет. Думаю, если новые недолетки перестанут прятаться, Неферет будет сложнее использовать их в своих целях.

— По-моему, план не фонтан!

— Может, он и убогий, но где взять лучше? Лично я настроена серьезно. И вам бы следовало. Неферет — чудовище. Она пыталась развязать войну с людьми и вряд ли отказалась от своих планов даже теперь. А еще, — нерешительно добавила я, — у меня дурное предчувствие.

— Черт, вот это плохо. Что за предчувствие?

— Я честно пыталась не обращать на него внимания, но после появления Никс мне все время кажется, что с Неферет что-то не так.

— Зои, перестань себя накручивать! Такое предчувствие у тебя было задолго до явления Никс.

Я покачала головой.

— Это совсем другое. Теперь стало гораздо хуже. И Стиви Рей это тоже чувствует. — Я замялась, а потом неуверенно добавила: — А после того, как вчера на меня что-то напало, я теперь даже ночи боюсь!

— Ночи?

— Ну да, ночи, — повторила я.

— Зои, мы — дети ночи, как она может тебя пугать?

— Не знаю, но у меня такое ощущение, будто в ночи прячется что-то темное и все время следит за мной! А что чувствуешь ты?

— В смысле? — вздохнув, спросила Афродита.

— В смысле Неферет и всего остального! Скажи, ты не чувствуешь никаких негативных волн?

— Ну, не знаю. Я ни о каких таких твоих волнах и не думала. Мне своих проблем хватает…

Я судорожно вцепилась в курицу и жареную картошку, чтобы не придушить Афродиту от отчаяния.

— Так почему бы не подумать для разнообразия? То есть хочу сказать, это очень-очень важно. — Я понизила голос, хотя посетители ресторана жадно набивали себя холестерином и не обращали на нас никакого внимания. — Между прочим, у тебя было два видения о том, как меня убили, и как минимум в одном участвовала Неферет.

— Я рада, что ты, наконец, поняла, чем объясняются твои «дурные предчувствия» относительно Неферет, — ответила Афродита, выделяя голосом слова «дурные предчувствия». — Пересказав тебе видения о твоих смертях, я лишь еще больше усилила твою и без того зашкаливающую тревожность.

— Думаю, дело не только в этом. Видишь ли, за последние два месяца со мной то и дело что-то происходит, но до сих пор я так не боялась. Это со мной вообще впервые. Ну прямо такой страх, от которого визжать хочется и…

Знакомый смех заставил меня осечься на полуслове и повернуться к входной двери. И тут мне показалось, будто меня ударили под дых, выдавив из груди весь воздух.

Он держал в руках поднос со своим любимым комплексным набором (№ 3, с самой большой порцией жареной картошки) и крохотным детским обедом. Ну, знаете, таким, какой обычно заказывают девчонки во время свидания. Типа я много не ем, так, поклюю немножечко. Ага, а потом приходят домой и сметают в холодильнике все подчистую.

У его девушки руки были свободны, поэтому ничто не мешало ей засовывать пальцы в передний (передний!) карман его джинсов, пытаясь запихнуть туда деньги. Он всегда жутко боялся щекотки, вот и сейчас, несмотря на нездоровую бледность и черные круги под глазами, хохотал как полный имбецил, а его спутница кокетливо улыбалась.

— В чем дело? — спросила Афродита.

Когда я не ответила, уставившись в одну точку, она развернулась на стуле, чтобы взглянуть, куда это я уставилась.

— О, да это же… как его? Твой бывший парень?

— Хит, — еле слышно выдохнула я.

Это было просто невероятно. Мы сидели в противоположном конце зала, и слышать меня Хит не мог, но, едва его имя слетело с моих губ, как он обернулся и посмотрел на меня.

Смех оборвался. Его всего передернуло, честно, передернуло, словно при взгляде на меня Хита обожгла боль. Девушка оставила в покое его карман, повернулась в ту сторону, куда он смотрел, и тоже меня заметила. Глаза у нее стали огромные, как блюдца.

Хит перевел взгляд с меня на нее, и я скорее увидела, чем услышала, как он произнес: «Мне надо с ней поговорить».

Девушка грустно кивнула, взяла поднос и пошла к самому дальнему от нас с Афродитой столику. Хит медленно подошел ко мне.

— Привет, Зои! — голос был напряжен почти до неузнаваемости.

— Привет, — сорвалось с моих вдруг онемевши к губ. Мое лицо то бледнело, то краснело.

— С тобой все в порядке? Не ранена, ничего такого? — тихо поинтересовался Хит, глядя на меня с таким пристальным взрослым вниманием, будто ему было не восемнадцать, а гораздо больше.

— Я в порядке, — пробормотала я.

Хит с шумом выдохнул, точно не мог сделать этого как минимум несколько дней, отвел глаза и уставился в сторону, словно был не в силах на меня смотреть. Но быстро взял себя в руки и снова встретился со мной взглядом.

— Позапрошлой ночью что-то случилось… — начал он, но, многозначительно покосившись на Афродиту, замолчал.

— Хит, это Афродита, моя э-э-э… подруга из… Дома Ночи, — выдавила я, с трудом обретя голос.

Хит вопросительно взглянул на меня, но я больше не смогла произнести ни слова.

Тогда Афродита вздохнула и своим привычным высокомерным тоном заметила:

— Зои хочет сказать, что при мне можно говорить о Запечатлении и тому подобном, — она замолчала и подняла брови. Когда я опять ничего не сказала, Афродита уточнила, глядя на меня: — Он ведь может говорить при мне, да, Зои?

Но я по- прежнему молчала, словно оцепенела. Тогда Афродита пожала плечами и предложила:

— Если вы хотите поговорить вдвоем, я не против. Я могу подождать в машине…

— Нет! Останься, пожалуйста! Хит, ты можешь говорить при Афродите! — выпалила я, с усилием прорвав плотину, которую боль воздвигла в моем горле.

Хит кивнул и быстро отвернулся, но в его милых карих глазах мелькнули обида и разочарование.

Я понимала, что он хотел бы поговорить со мной наедине.

Но я не могла. Не могла остаться один на один с его чувствами. Не сейчас. Не так скоро после потери Лорена, Эрика и Старка. Я не вынесу, если он скажет, что ненавидит меня и жалеет, что между нами когда-то что-то было. При Афродите Хит ничего такого не скажет. Я же его знаю. Он порвет со мной, но не станет опускаться до оскорблений и кошмарных сцен (как Эрик). Его правильно воспитали: Хит был, есть и всегда будет настоящим джентльменом.

Когда Хит собрался с силами и взглянул на меня, на его лице было только притворное безразличие.

— Как скажешь. Я так понял, позавчера что-то случилось, и Запечатление между нами разорвалось.

Я с усилием кивнула.

— Значит, разорвалось? По-настоящему?

— Да, по-настоящему.

— Как?

— Оно разорвалось, когда я Запечатлелась с другим, — набрав в легкие побольше воздуха, ответила я.

Разговаривая, Хит смотрел на меня сверху вниз и, когда я произнесла эти слова, резко дернулся, точно я его ударила.

— Ты была с другим человеком?

— Нет!

Хит судорожно скрипнул зубами.

— Значит, с тем недолеткой, о котором ты говорила? С Эриком?

— Нет, — тихо повторила я.

На этот раз Хит не отвел глаз и даже не попытался скрыть боль, сочившуюся из его взгляда и голоса.

— У тебя есть кто-то еще? Кроме того парня, о котором ты мне рассказывала?

Я уже открыла рот, чтобы объяснить: да, у меня был парень номер три, но это было огромной ошибкой и теперь все в прошлом… К сожалению, Хит не дал мне такой возможности.

— И ты сделала это с ним.

Он не спрашивал, а утверждал, но я все равно кивнула.

Конечно, он уже все знал — как же иначе! Наше Запечатление было очень прочным, даже если он не почувствовал, что именно произошло между мной и Лореном, Хит должен был ощутить силу, разорвавшую нашу с ним связь. — Как ты могла, Зо? Как могла поступить так со мной? С нами?

— Прости, Хит, я не хотела причинить тебее боль. Я просто…

— Хватит! — оборвал Хит, подняв руку, словно защищаясь от моих слов. — «Не хотела делать больно» — это просто чушь собачья. Я любил тебя с начальной школы. Мне всегда было больно, когда ты была с другим. Как же иначе?

— Сегодня ты сам с другой, — невозмутимый голос Афродиты словно взорвал воздух между нами тремя.

Когда Хит к ней обернулся, его глаза сверкнули.

— Впервые за эти дни я позволил другу вытащить меня из дома. Другу! — Он повернулся ко мне, и я снова заметила, как Хит побледнел и осунулся. — Это Кейси Янг, помнишь ее? Когда то вы с ней тоже дружили.

Я повернулась к столику, за которым в полном одиночестве сидела расстроенная Кейси. Когда они с Хитом вошли, я ее даже не разглядела. Зато сейчас узнала и густые рыжеватые волосы, и красивые глаза цвета темного меда, и милые веснушки. Хит не ошибся: я действительно с ней дружила, пусть не так крепко, как с Кайлой, но мы много общались.

Хит всегда обращался с Кейси, как с младшей сестренкой, а она, хоть и сохла по нему украдкой, никогда не делала никаких поползновений увести моего парня, как коварная Кайла. Заметив, что я смотрю на нее, Кейси подняла голову и с грустным видом помахала мне рукой. Я махнула ей в ответ.

— Знаешь, что чувствуют люди, когда рвется Запечатление? — Голос Хита заставил меня вновь переключить внимание на него. В его голосе больше не было ни грусти, ни напряжения. Он звучал резко, словно Хит вырезал каждое слово из своей души.

— Они чувствуют боль, — с трудом пролепетала я.

— Боль?! Слабо сказано, Зои. Сначала я подумал, будто ты умерла. И хотел умереть тоже. Наверно, в тот миг умерла какая-то часть моей души.

— Хит, — прошептала я, потрясенная муками, которые ему причинила, — Мне так… Мне так…

Только он еще не закончил.

— Но я не умер, потому что частично чувствовал, что с тобой происходит. — Хит мучительно поморщился, — то есть то, что он заставляет тебя чувствовать. А потом в том месте моей души, где всегда жила ты, образовалась дыра. Я до сих пор не стал сам собой. Часть меня умерла. Большая часть, Зои. И это все время болит. Каждый день, — Он зажмурился, выдохнул и покачал тоновой. — А ты… Ты мне даже не позвонила!

— Я хотела, — жалобно пролепетала я.

Хит хмыкнул.

— Ах, да, как я мог забыть! Ты же мне эсэмэску сегодня утром сбросила! Спасибо огромное!

— Хит, я хотела с тобой поговорить! Но просто не могла. Это так… — Я запнулась, пытаясь придумать, как в присутствии Афродиты несколькими фразами рассказать ему о Лорене. Нет, ничего тут не придумаешь. Не здесь. Не сейчас. — Прости, я была неправа. Мне очень жаль. — Вот и все, что я смогла сказать.

Хит покачал головой.

— «Мне жаль» не прокатит, Зо. Только не сейчас. Я не об этом. Помнишь, ты говорила, что я схожу по тебе с ума и хочу тебя только из-за этого нашего Запечатления?

— Да.

Я приготовилась услышать, что он на самом деле никогда меня не любил, ни капельки не хотел и просто счастлив, наконец, избавиться от меня и нашего идиотского Запечатления.

— Я всегда говорил тебе, что ты ошибаешься. Так вот, ты опять ошиблась. Я влюбился в тебя в третьем классе. А потом полюбил. Я люблю и хочу тебя сейчас, и, наверное, так будет до самой моей смерти, — в глазах Хита блеснули непролитые слезы. — Пусть так, но я больше не хочу тебя видеть. Любовь к тебе причиняет слишком много боли, Зо!

Хит развернулся и медленно направился к Кейси. Когда он сел за столик, та что-то ему шепнула.

Не взглянув на меня, Хит кивнул. Кейси подсунула ему под локоть руку и, оставив нетронутую еду на столе, Хит с другом вышел из моей жизни.


ГЛАВА 17 | Непокорная | ГЛАВА 19