home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 22

Когда бабушка велит мне что-то сделать, я всегда делаю. Без вопросов.

— Хорошо, сейчас все сделаем. У меня в комнате есть сверток с травами, сейчас принесу. — Я посмотрела на Афродиту, и она, кивнув, махнула рукой в сторону двери.

— Какие у тебя травы? — поинтересовалась бабушка.

— Белый шалфей и лаванда, я их в шкафу с футболками держу.

— Это как раз то, что нужно! Эти травы близки к тебе, но еще не утратили своей магической силы. Беги скорее!

Через минуту я со свертком в руках влетела в комнату Афродиты.

— Я пока нашла вазу под курильницу! — сообщила Афродита и вручила мне прекрасную чашу лавандового цвета, украшенную по ободку лепниной в виде лозы и виноградных гроздьев. Это было настоящее произведение искусства, и я невольно залюбовалась роскошным узором. Перехватив мой взгляд, Афродита небрежно пожала плечами: — Ну да, дорогая. Старинная.

Я покачала головой.

— Бабушка, чаша у нас есть!

— А перо? Лучше всего какой-нибудь миролюбивой птицы, вроде голубя, или же птицы защитника — орла или сокола.

— Перьев у меня нет, — вздохнула я, вопросительно покосившись на Афродиту.

— У меня тоже.

— Ну ничего, обойдемся и так! Ты готова, Птичка?

Я подожгла плотно скрученный пучок сухих трав, подождала, пока огонь как следует разгорится, задула пламя, бросила курящиеся травы в лиловую чашу и поставила ее между собой и Афродитой.

— Готова, бабушка. Дым валит вовсю.

— Разгоняйте его вокруг себя, девочки! Думайте о защите, о добрых духах. Думайте о своей Богине и о том, как она любит вас обеих.

Так мы и сделали. Поочередно разгоняли дым руками и медленно вдыхали душистый запах курящихся трав.

Малефисент чихнула, недовольно фыркнула и, спрыгнув с кровати, удалилась в ванную. Давно бы так!

— Теперь придвиньте курильницу поближе и слушайте меня внимательно! — сказала бабушка, и я услышала, как она сделала три глубоких очищающих вздоха. — Прежде всего вам нужно знать, что Т-си С-ги-лъ — это колдуньи народа чероки. Только пусть это слово вас не обманывает! Эти ведьмы не имеют никакого отношения к мирному и прекрасному культу Викки и викканской магии. Непохожи они и на ваших мудрых жриц, поклоняющихся Никс.

Т- си С-ги-ли — изгои племен и всегда живут отдельно. Они насквозь пропитаны злобой и ненавистью. Они черпают радость в убийстве и питаются смертью. Т-си С-ги-ли питаются страхом и болью своих жертв, страдания терзаемых ими укрепляют их магическую силу. Смерть — их пища. Но самое страшное, что они могут мучить и убивать при помощи ане ли сги .

— Бабушка, постой! Что это значит?

— Это значит, что они могущественные медиумы и могут убивать силой своей злобной воли.

Афродита хмуро посмотрела на меня, и я прочла в ее голубых глазах отражение собственной догадки. Неферет была самым могущественным медиумом среди вампиров!

— А почему в стихотворении Т-си С-ги-ли названа царицей? — спросила Афродита.

— Деточка, я сама впервые слышу о такой царице! Т-си С-ги-ли обычно живут одни и не признают над собой никакой власти. Впрочем, я сама не слишком много о них знаю.

— Значит, Калона — тоже Т-си С-ги-ли? — спросила я.

— Нет, Птичка, нет… Он хуже. Гораздо хуже. Т-си С-ги-ли, конечно, злы и опасны, но они все-таки люди, а значит, по меньшей мере, смертны.

Бабушка остановилась, и я услышала, как она снова сделала три глубоких очищающих вдоха. Когда она заговорила, то понизила голос, точно боялась, что нас могут подслушать. В голосе бабушки не было страха, лишь осторожность и глубокая серьезность.

— Калона — отец воронов-пересмешников и он не человек. Мы зовем его и его чудовищных детей демонами, но это не совсем точно. Калону правильнее назвать ангелом.

Едва бабушка упомянула воронов-пересмешников, как по спине у меня пробежал ледяной холодок. Потом до меня дошел смысл остальных ее слов, и я удивленно захлопала глазами.

— Значит, Калона ангел? Как в Библии?

— Кажется, ангелы белые и пушистые? — нахмурилась Афродита.

— В основном, да. Не забывайте, что христиане считали Люцифера самым светлым и прекрасным из ангелов, но он пал с небес.

— Ой, точно! Я и забыла, — закивала Афродита. — Значит, этот Калона когда-то был ангелом, но потом пал и стал злыднем?

— Именно так. В древние времена ангелы бродили по земле и нередко вступали в связь с людьми. В легендах и преданиях многих народов есть упоминания об этих временах, вспомните хотя бы многочисленные греческие и римские мифы, в которых олимпийские боги нередко попадают под чары земных женщин. В Библии детей, рожденных от сошедших на землю ангелов, называли исполинами или нефилимами. Разумеется, у каждого народа свои легенды, но все они сходятся в двух моментах. Во-первых, ангелы были прекрасны и могущественны. Во-вторых, они вступали в связь со смертными женщинами.

— А куда деваться? — вздохнула Афродита. — Кто устоит перед могущественным красавцем?

— Ты права, — засмеялась бабушка. — Эти ангелы и в самом деле были неотразимы. У народа чероки сохранилось предание об одном таком ангеле, красота которого затмевала само солнце. У него были крылья цвета темной ночи, и еще он мог превращаться в огромного ворона.

Поначалу мои соплеменники принимали его за бога. Чероки приветствовали его песнями и танцами, ублажали дарами. Наши урожаи утроились, наши женщины давали сильное и красивое потомство. Все шло как нельзя лучше. Но со временем все изменилось. Не спрашивайте меня — почему, я и сама не знаю. Это всего лишь одна из наших легенд, древних, как сама земля. Многие предания чероки затерялись во времени, а в оставшихся загадок больше, чем ответов. Я думаю, что богу не место среди людей, как бы красив он ни был.

Помню, в детстве бабушка пела мне песню о том, что Калона изменился, когда повадился всходить на ложе к невинным девушкам племени. Якобы после первой же связи с девственницей, он стал одержимым. Отныне он постоянно желал женщин, непрестанно совокуплялся с ними и при этом с каждым днем все сильнее ненавидел их за то, что они вызывают в нем неуемную похоть и неутолимое вожделение.

— Ну конечно, так все маньяки говорят! — презрительно фыркнула Афродита. — Сам спятил от своего распутства, а обвиняет женщин! Да кому нужен такой потаскун, пусть даже он трижды красавчик с крыльями?

— Ты права, детка. Все произошло имено так, как ты сказала. Бабушка пела, что вскоре невинные девы стали избегать Калону, и тогда он превратился в чудовище. С помощью своей божественной силы он насылал оцепенение на мужчин и осквернял наших девушек силой. И каждое новое преступление лишь разжигало его безумную ненависть к женщинам чероки, и вскоре он стал совсем одержимым.

Однажды я слышала песнь одной старой-старой знахарки, и она пела: женщины чероки стали для Калоны водой и воздухом, пищей и жизнью, но он ненавидел их за то, что не мог без них жить.

Бабушка замолчала, и я без труда представила, как ее лицо исказилось от отвращения. Когда она заговорила снова, голос ее дрожал от гнева и презрения:

— Изнасилованные женщины беременели, но чаще всего рожали мертвых существ, непохожих ни на что живое. Но очень редко отпрыски Калоны выживали. Легенды говорят, будто у них были тела воронов, а ноги и глаза людей.

— Брр! — передернулась Афродита. — Тело ворона, а ноги и глаза человеческие? Запредельная мерзость!

Я содрогнулась всем телом.

— Знаешь, бабушка, в последнее время рядом со мной постоянно каркают вороны. Один даже попытался на меня напасть, но я его отогнала, и он только поцарапал мне руку.

— Что? Когда? — испуганно вскинулась бабушка.

— Я постоянно слышу их по ночам. Еще думала — чего это они подняли такой гвалт, ведь по ночам все птицы спят… А вчера что-то вдруг замахало вокруг меня крыльями, будто мерзкая невидимая птица. Я замахала руками, кое-как отбилась, забежала в школу и вызвала огонь. Понимаешь, от этих невидимых крыльев веяло холодом, как из морозилки.

— И тебе удалось? Огонь прогнал холод? — спросила бабушка.

— Да, но с тех пор я постоянно чувствую на себе чей-то взгляд.

— Это пересмешники. — Бабушкин голос был тверд, как сталь. — Тебя преследуют духи демонов, детей Калоны.

— Я тоже слышала воронов, — снова побледнела Афродита. — Последнее несколько ночей они постоянно действуют мне на нервы.

— С ночи убийства профессора Нолан, — еле слышно уточнила я.

— Точно, именно тогда они и появились! Бабушка, неужели они имеют какое-то отношение к смерти Лорена и профессора Нолан? — в ужасе вскрикнула Афродита.

— Нет, детка, я так не думаю. Видишь ли, демоны утратили телесную оболочку. Теперь они только злые духи, которые способны терзать лишь старых да больных. Зои, они сильно тебя поранили?

Я машинально взглянула на совершенно гладкую ладонь.

— Ты не поверишь, бабушка, но рубцы зажили буквально на глазах.

Бабушка долго молчала, а потом сказала:

— Никогда не слышала, чтобы пересмешники могли причинить боль молодым и здоровым. Они злые каверзники, мелкие пакостники, которым доставляет удовольствие мучить тех, кто находится у порога смерти. Не думаю, что бы они могли убить здоровых взрослых вампиров, однако запах смерти и страдания вполне мог привлечь их к Дому Ночи и придать сил. Они питаются злом, болью, страхом и мучениями. Будьте осторожны, девочки мои! Вороны-пересмешники — духи зла, и их внезапное появление не сулит ничего хорошего.

Слушая бабушку, я невольно опустила глаза на листок со стихотворением. Вновь и вновь я перечитывала строку «Будет рукой мертвеца вызван к жизни великий властитель ».

— Что случилось с Калоной? — резко спросила я.

— Его погубила собственная ненасытная похоть. Долгие годы воины чероки пытались его одолеть, но не смогли. Не забывайте, он был бессмертным ангелом. Лишь магия способна сокрушить существо, обладающее магической силой.

— И как это случилось? — спросила Афродита.

— Гигуя созвала тайный совет знахарок всех племен.

— Кто такая гигуя?

— На языке чероки гигуя означает «Любимая женщина племени». Обычно это опытная знахарка, наделенная особой близостью к Великому духу, облеченная властью объявлять войну и заключать мир. Каждое племя выбирает свою гигую, и она возглавляет женский совет.

Получается, это как наша Верховная жрица, — уточнила я.

— Да, Птичка, очень удачное сравнение. Гигуя собрала мудрых женщин в единственном месте, где их не мог подслушать Калона — в глубокой подземной пещере.

— Почему он не мог их там подслушать? — спросила Афродита.

— Калона ненавидит землю. Ангелу, рожденному на небесах, не место на земле.

— Скажи, а почему Великий дух или кто там у вас, не вернул его обратно на небо?

— Свобода воли, — сурово ответила бабушка. — Калона был свободен выбрать собственный путь, так же, как вы с Афродитой свободно выбираете свой.

— От этой свободы воли иногда один геморрой, — не выдержала я.

Бабушка рассмеялась, и мне сразу стало легче от ее знакомого заразительного хохота.

— Да, у-ве-тси-а-ге-я , так оно и есть. Но именно свобода воли мудрых женщин спасла наш народ.

— Что же они сделали? — не выдержала Афродита.

— Они поразили Калону его же собственным оружием. С помощью женской магии они создали девушку столь прекрасную, что Калона не смог устоять перед ее красотой.

— Создали девушку? Хочешь сказать, заколдовали кого-то?

— Нет, у-ве-тси-а-ге-я , они создали ее на самом деле. Гигуя-горшечница вылепила из глины божественное тело и нарисовала девушке лицо несравненной красоты. Гигуя-ткачиха, самая лучшая во всех племенах, соткала ей волосы, темными густыми волнами ниспадающие до пояса. Гигуя-швея сшила для красавицы платы белое, как полная луна, а все другие женщины расшили его ракушками, перьями и бусинами. Самая быстрая гигуя погладила длинные ноги глиняной девушки и одарила ее скоростью лани. Гигуя-певунья прошептала тихие слова, вложив в ее уста голос нежный и сладкий, самый приятный из всех голосов на земле.

Затем гигуи надрезали ладони и собственном кровью нанесли на тело девушки символы священной семерки: севера, юга, востока, запада, верха, низа и духа. Когда работа была закончена, гигуи взялись за руки, заключили прекрасную глиняную девушку в круг своей силы, и вдохнули в нее жизнь.

— Ты шутишь, ба! Женщины оживили глиняную куклу?

— Так говорится в предании. Неужели поверить в это труднее, чем в то, что одна моя знакомая девочка может управлять всеми пятью магическими стихиями?

Мягкий упрек бабушки заставил меня покраснеть.

— Ну да… Наверное, ты права.

— Разумеется, права, — шикнула на меня Афродита. — А теперь закрой рот и дай послушать.

— Извини, бабуль! — пробормотала я.

— Зои, никогда не забывай, что магия существует на самом деле! — вздохнула бабушка. — Опасно забывать об этом, Птичка.

— Буду помнить! — виновато пообещала я. Просто не верится, что именно я смогла усомниться в существовании магии!

— Итак, я продолжаю, — сказала бабушка, возвращая мое внимание к своей истории. — Гигуи вдохнули в девушку жизнь и разум и дали ей имя А-я .

— Я знаю это слово! — снова перебила я. — Это означает «я»!

— Правильно, у-ве-тси-а-ге-я ! Девушку назвали А-я, потому что в ней была частица каждой женщины, каждой из гигуй. Для каждой из них она была «я».

— Круто! — восхитилась Афродита.

— Гигуи никому не сказали об А-е: ни мужьям, ни дочерям, ни отцам, ни сыновьям. На рассвете следующего дня они вывели ее из пещеры, что была возле ручья, где каждое утро купался Калона, и нашептали ей, что делать дальше.

Прекрасная девушка села на солнце на берегу ручья, и принялась расчесывать волосы и петь песню, какую издревле поют невинные девы племени чероки. Такой увидел ее Калона, а увидев — обезумел от желания. Все произошло так, как задумали гигуи. А-я в точности исполнила свое предназначение. Легче ветра бросилась она прочь от Калоны, и тот помчался за ней.

Так велика была сила его желания, что он забыл обо всем на свете и вбежал следом за ней в пещеру. Ослепленный похотью, он не видел преследовавших его гигуй, не слышал их тихих магических заклинаний.

Глубоко в подземных коридорах Калона настиг А-ю. Но прекраснейшая из прекрасных дев не стала кричать и сопротивляться. Она обвила его нежными руками, прильнула манящим телом. Но едва он овладел ею, податливое тело А-и вновь стало тем, чем было — землей чероки и духом его мудрых женщин. Ее руки и ноги стали глиной, в которой завяз Калона, а дух — зыбучим песком, сомкнувшимся над его головой.

Гигуи запели над ним магическую песню и попросили Прародительницу Землю запечатать пещеру, оставив Калону в вечных объятиях глиняной А-и. Он и поныне там, заключенный во чреве матери-земли.

Я заморгала, словно вынырнула на поверхность после долгого погружения под воду, и снова посмотрела на листок, лежавший возле прекрасной лавандовой чаши.

— Но при чем тут стихотворение?

— Пленение Калоны — это еще не конец истории. Едва он очутился в своей подземной гробнице, жуткие отпрыски Калоны, вороны-пересмешники, запели страшную песнь на человеческом языке. В этой песне они предрекали неизбежное возвращение своего отца и грозили, кто он жестоко отомстит всем людям, особенно женщинам.

В наши дни песня воронов-пересмешников забыта. Даже моя бабушка помнила лишь отдельные слова, которые слышала от своей бабушки. Да никто и не хотел вспоминать эту песню — зачем ворошить былое зло, зачем будить демонов прошлого? Вот так и получилось, что до нас дошли лишь фрагменты легенды, передававшейся от матери к дочери. Но я помню, что там говорилось о кровоточащей земле, страшной Т-си С-ги-ли и возвращении чудовищной красоты демонического отца.

Бабушка долго молчала, а мы с Афродитой в страхе смотрели на листок бумаги.

— Боюсь, ваше стихотворение и есть песня пересмешников. А это значит, что Калона возвращается.


ГЛАВА 21 | Непокорная | ГЛАВА 23