home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 27

Не удивительно, что через несколько минут в моей комнате было не протолкнуться!

— Бабушка Редберд! — завопил Дэмьен, первым бросаясь в ее объятия.

А потом началась кутерьма — Дэмьен представил бабушке Джека, Близняшки одновременно пропели «Привет!» и, наконец, бабушка крепко-прекрепко обняла смущенную, но жутко довольную Афродиту.

Во время краткой передышки Дэмьен и Близняшки подошли ко мне.

— Зет, как ты? — тихо спросил Дэмьен.

— Мы так волновались! — прошептала Шони.

— Жуть, что кругом творится, — добавила Эрин.

— Со мной все нормально. — Я украдкой посмотрела на Джека, который витиевато клялся бабушке в своей любви к лаванде. — Спасибо вам за вашу помощь.

— Конечно, Зои, мы же с тобой! Мы никогда тебя не оставим! — пообещал Дэмьен.

— Аналогично! — хором воскликнули Близняшки.

— Зои! Да тут у вас собака? — удивилась бабушка, только что заметившая, что палевая шерстяная куча на моей кровати шевелится, а кошки бешено шипят, выгибая спины.

— Да, бабушка. Это долгая история…

— Чья она? — спросила бабушка, с опаской потрепав Фанти по голове.

— Моя, — ответил Джек, — Типа как временно…

— Может, самое время рассказать бабушке о Стиви Рей и остальных? — предложила Афродита.

— О Стиви Рей? Птичка, ты по-прежнему скорбишь о ее смерти?

— И да и нет, — вздохнув, отозвалась я. — Тут сразу не объяснить…

— Тогда начни прямо сейчас. Боюсь, потом времени у нас уже не будет, — с непривычной серьезностью сказала бабушка.

— Прежде всего ты должна знать самое главное: я ничего тебе не рассказывала, потому что во всей этой истории замешана Неферет. Она — могущественный медиум. Поэтому все, что я тебе расскажу, она сможет запросто прочитать прямо у тебя из головы, как из книги. А это очень плохо, — вздохнула я.

Бабушка задумчиво отодвинула от моего стола стул и устроилась поудобнее.

— Джек, голубчик, я бы с удовольствием выпила холодной водички. Не принесешь мне?

— У меня в холодильнике есть «Фиджи», — сразу отозвалась Афродита.

— Да что ты? Это было бы замечательно! — обрадовалась бабушка.

— Сбегай принеси, — величественно кивнула Джекy Афродита, — Только больше ничего не трогай.

— Даже твое…

— Даже. Тебе ясно сказано — ничего!

Джек обиженно насупился, но повиновался.

— Насколько я понимаю, вам всем уже известно то, что Зои собирается мне рассказать? — спросила бабушка, когда Джек вернулся. — Я тут единственная непосвященная?

Мои друзья дружно закивали, глядя на нее круглыми глазами перепуганных птенцов.

— Как же вам удается не допускать Неферет в свои мысли?

— Если честно, мы еще не пробовали, но решили в присутствии Верховной жрицы забивать себе голову какими-нибудь дурацкими подростковыми заморочками, — пояснил Дэмьен.

— Например, обувными распродажами и прочей фигней, — добавила Эрин.

— Прочая фигня — это красивые мальчики или тупая домашка, — пояснила Шони.

— Это отвлечет Неферет и не даст ей поточнее настроить локаторы, — подвела итог я. — Но Неферет нельзя недооценивать. С тобой она будет держать ухо востро. Она знает, что ты придерживаешься обрядов чероки, и чувствует твою связь с землей. Так что уж в твои мысли она точно постарается пробраться, даже если ты будешь думать всякие глупости.

— В таком случае, мне придется очистить сознание при помощи медитации. Меня научили этому еще в детстве, так что я сумею запереть свое сознание от непрошеных гостей, — уверенно улыбнулась бабушка. — Нечего вашей Неферет делать в моей голове!

— А если она царица Т-си С-ги-ли?

Бабушкина улыбка померкла.

— У-ве-тси-а-ге-я , ты действительно допускаешь такую возможность?

— Да, бабушка. Мы думаем, это очень может быть.

— Тогда нам всем грозит настоящая беда. Пожалуйста, расскажи мне все.

И я рассказала. С помощью Афродиты, Близняшек, Дэмьена и Джека я посвятила бабушку во все последние события, умолчав лишь о том, насколько изменилась воскресшая Стиви Рей, Когда речь зашла о красных недолетках, Афродита бросила на меня многозначительный взгляд, но промолчала.

На всем протяжении нашего рассказа доброе лицо бабушки становилось все мрачнее и серьезнее. Что поделать, пришлось рассказать ей и о последнем нападении на меня воронов-пересмешников. Напоследок я сообщила ей о гипотетическом воскрешении Старка и о том, как мы со Стиви Рей и Афродитой решили (как бы дико и шокирующее не выглядело такое решение) установить круглосуточное наблюдение за трупом.

— Для этого Джек должен был установить в морге видеоняню. Джек, все получилось? Ваш отвлекающий маневр я оценила! — хихикнула я.

Я улыбнулась косматой Инфанте и потрепала ее по голове. Фанти негромко тявкнула и лизнула меня в лицо. Малефисент и Вельзевул, лежавшие рядышком у двери (кажется, эти чемпионы злобности увидели друг в друге родственные души) подняли головы и дружно зашипели. Спавшая на моей подушке Нала даже глазом не моргнула.

— Ой, Богинечка, чуть не забыл! — Джек вскочил и поднял с пола мужскую сумку-клатч, которую с упорством жеманника называл «сумочкой», потом вытащил прикольное, похожее на экран мини-телевизора устройство, что-то там сделал с кнопками и с победоносной улыбкой вручил мне. — Вуаля! Можешь наблюдать за нашим спящим — честное слово, я всей душой на этой надеюсь! — парнем.

Друзья обступили меня. Набравшись храбрости, я нажала на кнопку ВКЛ. В тот же миг на экранчике появилась четкая черно-белая картинка небольшой комнатки с огромным, похожим на печь, устройством в углу, дюралевыми стеллажами вдоль стен и узким металлическим столом, на котором угадывалось накрытое простыней человеческое тело.

— Гадость какая! — поморщились Близняшки.

— Неприятно, — признала Афродита.

— Может, не стоит смотреть на это в присутствии собаки? — попросил Джек.

Я поспешно нажала на ВЫКЛ.: нельзя сказать, чтобы мне доставляло особое удовольствие подглядывание за мертвецом.

— Это тело того мальчика? — спросила побледневшая бабушка.

— Да, — кивнул Джек. — Я заглянул под простыню, чтобы убедиться. — Он вздрогнул и принялся судорожно гладить Фанти. Огромная собака положила морду ему на колени и тяжело вздохнула. Похоже, это слегка привело Джека в чувство, потому что он тоже вздохнул, обнял Фанти за шею и прошептал: — Вообще-то я все время твердил себе, что он просто уснул.

— Он похож на мертвого? — не удержалась я от вопроса.

Джек кивнул, а потом плотно сжал губы, словно принял решение больше не говорить ни слова.

— Вы все делаете правильно! — объявила бабушка. — Сила Неферет во многом зависит от ее тайн и недомолвок. Все видят в ней могущественную жрицу Никс и верят, будто она направляет свои великие силы на доброе дело. Но если ваши догадки верны, этот благородный фасад позволяет ей беспрепятственно творить зло!

— Значит, мы поступаем правильно, решив на завтрашнем ритуале покончить с нелегальным существованием Стиви Рей и красных недолеток? — с тревогой спросила я.

Бабушка не колебалась ни секунды.

— Да! Если тайна стала сообщницей зла, нужно любыми средствами разрушить этот преступный союз!

— Правильно! — кивнула я.

— Правильно! — хором отозвались друзья.

И тут Джек широко зевнул.

— Ой, простите! Честное слово, это я не потому, что мне скучно!

— Конечно, нет! Просто уже светает, а у вас был очень трудный день, — улыбнулась бабушка. — Мне кажется, вам всем пора спать. И потом, разве мальчикам можно находиться в девичьем общежитии после комендантского часа?

— Ой! Мы об этом просто забыли! И так дерьма хватает, только выговора нам не доставало для полного счастья! — выпалил Джек и тут же смущенно потупился. — Ой, извините, бабушка! Я не хотел говорить плохое слово!

Бабушка широко улыбнулась и потрепала его по щеке.

— Ничего страшного, милый! А теперь быстро спать!

Разумеется, никому из нас и в голову не пришло ослушаться бабушку. Джек и Дэмьен послушно поплелись к двери, а Фанти последовала за ними.

— Эй! — окликнула их я, когда оба были уже на пороге. — Надеюсь, Фанти не влетело за главную роль в отвлекающем маневре?

— Нет, — покачал головой Дэмьен. — Мы все свалили на Малефисент. Все прошло, как по маслу. Эта кошка шипела, рвала и метала, как припадочная, поэтому на Фанти никто и внимания не обратил.

— Моя Малефуся ни разу не припадочная! — бросилась на защиту любимицы Афродита. — Просто она талантливая актриса!

Близняшки засобирались следом за мальчиками. Они крепко обняли бабушку и подняли с пола спящего Вельзевула.

— Увидимся за завтраком, — хором крикнули они и скрылись за дверью.

В комнате остались лишь бабушка, я, Афродита, Малефисент и крепко спящая Нала.

— Пожалуй, мне тоже пора, — вскочила Афродита. — Чует мое сердце, завтра будет особенный день.

— Может, переночуешь у меня? — предложила я.

Афродита подняла идеальные брови и с нескрываемым презрением оглядела две узенькие односпальные кровати.

— Ты все-таки жутко капризная, — вздохнула я. — Хочешь, ложись на мою кровать, а я заберусь в спальник?

— Неужели Афродита еще ни разу не оставалась на ночь в твоей комнате? — спросила бабушка.

Афродита фыркнула.

— Никогда! Завтра я покажу вам свою комнату, и вы сразу поймете, почему я предпочитаю спать в своей постели.

— И еще у Афродиты репутация стервы, а стервы не ночуют у подружек.

«Зато охотно ночуют у дружков, но зачем бабушке знать об этом?»

— Спасибо, подружка, — буркнула Афродита.

— Если она переночует у тебя сразу после моего приезда, Неферет насторожится? — прищурилась бабушка. — Ведь Шекина, наверняка, поставила ее в известность о моем визите?

— Ну да, наверное, — нехотя признала я.

— Неферет не просто насторожится, а сделает охотничью стойку, — уверенно заявила Афродита.

— Тогда, детка, тебе лучше спать у себя, чтобы не давать Неферет лишних поводов подозревать нас, — решила бабушка. — Но я не позволю тебе спать без защиты!

Бабушка поднялась, подошла к груде сумок, все еще стоявших возле двери, и с головой нырнула в очаровательный голубой саквояж, который любила называть «походным».

Сначала она вытащила чудесную ловушку для сновидений. Я много таких повидала, но эта была просто прекрасна. Представьте себе оплетенное кожей кольцо с тончайшей паутинкой лиловых нитей, в центре которой красовалась большая гладко отполированная бирюза цвета ясного летнего неба. По бокам ловушки в три ряда висели нежные перламутрово-серые голубиные перья. Бабушка торжественно вручила ловушку Афродите.

— Какая прелесть! — ахнула Афродита. — Честное слово, она потрясающая!

— Рада, что тебе понравился подарок, дитя мое. Знаю, многие считают ловушки для снов пустячной забавой — думают, они годятся лишь как украшение; но это не так. Я сделала несколько ловушек, и в центр каждой вплела защитную бирюзу. Думаю, вас нужно ограждать не только от плохих мыслей. Возьми ее, детка, повесь на окно в своей комнате. Пусть сила этой ловушки защитит от зла твою спящую душу!

— Спасибо, бабушка! — искренне поблагодарила Афродита.

— И вот еще! — Бабушка снова порылась в саквояже и вытащила высокую толстую свечу сливочного цвета. — Перед тем как ляжешь в постель, зажги ее и поставь рядом на столик. Во время прошлого полнолуния я прочитала над ней защитное заклинание и оставила на всю ночь пропитываться магическим лунным светом.

— А не слишком ли ты увлеклась оберегами, ба? — усмехнулась я.

Вообще- то за семнадцать лет я успела привыкнуть к бабушкиным странностям и нисколько не удивлялась тому, что она чувствует вещи, которые, в принципе, ей чувствовать не полагается — скажем, неожиданный приезд гостей, приближение торнадо (еще до изобретения радара Доплера!) или грозящую опасность.

— У-ве-тси-а-ге-я , осторожность никогда не бывает лишней! — Бабушка взяла лицо Афродиты в ладони и поцеловала ее в лоб. — Спокойной ночи, доченька. Пусть тебе приснятся хорошие сны!

Я увидела, как Афродита часто-часто заморгала, словно вот-вот расплачется.

— Спокойной ночи, — выдавила она и опрометью бросилась из комнаты.

Бабушка долго молчала, потом посмотрела на захлопнувшуюся дверь и тяжело вздохнула.

— Бедная девочка! Сдается мне, она совсем не знала материнской любви…

— Ты опять угадала, — сказала я. — Знаешь, раньше Афродита была такая противная, что ее все терпеть не могли, а я больше всех. Но теперь я поняла: это все показное. Нет, только не подумай, будто она идеал! Она избалованная, легкомысленная, и на язык к ней лучше не попадаться. Порой она ведет себя просто ужасно, но при этом она… — Я замолчала, пытаясь подобрать подходящее определение.

— Она твоя подруга, — просто сказала бабушка.

— Бабушка! Вот ты у нас офигителъно близка к идеалу — восхитилась я.

— Ну, это у нас наследственное, — лукаво подмигнула мне бабушка. — А теперь помоги мне повесить на окно ловушку и зажги лунную свечу — тебе необходимо поспасть.

— А тебе? Разве ты не будешь ложиться? Я ведь сегодня подняла тебя в такую рань, а ты сказала, что уже давно не спишь!

— Вздремну немного, но у меня куча дел. Я нечасто выбираюсь в Талсу, поэтому пока мои маленькие вампирята спят, устрою себе небольшой праздник — пройдусь по магазинам, а потом с удовольствием отобедаю в «Классной доске».

— Ой, бабушка! Кормят там — просто объедение! Помнишь, как мы там были с тобой в последний раз?

— Ну вот, соня, пока ты будешь давить подушку, твоя бабушка заглянет к ним и проверит, не испортились ли они. Если нет, выберем самым хмурый денек и пообедаем там вместе.

— Выходит, сегодняшний обед — это просто разведка на местности? — усмехнулась я и, пододвинув стол к окну, стала размышлять, куда бы пристроить ловушку для сновидений.

— Точно! Детка, а что ты думаешь делать с видеоняней? — Бабушка взяла со стола переносной монитор. Он был выключен, но я заметила, что бабушка держит его с опаской, словно бомбу.

— Афродита сказала, там есть динамик, вздохнула я. — Видишь кнопку ЗВУК?

— Ага, нашла. — Бабушка нажала на кнопку, и на мониторе вспыхнул зеленый световой индикатор.

— Ну вот, звук оставим, а изображение выключим. Положу монитор рядом с кроватью, если там что-нибудь зашевелится, я мигом проснусь.

— Да, уж так-то куда лучше, чем ночь напролет любоваться на мертвое тело, — проворчала бабушка и, пристроив монитор на моем прикроватном столике, подняла глаза. — Детка, раздвинь-ка на секундочку шторы и повесь ловушку поближе к окну. Нам нужно защищаться от того, что снаружи, а не внутри.

— Ой, точно! Сейчас.

Я раздвинула в стороны тяжелые шторы и чуть не завизжала от ужаса: через стекло на меня смотрела уродливая черная птица с пылающими злобой красными человеческими глазами. Мерзкая тварь цеплялась за карниз голыми человеческими руками и ногами.

Увидев меня, она разинула свой изогнутый черный клюв и показала мне раздвоенный красный язык. Потом я услышала негромкое жабье «Кроооо-ааак!», показавшееся мне грозным и насмешливым одновременно.

Я не могла сдвинуться с места. Ноги мои приросли к полу, и я оцепенела под гипнотическими взглядом красных человеческих глаз на уродливой птичьей голове порождения древнего зла и насилия. На моих плечах огнем вспыхнули следы когтей такого же существа, которое совсем недавно обхватило меня своими уродливыми руками и пыталось вспороть горло клювом.

Нала проснулась и принялась шипеть, как очумелая, а бабушка храбро бросилась мне на помощь. Я увидела ее отражение в темном оконном стекле.

— Скорее вызови мне ветер! — приказала бабушка.

— Ветер! Приди ко мне — ты нужен моей бабушке! — крикнула я, не в силах оторваться от чудовищных глаз ворона-пересмешника.

По моим ногам пронесся вихрь и пролетел мимо меня к бабушке.

— У-но-ле! — грозно закричала она. — Унеси эту тварь с моим предупреждением зверю! — Я увидела как бабушка подняла руки и швырнула нечто, зажатое в ладонях, прямо в сидевшего на карнизе пересмешника. — Ахийя А-с-ги-на! — прокричала она.

Вызванный мною ветер теперь полностью повиновался приказам моей бабушки, мудрой гигуйи. Он слизнул с ее ладоней сверкающий голубой порошок и вынес его сквозь щели в раме на улицу. Я увидела, как голубой вихрь закружился вокруг пересмешника, яростно вбивая бабушкин порошок в его уродливое тело. Ужасный крик исторгся из разинутого клюва чудовища, а потом раздалось хлопанье крыльев — и пересмешник исчез.

— Отпусти ветер, у-ве-тси-а-ге-я, — велела бабушка и взяла меня за руку, чтобы поддержать.

— С-спасибо тебе, ветер! Я тебя отпускаю… — с запинкой пробормотала я.

— Спасибо, у-но-ле! — шепнула бабушка, а потом повернулась ко мне: — Ну-ка, повесь ловушку для снов!

Трясущимися руками я кое-как прицепила ловушку к внутренней стороны штор и поспешно задернула их. Потом, с помощью бабушки, спустилась со стула. Подхватив на руки Налу, мы прижались друг к дружке, обнялись и дрожали, дрожали, дрожали…

— Все прошло… Все закончилось, — снова и снова твердила бабушка.

Я не заметила, что мы обе плачем, пока бабушка не отправилась на поиски платков. Тогда я тяжело рухнула на постель, крепко прижимая к себе Налу.

— Спасибо! — Я взяла у бабушки бумажный платок и насухо вытерла лицо. — Остальным рассказать?

— Как ты думаешь, они сильно перепугаются?

— До смерти!

— Тогда будет мудрее снова позвать ветер. Попроси его облететь общежития, отыскать всех непрошеных гостей и задать им хорошую трепку

— Ага, так и сделаю. Вот только дрожать перестану.

— Ты у меня молодец, у-ве-тси-а-ге-я, — похвалила бабушка.

— Да какой там молодец! Меня же просто парализовало от страха! Как и в прошлый раз…

— Неправда, дочка. Ты твердо встретила взгляд демона, нашла в себе силы призвать ветер и велела ему слушаться меня.

— Потому что ты не растерялась и сказала мне, что делать!

— В следующий раз справишься и без меня. Теперь ты знаешь, что нужно делать.

— Чем это ты бросила в пересмешника? Голубенькое такое?

— Толченая бирюза. Я дам тебе мешочек. Бирюза — очень сильный защитный камень.

— А для моих друзей у тебя найдется?

— Сейчас нет, но это не страшно. Я сейчас припишу бирюзу к моему списку покупок. Куплю несколько камушков и растолку пестиком в каменной ступке. Будет чем заняться, пока ты спишь.

— А что ты ему сказала?

— Ахийя А-с-ги-на. Это означает — исчезни, демон!

— У-но-ле — это ветер?

— Да, милая.

— Бабушка, как тебе показалось, этот пересмешник был призраком или он уже обрел плоть?

— По-моему, это было нечто промежуточное. Но ты права: еще немного, и пересмешники снова обретут плоть.

— Значит, Калона становится сильнее?

— Да.

— Я так боюсь!

Бабушка обняла меня и, как в детстве, погладила по голове.

— Не нужно бояться, у-ве-тси-а-ге-я ! Очень скоро отец этих демонов узнает, что современных женщин не так-то просто превратить в покорных рабынь!

— А ты только что накрутила хвост ворону-пересмешнику, ба!

— Мы, — улыбнулась она, — мы вместе накрутили ему хвост!


ГЛАВА 26 | Непокорная | ГЛАВА 28