home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Разгадывать тайны не получилось. Не задался денек, чего уж там! Я радостно вскинулся на стук двери, открыл – и вместо ожидаемой невысокой женщины увидел своего приятеля.

– Отдохнул?

Со времени нашего расставания прошло минут двадцать, однако в таких вещах с начальством спорить бесполезно.

Кстати, а почему? С каких пор Линевич превратился в моего начальника? У меня оформили трудовую книжку, взяли подписку о неразглашении, фотографии, медицинскую справку и прочее, формально полагающееся в подобных случаях? Даже не формально – учитывая серьезность здешней службы и работы. Не военный, не гражданский, волонтер какой-то. Следовательно, ничего не мешает мне послать былого сослуживца по матери и прочим родственникам, сказать, что мог бы быть его отцом, еще разок побеседовать с сыном и отправиться к Виктору. У того хоть и работать приходится, но как бы на себя.

Взял же один раз за правило: мое дело – сторона.

Не получается…

Почему люди в книгах таскают хабар исключительно для собственной персоны, а я – лишь для других?

Хотя для себя – лень.

– Словно тебя это по-настоящему интересует, – после некоторого размышления протянул я.

– Где бодрость в ответе, капитан?

Сам Линевич представлял собой бьющий фонтан энергии. В полном противоречии с недавним унынием. Так и вертелся, то двигаясь по комнате взад и вперед, словно стремился уменьшить линейные размеры помещения, то подтанцовывал на месте.

– Какая бодрость, когда в чинах переходил? – огрызнулся я.

Тут и пришла долгожданная докторша.

Удивление лишь на мгновение промелькнуло на ее лице, а затем сменилось иронической деловитостью.

– И где тут больной? Вернее – кто?

– Больной выздоровел, Машенька. При одном звуке ваших шагов воспрял со смертного одра. Только заикаться стал от волнения. Но ничего. Мы столько лет знакомы, что я озвучу любые его взгляды, скромные и нескромные, – пообещал Линевич.

– Будем лечить заикание, – вздохнула женщина.

Подтверждая профессиональный статус, она была в накинутом белом халате поверх одежды и даже имела при себе рюкзачок. Надо полагать, с таблетками, шприцами и молотком для отбивания моих коленок. Если я ничего не путаю в медицинских профессиях.

– Не получается. Больной, бывший больной, не только наотрез отказывается от лечения в данный момент, но и срочно уезжает вместе с шефом на природу. Надеется, там ему будет лучше, – продолжал издеваться этот самый шеф.

Мне страстно захотелось огреть Линевича чем-нибудь тяжелым и душевным, наподобие крышки канализационного люка. Кажется, в меньших размерах примерно такое же желание возникло и у Маши. Не потому, чтобы я был ей чем-то дорог или хоть немного привлекателен. Просто тон генерала не содействовал спокойствию и умиротворению.

– Хотите, можете ехать с нами. Тогда проведете оздоровительный сеанс прямо в машине. Да и на месте времени будет в избытке. С вашим Иваном Казимировичем я договорюсь. Пикника не обещаю, но хоть прогулку…

Вряд ли Константин делал предложение искренно. Лишний повод отвязаться, оставаясь при этом джентльменом.

– Придется так и сделать, – явно неожиданно для генерала заявила Маша.

Ей-то что? Сидеть на прекрасно оборудованной базе тоже довольно скучновато, а за пределы ее выход без специального разрешения начальства со вчерашнего дня был прекращен. Под предлогом комендантского часа.

Между прочим, совершенно правильно. Учитывая, мягко говоря, не вполне спокойные условия для любых самых кратковременных путешествий.

Тем ценнее в глазах многих стали казаться любые отлучки за пределы охраняемой территории. Люди не ценят своего счастья. Сидели бы лучше на месте. Так нет, куда-то хотят…

Маша лишь скинула халат. Глуповато смотрится доктор при полном параде в автомобиле. Намек на чью-то болезнь – весьма серьезную, раз уж понадобилось обрядиться, словно в больнице. Укол можно сделать и так.

– Слушай, Костя, я тебе действительно так нужен? Серега с тем же успехом может покатать тебя хоть до зари.

– Сам же говорил о представительности. Маша сойдет за секретаршу. А Сергей вообще поведет другую машину. По свите встречают, по результатам провожают. Слышал такую поговорку?

Свита оказалась знатной – по виду. Четыре легковушки, пусть лишь в одной сидело трое, а в остальных – по паре человек. Три микроавтобуса, один пустой, а два – с вооруженной, вплоть до пулеметов, охраной. Надо бы бэтээр взять, чтоб еще солиднее смотрелось, только тогда издалека даже самому тупому было бы ясно – армия идет. Или иная солидная структура. А привлекать внимание до такой степени Линевич не хотел.

Все равно получилось основательно. Головным шел микроавтобус с охраной, другой с бойцами замыкал колонну. Все прочие уместились внутри, чуть растянувшись, хотя специального приказа о дистанциях не было. Словно подсознательно водители подумывали о возможном нападении, а что может быть опасней скученности на дороге?

Маша устроилась на заднем сиденье, место рядом со мной занимал Константин. Лучше бы наоборот, только с начальством не поспоришь.

– Костя, куда мы вообще едем? Я понимаю, у некоторых существует привычка к тайнам, так ведь по-любому скоро все станет явным.

В зеркале я видел несколько удивленное выражение на лице докторши. Не иначе Линевич пользовался на базе авторитетом. И мое панибратское отношение к нему не то шокировало, не то заставляло думать обо мне как о не менее важном человеке. Нет – человечище.

– Надо встретить одного товарища. Ладно, господина, который нам может оказаться товарищем. Представитель бизнеса, человек состоятельный, энергичный, главное – производственник.

– Спонсор?

– Не только. Сам же убеждал – надо создавать промышленность, которая могла бы во всем конкурировать с зарубежной. Вот он и является одним из тех, кто ратует за возрождение былой мощи.

– Хоть кто-то, – я не сдержался и перекрестился.

Есть еще люди, и надо молить бога, чтобы их было больше. Грешным делом даже казалось – точка невозврата пройдена, и все упрется в самое элементарное отсутствие кадров. Тех самых, которых некогда было завались, но в постперестроечные годы кто умер, кто состарился, а кто потерял знания и опыт, занимаясь абсолютно не тем. Рабочие, инженеры – их же растить надо, обучать, а тут население поголовно полезло в менеджеры.

– Молод? – внезапно спросила Мария.

– Кто? – не врубился Константин.

– Миллионер, кто же еще?

– Не очень. – Генерал улыбнулся.

Ему хорошо, а мне стало неприятно и захотелось прижать этого миллионера в глухом углу и отбить всякое желание смотреть в сторону посторонних женщин. Пусть лучше любуется законной супругой. Должна же таковая иметься у серьезного солидного человека.

Безучастное выражение лица удалось сохранить с трудом – когда заметил в зеркале женский взгляд, явно оценивающий произведенный на меня эффект.

В целом дорога выдалась спокойной. Не знаю, как там вдали от трасс, что творится в провинции, но в ближайшем Подмосковье некое подобие порядка было наведено. Не стреляли, и ладно.

Не то чтобы власть чересчур любила собственный народ, просто ту его часть, которая находится поближе, поневоле приходилось чуть задабривать и одновременно за ней же следить. Бунт в столице много опаснее бунта в провинции.

Не проследили, прошляпили, зато каков был итог! А ведь могли бы пойти дальше – вплоть до свержения правителей. Мало ли было всевозможных оранжевых революций!

Эту бы наверняка в первый момент объявили коричневой – по давней привычке обвинять в фашизме всех, кто не согласен с текущим курсом руководящего аппарата и стоящих за ним лиц.

Должен ведь кто-то стоять за властителями – всегда и везде. Не народ же выдвигает людей на самый верх государственной пирамиды.

Примерно через час мы оказались на небольшом военном аэродроме. Бывшем военном, так как никаких боевых или транспортных самолетов на поле я не заметил. Как, впрочем, и гражданских. Просто впечатление демилитаризации пришло в голову сразу, едва увидел некоторую заброшенность.

Аэродром вроде продолжал использоваться, тут даже сохранилась военная охрана, но это были жалкие остатки, больше призванные защищать от бандитов перевозимые коммерсантами товары или уж не знаю что еще. Но склады в отдалении принадлежали штатским, и какие-то контейнеры под навесом – тоже. И даже люди в форме гражданского воздушного флота бродили по сторонам по каким-то своим делам.

– Скоро прилетят, – Линевич взглянул на часы.

Кто-то из прибывших с нами торопливо направился на поиски диспетчера. Уточнить, узнать. В авиации абсолютной точности не бывает. Погода, техника, вообще непонятно что…

Кстати, в нынешней безэлектронной ситуации полеты вообще вернулись ко временам моей юности – если не раньше. Все крутое, навороченное поставлено на прикол, если не рухнуло в момент Катастрофы, и что осталось? Старый добрый «кукурузник»? Машина надежная, да больно неторопливая.

– Все-таки пассажирские аэропорты получше. Хоть буфет имеется.

– Пассажирские аэропорты не работают. Там такое творилось! – серьезно взглянул на меня Линевич. – В «Шереметьеве» как раз в самый момент борт на посадку заходил. Рассказать, что из этого получилось?

Он украдкой покосился на Машу. Не всякие вещи приятно говорить в присутствии женщины. Да и нам, видавшим виды мужикам, подробности порою знать ни к чему. В общих чертах представить нетрудно. Несколько секунд, в которых заключено все. Резкое падение, взрыв, бушующее пламя… И повезло тем, кто умер, не успев ничего понять. А вот кто в последние мгновения понял…

Пилоты все осознали в любом случае. Отказ приборов – всех одновременно, и стремительно приближающаяся полоса…

Сколько успевает пережить человек за один миг? И как повезло тем, чей рейс по какой-либо причине был отложен…

Нет ничего надежнее собственных ног. Уж тут точно никакой отказ компьютеров не страшен.

Интересно, а как моряки? Нашли дорогу в родные порты после отказа средств навигации? Секстан давно вышел из употребления, и вряд ли новоявленные штурманы умеют пользоваться этим нехитрым приспособлением. Просто плюсом там должно было послужить время. Немедленных катастроф быть не могло, падать судну некуда, и даже при полном дебилизме экипажа рано или поздно к какому-нибудь берегу да придешь.

– Летит…

Где-то далеко послышался низкий гул. Минута – и мы увидели заходящий с ходу на посадку самолет. «Ан-12». И где только нашли старичка, и каким образом народные умельцы сумели восстановить сей музейный экспонат? Я-то грешным делом думал, от них воспоминаний давно не осталось. Оказывается, ошибался. Не только имеются, но еще и летают. В чем-то старое намного надежнее нового. Главное – чтобы не развалился от дряхлости, прочее – ерунда.

Не развалился. Пилоты были умелыми, сел самолет мягко и уверенно покатил по полосе.

На аэродроме нашелся даже трап. Выехал откуда-то из-за будки, двинулся к остановившемуся летающему чуду.

Вопреки моим ожиданиям, делегация оказалась довольно большой, без малого два десятка человек. В основном довольно солидные мужчины в строгих костюмах, но имелись среди них и молодые с цепкими взглядами профессиональных охранников, и пара девушек, скорее всего, секретарш. Офис на выезде.

– Здравствуйте, Вячеслав Витальевич! – Линевич обменялся рукопожатием с полноватым вальяжным мужчиной. – Как добрались?

– Нормально. Признаться, давненько не пользовался подобной техникой, – улыбнулся предприниматель. – Пришлось тряхнуть стариной. Словно опять в молодости побывал.

Дальше последовал церемониал знакомства с несколькими мужчинами посолиднее. Прочие, надо понимать, были сопровождающими лицами. Как я, например. Не в обиде. Толку, что узнают имя, раз сами дела мне неведомы.

Зато теперь Маша оказалась рядом со мной. Костя и Вячеслав Витальевич расположились на заднем сиденье. Странно, что докторшу вообще не направили в иной автомобиль. Или Линевич действительно хотел создать впечатление, будто прибыл с секретаршей? Так военному с адъютантом даже приличнее.

Но – не помогло. Напротив. По каким-то неведомым и неподвластным логике причинам держалась докторша холодно. Она то и дело улыбалась, только не мне, а я вдруг вышел из ее доверия. И не спросишь – почему? Да и ответит ли?

Так что для меня возвращение получилось довольно мучительным.

– Много потеряли? – тихо спросил генерал.

– Поначалу – да. Но голь на выдумку хитра, а у нас большой опыт выживания. Сейчас уже почти достигли показателей ранней весны. Что было компьютеризировано, перевели обратно на ручной режим. Зато в итоге создали сотни рабочих мест и планируем в дальнейшем создать еще тысячи. Но многие сделки оформляем бартером. Совсем как в перестроечные времена. Даже наладили кое-какие связи в сельской местности. С некоторыми зарубежными странами контакты возобновили. Сейчас ведем переговоры. А у вас как? Прогресс имеется?

– С прогрессом напряженка. Причины не слишком понятны, однако получается – в ближайшие несколько лет никакого возврата к прежнему не будет. Да еще потом потребуется время для налаживания всей структуры. Те же спутники, к примеру, надо будет запускать по новой. Как бы – не со стадии разработки. Как ни крути, минимум десятилетие Средневековья нам гарантировано.

– В Средние века не имелось автомобилей, – вставил я. – И автомата Калашникова.

На заднем сиденье рассмеялись.

– Он прав, – согласился Вячеслав Витальевич. – До дикости нам далеко. Хотя что еще считать дикостью?

– Вот именно. По мне, действительно цивилизованных времен практически почти не было. В последние десятилетия – точно.

– Как хоть в столице? Новости я слушаю, а реально?

– Реально примерно то же самое. С некоторыми поправками, разумеется.

Линевич коротко изложил последние события. Не включая в них, разумеется, свои переговоры с военными и кое-какие известия о последних переменах в дислокации частей. Лишь помянул о напряжении на границах и внутри страны. Так ведь и просили новости, а не тайны.

– Весело, – подытожил предприниматель.

– Пока еще не совсем. Вот когда две войны сразу начнутся, тогда попляшем.

Я уже готов был плясать. Только есть компьютеры, нет, сил от этого не прибавляется. Если уж нам мелкие соседи становятся страшны – это синдром.

Дальше разговор переключился на каких-то знакомых, без упоминания конкретных дел. Самое обидное заключалось в другом – по приезде Машу поджидал кто-то из коллег, и пришлось докторше торопливо направиться в клинику по специальности.

А я остался без надлежащего лечения.


Время Ч | Разрушитель | Глава 20