home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

На базу мы прибыли перед самым наступлением тьмы. Вернее, она наступила, когда мы миновали предпоследние ворота, и дальше пришлось ехать в свете фар.

Я еще успел услышать про два нападения за двое суток. По утверждению охраны, ничего особо страшного. Налетчики явно понятия не имели, куда направляются. Иначе они предпочли бы объехать район по широчайшей дуге, а поперли напролом. Одна группа позавчера вечером по боковой дороге, другая, сегодня, по главной. Разумеется, результат был один.

Активизация разных банд наводила на мысли. Оказавшиеся вне МКАДа преступные группировки после первого отпора залегли на дно, а затем, убедившись в уходе войск и основных милицейских сил в столицу, решили сорвать куш. Вряд ли их действия кем-то координировались. При нынешней системе связи, разбросанности бандитов, их различной «клановой» принадлежности подобное представлялось настолько маловероятным, что практически не принималось в расчет. Просто каждый главарь шел по пути наименьшего сопротивления. Схема была привычной еще с развала прежнего государства – при бардаке любые злодеяния могут остаться безнаказанными, если действовать быстро, четко, а затем тщательно замести следы. Или смешаться с местными жителями какого-нибудь подмосковного города, или уехать на некоторое время еще дальше, чтобы затем заявиться к родным местам с кристально честным невинным взглядом. Мол, а нас-то тут и не было никогда.

Обращение Комитета было проигнорировано. Мало ли в стране издавалось различных обращений и призывов? Слова власти отнюдь не означают, что когда-нибудь последуют реальные дела. Тут главное – ловить момент. Потому резкие действия были просто необходимы. Всегда лучше нападать, пока тебя не ждут.

Преступники не учли одного – на этот раз наверху оказались люди дела. Вдобавок новой власти остро требовалась поддержка народа. А чем проще заслужить ее? Правильно. Скорейшим наведением порядка. Все прочие намеченные пункты штурмом решить было невозможно. Создание рабочих мест, восстановление экономики, нормальное функционирование рынка – тут уже действительно не справишься ни за день, ни за месяц.

С преступностью в глобальном плане тоже справиться не так легко. Но хоть раздавить самых наглых и агрессивных, заставить присмиреть остальных – это вполне по силам в самые кратчайшие сроки. Когда бандиты убедятся: их даже не арестовывают, а попросту уничтожают на месте, они поневоле задумаются о выгодах и недостатках избранной стези.

Линевич сделал несколько звонков своим соратникам по Комитету, взял на себя ответственность за весь прилегающий к базе район, уточнил выделяемые средства, и в итоге мы еще пару часов проколдовали над картой. Определяли наиболее оптимальные маршруты, точки, с которых следовало начать движение, вопросы взаимодействия и прочие детали, от которых зависел успех или неуспех завтрашнего дня.

Впрочем, бандитам могло хватить и сегодняшнего. Слухи распространяются гораздо быстрее любых более совершенных средств связи, а уж действуют стократ сильнее. Людям свойственно преувеличивать и хорошее, и плохое, потому население наверняка с восторгом, а криминальные элементы с ужасом выслушивают известия о сотнях уничтоженных бандитов. И не только при помощи засад, бронетехники и вертолетов, но как бы не с привлечением фронтовой авиации и артиллерии.

– Я возглавлю одну группу.

– Куда тебе? Не забыл – завтра с утра ты ложишься на обследование, – напомнил Линевич.

Но его решение и мое – большая разница.

– Брось. Я себя отлично чувствую. Если отбросить некоторую усталость. Надо же сполна вкусить преимущества нового звания! Уж со взводом-другим как-нибудь справлюсь. И стычки с бандитами – еще не настоящая война. Все равно нынешние младшие офицеры реального опыта фактически не имеют. Надо их проконтролировать. Надежнее будет.

– Тем более, не дело полковнику самому идти во главе нескольких машин и командовать двумя десятками бойцов.

– С двумя сотнями я могу не справиться. Начинать надо с малого и легкого.

– Хватит с тебя. Лучше вспомни, как вообще живой остался!

– Судьба у меня такая. Но ты тоже странный – как в пекло посылать, так старого приятеля, а как на прогулку, так норовишь придержать его дома. Думаешь, мы обязательно кого-нибудь встретим? И вообще, сколько банд одновременно может находиться в одном районе? Большинство обывателей вполне законопослушны. Хотя бы в части грабительских налетов и убийств. Налоговую обмануть, украсть что втихаря, мошенничество какое устроить – это иное. Но тут уже не войска нужны, а нормальный уровень жизни и взвешенная политика власти.

– Не заболтаешь. Сказано – в поликлинику, значит, в поликлинику. Ты бы на себя сегодня посмотрел. Краше в гроб кладут. Твоим видом слабонервных пугать можно было.

– Тем лучше. Хоть без стрельбы обойдемся, – парировал я. – И вообще, лучше не спорь. Я ведь могу рапорт на увольнение подать, раз реального дела мне не доверяешь. Преступников сам вычисляй, мне неинтересно, а вот покататься в последний раз на броне – почему бы и нет? Гораздо лучше, чем скончаться во время садистского медобследования. Выбирай.

– И хрен с тобой! – махнул рукой Константин.

Выяснять, к чему относится ценное начальственное замечание, к обследованию или операции, я не стал.

Перекусили мы в процессе обсуждения тут же, вновь консервами, зато не требовалось куда-то идти в приземленных желудочных целях.

Сразу после последней фразы приятеля я попрощался и пошел к себе. Покурил перед сном, а затем завалился в кровать. Без задних ног, да и без передних. Просто коснулся головой подушки и через секунду отключился от окружающего мира. Без всяких мыслей о прекрасных девах, собственных детях или судьбах цивилизации.

Если бы не многолетняя привычка просыпаться в намеченное время, я проспал бы сутки, не меньше. А так сознание чуть всплыло, едва разлепившиеся глаза посмотрели на часы и попытались сразу закрыться вновь. Это мы проходили. Соглашаешься полежать еще пять минут, ничего же страшного, и просыпаешь все на свете.

Заставил себя сесть и некоторое время провел так, собирая волю в кулак для следующего шага. А когда-то вскакивал по команде и сразу был готов приступить к любым действиям.

Где ты, молодость?

Оделся, отправился умываться. Из зеркала на меня смотрела страшная бледная рожа с заплывшими глазами. Холодная вода не принесла облегчения. Организм упорно боролся за право на отдых ценой любых дел. Даже обещание завтрака и вожделенного кофе оставили его глубоко равнодушным.

Снаружи ночью прошел сильный дождь. Судя по лужам на дорожках и мокрой траве. Капли влаги продолжали висеть на листьях деревьев, и прохладный, пытающийся взбодрить меня ветер стряхивал их.

Пожалуй, тут был даже не дождь – гроза. Что-то чувствовалось в воздухе перед тем, когда я шел спать. И небо затянуло тучами, и где-то чуть погромыхивало, только сон мой был настолько крепок, что творящееся снаружи буйство стихий не сумело пробиться сквозь его плотную пелену.

Линевич выглядел получше меня. Ненамного. Его видом можно было распугивать вражеские взводы и роты, моим – батальоны и полки.

– Обалдеть! Видок у тебя… Все-таки поднялся? Узнаю старую гвардию, – прокомментировал он, вяло ковыряясь в тарелке.

– Есть еще порох, не только песок.

По какой-то прихотливой логике я представил себе возможную жизнь в монастыре. Ежедневные ранние подъемы, постоянный недосып… Нет, к такому подвигу я пока был не готов. Даже раскаяние, возникшее было вчера, куда-то ушло, напуганное перспективами.

– Какие новости? – после паузы спросил я.

Обычно в прежние годы я мало интересовался происходящими событиями. Раз уж все равно не мог ничего изменить, зачем зря расходовать желчь?

– Особых, почитай, нет. Если внешние, то все по-прежнему. На Кавказе постреливают и все покрепче, надо будет вернуть туда ушедшую к Афгану бригаду, на Дальнем Востоке пока тишина. Чужие правительства получили гарантии дальнейших поставок газа и потому в целом отнеслись к случившемуся спокойно. Когда у самих земля под ногами горит, не до чужих проблем. Кое-где оппозиция, правда, вякает, но это ерунда.

– Даже могу перечислить соответствующие страны. – Я тоже принялся за еду.

Работа челюстей способствует приливу крови к голове. А в голове – мозг. Может, хоть теперь он будет вынужден заработать и выйдет из спячки?

– Вот именно, – кивнул приятель. – Что до внутренних… В провинциях в основном бардак. Но не везде, не везде. В полной зависимости от умения губернаторов справляться с проблемами. Определенные сдвиги к улучшению имеются. Население восприняло новости спокойно, даже с некоторой надеждой, так что поддержку мы имеем.

Народ всегда надеется при перемене власти. Вдруг сильные мира сего обратят внимание на чаяния простых людей и сделают хоть что-нибудь реальное для улучшения жизни?

Нет, в самом деле – вдруг?

– Вот… – Линевич залпом выпил кофе, традиционно плохой в столовой. – Но ночью никаких известий о новых нападениях банд не поступало.

– Еще бы – гроза!

– И гроза тоже. Не исключаю – многие вновь решили залечь на дно до прояснения ситуации.

– Со своим участковым договориться легче, чем с пришлыми вояками.

– Примерно так. Почитай, нас ситуация тоже устраивает. Хоть лишних жертв избежим, а там потихоньку прижмем криминал к ногтю. Думаю, намеченная операция сведется к демонстрации силы без иных итогов. Можешь смело идти досыпать.

– Ну уж нет. Раз решил ехать – поеду. Надо же ощутить себя настоящим полковником! Кстати, найди себе нового водителя. Негоже в моих чинах подрабатывать простым шофером. Мне теперь полагается собственная свита. Адъютант, повар, секретутка… Можно – две. Человек я молодой, почти, холостой… Так что подбирай кадры.

Я говорил, а в мозгу вдруг промелькнула шалая мысль действительно остаться. Дело не в служебном положении. Как раз от положений я отвык и уже потому относился к ним довольно наплевательски. Однако тут хоть какую-то пользу принесу. Крестьянин из меня, откровенно говоря, никакой. На земле вырасти надо, любить неблагодарный труд, а откуда любовь к битвам за урожай у сугубо городского жителя?

Виктор полслужбы мечтал о спокойном уголке и обрел его, а я? К чему вообще способен я? Раньше ладно, служба, вопросов не возникало. Сейчас – ответов не найти.

– Да уж… Врача тебе личного не надо? Женского пола? – поддержал треп Константин.

– Не откажусь. Невропатолога. Нервы совсем ни к черту, пусть лечит передовыми методами – заботой и лаской.

– Ладно. Подумаю, что тут можно сделать. Медицина мне до конца не подчинена.

– Странно. С твоим положением мог бы давно всех к ногтю…

Но время пустой болтовни миновало. Некоторые подразделения уже должны были выдвигаться на исходные позиции.

Глупо, разумеется, проводить военную операцию против мелких банд. Тут бы спецназ, внутренние войска, ОМОН. И не Кавказ ведь, самое ближнее Подмосковье. Театр приближенных военных действий…

Актеры не пришли, декорации оказались невостребованы, осветители запили, режиссер скандалил с женой… Короче, спектакль сорвался, и получилось представление.

Мы прокатились по полям и весям, продемонстрировали селянам и горожанам наличие у властей решимости и боевой техники и с чувством морального удовлетворения, или без оного, разошлись по домам, палаткам и казармам.

Даже пострелять не пришлось.

Слава богу!..


Четыре дня до времени Ч | Разрушитель | Глава 32