home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Детройт, штат Мичиган


Во вторник в Детройте прошел сильный снегопад. День выдался напряженный. Джил Флеминг, выйдя из отдела маркетинга, направилась к лифту, чтобы подняться на шестой этаж.

Двери лифта уже закрывались, когда в них протиснулся Харли Шрейдер.

— Как дела? — спросил Харли, улыбаясь своей самой обворожительной улыбкой.

— Прекрасно, — улыбнулась Джил довольно сухо.

— Как поживает Рой?

Джил не ответила, отведя глаза.

Харли понимающе улыбнулся. Неожиданно он нажал кнопку «стоп». Лифт остановился между этажами. В лифте они были одни.

— У нас не должно быть между собой секретов, — сказал Харли, улыбаясь на этот раз угрожающе. — Я хочу, чтобы ты знала: я все знаю о тебе.

От удивления Джил подняла брови.

— Что именно? — спросила она ровным голосом.

— Общую картину, — сказал он. — Ты спишь с Роем. Какие у тебя планы? Я Роя хорошо знаю, как ты понимаешь. Мы дружим двадцать лет. И я знаю, чего ты добиваешься.

Джил потянулась к кнопке, но он схватил ее руку.

— Ничего у тебя не получится, — коварно улыбнулся он, — и знаешь, почему? Потому что я не допущу этого. Может быть, я человек не ахти какой, маленькая леди, но Рой Инглиш — мой друг. И таким авантюристкам, как ты, не удастся обвести его вокруг пальца.

Джил посмотрела на него холодным, полным ненависти взглядом, так не вязавшимся с ее красивым лицом.

— Отпустите руку, — сказала она. — Нам нечего друг другу сказать.

Харли Шрейдер отпустил ее руку, и она нажала на кнопку «ход».

— Будь я на твоем месте, — сказал он, — то подумал бы о том, чтобы подыскать другую работу. Пока не поздно.

Лифт прибыл на шестой этаж. Дверь открылась, и Джил вышла, не оглянувшись, неся в руках стопку папок, которые она прихватила с собой из отдела.

— Еще увидимся, — услышала она его голос за спиной.

Вечером того же дня Джил рассказала Рою, что его друг Харли Шрейдер «наезжал» на нее.

— Он остановил лифт, где мы были одни, — сказала она. — Затем он попытался… Нет, не хочу вдаваться в детали. Я была поражена. Я подумала, ведь ты говорил, что он хороший человек. Ты говорил, что он твой друг.

Рой пристально посмотрел на нее. На лице его отразились смешанные чувства, но ярость проглядывала больше.

— Я приму меры. Немедленно, — сказал он, стиснув зубы.

— Нет, дорогой, — сказала Джил, взяв его за руки, словно удерживая.

Она заставила Роя дать обещание не принимать никаких мер, сказав, что сейчас не время поднимать шум в компании. Ситуация деликатная, поскольку вскоре предстоит выдвижение его на пост президента. Джил понимала, что он хочет отомстить Харли, но сумела успокоить его.

Это еще ничего не значит, — сказала она, — да, в сущности, ничего и не было. Это было даже забавно. Возможно, мне не надо было ничего тебе рассказывать.

— Нет, — настаивал Рой, — ты правильно поступила.

В последующие дни Рой ничего не стал предпринимать. Но рассказанное Джил не выходило у него из головы.

Он всегда воспринимал Харли как ограниченного, развязного приятеля по работе, с которым можно время от времени выпить, раз в неделю сыграть в сквош или гольф. Они оставались многие годы в дружеских отношениях, потому что Рой познакомил Харли с Джин, его будущей женой. Рой доверял Харли как деловому союзнику, потому что Харли был менее талантливым и менее амбициозным, чем он сам, а потому не представлял угрозы как конкурент. Ограниченность Харли делала его присутствие несущественным и в какой-то мере успокаивающим.

Но теперь Рой увидел своего старого друга в совершенно ином и угрожающем свете. От мысли о том, что Харли пытался дотрагиваться до Джил, глаза у Роя наливались кровью. Но больше его бесило то, что Харли прекрасно знал, что Джил — его девушка.

Стоявшая перед глазами сцена, как Харли останавливает лифт и пытается прижать маленькое тельце Джил к своему жирному телу, наполняла Роя бешенством и обидой, каких он раньше не испытывал.

В последние месяцы Рой стал замечать, что сама мысль о другом мужчине, прикасающемся к Джил, вызывала у него нестерпимую боль. Хотя он не думал, и не без оснований, о Джил как девственнице, но в душе создал ее образ как невинной маленькой нимфы, которую он первым приобщил к усладам любви. Мысль о том, что ее обнимает другой мужчина, и более того, что их тела наслаждаются друг другом, была настолько невыносима, что он не осмеливался даже допускать ее.

Поэтому-то представлять Харли, так называемого друга, пытавшимся попользоваться чистотой Джил было для Роя нестерпимо. С той минуты, как он услышал об этом, он чуть с ума не сошел от ревности.

Но Джил запретила ему идти на конфронтацию с Харли.

Поэтому Рой задумал воспользоваться другим приемом, основанным на его большом деловом опыте. Он начал предпринимать осторожные ходы, чтобы убрать Харли из компании. Харли был обузой, бесперспективным сотрудником, достигшим своего «потолка» с десяток лет назад, а теперь ни на что не годным.

И это была правда. Неоднократно в последние годы Рой использовал свое влияние, чтобы защитить Харли от тех, кто хотел, в силу своих амбиций, избавиться от него. Делал он это чисто по-дружески.

Теперь же, движимый ненавистью, он пустил в ход все свое влияние, чтобы убрать Харли.


Прошло несколько недель. Внешне «Континентал продактс» оставалась благополучной компанией, нацеленной на солидное пополнение своего бюджета и на благополучное, сильное положение в будущем. Но внутри компании продолжалась ожесточенная борьба, которая вскоре должна была определить будущее по крайней мере дюжины руководящих сотрудников, и, прежде всего, Роя Инглиша.

В один из периодов затишья в этой борьбе, в пятницу утром Рой отправился с Харли, как обычно, играть в сквош.

Рой по-прежнему продолжал играть с Харли в сквош после того, как Джил рассказала ему о случае в лифте. Рой хотел понаблюдать за Харли, чтобы в нужное время нанести ему сокрушительный удар. Прошедшие недели Рой оставался приветливым и непринужденным в отношениях со своим старым другом.

Харли был человеком не очень умным, но очень хитрым. Годы, проведенные в позиционной «войне» внутри компании, не прошли для него даром. Он знал, что его разговор с Джил дошел до ушей Роя. Поэтому он был начеку.

После игры они прошли в раздевалку, болтая о спорте, о делах на бирже, об общих приятелях.

Ситуация была классической. Каждый знал, что думает другой, но не показывал виду. Харли знал, что Рой изо всех сил рвется занять пост президента. Он подозревал, что за неожиданной борьбой Роя за власть стоит Джил Флеминг. Это могло означать, что в случае предстоящих перестановок в компании Харли выйдет из игры.

— На прошлой неделе Дженни и я видели тебя с Джил в «Камберленде», — сказал он.

— Да? — Рой от удивления поднял брови. — Я вас не заметил.

Харли присвистнул.

— Эта Джил — красавица, — сказал он. — Все от зависти к тебе умирали в тот вечер.

Рой промолчал.

Закрыв свой шкафчик, Харли повернулся к Рою.

— Она — девочка что надо, — сказал Харли. — Не помню, говорил ли я тебе, что я раз или два приглашал ее на свидание. Уже давно. Все было не так серьезно, как у тебя, так, немного посмеялись.

Рой перестал одеваться и уставился на друга.

Харли посмотрел ему прямо в глаза.

— Забавная девица, — сказал он. — В постели — великолепна. Знает все уловки и приемы.

Рой стиснул руки в кулак. Он не верил ни одному его слову и готов был ударить Харли по носу. Он помнил, с каким отвращением Джил рассказывала о попытках Харли соблазнить ее в лифте. Представить, что Харли мог действительно затащить Джил в постель, было полным абсурдом. Харли был жестоким, ограниченным торгашом, а Джил — таинственной нимфой, слишком совершенной, чтобы снизойти до него.

И все-таки тело Роя охватила какая-то непонятная напряженность, которая никак не отпускала. Он чувствовал, как трясутся у него руки, и сжал кулаки еще сильнее.

Харли посмотрел на него, потом отвернулся и улыбнулся.

— У нее есть такая красивая родинка, — сказал он. — Довольно возбуждающая. Как Ева с яблоком. Совсем рядом с ее волосиками, вот здесь… Никогда ничего подобного не видел. Руку не мог отвести от нее.

При этих словах Рой побледнел. Он не смотрел на Харли. Нечеловеческим усилием воли он сдержал эмоции. С трудом натянул брюки и застегнул ремень — так сильно тряслись руки.

Харли уже оделся и пошел к выходу.

Обернувшись, он посмотрел в лицо Роя. Глаза Роя смотрели серьезно.

— Не позволяй женщине делать из себя посмешище, Рой, — сказал он откровенно. — Ты слишком умен для этого. Что касается остального, что ж, мы же друзья. Если ты станешь президентом, а меня «уйдут», то я пойму.

Он тронул Роя за плечо.

— Но не позволяй женщине делать из себя посмешище, — повторил он.

Рой оставался в раздевалке один. Он сидел на скамейке у своего шкафчика, задумавшись.

Дрожь в руках прошла. Голова прояснилась. Он чувствовал, что после долгого перерыва становится сам собой, словно тонущий, в последнюю минуту вырвавшийся из объятий голодного океана.

На помощь пришел годами приобретенный холодный эгоизм, медленно очищавший глаза от пелены, за которой он долго ничего не видел. Бушевавшая в нем ярость, направленная, в общем-то ошибочно, на Харли, утихла. Вернулись уравновешенность, стальная уверенность.

В раздевалке Рой просидел больше часа, погруженный в глубокие раздумья.

Когда наконец встал, решение было принято.

На следующее утро служащий охраны вручил Джил уведомление о расторжении контракта компании с ней и об увольнении.

Она прочла уведомление. Оно было написано сухим, официальным языком.

В сопровождении служащего охраны она покинула помещение компании. Ей было сказано вернуть пропуск на проходной и сдать карточку о разрешении на парковку.

Добравшись домой, Джил позвонила в офис Роя. Ей ответили, что его нет в городе. Она позвонила ему домой. Там никто не поднимал трубку.

Она позвонила в офис Харли Шрейдера. Она все быстро обдумала. Ей необходимо было немедленно переговорить с Харли и, возможно, пообещать ему то, на что при других обстоятельствах никогда бы не пошла. Но выбора не было.

Секретарша Харли ответила, что его нет в городе.

Теперь она ясно поняла, что произошло.

Харли ее не удивил. Она поняла, что он осознал, какое влияние она имела на Роя, и сообразил, что в конечном итоге это может привести к концу его карьеры в компании.

Конечно, она проклинала себя за то, что переспала с Харли в первую неделю работы в компании. С тех пор прошел почти год. Но время не вернешь. Связь с Харли была вынужденной. Именно из болтовни Харли в постели она узнала о Рое, о его влиянии в компании, о том, что он не женат, о его заглохших амбициях.

Таким образом, ключ, открывший первую важную дверь в «Континентал продактс», оказался ключом, навсегда закрывшим двери компании для нее.

Она не удивлялась тому, что сделал Харли. Он просто защищал своего старого друга от хищницы, чьи чары Харли испытал на себе.

Но ее удивлял Рой.

Она была уверена, что Рой у нее в кармане. Взгляд его глаз, когда они занимались любовью, доказывал, что она владела не только его мужскими прелестями, но и сердцем. А взгляд, когда он делал ей предложение выйти за него замуж… Ясно было, что он полностью в ее власти, что она может делать с ним все что хочет.

Через несколько месяцев он стал бы президентом, а Джил — его женой. Все шло как по маслу, пока не вмешался Харли.

Видно, Рой оказался сильнее, чем она думала. Присущая ему защищенность против женских хитростей, лишь на время оказалась убаюканной ее обольстительными чарами.

С ее стороны это было непростительной ошибкой. Но единственной ошибкой в хорошо продуманном обольщении.

Она мастерски подобрала наживку и поймала Роя на крючок. Джил с самого начала интуитивно знала, чего он хочет. Тщательно выбирала одежду, знала, как себя вести, чтобы подыграть его фантазиям в отношении нее; знала, что в сотрудниках он ценит исполнительность и профессионализм, а потому блестяще проявила себя в работе, чтобы завоевать его уважение; изображала недотрогу, пока не показалось, что Рой начинает терять к ней интерес, и тогда она пошла в его офис с письмами, которые по ошибке попали в ее отдел, чтобы напомнить о себе, вернуть его интерес, а затем поймать на крючок. Она просиживала с ним ленчи, играя на его желаниях, как на арфе. А когда заметила, что он следит за ней и провожает до дома, то подговорила друга сыграть роль грабителя, чтобы заманить Роя к себе.

Все сработало, как было задумано. Джил получила предложение Роя выйти за него замуж, его продвижение на пост президента было уже близко — очень близко! — когда Харли, как неизбежное зло, встал на ее пути.

Ей бы следовало обдумать способ заставить Харли молчать. Зная, что Рой и Харли — друзья, ей надо было предвидеть неприятности. Но уверенность в своей власти над Роем сделала ее слепой, и она почти забыла о существовании Харли. Это было большой ошибкой.

Что ж, больше такой ошибки она никогда не сделает.

Что касается Роя Инглиша, то он оказался добычей, которую она упустила. Она готовилась стать его женой, даже родить ему детей. Теперь же ей ничего не остается, как забыть его и искать другого нужного человека.

Но Харли Шрейдера она не забудет. Он тоже будет помнить Джил Флеминг всю жизнь и проклянет этот день.

Спустя полгода после увольнения Джил Флеминг, в тот самый момент, когда все ждали, что он сменит Боба Перкинса на посту президента, Рой неожиданно принял предложение занять пост президента в одной из фирм в Северной Каролине. Это предложение давало возможность занять хорошее положение, на ступеньку выше того, что он занимал в «Континентал».

Никому из коллег Рой не объяснил причину своего решения. Он пригласил их на веселый прощальный обед, сделал прощальные подарки двум своим подружкам — ни одна из них не видела его ни разу за последние полгода, — продал свою квартиру, уехал из города, и больше его никто не видел.

Некоторое время его друзья задавались вопросом, почему Рой, так упорно боровшийся за пост президента, неожиданно пренебрег им, когда ему буквально на блюдечке преподнесли этот пост. Но у занятых умов короткая память, и вскоре они перестали думать о Рое, тем более что больше беспокоились о собственном положении в компании.

Никто, даже Харли Шрейдер, которого по иронии судьбы оставили в компании, возможно, благодаря влиянию Роя, не мог подумать, что холодный, безжалостный Рой Инглиш покинул «Континентал продактс» только потому, что не мог оставаться работать в здании, где познакомился с Джил Флеминг. Горе его было слишком глубоко.


Глава 17 | Близость | Глава 19