home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Джонсонвилль, Лонг-Айленд. Спустя три с половиной года


Росс Уилер был сластена.

В пятьдесят один год он был слишком полным, о чем его неоднократно предупреждал врач. Но Росс много работал и считал просто невозможным отказать себе в кусочке торта после обеда или в нескольких пирожных.

Росс руководил небольшим рекламным агентством «Уилер эдвертайзинг инкорпорейшн». Его агентство теперь входило с правом голоса в национальную цепь рекламных агентств «Модерн имиджис». Росс продал свое дело национальной цепи два года назад, потому что был уже не в состоянии переносить напряжение, вызванное тем, что приходилось в одиночку тянуть на своих плечах агентство и с тревогой наблюдать, как колеблются его доходы в зависимости от ситуации на рынке рекламы. Ему нужно было принять меры безопасности, особенно важные теперь, когда дочери учатся в колледже.

Уже десять лет, как Росс потерял жену. Рут умерла в результате быстротечной болезни, оставив Росса с двумя малолетними дочерьми.

Девочкам, Дайне и Нэнси, было в то время восемь и десять лет. С тех пор Росс работал сверхурочно, чтобы заработать достаточно денег для обучения девочек в колледже. Он обещал каждой, что ей не придется поступать в государственный университет, и она сможет выбрать любой колледж, какой понравится.

Свое обещание он сдержал. Нэнси была теперь студенткой-второкурсницей музыкальной школы при Рочестерском университете — слава Богу, она получила академическую стипендию, — Дайна только что поступила в университет Индианы. Обе девочки были счастливы, что выбрали именно эти учебные заведения, и не подозревали, насколько близок был их отец к нищете, посылая их учиться. Росс был далеко не богат. Он с трудом сохранял закладную на дом, оплачивая счета дочерей, везде ходил в тех же костюмах и галстуках, которые надевал на работу. На любого рода излишества не оставалось ни доллара. Обе дочери в летние каникулы работали: Дайна — в банке в родном городе, Нэнси — в лагере для девочек около Саутгемптона.

Жизнь была трудной, и Россу приходилось подолгу задерживаться на работе, а потому у него почти не оставалось времени на развлечения. Раз в неделю он играл в теннис со старым другом, живущим по соседству, время от времени он устраивал воскресный обед с родственниками или с одной из девушек, работавших в агентстве. В остальных случаях он проводил свободное время один, измученный работой, заботой о деньгах и одиночеством.

Поэтому было неудивительно, что он позволял себе маленькие гастрономические удовольствия в конце изнурительного дня. Что было такого ужасного в кусочке торта, в шоколадном пирожном с орехами или в нескольких булочках? По крайней мере, он не пил, понимая, что в его положении выпивать в одиночку нехорошо.

Для своих лет Росс был мужчина привлекательный. Правда, ремень пришлось ослабить на две дырки за последние несколько лет. Но в пиджаке и при галстуке он выглядел вполне презентабельно. Волосы его поседели, на макушке была небольшая лысина, светло-карие глаза светились юмором и добротой, румяный цвет лица придавал ему вид энергичного мужчины. По утрам, идя на работу, он выглядел свежим и подтянутым, от него пахло одеколоном, который любила Рут.

Именно благодаря слабости к сладкому Росс встретился с Лесли.

В публичной библиотеке завели обычай каждую субботу по утрам предлагать бесплатно пончики и кофе с целью привлечь больше читателей и таким образом поднять образовательный уровень граждан Джонсонвилля. Пончики предлагали с девяти до одиннадцати и сотрудники библиотеки рассчитывали на то, что те, кто их ест, не осмелятся покинуть библиотеку, не прихватив с собой книгу.

Росс годами не заглядывал в библиотеку. Как большинство работающих мужчин, он был слишком занят, чтобы уделять время чтению. Но теперь у него появилась привычка, от которой он чувствовал себя в некотором роде неловко: входить в старое здание библиотеки в центре города с оживленным и решительным выражением на лице и, подняв удивленно брови, говорить признательно: «Пончики? Как это мило с вашей стороны, леди». Миссис Бебидж, главный библиотекарь, при этом улыбалась и наблюдала, как Росс съедал два пончика — один глазированный, другой с шоколадом.

Однажды он заметил библиотекаря, которого до того не видел. Это была высокая девушка, очень красивая, с кудрявыми рыжеватыми волосами и блестящими карими глазами. По возрасту она была чуть старше его дочерей.

Поедая пончики, он разговорился с ней. Ее звали Лесли. Одно время она была студенткой колледжа «Стоуни Брук» при Нью-Йоркском университете, но временно оставила его и решила поработать в библиотеке, пока не выберет, чем заниматься дальше.

Девушка была веселой, дружелюбной, и Росс быстро почувствовал к ней расположение. Кожа у нее была белая, веснушчатая, а выражение лица живое и энергичное. Но Россу она показалась очень худой. Однажды Росс увидел ее, когда она сидела задумавшись, не зная, что за ней наблюдают, и ее красивое лицо было печальным и усталым, чего Росс никогда не замечал ранее.

Он спросил миссис Бебидж, давно ли Лесли работает в библиотеке.

— Дайте подумать, — нахмурив брови, ответила пожилая библиотекарша, любившая точность во всем. — Два года и пять месяцев… Нет. Два с половиной года на сегодняшний день. Как раз тогда ушла Дженис, моя прежняя помощница. Я повесила объявление на площади, что требуется помощник библиотекаря. Пришла Лесли, мы немного поговорили, и спустя пять минут она приступила к работе.

Росс кивнул головой.

— Она — красивая девушка, — сказал он, — хотя очень худая.

Миссис Бебидж пожала плечами.

То же самое я ей сказала, когда принимала на работу. Она была еще тоньше тогда. Выглядела прямо как больная. Я посоветовала ей обратиться к врачу. Но она и слушать не хотела. Она сказала, что у нее сверхактивный метаболизм. Сколько раз я приглашала ее к себе домой на обед, но она всегда находила отговорки. Сказать по правде, из-за нее появились здесь все эти пончики. Каждую неделю я приносила на работу коробку пончиков, чтобы скармливать их Лесли в надежде, что она поправится. Но это не помогло, зато у Лесли появилась идея использовать пончики для привлечения читателей. Лесли в этом отношении очень сообразительная. В первую же неделю работы она предложила изменить порядок расстановки книг и их классификации, что оказалось очень полезным для библиотеки. Она необычайно умна, эта девушка.

Росс не переставал удивляться, как и почему такая умная девушка бросила колледж и пошла работать в библиотеку маленького города. Он деликатно поинтересовался об этом у миссис Бебидж, не желая повредить авторитету Лесли в библиотеке.

— О, я сотни раз задавала себе этот вопрос, — сказала миссис Бебидж. — Спрашивала и ее, если хотите знать правду. Но она не идет на откровенный разговор. Говорит, что ей здесь нравится. Говорит, что у нее есть масса времени, чтобы решить, чем заняться в дальнейшей жизни.

Она наклонилась и проговорила доверительно:

— Скажу вам по секрету, что я думаю. Видимо, у нее проблема с мужчиной. Вот почему она приехала передохнуть в такое укромное место, как наш город. Я даже не верю, что она на время оставила колледж. Может быть, она и оставила что-то, но колледж закончила. По образованности она выше выпускника колледжа. Она где-то еще работала. Но она слишком скрытная, из нее ничего не вытянешь.

Этот разговор заинтриговал Росса Уилера, и он начал смотреть на Лесли другими глазами. Теперь она представлялась ему не просто дружелюбной, но слишком худой девушкой, а одаренной и интересной молодой женщиной с неким секретом.

Он попытался разгадать ее личность. Просил, например, ее порекомендовать, какие книги читать. Она предложила целый список романов, которые она якобы прочла во время учебы в колледже. Росс взял их и прочел от корки до корки, откладывая на более позднее время отход ко сну. По утрам в субботу, или на неделе, когда Лесли работала, он заходил в библиотеку и обсуждал с ней прочитанные книги. Ее образованность и ум произвели на него огромное впечатление, но больше всего теплота и женственность ее личности, за которыми, как он знал, скрывается тайная печаль.

Росс рассказал ей о тревожных предупреждениях врача насчет его излишнего веса и попросил поиграть с ним в теннис. Когда она отказалась, он настойчиво стал уговаривать ее, отпуская шуточки о своем слабом здоровье и ее нежелании помочь ему восстановить его. В конце концов она сдалась и в субботу пришла на теннисный корт на задах школы. Он принес две ракетки, дал ей ту, которой обычно играла Дайна, когда занималась теннисом в школьной команде.

После третьей встречи на теннисном корте он предложил ей пойти на ленч в местное кафе. Она съела только салат, но без упрека наблюдала, как он есть чизбургер и жаркое по-французски. Казалось, ей доставляло удовольствие смотреть, с каким удовольствием он поглощает заказанное.

— Мой врач говорит, что я должен есть эти салаты, — сказал Росс тоном провинившегося. — Он вечно попрекает меня чрезмерным весом. Честно говоря, Лесли, он бы прописал вам есть чизбургер и жаркое. Вы всегда были такой худой?

Она улыбнулась.

— Не всегда, — сказала она неопределенно. — Но я не возражаю. У меня действительно нет такого аппетита, как у вас.

Что-то в ее взгляде заставило Росса переменить тему разговора. Он почувствовал внутреннюю боль, скрывавшуюся за ее веселым, приветливым поведением.

Росс отказался от дальнейших расспросов, соблюдая определенную дистанцию в их отношениях. Но с этого дня он думал о ней все больше и больше.

Они играли в теннис почти регулярно, встречаясь на корте каждое второе воскресенье. Росс стал чаще приглашать Лесли на ленч. То они располагались в сквере на площади, прихватив с собой пакет с бутербродами, то заходили в кафе. От приглашений она не отказывалась. В его поведении было что-то заботливое, отцовское, и это ей нравилось.

Мир стал для него еще прекраснее, потому что он знал, что в нем есть она. Видеть ее раз или два в неделю для него достаточно. Внутреннее чутье подсказывало ему, что предстоящая встреча будет еще приятнее, чем предыдущая. Приятнее для него и, возможно, для нее тоже.

К удивлению Росса, шанс установить с ней более близкие дружеские отношения представился довольно скоро.

Солнечным днем в начале октября они встретились на площади, чтобы вместе провести ленч. Росс выглядел озабоченным.

Когда Лесли спросила, что случилось, он сказал, что его лучшая сотрудница уволилась. Неожиданно она встретила подходящего человека и вышла замуж.

Он помолчал и долгим взглядом посмотрел на Лесли.

— Как идут дела в библиотеке? — спросил он.

— Вам следовало бы сделать намек тоньше, — засмеялась она.


Через неделю Лесли уволилась из публичной библиотеки и стала сотруднице «Уилер эдвертайзинг» со скромной зарплатой, заняв пост помощника менеджера по заказам и получив все вытекающие из этого преимущества.

Через час после ее появления на работе Росс Уилер понял, что не ошибся в ней. Она быстро сошлась с другими сотрудницами, была полна непонятно откуда взявшейся энергии и привнесла молодость и красоту во все окружающее, чего здесь давно не хватало.

Несмотря на попытки казаться новичком в деле, она не могла скрыть от Росса, что уровень ее «ноу-хау» в рекламе высок. Почти сразу она внесла несколько предложений, которые радикально улучшили исполнение основных заказов агентства. В ее работе был профессионализм, которого вряд ли можно было ожидать от недоучившейся студентки колледжа.

Росс Уилер сразу догадался, что Лесли Чемберлен работала какое-то время в рекламном бизнесе. Эта догадка заставила Росса заглянуть в справочник национальных рекламных агентств, где приводился список сотрудников. Здесь он обнаружил, что она работала в «Оугилви, Торп» в Чикаго.

Он позвонил в «Оугилви, Торп» и поговорил не с кем-нибудь, а с самим Бадом Оуинсом. Тот высоко оценил способности Лесли и сказал, что до сих пор не понимает, почему она так внезапно уволилась.

Это открытие Росс держал при себе. Он не хотел, чтобы Лесли подумала, будто он шпионит за ней. Но разговор с Бадом Оуинсом вызвал у него любопытство. Что-то случилось с Лесли в конце ее успешной карьеры в «Оугилви, Торп» и заставило взяться за работу неприметного библиотекаря в городке, расположенном за тысячу миль от ее прежнего дома. Ее послужной список вызывал восхищение, но не давал ключа к тому, что могло произойти.

С каждым днем Лесли, казалось, все больше расцветала на благодатной почве отеческого расположения Росса и его веры в ее способности. Она подружилась с девушками из агентства и встречалась с дочерьми Росса, когда те приезжали домой. Она начала постепенно набирать вес. Но главное, Росс обнаружил, что сам начал худеть и потерял несколько фунтов. Возможно, размышлял он, сверхбыстрый метаболизм Лесли передался ему.

Благодаря Лесли жизнь обрела новую ценность для Росса Уилера. Не только на работе, где ее присутствие каждую неделю приносило новые сюрпризы и новые возможности, но и в личной жизни, которая до этого постепенно чахла из-за работы на износ и одиночества.

Росс не переставал задаваться вопросом о загадке в личной истории Лесли Чемберлен. Но он решил, что гораздо ценнее иметь ее в качестве друга и коллеги, чем знать о секретах, которые его не касаются.

Будущее представлялось ему таким светлым, что не было смысла размышлять о прошлом.


Глава 20 | Близость | Глава 2