home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Джонсонвилль, Лонг-Айленд


Тридцатого марта 1979 года Росс Уилер перенес микроинсульт.

Состояние его мгновенно ухудшилось — он потерял способность самостоятельно передвигаться, достигнутую ежедневными упражнениями, месяцами физиотерапии, и не сумел ответить на несколько вопросов во время тестов, которые раньше легко проходил.

Россу пришлось провести две недели в больнице на обследовании. Больничные счета вынудят, конечно, Лесли перезаложить дом, и попытаться взять в долг у дальних родственников Росса и своих. Унижение, которое придется испытать, выпрашивая деньги, вполовину не волновало ее так сильно, как состояние мужа. Она с ужасом думала о неминуемом конце и изо всех сил старалась уверить себя в обратном, но в то же время вынуждала себя подготовиться к тому, что ожидало впереди.

В этот день Лесли ушла из палаты мужа поздним утром, предупредив, что вернется только вечером, в приемные часы, поскольку накопилось много работы в агентстве, а из-за последних событий они и так отстали от графика.

Росс посочувствовал Лесли и упрашивал ее больше не приходить сегодня, а заняться делами.

— И проследи, чтобы девушки побольше помогали тебе, не тащи весь воз одна. Скажи, что босс так велел.

Лесли крепко обняла мужа.

— Я так тебя люблю, — тревожно пробормотала она.

— И я тебя, детка.

Лесли, со слезами на глазах, помахала ему на прощанье с порога. Росс еще после первого инсульта заметил эту трогательную неспособность сдержать слезы каждый раз, когда они разлучались.

Но Лесли не поехала в офис. Из больницы она отправилась по скоростному шоссе и сумела добраться до Фармингтона меньше чем за час, ведя машину, правда, с головокружительной скоростью.

Клифф Бейер был на работе, но Джорджия и Терри оказались дома. Лесли едва смогла сдержать изумление при виде маленького мальчика. Ноги его стали длиннее, лицо — уже, и в глазах светилось какое-то взрослое выражение. Прошло почти полгода с тех пор, как она в последний раз видела Терри. Болезнь Росса отняла слишком много времени и внимания, так что она иногда неделями не звонила Бейерам.

Джорджия, зная о бедах Лесли, встретила ее теплой улыбкой и дружескими объятиями.

— Как Росс? — тихо спросила она.

— Насколько можно ожидать, неплохо, — ответила Лесли шепотом, чтобы малыш не расслышал тревоги в ее голосе.

Терри, которому уже исполнилось шесть с половиной, сначала стеснялся Лесли, говоря с ней слишком вежливо, застенчиво, но больше не прятался, как раньше, за материнской юбкой. Лесли ощутила укол в сердце, осознавая, как много она упускает, неделями не видя сына, не подмечая в нем перемен.

Сначала Лесли была скованна и не знала, о чем говорить, не умея сократить разделявшее их расстояние. Озабоченность собственными неприятностями, казалось, истощила ее способность сходиться с людьми.

Но потом былая близость постепенно начала возвращаться. Терри даже показал ей игрушки и подарки, полученные на последний день рождения. Среди них была и книга сказок, посланная Лесли. Она с гордостью наблюдала, как Терри умело обращается с игрушками и объясняет, как ими пользоваться.

— Ты вырос, — сказала Лесли, чувствуя, как чаще бьется сердце при виде крошечного личика. — Ты такой красивый, Терри. Скоро за тобой девочки начнут бегать.

— Вот уж не знаю, — ответил он, немного насмешливо, совсем как взрослый.

Лесли пыталась скрыть страх и тоску. Он становился с каждым днем все больше и так быстро менялся! Шесть месяцев — короткий срок для взрослого, но невероятно долгий для детей, преображавшихся, как по волшебству.

— А ты стала тоненькая, — заметил Терри, удивив мать проницательностью и памятью.

Только теперь Лесли поняла, что последний год не прошел для нее бесследно.

— Почему бы нам не приготовить что-нибудь перекусить? — предложила Джорджия.

Они вскипятили молоко для Терри, сварили кофе для себя и выложили на блюдо свежеиспеченные булочки. Старая заговорщическая атмосфера вновь установилась между ними, к концу обеда отношения вновь стали непринужденными.

Время от времени она ловила на себе взгляд Джорджии, исполненный сочувствия и сострадания. Джорджия совсем не боялась, что Лесли затмит ее в глазах Терри. Лесли была второстепенной фигурой в жизни мальчика, тетей, которую он любил, всегда был рад видеть, но и только.

И поскольку Джорджия все это прекрасно понимала, то не препятствовала ее отношениям с мальчиком. Терри это не повредит, но для Лесли значит очень многое.

В три часа Лесли повела малыша на обычную прогулку. Они медленно шагали по дорожкам пригородного поселка.

— Помнишь дорогу к нашему месту? — спросила она.

Терри взял ее за руку и повел в парк, находившийся в двух кварталах отсюда. Лесли была довольна, что мальчик точно помнит, где они обычно отдыхают — на маленькой, поросшей травой полянке под высокими дубами.

— Помнишь, — согласилась она. Терри улыбнулся.

— Хочешь поиграть? — предложила Лесли. — Может, покатать тебя на карусели? Или пойдем на горку?

— Пока нет.

Терри лег на траву и загляделся на ветви деревьев. Лесли, подумав, устроилась рядом.

Лесли затопило молчаливое отчаяние. Росс лежит в больнице, врачи опасаются нового инсульта, который наверняка убьет его, а этот маленький мальчик… она ему нравится… возможно, Терри даже немного любит ее, но он так ошеломляюще быстро растет, так мгновенно меняется… Просто невозможно надеяться, что он сохранит в памяти их игры, песни и забавы. Он оставлял ее позади, а сам удалялся, с головокружительной скоростью в собственный, недоступный ей мир.

Но она не отдаст того, что осталось. Последний год научил ее не жаловаться, не жалеть об отнятом, а быть благодарной судьбе за каждую малость. Несчастье превратило Лесли в стойкого оловянного солдатика, умевшего извлечь лучшее из каждой новой неприятности.

Он начал рассказывать о школьных приятелях, о занятиях, забавных проделках, сообщил, куда отправится на каникулы следующим летом. И каждое слово было благословением для Лесли, драгоценным эликсиром, сближающим ее с утерянным навеки сыном.

— Ну а теперь, когда ты стал взрослым и научился писать, может, как-нибудь отправишь мне письмо, — предложила она.

— Угу, — согласился Терри. — А ты мне ответишь.

— Будем друзьями по переписке.

— А что это такое?

Лесли объяснила, как могла, не выпуская маленькой ручонки, бессознательно цепляясь за единственную хрупкую соломинку, связывающую ее с будущим и, может быть, с сыном.

— Но нам ни к чему писать письма, — неожиданно заявил Терри.

— Почему?

— Потому что, когда я вырасту, то женюсь на тебе. Вот и письма не нужны.

— Верно, — кивнула Лесли, вне себя от радости, благодарная за столь буйную фантазию. И, неизвестно почему, этот сладостно горький момент, в течение которого она держала его в своих объятиях, стал еще более прекрасным, хоть и был столь мимолетен. К ее груди прижималось неуловимое, изменчивое существо, созданное из быстротекущего времени и ее любви.

Лесли была слишком погружена в свои раздумья, чтобы заметить еще что-то, кроме малыша, лежащего головенкой у нее на коленях.

И уж конечно, она и не подумала оглянуться и присмотреться к кустам за спиной, откуда за ними наблюдал Тони Дорренс.

Но на этот раз Тони даже не смотрел на Лесли.

Он не сводил глаз с мальчика.

И так же безошибочно, как Лесли распознала собственное сердце в Терри Бейере, так Тони Дорренс догадался, разглядывая крошечное личико, что перед ним его ребенок, их с Лесли сын.


Глава 16 | Близость | Глава 1