home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Интеллидженс сервис и дело Dr. h. с.[47] К.

В предвоенные годы, когда я создавал свою сеть осведомителей, чтобы активной контрразведкой противодействовать все усиливающемуся шпионажу французской секретной службы, другие офицеры отдела IIIf работали теми же методами против английской разведки.

Внутри- и внешнеполитический курс Гитлера поставил Великобританию перед настоятельной необходимостью любой ценой и всеми доступными средствами непрерывно и надежно добывать сведения о германском перевооружении и секретных военных планах немецкого руководства. Политические события и быстрое возрождение мощной военной промышленности в Германии определяли темп. Оттого английская Интеллидженс сервис была вынуждена в большой спешке восстанавливать организацию для военного и политического шпионажа. Но торопливость в разведывательной работе, по опыту, очень легко приводит к провалам и потерям.

В Германии контрразведка против Великобритании велась из Центра в Гамбурге. Руководитель местного филиала отдела IIIf абвера, капитан, позднее майор фон Ф., был страстным, энергичным специалистом. За сравнительно короткое время он нащупал следы, указывавшие на деятельность немцев, состоявших на службе английской разведки. Среди лиц, попавших под подозрение в шпионаже, оказались множество тех, кто еще в оккупационный период после 1918 года был связан с английской администрацией. Затем стало известно, что, само собой разумеется, английская Интеллидженс сервис пыталась вербовать новых агентов в тех немецких кругах, которые по идеологическим и политическим мотивам являлись противниками национал-социалистического режима.

Наблюдение за подозреваемыми и сообщения осведомителей службы контршпионажа наконец показали, что многими агентами, работающими на английскую разведку в рейхе, руководили из Нидерландов. Английская Интеллидженс сервис для этой цели открыла резидентуру в Гааге, начавшую свою тайную деятельность примерно с 1934 года под официальной крышей Офис паспортного контроля (РРСО).

Такой вынесенной за границу службе приходилось, разумеется, в широком масштабе отказываться от мероприятий безопасности, которые может и должна проводить любая секретная служба у себя в стране. Потому важным и решающим фактором являлось, чтобы маскировка службы в Гааге не была прозрачной. Ни один непосвященный не должен догадываться, чем служащие Офиса паспортного контроля занимались на самом деле. Если служба вызовет подозрение у какой-либо секретной службы противника, для нее возникнет опасность раскрытия не только ее руководящих сотрудников, но и законспирированных агентов.

РРСО постигло несчастье оказаться скоро раскрытым немецкими службами контршпионажа. Руководитель службы абвера IIIf в Гамбурге сумел этим воспользоваться, завербовав в Гааге многих осведомителей, которые использовались для наблюдения за законспирированной английской службой и для разведки ее персонала. Административное здание РРСО располагалось всего в 30 метрах от городского канала. Это обстоятельство способствовало германской контрразведке время от времени выставлять своих наблюдателей на большой барже, которая обычно швартовалась на набережной непосредственно у РРСО. Оттуда из окон кают легче всего незаметно фотографировать жильцов, сотрудников и посетителей этого дома. Далее осведомители и агенты устанавливали имена и псевдонимы, места жительства, деятельность и связи, а также экономическое и семейное положение сфотографированных лиц. Люди, выявленные как несомненные сотрудники РРСО, брались под особое наблюдение проверенными немецкими нелегалами-осведомителями. В отдельных случаях даже удалось подвести к ним осведомителей, то есть вступить в личный контакт с сотрудниками РРСО, не вызвав у тех никаких подозрений, с кем они имеют дело.

Тогда пришло время открыть против английской службы в Гааге маленькие предупредительные боевые действия, которые велись до самого начала войны с тем результатом, что большинство ведомых РРСО агентов, пытавшихся в Германии выполнять шпионские задания, мало-помалу выключались или их «перевербовывали». Несмотря на это, по всей видимости, английская Интеллидженс сервис даже не заметила, в какой мере ее законспирированная служба в Гааге была накрыта германской контрразведкой. В противном случае РРСО не оставался бы еще пять лет в том же здании и не продолжал бы как ни в чем не бывало свою деятельность.

Наибольший успех, которого германская контрразведка добилась в работе против РРСО, было дело почетного доктора К.

Проверенные осведомители доносили, что английский майор Д., в 1936 году руководитель РРСО, после вскрытия факта растраты им денег, покончил жизнь самоубийством. Его помощника и сообщника, английского гражданина, уроженца Нидерландов по имени X., немедленно уволили. В 1939 году этого человека удалось разыскать и «закупить» для германской контрразведки. X. жил в Нидерландах, назвался представителем промышленности, тратил больше, нежели мог заработать своей профессией, и был завсегдатаем казино в Остенде и Спа. Его знания о сотрудниках, задачах и деятельности РРСО, которые он за хорошую плату продавал германской контрразведке, оказывались ценным подтверждением и дополнением к добытым на тот период германской контрразведкой сведениям.

Когда знания X. о секретах английской Интеллидженс сервис, казалось, были уже исчерпаны и тот опасался потерять абвер в качестве источника денег, одному опытному офицеру отдела IIIf после драматического ночного бдения удалось выведать его последнюю большую тайну.

X. знал и выдал имя одного из самых крупных агентов на службе военно-морского отдела Интеллидженс сервис в Германии.

Вот история этого агента и его дело…

К., бывший немецкий инженер-офицер кайзеровских военно-морских сил, вскоре после окончания Первой мировой войны оказался завербованным английской военно-морской разведкой. Работа его доставляла особое удовлетворение заказчику, который в благодарность за это, используя тогдашнее влияние Великобритании в Германии, способствовал его карьере и общественному положению.

К. был незаурядной личностью, знающим инженером и талантливым изобретателем. Как хороший специалист и почетный доктор, он играл значительную роль во влиятельных отраслевых союзах германской промышленности, затем в союзах инженеров и флотских офицеров, а также в авиастроении и на некоторых верфях. Здесь в Германии перед ним были открыты все двери.

Германия периода Веймарской республики для Великобритании не представляла никакой серьезной угрозы. Оттого она имела для английской разведки второстепенное значение. В тот период гораздо более важными разведывательными объектами являлись другие страны. Тем не менее разведывательная служба неприметно и дальновидно продолжала курировать К. Поэтому ей, Интеллидженс сервис, не составило труда после прихода Гитлера к власти в гораздо большей степени, нежели ранее, вовлечь К. в шпионаж против Германии. И он работал так, что английская служба имела все основания награждать его по-царски.

К. своей предательской деятельностью нанес ощутимый ущерб обороноспособности страны. Однако английские хозяева вели К. столь умело, что его предательскую деятельность, несмотря на внушительный размах, было не так-то просто раскрыть, если бы X., прежний сотрудник РРСО, не дал на него ориентировку. Интеллидженс сервис сумела снабдить К. надежной легендой. В Германии как само собой разумеющееся воспринимали то, что К. часто выезжал в Нидерланды и в свою очередь часто получал оттуда денежные переводы.

Впрочем, К., как хорошо обученный и с многолетним опытом шпион, вел себя крайне осторожно. На территории Германии он никогда не делал каких-либо письменных записок или помет о своей шпионской деятельности, обладал отличной памятью, изменнические отчеты своим хозяевам печатал только на машинке, когда оставался, один, без свидетелей, в номере гостиницы в Гааге.

Несмотря на достоверные показания X., было весьма непросто добыть неопровержимые доказательства шпионской деятельности К. Расследования, проведенные контрразведкой, поначалу дали лишь подтверждение того, что X. рассказал о личности и профессиональной карьере почетного доктора К. Первое доказательство того, что последний действительно совершает государственную измену, было добыто, лишь когда абвер выстроил сеть надежных осведомителей, обеспечившую наблюдение за К. и при его выездах за границу.

Решающие данные мы получили лишь летом 1939 года. В июле К. сутками пропадал в Вильгельмсхафене, Киле и Гамбурге. За ним велось постоянное наблюдение и негласное сопровождение, когда он затем из Гамбурга через Энсхеде отправился в Гаагу. Там в своем гостиничном номере он целый день стучал на машинке. Затем вечером встретился со своим «компаньоном», в котором точно установили сотрудника английского Офиса паспортного контроля в Гааге. Тем самым круг замкнулся.

К. арестовали в середине августа 1939 года. Уже на первом допросе он полностью признался в шпионаже, работая на английскую разведку почти 20 лет.

В начале сентября 1939 года, после объявления войны с Великобританией, К. в камере предварительного заключения сам свел счеты с жизнью.


Внедрение в службы противника как высшая цель: дело Флобера | Секретные операции абвера | Глава 2 Тайны вокруг начала Второй мировой войны Была ли замешана советская секретная служба?