home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Дело Харниша

С момента провала операции «Пасториус» Канариса преследовал гнев Гитлера. У начальников I и II отделов абвера, неоднократно присутствовавших при разговорах Гитлера и Канариса, каждый раз складывалось впечатление, что фюрер всей душой возненавидел шефа.

При поддержке Риббентропа Гитлер пользовался любым малейшим поводом, нередко притянутым за волосы, чтобы придраться к абверу. Возникло клише: «абвер не справился». Это можно было нередко услышать и при военных неудачах, к которым абвер не имел ни малейшего касательства.

При этом следует отдельно сказать, что это клише не применялось к происходящему на восточном театре действий. Абверкоммандо и подразделения добывали на Восточном фронте такие сведения, которыми генеральный штаб Fremde Heere/Ost был удовлетворен. Это не в последнюю очередь объяснялось тем, что военные штабы уже не требовали от служб и подразделений абвера большего, чем те в сложившихся обстоятельствах могли сделать.

Иначе обстояло на Западе. Здесь абвер должен был удовлетворять тысячи требований военного и политического руководства рейха по оккупированным территориям, всем странам за океаном, объявившим Германии войну, а также на мировом океане. Для множества задач и поручений, ставившихся абверу на протяжении войны, недоставало сил и средств. Затем абверу, о чем уже говорилось, в те немногие мирные годы, отпущенные ему, было просто невозможно сплести широкую агентурную сеть во всех странах.

Так выяснилось, что абвер фактически не в состоянии решить некоторые задачи, ответить на некоторые важные в военном отношении вопросы. Но крупные провалы, грузом давившие на абвер, происходили не из-за некомпетентности участвовавших в деле сотрудников абвера. Главной причиной была уже упомянутая организация нелегалов, дублирующая деятельность множества немецких служб.

Описываемый далее эпизод Харниш подтверждает это.


В конце 1943 года произошло одно событие, многими сторонами обратившееся против Канариса.

Аргентина, которая до того занимала дружественно-нейтральную позицию, разорвала дипломатические отношения с германским рейхом. Абвер и его шеф должны были это предвидеть. Но что же произошло на самом деле?

В Аргентине, как в Испании и других нейтральных странах, имелось отделение КО. Поначалу им руководил военно-морской атташе, капитан флота Нибур. Нибур перед своей командировкой в Буэнос-Айрес был в Берлине заместителем руководителя рабочей группы отдела IМ абвера. Это прекрасно знали западные разведслужбы, ибо дипломаты союзников в первые же годы войны начали такие нападки на Нибура, что его в конце 1942-го или начале 1943 года пришлось отозвать.

Тогда руководство КО перешло к военному атташе, генерал-майору Вольфу.

Сведения, добытые сотрудниками, нелегалами и агентами абвера в Аргентине, в 1943 году почти исключительно отправлялись из Буэнос-Айреса в заграничную службу абвера по радио на крупную приемопередающую радиостанцию абвера в Гамбурге.

Регулярная связь через курьеров сделалась невозможной.

В Аргентине работали также представители НСДАП и СД. Поскольку опытных радистов не хватало, договорились, что представители СД также будут передавать донесения в свои инстанции в рейхе через КО в Аргентине на гамбургскую радиостанцию абвера, откуда они станут пересылаться в соответствующие инстанции СД.

Но речь шла о сотрудничестве исключительно на радиотехническом уровне. Ни в коем случае не смешивались сферы задач, силы и средства абвера и СД. Характерно, что представитель СД приносил свои телеграммы в КО для дальнейшей передачи в зашифрованном виде. Таким образом, абвер не имел никакого представления о содержании донесений, передаваемых из Аргентины в главное управление СД через радиостанцию абвера в Гамбурге. К сожалению, в результате радиотехнического сотрудничества некоторые доверенные лица абвера познакомились с сотрудниками СД.

Среди нелегалов, работавших в Аргентине в годы войны на абвер, был и Харниш. Им уже многие годы руководил филиал абвера в Кёльне. Главной его задачей была разведка военной промышленности США с территории южноамериканских стран.

Харниш сумел привлечь южноамериканцев, которые по коммерческим делам часто выезжали в США и с их помощью успешно разведывал секретные производства вооружений в США. Но это не удовлетворяло Харниша. В разговорах с одним представителем СД ему пришла в голову мысль политически использовать свои добрые знакомства с аргентинскими публичными лицами в интересах рейха.

Харниш не сделал донесения начальствующей инстанции в Кёльне ни о своем знакомстве с представителем СД, ни о своих политических планах. Филиал абвера в Кёльне с давних пор в основном специализировался на военной разведке. Он, по опыту мирных лет, инструктировал своих нелегалов, чтобы они ни в коем случае не вступали в связь с известными политиками или тем более занимались политикой. Кто желает заниматься сбором военных сведений, то есть заниматься военным шпионажем на вражеской территории, имеет все основания стараться держаться как можно незаметнее. Политической работой или общением с политическими персонами он лишь быстро привлечет к себе внимание разведслужб противника.

Харнишу это было известно. И тем не менее он решился вместе с представителями СД попытаться склонить аргентинское правительство официально занять более благоприятную прогерманскую позицию и подтолкнуть к заключению союзного договора с рейхом.

В Аргентине Перон, тогда министр, постепенно все больше подпадал под влияние. У Харниша были хорошие отношения с одним офицером, близким Перону и хорошо относившимся к Германии. Используя это знакомство, ему удалось если не само аргентинское правительство, то хотя бы его министра иностранных дел склонить к тому, чтобы аргентинцу Элльмуту, родители которого были немцами по национальности, дать поручение следующего содержания: «Элльмут в качестве порученца аргентинского правительства выезжает в Испанию, чтобы оттуда начать переговоры с министерством иностранных дел Германии. Главной целью переговоров является заключение договора о поставке германских вооружений в Аргентину. Кроме того, Элльмут уполномочен вести переговоры о заключении аргентинско-германского союза».

Германский посланник в Буэнос-Айресе по конфиденциальным каналам получил информацию об этом плане. Он попытался помешать его осуществлению, так как посчитал предприятие утопичным. По его мнению, дело могло обернуться для рейха только неудачей.

Тем не менее миссия Элльмута состоялась. Был ли будущий глава правительства сам посвящен в это, неизвестно. Как бы то ни было, в один прекрасный день Элльмут в качестве официального уполномоченного аргентинского правительства отплыл на борту испанского парохода «Кабо де Орнос».

Обо всем этом заграничная служба абвера не имела никакого представления. Зато, как позднее выяснилось, об этом были проинформированы РСХА и внешнеполитическое ведомство службами СД.

Тем временем миссию Элльмута ждал быстрый конец. Как только «Кабо де Орнос» зашел в один из британских транзитных портов — предположительно Тринидад, — судно подверглось обыску со стороны британцев и Элльмута арестовали. В довершение всех бед при нем обнаружили бумаги, раскрывшие его миссию.

Английское правительство воспользовалось случаем, чтобы направить энергичные ноты Аргентине. Вследствие этого аргентинское правительство открестилось от инцидента и в конце концов разорвало дипломатические отношения с германским рейхом.

Разумеется, стали искать козла отпущения. Совещание представителя Канариса с посланником Риттером из министерства иностранных дел привело к полному совпадению мнений, что афера Харниш-Элльмут никаким образом не может быть поставлена в упрек заграничной службе абвера, поскольку речь шла об акции СД. Несмотря на это, Риббентроп позаботился о том, чтобы у Гитлера сложилось впечатление, будто абвер снова провалился и стал причиной внешнеполитической неудачи.

Для строительства сети дальней разведки был назначен I отдел заграничной службы абвера. Повсюду, где это представлялось рациональным и появлялась возможность, она вербовала конфидентов и за океаном, и в европейских странах противника.

У каждого из этих доверенных лиц имелось свое военное поручение, касавшееся численности, дислокации и передвижений вражеских частей всех родов войск, а также военной промышленности. В зависимости от местожительства и возможностей разведчика задачи, ставившиеся перед каждым, естественно, были весьма дифференцированны. В конце концов в странах противника дислоцировались тысячи гарнизонов, военно-морских баз, аэродромов, заводов, укреплений и других военных объектов, требовавших постоянного наблюдения.

Важнейшая цель, которую преследовал I отдел абвера всей сетью нелегалов, — своевременно выявлять и доносить о намерениях вражеских государств и мероприятиях в иностранных государствах, направленных против Германии или могущих быть направленными.

От конфидентов абвера I по всему миру ежедневно поступали донесения, особенно ценные для оценки ситуации. Нередко на основе донесений, поступавших от этой сети нелегалов, принимались и судьбоносные решения военного командования, о которых кроме абвера никто не знал, от кого это исходило. Имена работающих за границей нелегалов, источников секретной информации, были и будут охраняться любыми разведслужбами под самым строжайшим секретом.

Сведения о работающих во вражеских странах военных разведчиках в целом засекречены на многие годы, иногда даже на очень продолжительное время, поскольку эти конфиденты могут подвергаться опасности нелегальных покушений даже после возвращения к себе на родину.

Этим объясняется то, что о крупных и удачливых шпионах сообщается так редко.

Военные разведчики всех стран могут добиться успеха, лишь пока они не опознаны. Их имена остаются под завесой секретности, если только их разоблачат и отдадут под суд. Правда, тогда их имена нередко украшают первые полосы газет.

Потому здесь отдается дань признательности всем тем, кто тайно на скромном посту военного разведчика абвера нес свою полную опасностей службу и никогда не получал публичного признания.


Дело «Пасториуса» | Секретные операции абвера | Нелегальная сеть на торговых судах