home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10 Темная долина 

Спустя два часа туман рассеялся, и мы достигли темной долины. Я осмотрелся и ответил себе еще на один вопрос о названии, все вещи вокруг, деревья, кусты, строения вдалеке и даже трава под ногами были черного цвета. Я нагнулся и провел перчаткой по черной траве в надежде, что она испачкается в гарь, но перчатка осталась прежнего цвета, и никакого налета от сажи на ней не осталось. Просто все в темной долине, по какой-то причине имело черную окраску. Мы попрощались с нашим проводником, и он растворился в призрачной дымке тумана.

Сифыч дал команду зарядить оружие, и проверить боекомплект. После небольшого привала и подготовки мы отправились в путь. Со слов сталкера, мы шли на заброшенный завод, где у нас будет остановка, а уж от завода, до базы Сухаря было рукой подать. Я посмотрел в оптический прицел на завод, к которому мы шли, до него было около полутора километров, и осмотрел окрестности.

На север шла старая дорога, вдоль которой росли размашистые тополя, а по всей долине были разбросаны густые заросли кустарника, редкими островками образуя причудливый ландшафт. Сифыч предупредил, что долина находиться под полным контролем сталкеров, и что в людей здесь без явной причины стрелять не стоит. Единственным вероятным противником здесь могли быть лишь мутанты, которые наведываются со стороны Чернобыля, и периодически выползают из местных подземелий. Так как район здесь оживленный, все аномалии давно отмечены на картах, а для особо одаренных, еще и светящимися в темноте болтами. Я все уловил, и без лишних разговоров принялся за свое дело, то есть, идти след в след и контролировать тыл.

— Сифыч, а почему Доктор на болоте живет? — я решил выяснить до конца то, что меня интересовало. У самого Доктора я не отважился спросить, и с помощью своего напарника надеялся заполнить прорехи в общей картине.

— Долгая история, ушел он от всех, оградился так сказать, — Сифыч нехотя начал свой рассказ, — вообще парень ты один из немногих кто бывал у него, так что гордись этим. Он раньше был одним из хозяев зоны, но потом повздорил с ними, и отсоединился. Сначала к людям подался, но те его не приняли, а из зоны ему нельзя, вот он и ушел на болото.

— А почему из зоны нельзя? — я не понимал этого факта.

— Так он ведь темный, ты, что не заметил? — по тону Сифыча было заметно, что ему не хотелось объяснять все с самого начала, — он не человек. Темными становятся сталкеры, которые три года не покидают зону, а он вообще ее никогда не покидал. Он здесь с самого начала. Так вот люди его не приняли, со своими он не нашел общих интересов, у тех лишь разрушения на уме, а он ведь — Доктор. Он не может разрушать. Со временем он стал практиковать и как в той сказке, приходи к нему лечиться и корова и волчица. Только вот корова — это раненный в бою сталкер, а волчица — любой из зверей зоны.

— Я не понял, так он что и мутантов лечит? — я был шокирован такой информацией.

— А что тут понимать, он же доктор, ему все одно человек ты, или зверь зубастый, главное ведь живое существо. Говорят, что к нему даже Химеры приходят, — Сифыч сверился со своим ПДА, — стоять. В укрытие!

Мы припали к большому валуну, что оказался неподалеку. Я снял автомат с предохранителя и выглянул из-за камня. Сифыч указал стволом автомата на вырытую в земле нору примерно около метра в диаметре, и передал через гарнитуру стрелять на поражение. Он сорвал с костюма осколочную гранату, чека которой осталась на ремешке держателя, и забросил ее прямо в нору. Через мгновение прозвучал взрыв. Со стороны норы донеслись истеричные взвизги, и словно как ядра из пушки, из нее в нашу сторону, выскочили два существа.

Они были похожи чем-то на людей. По крайней мере, обрывки одежды на них были человеческие. Рост метр пятьдесят, тела темно синего цвета, на передних конечностях длинные когти, на задних — такие же. У одного на голове был одет старый изорванный противогаз с резиновым ребристым хоботом, а у второго пол головы было оторвано взрывом, а с уцелевшей части головы смотрел вполне человеческий глаз. Их рты были непропорционально широкими, и сквозь раскрытые челюсти виднелись ряды заостренных зубов. Они выпрыгнули из своей пещеры на высоту примерно шести метров, и по предполагаемой траектории должны были приземлиться в десятке метров от нас.

— Огонь, — Сифыч выстрелил первым. Я взял на прицел одного из них, и нажал на спуск. Несколько пуль попали в летящего на меня мутанта. Он лишь слегка изменил траекторию, и упал на землю не на ноги, а на бок. Я, было, обрадовался своему везению и приготовился разрядить в него автомат, но он так быстро сделал еще один прыжок, что я даже глазом не успел моргнуть. В это время Сифыч расстреливал второго синего, а этот, с хоботом на голове, уже летел прямиком на меня. Я поднял автомат и выстрелил в него. Две пули прошли ниже, и уже в последний момент, когда до него оставалось не более двух метров, я упал на спину и вжал до упора курок. Все пули пришлись в цель. В полете монстр лишился рук и головы, и на меня свалилось наполовину разрубленное тело. Я брезгливо его откинул в сторону и поднялся на ноги. Сифыч тоже справился со своим.

— Что это за твари? — спросил я его, обтирая куском травы кровь с комбинезона, — и везет же мне на эти гадости.

— Это снорки, неудачный генетический эксперимент по созданию супер солдат, — Сифыч в это время перезарядил свой автомат, — военные перед вторым взрывом развлекались. Ты что-то слишком спокоен, стал, а Знаток?

— А что волноваться? Не вижу в этом никакого смысла, — я действительно заметил что не испытал ни какого волнения, и даже сразу же отозвался на свое новое имя, — как их лучше всего убивать?

— Как и всех. Снести голову. В общем, я смотрю, это у тебя неплохо получается, — сталкер одобрительно посмотрел на обезглавленное тело снорка. Пошли. Время — пули.

Мы приближались к заброшенному заводу. По дороге Сифыч показал мне новую аномалию под названием «Электра». Она расползлась по проржавевшему остову сгоревшего некогда танка, и издалека поблескивала небольшими электрическими разрядами. Когда сталкер бросил в танк железный болт, аномалия сработала, и пред нами явилась настоящая молния, разрывая паутиной ломаных линий пространство вокруг. Со слов сталкера после разрядки, аномалия становиться безопасной на пару часов, пока снова не накопит электричество.

До завода оставалось около двух сот метров, и я смог его детально разглядеть. Он представлял собой комплекс из четырех строений, три из которых были разрушены до основания, и одного полу уцелевшего здания. Строения были обнесены бетонным забором, из которого осталось стоять лишь несколько плит, остальные либо лежали в разломанном виде, либо и вовсе отсутствовали. В уцелевшем трехэтажном здании которое стояло к нам торцом, была на половину разрушена правая стена, и надежностью от этого укрытия даже не пахло. Но Сифыча это не смущало, и он целенаправленно шагал к намеченной цели. Подойдя поближе, он снова скомандовал опасность и указал прямо в сторону завода. Укрытий поблизости не было, и мы где стояли, там и залегли на землю.

Как Сифыч чувствовал опасность, было лишь одному богу известно, но через минуту, из здания завода вышел человек, и немного постояв, медленно отправился в нашу сторону. Я не сразу понял, что в нем не так. Обычный человек, в изношенном защитном комбинезоне, в руке он держал ремень автомата, который тянулся за ним следом, и он, прихрамывая на одну ногу, шел в нашем направлении. Я посмотрел на него сквозь оптику и ужаснулся, его лицо было сплошь покрыто трупными пятнами, а вместо глаз, в глазницах виднелись две кровоточащие дыры.

— Зомбак, — прозвучало в моей гарнитуре, — по моей команде стреляем по ногам, твоя правая. Огонь.

Мы выстрелили одновременно, и зомби, лишившись сразу двух ног, упал на землю. При падении он издал странный звук, в котором можно было разобрать призыв о помощи, с примесью ноток отчаяния. Упав на землю, он продолжил свое движение к нам, опираясь лишь на руки. Автомат ему был не нужен, и ходячий труп оставил его. Одна нога была полностью отстрелена и осталась лежать на земле, а вторая еще продолжала держаться на обрывках ткани, и в неестественно вывернутом состоянии тянулась за хозяином. Зомби не терял надежды добраться к нам, и он полз к своей цели издавая призывные звуки о помощи, оставляя позади два кровавых следа от обрубков ног.

— Ждем, — прозвучала команда Сифыча в моей гарнитуре.

На душераздирающие вопли подстреленного нами зомби из развалин вышли еще два ходячих мертвеца. Они выглядели еще хуже своего собрата, и двигались с заметным дерганием, но видимо они понимали, что произошло, и кинулись, если это можно было назвать, кинулись, ему на помощь. Их скорость была не велика, при большом желании от них можно было просто убежать, но мы не собирались убегать.

— Этим в голову, твой правый, — Сифыч выстрелил, почти одновременно выстрелил я. Прозвучало два сдавленных звука от стрельбы оружия оснащенного глушителями. Мне нравилось стрелять с глушителем. Все пули шли ровно в цель, и при этом отдача была минимальной. Два ходячих мертвеца, лишившись голов, упали на землю. Третий все так же продолжал ползти в нашу сторону. Сифыч поднялся и, закинув автомат за спину, пошел в сторону завода, я отправился следом. В момент, когда он поравнялся с ползущим трупом, он достал из ножен свой огромный нож, и одним взмахом лишил его головы, а за одно, и страданий. С двумя другими трупами произошло то же самое, хоть у них и отрубать было нечего, но контрольная обрубка, как говорил Сифыч, еще никому не портила жизнь. Я подобрал автомат, оставленный зомби, но тут же отшвырнул его в сторону, он ни на что не годился. Ствол у него был изрядно искривлен, а затворная рама отсутствовала.

Мы зашли в здание завода, и, прикрывая друг друга, обследовали три этажа. Убедившись в отсутствии потенциального врага, в виде любых живых организмов, Сифыч скомандовал привал на третьем этаже. Мебели никакой не нашлось, и мы расположились прямо на полу.

— Эти твари всегда парами ходят, так что запоминай, как их выманивать, — объяснял Сифыч недавний инцидент, прислоняясь к стене, — а теперь прямо к делу. Ты ведь хочешь выбраться из зоны?

— Конечно, — я не ожидал от него таких слов, и был полон внимания.

— У тебя есть реальный шанс купить себе обратный билет, — Сифыч хотел было снять маску, но вспомнив, где он находиться оставил эту затею, — но для этого ты мне окажешь небольшую услугу.

— Что я должен делать? — я не верил своим ушам, неужели мне так здорово повезло.

— Да практически ничего. Сходить на базу к Сухарю, передать ему одну вещь, забрать у него другую и принести мене. Берешься? — Сифыч посмотрел на меня сквозь стеклянные окуляры защитной маски.

— В чем подвох? — в принципе я уже взялся за это дело, хотелось лишь уточнить детали. Обратный билет домой был у меня в руках, и мне было все равно, что для этого нужно было сделать.

— Правильный вопрос Знаток, — ответил сталкер, — Как и в любом плевом деле, в этом тоже есть подвох. Я не буду вдаваться в подробности, но тебе нужно знать лишь одно — скажешь кому-нибудь, что ты со мной, или даже то, что ты меня знаешь или видел где-нибудь и ты — покойник.

— Не понял? — я посмотрел на своего напарника, и рука ненароком легла на рукоятку автомата.

— Не дергайся, я тебя не трону, особенно после того, как Доктор дал тебе имя, — Сифыч даже не шелохнулся в тот момент, когда я взялся за оружие, — это сделают они, те — кому ты расскажешь про меня. Берешься?

— Еще бы, — и мы ударили по рукам.

Сифыч объяснил мне, что конкретно я должен был отнести, и что конкретно принести обратно. Еще он объяснил мне как себя вести на базе Сухаря, что следует делать, и что не следует ни в коем случае. Меня не особо волновало то, что я отправляюсь в общество матерых головорезов и убийц, как и в любом волчьем коллективе, где каждый сам за себя, и где человек человеку волк, нежели брат, в этом так же действовали определенные законы, как и в любой другой волчьей стае. Я вырос в детдоме, потом армия и работа нелегальным извозчиком. Вся жизнь моя проходила сквозь волчьи стаи, которые, по сути, ни чем не отличались друг от друга, менялись лишь названия вещей и цена, которую можно заплатить за свою слабость.

Я внимательно выслушал все инструкции. Меня не на шутку порадовали пароли и отзывы, которыми я должен был пользоваться, это походило на дешевый фильм про шпионов, только в данном случае мне предстояло быть не зрителем, а непосредственным участником, и от правильности построения слов в предложении, напрямую зависела моя жизнь. До заката оставалось полтора часа, и за это время я в одиночку должен был успеть добраться до базы. Сифыч на куске картона, который нашелся на этаже, со своего ПДА срисовал мне карту, на которой он отметил мне путь, все возможные аномалии и предположительно опасные места, где наиболее вероятен контакт с мутантами.

Если смотреть по нарисованной карте, то путь мой никаких сложностей не представлял. Всего было три важных ориентира, первым, который был виден с окна здания, в котором мы находились, было большое сломанное дерево, образующее в изломе букву Л. Дальше видимость из окна преграждала небольшая роща, и маршрут пришлось изучать строго по карте. За небольшой рощей начиналась старая дорога, вдоль которой мне следовало двигаться вплоть до полуразрушенной автобусной остановки. За остановкой дорога начинала уходить вправо, где мне следовало не сворачивать вдоль трассы, а двигаться прямо, ориентируясь на брошенный посредине поля грузовой рефрижератор, дойдя до которого я и должен был увидеть базу Сухаря. Получив все необходимые инструкции, я сунул нарисованную карту за пояс и, пожелав Сифычу спокойной ночи, в прямом смысле этого слова, побежал вниз по лестнице.

Пробежав мимо застреленных ранее зомби, я повернул направо и устремился к первому ориентиру. До дерева было около трех ста метров и его хорошо было видно, оно словно чертовы ворота открывали мне путь домой и с каждым шагом этот путь становился все ближе и ближе. Я знал, что Сифыч следит за мной через оптику с третьего этажа, но, не смотря на это, я все равно постоянно оглядывался назад. За время, проведенное в зоне, я настолько к этому привык, что даже не замечал того, что постоянно держал под контролем все триста шестьдесят градусов окружающего меня пространства. На пути к чертовым воротам я обогнул «воронку», которая была отмечена на моей карте, и мало того отмечена ржавой табличкой воткнутой в землю с надписью «она». Все-таки в зоне любят иронию и юмор, хотя юмор, насколько я заметил в основном и черный, но все же.

У дерева, за которым начиналась непроглядная роща, я сделал привал и сверился с картой. Судя по ней, я должен был идти прямо, никуда не сворачивая. Аномалий в роще не было, если верить той же карте, но зато была протоптана небольшая тропинка, которую мне следовало отыскать, и по ней, без особых трудностей перебраться на другую сторону.

Самую большую опасность в роще представляли не мутанты, как я ранее полагал, а самые заурядные кусты. Дело в том, что ближе к центру зоны, мутировали не только звери, но и растения, и самые безобидные их представители встречались именно в темной долине. Их опасность, а может быть и безобидность, заключалась в том, что на ветках этих самых обычных кустов росли острые как бритва колючки с зазубринами в виде таких же острых крючков. Стоило зацепиться одеждой за такую вот смертоносную ветку и запаниковать, как в мгновение ока оказываешься в полном плену кровожадного растения. Каждое новое движение, которое человек, попавший в такую западню, предпринимает, чтобы спастись, лишь приближает его погибель и все больше окутывает его острыми сетями.

Я сразу же заметил вход в рощу, все-таки темная долина был обитаемым районом, и табличка с характерной стрелкой, указывающей на вход, лишь подтверждала этот факт. Я пошарил взглядом по сторонам и наткнулся глазами на старую ветку, некогда упавшую с дерева. Подобрав ее и обстругав с помощью ножа ненужные сучки, я, закинув автомат за плечо и вооруженный новым полу копьем, отправился в путь.

Пробираться сквозь заросли заостренных шипов и колючек оказалось не простой задачей. Кусты бушевали, и их ветки ненавязчиво свисая над тропой, несли безмолвную угрозу. Если бы не наставления Сифыча о копье, я бы давно запутался и стал бы украшением кустов в виде живой гирлянды, но следуя его советом, я смог избежать незавидной участи. Деревянное копье помогало отводить в стороны вездесущие опасные ветки, при этом оно не цеплялось за них, и оставалось при мне. Я прошел примерно полпути, когда за очередным хитрым поворотом тропинки я заметил то, во что с легкостью мог здесь превратиться.

На одном из кустов, окутанное эластичными ветками, как гусеница коконом, висело тело неудачливого сталкера. Его правая рука, в неестественно вывернутой вниз позиции, до сих пор сжимала автомат, который превратился в такой же кокон, только поменьше, как и его хозяин. Видимо он недавно попал в эту западню, так как ветви еще были измазаны запекшейся кровью, и дуло автомата не успело покрыться ржавчиной. Я почувствовал, как ледяные мурашки прокатываются волнами по моему телу, мне было жаль этого бедолагу, и у меня даже промелькнула мысль достать его, и придать его тело земле, но мысль лишь промелькнула, беспрекословно уступая место здравому смыслу.

После увиденного мной эпизода, я продолжил движение с удвоенной осторожностью. Мне не хотелось разделить участь того бедолаги, и я шел как минер по минному полю, отодвигая каждую мало-мальски опасную ветвь. На преодоление колючей рощи у меня ушло около двадцати минут. Я вышел. Первое что я сделал, оказавшись на безопасной местности — упал на землю. Только тогда, когда опасность осталась позади, я осознал, насколько близко я был от смерти. Ноги и руки била неунимаемая дрожь, дыхание участилось и мне потребовалось около пяти минут, что бы придти в норму. Фотография кокона мертвого сталкера, запутавшегося в цепких лапах растительности, на всю жизнь отпечаталась в памяти и теперь стояла у меня перед глазами.

Дорога, которая была отмечена на карте, и вдоль которой я должен был идти, находилась в тридцати метрах от выхода из рощи. Я отбросил в сторону свое копье так, что бы на обратном пути без труда его отыскать, перехватил автомат, снял его с предохранителя и побежал. Сама дорога находилась на небольшой возвышенности, так, что справа и слева от нее образовывались два углубления. По левому из них, мне и следовало идти. Я спрыгнул в ров, он оказался мне примерно по пояс, и в случае опасности представлял собой хорошее укрытие. Сверившись еще раз с картой, я пригнулся и побежал вдоль рва в сторону базы Сухаря.

До остановки, у которой дорога сворачивала вправо, оставалось около ста метров. Я отчетливо видел ее, и решил было поднажать, как боковым зрением, увидел какое-то движение слева. Реакция и рефлексы, неизвестно как выработанные сработали безупречно. Если бы кто-нибудь наблюдал за мной в этот момент, то он с уверенностью заявил бы, что я споткнулся и упал, но это было не так. Я мгновенно отреагировал на опасность. Поднявшись на корточки, я выглянул из своего укрытия, и осторожно осмотрелся. Действительно в ста пятидесяти метрах от меня, среди группы деревьев что-то двигалось. Я взял автомат и посмотрел туда через оптику.

Среди деревьев копошилась стадо диких чернобыльских кабанов. Их было около десяти штук, и я прекрасно помнил, на что способны эти твари. По всей видимости, они не заметили меня, и я оставался в выигрышном положении. Я еще немного последил за ними, и, удостоверившись в том, что я нахожусь здесь инкогнито, пригнулся и вприсядку продолжил свой путь. Ходить гуськом не очень-то приятная затея. Через двадцать метров такой ходьбы у меня затекли ноги, и я сделал привал. Разведка местности подтвердила, что я еще был не замеченным, и у меня еще были шансы.

Отдохнув, я продолжил путь. Мой ров становился все ниже и ниже, и вскоре мне пришлось ползти по-пластунски. Через полчаса я добрался-таки до второго ориентира, то есть до остановки. Ров, хоть и не глубокий уходил вместе с дорогой вправо, а мой путь лежал в открытое поле, туда, где виднелся старый брошенный грузовик рефрижератор. Я достал карту и еще раз сверился с ней. Аномалий на моем пути не было. Были лишь две жарки, но они находились правее, и один выверт, но он был гораздо дальше, почти около самой базы. Я снова припал к прицелу автомата. Грузовик был в двух ста метрах впереди, а кабаны, примерно на таком же расстоянии за мной. Я не знал, кто может бежать быстрей, я или громадные секачи, но догадки такие у меня были. Начинало темнеть и темная долина в самом ближайшем будущем обещала стать черной. Время выбора таяло на глазах. Мои шансы добраться до контейнера и забраться в него были невелики, но шансы добраться до базы в полной темноте были еще меньше. Я вспомнил, что у меня есть дымовая шашка, и, просчитав примерно траекторию моего бега к контейнеру, по отношению к стае кабанов я сорвал ее с держателя на комбинезоне и забросил в траву. Как только облако густого дыма поднялось в воздух, я подорвался с места, и со всех ног, побежал к грузовику.

С шашкой я, конечно, здорово придумал, но и в этом случае оставался один прорех. Сквозь стену густого дыма, я не видел гоняться они за мной или нет, оставалось лишь надеяться на лучшее и бежать вперед. Я бежал вперед, постоянно оглядываясь на дымовую завесу, из нее никто не выбегал. По всей видимости, мне очень повезло, и только я успел, обрадовался своей удаче, как увидел справа в пяти метрах от меня, такую же нору в земле, как и та, из которой ранее на нас с Сифычем выпрыгнули «снорки». Тормозить было поздно, бежать назад — подавно. Я взял левее норы, насколько мог и, не останавливаясь, пробежал мимо, в сердцах надеясь на то, что хозяев нет дома.

Но хозяева оказались на месте. Я отбежал от норы на двадцать метров, когда услышал рычащий крик за спиной. Я оглянулся и увидел, как из норы выпрыгнуло три снорка, и кинулись за мной в погоню. Эти твари не могли бежать со скоростью человека, их бег походил на неуклюжее передвижение шимпанзе по земле, но зато их прыжкам мог позавидовать любой легкоатлет.

До рефрижератора оставалось пятьдесят метров, что делать дальше я не знал, и просто бежал к нему. Мои преследователи не отставали, и сохраняли первоначальную дистанцию. Они по очереди делали прыжки, и как плотоядные кузнечики переростки загоняли свою жертву. В отчаянии я сорвал осколочную гранату с комбинезона и, не оглядываясь, бросил ее через плечо. Прозвучал взрыв, а вместе с ним и проникающий до мозга костей визг сразу трех тварей. Я оглянулся. Оказалось, что моя затея принесла пользу. Случайно брошенная мной граната угодила прямиком под ноги, приземлявшейся твари. Снорка разорвало на две части, а одного из его сородичей ранило осколком. Он начал заметно хромать, и перестал прыгать, но не оставил преследования и продолжил погоню по земле. Счет был полтора ноль в мою пользу. Я не рискнул принять бой с двумя тварями на открытой местности. Я видел, на что они способны даже в раненном состоянии и план родился сам по себе.

Рефрижератор стоял задом ко мне, и одна из дверей его кузова была оторвана и лежала в стороне. Я сорвал еще одну гранату, и, не останавливаясь, запрыгнул в кузов. Оказавшись на прогнившем полу грузовика, я швырнул гранату на улицу, а сам бросился к кабине в прыжке разворачиваясь и готовясь встретить гадов очередью из автомата. Прозвучал взрыв и визг одного из преследователей, я не знал, достала ли граната свою цель, но один из снорков сумел запрыгнуть в кузов. В закрытом пространстве грузового отсека рефрижератора трудно было промахнуться. Я лишил его возможности сделать прыжок, и ему пришлось преодолевать разделяющие нас пятнадцать метров по полу. Я открыл огонь. Было как-то нелепо расстреливать практически в упор лишенного своих главных боевых качеств мутанта. Сначала пули перебили ему руки, и он завалился на деревянный пол, затем размозжили голову. Второй снорк находился на улице, откуда доносилось его озлобленное рычание. Я подошел к телу, лежащему на полу грузовика. Он был мертв, ведь нет на свете существа, способного выжить, будучи лишенным, головы. Бронебойные пули которыми я стрелял, растерзали его плоть, оставив от кровожадного снорка лишь бесформенный кусок окровавленной плоти.

Не смотря на то, что тело противника было истерзано до невозможности, я все равно сделал контрольный выстрел, и из-за двери выглянул на улицу. Второй снорк находился у самого входа в рефрижератор. Вторая граната оторвала ему ногу, но он не прекращал попыток запрыгнуть в кузов. Три пули обезглавили его, и он завалился на землю. Я спрыгнул с кузова грузовика и, обойдя его стороной, увидел ее — базу Сухаря.

Это было воистину захватывающее зрелище. КамАЗ стоял на краю пологого обрыва, который вел в бескрайнюю долину, посреди которой и располагалась пресловутая база. Она представляла собой ансамбль сооружений, разбросанный в квадратной коробке периметром до пятисот метров, по крайней мере, лицевая ко мне стена была именно такой длины.

Здания были окольцованы десятиметровой бетонной стеной увенчанной колючей проволокой, часть из которой составляли стены самих сооружений. По периметру квадрата стояли высокие сторожевые башни, обделанные тяжелыми бронебойными листами, из которых виднелись спаренные стволы крупнокалиберных пулеметов. До наступления ночи оставалось совсем немного, и на базе уже были зажжены огни. Это нельзя было назвать базой, скорее — это была неприступная крепость из стали и бетона, за стенами которой мне, глядя на нее, тут же захотелось очутиться. Я по своему обыкновению посмотрел назад, и поблагодарил бога за вновь приобретенную привычку. Дымовая завеса, которую я поставил, давно рассеялась и в мою сторону неслась одичавшая стая мутировавших диких кабанов. «О боже! Неужели опять!» — это была моя последняя мысль, перед тем как я прыгнул на песчаный склон обрыва.

Спустившись вниз я, не оглядываясь, бросился бежать в сторону спасительной базы. До нее оставалось около полукилометра, и у меня был шанс. Кабаны, по-видимому привлеченные звуками взрывов заметили меня, и теперь, если они конечно не питаются мертвыми снорками, у меня возникли крупные неприятности. Я бежал, бежал и еще раз бежал. Расстояние до базы сокращалось очень медленно, а позади, неслась дикая стая. Я посмотрел назад и увидел, как полу тонные туши неуклюже скатываются по обрыву. Я знал, они не остановятся и, настигнут меня, но у меня в запасе было сто метров, разделяющие их лидера и меня и еще четыреста метров до базы, на которых не было никаких укрытий. Я заметил на сторожевой башне прожектор, который ленивым световым пятном сканировал подступы к базе. Это был мой шанс. Я хотел было открыть огонь из автомата, но на нем был навинчен глушитель и я сорвал с комбинезона последнюю осколочную гранату.

Позади меня прозвучал взрыв. Это была последняя граната. Я знал, что даже близко не ранил кабанов, но зато это была последняя надежда на то, что меня услышат и, быть может, придут на помощь. После взрыва световое пятно прожектора замерло на одном месте, и спустя мгновение стало быстро приближаться в мою сторону. Он остановился на мне, и вел меня в уже основательной темноте, освещая мне путь. Я хотел было крикнуть, что нужно светить не на меня, а на дикую стаю, преследовавшую меня, но мой крик прозвучал лишь в душе. Я уже слышал, как сзади бьют о землю копыта, я был готов, что вот-вот клыкастый вепрь настигнет меня и собьет с ног как бильярдный шар кеглю. Как он растопчет меня своими копытами и растерзает мою плоть на мелкие кусочки, но мне оставалось лишь бежать и крепче сжимать цевье своего автомата. Когда я совсем отчаялся и был уже готов остановиться и встретить свою смерть свинцовым огнем, с ближайшей ко мне башни раздались оглушающие выстрелы спаренного крупнокалиберного пулемета. От неожиданности я пригнулся, но вовремя сообразив, что стреляют не по мне, лишь ускорил темп бега. Позади меня раздавались предсмертные взвизги разрываемых на части диких кабанов.


Глава 9 Доктор   | Оракул Чернобыля | Глава 11 База Сухаря