home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 11 База Сухаря

На меня светило два прожектора, и я постучал в десятиметровые железные ворота. Механический механизм открыл вырезанную при помощи автогена дверь, в рост человека. Я вошел, внутрь, пытаясь отдышаться после стремительного бега, и оказался перед второй огромной дверью. Позади, послышался звук закрывающегося механизма. Я попал в ловушку. В двери напротив меня, на уровне человеческого роста открылось окошко, размером пять на двадцать сантиметров, и в гарнитуре моего защитного комбинезона послышались слова:

— Подойди и назови себя.

Я подошел к окошку, и прислонился к отверстию окулярами комбинезона:

— Знаток. Свободный сталкер. Человек.

С другой стороны двери в глаза ударил легкий синий цвет. Это была обычная проверка, для всех кто хотел войти на территорию базы. Существовал ряд ограничений по клановым отношениям, но, по сути, допускались внутрь все желающие с одним условием — это должен быть человек. Темные сталкеры на базу не допускались и уничтожались на месте.

— Лист, снова прозвучал голос в гарнитуре.

Я полез в нагрудный карман и протянул в окошко сто долларовую банкноту заранее врученную мне Сифычем. Вход на базу был платный, а те, кто не желал платить мог свободно уходить в ночь зоны. Бизнес есть бизнес, и с этим не поспоришь. После протянутой мной купюры дверь открылась, и я вошел на территорию базы Сухаря. Меня встретили двое наемников облаченных в добротные бронированные комбинезоны с автоматами наперевес. Один из них вкратце рассказал мне о правилах поведения на территории базы, и приказал не задерживаться. Как правило, правило было одно — откроешь стрельбу — и ты покойник. Защищать свое достоинство и честь разрешалось лишь при помощи холодного оружия, за это с постояльцев ни кто не спрашивал.

Я прошел по коридору, который образовывали стены двух одноэтажных строений без окон, которые, по-видимому, являлись караульными помещениями, и, зайдя за угол, сел на землю. Такого марш броска у меня еще не было. Ноги сильно болели, и казалось вот-вот отвалятся. Мне понадобилось двадцать минут, что бы придти в норму, после чего я поднялся и попытался сориентироваться. Я был в самом начале базы, и мне предстояло найти вход в бар «Для плоти и души». База по своей сути являлась мини городом с многочисленными строениями и лабиринтами улиц. Многоэтажные здания и большие ангары, по-видимому, остались еще со старых времен, в них только замуровали окна, а некоторые, в основном одноэтажные были построены самими сталкерами, о чем свидетельствовал разношерстный материал, из которого они состояли.

С освещением на территории было туго, людей на улицах не было, и я не представлял себе, как добраться до бара. Немного подумав, я просто пошел вдоль улочки, которая лежала между двумя двухэтажками, и пошел вглубь базы. Улочка вывела меня на небольшую круглую площадь, вокруг которой и располагалась основная часть строений и, увидев на площади чудо, я еще раз пришел в недоумение. На площади были припаркованы два танка, глядящие ровными дулами пушек в черную высь. Танки были еще советской эпохи, но модернизации им не удалось избежать. На них было наварено столько брони, и разнообразных деталей, о функциях которых я даже представления не имел, что у меня закрались сомнения, о том способны ли они передвигаться вообще. «Да, неплохо они здесь устроились» — меня все больше удивляла зона, своими неожиданностями. Увидев табличку с надписью бар, и рисунком в виде пальца указывающего нужное направление я, не задерживаясь, отправился туда.

Поплутав немного по улочкам, заставленным разнообразными ящиками и пустыми бочками я, с помощью нехитрой навигационной системы, в виде стрелок нарисованных на стенах прибыл к железной двери, над которой висела вывеска «Бар для плоти и души», а снизу краской было приписано, 24 часа. Справа у двери находилась красная кнопка, которую я тут же нажал. Сработал механизм и дверь, издавая ржавый скрип, отъехала в сторону. Я зашел в светлую комнату, с многочисленными трубками вокруг, позади дверь закрылась, и механический женский голос произнес в моей гарнитуре, «Для включения системы обеззараживания нажмите кнопку». Я посмотрел по сторонам и на правой стене заметил надпись красной краской «Жми», и кнопку под ней. Я нажал. Из труб, которые находились на потолке, полу и стенах вырвались струи распыленного до мельчайших крупиц белого порошка, и комната превратилась в газовую камеру. Я совсем ничего не видел, и лишь спустя минуту с начала процесса, сработали вентиляторы и откачали все порошковое облако. «Приятного отдыха» — прозвучал женский голос в гарнитуре и передняя дверь автоматически открылась.

Я спустился по ступенькам, ведущим в подвальное помещение, и оказался перед решетчатой дверью. За решеткой находился охранник с дробовиком и в бронежилете, внешним видом ничем не отличающийся от своих гражданских собратьев, он подошел к решетке и выдвинул ящик:

— Огнестрельное оружие сдать.

Я снял с плеча автомат и положил его в ящик, туда же отправился и пистолет. Охранник задвинул ящик, извлек из него содержимое и выдал мне номерок, как те, что выдают в обычных общественных гардеробах. Затем он нажал на кнопку, дверь, которая находилась справа, отъехала в сторону, и я вошел в бар с названием «Для плоти и души».

Оказавшись в небольшом коридоре, ведущим непосредственно в бар, я снял изрядно надоевшую мне защитную маску и вдохнул полной грудью свободный воздух насыщенный запахом спиртного и табачного дыма идущего из бара. Рука автоматически нырнула в карман, и через мгновение я получил долгожданную порцию никотина, которого мне так не хватало долгое время. Горький, но такой приятный дым заполнял мои легкие, и с каждой новой затяжкой приводил меня в состояние радости и удовлетворенности. Как все-таки мало нужно для ощущения счастья никотина зависимому человеку. Я прошел по коридору и зашел в помещение бара. Мне приходилось бывать лишь в одном подобном заведении, на базе у Старшины, где я сдавал свой первый хабар, но тот сарай, который там назывался баром, ни шел, ни в какое сравнение с тем, что я увидел в берлоге Сухаря.

Это заведение, если не брать во внимание публику и отдавать себе отчет в том, что оно находилось почти в самом центре враждебно настроенной для человека зоне отчуждения, и в самом деле являлось Баром с большой буквы. Помещение, рассчитанное на одновременное пребывание в нем примерно около ста человек, было почти полностью заполнено. За вездесущими столиками сидели и лечились от радиоактивного заражения самая разнообразная публика, начиная от молодых дерганых новичков, заканчивая самыми матерыми сталкерами, от одного вида которых, легкая дрожь проходила по спине.

Непроглядная дымовая завеса табачного дыма стояла под потолком, у дальней от входа стены, располагалась конструкция на подобии сцены, огороженная сеткой из стальных прутьев, за которой два молодых сталкера играли на электрогитарах неизвестный мне мотив. Рядом с ними, извиваясь как змея вокруг блестящего шеста, танцевала в такт музыке полуобнаженная шикарная брюнетка. Ее данным могла позавидовать не одна модель мирового масштаба, а то, как профессионально она двигалась, и вторила музыкальному мотиву и вовсе, на мгновение, заставило меня оторопеть. У сети из прутьев собралось около десятка подвыпивших сталкеров. Они свистели, хлопали, кричали и протягивали сквозь прутья руки, в попытках дотронуться до невиданного дива, но их попытки были бренны. Девушка, не обращая на поклонников ни малейшего внимания, продолжала свой завораживающий танец, лишь изредка позволяя разгорячившимся кавалерам дотронуться до нее, и то для того чтобы те могли сунуть за черный чулок очередную купюру.

Стены бара были изрисованы графическими рисунками изображающих разнообразных оскалившихся мутантов зоны. В некоторых изображениях я узнавал тех, с кем мене доводилось иметь дело, некоторые рисунки и вовсе приводили воображение в ужас, не воспринимая на веру то, что изображенное чудище и в самом деле может существовать. Вдоль правой от входа стены располагалась барная стойка, у которой на высоких стульях распивая лекарство, так же сидели посетители, и я, выбросив окурок, двинулся к ней.

Крепкий лысый бармен с причудливой татуировкой, на голове, спадающей на самые плечи, одетый в бронежилет на голое тело, был занят горячей дискуссией с одним из сталкеров. Из нее можно было понять что сталкер, изрядно задолжал бармену, и тот не хотел ему наливать в кредит, но сталкер не сдавался и все настаивал на своем. Неизвестно сколько продолжалась бы эта дискуссия, если бы бармену не наскучило. Одним движением руки он взял настойчивого клиента за волосы и с силой ударил его о стойку. Парень, не ожидавший такого поворота судьбы, не успел ничего предпринять и, ударившись лицом о засаленную деревянную поверхность стойки, потерял сознание и безжизненным мешком рухнул на пол. Другие сталкеры сидящие за стойкой даже не посмотрели в сторону упавшего бойца, а просто продолжали выпивать, как ни в чем не бывало. Бармен вытер о полотенце руки, и, заметив меня, небрежно бросил:

— Чего тебе?

— Поздорову бродяга. Я к Сухарю, — ответил я, по инструкции полученной раннее от Сифыча.

— Он уже не принимает. Завтра приходи, — бармен потерял ко мне всякий интерес.

— Завтра пиво бесплатно, а я люблю свежее, как тетя Софа варила, — я озвучил условный код, который вбил в меня Сифыч, и даже заставлял меня три раза его повторить. Я чувствовал себя смешным, мне казалось, что бармен сделает со мной тоже, что и с тем парнем, который напрашивался на выпивку в кредит, но я ошибся. Бармен осмотрел меня с ног до головы, откинул крышку барной стойки, и призывно кивнул мне головой:

— Заходи, посмотрим, может бутылочка и завалялась где-нибудь.

Я услышал отзыв, который означал, что все в порядке и можно идти, и прошел за стойку. Бармен, закрыл крышку и повел меня к Сухарю. Мы прошли мимо составленных коробок с выпивкой, прошли несколько небольших коридоров, с тусклым освещением и оказались у бронированной двери. Бармен, велев мне подождать, набрал код на электронном замке и скрылся за дверью. Через несколько минут он вернулся и, пропустив меня внутрь, вышел, отправившись по своим барменским делам.

Я оказался в просторной жилой комнате. Слева стоял кожаный диван с книжным столиком и креслами по бокам, в углу холодильник. Справа стоял компьютерный стол, рядом с которым находился огромный аквариум с очень странными рыбами и стеклянный шкаф, а прямо передо мной за круглым обеденным столом сидел и смотрел на меня хозяин комнаты, и всей темной долины. Это был человек крепкого телосложения примерно сорока лет от роду. Одет он был в обычный камуфляж, через расстегнутый китель которого виднелась армейская тельняшка. Волосы пострижены аккуратным ежиком изрядно поседевших волос. На квадратном подбородке трехдневная щетина, не полностью скрывающая неровный рубец шрама, идущий по всей щеке от глаза до линии губ, а под ровными бровями пара внимательных глаз, глядя в которые невозможно было понять, о чем думает их обладатель. Вообще его внешность мне показалась знакомой, но где, и при каких обстоятельствах я мог видеть этого человека я ни как не мог вспомнить.

— Поздорову. Ты Сухарь? — я продолжал следовать своим инструкциям.

— Семен, — услышал я смутно знакомый басовитый голос хозяина, и очередной отзыв который означал, что передо мной действительно сидел Сухарь, и что теперь можно было расслабиться и говорить по существу, — присаживайся.

Я подошел к столу и положил на него флэшку которую, я должен был передать, после чего отодвинул стул и присел за накрытый, по барским понятиям для зоны стол. Сухарь взял флэшку и, сказав мне, чувствовать себя как дома пошел к компьютеру. Я ни когда и нигде не отказывался от предложенной мне еды, и сейчас, оказавшись за накрытым столом, я не собирался кокетничать. Опрокинув стакан холодной немировки, я придвинул себе миску с салатом, поставил поближе тарелку с нарезанным мясом и принялся за еду. Сухарь провозился с флэшкой десять минут, после чего подошел ко мне, не садясь за стол, опрокинул со мной стакан немировки.

— Как ты говоришь, тебя зовут? — Сухарь налил нам еще по стакану.

— Знаток, — ответил я, поднимая стакан.

— Ну, за знакомство Знаток, — Сухарь выпил и поставил его на стол, — переночуешь здесь, завтра в пять у тебя выход, я подниму. Водка в холодильнике. Отдыхай.

С этими словами Сухарь ушел. Я, доел до конца свой салат, прикончил почти все мясо, достал из холодильника бутылку ледяной жидкости и налил себе еще один стакан. У дивана нашелся старый мп-3 проигрыватель, в котором был забит альбом популярной нынче группы «Кости» я, включив музыку громче, упал на диван и почти сразу же отключился.

***

Майор Кравченко и его группа высадились близ базы Сухаря пять часов назад. Сразу же после высадки группа, разбившись на пять подразделений по три человека каждая, принялась выполнять задачу и в мгновении ока растворилась на территории темной долины. Задача группы заключалась в следующем, четыре команды занимают замаскированные позиции непосредственно на подступах к базе, и отслеживают всех сталкеров прибывающих из других районов зоны. Отслеживалось все, направление с которого прибывал объект, время, состав группы, цвет и модель защитного комбинезона, марка оружия и даже особенности походки и уровень опыта, который легко можно было определить по специальной схеме разработанной некогда экспертами. Все данные собранные замаскированными группами систематизировались и сбрасывались на ПДА майору.

Майор Кравченко, его правая рука в лице капитана Лукина и лейтенант Сорокин являлись главной группой, которая вооружившись смертником, в виде бывшего сталкера Сникерса, способным при непосредственном контакте определить искомый объект, заняли позицию непосредственно в баре «Для плоти и души». Расположившись за одним из столиков, с которого, оставаясь в тени, прекрасно просматривалось все помещение бара, они вели наблюдение за прибывающими на базу сталкерами. Ключевой фигурой в засаде являлся Сникерс, вся надежда была на него в частности на то, что он сможет опознать Призрака и, конечно же, на его благоразумие. Майор Кравченко пристально следил за своим пленником, но тот ни дал, ни одного повода усомниться в его преданности. Все-таки некоторые рычаги давления действовали безотказно.

С момента начала операции на базу прибыло семнадцать сталкеров. Все они были выслежены группой майора, и все они при прибытии на базу явились в бар. Ни один из прибывших не был опознан Сникерсом как Призрак, и даже косвенно не подходил на роль такового. Владея отличной памятью, многих из них майор узнавал лично, так как сам вел файловую картотеку на всех, кто тем или иным образом сумел засветиться перед его организацией, но и те и другие ни как не были связаны с делом, в котором фигурировал объект номер один.

Время неумолимо двигалось к ночи, но искомый сталкер так и не появлялся. Кравченко уже было собирался перейти к плану «б», когда на его ПДА прибыло сообщение о запоздавшем госте, следующем к базе и чудом спасшемся от стаи голодных кабанов. Решение было принято моментально, нужно было встретить гостя.

Молодой сталкер появился на пороге бара спустя пятнадцать минут со времени пришедшего сообщения о нем, он стоял у входа и, докуривая сигарету, осматривал помещение бара. Как только сталкер появился в баре, майор сразу же узнал его и понял, он вышел на след.

— Это Таксист, — доложил сникерс своему новому начальнику. Это еще раз убедило майора в преданности смертника, но это было не столь существенно, так как майор и сам узнал Таксиста. Гутько Денис Владимирович он же сталкер по прозвищу Таксист, уроженец республики Беларусь и так далее, чей автомобиль был найден не далеко от блокпоста постоянного базирования номер восемьдесят семь и недавний напарник Призрака, подошел к бармену и, перекинувшись с тем парой слов, исчез за барной стойкой. Шансы молодого сталкера три дня, назад попавшего в зону, добраться до темной долины были равны нулю, а шансы на то, чтобы попасть на прием лично к Сухарю, во внеурочное время стремились к минус бесконечности. Майор знал это и сам факт появления Таксиста в баре говорил лишь об одном — это был связной. Его план сработал, и Призрак и его подельник Сухарь, попался ему на крючок.

По данным слежки, Таксист пришел к базе со стороны болота, значит где-то в том направлении и находился Призрак. Фото и видео съемка со спутника в районе зоны не проводилась, из-за аномальной структуры атмосферы окружающей зону, но все работающие ПДА отслеживались, и майор, связавшись с центром по закрытому каналу, запросил у них данные. Через некоторое время из центра пришел отрицательный ответ, который немного усложнял дело. Если верить ему, то Таксист и Призрак двигались по зоне без ПДА, а это было более чем странной деталью. Все сообщения, отправленные за это время со всех ПДА находящихся в темной долине, так же перехватывались центром, и ни одно из них, по мнению аналитиков, не было связано с Призраком. Особо отслеживались все средства связи Сухаря, но и в них не было необходимой информации.

После недолгих раздумий майор разослал всем группам боевые указания, и оставив в баре лейтенанта Сорокина, для слежки за связным, вместе с капитаном Лукиным и смертником вышел из бара. Пока было неизвестно отправиться ли обратно связник для встречи с Призраком, и во избежание провала операции нужно было оцепить южную часть темной долины, с которой было два выхода на свалку и в район мертвого города. Здравомыслящие сталкеры практически ни при каких обстоятельствах не передвигались по ночной зоне, но только не группа майора Кравченко, прекрасно подготовленная и экипированная для этого, ведь на кону была очень крупная ставка.

В южном районе темной долины находилось четыре объекта, на одном из которых вероятнее всего и находился Призрак. Это были заброшенный хутор, деревня кровососов, напорная башня и старый полуразрушенный завод. Обыскивать все четыре объекта было бессмысленным занятием, ведь существовала большая вероятность провалить всю операцию, вместо этого майор разбил свою группу на два подразделения по шесть человек, и перебросил их контролировать выходы из темной долины. Одна группа держала восточный выход, который вел в район мертвого города, а вторая держала западный, где был выход на свалку. Группы должны были захватывать любого, кто попытается выйти из долины, а он с капитаном Лукиным и Сникерсом, должен был держать центральную ее часть. За ночь все группы заняли свои позиции, и приступили к своим обязанностям. Группа майора расположилась не далеко от дороги на вершине холма, покрытой густой растительностью, с которой прекрасно просматривался весь центральный участок долины. Ключевым моментом всей операции был Таксист, и все дальнейшие действия группы зависели лишь от того, отправиться ли он на встречу с Призраком.

Ночь прошла тихо. Кроме несущественных стычек с мутантами ни чего сверхъестественного не происходило. Как и предполагал майор, ночью не было замечено ни одного сталкера, и все шло по намеченному плану. В пять утра пришло сообщения от лейтенанта Сорокина о том, что связной покинул базу и направился в сторону южной части долины. Сорокин сумел пометить цель следящим маячком, когда якобы случайно столкнулся со связным в коридоре бара, и теперь майор имел полную картинку передвижений Таксиста. Индикатор показывал, что таксист движется вдоль западной обочины дороги, которая пересекает темную долину, и если его маршрут не измениться, то вскоре он будет проходить в пятидесяти метрах от их укрытия. Майор раздал указания дальним группам и обратился к капитану со Сникерсом:

— Надеть снайперские маскировочные халаты, занять позицию у старой остановки. Лукин сеть при себе? — майор смотрел на экран своего ПДА и одновременно отдавал приказы.

— Так точно, все в полном комплекте, — капитан и сникерс к этому времени сняли рюкзаки и надевали снайперскую маскировку. Халаты были последней разработкой научно исследовательского отдела для спецподразделений ведущих боевые действия в условиях зоны, они предоставляли прекрасную возможность подобраться к противнику незамеченными и данном случае были просто необходимы.

— Объект будет проходить около остановки через пятнадцать минут. Выстрелишь сетью. Брать живым и только живым. Возьми мой масс халат в рюкзаке. Набросишь его сверху на пленника, мало ли его кто-нибудь из оптики отслеживает, и живо сюда. Задача ясна? — майор снял свой рюкзак и бросил его капитану.

— Так, точно товарищ майор, — Лукин уже был одет в маскировочный халат, сливающийся с кустами, на фоне которых он стоял, и майор с трудом мог его разглядеть.

— Сникерс. Поступаешь в распоряжение капитана Лукина. Вздумаешь баловать, я нажму кнопку. Даже не сомневайся. Понял меня? — майор посмотрел на человеческую фигуру, почти полностью слившуюся с черной стеной растительности.

— Понял, — тихо ответил Сникерс.

— Я не слышу боец. Ты понял меня? — майор поднял голос на своего подчиненного.

— Так точно товарищ майор. Вас понял, — отчеканил Сникерс.

— Вот. Совсем другое дело. Выполняйте, — две темные тени, сливающиеся наполовину с растительностью, наполовину с серым небом черной долины, отправились выполнять поставленную задачу, а майор, занял позицию лежа и принялся наблюдать за происходящим.

Как и предполагал Кравченко связной появился в точке контакта через пятнадцать минут. К этому времени Лукин со Сникерсом уже заняли свою позицию, о чем свидетельствовали две характерные отметки на ПДА майора и были готовы к захвату. Все произошло мгновенно, как только Таксист зашел за остановку и скрылся из виду вероятного наблюдателя со стороны базы Сухаря, капитан выстрелил из подствольника сетью, и связной укутанный нейлоновой сетью упал на землю. В мгновении ока он исчез из виду накрытый маскировочным халатом и уже через пять минут он сидел у ног майора, растерянно глядя по сторонам, так до конца и не осознав, что же с ним произошло. Майор подошел к пленнику, вколол в его ногу шприц с дозой сыворотки правды TR-3000 и, подождав пять секунд, до начала действия сыворотки, присел перед пленником и задал первый вопрос:

— Назови свое имя.

— Денис Гутько, — сыворотка мгновенно подействовала на связного. Он сидел на земле, слегка раскачиваясь из стороны в сторону, взгляд его выражал полное подчинение и покорность, а главное он был готов рассказать все, о чем его спросят.

— Какова твоя задача, — майор пристально смотрел в глаза пленника.

— Я должен отнести флэшку с данными своему другу Сифычу, — пленник не врал. Майор детально изучил поведение людей под действием препарата и видел, что связной был под полным его контролем.

— Где флэшка? — майор вопросительно посмотрел пленнику в глаза.

— В правом кармане, — пленник начал еще больше раскачиваться из стороны в сторону.

— Куда идет Сифыч? Какие у него дальнейшие задачи? Где место встречи? Назови условные знаки, — майор достал черную микро флэшку из кармана пленника, и продолжил допрос, вертя ее в руке.

— Я не знаю, куда он идет. Он ждет меня в здании старого завода, на третьем этаже. Я должен буду пройти через колючую рощу. У разломанного дерева я должен буду поднять над головой автомат, и с ним сделать три шага, это будет означать, что все в порядке. Потом я отдам ему флэшку, а он отправит меня домой, — к этому времени к компании военных присоединился лейтенант Сорокин, который всю ночь просидел в баре, и вел связного утром. Он стал в стороне и принялся следить за допросом.

— Время отмены операции? — майор уже принял решение, осталось лишь уточнить маленькие детали.

— Семь часов. Если к этому времени я не приду, Сифыч уйдет без меня, — этих сведений было достаточно майору, что бы начать операцию. Время поджимало, а только что родившийся дальнейший план по захвату Призрака жег руки. Майор посмотрел на своих подчиненных, который стояли за спиной допрашиваемого, и, оценив взглядом, кто из них подойдет больше для этого задания обратился к лейтенанту Сорокину:

— Сорокин. Родиной на тебя возложен шанс захватить государственного преступника номер один. Ты готов исполнить свой долг?

Сорокин играющий в это время ножом и не ожидавший такого поворота событий лишь ответил:

— Так точно товарищ майор. Всегда готов.

— Вот и хорошо. Вы двое, разденьте связного, — кинул Кравченко Лукину со Сникерсом, — а ты Сорокин, наденешь его комбинезон, и пойдешь на встречу с Призраком. Выполнять!

Капитан Лукин и Сникерс лишь недоуменно переглянулись и остались стоять на месте, а Сорокин, лишь в тот момент, осознав всю серьезность происходящего, испуганно начал лепетать командиру:

— Но товарищ майор, здесь же радиация. Это же не по правилам. Я же… Но почему я?

— Я сказал выполнять! Это бунт? — майор снял с предохранителя свой Абакан и направил его на лейтенанта, — вы двое чего встали? Я сказал снять с него все!

Лукин и Сникерс срезали путы с пленника и принялись снимать с него защитный комбинезон. Тот не сопротивлялся, а лишь продолжал раскачиваться из стороны, в сторону бездумно глядя в пустоту окружающего мира.

Лейтенант, чья участь была хоть и на небольшой срок остаться без защитного костюма, но все же облучиться, смирился и, приняв решение не перечить майору, открыл свой рюкзак и достал из него баллон с обеззараживающим средством, который хоть не на много, но должен был снизить уровень заражения. Почему именно он, лейтенант знал, ведь только он был одной комплекции со связным. Сникерс и Лукин были гораздо крупнее пленника, и лейтенант, еще раз прокляв себя за малогабаритность, принялся снимать с себя свой усовершенствованный специальный комбинезон пятой степени защиты. Оставшиеся бойцы забрали его снаряжение и разложили все имущество по вещмешкам.

Майор дождался, пока лейтенант переоденется в костюм связного, отдал приказы своим группам и, оставив капитана Лукина караулить пленника, в сопровождении Сникерса и нового связного отправился на перехват Призрака. План был прост. Они с новым связным приближаются к колючей роще. Дальше связной идет через рощу один, а майор со Сникерсом, обходят рощу с западной стороны, где соединившись с отрядом, контролирующим выход в мертвый город, они практически вплотную подходят к заброшенному заводу. Со стороны мертвого города местность была лесистая, и пробраться на расстояние двух ста метров от завода, не составляло труда.

В это время второй отряд контролирующий выход на свалку, должен подобраться к заброшенному заводу с восточной стороны. К моменту контакта связника с Призраком, обе группы должны были занять свои позиции, и на случай если агент будет раскрыт, предстояло взять Призрака штурмом. Все шло как нельзя лучше. В принципе судьба Таксиста была предрешена, но майор не любил неожиданностей, и в случае если с захватом Призрака возникли бы проблемы, Таксист был хорошим козырем, ведь сталкеры не бросают друг друга, и честь в зоне иногда ставилась превыше всего остального. То, что в случае провала операции Призрак мог повестись на поводу у чувств доблести и чести, было маловероятной возможностью, но и эту малую возможность майор не хотел упускать.

Майор встретился с первой группой, которая заняла позиции на окраине леса подступающего к территории завода через час после исхода. От места дислоцирования до здания было около двух ста метров, и почти одновременно с этим пришло сообщения от второй группы о том, что она заняла позицию с восточной стороны завода. Снайперы просматривали все этажи, но месторасположения объекта определить так и не смогли. Все это время связной ждал команды недалеко от большого сломанного дерева, и только когда вся группа была готова к операции, майор скомандовал действовать.

Связной вышел к условленному месту и, подняв автомат над головой, сделал три шага в направлении завода. Сразу четыре снайпера засекли цель на третьем этаже. Объект ненадолго выглянул в окно и, увидев условный знак, скрылся за бетонными стенами. Все шло по плану. Лейтенант Сорокин, облаченный в защитный комбинезон плененного связного, приближался к цели. Он даже двигался как связной, ведь многолетняя выучка бойца подразделения военсталкеров давала о себе знать. Приближался ответственный момент. Сорокин вошел в здание завода. По плану он должен был обезвредить Призрака и, обездвижив его связаться с командиром. Майор пристально следил за отметкой на ПДА показывающей жизненные показания лейтенанта. Все показания были в норме, даже пульс у того был в полном порядке. В случае смерти агента, объявлялся штурм и оба подразделения должны были приступить к выполнению запасного плана. Прошло две минуты с того момента как Сорокин зашел в здание, как от того, на ПДА майора пришло сообщение: «Объект обезврежен. Веду наблюдение».

Это была победа. Майор таки взял неуловимого Призрака, и мало того, без единого выстрела. Это был самый радостный момент в его жизни, и в предвкушении грядущего майор ввел в ПДА координаты завода, и включил маячок. С этого момента у всего подразделения была только одна задача, дождаться кавалерии и удержать Призрака, чего бы это ни стоило. Майор отдал приказ всем подразделениям занять позицию в здании завода, и тут все началось. ПДА на левом предплечье майора зазуммерил о новом сообщении. Майор взглянул на экран: «лейтенант Мороз, группа А, темная долина, кровосос».

— Все назад, в укрытие! — майор отдал приказ своей группе, в которой он находился, и в которой, буквально три секунды назад находился ныне покойный лейтенант Мороз. Он занимал позицию в гнезде снайпера, на одном из близлежащих деревьев, и сообщение о его смерти означало лишь одно. Где-то рядом был кровосос. Группа быстро сориентировалась в происходящем и заняла позицию в противоположном направлении. Майор раздавал команды на обнаружение монстра, но никто из бойцов ничего подобного не видел. Время шло. Нужно было отступать к зданию завода, но проделывать это, когда в тылу находился один из опаснейших монстров зоны, было нельзя.

Через пять минут в лесу послышались дикие ревы, тени замелькали между деревьями. Один за другим бойцы открывали огонь, на группу майора наступала сама зона. Было очевидно, что это кровососы, но такого их количества никто из бойцов группы не ожидал. Кровососы обычно ходят парами, либо тройками, но тогда в лесу их было очень много. В одно мгновение наступил ад на земле. Безумные твари двигались в режиме стелс, они материализовались из воздуха то тут, то там. Майор палил в сторону леса, даже не прицеливаясь, так как каждая из выпущенных пуль попадала в цель. Вокруг громыхали взрывы от гранат, нападающие мутанты яростно ревели, бойцы вели бой не на жизнь, а на смерть. Рядом, матерясь отборным матом, вел бой смертник по кличке Сникерс, он не был бойцом группы, но отчетливо понимал, что жизнь его зависит от жизни майора и, куда бы ни отправился командир, для смены огневой позиции, смертник неразлучно следовал по его пятам, прикрывая майора от внезапно появляющихся из самого воздуха монстров.

Поочередно на ПДА поступали сообщения о гибели бойцов. Капитан Смирнов, группа А, темная долина, кровосос. Лейтенант Зыбин, группа А, темная долина кровосос. Прапорщик Зеленко, группа А, темная долина кровосос.

— Отступаем! — майор отдал последний приказ оставшимся бойцам. Он поднялся на ноги и, отстреливаясь одновременно от двух монстров, попятился назад. Выбора не было, и нужно было уходить. На ПДА майора пришло очередное сообщение, он взглянул «Группа Б, полная потеря боевого состава», ниже прилагался список бойцов второго подразделения. Причина смерти всей группы — огнестрельные ранения. Его вторая группа, на которую у майора была вся надежда, была расстреляна в одночасье, этого просто не могло быть, чтобы шестеро бойцов подразделения военных сталкеров были застрелены практически одновременно. Этого никому не под силу сделать!

Майор на секунду отвлекся на сообщение, и не заметил как справа, прямо из воздуха материализовался кровосос, и с маху ударил его когтистой рукой в бок, прямо под ребра. Острые когти прошили усиленную ткань комбинезона насквозь. Майор ощутил невыносимую боль и, теряя равновесие, упал землю. Монстр, подскочил к нему и, устроившись сверху, замахнулся мощной лапой, увенчанной сверкающими лезвиями когтей и собрался было нанести удар, как вдруг с отстреленной головой мертвым грузом упал рядом с майором.

Майор лежал на земле, он посмотрел на раненный бок и ужаснулся, сквозь порванную ткань комбинезоны, виднелась огромная кровоточащая дыра. Три ребра были вырваны вместе с мясом, были видны внутренние органы, а из раны фонтаном вырывалась кровь. Рядом лежал автомат, но до него было не дотянуться. Майор понял, это конец. Левой рукой он вытащил из кобуры пистолет, и снял его с предохранителя. Он был готов по-мужски встретить свою смерть. В глазах потемнело, звуки отдалялись, вот над ним склонился монстр, вот майор поднимает пистолет в дрожащей руке. Вот монстр выхватывает из его руки пистолет и, склоняясь над ним, что-то говорит, майор не слышит. Монстр достает из нагрудного кармана майора шприцы и вкалывает один за другим ему в ногу. Сознание на мгновение возвращается к майору, он ненадолго пришел в себя и вернулся в этот мир. Вот он понимает, что перед ним не монстр, а его пленник Сникерс, вот он даже слышит его:

— Майор очнись. Майор ты меня слышишь?

— А, это ты? — невыносимая боль пронзила правый бок.

— Майор, отключи пояс, будь человеком. Все погибли. Слышишь! Все! Не бери грех на душу! — сталкер стоял преклонившись на одно колено перед майором и умолял того отключить пояс. Он понимал, что майору пришел конец и, вколов в него все возможные препараты для отсрочки смерти, молил его хотя бы перед смертью поступить по-мужски. Кровососы исчезли так же неожиданно, как и появились, что было странно, ведь они никогда не бросали свою добычу, и дело стояло лишь за майором. У Сникерса дома была больная мать, и две сестры. Он был единственной надеждой на то, что мать останется жива. Он уже собрал все средства для дорогостоящей операции, и этот выход из зоны на котором он загремел, был для него последним. Он не мог умереть, он должен был выжить любой ценой:

— Майор, прости меня за старое. Ведь это все в шутку было. Майор, ты меня слышишь?

Майор смотрел на сталкера, которого так люто ненавидел раньше и, изобразив последнюю улыбку, тихо сказал:

— Бог простит. Иди.

С этими словами, он нажал на кнопку, которая находилась на боковой панели его ПДА. Прибор издал предупредительный сигнал, но сталкер остался жив.

— Спасибо майор. Ты настоящий мужик, — Сникерс пожал умирающему майору руку, вложил в нее отобранный пистолет и, поднявшись, побежал в сторону заброшенного завода. Ему нужно было помочь тому, кого он нехотя предал, ему нужно было выбраться из зоны и вылечить мать от черной лихорадки, болезни двадцать первого века. Ему нужно было вырастить сестер, и позаботиться об их будущем. У него вся жизнь была впереди, и обратной дороги в зону, в новой его жизни у него не было, ему еще так много нужно было сделать.

Через минуту в округе прозвучал приглушенный взрыв, и на черную землю темной долины упало раздвоенное тело бывшего сталкера по прозвищу Сникерс. Именно столько времени требовалось системе «пояс шахида» дабы привести приговор в исполнение.

***

Я сидел на черной земле темной долины, и как китайский болванчик раскачивался взад вперед. Из одежды на мне осталось лишь нижнее белье и носки. Я понимал, что час мой настал, что мне не выжить без защитного комбинезона и в принципе я понимал то, что я уже труп. Действие препарата, который мне вкололи, придавало всей ситуации некий оттенок безразличия к происходящему, и мне ничего не оставалось делать кроме как сидеть на земле и ждать своего часа.

Я понимал, что я не смог выполнить уговор и упустил свой шанс вернуться домой. Я понимал, что Сифыч, из-за моей оплошности, попал в беду, и его жизнь в тот момент находилась под большой угрозой. Я так же понимал, что охранник, которого приставили ко мне неизвестно зачем стеречь мою никчемную жизнь, вскоре подойдет и оборвет мои мучения, но я ни как не мог понять, почему один из бойцов, пленивших меня ранее, оставил у разрезанной сетки свой нож. Может быть, он просто забыл его или случайно уронил, но здравый смысл мне подсказывал, что ничего случайного с этими людьми не могло произойти в принципе. Я оставил эту загадку и принял оставленный мне нож как подарок судьбы и единственный шанс спастись.

Я сидел на земле и продолжал раскачиваться из стороны в сторону, больше имитируя действие препарата, который мне вкололи, чем было на самом деле. Мой надзиратель следил за окрестностями, лишь изредка обращая на меня внимание, каждый раз убеждаясь по основным признакам, что я под кайфом он продолжал следить за местностью. Пользуясь моментом, я взял нож в правую руку, и отвел ее за спину продолжая имитировать действие препарата. Рассудок полностью вернулся ко мне, и лишь легкое головокружение напоминало о недавней эйфории. С каждым вдохом, с каждой минутой проведенной без защитного комбинезона я все больше приближался к гибели. Процент того, что я навсегда останусь в зоне, в виде темного мутанта или безмозглого зомби, или вовсе в виде удобрения для почвы, неумолимо возрастал. Вдруг охранник остановился и принялся смотреть на экран своего ПДА, спустя несколько мгновений он подошел ко мне, и с наставленным автоматом присел на корточки передо мной.

— Ну как ты? — он ткнул меня пальцем в лоб и я, имитируя забвение, стал раскачиваться взад вперед с удвоенной частотой, — Эка тебя накрыло, ладно сейчас антидот вколю, отпустит, ты мне ходячий нужен. Не дергайся.

— Хорошо, — бесцветным тоном ответил я, и продолжил раскачиваться. Охранник тем временем отвел от меня взгляд и стал расстегивать кармашек с аптечкой на правой руке. Это был мой шанс, который я не вправе был упускать. При других обстоятельствах я, наверное, не смог бы убить человека ножом, это ведь не в оптику стрелять, но тогда я сделал все инстинктивно. Сначала в кровь хлынула огромная доза адреналина, сердце забилось с бешеной скоростью. Страх от того что я делаю еще больше обострил инстинкты. Умышленное убийство человека ножом — это что-то очень запрещенное и неестественное настолько, что на тот момент я был готов умереть, но не сделать того ракового удара. Время шло, а я так и не ударил своего врага. Вот он достал из аптечки антидот, вот он вколол его мне в ногу, вот уже взял автомат и собрался встать, а я так и не смог его ударить.

«Я упустил свой шанс, я не смог побороть нечто противоестественное в своей душе, я струсил. Если бы все вернуть назад, а теперь я точно труп! Если бы еще один шанс, я бы смог, я бы ударил, ведь мне так дорога моя жизнь. Момент утерян и, по-видимому, навсегда»— думал я тогда. И вдруг провидение как будто услышало мои мольбы, в самый последний миг, когда мой враг уже собирался встать, и таким образом оказаться вне досягаемости удара, ему на ПДА пришло новое сообщение. Он отвлекся на него, и принялся, не вставая его читать, и на момент, мне показалось, он даже опустил автомат и в этот момент я использовал свой последний шанс.

Нож был зажат в руке, не вставая с места, я вытянутой рукой снизу вверх нанес удар в нижнюю челюсть, как раз под язык. От неожиданности происходящего моя жертва даже не успела сообразить, что произошло. Сначала в сторону отлетела его левая рука с ПДА, с которой он читал сообщение, затем нож, острым лезвием разрывая плотную ткань защитного костюма, вошел в человеческую плоть. Я не знал, как убивать людей ножом, я не знал, как долго после проникновения ножа в тело человек может жить и дабы подстраховаться, я упал на бок и подсечкой свалил врага на землю. Окровавленный нож до безумия сильно был сжат у меня в руке, я быстро перевернулся и заполз на лежащего врага сверху, прижимая его к земле, таким образом, мешая ему предпринять хоть, что ни будь. Но он ничего не предпринимал, он был мертв.

Я отбросил в сторону его автомат, и перевернул человека на спину. За темным забралом бронированного шлема не было видно его лица, я нащупал застежки шлема и стянул его с головы трупа. Внутреннее стекло шлема было залито кровью, с раны под подбородком еще струилась красная жидкость, заливая капюшон комбинезона, лицо было все в крови, и лишь мертвецки голубые глаза смотрели на меня с безразличием мертвеца. Мне стало страшно и противно от того, что я сотворил, но я не собирался останавливаться. Я снял с трупа рюкзак, затем стараясь не смотреть на его лицо, нашел застежки комбинезона и, расстегнув их, стал стягивать его с убитого. Тело было тяжелым и неподатливым, но я не останавливался и продолжал с упорством мародера свое занятие. Чувства я как можно дальше загнал в глубину себя и, думая лишь о спасении своей жизни я продолжал снимать с мертвеца так необходимое мне снаряжение.

На снятие комбинезона у меня ушло около двадцати минут. Верхняя его часть была залита кровью, и я полез в рюкзак. В рюкзаке нашлась фляжка с водой, еще какие-то препараты, патроны, гранаты, сух паек и пара баллончиков с обеззараживающим газом. Я промыл, насколько смог комбинезон, заделал таким же клеем, как и был у меня дыру от ножа, распылил на себя содержимое двух баллонов, и надел на себя добытую амуницию.

Комбинезон оказался гораздо лучше моего старого. Он был оборудован системой жизнеобеспечения, и напичкан электроникой, о назначении которой я даже не представлял. Когда я защелкнул забрало шлема на комбинезоне, включилась система жизнеобеспечения, и я вдохнул свежий, отфильтрованный воздух. Женский голос в динамиках сообщил о повышенной радиоактивности носителя, и порекомендовала применить препарат Ф-2, Ф-7. Управлялась вся система с ПДА, и на внутренней стороне бронированного стеклянного забрала выдавалась нужная информация в виде бегущих строк. Так же костюм имел кевларовые вставки, и являлся в некотором роде пуленепробиваемым, по крайней мере, для верхней части туловища. Я залез в карман, представляющий собой переносную аптечку, и использовал порекомендованные системой препараты. Так же в рюкзаке я нашел переносную аптечку, и вколол в себя все, что имело пометку «использовать при радиоактивном заражении». Я не знал, поможет ли мне это выжить, но уж точно знал — не навредит.

Подобрав автомат, я посмотрел теперь уже на свой ПДА и прочитал сообщение пришедшее его бывшему владельцу. В сообщении говорилось о полной гибели двух групп А и Б, а так же указание капитану Лукину эвакуировать пленника в район свалки, для эвакуации. По всей видимости, пленником был я, уничтоженные группы — были группами, отправившимися на захват Сифыча, а капитан Лукин, ни кто иной, как убитый мной охранник. Видимо Сифыч расстрелял всех врагов, и продолжал ждать меня в условленном месте. Мой шанс на возвращение домой вновь вернулся в мои руки, и я решил действовать. Я уже было собрался идти, но вспомнил, что ПДА мог опознавать аномалии и даже показывать карту и еще раз взглянул на него. Оказывается, пользоваться ПДА было так же легко, как и обычным наладонником. Я кликнул по ссылке карта, перешел по отметке темная долина и увеличил тот участок, в который я направлялся. До чего же было мое удивление, когда ПДА передал мне около полусотни зеленых маячков, обозначавших дружественных бойцов, и в придачу метки от четырех вертолетов, которые находились как раз на месте заброшенного завода, где меня должен был ждать Сифыч. По всей видимости, я опоздал, смысл идти к Сифычу улетучился вместе с моим шансом вернуться домой, и единственным верным действием я посчитал вернуться на базу, и рассказать все Сухарю. Я перевел карту в режим похода, определил необходимую цель, и ПДА выдал мне оптимальный маршрут следования который проходил вдали от аномалий и предполагаемых мест контакта с мутантами. Места здесь людные и я, бросив последний взгляд на окровавленное раздетое тело капитана Лукина, выдвинулся к базе Сухаря.

До базы я добрался без особых трудностей. Идти по карте забитой в ПДА было гораздо проще, ведь на ней были отмечены все аномальные места, а так же маршрут, который я в принципе уже знал. Монстров по путине я не встретил видимо, они более активны к вечеру, чем днем и единственной насущной проблемой являлось отсутствие денег для входа на базу. Я обыскал все карманы в своем костюме, а так же рюкзак и не нашел ничего, что бы напоминало деньги. Мой не большой капитал, который я бережно хранил вместе с моим имуществом и документами бесследно исчез, и я остался совсем без денег. Благо в рюкзаке нашлось с десяток гранат, пару цинков с патронами, аптечки и паек этого должно было хватить для входа.

На КПП я прошел все ту же процедуру с проверкой на человечность. В сердцах я боялся, что долговременное пребывание без комбеза сделало свое дело, но проверка опровергла мои опасения и убедила меня в том, что я еще человек. За вход охранники взяли с меня три гранаты и, оказавшись на территории базы, я прямиком отправился к Сухарю. Бармен узнал меня и без лишних вопросов проводил к хозяину.

Сухарь сидел за своим столом и чистил наполовину разобранный огромных размеров пистолет. Он поприветствовал меня и пригласил присесть, налив стакан водки. Я опрокинул его содержимое и рассказал ему всю историю с начала и до конца. Он внимательно меня выслушал и задал вопрос, который я никак не ожидал услышать.

— Так сколько ты говоришь без комбеза просидел? — Сухарь закончил собирать свой пистолет и сунул его в кобуру.

— Полчаса, может час, не могу точно сказать, — я не понимал, почему Сухарь заинтересовался мной, а не Сифычем.

— Что ни будь, вкалывал? — он не сводил с меня взгляда.

— Все что нашел в аптечке, четыре препарата, — я начал переживать за свое здоровье и не на шутку занервничал.

— Значит так. О лучевой болезни я молчу, но ты схватил очень много аномальной энергии, и быть человеком тебе осталось три, четыре дня, потом мутируешь в темного. Темные мне на базе не нужны, так что либо убирайся самостоятельно, либо, — Сухарь прекратил разговор и продолжил наблюдать за моей реакцией.

— Либо? — уточнил я. Не один мускул не дрогнул на моем лице, и я как можно спокойнее принял информацию о своей неминуемой участи. Сухарь к чему-то клонил, и видимо у меня снова появился шанс, оставалось выяснить какой.

— Либо переливание крови, и всевозможные антидоты. В общем, у тебя деньги есть? — Сухарь налил еще водки, но я не притронулся к ней.

— Нет, а сколько нужно? — я начинал понимать, что в этот момент моя жизнь как никогда стала зависимой от денег.

— На все про все двадцать штук. Но раз нет, так нет. Извини, — он безразлично посмотрел в сторону.

— Что нужно делать, — я уже понял, что этот разговор имеет продолжение, на которое я уже согласен и лишь ждал, что именно предложит мне Сухарь.

— Вот это по-мужски. Вот это по сталкерски, — нотки голоса Сухаря приобрели деловой оттенок, — Я могу оплатить тебе переливание и необходимые антидоты, но за это с тебя два выступления на арене. Если выживешь, процент со ставок мой и мы в расчете.

— Что еще за арена? — я уже согласился, но хотелось бы узнать на что.

— А ты что не в курсе? — Сухарь не на шутку удивился, — Ну тогда слушай. Арена — это закрытое помещение заставленное всевозможными ящиками. С одной стороны входишь ты, с другой твои соперники. В живых выходит лишь одна сторона вошедших. Оружие твое, но для каждого сражения выбирается определенный тип. Нож, пистолет, автомат и так далее. Зрители смотрят за поединком с верхних трибун, ставят ставки, веселятся. Твоя же задача остаться в живых, что ты в принципе и делал все это время в зоне. Ну что по рукам?

— С кем бой? — мне осталось лишь уточнить нюансы.

— В арене имеются свои правила. Тебе как новичку достанется псевдособака, ты естественно с ножом, и пара пойманных в округе бандитов, ты и они естественно с автоматами, но бандиты, естественно при условии, если тебя шавка тебя не покусает. Еще раз спрашиваю по рукам? — Сухарь протянул свою руку через стол и я, молча, ее пожал, — бой через три часа. Жду тебя на арене. Свободен.

Я вышел из личного бункера Сухаря и отправился в бар. В баре я засел за один из столов, и, открыв рюкзак, достал пару консервов и галет. Перекусывая, я осмотрел свое оружие. Автомат, который мне достался от военного, на поверку оказался Абаканом, естественно с глушителем и оптикой. Пистолет системы Берета, на пятнадцать патронов и десантный обоюдоострый нож. В рюкзаке при доскональном осмотре нашлось семь осколочных гранат, три я отдал на входе, две дымовые шашки и ящики с патронами для автомата и пистолета. Так же в нем было три специальные аптечки, рация разная мелкая утварь необходимая для жизни типа спичек, болтов, фляжки с водой бинокля и фонарика, с креплением под ствол автомата. На комбинезоне так же нашлись две специальные аптечки, подсумок на пять снаряженных магазинов, несколько гранат на разгрузке, удавка и сигареты с зажигалкой. Ни денег, ни документов я не нашел.

Я не записывал себя в покойники, несмотря на сове бедовое положение, связанное с необходимостью в переливании крови, и с обстоятельством участия на Арене. В принципе с собаками я уже встречался, да и с бандитами тоже. По большому счету мне платили за то, что я бесплатно делал все эти дни, и шансы выжить у меня были неплохими, единственное, с чем могли возникнуть проблемы — это автомат, ведь я с него еще не стрелял. Закончив свою нехитрую трапезу, я направился к бармену, который лениво скучал у стойки.

— Привет бродяга, — я оперся о барную стойку. Бармен не спеша перевел взгляд на меня.

— Поздорову. Что надо? — прозвучал его басистый голос.

— А где здесь можно оружие пристрелять?

— Зона большая. Выходи и пристреливай на тушканчиках местных, а если по делу, то в конце базы есть полигон для пристрелки, как выйдешь из бара повернешь налево и до упора, там увидишь, — бармен, изложил мне информацию и продолжил с ленцой коротать время до вечера.

Узнав у бармена, где можно пристрелять оружие, я отправился на местный полигон, который находился в конце базы с северной стороны. На полигоне я пристрелял Абакан, который бил гораздо лучше моего Калаша, затем пристрелял пистолет и, уничтожив с десяток пустых бутылок и банок, я пошел на Арену, вывеска которой виднелась практически с любой стороны базы. Я зашел вовнутрь большого технического ангара без окон, где меня встретил местный управляющий в новеньком защитном комбинезоне. Узнав кто я, он проводил меня в комнату со стоящей в углу кроватью, где я и расположился. Мне оставалось около часа, и этот час я отдал на моральную подготовку к бою. Я вспоминал все, что происходило со мной и с Сифычем за эти дни, анализировал произошедшее, пытался представить предстоящий бой, но так и не смог сосредоточиться. В конце концов, я оставил свои попытки и, завалившись на кровать, уснул.

Меня разбудил все тот же сталкер в новеньком защитном комбинезоне. Он кинул на кровать рядом со мной старый продырявленный свитер грубой вязки, такие же старые и продырявленные джинсы со следами запекшейся крови и, сказав мне облачиться в этот наряд, скрылся за дверью. Я не ожидал такого поворота событий, но подчинился правилам и стал стягивать с себя защитный комбинезон. Оказалось, что бой с псевдособакой проводился без какой-либо брони, для уравновешения шансов противников. Из оружия разрешалось пользоваться лишь ножом и фонариком, так как бой проводился с пригашенным светом, для остроты ощущений и наибольшей приближенности к реальности. Все тот же сталкер проводил меня вниз по лестнице, в подвальное помещение. Лестница закончилась ржавой металлической дверью, возле которой я и остановился.

— Тебя объявят, удачи парень, — прозвучал голос администратора, и позади, в метре от меня закрылась еще одна металлическая дверь. Я оказался в ловушке, и обратного пути у меня не было, а где-то там, за дверью меня ждал слепой свирепый пес, желающий моей смерти не меньше, чем я его. За дверью послышался крик сотни голосов, люди кричали, свистели, били ногами по железному полу. Через минуту в помещении арены раздался голос из громкоговорителя:

— Господа сталкеры мы рады снова видеть вас на смертельной Арене, где борьба идет не на жизнь, а на смерть. Сегодня на красной стороне арены выступает зверь, истинный хозяин зоны и Потрошитель юнцов решившихся опробовать свои силы на арене. Тварь, отправившая на тот свет семь смелых новичков, это непобедимый, свирепый, кровожадный и просто любимец публики Черно Пес!

Крики и шум толпы стали громче с объявлением моего противника. Сталкеры кричали, и свистели, хором выкрикивая имя любимца публики. «Черно Пес! Черно Пес!»— скандировала обезумевшая толпа.

— На синей стороне арены выступает новичок, храбрец решивший испытать свои силы и доказать всем, что он настоящий мужик сталкер по прозвищу Знаток. Встречайте! — крики стали гораздо тише, но все же кто-то из толпы выкрикнул пару раз мое прозвище. С моим объявлением дверь передо мной открылась, и я ступил в полуосвещенное огромное помещение ангара. Это действительно был ангар с двумя рядами колонн, заставленный всевозможными деревянными ящиками, и проржавевшими железными контейнерами. С правой и левой стороны ангара, у потолка были сделаны трибуны для зрителей, огороженные железной сеткой, где и находились кричащие и жаждущие крови сталкеры. Весь стометровый ангар освещался лишь двумя лампочками, синей с моей стороны и красной со стороны зверя. Где то там, в глубине ангара он ждал меня, притаившись и чувствуя мои мысли и я, включив фонарик и крепче сжав нож в правой руке, направился вглубь ангара.

Луч фонаря скользил по ящикам, и вырывал из тьмы проходов тени от мусора лежащего вокруг. Сверху кричали и грохотали железом зрители, они выкрикивали имя своего любимца Черно Пса, и это чертовски мешало сосредоточиться. Я дошел практически до середины ангара, а пса так и не встретил. Вдруг впереди, как раз в том месте, куда бил луч моего фонарика мелькнула тень и скрылась с правой стороны ангара, за большим красным ящиком. Я остановился, осмотрелся, между двумя железными контейнерами был проход, и если я правильно рассчитал, то зверь должен был находиться как раз за ними. Я не испытывал страха, а лишь желание вонзить нож ему в шею. Он как будто играл со мной, и не хотел показываться мне на глаза. Я пробрался по узкому проходу и осветил фонариком пространство справа и слева, тень снова мелькнула на границе света и устремилась туда, откуда я только что пришел.

Казалось, что зверь боится меня, и ходит вокруг своей жертвы кругами, но не спешит атаковать, выбирая подходящий момент для рокового броска. Я вспомнил, как Сифыч говорил о том, что слепые псы читают мысли и эмоции, и решил испробовать новую тактику. Я двигался обратно по узкому проходу мимо контейнеров, и насколько мог, внушил себе панический ужас перед зверем. Я достал из глубины души все страхи, и как можно ярче представлял себе сцену, где зверь, вгрызается в мое горло и терзает меня на мелкие куски, поглощая мою плоть. На выходе из прохода я остановился и постарался прислушаться, но крики и возгласы зрителей в честь Черно Пса глушили все звуки. Мне оставалось сделать один шаг, перед тем как закончиться спасительная стена из контейнеров, и я окажусь на открытом пространстве и я сделал этот шаг.

Я оказался на большом проходе, сначала я осветил правую сторону и когда перевел луч налево, в последний миг заметил, как на меня летит огромная черная масса с оскаленной пастью. Зрители взревели, я в последний момент подставил свою левую руку с фонариком и челюсти захлопнулись на ней. Зверь сбил меня с ног, фонарь отлетел в сторону пес, вгрызаясь в руку, но так и не смог понять, почему его зубы не пронзили руку насквозь. Тремя ударами ножа я лишил жизни местную знаменитость. Толпа замолчала. Арена погрузилась в полную тишину. Я скинул в себя мертвую тушу смрадного зверя, встал на одно колено у его изголовья и, взяв зверя за верхнюю челюсть, несколькими движениями отрезал ему голову. Зрители молчали, на арене зажгли свет, я поднял над собой отрезанную голову Черно Пса и показал зрителям правой и левой трибун.

— Теперь это моя голова, — и я, вытерев нож о шкуру мертвой собаки, направился к выходу из арены. Не успел я сделать и пару шагов, как трибуны ожили и начали скандировать: «Знаток! Знаток! Знаток!». Публика нигде не отличалась сообразительностью, так и здесь стоило лишь сделать один красивый жест, и гарантия того, что Сухарь исполнит свое обещание, оказалась у меня в кармане. Впереди у меня был еще один бой, но перед ним у меня была возможность передохнуть, так как сразу после меня выступал еще один новичок.

На следующую схватку мне разрешили надеть свой защитный комбинезон и взять автомат. Мне предстояло выйти против двух мародеров, коих при поимке не расстреливали бездумно, а отправляли выкупать жизнь на Арену. Я скинул с себя рваную одежду, посмотрел руку, на которой не осталось и следа и, отметив, что моя болезнь не такая уж и вредная для жизни облачился в свой комбинезон. Боевые гранаты брать с собой запрещалось, а на свой вопрос о том, имею ли я право взять с собой дымовую шашку администратор лишь молча, пожал плечами. Я, не раздумывая, достал ее из рюкзака, и сунул в карман. Вскоре я снова очутился перед железной дверью, и после очередного объявления вышел на пропитанную кровью площадку арены. На этот раз освещение было более приличным, толпа теперь скандировало мое имя и это придавало уверенности. Не медля ни секунды, я забрался на первый же стоящий ящик, и с него увидел своих соперников. Я не успел прицелиться, и даже перехватить автомат как они, рассредоточившись, и двинулись ко мне сразу с двух сторон и скрывшись из виду скрываемые нагроможденными конструкциями из контейнеров. Один направился вдоль правой стены ангара, другой вдоль левой.

Оставаться на месте и ждать пока они придут ко мне и накроют очередями с двух сторон, не было смысла и я, спрыгнув с ящика, отправился им на встречу вдоль левой стены Арены. Пройдя примерно двадцать метров все время, петляя по хитрым коридорам из ящиков, я наткнулся на место, с которого хорошо просматривалась противоположная стена. С левой стороны я был надежно прикрыт железным контейнером, и весь ангар, от стены до стены оказывался, перекрыт моей линией огня. Бандиты молчали, и не подавали никаких признаков присутствия. Я достал из кармана дымовую шашку и, выдернув кольцо, забросил ее к противоположной стене, правее линии огня. Это сработало безотказно. Сначала поднялась облако густого белого дыма, затем один из бандитов тот, что находился непосредственно перед дымовой завесой, обнаружил себя. Он видимо ожидал, что я появлюсь из дымки, и молниеносно придумал свой план захвата. Мародер залез на один из ящиков, и стоя сверху направил ствол своего АК-74 на дым. Я как раз успел взять его на мушку, и мне лишь оставалось нажать на спуск, как он крикнул своему товарищу:

— Петруха, сюда, он здесь! Сейчас из дыма вынырнет.

Я с трудом успел отпустить спусковой крючок, и не прогадал. Из-за ящика, за которым я сидел и держал на прицеле одного из бандитов, в сторону дымовой завесы выбежал второй мародер. Он появился неожиданно, и уже бежал в сторону дымового облака, как его спину прошила очередь, выпущенная из моего Абакана. Его ноги подкосились, и он упал на землю, ударившись о бетонную колонну головой. Первый бандит, который ждал моего появления из облака, видимо боковым зрением увидел движение, и резко перевел свой автомат в мою сторону, но в тот момент я уже держал его на прицеле. Две пули, выпущенные прямо в голову снесли ему пол черепа, и его безжизненное тело упало с ящика на землю.

Толпа ликовала. Все зрители скандировали лишь одно «Знаток! Знаток! Знаток!». Я встал, и, не обращая на них ни малейшего внимания, пошел к выходу из Арены. Я не испытывал радости в своей победе, но и не испытывал отвращения к себе, за совершенное убийство. С одной стороны я, конечно же, выжил и заработал себе переливание крови, а с другой я снова убивал людей, и мало того, меня не то что бы угнетали за это, а превозносили как героя. Странно все это, до жути странно. Я попытался разобраться в своих чувствах, но смог определить только одно, которое бывает лишь от хорошо выполненной работы, чувство удовлетворения. Все-таки Сифыч был прав, когда говорил, что зона меняет людей вот и я, выходя из Арены, уже не мог со стопроцентной уверенностью сказать кто я, простой парень Денис Гутько или сталкер по прозвищу Знаток. На выходе из арены меня встретил все тот же администратор. Он протянул мне руку и представился:

— Меня Палач зовут. Ты неплохо выступил. Твой гонорар у Сухаря, как и договаривались. Захочешь еще заработать приходи, буду рад видеть.

— А что ты со всеми в конце здороваешься? — я забрал у него свои вещи и собрался уходить.

— Так проще. Многие не возвращаются, — ответил мне Палач, чье прозвище и без его слов все объясняло. Я вышел из арены и направился к бару, прямиком в логово Сухаря.

Сухарь, как и раньше, встретил меня сидя за столом. На этот раз на столе стоял чайник, и две заваренные кружки с чаем. Ничего не говоря, я присел за стол, и отхлебнул горячего напитка. Повисла недолгая пауза, после чего Сухарь начал разговор:

— Подвел ты меня Знаток. Я не на тебя ставил.

— Что ты этим хочешь сказать? — я нечаянно положил руку на кобуру с пистолетом.

— Не дергайся. Сухарь своих слов на ветер не бросает, да и кинуть самого Знатока, совесть не позволит. Вся сеть с твоим видео заполнено. Первый по скачиванию. Артист, — Сухарь явно был в проигрыше, а еще и переливание он должен был оплатить, — Давай по существу Знаток. Тебе ведь нужны еще деньги?

— А кому они не нужны? — я убрал руку с пистолета, и стал внимать новому предложению Сухаря.

— Смотри. Я в тебя и так двадцать штук вложил. Переливание у тебя уже есть, за это не волнуйся. Лекарь уже ждет. Ну, так выступи с моей стороны еще пару раз, и билет домой тебе обеспечен, — Сухарь налил нам еще чаю.

— Нет. На Арену я больше ни ногой. Довольно с меня. Деньги я думаю и по другому можно заработать, нежели в этой мясорубке, — мне было противно от своего участия в Арене, и возвращаться туда я не собирался. За счет чужих жизней возвращаться домой я не хотел.

— Понял. Нет, так нет. Так ты говоришь, тебе работа нужна? — Сухарь продолжал гнуть свою линию, и отпускать от себя человека, в которого вложил много средств, он не собирался.

— Что за работа? — я меня немного закружилась голова, и я закашлялся.

— Наемник. Твоя задача охранять базу. Наряды сутки через сутки. Свободное время на твое усмотрение, можешь и за хабаром мотнуться. Три штуки в неделю, плюс еда, жилье и выпивка за счет заведения, — он снова протянул мне руку через стол.

— Идет, — я протянул ему руку и, не задумываясь, согласился на сделку. В моем положении это был самый лучший вариант. С моим опытом заработать денег по-другому мне не светило, а при таком раскладе у меня появлялся шанс в скором времени выбраться из зоны, да и знакомства кое-какие завести не помешает, а то, что мой работодатель не на шутку хитроват, так это везде так и в зону ходить не надо.

— Ну ладно иди тебя доктор ждет. Бармен проводит. Как оклемаешься, зайдешь ко мне, Сухарь указал мне на дверь и, удовлетворившись завершением сделки, продолжил чаепитие.

Я встал и пошел к двери. Голова не на шутку закружилась, в глазах потемнело, ноги подкосились, последняя мысль была о том, что не следовало мне пить этот чай. Я упал на пол, и лишь отдаленные звуки где-то высоко, высоко плыли у меня в голове. «Знаток, что с тобой», — звучал далекий и неразборчивый вопрос в затухающем разуме.

***

Я очнулся в серой комнате, с серым потолком и в такой же цвет выкрашенными серыми стенами. Я лежал на обычной кровати, без комбинезона и без оружия. От правой руки до стоящей у изголовья капельницы тянулся прозрачный пластиковый жгут с белой жидкостью внутри. Я пошевелил головой, руками и ногами, все функционировало нормально. У противоположной стены комнаты стоял стол, с разложенными на нем медицинскими принадлежностями и работал включенный электрический чайник. Странно, но я совсем не помнил, как я здесь очутился. Последнее что осталось в памяти это разговор с Сухарем, о зачислении меня в ряды наемников, и мысль об отравлении злополучным чаем. Чайник на столе издал протяжный свист и в комнату вошел человек в защитном комбинезоне, таком как когда-то был у меня и медицинском халате поверх него. Человек подошел к столу и принялся заваривать чай.

— Где я? — мой голос прозвучал словно чужой. Человек от неожиданности вздрогнул, и повернулся ко мне лицом. Это был седоватый мужчина лет сорока, коротко постриженный, небритый и слегка выпивший. Его рассеянный взгляд скользил по мне, а мысли ни как не могли собраться в единое целое. Наконец он сообразил, что происходит и, пододвинув стул к моей кровати, присел рядом.

— Как самочувствие молодой человек? — он взял мою руку и прощупал пульс.

— Спасибо, нормально. Где я, и что произошло? — я пытался выяснить, что собственно происходит, но человек всячески игнорировал мои вопросы.

— Головокружения? Боли? Горечь во рту? Слабость ощущаете? — человек снова задал мне ряд медицинских вопросов.

— Нет. Все нормально. Где я вы можете ответить или нет? — я начал выходить из себя, и это видимо подействовало.

— Не стоит нервничать молодой человек. Меня зовут Лекарь, и вы находитесь в моей полевой клинике около суток, если эту дыру с антисанитарными условиями можно так назвать. Вам было сделано два переливания крови и проколот соответствующий курс препаратов, для предотвращения вашей мутации в злобного монстра. За все уплатил господин Сухарь, так что можете не переживать, — от доктора сильно несло перегаром, но это его ни капли не смущало, — И еще. Я, конечно, сделал все что мог, но длительное пребывание под воздействием аномальной энергии сделало свое дело. Вы в курсе о вашей руке?

— Да, — я понял, что Лекарь разгадал мою тайну, — болотный доктор обещал помочь.

— Вы знакомы с Болотным доктором? — удивлению Лекаря не было границы.

— Да. Он обещал вылечить меня, как только найдет подходящее средство, — я понял, что врать и изворачиваться в этой ситуации нельзя, так как если Лекарь разгласит мой секрет, то спасения от своих же собратьев людей мне не миновать.

— Восхитительно. Вы, насколько я знаю совсем недавно в зоне, а уже знаете доктора? — Лекарь не поверил мне и задал наводящий вопрос, — кстати, а как он сам? Как его кошка поживает?

— Сам он хорошо. И пес его Тотошка тоже в отличном здравии и расположении духа, — я понял, что это проверка и ждал вердикта.

— Восхитительно. Глазам своим не верю. Такой молодой, а уже у самого Доктора побывал, — Лекарь на самом деле был впечатлен и даже не попытался сыграть, — Так вы говорите мой коллега и наставник обещался вам помочь?

— Да, — я был краток.

— Ну, тогда я спокоен. Если Болотный доктор пообещал, то он непременно это сделает. Я не буду раскрывать вашу тайну молодой человек, только из уважения к Доктору и его друзьям. Но вам стоило бы знать, что в зоне вам больше полугода оставаться нельзя, иначе даже сам Болотный доктор не сможет вам помочь, — Лекарь достал из моей руки катетер от капельницы, и приложил к месту укола небольшой кусочек ваты. После он встал и, подойдя к столу, принялся что-то записывать в толстую папку, — В принципе вы относительно здоровы, и готовы к выписке. Очередь здесь у нас на подобные процедуры.

— Спасибо Лекарь, — я встал с кровати и осмотрелся в поисках своего снаряжения, — а где мои вещи?

— В смотровой. Ящик номер три, код три семерки, — Лекарь повернулся ко мне и добавил, — увидите доктора, молодой человек, передайте ему от меня привет.

— Обязательно передам, — я отправился к двери ведущей в смотровую комнату и в последний момент спросил, — Доктор скажите, а мне можно употреблять?

— А можно ли вам вообще находиться в зоне повышенной радиоактивности и аномальной энергии? — философским вопросом ответил мне лекарь. Удовлетворившись подобным заключением, я отправился в смотровую, где забрал свои вещи и, облачившись в защитный комбинезон, без которого я чувствовал себя как голый в буквальном смысле слова, я отправился в бар.

В баре я подошел к бармену и поинтересовался на счет встречи с Сухарем, на что тот ответил, что Сухарь ждет меня утром в восемь часов, так как было около шести вечера, я решил не терять время зря и расслабиться после напряженных событий последних дней. У бармена выяснилось, что формально я уже был принят в наемники и имел свой вексельный счет на выпивку и еду. Этот факт не мог не радовать меня, и взяв у бармена фирменные консервы, палку колбасы и бутылку немировки я засел за один из свободных столиков. Состояние у меня было превосходнейшее, аппетит великолепный и я налив себе стакан прозрачного принялся за трапезу. Как только я вошел в раж, и съел половину припасов, на ПДА пришло сообщение адресованное капитану Лукину. «Капитан, немедленно вернитесь на базу. Код красный. Директива девять». Я проверил все входящие сообщения за последние сутки. Их оказалось двадцать девять, по одному на час времени. Видимо этот ПДА был связан с военной сетью, и вариант того, что меня могут отследить, меня не совсем устраивал. Я просмотрел все файлы, хранящиеся на ПДА. Нашлось три папки с данными, требующие специального кода и у меня родилась мысль. Закончив трапезу, я подошел к бармену и спросил:

— Слушай, а нет ли здесь технаря по электронике, а то мой ПДА что-то барахлит, — я сделал как можно более обыденное выражение лица.

— Совсем ничего не знаешь? А еще Знатоком кличут, — бармен не дождался ответа и продолжил без лишних разглагольствований, — У сцены, налево. В конце коридора справа дверь, на двери надпись «Осторожно убьет». Звать его Клон.

— Спасибо. — Я отправился в указанном направлении и вскоре оказался у двери с надписью осторожно убьет. Постучал. Из-за двери послышалось приглашение зайти, и я оказался в небольшой комнате уставленной компьютерами и всевозможным электронным хламом, неизвестного происхождения. Электронные платы вперемешку с пустыми бутылками из-под водки валялись везде. Посреди комнаты стоял стол, с большим монитором, а под столом стоял системный блок, от которого по полу в другую комнату шла целая связка проводов. За монитором сидел молодой парень, около двадцати лет от роду, худой, чернявый в очках, и что-то увлеченно набирал на клавиатуре. Когда я вошел он отвлекся от своего монитора и встретил меня как родного:

— А, Знаток рад тебя видеть! Заходи, присаживайся! Чувствуй себя как дома. Я Клон, будем знакомы.

— А что так радушно принимаешь Клон, или ты со всеми так? — я не ожидал столь теплого приема.

— А ты что не в курсе. Да на твоем бое я уже около десяти штук заработал. Ну, ты дал вообще. Теперь это моя голова! Вот бы больше таких сцен. А ты когда в следующий раз на Арене выступать будешь? У меня такая тема есть мы с тобой кучу денег заработаем, — Клон был не на шутку разгорячен моим появлением, и возможностью заработать кучу денег.

— Это как ты заработал? Что-то я не понял? — я уставился на Клона, и ждал объяснений.

— Вот темнота, а еще Знаток. Я, и еще пару таких же, как я, в других районах зоны организовали сталкерскую сеть. Рассылки там всякие, связь между ПДА, карты с аномалиями — это все наших рук дело. А твой бой на видео снимали, так по одной зоне только полторы тысячи скачиваний, я уже не говорю об интернете, — хакер завелся, и наткнувшись на мой суровый взгляд сразу же добавил, — ты не волнуйся, лицо замазано, ни один технарь не сможет распознать, так что все чин по чину. Так ты когда в следующий раз будешь выступать? Я тебе уже и реплики придумал.

— Никогда. Я вообще к тебе по делу, — отрезал я.

— Жаль, а так бы мы с тобой. Ну ладно нет, так нет. Выкладывай что там у тебя, — он слегка расстроился, но быстро взяв себя в руки, переключился на мое дело.

— Мне бы в ПДА прошивку сменить. Сколько будет стоить? — я прекрасно понимал, что за все нужно платить даже, несмотря на восхищения Клоном моим боем.

— Ну, смотря, что у тебя за ПДА, и в каком состоянии. Показывай, — я показал ему, заранее снятый с предплечья ПДА, но на стол не положил.

— Знатная машинка SP-700. Из последних разработок и аномалии определяет, и живность всякую и подзарядки не требует. Сразу скажу дорого, около двух тысяч будет стоить. А где взял, если не секрет? — парень с интересом оценивал меня, не понимая, новичок я или бывалый. По его реакции я понял, что он заинтересовался ПДА, а значит и информацией на нем он тоже заинтересуется.

— Снял с военного сталкера. У меня к тебе сделка. Ты мне прошиваешь ПДА, а я тебе три закодированных папки с информацией военных сливаю. Идет? — я положил ПДА на стол рядом с юным хакером. Он взглянул на него как кот на сметану, и я понял, что парень согласен, осталось лишь дело техники.

— А что там за инфа, может, ты мне куклу всунуть хочешь, да и что я с ней буду делать? — парень может и разбирался в компьютерной технике, но блефовать не умел вовсе.

— Я думаю, ты знаешь, что с ней можно делать, но если ты не хочешь, я ее Сухарю загоню, он точно найдет ей применение, — я потянулся за ПДА и мой план сработал. Как только человек видит рядом с собой вещь, которая сулит ему прибыль и видит, как эта вещь собирается исчезнуть, он забывает о контроле над собой и хватается за нее двумя руками. Как я и думал, парень положил свою руку на мою, и остановил меня.

— Ладно. Договорились. Приходи к вечеру, постараюсь ее почистить, — он взял в руки мой ПДА, и стал его рассматривать. Когда я почти вышел из его лаборатории, он еще раз предложил, — А на счет Арены ты подумай, я тебе говорю, стопроцентная тема есть.

— Я подумаю, — ответил я, придерживая дверь.

— Ну и жук ты Знаток. До вечера, — отрезал молодой хакер по прозвищу Клон, и я вышел за дверь.


Глава 10 Темная долина  | Оракул Чернобыля | Глава 12 Лис