home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 13 Призрак  

Сифыч сидел на третьем этаже старого заброшенного завода и ждал появления Знатока, который прошлым вечером отправился с важным посланием к Сухарю и с минуты на минуту должен был объявиться с важной для Сифыча миссией. Все шло по плану, за исключением того что Знаток ненадолго задерживался. Ночь Сифыч провел недалеко от завода в неглубоком овраге относительно спокойно, и за исключением двух любопытных снорков никого не встретил, и это придавало уверенности в том, что операция должна была завершиться успешно.

Вскоре в условленной точке выхода у поломанного дерева появился Знаток. Он поднял над головой автомат и, сделав в таком положении три шага, направился к заводу. Этот условный знак обозначал, что все нормально и слежки за Знатоком нет. Сифыч попытался выйти на связь со Знатоком, но тот жестом показал, что у него проблемы с гарнитурой комбинезона. Сталкер посмотрел на свой ПДА и, убедившись в том, что все идет нормально, откинулся спиной к стене продолжил ждать момента когда связной войдет в здание.

Знаток вошел в помещение третьего этажа, и присев пошел к Сифычу. Приблизившись, он достал флэшку переданную Сухарем и протянул ее сталкеру, жестом показывая, что все нормально. Сифыч взял флэшку и вставил ее в разъем своего ПДА но, не успев ничего прочитать, ощутил укол от иглы в ногу, его взгляд потемнел, сознание помутилось, и он ни успев ничего понять, сполз по стене на землю.

Сознание его вернулось, когда в голову проник сильный и непрекращающийся гул. Он все нарастал и становился все отчетливей, заставляя Сифыча своим раздражающим тембром вернуться в сознание. Сталкер открыл глаза, он оказался в узком замкнутом пространстве. С потолка прямо в глаза бил свет тусклой лампочки, справа и слева от него сидели люди с оружием в черно красных защитных комбинезонах. Комната дрожала, вокруг стоял гул. Сифыч попытался пошевелиться, но его руки и ноги оказались связаны, голова дико болела да еще этот несмолкаемый гул. Один из людей заметил попытки шевеления сталкера, и обратился к кому-то находящемуся вне зоны досягаемости зрения Сифыча:

— Товарищ Капитан он очнулся!

— Вколи ему транквилизатор, на базе откачаем, — раздался знакомый голос из глубины помещения. Боец в защитной маске склонился над сталкером, и он вновь ощутил укол иглы в ногу. Все вокруг поплыло, гул стал сильнее, свет померк, и последнее что пронеслось у сталкера перед глазами, было изображением с нарукавной нашивки бойца, делающего укол. Рука, сжатая в кулак с надписью «Долг» под ней. «Долг, я попал к долгу» — гласила засыпающая мысль.

— Рота подъем, — раздался громкий голос на грани сознания, и тело ощутило что-то очень холодное. Сифыч в очередной раз открыл глаза и вернулся в сознание. Он сидел в подвальном помещении привязанный к стулу, в глаза бил яркий свет, а по обнаженному телу стекала холодная вода. Человек подошел со стороны света и ударил его кулаком по лицу, — Очнулся? Сейчас продолжим.

Но человек ни о чем его не спросил. Он окатил Сифыча ведром холодной воды, и продолжил его избивать. Удары шли по всему телу, по лицу, в живот по ногам. Свет бил в лицо, Сифыч пытался опустить голову, но каждый раз при попытке это сделать получал удар по лицу. Человек знал свое дело. Это был допрос, вернее первая его часть. Шло моральное подавление личности, и Сифычу ничего не оставалось делать, как терпеть. Человек не останавливался, он просто бил допрашиваемого и поливал его холодной водой. В моменты, когда сознание Сифыча собиралось покинуть тело, человек вкалывал ему адреналин и продолжал избиение. Это было невыносимо. Казалось, это никогда не закончиться и пару раз сталкеру приходила мысль рассказать все, чего только захочет его истязатель, но тот ничего не хотел и ни о чем не спрашивал, он лишь избивал и поливал свою жертву водой. Сталкер потерял счет времени. Казалось, что он уже вечность находиться на этом стуле, казалось, что еще вечность впереди, и у него нет шансов выбраться, но это были лишь крики подсознания. Сталкер знал, что вскоре все закончиться, он знал, что перенесет все этапы допроса, он знал, что все идет по плану. В итоге сознание покинуло его разум, адреналин перестал действовать, и сознание сталкера приказало долго быть.

В третий раз сознание вернулось к нему в камере. Он лежал на железных нарах пристегнутый наручниками в виде звездочки. Одежды не было, холод пробирал до мозга костей с потолка в глаза бил яркий свет. Лицо распухло и гудело, по ощущениям было понятно что, по крайней мере, пять ребер, и два пальца на ногах были сломаны. По-всей видимости была ночь, раз допрос прекратился, и у Сифыча появился шанс перевести дух. Это были лучшие моменты, не смотря на мелкие неудобства, с той поры как он оказался пленником Долга. Какой бы безвыходной ситуацией не показалось, но все самое интересное было впереди, Сифыч знал это, он с силой зажмурив глаза, спасаясь от испепеляющего света, окунулся в себя и свои мысли, собираясь с силами, для дальнейших испытаний и попробовал откреститься от боли. Ему было нужно продержаться три дня.

Все началось полгода назад, когда Монах принес информацию о том, что хозяева зоны синтезировали супер артефакт, способный показывать его обладателю будущее. Он раздобыл эту информацию у ученых, с которыми имел тесные отношения, и в ее правдоподобности можно было не сомневаться. На первый взгляд информация показалась бесполезной, но после того как Монах и Призрак пробили по своим каналам стоимость подобного артефакта дело показалось стоящим, но на первый взгляд невыполнимым. Сильные мира сего предлагали за этот артефакт баснословную сумму, так как уже давно пользовались этими игрушками, но с гораздо менее мощными свойствами, и Монаху с Призраком осталось лишь придумать, как его выкрасть у хозяев зоны.

Само существование Хозяев стояло под большим вопросом. Никто их не видел, ни кто о них не знал. Лишь косвенные признаки указывали на их существование, и в этом деле помогли ученые. Монах выведал у них предполагаемое место обитания легендарных Хозяев, и принес безукоризненные доказательства в их существование. Данные о место расположения Хозяев, еще ни о чем не говорили, ведь они находились в неприступном для сталкеров районе, а именно у самого саркофага, куда дорога сталкерам была закрыта из-за выжигателя мозгов. Пришлось подключать дополнительных людей.

Сама идея отключить выжигатель казалась бредовой, ведь этого еще никому не удавалось сделать, но не потому, что это было невозможным, а потому что этого еще никто не пытался провернуть. Призрак, на чьи плечи легли все организаторские вопросы, благодаря своим связям и знакомствам в зоне вышел на гения инженерии по вопросам электроники, сталкера по прозвищу Глинтвейн. Он прекрасно разбирался в высоких технологиях, но из-за контактов с властями всего шарика, и по воле судьбы он оказался в зоне где и занимался развитием и разработкой сталкерской сети зарабатывая себе на хлеб. Предложение отключить выжигатель Глинтвейн принял на ура, и через неделю у группы Призрака появилась реальная возможность проникнуть в центр зоны в виде специально разработанного Глинтвейном шлема гасящего пси излучение выжигающее мозг.

В процессе подготовки к заданию были привлечены еще два сталкера Череп и Кардан, ветераны времен начала зоны. Череп прекрасно разбирался в подрывном деле, а Кардан в свою очередь был идеальным механиком способным оживить любую технику. План был проработан до мелочей, но как бы они не подготовились, возникла потребность привлечь еще пятерых сталкеров. За выжигателем мозгов дислоцировалась приличная группировка Монолитовцев, и впятером эту преграду группе Призрака было не одолеть. Было решено не ставить привлеченных наемников в курс дела, так как соблазн попасть в Припять и без того был велик, желающих должно было быть предостаточно, как в общем то и случилось.

Собрав группу из десяти человек, Призрак отправился в центр зоны. Они сумели отключить выжигатель, сумели пройти через заслон Монолита, пробиваясь по подземным лабиринтам заброшенных лабораторий, они сумели найти вход в бункер Хозяев зоны. Они сумели выкрасть пресловутый «Оракул», но единственное что они не сумели, так это вынести его за пределы Припяти.

Вскоре Хозяева зоны обнаружили пропажу, и начался ад на земле. На выходе из катакомб их встретил внушительный отряд монолита, из подземелий на группу Призрака набросилась целая орда мутантов. Сначала потеряли Кардана, его утянул кровосос, затем ранили Черепа, ситуация казалась безвыходной и группа приготовилась к смерти, как Глинтвейн достал из контейнера «Оракул» и взяв его в руку скомандовал «За мной». Он подошел к стене, казавшуюся непробиваемой и очередью из автомата пробил в ней брешь. За стеной оказался законсервированный тоннель, по которому Глинтвейн и вывел группу Призрака. Он вел их по неизвестным лабиринтам так, как будто ходил в них каждый день. Он уверял, что артефакт действительно работает и показывает ему картинки с выходом.

Группа вышла из окружения, отбилась от мутантов, и вышла на поверхность. Глинтвейн ликовал, он говорил, что он бог, что он всемогущ и что нет силы, способной его остановить. В его глазах горел азарт и неуязвимость. После он сделал шаг, споткнулся и упал, продырявив себе череп торчащим из земли куском арматуры. Группа оцепенела, никто еще из бывалых сталкеров, не один гот топчущих зону такого не видел. Артефакт был помещен обратно в контейнер, и группа двинулась дальше.

Задача состояла в том, чтобы добраться до окраины города Припять, где их ждала группа барыги Сухаря, родного брата Призрака, чья функция была прикрывать выход из Припяти. Добравшись почти до центра города, группе перерезала выход Химера, тварь опасная и практически неуязвимая. Шансы выжить в схватке с главным хищником зоны стремились к нулю. И Череп открыл контейнер. Взяв артефакт в руку, он отложил автомат и с одним ножом пошел на Химеру. Призрак с Монахом наблюдали за этой картиной, взведя на зверя стволы автоматов. Схватка закончилась, не успев начаться, огромное черное тело страшнейшего из монстров лежало посреди улицы, а Череп стоял над ее головой, лишенной глаз. Череп вывел группу практически к центру города. По выбранному им пути не встречалось ни монолита, ни аномалий, ни даже вездесущих мутантов. Перепрыгивая небольшой ров, образовавшийся от взрыва снаряда, Череп неудобно взял автомат за цевье и, неаккуратно упав на землю, прострелил себе легкое. Умирая на руках Призрака, он сказал, что артефакт живой, и что его не вынести ближайшие полгода за пределы Припяти. Он сказал Монаху и Призраку, что если они попытаются это сделать, то с ними произойдет то же, что произошло с ним.

Решение было принято молниеносно. Призрак достал из рюкзака артефакты «Ключ», «Небо», «Гроб», «Змеиный глаз» и обвязав их артефактом «Сталька» создал аномалию «Пространственный пузырь». Название аномалии говорило само за себя, она существовала сразу во всех пяти измерениях, и войти в нее можно было лишь, правильно сделав связку из необходимых артефактов. Призрак с Монахом занесли в пространственную аномалию тело Черепа, оставили с ним артефакт, и покинули Пузырь. Артефакт и в самом деле работал, но увидев его истинную силу, сталкеры решили не рисковать, а вернуться за ним через полгода.

Гарантии на то, что артефакт никто не найдет, были самыми высокими, ведь войти в аномалию могли лишь Призрак и Монах. Они добрались до окраины Припяти, но были встречены военными. Монах остался держать позицию, приказал Призраку убираться и был впоследствии захвачен в плен, а Призрак ушел, он добрался до людей Сухаря, но в последний момент был ранен неизвестным снайпером, и в бессознательном состоянии был вывезен из зоны своим братом.

Через полгода Призрак вернулся. Слух о его похождениях прошелся по всей зоне, и он принял все возможные меры, дабы провернуть дело по возвращению артефакта инкогнито, но встреченный им в зоне Прохор, с молодым напарником Сникерсом сбил сталкеру все планы. С Прохором Призрак был знаком со времен образования зоны, они много пережили вместе и были почти друзьями, и хоть в последнее время они не ладили, Призрак не смог убрать своего старого приятеля поставив тем самым выполнение операции под угрозу. Мало того, Прохор скинул ему Таксиста, неведомо как оказавшегося в зоне, что вовсе выходило за все рамки. В принципе Таксист ему не мешал, и до темной долины был не в тягость. Парнем всегда можно было пожертвовать, и впоследствии, он сыграл в деле важную роль.

Опасения Призрака по поводу Прохора оправдались, когда сталкер навестил Доктора. Болотный Доктор был не совсем человеком, в прошлом он был одним из хозяев зоны и знал обо всем, что происходит внутри периметра, он то и рассказал Призраку, что им заинтересовались военные, долг и сами хозяева. Военные и долговцы не представляли особой угрозы для выполнения операции, но вот осведомленность хозяев о его появлении в зоне путало Призраку все карты. И здесь под руку попался Знаток. Хоть сам Доктор и дал ему имя, что происходило крайне редко, Знаток для Призрака все равно продолжал оставаться расходным материалом, именно у Доктора Призрак и придумал план с флэшками.

Призраку нужно было передать брату новый план. Выходить на связь через ПДА было бы самоубийством, появляться на базе лично — тем более. Сталкер набросал дальнейший план действий и, передав флэшку Знатоку, продолжил выполнение плана. В принципе Призрак весь план изобразил на флэшке, и красная сигнальная ракета выпущенная ночью с базы Сухаря говорила о том, что письмо дошло к адресату, и на этом роль Знатока была бы окончена, если бы не новый план.

Призрак знал, что военные и долг непременно предпримут попытку его пленения в темной долине, вот для этого и нужен был Знаток. Идти добровольно сдаваться тем или другим вызвало бы множество подозрений, и для этого Знаток нес ему пустую флэшку. Призрак, будучи еще на третьем этаже заброшенного завода видел, что в комбинезоне Знатока к нему шел другой человек. Хоть он и ловко имитировал походку молодого сталкера, но он не оглядывался назад, что постоянно делал Знаток и этим выдал себя. Все шло как нельзя лучше. Оставалось положиться на волю случая, так как только случай решал кто возьмет в плен Призрака Долг или военные, что собственно Призрак и сделал.

Очнувшись, первый раз в БТРе Долговцев Призрак слегка расслабился. Попасть к Долговцам было гораздо лучше, чем к военным, ибо с военными почти невозможно договориться, а с солдатами Долга это можно было сделать проще. Дело было сделано. При благоприятно складывающихся обстоятельствах долговцы должны были сами отвезти Призрака к оракулу, очистив от монолитовцев дорогу для группы Сухаря. Оставалось лишь тянуть время до выброса и не сломаться на допросах.

На следующий день допросы возобновились. Призрака избивали, приводили в себя и снова избивали. Время тянулось, словно в замедленном фильме. Боль стала чем-то обыденным и ожидаемым, чувства притупились, реальность сделалась смутно абстрактной субстанцией, которая вязкой трясиной заполняла разум. Призрак не мог сказать в какой именно момент избиение прекратилось, возможно спустя десять часов, возможно спустя всего лишь двадцать минут, но свет погас и перед его обнаженным окровавленным телом появился человек, Призрак узнал его, это был капитан Волков, первый заместитель командующего группировкой Долг полковника Левина, капитан поставил стул напротив узника и, устроившись на стуле, сказал:

— Ну, привет Призрак! Как поживаешь?

Не дождавшись ответа, капитан продолжил:

— Мне нужны координаты нахождения оракула, и я обещаю, что твоя смерть будет быстрой и безболезненной. Ну что, договорились?

Призрак сидел, склонив голову не проронив ни звука. Кровь стекала на его грудь с лица, на теле не оставалось ни одного живого места, все было покрыто ссадинами и синяками и казалось, что цвет его кожи был буро кровавого цвета. Казалось, что человек, доведенный до такого состояния должен рассказать все, но сталкер молчал, игнорируя все слова допрашиваемого. Оставалось продержаться полутора суток.

— Что же, не хочешь по-хорошему, сделаем по-плохому, — капитан достал пластиковый шприц и, подойдя к сталкеру, вколол в него содержимое, — Сыворотка правды ТR-3000. Новое достижение светил науки работающих на военный комплекс, через минуту и мать родную продашь.

— Твое настоящее имя, — через минуту капитан задал вопрос, но узник продолжал молчать, склонив голову, игнорируя вопрос. Капитан обратился к бойцу, проводившему экзекуцию, — Вколи ему адреналин, видимо ты переборщил малость.

Боец вколол Призраку препарат, и капитан повторил вопрос:

— Еще раз повторяю, твое настоящее имя.

Сыворотка адреналина подействовала, узник ожил, его мышцы напряглись, наручники которыми он был, пристегнут к стулу, натянулись как струны, пленник поднял голову, в глазах его была дикая ярость, и казалось, если наручники вдруг порвутся — то никому не выжить на пути разъяренного сталкера.

— Твое настоящее имя, — повторил капитан вопрос извивающемуся на стуле человеку.

— Джон Леннон, мое имя Джон Леннон! — яростным криком начал выкрикивать сталкер, — Джон Леннон! Джон Леннон!

Капитан достал еще один шприц и сделал инъекцию препарата ТR-3000, существовала вероятность того, что сыворотки было не достаточно, но вторая и третья инъекция ничего не изменили. Заключенный продолжал извиваться на железном стуле и выкрикивать Джон Леннон. Новейший препарат, на который у руководства Долга была вся надежда — не подействовал. За первый день допроса все приготовления к выезду были сделаны. Снаряженные квады бойцов ждали приказания к бою, БТРы и Танки были заправлены, но препарат не подействовал. Операция снова оказалась на грани срыва. Капитан связался с командующим при помощи гарнитуры:

— Товарищ полковник, препарат не подействовал.

— То есть, как не подействовал? Это же последняя разработка? Вы что там все с ума сошли? — раздалось в подвальном помещении, где проводился допрос. Затем возникла небольшая пауза, и в динамике гарнитуры раздался успокоившийся голос командующего, — Продолжайте допрос старыми методами, если потребуется, ампутируйте ему руки и ноги, они ему уже не нужны. Выполнять.

— Все слышал? — капитан обратился к палачу который вел подготовку к допросу и увидев подтверждающий жест бойца направляясь к выходу из подвала, добавил — продолжай в том же стиле.

Допрос продолжился с удвоенной силой. Призрак стал отключаться чаще, его подсознание давно сломалось, и готово было выдать всю требующеюся информацию, но сознание стояло на своем. Тело было всего лишь инструментом для достижения цели и им можно было пожертвовать. Всем можно было пожертвовать ведь миллиард долларов, который обещали заплатить за оракул так просто не достается. У Сифыча давно было припрятано два артефакта на спокойную старость это «Душа» и «Жизнь». Один был способен вылечить все болезни, которые можно было подхватить за время нахождения в зоне, другой был способен заживить тело, и нарастить недостающих конечностей. Сами эти артефакты стоили очень много, но Призрак их не продавал, оставляя для себя и, по всей видимости, не зря. Сыворотка правды не подействовала благодаря все тому же Доктору, который изобрел вакцину против подобных препаратов еще три года назад, и теперь ситуацию контролировал Призрак, а не допрашивающие его люди.

Полтора суток длились вечность. Лишение сна, холодные души, ампутация мизинцев с дальнейшим их прижиганием, раскаленные иголки под ногти, вырывание волос и прижигание порезов на всем теле. Призрак испытал воистину нечеловеческие муки, и когда он оказался на железном столе прикованный наручниками, когда палач пришел с инструментами и достал блестящую металлическую пилу для ампутации конечностей он заговорил:

— Позовите начальство. Я буду говорить.

Охранник скрылся, а Призрак остался лежать на железном столе. Время пришло, и настало его время вести игру. Ампутацию мизинцев еще можно было пережить, но вот без рук и без ног его миссия становилась под удар. Через пятнадцать минут в помещении появился капитан и склонившись, над окровавленным человеком спросил:

— Ну что, поговорим?

— Я буду говорить с полковником Левиным, но сначала душ, и обед, — произнес Призрак хриплым и неузнаваемым для себя голосом.

— Хорошо, — капитан отдал распоряжение палачу и покинул подвал. Палач вколол Призраку обезболивающее и из шланга обмыл его холодной водой. После душа его накормили и дали потрепанную одежду, усадив после всего Призрака на тот же стул, на котором и проводился допрос. Спустя некоторое время в подвал спустился полковник Левин, и присев напротив, задал свой вопрос заключенному:

— Ты хотел со мной поговорить?

— Оракул находиться в пространственной аномалии пузырь, через двенадцать часов аномалия исчезнет и оракул вместе с ней, я знаю комбинацию входа и отведу к ней, — Сифыч соврал, аномалия не должна была исчезнуть, но о пузырях в зоне знали мало, и оставалось надеяться, что познания командира Долга в этой области не велики.

— Чего ты хочешь? — полковник проглотил наживку и план, составленный задолго до этого момента, продолжил успешно выполняться. Дальше было делом техники, и Призрак продолжил игру.

— Жить, — Призрак сделал небольшую паузу, и добавил, — И десять миллионов на указанный мной счет.

— Ты в своем уме? — полковник осознавал, что пленник находился в выигрышном положении и готов был пойти на небольшие жертвы.

— Это в качестве моральной компенсации, на таблетки, — Призрак мастерски вел свою игру, а полковник все глубже заглатывал наживку, — вы согласны полковник? Иначе оракул исчезнет, и когда еще он появиться в зоне, кто знает? Вы можете меня порезать на куски, но ничего не узнаете, а что для вас важнее гибель одного сталкера или оракул решайте сами.

Полковник задумался, потерять оракул означало проиграть войну с зоной. Оракул был действительно грозным оружием позволяющим уничтожить хозяев зоны, истребить всех мутировавших тварей и стереть зону с лица земли, а перед ним сидел единственный человек способный ему это оружие дать. Ставки были очень высоки, если артефакт и вправду находился в пузыре, то вероятность его исчезновения была равна пятидесяти процентам. Аномалии подобного вида были мало изучены, но единственное о чем знал полковник, было то, что они действительно исчезали и появлялись в абсолютно разных местах зоны, не поддаваясь никакой систематизации. Накануне должен был случиться выброс, и это был очередной риск. Вести в центр зоны основную массу бойцов перед выбросом, рискуя потерять всех было крайней точкой риска, но ради этого дела полковник решился рискнуть:

— Диктуй номер счета.

Призрак продиктовал номер, плюс к этому выдвинул дополнительные условия, которые полковник пообещал выполнить. Призраку оказали медицинскую помощь и вернули ему защитный комбинезон. Ему так же вернули опустевший рюкзак, в котором находились требуемые для входа в аномалию артефакты, и обезболивающие препараты. Полковник предъявил доказательства того, что на счет Призрака была перечислена требуемая сумма, после чего Призрак передал координаты нахождения нужной аномалии. На операцию было выделено три танка, четыре БТРа и двадцать квадов лучших бойцов долга, вооруженных до зубов. Старшим группы шел капитан Волков, и после небольших приготовлений колонна выдвинулась в сторону Припяти.

Первым шел танк, снабженный противоминными волокушами, который должен был минимизировать вероятность минных полей, он был головной машиной в колонне, за ним двигался второй танк с массивным радаром на башне, определяющий аномалии, встречающиеся на пути и передающий данные всем союзникам. После шли четыре БТРа и замыкающий колонну танк. Призрак находился во втором БТРе, под личным наблюдением капитана Волкова, именно с этого БТРа и происходила координация движения всей группы.

Вскоре колонна прохода ведущего в Припять, и война началась. Вход контролировала хорошо укрепленная группировка Монолита, одна из сильнейших группировок зоны. Это были темные сталкеры объединенные хозяевами зоны в мощный клан защищающие свое божество, всемогущий кристалл «Монолит» способный исполнять все заветные желания притронувшегося к нему человека. Монолитовцы давно не были людьми, у них не было страха, они были способны вести бой даже будучи лишены конечностей, не жалея своих жизней — это был воистину грозный враг с которым предстояло столкнуться бойцам долга.

Призрак с пристегнутыми наручниками руками к креслу сидел внутри бронетранспортера и безучастно наблюдал за действиями капитана. Перед ним был развернут усовершенствованный лэптоп, на который командиру приходили оперативные данные. Он отдавал команды с помощью гарнитуры и руководил действиями колонны:

— Ударный, один, два, три выйти на позицию, — передал указания танкистам майор, — Разведка доложить обстановку!

— Разведка докладываю, три укрепленных дота оснащенных крупнокалиберными пулеметами, координаты передаю. Три пятиэтажных укрепленных здания. Первый, второй этажи заняты пехотой. На крышах десять снайперских гнезд, возможно еще на пятом этаже. Схему передаю, — пришел доклад разведки.

— Вас понял, оставайтесь на месте. Ждите указаний, — капитан знал свое дело и продолжал раздавать распоряжения, — Локатор один, что у нас по аномалиям?

— Локатор один. Впереди километровое минное поле, на нем семнадцать аномалий второго уровня. Курс прохода проложил, передаю информацию, — прозвучал доклад командира радарной установки.

— Вас понял, — капитан, собрав необходимые данные, принялся к действиям, — Ударный один два три, по дотам бронебойными, огонь!

Сквозь обшивку БТРа в котором находился Призрак доносились звуки выстрелов, по позициям монолита велся прицельный огонь. Танки вели обстрел вражеских дотов, капитан продолжал командовать войсками и раздавал распоряжения:

— Разведка доложите обстановку.

— Капитан, их доты снабжены активной броней. Повреждения минимальны, ни один из снарядов не достиг цели, — раздался неутешительный доклад разведчиков.

— Ударный один два три продолжайте обстрел, капитана не смутила весть о том, что снаряды не достигают цели, и он продолжил руководство, — Разведка, продолжайте слежение.

Спустя десять минут беспрерывного обстрела дотов от разведки пришел доклад, о том, что активная защита дотов пробита, капитан оживился и раздал новые распоряжения:

— Ударный, один, два, три — прекратить стрельбу. Вакуумным зарядом, по дотам огонь!

Стрельба на мгновение прекратилась, и вскоре прозвучало три выстрела. Призрак удивился наличию у Долга вакуумных зарядов. Эта была последняя разработка военных основана на действии артефакта «Жмых». Сам артефакт образовывался в основном у аномалии «Трамплин», имеющей анти гравитационные свойства, и особой ценностью не пользовался, но вот при помощи сложных процессов селекции, вместе с тротиловым зарядом он превращался в мощное оружие более чем приличной стоимости. Призрак видел, что остается после применения таких зарядов, а именно ничего — в прямом смысле этого слова. Действовал вакуумный снаряд очень просто. При взрыве возникала пространственная аномалия диаметром от трех до десяти метров, она возникала на доли секунды, молниеносно сжимаясь к центру и исчезая впоследствии, забирая с собой все, что находилось вокруг здания, людей, почву и воздух — производя при исчезновении оглушающий хлопок. Вскоре раздался доклад разведчиков об уничтожении дотов.

— Ударный один, два, три — дымовая завеса, — командир отдал приказ, и прозвучало три выстрела с дымовых шашек. Позиции монолита заволокло дымовым облаком, и капитан отдал решающий приказ, — Ударный один с волокушей вперед, ударный два, три — следом. Пехота отойти назад, следовать за БТРами. Вперед.

И колонна, взревев двигателями, тронулась по минному полю, очищаемому волокушей объезжая определенные аномалии. Монолитовцы в свое время открыли огонь вслепую. Самонаводящиеся ракеты сбивались активной броней танков и БТРов. Танки вели обстрел зданий, по расчетам траектории снарядов выпущенных монолитовцами, и вскоре минное поле было преодолено. Оказавшись у подступов к основным позициям монолита, в дело вступили пулеметчики БТРов, прикрывая свою пехоту, которая штурмовала здания. В течение часа все было закончено. В главный БТР поступали доклады о потерях, о расходах боезапаса, о предполагаемых аномалиях впереди и минных заграждениях.

Колонна въехала в Припять. Маневрируя среди аномалий более чем третьего уровня, по дороге делая остановки и локализуя незначительные очаги сопротивления, теряя бойцов и боезапас, колонна двигалась к цели. Все шло слишком легко и казалось, будто монолитовцы не особо сопротивлялись вторжению на их территорию. Вскоре колонна остановилась в одном из дворов, капитан отдал распоряжения пехоте занять близлежащие здания, и двери БТРа впервые распахнулись.

Призрак во второй раз в своей жизни ступил на землю Припяти. Вокруг ничего не изменилось. Обветшалые дома уныло смотрели разбитыми окнами на людей, которые зачем то вторглись в их постную жизнь, стояли коробкой, создавая четырех угольник. У правого дома стоял все тот же проржавевший москвич, посреди двора детская площадка, с заросшей песочницей и желтыми качелями, чудом сохранившаяся до этих дней. У левого здания полуразрушенная трансформаторная подстанция, в которой и находилась созданная Призраком полгода назад аномалия.

— Ну что пойдем? — Призрак протянул в сторону капитана руки в наручниках, намекая на то, что бы их сняли.

— Не так быстро, — капитан кивнул бойцам, находящимся позади призрака и те, достав из БТРа длинную металлическую цепь, приковали один конец к ноге Призрака. Второй бойцы взяли в руки и таким образом, сталкер оказался на цепи. Капитан удовлетворенно хмыкнул и сказал, — вот теперь пойдем.

Призрак, два бойца держащих цепь, к которой он был прикован, и капитан отправились к подстанции провожаемые стволами всех присутствующих долговцев. Оказавшись у входа в подстанцию, Призрак посмотрел на капитана и спросил:

— Может, руки развяжешь? Как я рюкзак сниму?

Капитан достал нож и, срезав шлейки рюкзака, протянул его сталкеру. Призрак, стал на одно колено и открыв рюкзак, достал из него четыре артефакта «Небо», «Гроб», «Змеиный глаз» и моток артефакта «Сталька» похожий на сверток очень тонкой и прочной проволоки. Он начал сматывать артефакты друг к другу с определенной последовательностью наматывая на каждый артефакт определенное количество колец «Стальки». Когда артефакты были присоединены друг к другу, сталкер снял с пояса фляжку с водой и плеснул из нее на получившуюся конструкцию. Три артефакта смоченные водой расплавились, словно под воздействием огромной температуры и слились в лужицу однородной желтой субстанции. Лужица забурлила, разливаясь по полу подстанции образуя абсолютно ровный круг и, достигнув в диаметре двух метров, раздулась в огромный двухметровый пузырь. Капитан прежде не видевший подобного зрелища отошел на шаг назад.

— Не боись капитан, это всего лишь вход. Пойдем за мной, — и Призрак, поднявшись с колена, шагнул в аномалию. Капитан незамедлительно последовал за ним. Призрак оказался внутри пространственной аномалии «Пузырь». Ноги по щиколотку увязли в мелком песке, а перед глазами возникла желтая безжизненная пустыня. Перед Призраком лежали многочисленные песчаные дюны, вдали распластался желтый горизонт, а с неба лился яркий желтый свет. Посреди этого великолепия стояло одинокое высохшее дерево, раскинувшее свои искривленные ветви и Призрак, не задумываясь, зашагал по песку в его сторону. Удивленный зрелищем капитан поспешил за своим пленником. Не успели они отойти и на три метра, как позади них закрылся проход, и натянутая цепь, ведущая наружу, прозвенев звеньями, упала в песок. Призрак остановился, глядя на капитана, пожал плечами, и намотал цепь вокруг ноги.

Они шли к одиноко стоявшему дереву по безжизненной пустыне. Ноги вязли в мелком песке, но капитан ни на минуту не сводил ствол своей модернизированной винтовки М-16 со спины Призрака. Он не верил ему ни на йоту, но выбор был не велик. Цепь оборвалась, но это не страшно. Как только он заполучит «Оракул», и убедиться в его подлинности, Призрака можно было убирать. Его жизнь ни стоила, ни гроша.

Наконец они подошли к дереву. Призрак стал перед ним на колени и просунул руки под корни, выступающие из песка, через мгновение сталкер поднялся с колен и повернулся к капитану Волкову. Сталкер держал в руках чудо, это был переливающийся всеми цветами радуги кристалл невиданной красоты. Сталкер поднимал его в руках все выше и выше, пока кристалл не очутился на уровне головы капитана. Это была победа, он капитан Волков выполнил святую миссию, возложенную на него человечеством и полковником Левиным, с этим кристаллом долг уничтожит зону и все зло порожденное ею. Капитан протянул к нему руку, вторую держа на винтовке, как вдруг Призрак нажал что-то правой рукой на боковой стенке сверкающего кристалла и тот издал два пистолетных выстрела.

Мертвый капитан упал на землю с простреленной шеей, а над ним стоял сталкер по прозвищу Призрак и держал в руке дымящийся пистолет. Призрак, в прошлом капитан специального подразделения ГРУ, еще в учебке и задолго до появления зоны изучал искусство бесконтактного боя и способов внушения, а за время, проведенное здесь, он развил этот навык до надлежащего уровня. Очень просто внушить человеку страстно жаждущего чего-то, что у тебя в руках не пистолет системы Кольт, который ты, будучи человеком предусмотрительным еще полгода назад положил вместе с артефактом в схрон, а волшебный кристалл под названием «Оракул», способный предсказывать будущее.

Призрак подошел к телу капитана и, проверив его карманы, нашел ключ от наручников, он снял их и выбросил в песок. К оковам на ногах ключа не нашлось, и сталкер решил оставить цепь замотанной вокруг ноги до лучших времен. После этого он подошел еще раз к дереву и, снова опустившись перед ним на колени, извлек из-под него контейнер с артефактом. Убедившись, что камень на месте, он повесил контейнер на пояс, вколол себе обезболивающее и препарат с названием «Зверь», увеличивающий на час физические возможности человека, затем забрав все оружие капитана, сталкер побежал в противоположную сторону от места входа в аномалию.

Вход в аномалию можно было открыть лишь с места, где она создавалась, а вот выйти из нее существовала возможность в любом месте. Просто нужно было шагнуть в желтую пелену ее границы и, можно было оказаться где угодно в радиусе двести метров от центра пузыря. Призрак выбрал южное направление, где на окраине города его ждал родной брат Сухарь с группой прикрытия. Оставалось лишь пройти около километра по лабиринтам заброшенных дворов. Дальше по плану Сухарь должен был организовать выход из Припяти, а приближающийся выброс должен был отменить все попытки хозяев зоны устроить погоню. Во время выброса все твари зоны, которыми с легкостью командовали хозяева, а так же монолитовцы становились неуправляемы, как раз для этого Призрак и тянул время, подвергаясь нечеловеческим пыткам. Он достиг края пузыря и шагнул в реальность.

Призрак вышел в ста пятидесяти метрах южнее дислокации войск долга у подъезда старенького трехэтажного дома. Он быстро нырнул в подъезд дома, пытаясь разобраться в происходящем. Позади там, где должна была находиться группировка долга, шли ожесточенные уличные бои. Слышались многочисленные автоматные очереди, грузно стучали пулеметы БТРов, стреляли танки. Сталкер выглянул из подъездного окна, которое выходило на противоположную от входа в подъезд сторону, и быстро отдернулся от него, прижимаясь к стене. С противоположной стороны дома, в котором он оказался, лежала улица ведущая прямиком к центру боевых действий, а по улице, напирая друг на друга, неслась целая армия монстров.

Кровососы, упыри, бюрреры, слепые псы, кабаны и псевдогиганты подчиняясь невидимой силе, мчались в сторону долговцев, обгоняя друг друга. Твари, которые в условиях зоны при встрече убивали друг друга, на этот раз действовали как единое целое, направляясь в указанную невидимыми хозяевами зоны, сторону они готовы были растерзать любого, кто встал бы на их пути. С внутренней стороны дворика мутантов не было, он взял кусок белого кирпича лежащего на ступеньках лестницы и, нарисовав на груди большой белый крест, пригнувшись, побежал к следующему дому. Он шел от дома к дому, от подъезда к подъезду каждый раз осматриваясь и выбирая безопасный путь. ПДА капитана прекрасно работающий в автономном режиме засекал аномалии, и Призрак за двадцать минут преодолел практически половин пути до выхода из Припяти.

Он был в подъезде пятиэтажного дома, следующий дом находился в ста метрах от него, куда намеревался пробежать Призрак. Между домами лежала открытая площадка захламленная кучами мусора, на которых росли редкие кусты, слева находился «Магазин детской одежды» где слышались выстрелы, и виднелся отряд зомби атакующий невидимого для Призрака врага. Сталкер выбежал из подъезда и побежал к намеченному укрытию, но как только он достиг центра площадки, позади него раздался яростный рев. Ледяные мурашки пробежали по телу, он знал, что так рычит только одно существо в зоне, это была Химера. Не сбавляя скорости, Призрак оглянулся назад и в очередной раз в своей жизни увидел главного хищника зоны.

С крыши пятиэтажного дома в его сторону, прыгало огромное черное чудовище. Это был зверь четырех метровой длины, ростом более чем в полтора метра. Его мощное мускулистое тело было покрыто черными хитиновыми пластинами, огромная голова была посажена чуть ниже плечевых лопаток и зубастым оскалом выражала всю хищную сущность зверя. Два черных зеркальных глаза моргали хитиновыми веками, широко расставленные лапы были увенчаны острыми, как бритва тридцатисантиметровыми когтями, способными разрубать сталь. Завершал зловещий облик монстра длинный извивающийся хвост с острым десятикилограммовым жалом на подобии скорпионьего. И эта машина смерти, созданная лишь для убийства, приземлилась в двадцати метрах от Призрака, поднимая вверх облако пыли.

Призрак сломя голову бросился в спасительный подъезд, зверь бросился за ним. Цепь с ноги размоталась и предательским звоном тянулась за ногой, норовя в любой момент зацепиться за что либо. Удары лап о землю химеры слышались за спиной, дыхание участилось, химера вот-вот должна была сделать последний бросок, но в последний момент сталкер опередил ее запрыгнув в подъезд. В полете он перевернулся в воздухе и навел оружие на дверь и сделал это как нельзя вовремя. Ступеньки больно ударили в спину, пули ударили прямиком в голову монстра пытающегося забежать в спасительный подъезд, рикошетя от твердых хитиновых пластин. Химера взревела, и скрылась где-то на улице.

Сталкер лежал спиной на ступеньках подъезда и наводил оружие на дверной проем. Монстр был где-то рядом, и должен был повторить свою попытку ворваться в подъезд. Призрак перезарядил автомат и, взяв его правой рукой, левой попытался медленно подтянуть к себе цепь, которая тянулась на улицу. Монстр не давал о себе знать, но о хитрости Химеры ходили легенды и сталкер знал это. Он подтянул к себе цепь, раз, еще раз, еще и вдруг цепь зацепилась за что-то на улице. Сталкер дернул, затем сильней, цепь не поддавалась и вдруг с бешеной скоростью вырвалась из рук Призрака. Он едва успел ухватиться за железную решетку, держащую полусгнившие перила. С улицы огромная сила тянула сталкера наружу, цепь и тело сталкера стали одной туго натянутой струной, его подняло в воздух, но он изо всех сил продолжал держаться за решетку, сопротивляясь нечеловеческой силе монстра.

Вдруг натяжение прекратилось, и сталкер упал на ступени, не успел он разжать руки, как произошел резкий рывок снаружи и цепь, с окровавленной ступней сталкера улетела с неимоверной скоростью на улицу. Призрак взревел, боль от оторванной ступни пронзительной волной захлестнула все тело. Призрак упал, одной рукой схватившись за раненную ногу, не веря в происходящее, а второй схватив автомат. Монстр вновь показался в дверном проеме, и сталкер снова выпустил очередь. Химера исчезла.

Кровь хлестала из оторванной конечности, заливая ступеньки подъезда, боль сводила с ума, химера в любой момент готова была повторить штурм. С оторванной ногой, с тремя рожками патронов, ему было не выстоять против изворотливого хищника, Призрак открыл контейнер, висящий на поясе и, сбросив перчатку, взял в руку артефакт…


Глава 12 Лис  | Оракул Чернобыля | Глава 14 Припять