home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14 Припять 

Колонна выехала из черной долины, минуя армейские склады по левому борту, и выдвинулась через негустой пролесок в сторону Припяти. Я с Лисом сидел на броне БТРа идущего третьим в колонне и слушал его небылицы о зоне. Вернее делал вид что слушал. Лис вел себя легко и непринужденно, будто не было никакой зоны вокруг, будто впереди нам не грозила смерть и будто мы направлялись не в центр самого опасного района на всей планете, а просто выехали на придорожный пикник в открытом внедорожнике. Я сидел на броне, поддакивал веселым присказкам Лиса, смеялся, услышав анекдоты про неудачливого кровососа, а сам думал, и не мог поверить в происходящее.

Еще неделю назад я был обычным человеком, и жил обычной жизнью. Мне не приходилось встречать кровожадных монстров жаждущих отведать кусочек твоей ноги или руки, не приходилось опасаться сделать неосторожный шаг, дабы не попасть в аномалию способную распылить человека на атомы и не приходилось убивать людей, что бы обменять свою жизнь на их смерти. Я жил обычной, пусть не совсем удачной, но мирной, своей жизнью, в которой моя жизнь зависела от меня и только от меня. Там, мне не приходилось видеть столько смертей, не приходилось носить защитный комбинезон, дабы не умереть от лучевой болезни, не приходилось видеть все ужасы и страдания, которые происходили за огороженной колючей проволокой территорией с громким названием «Зона отчуждения». А главное мне не приходилось опасаться за то, что однажды утром я мог проснуться не совсем человеком, а неизвестным очередным монстром, жаждущим человеческой крови.

Ситуация походила на сон. Праздное любопытство, и нелепый случай завели меня в зону и она, приняла меня, встречая все новыми напастями. Мне повезло, что я встретил Прохора со Сникерсом, и они спасли меня от неминуемой гибели, мне повезло, что я встретил Сифыча, и он согласился довести меня до долины, мне даже повезло, что я встретил Лиса. «А кому нужно такое везение, когда с каждым днем билет домой становиться в десятки раз дороже?» Впрочем, Лис утверждал обратное, он говорил, что я родился не в рубашке, а в «Экзо-скелете» шестого уровня защиты, и что с моим везением мы обязательно выберемся из любой ситуации, но меня это не успокаивало. Раньше я не верил в судьбу, но в зоне мои ценности и взгляды на жизнь кардинально изменились и я, еще раз посмотрев на ситуацию, плюнул на все и, радуясь тому, что при всем случившемся я все-таки остался в живых, решил больше не поднимать эту тему, и полностью отдался провидению.

Колонна остановилась на выезде из леса и остановилась. Танки и БТРы заглушили двигатели, и на ПДА пришла команда перевести приборы в пассивный режим. Лис спрыгнул с брони и подбежал к последнему БТРу, где Сухарь отдавал указания. Через две минуты два сталкера со снайперскими винтовками и сними Лис, отделились от основной группы и направились в начало колонны, подойдя к БТРу на котором сидел я, сталкеры остановились, Лис жестом руки подозвал меня и я, спрыгнув с брони, подошел к ним:

— Это Челнок, и Сноп. Мы идем с ними в разведку в группе прикрытия, зверьков отстреливать или еще кого, — сказал Лис, когда я подошел к группе. Я представился и пожал сталкерам руку.

— Знаток, Лис — вы идете впереди и зачищаете дорогу. Мы за вами с дистанцией пятнадцать метров. Здесь не далеко, метров сто, сто пятьдесят. Подходим к краю леса и меняемся. Мы на передний план, вы прикрываете спину, на всякий случай. Гранатами и оружием без глушителя не пользоваться. Все ясно? — проинструктировал Челнок и по совместительству координатор группы. Нам было все ясно, возражений никто не имел и мы, пригнувшись, направились в лесок слева от колонны. Мы шли в разведку. Задача была проста, довести Челнока и Снопа к окраине леска, где они при помощи шестикратной оптики смогут грамотно оценить обстановку и доложить ситуацию Сухарю. Лис затесался в группу благодаря своей находчивости и любопытству, если в группе наемников происходило что-нибудь интересное, то в этом не применено должен был участвовать Лис.

Пролесок встретил нас аномалией. Это была «Вязь», которая разлилась на двадцать метров вокруг, и Лис определив болтами границу, повел группу дальше став на время координатором. Аномалия как он объяснил, определяется детектором, но из-за своей структуры границу приходилось находить по старинке. На первый взгляд это был обычный участок леса, но если бросить в него болт, то он проходил насквозь любого предмета, будь то дерево, камень или трава на земле, оставляя на поверхности круги, будто на голографической картине.

Такие аномалии водились ближе к центру зоны, они появлялись в виде небольших зеленых лужиц густой субстанции, субстанция питалась всем, что находилось вокруг нее, заменяя деревья, кусты и землю качественной иллюзией, со временем увеличиваясь в размерах. И любое существо, попадающее в аномалию, сначала вязло, будто в зыбучем песке, а после и вовсе тонуло в аномальной субстанции. Поговаривали, будто аномалия жива и обладает задатками интеллекта, но доказательств этому никто так и не смог предоставить. Лис рассказал историю, что однажды такая аномалия сожрала целый дом, и даже сымитировала артефакт внутри, светящийся на многие километры и что не один новичок положил свою голову в той аномалии, пытаясь достать ценный хабар из смертоносной ловушки.

Мы шли дальше по изуродованному лесу. Он мало чем напоминал обычный. Причудливо изогнутые деревья, лишенные коры, с ветвей которых свисали жгучие волосы — аномальные образования, разъедающие любой материал, который к ним прикасался, «живые кусты» как их называли сталкеры, в принципе ничего опасного растение с острыми колючками, но их зловещее шевеление, без какого либо ветра, интуитивно заставляло держаться от них подальше; трава, цепляющаяся острыми зазубринами за ботинки — это все было обычным зловещим лесом центра зоны, который дружелюбно встретил нас.

Мы прошли половину пути, когда Лис поднял вверх сжатый кулак, что означало немедленно остановиться. На нашем пути был небольшой холм высотой в три метра, со стоящим на нем толстым деревом, массивные корни которого обволакивали его. Меж корней дерева виднелась небольшая нора, с которой Лис не сводил ствол автомата. Жестом он показал мне направление обхода, мы должны были обогнуть опасность справа, и я не сводя прицел Абакана с норы, медленно стал обходить холм. Лис, дождавшись, пока я отойду в сторону, медленно последовал за мной. Он ступил всего три шага, когда на него из норы стремительно прыгнула черная тварь с длиннющим хвостом, напоминающим хлыст.

Зверь был похож на крысу, только очень большую крысу размером с псевдо пса. Его густая черная шерсть встала, дыбом увеличивая тварь в размерах, длинный облезлый хвост со свистом рассекал воздух. Зверь сбил Лиса с ног, вцепившись когтистыми лапами в разгрузку сталкера и заостренной крысиной мордой пыталась ухватиться за бронированное забрало шлема. Острые зубы скользили по бронированному стеклу, издавая раздирающий душу скрип, Лис вцепился руками в горло зверя и изо всех сил пытался отстранить его от своего лица.

— Стреляй Знаток! — кричал мне сталкер. Все произошло так стремительно, что я не успел сообразить, что мне следует делать. В пяти метрах от меня моего товарища пыталась загрызть гигантская крыса, стрелять было невозможно, я мог попасть в Лиса и я бросился к нему на помощь. Зверь был слишком увлечен схваткой и не заметил моего приближения, в считанные секунды я оказался возле него и, приставив к его брюху автомат, я нажал на спуск. Абакан беззвучно выпустил порцию свинца, пули разорвали брюхо монстра, и он мешком плюхнулся на Лиса, из разорванного бока гигантской крысы вываливались фиолетовые кишки.

— Ненавижу, — сталкер быстро вылез из-под тела крысы и, подобрав выроненный автомат, вновь навел его на нору. Я последовал его примеру, — Может еще один быть. Будь начеку.

Сзади появились Челнок и Сноп и, увидав расстрелянного монстра, пистолетами снаряженными глушителями нацелились на нору.

— Ты цел? — спросил Челнок залитого кровью Лиса.

— Да цел. Это не моя кровь. Спасибо Знатоку, вовремя он подбежал. Ненавижу я этих «Крысоволков», столько крови из них вечно вытекает, это самка — где-то еще самец должен быть, выводок собрались делать, твари, — Лис пользуясь моментом, пока Челнок и Сноп держали на прицеле пещеру, снял флягу и попытался смыть внутренности Крысоволка, — Спасибо Знаток. Выручил. Вот черт, всю разгрузку мне изуродовала сволочь.

Челнок и Сноп остались следить за норой, а мы с Лисом пошли дальше, обследуя местность. Он рассказал мне, что крысы в зоне в основном достигают небольших размеров, обычно с откормленного кота или чуть больше, но есть и «Крысоволки» как те, которого мы встретили. Эти твари мало того, что весят около центнера, так еще и способны ментально контролировать стаи своих мелких сородичей. Нам повезло, что самка с самцом устроили гнездо для продолжения рода, и распустили свою крысиную армию до лучших времен, а вот если бы они были со своим полчищем, которое могло достигать до сотни особей, то проблем было бы гораздо больше.

Мы обошли еще несколько аномалий, по дороге расстреляли кусты, за которыми слышалось какое-то движение и, в конце концов, добрались до окраины пролеска. Вскоре появились Сноп и Челнок, которые заняли позиции и принялись разведывать местность при помощи своих снайперских прицелов. Я тоже попробовал посмотреть в свою оптику, но кроме силуэтов зданий вдали так ничего и не рассмотрел. Было любопытно, в чем собственно дело и я обратился к Снопу:

— Дай глянуть, что там происходит.

— Держи, чего уж там. Как раз все интересное начинается. Я уж нагляделся на такое, — Сноп передал мне СВД с модернизированным прицелом, а сам взял мой автомат и отошел назад, где Лис прикрывал тыл. Сноп был вторым номером в разведке, и его обязанности входило разведывание местности в случае гибели первого снайпера, поэтому он без особых церемоний поменялся со мной ролями.

Я посмотрел в оптику. Качество изображения в оптике Снопа было гораздо лучше моего, и здания, которые через прицел моего автомата выглядели лишь силуэтами, приобрели характерные очертания. В прицеле виднелись три пятиэтажных здания стоящих на въезде в город, их расположения напоминало крепостные стены, а бронированные укрепления верхних и нижних этажей лишь добавляли строениям крепостной вид. В пятидесяти метрах от крепости стояло три пулеметных дота, обнесенных мотками колючей проволоки.

Даже без особой подготовки можно было понять, что это охраняемый вход в запретный город. Справа от строений сплошной стеной мерцала зеленоватая дымка, ежеминутно освещаемая вспышками разряда молний, которая надежно укрывала город от любопытных глаз. Слева от зданий густой стеной стоял ржавого цвета лес, от одного вида на который становилось жутко. Я спросил у лежащего рядом Челнока о лесе, на что получил краткий, но очень объясняющий ответ: «Это рыжий лес, там сплошь поля «жгучего пуха!». Из него еще никто не возвращался». Между аномальной дымкой и рыжим лесом был проход шириной не более двух ста метров, который и защищали укрепленные здания. Проход был усеян мотками колючей проволоки и противотанковыми ежами. Глядя на все это, казалось, что никто не способен проникнуть в запретный город.

Вскоре в двух километрах от прохода появилась колонна, состоящая из трех танков и четырех БТРов усыпанных пехотой на броне. Колонна остановилась и пехотинцы, ссыпав с брони, рассредоточились по местности, занимая укрытия. Танки выстроились в одну линию и открыли огонь, по укрепленным строениям. Канонада выстрелов сотрясала долину, танки били по дотам. Я посмотрел на атакуемые строения. С каждым выстрелом из дота вырывалась небольшая ракета и взрывалась в воздухе трех метрах над ним. Снаряды, выпущенные из танков, не достигали цели, доты были оснащены «активной броней» и все попытки пробить ее проваливались.

С крыш пятиэтажных зданий полетели ракеты в сторону танков, но каждая из них была сбита на полпути к цели. Танки не прекращали стрелять все, атакуя и атакуя доты. Вскоре стрельба прекратилась и три мощных всполоха прекратили существования дотов, они просто исчезли с лица земли, оставив от себя лишь три идеально круглые воронки.

— Вакуумными бьют, неплохо долговцы оснащены, — прокомментировал Челнок, наблюдая за происходящим, и отправляя сообщения со своего ПДА.

Доты исчезли, и танки, сделав три залпа дымовых снарядов, двинулись по проходу. Дым заволок строения, первым выдвинулся танк с тяжелой волокушей впереди. Она подскакивала вверх, наезжая на мины исправно расчищая дорогу колонне. Следом выдвинулись БТРы и пехота. Пройдя по хитрому лабиринту, в дело вступили БТРы. Они обстреливали все этажи пятиэтажек, танки выбивали из домов целые этажи. Пехота в свою очередь начала штурмовать первые этажи.

Вскоре пальба закончилась, от трех дотов ничего не осталось, а укрепленные пятиэтажки превратились в ветхие развалины, готовые обрушиться в любой момент. Челнок поднял нашу группу, и мы направились по кромке леса в сторону аномальной стены. Через пятьсот метров нас встретила наша колонна, пробившаяся через пролесок и мы, присоединились к ней, устраиваясь на броне. Наша колонна двигалась в город, вдоль зеленоватой дымки отсвечивающей молненными зарядами, прозванной сталкерами «Дьявольской стеной», дорогу в который нам проложили долговцы.

Мы проехали по минному полю, следуя следам проложенным первопроходцами, ни одна мина не взорвалась на нашем пути. Около трех идеально ровных воронок, оставленных вакуумными зарядами, наша колонна остановилась. Четыре бойца спрыгнули с брони впереди идущего танка, и отнесли в сторону два мертвых тела, лежащие на нашем пути. Это были долговцы убитые в бою, у одного была прострелена голова, у второго не было ноги. Я смотрел, как бойцы скидывают безжизненные тела в воронку и не мог поверить в реальность происходящего, один из бойцов спрыгнул в воронку и, достав мачете, обезглавил оба тела, избавив, таким образом, покойных, от участи превратиться в зомби, и вечно бродить по переулкам мертвого города.

Колонна двинулась дальше, и приблизилась к форпосту из трех пятиэтажек. С близкого расстояния они выглядели еще хуже, полуразвалившиеся стены, искореженные бронированные листы, свисающие с креплений, некогда защищавшие строения, охваченные огнем верхние этажи. Наша колонна проезжала мимо последнего из домов, за которым был вход непосредственно в город, когда с третьего уцелевшего этажа по нам открыли огонь из четырех стволов. Двух бойцов сидящих справа от меня убило на месте, Лис в последний момент схватил меня за рюкзак и сбросил с брони БТРа.

— Все в укрытие, открыть огонь, — бойцы успевшие укрыться за танками и бронетранспортерами открыли стрельбу по третьему этажу. Этаж был укреплен стальными листами, и наши старания не приносили никакой пользы. Уцелевшие в бою с Долговцами монолитовцы стреляли из узких бойниц проделанных в железных листах и находились вне досягаемости. Два прямых залпа из пушек могли решить вопрос, но Сухарь решил не открывать факт наличия тяжелой техники Долговцам ушедшим далеко вперед, и скомандовал:

— Челнок собери группу для штурма, мы прикроем.

Челнок был главный на нашей машине, и как не странно в группу вошли четыре сталкера и мы с Лисом. Я не хотел умирать, но выбор пал именно на нас может быть случайно, а может быть из-за того что мы примелькались в разведке. В бою не делался выбор между новичком или бывалым, все были равны. Прозвучала команда, и наемники из всех стволов открыли огонь по монолитовским укреплениям. Огонь открыли все: бойцы укрывшиеся за БТРами стреляли по третьему этажу, наемники находившиеся внутри машин били из бойниц, даже снайперы залегшие меж колес делали свои сухие щелчки.

— Веселей Знаток! — подбодрил меня Лис, выглядывая из-за брони на вход в здание, — прорвемся.

До входа было около двадцати метров, железная дверь была выбита и висела, чудом держась на одной петле наклонившись к земле. Парни бросили дымовые шашки, и когда дым достиг двухметровой высоты, Челнок скомандовал:

— Вперед, дадим им под хвост! — вместо снайперской винтовки у него был АК с подствольником, и он первый бросился в дым. За ним последовал Лис и еще один боец. Мое сердце забилось быстрей готовое выскочить из груди, дыхание участилось, я видел как Челнок выбежал из-за безопасного укрытия и, пригнувшись бросился в дым, я видел как за ним перехватив винторез, побежал Лис, следующий боец в сером комбинезоне побежал следом, а я ни как не мог решиться покинуть спасительную броню БТРа.

— Давай пошли, пошли! — крикнул мне Сноп, хватая меня за руку и выталкивая перед собой. Ноги как ватные побежали по мертвой земле Припяти, пули свистели над головой и врезались в землю где-то совсем рядом, а я бежал к двери в злосчастный дом сквозь густую пелену дымовой завесы. Вот уже показалось крыльцо подъезда, вот осталось два метра и в спину раздается толок, я спотыкаюсь и лечу вперед, Сноп прыгает следом и сзади раздается взрыв осколочной гранаты. Я приземлился в коридоре подъезда, Лис схватил меня за руки и оттянул в сторону, Снопа оттянул Челнок, и мы оказались внутри.

— Целы? — спросил Челнок, когда мы поднялись на ноги, держа на прицеле один из коридоров.

— Да вроде целы, — ответил Сноп, оглядываясь по сторонам, — А где Сидор и Ахом?

— Подорвались, — ответил Челнок. Сидор и Ахом два сталкера, которые шли позади нас со Снопом, — ты как про гранату узнал?

— Высокие технологии мать их, — поведал Сноп подробности нашего спасения, — ставишь себе на ПДА такую, и она в гарнитуру предупреждает о гранатах. В последний момент сука сработала.

Мы оказались в здании административного типа. У входа была лестница, ведущая наверх, вправо и влево вел коридор, по обе стороны которого располагались двери служебных помещений. Челнок и Сноп держали левый проход, я с Лисом — правый.

— Сухарь, мы вошли, прикрывайте, — доложил обстановку Челнок, — Лис, Знаток, зачищаете справа, я со Снопом слева. Трупам контрольный в голову, не хватало еще, чтобы кто нибудь оклемался, ну а живым можно и две пули. Встречаемся здесь. По лестнице поднимаемся вместе.

Мы с лисом пошли по коридору, держа оружие наизготовку. Лис, слегка присев шел первым я, приняв такую же позу, шел за ним, держа ствол автомата над его правым плечом. У большинства кабинетов дверей не было, если были — то выбиты. Видимо долг проводил здесь зачистку. Мы прошли до конца коридора и не нашли никого живого, а мертвые были до такой степени изуродованы, что стрелять им контрольный не имело смысла. Первый этаж был когда-то защищен бронебойными листами, которые были разорваны снарядами долговцев, словно картонные листки. Монолитовцы укрывавшиеся за ними были обречены. Их оборона строилась для защиты от сталкерского прорыва с легким вооружением, но не от танковых орудий.

Мы встретились с Челноком у лестницы. Первый этаж был зачищен, и пришло время подниматься выше. Челнок со снопом шли первыми, держа проем на прицеле, мы с Лисом, прижавшись к ним спиной, шли задом, наперед ожидая противника сверху. Первый же монолитовец не заставил себя долго ждать. Мы поднялись почти наполовину лестницы, когда он появился в поле зрения. Он стоял посреди проемов, и мы с Лисом ударили практически одновременно, Челнок со Снопом развернулись и помогли огнем. Монолитовец упал и скатился вниз по ступенькам к нашим ногам.

Мы зачистили второй этаж, и вернулись к лестнице. Сверху слышалась стрельба, уцелевшие монолитовцы не сдавались и, приняв предыдущее построение, мы поднялись наверх. На этот раз нас никто не встречал, кроме поставленной у входа на этаж растяжки, которую обезвредил Сноп. Стрельба по нашим БТРам велась с левой стороны здания, Челнок со Снопом остались у лестницы следить за проходом, а мы с Лисом пошли зачищать правую часть коридора. Проверив все кабинеты, и расстреляв три трупа, мы зашли в конец коридора, и наткнулись на запертую из нутрии дверь, из-за которой доносились одиночные выстрелы снайперской винтовки. Мы рассредоточились по обе стороны от двери, и лис ударил по ней прикладом автомата. Не успел он убрать руки, как в комнате открыли огонь, и дверь прошила очередь из автомата. Выбить ее не предоставляла возможность, так как дверь открывалась наружу, и была под прицелом врага и Лис начал действовать.

— Вот суки, окопались. Давай по замку, — сказал Лис, под безопасным углом отходя к противоположной стене. Мы ударили в два ствола по старому механизму, удерживающему дверь. Под натиском свинца он рассыпался, и на его месте образовалась дыра. Дверь со скрипом подалась в нашу сторону, Лис быстро подбежал и придержал ее ногой, оставляя проем в десять сантиметров. Он сорвал с потрепанной разгрузки гранату, и зашвырнул ее в комнату. Раздался взрыв, дверь слетела с петель и ударившись о противоположную стену развалилась, мы зарвались в комнату. У окна сползая по стене, лежало тело снайпера, который, не смотря ни на что, до последнего момента продолжал стрелять по нашим бойцам, в углу лежал монолитовец держащий в руках винтовку М-16. В пылу схватки и один и второй получили по порции свинца от нас, хотя судя по их истерзанным телам это и не требовалось.

В коридоре, где остались Челнок со Снопом, послышались выстрелы и два взрыва. Лис упал на пол у проема двери. Он перехватил винторез и, выглядывая из-за угла, дал две очереди. Затем воцарилась тишина, и в гарнитуре раздался голос Челнока:

— Чисто. Уходим. Спасибо парни.

Мы подбежали к лестнице, и присоединились к своей группе. Оказалось, что когда мы подорвали снайпера, звук от взрыва привлек внимание монолитовцев. Первых двух Челнок со Снопов сняли на месте, а вот еще два чуть не подстрелили парней, появившись из противоположной двери. Сталкеры бросили гранаты, но безуспешно и здесь появился Лис со своим винторезом и закончил дело. Я остался жив.

Мы вернулись к своей колонне, и застали момент погрузки убитых во второй БТР. Двое бойцов снимали с брони убитых товарищей, еще двое относили подорвавшихся на гранатах, вернее то, что от них осталось. Еще каких-то десять минут назад эти парни шли с нами на штурм, а в тот момент их разорванные тела складывали в голодное брюхо железной машины. У меня перехватило в горле, ведь вместе с ними мог оказаться я. Мы потеряли семерых, и к тому моменту из сорока наемников отправившихся в Припять осталось тридцать три. Повисла немая тишина, и по команде Сухаря все погрузились на машины.

Колонна обогнула проклятый дом и въехала в Припять. Перед моими глазами открылась невообразимая картина. Мертвый город лежал перед нами: заброшенные обугленные пятиэтажки ровными рядами стояли по обе стороны улицы, словно безмолвные стражи, встречая обреченных путников вечным молчанием. Развалины магазинов с истлевшими от времени вывесками, проржавевшие остовы древних автомобилей стоящие рядом с обгоревшими трупами военных БТРов, потрескавшийся от времени и войны асфальт, свято хранящий воронки от взрывов, как напоминание о некогда происходивших здесь сражениях говорили о том, что город мертв навсегда. Разросшаяся за время отсутствия человека растительность бушевала во дворах, и лишь чудом сохранившееся здание детского сада, обнесенное желтым забором, напоминало о том, что здесь когда-то была жизнь.

Колонна двигалась по главной улице Припяти, огибая глубокие воронки и аномалии. Где-то впереди слышались редкие выстрелы. Мы проехали метров двести вглубь города, когда Сухарь скомандовал остановиться. Колонна остановилась между двумя пятиэтажными домами, перед нами лежала аномалия «Грави», справа от которой стоял обгоревший танк, следы слева от аномалии говорили о том, что колонна долговцев проехала вперед, но наша задача заключалась в другом. Танки и БТРы заняли позиции по обе стороны от аномалий, и Сухарь собрал весь состав у одного из танков.

— А теперь о деле господа наемники, — начал Сухарь инструктаж группы, — мы здесь для того, что бы прикрыть выход из зоны одной очень ценной персоны. Задача первостепенной важности: встретить и сохранить жизнь любой ценой человеку, у которого на груди мелом буден нарисован крест, при самом худшем раскладе принести его тело. Задача вторая: сдерживать силы противника, брошенные в погоню, будь то Долг, Монолит или сам Черт в погонах. Вопросы?

Вопросов ни у кого не возникло, и Сухарь продолжил:

— Челнок, собери команду, человек пять, и по моей команде отправляйтесь на перехват, приблизительные координаты выхода объекта я тебе скинул, и возьми еще один ствол с собой, ему может понадобиться. Всем занять позиции!

Наемники бросились занимать позиции. Снайперы и пехота заняли близлежащие дома, расчеты танков и БТРов отправились по машинам. Техника не зря дислоцировалась у аномалии «Грави», Сухарь знал что делает. В радиусе действия этой аномалии была повышена гравитация, и любое существо, попадавшее в нее, подвергалось воздействию таких сил гравитации, что под тяжестью своего веса превращалось в тонкую промокашку. Но самое интересное было в том, что выпущенные в нее пули или снаряды меняли курс на противоположный, и таким образом Сухарь обрек предполагаемых стрелков на гибель от собственного огня.

Я, Лис, Сноп, Челнок и сталкер по прозвищу Гном расположились у танка. Челнок скинул нам координаты предполагаемого выхода объекта, и по команде мы должны были отправиться на его перехват. Лис отвел меня в сторону и, переключившись на закрытый канал связи, который поддерживал общение лишь между двумя сталкерами, сказал:

— Значит так, сначала идем группой, на перехват объекта, а там по моему сигналу сваливаем. Главное выбрать удачный момент. Ты как, готов?

— А как же Челнок и Сноп? — мне было страшно бросаться в придуманную Лисом авантюру с головой. Когда он готовил этот план на базе, он казался более простым, чем оказалось на самом деле. Перспектива остаться в Припяти, да еще вдвоем, да еще и на несколько дней, на тот момент казалось абсолютно бредовой.

— Они взрослые мальчики и сами о себе позаботятся, ты лучше подумай о том, как ты домой выберешься. Полгода не такой уж большой срок, как тебе кажется. Да и подумай сам, а если мы на самом деле погибнем, что будут делать Челнок и Сноп, — Лис привел несокрушимые доводы, и я согласился с ним, — Это что еще за..?

Лис не успел договорить, и я посмотрел в ту сторону, куда устремились взгляды всех участников нашей группы. «Не стрелять! Не стрелять! Они идут не к нам»— раздавался голос Сухаря в динамиках моей гарнитуры. В трех ста метрах впереди улицу, лежавшую перед нами, заполонила черная, движущаяся волна. Она вытекала из окон и дверей стоящих домов, появлялась из подвалов и подворотен и двигалась в сторону центра города, будто живая огибая встречающиеся на пути препятствия. Я вскинул автомат и посмотрел в оптику. Эта была не волна, это было невообразимое количество монстров, сбившееся в сплошную массу. Собаки, снорки, кровососы, кабаны полчища огромных крыс появлялись из укрытий и, выплескивая на улицу сливались в один поток. Далеко впереди загрохотали пушечные выстрелы, к ним присоединились пулеметы и автоматы. Впереди шел крупный бой, клубы черного дыма поднимались вдали, земля задрожала, а монстры все появлялись из домов и бежали в сторону выстрелов. Я мог только догадываться, что там происходило, и чисто по-человечески сочувствовать бойцам долга.

— Все, пошли, пошли, — раздался в гермошлеме голос Челнока. Наша группа нырнула в подворотню, и скрылась в зарослях кустарника.

— Челнок, что это было? — спросил любопытный Лис, когда мы преодолели первый дворик.

— Не знаю Лис, и чувствует мое сердце, что нам не стоит этого знать, — ответил Челнок, поднимая вверх руку со сжатым кулаком. Наша группа остановилась, ощетинившись стволами в арку трехэтажного дома.

***

Центр зоны.

Чернобыльская АЭС.

Бункер под реактором.

Кабинет Хозяина.

— Как у нас дела, господин второй? — поинтересовался хозяин, входя в кабинет коллеги, который вел операцию «Возвращение». Господин второй сидел за столом, который представлял собой пульт управления с множеством переключателей и датчиков, и следил за показателями на трех мониторах висящих перед пультом.

— Все под контролем господин первый, Призрак вот-вот откроет пузырь, — доложил обстановку господин второй. Хозяин посмотрел на один из мониторов, который транслировал картинку четырех зданий, стоящих квадратом. У правого дома стоял проржавевший москвич, посреди двора детская площадка, с заросшей песочницей и желтыми качелями, чудом сохранившаяся до этих дней. У левого здания полуразрушенная трансформаторная подстанция. В дворик въезжала колонна танков и БТРов. Техника рассредоточилась по двору, пехота и снайперы заняли близлежащие дома. Четыре человека отделились от общей группы и направились к полуразрушенной трансформаторной подстанции, двое шли впереди, один из которых был прикован к цепи, двое держали привязь пленника.

— Вот ты какой, призрачный Призрак, попался, — сказал себе Хозяин зоны, — господин второй. Что у нас с войсками?

— Все отлично, монолитовцы и клан черных ждет команды. Вся техника Долга под прицелом. Одна тысяча особей скрывается на местности в радиусе пяти ста метров. Вход в зону запечатан группой Апостола, так что ни одна мышь не выскочит, — господин второй продолжал набирать данные в систему.

— Химеры готовы? — поинтересовался Хозяин.

— Да. Гера и Хеккс. Практически восемьдесят процентов мощности «Всевидца» работает над удержанием их под контролем, остальные двадцать контролирует мутантов, — доложил господин второй, посматривая на монитор на котором Призрак открыл поход в аномалию. Секунда и он исчез в желтоватой дымке, за ним, держа винтовку М-16 наперевес, исчез человек в комбинезоне офицера Долга.

— Начинайте операцию. Отряд Долга должен быть уничтожен. Отправьте Химер за Призраком, и верните мне, наконец «Оракул». Все, у меня есть дела поважнее, операция «Слияние» не ждет. Действуйте коллега. У вас один час семнадцать минут на выполнение. Скоро выброс, — Хозяин развернулся и вышел из кабинета номера второго, который приступил к выполнению операции «Возвращение».

***

Наша группа стояла у арки трехэтажного дома, ощетинившись стволами в темный проем. Три секунды, и в арке появился силуэт человека, он медленно приближался в нашу сторону.

— Полтергейст, огонь! — Первым выстрелил Челнок, наши стволы присоединились к его стволу. Град свинца осыпал силуэт человека, он поплыл в воздухе, и взорвался, исчезнув сетью электрических разрядов, — Здесь не пройдем. Он скоро восстановиться. За мной!

Челнок свернул перед домом и, петляя вокруг аномалий, пошел по двору. Крюк пришлось сделать солидный и, только обогнув три дома, мы вернулись к нужному нам направлению. Нам нужно было пройти еще двести метров по Припяти и, заняв позицию на здании магазина «Детский мир», с которого прекрасно просматривалась вся местность, ждать появления объекта. Петляли по дворам, отстреливая отбившихся от основной массы мутантов, мы находили пути между раскинувшихся аномалий и двигались к нашей цели. До магазина оставалось всего тридцать метров, когда мы достигли заброшенной строительной площадки и укрылись за перевернутым экскаватором.

Между стройплощадкой и магазином лежала открытая площадь, на которой виднелись следы аллеи с прогнившими лавочками и старый фонтан, давно не видевший воды. В пятидесяти метрах справа от аллеи, тянулась высокая бетонная стена, а слева, торцом к площади, стояли жилые пятиэтажки. Челнок готов был скомандовать исход, дабы преодолеть казавшееся безопасным расстояние, но Лис вовремя всех остановил.

— Магазин, первый этаж слева. Зомбак, — Лис лежал у ковша экскаватора и сканировал местность с помощью своего винтореза. Я посмотрел в оптику на первый этаж магазина. Там действительно стоял зомби, держа автомат в руках. Он стоял и тупо смотрел на разбитую витрину магазина, за которой чудом сохранились детские манекены, одетые в почерневшую от времени одежду тех времен.

— Сейчас я его, — Лис выпустил два патрона, и зомби, мирно лицезревший модные веяния детских дизайнеров упал на землю с простреленной головой. Лис удовлетворительно подытожил, — минус один.

Как только зомби упал на землю, издав предсмертный рык, из магазина посыпались свежие мертвецы. Их было несметное количество, они выходили из дверей, выпрыгивали из разбитых и полу разбитых витрин, появлялись из-за углов здания. Они были куда шустрее тех, что я встречал в темной долине, их было очень много и, вскидывая оружие, они открывали стрельбу по перевернутому экскаватору.

— Ну что умник, плюс пятьдесят или сколько? — спросил Челнок не ожидавшего такого поворота событий Лиса, — Свежие еще, мозги еще не совсем протухли. По свежакам огонь!

Мы открыли огонь по наступающим на нас мертвецам, Лис стрелял из-за железного ковша, я прилег за гусеницей экскаватора, рядом со мной стоял Сноп и стрелял из позиции стоя. Челнок и Гном вели огонь с другой стороны гусеницы, а зомби все пребывали и пребывали. Они хоть и были мертвецами, и стреляли не совсем метко, но количество стволов давало им большое преимущество. Пули забарабанили по железной обшивке экскаватора, в ответ мы палили по орде зомби успевая перезаряжать автоматы, Вдруг Сноп, стрелявший у меня над головой, упал. Я прекратил стрельбу и оттянул его за спасительный кузов экскаватора.

— Сноп, ты живой. Сноп? — я склонился над головой Снопа, и пытался выяснить, что с ним. На его груди зияли три пулевых отверстия, из которых сочилась кровь, я схватился за голову. В первый раз я потерял человека, с которым был хоть и мало-мальски, но знаком, в первый раз я почувствовал утрату, в первый раз я испытал неописуемо сильное чувство ненависти к зоне и всем ее проявлениям. Ненависть к зомби, убившим Снопа, захлестнула меня, я ненавидел их, как ненавидел все, что происходило вокруг, я ненавидел их как саму зону. Я подобрал автомат и принялся поливать полу мертвецов свинцом.

Через пятнадцать минут все было закончено. Мы уничтожили около пятидесяти живых мертвецов, потеряв при этом Снопа. Дорога к магазину была открыта. Мы положили тело нашего товарища под ковш экскаватора и прикрыли его железным листом. На обратном пути мы должны были его забрать, при условии, если кто ни будь из нас остался жив. Дорога к магазину была открыта. Первыми аллею пересекли Челнок и Гном, мы остались прикрывать их на случай повторного появления зомби. Они без проблем добежали до входа в магазин, и исчезли в черной пасти дверного проема. Через минуту они появились у входа, и дали знак, что в здании чисто.

— Ну что, с богом, — сказал Лис, поднимаясь из-за ковша. Он выбежал первым, я побежал за ним. Казалось, все было спокойно, но как только мы добежали до середины аллеи, я увидел, как с крыши пятиэтажного жилого дома стоящего слева сорвалась какая-то тень. Я повернул голову в сторону летящей к нам тени, и в последний момент ухватил Лиса за плечо. Через мгновение в двух метрах от нас приземлилось черное огромное чудовище, лапами оставляя глубокие рытвины на асфальте и по инерции скользящее вперед. Если бы Лис продолжал бег, он был бы сметен громадным зверем.

Тварь, промахнувшись и не веря в свою не удачу, развернулась к нам, оголяя острые клыки на оскалившейся пасти. Тело ее было сплошь покрыто хитиновыми пластинами и с ужасающей головы на нас смотрели два зеркально черных глаза, моргая хитиновыми веками. Мощный хвост извивался за ее спиной увенчанный огромным скорпионьим жалом. Мы стояли в двух метрах от самого страшного из порождений зоны и боялись пошевелиться, это была Химера.

Нас спасли Челнок с Гномом, они, укрывшись в магазине, открыли огонь по нежданному гостю. Химера отскочила в сторону и развернулась мордой к магазину. Лис недолго раздумывая, толкнул меня в сторону многоэтажки, с которой спрыгнула тварь и с криком «Бежим!», бросился следом. Многоэтажка находилась в двадцати метрах от нас, она стояла торцом к площади, у ее стены виднелись ступеньки идущие вниз. Это был подвал, куда мы так стремительно бежали, спасаясь от Химеры.

Я первый спрыгнул вниз по лестнице, дверь была закрыта, но удар ноги быстро решил проблему. Забежав в подвал, я развернулся и наставил на дверь ствол автомата, в помещение ворвался запыхавшийся Лис. Я захлопнул дверь и прижался к ней спиной, предложив Лису вариант:

— Лис, надо найти что-нибудь тяжелое и подпереть дверь.

— Бежим! Эта тварь БТРы переворачивает, — и Лис активировав фонарик, встроенный в шлем и бросился вглубь подвала. Подвал представлял собой прямой коридор, с правой стороны которого располагались подвальные помещения. Вскоре мы наткнулись на обвал, оказавшись запертыми в ловушке.

— Черт! — обвал. Лис осветил гору крошева железобетонных конструкций преграждавших нам путь, — выбивай дверь!

Я ударил ногой по двери подвального помещения находящегося справа и зашел вовнутрь. Это оказалась бойлерная. Комната была сплошь увита водопроводными трубами, повсюду виднелись датчики и вентили. Лис забежал следом и прикрыл дверь.

— Челнок и Гном — покойники, — сказал Лис посмотрев на свой ПДА, — Либо пан, либо пропал.

И с этими словами он бросил две гранаты за дверь в сторону завала. Я был против подобных действий, ведь нас могло запросто засыпать, но Лис ни чего у меня не спросил. Прозвучало два взрыва следующих один за другим. Клубы строительной пыли выбили дверь и заполнили помещение бойлерной, снижая видимость до нуля. Когда пыль немного усела, мы вышли наружу. Под потолком, над кучей обломков преграждавших нам путь виднелась дыра, в которую мог пролезть человек. Лис забрался по обломкам и выглянул на первый этаж дома.

— Вроде чисто, — подытожил он и скрылся в дыру. Я полез следом, и через минуту оказался наверху. Мы оказались в одной из квартир на первом этаже многоэтажки. Эта была детская комната, с проломленным полом, пожелтевшими обоями и детским рисунком на стене. На рисунке был изображен дом с дымящейся трубой.

Мы открыли дверь и прошли по разгромленной квартире. Прогнившие ковры, разломанная мебель, дисковый телефон на полу, разбитое зеркало на стене еще раз напоминали о произошедшей трагедии. Мы остановились у входной двери, и Лис вкратце обрисовал ситуацию:

— Значит, так. Я не знаю, какая хрень здесь творится, но сваливать нам пока рановато. Вдвоем мы Химеру не уложим, да и какого черта она здесь делает. Челнок и Гном мертвый, Сноп подавно. Я сейчас свяжусь с Сухарем, пускай пришлет подкрепление. Оставаться здесь опасно, Химера может вернуться, так что сейчас тихонько выходим и бежим в соседнее здание, я отметил на ПДА. Вперед.

Мы открыли дверь, и вышли на лестничную клетку, сканируя автоматами проход. Химеры не было, и мы двинулись к лестнице. Повернув за угол к ступенькам, ведущим на улицу, мы чуть было не открыли огонь. На ступеньках лежал человек с нарисованным мелом крестом на груди. Рядом лежала винтовка м-16, пол был устелен стреляными гильзами, Он сжимал в руке нож, по которому стекала вязкая черная слизь. У человека была оторвана ступня, и все вокруг было залито кровью, у его ног лежала мертвая Химера, из выбитой глазницы которой вытекала черная субстанция.

— Вот это удача, — заметил Лис, — я вызываю Сухаря и сваливаем.

Лис начал набирать в ПДА данные, а я подошел к мертвому человеку. Его защитный комбинезон мне показался знаком и я, склонившись над ним, заглянул в забрало стеклянного шлема. Это был Сифыч. Он лежал весь окровавленный на ступеньках заброшенного дома и сжимал в левой руке нож, головоломка в моей голове сложилась. Тогда стало ясно ради кого погибло столько людей. Я собирался встать, но Сифыч выронил нож, и схватил меня за руку.

— Ты чего так долго Знаток? — раздался знакомый голос в наушниках моего шлема, — Я уж почти откинулся.

Я был шокирован внезапным оживлением моего былого товарища. Его глаза смотрели на меня сквозь бронированное стекло забрала с немалым облегчением.

— Сифыч я сейчас, мы вытащим тебя, — я стал доставать препараты из нагрудной аптечки, дабы спасти жизнь своему товарищу, — Ты потерпи, я сейчас.

— Расслабься, — Сифыч оттолкнул мою руку с обезболивающим, — Лучше слушай меня внимательно. Я обещал тебе билет домой, и я исполняю свое обещание. Сними перчатку с левой руки.

Я послушно исполнил предсмертную просьбу Сифыча.

— Это «Оракул». Вынеси его из зоны. Он не должен здесь оставаться. Отпусти его. Ты все поймешь, — с этими словами он вложил мне в руку маленькую голубую сферу, на первый взгляд сделанную из стекла и жизнь покинула моего былого товарища. Я стоял перед ним на коленях и поднес к глазам врученный мне предмет. На моей руке лежала голубая стеклянная сфера. Я посмотрел на нее, и мой взгляд будто приковали к ней магнитом. Внутри стеклянного образования сверкали тысячи огней, переливаясь всеми цветами радуги, оболочка сферы стала меняться, через несколько мгновений исчезла. Сфера растаяла у меня на ладони, превращаясь в вязкую радужную жидкость, и больно обожгла руку. Я попытался стряхнуть ее, но у меня ничего не получилось. Жидкость, поглотив мою руку начала впитываться в кожу. Словно тысячи раскаленных иголок пронзили мне мозг, невыносимая боль жгла, изнутри внося в мой мозг миллионы изменений. Я все понял. Я все осознал. Я принял новые условия сделки.

— Знаток! Знаток! Что с тобой? — доносились из дальних границ сознания слова Лиса.

— Все нормально, — Я открыл глаза. Передо мной склонившись, сидел Лис и орал что есть мочи, — Чего орешь?

— Ну, ты вырубился я и. Фу напугал. Что случилось? — Лис уставился на меня круглыми глазами.

— Все нормально, просто старый знакомый исполнил обещание, — я поднялся и натянул на руку перчатку.

— Ты что знаешь Призрака? Откуда? — Лис не верил моим словам.

— Долгая история, — я перевел тему, время поджимало, и я перешел сразу к делу, — Слушай меня внимательно Лис. Чтобы не произошло сейчас — не вздумай стрелять. Слышишь меня? Не стреляй ни при каких обстоятельствах, иначе мы оба погибнем.

— Что ты несешь Знаток? Ты в своем…, — Лис не успел договорить. Бетонный входной проем квартиры, через которую мы вошли в дом с грохотом рассыпался, и на лестничной клетке появилась, в клубах пыли появилась химера. Лис вскинул автомат, но я придержал его попытку и посмотрел на зверя. Нас разделяло шесть метров, и зверь с каждым шагом становился все ближе и ближе. Я поднял руку и произнес:

— Гера. Остановись. Мы не враги.

Химера, собирающаяся сделать шаг, остановилась, и поставила мощную когтистую лапу на землю.

— Человек? Откуда ты знаешь мое имя? — раздалось мысленное послание Химеры у меня в голове.

— Я знаю, кто ты, я знаю, откуда ты, я знаю, как тебе вернуться домой, — произнес я, держа руку с запрещающим жестом в воздухе.

— Кто ты человек? И куда подевался всевидец, держащий меня под контролем? — Химера повернула голову, что могло читаться как любопытство, и моргнула своими зеркально черными глазами.

— Я — Знаток. Я отключил всевидца. Он больше не властен над тобой. Ты сама вправе делать свой выбор, — я не терял надежды договориться с Герой.

— Человек, ты сказал, что знаешь, как мне вернуться домой. Я исходила всю эту вонючую зону вдоль и поперек, но не нашла прохода. Ты врешь мне человек? — Химера зарычала и подалась вперед, но шага так и не сделала. Леха дернулся за моей спиной, но я вовремя его остановил правой рукой.

— Я не вру. Янтарное озеро, колодец на дне — там ты найдешь проход, — я действительно не врал Гере, и она почувствовала это.

— Хм, терпеть не могу воду. Чего ты хочешь взамен, человек? — Гера сделала шаг вперед, я почувствовал, как напрягся за моей спиной Лис.

— Не трогай нас и иди своей дорогой, — мне больше ничего не требовалось от хищника не по своей воле попавшего в наш мир из пятого измерения.

— Больно вы мне надо. У меня, есть дела и поважнее, — Гера прошла по коридору мы с Лисом попятились назад. Повернув на лестницу, она остановилась у тела мертвой Химеры, и повернув голову в нашу сторону добавила, — Хм. Хеккс мертв — какое несчастье. Никогда не любила этого напыщенного идиота. Смотри человек, если ты меня обманул, я выслежу и убью сначала тебя, а потом твоего друга. Я хорошо запомнила запах ваших страхов.

С этими словами Гера удалилась, ударив в стену мощным хвостом, выбив из нее кусок бетона. В подъезде повисла гробовая тишина, которую через минуту нарушил Лис своими причитаниями.

— Какого? Что? Как? Я не понял Знаток? Охренеть! — Лис был слегка удивлен произошедшей мизансценой и не мог подобрать подходящие слова, дабы выразить свое удивление, — Что это было?

— Ты же все слышал, чего ты удивляешься? — я посмотрел на свой ПДА, и отметил на карте несколько точек.

— Знаток, она разговаривает. Она мне прямо в мозг залезла. А ты. Откуда ты знаешь про янтарное озеро, это же миф. И что за проход? Ты что ее обманул? — у Лиса было столько вопросов, что он не знал с чего начать, и задал их без перебоя, — Объясни ты, в конце концов, что вообще происходит.

— Времени нет. Слушай внимательно и ни о чем не спрашивай, — я протянул Лису свой ПДА, — Я знаю, что ты со мной не пойдешь. Сейчас сюда идет Сухарь с людьми, и тебе лучше включить свою программу и исчезнуть. Он будет очень зол, и лучше тебе не попадаться под его горячую руку. Через тридцать семь минут произойдет выброс. Я отметил на ПДА место, где его лучше всего можно пересидеть. После выброса выйдешь отмеченным мной маршрутом и соберешь такой хабар, о котором даже не мечтал. Выйти из Припяти, как заходил у тебя не получиться, выход контролирует отряд монолитовца Апостола. Я нарисовал тебе карту сквозь «Дьявольскую стену». Главное не вздумай по ней второй раз идти, там аномалии каждый день меняются. Все мне пора. Бывай.

— Стой, ты куда, Знаток? — Лис выбежал за мной во двор дома. Слева от подъезда находилась аномалия жарка, у границы которой я остановился.

— Я домой Лис. Домой, — я собрался идти дальше, но Лис все не унимался.

— Подожди. Подожди. Как домой? Куда домой? Ты же сам говорил про выброс. Ты что свихнулся? — Лис реально не понимал, что происходит и вел себя нелепо, — Откуда ты все это знаешь? Епрст.

— Ну, я же Знаток, — и с этими словами я ступил в аномалию «Жарка». Огненный столб вырвался из земли, распыляя мое тело на тысячи неделимых частиц, а где-то там, за границами аномалии стоял на коленях сталкер по прозвищу Лис. Он держался за голову двумя руками и повторял лишь один вопрос «Зачем, Знаток, Зачем?».


Глава 13 Призрак   | Оракул Чернобыля | Глава 15 Знаток