home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Может ли нечто быть одновременно благословением и проклятием? Избавлением и обречением? За оные я держу случившееся далее в истории моего народа. Демонические энергии, используемые столь свободно и без оглядки на цену, которую приходилось платить, вытянули все дающее жизнь из мира Дренор. Кил'джеден хотел увеличить число орков, чтобы мы стали внушительной армией, и этого он добился, ускорив рост наших юнцов и лишив их детства. И теперь численность орков больше, чем когда-либо, и нет способа накормить голодных. Мне ясно, как, должно быть, было ясно и всем, пережившим те страшные времена, что останься мы на Дреноре, раса наша вероятнее всего вымрет.

Но то, как мы ушли... и почему мы ушли... этот мир все еще кровоточит от причиненной ему раны. Я делаю все, чтобы исцелить ее, в то же время следуя интересам новой Орды, мною созданной, но я не знаю, исцелятся ли когда-либо эти раны.

Жизнь для моего народа - благословение. То, как мы получили ее - проклятие.

* * *

Теневой Совет нервничал, почти так же отчаянно, как Гул'дан после исчезновения Кил'джедена. Но теперь у них было направление, в котором стоило двигаться. Гул'дан созвал Совет и поведал им о словах таинственного незнакомца, назвавшегося Медивом. Он говорил о плодородных землях, чистых водах, здоровых животных, покрытых лоснящейся шерстью. И он говорил еще более возбужденно о созданиях, рекомых "людьми", которые сражаются достаточно хорошо, чтобы оказать достойное сопротивление, но которые неизбежно падут пред превосходством Орды.

"Еда, вода, убийства. И могущество тем, кто согласится помочь воплотить это в жизнь", - произнес Гул'дан искушающим голосом, чуть ли не мурлыкая. Он все верно рассчитал. Их глаза, некоторые - красные и сияющие, иные - все еще коричневые и внимательные, принадлежали ему, и он видел надежду... и жадность... на их лицах.

Работа началась.

Сперва они должны привлечь внимание голодающей Орды. Гул'дан прекрасно знал о том, что с уменьшением запасов еды и сжигающей жаждой насилия, не получавшей выхода, орки принялись нападать друг на друга. Он сподвиг Чернорукого разослать указания во все кланы, приказывая лучшим воинам сражаться один на один или в небольших группах на виду у всех. Победители получают еду проигравшего клана, а также запас чистой воды, не говоря уже о чести и славе. Стремясь к чему-то - чему бы то ни было - притуплении боли от голода, к еде и крови, орки одобрили предложение и у Гул'дана камень с души свалился. Медив хотел получить армию, чтобы атаковать людей. Так не пойдет, если орки перебьют друг друга еще до вторжения.

Дуротан продолжал доставлять ему неприятности. Лидер клана Снежных Волков, наверняка осмелевший от того, что Гул'дан не прикончил его в ночь атаки Шаттрата, начал высказываться более публично. Он назвал искуственно организованные сражения унижающими. Он призывал изыскать способ исцелить землю, чуть ли не в открытую обвиняя чернокнижников в ее состоянии. Другими словами, он чуть-чуть не переходил границу дозволенного, порой все же заступая за нее.

И, как и всегда, кое-кто прислушивался к его словам. Клан Снежных Волков был единственным, кто не отведал крови Маннороха, но были и иные орки низкого положения, отказавшиеся от нее. Больше всего Гул'дана беспокоил Оргрим Роковой Молот. Этот может создать неприятности. Оргриму никогда особенно не нравился Чернорукий и однажды он может что-нибудь предпринять в этом направлении. Сейчас он не становился открыто на сторону Снежных Волков, и был одним из постоянных победителей в организованных сражениях.

Видения продолжались. Медив точно знал, чего хотел: портал между двумя мирами, который может быть создан Теневым Советом и его чернокнижниками с одной стороны, и Медивом и подконтрольной ему магией - с другой.

Подобное не удержать в тайне; портал должен быть достаточно большим, чтобы армии, необходимые Медиву, смогли пройти в него. Кроме того, в Орде царили упаднические настроения. Возбуждение и азарт сражений на аренах, а также созидание портала с подобающими церемониями даст им то, на что стоит обратить внимание.

Медиву идея понравилась. В одном видении он принял облик большой черной птицы, уселся на руке Гул'дана. Когти вонзились в его плоть, черно-красная кровь побежала по зеленой коже, но боль казалась... доброй. К ножке птицы был приторочен маленький клочок бумаги. В видении своем Гул'дан развернул его и увидел рисунок, заставивший его застыть в изумлении. Проснувшись, он перенес его на большой лист пергамента.

Он оглядел рисунок, глаза его горели предвкушением.

"Красиво", - промолвил он.


* * * | Восход Орды | * * *