home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27. У столичных стен

Вражеские отряды появились, когда высадка близилась к концу. Уже с тонущих кораблей были вытащены на берег пушки, корзины с заранее приготовленными неактивированными амулетами-гранатами, провиант, оружие молотобойцев и небольшой запас стат-камней. О последних нужно сказать особо. Все великие ишибы, принявшие участие в походе, и значительная часть обычных ишибов получили в свое распоряжение по стат-камню, универсальному накопителю ти-энергии, из-за которых и началась война между Фегридом и Уларатом. Михаил сразу оценил пользу и опасность такого количества стат-камней. Великий ишиб, обладающий огромным запасом энергии, мог многократно усиливать свою мощь. Король благославлял судьбу за то, что стат-камней не оказалось у тех, кто нападал на него в Фегриде и Уларате.

Итак, высадка заканчивалась. Солнце почти скрылось за холмами, наступили сумерки, сырой песок под ногами казался темно-коричневым, а тени от стройных качающихся секвой, растущих неподалеку, стали чересчур длинными и расплывчатыми.

Первыми врага заметили имис, высланные на разведку. Гонец тут же примчался с докладом и, перекрикивая шум ветра, грохот волн, разбивающихся о скалы, и звуки разгрузки, создаваемые многотысячной армией, доложил о нескольких сотнях эльфов, появившихся поблизости.

– Я займусь ими, – сказал Шенкер, стоящий рядом с королем и вытягивающий шею, словно пытающийся рассмотреть за гигантскими прибрежными деревьями происходящее.

– Займись, – хотел ответить Михаил, но немного не успел.

В небе блеснуло маленькое белое пятно, а потом раздался взрыв, подняв в воздух столб воды и песка. Короля бросило на землю. Взрыв произошел за его спиной.

Михаил упал лицом на мокрый песок, вмиг набившийся в нос, рот и даже в глаза. Король не сразу понял, что произошло. Сначала подумал, что кто-то по неосторожности взорвал одну из гранат-амулетов, но потом, привычно уловив изменения ти, осознал – граната чужая.

Владыка Ранига и Круанта сразу же вскочил и закричал, отплевываясь и не размыкая век:

– Все к деревьям! Все к деревьям! Быстро! Великие ишибы – держите территорию!

И… король снова не успел.

Раздался еще один взрыв, а потом еще и еще. Михаил застыл, разведя руки в стороны, словно пытаясь вместить как можно больше пространства, которое следует защищать, укрепляя ти. Глаза ничего не видели, но щуп лихорадочно шарил вокруг, натыкаясь на лежащие тела.

Вокруг короля остались шесть ишибов личной охраны. Они препятствовали изменениям ти, оберегая владыку Ранига и Круанта от ближайших взрывов. В эту минуту он в очередной раз пожалел, что его аб относительно слабый и не может держать под контролем большую площадь, на что способен аб полноценного великого ишиба.

Михаил начал медленно продвигаться в сторону, противоположную воде. Ему удалось слегка прочистить глаза и в скупом сумеречном свете перед его взором предстали трупы, раненые, скорчившееся на песке, и разбитый и брошенный скарб. Близкий взрыв снова чуть не сбил короля с ног. Наземные катапульты эльфов, видимо, тоже отличались поразительной дальностью и точностью. Михаил сначала подавил желание взлететь – штормовой ветер просто унес бы его неизвестно куда, но потом передумал и решился.

Король приказал своей охране присоединяться к остальным в лесополосе, а сам ухватился мощным щупом за ближайшее дерево и оторвался от земли. К чести воинов объединенной армии, все уже достигли места, где кончается песок и начинается земля, покрытая травой. Король не хотел бежать к своим войскам. Он отметил, как быстро Клеан и Аррал навели порядок в ошарашенных неожиданным нападением отрядах. Владыка Ранига и Круанта, взлетев на уровень верхушек секвой (а это добрых полсотни метров над землей), превозмогая ветер подтянулся щупом к кроне, и тут же ухватился за соседнее дерево. А потом – за следующее.

Михаил продвигался в воздухе причудливым способом – рывками. Его щуп работал как третья рука, которая была гораздо сильнее первых двух и уж определенно длиннее. Рывок, еще рывок и… деревья закончились. Король перескочил через прибрежную лесополосу, но снижаться не спешил, а завис на месте, 'ухватившись' за прочную ветку и борясь с ветром.

Внизу в тени ближайшего холма видимость была еще хуже, чем наверху, но все равно Михаил мгновенно уловил суть происходящего. Там напротив друг друга стояли два отряда. Точнее, стоял лишь один, а другой маневрировал, непрерывно перемещаясь и пытаясь 'кусануть' своего противника. Имисы Шенкера нападали на сплоченное подразделение эльфов, вооруженных амулетами, напоминающими ружья короля Ранига. Имисы были быстрее, но эльфы действовали слаженно. Еще бы – ровно в центре их отряда располагались пять небольших катапульт. Орудия непрерывно стреляли, стараясь помешать высадке на берег. По периметру обороняющихся лежало несколько трупов: как эльфов, так и имис, тех, которым посчастливилось добраться до врага, но заплатить за это жизнью.

Михаил не стал ждать, пока его заметят или пока к какой-либо из сторон подойдет подкрепление. Король моментально все рассчитал: и силу своего броска и скорость ветра и даже возможную встречу с холмом. Командующий объединенной армией подтянулся щупом поближе к дереву, а затем, отпустив ветку, совершил своеобразный целенаправленный прыжок.

Скорость полета была столь высока, что король с трудом погасил ее, приземляясь точно по центру обороняющихся эльфов. В стороны мгновенно пошла волна огня, обволакивая катапульты. Блеснула молния, а потом еще одна, но уже когда король снова находился в полете. Михаилу совсем не хотелось оказаться под ударом ружей-амулетов и он действовал быстро. Прыжок – удар – опять прыжок. Штормовой ветер охотно подхватил короля и понес по направлению к холму. На этот раз зацепиться было не за что и полет был вовсе неконтролируемым. Михаила бросало из стороны в сторону, разве что не разворачивая вверх-тормашками, но ему все же удалось увидеть результат своих действий: ряды эльфов смешались, а имис мгновенно перешли в наступление, сокрушая врага.

Король приземлился на пологий склон холма. Посадку нельзя было назвать удачной: на этот раз Михаил не успел погасить скорость и даже слегка ударился спиной. Но этим все ограничилось. Он поднялся и вернулся к своим, уже не успев принять участие в избиении эльфов и увидеть запоздалый выход великих ишибов из лесополосы под руководством Аррала.

Шенкер сделал все, как надо, в лучших традициях императорских имис. Уничтожил почти всех, кроме троих. Оставил их для допросов. И сейчас король шагал по местами выжженной траве, тщательно обходя трупы эльфов с пробитыми грудными клетками.

– Что будем делать, твое величество? – из-за деревьев показался принц. – Разобьем лагерь или подойдем к городу… на ночь глядя?

Уже в самом вопросе таился ответ. Король не хотел вести боевые действия в незнакомой местности. Лучше всего расставить посты, разослать разведчиков и дождаться утра. Потом составить карты, подумать и… отправить парламентеров. Михаил был сторонником традиций. Они делали его предсказуемым, а значит, укрепляли власть. Хороший монарх не может позволить себе метаться в разные стороны, пугая приближенных и превращая их в неврастеников. Нет, каждый подданный должен просыпаться с мыслью, что все в порядке, король на своем месте, король правит, король не готовит неприятные сюрпризы, потрясающие основы государства. Даже о новых важных законах Михаил предпочитал сообщать загодя и внимательно выслушивать мнение дворянства. Король чаще всего с дворянством не соглашался, закон принимал, несогласные разводили руками, но уже без надрыва. Была и другая причина. Отправка парламентеров к врагу, которого следовало уничтожить, казалась шагом ненужным. Но только на первый взгляд. Рядом с королем находились представители Фегрида и Уларата. Никто не знал, как сложится дальнейшая жизнь. Вдруг они окажутся противниками? Но тогда фегридские и уларатские полководцы будут уверены: король – человек обстоятельный, неукоснительно соблюдающий традиции, с ним нужно лишний раз поговорить, с ним можно иметь дело!

– Разобьем лагерь, – ответил король, недовольно оглядывая свой камзол, ставший грязным после столкновений с песком и холмом. – Только надо удостовериться, что повторения подобных атак не будет.

Армия быстро закончила разгрузку и отошла от берега, облюбовав для ночевки холм. Что ни говори, а наверх забросить гранаты труднее, чем вниз. Шатров не хватало, часть снаряжения все-таки пошла на дно, но король отдал свое временное жилище Мерету, а сам засел в штабе – большом прямоугольном темно-синем шатре. Ветер стих к ночи, и сейчас деревянные каркасы, обтянутые тканью, лишь слегка покачивались.

Михаил собирался провести совещание с военачальниками, но гонец от одной из групп разведчиков помешал этому намерению.

– Твое величество, – имис молодцевато отдал честь, стоя на пороге шатра, – мы задержали эльфа. Он – переговорщик. Просит сообщить, чтобы никаких военных действий этой ночью не предпринималось, а рано утром его начальство лично вступит в переговоры.

– Почему не предпринималось? – удивился король. – И они тоже не собираются ничего делать? Ну-ка, приведите эльфа сюда.

Задержанный все подтвердил. Эльфы обещали больше не предпринимать никаких шагов и надеялись, что нападавшие поступят так же. Утром последуют нормальные переговоры. Причин столь необычного поведения начальства посредник не знал.

– Ничего не понимаю, – сказал Михаил, когда переговорщика отпустили. – Они же только что нападали на нас со своими катапультами! Оставили сотню убитыми, но отходили организованно. Казалось бы – у них в руках инициатива. Они тут знают все, а мы ничего. Можно пытаться нас обстреливать ночью, совершать вылазки. Это ведь их последняя ночь такая – самая важная. Только завтра у нас будут карты.

– Обманывают, – предположил Клеан. – Усыпляют бдительность, а сами…, – принц сделал красноречивое движение рукой.

– Обманывают? – переспросил король. – Кого обманывают-то? Меня? Они – такие идиоты, что думают, что я – тоже идиот и снижу бдительность? Сомневаюсь! Нет, тут что-то другое…

– Готовят ловушку, – сказал Шенкер. – Утром мы в нее попадем.

– Но зачем просить нас не нападать? – пожал плечами Михаил. – Как нападение может помешать подготовке ловушки? А если ловушка у стен города, то почему они не попросили нас туда не подходить? Понимаешь, советник, это странно. Подходить туда можно, а нападать не нужно.

– Странно, – согласился Шенкер.

Король не мог угадать, что стояло за неожиданным предложением эльфов, и провел бессонную ночь, принимая донесения разведчиков. Постепенно характер местности вырисовывался, даже несмотря на темноту. В получасовом переходе от места ночевки армии располагались предместья столицы эльфов. Сам же город был чуть дальше, разведчики достигли его стен. Эльфы выполнили обещание и временное перемирие не нарушали. Даже когда пару раз разведчики столкнулись с патрулями, то разошлись вполне мирно. Михаил просто недоумевал.

Раннее утро выдалось свежим, прохладным с крупными каплями росы, почему-то больше всего полюбившими оружие молотобойцев. С первыми лучами солнца в лагере закипела жизнь. Король не собирался ждать, пока эльфы надумают прислать некое 'начальство' для переговоров. Командующий объединенной армией решил двигаться к вражеской столице.

Первыми из лагеря вышли имис. Их сопровождали несколько великих ишибов. Затем двинулись королевские гвардейцы с пушками и снаряжением, обыкновенные ишибы, снова великие ишибы с парящими тиррами над ними и, наконец, сам король в окружении иктернских элитных частей, собственной охраны и союзников-эльфов. Последних было не очень много: Михаил решил не испытывать судьбу и взять лишь нескольких. Иначе мало ли что? Вдруг взыграют родовые чувства и эльфы откажутся повиноваться собственному королю. В верность Мерета (подкрепленную выгодой и любовью к сестре) владыка Ранига верил, но этим доверчивость Михаила ограничивалась.

Командование было настороже: не только впереди армии, но и по бокам, а также сзади, шли группы разведчиков. Отряды эльфов встречались на пути следования, но в бой не вступали, держась на почтительном расстоянии. Войско прошло мимо аккуратных пустынных деревень с желтыми домиками, снабженными островерхими крышами, мимо крохотных полей, отделенных друг от друга широкими рощами, мимо брошенных повозок, безлошадных, но обладающих зубчатыми передачами и слабыми следами любопытных амулетов.

Стен столицы достигли быстро. Король даже расстроился, когда увидел эти стены. Высотой едва в три метра, они выглядели насмешкой над оборонительными сооружениями. Сторожевые башенки тоже недалеко ушли и больше напоминали теремки с узорчатыми крышами. Зато белые городские стены были сверху и снизу раскрашены причудливым желто-оранжевым орнаментом. Это все смотрелось очень красиво, но Михаил отдавал себе отчет, что прибыл не на экскурсию. Перед ним враг. Враг опасный и непредсказуемый, возомнивший себя вправе решать судьбы материковых государств и даже обладающий необходимой технической мощью, хоть и прячущийся за игрушечными стенами, которые еще никто не штурмовал.

– Что будем делать, твое величество? – Шенкер оглядывал столицу эльфов прищуренными глазами. Король знал, что советник начисто лишен чувства прекрасного и своим вопросом подразумевал одно из двух: 'будем нападать прямо сейчас?' или 'все-таки дождемся обещанных переговорщиков, интересно, что они скажут?'.

– Приготовимся, – хотел ответить Михаил, но замешкался, отвлекаясь.

Одновременно случились две вещи: над замершим городом в воздух поднялись несколько странных шаров тусклого металлического оттенка, а тонкие стены перепрыгнул или, скорее, перелетел человек.

Имис, стоявшие в первых рядах, сразу же всполошились. Среди эльфов не могло быть великих ишибов, а только они способны к полету. Офицеры и даже рядовые члены объединенной армии не были слепыми и понимали, что там, где есть один сверхмогущественный амулет, может оказаться и другой. Клеан и Шенкер тоже напряглись. Заместители командующего, наслушавшиеся легенд о Технократе, справедливо опасались, что за этими историями что-то стоит. Можно сказать, что из всей армии спокойствие сохранял лишь один Михаил. Он уже давно сделал свои выводы и об амулетах и о Технократе и теперь просто ждал, стараясь не смотреть на собственный светло-зеленый камзол, в который пришлось облачиться за неимением другого.

Король отметил, что короткий полет незнакомца был плавный, хорошо сбалансированный, в отличие от неровных попыток великих ишибов удержаться в воздухе. Владыка Ранига и Круанта распорядился, чтобы визитеру никто не мешал и ряды имис раздвинулись перед худощавым темноволосым человеком среднего роста, одетым в темно-коричневую одежду с черным шитьем. На шее незнакомца красовался на золотой цепочке массивный изумрудный кулон в форме вытянутой капли.

– На мне амулет, я не буду подходить близко, – просто сказал посетитель, когда прошел по живому коридору, образованному имис, и достиг 'тупика', где стояли два короля и заместители командующего.

– С кем имею честь? – спросил Михаил, с интересом рассматривая и узкое лицо незнакомца и кулон.

– Я – Тарреан, король острова, – ответил визитер таким тоном, словно сообщал о погоде.

Вздох пробежал по рядам объединенной армии. Большинство присутствующих принимало участие во многих сражениях, но никто не мог припомнить, чтобы правители вот так выходили на переговоры. Король Ранига и Круанта тоже мысленно поставил плюс своему оппоненту. Начало было необычным и интригующим.

– Я – король Нерман, командующий, – представился он. – А это король эльфов Мерет и мои заместители: советник тагга Шенкер и принц империи Клеан.

– Чрезвычайно рад встрече под стенами моей столицы, – с легкой ироничной улыбкой ответил Тарреан.

Эта улыбка показала Михаилу, что перед ним отнюдь не глупец и король тут же перешел к делу.

– Одну минуту, твое величество, – сказал он. – Прошу простить. Октейст, приведи кого-нибудь из пленных. Все равно кого. В разговоры с ним не вступай.

Лейтенант гвардии тут же отделился от группы приближенных, стоящих за спиной короля, и устремился вглубь войск, туда, где парили в воздухе тирры.

Михаил отдал распоряжени и умолк, пристально разглядывая собеседника. Тот молчал тоже, как и все присутствующие.

Октейст вскоре вернулся. Он тащил за собой Береанта, ухватившись за рукав камзола. Пленный эльф недоумевал, куда его тащат – гвардеец решил выполнить приказ короля буквально и даже не заговорил с ним.

– Кто это? – спросил Михаил, показывая на переговорщика, когда изумленный и испуганный Береант предстал перед публикой.

– Его величество король, – пробормотал пленный, согнувшись в поклоне сразу перед тремя монархами.

– Увести, – махнул рукой командующий и, обернувшись к Тарреану, сказал. – Еще раз прошу простить, но мы тут мало кого знаем.

– Мне бы хотелось, чтобы так оставалось и впредь, – со вздохом сказал король острова. – Признаться, я был огорчен и расстроен, когда узнал, что ваша высадка прошла успешно. Я бы сказал, что это катастрофа, господа. Катастрофа для вас и для нас. Мой визит сюда продиктован желанием избежать худшего.

– В военном деле всегда случаются катастрофы, – дипломатично ответил Михаил. – Но, как правило, односторонние.

– Эта двусторонняя, уж поверьте мне, – произнес Тарреан с таким видом, словно говорил о том, что все присутствующие здесь непременно умрут в самое ближайшее время. – Я наслышан о твоем величестве. Впечатлен. Меньше всего на свете мне бы хотелось повстречаться вот так с королем Ранига: армия против армии. Но, увы! Такова уж моя судьба. Утешает лишь одно: придется погибнуть в обществе выдающихся людей.

Командующий смотрел на собеседника, пытаясь понять, говорит ли тот серьезно и насколько. В конце концов решив, что Тарреан не шутит, осведомился:

– Что же это за опасность, угрожающая всем нам?

– Пока опасности нет, – ответил Тарреан. – Если я не подам сигнал (но подавать его не хочется – это чистой воды самоубийство). Или если войска твоего величества не ворвутся в город. Я далек от мысли, что вы пройдете по улицам так, чтобы ничего не повредить. Поэтому и заключил с вами договор о ночном перемирии. Надеялся поговорить утром и воззвать к голосу разума.

Михаил помедлил с ответом. Он внимательно посмотрел на собеседника, потом перевел взгляд на летающие над стенами на фоне яркого голубого неба тусклые шары, затем снова посмотрел на короля, в этот раз – на зеленый кулон.

– Твое величество хочет поговорить наедине? – спросил командующий.

– В этом моя цель, – вежливо ответил Тарреан. – Признаться, я правлю всего десяток лет, и мне не хотелось бы заканчивать свое правление столь печальным образом. Мне кажется, что я – самый несчастливый из всех эльфийских королей.

– Прошу в штаб, – ответил Михаил. – Нам там никто не помешает.

– Не сомневаюсь, – почему-то усмехнулся Тарреан.

Синий штабной шатер был уже поставлен, но вдали от городских стен. Командующий быстро направился туда, эльф не отставал и не приближался. Когда владыка Ранига и Круанта достиг входа, то собственноручно придержал полог. Тарреан же сделал знак, чтобы собеседник проходил вглубь, а сам снял с себя кулон и положил у шатра прямо на землю.

– У вас тут столько амулетов, что голова идет кругом, – пояснил король острова. – Они мне не кажутся особенно надежными и совершенными, да простит твое величество за откровенность. Я оставлю свой амулет, чтобы ничего не случилось. Очень советую к нему не прикасаться и вообще держаться от него подальше. Брать его может только законный король.

– Польщен доверием, – произнес Михаил, отдавая себе отчет, что собеседник отказался от защиты. Но владыка Ранига и Круанта был слегка озадачен – никто еще не называл его амулеты ненадежными и несовершенными.

Оба короля расположились в штабе за узким раскладным столом. Тарреан задумчиво молчал, а его собеседник просто ждал, облокотившись на почти белую поверхность стола.

– Я хочу сразу предупредить твое величество, что чем меньше людей будут знать о нашем разговоре, тем лучше, – наконец начал король острова. – Понимаю, что придется сообщить императорам, а также представителям Уларата и Фегрида, но лучше ими ограничиться. Все, кто услышит об этом, умрут. Я не знаю, когда это случится, но обязательно умрут, может быть даже очень скоро. Что бы не думал твое величество, мне совсем не нравится истреблять страны и народы. Даже решение об уничтожении уларатского города я принял после колебаний под давлением долга и необходимости. Если же содержание нашего разговора станет известно неконтролируемо большому числу людей, то умрут они все. Государства обезлюдят и на место местных жителей придут другие.

Брови Михаила приподнялись. Сегодня определенно был день любопытнейших новостей. Король, конечно, допускал, что рискует своей жизнью и жизнями всех солдат армии, но дело представлялось даже более глобальным, чем он полагал вначале.

– Твое величество намекнул, что опасность угрожает не только нам, но и вам, – заметил Михаил, в глубине души находя даже примечательным, что сидит за одним столом с тем, кого еще совсем недавно собирался уничтожить без всякой пощады, и выслушивает странные прогнозы.

– Опасность угрожает не всем эльфам, а мне лично, – поправил Тарреан. – Если точнее, мне и моим приближенным. Но они слепо выполняли приказ, так что не могу сказать точно об их судьбе. Что до меня, то я совершил несколько грубых ошибок и пошел, как минимум, на одно непростительное нарушение – изолировал тех, кто, кроме меня, имеет право подавать сигнал. Но нарушение можно не учитывать: дважды мертв не будешь.

– А нельзя ли начать рассказ сначала? – спросил Михаил. – Если уж нам все равно придется умереть, то какая разница?

– Можно и сначала, но есть вещи похуже смерти, твое величество, – со вздохом ответил Тарреан. – Поэтому рассказ не получится полным. Тут дело вот в чем. Все мои действия сейчас можно назвать ошибочными, непрофессиональными, эгоистичными, направленными на сохранение власти и обусловленные желанием сохранить жизнь. У нас это карается смертью и всего только смертью, потому что о предательстве речь не идет. Предательство – гораздо худшее преступление, определяемое как раскрытие информации о… твое величество уже догадывается о ком. Увы, но мне придется быть сдержанным. Я скажу лишь то, что общеизвестно, без всяких подробностей, но и без лжи. Согласен ли твое величество на такой разговор или предоставим событиям развиваться своим путем?

В голове Михаила разные версии сменяли друг друга со скоростью молнии. Король даже почти не волновался, было не до того – он думал. Его пальцы чертили круги на столе. Эльф раздумьям не мешал. Он сидел с бесстрастным выражением лица и только время от времени его глаза тревожно поблескивали.

– Сначала поговорим, – произнес Михаил, решив, что перейти к активным действиям никогда не поздно.


Глава 26. Высадка | Технократ | Глава 28. Возвращение