home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Иллюстрация

ОТРЫВОК ИЗ ТОК-ШОУ «ВОПРОС РЕБРОМ»

Ведущий: Мы выслушали мнение зала. А теперь обратимся к приглашенному эксперту. Напоминаю, что перед вами доктор социальных наук Анастасия Кузьмичева. Итак, Анастасия Дмитриевна, правда ли, что у агнцев больше шансов быть потребленными?

Анастасия Кузьмичева: Здесь уже несколько минут говорят об агнцах, я знаю общеупотребительный смысл слова, но мне хотелось бы услышать, что конкретно сейчас вкладывается в это понятие.

Ведущий: Ну… (неловко смеется, трет лоб) агнец — это такой очень хороший человек.

А. К. (улыбаясь): А что такое «хороший человек», Леонид? Кто-нибудь в зале готов исчерпывающе объяснить, что такое хороший человек, по какому признаку мы можем четко определить, кто хороший, а кто плохой?

Женщина в первом ряду. Альтруист. И «А» из-за этого.

А. К.: Альтруист — это человек, которому приятно помогать другим. Он делает то, что ему приятно. Так?

Ведущий: То есть хороший человек — это человек, которому приятно помогать другим.

А. К.: Но разве человек, который помогает другим, несмотря на то что это ему неприятно, не лучше?

Ведущий не находится, что ответить, зал смущенно перешептывается, но никто не нажимает кнопку громкой связи.

А. К.: То есть на самом деле нам не важно, приятно кому-то нам помогать или нет, нам важно, что в условиях выбора — защищать свои интересы или наши — этот человек предпочтет защищать наши. Но разве мы не воспринимаем детей как априорно хороших людей, несмотря на то что дети — на удивление эгоистичные создания?

Ведущий: Ну-у… они реже делают зло нарочно.

А. К: Да, и это тоже верно: преднамеренность идет в счет. Вернемся к нашим агнцам. А-индекс — это индекс альтруизма. На самом деле тот, кто помогает другим через не могу, — еще больший альтруист, чем тот, кому приятно. И на него чаще можно положиться. И агнцами мы называем, как правило, таких — потому что переступить через себя, когда на кону здоровье или жизнь, такой человек сможет вернее, чем альтруист, руководствующийся соображениями приятства. А-индекс с некоторой погрешностью определяется при помощи психологических тестов. Он довольно низок у маленьких детей, повышается с развитием эмпатии, часто довольно высок в подростковом возрасте и обычно стабилизируется на чуть более низком уровне с наступлением зрелости. И действительно, люди с высоким А-индексом воспринимаются окружающими как очень хорошие люди. Теперь разберемся с самим термином «агнец». Прямое значение этого слова — ягненок или козленок до года; невинное, беленькое, пушистое создание. Однако в верованиях древних иудеев кровью именно этого создания смывались их прегрешения. Предки были жестокими людьми: чтобы жил грешный человек, должен умереть невинный детеныш. Вот у меня в руках книга, я принесла ее на передачу специально. Это Библия, старинное, еще доповоротное издание. Сейчас я прочитаю из книги Исхода: «Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец или от коз, и пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером, и пусть возьмут от крови (его) и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его. А Я в сию самую ночь пройду по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота».

Ведущий: Вы хотите сказать, что эта запись отражает реальное событие, имеющее отношение к обсуждаемой теме?

А. К. (улыбается): Ну, сами подумайте, как это еще понимать?

Мужнина из второго или третьего ряда, одет в повседневную одежду диакона «Церкви Воскрешения»: Мы все знаем, что в древние времена люди представляли себе Бога жестоким и мстительным существом. На самом деле, конечно же, Бог есть любовь — а значит, ничего описанного быть не могло.

А. К: Но евреи жили в Египте. И египтяне с ними воевали потом. Иногда с успехом, большей частью — нет. А Библия рассказывает, как маленький народ ушел из великой империи, разгромив ее войско. Вот таким странным способом ушел. Они зарезали агнцев и съели — а по всей стране умерли первенцы. Не только дети — просто первенцы. И потом погибла армия.

Мужчина из зала: Это следует понимать аллегорически.

А. К: Согласитесь, аллегория тут несколько грешит предметностью, а инфекционное заболевание, поражающее исключительно первенцев, науке неизвестно. Но это не важно, важно, из какой среды, из каких мифологических пластов был поднят сам термин «агнец». Древнее, архетипическое представление о том, что, чтобы получить что-то у мира, нужно что-то отдать. Самое лучшее. Чистое. Незапятнанное. Неиспорченное. И чем совершеннее жертва, тем больше мир отдаст в ответ. Ассоциация «а» и «агнец» — это исключительно местное, русскоязычное явление. Сам термин пришел из другой страны и был изначально англоязычным, lamb. И люди в той стране мыслят именно этими категориями (стучит ногтем по переплету книжки). Именно они создатели легенды о том, что агнцы — жертвы, приносимые нами якобы ради собственного спасения и избавления от бед.

Ведущий: Э-э-э… мы, кажется, немного отвлеклись.

А. К.: Напротив. Мы вплотную подошли к главному: к представлению о высоких господах как о существах мифологических. Трудно, очень трудно признавать себя предыдущей ступенью эволюции. Гораздо приятнее для самолюбия — создать этакую городскую легенду о том, что якобы высокие господа являются существами иного порядка и что Договор Сантаны — это нечто вроде жертвоприношения Авраама. Но это именно суеверие. Перестройка организма по методу Сантаны — это сложный биопсихический процесс, которому совершенно все равно, украла ли Клара у Карла кларнет или нет. Он позволяет носителю видеть мотивы, эмоции, общую направленность личности, но соображения человеческой этики для него ничего не значат. В результате самый высокий шанс пойти в пищу — у тех, кто выводит себя за пределы социума. Потому что симбионт не разбирается в этике, зато в ней разбираемся мы с вами. Высокие господа стоят выше нас, но они в значительной мере люди. Им зачастую приятно и комфортно чувствовать себя еще и санитарами леса. Приносить дополнительную пользу. Ведь в отличие от человеческого правосудия они просто не могут ошибиться. (Взгляд в зал.) У агнцев — при всей их притягательности — шанс много меньше, хотя и несколько выше среднего. (Пауза. Улыбка.) Они чаще предлагают себя. Вот это — правда.

Вопрос из зала: Госпожа Кузьмичева, а если вам предложат инициацию, вы согласитесь?

А. К. (улыбаясь): Можно обойтись без условного наклонения. Мне предложили. Я согласилась. Это будет еще не завтра, подготовка — дело сложное, но…

Ведущий: Госпожа Кузьмичева, в свете этого, не могли бы вы сказать, каков ваш А-индекс?

А. К.: До недавнего времени — 75. Я агнец. Нижняя граница.

Ведущий: Наше время подходит к концу. Госпожа Кузьмичева, хотели бы вы что-то сказать залу?

А. К.: Да. (Серьезно.) Даже самая неприятная реальность не вредит нам так, как миф. Я знаю множество людей, которые боятся следовать своим лучшим импульсам из страха быть потребленными. Калечат себя. Калечат своих детей. И все это… только чтобы не признать, что старшие — естественная элита. Да, естественная. Но они тоже несовершенны. Они следующая ступень эволюции, но пока страшно неуклюжая, неотработанная, с очень низким КПД. Как первые колесные пароходы. Можно бояться за свою жизнь, но не стоит бояться их самих — кто знает, на кого уже они будут смотреть с суеверным страхом лет через двести-триста? Может быть, на ваших детей.


* * * | Партизаны Луны | Глава 2 INTO THE WEST