home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Интермедия

POISON OF CHOICE[61]

Очнулся он в медпункте, на койке. Узнал помещение скорее по запаху — перед глазами все плыло. Кажется, цел. На запястье — браслет капельницы, в горле — злючка-колючка еж со своей приятельницей черепахой (уже после того, как ей распустили шнурки на панцире). Различались визитеры по форме и длительности боли — вот здесь иголки, а тут — вставшая дыбом чешуя. В голове же наблюдалась неприличная каша. Вчера… Вчера? Да, определенно как минимум вчера у него должен был быть зачет по медикаментозному допросу. Но зачета он не помнил. И допроса не помнил. А аллергии на сыворотку правды у него пока не было.

Он оторвал голову от подушки, заставил глаза смотреть в одну сторону — и немедленно увидел, что дверь в его отсек открыта, а на пороге стоит Виталий Семенович Гефтер, который и должен был у него вчера — или позавчера? — принимать зачет.

Поздороваться вышло со второго раза. Еж размножился. Встать не получилось бы вообще, поэтому Габриэлян и не пробовал.

— Лежите, курсант, — сказал Гефтер и присел на стул рядом с кроватью.

«Все страньше и страньше, — подумал курсант Габриэлян. — „Вы“. Это что же я такое учудил?»

Гефтер достал планшетку, открыл — судя по паузе — какой-то довольно большой файл, нашел нужное место, ткнул пером.

А за ней летят скакуны,

гривы по ветру взметены,

и на каждом — дева-джигит,

повторенный образ луны, —

сказал из планшетки очень хриплый голос Габриэляна.

— Что это? — спросил Гефтер.

— «Кырек Кыз», «Сорок девушек». Каракалпакский эпос.

— А это?

Попыхивал морозец хватский,

морскую трубочку куря,

попахивало на Сенатской…

— «Струфиан», поэма, двадцатый век. С-самойлов.

— А это?

Czemu, Cieniu, odjeidzasz, rece zlamawszy na pancerz,

Przy pochodniach, со skrami graja okolo twych kolan? —

Miecz wawrzynem zielony i gromnic plakaniem dzis polan;

Rwie sie sokol i kon twoj podrywa stope jak tancerz.[62]

— Норвид, — ox у меня и произношение… — «Памяти Бема».

— А это?

— Лонгфелло…. Фрост… Хенли… Е-если не секрет, когда я перешел на английский?

Гефтер улыбнулся.

— Когда к медикаментам добавили физическое воздействие.

Габриэлян дернул головой. Никаких последствий оного воздействия он не ощущал. Вернее, болело везде, но форсированный допрос — это не та вещь, которую можно пропустить.

— Обычно, — сказал Гефтер, — в комбинации с сывороткой много и не нужно. Дело в том, что вам сразу ввели двойную для вашего веса дозу. Чтобы посмотреть, как вы себя поведете.

— И сколько я читал стихи?

Значит, фауна в горле — это голосовые связки.

— Тридцать шесть часов, потом мы вас усыпили. Мы сначала решили, что это обычная оборона — строчки по ключевым словам. Но, как правило, это все-таки один текст. И потом, вы очень быстро перестали обращать внимание на вопросы… в какой бы форме их ни задавали. А как это видели вы?

Гефтер смотрел на монитор над кроватью.

— Просто не помню, Виталий Семенович, — прохрипел Габриэлян. — Помню только ощущение, что меня нет. Совершенно.

— Ну и ладно, — сказал преподаватель. — Реакция парадоксальная, но она у вас и на алкоголь парадоксальная. Главное, в нужную сторону.

Зачет по медикаментозному допросу не предусматривал молчания. Требовалось всего лишь продержаться сутки. Тридцать шесть часов — это очень неплохо. Это, при случае, даст хорошую фору.

— Надо будет потом проверить, стабильна ли она у вас. Отдыхайте.

Скрип обуви, стук двери…

Конечно, он солгал Гефтеру. Кое-что он помнил. Его самого не было нигде, это да. Но мир тоже рассыпался. Его срочно нужно было оформить, структурировать, соединить. Не дать превратиться в бессмыслицу. «Неприятный бред, — подумал Габриэлян. — Слишком характерный. Слишком много выдает — а им совсем, совсем незачем знать, человеком какой эпохи я себя ощущаю. Надо что-то придумывать».


* * * | Партизаны Луны | Иллюстрация ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ «ВО ИМЯ ЖЕЛТОГО ФЛАГА», НЕ ДОЧИТАННОЙ АНТОНОМ В ПОЕЗДЕ